Бескаравайный Станислав Сергеевич : другие произведения.

Невидимая китайская шкатулка

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я знаю какой должна быть машина времени, пока не пытаюсь начертить её...


Бескаравайный С.С.

Невидимая китайская шкатулка

  
   Если смастерить все задуманное - жизни не будет. Совсем.
   Как не навредить планете. Инструкция для изобретателей.
  
   Идея почти созрела. Надо было только сосредоточиться и произнести её простыми словами. Или нарисовать. Можно было просто в деталях представить и запомнить получше.
  -- Нет! Ну почему!? - вдруг заорал из угла Семенов.
   И правильно сделал. Большая зеленая бутыль, которая раньше стояла на шкафу, теперь с этого шкафа упала.
  -- Там же керосин! Песок давай! - закричал и сам Комелев.
   По счастью обошлись без песка, пожар не случился. Все трое изобретателей вытерли керосиновую лужу старой ветошью, собрали стекло.
  -- Успеваем? - Алена всегда торопилась, и на любое мероприятия норовила явиться раньше всех.
  -- Еще два часа. Чертей с котлами собрать успеем, - Комелев был недоволен, - Я тебе еще неделею назад оговорил, для чего здесь керосин? Ты видишь хоть одну антикварную лампу с фитилем? Или мы тут нефтехимией пробавляемся?
  -- Думала, пусть будет.
  -- Для чего? Масленицу поджигать?
   Алена не очень уверенно фыркнула в ответ. Но вокруг действительно не было ни одной установки, куда можно было бы влить керосин. Была только большая комната с низким потолком, под завязку набитая всяческим хламом. Компьютеры, колбы, весы, верстаки, пробирки, принтеры, перегонные аппараты, чашки Петри, длинные металлические столы, стеллажи, старые журналы, новые заготовки, сварочные аппараты, алюминиевые болванки по углам и неоновые лампы на потолке. Все собранное добро равномерно покрывали масляные пятна, а в воздухе висела пыль и носился запах каленого металла. Это помещение в идеале должно было называться офисом фирмы "Пробирщик Ltd", но на дверь никто из учредителей табличку не вешал.
   Наверное, они стеснялись.
   Троим студентам-второкурсникам нужен был какой-нибудь реальный предмет для гордости. Вместо того, чтобы заниматься в своем Политехническом Университете доступными проектами, или, в крайнем случае, пытаться устроиться в фирму, и там подзаработать деньжат, они вообразили себя великим изобретателями, и решили, что могут сами сотворить пару приличных изделий. Осчастливить человечество не входило в их планы. Они всего лишь хотели утереть нос своим знакомым. Учебу до конца не бросили, документы на аренду не оформили. Словом, болтались между "здесь" и "там". Уже не играли, но еще не работали.
   Пока была единственная проблема, которую они с готовностью признавали - где взять денег? Если вернуть хозяевам все оборудование, уворованное или взятое "на пару недель", комната опустела бы наполовину. А до сих пор не нашлось ни одной компании, готовой купить у них идею. Даже самую эффектную, как взрывчатая открывалка для бутылок (стекло не билось!).
   На их счастье в любом большом городе находится много подобных людей, которым кувалда упала на голову. Они мастерят вечные двигатели и проектируют аппараты для пролета сквозь солнечное ядро. И почти всегда заводятся фонды или меценаты, которые готовы дать денег, спонсировать этих чудаков. Немного, но на прокорм хватает.
  -- Ладно, будем считать - это мы на дорожку посидели. Собираться пора, - Комелев полез в карман за ключами, - Алена, подгоняй драндулет.
   Она ушла за транспортом, а еще надо было упаковать модель.
  -- Ну почему все делаем в последний момент? - Семенов обматывал переплетение хромированных труб слоями пленки.
  -- Ничего, запустим эту дуру, всегда успевать начнем... - Комелев щелкнул ногтем по переплетениям труб.
  -- Размечтался. Мне бы не запустить, мне бы... - Семенов говорил что-то еще, но Комелев задумался и делал все на автомате. Если тот контур не замыкать? Если обеспечить пульсацию, да еще резонансом отполировать?
  -- Смотри, куда тянешь!!! - при погрузке лучше не задумываться, - Едва не упустил!
   Но ничего. Два высоких, тощих студента как-то справились, дотащили модель сначала до двери, потом до лестницы, а затем уж и до крыльца. Потом Комелеву пришлось возвращаться за ноутбуком. Когда он снова оказался на крыльце - Алена уже подогнала их транспорт. Эта была странная помесь из мотоцикла и маленького грузовика, называемая иногда мотороллером. Трехколесное чудо с кузовом полтора на полтора метра. Борта кузова были сняты с детской песочницы. Сантехники из соседнего ЖЭКа обыкновенно перевозили на таких уродцах газовые баллоны.
   Алена осталась на единственном сиденье, а ребята затащили в кузов модель и как-то устроились сами. В таком виде лучше было не попадаться гаишникам, потому до места ехали переулками.
   Местом был старый корпус кулинарного техникума. По случаю воскресного дня там не было видно студентов, а у крыльца толпились коллеги-изобретатели. Семенов еще издали вглядывался в лица конкурентов и сквозь зубы материл их квадратно-гнездовым способом.
  -- Здесь Антрацит. И Пень. Игнатьич заявился - ну какого?!
   Замолк он только в десятке метров от народа, когда Алена глушила мотор.
  -- Мальчики, вы тут сгружайте товар, а я пойду - разведаю.
   И она, не оглядываясь, так грациозно ввинтилась в толпу, что оба "механика" только переглянулись с выражением легкого ожесточения.
   Было от чего. Еще в самом начале Алена заявила им открытым текстом - железки железками, а на личную жизнь у неё большие планы. Охота ей найти Перспективного Жениха. Двоим нищим студентам до такого калибра еще тянуть и тянуть. И чтобы к ней не лезли. Слово она держала, так что ни одна попытка раскрутить её успехом не увенчалась. Одно время компаньоны думали, что Алена сама поймет - в мастерских такие женихи не водятся. И расслабится. Но она все понимала еще раньше - потому где-то раз в два месяца на неё находило. Она лакировала ногти, делала прическу, доставала платья - словом умудрялась влезать в шкуру "светской леди". И недели полторы её не было видно. Потом Алена возвращалась и оптимистично заявляла, что в этот раз со свадьбой не получилось, но в следующий она кого-нибудь наверняка окольцует.
   Что совершенно было за гранью понимания партнеров - как она ухитрялась сохранять руки от мозолей и порезов.
  -- Кто крайний, мужики?
  -- За Кепкой будете, - отозвался Кудлатый.
  -- Я тебе дам "Кепку"! - нервы у всех были напряжены.
  -- Ну, за Семен Сменычем.
   Внешность компании изобретателей могла отпугнуть любого здравомыслящего человека. По виду это было собрание неудачников - они пол жизни создавали какую-то ахинею, а потом не смогли получить за свой труд и пригоршни мелкой монеты. В результате - седины, катаракты, плохие зубы. Потертые куртки и плохенькие машины. Но, если подумать, любая компания золотоискателей выглядит никак не лучше. Голодные глаза с отблеском фанатизма. И чем безграничные просторы Неведомого, хуже россыпей Клондайка или рудников Кимберли?
   Комелев снова задумался, и в очередной раз идея не смогла окончательно всплыть из подсознания - тот самый Семен Сменыч таки решил начистить физиономию Кудлатому. Еле разняли.
   Пока то да се - вернулась Алена.
  -- Я зарегистрировалась. Вот номерок, - она сунула жетон Комелеву, - В приемной комиссии Подобедов, Емельянов и Костя-могила.
  -- Это ничего, они поверить могут, - сам себя успокоил Комелев.
  -- Кто в соискателях? - поинтересовался практичный Семенов.
   Алена подмигнула и показала большой палец.
  -- Там, ближе к двери, одно старье в белых тапочках. Папироса. Скальцев. Мугамедов. Бондаренко. Даже Геноцид приперся!
   Партнеры сразу повеселели. Геноцид был неопасным сумасшедшим. С тех пор как десять лет назад в давке ему сломали ногу, он все пытался протолкнуть идею маршрутки-душегубки. Или, скорее, душедавилки. Такую маршрутку надо было останавливать в час-пик у самых бойких мест. Водитель уходил, и на его месте оставалась голограмма. Секрет состоял в том, что машина никуда не ехала, а благодаря особой конструкции дверей, каждый следующий пассажир, чтобы войти, трамбовал толпу. Обратного хода из маршрутки не было, так что Геноцид рассуждал о полусотне трупов за раз. Кому только он не показывал свои чертежи! Как-то дошел даже до министерства обороны и почти продал эту ахинею под видом "оружия устрашения", но в последний момент военспецы заявили, что конструкция дверей не слишком практична и, вообще, это нарушение Женевской конвенции.
   Смех смехом, но теперь надо было ждать пару часов. Комиссия признавала работу только "лицом к лицу". Изобретатели показывали свои выдумки, а им либо сразу указывали на дверь, либо тут же давали деньги. Основатель фонда "Прокруст" в молодости сильно страдал от бюрократии и теперь, когда давал деньги на помощь изобретателям, хотел, чтобы все обходилось без единой бумажки.
   Комелев раскрыл ноутбук и все пытался записать те несколько простых идей, что доставали его последние несколько часов. Но ничего не получалось - предложения приходилось обрывать на середине и бросаться решать очередную проблему. То обморок у Папиросы - забраковали его бритву, сделанную по принципу цилиндрической газонокосилки. То еле успели потушить пожар - Гнилозуб притащил свой котел-утилизатор для гриля, и рвался показать, как можно приготовить шашлыки на одной горсточке древесного угля. То Алена потеряла заколку, и её только начавшие отрастать до положенной длины волосы чуть не затянуло в редуктор вечного двигателя. К тому же приходилось постоянно двигаться вместе с очередью, и каждые несколько минут переставлять модель - с тротуара в коридор, из коридора на лестницу. Незаконченные фразы Комелев стирал с экрана, потому что не мог вспомнить их окончания. Он уже начинал злиться сам на себя и, заодно, на весь остальной мир, когда подошла их очередь.
  -- Номер 38! Машина времени. Комелев Сергей Прокопьевич.
  -- Кх. - он прочистил горло, - Здесь!
   Аудитория, в которой представляли модели, была солнечной и просторной. Почти все парты вынесли. Комиссия сидела на возвышении. Классическая судебная тройка. Лысый череп председателя Емельянова блестел как страусиное яйцо, а налитые кровью черные маленькие глазки Подобедова казались карбункулами, только что вырванными из кишок негра-старателя. Костя-Могила смотрел на вошедшего, как на пустое место.
  -- Я представляю вашему вниманию модель машины времени...
  -- Действующую, надеюсь? - перебил его Емельянов безукоризненно вежливым голосом.
  -- Это испытательный стенд, - Комелев раздухарился, и сбить с него спесь было очень непросто, - Общий принцип как в синхрофазотроне, но благодаря резонансу торсионных полей...
   Рассказывал он минуты две. Главная идея была в том, что по замкнутой системе трубок бегал маленький металлический шарик - если удастся сдвинуть время, то шарик должен столкнуться сам с собой. Красивая картинка на экране ноутбука показывала, как это произойдет.
   Компаньоны подслушивали его речь у дверей.
  -- Фигня, - Костя-Могила уронил скупой комментарий.
  -- Аккуратные сварные швы, - Подобедов выдал похвалу, от которой хотелось навсегда замолчать.
   Комелев перевел дыхание и только хотел проговорить следующую порцию объяснений, как Емельянов стал выносить приговор.
  -- Молодой человек, как по-вашему - сколько сюда переходило темпоральных жуликов? Нет, не задумывайтесь, это риторический вопрос. Я ни одному не дал премии. И знаете, почему? Если бы их машины заработали - пусть и через годы после выдачи субсидии, то они вернулись бы сюда, в эту самую секунду, и приказали бы мне дать им денег. Причем так приказали, что я бы исполнил. А раз никакого чуда тут не случилось, то и машина ваша никогда не заработает. Более того, она изначально фальшивая! Понятно? Так что получите, уважаемый, маленькие призовые за ремесленное умение, и не обижайтесь.
   Сергей мог только беззвучно открывать и закрывать рот. Судья видел ситуацию насквозь. И даже про фальшивку все было правдой - они соорудили её за неделю, думая в наглую взять премию. Но ведь Комелев сообразил, именно в эту самую секунду понял - как должна быть устроена схема! Чертеж горел у него в сознании. И пусть они идут ко всем чертям...
  -- А. А! - вдруг закричал Костя, а вернее, Константин Семенович, схватился левой рукой за грудь, и потерял сознание.
   Могила дал дуба. Это было так неожиданно, что Комелев не знал, ругаться или радоваться. Началась суета, в которой изобретателям еле удалось получить на руки свою маленькую премию.
  -- Я ведь представлял схему, она прямо перед глазами висела, - жаловался Комелев по дороге в мастерскую, когда драндулет подпрыгивал на ухабах.
  -- Ну, так возьми блокнот, нарисуй. Больше половины страниц не испортишь, вспомнишь, - посоветовала Алена.
   Хороший совет. Через три часа от блокнота осталась одна обложка, а схемы не было. Невозможно было сосредоточиться. Отключали электричество. Терялась ручка. Он сам едва не подавился сухариком. Постоянно шли какие-то крики, гудения, скрипы. Над ним будто издевались!
  -- Та бросай ты это дело, лучше помоги нам, - у Семенова кончилось терпение.
   Они с Алёнкой как раз переделывали модель в то, чем она должна была стать изначально. Установка для стрельбы по воронам шариками от подшипника. Изящные обводы, хром и никель. Дорогая игрушка.
  -- Да сейчас, сейчас.
   Но снова не вышло, его ударило током, и Комелев понял, что лучше отвлечься.
  -- Ну, засада, - ворчал он, отвинчивая нижнюю панель.
  -- Это тебе из будущего мешают, - тоном знатока сообщил Семенов.
  -- Ерунды не мели, - настроения шутить у Комелева не было.
  -- Оттуда, оттуда, - присолила его раны Алена, - Представь, что ты реально контур свой изобрел. Наладил все, машинку построил. Путешествовать начал.
  -- Нобелевку хватанул, - поддержал Семенов.
  -- Но парадоксы кругом, чтоб их всех, флюктации, флюктуции... - она не могла вспомнить слово.
  -- Флюктуации, - Комелев понял, что от насмешек не отвертеться.
  -- Точно, - подхватил Семенов, - Там, в будущем, житья не стало. Точно, что парадоксы заели. Вот они чудеса и устраивают. Тебя с пути правильного сбивают. Загибай, загибай!!
   Хлопотное это занятие - переделывать модель испытательного стенда машины времени в пневматическую пушку.
  -- А еще они меня грохнуть могут, - подыграл друзьям Сергей, - Гирю на макушку уронят, или цианин в газировку подмешают.
  -- Не, убивать им тебя без надобности, - голос Семенова почти не был слышен из потрохов модели, - Ключ, другой, больше!
  -- Правильно, - вслух сообразил Комелев, - Слишком заметно. Знают, что за меня вы им пасть порвете. Вот по пустякам и подличают. Отвлекают. И знаете, чего так часто?
  -- Ну? - одновременно спросили компаньоны.
  -- Это каждый раз другая реальность, другая ветка развития, - зловещим голосом объяснял Сергей, - Целые вселенные рождаются из очередной моей мысли. И сами себя убивают, не дают мне додумать до конца.
  -- Ха! Ха-ха! Хо-хо! - они засмеялись все втроем.
   Но Комелева не покидало ощущение разочарования. Как же так - он ведь видел, понимал, чувствовал. И неужели у него такие зловещие мысли, что их приходить блокировать из будущего?
  -- Ладно, не получается в лоб, будем работать с флангов. Надо придумать, как извлечь пользу из этой проблемы.
   Друзья посмотрели на него с опаской. Не записался ли он в ту компанию сумасшедших, которую они сегодня видели? Но они ошибались. Комелев сообразил, что если ему действительно мешают, то если отвлекаться не на маленькие проблемы, а на другие изобретения, может быть, ему подбросят несколько хороших идей. Чтобы он потратил время на их осуществление. И еще. Если все сказанное только что - правда, то надо действовать аккуратней, не рубить с плеча. Мало ли что им оттуда, из будущего, может показаться?
   Только останавливаться нельзя. А то еще кто другой решит заняться этим феноменом. Так и приоритет упустить недолго.
  

Март 2007

  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"