Бескаравайный Станислав Сергеевич : другие произведения.

Подменыши

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Плохо, когда ваших детей воспитывают машины. Их можно не узнать.


Бескаравайный С. С.

Подменыши.

   Если бизнесмен, богатый и преуспевающий, решил обзавестись семьей, это не отнимет у него столько времени, столько отбирало раньше. Это будет всего лишь дороже.
   Система брачных агентств доведена до совершенства. В их архивах есть данные на сотни и тысячи жаждущих относительно легкой жизни женщин. Ко всем прочим сведениям прилагаются результаты проверки на детекторе лжи, карты эмоциональных полей и черновик брачного контракта. Дело решает двух часовой, в среднем, интимный разговор и полуторачасовой спор в присутствии адвокатов.
   После этого невеста может заказывать свадебное платье, а жених - парадный лимузин.
   Рождение ребенка в таких условиях дело чуть более дорогое, но не чуть не более хлопотное. Медицина позволяет не только стать отцом в любом возрасте, но и вообще обойтись без матери.
   Оба пострадавших в этой истории бизнесмена, решили идти более традиционным путем: заключили годовой брачный контракт. Первый месяц своего брака они не без удовольствия провели в путешествиях, после этого их встречи с женами стали удручающе редки. Младенцы родились в один день и были названы Жанами, хоть и ни один из них не был по национальности французом.
   Вволю наигравшись с младенцами оба родителя, резонно опасаясь дурного влияния города, отдали их в жернова воспитательной системы. По идее, к двадцати годам из ворот пансионов должны выходить джентльмены с чувством долга, морали, любви к семье и прочими, желательными для светского общества, чертами характера.
   Отданы младенцы были в один из лучших швейцарских пансионатов, чья репутация могла сравниться только с ценами за обучение в нем. Увы, прогресс проник даже в стены этого почтенного заведения.
  -- Вы сможете не только регулярно общаться с вашим сыном, но и наблюдать за ним. Сеансы связи - каждые сутки, видеосопровождение пять часов в день, - ректор показала дисплей над колыбелью.
  -- Конфиденциальность общения гарантирована?
  -- На 99,9%. Посторонние не будут видеть вашего лица. Но помните - вы общаетесь с ребенком: скорее он расскажет содержание разговора друзьям.
  -- Хорошо, через пару лет я постараюсь увидеться с ним лично.
   За оформлением документов следили адвокаты, и здесь все обошлось без ошибок; но когда техник вводил фамилии в номера каналов связи, сын владельца трех рыбных заводов стал наблюдать на экране владельца модной авиакомпании.
   Отцы не отличались черствостью или равнодушием - они были просто очень занятыми людьми. Поэтому на сон и кормление младенцев они смотрели в перерывах между заседаниями, приемами и концертами. Младенцы видели загорающиеся экраны и ласковые, усталые лица на них, но мало понимали в происходящем.
   Когда они начали ползать, а затем и говорить, няни объяснили им, что отцы - это не плоские квадратные доски, а то, что на них видно. Через два года рыбный заводчик, пролетая над Швейцарией, мог увидеть сына, но тут ему представилась возможность приобрести шестой заводик к пяти, уже имеющимся, и он вылетел в Италию. Авиатору везло меньше: компания выходила из моды, он разрывался между банком и аэродромом и год как спал по шесть часов в сутки.
   Разумеется, дети получали подарки - погремушки, мячики, игры аккуратно посылались на дни рождений и праздники. Отцы смотрели на детские игры часто и с удовольствием. Но они выбирали подарки, пользуясь одной и той же педагогической программой и к тому времени, как дети получали слонов и жирафов, отцы забывали оттенки хоботов и форму пятен на шкурах.
   Недоразумение чуть не всплыло на четвертый день рождения: отцы выбрали разные подарки и, естественно, они попали не в те руки. Авиамагнат возмутился особенно сильно, но дела его шли на поправку, и он был склонен поверить оправданиям персонала.
   Персонал же вообще не был склонен разбираться в этом - все свалили на рассеянность почты.
   Через четыре года и четыре месяца после своего ухода рыбный заводчик вернулся в пансион. Привычно заслоняясь от струй ветра с вертолетной площадки, он прошел в кабинет ректора.
  -- Желает взять ребенка на выходные?
  -- Нет. Прогулка на несколько часов. Может мы выйдем в город, куплю ему очередного зверя, - заводчик привычным жестом откинул челку и поудобней устроился в кресле, - А сейчас я хочу его видеть
   Через минуту в дверь постучали.
   - Жан Акопян, госпожа Стефана, - нянечка ввела в кабинет облаченного в форму пансионата ухоженного мальчика со слегка капризными глазами.
   Секунд десять отец и сын непонимающе смотрели друг на друга. Ректор молчала, он видела и более странные встречи.
  -- Ээ..., - Акопян старший никак не мог сформулировать мысль.
  -- Это не мой папа, - решительно заявил мальчик, непонимающе посмотрел на няню и решительным голосом продолжил, - Вы же говорили, придет папа.
   Взгляд ректора, обращенный на няню, мог расплавить железобетонную плиту. Разумеется, ректор знала в лицо каждого из двух сотен детей, живущих в пансионе, но сама она их никогда не путала, а с персоналом это случалось.
  -- Будьте любезны, предъявите мне моего сына, - заводчик отличался завидной выдержкой и говорил спокойно.
  -- Это Жан Акопян, мадам, - заявила нянечка, оправляя чепчик и показывая ребенку умолкнуть.
   Госпожа Стефана попыталась взять ситуацию под контроль.
  -- Возможно, вы не узнаете своего сына, мсье Акопян, когда вы последний раз его видели? - такие случаи бывали. Одновременно ректор нажала кнопку вызова охраны, подозревая неясную ей еще попытку киднепиннга.
  -- Последний раз я разговаривал с ним меньше суток назад. Это - не он. Постарайтесь предъявить мне его побыстрее, иначе я пущу это заведение по ветру, - выдержка Акопяна-старшего начала сдавать.
  -- Это Жан Акопян, - безапелляционно заявила ректор, поиграв клавишами компьютера. Вот отчеты и медицинские карты, которые посылались его отцу, - в этот момент в комнату вошла охрана, - А вы можете еще раз подтвердить вашу личность? - эффектно закончила она свою речь.
   Акопян-старший всегда воздерживался от насилия, когда знал, что оно бесполезно или принесет только вред. Лишь глаза его приобрели цвет той самой рыбы, которую вылавливали его плавучие заводы.
  -- Могу. Документами, отпечатками моих пальцев, звонками адвокату и вообще, мадам, я вам не завидую, - он выложил на стол свои документы и глядя, как няня уводит ребенка, приложил руку к идентификационной панели.
  -- Это он, госпожа ректор, невооруженный, - сказал сержант, и охрана отступила от посетителя на полшага.
   Акопян выпростал из кармана телефон.
  -- Мишель, ты сейчас в Женеве? Мне срочно нужны твои услуги. В пансионе у моего сына. Да. По семейному делу, - он опустил трубку, - Через полчаса здесь будет мой адвокат. Надесь, ваша фирма не прекратит существование к этому времени? - Настал его черед мрачно шутить.
   Метресса постучала пальцами по столешнице
  -- Мсье Акопян, четыре с лишним года назад вы отдали лично мне в руки ребенка с этими отпечатками пальцев и этим генетическим кодом. Отпечатки пальцев не изменились. Это ваш сын. Я знаю его в лицо.
  -- С кем же я говорил все это время?
   Метресса понимала, что скандал неизбежен и решила взять быка за рога.
   - Позвоните ему, и мы узнаем.
   Заводчик привычными движениями вызвал на экране режим наблюдения над малышом и показал дисплей госпоже Стефане.
   Ректор усталыми глазами смотрела на игры Жана Суорки, ничем не похожего на своего тезку Акопяна, кроме цвета глаз и прически. Она прекрасно знала обоих детей, помнила лица их отцов и никак не могла понять - как такое простое и очевидное недоразумение могло сохраняться так долго.
   Дальнейшая история скандала и разорения пансионата исками от двух пострадавших отцов по настоящему интересна только имиджмейкерам и финансистам.

2001.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"