Бескаравайный Станислав Сергеевич : другие произведения.

Каминный дух

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Можно ли арестовать саламандру?


Бескаравайный С.С.

Каминный дух.

Рапорт сотрудника.

   Ныне вещаю вам шеф, что работаю споро,
   И что внедрился успешно в гнездо негодяев.
  
   Вот такой идиотизм. В действительности нет времени: сижу в этом притончике почитай круглые сутки, изображаю богемного графомана. Потратился на стильный костюм, поддельный, правда, но все рано вышло немало. Плюс заказы на выпивку - потребляю только хорошо очищенное зелье. Предупреждали меня правильно - морока здесь страшная. Чтоб мои записи пером на бумаге не поняли - приходиться писать: primo - латынью, secundo - греческим, в-третьих - рифмовать недоделанным гекзаметром.
  
   Переводить все обратно с соблюдением тонкостей речи
   Нет ни возможностей, ни хватит по времени ночи.
   Словом, приперся в последние сутки к местному бонзе крутому,
   Некий плюгавый и хмурый на вид старикашка,
   Стал он скулить и кряхтеть, вспоминая былое,
   Дескать, проблемы возникли, быстрое нужно решенье.
   "Что за беда и во сколько ты ценишь работу?"
   Крыша спросила, проверив сначала наличку.
   "Странная это фигня и винить вроде некого ныне,
   но заползло ко мне в душу большое сомненье.
   Есть тут поблизости место одно непростое,
   Как ни зайдут туда верные хлопцы мои шебурные,
   Как ни затеют там чинно про бизнес беседу,
   Так все сольют, продадут по дешевке, прокутят."
   "Что за проблема!?" Взвизгнула крыша глумливо
   "Уж со своими ягнятами сладить не можешь?
   Или воруют они твое кровное дело внаглую,
   Или ты сам мне лапшою главу укрываешь"?
   "Что ты?!" Бобер запищал и захлопал ушами,
   "Чтоб я тебя? Да ни в жизни такого не будет.
   Фишка в другом: что-то есть в этом месте такое,
   Подлое, мерзкое, в общем и целом гнилое.
   Был я там сам, для проверки и в общем не даром.
   Только и я распустил неожиданно сопли,
   Будто в мозги кто залез и пошарил там крепко, коварно,
   Мне и не вспомнить, как в кейс я открыл и бумаги,
   Все подписал и отдал бесчисленно бабок.
   Но ведь неправильно это, неверно и антигуманно,
   Добрые люди так не должны разводится..."
   "Пробью сей вопрос я немедля, возможно
   Наркотики кто-то там в пиво хитро мешает!"
  
   Вроде отпустило. Они поговорили еще минут двадцать, этот престарелый жучок-тотализаторщик, жаловался как мог. Auri sacra fames. Место - ресторан "Вечер джентльмена", снобистское, по отзывам, заведение где мне в этом образе лучше не появляться(адрес...). Упоминались: Сизый, Чек, Стертый. В речи были намеки на Пупка, как на потенциального противника, - его особые приметы. Ой, опять образ...
  
   Гремлин сей властный, долго не думая, свистнул,
   Отрок, порядочный с виду, быстро на зов тот явился.
   "Ты вот сходи в это место, разведай, понюхай,
   Кто чем живет, откуда навар получает..."
  
   Фрак. Начинающий уголовник.
   - Хорошо быть начальством. Вызвал человека, ткнул носом - ищи. А что я тут найду? Нормальный клуб, из тех, в которые приличный народ ходить. Викторианский стиль, подсвечники дурацкие на стенах, мебель тяжелая. Два зала - нижний для случайных гавриков вроде меня, верхний для крутых. Кто меня наверх, где всех этих умников потрошили, пустит? Сиди и запоминай. И ведь результата спросит, Гремлин клюнутый.
   Главное, наверняка ведь кого-то на подстраховку поставил - не доверяет мне. Или жучок в каблук засунул. Как тогда Сыроежку пробил - при всех пуговицу с воротника сорвал, в машину поставил. Все смеялись, а она сарделькой недоваренной тряслась.
   Мутновато. Все образование виновато - раз родители до выпускного довели, кольца в носу нет и морда не резанная, значит в приличном обществе показаться можешь. Бред.
   Ну вышел сверху пень - что с ним сделали? Глаза не блестят, нос прямо держит. Другой зашел. У них там что, по графику прием, что ли? Похоже. Ладно - подождем.
   А обстановочка все же нормальная - расслабляет. Сюда не одному ходить надо, закуску эту колупать.
   Молодой человек, чуть прилизанной внешности заказал себе еще салата - было видно, что он серьезно и напряженно думает над теми счетами, что светились перед ним на экране. Через полчаса, когда тянуть с едой уже стало неприлично и надо было либо добавлять еще, либо просить счет, он еще теснее прилип к экрану.
   А этот пень, вышибают его, что ли? И секунды ведь не видел - по дальней лестнице повели. Под руки. Ничего, камера взяла, потом посмотрим. По бабкам - так тут до вечера сидеть можно.
   Клиент скучающим взглядом обвел столешницу и подозвал официанта - заказать еще.
  
   Официант Григорий.
   Полумрак в комнате, но темнота явно торжествует. Еще можно разглядеть фигуру человека, но цвет его глаз ни за что не понять. Три фигуры у стола.
  -- Ну че, халдей, смерть твоя пришла? Хороших людей опускаешь?
  -- Аа! - хруст, жалобный голос, - Нет, ну при чем тут я?
  -- Кто наркоту в борщ мешает?!
  -- Нету, - хруст и хлюпанье какое бывает от дырявых ботинок в непогоду.
  -- Пасть шире разевай!!
  -- Там нет наркоты!! Вообще нет!!
  -- Туфту гонишь, - короткий и сухой удар, - Чего люди обкуренные выходят?
  -- Правду говорю!! Нет наркоты! В камине дело, в огне, - голос зачастил, - Это гипноз: человек сядет рядом с пламенем, размякнет и все подпишет.
  -- А чего ж ты, тварь, не замираешь?
  -- Так двигаться надо! - даже сейчас, сквозь мольбу и страх в голосе слышаться менторские нотки, - Бегаю туда-сюда: заказ, счет. Верчусь. А так я рядом с клиентом не стою.
  -- Хозяин твой?
  -- Не знаю. Мне не говорит! Не говорит, говорю.
  -- Что за огонь? Кто сделал, откуда взялся?
  -- Так не знаю я. Меня вторую неделю как на работу взяли, с доплатой. А доплата хорошая, вы берите, там...
  -- Точно не знаешь?
  -- Точно, ей богу, да аа!!
   Тягучий хорош, скрип лезвия о кость, несколько секунд тишины.
  -- Завр, что теперь?
  -- Без следов. Тащи бензин.
   Дача официанта успела выгореть почти полностью, и причину смерти доподлинно установили только через пять дней: в морге была очередь на расширенную экспертизу.
  

Отчет сотрудника.

   Сим доношу до вас шеф новость горячую очень,
   Нечто опасное есть в ресторанчике этом,
   Пламя в камине горящее, светлое, звонкое, чистое,
   На деле гипноза серьезного объект многогранный.
   В танце лишь можно от напасти этой укрыться:
   Стоит подвигать ногами иль черепом дернуть немного,
   Тут же рассеется, сгинет вот то наважденье.
   Был для проверки послан туда во второй раз,
   Юноша чинный, чей облик обманчив так сильно.
   В верхнем покое он был, унаваживал почву как будто
   Для встречи грядущей меж Гремлином и Оцелопом
   Выполнил четко он все указанья крутого,
   Дергался, якобы кашлял, икал и чихал непомерно...
  
   Пацану серьезного ничего не доверили, просто разговор. Но паренек глазастый: понял, что между хозяевами этой точки контры имеются. Тут и документация по другому каналу подоспела: эти два недоумка второй месяц выяснят по судам отношения. И к ним уже налоговики присматриваться начали.
  
   Ворох они загребают денег к себе незаконных,
   Только богатство от этого их не взрастает, напротив,
   Тратят они все на тяжбы, на свору чиновников честных,
   А потому новых людей на обед всё к себе зазывают,
   Потчуют, разум им портят, до нитки там всех обирают...
  
   Почему они друг друга еще не заказали? Тут непонятка - может перестраховываются, может боятся с бандитами связываться. Единственное что - страхуются крепко. Гремлин отрядил горилл: прощупать тему. Хорошая система охраны, камеры. Голыми руками их не взять.
   Вообще все производит впечатления дикой любительщины - людям упал в руки автомат и они начали грабить прохожих. Parturiunt montes, nascetur ridiculus mus. Все равно ведь за хрип возьмут.
  
   Думал сам Гремлин над сею проблемою долго,
   Понял, что танец не главное вовсе, пустое,
   Важно чтоб люди в огонь тот не пялились вечно,
   Стимул им нужен - порция тока прямого,
   От батарейки карманной прямо чтоб в кожу вонзилась.
   Только не сильный заряд, напряжение чтобы не очень,
   Чуть дернуться, двинуться, взглядом немножко пошарить...
  
   Завтра вечером Гремлин пойдет в "Джентльмена..." - разбираться. Так что para bellum. Ориентировочный срок: с 21-00, до 23-00. Они говорили о поддержке. Вероятнее всего это вторая бригада - Огурец с подручными. Больше нечего услышать не удалось - они пошли в задние комнаты.
   Кто такой Оцелоп подслушать не удалось. Да, еще одно: Фрак теперь не полный ноль, говорят с ним по-другому. Судя по всему - его проверили.
   P.S.
   Тяжелый и грязный, и грустный тут выдался случай:
   Был человек, жалко, пронырливый слишком,
   Корреспондент, очевидно, бульварной газетки.
   Пьяным прикинувшись, он затесался в притончик,
   Думал собрать материалу для желтых страничек,
   Только напрасно сегодня он здесь появился,
   Сканер сработал, детектор и прочая рухлядь
   Взвизгнули громко. И тут же беднягу схватили
   Злые охранники, церберы местного сорта.
   Вынули технику, выбили зубы, сдавили
   Горло удавкой из ленты витой и нарядной.
   Как убивали жестоко (если убили) не увидел:
   Плохо мне стало, блевать я пошел побыстрее.
   Так что деньжат мне бы добавить неплохо,
   За риск и нагрузки, за страх мой и печень больную.
  
   ВИП-зал, первый этаж и окрестности ресторана "Вечер джентльмена".
   Мягкие тени по углам, переливчатый свет пламени, блеск полировки.
   Три человека рядом с камином в уютных креслах - а между ними низенький столик. Двое пожилые, маленькие толстячки. Не братья, но многолетняя работа, а потом вражда сделали их очень похожими. Они тихо сидят, утонув в складках кресел и ладони их тревожно обнимают подлокотники. Третий - крепкий загорелый человек. Складки жира на его затылке говорят, что он очень любит поесть; и верно - сейчас его слова то и дело прерываются необходимостью прожевать очередной кусок. Руки, загребающие провизию, кажутся странными: кривые и крепкие пальцы каждые несколько секунд подергиваются. Покрыты они бляшками гладкой кожи. То ли ему недавно сводили татуировку, то ли обрабатывали ожоги.
  -- А не надейтесь, фраера. Со мной все в порядке, - он поднял от стола и рявкнул, - Схвачено все!! Бригада ваше кафе вшивое обложила!
  -- То есть? - быстро и тихо спросил его левый толстячок.
  -- Не подействует ваш огонек, ясно!? Потому за все, что вы тут утворили - ответите. За чищенный тотализатор - второе мне вернете. Про этот огонек все расскажите и документацию вынете. А потом свалите отсюда, чтоб навсегда.
   Гремлин закончил выплевывать указания и вернулся к еде.
  -- Это ты виноват - "Еще, еще", - в голосе левого старичка была паника.
  -- А кто разделения захотел? - и злоба была в голосе правого.
  -- Так с тобой работать невозможно.
  -- Со мной? А кто деньги профукал? Теперь переезжать придется.
  -- Да ты что в деньгах понимаешь?
   Они привстали, а их носы почти столкнулись.
  -- Хватит! Придурки, - Гремлин напоказ рыгнул и стал вытирать руки, - Так что с огоньком?
   Оба лица повернулись к нему, а лысины синхронно блеснули в отсветах камина.
  -- Знаешь, за что я не люблю блатных? - спросил левый.
  -- За то, что они всегда обманывают, - в то ему ответил правый.
  -- Верно. Им проще убить, чем поделиться. Так зачем же делиться с ними?
  -- Правильно, зачем?
   Гремлин слегка удивился, глянул на часы и не слишком громко приказал.
  -- Вперед.
   Внизу его боевики стали аккуратно выбивать охрану. Здесь же ему, жилистому и тренированному, два толстячка были совершенно не страшны, да и оружия никакого при них явно не было. Но хозяева заведения повели себя странно - стали отстукивать пальцами дробь на подлокотниках.
   В ответ раздулось пламя в камине. Оно рявкнуло в дымоходе, потянулось к людям. Гремлин отпрыгнул.
  -- Ты сам идиот, кто ж без разведки в такие места суется?
  -- Ну вы, уроды!? - Гремлин подхватил со стола нож и было дернулся к толстячкам, но пламя рявкнуло особенного громко и длинным рукавом вытянулось над столешницей, разделяя людей. Толстячки синхронно встали и, пританцовывая, исчезли за спинками собственных кресел. Пламя будто обрело ритм, оно пульсировало как кровь. Гремлин почувствовал, что ток больше не действует и сознание уходит.
   На первом этаже жирандоли сбросили лампочки и вспыхнули факелами. Бандиты, до того не слишком высовывавшиеся, резко показали оружие. Посетители, еще минуту назад чинно жевавшие ужин, теперь не могли понять - сначала их будут расстреливать или сжигать. Они попытались дружно броситься к выходу, но бандиты, постреляв для острастки в потолок, положили всех лицами вниз. Двое самых уверенных рванулись по лестнице, восстанавливать связь с шефом.
   И только они наткнулись на запертую дымящуюся дверь, едва успели прокричать это вниз, как в большом количестве начали появляться новые действующие лица.
  -- Омон!! Не двигаться!!
   Они вышибали двери и окна, слепили бандитов шоковыми вспышками и угощали прикладами. Дверь наверху прогорела, а от факелов на стенах стали заниматься обои. Люди начали медленней двигаться и зрачки их глаз останавливались.
  -- Ударник!? Ударник!? - заверещала рация на плече ражего омоновца, очевидно, командира группы.
  -- Я слушаю?
  -- Что там у вас за дым? Что с бандитами? Чисто?
  -- Я слушаю, - голос омоновца уже не содержал вопросительных интонаций.
  -- Уходите оттуда!!
  -- Да.
  -- Уходите оттуда! Быстрее!!
  -- Да, - этот ответ шепотом на том конце могли и не услышать.
   Рация замолчала, а через секунду на улице пошел в дело мегафон.
  -- Всем немедленно покинуть здание!!! Всем немедленно...
   Рев проникал в сознание, и люди начали сползаться к выходу. Но они не успевали, пламя хватало их за подолы платьев и фалды пиджаков.
   Удар. Здание пошатнулось и внутри него не осталось предметов в состоянии покоя. Еще удар. Боковая стенка пошла трещинами и жирандоли на ней перестали быть факелами, в той стороне осталось лишь обычное пламя с дымом и вонью. Оцепенение большей частью ушло - люди побежали быстрее и у выхода образовалась давка, которую пришлось раскидывать тем же омоновцам. Удары продолжались, и когда люди ушли из этого походившего на спичечный коробок здания, начали рушиться стены. В огонь, хоть поначалу от этого и не было особого проку, ударили струи воды. К утру груду мокрого пепла начали просеивать эксперты.
  
   Заседание.
   Кабинет, отделанный в модном, под теплый камень, стиле. Кладка из ломанных закопченных кирпичей, гранит, туф. Мебель из пластика под окаменелое дерево.
   Несколько человек за столом. Говорят уже минут десять, так что формализм чуть отпустил и можно общаться по-человечески. Но у начальства - оно сидит во главе стола - еще не целиком сработал накопленный запас злости: наставления плавно перерастают в выволочку.
  -- Импровизатор хреновы! А не окажись рядом этой стенобитной дуры с железным шаром? Где бы вы оказались? И так пяток человек зажарился. Половина остальных по палатам - легкие и шкуры лечат. Я вас спрашиваю, почему это не было предусмотрено?!
   Он выбрал объект гнева и уставился на него, как на мишень.
  -- Товарищ полковник, мы, очевидно, имели дело с неизвестным явлением. Считали, что оно локализовано зоной камина. А подстраховка была двойная - светофильтры в шлемах у группы захвата и пожарники в сотне метров.
  -- Очевидно, - голос полковника налился сарказмом, - если с неизвестным дело имеешь, лучше страховаться надо. Почему вообще встречу допустили?
  -- А за что Гремлина было брать, товарищ полковник?
  -- Сейчас точно не за что. Ни шеи, ни задницы - один пепел. Свидетель же есть. Наш сотрудник!
   В самом конце стола молчавший до того человек поглубже вздохнул:
   Видел я много, не скрою, но кто я такой, как свидетель?
   Пристрастен, корыстен, обижен, оплеван, унижен...
  -- Отставить стихи... рифмоплет. Почему в конце сорвался?
   Фрак нехороший ко мне подошел незаметно,
   Сунул свой нос в мои записи подло, коварно...
  -- Отставить!
  -- Так точно. Возникла конфликтная ситуация. Он притащил сканер и хотел загнать мои стихи в переводчик. Вынужден был протестовать.
   Дескать, О Фрак, многохитростный муж благородный,
   Канай ты отсюда и дальше своею дорогой.
   Скрип грифеля полковничьего карандаша по стеклу.
  -- Но записи начали проверять. Меня бы вычислили минут через десять.
   По счастью в притон этот наши немедля ворвались,
   Славно по ребрам я тамошних тварей попрыгал,
   Душу отвел и сознанием хоть оттянулся...
  -- Извините, товарищ полковник, но я от этого еще долго отвыкать будут. Vivere memento. Так психолог говорит. И бумага от него есть.
  -- Да что это такое? - половник не сдавался, - Готовились месяцами, все учли и в итоге имеем... Эх, - он думал махнуть рукой, но для наглядности стал загибать на ней пальцы, - Главарь не осужден, группировка ополовинена, но до бухгалтерии ее так и не добрались, потенциальный оборотень в наших рядах не выявлен, мошенники ушли. А с их уходом вообще черти что: кто позволил иметь в доме с утвержденным генпланом проектом какой-то тайный ход, о котором власти ничего не известно?
   Он понемногу начал затихать.
  -- Скоротец, ты у гэбэшников был?
  -- Так точно. Материал отдан в полном объеме. Пытался их разговорить.
  -- И что?
   Скоротец картинно разводит руками.
  -- Найдены многочисленные части неизвестных технических приспособлений. Идентификация всего этого добра затруднена. Есть артефакты неясного происхождения. Все.
  -- Ну так всегда. Ладно. Кому хочу выразить благодарность - так это капитану Аперелину. В сложнейшей обстановке...
   Когда через пару часов заседание кончилось и все расходились, омоновец Аперелин поймал Скоротца.
  -- Ты точно ничего не узнал? Как с этим бороться? Это, случаем, не саламандра?
  -- Знаешь, - оперативник был печален, - Там они нашли кучу трубочек, вроде для разводки газа. А самого газа нет. Баллоны ищут. Так что, если встретишь этих толстячков, ты замочи их по быстрому. Без экивоков.

Ноябрь 2003.

  
   Проклятая жажда золота.
   Рожают горы, а родится ничтожная мышь.
   Помни о жизни.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"