Бескаравайный Станислав Сергеевич : другие произведения.

Разжижение духа

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    К чему приводит увлечение калькуляторами


Бескаравайный С.С.

Разжижение духа.

Главное не учить формулу наизусть, а знать, где она записана.

Старый инженерный принцип.

   Мне всегда казалось глупым запоминать длинные слова. Любой диктант кажется идиотизмом: только попробуй записать слово "интеллигенция" - тринадцать букв. Ужас. Потому все тягомотина аккуратно высвечивалась передо мной в воздухе
   То есть, конечно не в воздухе, а на контактной линзе и уже мне самому казалось, что в воздухе. Ну и что? Потом напрямую к нерву подключили, меньше возни по утрам стало. Но я отвлекся. Где слово, там и предложение. Любые стихи учил с листа. Что такое зубрежка и не чувствовал. Один только раз еще маленьким попробовал отключиться, когда класс таблицу умножения отвечал. Не понравилось. Английский, география, тригонометрия - все кремний запоминал. Подсказывал когда надо.
   Были и мелкие неприятности: вечно меня проверяли на предмет решения задач. Чтобы сам мог с ними разобраться. Но ведь в чем прелесть - стоит один только раз сообразить, что к чему - кремний всегда напомнит мою находку. Ведь все задачи похожи одна н другую. Надо только сходство найти, нужный предмет обозвать неизвестным и уравнения сложатся сами собой. Изредка порывались заставить сдать экзамены без кремния. Зачем? Те знания, что сутки держались в моей голове, потом без остатка выветривались. Таких как я стало много - родители давали детям путевку в легкую жизнь. Единственное, что надо было учить - так это ключевые термины. Чтобы машина долго не разъясняла мне, что такое мотоцикл, представление о нем лучше иметь.
   За школой - университет. Я давно выбрал свою работу: быть одухотворяющим элементом при большом искусственном интеллекте, вносить толику трепетного хаоса в его мрачные расчеты. Учился потакать своим капризам, видеть в минутных желаниях высокие чувства и мистическое озарение. Главное быть необычным, непредсказуемым - нарушать логику. Под самый вычурный каприз тут же будет подведено логическое обоснование, ссылки на классиков и старые правила хорошего тона. А если надо следовать строгому этикету, на приеме или званом ужине, я становился марионеткой инструкций, горевших внутри моей головы. Это даже забавно - видеть как твои руки идеально движутся в том танце, с которым трудно справляться остальным, а мысли заняты подбором цитат и остроумных возражений.
   Обычные развлечения тоже были прекрасны: в играх я всегда был первым, меня нельзя было обмануть или заставить играть против меня компьютер - когда-то, одиннадцать лет и четырнадцать дней назад, я решил задачу на определение вероятной функции случайного набора чисел. С тех пор моя машина подсказывала мне, когда против меня играет чужая. Сколько бы я не выпил - наутро в деталях знал, чем занимался вчера: потому пил с разбором.
   И я помнил все свои старые успехи, идеи у меня никогда не кончались, самые удачные, в ту секунду всеми забытые шутки, всегда срывались с моего языка. С кем бывало скучно, так это со своими: если у машин одинаковый набор сведений, то мы загоняли друг друга в пат - каждый знал следующею реплику другого, а в разговоре с человеком нельзя нажать быструю перемотку.
   Мне до сих пор непонятно, почему я захотел бросить это во всех смыслах приятное времяпрепровождение. Непосредственная причина ясна и памятна: я заподозрил, что компьютер меня обманывает. Прокручивалась сделка по перепродаже недвижимости через стаю фирм-однодневок: кусок площади должен был быть расклеван на маленькие, не больше сотки, участочки, а потом собраться в зобу самой незаметной из них. Все шло по плану, вот только я не мог понять, отчего выбрал не ту фирму? Завершилось все благополучно: удалось дать задний ход, контракты не успели вступить в действие, и я остался с выбеленной, накрахмаленной репутацией. Но история не шла из головы, требовала объяснения.
   Это старый страх всех подобных мне людей. Ведь желания определяются сведениями, а сведения поставляет машина. Не захотел ли искусственный интеллект отделаться от меня, превратить в тупой отросток, мечтающий об очередной игрушке?
   Я решил провериться. Загнал в машину контрольные тесты, прокрутил антивирусы. Пригласил инспекцию по гуманистическим вопросам. И все результаты были самыми утешительными: мое сознание оставалось неприкосновенным. Никакая подлая программа не подсовывала мне ассоциативных рядов, на меня не влияли гипнозом и не утаивали информацию. Мир по-прежнему был открыт для меня.
   Сомнения, однако, не уходили за дверь. Вспомнились мне труды философов. Ведь мы чувствуем только свои ощущения, а они ненадежны. Я, вдобавок, получаю информацию от машины. Есть ли что-то за подсказками кремния, по ту сторону формул? Существует ли вселенная где-то, кроме моего воображения?
   Я стал вспоминать прошлое. Разобрал детство по часам, нашел потертые плюшевые игрушки, активировал забытые программы. Ну и что? Этот сложный конгломерат сведений можно синтезировать. Я вообще не был уверен - был ли у меня заводной механический робот в блестящем корпусе, или его подсунули. А насчет "Двух недель в раю" наверняка знал, что такой аркады не проходил.
   Переговорил со всеми знакомыми и друзьями. За бокалом пива вспоминали прошлое.
  -- А как она лезла, лезла по той ветке! Проспорила и лезла!
  -- Ну кто ее за язык тянул?
  -- А Колька как взлетел, помнишь? Дельтаплан самодельный. До сих пор крепление на стенке висят!
   Мы смеялись и хлопали по столу, но не кажутся ли они мне? Вдруг это мираж. Как доказать их реальность? Вспомнился рассказ, где герой убил нескольких человек, именно с этой, проверочной, целью. Тут мои сомнения вообще чуть не вышли из-под контроля - я сообразил что это идеальный способ убрать меня от надзора за компьютером. По той же причине для доказательства реальности не подходило самоубийство, шоковая терапия и медитация.
   Пошел к психологу. Нормальный врач: доброжелательная внешность и чистые руки. Посадил меня перед экраном, а дальше разбирался компьютер: палочки и кружочки, образы, вопросы коварные. Толку то от этого? Как залезть ко мне в подсознание, если ответы на эти самые вопросы у меня уже есть? Я мог бы прекратить их читать, но тогда бы я прекратил понимать вопросы машины. В итоге все закончилось цветомузыкой: меня почти загипнотизировало и так размазало по креслу, что пришлось еще полчаса собираться, пака встать смог.
   Решил пойти путем перекрестных ссылок. Надо всего лишь установить, где кончаются машинные сведения и начинается моя собственная личность. Как это сделать? Присматриваться, следую я в эту секунду инструкциям или нет? Я порой уже не замечаю тех строчек, что горят перед моими глазами - подсознание само исправляет картину мира.
   Среди советов психолога было пожелание тренировать волю, думать своим умом. Попытался. Учился запоминать, приказывал кремнию не показывать мне ответы на самые элементарные вопросы. И ничего из этого не вышло. Я мог запомнить сотни слов, даже формулы, а потом переставал их заучивать - и напоминания машины вымывали их из моего сознания. С простыми ответами вышло еще хуже: не видя их, я рефлекторно тянулся за более сложными - и получал. Ведь все знание взаимосвязано, всегда найдется суррогат, чуть отличный по форме, но тождественный по содержанию. Воля бессильна без знания, а я не мог получить знание без воли.
   По счастью, выход имелся.
  -- Это называется феноменологическая редукция, - одна из моих, еще университетских знакомых, истребляла соленые орешки. Мы сидели у меня на кухне.
  -- Слышал. Это еще одна философская штучка? Мне рассуждения не помогают.
  -- Была. Теперь - действие. Кремний в голове отключить можно.
  -- Это незаконно - терроризм. Я помню кучу актов и параграфов.
  -- Я - тоже. Непорядок если только другому человеку память отключать. Сам себя в любой момент отрубаешь. Строго по конституции.
  -- Меня выкинет на звериный уровень существования. Я ведь ничего не пойму в мире.
  -- А ты попробуй. Я сама, - она подмигивает и чуть потягивается, - отключаюсь. Редкий кайф. Только вначале перечитай все те параграфы. Для страховки.
   Я поднял данные. Кремний отключался кодированным электромагнитным импульсом. Установку можно было собрать в домашних условиях. Страховка и верно пригодилась - в одиночку отключение могло было опасным. Выяснилась во всех отношениях любопытная подробность: абсолютно легальным считался единичный акт "вырубания". Если один человек дважды обрабатывал другого - это уже практика и косвенное извлечение прибыли.
   Имелся сайт "отступников", с юридическими рекомендациями для каждой страны, инструкциями и описаниями ощущений. Я покопался в нем и решил попробовать.
   Тем утром воздух казался особенно плотным...
   Зарешеченное окно разделяет нас и улицу - цепочки машин и поток пешеходов. Скромный, увешанный книжными полками кабинет. Тяжелый стол и на нем та самая установка: хаотичный, на первый взгляд, комок деталей и проводов. Все абсолютно законно, только руки у хозяина потеют - мои психологические программы исправно вычисляют, что он чаще обычного вытирает их платком.
  -- Проверять схему будете?
   Я смотрю на него: жадность в нем больше трусости ровно на один рискованный поступок. Он не станет обманывать еще и меня. Да и прибор соответствует описанию.
  -- Робот собрал его этим утром, - он не дождался ответа, - Я перепроверил схему, по показателям все сходится.
   Вижу этого робота: обычный помощник в домашних поделках. Аккуратно выдергиваю провод и вынимаю у него контрольную плату. На всякий случай.
  -- Хорошо, - сажусь в кресло напротив окна, - Если можно, отойдите. Вот туда, за полки.
  -- ?
  -- Я хочу видеть улицу и лица прохожих, а не рассматривать вас все десять минут.
  -- Конечно, конечно.
   Он торопливо, задев косую стопку дисков, отбегает. Дождавшись, пока они все сваляться на пол и сзади наступит тишина, нажимаю кнопку.
   Звук. Гул. Прямо передо мной свет. Объем, пространство. То, до чего я не могу дотянуться рукой. Встаю, вижу людей. Машины. Смотрю. Они все куда-то идут. Звук становится громче - окно открывается. Ветер, запахи. Пыль на языке. Все начинает сливаться в неразрывный комок ощущений. Вспышки и проблески, гудки и крики, запахи - они вместе, все передо мной едино. Так можно стоять бесконечно. Ко мне приходит покой, расслабление. Чувство, что обнимаю собой мир, что я везде.
   Потом в глаза лезут тысячи вещей и действий. То общее восприятие, что утешало меня, разбилось. Вот человек смеется, а вот плачет. Сейчас этот мужчина повернет туда, а вот тот споткнулся - и он будет громко говорить, а вот толстяк отпрыгнул от машины - она едет слишком быстро. А этот человек - седой старик. Вот этот - ребенок. На секунду мне кажется, что я знаю об этом мире все.
   Потом приходит удивление. Не всплывают имена. Ведь все это должно как-то называться. Я привык знать их. Каждый предмет, каждая тень, каждый человек носит имя. А как они устроены, о чем говорят? Какими будут те мелкие жесты, неслышные интонации, зачем они все идут именно так, а не иначе? Секунду назад я это понимал. Тут же память говорит мне: надо что-то вспомнить, что-то сделать, проверить. Буквы и слова в надписях ничего не значат. Я всматриваюсь в людей, в механизмы, но ничего не происходит. И тут я соображаю, что в действительности ничего о них не знаю. Куда они сейчас двинутся? Вдруг они все просто не видят меня и вот-вот бросятся сюда?
   Отступаю назад, что-то ударяет под колени и я падаю. Почему? Кто? Страх душит меня, и я кричу. Щелчок впереди - закрывается окно, а сзади и сверху появляется лицо. Ему тоже страшно и человек начинает хватать меня за руки. Кричу и пытаюсь отодвинуть его. Он давит меня, прижимает к креслу, в руках у него сильно пахнущая тряпка, а я все ору, пытаюсь встать и у меня никак не получается его ударить.
   Потом все возвращается: мир мгновенно наполняется знаниями, страх исчезает, а тело обретает послушность. Я бью жадного до денег человечка костяшками пальцев в горло, он сжимается сбоку от кресла. Марля с эфиром? Да, все в порядке, он пытался держать меня, чтобы я не покалечился.
  -- Спокойно. Сейчас пройдет спазм и станет легче.
   Он хрипит и пытается ругаться.
   Нет, все-таки сидеть здесь неприятно. Встаю, сбрасываю прибор на пол. Руки дрожат. Я видел реальный мир. Он есть. Он существует. Теперь можно быть спокойным? Или просто не задавать себе лишних вопросов? Секунду прислушиваюсь к собственным ощущениям и решаю, что этого хватит. Хозяин кабинета поднимается, кладу перед ним на стол карточку.
  -- В расчете, - у него мне больше нечего делать.
   С тех пор я время от времени отключаю кремний - удивление и целостность мира прекрасны. Только делать это надо каждый раз в новом месте, чтобы память о прошлом явлении не могла замутнить чувства. Да еще я добавил в прибор счетчик пульса: когда мне становится страшно, блокада сразу прекращается. Управляет ли машина моим сознанием? Мне это больше не интересно: главное, что она помогает мне существовать в реальном мире, дает комфорт и надежность.
   А в остальном мое бытие остается необременительным.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"