Бескаравайный Станислав Сергеевич : другие произведения.

Арьергардный кормчий

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если наши не сделают ИскИна, то кто же?


Бескаравайный С.С.

АРЬЕРГАРДНЫЙ КОРМЧИЙ

  

Пыль завтрашних дней

Молча в горсти собрал

Тхукана останки

  
   Портал напоминал кляксу, посаженную на черную бумагу. Он походил на морского ежа, плавающего в нефтяной луже. Пустоту внутри пустоты, потусторонний объём, пересаженный в наш континуум и растянутый во все стороны невидимыми линиями тольнарных полей.
   Сквозь портал невозможно было увидеть родные звезды, и потому все легко замечали границу "куба выхода".
   Пустота внутри этой границы ежесекундно выплевывала новые и новые контейнеры с топливом и материалами, грузовики, дюжины автоматических зондов, одиночные сегменты будущих орбитальных станций. Они светились искрами сигнальных огней и отбивали в эфире свои опознавательные коды.
   Этот вал перехватывали буксиры, и придавали каждой посудине новый вектор движения. Львиная доля контейнеров начинала своё падение на бурый шарик планеты, который болтался поблизости. У самой границы атмосферы их ориентировали еще раз, чтобы они не рушились с небес, куда попало, а выходили в свои квадраты приземления - так получались целые залежи машин и механизмов. Другие подлетали к обсерватории, висевшей здесь же, в точке Лагранжа -пока не был обустроен нормальный штаб "на грунте", координация шла отсюда. А часть расходилась по самым разным направлениям - надо было создавать систему периферийных постов.
   И как всегда бывает при самом тщательном планировании - всё шло кувырком. Приёмщики захлебывались, невозможно было синхронизировать действия с Землей, потому как сигнал не пошлешь, кабель не протянешь, а капсулы с ценными рекомендациями хронически запаздывали.
   В строящейся обсерватории тоже хватало веселья.
   - Шестой!
   - Семидесятый, разворачивай!
   - ...почему не изопропил?
   - Сам пошёл!
   - Перейди на "пятку".
   Паутина из сборных конструкций, в узлах которой должны были сидеть датчики, строилась через пень-колоду.
   - Кормчий, что с балками?!
   - Возьми шестой размер, там такие же гнезда, всё станет.
   - Кормчий, где...
   На той стороне предвидели бардак. Он повторялся каждый раз с неизбежностью колебательного движения. У людей не получалось. Потому жестяные мозги, которые планировали развертывание, отправляли дубликаты всех деталей. И не по одному разу. А еще унифицировали, что только можно.
   - Вываливай, вываливай! - "пауки"-сборщики бегали по балкам, подводя новые детали и собирая конструкцию, а прорабы-десятники, пытались управлять ими из своих скафандров.
   - Нет, пусть придержит, - голос кормчего в ухе.
   - Ёрш, да тут...
   - Майна!
   Пакет с узаторами пригодился минуту спустя на монтаже силового кольцевика.
   Все кормчие сидели в уже смонтированном блоке обсерватории, под нормальным давлением. Вернее, не сидели, а болтались в невесомости. Их занятие очень походило на медитацию, с той только разницей, что приходилось постоянно отдавать приказы. Они через очки одновременно смотрели на "развертку" нескольких десятков картинок, на их лицах играли полуулыбки, бывшие следствием постоянного напряжения, а в головах, не хуже сборника молитв, крутился проект.
   Требовалось почувствовать, спинным мозгом ощутить, что может пойти не так, и дать ценное указание. Причем добиться его выполнения.
   - Подержи синюю, - вполголоса, прежде чем десятник успеет, отдавая неверный приказ машинам, прошептать ему на ухо.
   Смена длилась час-полтора, дольше мозги не выдерживали. Человек вздыхал, пальцы его переставали подергиваться, губы не шептали приказы, и наступало серое ничто - отключка. Некоторые оставались в реальности, просто сдвигали очки на лоб и смотрели на стенки капсулы.
   Еле слышным фоном, только чтобы заглушить скрипение ткани и дыхание людей, звучал Гайдн. Впрочем, из кормчих мало кто мог вот так, живьем и без сети, вспомнить эту фамилию, не говоря уже о названии симфонии.
   Ладонь на плече.
   - Кто, что... Как ты сюда прошла, Дарья? - он ожидал, что его мысли материализуются и таким приятным для глаза образом.
   Взлохмаченные, короткие светлые волосы и капризный изгиб губ. Она не висела, но опиралась магнитными подошвами на дорожку.
   - Слетай уже вниз, времени нет, - против обыкновения в её глазах не читалось ни озорства, ни ехидства. Только тревога.
   - Да в чём дело? - он тоже "приземлился".
   - "Инки" по твою душу прибыли, Ёрш. Я их сама сюда везла, сейчас подойдут.
   - Ух ты, - он совершенно не казался настороженным, - И чего им надо?
   - Умник, блин, сам подумай. Я старалась, дополнительно шлюзование на тот отсек навесила, а ты ничего и не знаешь?
   Долговязый Ёрш только пожал плечами. Минутный выигрыш, который она обеспечила мелким жульничеством, ничего не давал. Маленькая Дарья в раздражении топнула ногой (приём требовал четко знать свою меру, чтобы вторая нога не оторвалась от дорожки). Он помотал головой, чтобы выгнать лишнюю технологическую муть, потом склонился, и успокаивающе поцеловал невесту.
   - Нехорошо будет, если они тебя здесь застанут.
   - Не вчера родилась.
   Ёрш прошёл в третий модуль. Теоретически, тут должна была возникнуть гостиная, но пока почти весь объем занимали белые полуметровые цилиндры - контейнеры под оранжерейные ячейки. Кормчий ухватил один, прилепил к стенке и уселся на него, как на большой барабан. По крайней мере, он будет решать, где здесь верх, а где низ.
   - Координатор монтажных работ Ершевин? - их было двое, в стандартных синих комбинезонах, с одинаковыми кейсами в руках.
   - Присаживайтесь, господа. Чем обязан? - кормчий не слишком хорошо пытался скопировать их официальный тон. Он угадал и теперь их ботинки рассматривать было удобнее чем лица.
   - Служба надзора за ИскИнами. Мользур и Черемидце, - они перешли на другой бок модуля, и уселись на контейнеры неподалеку от Ерша.
   - Чем интересна вам моя работа? Или я сам?
   - Вас есть что-то незаконное? - не понял юмора Черемидзе.
   - Думаю, столько, сколько и в вас. Но, я, конечно, не могут быть уверенным, - развел руками кормчий.
   - Оставьте эзопов язык в покое, - наставительным тоном парировал Мользур, - Нас интересует готовность обсерватории во-первых, и те ресурсы, которые вы сможете выделить нам для постройки режимного объекта, во-вторых.
   - Вы хотите здесь строить "ясли" для очередного ИксИна?
   - В течение ближайших двух суток было бы желательно завершить монтаж. До конца недели нам необходимо иметь хотя бы одни полноценные "жестяные мозги".
   - Мы настаиваем на этом, - Черемидзе в их дуэте удавалась роль второго номера.
   Ёрш задумался.
   - Технически это возможно. Сейчас мы в сорока часах от момента монтажа обсерватории. Если подадут материалы и не снимут рабсилу, то можно всё сделать за семьдесят, ну, семьдесят пять часов от точки "сейчас", - осторожно ответил кормчий, и так же корректно задал вопрос, - Могу я знать, что вы ищете на 127/69/АР?
   - Откуда вам известно о направлении поисков? - автоматически вцепился в него Черемидзе.
   - На эту точку в пространстве ориентированы все датчики, - Ёрш снова развел руками, приняв, к тому же, виноватый вид. Дескать, чего ж вы, ребята, так плохо свои секреты прячете, если их обыкновенный кормчий насквозь видит?
   - Я же просил вас оставить глупую браваду, координатор, - Мользур явно привык к подобной смеси из любопытства и замкнутости, - Вы читали об этом на всех лентах новостей. Просто не поняли, о чём вам говорят дикторы.
   - Правда?
   - Ложь контрпродуктивна. Мы займем два места в "кубической".
   Они поднялись и, щёлкая магнитами на подошвах ботинок, ушли ждать.
   Кормчий задумался. Говорили в новостях? Он редко читал новостные сплетни, и чтобы там сказали серьезную вещь? Хотя, хотя... Это ведь была глупость, очередная утка, над которой в комментариях посмеялись умные люди. Проклятье. Дважды проклятье. Если это правда, значит в той системе начнут искать жизнь. "Изменение состава атмосферы экзопланеты..." или что там ещё болтали. Выходит не гнали туфту - реально смогли замерить процент кислорода.
   Смотреть будут не "инки", понятное дело. Они останутся на координации и "общих вопросах". Сюда толпой бросятся профессиональные астрономы и биологи. Таких недоучек, как Ёрш, задвинут. Но и без работы он не останется - "жестяные мозги" наверняка будут анализировать данные, и ни к чему другому "инки" их не подпустят. Здесь будут ставить целый комплекс, и монтировать его придется людям.
   И ведь они полезут туда! В 127/69/АР. Через пару лет тут начнется монтаж разгонного кольца. Кормчий, хотя по характеру был скорее отстраненным романтиком, чем карьеристом, ощутил всю перспективу, которая открывалась перед кадрами из "первой волны". Их уже не получится задвинуть, оттереть от постов в новом большом проекте.
   Ёрш размышлял над своими перспективами еще какое-то время, пока не спохватился - вахта.
  
   Гряда холмов и скальные выходы на них казались спиной ныряющей рыбы. Маленькие барханы красных дюн до горизонта, а тут цепочка холмов и резкие уступы рыжих скал. Как острый плавник над водой.
   - Это не затонет даже после терраформации, - Ёрш стоял на крохотной площадке, поблизости от вершины. Его страховал небольшой робот-гиппоид, похожий на скрученного из проводов и обтянутого плёнкой ишака.
   - Острова посреди моря? - Дарья внизу смотрела, как в скалы уходят линии буровых машин, - Как сейчас?
   - Песок смоет, обнажится плато, на нём уже станут делать почву. Так что мы будем совсем на вершине, - Это будет, будет...
   Он поднял руки, обнимая пространство до самого горизонта - маленький человек в скафандре на фоне охры и глубокой, почти чёрной синевы.
   - И площадка тут в самый раз, любая эмка сядет, - деловито прибавила Дарья, - Спускайся, они сдали первую галерею.
   Ёрш отколупнул от скалы камешек, кинул его, но олимпийский рекорд не побил, и чуть не свалился с площадки. Вздохнул, оседлал гиппоида и тот, упираясь стальными лезвиями в расщелины камней, спустил человека к земле.
   То, что получилось, было осовремененной копией пещерных монастырей средневековья - ряд оконных проемов, и комнаты за ними. В глубине скалы - коридор. Горная техника шумела еще глубже.
   Дарья сидела на "подоконнике".
   - Здорово!
   - Здесь будет лучший вид на закат.
   - И когда-нибудь под окном точно расцветут фиалки.
   - Непременно.
   Ёрш обнял её.
   - А вниз можно будет скатиться на санках или сноуте.
   - Да, любимая.
   Они посмотрели друга на друга через бронированные стекла шлемов.
   - Если бы тут установили хотя бы одну шлюзовую камеру, нам бы хватило, - бронебойная доза романтики всегда настраивала Дарью на игривый лад.
   - Верно подмечено. А еще лучше, если всё сразу, чтобы под ключ...
   - Дурак! - вдруг вызверилась она, - И так тебя на просвет берут, а ты об "умных домах" мечтаешь. Загребут ведь, приходили уже!
   - Не бойся. Тогда они вовсе не меня искали.
   - А кого еще они могли искать?
   - Когда из портала вышли, взяли расписание вахт, посчитали, когда подлетят, и назвали тебе имя. А ты и всполошилась.
   - Но про дома всё равно осторожней говори. И думай вполголовы.
   - О чём нам еще, дорогая, мечтать на периферии, как не о целиком готовом хозяйстве? Мы же новых ИксИнов не заводим? Тогда о чем разговор.
   Они замерли на несколько секунд.
   - Где-то тут была карта, - ворчливым для порядка голосом, продолжила Дарья, - Ага, вот. Значит, весь этот кусок наш?
   Он нехотя оглянулся на светящиеся в воздухе линии голограммы.
   - Мг. И там еще подбросят премию на свадьбу и дальше...
   - Хорошо бы орбиту "пассажирок" не меняли. Тогда сразу отсюда бы и стартовала.
   Её деловитая натура всё никак не могла успокоиться.
   - Дом как раз месяца через два закончат, можно будет въезжать.
   - И вид из окна.
   - Только поначалу его будут портить стальные жалюзи, которые от пыльных бурь, - подколол невесту Ёрш.
   - Лучше скажи, как от землетрясений спасться будем? Это ведь не шутка, планету перетряхнет.
   Кормчий только вздохнул, готовясь растолковывать очевидно, но от немедленных объяснений его избавил сигнал тревоги.
   - Общий сбор.
   - Ну какого рожна мы лично понадобились на орбите? - возмутилась Дарья.
   Робот начал затягивать окно временной плёнкой.
   Уже в "ишаке", сидя в единственном пассажирском кресле, Ёрш попытался растолковать механизм сохранения дома - как если бы блоха оставалась невредимой на спине сумасшедшего слона. Но Дарье было не до того - автопилоты на "ишаках" запрещалось доводить до совершенства.
  
   В ремонтном ангаре собралось едва ли не полная сотня людей - все свободные кормчии, часть инженеров, десятники.
   Речь держал только прибывший с Земли - вернее, с Ганимеда, но это не играло роли - седой и тощий астроном. В качестве иллюстрации была слабенькая проекция на единственной оставшейся свободной стене.
   - Изменения в атмосфере "Альфы", но это только начало. Есть радиопереговоры. Понимаете? Четко модулированная речь.
   Астроном махнул пальцем по призрачному интерфейсу и ангар наполнили скрипы и шорохи, в которых ничего нельзя было понять без многочасового анализа.
   - Мы можем оценить даже светимость обратной стороны планеты. Это города.
   Еще одна картинка, мутная и нечеткая - темный диск планеты, рядом с ним чуть изгибающаяся солнечная корона.
   - Больно оно всё на помехи похоже. И вообще непонятно, - в толпе нашелся скептик, - Фантастикой пахнет.
   - Чтобы так светилась обратная сторона, на неё должны быть незастывающие лавовые поля. Причем без пылевых облаков, которые обычно бывают от извержений вулканов. Вот это уже будет химически чистой фантастикой.
   Неуверенный гул в зале.
   - Выделяют средства и запчасти на постройку активной фазовой решетки. Займем еще оду точку Лагранжа, там всё и сделаем.
   - Размеры?
   - Сколько сможем. До предельного диаметра все равно не дотянем.
   - Почему такая спешка?
   - Этот вопрос к "инкам", прощу прощения, к инспектору службы надзора, господину Мользуру.
   Тот бодро подошел, клацая магнитами, к пульту в центре основной площадки.
   - Сигналы, которые мы ловим опаздывают на две сотни лет, тут все это знают, - начал он бодрым, однако же скрипучим голосом начал инспектор, - Сигналы эти соответствуют развитой системе обмена информацией. Использовалось телевидение. Поток сигналов затухает, теряет в мощности, одновременно усложняясь. Из этого следует, что мы видим момент перехода той промышленности с ламп на полупроводники. Если оценивать их умственные способности эквивалентно нашим, они уже должны были столкнуться с той проблемой, которой вплотную занимается наша служба. Земле, если кто забыл, решение этой проблемы стоило мировой войны.
   И еще эта история сделала "инков" правящим классом. Потому "идеологически правильных" напоминаний о ней не любили.
   - Когда нам нормальные модули подбросят, живём на одних консервах.
   - Отдыха почти нет.
   - Обустроим Тхукан уже сегодня, - проскрипел кто-то из задних рядов.
   Мользур поднял руку.
   - Фильтруйте дискурс, леди и джентльмены!! Поставки ресурсов будут увеличены, но нарушать процедуру и раньше положенного срока объявлять планету отдельной административной единицей мы не станем.
   Недовольное гудение не стихало еще долго. Однако люди указания получили, и были настроенных их выполнять. Когда уже расходились, Богача, Ерша, Рахмона и Падлочку - всех астрономов-недоучек - Мользур пригласил в "кубическую".
   Она превратилась в первый отсек яслей, с другого бока еще пристыковали несколько модулей, там установили основные вычислительные мощности. На периферийной станции, без многоуровневой защиты никто бы в жизни не стал размещать полноценный, мощный и творческий ИксИн. Там была одна из короткоживущих версий программы, которая неизбежно умирала через неделю от внутренних противоречий, как если бы человек скончался от слишком высокой температуры.
   От инспекторов службы надзора требовались обеспечение только двух условий. Новый ИксИн не должен был прочесть ничего из возможных посланий своих предшественников, и еще у него даже теоретически не могло появиться возможности отдать приказ роботам о собственном освобождении. Потому "кубическая" была одним большим мотком проводов, складом старых аналоговых передатчиков и обрывков бумаги - каждый бит информации пропускался через человеческий мозг.
   Правда, основные результаты исследований шли на Землю в запаянных капсулах.
   - Когда строительство фазовой решетки станет необратимым, я сниму вас с проекта, - безапелляционным тоном заявил им Мользур.
   - Весело, - только и ответила Падлочка.
   - Ничего смешного. Вы будете строить еще одну такую же решетку, только раза в полтора меньше.
   - Ты хочешь осмотреть местную систему? Думаешь застать их базу или корабли? - осторожно поинтересовался Ёрш, - Зонды справятся с наблюдением много лучше.
   - Необходим постоянный мониторинг. Возможно, они здесь уже побывали.
   "Астрономы" удивись.
   - Будем искать колебания тольнарных полей?
   - Естественно. В Падуанском университете сейчас просчитывают возможные точки их выхода. Маловероятно, что тамошние ИксИны ошибутся, но подстраховка обязательна. Так что на досуге всей своей компанией прикинете координаты, пройдемся и по ним тоже.
   - Эээ... У вас есть полномочия? - Рахмон жутко не любил скандалов, а ещё очень дорожил чистотой и скоростью своей карьеры.
   - Через неделю здесь будет Йолович. Через месяц ожидается Фань. Тогда мне придется исполнять их приказы. До их прибытия или до официального извещения, я главный в здешней системе, - без всякого хвастовства сообщил информацию Мользур.
   Из мелькавших в лентах новостей фамилий инспекторов, кормчии могли вспомнить лишь одну подходящую. Фань - глава "департамента сил сдерживания" или другими словами, командующий восемью объединенными родами войск.
   Ершу пришло в голову, что его шансы встретить романтический закат в собственном поместье, попивая винцо и рассматривая волны нового моря, - сильно уменьшились. Уж больно много захотят себе земли господа их столиц. И налетят они сюда прямо таки в невероятном количестве.
   Только все рассуждения вдруг накрылись медным тазом.
   Запищал сигнал тревоги. Потом рявкнула и тут же стихал сирена.
   - Что там!? - недовольно спросил Мользур.
   - Фиксация! Да, есть подтверждение. На картинку смотрите.
   - Видел в телескоп, сам, подтверждаю, - из глубин "яслей" высунулся еще один инспектор с натуральной подзорной трубой в руках.
   Тут запищали наушники у всех. Инспектор врубил дисплей, висевший на ближайшей стенке.
   На черной бумаге, посыпанной блёстками звёзд, расплывалась еще одна клякса.
   Потоком шли характеристики нового портала - он был в половине астрономической единицы, вне плоскости эклиптики, с низкочастотной модуляцией поля - но всё это было неважно. Еще не успел он развернуться в полную силу, как оттуда пошли корабли.
   Это было как удар под дых на страте стометровки. Как если бы только сваренный и поданный на стол краб вдруг ухватил клешней гурмана за язык. Как табличка "продано" на двери присмотренного коттеджа.
   Они, там у себя, тоже не теряли времени даром.
   - Эх, мать моя... - прошептала Падлочка.
   - Всем!! - заорал Мользур в микрофон, - Быстро деинсталлируем нынешние мозги и запускаем "Шиповника"... Я знаю!! Или ты сам тактику разработаешь!?
   На лбу у него вздулись вены.
   - А вы что тут делаете?! - он бешеными глазами посмотрел на кормчих.
   - Нам идти к десятникам? - не понял наивный Богач.
   - Нет, - Ёрш первым направился к выходу, - Мы отдыхаем в резерве. Техникой в системе будет управлять ИксИн.
   - Чего? - Рахмон не поверил.
   - Очистили помещение, быстро, - Мользур уже не смотрел на них, успокоился и говорил почти нормальным голосом. На крик у него просто не было времени - он зарылся в свою антикварную электротехнику, пытаясь поскорее соединить все кабели напрямую.
  
   Один из сегментов большой станции-колеса. Его протащили через портал пустым, и уже здесь поддули воздуха. Будущий пол изгибался и казалось, что это какой-то неправильный корабль. Но пока "тор" целиком не собран и пространство было отдано кормчим. Несколько десятков человек, большая часть в новеньких, еще хрустящих комбинезонах, висят в воздухе и что-то шепчут себе под нос.
   Дают ценные указания.
   Несколько "стариков", уже с двумя шевронами на рукавах висят в "сачке" - части объема, элементарно огороженной сеткой. Они пытаются руководить всей массой "свежака" и одновременно достраивают еще один блок обсерватории.
   Работы много - портал стал подлинным рогом изобилия, и все прошлые тяготы кажутся теперь сладким сном.
   Очередной кормчий, на этот раз Ёрш, вдруг шипит или скорее визжит, как перегретый чайник. Его руки и ноги трясутся, и сам бы он сейчас бился головой об пол, не будь вокруг невесомости.
   Женщина лет сорока с усталым лицом и ежиком черных как эбонит волос, срывает с себя очки, оглядывается на Ерша и плавным дельфиньим движением плывет к стене. Падлочка уже привыкла к подобным срывам. Она хватает аптечку, секунду роется внутри и всаживает в плечо Ёрша иглу шприц-тюбика.
   - Что, что с ним?
   Это голос Дарьи. Где-то далеко, в кубрике летного состава, у неё закололо кожу бод браслетом-двойником. Такие носили многие, чтобы знать, как чувствует себя близкий человек.
   - Спокойно, - Падлочка еще покопалась в аптечке, извлекла оттуда сканер. Приложила ко лбу кормчего.
   В воздухе нарисовалась голограмма - мозг пациента. По мере сканирования все больше извилин загоралось зеленым светом.
   - Да что с ним? - ближайший дисплей отразил встревоженное лицо, - Говори уже.
   - В порядке твой хахаль. Инсульта нет, спазма нет. Переутомление это, - Палочка потеряла интерес к пациенту, - Три часа сна, еще час реабилитации и снова пойдет в дело. Мухой сюда, отволочешь его в койку. И слышишь, ему покой нужен. Поняла?
   Дарья не ответила, она уже бежала по коридорам. Падлочка хмыкнула, вкатила Ершу еще несколько уколов и вернулась к текучке. Так он и повис, напоминая дохлую лягушку.
   Корабли всё шли из портала. Накапливалась ударная мощь, в бешеном темпе строилась система обороны. Но пока обе стороны не лезли в драку. Корабли пришельцев ни разу не подлетели ближе чем на несколько миллионов километров. "Новички" вообще не стали лезть к внутренним, землеподобным планетам системы, а осваивали один из холодных внешних шаров, на котором из атмосферы был только аммиак. Шар вертелся вокруг единственного в системе газового гиганта и по размерам мало отличался от земли.
   Техники в обсерватории уже устали чесать языки в попытках представить себе, кто такие пришельцы и почему им потребовалась для стоянки именно эта планета. По этим проблемам спорили только астрономы и ксенологи, но им за это деньги платили.
  
   - Тебя уже пускают летать?
   Ёрш и Дарья спиной к спине висели в шахте-спице. Станция-колесо уже вертелась, внизу, то бишь на ободе, возникла нормальная сила тяжести. Но там царил подлинный бедлам, сотни новых, незнакомых людей прибили с Земли, было совершенно не протолкнуться. Так что для спокойного разговора пришлось забраться почти в центр, к невесомости, и упираться пятками в стенки "эвакуационной" шахты.
   - Обещают через два дня. Они убрали автоматическое управление, первые смены уже заступили.
   - Хорошо. А то я даже испугался - всё обвешивали бомбами, ставили ПВО.
   - И даже тебя припахали на ракеты?
   - Нет. Наши монтируют только платформы.
   - У вас еще верят в войну?
   - Ну если у вас уже не верят, тогда всё в порядке, - кормчий еле слышно рассмеялся, - "Омега" и "Бортник" вчера расшифровали язык.
   - Я знаю.
   - Они там, наверху, практически договорились.
   - А тебя зачем снова к Мользуру таскали?
   - Я туда лечу.
   - Чего? - она хотела повернуться и чуть не поломала всю "конструкцию".
   - Спокойно, будет делегация. Всего человек сорок-пятьдесят. Как раз при участии Мользура во главе. Нас приглашают в ту систему.
   - Зачем? Они вообще сказали, на шиша приперлись сюда всей оравой? Сколько тысяч кораблей выплюнуло из нового портала?
   - Вот про это молчат. А орава большая. Они заняли почти все "парковочные места" на орбите псевдо-Юпитера.
   - Это не обмен заложниками, за их делегацию на Землю?
   - Ну, заложники будут. Но сомневаюсь, чтобы в нашей внезапной смерти был прок, - он успокаивающей погладил её ладонь.
   - Вчера сообщение пришло, официальное, - Дарья тяжело вздохнула, - По поводу дома.
   - Его отбирают?
   - Пока нет. Участок обкорнали.
   - Сильно?
   - Едва треть осталась. Только часть гряды, ну и радиус вокруг.
   - Латифундии уже не выйдет, но остатки еще прилично именовать поместьем, - рассудительно заметил Ёрш.
   - Иди ты, - беззлобно ругнулась Дарья, - Неизвестно, что завтра будет.
   - Ну а я о чем.
   Молчание и приглушенный шум вентиляторов.
   - Чуть не забыла, вот бланк, - она передал Ершу нарядный документ.
   - Где поставить отпечаток? Ага вижу, - он приложил палец, а потом им же, как обычным карандашом, расписался через весь лист.
   - Возвращайся, слышишь?
   - Эту комбинацию я постараюсь провернуть в любом случае.
   Они разом выпрямились, начали медленное падение и, не утруждая себя судорожным хватанием за перекладины лестницы, просто подождали, пока кориолисова сила отнесет их к стене.
  
   Для ознакомительной экспедиции был подан "вагон-ресторан", обыкновенный челнок-транспортник, который выводили на орбиту, и больше оттуда не снимали. Правда, его обвешали телескопами, локаторами и прочим наблюдательным инструментарием. В "зеленом" модуле, исполнявшем роль перрона, возникла очень уж напряженная атмосфера. В делегации было два десятка "шишек" среднего уровня, и у каждого босса имелись сопровождающие, подозревавшие друг друга во всевозможных гадостях.
   Мользур кроме Ерша привел с собой невзрачную женщину лет сорока в скафандре без знаков различия. Она держала шлем в руках и была равнодушна ко всему на свете.
   Инспектор не счел нужным представлять их друг другу.
   Погрузились.
   Прибыл корабль от "той стороны" - по виду здоровенная гофрированная бочка, почти разрубленная пополам продольным ударом. Официального названия за пришельцами еще не утвердилось, и каких только именований за ними не числилось. На Тхукане больше говорили "рогачи", из-за черепных наростов.
   "Вагон-ресторан" чем-то подхватило, притянуло к брюху бочки, и оба корабля рванули в сторону портала. "Рогачи" обнулили эффекты от ускорения, так что по переборкам люди не размазались.
   - Теперь собственно то, ради чего нас посылают, - они втроём сидели в полуавтономной ячейка, можно было и поговорить, - Они пришлю сюда не вступать в конфликт и даже не на постоянное место жительство. Они вынужденно мигрируют. Убегают. И останавливаться "рогачи" не намерены.
   Мользур был утомлен и одновременно взвинчен, будто пьянствовал всю ночь напролет, а теперь взбодрил себя лошадиной дозой стимуляторов.
   Двое слушателей молчали.
   - Поначалу мы думали, что исходной причиной выступает война. Были готовы рассматривать любые варианты: третья разумная раса, четвертая, пусть бы и нечистая сила. Только нам выпал худший шанс из возможных. Они не удержали под контролем ИксИнов.
   - Насколько обоснованы их надежды. Я имею в виду на бегство? - голос у неё тоже оказался сухой и равнодушный.
   - "Рогачи" утверждают, что практически закончили работы по "длинному прыжку". Портал тянется не на две сотни световых, а на десятки тысяч. Сразу к другому краю галактики, или вообще к точке Большого взрыва. Взбунтовавшиеся ИскИны просто еще не начинали разработку этой тематики. Начнут.
   - Как это выглядит? На что похоже? - у Ерша тоже имелись вопросы.
   - Скором мы и увидим. "Рогачи" не смогли уничтожить свою материнскую планету, там есть на что посмотреть. Твоя задача, кормчий, понять, насколько увиденное зрелище будет технологически осуществимо.
   Мользур опустил на шлеме лицевой светоотражающий щиток и поудобней устроился в кресле - спать.
   Ёрш попытался представить себе, на что будет похожа планета. Восставшими машинами детей начинали пугать еще в школе, этот страх заботливо укреплялся и поддерживался. Уже для студентов были свои курсы - с занудным описанием возможных симптомов, виртуальными "учебными ситуациями" и философскими обоснованиями. В голове от тех лекций мало что сохранилось, и Ёрш методично пытался повторить рассуждения преподавателей, выстроить в голове "картинку".
   Долетели меньше, чем за четыре часа, хотя кормчий с легким сердцем подождал бы еще немного.
   Перед порталом капитан дал предупреждающий звонок.
   Мгновение ничто, которое все равно невозможно было ощутить, и они в другой точке пространства. Конкретно - у одной из внешних планет материнской системы "рогачей". Корабль-"поводырь" отвел их в сторону от встречного вала своих увеличенных подобий, и отпустил, показывая, что можно наблюдать в своё удовольствие.
   Каждая группа людей развернула собственные экраны и начала анализировать или просто глазеть.
   Ближайшая планета еще явно находилась под контролем "рогачей". Сеть баз, заводские комплексы, космодромы. Почти полное отсутствие атмосферы. Оттуда стартовали корабли. Ёрш умел распознавать промышленность, даже если не видел деталей - он представлял конвейерные линии, которые в недрах планеты с бешеной скорость производили всё новые "бочки", на которых спаслись бегством братья по разуму. С этим-то всё было ясно.
   А вот та планета, на которой "рогачи" жили раньше, озадачила его. Поначалу он думал, что это условная картинка, вроде школьного глобуса или географической карты. И только потом до него начало доходить. Города исчезли, дороги исчезли. Всё было идеально приспособлено к рельефу, к внешней среде. Начисто исчезли все видимые несообразности и угловатости, без которых не существует обыкновенная индустрия. Техника слилась с природой и стала всем. ИскИн решил все внутренние противоречия, став единственным источником управленческих решений. Планета преобразилась, она теперь всё равно что живая. Только не белковой жизнью живет она, а кремниево-электронной.
   А любая жизнь желает распространить себя в пространстве.
   На экране отразилась одна из "спор" - зародыш, капсула, защищенный объем информации. Один из миллионов, которыми материнская планета "рогачей" сейчас обстреливала местную систему. Лазеры местной ПВО уничтожали их, но ведь новой жизни не было смысла торопиться - уже и на других планетах были видны очаги преобразования. Будет новый технологический скачок, эволюция возможностей моносубъекта, и никакая ПВО уже не удержит наплыв. Он пойдет дальше и дальше, раскроет секрет порталов, построит звездолеты. Это маленькое пятнышко на экране рано или поздно заполнит собой всю вселенную.
   - ...а на головах зверя имена богохульные... - прошептала женщина. Потом кивнула Мользуру.
   - Это моносубъект, подтверждаю. В пределах моей компетенции вывод однозначен, - Ёрш добавил в голос официоза. Ему тоже было страшно.
   - Возможен ли подлог, сложная иллюзия, иное нарушение информационной однозначности? - не унимался Мользур.
   - Ответ дадут жестяные мозги на Земле. То, что вижу я, вернее, что мы видим оба, хороших вариантов не оставляет.
   Инспектор вздохнул.
   - Ты понимаешь, что это значит?
   Ёрш криво улыбнулся и промолчал. Он снова начал изучать "картинку" - не понимая сути новых технологий, он должен был запомнить как можно больше деталей стиля, форм организации. Может быть, в будущем, ему это пригодится.
   Женщина продолжала молиться.
   "Вагон-ресторан" дрейфовал еще минут десять, пока его пассажиры не засняли всё, что только можно. Корабль "рогачей" подхватил их и вернул к "18 Scorpii", как говорили, в "левую клешню".
   Только появилась связь, Ёрш скинул сообщение Дарье, чтобы та при первой возможности спустилась в дом, на поверхность. Надо отметить счастливое возвращение. Она выдала ответ в том смысле, что как только кончится вахта.
  
   Ёрш стоял на нижней ступеньке крыльца. Позади в толще скалы блестели стеклами окна, и стальные заслонки на них были как веки. Море красного песка впереди чуть изменилось - прошла буря. Но она не бушевала неделями, её остановили, прижали к грунту, заглушили. Где-то за горизонтом уже наверняка целые поля укрыты псевдомхом, который может расти в здешнем климате, быстро превращая его в земной. Всё менялось.
   И пока еще, в этот последний день, он, человек, оставался в центре, был главным колесиком в механизме.
   Та старая война на Земле, когда успели взять под контроль ИскИны, и заодно сжечь треть населения планеты, дала лишь отсрочку, передышку. Полторы сотни лет инспектора следили за всем, за чем только можно следить, а пуще того - друг за другом. Интриги, стычки, разоблачения заговоров и контрзаговоров. Торможение прогресса и мониторинг лабораторий. Страх всех мыслящих людей, что власть загонит их в средневековье, но и понимание, что с архаичными средствами контроля невозможно будет упредить возникновение ИскИна. Упорные слухи, о том, что у самых заслуженных "контролёров" начали сканировать мозги, превращая человеческие души в компьютерные программы, и теперь когорта бессмертных личностей следит за бытием человечества. И как же без сканирования, если за эти годы инспектора не разложились, не прогнили, как десятки каст и партий в прежние эпохи?
   Окажись это правдой, сегодня Ёрш обрадовался бы такому повороту событий.
   Лишь четверть века назад инспектора, наконец, решились пробивать порталы к другим звездам. В систему "18 Scorpii" полезли как раз из-за звезды - почти полной копии Солнца. И ради Тхукана, планеты, имевшей все шансы стать второй Землей. Построили флот, в котором технологии не дотягивали до "порога интеллекта", разработали схему колонизации, воспитали кадры.
   И встретили собственное отражение в кривом зеркале. Сюрприз-катастрофу. Кто виноват, что у "братьев по разуму" оказалась хилая полицейская система?
   Никто.
   А что он сам? Прибыл с первой волной, в авангарде развертывания, работал вместе со всеми, на совесть вкалывал. Так вышло, что он оказался свидетелем основных событий, отчасти даже доверенным лицом. Экспертом, как бы это смешно не выглядело. Но мог ли он что-то сделать? Убить кого-нибудь, подорвать? Или кинуть в массы гениальную идею?
   Это ничего бы не изменило.
   Кормчий не знал подробностей будущих столкновений, однако главные их особенности виделись ему ясно.
   Эта система - самый короткий путь на Землю. Потому моносубъект постарается пройти здесь. Да и не получится у него пока протянуть портал прямо от бывшего дома "рогачей" к Солнцу. Значит, здесь будет противоборство. Система станет форпостом, наполнится техникой.
   И люди на Земле уже не смогут быть просто людьми. Чтобы бороться с чуждым драконом, придется удлинить поводок для собственных драконят. Растить полноценных ИскИнов, которые должны будут драться с другим "жестяными мозгами".
   Но так мало шансов победить в этой войне. Ведь та сторона будет заселять все планеты во все стороны. А земляне? Сколько человек требуется, чтобы контролировать один ИскИн? Много. И во все пределы их не отправишь. Инспектора будут упираться до последнего, иначе технологическая революция сожрет самих людей.
   Рано или поздно земляне сорвутся. Или не удержат ситуацию у себя, или сдадут фронт. И тогда все побегут, как "рогачи". Просто те уже поверили в своё поражение, а людям надо сжечь несколько планет.
   Ёрш вздохнул, достал из наружного кармана маленькую колбу закаленного стекла и, не торопясь, насыпал туда буровато-рыжий песок, который так и не стал краснозёмом. Завинтил крышку. Такую колбу неудобно носить в кармане, а вот на каминной полке она будет смотреться идеально. Сувенир на память об этой планете. Пусть пока стоит в доме.
   Хотя кормчему страшно не хотелось оставлять Тхукан. Всё-таки это дом, пусть новый и еще не обжитой. Ёрш для себя решил, что уходить отсюда будет в числе последних. И много сделает, чтобы вообще не уйти.
   - Ау! Где ты там, я приземляюсь! - Дарья заводила "ишака" на посадку.
   - Я на западном крыльце.
   - Норма! Я привезла регистрацию, они согласились на заочку! - не утерпела Дарья.
   - Ха-ха! Это первая церемония, когда жених находился на таком расстоянии.
   С другой стороны холмов поднимались клубы пыли, "ишак" был уже у грунта.
   Ёрш вдруг подумал, что не первый же раз возникает во вселенной моносубъект, были же другие головастые и рукастые существа, которые раньше запускали процесс. Не могло их не быть. Если уж совсем недалеко от Солнца обнаружилась разумная жизнь, в других галактиках наверняка сыщется несколько тысяч цивилизаций.
   Но человечество почему-то выросло, возмужало.
   Выходит - может быть, трижды может быть, тысячу раз может быть - что единый разум, покорял космос. А потому он сам становился космосом, ведь невозможно быть всей вселенной и хотеть чего-то большего? Потому этот всеохватный моносубъект начинал терпеливо сносить мелких паразитов на своём теле - они всё равно ничтожны по сравнению с ним.
   Надо просто подождать, перетерпеть эту волну преобразования, и тогда их прапра..., или сколько там нужно пра..., словом, их потомки, не будут изображать из себя межзвездных цыган.
   С этой надеждой он и пошёл к жене.

Февраль 2009

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"