Берсенева Маргарита Павловна: другие произведения.

Медальон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   МЕДАЛЬОН
  
   ОТКРЫВАЮЩАЯ ПУТИ.
  
   Это был конец.
   Всех, кто мог держать оружие в руках, она отправляла на помощь защитникам замка, женщин отослала по домам. Сейчас они вдвоем с дочерью переносили в эту тайную комнату все самое ценное для нее: магические книги, документы, реликвии и артефакты.
   Кольцо на руке сияло, давая надежду, но вдруг оно вспыхнуло ярким светом и стало медленно тускнеть.
   Король был мертв.
   Хотелось зарыдать, но она сказала себе - потом. Нужно было спасать дочь.
   Она сдернула покрывало с зеркала, сделала открывающее движение. В зеркале появилось отражение. Но это не было отражение их комнаты. Затем она открыла маленький ларец и достала амулет. Это был простой гладкий медальон на тонкой цепочке. Надев медальон дочери на шею, она сказала:
   -- Ты знаешь, что это такое, и как этим пользоваться, - затем повернула ее к зеркалу и сказала - все, Нелл, иди!
   -- А ты, мама?
   -- Мне нельзя, я только открываю пути в другой мир, доступа в него у меня нет. Поспеши, мне еще надо много успеть.
   -- А обратно я могу попасть?
   -- Не через это зеркало, и если найдется другой Открывающий.
   Взглянув с отчаянием на мать, девушка шагнула в зеркало и пропала
   Королева вышла из комнаты, проговорила запирающее заклинание, и тотчас же вход в тайную комнату исчез, перед нею была каменная стена. Королева шла по темному коридору, освещенному только слабым сиянием магического фонарика, и перед ней расступались стены. Пройдя коридор до конца, она махнула рукой, и сводчатый потолок обрушился.
   Доступа к магическим артефактам больше не было.
   По узкой винтовой лестнице она поднялась в башенку и прислушалась. В наступающей темноте слышны были звуки затухающей битвы: лязг оружия, стоны раненых, яростные крики сражающихся.
   Она больше ничем не могла помочь.
   Когда звуки битвы окончательно стихли, была уже ночь. Слышно было, как по замку рыщут наглые мародеры, смеясь и переговариваясь и все ближе подбираясь к башне.
   Королева взмахнула руками, произнося проклятие своим врагам, и шагнула с узкой площадки в пустоту.
   Невидимая в черноте ночи, черная птица сделала прощальный круг над замком и полетела на север, где был ее родной дом.
  
  
   ОТЕЦ ПТИЦ
  
   Среди неприступных гор на севере, защищенная от холодных ветров, лежала маленькая долина. Вся она была превращена в цветущий сад. И среди этого сада стоял дом ее детства. Он был мил, уютен и приветлив. Светлые стены, большие окна, широкие лестницы. И везде были цветы. Они увивали колонны, обрамляли окна, свешивались с карнизов и балконов. Сбегающий с гор ручей заполнял небольшое чистое озеро, переливался через край и водопадом рушился в речку, которая пробила себе дорогу среди гор.
   Здесь было царство птиц. Они звенели, чирикали, свистели, щебетали. Они перелетали с
   ветки на ветку, прыгали по дорожке, садились на окна и ступеньки.
   По лестнице спускалась женщина. Она посмотрела на прибывшую:
   --А вот и королева явилась!
   Та хмуро посмотрела на мать:
   -- Явилась, мама, и больше я не королева. Мой король погиб, моя семья в изгнании, мой дом захвачен врагами.
   -- Прости, Эстер.
   Женщины прошли в дом.
   --Как твои дети?
   -- Сын учится магии. С ним пока все в порядке, никто не знает, где он.
   С дочерью хуже. Удалось в самый последний момент переправить ее в тот мир. Она хоть и сильная ведьма, но владеет только целительской магией, себя она защитить не может. Для защиты у нее есть амулет. С его помощью я могу чувствовать, видеть и слышать ее. Еще амулет может переместить ее в другое место. И это все. Я боюсь за нее
   --Что ты задумала? - спросила старшая.
   -- Полечу к Озеру Духов к деду.
   -- Возвращайся, Эстер, здесь твой дом.
   Эстер вышла в сад, снова превратилась в птицу и стала набирать высоту. Ей предстояло подняться к самым высоким вершинам, где в горной хижине жил старый Грегор - Отец Птиц и ее дед
   Дед встретил ее на пороге хижины.
   -- Зачем ты пришла, женщина?
   -- Мне необходима помощь. Хочу получить Знание и Силу.
   -- Зачем тебе Сила?
   -- Отомстить за моего мужа, и защитить своих детей. Хочу уничтожить Зло, которое подошло слишком близко.
   И Эстер рассказала деду, как они год за годом отбивались от войск Фредерика, брата короля, как слабело их государство от непрерывных войн, как теряли они земли и, наконец, враги подошли к самым стенам их столицы.
   Как пришлось ей расстаться с детьми.
   Как погиб ее король.
   -- Я даже не смогла его похоронить, только рассыпала магией его тело в прах, чтобы враги не надругались над ним.
   -- Что тело? Тело - это только одежда для души. Я знал, что он погиб. Все души близких мне людей прилетают сюда, я превращаю их в птиц, и они живут в саду твоей матери, пока не придет время вернуться на землю.
   -- А мы сможем снова быть вместе?
   -- Да. Но для этого сначала нужно умереть.
   Они пошли в пещеру к Озеру Духов. Оно бурлило и клокотало. Над озером была расщелина. В полдень сюда заглядывало солнце, ночью были видны звезды.
   Эстер сняла все свои украшения и опустила их в воду.
   -- Духи Озера, прошу о помощи.
   -- Иди к нам, женщина! - услышала она.
   И Эстер вошла в воду.
  
   ЦЕЛИТЕЛЬНИЦА.
  
   Переступив через раму зеркала, Нелл оказалась в большой комнате. Слабый свет давали только тлеющие угли в очаге. За открытыми окнами слышны были звуки летней ночи.
   Похоже на постоялый двор, подумала Нелл
   Вдруг послышались приближающиеся конское ржание, скрип колес и мужские голоса.
   Вскоре появились люди, зажгли свечи, занесли на руках раненого.
   Пахло кровью и опасностью.
   Нелл отошла в темный угол
   --Сюда заносите, здесь места больше.
   -- Как это случилось?
   -- Разбойники напали. Мы их всех положили, никто не ушел, а вот графа серьезно ранили.
   ,. Кладите на стол, надо бы осмотреть рану.
   --Нужно лекаря позвать.
   --Да какой уж лекарь в этой дыре.
   И тут все заметили Нелл, которая вышла из своего укрытия и с решительным видом заворачивала рукава.
   -- Кто ты, дитя?
   Нелл обиделась. Хоть из-за маленького роста, она и была похожа на ребенка, свой талант ценила высоко.
   -- Я целительница. И, по-моему, для меня здесь есть работа.
   -- Чудеса! Стоило только вспомнить о лекаре, как он тут, как тут, - насмешливо произнес кто-то, однако все расступились, пропуская ее к раненому.
   -- Мне нужны еще свечи, горячая вода, крепкое вино и чистые тряпки, сказала она открывая свою лекарскую сумку..
   И Нелл принялась за привычное дело: осмотреть рану, промыть, зашить, наложить мазь, перебинтовать, прошептать исцеляющее заклинание, влить в питье укрепляющие капли. Она спокойно отдавала распоряжения, и ей помогали: раздели раненого, поворачивали его, приносили всё необходимое.
   Все было сделано, как всегда, безукоризненно.
   У нее был большой опыт. Пока дома шла война, ей не раз приходилось оказывать помощь, спасать, а иногда просто вытаскивать с того света раненых и увечных. Она была сильной целительницей.
   Нелл с вызовом оглядела присутствующих.
   Мужчины уважительно помолчали.
   -- Может, госпожа целительница и мою рану посмотрит? - спросил вкрадчивым голосом
   один из них.
   И снова она промывала рану, зашивала, накладывала мазь, бинтовала плечо, шептала заклинание.
   Ночью её разбудил хозяин постоялого двора.
   -- Простите, госпожа целительница, там раненому хуже стало.
   Раненый почти не дышал.
   Нелл положила руку ему на сердце, и, закрыв глаза, шептала:
   -- Живи, заклинаю тебя. Я отдаю тебе своё дыхание, свою силу, свою кровь. Призываю тебя к жизни!
   Коснулась своими горячими губами его холодеющих уст и выдыхала ему в рот свою силу и здоровье.
   И немеющие губы шевельнулись, отвечая на поцелуй.
   Нелл отодвинулась и впервые посмотрела на раненого, как на мужчину. Нежно провела пальцем по прямым бровям, обвела гордые губы, погладила впалые щеки.
   Мужчина открыл глаза и смотрел на неё серьезно.
   -- Кто ты? - спросил он.
   -- Я Нелл, а ты спи, тебе надо сил набираться.
   -- Ты не уйдешь?
   -- Не уйду, обещаю.
   Так встретились Маркус Блеквуд и Анелия Абигайл.
   А потом была любовь и было счастье.
   А потом война и разлука.
   В маленьком домике на краю деревушки большой суровый мужчина прощался со своей теперь уже женой, своей ненаглядной маленькой Нелл.
   -- Я вернусь, непременно вернусь! Ты только не исчезай, дождись меня.
  
   ЧЕРНЫЙ КОЛДУН
  
   Графиня Гортензия, мать Маркуса, была вне себя.
   Она очень гордилась своими знатными предками, и присматривала сыну невесту такого же высокого происхождения.
   Своеволие сына бесило её. Она и сама не могла понять, почему тихая, симпатичная девушка, с хорошими манерами и покладистым характером так её раздражает
   -- Нашел какую-то бродяжку, ни рода, ни племени, - ворчала она, - ведьма она ведьма и есть. Наверное, опоила его, совсем голову потерял. Ну, ничего, справимся и с ведьмой!
   И она пошла в свой кабинет, где стояло большое зеркало.
   Зеркало это досталось графине от прабабки, та имела кое-какие магические способности, и иногда колдовала для собственного удовольствия. Гортензия с большим увлечением
   изучала прабабкины записи и магические книги и иногда даже пробовала заклинания попроще: от зубной боли, поиска потерянных вещей, заклинание правды и т д.
   Сейчас она хотела попробовать заклинание отворота.
   Графиня достала из сундука ларец, открыла его ключом, который всегда носила при себе, и вынула старинную книгу в кожаном переплете, украшенном цветными камнями
   Она села перед зеркалом, зажгла свечи, расставила их, как предписывал ритуал, нашла нужное место в книге и стала читать заклинание.
   Но только она прошептала имя Нелл, как из зеркала вырвался черный вихрь, смешал все предметы в комнате и предстал перед графиней высоким мужчиной мрачной наружности.
   -- Где она? Где Нелл?
   -- Она Вам нужна?
   -- Необходима!
   -- А мне - нет! И я хочу, чтобы духу ее не было рядом с моим сыном. Её судьба меня не волнует. Забирайте её и увозите подальше.
   Графиня вызвала слугу и приказала проводить незнакомца к деревенской знахарке.
   И с этого дня бедную Нелл носило по стране, как сухой листок. Нигде не могла она быть уверена в своей безопасности. Везде рано или поздно настигал её Черный Колдун. Только амулет спасал её, отодвигая на время её страхи.
   И боялась она не за себя.
  
   МАДЛЕН
  
   -- Джон, Джон, проснись!,
   Мужчина открыл глаза. На лице жены была тревога и боль.
   -- Я рожаю, Джон. Съезди за повитухой, что-то мне страшно за ребенка. Поспеши, дорогой!
   Лошадь бежала охотно. Джон быстро добрался до села, но повитуху не застал. Кто-то
   вызвал её еще ночью, и соседи не могли сказать, куда именно. Нужно было возвращаться, оставлять жену одну в такой момент было нельзя.
   На обратной дороге он нагнал молодую женщину в потрепанной и запыленной одежде. Та брела по обочине и, видно было, что из последних сил.
   -- Садитесь, барышня, - предложил Джон,- подвезу хоть немного. Жена у меня рожает, а то отвез бы вас, куда надо. Вот, ездил за повитухой и всё зря. А у жены что-то пошло не так.
   Незнакомка повернула к нему усталое лицо и неожиданно сказала:
   -- Я целительница. Если доверитесь, смогу помочь вашей жене.
   Когда они приехали, дома твворился ад кромешный. Жена каталась по полу от боли и страха, её мучительные крики приводили Джона в ужас. Не зная, чем помочь жене,
   он метался по дому, хватаясь то за одно, то за другое. Его спутница склонилась над
   роженицей, спокойно положила руку ей на лоб, и та притихла, отдыхая после приступа схваток.
   -- Успокойтесь и перенесите жену на кровать, - приказала она.
   Было видно, что незнакомка знает свое дело. Она отдавала спокойные распоряжения тихим голосом, и Джон грел воду, подавал чистое бельё, поил жену в перерывах между схватками, говорил ей ласковые слова, держал, как показывала незнакомка, словом, был при деле. Наконец, в последнем мучительном усилии роженицы появился ребенок, он был принят ласковыми и умелыми руками, вымыт, завернут в чистое полотно и вручен матери.
   -- Поздравляю, у вас сын, - тихо сказала женщина, разогнулась, улыбаясь, и тут же снова согнулась от боли.
   -- Что с вами, милая? - испугался Джон.
   -- Ну вот, а теперь я рожаю.
   Джон вдруг понял: то, что он принял за полноту, было животом беременной женщиныв.
   И снова Джон грел воду, менял бельё, ласково успокаивал незнакомку, и, когда появился ребенок, скомандовал:
   -- Молли, помогай!
   И уже Молли обмывала и заворачивала новорожденное дитя и вкладывала в руки матери.
   Та открыла затуманенные глаза.
   -- Кто?
   - У вас девочка, и такая красавица!
   -- Мадлен, - шепнула женщина и закрыла глаза.
   Она умерла, как уснула, прекрасная и печальная, отдав двум этим детям последние силы, израсходовав последние искры жизни.
   Джон и Молли не нашли в вещах незнакомки ничего, что могло бы указать на её прошлую жизнь, на её происхождение. Только детские вещички и немного денег. Джон снял с её
   шеи медальон на золотой цепочке, внутри обнаружился портрет красивой женщины с пышными волосами и грустной улыбкой.
   Незнакомку похоронили на семейном кладбище, и, когда соседи спрашивали у Молли, кто эта женщина, она отвечала - моя сестра. Ибо именно так она чувствовала. На памятнике вырезали имя сестры Молли, умершей в младенчестве: Сара Мей.
   Джон и Молли, не сговариваясь, решили принять новорожденную девочку в свою семью.
   Так на ферме "Дубовая роща" появились Саймон и Мадлен, Сэм и Мэдди, брат и сестра.
  
  
   ЯСНОВИДЯЩАЯ
  
   Вечер был ненастный, холодный порывистый ветер с мелким дождем и жесткими крупинками первого снега заставлял плотнее кутаться в плащ и мечтать об отдыхе под любой кровлей, лишь бы у огня, лишь бы с кружкой горячего грога.
   -- Похоже, приятель, мы заблудились. Ну что же, теперь твоя очередь выбирать дорогу.
   Высокий всадник ослабил поводья, полагаясь на чутьё коня. Умное животное насмешливо фыркнуло, сначала замедлило шаг, а потом уверенно свернуло на невидимую во тьме тропу.
   Вскоре всадник почувствовал запах дыма, а затем услышал и собачий лай.
   -- Спасибо, дружище! - и конь горделиво вскинул голову.
   Ему открыли ворота, приняли коня, пригласили в дом. Дом был старый, потемневший от времени, но внутри было тепло, уютно, горели дрова в камине, приятно пахло травами.
   Хозяйка, нестарая еще женщина с гладкими волосами и темным лицом, принесла ему поесть, налила какого-то горячего питья и уселась за столом напротив.
   Он принялся за еду, время от времени поглядывая на хозяйку.
   -- Не боишься меня?
   -- Не боюсь. В тебе нет зла, хоть ты оскорблен и растерян.
   -- Растерян? Что,так заметно?
   -- Ты думаешь, что женщина, которая была дорога тебе, предала тебя. Но это не так.
   -- Ты знаешь, кто я?
   -- Я не знаю твоего имени, господин, но я вижу твою печаль. Вот уже восемь лет ты тоскуешь о женщине, с которой был тайно повенчан.
   -- Она сама оставила меня, ушла к другому.
   -- Нет, господин. Между вами не было мужчины, между вами женщина. Могущественная женщина.
   -- И ты знаешь, кто она?
   -- Я вижу её лицо. И это всё.
   -- И какое же оно?
   -- Гордое, даже высокомерное. Серые глаза, прямой нос, родинка на виске.
   -- А моя жена, ты знаешь, где она?
   -- Её больше нет, господин. Я вижу дом с красными ставнями на холме, внизу под холмом большая река. За домом под тремя дубами маленькое кладбище. Она там, господин, и она тебя зовёт. Ты должен найти этот дом. Только будь осторожен, не приведи в дом врага.
   -- Почему ты мне всё это говоришь?
   -- Это моё предназначение, и, когда оно требует, я должна ему следовать. Такая моя судьба. Я ясновидящая.
   Он не спал всю ночь, этот гордый могущественный человек, горюя о своей возлюбленной, милой кроткой жене, маленькой колдунье, своей Нелл. Он вспоминал её личико, её нежный голосок, её смешные словечки, забавные фантазии. Вспоминал, как они думали о будущей жизни, мечтали о детях, выбирали имена.
   Лежа в постели, он смотрел в ночной мрак за окном такими же мрачными глазами и думал о тех, кто разрушил его жизнь.
   Утром, позавтракав, он протянул хозяйке кошелек с золотом.
   -- Мне нельзя брать деньги, господин, иначе мой дар покинет меня, - отказалась та.
   -- Тогда возьми за стол и ночлег, - и он решительно вышел за дверь.
   Сэр Маркус Льюис граф Блэквуд теперь знал, что он должен сделать.
  
   ПОИСКИ
  
   Вернувшись домой, граф сразу пошел в домик, где жила его старая няня. Тепло поздоровался с суровой старухой, расцеловал её в обе щеки, спросил:
   -- Ты знала, что я женился?
   -- Знала, да.
   -- И знала на ком? От кого?
   -- Госпожа графиня говорила.
   -- Я не стану спрашивать, какое участие приняла во всем этом моя мать, если ты немедленно поедешь в ту деревню, где жила Нелл, и постараешься вызнать все, что касается исчезновения девушки.
   -- Но ведь все говорят, что она сбежала с торговцем лесом. И ты сам так думал.
   -- Больше не думаю. Мы обвенчались, и я вскоре уехал на войну. Я оставил её одну без помощи и защиты. Её могли запугать, похитить, наконец, убить. Поезжай и узнай все, что там случилось. Дома никому ни слова.
   Затем Маркус разослал по всей стране, верных людей, наказав искать дом с красными ставнями на вершине холма вблизи большой реки. И чтобы рядом с домом росли дубы.
   Он дал им приметы Нелл, и велел узнавать во всех придорожных заведениях, не слыхал
   ли кто о такой замечательной знахарке, что умеет лечить от всех болезней.
   Через несколько дней вернулась няня.
   Она рассказала, что жители деревни помнят и жалеют о Нелл. Она была хорошая целительница, умела успокоить боль, принять роды, вселить надежду на исцеление. Её обожали дети, доверяли самые злые животные.
   Она всегда была радостной и дарила радость другим. Что касается торговца лесом, она не сказала с ним ни слова на людях, и едва ли посмотрела на него больше одного раза.
   Нашелся человек, который в тот вечер оказался недалеко от домика Нелл, слышал непонятный шум, и крики. Но он был, всем известный, пьяница и лгун, и над ним просто посмеялись.
   Няня разговорила его, и он шептал ей, крестясь и оглядываясь, что видел, как Нелл, вырываясь из рук огромного мужчины, крикнула какие-то слова, сверкнул огонь, она исчезла, а мужчина упал замертво.
   Что касается домика Нелл, то после её исчезновения ничто не говорило, что хозяйка собиралась оставить своё жилище. Вещи были на местах, куры - в курятнике, ужин - на
   плите.
   Не забыла няня узнать приметы торговца. По слухам это был крепкий темноволосый мужчина со сросшимися бровями. Говорил он низким голосом, медленно и веско.
   Маркус поручил управляющему узнать у знакомых торговцев о человеке с такими приметами.
   Всё было предусмотрено: посланы люди, описаны приметы, назначена награда.
   Осталось самое невыносимое - ждать.
   Вскоре начали приходить вести. Кто-то рассказал о молодой женщине, которая несколько лет тому назад спасла умирающего ребенка, в другом месте были тяжелые роды, вспомнили и о сиделке при искалеченном на войне юноше, которого лекарка подняла на ноги.
   Иногда упоминали, про появление огромного зловещего вида мужчины, после чего лекарка исчезала. Последние вести пришли из приморского города.
   Сведений о доме с красными ставнями не было, и не было ничего о торговце лесом.
  
  
   ПОСЛЕДНЕЕ ЛЕТО ДЕТСТВА
  
   Саймон сидел на берегу и строгал палку. Это будет мой меч, думал он, и пусть кто попробует напасть на мою принцессу, мою Мэдди, я отрублю ему голову. Я поеду на войну, убью всех врагов и стану самым главным генералом. Я стану самым богатым после короля и куплю Мэдди самое дорогое и самое красивое на свете платье, потому что она самая лучшая девочка на свете. И самая необыкновенная. Никто больше не умеет подманить осторожных птичек. Они садятся ей на руки и клюют зернышки с ладони. Я сам видел, как лиса вывела своих детей из норы, когда рядом сидела Мэдди. И Мэд играла с ними, а лисица не сердилась.
   Она не боится ходить по лесу, говорит, что никогда не заблудится, потому что деревья её друзья и всегда покажут ей дорогу домой. Она знает название всех деревьев, всех трав и цветов, всех птичек и букашек.
   Мадлен в это время собирала землянику.
   Как много кругом ягод, думала она, наберу побольше, чтобы хватило всем. И папе, и маме, и Сэму. А завтра снова наберу, уже на варенье. Будем зимой пить чай с вареньем и вспоминать лето. А потом я сплету венок из самых красивых цветов. Для Саймона.
   Ведь он мой рыцарь, мой король. Он всегда меня охраняет, чтобы я не упала, не утонула,
   не заблудилась. Он такой смешной! Как будто со мной что-то может случиться.
   Надо собрать лечебных трав для мамы. И папа любит чай с мятой и донником. А завтра надо прополоть морковь и подвязать огурцы. А вечером мама обещала, что я сама подою корову.
   Скоро кувшинчик был полон, венок сплетен, травы собраны. Меч тоже был готов, а дети плескались в реке.
   -- Мы всегда будем вместе, да, Мэдди? Я женюсь на тебе, когда вырасту.
   -- А брату с сестрой разве можно пожениться?
   -- Не знаю, надо у мамы спросить.
   -- Хорошо, если можно было бы. Тогда мы никогда не расстанемся.
   Так они шли и болтали, двое загорелых детей в венках из полевых цветов, два маленьких лесных божества с букетами трав и кувшином земляники, а с крыльца на них смотрели, улыбаясь, их родители, Джон и Молли.
   -- А красивые у нас дети!
   -- И добрые, к тому же
   -- Да еще и умные
   -- А какие у них родители скромные, - засмеялась Молли.
   Потом был вечер со смехом, веселыми рассказами, пирожками и ягодами. Было счастье!
   После ужина Молли убирала со стола, Мадлен ей помогала.
   Молли с нежностью смотрела на девочку и думала, что нельзя любить сильнее,
   даже самых, что ни на есть, родных детей. Она видела её необыкновенную прелесть, ощущала её неповторимость. Она словно из сказки, словно фея лесная, думала Молли.
   Как же она будет жить в нашем мире? Пока мы живы, мы её защитим, а что потом?
   Рассказать детям правду надо, но если девочка узнает, что она нам не родная, как она себя будет чувствовать? А если она захочет найти свою родню?
   Наконец Молли решилась. Как-то вечером после ужина она достала шкатулку, вынула из неё медальон, вложила в руки дочке, промолвив:
   -- Это твоё!
   И рассказала всё, как было.
   И ничего страшного не произошло.
   Дети слушали историю своего появления, как сказку, затаив дыхание.
   -- Значит, мы не брат и сестра и можем пожениться, когда вырастем, - с удовлетворением проговорил Саймон.
   Время шло, Мадлен всё чаще задумывалась, уходила одна на кладбище или в лес. Она открывала медальон и подолгу рассматривала портрет.
   -- Кто ты? - спрашивала она, и однажды услышала ответ:
   -- Я твоя бабушка.
   Ответ прозвучал так, словно его нашептал ветер.
   -- А как тебя зовут?
   -- Зови меня Эстер, когда захочешь со мной говорить.
   -- Почему ты на портрете такая грустная?
   -- Я ведьма, а ведьмам трудно живется.
   -- А моя мама, моя родная мама, она тоже была ведьма?
   -- Да, и ты тоже будешь ею.
   -- Но я не хочу!
   -- Это от тебя не зависит. Это твой дар, твоя судьба. Сегодня новолуние и сегодня тебе исполнилось семь лет. С этого дня я начну тебя учить. Носи медальон на шее, и ты всегда будешь знать ответ на любой вопрос. Но никому не рассказывай об этом, даже самым близким людям.
   -- Мне так хочется узнать, какая была моя мама.
   -- Ну что же, смотри!
   Портрет в медальоне стал дрожать, расплываться, и, вместо прежнего, появилось другое
   лицо: светлые косы, чистый лоб, ласковые глаза, милая улыбка.
   -- Почему она умерла, бабушка?
   -- Она истратила всю свою силу, защищая тебя.
   -- А как её имя?
   -- Её звали Нелл.
   -- А мой отец, кто он?
   -- Придет время, ты узнаешь и это. А теперь прощай, дорогая, моя маленькая Мадлен.
   Так и прошло это лето, дети бегали, купались, катались на лошадях, помогали родителям ухаживать за скотом и огородом, болтали обо всем, смеялись, иногда ссорились.
   И никто не подозревал, что это медальон помогает Мадлен справляться с домашними делами, выращивать овощи, разводить цветы. Она спрашивала, чем кормить цыплят и кроликов, чтобы лучше росли и не болели, чем поливать капусту, чтобы быстрее наливались кочаны, как избавиться от гусениц и тли, чем вымыть голову, в какое время какую траву собирать. И всегда находила ответ. Когда кто-нибудь в семье заболевал, Мадлен всегда знала, как помочь. И всегда в доме звенели веселые детские голоса, звучали песенки и смех,
  
   В ПОРТУ
  
   В портовом кабачке сидели двое. Один был сильно под хмельком и болтал, не
   умолкая:
   -- Такая драка была, ты бы видел! Сцепились мы с Акулой Джадом. Уже и ножи достали. И как-то он меня зацепил, да по серьёзному. Кровь так и хлещет. Ну, меня оттащили в заднюю комнату, лежу я и думаю, всё, конец мне пришел. И уже вижу, как ангел ко мне склонился, говорит, потерпи, братец, сейчас легче будет. В ушах звон, в глазах темно, и силы из тела уходят. Когда очнулся, смотрю, ангел ещё при мне. Улыбается, какую-то гадость заставляет пить. Ты молодец, говорит, что не сдался, теперь долго жить будешь. И как-то быстро я на поправку пошел, через три дня уже на ногах был.
   -- И что за ангел это был?
   -- Женщина молодая, лекарка. Она потом и нашего капитана от лихорадки вылечила.
   -- А как её найти? Мать у меня больна, может быть сможет помочь.
   -- Э, брат, где ж ты её найдешь. Она тогда попросила, чтобы мы её через пролив переправили, спасалась от кого-то. Да и было это давно, лет семь-восемь назад.
   -- А какая она из себя была?
   -- Маленькая, тихая, ласковая. Волосы светлые, глаза темные. Беременная.
   И снова слуги графа искали дом с красными ставнями на вершине холма, снова по всем постоялым дворам и тавернам спрашивали о маленькой беременной лекарке, но уже в чужой стране.
   Словно лесная дорожка светляками, путь Нелл был озарен слабым сиянием добра и милосердия. Хоть прошли годы, но на острове шла молва о беременной лекарке, прикосновение которой облегчало боль, а тихая улыбка прогоняла отчаяние. Людям графа
   рассказывали, что нигде она не останавливалась надолго, будто боялась погони, или опасалась навлечь беду на семью, приютившую её. Говорили также о человека высокого роста, который, казалось, шел за Нелл по пятам.
   Дом с красными ставнями был, наконец, найден, но никто из местных жителей ничего не слышал о беглянке. Следы её оборвались.
  
  
   В ЗАМКЕ
  
   В замке старая графиня разговаривала с ключницей.
   -- Скажи, Агнесс, как мой сын?
   -- Он куда-то собирается, госпожа графиня. Вот уже месяц к нему приезжают люди, о чем-то тайно докладывают, с домашними он не говорит, только с нянькой. А вчера он сказал, что уезжает далеко. Ему готовят коней, собирают в дорогу оружие, одежду и припасы.
   -- Может он, наконец, нашел себе настоящую невесту? Он выглядит влюбленным?
   -- Не похоже. Ходит туча-тучей. Но вид у него решительный и очень грозный.
   -- Скажи ему, что я хочу его видеть.
   Вскоре Маркус стоял перед матерью.
   -- С каких пор я, твоя мать, должна узнавать о твоем отъезде от слуг?
   -- С тех пор, дорогая матушка, как Вы начали тайно вмешиваться в мою жизнь и пытаться устроить её на свой вкус.
   -- О чем ты говоришь?
   -- Я говорю о моей жене, о Нелл. Она пропала, и, скорее всего, её уже нет в живых. И я подозреваю, что не обошлось без Вашего вмешательства, дорогая матушка. Что именно вы приложили руку к её исчезновению.
   -- Ты хочешь поссориться со мной, со своей матерью, из-за какой-то грязной простолюдинки, из-за деревенской дурочки! Ты, который может взять в жены дочь самого короля! А как же честь нашего рода, сэр Маркус?
   -- Она моя жена и единственная любовь, а если вы никогда не знали этого чувства, то вам меня и не понять. А честь. О какой чести можно говорить, если я, граф Блэквуд, не сумел защитить свою женщину. Я найду её живой или мертвой и узнаю, что с ней случилось.
   Он ушел, а старая графиня прошла в свой кабинет. Там она открыла клетку, выпустила из неё черного скворца и сказала ему:
   -- Ты полетишь за ним. Не спускай с него глаз, защищай его от врагов, попрошаек и навязчивых женщин. Будь моими глазами и ушами.
   Она вырвала волос из своей головы, перышко из крыла птицы, всё это бросила в огонь, произнесла заклинание и выпустила птицу в окно.
  
   НА ОСТРОВЕ
  
   Маркус в сопровождении своих людей въехал в деревню и направился в гостиницу. Скоро он уже сидел в обеденном зале и беседовал с другими посетителями. Кто-то из них был здесь проездом, кто-то из местных жителей зашел выпить пива и узнать новости.
   -- Хорошие у вас места, я бы даже не прочь здесь поселиться, - начал разговор Маркус, -
   Есть здесь приличный дом на продажу?
   Все стали дружно давать советы.
   -- А вот на холмах мне домик понравился, он не продается?
   -- А, ферма "Дубовая роща". Да нет, Джон и Молли вроде не собираются продавать свое хозяйство.
   Постепенно он узнал все о ферме, о хозяевах, об их детях. Когда выяснилось, что детям по семь лет, Маркус почувствовал, как сильно у него забилось сердце, как зашумела кровь в голове. С большим трудом ему удалось сохранить невозмутимое выражение лица. Надо все посмотреть самому, быстро подумал он.
   На другой день мимо фермы "Дубовая роща" плыл на лодке незнакомый человек. Дети сидели с удочками на берегу. Вдруг лодка завязла в камышах, человеку пришлось вылезать из лодки и вытаскивать её из зарослей вручную. Саймон тоже прыгнул в воду и стал помогать. Мадлен с большим интересом смотрели, как они справляются. Наконец лодку вытащили, и Мадлен пригласила гостя в дом обсохнуть и отдохнуть. Вслед за ними, перелетая с ветки на ветку, направился скворец, но девочка на пороге обернулась, привычно сделала запрещающий магический жест, и птица осталась сидеть в отдалении от дома.
   Пока сохла одежда гостя, за столом шел разговор о детях, о том, что вот надо отправлять сына в столицу, учиться наукам, воинскому искусству и этикету. Маркус, это был он, обещал содействие, а сам не мог отвести глаз от знакомого медальона на шее девочки.
   Потом был ужин, а после ужина дети повели гостя показывать дом и остальное хозяйство.
   Маркус дождался момента, когда они с Мадлен остались вдвоем, и сказал:
   -- Красивый у тебя медальон, видно, что тебя родители очень любят.
   -- Это моей родной мамы медальон. Она умерла, когда меня родила. А Джон и Молли меня удочеили. Хотите, я вам могилу мамину покажу?
   И Мадлен повела графа на кладбище, где на скромном надгробии было высечено - Сара Мей. Маркус почувствовал разочарование.
   -- Твою маму звали Сара Мей?
   -- Нет. Просто, когда она умерла, никто не знал её имени. Вот моя мама.
   Она открыла медальон и показала графу портрет матери. А когда они снова посмотрели на надгробие, там была совсем другая надпись - Анелия Абигайл графиня Блеквуд.
   Маркус был потрясен. Он опустился на колени, обнял девочку и заплакал:
   -- Доченька моя! Наконец то я тебя нашел!
   И тут на него налетел Саймон, он колотил его своим деревянным мечом, щипал, пинал ногами.
   -- Не трогай её, или я тебя убью!
   На крик прибежали Джон и Молли, Джон схватил вилы и тоже угрожающе замахнулся.
   Маркус поднялся с колен, и, не отпуская Мадлен, сказал:
   -- Она моя дочь.
   -- Как ты можешь это знать?
   -- На ней медальон моей Нелл. Он всегда знает правду. И вот, взгляните на памятник.
   Вскоре все, кроме Маркуса, ушли в дом, а он всё сидел у могилы, и говорил, говорил со своей Нелл, просил прощения и плакал.
   На ветке дуба сидел скворец, а в замке возле магического зеркала плакала старая графиня и тоже просила прощения у сына, Нелл и Мадлен.
  
  
   \ПРОЩАНИЕ
  
   Приближалось время разлуки. Саймон должен был ехать в школу, Мадлен уезжала с отцом на родину. Дети сидели в своем укромном месте у реки.
   Саймон говорил:
   -- Я дарю тебе этот волшебный белый камешек в знак своей любви и верности. Пусть он хранит тебя от опасности, от болезни, от злых людей. Носи его всегда, и я приду, когда буду тебе нужен.
   Мадлен говорила:
   -- Я дарю тебе эту волшебную ракушку в знак моей любви и верности. Пусть она защитит тебя от опасности и болезни. Носи её всегда, и ты будешь чувствовать, что я рядом.
   -- Да будет так, - прошептал ветер голосом Эстер, но слышала его одна Мадлен.
   А в доме, печальные, Джон и Молли собирали детей в дорогу. Маркус виновато смотрел на них и все уговаривал ехать вместе.
   -- Я все устрою, - говорил он, - мы все будем часто видеться, а фермы есть и у нас.
   Но Джон и Молли были гордые люди, и не хотели быть кому-то обязанными.
   -- Мы останемся, - говорил Джон, - а вы приезжайте погостить. Дети здесь выросли, здесь их родина. И потом нужно чтобы кто-нибудь присматривал за могилами.
   Мадлен присела возле могилы матери.
   -- Я пришла проститься. Мы завтра уезжаем, но я еще приеду, когда смогу. Я так рада, что нашелся мой папа. Я очень люблю Джона и Молли, но папа такой замечательный!
   Вдруг перед Мадлен появились три полупрозрачные женские фигуры. Приглядевшись, она узнала лица Эстер и Нелл, третье лицо было ей незнакомо. Женщины смотрели на неё с нежностью.
   -- Мадлен, ты вступаешь в мир, полный зла - заговорила Эстер,- До сих пор тебя защищали мы и Джон с Молли. Теперь у тебя остаётся только медальон. Носи его всегда и никому о нем не говори и не показывай. Он будет служить тебе защитой. Он поможет тебе отличить правду ото лжи. Если медальон шевельнется, это значит, что тебе лгут. Если он стал горячим - значит надо спасаться. Если иначе спастись нельзя, ты откроешь медальон и произнесешь слово, которое написано на внутренней крышке. Но это, помни, на случай смертельной опасности, ведь каждый такой случай забирает пять лет твоей жизни. А теперь прощай, нам пора.
   -- И ты больше не будешь учить меня?
   -- С медальоном ты всегда будешь знать, что делать. А если его отнимут или украдут
   у тебя, позови нас. Просто скажи, мама, помоги! Или бабушка, или Сара Мей. Сару нужно звать, когда помощь нужна Саймону.
   -- Это ты - Сара Мей?
   Третья женщина улыбнулась Мадлен.
   -- Да. Мы теперь сестры с твоей мамой. И она с Молли тоже. Мы присмотрим за фермой и Джоном с Молли. Не тревожься о них.
  
   МАДЛЕН В ЗАМКЕ
  
   Мадлен быстро освоилась в замке. Скоро она уже знала каждый уголок, каждую тропинку в парке. Граф души не чаял в дочери, гулял с ней, беседовал, рассказывал о своих предках, о детстве, о родителях, других родственниках, друзьях и соседях.
   Он учил её бегать, скакать верхом, прыгать через препятствия, стрелять из лука, владеть кинжалом и шпагой, уходить от преследования.
   -- Зачем это всё? - негодовала графиня, - Девочке нужно уметь одеваться, красиво
   двигаться, петь, танцевать, поддерживать непринужденную беседу, вести дом, приказывать и распоряжаться.
   -- А так же уметь спастись, уйти от опасности, отразить удар, если понадобится.
   -- На что тогда слуги и телохранители?
   -- Она может остаться одна, как её мать. Она должна уметь защитить свою жизнь.
   Но в замке Мадлен никого и ничего не боялась. Все, от старой графини до последнего
   кухонного мальчишки обожали веселую и ласковую девочку. Графиня уже давно показала ей своё магическое зеркало и Мадлен всегда могла заглянуть в него и увидеть Джона с Молли и свою любимую "Дубовую Рощу".
   Граф заказал ювелиру колечко, в которое вставили белый камешек, подаренный на прощанье Саймоном. И девочка носила его на той же цепочке что и медальон.
   Все собаки собирались вокруг неё, стоило только девочке выйти во двор. Она трепала их за уши, теребила загривки, дразнила и толкала их. И самые суровые сторожевые псы бегали за ней, как щенки, улыбались во всю пасть и умильно заглядывали в глаза.
   Лошади на конюшне приветственно фыркали и тянулись к ней мягкими губами. Мадлен без седла садилась на любую, даже самую своевольную лошадь, и та несла её бережно, словно ангел на крыльях.
   По утрам Мадлен выходила в сад, улыбалась цветам, гладила деревья по коре, всматривалась и вслушивалась, что-то говорила шепотом, и, казалось, цветы начинали цвести пышнее и ярче, ветки ягодников были усыпаны плодами, яблоки и груши наливались прямо на глазах.
   В фонтане жила русалка. Она была совсем крошечная, как малек рыбки, и такая же игривая. Она брызгала в Мадлен водой и приглашала поплавать. Та только смеялась.
   Хозяин леса иногда подстерегал Мадлен на дальней аллее. Они сидели на траве и вели чинные беседы, делились новостями. Мадлен рассказывала Хозяину про свою жизнь в Дубовой Роще, про тамошних обитателей. Хозяин жаловался ей на охотников и браконьеров.
   Однажды Мадлен сидела на лестнице и плела ошейник для своего любимого пса Самсона. Подняв глаза, она увидела незнакомого мальчишку. Мальчишка был Мадлен по колено, лохматый и чумазый. Он стоял перед ней, засунув руки в карманы, и строил рожи, Мадлен в ответ скорчила самую смешную гримасу, какую только умела. Мальчишка оторопел:
   -- Ты что, видишь меня?
   -- Ну, пока что не слепая. Почему это я не могу тебя видеть?
   -- Так ведь я ж домовой.
   -- Таких домовых не бывает. Вот у нас в "Дубовой Роще" - вот это был домовой!
   Хозяйственный, степенный, строгий. И рож никаких не корчил. А ты самозванец какой-то.
   Кто это таких мелких в домовые принимает?
   -- А меня никто и не принимал. Я здесь родился. У папы с мамой. Я еще молодой, в учениках у папы.
   -- Счастливый, у тебя мама есть. А у меня только папа.
   -- Ладно, не куксись. Меня Крег зовут. Хочешь, секрет покажу?
   И Мадлен подружилась с домовыми. Те показывали ей потайные ходы, приводили её в давно забытые комнаты и кладовые, рассказывали страшные истории о её предках и обитателях, о давно минувших временах, и событиях, а после они с Крегом , набрав на кухне пирожков и яблок, убегали в парк или проникали в места, где с ними происходили
   разные приключения: то они находили на чердаке сундуки с древними нарядами, то обнаруживали неизвестную комнату, из которой кто-то поспешно скрывался.
   --.Эй, куда же вы? А познакомиться! - смеялась Мадлен.
   Но у Мадлен были и настоящие учителя. Её учили всему, что должна знать и уметь знатная девушка. Учили этикету, манерам, танцам, пению, рисованию, рукоделию, домоводству. Показывали, как ухаживать за больными и ранеными.
   Отец рассказывал ей о королевском дворе и его нравах, о других знатных семьях, читал ей старинные хроники, говорил с ней на иностранных языках.
   Приходил старый монах, учил её каллиграфии, математике, всемирной истории, рассказывал ей о дальних странах, о звездах, о мироздании.
   Так шли годы.
  
   ИНИЦИАЦИЯ
  
   Мадлен спала и во сне услышала, что ее зовут.
   -- Просыпайся, соня!
   Возле кровати стояла Эстер.
   --Сегодня тебе исполнилось пятнадцать лет. С этого дня ты становишься ведьмой. Сегодня твоя инициация.
   -- А что это?
   -- Сегодня открывается твоя сила. Она росла вместе с тобой, но была недоступна для тебя.
   Сегодня ты с ней соединишься. Одевайся и следуй за мной.
   Мадлен шла за Эстер по замку и молча удивлялась тому, что не узнает тех комнат и коридоров, где они шли, хотя за эти годы облазила замок сверху донизу. Все было странным и пугающим. Они вышли в сад и пошли по аллее. И сад тоже был каким-то незнакомым. Наконец они вышли на большую поляну. В центре стояла группа людей, мужчин и женщин, одетых в темные плащи с капюшонами. На небольшом возвышении рядом с замысловатым столиком стоял высокий человек, видимо, самый главный здесь.
   -- Подойди ко мне, дитя, и не бойся!
   Мадлен тряхнула головой и подошла.
   -- Как тебя зовут?
   -- Мадлен Алисия графиня Блеквуд.
   -- Кто твоя мать?
   -- Анелия Абигайл графиня Блеквуд.
   -- Ты знаешь, кем она была?
   -- Целительницей, повитухой. Ведьмой.
   -- Твоя мать была великой целительницей и истратила свою жизнь, уберегая тебя от врагов. Твоя бабка - Эстер Амелия - Открывающая Пути, королева Восточных островов , Твоя прабабка - Летиция Альдис - Фея Цветущей Долины, Твой прапрадед - Великий Грегор, Отец Птиц. А я - брат твой матери, Антониус Редррик, Красный Дракон.
   -- Ты сегодня соединяешься со своей силой. Ты должна выбрать свою дорогу, кем тебе быть. Ты можешь стать целительницей или прорицательницей, а можешь заняться чем-то еще. Это трудно. Ты должна учиться управлять своей силой. Мы даем тебе учителя. Он поможет тебе определиться. Потом ты должна учиться магии.
   Вперед выступил толстенький человек и откинул капюшон. Мадлен узнала своего учителя-монаха.
   "Он маг?! Вот это да! Разве маги бывают такими?" Тот поднял брови и улыбнулся.
   -- Теперь начнем! - на столике появилась дымящаяся чаша и книга. Маг открыл книгу и сказал:
   -- Впиши свое имя, дитя.
   Когда имя было вписано, все скинули плащи, подошли и стали вокруг Мадлен, взявшись за руки. Мадлен глядела и узнавала: здесь были Джон с Молли, отец, Эстер, старая графиня, Сара Мей, Саймон и мама. Все самые главные, самые любимые люди.
   Были и незнакомые, но казалось, что она их знает всю жизнь, и просто вдруг почему-то забыла.
   Одетые в сияющие накидки, освещенные луной, прекрасные и необыкновенные, они смотрели на девочку торжественно и серьезно.
   -- А теперь ты должна выпить из этого кубка, и сила откроется.
   Мадлен поднесла к губам чашу. Было страшно, но показывать это она стыдилась.
   Она медленно выпила горьковатое зелье, и тотчас же, словно огонь пробежал по ее телу, и все вокруг озарилось вспышкой света. Она выронила чашу и упала без чувств.
   Когда она открыла глаза, было утро. Она лежала на своей кровати, в своей обычной ночной сорочке.
   -- Что это было? Или, может, мне все приснилось! Как проверить? - думала девочка.
   Мадлен подошла к зеркалу.
   "Саймон, скажи - подумала она - это было или нет?"
   Отражение в зеркале ей подмигнуло, а потом скроило невинную рожицу.
   -- И что мне со всем этим теперь делать?
  
   САЙМОН
  
   Саймон шел по дальней дорожке парка и представлял рядом с собой Мадлен. Он давно сделал амулет из подаренной девочкой ракушки и теперь ощущал на груди ласковую прохладу. Он зорко глядел по сторонам, чтобы вовремя заметить опасность, и успеть её отразить.
   -- Не бойся, я никому не дам тебя в обиду, - шептал он.
   Вдруг он услышал шум борьбы и крик о помощи. Он побежал на звуки и увидел, как неподалеку незнакомый юноша с одним кинжалом в руках стоит, прижавшись к дереву, а перед ним разъяренный кабан-секач роет копытом землю, готовый напасть. Саймон начал кричать и махать мечом, кабан отвернулся от юноши и помчался на него. Но Саймон его нисколько не боялся: он наскакивал на зверя, бил кабана мечом плашмя, пинал, орал на него и ругался. Он так запугал грозного зверя, что тот повернулся и скрылся в кустах.
   Молодые люди смотрели друг на друга. Незнакомец был тонким стройным юношей с красивым лицом и темными глазами. Одежда и манеры говорили о его высоком положении, улыбка - о легком характере.
   -- А почему ты его не заколол? - спросил незнакомец.
   -- Да что-то в голову не пришло. У нас на ферме были свиньи, я привык с ними справляться.
   -- Похоже, он понял, кто здесь главный, - сказал незнакомец и молодые люди захохотали,
   вспомнив, как удирал кабан.
   -- Но, так или иначе, ты спас мне жизнь. Спасибо! Как тебя звать?
   - Саймон
   -- А я Роберт. Я хочу что-нибудь для тебя сделать. Ты кто?
   Саймон рассказал, что он учится в школе, где мальчиков обучают служить в государственных структурах: войсках, разведке, охране.
   -- Хочешь быть моим телохранителем?
   -- Не мне решать, как начальство скажет.
   -- Ну а сам ты хотел бы?
   -- Да я бы с удовольствием, ты мне нравишься. Видно, что важная шишка, а держишься просто. И веселый.
   -- Ты тоже неплох. Значит договорились.
   И скоро Саймон стал личным телохранителем, а потом и другом принца Роберта, младшего сына короля Винера.
   Младший принц рассказывал Саймону про жизнь королевской семьи, про интриги придворных, про охоты, поединки, праздники, балы и карнавалы. Рассказывал, чему его учат, как королевского сына, обсуждал с ним красивых фрейлин своей матери. Пересказывал рыцарские романы, пел на память баллады о героях старины.
   Саймон же говорил о Дубовой Роще, родителях, и, конечно, о Мадлен. О том, как она появилась у них на ферме, как они вместе росли и играли. Как нашел Мадлен её отец и оказался самым настоящим графом. Как они расставались и обменивались амулетами.
   О том, как они бродили с ней по лесу, собирали цветы и травы, рвали лесные ягоды и орехи, удили рыбу. Как спокойно выходили к ним косули и лоси, как птички садились Мадлен на протянутую руку, как ластились к ней животные на ферме, как ловко она умела вылечить и успокоить самого недоверчивого зверя.
   И рассказам этим не было конца.
  
   ГОДЫ УЧЕБЫ
  
   Мадлен училась легко и охотно.
   Она хорошо помнила слова Антониуса о своей матери и твердо решила быть сильной ради любимых людей. И уметь защитить их, когда в этом будет нужда.
   В школе мэтра Антониуса адептов учили всем видам магии, Мадлен выбрала специальность природного мага - то, что было ей ближе всего. Факультативно она проходила курс боевой магии, и в порядке самообразования - артефакторику и целительство.
   Часто по вечерам она приходила в кабинет Антониуса, и они беседовали обо всем:
   О магии, о родине ее матери, о ее семье, о предках.
   Больше всего Мадлен любила слушать рассказы Антониуса об их с сестрой детстве, о проказах и проделках. Очень нравились ей рассказы о Цветущей Долине и об Озере Духов.
   -- Как бы я хотела увидеть все это своими глазами! - мечтала она -- Это возможно или нет?
   -- Нужен Открывающий, чтобы попасть в тот мир. Это особенный дар, и очень редкий.
   Моя мама, Эстер - Открывающая.
   -- Может попросить ее?
   -- Она открывает пути только для уходящих из своего мира, для того, чтобы попасть туда,
   нужен Открывающий в этом мире.
   -- Почему так сложно?
   -- Для безопасности, чтобы не шныряли взад и вперед всякие злодеи и проходимцы.
   -- А на моей Инициации были и Отец Птиц, и Фея Цветущей Долины, и мама, и Джон с Молли, и Саймон... Это как?
   -- Мы все были с тобой, но не в том и не в этом мире. Мы были в мире Истинных Слов, в котором все обещания и клятвы становятся законом, В мир Истинных Слов никому не заказан путь, даже умершим. В Инициации могут участвовать только те, кто по-настоящему тебя любит.
   -- А твой отец, король Восточных Островов, тоже был там?
   -- Был. Это тот мужчина в латах.
   -- Помню. А как мы будем отбивать королевство? Мы ведь не допустим, чтобы мой дед и твой отец погиб напрасно?
   -- Не допустим. Только ты учись хорошенько, чтобы от тебя толк был.
   -- Я стараюсь, как могу.
   -- Я вижу. В тебе очень сильна магия земли. Ты даже без заклинаний обходишься.
   -- Да. Я просто представляю то, что хочу сделать и прошу: "мать-земля, помоги!" И она помогает.
   -- Ты должна быть осторожна. Не нужно показывать всей твоей силы. Скрывай её по возможности.
  
   ПОМОЛВКА
  
   Женитьба наследного принца Альберта и принцессы Эвелины должна была укрепить политический союз королевств Ровелэнд и Арнора.
   Оба королевства располагались на двух больших островах, разделенных широким проливом.
   Королевство Арнора было более сильным в военном отношении, благодаря сложному рельефу местности, укрепленным замкам, запасам руд, развитым ремеслам, и суровому правлению короля Бернара.
   В Ровелэнде правил король Винер. Он был дальновидным правителем, поддерживал мирные отношения с соседями и своей знатью, поощрял торговлю и ремесла.
   Климат на острове был более мягкий, это позволяло выращивать обильные урожаи зерна, овощей и фруктов. Теплое течение пригоняло к берегам острова косяки рыб. На лугах паслись тучные стада коров и овец. Государство процветало.
   Празднование помолвки было важным событием для обоих государств, и все сколько-нибудь значительные лица обязаны были присутствовать при этом. Все знатные семьи обоих государств съезжались в Абенор, столицу Арноры. Роберт, как младший брат, был в свите жениха, его телохранитель ему сопутствовал.
   И вот теперь Саймон стоял рядом с Робертом и во все глаза разглядывал, входящих в зал дам из свиты невесты, надеясь увидеть Мадлен. А Роберт шепотом называл их имена и титулы, сопровождая порой язвительными характеристиками.
   -- А это кто ж такая? Такая милая и грациозная! Такая веселая и не заносчивая!
   -- Мадлен, - скорее выдохнул, чем сказал Саймон. Сердце грохотало у него в ушах, пол уходил из-под ног.
   -- Вот это и есть твоя Мадлен? Да, дружище, такую девушку можно любить всю жизнь!
   К восемнадцати годам Мадлен превратилась в обаятельную девушку с гибкой фигурой, непринужденными манерами и озорной улыбкой
   -- Боюсь, теперь она не захочет меня узнать, ведь она графиня , а я всего лишь солдат.
   -- Но ты же был ей братом, вы росли вместе. Не спеши думать о ней плохо, поглядим, как дальше повернется.
   После окончания официальной церемонии гости и хозяева перешли в другой зал, звучал
   смех, непринужденные реплики, официанты обносили собравшихся закусками и напитками. Невеста представляла жениху свою свиту, Роберт не отходил от брата.
   Когда дошла очередь представлять Мадлен, все были шокированы тем интересом, с каким она смотрела на телохранителя младшего принца. Роберт отвел ее в сторонку, болтал, сыпал комплиментами, а рядом стоял ее Саймон, не мог вымолвить ни слова, а только смотрел на нее и улыбался.
   -- Сэм, ты дал обет молчания? Или ничего не хочешь знать обо мне?
   -- Ты стала такой взрослой и так красива! - наконец удалось ему сказать.
   -- Ты тоже очень изменился. Помнишь наши клятвы?
   Саймон молча показал ей амулет из ракушки.
   -- Я всегда чувствую тебя рядом, как ты и обещала.
   Мадлен, забыв об осторожности, тоже показала ему цепочку с медальоном, на которой было колечко с белым камешком.
   Втроем они вышли в сад и Роберт оставил их, чтобы они могли поговорить о своем.
   Среди гостей был один человек, который не спускал глаз с Мадлен ни на минуту. Магическим зрением он сразу увидел необыкновенно яркое зеленоватое сияние, исходящее от нее, а когда она показала амулет, сразу узнал вещь, которую он потерял из виду восемнадцать лет назад.
   -- Знаете эту девушку? Кто она? - обратился он к одной из фрейлин принцессы Эвелин.
   -- Мадлен Блеквуд. Говорят, он прижил ее с какой-то крестьянкой, а потом выгнал мамашу, а девчонку оставил. Сразу видно безродную выскочку, ни манер, ни вкуса, ни понятия о приличиях. Заигрывает с каким-то солдатом! Правду говорят: подобное тянется к подобному.
   Но придворный маг короля Винера уже не слушал. Он, стараясь быть незаметным, следил за девушкой и обдумывал способы получить амулет. Просто так его не отнять, понял он из прошлых попыток, нужно, чтобы девчонка сама его отдала. И он ловил взгляды и слова, стараясь определить, насколько сильна привязанность между Мадлен и Саймоном.
  
   ПОХИЩЕНИЕ
  
   Утром к Мадлен влетела принцесса Эвелин.
   -- Я такая несчастная! - плакала она, - похитили младшего принца Роберта, король Винер отменил помолвку, заявил протест и потребовал наказать виновных.
   А я влюби-и-илась в Альберта! Он такой красивый и мужественный, такой обходительный и умный!
   -- Почему Вы мне это говорите, Ваше высочество?
   -- Но ведь это же ты видела младшего принца последняя. Ведь это с тобой он выходил в сад.
   И она убежала в слезах.
   Мадлен чувствовала, как что-то жжет ее грудь. Она вспомнила, что это началось еще вечером. Она потрогала медальон - он был горячим. Как это я забыла, предупреждения Эстер. И показала медальон, и забыла, что он предупреждает об опасности, думала она. Что же теперь делать?
   Тут вошел ее отец.
   -- У нас неприятности, - хмуро сообщил он. - Принц Роберт похищен, Саймон в тюрьме, тебя тоже могут арестовать.
   -- Что будем делать, папа? Надо выручать Роберта и Саймона.
   -- Я могу поговорить с королем Винером и с нашим королем, чтобы хотя бы отложили казнь.
   -- Какую казнь? О чем ты говоришь, папа?
   -- Саймона должны казнить завтра на рассвете, за то, что он оставил Роберта без охраны.
   Даже если Роберта найдут, вины Саймона это не снимет. Он телохранитель, это была его работа.
   Оставшись одна, Мадлен вытащила медальон, открыла его и позвала:
   -- Сара Мей, ты здесь? Саймон в беде, надо выручать.
   -- Да, я все слышу, уже иду.
   -- Подожди, ты знаешь, кто это нам пакостит?
   -- Придворный маг короля Винера, Юбер, Черный Колдун.
   -- Что ему от нас нужно?
   -- Твой медальон. Он хотел его отнять еще у твоей мамы, но она уходила от него и каждый раз теряла пять лет жизни. Когда Нелл умерла, он перестал её чувствовать
   -- И что, он ему ТАК нужен? Да пусть забирает!
   -- С Эстер поговори сперва. Это очень могущественный артефакт. Что еще можно от него ожидать, если он попадет в недобрые руки?
   -- Эстер, бабушка, ты здесь?
   -- Здесь. Саймону мы поможем, а с магом придется воевать тебе самой. Можешь отдать амулет, только не сразу, поломайся сперва, потяни время. И убедись, что Роберт жив. И уходите из дворца.
  
   В ТЮРЬМЕ
  
   А в тюрьме Саймон думал о том, что ещё вчера он был счастлив снова видеть Мадлен, говорить с ней, а завтра его уже не будет.
   -- Ну, уж этого мы не допустим!
   Перед ним стояла какая-то полупрозрачная девица.
   -- Кто ты?
   -- Тетка твоя, сестра твоей матери, Сара Мей. Меня Мадлен к тебе прислала. Тебе нужно уходить отсюда.
   -- Но я же виноват.
   -- Так нужно все исправлять. Нужно найти Роберта, освободить, вернуть его родителям, Мадлен одной не справиться.
   -- Мадлен будет его выручать?
   -- Ну, да. И тебя тоже. А гораздо проще выручать одного, а не двоих, правда?
   -- Мадлен хочет меня выручать? - Саймон даже зажмурился от счастья, но тут же опомнился.
   -- А как же я отсюда выйду?
   -- Тебе это проще всего. Ты - Открывающий Пути в этом мире, ты не знал?
   -- И что это значит?
   -- Ты можешь открывать путь в другой мир через зеркала, а в своем мире для тебя вообще нет преград. Двери закрыты? Иди сквозь стены!
   -- Откуда ты знаешь, что я Открывающий Пути?
   -- Я живу в Озере Духов, мы там всех магов знаем.
   -- Ну вот, я пройду через эту стену, а там следующая, и может быть тюремщики, что тогда?
   -- Тебе надо представить хорошо знакомое место и назвать его, про себя или вслух, неважно. Главное, чтобы ты четко увидел это место.
   -- А откуда у меня эта способность?
   -- Когда Нелл умерла, она оставила свой талант вам с Мадлен. У нее был очень большой потенциал, но она выбрала целительство. Тебе она передала дар Открывающего, Мадлен - все остальное.
   -- Ладно, надо испытать свои способности.
   Саймон зажмурился и представил себе их с Мадлен любимое место на реке.
   -- Дубовая Роща, - шепнул он и открыл глаза.
   Да, это было то самое место, их секретный уголок под ивами. Невдалеке виднелась крыша дома.
   Саймону так хотелось зайти в дом, обнять отца и мать, почувствовать тепло и уют родного гнезда. Но вопреки своим желаниям он снова представил себе свою камеру и с тоской шепнул:
   -- Тюрьма.
   И вернулся назад.
   А там ждала его Сара Мей.
   -- Послушай, Сара Мей, а если представлять себе не место, а человека, получится переместиться к нему?
   -- А ты попробуй.
   И Саймон представил своего друга Роберта в цепях и оковах.
   И тотчас очутился в полной темноте. Он поводил руками, нащупал чье-то тело, и со страхом попробовал определить, жив ли его сосед. Сосед стал активно отбиваться.
   -- Роберт7 - позвал он неуверенно.
   -- Саймон, это ты? Где это мы с тобой?
   -- Не знаю, но попробуем выбраться.
   Обнял Роберта, и снова в уме образ родного дома, и вот они оба сидят на крылечке, а вокруг свет, солнце, летний день, зелень, птичье пение.
   Вышла на порог Молли.
   -- Саймон, сынок, какая радость!
   -- Мама, ты, как-будто, и не удивлена!
   -- А я сегодня во сне видела Мадлен. Мама, говорит, мы в гости заедем. Будь дома. Вот я и жду с утра, вдруг сон в руку.
   После обеда Саймон спросил у Роберта
   -- Как ты думаешь, кто тебя в плену держал и зачем?
   -- Сам об этом думаю, и ничего в голову не приходит. Какие-то странные вещи творятся. То меня в темницу неизвестно как запихнули, то ты по миру из конца в конец меня таскаешь. Но ясно, что ты, по-всякому, знаешь больше. Рассказывай.
   И Саймон рассказал, как во дворце поднялся переполох, как стали искать Роберта, потом пришли за ним, отвели в тюрьму, стали допрашивать, приговорили к казни. Как явилась Сара Мей с известием, что он, оказывается, Открывающий Пути, и советом применить свой талант, как он попробовал открыть путь лично к нему, Роберту, и у него получилось. И как боялся он магической ловушки, но все обошлось.
   -- Все-таки дело тут не в нас с тобой, - рассуждал Роберт,- Ведь я даже не наследник, а ты вообще простой телохранитель. Наверное, через нас на кого-то хотели надавить. Шантажировать. Что-то от кого-то хотели. А кому мы с тобой настолько интересны, что нас стали бы выручать? Только твоей Мадлен. На ней все завязано. И, значит, теперь уже нам нужно идти к ней на помощь.
   -- Но я не хочу подвергать тебя опасности.
   -- А я не буду отсиживаться в стороне, как последний трус, пока девчонка бьется с неведомо каким врагом. И еще мне очень хочется "отблагодарить" своего похитителя за незабываемый "отдых" в темнице.
   Следующее перемещение было прямо в апартаменты короля Винера и произвело большое впечатление на свиту, когда в королевских покоях неизвестно как появились два молодых человека не в самом парадном виде.
   -- А вот и мы, младший принц Роберт и его телохранитель, маг, Открывающий Пути, Саймон. И прямо из подземелья. И почему это меня никто, кроме Саймона, не ищет? Решили казнить Саймона и на этом успокоиться? - веселился Рлберт.
   И тут кто-то закричал:
   -- Смотрите, что это там? - и все бросились к окнам.
   Вдали над парком видны были вспышки странного огня.
   -- Это магия!
   Молодые люди переглянулись, крепко взялись за руки, и Саймон проговорил:
   -- Мадлен!
   Теперь вокруг них был парк. На большой поляне стояли Мадлен и придворный маг Юбер, Черный Колдун.
   -- Отдай медальон, малявка, и получишь своих мальчишек.
   -- А чего их получать, они уже давно здесь.
   Маг оглянулся, и лицо его перекосилось.
   -- Отдай медальон, паршивка, и останешься жива, - и начал творить заклинание.
   -- Родная земля, выручай! - шепнула Мадлен.
   И колдун почувствовал, что на него сверху упало что-то теплое и мягкое. Он невольно посмотрел - это был птичий помет. Незаконченное заклинание рассыпалось в воздухе красными искрами и погасло.
   Юбер, рассвирепев, потерял голову. Он сотворил молнию и бросил её в Мадлен. Та подняла руки, и молния вошла в её ладони, обтекла тело и ушла в землю.
   --- Ну, малыши, ваш выход, - проговорила Мадлен и снова подняла руки. Из её ладоней
   вылетали пчелы, летели к Колдуну и садились ему на руки, голову лицо. Через минуту он превратился в мохнатый шар. Он боялся пошевелиться, сказать слово.
   -- Все еще хочешь мой медальон? - спросила Мадлен и бросила ему амулет, и так он хотел эту вещь, что не удержался и кинулся его ловить. Рассерженные пчелы загудели и набросились на него. Колдун выл, отмахивался, катался по земле, чем еще больше злил пчел. Наконец, он затих, недвижимый, лежал на земле и был похож на кусок сырого мяса
   -- Это тебе не беременных женщин, как зайцев, травить! - сказала Мадлен. - Теперь в расчете.
  
   НА ВОСТОЧНЫЕ ОСТРОВА.
  
   После окончания торжеств, связанных с помолвкой, Мадлен собралась, на Восточные острова.
   -- Я так хочу увидеть Цветущую Долину и Озеро Духов. И встретиться с бабушкой. И увидеть, наконец, других своих родных. И, вообще, пора вернуть королевство Эстер и Антониусу. И теперь у нас есть Открывающий!
   Роберт шантажом и угрозами добился у родителей согласия сопровождать Мадлен.
   Маркус твердо намерился быть рядом с дочерью во всех её безумных приключениях. Антониус с радостью принял весть о новом Открывающем и возможности вернуться на родину.
   Том и Молли, нигде не бывавшие прежде кроме своей деревни, с трепетом и восторгом приняли приглашение Мадлен посетить вместе с ней родину её матери.
   И только Саймон был в ярости от того, что не может быть рядом с Мадлен в таком опасном деле.
   Все собрались в замке Блэквуд и магическое зеркало старой графини открыло проход к милому дому в Цветущей Долине.
   А Гортензия Блеквуд, наконец, узнала, что маленькая её невестка была королевской дочерью и великой целительницей.
   Стыд и раскаяние она испытывала уже давно, а теперь к ним прибавилась робкая гордость. Ведь не каждому везет породниться с королевской семьей.
   .
   ЭСТЕР У ДРАКОНОВ
  
   Вся компания сидела в саду Феи Цветущей Долины. Кроме хозяев, здесь были Антониус, Маркус,, Мадлен, Роберт, Джон и Молли.
   Говорила Эстер. Она рассказывала историю своего королевства и свою собственную.
   Эстер вспоминала свою Инициацию.
   После того, как открылась Сила, она оказалась в незнакомом месте. Она стояла, соображая, что же делать дальше, и услышала тихое - "помоги!". Не раздумывая, она пошла на голос, и кусты сами раздвигались перед ней, а деревья как будто уступали дорогу. Так она дошла до каких-то развалин. В досаде она махнула рукой, и вдруг перед ней открылся проход, и она вошла в какое-то подобие зала.
   Дракона Эстер заметила не сразу, а, заметив, не испугалась.
   -- Это ты звал?
   -- Это я звала, - поправила драконица, - повезло, что ты Открывающая. Помоги мне, девочка!
   -- А что с тобой случилось, и как тебе помочь?
   -- Меня подстрелили заговоренной стрелой. Никакие другие стрелы нам не страшны, но эти не только пробивают панцирь, но и оставляют р.аны, через которые истекают сначала магическая, а потом и физическая силы.
   -- Давай я попробую вытащить стрелу. Она совсем небольшая, её и заметить трудно.
   Вот так, потихоньку, потихоньку, мы её и вытащили.
   Стрела жалила руки, но Эстер терпела. Наконец, она вытащила стрелу, осмотрела её внимательно и спросила:
   -- Кто это пользуется такими интересными стрелочками?
   -- Это тронги. Они пришли из бездны, видимо, их вызвал какой-то сильный колдун. Им не страшны ни стрелы, ни копья, ни клинки. Их не берет наша магия. Они ей просто питаются. Ваша магия тоже бессильна. Только магия самой Земли их может еще остановить. Вам еще придется с ними столкнуться. А теперь, девочка, перенеси меня в Страну Вулканов.
   -- Но как? Я же не умею.
   -- Сначала прижмись ко мне покрепче. Теперь закрой глаза и представь долину, вдали горы, из некоторых течет огненная масса. Это - расплавленные камни. Сама долина, словно кипящая каша. Это земля плюется паром и кипятком. Кипят горячие источники, Иногда среди камней прорывается пламя. Представила?
   Эстер зажмурилась и представила землю, которая плюется кипятком, и ей даже жарко стало. А когда открыла глаза, увидела это все наяву.
   -- И вам, что, нравится тут жить?
   -- Мы прилетаем сюда выводить потомство, лечить раны и восстанавливать магические силы. Огонь - наша сущность и наша колыбель.
   Между тем вокруг них собирались драконы.
   -- Кто это с тобой, Улли?
   -- Меня зовут Эстер. У меня сегодня Инициация. Я услышала просьбу о помощи и помогла.
   -- Смотри-ка, она нас понимает!
   -- Она еще и Открывающая. Это она перенесла меня сюда. Сама я потеряла все силы и еле могла двинуть крылом.
   Драконы долго смотрели на Эстер.
   -- Чем мы тебя можем отблагодарить? - спросил самый внушительный дракон, - Золото, драгоценные камни, украшения?
   -- Да мне как-то ничего такого и не надо. Домой хочу.
   -- Ну, домой, раз ты Открывающая, и без нас попадешь. А без подарка мы тебя не отпустим.
   Драконы вместе с Эстер переместились в большую пещеру. Пол в пещере был завален золотыми вещами, монетами и драгоценностями.
   -- Выбирай себе подарок.
   Эстер осмотрелась и увидела два медальона.
   "Вот как раз мне и маме", - подумала она.
   Они были неприметны среди всего этого великолепия, сдержанно лоснились золотые гладкие крышки, скромно поблескивали тонкие цепочки.
   -- Вот эти. Можно?
   Драконы смеялись.
   -- Молодец, девочка! Это мощные амулеты. Вот этот - Соединяющий. Если ты оденешь его на близкого человека, то всегда будешь знать, что с ним происходит. Если он откроет медальон, ты можешь говорить с ним, и он будет видеть твоё лицо. Еще он дает знание. Спросишь его, и будешь знать ответ. Амулет нагревается, если хозяину грозит беда, и начинает шевелиться, если ему лгут. Он поможет ему уйти от опасности, но за это забирает пять лет жизни. Но иногда лучше потерять пять лет, чем всю жизнь.
   -- Вот этот - Призывающий. Откроешь медальон - и мы прилетим к тебе на помощь. Всем кланом.
   -- Возьми еще вот эти два кольца. Когда выйдешь замуж, оденешь на руку своему избраннику, и вы всегда будете знать, жив ли другой.
   -- Вот этот перстень для твоего будущего сына. Он позволит ему понимать речь любых существ и быстро усваивать знания. Кроме того, мы признаем его своим сыном и драконом. Ты можешь дать ему любое имя, но второе пусть будет обязательно Рэддрик, то есть Красный дракон. Если он захочет получить вторую сущность, то может пройти ритуал посвящения и превращаться в дракона по желанию или необходимости.
   -- Мы принимаем тебя и всю твою семью в свой клан. Теперь ты наша дочь. Все вы можете разговаривать с драконами. Только учти, чтобы получить ответ, нужно прежде спросить.
   -- А если у меня отнимут или украдут амулет?
   -- Если пропадет первый, ты лишишься защиты. Если второй - лишимся защиты мы.
   -- Прощай, девочка, тебе пора, Здесь не самое приятное место для человека.
   -- Прощайте! Вы мне понравились, и я рада стать вашей дочерью.
   Эстер закрыла глаза, представила себе в уме свою комнату, и в тот же миг очутилась дома.
  
   ВОЕННЫЙ СОВЕТ.
  
   -- Вот так и получила я эти медальоны, а с ними и дружбу с драконами. Наши земли они покинули, но иногда я отправляюсь в Страну Вулканов, и они меня учат.
   Они рассказали мне о тронгах всё, что знали сами. Эти твари могут действовать только
   в телесной оболочке. В своём истинном виде - только подчинять ментально.
   Наших тронгов вызвал некий колдун по заказу Фредерика, брата моего мужа. Изначально их было двое. С одним справилась Мадлен с помощью Силы земли.
   -- А зачем им медальон?
   -- Они хотят подчинить драконов. Хотят пользоваться их могуществом, чтобы распространить свое влияние на другие страны. Чтобы летать на них по всему миру.
   Они сначала ранят драконов заговоренной стрелой, лишают магии и силы, потом одевают им магические ошейники и превращают их в свой скот. Но драконы в неволе быстро гибнут. Вот они и хотят с помощью медальона получить власть над драконами, призывать их, когда они нужны.
   -- Но почему тогда они отдали тебе такую важную для них вещь?
   -- Драконы верят, что тот, кто выбрал медальон, победит тронгов. Какое-то пророчество есть. Они готовы прийти на помощь в любое время, но я не хочу подставлять их под удар. Сначала надо уничтожить тронгов.
   -- А как же это сделать? Для оружия они неуязвимы, для магии тоже.
   -- Самое лучшее - это отправить их обратно домой, - задумчиво проговорил Старый Грегор.
   -- Но как?
   -- Через зеркало, - пожала плечами Мадлен.
   -- Чтобы открыть путь, нужно представить в уме место прибытия. Но как представить то, чего нет? - размышляла Эстер.
   -- А как избежать ментальной атаки? А то, как бы не превратиться самим из охотников в пугливую дичь, - Маркус хищно щурился. Его радовала возможность отомстить за гибель Нелл.
   -- Тут нам могут помочь Духи Озера, Они ненавидят тронгов, и с удовольствием поучаствуют в нашей авантюре, - проговорил Отец Птиц.
   -- А как мы будем загонять тронга в зеркало? Пинками и угрозами? - веселился Роберт, -
   Или будем вежливо уговаривать и соблазнять разными благами и удовольствиями?
   -- Ой, ну уж нашли проблему! - вступила Молли, - Нужно наоборот ломаться и отказываться, делать вид, что ни за что не хотим, чтобы он туда попал. Вот просто костьми ляжем, а не пустим.
   -- Какая ты хитрая, мама! - восхитилась Мадлен.
   -- Я не хитрая, я опытная. Чтобы наверняка заставить мужчину что-то сделать, нужно всячески отговаривать его от этого. Но при этом делать грустное личико, - под общий смех поведала Молли.
   Постепенно план военных действий был проработан до мелочей, роли распределены.
   Наступило время действовать.
  
  
   СХВАТКА
  
   Когда Эстер и Антониус появились в тронном зале, их уже ждали.
   Фредерик сидел на троне хмурый и молчаливый. Странная апатия, владевшая им, тусклые глаза, безвольная поза не вязались с его королевским статусом.
   На втором троне сидел тронг. Одет он был роскошно, но красоты ему это не добавляло. Глаза у него были, как черные буравчики, злобная гримаса не сходила с лица.
   Зал был полон вооруженных людей, которые преданно смотрели на тронга, готовые немедленно накинуться и растерзать непрошенных гостей по первому его знаку.
   -- Вот вы и допрыгались! - ядовито проговорил тронг,-- И кто это у нас в гостях?
   -- Это еще надо разобраться, кто у кого в гостях, - дерзко улыбалась Эстер, - я, к примеру, вдова короля Ричарда и королева, а это его сын и наследник Антониус Рэддрик Красный Дракон. А вы кто будете? Вот этого вероломного брата и трусливого предателя я знаю, а кто будете вы?
   -- А я главный советник и соправитель короля Фредерика,
   -- Да, поправили вы отменно. Страна в упадке, народ в нищете. И в казне, наверное, пустовато?
   -- Ну и зачем вы к нам пожаловали?
   -- Кое-какие вещички забрать, очень быстро уходить пришлось, торопили некоторые.
   -- Это ты свою дочь в другой мир отправила?
   -- Да. Я - Открывающая Пути.
   -- И любого можешь?
   -- Любого.
   -- А Юбера тоже ты отправила.
   -- Нет, он сам случайно пробился. Кто-то вызывал демона, и он в это время был в мобильной форме.
   -- Что с ним было, знаешь?
   -- Стал придворным магом в том мире. В процветающем королевстве.
   -- Амулет у него?
   -- Отдали ему амулет.
   Эстер порадовалась про себя, что не приходится врать, ложь тронги чувствуют сразу.
   -- Когда это было?
   -- Несколько дней назад.
   -- Отправишь меня в тот мир - оставлю в живых обоих.
   "Вот оно!" подумала Эстер, а вслух сказала:
   -- Не хочу!
   -- Сейчас захочешь, - тронг сделал знак, и в зал втащили Мадлен, красную, растрепанную, злую.
   Тронг схватил Мадлен, прижал ее к себе.
   -- Отправляй!
   Эстер была в ужасе - такого они не предусмотрели.
   -- Мама, не делай этого!
   -- Эстер, не смей!
   Тронг начал душить Мадлен.
   -- Отпусти её, я все сделаю.
   -- Ну, нет, отправишь нас вместе, - заявил тронг

Эстер подошла к большому зеркалу в тронном зале и сделала вид, что читает заклинание,

   а сама в это время вспоминала свой постоянный сон, в котором она бродила по каменному лабиринту и не находила выхода. Этот кошмар снился ей в болезни и горе, был тягучим и безысходным. В голове предстал нескончаемый коридор, освещенный факелами, изредка встречающиеся гобелены и потускневшие доспехи.
   Закрыв глаза, Эстер постаралась закрепить картинку в воображение и сказала:
   -- Готово! Можно отправляться.
   -- Родная земля, помоги! - крикнула Мадлен, и песчаный вихрь налетел на тронга, засыпая тому глаза. Он невольно выпустил Мадлен, и та отскочила в сторону.
   -- Не пускайте его туда! - кричала Мадлен.
   Ноги тронга словно приковало к полу, тело стало осыпаться песком. Вот он взвыл и из рассыпающегося на глазах тела вырвался клубок темноты и метнулся в зеркало. Как только последний клочок тьмы втянулся в зеркало, красный дракон, появившийся на месте Антониуса, выплюнул струю пламени, и на пол потекло расплавленное стекло. Зеркало было уничтожено.
   -- Хватайте их! - закричал страже Фредерик.
   -- Не советую, сказала Эстер и открыла медальон.
   Драконы появились быстро, с ними прилетели и остальные заговорщики.
   -- Что с этим делать? - спросил про Фредерика Том.
   -- А ничего. Пусть отправляется в свой замок, - распорядилась Эстер, - ему и так не слишком много радости было от этого королевства.
   -- А наследники бунтовать не будут?
   -- Нет у него наследников, Я его прокляла бесплодием и бессилием за предательство.
   И самозваный король словно очнулся.
   -- Так это из-за тебя, ведьма, я страдал столько лет? Получай же!
   И он метнул в Эстер клинок. Она упала Маркусу на руки, на губах её появилась не то улыбка, не то гримаса боли. Слабеющими пальцами она сжала его руки и сказала:
   -- Прими
   -- Кто-нибудь, помогите же ей. Надо же тело перевязать.
   -- Что тело? Это только одежда для души, - прошептала, улыбаясь, Эстер.
   И умерла.
  
   У ОЗЕРА.
  
   На пороге хижины сидели Грегор и Маркус.
   А на плече у Грегора вертелась черная птичка.
   -- Вот и дождался тебя твой король, - нежно погладил ей перышки Отец Птиц, -
   Лети в сад своей матери.
   -- Может быть, мне тоже надо было умереть?
   -- Ты уже умирал, Тебя Нелл с того света вытащила.
   -- И что я должен делать?
   -- Жить. Выполнять предназначенное. Помнить. Ждать.
   И он ждал свою Нелл, ждал чуда, новый Открывающий Пути, Маркус Блеквуд.
  
   КОНЕЦ
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"