Бескровный Максим Витальевич: другие произведения.

Цветы на могилу императора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.07*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение романа "Точка зрения закуски".

  
  
  
  ЦВЕТЫ НА МОГИЛУ ИМПЕРАТОРА.
  
  ПРОЛОГ.
  
   Холодный мрак космического пространства неожиданно озарился бутонами гиперпространственных финишных проколов. Боевые звездолеты - роботы Империи с ходу устремились в атаку.
   Каждая из четырех новейших, уникальных, созданных специально для данного рейда машин - убийц была размером со стандартный земной крейсер. Каждая несла на своем борту мощный реактор и двигатель, работавший совершенно по новому принципу прокола реального пространства. Все остальное место на бортах звездолетов, освобожденных от необходимости везти хрупкие экипажи и обеспечивать их жизнедеятельность, занимали мощные компьютеры последнего поколения, станции РЭБ, и, разумеется, оружие, оружие, оружие.
   Три робота материализовались посреди Облака на расстоянии четверти единицы друг от друга и немедленно активировали свои системы сканирования и наведения. Никто из многочисленных разведчиков Императора не возвращался из Облака живым, никто даже приблизительно не знал, что ожидает нападавших внутри этого искусственного скопления астероидов. Четвертому роботу не повезло, зато он намного облегчил задачу своим бронированным собратьям. Четвертый звездолет вышел из гипера прямо внутри огромной боевой платформы, контролировавшей и охранявшей всё внутриоблачное пространство.
   За всю недолгую историю использования гипердвигателей, (способных перемещать в пространстве только неживые объекты), было сделано все, чтобы система наведения не вывела корабль из прокола в точке, где находиться хоть сколько-нибудь значительный источник гравитации. Скорее всего, что астронавигационная система этого звездолета попросту дала сбой. Чем мощнее не испытанный толком компьютер, тем масштабнее он может вдруг сглючить. Но этот неудачный финиш мгновенно разметал на молекулы мощное боевое сооружение, на успешный бой с которым у всех, вместе взятых роботов, не было ни малейшего шанса. Триста двадцать шесть живых существ - защитников Облака мгновенно перестали существовать, не успев даже осознать, что с ними происходит. Артиллерийские палубы, ангары с истребителями и перехватчиками, башни тяжелых плазменных орудий и ракетные турели - все это исчезло в мгновенной, бесшумной и ослепительной вспышке. Именно эта роковая случайность, по сути, и решила исход битвы за Облако Лафайета.
   Грозный боевой флот драконов все ещё находился на парковочных орбитах вокруг одной из трех планет Облака. Роботы, закончив сканирование, незамедлительно легли на курс атаки. Связанные в единую сеть, системы боевого управления распределили между собой цели. Вспомогательные системы с тихим клацаньем загрузили в пусковые шахты утяжеленные, последнего поколения, торпеды. Уверенные в том, что внутри своего надежного убежища, да ещё и под мощной защитой центральной боевой платформы им ничего не угрожает, драконы не оставили на борту своих кораблей достаточного для полноценного сопротивления экипажей. Так что шансов оказать достойный отпор у застывших у причальных терминалов линкора, семи крейсеров и нескольких десятков эсминцев попросту не было.
   Одновременно к секретному фарватеру Облака двинулась и сводная группировка кораблей Открытого Пространства флота Его Императорского Величества. Скрытые среди астероидов датчики драконов, не смотря на мощные помехи, создаваемые кораблями электронной борьбы, смогли подать сигнал тревоги. Но он уже опоздал.
   Шедшая впереди 'Барракуда 3М' открыла армаде секретный фарватер, ведущий к центру непреступного астероидного поля Лафайета. Устройство, используемое для этого, именуемое как 'ключ', когда то попало в руки имперской разведки вместе с архивами зловещего Департамента Внутренней Безопасности. Первый Император человеческих миров, Александр, именным указом повелел тщательно спрятать "ключ" и все сопутствовавшие ему материалы в пещерах Марса, и стереть все воспоминания о нем из баз данных. Он оставил для себя секретный козырь в рукаве. На всякий случай. Драконов он уважал, и знал, что они - не чужая раса, а обычные люди, физически измененные инопланетной машиной - реаниматором. След тайника недавно нашли и передали в руки его наследника рыцари всемогущего Ордена крестоносцев, допущенных в святая святых личных архивных баз властителя. Александр Первый, заключивший союз с драконами после освобождения земных пространств, не собирался пускать это секретное оружие в ход. И своему наследнику, в виду отсутствия доверия, он эту тайну так и не открыл.
   Его сын, Император Виктор, старомодными предрассудками отца о чести и достоинстве не страдал. Именно при нем Орден крестоносцев смог обрести нынешнюю власть и могущество, остро необходимые рыцарям в борьбе со скверной. Под это понятие подходили все богопротивные Чужие. Но Чужие, а именно насекомые - тарны были далеко, и нападать на Землю после недавней войны не собирались, им уже захваченных территорий на тысячи лет хватит. Драконы сидели в своем неприступном Облаке. А вот на планетах Империи нашлось вдруг много людей, так же не упомянутых в писании.
   Богомерзкими оказались и измененные мутациями шахтеры с транстрилитиумных шахт, и прошедшие через генную инженерию специализированные 'суперы'. Снежный ком борьбы с 'ересью' разрастался. И грянула борьба со всеми 'нечистыми' внутри своего собственного народа. Заодно, с молчаливого попустительства властей громились лаборатории и институты, изучавшие трофейные биотехнологии тарнов.
   Юная Империя только что еле отбилась от вторжения боевых роев этих насекомых. Огромные потери. Утрачено множество обитаемых миров. Миллиарды погибших. Полностью перестроенная на войну экономика, послевоенная инфляция и нереальность достаточно быстро перевести промышленность на мирные рельсы. Миллионы демобилизованных, имеющих с детства только военные специальности. Миллионы травмированных войной, потерей родных и близких людей, люто ненавидящих Чужих. Орден знал, как прийти к абсолютной власти - его проповеди упали на благодатную почву. Власти был нужен новый Враг, виноватый во всех бедах, и людям его дали. И не прошло много времени, как запылали средневековые костры на площадях современных городов. Всех, отличных от Божьего сотворения выискивали всем миром и казнили, а имущество конфисковали на 'благо народа'. Десять процентов шло в награду доносителю, указавшему на скверну. Недовольных жестокостями объявляли пособниками нечисти и тоже прилюдно жгли, что неимоверно подстегивало стукачей всех мастей. Своя мразь оказалась гораздо страшнее Чужих - насекомых.
   Как только молодой Император, не отягощенный избытком моральных устоев, понял, что именно за 'ключ' вложили ему в руки рыцари, он немедленно приказал своим адмиралам и Ордену готовить карательную экспедицию против драконов. Пресса громко освещала его первый Крестовый поход.
   Четыре линейных корабля класса 'Мегаалодон', ударный авианосец, три линейных крейсера, два тяжелых ракетных крейсера, четыре транспорта космопехоты, два дивизиона легких крейсеров и целые тучи эсминцев и вспомогательных звездолетов беспрепятственно вторглись на территорию Облака. Впереди шли тральщики, но у себя дома драконы оказались излишне самонадеянными, уповая на полную непроходимость поля астероидов. Минных полей внутри Облака не было. Через несколько часов армада присоединилась к автоматическим звездолетам, хищными осами кружившими вокруг одной из планет и успевшим нанести вяло отстреливающимся кораблям драконов чудовищные повреждения. Несколько залпов главного калибра линкоров, стремительная торпедная атака эсминцев, и со страшными звездолетами проклятых нелюдей, столько лет нагонявшими страх на простых и добрых граждан Империи, было покончено раз и навсегда. Гигантский линкор 'Мастодонт', открывший плотный ответный огонь, расстреляли всем флотом. Лишь отчаянный кораблик, не то фрегат, не то крупная частная яхта, почти вырвался из смертельных тисков. Но один из роботов нагнал не успевшую как следует разогнаться посудину и меткими залпами испарил и её.
   На борту флагмана, линкора 'Император Александр Избавитель', адмирал флота Форест отдал приказ. Несколько крейсеров снялись с верхней орбиты, направляясь ко второй заселенной планете Облака, покрытой толстым слоем льда. Другое звено штурмовых звездолетов отделилось от общего построения армады и вошло в верхние слои третьей, теплой, похожей на курорт планеты - обиталища мутантов. Внизу раскинулись лишь мирные городки, никакого серьезного сопротивления не ожидалось. Но разве с этими коварными тварями можно хоть в чем - то быть уверенным?
  - Десантным транспортам приготовиться, - скомандовал адмирал.
   С тихим шипение разошлись бронированные сегменты входного люка, и на мостик стремительно вошел Верховный рыцарь, Магистр Ордена крестоносцев, Филипп де Гернэ. За ним следовала свита из трех укутанных в плащи рыцарей - Собирателей Душ. Высший командный состав Ордена.
   - Что, скажите на милость, адмирал, вы собираетесь предпринять? - вкрадчивым, обманчиво мягким голосом осведомился Магистр.
   - Готовлюсь высадить наземные силы оккупации, отче, - как можно спокойнее ответил Форест. Он полагал, что люди Ордена должны больше заботиться о спасении душ несчастных, а боевые действия предоставить профессионалам. К сожалению, воинственные и заносчивые рыцари успевали за время перелета до Облака сунуть свой нос буквально во все.
   - Никакой оккупации не будет, адмирал, - Магистр неосознанно положил руку на рукоять своего отнюдь не ритуального меча. Говорят, что все крестоносцы владели этим архаичным оружием в совершенстве.
   - Вот вам мой приказ: обработайте все три планеты нейтронными бомбами. Ни одна тварь не должна уцелеть. Позднее, к их проклятым сооружениям и механизмам спустятся мои люди и проведут все необходимые обряды очищения. Слишком много скверны скопилось в этих местах.
   'А заодно наложат лапки на главные секреты драконов. Одному Господу известно, что можно найти на их оружейных заводах и в лабораториях, и для чего всё это пригодиться Ордену', - подумал про себя Форест.
   - Но смею заметить, ваше святейшество, что там, внизу, находятся в основном беззащитные гражданские лица. Женщины и дети. Я полагал, что наши десантные силы...
   - То, что вы, адмирал, полагали, не имеет совершенно никакого значения. Запомните раз и навсегда - у драконов нет ни женщин, не детей, вообще нет никакого 'мирного' населения. Пусть внешне они и похожи на нас, все они - проклятые инопланетяне, чужие и бездушные твари. Уничтожать их и им подобных существ - величайшая миссия Человечества. Или вы иначе понимаете мою последнюю буллу, кстати полностью одобренную и горячо поддержанную лично Императором Виктором, да восславиться в веках его имя?
   - Да нет, Ваше святейшество, мне все абсолютно ясно. - Адмирал флота не привык получать подобных выволочек, да ещё и в присутствии находившихся на мостике подчиненных. А ТЫ ДУМАЛ, СТАРЫЙ ОСЕЛ, КОГДА ГРУЗИЛ НА БОРТ СТОЛЬКО СРЕДСТВ МАССОВОГО ГЕНОЦИДА, ЧТО ОНО ВСЕ ПРОКАТИТСЯ С ТОБОЙ ПРОСТО ТАК, ДЛЯ БАЛЛАСТА? - Я немедленно отдам все необходимые приказания.
   С отвращение космического ветерана он глядел, как корабли щедро сеют вниз килотонны всепроникающей смерти. И старался сдерживать свое воображение, не представлять, как на улицах городов горами падают беззащитные люди, как матери отчаянно пытаются закрыть своих детей от невидимой косы Безносой в своих жалких убежищах, умирая в обнимку. В конце концов, они ведь всего лишь поганые инопланетяне, не так ли?
   Корабли легко нашли и вычистили все поселения на обоих планетах, благо их было и не так уж много. В живых не осталось никого. Но, на всякий случай, решили отбомбиться и по первой от светила, на вид совершенно безжизненной планете. Это было большой ошибкой.
   На первой планете находились циклопические механизмы, управляющие и координирующие всю систему астероидного Облака, построенные его неведомыми создателями, Древними. И яолам, обнаружившим это место и устроивших здесь свою базу, а потом и людям, пришедшим им на смену через несколько миллионов лет и ставших драконами, хватило ума сюда не забираться. Работает - и слава Богу, нечего это корявыми руками трогать.
   Когда первые бомбы упали на поверхность планеты, под которой прятались могучие машины Древних, сработало защитное реле. Сигнал ушел к искусственному солнцу маленькой системы. Механизм самоликвидации сработал практически мгновенно, и в центре Облака Лафайета полыхнула жарким пламенем сверхновая звезда. Адмирал флота Открытого Пространства Форест и Великий Магистр де Гернэ ненадолго пережили уничтоженные ими жертвы. Как и без малого десять тысяч астролетчиков и бойцов десанта земной армады. Все секреты Древних были окончательно уничтожены.
   Почти все.
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ.
  
   Дальний поисковик ни с каким другим кораблем спутать невозможно. Длинный, совершенно не обтекаемый корпус, состоящий из множества решетчатых ферм, несущих на себе различные по форме и назначению модули. Огромные раструбы мощных двигателей. Все здесь предназначено для скорости и максимально долгого пребывания в автономном полете. Больших поисковиков во всей Империи было три. Подобные звездолеты начали строить относительно недавно. Лишь некоторое время назад земным ученым удалось разработать абсолютно, (как они уверяли), безопасный способ совместить полет в анабеозеанабиозе со смертельным воздействием излучения двигателей, работавших на транстрилитиуме. Сразу стали доступны новые горизонты. Корабль, начавший свое торможение в Альфе Веселого Скунса, носил гордое название 'Зевс'. Большой поисковый рейдер 'Зевс'...
   Центральный компьютер сверился с заложенными в него данными и отключил тормозные двигатели Волковского. Звездолет прибывал в заданный квадрат с минимальной погрешностью курса. И сразу замигали лампочки на защитных саркофагах - анабиозных камерах. Мощные сенсоры поисковика обнаружили в звездной системе, не имевшей пока собственного названия, лишь довольно длинный цифровой код, второй корабль, и принялись с недостижимо быстрой для человека скоростью общаться с его базами данных. К моменту пробуждения научной группы отчет будет полностью готов.
   Навигатор Джонатан Блейк ненавидел летать 'замороженным'. Он предпочитал не знать, что именно происходит с его любимым организмом, когда машины совершали над ним свои недобрые действия, вводя человека в состояние, которое было гораздо ближе к клинической смерти, чем к любому виду нормального сна. И то, что он вполне может запросто не проснутся, случись во время перелета какая-нибудь техническая 'неприятность', его совершенно не радовало. К тому же, у него при выходе из разморозки ломило все тело и, как после хорошей пьянки, постоянно трещала голова, а остальные члены экипажа, с которыми летал Блейк, ни о чем похожем никогда не рассказывали. Да и принимать алкоголь с этой работой ему не удавалось уже лет шесть, так что симптомы он сравнивал лишь по далеким воспоминаниям. За последнее время он успел совершить четыре дальних разведывательных рейда. После этого, пятого, вполне можно будет подыскать себе занятие поспокойнее - он уже стал обеспеченным человеком. Платили разведчикам не в пример больше, чем на торговом флоте или даже военным. Чем именно он займется на гражданке, Блейк представлял себе смутно, ему лишь отчетливо виделся дорогой, но со вкусом обставленный офис на вершине ветки (на родной Дриаде колонисты проживали на ветках гигантских деревьев), и непременно длинноногая красавица - секретарша. Разумеется, натуральная блондинка. Уж он найдет способ в этом удостовериться. Поэтому он не стал делиться с врачами этими головными болями и прочими неприятными подробностями своего отношения к анабиозу. Всего разок ещё потерпеть... Считалось, что астронавты вроде него жить не могут без космических полетов, и даже свою старость встречают где-нибудь в припортовых забегаловках, рассказывая желторотым юнцам байки о старых добрых временах и припоминая свои героические похождения на совершенно диких, жутко отдаленных планетах. Чушь. Навигатор, конечно, не пилот и не капитан, но Блейк навидался вдоволь парней, которых после окончания срока первого контракта и с бластером у головы к замкнутой коробке звездолета не подтащишь.
   Капитан Диего де Вальдес, типичный старый космический волк (ну да, в разведку ведь берут лучших), кивнул Блейку:
   - Сперва в рубку, я полагаю? Лично у меня после заморозки никакого аппетита. Наметь для начала основные поисковые векторы, а там согласуем с научниками.
   Этот точно окончит свой век, с пьяной тоской глядя на звездное небо. Типичный служака. Добирались сюда черт знает сколько, а теперь пол часа подождать не может. К счастью, на выручку Блейку пришел мистер Ноулз, специалист по системному поиску. Впрочем, абсолютно все члены экспедиции прекрасно знали, что его Седьмой отдел является совершенно секретным подразделением военной разведки. Чин у доктора Ноулза был наверняка не ниже майорского.
   - Нет нужды спешить, капитан. В системе уже находиться другой наш корабль, и все предварительные данные наверняка подготовлены. Объект изучения так же определен изначально.
   - Что за чушь? Почему меня не предупредили заранее? - вскипел капитан. Он ненавидел все эти военные тайны и сюрпризы. - Я не слышал об отправке в Альфу Скунса никаких других поисковых кораблей. 'Посейдон' стоит в доке после прибытия с Арабеллы, а...
  - Не надо гадать, капитан. Сюда действительно не мог добраться ни один из БП рейдеров. В полет был направлен автоматизированный звездолет - робот, оснащенный гиперпрыжковым двигателем. Именно по его сигналу и была выслана наша экспедиция. Вскоре вы все ознакомитесь с самыми полными данными о том, что он здесь обнаружил.
  К Блейку, Вальдесу и Ноулзу присоединилась доктор Элизабет Трейл, начальник ксенобиологического отдела. Чертовски красивая молодая женщина. Вообще, в этой экспедиции было довольно таки много представителей прекрасного пола. И все как на подбор высокие, молодые и красивые. Но Блейк, пожалуй, предпочел бы именно Трейл. Иногда, в ночных мечтах, именно её он видел в роли своей покорной секретарши. Очаровательное личико, упругая, туго обтянутая форменным комбинезоном грудь, длинные ноги и роскошные, до самой талии, светлые волосы доктора не остались, впрочем, незамеченными и остальными мужчинами - участниками перелета. Вот и сейчас Ноулз принял героическую стойку, выпятив вперед мощный подбородок, улыбаясь, казалось, всеми своими зубами сразу:
   - Как спалось, мадмуазель?
   - Ну, для первого раза неплохо. Я не ослышалась, в системе находиться ещё один корабль? Это ваш сюрприз, или я что-то проспала на предполетных консультациях? Ведь гипердвигатель и сама его работа стоят столько денег, что его использование всегда считалось экономически нецелесообразным, насколько я знаю. С чего вдруг наш департамент включил денежный станок? Нам так срочно понадобились объекты для колонизации?
   - Это совершенно секретный проект, мадмуазель. Я хотел собрать всех членов экспедиции и устроить нечто вроде пресс- конференции, но раз уж ВЫ спрашиваете... Есть Высочайшая директива - усилить поиск пригодных для колонизации планет. Военный флот передал в наше пользование несколько совершенно новых скачковых звездолетов - роботов, разработанных ранее для других, секретных целей ВКФ. Эти корабли в автоматическом режиме обыскивают все ближайшие незаселенные территории. Данный звездолет является первым, обнаружившим нечто стоящее. Его, кстати, называют ЗАГ 02 - звездолет автоматический гиперскачковый, номер два. Но насколько новый мир подойдет для колонизации, решать, как всегда, вам - специалистам.
   Вокруг постепенно собралось ещё несколько членов экспедиции.
   - А что тогда с премиальными, док? - ехидно поинтересовался Смолки.
   Наверное, в экипаже каждого корабля есть член команды, вечно недовольный оплатой трудодней, распределением премиальных и выплатой сверхурочных. В экипаже 'Зевса' эту роль выполнял немного суетный инженер - механик Джузеппе Смолки. Не запрети Его Величество в своё время профсоюзы...
   - Премиальные полагаются экипажу, нашедшему подходящую для последующей колонизации планету. Так, по крайней мере, записано в наших контрактах. Эту планету нашли не мы, а эта ваша автоматическая игрушка. Денежки нам теперь тоже с роботом делить?
   - Ну... э... - Ноулзу до сих пор подобные нюансы, видимо, даже в голову не приходили. - Я полагаю, что все премиальные положены именно вам.
   - Он полагает! - Смолки махнул рукой и пошел прочь. - Меня это успокоило! Зная ушлых законников нашей конторы, придирающихся к каждой...
   Постепенно его обиженное гудение пропало за углом коридора. Не дожидаясь конца выступления доктора - майора, Блейк почти с удовольствием направился таки в рубку. Работать, так работать.
  
   Когда 'Зевс' наконец вышел на дальнюю орбиту обнаруженной роботом планеты, четвертой в безымянной до сих пор системе, то знакомая лихорадка надвигающихся открытий охватила весь экипаж. Именно из-за этого щемящего чувства, а совсем не из-за всякой ерунды, наподобие высокой оплаты, идут в разведчики. Первыми, так сказать, увидеть новые горизонты. Пройти там, где ещё не ступала нога человека. Вдохнуть неповторимый аромат нагретого чужим солнцем чужого океана. И, возможно, встретить и контактировать с совершенно иными формами жизни. Найти себе, наконец, братьев по разуму, друзей в пугающих парсеках ледяной пустоты. А на новой планете, как вскоре выяснилось, действительно обитали разумные существа. Совсем ещё недавно обитали.
   Данные, собранные зондами звездолета - робота, потрясали.
   Все пространство вокруг тоже не получившей еще собственного имени четвертой планеты, изобиловало примитивными спутниками навигации, связи и ещё непонятно чего. Имелась на орбите и довольно крупная, предназначенная для постоянного обитания, станция. На единственном естественном спутнике планеты виднелись следы посещений - несколько брошенных автоматических аппаратов и два обвисших в вакууме разноцветных штандарта на его полюсах. Сама планета изобиловала небольшими по земным меркам городами, расположенными на трех, омываемых теплыми водами океанов, материках. Планетарная масса - 0,7 земной. Высокое содержание кислорода в атмосфере. На экваторе - немного жарковато, но в целом - курорт, а не планета. Оставалось только узнать, куда это подевались все её прежние обитатели, по предварительным подсчетам - примерно ??десять миллиардов живых существ.
   Города стояли без света. Радиочастоты молчали. Спутники на орбите давно вышли из строя. 'Зевс' вышел на высокую, столь строго предписываемую разведчику орбиту, и выпустил целый веер новейших разведывательных зондов, каковых на ЗАГе 02 не имелось. Полная картина биологического сканирования и аэрофотосъемки вскоре подтвердила самые худшие опасения. Живых существ крупнее кошки на планете ныне не водилось, а местные постройки для пигмеев и термитов явно были не приспособлены. Но города стояли заброшенными. Улицы кишели проржавевшим, брошенным в беспорядке автотранспортом. Растительность уже стала брать свое - дорожное покрытие повсеместно было взломано крупным эквивалентом местных деревьев. На пяти примитивных космодромах, обнаруженных с воздуха, ржавели остатки настолько убогих космических аппаратов, что эвакуация жителей в дальний космос, как предположил кто-то из экипажа, совершенно исключалась. Кое-где, в напоминающих автобусы ржавых машинах и на верхних этажах высотных зданий, камеры зондов обнаружили крупные скопления полурассыпавшихся скелетов. Однако, и следов серьезных боевых действий нигде видно не было. На первое место вышла теория биологической катастрофы - какой-нибудь военный штамм вполне мог вырваться из лабораторий на свободу, а, судя по обнаруженным штандартам на местной луне, ( на её противоположных полюсах), на этой планете имелись как минимум два соперничающих между собой государства. Так что вполне могли найтись и причины для военной конфронтации. Участники экспедиции засучили рукава - инструкции, привезенные с собой в запечатанном конверте, требовали срочно установить, пригодна ли планета для колонизации. Земля поему-то отчаянно спешила с освоением новых территорий.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
   Начальник экспедиции, сэр Эндрю Кейт, сегодня был как никогда строг:
   - Смолки, полетишь с первой группой взглянуть на орбитальную станцию. Возьмите с собой, пожалуй, и мистера Ноулза. Вдруг пригодиться. Как вам известно, оба шлюза на станции, как не странно, открыты одновременно, так то на её борту наверняка вакуум. Это хорошо, многое могло сохраниться. Меня прежде всего интересуют любые печатаные или электронные носители информации, пригодные для составления туземных словарей, уцелевшие видеозаписи, и вообще всё оборудование, из которого можно хоть что-то извлечь. Далее. Вторая группа, займитесь непосредственно биологической разведкой. Сажайте автоматы и на полярных шапках, в океаны, и в городах. Полная проверка по высшей категории на все типы вирусов. До вашей оценки любой контакт людей с поверхностью категорически запрещен. Группа три займется работой непосредственно с обнаруженными останками аборигенов. Мне срочно нужно знать причину их смерти. В меня поняли, мадмуазель Трейл?
   - Но дистанционно работать с помощью роботов совсем не то, что для этого нужно, мне желателен непосредственный контакт с рабочим материалом. Разрешите высадку в скафандрах высшей защиты? У нас на борту имеются прекрасные, защищенные по последнему слову техники полевые лаборатории.
   - Нет. Население целой планеты вымерло на корню, всего, согласно вашим же предварительным данным, триста лет назад! Черт побери, да по космическим меркам они ещё тепленькие! Наши методы стерилизации против неизвестного типа вируса могут не сработать. Не хватало притащить какую-нибудь космическую чуму к себе на борт! Сперва разберитесь, от чего они все погибли, а затем уже будем решать. За дело, господа, за дело!
  
   Катер с 'Зевса' совершил первый облет вокруг нелепого, на взгляд землянина, орбитального сооружения. Станция напоминала собою гигантский велосипед - два колеса, связанных со своими центрами спицами трубопроводов, а между ними - хаотичное, и, казалось, совершенно бессмысленное нагромождение всяческих труб, модулей, баков и цилиндров. Смолки только языком пощелкал, оглядывая весь этот примитивный бардак.
   - Ну и что, скажите на милость, наш гениальный шеф здесь решил отыскать? Ты уже летал с ним раньше, Блейк? - он двинул Блейка по нагрудному инфракрасному фонарю своим локтем.
   Блейк, который вызвался добровольцем, благо дополнительных профессий освоил немало и всегда был не прочь подзаработать, да и сидеть на корабле и бездельничать навигатору было совсем не интересно, уже трижды успел пожалеть об этом порыве. Как только увидел кислое лицо Смолки в шлюзе. Попытка последнего завести именно с ним свой нескончаемый монолог об ущемлении прав звездолетчиков привела его в ужас. В ответ он постарался быть максимально неразговорчивым, и сейчас лишь возмущенно хрюкнул. Смолки он ненавидел.
   - В смысле нет? Вот и я тоже. Поверь мне, парень, этот тип только разгребет дерьмо нашими руками, а нормальных кредитов от него точно не дождешься. И МНЕ ПЛЕВАТЬ, ЧТО ЭТОТ РАЗГОВОР ЗАПИСЫВАЕТЬСЯ. Пусть все знают правду. Хотя, конечно, случись что с нами, уж концы-то в воду они спрятать сумеют. Слышал об последней экспедиции 'Посейдона'? Так вот, я знаю, как там всё на самом деле было!
   - Эй, умник, - спас Блейка от очередной антибуржуазной лекции добродушный пилот катера Иван Дроботенко, - смотри, еще один шлюз нараспашку. Ты у нас вроде как за механика, так что ты обо всем этом по существу думаешь?
   - Слушай и отвяжись: Давным-давно, на одной говенной планете было две соперничающих супердержавы. Эту станцию они построили совместно. Одно 'колесо' - одна сторона, второе - другая. То дерьмо собачье, что приварено посредине - добавлялось по мере дополнительного финансирования, в разное время и уже гораздо позднее. Дальше. Ни один нормальный инженер не спроектирует шлюз, в котором обе двери могут открываться в пустоту одновременно, а эти ребята - вроде как не полные дебилы, раз уж добрались до своей орбиты? Хотя кто его знает, сколько раз они пытались... Выходит, блокировка была отключена вручную. Значит, эти туземцы имели хороший повод, чтобы покончить свои жизни самоубийством. Так что заткнись, Ваня, хотя бы из уважения к мертвым, которых мы все совсем скоро обнимем, и дай мне с Блейком обсудить действительно серьезные вещи.
  - А с чего ты решил, что они...того, покончили с собой? - раздался в наушниках несколько опешивший голос пилота, - может, они попросту эвакуировались. И вообще, почему две державы, и именно соперничающие?
   - Ваня, ну почему ты не можешь просто молча рулить? Возле каждого раздраенного шлюза торчит по такой толстой сигаре. Ты, пожалуй, являйся на самом деле хоть немного квалифицированным пилотом, мог бы распознать в них спускаемые орбитальные аппараты. Экипаж каждого такого 'колеса' - существ так десять. Системы жизнеобеспечения большего не потянут. В челнок тоже по виду примерно столько же втиснется. Значит, все хозяева дома. При их отчаянной экономии, что видно по общей убогости конструкций, никто не станет строить, запускать или бросать лишние челноки. К тому же, при эвакуации станцию бы законсервировали. Держав две, потому что конструкции 'колес' и надписи на них принципиально разные. То, что посредине, доделывалось уже потом, довольно хаотично, когда удавалось содрать с их гребанного начальства ещё хоть пару отнюдь не лишних для первопроходцев кредитов. Раз они взялись за этот проект, да еще и дружественный, а построили такое вот говно, значит - в основном тратили весь остальной свой бюджет на танки и бомбардировщики. Планета, судя по брифингам аналитического отдела, была ведь не бедная и нормально для своего уровня развитая. Ну, ты доволен? Так вот, Блейк, о 'Посейдоне...
   - Ну ты, Смолки, даешь! - прогудел в наушниках восхищенный голос Ивана. Тебе бы в армейской разведке работать!
   - Работал, не переживай. Немного до чина нашего доктора Ноулза не дотянул. Я бы мог тебе рассказать, парень, какие у НИХ нравы и подход к сверхурочным, но тогда у нас будут действительно серьезные неприятности. Так что веди свою калымагу, и осторожнее при стыковке. Эти новые 'Альбатросы' полные козлы проектировали. Стыковочный шлюз не под днищем, а выдвигается сбоку! Ведь есть удачные прототипы, так нет, кто-то сунул подрядчику на лапу!
   Блейк, пораженный, молчал. Смолки служил в армейской разведке? А что, вполне может быть, хорошего специалиста там могли долго терпеть. Если бы не характер и вечная конфронтация с начальством... В этот момент катер подошел к инопланетному шлюзу у ближайшего колеса.
  
   Шлюз был маленький, но грамотно сконструированный, имел целых две системы запирания дверей, и ещё по две дублирующих - гидравлическую и электрическую. Несколько настенных панелей в наружной шлюзовой камере были сняты, и предохранители, блокировавшие отпирание наружной двери при открытой внутренней, носили следы довольно грубого механического взлома.
   - Если этот инициативный паренек - взломщик ничем как следует не закрепился, то его тело стоит поискать в окрестностях. - Смолки на мертвой станции, похоже, ничуть не нервничал. - Кстати, вот тут будет полно работы для ксенобиологов. А несравненная мисс Трейл сидит себе на корабле и пялится в мониторы. А что могут передать зонды, посланные к планете? Там кости-то целые ещё надо поискать!
   - Больно ей надо, чтобы всякие извращенцы в шлюзе подглядывали за тем, какого у неё цвета трусики, пока она надевает свой скафандр. Она - наш мозг. А для полевой работы как раз и существуют простые работяги вроде нас с тобой, - добродушно объяснил ему другой ксенобиолог, Антон.
   - Ага, расходный материал.
   - Точно. Кстати, трусики она носит потрясающие. Буквально - пара красных ниточек, и все. Мы ведь не первый день с ней в полевых условиях.
   - И этот тип назвал меня извращенцем! - Отряд между тем продвигался вперед. Тяготения, естественно, не было - искусственная гравитация когда-то наверняка создавалась здесь вращением колес. Магнитные подошвы ботинок беззвучно топтали решетчатый пол.
   - Ребята, хорош о ерунде трепаться, - Эдвард Ден, электронщик, выразительно постучал по тому месту, где в шлеме скафандра находился микрофон.
   - Ага, представляю себе, какая поднимется паника в отделе мистера Ноулза, когда мы сухим и вежливым языком начнем общаться сугубо на профессиональные темы. Будьте любезны, мистер Смолки, открыть этот вот люк. Полагаю, там могут быть жилые помещения! - Антон вежливо поклонился.
   - Работать с вами - большая честь для меня, мистер Могалев, - оскалился в ответ Смолки. - Антимонархический заговор, не меньше. Нас нашпигуют наркотиками, будут пытать, и, не поверив ни единому слову, расстреляют.
   - По вам уже и так психушка плачет, - сухо заметил Ден, отходя в сторону и с недоверием осматривая темный коридор, опоясывающий по дуге внешний периметр колеса.
   - Официально заявляю, что Эдвард никогда не состоял в нашей организации, - Смолки возился между тем с механическим замком. - Он только помогал распространять листовки и изредка стоял на шухере.
  Дверь отворилась.
  - Ребята, смотрите, фотки! - Антон метнулся вперед.
  Над прикрученной к полу койкой действительно белело несколько выцветших фотографий.
   - Плоские, на пластике! - Смолки удивленно заглянул через плечо к Антону. Таких у нас и в музее, наверное, не увидишь!
   Аборигены поразительно напоминали людей. Гуманоидная раса, судя по размытым изображениям, передвигалась на длинных ногах с вывернутыми назад коленями. Лиц было не разобрать. Высокие, вытянутые вверх силуэты, в основном - вдвоем и втроем на фоне круглых невысоких домиков и природных ландшафтов, несколько групповых снимков, похоже - на стартовой площадке и уже внутри станции.
   - Попробуем восстановить на 'Зевсе', - Антон решительно сгреб находки в сумку. - Пошли искать командный центр, надеюсь, что там улов будет самым богатым.
   Командный центр нашелся минут через тридцать. Эдвард Дэн и лингвист группы, Андрей Рыжев, отталкивая друг друга, метнулись к клавиатурам.
   - Как думаешь, Дэн, хоть что-то из баз данных удастся вытащить? - прорезался в наушниках голос Ноулза.
   - Придется повозиться. Триста лет в вакууме, это серьезно. Я бы не стал рисковать потрошить эту конструкцию и таскать блоки на 'Зевс'. Проще будет работать на месте. Система примитивная, но, похоже, довольно сложная.
   - Ладно, остальным участникам экспедиции даю пол часа на предварительный осмотр необследованных помещений, и на сегодня хватит. Дэн, от тебя потребуется составить список необходимого для считывания данных оборудования. Остальным разбиться на пары и вперед. Встреча в этом зале в семнадцать десять. Отбой.
   Блейк пошел в паре с Антоном. Они обнаружили еще несколько технических, забитых непонятным хламом помещений. Затем, прыгнув в шахту стоящего где-то внизу лифта, выбрались на жилую палубу. Предоставив Антону уже отработанным методом открывать очередной, механический (что для аварийных ситуаций было вполне разумно), замок, Блейк размышлял над словами Смолки. Идея о коллективном самоубийстве инопланетян пока ничем не подтвердилась, но и осмотрена была лишь малая часть станции... Блейк до смерти боялся мертвецов. Он даже тривиальные фильмы ужасов с детства ненавидел. Дверь под нажимом Антона отворилась.
   - Ух ты! - только и смог вымолвить Антон. Блейк и вовсе остолбенел. Ну разумеется. В углу довольно большой каюты, под потолком у одной из стен плавал мертвый инопланетянин.
   Антон притянул тело поближе к себе, поймав его за руку. Покойник был одет в некое подобие прорезиненного скафандра, голову его закрывала большая маска с двумя закрытыми пластиком или мутноватым стеклом прорезями. От маски тонкий шланг вел к увесистой канистре, закрепленной ремнями на груди.
   - Ну этот, по крайней мере, самоубийством не кончал, - резюмировал Антон. - Прекрасно сохранившейся экземпляр. Пожалуй, успею провести предварительный осмотр, а то и вскрытие.
   - Я, знаешь ли, выйду, - слабым голосом проговорил Блейк. - Тебе ведь моя помощь не сильно нужна?
   - Неужели тебе не интересно, как они выглядели? - Антон, запечатлев тело со всех возможных ракурсов нашлемной камерой, уже принялся стаскивать с головы инопланетянина его маску.
   Представив себе перекошенное последние триста лет предсмертной агонией лицо, Блейк позеленел и вылетел в коридор. Он был уверен, что и на слайдах всего этого видеть не захочет. В самом мелком формате. А здесь, в холоде мертвой станции, и подавно.
   По рации успокаивающе доносились переговоры остальных групп с 'Зевсом'. Немного придя в себя, Блейк прошелся по коридору. Прибор ночного виденья, вмонтированный в визор шлема, придавал стенам и палубе зеленоватое свечение. Дверь в следующее помещение оказалась открытой. Блейк осторожно заглянул внутрь.
   Они сидели вокруг большого, круглого стола взявшись за руки. Блейк сразу заметил, что все тела были пристёгнуты к своим креслам. Инопланетян было штук двадцать. Выпученные или лопнувшие глаза, вывалившееся языки... Высокие, конические и совершенно лысые головы с маленькими ртами и носовыми прорезями. Все тела были одеты в некое подобие мундиров с разнообразными нашивками на груди и руках, но эти мундиры некогда, несомненно, были разных, точнее - двух, цветов. На животе двоих или троих аборигенов Блейк успел заметить торчащие из открытых кобур рукоятки личного оружия. Блейк попятился и вышел спиной в коридор.
   Антон осторожно распаковывал свою жертву от нижнего белья, аккуратно сложенный в прозрачный мешок скафандр Чужого парил неподалеку.
   - Познакомься, Блейк, с мистером Чаппи. Знаешь, мы ведь почти родственники по биологической линии. ДНК всерьёз я еще заняться не успел, но общая структура организма...
   - Пойдем, Антоша, я тебя с остальной родней познакомлю. Вся семья в сборе, только тебя ждут, - истерически хихикнул Блек.
   Антон странно посмотрел на него и, нехотя оторвался от милого сердцу трупа. Впрочем, в соседней комнате его искренней радости не было предела. Вскоре к ним жизнерадостно присоединились и остальные участники экспедиции, спешно вызванные по рации. Время отлета отложили на час, потом еще на один, благо запасы кислорода позволяли.
   - А почему твой мистер Чаппи надел на себя скафандр? - поинтересовался Блейк у пролетающего мимо с совершенно ошарашенным видом Антона.
   - Кто его знает? - Антон явно торопился. - Наверное, спешил что-то важное для себя сделать. Например - снести яичко.
   Он действительно помахал у Блейка перед носом контейнером для хранения биологического материала, чуть не отлетев при этом в другой конец каюты. - Нашел вот это яйцо прямо рядом с ним.
   - Они что, яйцами размножались? - недоверчиво спросил Блейк.
   - В том - то и фокус, что нет! - Антон с тоской посмотрел на копошащихся вокруг останков коллег. - У них и тут все почти как у нас устроено. Сделаем подарок нашей несравненной мисс Трейл.
   - А разве шеф не запретил таскать биологические объекты на 'Зевс'? 'Занести эту чуму к нам на борт' и все такое? Фильм 'Чужие', в конце концов, ты не смотрел? Напоминает, знаешь ли.
   - Да брось, старина! Это касалось останков с планеты. Хотя и там вирусу ни за что не сохраниться - если ему не на чем будет паразитировать. Нет носителей - вирус умирает. А за несколько сотен лет в вакууме все что хочешь простерилизуется. Ты слышал о теории Верхаммера - младшего?
   - Это о том, что неземные микробы безвредны для людей?
   - Ну, до сих пор ведь так и было, верно? Мы колонизировали уже не один десяток планет, и никаких проблем. - он хлопнул Блейка по плечу, и, оттолкнувшись от стены, ловко, рыбкой нырнул в люк. Счастливое дитя какой-нибудь орбитальной станции, решил Блейк. До сих пор людям действительно везло с инопланетными вирусами. Вот только и целая планета с вымершим миллиардами жителей попалась им впервые.
  
  Следующее совещание на борту 'Зевса' оказалось куда оживленнее предыдущего.
   - Нам удалось восстановить три фрагмента видеозаписей, пригодных для просмотра и изучения, сохранившихся на жестком диске компьютера станции, - начал Эдвард Дэн. - Судя по вот этим логотипам в правом верхнем углу экрана, это похоже на фрагменты передачи новостей с планеты, принятые экипажем. По крайней мере, это точно не спутниковая съемка. Изображение было, понятное дело, плоским, но мы перевели его в нормальную голограмму.
   Посреди конференц-зала сгустилось нечеткое объемное изображение уже знакомых всем аборигенов???, густой, но нестройной толпой бредущих по довольно широкой улице какого-то города. Архитектура зданий практически не просматривалась. Съемка велась откуда-то с сверху, иногда виднелся край крыши. Толпа нескончаемым потоком, шатаясь, медленно, но верно продвигались вперед. Послышался отрывистый и прерывающейся, похожий на собачье тявканье голос - наверное, комментатора.
   Внезапно, по сторонам от невидимого оператора, появилось множество аборигенов в похожих на проклепанные кожаные доспехи, униформе. В их сухопарых руках было зажато разнообразное, но, несомненно, огнестрельное и грозное на вид, оружие. И тот час по бредущей внизу толпе ударили частые выстрелы. Бедолаги почти не заволновались, и продолжили, перешагивая через мертвых товарищей, упрямо двигаться вперед. Внезапно камера взяла ближний план. Изображение вдруг стало очень четким: одно из существ внизу подняло свою голову, уставившись прямо на оператора белыми, лишенными зрачков глазами. Из его бесформенного рта и носа стекали клочья не то пены, не то слизи. Оскалив редкие, но острые зубы, абориген злобно зашипел. В этот момент изображение погасло.
   - Что у нас с переводом? - властно поинтересовался Ноулз.
   - Работам, - живо отозвался начальник лингвистического отдела. - Пока удалось составить лишь приблизительный словарь. Похоже, самое повторяющееся слово в этих репортажах - "проклятие".
   - Давайте поторапливайтесь, сколько можно возиться? Центральная, запускай второй фрагмент.
   Посреди зала возник уже знакомый образ аборигена. Этот экземпляр был одет в некое подобие римской тоги. Блейк обратил внимание на то, что у данной особи зрачки вполне присутствовали. Глаза у инопланетянина были с синеватым оттенком, а те самые зрачки большие и квадратные, как у бартокской рыси или земного козла. Вскоре выяснилось, что Чужой неспешно задает вопросы сидящему рядом с ним, куда более толстому и даже какому-то лощеному инопланетянину. Задний фон возможной студии был смазан, речь обоих постоянно прерывалась громким шипением. Впрочем, этот эпизод записи быстро закончился. А третий фрагмент оказался еще короче. Громоздкий летательный аппарат, своей конфигурацией отдаленно напоминающий рубленные очертания земного 'стелса' начала двадцать первого века, низко над водной поверхностью приближался к маячащим впереди высотным постройкам. На этот раз съемка велась из иллюминатора другой воздушной машины, летящей немного выше. От крыльев первого самолета отделились две каплеобразные точки и, оставляя позади огненные шлейфы, устремились к многоэтажным домам, медленно выраставшим впереди. Изображение пропало до того, как они взорвались.
   - Что ж, похоже, что на первом месте по-прежнему остается теория глобальной бактериологической катастрофы, - после тягостного затишья заявил Ноулз. Ему, скорее всего, нравилось слушать свой собственный, сейчас такой решительный голос. Просто Наполеон какой-то комнатный. - Здоровые особи пытались локализовать пораженных вирусом или заразных. А затем нанесли удары по местам их массового скопления. Что, как мы все знаем, имело локальный характер - следов боевых действий на поверхности не много. И все это не очень-то им помогло. Данную гипотезу косвенно подтверждает и массовое самоубийство персонала орбитальной станции. Или им было некуда возвращаться, или они тоже подцепили заразу. Стрельбы, по крайней мере, на борту не было. А оружия у них там хватало.
   - Вы всегда стреляете по своим инфицированным пациентам, доктор? - поинтересовалась Трейл. Послышались сдержанные смешки. Смелая женщина. - Хорошо, что вы не наш штатный судовой врач!
   На гранитном лице Ноулза не отразилось ни единой эмоции. Если военные научились втихаря производить человекоподобных андроидов, то, несомненно, перед нами была не самая совершенная модель, решил Блейк.
   - Иные больные чрезвычайно опасны для окружающих, сударыня, - спокойно ответил Ноулз. - Я думаю, что сделанный наконец перевод подтвердит мою гипотезу. И прошу вас не забывать, что вся их планета в результате эпидемии вымерла. Примерно десять миллиардов живых существ.
   Смешки и негромкие иронические комментарии тут же прекратились.
   - Как я недавно узнал, люди из вашего отдела, доктор Трейл, прихватили и пронесли на борт звездолета некий объект биологического характера? - жестким голосом продолжил Ноулз.
   - Объект 12367, 'яйцо'. Которое прошло такую же стерилизацию вакуумом, как и прочие, многочисленные, привезенные со станции предметы. В данный момент все доставленные на борт артефакты хранятся в специально оборудованных, герметичных боксах для исследования. Мы строго соблюдаем все правила транспортировки и перемещения потенциально заразных предметов, согласно параграфам...
  - Избавьтесь от 'яйца', - категорично перебил её сэр Эндрю Кейт. - основная задача нашей экспедиции на данный момент - выявить штамм вируса - убийцы, и степень его угрозы для человеческого организма. А возможность малейшей опасности должна быть сведена к абсолютному минимуму.
   - Как обеспечить нормальную работу биологам, если бесценные образцы выбрасываются за борт? - сухо поинтересовалась Трейл. - Это 'яйцо', возможно, и является ответам к многим нашим вопросам.
   - У нас имеются спускаемые зонды. Вы уже опустили вниз роботов типа 'Соло - 8', пусть они и делают все анализы костных тканей. Главное внимание уделите останками на орбитальной станции, для нас это просто подарок. Но и в вакууме надлежит работать дистанционно, результаты передавать по радио, манипуляторы назад не возвращать. При малейшей возможности возникновения реальной биологической опасности будет объявлен планетарный карантин. Наш полет и так засекречен по высшей категории.
   - Исследования пойдут под моим полным контролем, - добавил доктор Ноулз.
   Разумеется, военным очень хочется иметь в своем распоряжении совершенно новый, но смертоносный вирус, подумала, выходя из конференц-зала вместе со всеми, Трейл. Ноулз легко сможет надавить на сэра Кейта, и армия наложит лапы на образцы и данные исследований. А там и всю планету под себя подгребут. Упекут нас в марсианские лаборатории. С другой стороны, премия за открытие пригодного для колонизации мира, и так повисла на волоске. Он, очень вероятно, будет объявлен непригодным. А вояки неплохо платят за свои разработки. А если привязать исследования, скажем, к особенностям физиологии тарнов... Тут перспективы открываются поистине фантастические. Любая лаборатория, любой штат сотрудников, неограниченный бюджет... правда, прощай навсегда свобода. Нет уж, пусть это лучше окажется не вирус. Начнется колонизация, и можно будет остаться на планете. Все равно она первая, кто займется изучением туземцев. Тем для диссертаций здесь будет полно. Быстрый карьерный рост, собственный институт.... А потом, с мировым именем - перевод Землю или Вирфенгем. Тоже неплохо.
   Предавшись приятным размышлениям, она практически налетела на своего сотрудника, Антона Могалева.
   - Вот это кстати, господин помощник. Прогуляйся-ка перед сном в четвертую лабораторию, и избавься от этого чертова яйца. К тем данным, что по нему уже успели наработать, добавишь акт об уничтожении, все строго по форме. А то с Ноулза станется завтра с утра к нам нагрянуть, начать умничать.
   Антон покорно вздохнул и поплелся на лабораторную палубу 'Зевса'. Открыл своим ключом - карточкой толстенную дверь четвертого отсека. Звездолет был оборудован самым современным научным оборудованием, и причину навязчивой паранойи Старика Антон, честно говоря, не понимал. Конечно, всячески прикрывать свою задницу - дело для любого руководителя наипервейшее, но в передовом научном мире маразму должен быть предел.
   Антон подошел к боксу, в которой находился объект 12367 'яйцо', активировал внутрикамерный захват - манипулятор.
   - Запись в журнал, - громко произнес он, глядя на бегущие в голографической рамке журнала данные - дата, время. Объект номер такой-то, доставлен... так, доставлен двенадцатого ноль девятого в семнадцать тридцать старшим научным сотрудником отдела ксенобиологии Антоном Могалевым... на настоящий момент биологически активен... уничтожен по акту...
   Стоп, это как еще БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВЕН? Вон и огонек красный горит! Быть такого не может. Антон лично проводил первичное сканирование и на инопланетной станции, и после перемещения яйца из переносного контейнера в бокс. Через специальный бесконтактный переходник, все продуманно. Даже если яйцо не имеет никакого отношения к способу размножения аборигенов, что практически доказано, то исключить, что оно являлось бы в нормальных условиях носителем вируса, все равно никак нельзя. Но не после вакуума! Абсолютно промороженная биомасса эмбриона в толстой скорлупе. 'Начат процесс общего оттаивания для последующего хирургического вскрытия и взятия проб'. Забыв обо всем на свете, Антон нашарил дрожащей рукой стул и опустился за консоль, оживляя приборы. Невероятно! Чужой организм был в анабиотической спячке? Которой не страшен абсолютный ноль открытого космоса? С лихорадочным любопытством молодой ученый принялся набирать первые команды на голографической клавиатуре...
   Он попросту не слышал, как сзади с тихим шипением открылась лабораторная дверь. Осторожные шаги за спиной тоже остались вне внимания увлеченного исследователя.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
  
   Стив протиснулся поближе к оцеплению. Жители Вирфенгема продолжали неистово ликовать. Кортеж приближался.
   С правой стороны, вдоль всей набережной стояли шпалерами войска: лейб-гвардии Императорской фамилии Земной полк, высадившийся только вчера в космопорте Кронверка, и практически в полном составе местный, 46-ой стрелковый Вирфенгемский полк. По нарастанию приветственных криков Стив понял, что процессия совсем рядом, и энергичнее заработал локтями. Подобная, излишне активная деятельность, наверняка привлечет внимание снайперов службы безопасности, засевших на верхних этажах и крышах ближайших, украшенных гигантскими стягами высотных зданий. Но Стив сейчас был вынужден рисковать. Он уже потратил все деньги, вырученные от продажи уникальной коллекции антиквариата, что находилась на борту его звездного корабля, на подготовку к этой акции. Он знал, что второго шанса у него попросту не будет.
   Стив оказался у самого полицейского оцепления как раз в тот момент, когда мимо него, восседая на белоснежный гравиоциклах, чинно проехали кавалергарды авангарда. Солнечные блики вспыхнули на посеребренных кирасах и золотых орлах, сидящих на напичканных электроникой шлемах. Прекрасно вымуштрованные, опасные, несмотря на столь помпезный вид, опытные бойцы. Следом, уже на черных гравиоциклах, показались казаки имперского конвоя. Над многополосным, широченным центральным проспектом столицы Вирфенгема, которую называли Бакуниным, с ревом пронеслись низко идущие аэрокосмические истребители. Стив прекрасно знал, что еще выше, почти на кромке атмосферы, над городом навис тяжелый крейсер 'Форсайт' И что все его многочисленные сенсоры, настроенные охраной идентифицировать даже находящийся в толпе деревянный арбалет, сейчас жадно обшаривают беснующееся внизу человеческое стадо, а стволы бортового вооружения хищно ждут сигнала к атаке. Как к массированной, так и к точечной. Стива это совершенно не беспокоило.
   Цареубийство - дело хлопотное и неблагодарное. Больше всего, конечно, шансов в данном деле у простого и непредсказуемого парня, добросовестного психа - одиночки. Готовясь к операции, Стив как следует изучил историю предмета. Со времен Юлия Цезаря росла фантазия и ухищрения покушавшихся на монархов. Но и возрастал научно-технический потенциал охраны. Так что данный, крайний в истории человечества Император, технически был защищен просто совершенно. И Стив, соответственно, на этот раз сделал свою ставку совсем не на техническое решение проблемы.
   Церемониальный въезд властителя на планету Вирфингем между тем продолжался. Впереди показалось первое, украшенное богатой золотой лепниной, открытое ландо. Его окружал конвой из гвардейских офицеров. На переднем месте открытого экипажа, с царственной небрежностью помахивала рукой в белой перчатке фигура человека, обрекшего на смерть несколько тысяч славных земляков, соратников и друзей Стива, драконов. Ослепительной россыпью блеснули бриллианты неизвестно чем заслуженных орденов. Толпа взревела еще громче. Позади императорского, над проспектом скользили еще несколько экипажей с приближенными двора и сенаторами, следом виднелись тяжело ступающие коробки войск эскорта. Когда до одетой в парадный гвардейский мундир августейшей особы осталось около десяти метров, Стив стремительно принялся действовать.
   Сильно толкнув стоящего в оцеплении синемундирного жандарма, он с немыслимой для обычного человека скоростью ринулся вперед, моментально перепрыгнув через метровый бордюр и мгновенно проскочив линию кордона. Парализующее поле, генерируемое бордюрами и способное, подобно стальной косе, срезать любое количество пожелавших бы повторить его поступок людей, всего лишь слегка обожгло измененную реаниматором нервную систему Стива.
   Одновременно с ним, уловив с орбиты его сигнал, принялось действовать и инопланетное существо, известное в узком кругу посвященных лиц под именем Кровавый Ветер. Гениальный пилот и хакер, Ветер обладал природными, опережающими любой компьютер земного производства, вычислительными способностями. Но в данной ситуации от него потребовалось всего лишь активировать заранее настроенную и отлаженную программу.
   Примерно около полугода назад один коммерсант, пожелавший остаться неизвестным, выкупил у приватизационных властей в собственность один из столичных атмосферообразующих генераторов. Поскольку молодая атмосфера над Вирфенгемом нуждалась в постоянной поддержке и дополнительной очистке, данный вид деятельности постоянно поощрялся властями этой, столь недавно колонизированной, но полюбившейся могущественным кланам банкиров планете. Даже налоговые скидки на воздух здесь имелись. Столичный реактор был, безусловно, дорог, но дело того стоило. Никому из местных чиновников, наезжавших с положенными регулярными проверками на данное предприятие, так и не удалось узнать, что Стив, (а неизвестным коммерсантом был именно он), потратил еще несколько условных тонн золотого эквивалента на дополнительное оборудование. В жерле атмосферной установки он разместил ствол мощной нейропушки.
   Любое, как не старайтесь его заэкранировать, излучающее, атомное или там, что гораздо эффективнее, транстрилитиумное устройство, которое бы вы попытались провести в столицу планеты, было бы немедленно обнаружено сканерами местных спецслужб. Или, в последствии, ещё более мощными поисковыми устройствами личной охраны Императора. К тому же Стив вовсе не собирался войти в историю как проклинаемый людьми массовый убийца. С палачами нельзя было бороться их же кровавыми методами.
   Один из сотрудников, обслуживающих генератор, заподозрил в реконструкциях своего нового шефа неладное и успел даже однажды ночью поделиться зловещими подозрениями со своей женой. Кровавый Ветер, учинивший ненавязчивое круглосуточное наблюдение за всеми тремя дежурными операторами, работавшими на генераторе посменно, давно заметил его разведывательные маневры у монтажных роботов. Не обремененный человеческими этическими нормами, инопланетянин нашпиговал квартиру бдительного оператора следящими жучками, и, как только подозрения на счет его прозорливости подтвердились, бедолагу вместе с женой пришлось отправить во внеочередной отпуск. Так, по крайней мере, с нехорошей завистью думали его менее любопытные коллеги. И оператор, и его жена были живы, просто прибывали в навеянном медицинскими наркотиками сладком сне прямо на подземном складе все того же атмосферного генератора. В свете приближающихся событий все те орды полицейских, что вскоре хлынут на данный объект, легко смогут их обнаружить. Профессионал, разумеется, не задумываясь, прикончил бы обоих, схоронив при этом понезаметнее. Но Стив подобным профессионалом никогда не был и в ближайшее время становиться не собирался. Разнести на атомы несколько тяжелых космических кораблей, битком набитых существами, свято исполняющий свой военный долг - это было ему почему то гораздо проще, чем перерезать горло какому-нибудь надоедливому, но довольно тихому и не агрессивному гражданскому олуху.
   Итак, Стив перепрыгнул бордюр, двигаясь с недостижимой для любого обычного человека скоростью. И в это же мгновение модифицированная нейропушка, спрятанная в жерле атмосферного генератора, повинуясь команде Кровавого Ветра, нанесла полновесный удар по проходившему над ней крейсеру 'Форсайт'. Мгновенно все его действующие электронные системы перегрузились, сгорели или вышли из строя. Авторы разработки этого оружия - свирепые насекомые тарны заодно выжгли бы мозги всему экипажу звездолета, благо выстрел производился по космическим меркам в упор и никаких проблем не возникало. Но Стив пока не питал к этим парням и бывшим коллегам, выполнявшим как и он когда-то свою работу, настолько серьезных претензий. Кровавый Ветер внес в схему оружия ряд конструктивных изменений. Достаточно было того, что мощный боевой корабль на некоторое время полностью вышел из игры. На подключение и отладку резервных цепей уйдет не одна драгоценная минута.
   Стив бросился вперед, на ходу выхватывая из потайных ножен свой кристальный меч. Вот теперь бойни было не избежать. Клинок, напоминавший японский вакидзаси и сработанный мастерами древней могучей расы аяолов, не считывался никакими сканерами и мог резать броневые листы легче, чем столовый нож - теплое масло. С любым другим оружием Стив никогда не прошел бы так далеко через многочисленные кордоны плотно оцепленного центра столицы.
   Первый гвардеец попытался попросту сбить его своим гравиоциклом. Неплохая реакция. Все охранники находились сейчас под воздействием боевых наркотических коктейлей, сжигая свой организм, но зато все они были готовы к бою. Дворцовый спецназ. Но для Стива они все равно двигались, словно находились под водой. Короткий уход в сторону, взмах мечем, и обезглавленное тело понеслось дальше, все ещё сжимая руль и фонтанируя кровью. Если повезет, то эта машина с кем-нибудь столкнется. Время стремительно утекало. Услышав сигнал тревоги, начали подниматься бронированные стенки ландо. Казаки эскорта лихо разворачивали на месте свои гравиоциклы назад, пытаясь выхватить шашки - огнестрельного оружия на параде им не доверяли.
   Они не успеют. Со шлемов кавалергардов стартовали стилизованные под двуглавых орлов боевые роботы. Этим не хватит времени, чтобы навестись на цель. Ближайшие жандармы охранения вообще ещё ничего не поняли, и никакой опасности не представляли. Гвардейцы охраны, на ходу выхватывая скорострельные иглометы, окружали ландо, кто - то собирался закрыть своим телом Императора. С этими придется повозиться, тратить на них драгоценные мгновения. Качнувшись из стороны в сторону, Стив упрямо рвался вперед. Уход в бок был не напрасным - в то место, где он только что находился, ударили сразу три реактивные пули. Автоматика прицелов не была откалибрована на столь быстро двигающуюся цель, а глаз стрелков не воспринимал размытое пятно, которым им виделся нападавший, в качестве мишени. Скорее всего, они начнут лупить со своих крыш длинными очередями, но будет поздно.
   Трое гвардейцев рванулись прямо на Стива. Вновь потрачены драгоценные мгновения. Первому пришлось отрубить руку, державшую игломет, поднырнув вниз. Второго, распрямившись, прямо сквозь бронежилет проткнуть мечом, оттолкнуть ногой на третьего. Добивать просто некогда, достаточно вывести из строя, главное время.
   Очередь игл прошелестела возле головы, плечо обожгла резкая боль. Только не сейчас. Стреляли из-за ландо. Профессионалы высшего в Империи уровня, мать их, они всю жизнь готовились к подобным ситуациям. Стив выхватил из руки у падающего гвардейца игломет и дал три короткие очереди. Борт ландо густо окрасился кровью, еще двоих, похоже, спасли бронежилеты. Длинный, невозможный ни для кого другого прыжок - прямо на нос ландо. Сквозь прочти закрывшиеся бронещиты - бледное бородатое лицо. Жалко, что эта тварь даже не поймет, кто её прикончил. Ничего, меч дракона (когда - то эти невежи так нас называли), убедительно объяснит прочим - его наследникам и вельможам, как жестоко они заблуждались. Что никто не уйдет от расплаты. Что всю жизнь им придется боятся. Осталось лишь метнуть меч в сжимающуюся щель...
   Первая, тяжелая пуля раздробила Стиву ногу и сбила замах. Проклятый снайпер. Или боеголовка его реактивного боеприпаса успела навестись на остановившуюся на долю мгновения фигуру? Новый замах, новые толчки в спину. Охранные роботы -орлы кавалергардов отработали по цели. Стив оступился. Ландо закрылось. Ничего, меч вскроет его, как консервную банку. Роботы перезагрузили обоймы, стабилизировали свое положение в пространстве и дали новый залп. Чем там они стреляют? На одной траектории с драгоценной тушкой Императора - ничем серьезным. Но... глаза затмила кровавая пелена, меч в руке неожиданно стал неподъемным. Перестроенный инопланетной медициной организм не сдавался. Вот только какой-то поклонник восточных единоборств рискнул прыгнуть вперед, под пули снайперов, сбив Стива с ног. За прозрачным забралом парадного шлема мелькнуло перекошенное лицо, сверкнул золотом эполет на руке, заносившей тяжелый палаш... Совсем рядом, по брусчатке гулко гремели ботинки бегущих со штыками наперевес солдат Вирфенгемского полка. Ну да, их бластерные энергетические картриджи во время парада тоже вынуты. Ревели гравиоциклы... или это в ушах...Только не достаться им живым, толь...
  
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
  
   Рассвет на Дриаде - одно из самых потрясающих воображение зрелищ в галактике. Конечно, если встречать его на верхушке одного из исполинских деревьев планеты. На многих для этой цели сплетены специальные беседки. От туристов из других миров, влюбленных и просто местных романтиков там нет отбоя.
   Небо начинает стремительно светлеть, но бескрайняя, шевелящаяся под ветром масса листьев, мерно колышущаяся внизу и до самого горизонта, остается пока черной. Бархатно - фиолетовый цвет неба, пронизанного точками миллионов ярких звезд, сменяется на лимонно - желтый, затем от края до края его прорезает оранжевая полоса. Светило стремительно выкатывается из-за горизонта, но внизу, под прикрытием листвы, в темноте все ещё светятся тысячи огней - яркая иллюминация особняков - гнезд местных богачей, мерцают фонари уникальных, сегментных мостов, соединяющих между собой листья. Горят широкие проспекты веток, по которым движется запоздалый или наоборот, чересчур ранний транспорт.
   Огромный ковчег, на котором сюда когда-то прилетели первые колонисты, получил нелепую пробоину от метеорита в ангарную палубу почти на самой орбите, и, практически не управляемый, был вынужден совершить самоубийственную посадку. Ветки и огромные, размером с четыре футбольных поля, листья среднего яруса умудрились остановить корабль от неминуемой гибели в кислотных болотах поверхности планеты. Но первопроходцы Дриады всегда стремились строить свои уникальные и столь самобытные дома - гнезда как можно выше, почти на самых верхушках крон. Тамошний воздух слишком разряжен, что бы туда поднимались летающие представители местного животного мира. Там вообще было мало хищников. Вся жизнь кипела, бурлила и пожирала на густо насыщенных кислородом средних и нижних ярусах уникальной экзосферы гигантского леса. Из поколений, прибывших на первом ковчеге, как водиться, благополучно выросло сословие местной аристократии. Которое, правда, было почти полностью уничтожено через триста пятьдесят лет внезапным нашествием жуков - листорезов. Сейчас подвид этих живучих тварей на всей планете полностью уничтожен. А тогда боевой крейсер с космодесантниками на борту практически опоздал, чтобы спасти небольшие группки уцелевших людей, забаррикадировавшихся в отчаянно сопротивляющихся очагах обороны. Потери были страшными, несколько тысяч колонистов и триста одиннадцать космодесантников и военных пилотов погибли под натиском хитиновых убийц размером с двухэтажный автобус. На эту тему было снято множество героических фильмов. Но колония вновь возродилась, нелегкий по способу добычи экспорт уникальной, легко сопротивляющейся огню, кислотам и лазерам древесины был слишком выгоден для тогдашней Земной Федерации. К тому же поклонники космического туризма, охотники и вышедшие на пенсионный отдых миллиардеры валом валили в этот экологически чистый заповедник поразвлечься.
   Однако, одинокой фигуре человека, стоявшего недалеко от дорогого глайдера, на одной из верхушек отдельно стоящего, незаселенного дерева - плауна, было не до потрясающих воображение красот пейзажа.
   - Ты что, обиделся? - прозвучал из коммуникатора наручного компа гнусавый голос.
   - Пошел в жопу, садист, - спокойно разъяснил мужчина.
   - А, мы все-таки разговариваем!
   - Это что, было обязательно? Все эти палаши, штыки и прочая мерзость? Это ещё и больно, знаешь ли, мой бестелесный друг.
   - Я моделирую ситуации, исходя из реальных физических данных твоих противников. Все, что я знаю о привычках твоих оппонентов, их способов обучения и индивидуальной тренировки. Показать досье на того любителя кун-фу, что столкнул тебя с капота?
   - Не надо. Самое хорошее, что ты можешь сейчас для меня сделать - надолго заткнутся.
   - Да брось, Стив. Подумаешь, девятнадцатая проваленная тренировка. На этот раз ты был действительно близко. А помнишь вариант со взрывом на борту его прогулочной яхты? А версию с отравлением? А то отчаянное торпедирование на орбите? Вот где был полный бред. Хочешь, попробуем еще разочек? Я дам тебе бронежилет, бластер, и закачаю кучу дополнительных химикатов под кожу. Лишние секунды.
   - Нас, кстати, сейчас никто часом не прослушивает?
   - Ага, совсем за лоха меня держишь, начальник?
   - Не пройдем мы со всем этим богатством третий кордон. Даже загримировавшись под командира дворцовой гвардии. Она, кстати, женщина. Про проникновение в бронежилете, да ещё и с оружием, можно забыть смело. Многократные проверки, полный многоэшелонированный контроль, никто никому не доверяет. Да всем вельможам и чиновникам во дворце трижды за день в задницу с фонариком заглядывают.
   - Да, настоящие параноики. В их базы данных я пока не могу залезть. Они действительно оказались автономны! Но вот что я тебе скажу, приятель. В последнее время я тоже стал экспертом по этим вашим, человеческим забавам типа 'замочи главного'. И я думаю, что идеально проведенная операция - это та, где предусмотрена и возможность безопасного отхода.
   - Тогда у меня точно нет шанса. Это билет в одну сторону, поверь мне. Тебе попросту будет меня не хватать.
   - Ещё чего. Ты сноб и зануда. Просто я люблю изящные и красивые решения. Ты должен не просто завалить главгада, но затем, в открытую, иметь возможность в любой момент прийти к нему на могилу с букетиком цветов. Чего-нибудь недорогого, но романтического. Врага надо уважать. Даже такую гниду. И НИКТО тебе НИЧЕГО при этом не должен предъявить или сделать плохого. Такой, чистой аферой, мы смогли бы гордиться.
   - Может, подскажешь и способ, как это осуществить?
   - Пойдем, подумаем. Или предпочитаешь опять штыком под ребра? Еще в моих файлах у этой тренировки есть другой финал: последующие затяжные пытки в дворцовых казематах. Я старался, подключайся себе и получай удовольствие.
   - Я же говорю - садист. Ты это специально делаешь. Чтобы я не прошел.
   - Я просто художественно оформляю твои бездарные идеи. Но на счет букетика - подумай. Решение есть всегда. А тебе лишь бы мечом махать, жалкий потомок обезьяны. Коме того, потом, на сладкое - у тебя остается целый Орден! Вот тут режь их на здоровье, не жалко.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ.
  
   - Стив, к тебе дама. - Кровавый Ветер развернул голограмму посетительницы прямо посреди кабинета. Разумеется, Стив помнил её. Мери Фрай. Когда-то у них состоялся довольно таки бурный роман. Все само собой закончилось, когда её муж, самый влиятельный на этой планете чиновник, вернулся из своей командировки ко дворцу Императора.
   - С чего ты взял, что я захочу её видеть? - Стив обошел вдоль объемного изображения. Все ещё красива, чертовка. Ухожена настолько, на сколько это позволяют большие деньги. Сколько ей сейчас лет? Люди стареют так быстро!
   - Она говорит, что у неё серьезные неприятности. И только ты можешь ей помочь. А тебе, да и мне, если честно, как раз сейчас не помешает намного отвлечься. Убить какого-нибудь негодяя, взорвать что-нибудь крупное и баснословно дорогое. Это помогает быть в форме. Не будь настоящей свиньей, просто выслушай девушку. Я навел справки. Её старикашка - муж, похоже, попал в серьезную опалу. Уволен с поста президента Дриады именным указом Императора Виктора примерно год назад. Так что ей идти - то особо некуда.
   - Ладно, уболтал. - Стив поудобнее устроился в своем любимом кресле. - Зови.
   Мэри вошла. Несмотря на то, что у неё наверняка было полно проблем, выглядела она просто потрясающе. Стив элегантно поднялся навстречу, поцеловал ей руку.
   - Извини, что решилась тебя побеспокоить. Муж, разумеется, не знает, что я здесь. - Мэри грациозно опустилась на краешек стула. - Мне просто больше некуда идти. Почти все старые знакомые отвернулись от нас.
   - Что стряслось? - Стив присел за стол.
   - Моя дочь, Наташа. Она пропала. - Огромные глаза Мэри наполнились влагой. - И никто не может нам помочь. Власти, конечно, сделали вид, что предприняли какие-то там розыскные меры. Если бы только Джон сохранил свой пост! Пропала ведь не только Наташа, но и еще четверо ребят. Все из очень влиятельных семей Дриады. Они выбрались в пояс астероидов на яхте отца Антона, это один из...
   - Минуточку, Мэри. С чего ты взяла, что именно Я смогу тебе помочь? - мягко поинтересовался Стив.
  - Мне всегда казалось, что ты не тот, за кого себя выдаёшь. - Взгляд бывшей первой леди скопления Паука неожиданно стал жестким. - Я немного понимаю в мужчинах, особенно в тех, с которыми сплю. Джон подобрал меня совсем молоденькой девчушкой, когда я работала в борделе толстухи Салли. Потом ему, конечно, стоило немалых денег, что бы скрыть этот факт от прессы. Мне купили новую биографию, привили хорошие манеры, дали необходимое образование. Любовь дорогого стоит, и я всегда буду помнить, откуда мой муж меня вытащил. Но моего начального уличного опыта достаточно для того, что бы почувствовать опасность. А ты опасный человек, Макс.
   Стив хмыкнул.
   - У тебя взгляд убийцы, у тебя походка убийцы. Ты совершенно не тот человек, за которого пытаешься себя выдавать. Наверное, это меня в тебе всегда и возбуждало. Найди мою дочь, Макс. Мне нужен... профессионал. Я никогда тебя ни о чем не просила, не надоедала. Когда пришло время, мы тихо и красиво расстались. Но теперь мне просто некуда податься. Я хочу нанять тебя, как частного детектива. Насколько я знаю, деньги тебя не интересуют. Если я могу тебя хоть как-то заинтересовать... просто скажи, чего ты хочешь. Я даже на колени могу встать!
   - Ну, это уже чересчур. - Стив отвел взгляд. - Возьмусь. Не думаю, что это будет слишком сложно. Насколько я понял, пятеро подростков собрались порезвится, прихватив с причала родительскую внутрисистемную яхту. Запас хода у такого кораблика небольшой, далеко им все равно не улететь. Как давно это было? Предположений о выкупе не поступало? Я имею в виду и остальных родителей.
   - В том то и дело, что нет. Прошло уже больше месяца. Сам понимаешь, мы все готовы выложить крупные суммы. Корабли ВКФ сил самообороны обшарили весь пояс астероидов, но так ничего и не нашли. Мы дали объявление о вознаграждении, и несколько энтузиастов, том числе и горняки, что работают в поясе, тоже пытались найти яхту. Аварийный маяк на запросы не отвечает, в случае проблем с реактором на корабле имеется специальное устройство, которое в автоматическом режиме подает SOS на ближайшие станции слежения.
  - Я знаю принцип работы аварийных систем, - заметил Стив.
   - Тревоги не было. Так что взрыв двигателя тоже можно исключить. Его бы сразу засекли.
   - Мне потребуется полное название и все рабочие параметры их яхты. Полагаю, вода и запасы кислорода на её борту регенерируются?
   - Все данные у меня с собой. Еды у ребятишек только с собой маловато. - Мэри стукнула длинным ногтем по корпусу изящного наручного компа. - Ты прелесть, Макс, я знала, что на тебя можно положиться.
   Кровавый Ветер уже прогонял под ставшей прозрачной поверхностью стола технические данные сделанной на заказ внутрисистемной яхты класса 'Парадиз' с гордым именем 'Роза Дриады'. Дорогая, пригодная лишь для малых перелетов, игрушка. Двигатель новой конструкции Цаоляня, один из самых надежных. Семьдесят пять регистрационных тонн. Полностью автоматизирована. Три роскошные пассажирские каюты. Множество степеней защиты для идиотов - богатеев, хоть петарды на борту запускай, напившись до изумления. Так что довольно необычная получалась история. Особенно настораживало полное отсутствие любого вида связи с яхтой, это при тройном - то дубляже! А вот и свежая информация из местной прессы - на поиски подростков выходили два фрегата местных космических сил, так что говорить о бездействии властей немного чересчур. В созвездии, конечно, базируется и имперский космолфлот, техника у них посовременнее, но и они вряд ли смогут сделать большее. Звездолеты обошли весь пояс астероидов, где яхта последний раз мелькнула на радарах слежения, и искали наверняка хорошо, пока полностью не уверовали в тщетность поисков. Взрыв двигателей и реактора тоже можно полностью исключить - станции слежения непременно засекли бы как вспышку, так и 'предсмертное' послание бортового компьютера. Скорее всего, речь могла идти о преднамеренном или случайном похищении. Сама по себе яхта - очень дорогая игрушка. Да и ребятишки могли нечаянно оказаться не в том месте и не в то время. Те же рудокопы из пояса астероидов - народ темный, опасный. И контрабандисты здесь наверняка свои должны быть, да и мало ли криминального люда может обтяпывать делишки среди практически неконтролируемых властями космических обломков? Если ребята ещё живы, а такой шанс, конечно, есть, то придется, похоже, поработать бластером. И на корабле Стива найдется немало сканеров, которые местным воякам даже и не снились. Стив почувствовал, как на него накатывает давно забытое возбуждение, азарт охоты.
   - Ветер! Работаем!
  
   Астероиды на носовом обзором экране медленно приближались. Огромные, ноздреватые, покрытые кратерами камни. Стиву вспомнилось Облако Лафайета, и сердце на мгновение неприятно сжалось. Ничего, Император Виктор, мы ещё поговорим на эту тему.
   - С чего начнем? - поинтересовался Кровавый Ветер. - Ты, небось, замыслил ворваться под купол к первому попавшемуся бедолаге - старателю и приставить к его башке свой самый крупнокалиберный бластер? Отдавай подростков, грязное рыло!
   - Ну, примерно, такой план у меня и был, - чистосердечно сознался Стив. - Вояки ведь здесь уже искали, зачем повторять их путь?
   - Искали они, конечно, без твоей творческой искорки, но приборы у них не чета нашим. Я уже взял на себя смелость отсканировать пространство нашим детектором 'горячего следа'. Имперцам еще лет триста до таких технологий не додуматься.
   - Не тяни, чего нашел?
   - Ничего хорошего. На фрегатах движки стояли гораздо мощнее, чем на 'Розе Дриады', и они здесь все сильно перебаламутили. Да и горняки, что носятся здесь взад - вперед, наплели свою паутинку. Одно сказать могу точно - взрыва реактора не было. Скалы, конечно, здесь рвут регулярно... но все следы старые.
   - Это мы и так вроде как знаем. Проверь местечко на след транстрилитиумного выхлопа.
  - Момент.
   По экрану побежали зеленые столбики данных.
   - Оппа! Сквозь систему прошел мощный корабль звездного класса! Как раз примерно месяц назад! Вполне мог подобрать на ходу наших клиентов.
   - На ходу не мог. Излучение работающего Стар-драйва на борту убило бы ребятишек в момент. Да и скорости у внутрисистемной яхты с драйвом Цаоляня и корабля открытого космоса сильно отличаются.
   - Кого ты учишь, приземленное существо. Смотри, специально для такого умника я тут схемку набросал.
   В полумраке рубки сгустилось голографическое изображение данного сектора скопления Паука.
   - Вот здесь, на самой границе системы, имеет место тормозной выхлоп. Звездолет притормозил, незаметно, вдоль астероидного поля прошел по краю системы, затем, судя по второму выхлопу, вот здесь вновь перешел на Стар - драйв, лег на скачковый вектор и покинул созвездие. Примерный курс - в направлении Гренделя.
   - Интересно, кто станет высылать скачковый звездолет, чтобы украсть пятерых ребятишек?
   - Никто. Они просто подвернулись чужакам во время разведки созвездия. Не идеальная, но почти грамотная для этого дела траектория очевидна. Вот птенчиков и прихватили в качестве языков. Сразу отвечу - нет. Это не тарны. 'Пустотные певцы' насекомых имеют совершенно другой рисунок. Хотя, конечно, для разведки они могли использовать и судно человеческой постройки. Только зачем тогда так подкрадываться? На Дриаде и так никто бы и глазом не моргнул. Просчитали небось оптимальные векторы межзвездных прыжков - торможений, а за этим сектором постоянного наблюдения не ведут. Какой псих на Стар-драйве полезет в астероиды? Милитаристы хреновы, профукают эти вояки Империю!
   - Значит, мы опять ненароком вляпались в большую политику. Межзвездные войны, планетарные десанты, геноцид и все такое.
   - Будем продолжать?
   - Еще бы. Я дал женщине слово. Догоним уродов?
  - У меня до сих пор самый быстрый звездолет в галактике. Если, конечно, не принимать в расчет эту гиперпространственную автоматическую мерзость нашего любимого Императора. Курс на Грендель, я полагаю?
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ.
  
   Вечеринка была в самом разгаре. Сэм и Настя вовсю целовались, да и у самой Наташи, похоже, с Антоном все должно было выйти как нельзя лучше. Музыка ревела из многочисленных колонок, открытые бутылки с шампанским стояли на столиках в каютах. Один Николс, наверное, не был счастлив. Зачем он вообще с ними полетел, было для всех загадкой. Кроме, пожалуй, самой Наташки. Пай - мальчик, отличник и умник, Николс, наверное, до сих пор был девственником. Зато громкое будущее, мировое имя и академический успех, несомненно, этому долговязому акселерату были обеспеченны. Но Наташка недавно начала замечать, что наш вундеркинд бросает на неё пускай застенчивые, но пламенные взгляды. Интересно, на что он рассчитывал? Поразить её наповал во время прогулки своим интеллектом? Антону несчастный влюбленный наплел, что хочет поискать среди астероидов Мерцающих Призраков. Была на Дриаде такая легенда, которую, вероятно, придумали перепившие или просто спятившие от безвылазного сидения на своих дурацких делянках работяги - рудокопы. Что, мол, среди астероидного поля, прямо в вакууме, обитают некие неуловимые, но невыразимо прекрасные существа. Заснять их изображение по непонятным причинам практически невозможно, но видели эти существа многие. Хорошо хоть, что не резвящихся в пустоте синих собачек, а красивых, переливающихся всеми цветами радуги существ наподобие скатов. Мура, конечно. Но Николс даже какую-то аппаратуру собственной сборки на борт притащил, да ещё и сам подключил этот аппарат к центральному компьютеру. На очередную публикацию, наверное, нарабатывает. У него их уже несколько. В отличие от всех прочих присутствующих, надо для справедливости заметить. Ну и черт с ним.
   Пару медленных танцев в невесомости, о которых так много говорил Антон (ничего хорошего, только голова кружиться, а так - банальное лапанье), они уже с этим самым Антоном станцевали. Потом они долго и с энтузиазмом целовались. Музыка, повинуясь эмоциональным сенсорам компа, сменила свой ритм и стала ещё более медленной и обволакивающей. Сэм и Настя как-то незаметно пропали, скорее всего уже вовсю устроили 'скачки' в дальней каюте, да и у Наташки с Антоном, наконец, все шло к этому - целоваться им доводилось и раньше, но вот до постели до сих пор дело не доходило. Наташа уже совсем потеряла голову от алкоголя и сильных и умелых мужских рук, становившихся все смелее и смелее... когда совсем неожиданно, с тихим гудением пропал свет. Потом Наташка несколько отстранено сообразила, что гудение она услышала, наверное, потому, что и музыка куда-то пропала? Антон поднял свою красивую, как у греческого бога, голову от её груди (и когда это он туда забрался, лифчик ещё недавно был на месте, Наташка точно помнила), и вдруг очень некрасиво выругался. Затем грубо отстранился.
   - Комп, в чем проблема? - неожиданно звонким, ломающимся голосом спросил он.
   Никто ему не ответил. Наташа, летевшая в космос в первый раз, с обжигающей ясностью поняла, что случилось что-то серьёзное. Если на прямой вопрос простой кухонный комбайн или кофеварка не отвечает, надо срочно вызывать мастера, или кто там этим занимается. А когда вы одни, в холодном мраке открытого пространства... неожиданно Наташе стало очень страшно. Так, что она сразу почти протрезвела.
  В каюту медленно вплыл Николс.
   - Ничего не работает, только аварийные подсистемы. Связи с Дриадой, кстати, тоже нет, я проверил.
   - Что будем делать? - тоскливо спросил Антон.
   - Не знаю, это ведь твоя яхта, вернее - твоего отца. Кто у нас опытный космический волк? - Николс, похоже, тихонько издевался.
   - Когда мы летали с отцом, вся автоматика работала, - уже совсем жалко промямлил Антон. - Ты у нас технический чудо - мальчик, может ты и посоветуешь, что дальше делать.
   - Эх, ничего вы, ребятки, без своих автоматов не можете. Пойду, прогоню вручную контрольные тесты. - Николс ободряюще подмигнул, и явно не Антону. - Пойдем, Наташ, поможешь мне панели открыть.
   Наташа, которая спешно закончила приводить своё потрепанное платье в надлежащий вид, кинула уничтожающий взгляд на своего неудавшегося любовника, и, легко, словно сотни раз это проделывала, выплыла за Николсом в коридор, ловко цепляясь за серебряные поручни.
   На небольшом мостике яхты слабо мерцали какие-то редкие огоньки. Вид на обзорных экранах - миллионы километров космической пустоты, среди которой иногда проплывали редкие булыжники астероидов, больше не вдохновлял на романтический лад. Наташе стало вдруг нестерпимо одиноко, страшно захотелось оказаться где-нибудь в совершенно другом месте, желательно в своей уютной кроватке в родовом гнезде на Дриаде. Николас, между тем, довольно уверенно вскрывал передние панели центрального пульта.
   - А ты уверен, что это можно делать? - робко поинтересовалась Наташа. - Что для этого не нужен специальный допуск и все такое?
   - А, ерунда. Что теперь, прикажешь просто дожидаться, пока нас папы с мамами не хватятся? Мы надолго собирались. Пока сообразят, что дело не ладно, пока наши власти расшевелятся... подай-ка мне вот этот ЗИП! Ну коробочку вон ту! Какие вы все, однако, неприспособленные!
   Наташа почти с благоговением смотрела, как тонкие и шустрые пальцы Николса порхают среди плат и схем. На пороге мостика наконец-то соизволил появиться испуганный Антон. Бугай и молчун, чернокожий Сэм, видимо, остался успокаивать Настю. Николс чем-то щелкнул, и по одному из голопроэкторов побежали зеленые столбцы цифр. И было похоже, что Николас эту галиматью понимал!
   - Ясненько! Синхронизатор накрылся. - Николас солидно наморщил свой лоб. - От астероидов на маневровых автоматика ещё отклониться, а вот домой добраться - уже не получиться. А главное- связи нет и, похоже, не будет.
  - И что? - робко переспросил Антон.
   - Чинить надо, что! - решительно заявил вундеркинд. Аварийный маяк тревоги никому не передал, да и пеленг по запросу контрольной станции он теперь не выдаст. Так что нас вполне могут и не найти.
   - Как это - не найти? - оторопело переспросил Антон.
   - Так это. Со временем отыщут, конечно, если постараются. Еще через пару месяцев, к примеру. Куда нас теперь дрейфом занесет? Вот только нам к тому времени, скорее всего, придется вплотную заняться каннибализмом. Начнем, пожалуй, с Настасьи, она у нас самая пухленькая. Жратвы у нас на борту мало, если короче. Ты, Антоша, на сколько дней кухню свою забивал?
   - Не помню точно, здесь всегда запас был, отец говорил - сполна хватит и туда, и обратно.
   - Отец говорил... Проверять надо было! - Николас ткнул пальцем в столбик каких - то данных. Придется теперь экономить. Эх, ладно, чего трепаться! Надо вот этот люк в полу вскрывать, и вперед. Натаха, подержи мне фонарик! - солидно и как-то очень естественно начал командовать Николс.
  
   Время тянулось утомительно долго. Мысль о том, что их никогда не найдут, все чаще приходила ребятам в голову. И выгнать её от туда было все труднее. Антон начал сначала незаметно, а потом и в открытую налегать на запасы отцовского бара. Выпив, он становился то каким-то жалким, то чересчур раздражительным. К тому же от него удручающе воняло перегаром. Наташа все больше времени проводила с Николсом. На него одного, казалось бы, не действовали тяготы и уныние от этой аварии. К тому же он оказался чертовски веселым и общительным собеседником. И он реально знал много интересного. Надо признать, что звезда первого курса, практически первая красавица универа, если не считать, конечно, Елены Симонович, (но та просто конченная шлюха, да и, говорят, давно сидит на флеш-траве), достойная дочь бывшей первой леди скопления, до такого ботаника раньше не снизошла бы. А теперь он читал ей стихи, держал за руку, смешно разглагольствуя о социальном устройстве ранних родовых структур Дриады времен первого этапа колонизации. И недавно, под бокал старого аргарского и романтический медлячек в полутемной рубке, они в первый раз по - серьезному поцеловались. Наташа, честно говоря, уже давно была готова отомстить хлюпику Антону, да и момент был самый подходящий. Испортила все невероятная, просто фантастическая случайность.
   - Господи, смотри! - Наташкины глаза расширились, она вскочила, показывая пальцем на обзорный иллюминатор.
   Николс с явной неохотой встал из пилотского кресла, чуть не ставшего для них мгновение назад ложем страсти, и, заметно пошатываясь, подошел к девушке, прилипшей к толстому кристаллу иллюминатора. Искусственную гравитацию, надо отдать ему должное, Николс наладить сумел. Но сейчас, похоже, он был изрядно 'навеселе' и довольно сильно раздосадован.
   - Поверить не могу! - Наташа, не отрываясь, смотрела вдоль вытянутого носа яхты. Николс проследил за её взглядом и остолбенел.
   Вокруг корабля парили десятки переливающихся всеми красками существ. Словно созданные из мерцающей ртути, по которой фейерверками пробегали все цвета радуги, и, кажется ещё какие-то незнакомые всполохи, их плоские тела, оканчивающиеся длинным подобием хвостов, весело скользили в холоде открытого космоса. Внезапно некоторые из них начинали мелко дрожать, а затем пропадали из вида, чтобы появиться на десяток метров впереди новой вспышкой сияющего каскада цветных брызг.
   - Так вот они какие, Мерцающие Призраки! - восхищенно произнесла Наташа.
   - Кто бы мог подумать! - Николс выглядел совершенно ошалелым.
   - Николс! Твоя аппаратура! Сними их, срочно! Нам ведь никто никогда не поверит! - радостно завизжала Наташка.
   - Она... того. Она не работает, - мрачно признался Николс. - Были проблемы поважнее, чинил другие приборы... А тут вдруг...
   - Эх, ты! Жаль. Давай хоть ребят позовем, - решила Наташа. - Такое надо видеть.
   Вдруг на одной из консолей замигал индикатор, и противно загудел сигнал звукового оповещения. И в тот же миг вся стая вакуумных красавцев рванула во все стороны. Словно косяк рыбешки под лучом прожектора прыснул от акулы. Призраки собрались чуть поодаль, и хорошо скоординированной серией пульсаций вся стая быстро скрылась за ближайшим астероидом.
   - Так вот почему вас никто никогда не фиксировал, - протянул Николс. - Приборов не любите. У нас радар дальнего оповещения сработал. И они сразу сбежали. До этого мы просто дрейфовали...
   - Летите с миром. А то люди вас быстро повыловят. В зоопарки, в лабораториях изучать, а то и просто на шкурки. Давай никому не расскажем, а? - предложила Наташа. - Это будет только наша с тобой тайна.
   Но романтическое настроение, похоже, от Николса уже совершенно ушло. Отодвинув девушку, он быстро устремился к приборной консоли.
   - Ты что, не понимаешь ничего, что ли? Кончилось наше приключение. Прямо по курсу какой-то звездолет. И радар у них наверняка мощнее нашего. - Он пробежал пальцами по мерцающей в воздухе клавиатуре. - Они меняют курс.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ.
  
   Крошечная точка, слабо сверкавшая вдали, принялась стремительно приближаться. И вот уже совсем рядом пронеслись вытянутые вперед длиннющие штанги антенн, затем мелькнул острый нос корабля. Мимо промчались бесконечные, различные по форме- цилиндрические, прямоугольные и круглые выпуклости отсеков. Щиты над продолговатыми иллюминаторами мостика были открыты, и Наташе вдруг померещилась в освещенном проеме фигура седобородого мужчины в синем мундире. А затем маленькая яхта вдруг словно встала на дыбы, к верещанию аварийных сигналов присоединился пронзительный вой новой сирены. Центр гравитации резко изменился, новый вектор потащил все немалое количество незакрепленных предметов к левой переборке. Силовой захват, поймавший маленький кораблик, довольно резким рывком доставил яхту к открывающемуся впереди, огромному шлюзу. Наташу замутило. Николса вырвало прямо на пульт. 'Роза Дриады' вплыла в освещенное яркими прожекторами пустое пространство ангара. Медленно опустилась на место тяжелая створка шлюза.
   Николс забарабанил по мерцающей под его пальцами голограмме клавиатуры.
   - Гравитация в полной норме, воздух нагнетается. Как только загорится вон тот зеленый огонек, в принципе, мы можем выходить.
   - А где сами спасатели - то? - удивился вбежавший в рубку Сэм. - радио ведь у нас в порядке!
   - Ну да, - Николс пощелкал тумблером ближней связи. - Действительно, как - то странно, что они до сих пор молчат.
   - А что это вообще за корабль такой огромный? Здесь, в ангаре, ещё пара таких яхт поместиться! - поинтересовалась Настя. - За нами что, настоящий звездолет выслали?
   - Скачковый корабль открытого космоса, - авторитетно поправил её Николс. - Думаю, что это один из дальних поисковиков. 'Зевс' или 'Посейдон'. Вот только что подобная посудина вообще делает в нашем скоплении, да и тем более среди пояса астероидов, я предположить затрудняюсь. Странно все это. Скачковые обычно за парсеки избегают подобных мест. А сама база поисковиков расположена на Аркторне.
   - Скоро узнаем, - подал голос Антон, - вон, зеленый загорелся. И по-прежнему никого, ни на связи, ни так. Может, это юмор у них такой?
   - Тогда пошли, что ли? - Наташа решительно поднялась из своего кресла. - Глупо дальше вот так сидеть. Нас ведь, в конце концов, только что кто - то спас!
   Ребята робкой гурьбой выбрались на гулкую палубу ангара. Николас первым подошел к люку, ведущему в глубь звездолета, и решительно приложил руку к сенсору замка. Люк послушно, издав легкое шипение, ушел вверх. На освещенной площадке, ведущей сразу аж к трем лифтам, по прежнему не было ни души.
   - И куда теперь? - поинтересовалась озадаченная Настя.
   - Эй! Есть кто дома? - Николс, дурачась, помахал рукой перед бусинкой видеокамеры. - Ведь вы, ребята, только что включали захват. Что за дурацкие шутки!
   - А насколько вообще большой у подобного звездолета экипаж? - спросила у всезнающего Николса Настя.
   - У дальнего поисковика - то? Да здесь одних лабораторий штук двадцать. Исследовательские команды, ученые, пилоты шатлов, сам экипаж... Думаю, что побольше сотни наберется.
   - И что, не нашлось никого свободного, что бы нас поприветствовать и предложить чайку с дороги? Может, у нас на борту раненные там или больные! - с обидой в голосе возмутился Сэм в сторону молчаливо поблескивающей камеры.
   Наташа задумчиво тронула сенсор вызова лифта. Дверь тут же с тихим звоном отворилась - кабина стояла внизу. Зайти в неё, однако, никто не поспешил. Вновь звякнул колокольчик, дверь затворилась.
   - Ребята, а вдруг это - 'Летучий голландец?' - голосом, в котором, казалось, смешивался страх и тихий восторг, спросила Настя. - Погибли они все как один в далеких и неисследованных мирах. И вот автопилот ведет мертвый корабль в сторону Земли, и некому поправить ошибки в его курсе! Вот так, кстати, и залетели они в наши астероиды.
   - Ага, молодец. Ты нам страшилок сейчас по сочиняй. Самое время. - Антон решительно направился к двери лифта. - И вообще, автопилоты сами не летают. Кто - то должен составить навигационную программу, утвердить курс и дать указание на старт. И уж тем более автомат без разрешения человека не начнет самостоятельную спасательную операцию. Так что нужно разыскать этого скромного умника. В кино всегда перво-наперво ищут главную рубку. Вот и пошли.
   Николас, явно удивленный потерей привычного лидерства, нажал на сенсор и сделал приглашающий жест. В лифте оказалось всего три кнопки. Антон наугад ткнул в верхнюю. Кабина почти неощутимо пошла наверх. Вскоре вновь звякнул знакомый колокольчик, и дверь отворилась. Настя зашлась в громком, истерическом крике. На площадке, прислонившись спиной к переборке, сидел на полу покойник. Мумифицированная кожа потемнела, натянулась и пошла пятнами. Побелевшие глазные яблоки ввалились. Из груди, покрытой лохмотьями синей форменной куртки, торчала рукоять здоровенного вибрационного ножа. Возле правой руки мертвеца валялась самодельная дубинка, утыканная не то обычными гвоздями, не то железными шипами. Она была черно- бурой от пятен запекшейся крови. В отсеке, несмотря на работающую систему рециркуляции воздуха, отчетливо доносился сладковатый запах разложения.
   Сэм обнял Настю и крепко прижал её к себе. Она продолжала чуть слышно всхлипывать. Николс и Антон осторожно приблизились к убитому.
   - Давно он...его... так лежит? - спросила Наташа.
   - А я что, доктор? - Николс впервые за все путешествие выглядел испуганным. - Воздух внутри кораблей стерильный, без бактерий, тело почти не разлагается. Может, и давно. Ты туда лучше глянь.
   Николс показал вдоль трубы ближайшего коридора. Там было нехорошо - валялся всякий мусор, одна осветительная панель была разбита, на стенах чернели подозрительные пятна.
   - Бежать надо от сюда, - Наташа осторожно подошла к покойнику, что бы разобрать написанное на нагрудном пропуске - карточке имя. - Джузеппе Смолки, инженер - механик. Покойся с миром. Мертвецов я, оказывается, не боюсь. Боятся всегда надо живых. Ник, ты сумеешь открыть дверь ангара? Сдается мне, что в космосе будет безопаснее, чем здесь.
   - Если ангар не заблокирован с мостика, то проблем не будет. С откачкой воздуха даже возиться не стану, не наша проблема.
   - Может, еды поискать? - робко предложил Сэм. - ещё неизвестно, как далеко нас эта махина успела увезти!
   - Иди, сам ищи! - Николс махнул рукой вдоль зловещего коридора. Сэм боязливо отступил назад.
   - Что, маменькины сынки, я опять все за вас делать должен? Ну так я тогда решаю: немедленно возвращаемся на яхту. А ...
   Дискуссию неожиданно прервал громкий и какой - то квакающий звук сирены.
   - Это ещё что? Авария? - Настя зажала свои ушки ладонями.
   - Хуже. - Николс побледнел. - Корабль вышел на скачковый вектор. Если мы через десять минут не заберемся в саркофаги, то мы покойники. Гарантированно. Транстрилитиумное поле убивает мгновенно.
   Антон первым бросился вперед по тому самому коридору, по которому только что так не хотел идти. Остальные припустили следом. Что делать, в ангаре никаких саркофагов точно не было. Антон с разбегу ударил по сенсору замка первой попавшейся с правой стороны двери. Небольшая жилая каюта, в которой царил полный разгром. Стол, который был должен крепиться к полу, перевернут, повсюду разбросана какая - то одежда, дополняли картину бурые пятна на перегородках.
   - Следующую! Ищите служебные! - запыхавшись, крикнул Николс. Коридор оказался длинным - Не останавливайтесь, саркофаги есть на всех палубах!
   Во второй каюте царил все тот же зловещий разгром. В третьей - на створке стенного шкафа висел удавившейся космонавт. Ребятам было уже не до деталей.
   - Натаха, Сэм, проверьте остальные каюты. Антон, ты давай со мной в конец коридора, глянем, куда он, - скомандовал Николс.
   - А... саркофаги... их не надо... будет настраивать? - запыхавшись, крикнула заметно отставшая Настя.
   - Ты их сперва найди! - злобно огрызнулся через плечо Николс.
   - Когда мы с папой летали на Землю, на лайнере, саркофаги подстраивались автоматически, - успокоил бегущий следом за ним Антон. Они почти добежали до круглого люка, перегораживающего дальний конец коридора.
   - Так то на лайнере! - Николс принялся нажимать на сенсорную панель замка. Загорелся красный огонек. - Чёрт, заблокировано. А на яхту уже не успеем. Предстартовая подготовка, открыть ангар... похоже, все. Конец. Ты чего, гад, сюда ломонулся??? Надо было сразу в лифт!
   - Попробуй лучше это, - Наташа, подбегая, запустила к нему по полу какой то небольшой, белый предмет.
   - Карточка мертвеца Смолки! Умница! - Николс провел срезом карточки по считывающему сенсору. Огонек послушно сменился на зеленый. Люк начал открываться. Антон взглянул на свой дорогой наручный комп, на дисплее которого бежали цифры обратного отсчета.
   - Осталось три минуты!
   - Здесь все заперто! - Настя, между тем, продолжала ломиться во все многочисленные двери, - похоже, это жилая палуба!
   - Саркофаги должны располагаться рядом с рабочими местами. - Николс первым протиснулся в новое помещение.
   - ЕСТЬ!
   Посреди большого, круглого помещения, по краям которого находились непонятные силовые агрегаты, стояли 'ромашкой' четыре открытых саркофага. Ребята бросились вперед. В ближайшем из кресел восседал очередной мумифицированный покойник. Антон, не задумываясь, схватил его за шиворот и выкинул на пол. В соседние саркофаги уже карабкались Николс и Сэм. Влетевшая в отсек Наташа бросилась к своему, самому дальнему. Наконец на пороге показалась запыхавшаяся Настя.
   - Ребята! А как же я? - звонко пронесся в помещении её дрогнувший голос.
   Никто не ответил. Кто опустил глаза, кто смотрел в сторону. Затем Антон вновь взглянул на свой комп.
   - Минута двадцать семь. Здесь наверняка рядом есть другие саркофаги. Иди скорее, Настенька, поищи их. Не сдавайся!
   - Ребята! Это ведь не серьезно! Здесь и дверей то других не видно! Я не хочу умирать! - слезы градом катились из глаз девчонки.
   - Сэм! Это ведь твоя девушка, - сухо заметил Антон.
   - Ну и что? Я вместо нее умирать теперь должен? Мы два месяца всего встречались!
   - Какая же ты оказывается мразь! - громко заявила Наташа.
   - Да? Я - мразь? Тогда встань и уступи ей свое место. Вот тогда и посмотрим.
   Наташа промолчала, отвернув в сторону голову. Страшно хотелось жить. Слава Богу, Настя стояла сбоку от неё, прямо перед Николсом и Сэмом. Слышались только завывания сирены да Настины судорожные всхлипывания.
   С негромким 'пип' крышки саркофагов ожили и поползли вниз. Зашипела герметизирующая система, внутри напоминавших стеклянные гробы устройств заморгали многочисленные индикаторы. Из подлокотников выехали и развернулись подсвеченные консоли.
   - Внимание! Опасность! Саркофаг номер сто три неисправен. Находящийся в нем человеческий организм неминуемо подвергнется дезактивации. Другой пассажир до сих пор находиться вне защитного устройства. Принято решение отложить скачек, - сообщил неодушевленный голос автомата.
   Настя вскинула глаза и просияла, услышав из динамиков команду, дарующую ей внезапное помилование.
   - Подтверждаю голосовую команду на отмену директивы ноль три. Привод запускается, приоритет команды - капитанский, высший. Два человеческих индивидуума прекратят функционировать, протокол раппорта составлен. Стар - драйв корабля будет активирован через десять... девять... восемь...
   - Кабина сто три - это кто? - закричал, забившись в своем тесном гробу, Николс. - Кто-нибудь из нас, да?
   - Ребята, прощайте, - успела сказать Настя, когда синеватый туман транстрилитиумного поля окутал отсек. Мозги её мгновенно запеклись, глаз закатились вверх, и безжизненное тело, словно подрезанное невидимой косой, упало на палубу.
   Перегородки, идущие под потолком трубы и кожухи неведомых агрегатов словно плющило и выгибало в синеватом мареве, окружавшем со всех сторон саркофаги. Впрочем, возможно, что именно так и было. Что на самом деле происходит в океане сверхскорости, не могли однозначно зафиксировать никакие следящие и аналитические машины. К счастью, после завершения работы звездного привода они вновь начинали работать без глюков. Можно было лишь посочувствовать смертникам, испытывавшим работу первых скачковых звездолетов. Сейчас единственное устройство, которое должно было сработать четко, было сверхзащищенное реле, которое вовремя отключит двигатель. Всей остальной технике вне тесных саркофагов верить было нельзя.
   Перед Наташей светилось множество индикаторов, но она не знала, есть ли среди них устройство для связи между саркофагами, возможна ли такая связь, и как её включить. Возможно, что голоса, которые она услышит в коммуникаторе, будут только похожи на голоса её друзей. Ходило много страшилок про скачек. А вдруг что-то из этих историй правда? Но Наташе очень хотелось сейчас поговорить с Николсом или даже с Антоном. Было очень, очень страшно, периодически она проваливалась куда то в головокружительную пустоту. Темпоральные волны били по нервам.
   Лежащее на палубе тело Насти невидимые силы словно выгнули дугой, на целый метр приподняв его над поверхностью пола. Впрочем, Наташа пыталась убедить себя, что это тоже просто иллюзия. Она зажмурила глаза, что бы не видеть сходящего с ума, искривляемого рукотворными силами пространства, бушующего сейчас за такой тонкой крышкой саркофага.
   Она сама не заметила, как задремала. Все таки человеческий организм умеет творить чудеса. Разбудил её предупредительный сигнал автомата. Защитное поле выключилось, и крышка медленно поднялась. Наташа осторожно выбралась из своего убежища. С трудом верилось, что родная система Паука, милая и солнечная планета Дриада остались где-то в невообразимой дали. На два мертвых тела, лежащих у её ног - подружки и давно погибшего астронавта, Наташа старалась не смотреть.
   - Что теперь? - спросила она, первой нарушая тяжелое молчание. Николс, вылезая из своего кресла, пожал плечами:
   - Ты слышала? Кто-то отдал команду, заставившую компьютер переступить через базовую программу и лететь. Никогда не слышал о гражданских приоритетах, отменяющих основные законы робототехники. Что здесь твориться? Хорошо было бы найти эту сволочь и убить. Теперь очевидно, что кто-то живой здесь все-таки есть. И он мне совсем не нравиться.
   - Ребята, интересно, а где мы? - засопел с деланным энтузиазмом Сэм. - Надеюсь, скоро будем где то в обитаемой, густо населенной системе. Может, просто спрячемся где-нибудь до торможения, а там спасатели, полиция, таможня... Ведь если корабль ведет псих, то мы для него наверняка опасны! Ну, или он для нас...
   Наташа демонстративно отвернулась. Разговаривать с Сэмом ей явно не хотелось:
   - Антон, хватит спать, давай выбирайся. Я ведь тоже заснула, представляете?
   Она сделала два шага вперед, собираясь помочь парню. И застыла, пораженная чудовищным подозрением. Антон сидел в кресле саркофага молча, низко повесив голову. Сердце похолодело, и ухнуло куда-то вниз, когда она уставилась на цифры, нарисованные на желтом боку металлического ящика. Сто три.
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ.
  
   Навигатор Джонатан Блейк ещё раз сверился с приборами. Вроде, все обстояло в полном порядке. Корабль летел точно по заданному им курсу. Все системы работали идеально, допустимые погрешности при входе - выходе со скачкового вектора были даже ниже нормы. Прекрасный звездолет, мощная и надежная машина. Отличный бортовой компьютер. Да и нужды особой в столь регулярных проверках на самом деле не было. Он знал, что справиться с пилотированием. Видимо, все дело было в Элизабет. В несравненной Элизабет Трейл, с которой они были уже довольно долго близки. Скажи ему кто-нибудь, что он будет обладать этой роскошной женщиной, Блейк ни за что бы в это не поверил. Но жизнь повернулась к нему полным неземного очарования лицом. И теперь он летит с вместе с любимой к одной маленькой, но очень гостеприимной планете. О таких местах знают только навигаторы, которые ходят в дальний поиск. Там они с его Элеонорой будут жить долго и счастливо, и никто и никогда не задаст им лишних вопросов. Особенно эти проклятые военные. Ну их к черту. Блейк наконец-то ушел в отставку.
   Он оторвался от жизнерадостно перемигивающихся консолей и осторожно заглянул в каюту. Элеонора вновь неподвижно сидела в своем любимом кресле. Да что с ней происходит в последнее время? Из-за этого вот тягостного молчания он, наверное, и зачастил к приборам. Может, он чем-то её нечаянно обидел? Ничего, в ближайшее время он наберётся терпения и поговорит с ней по душам. В конце концов, самое главное - они любят друг друга. А остальное - мелочи жизни.
   Пора, впрочем, было подумать и об том, что бы перекусить. Вот как раз прекрасный повод развеселить любимую - приготовить ей романтический ужин. Или что там сейчас у них по корабельному времени? Поесть какой-нибудь вкуснятины, благо в запасах они теперь были не ограниченны, мило поболтать и отправиться в койку, чтобы заняться любовью. Здорово. Как мало все-таки человеку надо для счастья!
   Насвистывая фривольный мотивчик, Джонатан вышел на третью палубу, на которой находился офицерский камбуз. Интересно, что сейчас делает этот нытик Смолки? Давненько что-то его не видно. Вдруг он заболел? Эта мысль не на шутку встревожила Блейка. Болеть на борту 'Зевса' - это было очень плохо. Надо его будет непременно найти. Да и Эдварда Дэна тоже. Не сейчас, конечно, не то настроение. На первом месте для него всегда будет несравненная доктор Трейл.
   Джонатан Блейк свернул за угол, и его свит резко оборвался. От неожиданного испуга он просто остолбенел, чувствуя, как с легким шорохом на его голове поднимаются волосы. Он никогда раньше не видел приведений, но сейчас, похоже, был именно тот случай. Посреди палубы стояли трое подростков, и злобно пялились прямо на него.
  
   Оставив мертвого Антона восседать в ставшем его убийцей неисправном саркофаге, Наташа, Сэм и Николс, не сговариваясь, побрели назад, к ангару. После пережитого обсуждать что-либо просто не было сил. Они сделали три поворота по полутемным коридорам, прошли пару люков, и только тогда поняли, что заблудились. Возможно, во всем была виновата темнота, возникавшая из-за периодически разбитых плафонов. На стенах наверняка имелись какие-то указатели, но они в расстройстве просто не обратили на них внимания. Когда они бежали в зал с саркофагами, дорогу никто особо не замечал. Казалось, что вернутся тем же путем не составит никакого труда. Видимо, они попросту изначально вышли из зала через какой-то другой, не замеченный сразу люк.
  Им преградила дорогу толстая, внушительного вида, разрисованная желтыми предупредительными полосами дверь. На сенсоре электронного замка темнел запекшейся кровью отпечаток чьей-то ладони.
  - Лаборатория 'Дельта'. Вход строго по спецпропускам. Заблокировано, - прочитал вслух без особой надобности Сэм. - Что дальше?
   - Что-что? Возвращаться, - мрачно ответила Наташа. - Я вообще лаборатории не люблю.
   - Надо чем-то отметки на стенах рисовать, - предложил Николс.
   Идею никто не поддержал. Они миновали ещё три люка, похоже, совсем незнакомых, когда прямо на них вылетел этот псих.
   Такого испуганного человека Наташе ещё видеть не приходилось. Он не упал в обморок, не закричал. Нет, он просто остолбенел. Нижняя, давно не знавшая эпилятора челюсть отвисла, глаза выкатились из орбит, даже волосы его, казалось, встали дыбом. Одет он был в грязный полетный комбинезон поисковой службы. Пятна, густо его покрывавшие, похоже, были не только от еды, но и местами подозрительно напоминали запекшуюся кровь.
   - Эй, мистер! - решился первым нарушить затянувшееся молчание Николс, - с вами все в порядке? Это вы нас подобрали?
   - Подобрал? Я совершенно никого не подбирал! Я - Блейк, навигатор. Кто вы такие, из какого отдела?- придя наконец в себя, быстро затараторил незнакомец.
   - Я Николс. Вот это - Наташа, это Сэм. Нас сначала было на яхте пятеро, но после того, как вы нас типа спасли, осталось только трое.
   - Зачем вы приказали кораблю прыгать, когда компьютер предупредил вас, что два человека непременно погибнут? - поддержала Николса Наташа. - Что за срочность такая? Вы же их хладнокровно этим убили!
   Подростки обступили Блейка. Сильным или опасным он не выглядел. Сэм, чемпион второго курса по боксу, приготовил свои кулаки.
   - Я никого и никогда в этой жизни не убивал! - Блейк уперся спиной в палубную перегородку. - Пойдемте со мной. Моя Элизабет, то есть начальник ксенобиологического отдела доктор Трейл, вам все подтвердит.. Кто-нибудь из вас понимает в записях, производимых корабельным журналом?
   - Не переживай, я - разберусь, - ответил Николс. - Пошли, коли настаиваешь. Пора наконец выяснить, что здесь твориться.
   - Ник, - шепнула Наташа, отводя его в сторону, - ты уверен, что с ним идти не опасно? Похоже, что это - полоумный дебил. Ты видел, как у него глаза все время бегают? А психи, как я слышала, очень выносливые, и боли совсем не боятся. А там ещё и доктор какая-то.
   - Не боись, втроем мы их как-нибудь одолеем. Сэм у нас вон вообще бугай. А может быть, хоть эта его Элизабет нормальная. Главное - добраться до пункта связи. Как подать сигнал бедствия, я придумаю.
  После долгих переходов они пришли туда, куда вел их навигатор Блейк. Все эти коридоры выглядели ничуть не лучше первого, но их проводник, похоже, этого совершенно не замечал.
   Первое, что почувствовали ребята, входя в каюту - перебивающее работу всех систем рециркуляции корабельного воздуха зловоние. Посредине помещения приковывал внимание большой стол, заваленный открытыми коробками летных рационов. Внутри их, а так же на поверхности стола и на полу кучками валялись недоеденные остатки продуктов. И использованные, немытые пластиковые ложки и стаканчики. Ноги сразу увязли в куче какой-то разорванной одежды, наваленной прямо на пороге.
   - Элизабет, дорогая, познакомься с нашими гостями! - Блейк подошел к большому креслу, стоящему за столом, и развернул его к входу. В кресле восседал труп молодой женщины. Точнее - пол трупа, нижняя часть покойницы отсутствовала. Из под лохмотьев какого-то, некогда нарядного гражданского платья свисали вниз сине- черные обрывки мяса и несколько похожих на сардельки концов кишок. Сквозь спутанные, грязные и длинные волосы, в темных провалах глазниц белели полуприкрытые веками глаза По полу виднелись засохшие следы, словно тело неоднократно перетаскивалось туда - сюда. Блейк обнял мертвую одной рукой за плечо, а пальцами другой принялся с полной серьезностью шевелить её губами.
   - Здравствуйте, ребята. Как здорово, что милый вас сюда привел. Он очень славный, - проговорил Блейк неестественно высоким голосом. Когда он поцеловал мертвую в раскрытый рот, сквозь которые проглядывал распухший черный язык, Наташа молча рухнула в долгожданный обморок. Словно не замечая этого, Блейк жизнерадостно обратился к Николсу:
   - А теперь пойдем взглянем на приборы!
   Сэм остался возле Наташи, а Николс с навигатором перешли в соседний отсек.
   - Вот так, посмотрим, - Блейк уселся в кресло. Пульт перед ним был абсолютно мертв. Ни одна лампочка не горела. Множество стаканов с остатками бурой жидкости или пустых, обертки от пищевых рационов и молоток с треснувшей оранжевой ручкой, лежавшие на отключенных грязных индикаторах, Блейка ничуть не смутили.
   - Вот смотри, это - наш курс.
   Блейк ещё долго щелкал неработающими сенсорными устройствами и работал с несуществующей клавиатурой, пересыпая свою речь обильными техническими комментариями. Николс лишь усердно кивал в нужных местах. В одном полоумный навигатор был прав - в смерти Антона и Насти он был абсолютно невиновен. Он ничем на этом корабле не управлял.
   - Пожалуй, мы не будем вас больше смущать, - заявил Николс, вернувшись в 'жилое' помещение. Наташа уже пришла в себя и лишь тихонько всхлипывала, уставившись остановившимся взглядом в противоположный от кресла с мертвой женщиной угол.
   - Здесь ведь найдется для нас троих отдельная каюта? - спросил Сэм.
   - Конечно! У нас сейчас полно места! А через час милости просим к нам на ужин. Элизабет состряпает по такому что-нибудь особенное, - умильно проговорил Блейк. Его взгляд быстро бегал по углам каюты, все время переходя с предмета на предмет. Ни разу он не посмотрел ребятам прямо в глаза.
   - К-кстати, мистер Джонатан, а почему на корабле сейчас много места?- как можно невиннее поинтересовалась Наташа, задержавшись на пороге каюты. - И эти коридоры... Мне показалось, что они разгромлены. И что мы, возможно, по дороге сюда видели что-то, напоминавшее мертвое тело!
   Блейк застыл, его глаза на мгновение словно стали стеклянными. Как сквозь пелену он увидел поразившую его до нестерпимого холода в голове картину: люди в форме, медленно бредущие навстречу ему по центральному коридору через развороченную аварийную перегородку. Зрачки закатаны вверх, из рта и носа на палубу капают хлопья тягучей пены. Тихое мычание, мерное покачивание человеческих фигур, шаги целеустремленной толпы. Внезапно один из них стремительно прыгает вперед, прямо на кого-то знакомого, стоящего перед Блейком.
  Блейк потряс головой, отгоняя непрошеное видение.
   - Вам показалось. На борту 'Зевса' все в порядке. Абсолютно. Вскоре мы все будем в полной безопасности.
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ.
  
   - Бежать надо от сюда, и как можно быстрее. В компании с этим спятившим я долго не выдержу, - сказала Наташа, когда они удалились на порядочное расстояние от каюты навигатора.
   - Нам бы подробный план корабля, - подал голос Сэм. - Может, чокнутый сам его для нас и скачал бы.
   - Хочешь вернуться? - злобно поинтересовался Николс. - Впрочем, наш ненормальный, похоже, не самая здесь опасная личность. К контролю над кораблем он не имеет ни малейшего отношения. Все пульты, с которых он думает, что управляет, надежно заблокированы.
   - Значит, есть кто-то ещё, - кивнула Настя. - Тот, кто действительно командует этим звездолетом. Знаете, мне показалось, что я видел фигуру бородатого человека на мостике. Ну, в иллюминатор 'Розы', за мгновение до того, как нас затащили в трюм.
   - Не болтай, на той скорости! - усмехнулся Николс.
   - Может, он или они действительно желает нам добра? - спросил Сэм. - Мы ведь не знаем всей картины того, что здесь произошло. Ребята могли погибнуть случайно.
   - Пока факт только то, что мы им зачем-то понадобились. Ну что, куда пойдем? Надо решать! - спросила Наташа у очередного люка. На перегородке было две таблички: 'лаборатория Гамма, блоки 3 - 8', и 'ГЛАВНАЯ РУБКА'. Проход к рубке терялся в темноте - все светильники в нем были разбиты.
   - Похоже, мы пришли оттуда, - Сэм кивнул в сторону жилых блоков. - Как мы сразу её не заметили?
   - Лично я - за то, что бы вернутся на 'Розу', - мрачно заметил Николс.
   - А я - хочу найти наших спасителей, - решительно заявил Сэм. И несколько нелогично добавил: - И харю я им все равно начищу.
   - Ну, раз решение зависит от меня... - начала Наташа...
   - Эй, ребята! - донеслось вдруг из неосвещенного коридора, - не бойтесь, подойдите кто-нибудь сюда!
   Николс от неожиданности чуть не подпрыгнул на месте. Наташа вцепилась в руку Сэма так сильно, что здоровяк скривился от боли.
   - Никуда я не пойду, - решительно заявила она.
   - Вроде ты у нас, Сэм, искать спасителей собирался, - не очень храбро заметил Николс.
   - Да на мне Наташка висит!
   - Ага, опять мне за всех отдуваться! - ответил Николс. Было видно, что идти в темный коридор ему очень не хотелось.
   - Мужик ты или нет? - зашипела Наташа. - Узнай издали, что им надо. Может, это и есть наш шанс спастись наконец! А Сэм меня пока поохраняет.
   - Не доверяю я этим уродам, - неприязненно посмотрев на Сэма, ответил Николс. - Ладно, пойду, гляну.
   В коридоре, как только он сделал несколько неуверенных шагов вперед, и глаза его свыклись с полумраком, замаячила чуть приоткрытая аварийная перегородка. Сбоку, прямо перед ней, угадывались контуры какого-то громоздкого агрегата. Из него на перегородку целилось нечто, напоминающее раструб пульсационного лазера. Сзади, на корпусе машины, мигали красные огоньки. Рядом с машиной лежало очередное мертвое тело. Второе, сильно обугленное, застряло между дверей перегородки, словно до сих пор пыталось в неё протиснуться. Похоже, этот человек был раньше одет в армейский бронескафандр. - Привет, парень! Как тебя зовут? - донеслось из-за перегородки. В темноте было не разобрать, но, похоже, края её были неестественно темными и оплавленными.
   - Покажись сначала, - ответил Николс, - сам то ты кто?
   - Не могу я показаться, - ответил незнакомец, - вот эта штука рядом с тобой сожжет любого, кто попытается пройти от нас на территорию этого гада. Универсальный горняцкий лазер. Он ещё и здорово защищен от всяких там обвалов, а на максимальных настройках испарит любой скафандр. Впрочем, противотанковых гранат у нас на корабле все равно нет. Видишь, что стало с одним из наших, пытавшимся сюда забраться? Вам здорово повезло, что вы попали на 'Зевс' через ангар. Не такой уж наш бывший навигатор и хитрый.
   - Этих роботов надо хорошо уметь перепрограммировать, наверное, чтобы обойти цепи безопасности и заставить автомат стрелять по людям, - заметил Николс.
   - Так ты, наверное, Николс, - донеслось в щель.
   - А... откуда вы знаете? - удивился парень.
   - Скоро поймешь. Меня зовут Иван. Иван Дроботенко. Я пилот. Мы вам всем обязательно поможем. Нас здесь двенадцать человек, включая самого капитана звездолета Диего де Вальдеса. Практически всё, что осталось от экипажа 'Зевса'. Только вам придется нам немного помочь.
   - Что у вас стряслось? - спросил Николс. - Это вы приказали кораблю стартовать, зная что двое из нас обязательно погибнут?
   - Не говори ерунды, парень. Никто никогда не может отменить для бортового компьютера приоритета: жизни экипажа и пассажиров - превыше всего. Просто машина неисправна. Глючит. И виной всему этот ненормальный кретин Блейк. На его совести жизни ещё почти трехсот человек.
   - Я думаю, что как раз капитан способен в экстремальной ситуации разрешить экстренный запуск Стар-драйва. А этот псих, что мы видели, похоже, и мухи обидеть не способен.
   - Николс, там все нормально? - донеслось с той стороны, где находились Наташа и Сэм. Вспомнили наконец.
   - Да, беседую тут с одним, - громко ответил Николс.
   - Мухи обидеть, говоришь? - в голосе Ивана появилось нескрываемое раздражение. Он заговорил жаркой скороговоркой. - У Блейка в голове была здоровенная опухоль мозга. Научные термины я опущу, хотя у нас есть все доказательства. Мы нашли потом показания корабельного диагностического центра, да было уже поздно. Не знаю, почему он скрывал симптомы, и как все медкомиссии его не забраковали. Боли должны были быть адские, особенно после анабиоза. Видимо, он решил слетать в последний свой рейс, что бы заработать. Не нарушать контракта ему ума хватило. А потом он вдруг окончательно съехал с катушек. Первое время он все про мертвецов твердил. Не знаю, что он там увидел в своих видениях, но он сумел пробраться в одну из лабораторий, и выпустил в систему вентиляции опаснейший вирус. А потом расстрелял модули памяти центрального бортового компьютера, предварительно похитив из него всю навигационную базу данных, и забаррикадировался здесь.
   Центральный пункт связи тоже уничтожен. Мы три месяца пытались починить и восстановить всю систему, но и сейчас корабль практически неуправляем. Вам очень повезло, что капитан умудрился вас подобрать. Нам как раз удалось дистанционно подключиться к базе данных вашей яхты, но спятивший корабль неожиданно вновь ушел в неуправляемый скачек. Поверь, мы все безмерно сожалеем о потере ваших друзей. К несчастью, сейчас мы снова не имеем точных гравитационных координат для расчета нашего торможения. И очень рассчитываем на вашу помощь.
   - И что вам нужно от нас? - спросил Николс.
   - Заберите или украдите персональный комп Блейка. В нем не только нужные нам данные, но и чип, управляющий этими роботами. Забыл сказать, скорее всего, их несколько. И тогда мы спокойно приземлимся на ближайшей обитаемой планете, и весь этот кошмар закончиться. Кстати, вы ведь хотите получить антидот? У нас есть врач. Скорее всего, несмотря на многократную очистку воздуха, вы все тоже инфицированы. Симптомы проявляются быстро, в течении двух - трех суток. Сначала - воспаление слизистых поверхностей, жар, затем - безумие и смерть. Видели, во что заболевшие успели превратить корабль? Смертность - более семидесяти процентов. А обезумевшие больные громят всех подряд, уничтожая и здоровых, и больных.
   Нас всех, конечно, поместят в карантин, будут обследовать. Но, поверь мне, это - не самое худшее, что может теперь случиться.
   - Не знаю, что-то мне не нравиться в вашей истории. Как-то все очень сложно, - боязливо ответил Николс.
   - Не хочешь туда возвращаться? Понимаю, это нелегко. Вы и так уже многое пережили. Мы не можем тебя винить за это. Но так надо. Вы сможете спасти десяток человеческих жизней, стать героями.
   - Ну, как раз эта перспектива меня сейчас меньше всего волнует.
   - Мы ведь подключились к компьютеру вашей яхты, забыл? И мы знаем, что на самом деле случилось с 'Розой Дриады'.
   - Не понял?
   - Брось, парень. Ты, конечно талантлив, но специалистов нашего уровня тебе пока не обмануть. Зачем ты это сделал? Пришлось ведь повозиться. Подключить модуль для взлома, что бы устроить аварию и заглушить на время связь и маяки! Устройство для съемки Мерцающих Призраков! Сколько времени ты его собирал? Из тебя уже сейчас получиться отличный диверсант. Могу похлопотать, мы, поисковики, скажу по секрету, сотрудничаем с флотской разведкой. Мне лично кажется, что ты хотел произвести впечатление на эту девушку, Наташу. Она ведь раньше, до аварии, особенно не ценила твои мозги, не примечала, верно?
   - Вам то что? - неприязненно бросил Николс.
   - Мы можем замять эту историю. Ты поможешь нам, а мы - тебе. Не знаю, какие неприятности ждут тебя дома, по законам вашего скопления. Но если правда всплывет наружу, она ведь в тебе точно разочаруется. А она очень красивая, верно? Я видел записи.
   - Николс, ты точно в порядке? - вновь раздался голос, на этот раз - Сэма. - Мы идем к тебе.
   - Не надо, я скоро возвращаюсь. Стойте там, здесь робот на боевом взводе, опасно!
   - Молодец, - раздалось из-за перегородки, - держи. В знак нашего доверия, и на всякий случай.
   Сквозь щель на палубу упал какой-то тяжелый предмет. Башня робота мгновенно дернулась, внутри послышалось негромкое гудение. Николс замер. Обошлось. Робот вновь затих. Тогда Николс осторожно, стараясь не притронутся к мертвецу, лежащему под ногами, принялся шарить по темному полу. Рука нащупала рубчатую рукоять короткого, тупорылого бластера. Он осторожно сунул оружие за пояс, подумал и выпустил футболку наружу.
   - Значит так. Я приношу вам его комп. А вы убираете все следы моего вмешательства в систему управления и связи 'Розы'.
   - Не только, парень. Почетное путешествие на базу поисковиков, фото с директором агентства, медали и перспективы на высокооплачиваемую работу. Все девчонки в Империи узнают о тебе.
   - Все мне не нужны. Ладно, договорились.
  
   - Не может быть! Наконец-то! - Наташа радостно захлопала в ладоши. - Господи, как я домой хочу!
   Встав на цыпочки, она крепко поцеловала Николса прямо в губы.
   - А как, позвольте спросить, мы это сделаем? - поинтересовался стоявший в сторонке Сэм.
   - Попробуем просто стащить. Не знаю. Ты никаких компов в каюте не заметил? - Николсу явно было не до составления долгосрочных планов. Ему было хорошо. Поцелуй жег его губы.
   - Там было много чего другого интересного.
   - В крайнем случае, проведешь ему свой знаменитый хук слева. Хватаем комп и бегом сюда. Нас встретят. Наташ, ты готова? В смысле, туда вернутся? Внутрь, конечно, тебе идти не обязательно. Но все равно, это может быть опасно.
   - С тобой? Да нет проблем. Если что, я попросту попробую его разговорить. Может, он доверчивый.
   - Будем действовать по обстановке. Вперед! - скомандовал Николс.
   Они подошли к каюте Блейка. Сквозь небольшую щель оттуда в коридор доносилась непонятная возня. Николс заметно подрастратил свой боевой задор. Сэм тоже выглядел не то напуганным, не то взволнованным, а скорее всего и то и другое вместе. Наташа хмыкнула и первая, пихнув ногой люк, вошла в каюту.
   В каюте многое изменилось. К примеру, труп женщины переместился из кресла на кровать, полуприкрытую занавеской - из-за неё свисала только окоченевшая рука. Когда Наташа представила себе, чем навигатор там по ночам занимается, её вновь замутило. Блейк двигал и громыхал чем-то в дальнем углу. Почувствовав, что за спиной появились посторонние, он тут - же разогнулся и начал неестественно медленно поворачиваться, пригнув голову.
   - Что вам от меня нужно? - затравленным голосом спросил он. - почему вы ходите за мной?
   Этот испуг придал ребятам силы.
   - Что нам нужно? - Сэм отчаянно пытался сам себя распалить, - твой комп нам нужен, вот что. Мы хотим выключить роботов. Сюда скоро придут спасатели, а из-за тебя...
   - Роботов... - Блейк явно пытался что-то вспомнить. Что-то для него важное. - Значит, роботов...
  
   - Ты закончил? - Смолки осторожно выглянул из-за поворота. Они только что, отчаянно матерясь, затащили последний громоздкий агрегат к заранее тщательно заваренной аварийной перегородке.
   - Да, готово, - ответил Эдвард Дэн, вынимая командный чип из порта горняцкого робота. - От проклятого кашля руки трясутся, еле сработал. Наглотался, блин, кислотных паров в исследовательском отсеке. Долбанные геологи! Впрочем, от остальных спятивших порядка не больше, хе -хе!
   Блейк и Смолки осторожно приблизились к нему.
   - Парень, ты - просто гений. Но ты настроил эту штуковину именно так, как обещал? Просто чтобы она стреляла вперед, и все? Нам главное, чтобы ЭТИ сюда не пробрались! Я не хочу каждый раз молиться, как с предыдущим лазером, проходя мимо коридора, что у этой железяки все в порядке с системой наведения! - опасливо заметил Смолки.
   - Ну откуда мне было знать, что ваша прекрасная докторша прячется в нашей части корабля! В конце концов, она тоже могла оказаться инфицированной! Сколько нормальных живых нам попалось за последний месяц?
   - Элизабет выживет, - мрачно заметил Блейк. - Я навещал её сегодня в лазарете. Эти автохирурги творят чудеса.
   - Блейк, старина! Брось ты эту суку! Только зря теперь наши припасы на неё переводишь. Её все равно почти пополам разорвало! Даже если ты её наконец трахнешь, она ничего не почувствует - позвоночный нерв сожжен начисто, - сообщил Смолки. Доктора Трейл он всегда недолюбливал.
   - Не смей обижать Элизабет, - набычился Блейк.
   - Ладно, нравиться тебе - ухаживай, - великодушно разрешил борт-механик. - Верхняя половина тоже хороша. Только не доставай её для объятий из автохирурга, вот тогда ты её гарантированно убьёшь. Действуй уговорами. Кстати, Эдвард, дай-ка этот чип Блейку. Он у нас герой, у него целее будет.
   Эдвард Дэн протянул устройство навигатору, и Блейк вставил его в приемное отделение наручного компа. В тот же момент Смолки обошел Дэна сзади и со всего маху приложил своей дубиной по голове. Несколько гвоздей, которыми была утыкана дубина, пробили кости черепа, кровь тонкими струйками полилась Эдварду на лицо. Тело пошатнулось, глаза Дэна закатились, и он обрушился вперед.
   - Зачем? - удивился Блейк.
   - Ты слышал, как он в последнее время кашлял? Откуда мне знать , что у него иммунитет? Скорее всего, он тоже того. Потом съедет с катушек, как все остальные, и загрызет нас ночью. С меня этих ужасов хватит. В наших обстоятельствах лучше перестраховаться, поверь мне! Жизнь всегда дороже. А я хочу выжить. Любой ценой.
   - Это точно, - ответил Джонатан Блейк, глядя в спину уходящему Смолки и незаметно снимая с убитого компьютерщика ножны со здоровенным вибрационным ножом, - это точно.
  
   - Нельзя трогать наших роботов! - случиться непоправимое! - Блейк, сжимая и разжимая руки, боком, словно краб, двинулся к кровати. - Тогда ЭТИ, с носа, доберутся до нас. Может, даже на корме кто-то выжил. Хотя, конечно, ха-ха, припасы все у нас. А вы хотите их впустить!
   Наташа проследила направление его взгляда. За столом, возле койки на полу, среди грязной одежды и мусора лежал большой наручный комп флотского образца.
   - Вот он! - радостно крикнула она.
   Сэм и Блейк рванулись вперед. Сэм успел первым. Навигатор взвизгнул и попытался отобрать у него устройство, но Сэм изловчился и кинул комп Николсу. Блейк, по прежнему высоко визжа, кинулся к тому. Николс перекинул комп Наташе, а Сэм схватил навигатора за шиворот. С неожиданной силой Блейк вывернулся, и, изловчившись, лягнул Сэма ногой в живот. Здоровяк, которого эта неспортивная подлость застала врасплох, пытаясь схватить ртом воздух, осел на пол. Блейк выхватил из открытого шкафа большой разводной ключ и пошел на ребят - лицо перекошено, изо рта капает слюна, глаза лихорадочно бегают по сторонам. Сэм, перебирая ногами, попытался на заднице уползти с его пути.
   - Отдайте-отдайте-отдайте! - прорычал Блейк.
   - Натаха, беги! - крикнул Николс, выхватывая из-за пояса бластер. Красивого движения, как он мечтал, не получилось - руки его заметно дрожали, и предохранитель парню удалось снять, наверное, с пятой попытки. 'Кеслер курц'. ' тихонько загудел, становясь на боевой взвод. На мгновение все в каюте замерли , глядя на боевое оружие. Глаза Блейка вновь остекленели, он вспоминал...
  
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ.
  
   Блейк никогда не боялся оружия. Хотя, надо заметить, под нос заряженным бластером ему тыкали впервые. Естественно, он замер на своем месте, тихонечко прикидывая, что можно сделать дальше. Получалось, что немного.
   А вот капитан де Вальдес, увидев направленную на него десантную 'Саламандру', чуть не взорвался от возмущения.
   - Ноулз! Что все это, черт возьми, означает? - взревел капитан. - Вы со своими молодчиками врываетесь на мостик, да ещё и с карабинами, которых официально нет в моем арсенале! Что это, черт возьми, за дерьмо такое? По моему, так это - бунт.
   - Не надо горячиться, капитан! - Ноулз сделал знак своим людям, и трое подтянутых 'исследователей' рассыпались по мостику, занимая наиболее выгодные огневые позиции. - Я просто пытаюсь предостеречь вас от непоправимых ошибок. Пожалуйста, отдайте сам, и прикажите вашим людям сдать ваши бластеры.
   Капитан фыркнул, однако, помедлив, расстегнул кобуру, и двумя пальцами достав свой хромированный 'Игл', швырнул его на палубу. Блейк, как и оба пилота, находившееся на мостике, последовали его примеру. Капитан открыл оружейную комнату и вооружил дежурный экипаж, как только понял, что ситуация на звездолете полностью вышла из-под контроля.
   - Вот и правильно, - Ноулз носком ботинка отпихнул бластеры к дальней стене. - А теперь давайте спокойно поговорим. Чем это, сеньор де Вальдес, вы только что здесь занимались?
   - Вообще-то, я не обязан давать перед вами отчета, мистер. С бунтовщиками разговор бывает короткий, - капитан скрестил на груди руки, - их отправляют подышать вакуумом. Но, так уж и быть, я вам отвечу. Мы готовим реактор звездолета к самоуничтожению. Эта зараза никогда не должна попасть в обитаемые миры. Как только я пойму, что ситуация окончательно необратима, я взорву 'Зевс'.
   - Именно этого я и боялся, - ответил Ноулз. - Поэтому мы берем корабль под свой контроль. Лейтенант, немедленно обеспечите связь с бортом ЗАГ- 02. Код 7001643271115 'Омега'.
   Один из 'исследователей' уселся за консолью широкополосной связи рядом с рабочим местом Блейка, умело его активировал и принялся ловко набирать команды.
   - Контроль? - изумился капитан, показывая на мониторы, обеспечивавшие видеонаблюдение за внутренними отсеками звездолета. Многие камеры по неизвестным причинам больше не работали. - Какой к черту контроль? Две трети экипажа инфицированы неизвестной болезнью. На корабле хаос и безумие. Аварийные переборки опущены, и каждый отсек самостоятельно борется за свою жизнь. Возможно, что многие из нас тоже поражены этим инопланетным вирусом, и скоро бойня начнется прямо на мостике. Черт побери, я видел, как толпа этих безумных больных разорвала сэра Кейта, ученого с мировым именем, на кровавые ошметки! Они его СЪЕЛИ! А вы, имея в распоряжении всего несколько человек, хотите с легким стрелковым оружием в руках установить здесь контроль? Система безопасности не позволяет мне пустить вакуум в отсеки где находятся живые существа, но обойти ее и взорвать чумной звездолет нам вполне по силам. Одумайтесь.
   - Сэр, - доложил капитану один из пилотов 'Зевса', - реактор борта ЗАГ - 02 активируется. Все системы и подсистемы переходят в рабочий режим.
   - Вот и ответ на ваш вопрос, капитан, - ответил Ноулз. - Этот звездолет совершит гиперпереход на ближайшую базу ВКФ, что бы отправиться за помощью.
   - Пока ваша помощь подоспеет, 'доктор', мы все, скорее всего, будем мертвы. Толпа безумных больных только что вынесла очередную переборку. Не знаю, что именно они делают со здоровыми людьми, камеры в захваченных отсеках выходят из строя, но такими темпами они доберутся до мостика меньше, чем за пару недель.
   - Через пол часа к нам пристыкуется катер. На нем прибудет хорошо вооруженная команда. Они и займутся охраной рубок управления и зачисткой звездолета до прибытия спасательной команды.
   - Команда? С гиперскачкового корабля? - капитан опешил. - Но перемещение живых организмов через гиперпространство невозможно! На ЗАГе даже система жизнеобеспечения была до этого момента деактивирована!
   - Ну, собственно говоря, эти ребята не являются ЖИВЫМИ организмами. Вам довелось присутствовать при уникальном эксперименте, проводимом секретнейшими структурами флота. И оно полностью одобрено Орденом.
   - Тогда кто они? Роботы? Но от идеи применения самостоятельных искусственных интеллектов в пехотных подразделениях, насколько я знаю, отказались давным-давно. Сложности с боевым управлением, точнее - с возможностью его подавления и перехвата, а главное - стойкая неприязнь любого личного состава к машинам с 'лицензией на убийство'. Обучение профессионального пехотинца всегда стоило дешевле, а современные боевые доспехи и так делали человека лишь довеском к машине...
   - Так было до появления гиперскачкового двигателя, капитан. - Ноулз с важным лицом прошелся по рубке. - Сейчас у Империи появились новые горизонты и бездна интереснейших перспектив. Но в одном вы правы. Это - не роботы, а, скорее, новое поколение киборгов. Вскоре сами увидите. Наши научные службы было дали им прозвище 'зомби', но это технически неграмотно, а, кроме того, крайне вредно для морали. Хотя, конечно, с богословской точки зрения все эти люди мертвы. Им пришлось сначала умереть, что бы потом... не имею, впрочем, права открывать здесь тех деталей, к которым имею доступ...
   Дальше Блейк слушал плохо. МЕРТВЕЦЫ! Зомби с оружием! Они скоро прилетят на его корабль! То, чего он панически боялся больше всего на свете. Блейк совсем потерял сон после встречи с мертвым экипажем орбитальной станции аборигенов. От кошмаров не спасали никакие медикаменты, а головные боли, мучившие его и так постоянно, стали ещё сильнее. Потом ужасные события разразившейся на борту 'Зевса' эпидемии, а теперь вот это! Желание убежать, спрятаться в какой-нибудь темный уголок закрытого пространства звездолета стало просто непереносимым.
   Но на его пути сейчас стоял доктор Ноулз и его солдафоны. Да и сам капитан, с его попытками сохранить среди экипажа жесткую дисциплину, пожалуй, тоже. Он огляделся. Военные на мостике, сначала собранные и ловившие каждое движение членов экипажа, поняв, что сопротивления не будет, немного расслабились. Смотрели они в основном на капитана и Ноулза. Тот "исследователь", которого Ноулз назвал лейтенантом, сидевший за ближайшей к Блейку консолью, был целиком увлечен аппаратурой. Он недавно снял свой, мешающий ему карабин с колен, и приставил его к подлокотнику кресла. С него, пожалуй, и надо будет начинать...
   - Какое совпадение, Ноулз! - рокотал между тем стальной голос капитана. - Мы прибываем к планете, на которой обнаружены следы странного, неизвестного науке инопланетного вируса. Весьма ценное для любой армии приобретение! Прибываем, смею заметить, по сигналу вашего автоматического корабля, который неизвестно сколько раз здесь до этого побывал. И совершенно случайно на его борту находятся ваши секретные 'зомби', так кстати понадобившиеся для обкатки в боевых условиях. Скорее всего, вирусы киборгам тоже не страшны, верно? А мы все головы ломаем, откуда у нас пошла утечка! Сколько всего экспериментов проводит здесь разведка, майор?
   - Что вы себе позволяете, капитан? - Ноулз положил руку на кобуру, глаза его непроизвольно сузились. - Во всех протоколах, имеющихся в бортовом компьютере, зафиксировано, что я решительно возражал против доставки любых предметов биологического характера на борт 'Зевса'. А когда исследователи нарушили все инструкции и приказы, притащив...
   - То вы воспользовались ситуацией! - крикнул де Вальдес. - У меня есть доказательства! Теперь все части головоломки встали на место! Видеокамеры, так кстати забарахлившие в карантинном секторе, где наблюдался Антон Могалев, были не единственными...
   Блейк безошибочно, каким-то звериным чутьем понял, что военные сейчас вновь соберутся, и, скорее всего, начнут стрелять. Поэтому он, не теряя ни секунды, освободил себе путь к побегу - ввел со своего рабочего места коды, вновь открывавшие по всему кораблю аварийные перегородки. Отныне каждый сам за себя. Затем он стремительно прыгнул вперед, отчаянно вопя и головой выбивая из кресла лейтенанта.
   Стоявший за рядом кресел военный инстинктивно повел стволом вслед за навигатором, и нажал на спуск. Люди Ноулза оказались не полными идиотами - 'Саламандра' находилась в режиме стрельбы иглометом, а не лучевым импульсом. Тем не менее, облако игл, прошелестев над головой Блейка, напрочь изрешетило драгоценную навигационную консоль - словно стальной дождь ударил по приборам. Во все стороны брызнули обломки пластика, внутри консоли дважды мелькнула вспышка короткого замыкания и повалил едкий дым. Взвыла сирена. Блейк катался по палубе в обнимку с лейтенантом, крепко держа его за горло. Лейтенант отбивался короткими профессиональными ударами по корпусу, но навигатор, казалось совершенно не чувствовал боли, и военный слабел. Первый пилот вскочил из кресла Блейку на помощь, но получил от только что стрелявшего в навигатора солдата заряд иголок прямо в голову. Обезглавленное тело упало, фонтанируя кровью, в проходе между кресел. Рядом капитан де Вальдес схватился с Ноулзом. Профессиональная подготовка была явно на стороне последнего, но капитан был крупным мужчиной в прекрасной физической форме. К тому же, в молодости он занимался восточными единоборствами. Двое солдат подскочили к дерущимся, держа приклады наготове, но теснота и постоянное мельтешение тел не позволяла им вступить в рукопашную, а стрелять они не могли из опасения задеть своих. Этой суматохой и воспользовался второй пилот, ползком подобравшийся к лежавшим у дальней стенки бластерам. Схватив капитанский 'Игл', он без долгих сомнений открыл огонь.
   Первый заряд уложил наповал убийцу его коллеги, когда насквозь прожог в его груди здоровенное отверстие. Блейк, задушивший насмерть своего соперника, на четвереньках метнулся к выходу. По полу рядом с ним катались, перемазанные в своей и чужой крови, де Вальдес и Ноулз. Из-за спинок кресел шелестела иглами 'Саламандра' и ухал бластер пилота, вокруг царил полнейший разгром. Казалось, что все, что может гореть - горело. Наконец солдат, которому обожгло удачным выстрелом соперника руку, ревя от боли, перевел свое оружие в энергетический режим, и одной очередью разнес в клочья пилота вместе с его укрытием - пультом межзвездной связи. Затем он развернулся в сторону Блейка, но навигатор уже опрометью выкатывался с мостика. Солдата прикончил точным выстрелом в голову капитан, нечаянно сломавший Ноулзу шею о приборную панель, и завладевший его бластером. Блейк, глядя вперед вытаращенными, ничего толком не замечающими глазами, понесся прочь от этого страшного, пахнущего кровью и смертью места, вперед по свободному отныне коридору.
  
   - Что с ним? - спросила Наташа.
   - А шут его знает, - негромко ответил Николс, но оружия не опустил. - Пока он в ступоре, валим отсюда. Антон, двигаем, я сказал!
   Ребята быстренько покинули каюту навигатора. Лишь отбежав на порядочное расстояние, они решились остановиться и перевести дух.
   - На предохранитель поставь, - кивнул Сэм на бластер. - Откуда у тебя эта штука, Николс?
   - Эти дали. Которые типа наши. -дрожащей рукой он сумел наконец справиться с предохранителем. Было стыдно, что крутого ковбоя из него не получилось. Ничего, зато кое в чем другом он был все ещё силен.
   Николс взял у Наташи комп Блейка и перевел его в рабочий режим.
   - Что ты делаешь? - поинтересовалась Наташа.
   - Черт, почти все запаролено. Мощная машинка. Ничего, разберусь на яхте. Видишь ли, - сказал Николс, скачивая доступные файлы на свой комп, - похоже, наши новые друзья немного лукавят.
   - В смысле? - спросил Сэм.
   - В прямом. Они сказали, что Блейк стащил у них базу навигационных данных. И теперь им трудно найти дорогу домой. Какой объем, как ты думаешь, занимает подобная информация на корабле звездного класса?
  - Ну не знаю. Наверное, не маленькую? - Сэм замялся.
   - Да здесь, на борту, должен такой многопотоковый расчетный монстр стоять! Ни за что не поверю, что всё это богатство из звездных карт, координат, расчетов гравитационных очагов влезет в такую вот машинку, как их не архивируй. Темнят они.
   - И что теперь, ты считаешь, что этим ребятам с мостика нельзя доверять? - спросила Наташа.
   - Это ты, кстати, нас втянул в то, что бы им помочь, - добавил Сэм. - А они раздают детям бластеры.
   - Сам ты дитё, - обиделся Николс. - Вообще, раз такой взрослый, тогда сам решай, что делать дальше,
   - Ладно тебе, Ник, хорош дуться! - Наташа подошла к Николсу, ласково обняла его за плечи, чмокнула в губы. - Излагай свой гениальный план.
   - Нет у меня на этот раз никакого плана, - немного подумав, решил оттаять Николс. - Думаю, они здесь, на борту звездолета, здорово в чем-то облажались. Сами видели, что вокруг твориться. За такое на Аркторне кого - то по головке точно не погладят. И теперь они вполне могут захотеть замести следы. А этот чокнутый мог иметь при себе обо всем случившимся правдивую, не подчищенную информацию. Мимо охранного робота им было без потерь не пройти, вот они и заслали туда нас.
   - И что нам делать? - признал, наконец, лидерство Николса Сэм. - От нашей яхты, пока мы в скачке, все равно толку никакого. А пока звездолет не затормозит, что снова подразумевает саркофаги, скрываться здесь, одним, среди трупов...
   - Просто будем держать ушки на макушке. Не показывать вида, что мы им не доверяем. Пусть доставят нас к людям. А эти данные, если что, надеюсь, позволит их прижать.
   Николс наудачу открыл один из не зашифрованных персональным кодом Блейка файлов. Над компом развернулось изображение: двое каких-то дурацких гуманоидов, явно не людей, сидели в нечетко просматриваемой студии. Послышался закадровый голос переводчика:
   - Итак, профессор, теория магистра Сбиния Сто Тридцатого (перевод условный), о цикличности цивилизаций на нашей планете, нашла теперь в вашем лице решительную поддержку?
   - Ну, собственно говоря, теория цикличности имела массу археологически подтвержденных доказательств задолго до выхода в свет трудов Сбиния. Мы насчитываем по меньшей мере пять совершенно различных культурных слоев, обнаруженных на местах современных раскопок. Начиная со стилей эры гигантов, условных времен нежити и до поздних (неразборчиво) беликокских строений. Но только теперь, к сожалению, мы можем объяснить, от чего гибли все эти великие цивилизации, царившие на нашей Томбо (перевод условный), тысячелетия назад.
   - То есть вы, собственно, соглашаетесь с доводами культа Предвестников Трансформации (сильно условно), тысячелетия назад предсказавших в своих скрижалях (условно - литературная обработка термина) приход нынешней трагедии? Проклятие Тамбо не религиозный миф? Конец света наступил?
   - А вы посмотрите в окно, любезный! Проклятие Тамбо существует! Эти твари повсюду! Только полный идиот...
   - Бред какой-то! - Николс выключил комп. - Это что, дешевый фантастический сериал?
   - Ладно. Скопировал, и хорошо. Пошли, что - ли? - спросил Сэм.
   Они без помех добрались до обугленной перегородки, охраняемой громадой горного робота. Приходилось, правда, постоянно оглядываться назад, и Николс не спускал руки с успокаивающе холодной рукояти бластера за ремнем, но все обошлось - Блейк их не преследовал. Наташа вздрогнула, увидев на полу трупы двоих неизвестных. Николс осторожно позвал:
   - Эй! Есть кто здесь?
   - Ребята, это вы? - донеслось из узкой щели, образованной застрявшим покойником. - Комп у вас? Чип на месте?
   - На месте, на месте. Дальше что? - спросил Николс.
   - Аккуратно вставьте его в приемник позади робота. Помечено желтой стрелочкой.
   - Есть, вижу.
   Раздалось негромкое гудение, и огоньки на корпусе робота погасли один за другим.
   - Готово! - отрапортовал Николс.
   Перегородка с железным лязганьем, немного подергиваясь, ушла вбок. На пороге стояли двое улыбающихся астронавтов в чистых и ладных, синих комбинезонах поисковиков. Седоволосый мужчина с бородкой на испанский манер бодро козырнул:
   - Капитан Диего де Вальдес, особый поисковый флот Его Императорского Величества. Добро пожаловать на борт моего корабля 'Зевс'. Вам многое пришлось пережить, и вся команда будет счастлива приветствовать героев. И отныне, с этого момента, смею заверить, - у вас всё будет хорошо. Очень хорошо. Скоро поймете.
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.
  
   - Вот он, голубчик, - радостно доложил Кровавый Ветер. - Шпарит на всех тормозах. Только совсем не там он тормозит, где я ожидал. Но это не беда, мы его враз догоним.
   Посреди рубки возникло изображение объекта их погони. Вокруг голограммы пестрели цифры предварительного анализа сканирования.
   - Звездолет опознан. Борт 42112 SSP, большой поисковый рейдер 'Зевс'. Порт приписки - центральная база поисковиков 'Олимп', планета Аркторн.
   - Да, здоровенная машина, - заметил Стив, прокручивая тактико-технические данные 'Зевса'. Постой, а почему он тормозит не там, где должен быть по твоим расчетам? Ты ведь у нас гениальный пилот и навигатор, почему ты ошибся?
   - Извините, сэр. Больше не повториться, сэр! Я принял за исходную точку координат оптимально удобный для скрытого проникновения к Гренделю тормозной вектор. Ведь мы решили, что скопление Паука эта махина пыталась проскочить незамеченной. Но они рассчитали свой курс немного по-другому.
   - Это как?
   - Как-то средне. Не по оптимальному вектору подхода к орбите Гренделя или других баз системы. Но, если они хотели подкрасться незаметно для станций слежения и патрулей, то тоже выбрали не самый лучший вариант.
   - И твой вывод?
   - Думаю, корабль неисправен. Данные сканирования показывают наличие множества мелких повреждений, половина из подсистем не работает. Из двухсот семнадцати членов штатного экипажа на борту, мои биосканеры обнаружили только пятнадцать человек.
   - Любопытно. Серьезная авария? Но повреждений не так уж и много. И куда тогда делся весь остальной экипаж? Вдобавок, значит, имеют место неполадки в системе навигации...
   - Либо у них хреновый навигатор, что на поисковом судне первого класса, пожалуй, можно смело исключить.
   - Ну не скажи. Они могли где-то потерять своего специалиста вместе с теми двумястами двумя недостающими членами экипажа. В принципе, работать с компьютером такого уровня сможет любой подготовленный астронавт, но для прокладки идеального курса, вроде твоих, нужен настоящий гений.
   - У них на борту 'Оберон' четвертого поколения. Лучшие корабельные вычислительные машины в Империи имеют только вояки на последней модификации 'Барракуд'. О нас с тобой, как и о тарнах, понятное дело, речь не идет. Так хреново работать на таком компе...
   - Ладно, все это - лирика. Что мы имеем? Звездолет идет к Гренделю, но странным курсом. Поврежден, но помощи не запрашивает. Даже если у него по непонятной причине нет связи, систему Паука он проскочил, не останавливаясь. Подростки, тем не менее, скорее всего у него на борту.
   - Вероятность - девяносто три процента.
   - Что делать будем?
   - Брать штурмом засранцев. Ты ведь это хотел услышать?
   - Психолог, мать твою. Что-то во мне говорит, что пускать их к планете не стоит. Странная с этим 'Зевсом' история. Очень хочется разобраться. Да и вновь уйдут в скачек - догоняй их потом.
   - Напоминаю: Грендель, благодаря своей знаменитой космоверфи и развитой производственной инфраструктуре - одна из самых охраняемых планет Империи. Граница с тарнами рядом! Несмотря на общий послевоенный кризис, местные мегокорпорации не жалеют золота для поддержки вояк. В системе сейчас находятся: пять имперских эсминцев, девять корветов класса 'сокол', семь патрульных фрегатов, два тяжелых крейсера, пять легких, один ударный авианосец с семьюдесятью истребителями на борту, и два линкора - 'Святой Антоний' и 'Полтава'. Это не считая звездолетов в сухих доках и космопортах на поверхности планеты, вспомогательной мелочи, а так же до зубов вооруженных орбитальных баз и автоматических боевых платформ. Две станции, кстати, уже опознали 'Зевса' и ведут его. Мы, если пойдем с ним на сближение, тоже окажемся в зоне их видимости через три часа пятнадцать минут. Пока что я талантливо скрываюсь от них одновременно за двумя поясами астероидов, спутником Гренделя и прочими экранирующими объектами, но это ненадолго.
   - Если 'Зевс' начнет вопить на всех частотах 'SOS', какого время подлета ближайшего патруля?
   - Смотря где будем мы. Если поисковики запаникуют при твоем появлении у них на борту, к примеру, у тебя будет примерно шесть часов . Затем подтянутся серьезные ребята, и захлопнут мышеловку. Пригодных для скачка векторов здесь не так уж и много, и план действий при тревоге у вояк наверняка хорошо отработан. Кстати, забыл сказать - трое из местных крейсеров - скоростные 'Барракуды' последней модели. На нас и одной такой 'рыбки' больше чем достаточно, только позволь ей подойти на расстояние выстрела. Так что я дал бы тебе на штурм всего час реального времени.
   И вообще, зачем такие хлопоты? Сажать себе на хвост весь долбанный Имперский космофлот ради давно забытой самки? Детёныши наверняка живы, здоровы, едут спокойненько себе на обитаемую планету. Мы только огребем по полной программе, - не сожгут, так все равно засветимся. Зато потом о появлении на территории Империи на данном борту можешь смело забыть. А образ 'Бродяги' - мой любимый, нас в этом виде знают и любят во всех портах, и, что немаловажно - доверяют.
   Камуфляжными модулями вблизи никого сейчас не обманешь. Да и Независимые миры нас сдадут, как миленькие, если погоню к ним на хвосте приведем. А как тогда валить твоего ненаглядного Виктора? И вообще, я столько сил вложил в это корыто, привык, обжился, стал сентиментален...
   - Не знаю, парень. Нехорошее у меня предчувствие. Интуиция, если хочешь, разыгралась. Не нравиться мне этот 'Зевс', хоть ты тресни. Да и не будут они звать никого на помощь, могу поспорить. В крайнем случае, первый залп - по радиорубке. У нас ведь самый быстрый звездолет в галактике, как ты уверял. Выкрутимся. Надо мне туда сходить. Все равно ведь крадутся, черти, хоть и неумело. Словно виноваты в чем. Давай-ка сделаем с тобой вот что... Наши новые камуфляжные модули, насколько я помню, способы творить чудеса. Изобрази-ка мне боевой Имперский корабль. Ничего грозного, будем местной карантинной досмотровой службой. Таможня, вроде, поисковиков сильно не потрошит, а карантинщикам исследователи - как тряпка красная для быка. По чужим мирам шарятся, контроль за этим строгий.
   - Нет проблем, у нас и так, если помнишь, корпус от старинного ударного эсминца. Только до этого времени я наоборот, в основном под грузовики маскировался. Сейчас подниму рубку и настоящие турели, добавлю ложных, нарисую стабилизаторы, боевые посты... Готово. Силуэт у нас теперь - вылитая старенькая 'гончая' семидесятой серии, аркторнской постройки. На них до сих пор многие вояки летают. Извини, местных уродцев копировать не смогу. Энергии уйдет много. Да и противно. Эти рубленные обводы, дурацкие орудийные подвески под крыльями...
   - Ладно, для поисковиков сойдет. С кодами, полагаю, тоже мудрить не стоит. Срывайся в погоню, и попробуй наладить связь с 'Зевсом'. Нарисуй красивых офицеров в парадной форме на мостике, и не забудь изготовить туземные нашивки для меня. Застопорить ход, карантин и все такое.
   - Класс! Становиться все интереснее. То-то удивятся ребята на станциях. А сколько адмиралов и контрразведчиков вскоре поседеет!
   Стив спустился в оружейную, задумчиво оглядел ряд бронежилетов, но одевать на свой полетный костюм ничего не стал. С тоской окинул взглядом стену, на которой были любовно развешаны всевозможные орудия смертоубийства. Полюбовался на парадный пистолет аяолской работы. Повертел в руках тяжелый 'Аргумент' времен Вторжения. Чертовски убойная машина, сейчас таких не делают. Для боев на средних и дальних дистанциях превосходен, пробивная способность - один из лучших. Нынешние вояки предпочитают более легкие, 'гуманные' и парадные виды личного оружия. Хотя никакой серьёзной заварушки на борту странного звездолета не ожидалось, Стив все же пристегнул сзади, к поясу, плоскую кобуру со спецназовской 'Калли' и взял три запасных батареи. 'Калли' незаметна, отлично сбалансирована. Емкий боезапас. Для ближнего боя только она, конечно, да и тяжелый бронескафандр не пробьет, но не на войну, все таки. Любимый меч работы аяолов у офицера карантинной службы смотрелся бы дико, и от него с легким вздохом пришлось отказаться. Стив повесил под куртку, рукоятью вниз, тактический нож скрытого ношения. Экипировку дополнили лишь шеврон и знаки различия местных карантинщиков, услужливо изготовленные Ветром на универсальном принтере, да вторая кобура на боку с табельным станнером.
   - Есть связь с 'Зевсом', - доложил Кровавый Ветер, - ты был прав, странные они ребята. У них глаза из орбит чуть не повылазили, когда я представился от имени туземной санитарной службы. Врачи-то чем им не нравиться? К тому же они подозрительно долго совещались. Но тебя ждут.
   Стив осторожно подвел свой челнок к гостеприимно распахнутому ангару 'Зевса'. Сажая бронированную, сделанную на спецзаказ машину на палубу, он с облегчением заметил рядом вытянутый силуэт небольшой внутрисистемной яхты. Погоня была не напрасной. Теперь осталось убедиться, что с ребятами на этом странном корабле все в порядке.
   - Ветер, я забыл, сколько у них челноков? - спросил Стив в коммуникатор, пока нагнетался воздух. - Здесь теперь тесновато.
   - Четыре 'Альбатроса'. Есть ещё одна ангарная палуба.
   - Точно, - Стив вывел на визир шлема подробный план корабля. - Можешь сказать, они все на месте? Меня беспокоит это странное малолюдство.
   - Минутку, работаю. Ага, все птички в курятнике. И еще... Мои сканеры обнаружили ещё один реактор. Почти холодный, но поддерживается в третьей предстартовой готовности. Крупный катер, похож на штурмовой имперский. Состыкован с противоположного борта. В штатном расписании звездолета таковых не значится. Примерный экипаж - не больше двадцати человек.
  - Ладно, сейчас все выясниться. Прибыл встречающий. - Стив отстегнулся, и лифт сразу опустил его вместе с креслом вниз - его челнок до боли напоминал своей конструкцией новейший истребитель класса 'Ятаган'.
   Возле люка, рядом с погрузочным роботом, державшем в манипуляторах большой обтекаемый ящик, стоял приветливый человек в небесно - синей форме поискового флота. Он дружелюбно помахал Стиву рукой.
   - Добро пожаловать на борт 'Зевса', сэр! Вы что, один? - удивленно крикнул он.
   - Пока да. У нас на эсминце...
   Реакция Стива, человека, которого полностью перестроил реаниматор Чужих, и собственно, человеком давно не являющимся, многократно превосходила реакцию любого жителя Империи. Но то, что он успел уйти в сторону, когда пуля, посланная из снайперской винтовки ему в затылок, прошла мимо... Иначе, чем везением, помноженным на необъяснимое шестое чувство аяола, назвать такое было невозможно.
   Он моментально перекатился за стойку шасси своего челнока, выхватывая из потайной кобуры 'Калли'. Плотная пулеметная очередь из старых добрых свинцовых пуль, снабженных сердечником из обедненного деймерита, змейкой метнулась за ним следом. Неплохой выбор для боев в корабельном пространстве - корпуса звездолета ими не повредить, свинец уменьшает рикошет, и вполне убойно для любого бронескафандра. Встречавший челнок астролетчик, как ни странно, не стал прятаться от сидевшего к нему лицом, за амортизатором, Стива. Хотя рядом с ним было полно мест, где укрыться - и робот погрузчик, и его дурацкий ящик. Вместо этого он принялся лихорадочно вытаскивать из спрятанной за спиной кобуры бластер. Этот профессионалом точно не был. Стив прострелил ему обе руки. Заодно будет разговорчивее.
   Затем Стив вывел на нашлемный визир траектории выстрелов обоих стрелков. Снайпер устроился в кабине управления рельсового крана под потолком ангара, а пулеметчик прятался за шасси 'Розы Дриады'. Стив высунулся из-за своего укрытия и обстрелял снайпера. Пулеметчик незамедлительно ответил бодрой очередью, пули гулко застучали по металлу укрытия Стива. Плотный подавляющий огонь не давал ему высунутся. Тогда Стив вынырнул с другой стороны стойки и влепил заряд в сторону пулеметчика. Достаточно неплохо среагировал снайпер, пуля пропела возле самого шлема. Стив по-кошачьи мягко встал на ноги за амортизатором, картинно держа бластер дулом вверх. Что теперь, пустят в ход гранаты? Враги явно ждали крупный отряд, с военным прикрытием, они подготовились работать наверняка.
   - Хорош уже прикалываться, - прогнусавил в ухе Кровавый Ветер, - у меня есть действительно плохие новости.
   - Извини, засиделся я за твоими тренажерами. А ты весь кайф ломаешь! - с этими словами Стив вышел из-за стойки шасси и двумя сдвоенными выстрелами в голову убил обоих стрелков. - Кстати, почему ты меня не предупредил о засаде? Снайпер вполне мог попасть вначале.
   - Не поверишь. Их не видят мои тепловые сканеры. Словно эти ребята давно мертвы и остыли. Я решил, что у них какие-то новые экраны в скафандрах, и стал ковыряться в настройках нашей аппаратуры. Не помогло.
   - И что, спецслужбы наконец-то придумали нечто, против чего пасуют твои хваленные инопланетные технологии?
   - Не знаю. Но одно я при этом выяснил. В лапах у того вон робота зажат ящик. А в нем - отлично экранированная ядерная боеголовка. Семь килотонн. Похоже, кто-то хотел отправить её назад, на твоем челноке, вместо тебя.
   - Пытаться уничтожить патрульный санитарный эсминец? Смело. Изрядно добавило бы шухера в скоплении. Становиться все интереснее. Похоже, эти ребята действительно больны, и совсем не хотят лечиться! А ты лететь за ними не хотел!
   - Это ещё не все. Нас запросили с одной из баз Гренделя. Я, естественно, скормил им кучу всяких липовых кодов, паролей и опознавательных сигналов. Пугал особой секретностью нашей миссии. Сработало, но не надолго. Так что тревога в системе поднимется с минуты на минуту.
   Дверь, идущая к лифтам, отворилась, и Стив метнулся на противоположную сторону уже полюбившегося ему шасси. Шоковая граната рванула прямо под его ногами, вторая граната прилепилась к днищу челнока и брызнула вниз густым веером стальных иголок. Стив пошатнулся, когда несколько иголок пробили его тело. Уникальный метаболизм Чужого, в которого давно превратилось тело Стива, немедленно принялся за нейтрализацию введенного в иглы яда.
   В дверях, тем временем, сметая с дороги раненого поисковика, появились двое штурмовиков в угловатых бронескафандрах. В руках перед собой они держали тяжелые, во весь рост, бронированные щиты. Из-за их спины выглядывал ещё один боец, нацеливая в сторону Стива револьверный гранатомет. Стив высунулся из-за укрытия и открыл шквальный огонь. По стенам ангара. Но гранатометчик все равно предпочел спрятаться за спины товарищей.
   - Остались еще две камеры слежения, позади тебя. Передаю координаты, - спокойно помог Кровавый Ветер.
   Стив сменил батарею в рукоятке и расстрелял оставшиеся объективы на стенах. Затем он вскочил и стремительно бросился вперед, поливая щиты пригнувшихся штурмовиков плотным огнем. Броня щитов, усиленная силовыми полями, поглотила все заряды его малокалиберного бластера. В этот момент гранатометчик, чей шлем не получал больше изображения от камер со стен, выстрелил вслепую, навесом. Взрывная волна от давшей сильный перелет гранаты ощутимо толкнула Стива в спину, слегка контузив его. Взвизгнули осколки. Выронив бластер, Стив успел сгруппироваться, и сделал на руках кувырок вперед. Разогнувшись, словно лягушка, он прыгнул вверх, оттолкнувшись от железных голов десантников руками, и перемахнул через них. За спиной гранатометчика стоял ещё один солдат, предусмотрительно прикрывавший товарищей с безгильзовой винтовкой 'Predator SS' в руках. Стив ударил его ногой в забрало шлема. Противник, несмотря на усиленную сервоприводами многослойную броню, мотнулся назад. Ногу обожгло болью, но Стив стремительно выхватил у штурмовика из рук оружие, развернул прикладом к себе и дал длинную очередь в его живот. К счастью, логические цепи оружия были не активированы, и сверхзвуковые пули скорострельной винтовки смогли в упор пробить броню своего хозяина. Он начал заваливаться к стене, нажав спинным ранцем на сенсор одного из лифтов, и ввалился в открывшуюся кабину. Стив моментально обернулся. Гранатометчик уже успел повернутся и подымал на него свое оружие.
   Стив надеялся на то, что противник понимал, что стрелять в столь замкнутом помещении (рядом все ещё возились, мешая друг другу, его товарищи с бесполезными теперь щитами) было для него чистым самоубийством. Но Стив, благодаря своему ускоренному восприятию, успел заметить, как палец безумца начинает давить на гашетку. Индикатор патронов в винтовке моргал красным нулем. Перекидывать спаренный магазин времени не было. И Стив рыбкой бросился в открытый лифт. Ударил взрыв. Яркая вспышка, грохот, и он мгновенно потерял сознание.
   - Регенерация организма завершена на восемьдесят три процента.. Хватит, повалялся, умник, отдыхать потом будешь. Или раньше надо было отдыхать, умник. А сейчас - время вставать. Аптечка работает, здоровье у тебя железное, вижу твою телеметрию. Беззащитные детеныши ждут, два ближайших имперских патруля меняют курсы. Подъем.
   - Господи, как же я тебя ненавижу! - Стив осторожно сел на неподвижное тело первого штурмовика, снял с головы обугленный шлем и плюнул на палубу кровью.
   - А они живучие. Опять какие-то гребанные наркотики?
   - Не знаю. Прихвати мне, пожалуйста, кусочек их ткани для исследований. Лучше всего - голову. А сейчас смею напомнить - у нас цейтнот. Лифт теперь не исправен, зайди в соседнюю кабину и нажми на верхнюю кнопку. Они в районе главной рубки, я тебя проведу. Кстати, живых объектов на моих сенсорах теперь, не считая тебя, осталось четырнадцать. Соображаешь?
   - Ага, не надо меня тестировать. Так себе был взрыв. Значит, наших невидимых друзей на звездолете может быть сколько угодно. Сколько народа помещалось в тот незнакомый катер?- Стив осторожно, пробуя ощущения, поднялся на ноги. - Сначала мне нужно найти нормальное оружие.
   Обивка стен на площадке перед лифтами была опалена и посечена осколками. В нескольких метрах от неё валялись четыре исковерканных человеческих тела - трое в скафандрах, одно, первого встречающего, раньше было в мундире. Стив носком ботинка перевернул его. Ноги и головы у покойника - поисковика не было. Похоже, что у одного из троицы штурмовиков ещё и детонировало что то в подвеске. Кобура покойника тоже куда-то отлетела. За спиной у другого нашлась ещё одна винтовка 'predator'. Хорошее оружие для работы в помещении - ухватистая, поворотистая, скорострельная. Тактическая рукоять на цевье, телескопический приклад, универсальный прицел от "Laхsis КМ". В подвесных бронескафандра нашлись четыре целых и два исковерканных магазина. В них - патроны с экспансивными и бронебойными пулями. Безгильзовый 7, 62 "Оникс" - пули вставлены в прямоугольные, прессованные блоки из метательного вещества, покрытые водоотталкивающим лаком. По пятьдесят патронов в каждом магазине. Стив как раз начал прогонять проверочный тест оружия, когда странный звук за спиной заставил его обернуться.
   Из лифта, шаркая ногами, выходил застреленный им солдат. Из дырок в животе на палубу капала черная жидкость. С клацаньем из перчатки его скафандра выскочило длинное лезвие встроенного, вибрационного ножа. Не дожидаясь конца теста, Стив оперативно вставил в винтовку магазин с бронебойными патронами и нажал на спуск. С высоким визгом оружие заработало, прошив грудь противника десятком маленьких снарядов. Позади штурмовика на стену полетели черные брызги и куски брони, раздался визг рикошетов. Но тот лишь покачнулся, и упрямо двинулся дальше. Наружные микрофоны костюма донесли до Стива что-то вроде тихого рычания. Стиву стало жутко.
   - В голову бей! - азартно закричал Кровавый Ветер.
   Стив вскинул винтовку к плечу, тщательно прицелился и один раз нажал на спуск. Забрало шлема тихо звякнуло. Солдат постоял на ногах ещё какое-то, утомительно долгое время, и во второй раз грохнулся на палубу. Теперь, похоже, - навсегда.
   - Ну точно. Зомби, - довольно сообщил Ветер. - Ты что, фильмов ужасов не смотришь? Запомни. Этих сволочей всегда бьют только в голову.
   - Идиот. Никаких зомби на самом деле не бывает. Я думал, ты мне серьезно помогаешь.
   - Может, еще поспоришь на деньги с лучшим аналитиком в галактике? Или я просто так тут за тобой глазею?
   - Нет у тебя никаких денег, - Стив повесил винтовку на грудь, с сомнением поглядев на индикатор боеприпасов, заменил магазин. Вернулся назад и подобрал свою "Калли". - Ладно, зомби так зомби. Тут где-то неподалеку валялся бесхозный пулемет...
  
   Засада поджидала его на выходе из лифта. Как только открылись двери кабины, поток шквального огня попросту захлестнул её. Пятеро солдат с расстояния в десяток шагов рефлекторно принялись палить внутрь, на звук колокольчика, длинными, но прицельными очередями. Ни что не могло бы уцелеть под ливнем пуль, хлеставшим из коридора. Ни что и не уцелело.
   Черный, бронированный щит, прихваченный Стивом в ангаре, разлетелся вдребезги. Шлем одного из покойных штурмовиков, водруженный на щит, звенел, катался и подпрыгивал, как консервная банка, под бесконечным градом попаданий. Зеркальная кабина моментально превратилась в решето. На осознание того, что их обманули, а магазины пусты, стрелкам потребовалось несколько драгоценных мгновений. И, стоящий на крыше лифтовой капсулы Стив, этими мгновениями сполна воспользовался.
   Мощный удар ногой выбил панель из стенки лифтовой шахты. Огонь установленного на максимальную скорострельность РП 'Шикидзу' - страшная сила. Ураганная очередь разнесла в клочья головы стрелков, перезаряжавших свое оружие. Стив мягко приземлился среди гулко падающих на палубу трупов, медленно (для него), оседающих вниз кровавых ошметков - кусков шлемов, костной пыли, капель крови и мозговой ткани. Повёл приложенным к плечу, дымящимся пулеметом по сторонам. Далее по коридору, как и возле его ног, никаких признаков жизни не наблюдалось.
   - Живучие они, но слегка тормознутые, как мне показалось. Побочные эффекты?
   - Я тоже фиксирую у них некоторую, общую заторможенность реакции. Иди вперед. Наблюдаю приближение человека. Третий поворот направо. Лабораторный блок номер семь.
   Стив сменил двойной барабанный магазин и послушно прошагал вперед ещё три поворота, сверяясь с картой, выведенной на визир шлема. На встречу ему выскочил молодой астронавт, одетый в полетный комбинезон поисковика.
   - Не стреляйте! Произошла страшная ошибка! Я вам все сейчас объясню!
   - Давно пора. - Стив опустил ствол пулемета вниз. - Что тут у вас, черт возьми, происходит? Довольно странное отношение к представителю власти на этом звездолете! Кто эти коммандос? Что за подразделение?
   - Он вооружен. Здоровенный такой виброножичек под курткой. Немного странно, верно? - прогудел в ухо Кровавый Ветер.
   - Меня зовут Хейсаку Омигато, я судовой врач. У нас на борту эпидемия. Новый, неизвестный вирус. Подцепили во время исследований. Большинство из членов экипажа погибли. Многих, включая тех, что стреляли по вам, охватило безумие. У болезни очень быстрый инкубационный период. Вот, срочно примите!!! - доктор протянул Стиву заряженный инъектор. - Всем, кто поднимется к нам на борт, надо будет заранее сделать такие прививки. Извините, что не смогли предупредить сразу - они устроили засаду в ангаре. Наш встречающий погиб напрасно. Антидот универсален, но мы получили его слишком дорогой ценой.
   Стив кивнул, и приложил инъектор к вене. Пулемет внезапно стал очень тяжелым, и выскользнул из потерявших чувствительность рук. Вот так вакцинка! Возможно, что у неё имелись противопоказания.... Затем палуба внезапно поднялась и мягко ударила Стива по лицу. Черная воронка засасывала его все глубже, глубже...
  
  
  ГЛАВА ДВЕННАДЦАТАЯ.
  
   Наташа устало повернула голову. Сэм больше не метался. А Николс прекратил кричать уже два дня назад. Первое время Наташа пыталась ухаживать за ним. Приносила воды из-под крана, которую Николс все больше не пил, а разливал. Вытирала быстро ставшим грязным полотенцем пену и слизь, обильно вытекавшие из носа, горла и глаз парнишки. И отчаянно барабанила в дверь каюты, в которой их троих бесцеремонно заперли. Но поисковики с ними совершенно не разговаривали, только изредка приносили и кидали на пол коробки полетных саморазогревающихся рационов. Словно разом превратились в роботов. Счет времени ребята потеряли быстро, а все наручные компы, включая трофейный, Блейка, у них сразу же, довольно грубо отобрали.
   Несколько первых дней, когда спасенные поняли, что дверь из каюты закрыта, они по очереди устраивали шум, требуя капитана Вальдеса и прочих новых друзей объяснить, в чем дело. Карантин карантином, но на человеческое обращение они имели право! Потом один из астронавтов вошел, и молча, держа всех на прицеле парализатора, поманил за собой Николса. Тот успел крикнуть, что сейчас во всем разберется.
   Принесли его назад двое незнакомых поисковиков, и совершенно бесцеремонно бросили на кушетку. Сэм с Наташей терялись в догадках. Если состояние Николса - результат воздействия лекарства от вируса, то почему с ними столь свинское отношение? А если наоборот, если это и есть симптомы болезни... мысли в голову приходили самые нехорошие. Однажды их вывели, а Николса вынесли, и, все так же молча, словно они были не живыми людьми, а рабочим скотом, идущим на бойню, заставили занять места в саркофагах. Стало ясно, что 'Зевс' приближаться к какой-то точке своего назначения, хотелось верить - обитаемой нормальными людьми планете. А затем, почти сразу, увели Сэма. Болезнь проявилась еще быстрее, и теперь Наташа с ужасом ожидала своей очереди. Поэтому, когда с шипением открылась дверь, она со страхом вздрогнула, вскочив со своего ложа, с намерением забиться в какой-нибудь дальний угол.
   Но в каюту, к её немалому удивлению, внесли новенького - довольно молодого парня, облаченного в форму с нашивками карантинной службы Гренделя, и пустой кобурой на поясе. Незнакомец был без сознания. Его привычным движением кинули прямо у порога и ушли. Впрочем, не успела дверь за астронавтами закрыться, новый пленник немедленно поднял голову.
   - Привет, - сказал он, садясь прямо на пол. - Полагаю, что немного времени у нас есть, так что давай знакомиться. Меня зовут Стив.
   - Наташа. А вы врач? - девушка кивнула на его наплечный шеврон. - Откуда вы здесь, с другого звездолета?
   - Санитарная зачистка и карантин. Добро пожаловать в систему Гренделя. Давно это с ними? - кивнул Стив в сторону коек.
   - С Николсом, тот, что слева, уже неделю или дней пять, наверное. С Сэмом - пару дней. Как ты сюда попал? Тебя схватили? Твой корабль поднял тревогу? Здесь что-то страшное твориться! Возможно, что все они чокнутые?!! Одни меньше, другие больше, а никакого лекарства от их болезни нет? - принялась засыпать неразговорчивого карантинщика своими вопросами Наташа.
   Стив упруго поднялся, внимательно осмотрел обоих парней. Затем, едва заметно покачал головой и сел на Наташину койку.
   - Странно. Вас сразу, как подняли вместе с яхтой на борт, заперли сюда?
   - Ну да... почти. А откуда...
   - Их куда-нибудь уводили? Или это само началось?
   - Уводили. Капитан сказал, что на борту свирепствует вирус, но нам всем дадут лекарство. Потом нас заперли здесь. Николса увели первым, с ним первым и началось. Потом тоже самое с Сэмом. А ещё у них трупы по всему кораблю. А вас капитан сюда вызвал?
   - Да в том то и странность, что нет. Скорее - наоборот. Не хочет он ни с кем делиться своими напастями. Даже если дело ну очень секретное, то в вашей системе Паука у него был шанс связаться и с военными, и с гражданскими, и с Орденом. Главная база поисковиков на Аркторне, это вообще в другую сторону. А он взял и привел звездолет на Грендель...
   - Они сказали, что главный компьютер не исправен. Из-за этого двое наших погибли - Антон и Настя. И связи нет. И что у них стерта навигационная база данных. Просили её вернуть - тут один сумасшедший бегает, Блейк. У него эти данные были. Мы и вернули...
   - Бред. Враньё и бред. Все у них сейчас в порядке. И связь налажена, и компьютеры работают. Без навигационной системы эта махина и с места никогда не сдвинется - тут предохранительных блоков полно, от всех случайностей... Навигатор у них, конечно, любитель, но все это в пределах нормы. А этот капитан, он сам на психически здорового хоть немного тянет? Глаза не бегают, на пророчества не ссылается?
   В этот момент, резким рывком, на своей койке сел Николс. Глаза его по прежнему были задернуты белой пеленой, но он все равно безошибочно развернул голову в их сторону.
   - Наконец-то! - вскричала Наташа. - Ему легче! Лекарство подействовало. Милый, ты как?
   Наташа вскочила и бросилась к парню. Стив успел оттолкнуть её в последнюю секунду. Зубы 'милого' клацнули в миллиметрах от лица девушки. Стив и не устоявшая на ногах Наташа кувырком полетели на пол. Николс, словно дикий зверь зарычал, собрался и прыгнул, оттолкнувшись от стены каюты, прямо на них. Его оскаленный рот был совсем рядом с плечом девушки, когда ладонь Стива, неуловимым для простого человека движением, сломала ему шею. Труп упал Наташе на грудь.
   - Что это с ним? - спросила девушка. Стив осторожно помог Наташе подняться. Ее била медленная дрожь. - Это и есть вирус, да? Он снова без сознания?
   Стив ничего не ответил, повернувшись в сторону двери. Через мгновение она открылась.
   - Странно! - На пороге стоял сам капитан Диего де Вальдес, целясь в них из бластера. - У вас, господин таможенник, или кто вы там, загадочный иммунитет к наркотикам. Обычно, от такой дозы не встают на ноги не менее суток. И вы говорите интересные вещи. Впрочем, скоро все, что знаете вы, будем знать и мы.
   Стив дернулся, но ему мешала прижавшаяся, и вцепившаяся в него изо всех сил девушка. И он, естественно, никуда не успел. Капитан нажал на спуск, и подствольный станнер мгновенно парализовал их обоих. Стив осел по стене, не в силах пошевелить не единым мускулом, Наташа сползла на пол сбоку от него. Де Вальдес вошел в каюту и осторожно положил возле ног Стива небольшое яйцо.
   - Женщины для нас не подходят, - на пороге капитан обернулся. - Какая-то мелочь на хромосомном уровне. Как, к сожалению, и тот полоумный навигатор с его опухолью мозга. Из-за его дурацкой небрежности со здоровьем мы ползем, как слепые мухи. Попробуем теперь твои возможности. Когда мой сын обретет себе новое тело, он будет чертовски голоден - обычно ваш мозг сопротивляется обращению около недели. Для пищи подходит любая органика, но живая - лучше всего. Поэтому девушку я вам оставлю. Прощайте, приятного аппетита.
   Дверь закрылась. Стив скосил глаза в сторону яйца. Оно лежало неподвижно. Затем по мраморной поверхности побежала небольшая трещинка. Вторая. Проломилась верхушка. На свет выбиралась непонятная тварь. Прозрачное, словно стеклянное, тельце. Присоски, какие-то иголки, мелкое мельтешение не то щупалец, не то усиков. Не насекомое, и не осьминог, но все равно противно. Тварь осторожно поползла в сторону ноги Стива. Пробежала мокрыми усиками по его щиколотке, и недовольно отпрянула назад.
   - Правильно. Я невкусный. Тоже мелочь на хромосомном уровне.- Стив осторожно встал и каблуком раздавил гадину. - У тебя, похоже, своих мозгов совсем нет, потому и любишь чужие.
   Он поднял на руки Наташу. Девушка была без сознания - последствие действия парализатора, да и общая измотанность психики. Он бережно положил хрупкое тельце на дальнюю от двери койку, прислушался. По коридору бухали хорошо различимые для его обостренного слуха шаги - капитан с товарищами, почувствовав смерть собрата, торопились разобраться.
   Больше всего Cтиву не хотелось, что бы в открывшийся проем кинули гранату. Но его противники, видимо, переживали за паразита, пытавшегося сейчас, без сомнения, захватить тело и разум Сэма. Поэтому первым в каюту влетел очередной, тяжело вооруженный солдат в черном. Стив молниеносно ринулся к нему, ушел из под ствола и произвел подсечку. Штурмовой автомат загрохотал, очередь вырвала кровавые куски из тела того, кто недавно называл себя Сэмом. И пройдя в опасной близости с головой Наташи. Коря себя за плохую расчетливость, Стив распрямился и ударил сжатыми пальцами в горло стоявшего позади солдата, растерявшегося 'поисковика'. Тот захрипел и безропотно позволил забрать у себя бластер. Капитан, стоявший в коридоре последним, чуть поодаль, бросился бежать. Не вовремя завозился в каюте сбитый с ног солдат, которому тяжелая броня сейчас только мешала. Пришлось обернуться, что бы всадить ему "дабл тап" в голову. Последствия полученного в упор заряда парализатора сказывались даже на Стиве - накатила дурнота, подкосились ноги. Все силы ушли на первоначальный рывок. За поворотом раздался щелчок запираемой перегородки. Де Вальдес ушел.
   Стив наклонился над скрюченным телом в летной форме. В его карманах нашлось сразу два компа - один дорогой по воспоминаниям и апгрейдам - непосредственно Стива, второй, флотского образца - при попытке подключения оказался принадлежащим некому Джонотану Блейку, судовому навигатору. Третий комп был надет на руке покойного.
   - Просто коллекционер, мать его, - пробормотал Стив, включая на своей машинке функцию шифровальщика - коммуникатора. Остальные компы он распихал по карманам.
   - А я уже волноваться начал, - прогнусавил знакомый голос. - Колешь всякую дрянь, паразитов собою подкармливаешь, под станнер лезешь! Совсем форму потерял. Этот капитан сохатый от тебя ушел...
   - Наркотик - это был самый быстрый способ встретиться с их старшим. Я слишком стар и слишком устал, чтобы целыми днями с пулеметом по палубам бегать. И чихать мне на их снадобья. Лучше рассказывай, что у нас нового.
   - Много чего. Я, понятное дело, подключился к их системе видеонаблюдения и связи. Глушу, кстати, практически все переговоры экипажа. На счет видео - извини, ты ведь наверняка рассчитывал, что за тобой смотрят. Так вот: все перегородки, что были целы, отныне заблокированы с мостика в аварийном режиме. На главный реактор звездолета капитаном вручную введена команда на самоуничтожение. Активирован и взрыватель той бомбочки, что лежала в ангаре. Отменить всё это, кстати, невозможно - реакция распада началась. К старту, тоже вручную, готовятся один из 'Альбатросов' и тот самый, военный катер. С разблокированием наружных шлюзов они, благодаря мне, провозятся. Так что время рвануть назад я тебе выиграл. К нам спешным порядком движутся два патруля - от планеты идут три скоростных корвета типа 'Неустрашимый', с базы 'Грет Гарри' выслали легкий крейсер и три эсминца.
   - Время подхода на дистанцию перехвата?
   - Только - только. Хватай самочку и бегом!
   Стив так и сделал. Бесконечный бег по коридорам запомнился смутно, впрочем, были и плюсы - в него никто больше не стрелял. Кровавый Ветер сам провел предстартовую проверку челнока и услужливо открыл перед ними шлюз, так что полет к кораблю занял минимальное количество времени. Только на борту звездолета Наташа устало открыла глаза. То, что она увидела, её явно поразило.
   - Это - не патрульный корабль, - решительно заявила она.
   - Видимо, её добил твой аквариум, - довольно подал голос Кровавый Ветер, - какие будут указания, босс?
   - Это твой пилот? А где остальные члены экипажа? И кто вы, черт возьми, такие? - немедленно потребовала объяснений девушка, как только её поставили на ноги.
   - Чуть позже я тебе все объясню, - начал было Стив.
   - Ну нет, хватит с меня неизвестности, - Наташа решительно скрестила руки на груди, - с места не тронусь, пока мне все не объяснят. На тебе форма имперского служащего. Но то, что я вижу: картины, скульптуры, аквариум этот здоровенный, это больше напоминает частный музей. Мама меня немного научила разбираться в искусстве. Даже если все это - хорошие подделки, то вы все равно непрелично богаты, даже для губернатора звездной системы. На таких кораблях летают только отпетые снобы. И на таких кораблях никак не воюют, и не патрулируют.
   - Еще как воюют, девочка, - с ехидцей промолвил Кровавый Ветер. - Вот как раз скоро и начнем.
   - Ты хоть разгоняешь наш музей? - простонал Стив.
   - Давно на боевом.
   - А нам разве не надо забраться в антиперегрузочные кресла, пристегнуться и все такое? - сухо поинтересовалась Наташа.
   - Надо.
   - Ну так я слушаю, часики тикают. И постарайся хотя бы ТЫ меня не обманывать.
   - А она мне нравиться, - заметил Кровавый Ветер.
   - Я... друг Мэри, твоей матери, - начал объяснять Стив.
   - Ладно, не надо сказок. Я уже большая девочка, и прекрасно знаю, что у мамы были любовники. Снобы - это как раз из её круга. Так это она вас прислала?
   - Да. Мы проследили прыжок "Зевса" из вашей системы на Грендель. Что там у вас стряслось на "Розе"? - спросил Стив, решительно увлекая девушку на мостик.
   - Думаю, один козел решил за мной поухаживать. Хотя о покойниках так, наверное, нельзя говорить. - Наташа вздохнула. - Но поступок вполне в его вкусе. Он, мне кажется, сам на яхте все сломал или отключил, чтобы потом показать, какой крутой. Хотя, конечно, я бы очень хотела ошибаться.
   - Теперь мы вряд - ли узнаем правду, - заметил Стив, усаживаясь в командирское кресло. - Ветерок, сколько осталось времени до взрыва "Зевса"?
   - Три, два, один, БУМ.
   На экранах расцвело рукотворное ядерное солнышко.
   -А где ребята с этого борта?
   В рубке погас свет, и загорелись голограммы двух катеров, улепетывавших с места взрыва. Затем Ветер уменьшил масштаб, и стали видны еще две группы кораблей, словно хищные птицы слетавшиеся к месту катастрофы. Появились примерные траектории, побежали цифры расчетов, и Стиву стало ясно, что "Альбатрос" и неизвестный штурмовик уходят в сторону от военных, пытаясь всеми силами избежать этой встречи.
   - Они вопят на всех частотах о нападении пиратов. Вояки приказывают нам немедленно остановиться. Я глушу все переговоры в данном секторе, за исключением прямой лазерной связи боевых звездолетов. После взрыва "Зевса" во всей системе обнаруженная повышенная активность кораблей и станций ВКФ. Боюсь, наши фальшивые опознавательные коды давно раскололи. Начались интенсивные переговоры и с поверхностью планеты. "Полтава"меняет курс.
   - Она для нас проблема?
   - Это ты про новейший линкор класса "Мегалодон"? Нет, они далековато.
   - Ребята, а в чем, собственно, сложность? - удивленно спросила Наташа. - Давайте просто объясним военным, что случилось на "Зевсе". Пусть они и разбираются. Кстати, а где находится ваш пилот?
   - В чане. Потом покажу. Скажи тогда, а что, по твоему, случилось на "Зевсе"?
   - Ну... э...
   - Вот и я так думаю. Опять уйдет этот капитанишка, Вальдес, отлично под шумок проскочит. Ищи его потом. Ветер, поднимай к черту турель со "стархоками". Скорректируй курс, и огонь по готовности. По две ракеты в каждый катер.
   - Ракеты? - округлила глаза Наташа, - так этот частный музей все-таки вооружен?
   - Ракеты? - переспросил Кровавый Ветер. - Вот теперь нам точно капец. "Стархоки" вышли.
   На голограмме показались четыре новые линии, стремительно догонявшие схематичные изображения катеров.
   - Вояки засекли пуск. Оба ордера расходятся в боевой порядок. Скоро новость дойдет и до операторов слежения на станциях. Тогда нами займутся ребята посерьезнее. Черт! Штурмовик с "Зевса"сбил все наши ракеты!
   - Таак. - Стив вытянулся в кресле. Расконсервируй торпеду.
   Наташа открыла рот, посмотрела на Cтива и снова его закрыла. Умненькая девочка.
   - Теряем время. Дай прикинуть. Если они не идиоты, что, к сожалению, вполне возможно, они направят свои крейсера сюда, закроют этот и этот разгонный вектор, потом подтянется "Полтава" с эскортом... Уйдем, но на форсаже. Что полностью засветит корабль. Ну, ты понимаешь, о чем я.
   Внутри яхты Стива, как и положено эсминцу, на базе которого ее создавали, были сохранены три пусковые торпедные трубы, проходившие, по оси, внутри всего корпуса корабля. Однако, в связи с тем, что в последнее время летать Стиву приходилось, в основном, по мирам Империи, а детекторы на орбитальных терминалах стояли самые новейшие, Кровавый Ветер гарантировал надежное экранирование только одной ядерной боеголовки. Стив ранее очень берег её для человека по имени Виктор.
  
   Легкий крейсер "Авни Аллах" настигал загадочного противника. На мостике царила обычная, деловая обстановка. Единственное, что смущало капитана Карлайла, так это то, что ему было никак не идентифицировать преследуемое судно. Сообщений об пропаже кораблей подобного тоннажа не было ни в имперских базах данных, ни в сообщениях из Независимых миров. А там тоже сильно не любили пиратов...
   - Маккол, - обратился он к своему первому помощнику, - пошлите кого-нибудь взять под охрану "Альбатрос". Связи с ними по прежнему нет?
   - Нет, сэр. Очень похоже на мощные глушилки.
   - Ну какие, к черту, у пиратов могут быть глушилки, да еще и такой мощности? Не нравиться мне это все!
   - Это точно, сэр.
   - Видимо, наши поисковики наконец-то нарыли что-то ценное, за что и поплатились. Но надо быть полными отморозками, что бы напасть на большой поисковик здесь, прямо под носом у всего Девятого флота!
   - Возможно, они имеют какой-то хитрый план, сэр?
   - Какой в жопу план, Маккол! Не порите ерунды. Единственное, на что они могли рассчитывать - это их несусветная наглость. Садануть по поисковикам своими долбанными "стархоками!" Это дерьмо давно снято с вооружения. Наверное, ребята видели пиратов в лицо... Интересно, что за команда этих поисковиков прикрывает? Штурмовик явно военный. Опять какая-то секретная операция, а нам как всегда никто ничего не сообщил. Вашу мать! Наладьте связь наконец! Господи, а это что за дерьмо собачье?
   - Зафиксирован пуск торпеды. Тип - "Палица", одна ядерная боеголовка на семь килотонн, - бесстрастно заявил оператор. - Похоже, что челнок поисковиков обречен, сэр! Наш "Корсариус" вышел встретить их, но он не успеет!
   -Вот дерьмо, мать его! Торпеда времен Вторжения! И связи нет! Когда мы выйдем на расстояние выстрела?
   - Минимум - пол часа. Но пиратам точно не уйти. Они только начали разгон, а мы идем на форсаже.
   - Хорошо. Если они это понимают, то, возможно, сдадутся, мать их, без боя. У них есть еще торпеды?
   - Нет, сэр. Впрочем, наши сканеры и первую не заметили. Еще и эти глушилки...
   - Эсминец - нарушитель с ядерным оружием на борту обстреливает наш поисковый рейдер... Маккол, а что если это тарны? Их разведка способна и не на такое!
   - Тогда нам придется туго, сэр. Насекомые не сдаются. И у них наверняка припрятано что-нибудь посерьезнее. Мы это с нашими сканерами ни за что не увидим. Плазма, например... Может, нам стоит дождаться "Полтавы"?
   - Передайте на "Корсариус", пусть вернется в строй. Не время распылять силы.
   - Пост наблюдения. Корабль - нарушитель форсирует двигатель.
   - И что? Вы недавно рассчитывали, что он не сможет ускользнуть... Или сможет, Маккол, мать вашу?
   - Его набор скорости гораздо выше, чем у корабля со стандартными двигателями. Это точно не серийная "гончая" серии семьдесят. Это что-то совсем другое. Замечены аномалии в работе двигателей.
   - Какого рода аномалии? - стоически спокойным голосом произнес капитан, намертво вцепившись в подлокотники.
   - Господи, сэр! Военный катер с "Зевса" развернулся! Максимальное ускорение. И какое! Они идут на перехват торпеде!
   - Сэр, идет анализ ... Это точно не "пустотные певцы" тарнов! Рисунок работы всех сигнатур двигателя нарушителя - совершенно другой.
  - Ну слава Богу, Маккой! Похоже, мы поживем еще немного!
   - Подрыв! Экипаж катера взорвал свой корабль! Торпеда... торпеда уничтожена! "Альбатрос" поисковиков спасен.
   - Вечная память героям...
   - Сэр! СЭР!!! Аномалии сигнатур Стар-драйва нарушителя идентифицированы...
   - Не томите, третий.
   - Господи. Это драконы, сэр. Драконы вернулись.
  
  
   Ускорение мягко вдавливало Стива и Наташу в кресла боевых саркофагов.
   - Упустили, - с горечью в голосе заметил Стив. - Зомби смерти не боятся. Я должен был предвидеть.
   - Разгон для прыжка задан. - Голос Кровавого Ветра был профессионально спокоен. Куда будем прыгать? Впереди есть варианты...
   - Найди необитаемую систему, в которой не будет постов наблюдения имперцев. Ну или таких постов, которые ты не смог бы обмануть. И потом сразу назад, в систему Гренделя. Они не успеют нас просчитать.
   - Мудро. Тут такая паника, что нам сильно обрадуются. Залпом главного калибра "Полтавы", например.
   - Погоня уйдет за эсминцем драконов, а ты вновь изобразишь из нас "Бродягу". Поверь, у военных сейчас такой бардак, что им не будет дела до какого то сухогруза. А я хочу разобраться в этой истории до конца.
   - Я тоже, - неожиданно подала голос Наташа. - Они моих друзей убили. Вот если бы у нас не отобрали комп Блейка! Эти лже-поисковики почему-то им очень интересовались. Наверное, там была записана правда об их экспедиции.
   Стив странно посмотрел на Наташу и полез в карман.
   - Ветер! Если ты сейчас не сильно занят там навигацией, боевым маневрированием и прочей ерундой - для тебя есть ещё одна халтурка...
  
  
  ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ.
  
   Грендель встретил путешественников холодной, дождевой изморозью. Движение возле крупнейшего и богатейшего индустриального мира Империи было чрезвычайно оживленным. А военные, по понятным причинам, носились взад - вперед и вовсе как угорелые. 'Бродяга' медленно прошел мимо циклопических орбитальных построек, смыкавших несколько своих колец вокруг планеты. Затем звездолет пришлось оставить на орбите, заплатив за недельную аренду причального терминала целое состояние. Подозрений у чиновников таможни, да и наверняка и у служб безопасности, проверявших в обязательном порядке подобных путешественников, странный звездолет Стива, к немалому облегчению Наташи, не вызвал. Впрочем, похоже, что у Стива денег даже хвопсы не глотали, и подмазать кого надо он умел. Никакого личного оружия, впрочем, ему пронести с собой вниз не разрешили.
   Весь горизонт устилали тяжелые дождевые тучи, в которые осторожно опустились прибывающие челноки. Погода была первым разочарованием, постигшим Наташу на Гренделе. Раньше она никогда не бывала ни на какой другой планете, кроме Дриады. И потому вторым, ещё более серьёзным разочарованием, оказались инопланетные виды. Сплошная техногенная скукота! Мимо иллюминаторов проплыли лишь гигантские, протянувшиеся на многие километры, комплексы автоматизированных заводов. Чуть угадываясь на смазанном дождем горизонте, мелькнули и пропали строения, похожие на полузакопанные в землю ребристые бочки. Это были ангары знаменитой грендалианской космоверфи.
   Арендованное за традиционно бешеные на этой планете деньги, орбитальное такси (спускаться общественным транспортным челноком Стив не пожелал), сделало плавный разворот над очередным нагромождением непонятных агрегатов и труб. Затем они принялись спускаться среди вынырнувших из облаков верхушек жилых небоскребов.
   - Ближе к экватору здесь полно мест гораздо симпатичнее, - Стив понимающе перехватил Наташин взгляд. Вот только в тех местах расположены резиденции для отдыха местных воротил - руководителей корпораций. Что конкретно там отгрохано - никто толком не знает. Охранная зона. А через пролив, на полуострове Облааха, имеются неплохие частные санатории для руководителей среднего звена. Искусственный климат, островки местной и любой другой природы. И системы защиты там, пожалуй, не хуже, чем над императорским дворцом. Так что соваться туда на экскурсию мы тоже не будем. А вся остальная планета - сплошной добывающий и производительный завод. Впрочем, простые работяги живут здесь довольно неплохо. По сравнению с Капканом, например. Ну, или жили. До послевоенной инфляции, Императора Виктора и геноцида Ордена.
   Робот - такси высадил их на открытой галерее вокруг одной из цилиндрических жилых башен. Вниз, за прозрачным ограждением из силового поля, на сотни этажей спускались в темноту огни жилых этажей. Сильное тяготение тут - же пригвоздило путешественников к полу. Стив и Наташа, зябко кутаясь в термические накидки, прошли внутрь вестибюля сквозь двойные, стеклянные двери. В просторном помещении было тепло, светло, но пахло какой-то хлоркой. Как позже выяснилось, этот привкус был характерен для местной атмосферы в целом. Стив уверенно направился прямо к ближайшему пульту общественного терминала.
   - Что мы ищем? - спросила Наташа, усаживаясь в соседнее, довольно жесткое кресло. Стив не стал надевать контактный шлем (Наташа, незнакомая с грязными приемчиками охранных спецслужб, отнесла это на его обычный снобизм), а развернул в воздухе голографическую клавиатуру.
   - Катер, - пальцы Стива уверенно бегали по мерцающим в воздухе значкам, - Новейший 'Альбатрос' поисковиков- штука приметная.
   'В доступе отказано' - мелькнуло в рамке голографа. Стив неприметным движением поправил на запястье свой комп так, чтобы направить прямой оптический порт на приемное окошко терминала. Дает Кровавому Ветру напрямую слинковаться с системой - поняла Наташа. Прогнать матрицу Чужого - неплохая скорость должна быть у наручной машины! Никаких сигналов тревоги, между тем, пока не прозвучало. Зато колонки данных понеслись теперь с неуловимой быстротой. Что-то из закрытых файлов портовых диспетчерских служб, и, похоже, местной службы безопасности. Наташа, как ей показалось, совершенно естественно огляделась. Мимо них, не поворачивая головы в их сторону, медленно проходили двое полицейских в белых шлемах с поднятыми забралами. В открытых кобурах зловеще покачивались здоровенные боевые бластеры.
   Над консолью появился текст, одна из строчек которого была выделена зеленой полосой. 'Альбатрос' - успела прочитать Наташа, дальше шло несколько длинных номеров, видимо - всякие там бортовые и другие данные. Внезапно документ сжался в крошечную точку и пропал, а сам терминал неожиданно отключился.
   - Медленно встаем и спокойно уходим, - Стив пружинисто поднялся, оглядываясь. - Ветерок, срочно поймай нам тачку.
   - Уже работаю, - пискнул на их общей волне Чужой.
   - Что случилось? - поинтересовалась Наташа. Стив довольно жестко вел её за руку, сквозь толпу некстати поваливших из опустившегося на террасе такси японских туристов.
   - Ловушка, - одними губами ответил Стив, наш запрос проследили.
   Рядом с поднимающимся орбитальным челноком мягко опустился изящный, но какой-то сугубо женский, оранжевый самолетик.
   - Спёр что смог, - сообщил Кровавый Ветер. Кстати, я всё ещё в системе и особого беспокойства не ощущаю. Программка была простенькая, с задачей обнаружить определенный запрос и передать сигнал тревоги и данные запрашивающего на некий персональный комп, а затем самоуничтожиться. Номер компа проследить, к сожалению, не удалось. Хорошая работа.
   Удобно утонув в пассажирском кожаном диванчике, Наташа приникла к длинному обзорному иллюминатору. Воздушная машина плавно вливалась в поток транспорта, парящего между встающими из дождливой мглы, жилыми башнями центра. Довольно долго неизвестно кому принадлежавший раньше оранжевый самолетик летел вперед, то поднимаясь вверх, то пролетая под огромными мостами, то проходя сквозь длинные тоннели в циклопических зданиях. Однако, они, судя по ярко подсвеченной игле местного правительственного центра, всё время летели по кругу. Стив так ни разу и не прикоснулся к штурвалу управления.
   - Ты не пилотируешь эту штуку? - спросила Наташа.
   - Не беспокойся. Её ведет лучший звездолетчик в галактике, - ответил Стив.
   - Проверка окончена. Он один, идет следом. Возможно, конечно, что нас ещё пасут со спутников, но это я бы заметил, - внезапно ожил в коммуникаторе голос Кровавого Ветра. Не было похоже, что он польщен предыдущим замечанием.
   - Не переоценивай свои возможности! Здесь полно частных спутниковых систем богатых корпораций. И всегда найдется ловкач, способный к ним подключиться. А наши незнакомцы - точно ребята ловкие. Ладно, чего гадать. Просто посади нас на ближайшей тихой крыше, - нехорошо улыбнулся Стив.
   Тихой крышей оказалось устроенное возле стоянки воздушного такси кафе. В нем присутствовали только живой бармен за освещенной голубоватым светом стойкой, и парочка неспешно подкрепляющихся горячим обедом посетителей. Стив и Наташа заняли один из пустующих, крайних столиков. Грибок, оснащенный зонтиком из силового поля, хорошо защищал от моросящего холодного дождя, по ногам тут - же приятно ударила струя теплого воздуха из автоматического обогревателя. Бармен невозмутимо тер свой стакан, и не обратил на новичков совершенно никакого внимания. Наташа решила, что чаевых ему не будет.
   Вскоре на стоянке опустился ещё один летательный аппарат. По внешнему, обтекаемому и хищному виду - отнюдь не из дешевых. Из его дверцы выбралась закутанная в длинный, до пола, коричневый плащ фигура и решительным шагом направилась прямо к столику, за которым расположились Наташа и Стив.
   - Он по-прежнему один, - сообщил Кровавый Ветер.
   И в тот - же момент Наташа оказалась сбитой Стивом на пол. Частая импульсная очередь уничтожила стол, за которым они сидели, разнесла спинку стула Стива и огненным хлыстом стеганула по стойке. Неожиданно звонким фальцетом заголосил бармен. А Стив, тем временем, совершенно смазанным и молниеносным движением оказался за спиной нападавшего. И как-то легко отобрал у него из рук тупорылую импульсную винтовку.
   Однако, от последовавшего затем удара ребром ладони в шею незнакомец сумел уклониться. Затем он ловко кувырнулся вперед, выбив ногами из рук Стива оружие, проделал еще два сальто на руках по направлению к ограждению, встал на ноги и выхватил из-под своего плаща довольно длинный меч. Держа его двумя руками прямо перед собой, незнакомец, чьё лицо, как не странно, по-прежнему скрывал низко надвинутый капюшон, на полусогнутых ногах начал медленно приближаться к Стиву. Стив тоже осторожно двинулся вперед. Меч описал смертоносную, сверкающую сталью дугу, затем - вторую, Стив дважды ловко уклонился, затем молниеносно ткнул рукой куда-то в сторону груди атакующего. Незнакомец спиной вперед пролетел несколько метров, собрав по дороге пару столиков, и безвольным кулем сполз вниз по стойке. Вдали раздался вой приближающихся сирен. Смрадно чадил не полностью залитый пеной автоматических пожарных систем пластик. По лицу Стива, из глубокого пореза, стекала струйка крови.
   Стив бросился к сидящему возле стойки незнакомцу, сорвал с его головы капюшон. Обычное лицо европеоида, короткая бородка клинышком. Стив приложил палец к его шее и смачно выругался. Потом он заметил цепь, висевшую у незнакомца на этой самой шее, и выругался ещё сочнее.
   - С нами дама! - раздался голос Ветра. - Сам вижу. Это крестоносец. Рыцарь - арбитратор. Стареешь, кстати. Плохой удар. Убивать его не стоило.
   - А я его и не убивал. Это он сам себя прикончил, за те мгновения, что летел после моего удара. Обычного человека этим приемом должно было полностью парализовать, но никак не убить. Ладно, учтем на будущее.
   Сирены выли уже совсем рядом. Из-за стойки показалась и тут же скрылась испуганная мордочка бармена. Стив взял Наташу за руку и припустил к оранжевому самолетику. Который, забрав их, излишне резко стартовал вверх. Две угловатые и мощные полицейские машины сразу пристроились к нему сзади.
   Ускорение мягкой, но сильной лапой вдавило Наташу в кресло. Размазанным пунктиром навстречу засверкали окна домов. Неожиданно, спрятанное где-то на панельной доске, ожило радио:
   - Борт 44-1387, немедленно приземлитесь на ближайшую обозначенную посадочную площадку. Иначе вы будите сбиты боевым зарядом. Считаю до трех : раз...
   - Ага, и это прямо в жилом секторе! Возьми-ка ещё поближе к окошкам, Ветерок. Кстати, тебе не кажется, что пора уже что-то сделать? К этому моменту копы наверняка успели выяснить, что наша тачка числиться в угоне. А на крыше и в самом кафе имелась целая куча камер, запечатлевших нас с Наташей во всех ракурсах. А я ненавижу публичную известность.
   - А чем я, по твоему, всё это время занимаюсь? Базой данных 747 полицейского участка буквально в эти минуты овладел беспощадный вирус!
   Откуда-то из темной мглы, называемой здесь небом, появились и пристроились ещё две полицейские машины, беря оранжевый самолетик в клещи.
   - А нас ни с кем здесь часом не путают?- несколько удивился Стив. - Ты чего там творишь, хакерюга?
   Внезапно все четыре преследователя легли на левое крыло, и, включив на полную все свои мигалки и серены, отвалили в сторону.
   - Срочный вызов от самого Генерального Комиссара: злодейское и массированное нападение на здание центрального комиссариата. Стрельба из тяжелого энергетического, пулевого и импульсного оружия, десятки убитых полицейских. Общий сбор. Такая вот неприятность, - пояснил Кровавый Ветер. - Срочно меняем тачку. Когда легавые наконец поймут, как жестоко их обманули, здесь такое начнется!
  
   Сидя в богато декорированной диванной комнате в номере отеля 'Заоблачный', который только что снял Стив, Наташа умиротворенно разглядывала его вышагивающую взад - вперед фигуру. Портье и глазом не моргнул, оформив на них двоих общий двухместный номер. С падением нравов на этой планете был, по-видимому, полный порядок. Конечно, это была не папенькина резиденция, но по сравнению с гостиницами, в которых ей доводилось останавливаться раньше, здесь было вполне прилично.
   - Итак, - словно какой-нибудь Холмс или Фандорин, принялся рассуждать вслух Стив, - похоже, что мы все-таки схлестнулись не с Орденом. Видимо, наш старина де Вальдес не только сумел, пока мы играли в догонялки с Девятым космофлотом, обмануть спецслужбы, но и благополучно растворится где-то на этой планете.
   Во всем этом деле есть две странности. Во первых, все эти псы - рыцари, кроме высших иерархов, всегда работают в паре. Во вторых, узнай Орден, что имеет дело лично со мной, нападение было бы гораздо серьезней.
   Он как-то странно посмотрел на Наташу. Тому, что на этого непонятного парня имеет зуб ещё и всемогущий Орден, она уже особо и не удивлялась. Но и никаких уточняющих вопросов задавать на эту тему она тоже не стала.
   - Это значит, что наш 'капитан' успел отложить на планете свои яйца, и этот рыцарь - его новый слуга. Он работал не на Орден, а на Чужих. Чертовски ловкие ребята эти паучки. Вывод из всего этого простой. Какой?
   - Думаю, нам надо искать напарника арбитратора? - подала голос Наташа.
   - Умница! Ветерок! - Займись нашим рыцарем...- Стив вытащил из кармана золотую цепь со знаком Карающего Огня. На обратной стороне медальона имелся чип для электронной идентификации.
   - Да здесь я, - раздался из роскошного коммуникатора до боли знакомый голос, - уже работаю. Наш капитан де Вальдес ни в одном столичном отеле не зарегистрирован. И в команде этой твари теперь есть хакер, что немного осложняет задачу. Кстати, на их месте лично я свил бы себе тихое гнездышко где-нибудь в глубинке. И уж точно - не на Гренделе. Что вообще может быть нужно этим козлам?
   - Благодаря личному дневнику в компе Блейка мы теперь, в общих чертах знаем, что случилось на "Зевсе". Сценарий для заурядного боевика с элементами ужасов. Паразиты, обитавшие на неисследованной планете, Тамбо, куда прилетели наши поисковики, неоднократно захватывали для себя всю её поверхность, уничтожая тем самым её население. Тела носителей изнашивались, и паразиты вновь впадали в спячку. Затем зарождалась новая цивилизация, и проклятие планеты Тамбо повторялось снова. Но вот планету обнаружили наши вояки вкупе с Орденом, решили, что нашли новое биологическое оружие - вирус. Они обрадовались, но потеряли контроль над своим экспериментом и открыли тварям широкую дорогу в обитаемый и бескрайний космос. Но лично я на месте паучков первое время вел бы себя тихо. Армия Империи - это не примитивные вояки с Тамбо, они легко смогут взять дело под контроль, локализовав небольшой район их обитания при первой же тревоге.
   - Точно. Это значит, что для начала им необходимо безопасное, изолированное, но довольно населенное потенциальными донорами место. С прицелом на то, что планет для захвата у них теперь множество. И раз эти твари владеют достаточной информацией об нашей чудной Империи, они должны понимать и то, что оперативно блокировать боевыми звездолетами целую планету имперцам вполне по силам. Что возвращает нас к первоначальному вопросу - какова их нынешняя цель?
   - Нас с ребятами 'Зевс' подобрал в родной системе Паука, у Дриады. Однако, высаживаться там Чужие не стали. Интересно, почему? Там тихо. Что им не подошло, и чем тогда дурацкий Грендель лучше?
   - Гораздо больше население, намного проще затеряться. Огромный поток межзвездного транспорта во всех направлениях. От сюда всегда легче удрать, - предположил Ветер.
   - Согласен. Но для создания массовой колонии это место подходит мало, - продолжил рассуждать Стив. - Здесь полным-полно военных, после недавних, антикризисных бунтов рабочих - постоянно настороже полиция. Вряд ли они позволят этим тварям спокойно отобрать у них систему орбитальной... о, черт! Если они смогут обратить достаточно много имперских офицеров и взять под контроль систему планетарной обороны... Нет, исключено. Император соберет в кулак свои эскадры и быстро раскатает тут все в тонкий блин. А Орден костров приготовит. Придется, пожалуй, повозиться, будут серьезные потери, но и это для Чужих бесполезно. Ведь главное оружие этих тварей - скрытность.
   - Может, громкий шухер на Гренделе сработает для них как отвлекающий маневр? - робко предположила Наташа.
   - Это поможет, если подготовлен основной удар, - Стив вновь заметался по гостиной. - Ведь тогда люди будут уже предупреждены. В свое время, во время Вторжения, были найдены весьма эффективные способы борьбы с тарнскими оборотнями - диверсантами. 'Измененными'. Так что эмигрировать через орбитальные станции контроля между планетами Империи новым оборотням очень быстро запретят, найдется и у них слабое место. Температура тел, сетчатка глаз, еще что-нибудь. А моментально вселиться в офицера карантинной безопасности не получится - для захвата нового тела им, к счастью, нужен довольно долгий инкубационный период - неделя. Из нее - часть времени в неразумном состоянии, кушать ближних они бросаются... Значит, паразиты должны действовать по другому.
   - Но тогда как? - заинтересовалась Наташа.
   - Кстати, нашел я вашего рыцаря, - перебил её голос Кровавого Ветра. - Он зарегистрировался в отеле 'Рохос', что расположен в небольшом городке под названием Сан - Милино. Главное достоинство, судя по рекламе отеля, - его уединённость! Это примерно в трех тысячах километров от столицы. И ещё, внимание, сюрприз! Вы только посмотрите, кто остановился в соседнем с ним номере! Зарегистрировавшись оригинально, как некий Джон Смит, три недели назад.
   Посреди номера сгустилось голографическое изображение несколько моложавого, седобородого и седовласого мужчины.
   - Капитан де Вальдес! - узнала Наташа.
   - Отлично, - спокойно заметил Стив, - значит, именно в этом отеле и была их кладка. А что с непременным напарником нашего рыцаря?
   - Рыцарь - Собиратель Душ, некто Корнелиан.
   - Ого! Повезло паразитам! Личность серьёзного масштаба, что-то вроде ихнего кардинала. Никогда не слышал, что бы на одной планете этих Собирателей собиралось одновременно более трех. Таких лучше всего валить плазмой, с орбиты.
   - Тогда проверь, не покидал ли он ближайшие день - два эту планету. Что-то слишком просто у нас все получается. Никто к нам в дверь с мечом не ломиться...
   - Ты что, хочешь в одиночку спасти всех людей? - поинтересовалась Наташа. - Ведь для всего этого есть планетарные власти, армия и флот нашей огромной Империи, в конце концов! Ты так любишь один сражаться за человечество?
   - Если честно, то именно властям, армии и флоту я и хочу сейчас попытаться сбагрить всю эту ответственность. Про человечество вообще разговор особый. Осталось всего лишь придумать, как заставить работников безопасности отнестись ко всему этому делу посерьезнее. Разумеется, анонимно. Наш капитан ведь им свою версию рассказал. А улики они подтерли.
   - Я могу им всё рассказать. Пусть проверяют на любых детекторах. До психушки дело не дойдет.
   - Ну уж нет. Офицеры безопасности действительно захотят проверить твой рассказ при помощи своих средств и приборов, и тогда ты заговоришь и обо мне. А это будет очень вредно для твоего здоровья - они захотят знать все. Вплоть до допроса третьей степени.
   - Ой, прямо мы такие опасные преступники. Допросы третьей степени в Империи к детям вообще не применяют, а мне еще три месяца до семнадцати. Ну установил ты на своей яхте торпеду, подумаешь. Папины друзья, оказывается, и не такое проворачивали, а его только с должности сняли. Так что не надо тут Зорро из себя разыгрывать.
   Человек, прозванный когда-то Звездным Палачом и до сих пор официально являвшейся Врагом Человечества Номер Один, ласково улыбнулось девочке:
   - Я тебя подкину назад, на Дриаду. И вам с матерью надо будет срочно исчезнуть. По дороге придумаем тебе правдоподобную легенду. Никаких Чужих - паразитов и прочих ярких сенсаций в сфере активной деятельности Ордена. Я про пытки и сожжение на костре намекаю, если непонятно. Кстати, не хочешь сообщить своей матери, что все в порядке и вы вскоре увидитесь?
   - Я ещё в этом не совсем уверенна.
   - Плохие новости, ребята, - в голосе Кровавого Ветра засквозила неподдельная тревога, - наш воинственный рыцарь вылетел с Гренделя вчера вечером. Уже ПОСЛЕ нападения на вас своего напарника. Рейс вечерний, звездолет компании 'Терра - Транслайн'.
   - Земля? - хром вырвалось одновременно у Стива и Наташи.
   - Хуже. Звездолет 'Т.Т.', согласно реестру, сделает остановку для сброса пассажирского челнока всего с одним пассажиром возле Оплота. Нетрудно догадаться, кто именно будет этим пассажиром.
   - Гадство! - Стив вновь принялся нервно расхаживать из угла в угол, - вот вам пожалуйста: изолированное, совершенно безопасное место для гнезда. Вооруженные силы Империи туда точно никогда не сунутся. Вот он - их основной удар!
   - Именно там ведь находиться главная штаб-квартира Ордена? - уточнила Наташа.
   - Да. Во время Вторжения на Оплоте располагалась опорная база Седьмого космофлота и командный штаб Центральной группы флотов. Можешь представить себе, как это место охраняли и вооружали. После войны база была законсервирована. Вскоре после того, как Орден вышел из подполья под полными патронажем нового Императора, последний и передал базу в их полное распоряжение. С тех пор эти ребята там, говорят, здорово окопались. Боевые автоматические спутники, разнообразные космические мины, защитные платформы и сторожевые звездолеты. Нужен целый флот линейного класса, чтобы атаковать в лоб эту сволочь.
   - И наш Император никогда не пошлет боевые корабли против своих новых друзей, верно?
   - Верно. Влияние Ордена при дворе сейчас слишком велико. Ещё не известно, кто там кем правит. Если паразитам удастся захватить Оплот под свой контроль, они получат для себя самое идеальное убежище в нашей галактике.
   - Не забывайте, дорогуши, - вклинился в разговор Кровавый Ветер, - что рыцари Ордена имеют полный дипломатический иммунитет при прохождении планетарных контрольных служб. На всех планетах, включая Землю. Они вхожи в любые кабинеты власти, да по сути, их храмы и есть вторая власть.
   - А Великий Магистр - первый советник и духовный наставник Императора! - в ужасе воскликнула Наташа.
   - Мда... ситуация. Если со временем паразиты овладеют всеми телами персонала Оплота... А в этом, похоже, они большие мастера... Следующим будет Император. И все, люди - их большая и безвольная пищевая резервация.
   - А эти рыцари, они вообще хорошие солдаты? - поинтересовалась Наташа. - Ведь новый паразит приобретает все знания и возможности того человека, чьё тело он захватил, как мы поняли. Вот Стив, я видела, запросто порвал одного рыцаря. Прости, Стив, но безмерно крутым ты по жизни не выглядишь.
   - Боюсь, что простым смертным, наподобие ребятишек из имперского спецназа, такая схватка покажется чуть более сложной, - хмыкнул в динамиках Кровавый Ветер.
   - Рыцари сейчас очень хорошие бойцы, - Стив машинально потер необычайно быстро затянувшийся шрам на щеке. - Когда-то Орден был создан всего лишь для сбора информации о 'безбожных' и 'бездушных' Чужих, что проживали среди людей. Пока был жив Император Александр - Освободитель, они сидели тихо. После воцарения на троне его сына, Виктора Первого, им разрешили ещё и набрать небольшую, но хорошо вооруженную и подготовленную армию паладинов - храмовников. И тогда они развернулись по полной. В дальнем рукаве нашей галактики, на маленькой планетке под названием Строгос, ещё двести лет назад была обнаружена спринт-трава. Ордену удалось наложить свою лапу на исследования её необычайных свойств. И сейчас создание препаратов на её основе находиться под жестким контролем крестоносцев.
   - Боевые наркотики?
   - Можно сказать и так. Регулярное применение экстрактов, чью полную формулу знает только Великий Магистр и два его ближайших заместителя, со временем полностью перестраивают нейронную систему человека. Стопроцентное привыкание, кстати. Что очень неплохо для вопросов верности культу. Впрочем, Орден продает свои микстурки и для имперских спецслужб. Что ставит их в полную от него зависимость. Зато спецназ творит чудеса. Плюс ко всему, после падения Диктата, крестоносцы заграбастали себе секретные лаборатории, всю документацию и ведущих ученых сассекских колонистов. Объявив их работы богохульскими, разумеется. Кстати, у встреченного нами рыцаря был биометаллический боевой имплантант правой кисти руки, и, похоже, имплантированная в мозг система тактического контроля и самоликвидации. Чисто сассекские ноу - хау.
   - А эти их дурацкие мечи? - не унималась Наташа, - в космическую- то эпоху?
   - Во первых, мечи, посеребренные кольчуги из титаниума и мальтийские кресты - неплохой рекламный брэнд, создающий вокруг Ордена эдакий романтический ореол. Им можно прикрыть практически любую пакость. А клинок из марсианского мозаичного булата - легко перерубает титановый гвоздь. И при этом - свободно сгибается в дугу. Получить и превзойти литой булат, не уступающий по свойствам легендарному индийскому вутцу, людям удалось.
   - Тогда, там, на крыше, ты с ним подозрительно легко справился, - заметила Наташа, с ногами забираясь в кресло.
   - Просто наш Стив - особый случай. - объяснил Кровавый Ветер. - Он беспредельно крут.
   Наташа с интересом оглядела Стива с ног до головы, словно видела его впервые. Но на великого бойца он никак не походил. По крайней мере, по её представлениям.
   - Вопрос в том, что нам делать дальше, - невесело усмехнулся великий киллер. - Всей моей крутизны на Оплот все равно не хватит. И никто из уведомленных нами властей или карантинных служб, ни при каких обстоятельствах, не найдет в себе смелости проинспектировать дела Ордена и Великого Магистра.. И время, как всегда, работает против нас.
   Стив устало опустился в кресло напротив Наташи.
   - Я просто не знаю, что делать дальше, как спасать это гребанное человечество.
   - Всё ты знаешь! - парировал Кровавый Ветер. - Тебе надо взять штурмом Оплот. И уничтожить всех его обитателей. Кто совсем недавно мечтал избавить мир от этой мрази, отомстить им за Облако? Вот и совместишь приятное с полезным!
   - Только и всего? Вот так, на пару с тобой, на яхте? Ты, видно, прослушал главное. Для этого нужны линкоры. Либо мощная поддержка изнутри, которой у нас тоже нет.
   - Стив, ты ведь прекрасно знаешь, где достать боевые корабли, - ответил Кровавый Ветер. - Просто возьми, и позвони жене. Могу прямо сейчас связаться с ближайшим ретрансляционным бакеном. Сам говорил, что время тянуть нельзя. Коды для аварийной связи с Марией у меня есть.
   - Дорогой, ты не говорил мне, что женат! - удивилась Наташа, - кстати, что она за женщина, если имеет собственный космический флот?
   Стив, похоже, и в самом деле смутился.
   - К тому же, нести этот крест в одиночестве совсем не обязательно, - добавил Кровавый Ветер, - совсем забыл тебе сказать. Я недавно отыскал парочку наших старых друзей, они тебе с удовольствием помогут. Это было нелегко. Но я хотел сделать тебе приятный сюрприз во время твоей ближайшей депрессии. Не представляешь, сколько закрытых баз данных мне пришлось взломать и перелопатить. Эти двое сделали все, чтобы как следует спрятаться. К счастью, старые привычки у всех берут верх. И я как раз оседлал местный центр галактической связи. Начнем процедуру воссоединения?
   - Сперва закажи на Наташино имя билет на ближайший рейс на Дриаду. Ей давно пора лететь к маме. И исчезнуть срочно обеим, на вас с мамой начнут охотится. Я придумаю что-нибудь.
   - Что? - Наташа от такой несправедливости пулей вскочила на ноги, - ты, значит, в одиночестве будешь бороться с пришельцами, спасать человечество, а я...
   - Ну, боец, предположим из тебя...
   - Тем, что я пережила на борту 'Зевса', я полностью заслужила право увидеть финал этой истории. Драться ты меня научишь. Только попробуй меня сбагрить! А маме я вон позвоню. Ветерок это легко устроит.
   - Она хорошенькая! - заговорщицким голосом сообщил Кровавый Ветер.
   - И кто заметил! Чан с мозгами! К тому же я не люблю нимфеток.
   - Эй! Я, между прочим, здесь! Мне уже достаточно лет, что бы самой за себя решать. По законам кучи планет я уже совершеннолетняя. И я остаюсь. Ты должен дать мне слово, что я буду с тобой до победы.- Наташа упрямо скрестила руки на груди.
   - Я подумаю. Для пыток, значит, ты несовершеннолетняя, а для приключений - уже взрослая? Ну-ну. Ответ узнаешь утром. Ветер, про нас, надеюсь, по закрытым полицейским каналам ничего интересного нет? Что вообще творится на планете?
   - Ты не поверишь, но у них действительно есть хорошо закрытые каналы. И неплохие охранные системы. Стратегически чертовски важная планета, и военные, и полиция здесь на высоте. Я верчусь, как белка в мясорубке, отслеживаю колоссальный объем информации, взламывая армейские и полицейские базы данных, дурю множество легавых хакеров и охранных роботов ВКС...
   - Короче, Склифовский!
   - Правильно будет говорить - Склифосовский. Корни этого выражения проистекают из древних...
   - НУ?
   Посреди комнаты возникли бегущие строки.
   - Как тебе, скажем, эта подборочка?
  
   'Воздух'. Рыцарь - Собиратель Душ Корнелиан - начальнику департамента имперской охраны Кравинскому: Срочно примите меры для незамедлительного задержания опасных преступников Стивена Майкрофта и Натальи Фрай. Они были опознаны при попытке взлома секретного файла с 7011276-го общественного терминала, голозапись обоих прилагается. Замешаны в убийстве рыцаря - арбитратора и являются опаснейшими мутантами. Живыми не брать, действуйте согласно плану проекта 'Браво - 3'. Дело чрезвычайной важности и потеря напарника заставляет меня срочно покинуть планету, с вами вступят в контакт наши новые святые представители.
  
   - Это ушло вчера, запущенно в производство, - прокомментировал Кровавый Ветер. - Ничего поделать не могу.
  
   'Сверхсрочно'. Генеральный Комиссар полиции Эрик Болтон - начальнику Департамента Имперской Охраны Владимиру Сухорукову.
   Довожу до вашего сведения, что сразу в нескольких пригородах Сан - Милино поступает множество тревожных докладов от патрульных полицейской постовой службы и рядовых граждан, жалующихся на нападения так называемых 'зомби'. Камеры наблюдения подтверждают доложенные ранее факты. Из нескольких доверенных офицеров Центрального комиссариата, посланных лично мной в указанные районы, на связь вышел только один. Он невнятно доложил о странных существах, атакующих мирных жителей, после чего связь прервалась. Прошу вашего разрешения на действия по плану 'Саранча', и санкции в использовании войск планетарного гарнизона для немедленного блокирования секторов 117, 118 и 201, а так же запрашиваю специалистов по биологической и ксеноморфной угрозе согласно планам 'Саранча' и 'Вымпел 1'. Так же прошу вашего содействия в связи с трудностями, возникшими из-за невозможности связаться с представителями Ордена крестоносцев, что предусмотрено пунктом один параграфа 'Б' плана по предотвращению инопланетного вторжения 'Саранча'.
  
   - Господи! Помогите! Они всюду!!! Нет, мамочка, нет!!! - принято на полицейской волне из триста тридцать четвертого участка полиции. В настоящий момент связь оборвана. Идут восстановительные работы.
  
   - У свободной прессы дела ещё хуже.
   - Началось. Твари вылупились. - подвел итоги Стив. - Ветер, немедленно проработай уход с планеты, совсем не обязательно что-нибудь изящное, лишь бы быстро. Похоже, возвращение к маме нам действительно придется отложить. Связь с ней - в первую очередь! Ветер, ты смог уничтожить большинство сообщений касательно наших персон?
   - Не все копии, и проблему это не решит. В головы полицейским я не залезу. Хотя наступившая суматоха работает на нас. Наш крестоносец был весьма настырен, и всерьез тебя боится. Я не могу контролировать всю их закрытую сеть, и то, что местная спецгруппа 'Мангуста' сейчас не вышибает вашу дверь, уже само по себе чудо. Аплодисментов не надо.
   - И что бы я без тебя делал? Готовь корабль. Да, и закажи по сети моё любимое вино, ящика хватит. Для местных корпоративных воротил его, я слышал, напрямую экспортируют с Аргара, а в ту сторону нам ближайшее время не по дороге. Вообще, запасись всем необходимым. И если на орбите состоится что-то вроде большой путаницы с бортовыми номерами припаркованных звездолетов, это будет очень кстати.
   - Занервничал. Что с подкреплениями? Текст я и сам отлично составлю, этих ребят, я, слава Богу, знаю хорошо. Впрочем, вы, люди, примитивны и одинаковы. А вот твоя вторая прекрасная половина, должен заметить, это да. Сам с ней беседуй. Жены сто лет, поди, не видел?
   - Хорош трепаться. Наташ, пять минут на сборы. Никогда не любил этой планеты. Ветер, проложи курс в систему Новая Спарта, мне нужно попасть к местному ретрансляционному спутнику. Беру подсказку 'звонок другу'. У тебя есть прямой номер Великого Магистра на Оплоте?
   - Обижаешь! Могу вклиниться в Красную линию между ним и Императором. А зачем тебе с ним разговаривать?
  - Взбесить его хочу, конечно!
  - Ну-ну.
  
   Боевики спецподразделения 'Мангуста' ворвались в пустой гостиничный номер через десять минут после того, как 'Бродяга' лег на разгонный вектор от Гренделя. На столике полицейских ждал распороленный комп навигатора Блейка. Через два часа после этого Девятый имперский космофлот замкнул вокруг планеты карантинное кольцо. Над Сан-Милино тревожно выли сирены.
  
  ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.
  
   Великий Магистр Хоган Фареллла устало протер глаза. Эпидемия распространялась по Оплоту быстрее, чем они могли предполагать вначале. Множество рыцарей - арбитраторов, один рыцарь - Собиратель Душ, добрых два десятка храмовников лежали сейчас в стационарном лазарете базы. Прошла всего неделя с того момента, как обнаружились первые симптомы, а лекарства против загадочного вируса до сих пор не было найдено лучшими специалистами Ордена. Да и что такое собственно сам вирус, они так и не поняли. Магистр вновь открыл воспаленные усталостью глаза, уставившись на распятое перед ним на решетке, обнаженное тело. Давненько он лично не присутствовал на пытках.
   - Хватит запираться, Корнелиан. - властным голосом произнес он. - Начало заболеваний совпадает с вашим прибытием на Оплот. У вас никаких следов и признаков заражения не обнаружено. Других посетителей на базу давно не прибывало. Ваша история об экстренном вызове вас на Оплот с Гренделя не выдерживает элементарной проверки. На что вы рассчитываете? Что здесь делаете? Во имя Карающего Огня, расскажите мне всю правду. Облегчите свою участь. Спасите свою бессмертную душу. Иначе мы не скоро отпустим её к Господу.
   Бывший рыцарь, окутанный паутиной проводов, промолчал. Магистр кивнул отцу инквизитору, и потное тело изогнулось в приступе дикой, всепожирающей боли.
   - Продолжайте, пока не заговорит, - распорядился Магистр. - Если умрет - его место займете вы.
   Палач смертельно побледнел за своим пультом, это было видно, не смотря на низко надвинутый капюшон.
   В этой истории было слишком много белых пятен. Когда ЗАГ 02 не вернулся, стало ясно, что эксперимент с "Зевсом" провалился. Новое оружие, которое надеялся получить Орден, вышло из под контроля болванов военных, а опытный отряд "воскресших храмовников", специально созданный для использования на гиперскачковых звездолетах в лабораториях Оплота, бесследно исчез. Потом, эта странная битва возле Гренделя с звездолетом давным-давно уничтоженных драконов, близкая к панической блокада планеты - туда ещё не добрались его новые эмиссары, а местные куда-то подевались... Что вообще "Зевс" мог делать в системе Гренделя, где был уничтожен? И это в момент, когда военные докладывали об вторжении на планету неизвестного вида Чужих! Неразбериха творилась страшная! А теперь вирус сам пришел туда, от куда было спланировано его изучение на подопытных свинках с "Зевса". Попал на Оплот! Пришел с непонятной помощью слуги Ордена! Очень смахивало на Перст Божий. Великого Магистра неудержимо тянуло к молитве. Вопли за его спиной переросли в невнятное бульканье.
   - Ваше Святейшество, - раздался в коммуникаторе голос дежурного отца офицера, - тревога. В районе стационара инфицированные больные атаковали дежурный пост. Имеются жертвы. Камеры наблюдения вышли из строя.
   - Немедленно поднять все подразделения! Обеспечить карантинную зону у этажей санитарного уровня. Всех, пытающихся покинуть сектор семь, включая медицинский персонал, расстреливать на месте!
   Магистр поспешил к лифту, стремясь как можно скорее попасть на свой командный пост. В последний момент ему послышался странный звук - как будто нечто, подвешенное на ржавой решетке позади него, пыталось имитировать человеческий смех. Наверняка - только показалось.
   На командном пункте уже присутствовало несколько рыцарей, озадаченно сновали офицеры. Магистр плюхнулся в кресло.
   - Докладывайте - бросил он дежурному по станции отцу капитану.
   - Установить карантин не удалось, - испуганно начал докладывать дежурный. Не выходят на связь заслоны в секторах восемь, девять, тринадцать и двадцать три.
   - Предполагаемая зона заражения, - недовольно бросил Магистр, - на ближайшие пол часа?
   На голограмме, изображавшей разрез утопленной в скальном основании многоуровневой базы, возникло довольно солидное красное пятно.
   - Мои отряды готовы произвести зачистку и вывести наружу не инфицированный персонал, - вперед вышел, положа руку на меч, рыцарь - арбитратор Джек Симмонс, командир гарнизона Оплота. - Остальных мы загоним обратно в помещения стационара.
   - Как вы, в горячке боя, собираетесь отличить не инфицированных слуг Божьих от инфицированных? - желчно осведомился Великий Магистр. - Опускайте эту, эту и эту перегородки.
   Его руки нажали и зажгли на голограмме несколько точек, обозначавших на схеме бронированные двери, защищавшие различные сектора базы на случай ядерного нападения.
   - Внутри окажется так много... - начал было офицер за пультом, но встретив пылающий взгляд Великого Магистра, быстро осекся.
   - Я беру на себя этот грех перед Господом, - счел нужным промолвить Его Святейшество.
   - Прикажите пустить газ в блокированные помещения? - тихо осведомился первый помощник Магистра, кардинал Сассекский и глава священной инквизиции Ордена отец Мафусаил, как всегда подкравшийся очень тихо. За его спиной маячил Великий комтур де Гран, первый заместитель Великого магистра.
   - Нет, пожалуй. - Великий Магистр задумался. - Постройте у загородок надежные воздушные шлюзы. Подгоните боевых роботов., установите автоматические турели. И подготовьте ещё два отряда "воскресших храмовников". Я хочу твердо знать, с какой кознью Дьявола мы имеем дело.
   В этот момент ожил прибор экстренной связи с Императором. Великий Магистр мысленно выругался. Что этому недоумку, прости Господи, именно сейчас понадобилось?
   - Ваше Императорское Величество, - склонил он голову.
   - Пока ещё нет. - Раздался в ответ насмешливый, незнакомый голос.
   Магистр поднял лицо. Его глаза сузились, изо рта, полились слова, скорее напоминавшие шипение змеи:
   - Стивен Майкрофт, собственной персоной! А ты наглец. Значит, мой предшественник не добил вас в Облаке! Мерзкие, богопротивные твари! Как ты посмел! Мутант! Выродок! Ничего... я вас, гадов...
   - Вообще-то я хотел предупредить вас, Магистр. Вас лично мне не жалко, но под вашим началом могут оказаться и искренне заблуждающиеся люди.
   - Так это твоих рук дело! Ты наслал на Орден эту чуму? Ничего! Сказано в притчах Соломоновых: придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота! Я сожгу тебя во имя Карающего Огня, как сгорели все мерзкие братья твои!!! Клянусь, я отыщу...
  
   Стив выключил связь, устало откинувшись в кресле.
   - Ты был прав, Ветерок. С фанатиками разговаривать бесполезно. Наташа спит?
   - Как младенец. Обязательно пойди проверь, может ей что-нибудь нужно.
   - Извращенец. Она ещё ребенок.
   - Брось, я ведь вижу, как ты на неё смотришь. Она красивая? Правда, я никогда не мог высчитать формулу этого вашего определения. А с сексапильностью у меня ещё хуже. Сколько людей, столько мнений. Как давно ты уже без женщины?
   - Не важно. И не твое дело. Давай, вызывай наших. Пора устроить этим псам - рыцарям Ледовое побоище, или где там им ещё накастыляли. Сами напросились.
  
   Великому Магистру поднесли стакан воды. Он жадно выпил, расплескав почти половину содержимого, затем вперил прожектор своих глаз в офицера связи.
   - Вызов отследили?
   - Так точно, Ваше Святейшество. Они подключились к ретрансляционному спутнику в системе Новая Спарта. Безлюдное место, одна пригодная к жизни, одноименная планета. Населена парой сотен колонистов. Имперского гарнизона нет.
   - Свяжитесь с ближайшей к ним базой флота... хотя нет. Осмелившись злорадствовать надо мной лично, он бросил вызов всему Ордену. Отец адмирал Августино, что у нас с гиперскачковыми звездолетами?
   - Борт 3 - по прежнему в доке. Ресурс двигателей был истощен, идет регламентная замена дюз и калибровка систем. Расчетное время готовности к старту - не менее трех месяцев. ЗАГ 01 так и не вышел из гиперпространства пол года назад, но аналитический отдел до сих пор считает...
   - Знаю! Дальше!
   - ЗАГ 02 остался в Альфе Веселого Скунса. Приказ об его возвращении должен был отдать майор Ноулз по завершению нашей операции на "Зевсе". Но Ноулз, видимо, погиб. Беспилотник, согласно протоколу, прождет еще две недели, после чего вернется автоматически. Тогда мы будем располагать собранными им данными по провалу с "Зевсом"
   - А сколько из наших тяжелых кораблей готово к вылету?
   Орден недавно приступил к постройке собственного флота Открытого Космоса. Впоследствии, эти корабли заменят собой Имперский флот. Несколько ремонтных верфей Оплота, ранее обслуживавшие корабли Седьмого космофлота, были спешно переоборудованы. За основу новых крейсеров брали "Барракуды", разработанные по инопланетным технологиям вампирами. Знаменитая эскадрилья "Всадники Апокалипсиса" воевала именно на таких. Их оставалось лишь адаптировать под человеческие организмы, благо все секретные разработки печально знаменитого Диктата были конфискованы Орденом. Щедро добавлялись последние земные новинки - электроника последнего поколения, лазеры и плазменные пушки по технологиям тарнов, ракеты и торпеды самых последних модификаций.
   - Четыре новейших крейсера готовы к вылету, - незамедлительно доложил отец адмирал Августино.
   - Ступайте и сокрушите нелюдей! - Великий Магистр поднял руку в благословляющем жесте. - Да прибудет с вами святая сила Ордена!
  
   Легкий разведывательный крейсер 'Меркурий' тормозил у причала центральной оборонной платформы Дриады. Рыцарь - Собиратель Душ Симон Эрон нетерпеливо постукивал пальцами по крестообразному навершию своего меча. Его лошадиной лицо было напряженным всю дорогу от Гренделя, которую "Меркурий" проскочил в ускоренном режиме. Начальник личной охраны Императора, командир Первого Земного полка дворцовой лейб-гвардии полковник Светлана Демидова его нетерпения не разделяла. Видимо, сказывалось то, что она недавно перенесла утомительный перелет на сверхскоростном авизо ВКФ из ставки Императора, с Земли, на Грендель. Выяснилось, впрочем, что события на Гренделе действительно стоили прямого вмешательства человека, занятого охраной августейшей особы. Великий Магистр привел убедительные доказательства того, что в событиях на этой планете был виновен Враг Человечества Номер Один, Звездный Палач, дракон Стивен Майкрофт. Он сумел выжить, сумел дожить до сегодняшнего дня, и он, несомненно, все это время готовил свою месть. А непосредственно виноваты в смерти всех его соплеменников - мутантов должны были быть два человека, организовавшие тот крестовый поход - Великий Магистр Филлип Гернэ и Император Человечества, Виктор Первый. Магистр погиб при взрыве Облака. Император был жив. То, как и откуда Майкрофт сумел провести на Грендель личинок неизвестной науке формы Чужих, которых сейчас добивала армия, еще предстояло выяснить. Карман Светланы жег комп некого навигатора Блейка. Но проводить подобное расследование следовало очень осторожно.
   Одно было ясно - экономике Империи нанесен колоссальный ущерб. Погибли тысячи мирных граждан, уничтожено собственности на множество условных тонн золота. Как аукнется карантин на главной производственной планете Империи, еще предстояло подсчитать экономистам и адвокатам местных мегакорпораций. И вот, наконец-то, у них появился хоть слабый, но след.
   - Задержанная доставлена, - козырнул полковнику местный полицейский чин, как только они вышли из переходного шлюза. - Находиться в карцере, под усиленной охраной флотских и наших лучших агентов.
   - Ведите. - Рыцарь вновь проявил нетерпение. От подбежавшего с представлением командира платформы он попросту отмахнулся.
   Быстрая ходьба по коридорам, и они прибыли наконец в камеру для допросов при карцере - имелась на орбитальной платформе и такая. На большом экране была хорошо видна задержанная, пристегнутая к металлическому стулу в соседнем помещении. Сбоку бежали данные многочисленных датчиков, вмонтированных в спинку и подлокотники. Познаний Демидовой хватило на то, чтобы понять, что женщина сильно замерзла и напугана. Бывшую первую леди скопления Паука раздели догола и как следует избили - просто для того, что бы сломить любое психологическое сопротивление. Впрочем, она все равно пыталась держать свою голову гордо. Судя по предоставленному отчету, Мэри Фрай пыталась скрыться от властей, и довольно ловко. Местным ищейкам, похоже, просто повезло с ее арестом.
   Рыцарь первым шагнул за порог.
   - Ваша дочь была недавно замечена в компании с этим человеком, - он поднес к заплывшим от побоев женским глазам голографический снимок.
   Демидова заметила, как Мэри вздрогнула. Звездный Палач явно был ей знаком. Отлично, многодневный перелет не был проведен зря.
   - Ваша дочь сейчас в наших руках, - соврал между тем рыцарь, - и от ваших ответов на наши вопросы будет зависеть то, как с ней будут обращаться. И сможете ли вы её увидеть живой.
   Он кивнул человеку в белом халате, который закатывал в камеру тележку с накрытым полотенцем оборудованием. Полковник слышала, что Орден до сих пор практикует физические пытки. Варварство, конечно, видимо так монахи - рыцари реализовали свои скрытые сексуальные комплексы. Впрочем, из личных покоев Императора НИКОГДА НЕ ВЫХОДИЛИ НАЗАД молоденькие девочки, которых ему доставляли два раза в неделю. Эти "покои" во дворце все последние годы охранялись только самими крестоносцами. Похоже, извращенцы нашли друг друга. Служба в лейб-гвардии становилась чем-то мерзким. Светлана даже немного посочувствовала арестованной бедняге. Впрочем, она прекрасно понимала, что уйти в отставку живой у нее самой с такими знаниями не получится.
   Рыцарь скинул свой роскошный, с вышитым на спине крестом Ордена плащ, сел в кресло, стоявшее у стены, и кивнул палачу:
  - Начнем, пожалуй...
   Полковник предпочла выйти.
  
  ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.
  
   Три тяжелых, покрытых нанокамуфляжем шагающих меха замерли на краю котловины, у опушки леса. Отсвечивающие разноцветными всполохами, огромные купола планетарной столицы лежали у их ног, в задымленном пожарищами заливе, подобно прекрасным жемчужинам.
   Звено атмосферных штурмовиков прошло над опущенными орудийными турелями роботов по направлению к деловому центру города - там гулко ухала канонада. Из-под обтекаемых фюзеляжей ударил полновесный ракетный залп. Президентская гвардия, с глупым упорством удерживающая пару ничего не значащих дворцов, все ещё отказывалась сдаваться, и её сейчас добивали. На что они надеялись? На поддержку жирных и трусливых Имперских представителей? Если бы Командующий не был уверен в их невмешательстве, он бы ни за что не начал эту заварушку.
   Гвардия погибает, но не сдается? Командующий никогда не любил в солдатах пустого фанатизма, но желание противника пасть в бою всячески приветствовал и поддерживал. Из всех орудий.
   - Сэр, на связи фон Оттс. Космопорт наш. Крейсера 'Защитник Бардии' и 'Неуязвимый' открыли люки и заявляют о сдаче. Взлетное поле и все инфраструктуры Гостеприимного контролируются. Президентская яхта взята штурмом. Потери минимальны, пленных взять не удалось. 3-я танковая бригада и 117-я штурмовая дивизия вышли на рубеж сто четыре.
   Вот теперь начнется потеха - понял Командующий. Все верные президенту и присяге войска начнут сдаваться полками, наперегонки. Этого урода в армии все равно не любили, психологически кондиционированные гвардейцы не в счет. Дело сделано. Планета полностью в его руках. Осталась самая малость - издать первые, давно заготовленные декреты, да договориться с некоторым минимумом из действительно нужных политиков. Жаль, что всех их к стенке не поставишь! Хотя, чуть позднее...
   Когда-то один древний фантаст описал Землю, на которой всем миром правили военные, а гражданство надо было заслужить службой в армии. Командующему, в далеком детстве любившему эту книгу, всегда хотелось узнать, получится ли что-нибудь подобное в реальной жизни, на практике. А теперь, наконец, у него есть для подобных экспериментов собственная планета. А потом... потом видно будет. Реаниматор Чужих подарил ему долгие годы. В понятии 'Империя', в конце концов, есть определенная прелесть - шептал в нем все тот же циничный уличный мальчишка, решивший когда - то, за чтением потрепанного томика Хайнлайна, стать солдатом.
   Рэндол отключил контактный шлем и открыл бронированный люк своего командного меха. Он с наслаждением вдохнул наполненный запахом гари, горячей смазки и бластерного озона воздух. Над космопортом зависла, заходя на заслуженную посадку, угловатая махина крейсера планетарной блокады.
   - Сэр, на ваше имя поступает сообщение. Никак не могу раскодировать - доложил по трансплантированному переговорнику адъютант. - Похоже, какой-то сложный персональный код. Передача принята с ретрансляционного спутника крейсером 'Невский'.
   - Хорошо, скинь мне на визир, майор.
   Рэндол проглядел бегущие перед ним группы символов и улыбнулся.
   - Срочно перенесите заседание моего штаба на сегодняшний вечер, на наиболее возможно ранее время. Немедленно найдите капитана БДК 'Дракула', пусть готовит свой звездолет для скачка в глубокий космос. Я заберу с собой десантников - все свободные батальоны. И 'Экзорцист', разумеется.
   Командующий, а по сути - уже Диктатор Бардии Рэндол, ещё раз окинул взглядом поверженную столицу. Его генералы достаточно опытны. Теперь, похоже, настало время посмотреть, насколько они самостоятельны. Все ближайшие мероприятия генштабом все равно отработаны в теории. В конце концов, осталась лишь голая политика, а это самое противное дело. Он лично любил только воевать. Все центры связи, банки, правления корпораций, пищевые распределители ресурсов - вся экономическая составляющая Бардии спешно национализировалась и бралась сейчас под контроль его армией. Когда с орбиты, тщательно оберегаемые от гражданских распрей, на планету прибудут представители Императора, у Рэндола должна быть надежная база для переговоров. А что монарх не пошлет сюда карателей и одобрит его правление, Рэндол изначально не сомневался. И без того шаткое правление президента дона Мигеля де Испенозы, приводившее к постоянным смутам, бунтам, а как результат - низким налогам, поставляемым в центральную казну, никак не могло устраивать центральный аппарат власти. Рэндол мог гарантировать Императору сильное, централизованное правление, пусть и основанное на штыках его закованных в броню штурмовиков. Кто смел, тот и съел - политика, охотно одобряемая Императором Виктором, чтоб ему было пусто.
   А теперь Рэндолу ещё и представился такой хороший шанс поразмяться лично...
  
   Княгиня Ольга скучала. Она ненавидела весь этот псевдорусский стиль, так популярный на её родной планете в последние столетия. Все эти деревянные чертоги, резные крылечки, дружинники в остроконечных шлемах! К сожалению, положение, которое она сейчас официально занимала при великокняжеском дворе, требовало постоянно присутствовать на подобных мероприятиях. Проблемы легализации её тщательно отработанной легенды, черт возьми. Одно радовало - нынешний прием, или пир, или как ещё это назвать, подходил к концу.
   Скоморохи отплясывали последний танец, медовуха лилась рекой, многие из знатных гостей, утомившись выпивать, отправились спать под все ещё ломившееся от яств столы. Внезапно общее внимание привлек один из просителей, который сумел пробиться к княжескому трону. Был при дворе нынче и такой обычай.
   - Что тебе, любезный? - Великий князь Кирилл с интересом осмотрел колоритную фигуру представшего перед ним русича. Широкий в плечах, жилистый, со сломанным носом - явный бандит.
   - Ищу работу при твоем дворе, княже, - нагло заявил тот. Вокруг засмеялись, предвидя забаву, способные еще соображать воеводы да бояре
   - И кем наняться думаешь? - ласково поинтересовался первый советник великого князя, боярин Михаил Хитровский. - Уж не казначеем ли?
   Вокруг вновь заржали.
   - Нет, светлый боярин. Я в охрану княжескую хочу, - невозмутимо ответил наглец. - Могу, согласно обычаю, сразиться с любым из твоих телохранителей. Побьют меня - сам виноват. А я справлюсь - прошу жаловать.
   - А что, пусть поборются, - оживился великий князь. - А ну, Васятка, вон какой ты у меня здоровый. Докажи, что не даром хлеб ешь. Выкини этого наглеца из терема!
   Один из княжеских телохранителей вышел вперед, не спеша отстегнул широкий пояс с двумя бластерами, закатал рукава на вышитой рубахе. Оба встали в боевые стойки. Ольге стало немного интересно.
   - Как звать то тебя, выскочка? - поинтересовался Хитровский. - Будем знать, что на могилке твоей начертать.
   - Слонодавом кличут, - ответил проситель, исподлобья глядя на медленно подступающего к нему Васятку.
   С первых его движений Ольге стало ясно, что наглец отлично тренирован. Что-то восточное. Великолепная техника, плюс технически грамотно перестроенная где-нибудь в тайном монастыре нервная система. "Орел склевывает ласточку на ветру", " серая цапля бежит за шмелем в камыши" и все такое. Пожалуй, во времена, когда она служила в спецназе ГРУ, в легендарной группе "смеладоны", ей пришлось бы потратить на него минуту - другую. Впрочем, их учили не единоборствам, а максимально быстро убивать. Ольга отвернулась. Вскоре шум и гам, поднявшиеся в княжеской горнице, подтвердили её догадку - Васятка лежал, прочно прижатый болевым приемом к полу.
   - Ну что, княже, берешь меня на службу? - спросил, распрямляя плечи, Слонодав.
   - А вот пускай к Оле идет! - неожиданно предложил Ратобор, искренне считавший, что является двоюродным Ольгиным братом. От него не скрылось её невнимательность к поединку. На самом деле он и не подозревал, что по возрасту годиться ей разве что в праправнуки. - У неё единственной в нашем роду охраны нету!
   В этот момент Ольге на комп пришло какое-то, довольно длинное и кодированное сообщение. Она даже не сразу поняла, как расшифровать этот текст. А когда вспомнила код, довольная улыбка озарила её лицо. Самое нужное послание за последнее время! Ратобор, между тем, неправильно понял её радость, и подвел к ней Слонодава. Это было совсем не кстати.
   - Мне охрана не нужна, - твердо заявила Ольга.
   - Позволь я кое что покажу тебе, госпожа, - не унимался победитель. С этими словами он взял из Васяткиной кобуры, пояс которого, как законная добыча висел у него на плече, один из бластеров. Он сунул его в руки Ольге, а сам отошел к дальней стене терема, через весь трапезный зал.
   - Если светлая госпожа успеет выстрелить в меня и тем более заденет, значит я не достоин работать на неё. А если нет... - громко заявил он.
   В зале вновь зашумели, кто-то уже бился об заклад. И черт принес именно сейчас этого парня, и черт дернул за язык Ратобора!
   - Когда я скомандую - беги! - Тут же влез вредный родственник, поднимая руку.
   Слонодав явно собирался всей мощью своего перестроенного и тренированного организма вмиг покрыть разделявшее их расстояние, уйти с линии прицела и отобрать у девушки оружие. Зря. Это эффектно, но глупо, если ни во что не ставишь противника. Ошибка. Не подойдет. Кому нужна тщеславная обуза?
   Рука родственничка с зажатым в ней платком упала вниз. Ольга вскинула бластер и прострелила Слонодаву лоб. Не успевшее сдвинутся с места тело тяжело упало на пол. В зале повисла абсолютная тишина. Ольга пожала плечами и швырнула ещё дымящийся "Никонов" оторопелому Ратобору.
   - Доволен?
   Попросив прощения у великого князя, она наконец смогла выбраться на улицу. Остановившись возле своего спортивного байка, стоившего золотом как хороший истребитель, и совершенно не вписывавшийся в панораму стоянки, уставленной огромными лимузинами, она включила комп на функцию коммуникатора.
   - Черный Жнец, просыпайся, бездельник! Сколько времени займет расконсервация нашего корабля? Отлично, готовься. Мне ещё надо людей собрать, рассчитывай на пару сотен ребят. Да, все наши, драконы. Инициирую протокол "Немезида". Корпусу 'Азраил' - полная боевая готовность. Началось. С Богом! До связи.
   Мощный байк рванул прочь от княжеского терема.
  
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
  
   - А разве это не опасно - оставаться в данной системе? - поинтересовалась Наташа, косясь из своего, ставшего уже привычным боевого саркофага на Стива. В кресло она забралась по своей привычке с ногами, свернувшись в клубок. - Магистр мог отследить твой вызов.
   - Именно по этому мы пока еще здесь, - ответил Стив.
   Он сегодня переоделся в какой-то странный, белого цвета мундир. Наташа должна была признать, что форма ему была очень даже к лицу.
   - Ветерок изготовил по моей просьбе несколько хорошо экранированных мин, воспользовавшись транстрилитиумом топливных баков. Инопланетные технологии, знаешь ли... Магистр наверняка пришлет в эту систему кого-нибудь, что бы попробовать сесть нам на хвост. Что то скоростное. Зачем оставлять ему такой корабль в сохранности? Оптимальный вектор входа в систему Новой Спарты мы знаем, вот его как раз сейчас мы и минируем. Если выйдет их беспилотник из гипера... это - проблема. Но наработки и по этой теме у меня имеются.
   - Ясно. Пойду еды какой-нибудь придумаю. - Наташа спрыгнула из саркофага на палубу. - Позовите, когда начнется.
   Началось через несколько часов.
   - Фиксирую работу тормозных двигателей четырех крупных кораблей,- сообщил Кровавый Ветер, переходя в боевой режим. - Всем занять места согласно расписанию. Включаю гравитационные компенсаторы через десять, девять, восемь...
   - Я, кажется, кружку в зажим не поставила, - нервно хихикнула Наташа, пальцы которой между тем отработанными движениями проверяли фиксаторы кресла. Несколько тренировок, устроенных для неё по дороге Кровавым Ветром, не прошли даром.
   - Поздравляю, - доложил тем временем Кровавый Ветер, мы оттянули в эту глухомань сразу аж четыре "Барракуды"! И они отнюдь не флотской постройки. Кусочек-то оказался немного побольше, чем ты планировал. Раз так в пятьдесят.
   - История повторяется, - хмыкнул Стив. Все хотят иметь собственный флот. Вот только этим монахам всегда будет далеко до асов "Черных всадников" вампиров! А тех мы били.
   - А разве это не плохо? - осведомилась Наташа. - Сразу четыре здоровенных крейсера против нашей яхты?
   - Ну, корабль, это ещё не все! - ответил Стив, - те, кто у Ордена ими управляет, никогда не нюхали настоящей войны. Можно сколько угодно тренироваться на симуляторах, но реального боевого опыта это нипочем не заменит. Здесь нельзя "сохраниться" перед боем. К тому - же они религиозные фанатики. А в определенном смысле это плохо! Видишь, как они прут напролом тесным, походным ордером? В их сердцах горит огонь Веры и благословения самого Великого Магистра! Разве они могут не победить наш маленький кораблик? Опытные ребята давно бы выслали разведку и рассыпались веером, что бы подстраховаться на случай возможной засады. И истребители я бы выпустил сразу, просто на всякий случай.
   - А у вас с Ветром, значит, есть реальный боевой опыт? - невинно поинтересовалась Наташа. - Что-то я не слышала о серьезных космических боях со времен предыдущего императора, Александра Избавителя. А для боев с тарнами ты, Стив, извиняюсь, несколько молодо выглядишь.
   - Ты не поверишь, девочка, но этот парень лично затаскивал на трон твоего Избавителя. - довольно проскрипел Кровавый Ветер. - Просто он регулярно делает зарядку, обожает подтяжки лица и красит волосы. Ладно, начинаю изображать легкую панику, они нас недавно засекли. Пусть их адмирал думает, что его сканеры лучше наших.
   - Отлично, кивнул Стив, - они идут именно тем курсом, как ты и предсказывал. Давай поможем им выйти на наши мины.
   Яхта произвела небольшой разворот и бросилась убегать от преследователей. Крейсеры крестоносцев прибавили ход. Вскоре один из них напоролся на оставленный Ветром "гостинец". Мощный взрыв разворотил нос звездолета. Пилот "Святого Федерико", первый раз в жизни находившийся в боевой ситуации и под обстрелом, занервничал, неумело попытался выйти из-под воображаемого огня противника и развернул свой крейсер наружу из ордера. Звездолет 'занесло', и он налетел на вторую мину. Взрыв прогремел в районе ангара. Снеся шлюзовые двери, огонь прокатился по отсекам. Детонировали ракеты и торпеды, подвешенные под крыльями трех аэрокосмических истребителей и двух штурмовиков, готовившихся к старту в ангаре. Взорвалось их топливо, рванул боезапас, находившийся в лотках подачи орудийных погребов. Взрывная волна принялась вышибать одну перегородку за другой, немного не добравшись до двигателей с одной стороны корабля и мостика с другой. Корабль тряхнуло, почти перерубив пополам, и бросило на флагман, "Святого Гернэ", который шел с ним в слишком тесном строю. Пилот флагмана так же запаниковал, понимая, что может не успеть увести свой звездолет от столкновения, и слишком быстро произвел маневр уклонения, напрочь забыв о возможности перевести двигатели в режим форсажа.
   - Главный калибр! Приказываю открыть огонь по "Святому Федерико" - рявкнул отец адмирал Августино, лично находившийся на мостике. Он добился того, что бы непосредственно возглавить первый самостоятельный космический поход святого войска.
   Башни флагмана пришли в движение -- канониры ничуть не поколебались открыть огонь по своим братьям. Мощные лазерные орудия главного калибра при столь ничтожном расстоянии били без единого промаха. Пожары вспыхнули сразу в нескольких местах искалеченного звездолета. Прямое попадание пришлось и в мостик. Затем, практически одновременно, огонь на носу добрался до торпедных пусковых, а на корме рванул транстрилитиумной вспышкой главный привод Стар-драйва. Триста пятнадцати членов экипажа, включая пилотов аэрокосмических истребителей и десантного отряда храмовников, больше не существовало. Град наиболее крупных осколков "Святого Фредерико" ударил по флагману. Многочисленные повреждения пришлись по всему корпусу. Гибли люди. Ощутимо упала мощность двигателей.
   "Хвала Господу, могло быть и хуже" - мысленно перекрестился отец адмирал Августино. Затем он орлиным взглядом окинул подчиненных на мостике:
   - Сменить походный ордер на боевой и сбавить ход. Доложить о потерях и повреждениях. Усилить работу аварийных команд. Приказ на остальные корабли крыла: продолжить боевую задачу.
   На борту яхты тем временем Наташа звонко хлопала в ладоши.
   - Как мы их, а? Я так и вправду поверю, что вы, ребята настоящие вояки!
   - Там только что люди погибли, - заметил Стив.
   - Эти люди убили бы нас без всякого сожаления, - заметила девушка, но сменятся всё же перестала.
   Стив покачал головой, и надел контактный шлем. Сознание мгновенно слилось с кораблем.
   - Давай, Ветерок, рассказывай, насколько все плохо, - спросил он по закрытой связи.
   - Не хотел пугать девчонку? А сам как думаешь? Я тебе что , мля, волшебник?
   - Ну, в мои стратегические планы не входило, что они припрут такой оравой. Мы серьезно недооценили возможности Ордена. Долго мы ещё сможем от них бегать?
   - Как видишь, они наконец додумались поднимать свои истребители. Поиграем немного в кошки-мышки. Попробую выиграть у них хоть один разгонный скачковый вектор. И драпать. Если крейсера выйдут на дистанцию залпа главного калибра - нам гарантированный конец.
   - Так ты их не подпускай. Кто лучший пилот в галактике, и у кого самый быстрый звездолет?
   - Кстати, они готовят к пуску свои гиперторпеды. Дистанция что-то великовата, или мы с тобой действительно недооценивали этих уродов. Скажи спасибо моим уникальным сканерам. Пожалуй, я выпущу заранее наши перехватчики?
   Позади действительно засверкали вспышки сфер гиперпространственных переходов. И вот вокруг яхты исковерканное пространство встало дыбом - смертоносные снаряды вываливались из другого измерения, одновременно и со всех направлений. Любой другой корабль был бы обречен. Только математический гений Кровавого Ветра позволил успеть перераспределить курсы заранее выпущенных ракет - перехватчиков и направить их на перехват целей. Яхту затрясло, близкие подрывы следовали один за другим. Стив на несколько тревожных мгновений ослеп.
   - Наши потери, - тре6вожно спросил он, когда наконец, смог обрести ясность мысли.
   - Пока ничего страшного. Повреждены несколько сенсоров, антенны дальней связи, уничтожен выносной сканер гравитационных очагов и один камуфляжный модуль. Увеличиваю скорость до максимума. Еще один такой залп я, пожалуй, отобью, а потом придется швыряться в них твоей коллекцией фарфора, унитазами и ботинками. Торпед у этой троицы гораздо больше, чем у нас ракет-перехватчиков. Кстати, их флагман почти пришел в себя, и наращивает ход.
   Последовала долгая игра в догонялки - три крейсера и эскадрилья скоростных истребителей пытались загнать яхту под огонь тяжелых лазерных орудий и многочисленных ракетных установок крейсеров, при этом не пуская маленький кораблик лечь ни на один скачковый вектор.
   - У меня плохие прогнозы, - сообщил Кровавый Ветер. - Я тут моделирую ситуацию на много ходов вперед, так вот.... черт, ещё один торпедный залп!
   Огонь вели сразу три крейсера, причем опять с поразительно дальних дистанций. На этот раз на все торпеды перехватчиков не хватило, и Стив был вынужден поднять из корпуса точечные скорострельные лазеры, которые хотел приберечь под броней для возможной встречи с истребителями. Лазеры сделали свое дело, но носовую башню тут - же слизнуло чересчур близким подрывом. Кормовая башня не успела отследить две одновременно идущие гиперторпеды, и одна из них разорвалась прямо под соплами двигателей. Яхту тряхнуло, Стив и Наташа потеряли сознание, корабль, кувыркаясь, ушел в неуправляемый полет.
  
  - Прекрасная работа! - потер животик отец адмирал Августино, блеснув бриллиантами перстней. И экипажи учились на глазах, и новая техника не подвела. То, что он многократно превосходящими силами гонял по системе даже не стрелявший по нему кораблик, умудрившись при этом потерять один из своих крейсеров и повредить собственный флагман, в голову ему пока не приходило.
   - Выведите "Гернэ" на дистанцию орудийного залпа. Истребителям взять мерзавцев в клещи. И приготовить десантные катера - попробуем взять Чужих живыми.
   За возможность лично передать на пытки и на костер легендарного дракона, Великий Магистр будет очень благодарен своему верному слуге. Звезда отца адмирала Августино взойдет высоко, а все ошибки забудутся.
  
   Стив осторожно стянул с себя контактный шлем - он все равно не работал. Мостик был затянут дымом - вентиляция не работала. Он принялся выбираться из своего саркофага, затем просто привстал и глянул на Наташу. Слава Богу, все показатели жизнедеятельности были в норме, огонек аптечки, вмонтированной в кресло, мигал в рабочем режиме. Пульт неожиданно щелкнул- на связь вышел Кровавый Ветер:
   - Спасибо, я в порядке. - Прогнусавил он. - Хуже всего с двигателями. Внутрисистемники починить будет можно. Со временем. И в доке. Пока - через час дам шестьдесят процентов мощности. То есть - нас скоро догонят. Стар-драйв работоспособен, но толку - сам понимаешь. Глушилки тоже накрылись.
   - Что с противником?
   - На нас заходит шестерка МиГов. На каждом, если помнишь, - многоствольный пульсатор, и по четыре ракеты "космос-корабль". Хорошие машины, скоростные, почти без изменений со времен Вторжения. У нас остались несколько "Стархоков" и одна башня. Хочешь поразвлечься, пока не подойдет флагман?
   - Ты забыл про мой челнок. Подними его в космос, отвлечет на себя пару - другую истребителей.
   - Ладно, лично загружу в него часть своей матрицы. У святош за штурвалами наверняка не налетавшиеся салаги. К серьезной подготовке они теперь приступить не успеют, если не ленится. До подлета "Барракуды" слабо со всеми ними разобраться?
   Стив приготовился вновь подключиться к кораблю, чтобы дать свой последний бой. В этот момент открылась крышка саркофага Наташи.
   - Все? Нам конец, да? Я слышала ваш разговор. Двигатели подбиты, и шансов нет? Мы ведь не попадем к ним в плен, правда?
   - Прости, малыш, мой тонкий план не сработал. Я не так планировал эту засаду. Единственное, что я могу тебе обещать - никакого плена, никаких пыток и боли. - Стив устало потер лоб. - Когда придет время умирать, единственное, что я могу для тебя сделать- ты не успеешь понять, что умираешь.
   - Скоро?- только и спросила Наташа. Никаких слез, никаких истерик.
   - Ну, мы попробуем прихватить с собой ещё нескольких...
   - Зачем? Это ведь простые солдаты. Они выполняют свой долг, во имя того, во что свято верят. Ты ведь сам говорил, что нехорошо радоваться, когда взорвался тот крейсер!
  - Лично я предпочитаю погибнуть в бою. Понимаешь, одна моя хорошая знакомая, Ольга, всегда говорила, что держаться надо до последнего. Потому что чудеса иногда случаются.
   - Ты веришь в чудеса? И как...
  - Борт 2270 " Инквизитор" запрашивает флагман, - донеслось вдруг из переговорника. - Укажите место в строю.
   - Знаешь, что такое - настоящее чудо?- хрюкнул Кровавый Ветер. - Чудо - это то, что они все-таки успели! Впрочем, в Ольгу я всегда верил.
  - Борт 2271 "Экзорцист" на связи с флагманом, Командующий Рэндол ждет указаний от адмирала.
  - Дай-ка сначала мне связь с Ольгой, она, как я понял, ближе, - выпрямился в кресле Стив. Заработал куб спецсвязи, и его рука сама взметнулась в старинном, забытом людьми воинском салюте.
  
  
  
   - Храмовники на борту десантных катеров, отец-адмирал, - доложили Августино из шлюза.
   Адмирал довольно прищурился, решая, стоит - ли снизойти до выхода на связь с проклятыми тварями, что - бы предложить им сдаться. На борту корабля драконов могли еще остаться средства обороны... но с другой стороны, истребители быстро подавят любые турели противника. Теперь главное - не сильно повредить уникальный корабль Чужих. То, какую скорость развивали его двигатели во время недавней погони, произвело неизгладимое впечатление на Августино. Как жаль, что Орден не успел снабдил его флот нейропушками тарнов! Правда, они официально были запрещены в Империи и Независимых мирах, как негуманные, но сам адмирал был в курсе тайных разработок оружейников Ордена. Один залп в упор, и...
   - Боевая тревога! В голосе отца дежурного слышалась неподдельная паника. - В систему входит неопознанный боевой корабль линейного класса.
   Голограмма вывела на схематическое изображение звездного скопления курс предполагаемого противника. Звездолет несся прямо на них, почти не снижая скорости после отключения Стар-драйва! И познаний адмирала Августино хватило на то, что - бы понять по возникшим вокруг голограммы столбикам данных, что скорость эта для земных кораблей просто недостижима.
   - Отец Адмирал! Мы проверили его по ВСЕМ базам данных... Упоминания о подобных кораблях есть только в архиве... Это линейный крейсер драконов класса "Инквизитор". Официально все подобные корабли были уничтожены в облаке Лафайета, во время первого крестового похода Великого Магистра Филлипа Гернэ.
   - Невероятно! Где эти они его столько лет прятали? Теперь ясно, почему мутанты так долго болтались возле бакена связи - готовили свою гнусную ловушку! - Не важно! Прикажите истребителям немедленно атаковать цель номер один. Яхту. Или эсминец... или что там оно!!!!!!!!! Огонь на поражение. Любой ценой уничтожить, это воля Великого Магистра! Крейсер - к бою. Выпустить ракеты - перехватчики. Во имя Карающего Огня...
   - Отец адмирал, - кощунственно перебил готовившегося вдохновлять святое воинство Августино оператор, - на подходе ещё три корабля. Крейсер того же класса что и первый, и за ним, сильно отстав, борт, опознанный как большой десантный корабль "Дракула", приписан к планете Бардия. Четвертый - десантно-штурмовой, 'Три Святителя', приписан к Новому Новгороду. Храни нас всех Господь!
   - Кораблям крыла перестроится. Абордажной группе - отбой. 'Святой Фома' и 'Святой Фелиппе' вступают в бой с первым крейсером выродков. Мы возьмем на себя второй. Приказ истребителям - любой ценой добить поверженный эсминец. Нам некогда им помогать. С нами Бог и вся сила Карающего Огня!
  
   - Фанатики! - улыбнулся Стив, ткнув пальцем в экран. - А ведь могли бы ещё сбежать. Они что, не знают, что за ребята сидят у нас за пультами? Обожаю безрассудных идиотов.
   - А сам-то кто? - возмутился Кровавый Ветер . МиГи заходят в атаку, аллё!
   - Простите, отвлекся позлорадствовать. - Стив хрустнул пальцами. - Начинай подготовку моего шаттла. Вылечу сам, хочу немного поразмяться.
   - Это он перед тобой выеживается - пояснил Наташе Кровавый Ветер. - Их шестеро, и их машины ничуть не хуже его челнока. Ну... почти не хуже.
   - И у нашего изрешеченного корыта ещё остались зубки, - добавил Стив. - Давай, Ветерок, сыграем эту партию.
   Стив развернулся, и, послав Наташе фривольный воздушный поцелуй, вышел из рубки.
   - Чего это он? - округлила глаза девушка.
   - Нервничает, - коротко сымитировав хохоток, ответил Кровавый Ветер. - И я тоже. Давненько мы не занимались ближним боем в космосе, вот так вот знаете, - от души. Ну, как говорят наши облаченные в рясы конкуренты, с Богом. Поехали!
  
  
   ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ.
  
  
   Полковник Императорской лейб - гвардии Демидова размашисто шагала к шлюзу. Рыцарь остался с пленницей, а ей, как солдату, его пристрастия к пыткам женщин были противны. Все равно ведь на костер ей прямая дорога. И хрен с ним, пусть крестоносец улетит другим звездолетом. Её 'Меркурий' сейчас просчитывал разгонный вектор к Земле. Светлана уже мысленно составляла отчет, который предоставит Императору. И делу Мэри Фрай в нем вообще вряд ли найдется место - след оказался ложным, женщина не знала, КОГО она попросила заняться поисками дочери. То, что дракон долго жил среди людей, и так ныне являлось очевидным, были ли другие, и как их найти, несчастная женщина просто не знала. Вот ведь к каким проблемам могут привести внебрачные половые связи! С историей о пропаже ее дочери тоже много неясного, но, похоже, к делу она не относится. Ясно одно - охрану Императора нужно срочно усилить, а вот это её, Светланы, проблема. Ничего, посидит властитель пока в своем дворце на Земле, как миленький. На счет психологического профиля босса: она уже давно не сомневалась, что отвага не входила в число его добродетелей. А с ситуацией на Гренделе и поисками Стивена Майкрофта и Натальи Фрай займутся соответствующие спецслужбы.
   На подходе к шлюзу ангара спешившая полковник чуть не столкнулась с мужчиной в форме ремонтника. Он выходил вместе с толпой, прибывшей с только что совершившего посадку шаттла. Светлана была в летной куртке без знаков различия, скрывавшей украшенный аксельбантами китель полка дворцовой гвардии - не хотела привлекать к себе лишнего внимания. И симпатичный мужчина нежно, но сильно отодвинул её в сторону, ласково улыбнувшись ей краешками глаз. Демидова была высокой, прекрасно тренированной женщиной с отличной спортивной фигурой, но забытое из-за высокого поста мужское ухаживание ей польстило. Она поймала себя на мысли, что все ещё думает об этом парне, когда её личный катер подлетал к борту 'Меркурия'. Но только теперь она смогла проанализировать, почему этот красавчик засел у нее в памяти - техник двигался с ленивой грацией готовой к прыжку пантеры. Работяги - пустотники так не ходят. Она видела перед собой отлично тренированного убийцу. Предупредить командира платформы? Но мало ли, какие операции проводит на Дриаде разведка. У элитных 'Смеладнов' свое начальство, отчитываются они только перед ним. Жалко, конечно, что это был не Стив Майкрофт. Такой романтичный и глупый даже для нормального человека поступок - явится за бывшей любовницей. Ну, или послать кого-нибудь... чем черт не шутит?
   - Мостик, начинайте разгон, - скомандовала она, направляясь к своему саркофагу. - И дайте мне связь с командующим платформой. Адмирал? Я не могу вам приказывать, но настоятельно рекомендую усилить охрану рыцаря Симона Эрона и допрашиваемое им лицо до тех пор, пока он с ним... не закончит. Нет, никаких фактов нет, просто, наверное, профессиональное предчувствие... и вам всего доброго.
   Крейсер 'Меркурий', полыхнув дюзами, прошел мимо медленно плывущего к станции контейнеровоза с Капкана и лег на курс разгона к Земле.
  
   - Тебе бы только баб лапать - хохотнув, заметил Артур, позывной 'Алдагон'. - Но девчонка действительно симпатичная. С начальственным взглядом. Как добрался? Я тут уже сутки кукую. Куда идти, знаешь? Разведал тут, что смог.
   Его напарник и командир группы 'Жало', Рик Берри, позывной 'Смауг', поднял планшетку: - Вон к тому лифту. Сутки сутками, но у нас ещё с пол часа в запасе. Пойдем после пересменки охраны. Может, перекусим?
   - Не, не люблю работать на полный желудок. Да и кормят на этих платформах черт знает чем.
   - Тогда кофейку? Сильно рано тоже начинать не будешь, эвакуатор не успеет.
   - Ладно, пойдем попробуем местное пойло.
   Выпив по чашке кофе, оказавшегося на удивление приличным, 'ремонтники' добрались до нужной подъемной платформы. Поездка была недолгой. На площадке их встретили двое солдат в легких бронежилетах. Увидев ремонтные комбинезоны и ящики с инструментами, они несколько расслабились.
   -Это красный сектор, - заметил немолодой дядька с сержантскими нашивками, не снимая, впрочем, руки с кобуры. - Предъявите наряд на работы и специальный допуск. Джо, свяжись с Центральной и запроси, были ли у нас поломки, и кто к нам направлен.
   - Разумеется, - Рик остановился и выудил из инструментального ящика короткий меч.
   Глаза сержанта расширились, и он потащил из открытой кобуры свой импульсный лучемет. Неуловимо быстрым движением Рик проскользнул разделявшие их расстояние. И лезвие его алмазного клинка, словно сквозь масло пройдя пластины бронежилета, пробило сердечную мышцу военного. Второй солдат судорожно сглотнул, когда жало меча, который Артур приставил к его горлу, поцарапало ему кадык.
   - Спокойно, парень, - Рик снял с пояса мертвого сержанта командную планшетку, и протянул рядовому. Артур между тем освободил паренька от личного оружия, отшвырнув его лучемет в угол. - Набери код доступа к системе безопасности сектора, и останешься жить.
   Рядовой Джордж Ларсон, родом с бедного дерева из окраинного леса Дриады, с тоской принялся набирать цифры выученного перед дежурством пароля. Планшетка проверила отпечаток его большого пальца, провела сканирование сетчатки глаза и послушно вышла на страницу с нулевым уровнем допуска. Джордж с тоской подумал о старушке - матери, сестренке, в этом году поступившей, благодаря его финансовой помощи в неплохой университет, и о боевых товарищах, мирно дремавших после смены в казарме. Выбор: трибунал, или смерть на посту и компенсация для родных... И активировал находившийся внизу экрана сигнал тревоги. Артур слегка повел кистью, и кровь из перерезанной сонной артерии тугим потоком плеснула на стену. В коридоре тоскливо завыла сирена.
   - Герой хренов! - Рик принял планшетку из мертвых рук солдата и принялся сгружать на неё со своего наручного компа приготовленный для систем видеонаблюдения и охраны вирус. - По коридору прямо, третья дверь. Пошли.
   Спаренная лазерная турель, висевшая на потолке перед карцером, уныло опустила стволы вниз - вирус работал . Нужная дверь оказалась блокирована изнутри. Артур приставил свой клинок, сделанный мастерами могучей инопланетной расы из прочнейшего алмаза к замку, и принялся аккуратно, прямо сквозь железо, выпиливать запорные штыри. Затем, с невероятной для простого землянина силой, толкнул тяжелую створку вперед. Едва он успел пригнуться, как шквальные очереди из пулевого оружия ударили у него над головой. Рядом прокатился вперед Рик, и оба дракона ринулись на противника, перейдя в боевую трансформацию. Впрочем, измененные реаниматором аяолов нападающие двигались слишком быстро, чтобы успеть напугать космопехотинцев пылающими желтым огнем глазами. С вертикальными, змеиными зрачками. Палить по едва уловимым силуэтам тоже долго не пришлось. Несколько точных, с тонким свистом рассекающих воздух ударов, и шесть трупов в форме Девятого дриадского полка космопехоты полетело на пол. Рик поднял с залитого кровью и заваленного остатками расстрелянной мебели пола 'Predator SS', сменил магазин и остался сторожить вскрытую входную дверь, а Артур медленно вошел в соседнее помещение.
   Посреди камеры, на железном столе, лежало истерзанное, обнаженное женское тело. Его опутывали провода и трубки, тянувшиеся от располагавшегося рядом реанимационного аппарата. Который мог и лечить, и, при соответствующей настройке, причинять невыносимую боль. В настройках ЭТОГО аппарата Артур даже не сомневался. Судя по пульсациям жидкостей в трубках, истязаемая была ещё жива. Какой-то тип в некогда белом, а ныне залитом кровью халате, в ужасе отскочил в сторону, с грохотом опрокинув тележку с припасенными для непосредственного контакта хирургическими инструментами. Он вытянул вперед дрожащую руку с зажатым в ней скальпелем, пятясь в угол.
   То, что он не попытался взять пленницу в заложницы, сказало Артуру о многом - нет боевого опыта, привык пытать беззащитных людей. Но женщина, которой сейчас не давали умереть от болевого шока лишь искусственно вводимые препараты, кого самым варварским образом истязали много часов, была дорога Стиву, его боевому командиру. И легкой смерти, в отличии от выполнявших свой воинский долг пехотинцев, эта мразь в больничном халате никак не заслужила.
   А в глубине камеры гордо стоял, опираясь на обнаженный меч, рыцарь Собиратель Душ Симон Эрон. Его вытянутое лицо было торжественно и спокойно. На палубу, нарушая установившуюся тишину, упал инъектор из-под вытяжки спринт-травы.
   - Я не боюсь тебя, монстр, - заявил крестоносец, поднимая оружие. - Меня всю жизнь готовили к встрече с такими, как ты. Во имя Карающего Огня!
   - Я - монстр? - удивился Артур, тоже занимая позицию. - Мы никогда не делали такого с женщинами. Тогда кто ТЫ?
   - Я несу свой крест во имя выживания Человечества. Вы, богопротивные инопланетяне и мутанты, не имеете души! - Противники закружили по комнате, просчитывая будущие движения и удары. - Сколько трупов настоящих людей ты оставил сегодня за этой дверью, Чужой? Сколько собирался ещё оставить?
   - Не думай, что они не будут сниться мне по ночам. Потом. Но пока они идут защищать таких, как ты, и аплодировать горящим на кострах несчастным, я буду резать вас, как скот. А тебе, садист, быстрой смерти не будет !
   Артур, сильно и стремительно, как сжатая пружина, ринулся вперед и произвел свой выпад. Но алмазный клинок, к его немалому удивлению, встретил на пути блок булатного меча крестоносца. И лезвие противника вовсе не было разрезано, оно отразило удар! Следующий выпад крестоносца чуть не стал роковым - рыцарь профессионально увел меч Артура вбок и ударил короткой дугой в живот. Артур едва успел отшатнуться, чтобы не оказаться разрубленным надвое. Но резкая боль в низу живота подсказала ему, что дело пошло совсем не в его пользу. Он отскочил назад, занимая оборонительную позицию.
   -Не ожидал, выродок? Это тебе не с солдатней играться! - крестоносец победно улыбнулся. Боевые наркотики бурлили в его крови. Организм выгорал, как факел, но давал своему хозяину нужные для победы преимущества в силе и скорости. - Мы веками готовились к битве с такими, как ты. Император Александр хотел иметь оружие против вас, Драконов. У нас были нужные знания, была часть ваших технологий. Его сын оказался смелее, он согласился покончить с вами раз и навсегда.
   Рыцарь мощно пошел в атаку, клинки зазвенели серией быстрых ударов. Но меч крестоносца был намного тяжелее, а главное - длиннее, чем оружие Артура. Вскоре дракон пропустил ещё один удар - в плечо.
   - Три поколения моих предков прошли через горнило генной инженерии. Мы перестраивали свой метаболизм под этот проклятый наркотик . - Крестоносца переполняла энергия, его тянуло говорить и двигаться, он уже играл со спотыкающимся от кровопотери Артуром, как кошка с мышкой. Гонял его широкими взмахами свистящей стали по всему карцеру. - Но с нами Карающий Огонь и сила истинной веры!
   В дверь высунулось удивленное лицо Рика:
   - Чего так долго? Давай, я его пристрелю, и пошли!
   - Нет, дуй к своей двери. У нас тут вопрос принципов.
   - Щенок, твой подельник - следующий! - взревел крестоносец, бросаясь в новую атаку. Стремительность натиска его и сгубила - Артур, парируя, легонько скользнул мечом вдоль клинка противника, воспользовавшись его инерцией поднырнул вперед, развернулся на девяносто градусов и ударил ему поперек живота. Рыцарь, продолжая мощное движение, практически сам разрубил себя почти пополам.
   Рик опустил свою винтовку, и опрометью метнулся снимать с трупов солдат аптечки.
   - А он прав, - сползая по стене, заметил побледневший Артур, - давненько мы не дрались по-настоящему. Мало... черт, а больно, мало просто обзавестись крутыми ножичками работы инопланетного Хаттори Ханзо... Надо еще и Кэндзюцу не прогуливать!
   Рик кинул ему автоматическую аптечку, и принялся бережно перекладывать тело Мэри на предусмотрительно припасенные палачами, гравитационные носилки.
   - Добейте меня, - раздалось с пола.
   Крестоносец завозился в луже собственной крови, кишок и фекалий, вытекавших из разрубленного живота. Наркотик, помогавший ему сражаться, теперь не давал ему умереть.
   - Это было бы для тебя слишком легко, - заметил Артур. - Полежи пока, и подумай, почему тот Бог, в которого ты так рьяно веришь, отвернулся сегодня от верного слуги Ордена. Почему он оставил тебя и встал на мою сторону?
   - Если я выживу, меня покарает Магистр. Я не могу покончить с собой, ибо это смертный грех. Но и жить с тем сомнением, что ты посеял сейчас в моей душе, выше моих сил, - просипел Симон Эрон. - Убей меня, будь человеком!
   - Я ведь монстр, что ты? Кстати, чуть не забыл, - Артур повернулся к тихонько скрючившемуся в своем углу палачу, и показал ему на освободившейся стол. - Полезай. Пользоваться умеешь? То же, что и ей.
   - Только не убивайте! - заныл детина. - У меня жена и трое детишек на планете. - Вот, взгляните, у меня с собой фото...
   - Они знают, чем ты на службе занимаешься? - поинтересовался Артур. Аптечка остановила кровотечение, а организм, измененный реаниматором, заживлял серьезные раны прямо на глазах. - Подключай, живо!
   Дрожащим руками палач набрал команды на пульте, и послушно сунул голову в шлем.
   - Куда нажимать, сюда?- Артур защелкнул зажимы, прикоснулся к сенсору, и тело пыточных дел мастера выгнуло на столе.
   - Не самый сильный уровень боли ты себе поставил, умник. Значит, дольше промучаешься. Счастливо оставаться, господа истязатели, - Артур аккуратно закрыл за собой дверь. Ткнул мечом в замок, напрочь 'заварив' электронику.
   - Идти можешь?- Поинтересовался Рик. - Мне ведь с вами двоими теперь выбираться как-то надо!
  
   - Профессиональное предчувствие у нее! - адмирал Фридрих Поппер с кряхтением перевернулся на другой бок. - У себя во дворце, предчувствовать будешь, малолетка.
   Все равно не спалось. Адмирал, зеленым юнгой успевший застать последние битвы времен Вторжения, командовал платформой перед своим заслуженным отдыхом. Упекли сюда старого вояку за то, что его племянник был обвинен Орденом в пособничестве мутантам. Служил племянничек Отто комендантам гарнизона на далекой планете, где добывался радиоактивный транстрилитиум, и мутировал там каждый второй бедолага - шахтер. Чем конкретно он перешел дорогу рыцарям - неизвестно, но закончил племянник на костре. Вот и убрали заслуженного адмирала от греха подальше. Много их сейчас пылало на площадях, костров - то. А на платформе было тихо, за три сотни лет мира Империя заросла жирком, расслабилась. И вся эта вынужденная возня с рыцарями, допросами третьей степени, загадочными арестованными и паркетными вояками из гвардии сейчас Попера дико раздражала. Уж лучше вновь в рубку своего линкора и боевой рой тарнов прямо по курсу, чем терпеть этот бардак. Поэтому, когда завыла тревога, и, мгновением позже, принялся надрываться коммуникатор, он воспринял это почти что с облегчением.
   - Двое нападавших - дежурный офицер вывел на один из экранов момент атаки часовых у подъемника, снятый видеокамерой площадки. Адмирал терпеть не мог этого коммандера - карьерист и зануда. Кандидат ему на замену, кстати. Спит и видит себя хозяином платформы. - Оба часовых убиты. Сигнал жизнедеятельности от остальных бойцов отделения, охранявшего карцер, так же прерван. Что с рыцарем и его помощником, мы не знаем - их телеметрия на наш пульт не поступает. Средства наблюдения во всем секторе выведены из строя. Вирус. Техотдел пытается разобраться. К счастью, дальше красного сектора Центральная его не пустила.
   - Сектор эвакуирован? - поинтересовался адмирал Поппер.
   - Так точно, сэр. Все выходы здесь, здесь и здесь блокированы охранными роботами и коридорными турелями. По моему приказанию вскрыт арсенал, поднятым по тревоге подразделениям выдается тяжелая броня и вооружение. Их только двое, так что мы попробуем снять их парализаторами для последующего допроса.
   В командную рубку стремительно ворвался командир антиабордажной группы космопехоты, капитан Фоул:
   - Сэр, мои люди готовы. Мы войдем с трех направлений, здесь, здесь и здесь. Все люди в бронескафандрах 'Паладин', вперед пустим роботов. 'Геены' заканчивают контрольное тестирование. Две группы производят отвлекающий маневр, третья выходит на обшивку станции, и через аварийные люки заходит им в тыл.
   - Покажите капитану имеющуюся запись нападения, - неожиданно заявил адмирал.
   Посреди рубки появились фигуры четырех человек. Один из них, одетый в стандартный комбинезон ремонтника, выхватил из своего ящика короткий меч с прозрачным лезвием, и следующий миг он уже стоял над оседающим на пол сержантом. Второй диверсант с такой же быстротой обезоружил своего противника. Адмирал крякнул.
   - Центральная, какова была скорость движения террориста в момент нападения? - поинтересовался он.
   - Восемьдесят три целых, семь десятых километра в час, - невозмутимо ответил компьютер.
   Дежурный офицер издал нечто, похожее на хрюканье. Командир штурмовиков нахмурился.
   - Странно, зачем профессионалам с такими данными какие-то ножички? - пробормотал он. - Только храмовники из Ордена способны на такое. И мечи они любят. Но не против своих!
   - База данных. Холодное оружие, предположительно - с кристаллическим клинком. Не улавливается сканерами нашего хваленого ультрасовременного причального терминала. Как-то ведь они его пронесли... Поиск по имеющемуся внешнему виду.
   - Поиск завершен. Образец соответствует внешнему виду боевого меча воинов расы Драконов. Полные технические характеристики засекречены Орденом. Раса Драконов полностью уничтожена во время крестового похода Фелиппа Гернэ в Облако Лафайета двести семнадцать лет назад.
   - Достаточно, историю мы с вами в общих чертах знаем, фильмы про оборотней из Облака в далеком детстве смотрели. Адмирал развернул кресло в сторону дежурного майора. - ИХ ТОЛЬКО ДВОЕ... Похоже, у меня на станции Чужие!
   Дежурный потупился. Старик и раньше его недолюбливал, как чувствовал, кто строчил на него последнее время доносы. Теперь, похоже - все, конец карьере.
   - Коммандер, вы подняли по тревоге орудийные расчеты и экипажи истребителей? - неожиданно рявкнул старик.
   - Но сэр, нападавшие...
   - Нападавшие уже ВОШЛИ на мою платформу. И, похоже, получили всё, что хотели. Я бы на вашем месте сейчас думал, как они собираются отсюда ВЫЙТИ. Мы, знаете ли, в космосе! - ехидно заметил адмирал. - Для них будет полным безумием направляться к планете - наши точечные скорострелки их сразу же расстреляют. Немедленно оттяните штурмовые группы к причальным терминалам. Все аварийные капсулы - блокировать в шахтах. Сколько кораблей у нас в доках?
   - Корвет местных сил самообороны, 'Лидер', подошел на заправку вчера в семь ноль три. Весь экипаж уже на борту, через пол часа, согласно заявке диспетчеру, должны были отчаливать. В сухом доке - учебный крейсер 'Юность', к взлету не готов, как знаете, у этого ржавого корыта меняют планетарные приводы после аварии. Как гардемарины его вообще довели к нам после взрыва и сумели причалить - загадка века. У третьего терминала - звено патрульных катеров, готовятся к запланированному вылету в астероидный пояс. Скоростные 'Мачете', сэр.
   - Отлично, они нам понадобятся, если Чужие все же рискнут захватить планетарную шлюпку или спасательную капсулу. И, коммандер, ВСЕОБЩАЯ БОЕВАЯ ТРЕВОГА! Истребителям - покинуть ангар. Расчеты главного калибра - к орудиям.
   - Сэр, - подал голос дежурный оператор, - у нас проблема. Вольный торговец с Капкана, грузовоз, борт 782643хх7 покинул границы разрешенного коридора. На связь не выходит. Движется прямо на нас.
   Посреди зала появилось голографическое изображение уродливого, старого и разбитого звездолета. Торговец пер прямо на пушки. Чего он хотел? Совершить таран? Неожиданно от грузовоза отделился контейнер с рудой. Затем второй. Третий. Во все стороны отстреливались ящики, ранее прекрасно экранировавшие и закрывавшие собой что-то хищное, обтекаемое... Отделился и уплыл назад замолчавший двигательный отсек... За кораблем, что прятался внутри камуфляжного модуля, полыхнул гигантский факел выхлопа. Под невероятным углом он сделал разворот, и ринулся вперед, со смертельным для человеческого экипажа ускорением приближаясь к мертвой зоне орудий главного калибра платформы. Торможение, последовавшее за этим скачком, так же моментально убило бы любого землянина, находившегося на его борту. Орудия платформы, не сумев навестись на столь быстрый и непредсказуемо маневрирующий боевой звездолет, дали отчаянный залп. Который ушел в пустоту за кормой противника. Изящный и смертоносный, эсминец постройки расы драконов застыл рядом со станцией, словно аркторнская барракуда напротив кораллового гнезда.
   - Сэр, они открывают торпедные шахты, - бесстрастным голосом доложил оператор. - Залп!
   Адмирал Поппер приложил все усилия, что бы не съежится. На столь близком расстоянии, с которого бил вражеский капитан, не оставалось даже времени на хорошую молитву. А главное оружие его платформы - башни с тяжелыми, дальнобойными лазерами, были направлены сейчас куда им и положено - на дальние подходы к планете. Звездолет противника висел как раз 'под' орудийными башнями. Станция не предназначалась для подобных боев. Основная ее задача - предотвращать подходы к планете флотов противника, не допустить бомбардировок Дриады и высадки десанта. Во время войны платформу от быстроходных судов должны были прикрывать вооруженные скорострельным оружием фрегаты и перехватчики. Теперь торговцы, имевшие правильный опознавательный код, болтались слишком близко - столетия мирного времени сделали свое черное дело. Возможно, Попперу дали бы вслух высказать всю накопившуюся критику. Потом. Скорее всего - во время военного трибунала. Но дожить до такой возможности становилось практически невероятно.
   Платформу тряхнуло. Не очень сильно. Адмирал с чувством приятного удивления обнаружил, что могло быть и хуже. Центральная рубка была цела, не горела, никто с криками не вылетал в открытый космос, гравитация была в норме, все боевые пульты функционировали.
   - Похоже, они использовали обычную боеголовку, сэр, - доложил оператор. - Ничего ядерного или транстрилитиумного. Уничтожен только центральный пост управления огнем. Расконсервация и переход на запасной займет около часа.
   -Понятно. Готовят себе возможность отхода. Дайте мне связь с центральным штабом ВКФ на планете, - сухо заметил адмирал. - Не думаю, что эти инопланетяне такие уж гуманисты. Но пока они больше боятся навредить своим, чем нам, мы сможем постараться задержать их корабль здесь.
   Дежурный связист схватился за уши. Тяжелое БУМ-БУМ, раздававшееся по каналу спецсвязи, красноречиво говорило за себя - Чужие сумели заглушить считавшийся закрытым канал.
   -Ладно, пока их люди, то есть э... особи на борту платформы, будем тянуть время. В системе полно боевых кораблей Империи, да и на других платформах или на планете вот-вот поймут, что у нас что-то не так. Капитан Фоул, готовьте своих солдат. Вперед пойдут 'Гиены'. Начинаем сжимать кольцо. Основная задача - полностью отрезать противника от ближайшей ангарной палубы. Задействуйте все резервы.
   -Сэр, вы приказывали поднять истребители? - подал голос коммандер.
   - Нет, отмена, немедленно получим торпеду в открытый ангар. Обратите внимание на то, какое точное положение они заняли. И их пусковые шахты заряжены, - кивнул в сторону древнего корабля Поппер. Пока что у нас патовое положение. Если мы поднимем ближайшие зенитные лазеры, они их уничтожат плазмой. Тоже касается и 'Мачете' - у эсминца полное преимущество в орудиях среднего калибра. Но если мы не дадим диверсантам погрузиться в шаттл - выиграем время, дождемся подкрепления. Факел инопланетного двигателя не мог никто не заметить.
  
   Артур осторожно высунулся в трубу перехода, повернул голову, прислушиваясь. Где-то впереди лязгнули моторы ползущей вверх переборки, запели сервоприводы тяжелых машин.
   - Впереди 'Гиена', а за ней - полно ребят в 'паладинах'. Похоже, с ними еще броня - один умник в 'мехе'. Скоро будут здесь. И подобная группа идет сзади, еще далеко, Нам еще долго?
   - Один поворот налево. И поторопись, подранок, у нас на все - ровно пять минут.
   Рик протолкнул носилки с телом Мэри вперед. - Шкафчик должен быть... вуаля, прямо здесь.
   С присущей ему простотой дракон полоснул своим мечом между дверец похожего на сейф аварийного шкафа.
   -Черт, блин!
   В шкафу висело только два скафандра.
   А по боевому расписанию их здесь должно было быть пять! - растерянно проговорил он.
   - Украли, пропили, недоглядели. Если бы не бардак, царящий в этом тыловом хозяйстве, ни нас, ни нашего эсминца здесь бы не было. Одевайтесь, - подвел итог Артур.
   - А ты что, умеешь дышать в вакууме? Я без тебя уходить не собираюсь. А второй раз лазить по этой станции, на этот раз - возвращаясь за тобой, будет труднее, уж поверь мне.
   - А где у нас следующий пост? - спросил Артур.
   - Как раз позади той команды, что на всех парах летит сюда.
   - Вот и одевайся сам, и одень эту тушку. Быстрее будет. А я пошел. Эх, мне бы в молодости такую регенерацию. Встретимся на месте. - Артур рысью рванул вперед.
   Чуткие аудиосенсоры и тепловизоры 'Гиены' уловили его приближение задолго до шагающего позади, ощетинившегося стволами отделения солдат. Подав короткий сигнал тревоги, робот выпустил из 'челюстей' своей, сидящей на короткой шее, уродливой головы, ствол плазменной пушки. Система наведения рассчитала скорость и траекторию приближающегося объекта, и фукнул выстрел.
   Только вот бежал по коридору не человек. И то, что надвигавшийся противник вдруг сможет с места подпрыгнуть на три с половиной метра, оттолкнувшись на повороте от стены, и пролететь над головой робота, программы, составленные лучшими аналитиками антитеррористического центра Империи, просчитать не смогли. Заряд плазмы ушел прожигать переборки впустую.
   Артур перелетел через робота, врезавшись в идущих позади машины солдат. Их усиленные доспехи легко выдержали удар, но в коридоре моментально стало тесно. Кристаллический клинок Артура делал свое кровавое дело, вспарывая броню. Упала на пол отсеченная рука, красные брызги полетели на стены. Ударила очередь, угодив в кого то своего. Артур старался, по возможности, только ранить противников, затерявшись в суматохе теряющих координацию бойцов. Раненые - отличный щит.
   "Гиена" развернулась на своих четырех мощных лапах, прицелилась, и открыла огонь из малого лазера - плазменную пушку мгновенно заблокировало присутствие на линии огня пятерых истекающих кровью космопехов. Точечные импульсы хлестнули в миллиметрах от ничем не защищенного тела Артура. Увернувшись от неудачного удара прикладом в голову, Артур скрылся за громоздко крутившимся на месте с тактическим ножом в руках пехотинцем. Схватил его за плечи и использовал, как щит. Несколько лучей щелкнули по броне, но 'паладин' стойко отразил удар. В этот момент позади раздались шаги ещё более тяжелого противника. Артур оглянулся. Словно гигантское насекомое, в узкий для него коридор, высадив люк, протискивался сидящий в бронированном 'Мехе RS130', солдат.
   Загудела огромная железная рука, поднимая шестиствольный пулемет... несколько драгоценных мгновений ушло на то, чтобы дать стволам раскрутиться, и Артур метнулся в сторону, подныривая под линию огня. Этому меху следует на стратегической высоте работать, ставя подавляющий огонь и сыпля из автоматических гранатометов, а не лазить внутри станции. Град тяжелых полуоболочечных пуль ударил по коридору, разметав скользящих в собственной крови пехотинцев в стороны, как кегли. Экспансивные пули "паладинам" вреда не принесли, но с ног космопехов посбивали, собрав в гигантскую кучу. А вот попади хоть один такой снаряд в Артура, и "раскройся" при попадании... 'Гиена', припав на передние лапы, как недовольный пес, едва успела отскочить от протянувшейся к ней хлесткой очереди. И робот, справедливо просчитав, что теснота и медлительность копошившихся в коридоре союзников только играет на руку его противнику, принял решение разом прекратить творящееся здесь безобразие. Очистить себе сектор огня. Выдвинув из брюшного сегмента полицейский станнер, робот дал залп вдоль коридора на полной мощности. Те из солдат, что были только ранены и пытались подняться на ноги, вновь рухнули, как подкошенные. Артур заскользил вперед по полу, и уткнулся головой в покрытый броней сегмент ноги 'меха'. Водитель, которого в кабине тоже достал станнер, уже бессознательно, нажал на обе гашетки. Повезло. Система распознавания цели "свой - чужой" была отключена в мехе вручную, когда водитель увидел, что враг прикрывается своими. Взять живыми или мертвыми, любой ценой - такой пришел приказ от капитана.
   И тактика боя, которую навязал в столь тесном коридорчике тяжеловооруженному противнику Артур, сработала. 'Гиена' не смогла увернуться от 'дружественных' крупнокалиберных пуль, неожиданно хлестнувших по её корпусу. А со второго манипулятора меха ударил, звеня, луч среднего лазера. Кувыркаясь, разбрасывая фрагменты и узлы механизмов, "Гиена" отлетела к повороту, и звонко шлепнулся об перегородку. Едва утихли выстрелы, из-за угла быстро вышел, одетый в оранжевых скафандр, Рик. Он отпустил снабженные антигравом носилки, и, присев на одно колено, уверенно воткнул свой меч между сегментов помятой брони Гиены. Клинок несколько раз повернулся. Сверкнули короткие электрические разряды, погасли красные 'глаза' объективов, и боевая машина стоимостью в несколько миллионов кредитов превратилась в гору мусора. Рик подбежал к лежащему возле перекошенного 'меха' Артуру, перевернул лицом вверх, бережно посадил. Артур открыл мутные глаза, и эго тут же обильно вырвало.
   - Хорошо все-таки, брателла, что мы больше не люди! - заметил он сонным голосом. - Взять, к примеру, полновесный залп станнера...
   - Давай, очнись уже, одна минута осталась! - Рик вытащил из пренебрежительно вскрытого шкафчика скафандр, и принялся запихивать в него ноги Артура. Наконец удалось одеть его полностью, загерметизировать и проверить баллон. Он вытащил товарища в соседний зал.
   - Нам нужно отойти в другой отсек, мы слишком близко...
   Несколько направленных взрывов сорвали крышки аварийных люков. Трое солдат в вихре вырывающегося наружу воздуха спустились по тросам микролебедок вниз, на палубу. Сопла их импульсных ружей были направлены Артуру и Рику в головы. Хорошо, что все трое наших были в скафандрах - щитки шлемов, как только давление упало ниже нормы, сработали у драконов и Мэри автоматически.
   - Руки за головы! Стреляем без предупреждения ! - рявкнул усиленный наружными динамиками бронедоспехов голос.
   - Значит, отойти не получится. Занятно, - пробормотал Рик, поднимая руки вверх и тихонько косясь на циферблат наручного компа.
  
   - Пуск торпеды! - доложил дежурный по платформе.
   На этот раз палуба даже не содрогнулась.
   - Что за черт? - удивился адмирал Поппер. - Куда на этот раз они засветили? Не могли же они промахнуться!
   - Сэр, согласно нашему анализу, именно в тот отсек, где вели бой их люди, - удивленно ответил дежурный. - Но боеголовка не сработала!
  
   Стена шлюза разлетелась вдребезги. Рик и Артур инстинктивно отпрянули назад, и что-то огромное, размером с поезд магнитной подземки, пронеслось в десятке сантиметров от их лицевых щитков. Круша и ломая переборки, торпеда ушла вглубь платформы. Рик поднял голову. Три троса одиноко плавали под потолком. Спецназовцев на них больше не было.
   - Проход наружу нам открыт, - пожал Рик плечами, и взялся за рукоятки носилок. - Запускай ранцевый двигатель, дружище, на звездолете нас уже заждались.
  
   - Сэр, они уходят, - показал на мониторе плывущие к эсминцу фигурки дежурный.
   Адмирал Поппер прищурившись смотрел, как, получив то, что хотели, уходят с его платформы враги.
   - Сэр, я тут проанализировал кое что, - начал коммандер, - мы можем поднять вот эту турель. Велика вероятность, что она поразит все три цели до того, как эсминец её уничтожит. Ведь потом, из главного калибра, велик шанс промахнутся по эсминцу - цель близка и слишком подвижна!
   - Отставить, - устало махнул рукой адмирал. - Бог с ними. Пускай уходят.
   - Но сэр, будет разбирательство, трибунал... - начал дежурный.
   - Ну, тогда о карьере мне думать поздновато, - усмехнулся Поппер. - Капитан их эсминца поступил благородно хотя бы в том, что не взорвал нас с вами в этой рубке. Мы уничтожим этих троих, звездолет немедленно ударит огнем возмездия по нам. Погибнет Бог весть сколько хороших парней. И все это ради убийства гражданской женщины, которую уже выпотрошили и допросили наши заплечных дел мастера?
   - Но ведь она нужна ИМ? - резонно возразил коммандер. - Организовать такую операцию просто ради сантиментов?
   - Насколько я помню древние легенды, у драконов был такой кодекс. Никогда не бросать своих. Если обидеть одного, их прилетит много. Напасть на нескольких - они взорвут планету, развяжут межгалактическую войну, но отомстят или вытащат своего.
   Капитан космопехоты Фоул понимающе кивнул.
   - Очень экономически не выгодно, конечно. Гонять из - за одного человека боевые крейсера, разрывать с нужными партнерами отношения, развязывать по пустякам войны. Но поверьте, - мы, люди, очень быстро научились их уважать, - продолжил Поппер.
   - Эта политика может быть понятна для межзвездной империи, - пренебрежительно пожал плечами коммандер. - Но не для нескольких особей, оставшихся от вымершей расы.
   - Возможно, что они теперь не могут мыслить по-другому. И, быть может - не так уж они и вымерли? - поднял брови старый адмирал.
  
  ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ.
  
   Звездолет, известный людям под именем 'Бродяга', а расе драконов как 'Кровавый ветер', холодным мертвым куском железа болтался в космосе. Орудия истребителей Ордена исполосовали броню его корпуса вдоль и поперек. Несколько выпущенных ими ракет также достигли цели - уникальный двигатель был уничтожен окончательно. Элегантные надстройки и огневые башни смяты или взорваны. В жилых отсеках царствовал вакуум, аквариумные рыбы и придонные твари погибли после отключения основных источников энергии. В каютах неспешно летали обломки уникальных предметов инопланетного антиквариата. Мозг л,лиггера Кровавого Ветра больше не плавал в своем баке с питательным раствором. Не раздавался жизнерадостный Наташин смех. Корабль был разрушен и мертв.
   Стив с горечью отвернулся от обзорного экрана. Силовые агрегаты заставляли мелко вибрировать переборки 'Инквизитора' - крейсер начал разгон с места сражения.
   - Не переживайте так, босс, - раздался из капсулы гнусавый голос Кровавого Ветра, - все могло закончиться и хуже. Основную часть антиквариата нам все- же удалось благополучно переправить на борт этой махины.
   - Ага, и я в порядке, Ветерок, - ехидно добавила Наташа, механически поправляя присосавшуюся к её поясу автоаптечку. - Вторая хорошая новость после спасения мечей и статуэток.
   - Это добро было бы гораздо целее, хранись эти сокровища в приличном музее, или хотя - бы у него дома,- продолжал гнуть свою версию Ветер.
   - Если бы у этого парня был дом! Он живет на звездолетах! - раздался от входной перегородки женский голос. - Адмирал, сэр! Заставили вы нас понервничать!
   Блондинка, стремительно ворвавшаяся в кают-компанию, в которую доставили из корабельного лазарета вынутых из спасательных капсул Наташу и Кровавого Ветра, и с трудом вырезанного из изувеченного истребителя Стива, Наташе сразу зверски не понравилась. Высокая, длинноногая, похожая фигурой на тренера по фитнесу, с кобурой и какой-то булавой на поясе, она бросилась к Стиву обниматься, словно хотела его задушить. При этом оба выглядели довольно смущенными. Впрочем, скоро оба отстранились друг от друга. И взгляд белокурой славянской красавицы вновь стал таким, каким был при входе в каюту - холодным, расчетливым, не упускающим ни одной детали. Наташе показалось, что она была мгновенно препарирована, взвешена, оценена по низшему разряду и задвинута в самый дальний уголок внимания этой стервы.
   - Ольга, ты не представляешь, как я рад тебя видеть, - проблеял Стив.
   - Отчего - же, прекрасно представляю, чуть улыбнулась кончиками губ красотка. - Мы прибыли вовремя. Схватится с четырьмя крейсерами на твоей яхточке. Гениально, господин адмирал! Убьем логику!
   - Прекрати, ты же знаешь, что я получил это звание исключительно в силу обстоятельств. Мне бы крейсером командовать. Вот и лишнее тому доказательство - не ожидал я, что Орден будет в состоянии прислать за мной такие силы! Кстати, познакомься, - ловко переменил тему Стив, - Наташа Фрай. Не буду в деталях рассказывать историю нашего знакомства...
   - Да ничего особенного, - махнула рукой Наташа, - он был любовником моей матери, и она попросила присмотреть за мной. Так, обычное дело!
   Ей почему-то нестерпимо захотелось хамить этой парочке. Впрочем, наткнувшись на ледяной взгляд возвышавшейся над ней красавицы, это желание с отчаянным писком существовать прекратило.
   - Я в курсе вашей истории, юная... леди. Вскоре вы сможете встретиться со своей матерью. Мы посылали за ней, на Дриаду, корабль. Она, правда, была чуть нездорова, но лучшие наши специалисты ею занимаются.
   - Вот по поводу этого 'мы' я бы хотел с тобой поговорить, - жарко продолжил Стив. - Я был очень удивлен, когда узнал, что Ветер раскопал ваш след.
   - Спасибо, оценил, - хрюкнуло из бака. - Кстати, здрассти.
   - Господи, но я же думал, что все вы погибли, что из НАШИХ остался я один, - с едва заметным надрывом произнес Стив. - И вдруг я узнаю, что вы с Рэндолом уцелели. А потом такой сюрприз - два линейных крейсера с командами! Столько драконов уцелело! Почему вы не дали мне знать?
   - Так ты вроде удалился от дел, сынок, - раздался от двери властный голос. Завел себе крутой игрушечный кораблик и отправился гулять по галактическим просторам. Развлекался. Ты тоже не писал нам писем!
   В каюту вошел седой мужчина с прекрасной военной выправкой. На нем была форма без знаков различия, и два здоровенных бластера в открытых кобурах на оружейном поясе.
   - Генерал! - заулыбался Стив.
   - Вообще-то Диктатор, сынок. У меня теперь собственная планета. - Он крепко пожал руку Стива, и обернулся к Наташе, стукнув каблуками. - Диктатор Бардии Рэндол, к вашим услугам.
   - Мне так приятно, - вежливо улыбнулась Наташа. Эта парочка знакомых Стива вообще заставляла быть очень... корректной и неприметной. Как в клетке с двумя голодными тиграми.
   - Да, но потом, - продолжил Стив,- после успеха их крестового похода, вы ведь могли со мной связаться! Вы были снаружи Облака, раз остались живы!
   - Ага, это после того, как ты стал одержим своей Идеей фикс, - Ольга покосилась на Наташу, - ликвидировать Императора Виктора? А если ты уже побывал в подвалах его охранки, находишься под контролем, или тебя ведут? Ты не боевик - диверсант, кажется, а флотский офицер. И раньше, когда мы только узнали, что гребанный Император готовит свой гребанный крестовый поход, у нас не оставалось лишней минуты тебя разыскивать. Мы успели построить у Агьяка макеты нескольких кораблей, чтобы усыпить бдительность уродов. Лучшие из лучших остались в Облаке и приняли бой, когда эти ублюдки ударили по нам! Погиб 'Мастодонт', и находившийся на его борту л,лиггер Карающий Огонь. Если - бы не проклятый промахнувшийся гиперскачковый робот, все получилось бы совершенно по другому. Пока платформа вела бы бой, связав основные силы неприятеля, мы должны были зайти к ним в тыл, захлопнуть ловушку, и уничтожить их всех, вместе с "ключом". Мы опоздали совсем немного!!!
   - Но вы пришли сейчас, когда я вас нашел и позвал! - заметил Стив.
   - Навалять Ордену - "святое" дело! - улыбнулся звериным оскалом Рэндол. - И у нас было время подготовится.
   - Как говорили в одной моей любимой книжке - если пропустишь хорошую драку, следующий раз могут и не позвать, - добавила Ольга. - Надеюсь, у тебя есть нормальный план на этот счет. Что-нибудь посерьезнее твоей смертельной засады на 'Барракуд'? Зато, теперь мы убедились, что ты тот самый Стив Майкрофт и все ещё с нами, а не с Орденом и и имперцами. Исключать, что ты позвал нас прямиком в ловушку, мы не могли. Прости, мы должны были убедится, что ты сражаешься с Орденом не понарошку. Но ты и один почти справился с этими крейсерами. А эти козлы в Оплоте слишком много должны нам и за Облако, и за костры на улицах. Так какой план?
   - Вам понравиться. - Стив прошелся по каюте. - лобовая атака.
   - Сынок, адмирал, у нас, в общем-то ты, поэтому говорить тебе, что с всего двумя даже не штурмовыми, а рейдерскими крейсерами... - задумчиво протянул Рэндол.
   - Курс - на Оплот Веры. Боевая готовность. Не беспокойтесь, - по-мальчишески улыбнулся Стив, - я знаю, что делаю. Пошли жарить уродов.
  
  ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ.
  
   - Челнок с ДШК 'Три Святителя' прибыл - доложил вахтенный.
   Ольга встала прямо напротив входа в свою каюту, приняв немного картинную позу. Ее армейский мундир Великого княжества, без знаков различия, был пошит так, чтобы одновременно не сковывать движений в бою, но при этом выгодно подчеркивать многочисленные достоинства своей хозяйки. Сотник великокняжеской дружины боярин Олег Демидов давно бросал на Ольгу пламенные взгляды. И она собиралась сейчас использовать все свои преимущества, ибо разговор обещал быть непростым.
   Мембрана переборки распалась, и Олег стремительно вошел в каюту. Поставив свой островерхий, набитый последнего поколения электроникой шлем на ближайший к нему столик, сотник сразу перешел в атаку:
   - Ваше сиятельство, прошу меня простить, Но я успел проверить. Великий князь не давал приказа о передислокации моей сотни. Более того: на 'Трех Святителях', находятся элитные части других ведущих княжеских домов. И все они получили приказ о выступлении, отданный от имени великого князя. Но исходил он, как выяснилось, непосредственно от вас. Причем после старта 'Трех Святителей' мне, как старшему из воевод, было отказано в возможности связи со столицей! А теперь ещё и этот странный корабль! Что это вообще за технологии такие?
   Он указал рукой на 'живую' мембрану мускульной перегородки, которыми были оснащены все каюты 'Инквизитора'.
   Ольга сделала шаг вперед. Бравый боярин облизнул губы, но упрямое выражение не покинуло его лица.
   - И ещё, - продолжил он. - Я приказал своему начальнику контрразведки заняться вашим персональным делом. Мои подозрения на счет вас возникли не вчера. Перед самым отлетом мне переслали файл с результатами проверки. Но только вчера, убедившись, что вы умыкнули элиту ударных сил княжества, я открыл этот файл.
   Ольга молча продолжала смотреть ему в глаза. И в её холодном взгляде стояло такое... Боярин судорожно сглотнул, и, уже не так уверенно, продолжил:
   - Вы совершенно не та, за кого себя выдаете. Никто не знает на самом деле, кто вы и откуда взялись. Вся ваша нынешняя биография - весьма искусная фальсификация. Только лишь воспользовавшись моим доступом к семейным архивам, а я состою в прямом родстве с несколькими великокняжескими родами, контрразведка выявила ряд подчисток и изменений. Причем доступ к правке подобного рода документов имелся только у лиц под прямым патронажем великого князя. Так что или он в курсе вашей аферы, или, скорее всего, вам удалось провести и его. Так что у меня есть для вас самый главный вопрос: кто вы, Ольга?
   - Господи, опять! - Ольга улыбнулась, но глаза её все равно остались холодными. - Давали бы мне за ответ на этот дурацкий вопрос хотя бы по рублю... Впрочем, вы сами ответили на свой вопрос. Я провожу секретную миссию под личным патронажем великого князя. Связь с которым, в виду особой секретности задания, до окончания миссии невозможна. А вы - слишком мелкая сошка, что бы вас ставили в известность о происходящем. Вы ознакомлены только в части, вас касающейся. И что теперь, боярин?
   - Я буду настаивать на ПОЛНОВЕСНОМ подтверждении ваших полномочий. Как жаль, что нет связи! А иначе - сделаю так, что ВСЕ войска вам не подчинятся. Я это смогу устроить, уж поверти! Впрочем, - взгляд боярина сально метнулся в строну спальной платформы, - мы, возможно, сможем договориться...
   - И все эти пламенные речи только для того, чтобы затащить меня в постель? - Ольга презрительно хмыкнула, - Вы не представляете себе, боярин Олег, как я сильно в вас разочаровалась! С такой громкой речью вам хватило ума явится прямиком ко мне??? Одному, без дружинников? Кто еще знает об вашем "открытии"?
   - Никто. Файл здесь, - боярин похлопал себя по наручному компу. Затем он медленно расстегнул боевой пояс и с грохотом бросил его на столик. - Зачем людям знать об истории наших взаимоотношений? Ты прекрасна, как богиня войны! Самая красивая и загадочная девушка, что существует в обозримых и необозримых вселенных! Но ты так одинока! Будь с тобой рядом достойный, родовитый человек, на чье внимание и любовь ты сможешь положиться... Я ведь не собираюсь тебе угрожать, солнышко...
   Боярин подошел ближе, оттесняя Ольгу в угол, к спальной платформе.
   - Мы уже на "ты"? Давненько за мной никто ТАК не ухаживал! Александр Смоленский, еще до того, как стать Императором человечества, помниться, сказал: 'Быть идиотом, служа в моем штабе - серьезное должностное преступление. Карается смертью'.
   Олег ухмыльнулся
   - Можно подумать, ты слышала это лично! - Руки боярина потянулись вперед, и он направился к Ольге . - Иди ко мне, моя княгиня!
   Боярин был генномодифицированным супером - его род мог себе это позволить. И укрыть этот факт от ищеек Ордена. Он был прекрасно, с пяти лет, тренирован. Побывал во многих локальных конфликтах. Но удар ногой в грудь застал его врасплох - он не смог уловить начала атаки.
   Стилизованная под кольчугу легкая броня, с которой он редко расставался, несколько смягчила удар - ребра выдержали. Олег со всего маху влетел спиной в журнальный столик в противоположном углу каюты, разнеся его вдребезги. Он тут же перекатился и встал на ноги, пытаясь принять боевую стойку и вздохнуть. Стоявшая в противоположном углу Ольга мгновенно оказалась рядом, проведя серию из трех ударов. В глазах боярина потемнело, на ноги подняться больше не получалось, прекрасно тренированное тело вдруг отказывалось слушаться.
   - Кто ты? - спросил он, выплюнув кровью и падая на колени.
   На него смотрел ледяной, не мигающий взгляд. Взгляд желтых, драконьих глаз с вертикальными, змеиными зрачками.
   - Болван! Нам будет не хватать твоего бластера!
   Последнего удара он уже не почувствовал.
   Сняв с тела наручный комп, Ольга связалась с Черным Жнецом не предмет взлома персонального кода. Будет много работы - над устранением допущенных ошибок. Затем она вызвала своего заместителя по 'Азраилу'. Сотник Олег Демидов погибнет через двадцать минут, при подлете его челнока к 'Трем Святителям' произойдет несчастный случай - взрыв реактора. И еще одно важное дело. Начальник его контрразведки. Допросить, обрубить все концы и зачистить. Протокол "Немезида" имеет сейчас наивысший приоритет.
  
  
   Орбитальная крепость "Цитадель 11" была построена после начала миграции - вторжения боевых роев тарнов. Она предназначалась для защиты опорной базы Седьмого космофлота и штаба Центральной группы флотов. Насекомые, впрочем, в этот сектор так и не прорвались. Некоторое время комплекс использовался как тыловая база снабжения. По окончании войны с платформ сняли или законсервировали все основное вооружение. Входы вглубь астероида запечатали. На станции, крутившейся на его орбите, остался лишь минимальный гарнизон - в основном из технического персонала. Их продолжали надежно охранять от возможных мародеров минные поля.
   Позже, со всеми потрохами, император Виктор передал сектор Ордену. "Цитадель 11" переименовали в Оплот Веры. Мины были перепрограммированы для прохода кораблей священников. В обширных бункерах астероида, в недрах которого зарылась база, Орденом были оборудованы сверхсовременные лаборатории и величественные храмы. Там же располагалась и центральная резиденция Верховного Магистра. Вновь заработали верфи, трудясь над корпусами и начинкой разработанных лучшими учеными Ордена гиперпространственых роботов - ЗАГов, а позже - собственных 'Барракуд'. На орбите астероида добавилось несколько орбитальных платформ, переделанных из списанных после окончания войны тяжелых боевых кораблей. Сердце Ордена было из титаниума и марсианской стали.
   Минные поля прикрыли стволами самых дальнобойных и современных лазеров, заказанных на заводах Гренделя. Космические мины были активными - они двигались быстрее современного истребителя, несли транстрелитиумный боезаряд, втрое больший, чем начинка любой современной тяжелой торпеды.
   Однако, комендант орбитальной крепости, отец адмирал Хиггинс, пребывал сейчас в полной растерянности. Долгое время он не мог связаться ни с кем на поверхности вращавшегося под ним астероида. Даже сама резиденция Великого Магистра не отвечала на вызовы. Началось все с того, что 'внизу' объявили боевую готовность. Потом посты наблюдения доложили о непродолжительных огневых контактах сразу в нескольких секторах базы. Отец адмирал немедленно приказал подготовить десантные боты. Ударные группы храмовников - коммандос Ордена -были уже стянуты к ангарным палубам, когда на связь лично вышел сам Верховный Магистр и категорически приказал НИКОМУ НЕ ВЫСАЖИВАТЬСЯ на Оплоте. И с удвоенным вниманием следить за внешними рубежами обороны. С тех про проходили один тревожный день за другим, но центральный пост связи штаб - квартиры Ордена на связь больше ни разу не вышел. Закрылись щиты на иллюминаторах вынесенных наружу редких построек. Перестало работать большинство вспомогательных систем. Сканеры засекали лишь какое-то невнятное шевеление в коридорах базы. Дисциплинированный до пунктиков отец адмирал установил себе срок ещё в одни сутки, после чего он высадит десант, и будь что будет. Вплоть до отлучения.
   - Обнаружены тормозные выхлопы двух тяжелых звездолетов, сектор шесть, - доложил наблюдательный пост. - Двигатели обоих бортов инопланетной, пока не опознанной конструкции.
   Отец адмирал даже немного обрадовался. Наконец-то случилось хоть что-то, к чему он был хорошо подготовлен и мог действовать со всей своей верой и умением.
   - Классификация по общим базам данных, - Джон Хиггинс с некоторым усилием втиснул свою тушку за боевой пульт.
   - Соответствуют тяжелым рейдерам расы драконов, отче, - слегка запнувшись от удивления, ответил оператор.
   - Проклятые мутанты! Сейчас мы им врежем! - изобразил знак Карающего Огня отец адмирал. - Боевая тревога! Орудия к бою!
   Завыли сирены. Раздался топот ног полной боевой смены, занимающей свои места. Развернулись дополнительные тактические голограммы, посыпались данные об приближающемся противнике. Наметанный на учениях глаз адмирала сразу подсказал своему хозяину, что беспокоится особо не о чем. Эти два ужасных боевых корабля исчезнувшей расы не смогут причинить его крепости существенного вреда. Но если богопротивные твари сами хотят своей смерти... это всегда можно будет устроить.
   - Мы только что засекли ещё два тормозных вектора в нашей зоне ответственности, Опознаны как десантные борты Империи. 'Три Святителя' с Нового Новгорода и 'Дракула' с Бартока. Мне связаться с ближайшей базой Имперского космофлота? - с трудом пытаясь скрыть озабоченность, спросил молодой дежурный офицер.
   - Да нет, пожалуй, - довольно протянул отец адмирал. - Заговор против Ордена налицо, и таковы инструкции.. Но их сил никак не достаточно, что-бы нанести нам существенный урон. Справимся сами. Мне становиться очень интересно посмотреть, как именно эти несчастные выродки собираются взять нас штурмом!
  
  
   - Ну и как, интересно, мы будем их штурмовать? - поинтересовалась Ольга. - Ты знаешь код, деактивирующий мины? Свой человек внутри? Вирус в их системах наведения? Считай, что сумел нас всех заинтриговать. Так что не томи, рассказывай.
   - Мой план я уже объявлял. Лобовая атака на крепость! - решительно заявил Стив. - Больше скорость - меньше мин! Атакуем по моему приказу. Только вот подождем ещё немного. Пусть у них нервы, что - ли, сдадут!
   Стив деланно зевнул.
   Рэндол только крякнул.
  
  
   Отец адмирал огорченно размышлял о четырех ушедших с Цитадели в неизвестность 'Барракудах'. Подкрепить бы их сейчас фрегатами да штурмовиками с платформ, и атаковать наглецов сквозь минные поля! Вот это была бы заслуженная победа святого воинства! А так сиди тут, любуйся на наглецов.
   - Пошел я к себе в каюту, - Хиггинс принялся выбираться из своего компенсирующего кресла. Лихорадка наступающего боя прошла, а время по расписанию крепости было позднее. - Разбудите меня, если хоть что-то произойдет. Если через двадцать четыре часа атака не начнется, а наши 'Барракуды' не вернутся, свяжемся с имперцами. Пусть пришлют линейный флот, да уничтожат их сами.
   Ему снилось что-то тревожное, когда запиликал прикроватный коммуникатор. Ему вторил адский вой сирен в коридоре.
   - Срочно, отец адмирал! Вы нужны на центральном посту!
   - Ну что, они, похоже, наконец решились! - довольно пробормотал Хиггинс, важно насупив брови и выплывая в коридор. Не хватало ещё, что бы подчиненные и паства видели его заспанный вид перед победой. Все-таки, его первый бой не на симуляторе!
   - Что у нас? - отеческим, но строгим тоном спросил отец адмирал, добравшись до своего боевого поста, - Эти безумцы пошли наконец в атаку?
   - Не они, отче, - оператор кивнул на центральную голограмму.
   Отец адмирал вгляделся в передаваемое изображение, и обомлел. Потом тряхнул головой, вглядываясь в данные, которыми сыпал, считывая с дальномеров, пост боевого управления. И впал в шок ещё глубже.
   - Связь с Имперским космофлотом, немедленно, - наконец смог промямлить он.
   - Невозможно, отче. Ретрансляционные спутники сбиты с 'инквизиторов'. И нам поставили колпак помех на всех частотах. Они полностью глушат наши диапазоны, - обреченно заявил офицер связи. - Идет направленный, мощный РЭБ-удар. Многочисленные помехи и сбои на всех линиях управления, наведения и связи.
   Отец адмирал, как завороженный, не мог оторвать глаз от голограммы. Зрелище, которое разворачивалось сейчас на экранах, могли наблюдать разве что деды тех слуг Ордена, что защищали сейчас крепость. Вот только скольким из них удалось выжить после подобного?
   В секторе тормозила, разворачиваясь в боевой порядок, уверенно опознанная компьютерами, 'сфера шершня'. Планетарно - штурмовой рой тарнов. 'Пустотные певцы' ударных звездолетов улья Криптофоров пели беззвучную песню смерти.
  
   Там - там, - пропел вызов дальней связи. Наташа с изумлением уставилась на развернувшуюся голограмму. Она ожидала увидеть покрытую шипами, уродливую хитиновую тушу. И украшенную огромными жвалами голову с фасетчатыми глазами так похожего на земного богомола, воина - тарна. Повелителя соты, орды чьих соплеменников во время Вторжения перемололи и захватили десятки звездных систем человеческого Диктата. А тех людей, кто уцелел при орбитальных бомбардировках, они миллионами парализовывали нейродеструкторами и пускали на корм только проклюнувшимся личинкам.
   Но вместо Чужого - насекомого перед ними возникло изображение красивой, стройной, самой земной девушки. Смуглая кожа, длинные, забранные на левое плечо и пристегнутые погоном иссиня-черные волосы. Приветливая улыбка пухлых, чувственных, ярких губ. Огромные, карие глаза.
   - Ну здравствуй, муженёк! Давненько не виделись! Привет всей честной компании!
   - Здравствуй, Мария Хуана Анджелика де Энарес! Спасибо, что появилась. Правда, не ожидал Вас лично, Ваше Величество! - поклонился Стив.
   - Будешь должен. Одного горючего сколько сожгла! Овес нынче дорог! Начнем, пожалуй, с ужина. Дальше - посмотрим.
   - Я долги всегда отдаю! - мрачно ответил Стив.
   - И супружеский - тоже? Поднакопилось, знаешь ли! Не бойся, шучу. Наверное...
   Стив понял, что краснеет. Совсем как не подобает краснеть суровому отцу - адмиралу. Но переключатся на приват-канал было уже поздно. Сидевшие на мостике офицеры дежурной смены старательно отводили глаза. Ольга приподняла соболиную бровь. Рэндол по-солдатски хмыкнул. Наташа продолжала пребывать в легком ступоре.
   - Ой, как мило! Живет пятую сотню лет, а все как мальчик! Ладно, шутки в сторону! Запрос на боевую координацию послан. Цель вижу. Работаем.
   Ловко подпрыгнув, Мария залезла в висящий позади нее, на потолке, кокон управления. Кожаный, снабженный серебряными заклепками, доспех сидел на ней так, словно девушка была обнажена. Устроилась она в своем коконе вниз головой, чем окончательно добила Наташу.
  
   Стив наблюдал, как флагман насекомых, гигантская 'Цитадель', медленно выходит вперед на огневую позицию, завалившись на свое правое крыло. Остановилась она как раз на самой окраине минного поля. Центральные батареи крепости незамедлительно открыли по ней огонь, но расстояние для большинства дальнобоек было великовато. Несколько бриллиантовых лучей все-же скользнули по броне огромного флагмана, слегка поцарапав его тут же начавшую заживать, биометаллическую броню. Лишь окончательно затормозив, и повернувшись к крепости боком, что бы обеспечить наибольший вес бортового залпа, 'Цитадель' открыла убийственно точный огонь из своего главного калибра. Сгустки плазмы накрыли одну из передовых платформ - переоборудованного монитора времен Диктата, пытавшегося достать боевой звездолет насекомых из своего единственного, сверхтяжелого орудия. Земному ветерану хватило бы для полного уничтожения двух - трех подобных попаданий. Но он моментально получил целых пять. Последнее из них, впрочем, испарило уже совершенно мертвые остатки механизмов и шпангоутов.
   После монитора пришел черед списанного (судя по обводам - совсем недавно), ударного авианосца ВКФ аркторнской постройки. С его палуб отчаянно стартовали все готовые к взлету истребители и штурмовики. К их хаотичному построению начали присоединятся и штурмовики, базировавшиеся в ангарах центральной платформы. Стив отчетливо представил себе, как сейчас в их кабинах молятся и поют свои жестокие псалмы камикадзе Ордена. Взрыв, разметавший вскоре авианосец, смахнул примерно треть этих фанатиков, но остальные могли продолжать свою отчаянную атаку. И тут вперед выдвинулись 'охотники' охранения, взяв 'Цитадель' в плотную сферу своей защиты. Заработали скорострельные пушки, ставя плотный заградительный огонь, и от армады маленьких светлячков очень быстро ничего не осталось. Посланные издалека торпеды не смогли подойти к флагману, их сбили играючи, словно в тире.
   Огромная центральная платформа ещё держалась. И тут из ордера насекомых выдвинулся один из десантных 'шершней'. Из его бездонного брюха одна за другой стартовали роботы, имитирующие все параметры идущих вперед боевых кораблей. Ближайшие мины тут -же активизировали свои двигатели и бросились на них в атаку. 'Обманки' взрывались, а из трюма звездолета насекомых сыпались все новые и новые космические брандеры. Коридор, необходимый для безопасного прохода кораблей, стремительно расширялся. Вскоре корабль - матка тарнов начал запуск своих штурмовиков.
  
   Существо, когда-то бывшее Великим комтуром Ордена де Граном, первым заместителем Великого Магистра, стремительно неслось по подземным переходам Оплота Веры. Комтур был, по сути, вторым лицом в Ордене. Хотя слово Великого инквизитора, кардинала Симона Фаррелла, второго заместителя Магистра, и страх, который внушала его конгрегация, значили гораздо больше. Комтур лишь представлял Орден во время отсутствия по болезни или кончины Магистра, и выполнял его поручения, в основном - сугубо представительские. Администратор. Но Великого Инквизитора только схватили и еще не успели обратить. Сам Великий Магистр еще не был взят, его охрана держалась, отчаянно отстреливаясь, в самых глубинах базы. А кольцо врагов сжималось вокруг нового гнезда, и время работало сейчас против Бессмертных. А его раса должна была уцелеть. Поэтому существо неслось вперед, по известному его прежнему хозяину маршруту. Тело, только что получившее нового хозяина, еще с трудом могло передвигался, было слабо и голодно, но коллективный разум знал, что нужно делать. А память, доставшаяся от прежнего хозяина, помнила дорогу и коды, открывавшие все встречные двери. Автоматика считывала сетчатку глаз и прочие биологические параметры комтура и подтверждала допуск. И вот - последняя дверь, точнее шлюз, и перед Бессмертным предстали внутренности космической яхты, предназначенного для аварийной эвакуации высшего командного лица Ордена. Тайная шахта, а в ней самый скоростной из всех построенным в Империи звездолетов. Одноместный. Все остальное, кроме посадочного места пространство занимали компьютер, сложнейшая система жизнеобеспечения и двигатели. Создан лучшими инженерами по всем доступным передовым технологиям, имеющимся в распоряжении Ордена. Как земным, так и инопланетным. Существо забралось в огромный саркофаг системы жизнеобеспечения, и отдало приказ на старт. Мгновенно сработала система защиты пассажира.
   Тщательно замаскированный в воронке от метеорита, люк отошел в сторону, и яхта рванула вперед. Мощный бортовой искусственный интеллект рассчитал наиболее свободный от кораблей вторжения вектор, и звездолет рванул по нему, с максимально возможным ускорением, через "свои" минные поля. Ни одного истребителя сводного флота драконов и тарнов у него на пути не оказалось. Скрытая мощными полями преломления сканеров, яхта вырвалась на скачковый вектор незамеченной. Лишь когда началась активация Стар-драйва, ближайший охотник тарнов, державший этот сектор, обнаружил на экранах слабый отблеск и изменил курс, сразу переходя на форсаж. Удар единственного плазменного залпа и уход яхты в скачек произошли практически одновременно. Капитан "Охотника" доложил о девяностопятипроцентном поражении второстепенной цели и занял свое место в строю.
  
   Штурмовики насекомых, между тем, выстраивались в звенья и начали входить в образовавшийся в минном поле проход. Два больших 'охотника' вошли вместе с ними, их менее дальнобойные и мощные, чем у 'Цитадели', но более скорострельные орудия вскоре начали работать по всем вынужденным раскрыть себя зенитным батареям Ордена. Вскоре выход из минного поля превратился в пылающий беззвучными вспышками ад. Из девятнадцати штурмовиков первой волны атаки к астероиду вырвалось только два. Получил несколько серьезных попаданий в корпус первый 'охотник'. Пока флагман нащупывал плазмой хитроумно выныривавшую и тут же прятавшуюся под броню башню тяжелых лазеров Ордена, она умудрилась пристреляться и по второму звездолету насекомых.
   Огромное, потерявшее на время управление, 'летающее крыло' повело в сторону, и несколько мин по краю 'прохода' тут- же рванули к нему. По ним смогли открыть огонь только несколько пульсационных пушек насекомых - системы наведения крейсера серьезно пострадали. Два звена истребителей прикрытия кинулись вперед, пытаясь уничтожить мины огнем из своих пушек. Но вот в огромное крыло 'охотника' врезалась первая мина, следом за ней вторая, звездолет начал вращаться, и его бросило в самую гущу минного поля. Несколько мгновений, и от тяжелого корабля, и от прикрывавших его истребителей ничего не осталось.
   - Теряем темп! - нахмурился Стив. Пришла и наша очередь.
   Оба 'инквизитора' выдвинулись на огневой рубеж. Уникальные пушки, разработанные древней расой аяолов, присоединились к обстрелу. Ответный огонь платформы не заставил себя ждать. Крейсера тряхнуло от мощных попаданий. К счастью, потерь пока не было. А платформу рвали навылет тяжелые инопланетные орудия. Отступившие было штурмовики насекомых перегруппировались, получили подкрепление и вновь перешли в наступление. Большинство точечных скорострелок платформы уже было сметено с обшивки или повреждено, системы обнаружения и наведения выведены из строя. А от огня укрытого броней крупного калибра юркие и скоростные штурмовики смогли уклониться. И выпустить торпеды. Взрывы многоступенчатых транстрилитиумных боеголовок внутри корпуса платформы выбивали наружу обломки и целые отсеки, выжигая казармы, боевые посты и орудийные палубы.
   Второго залпа не потребовалось - гигантская станция развалилась на части, продолжая сотрясаться от цепных взрывов складов с боеприпасами, рециркуляторных кислородных станций и хранилищ с ракетным топливом. Один за другим корабли союзников начали выходить на дальнюю орбиту астероида.
  
   Окруженный поясом космической обороны, сам оплот Ордена не имел столь мощного противокосмического вооружения. На стационарную орбиту вышли 'охотники' тарнов, оба 'инквизитора', затем к астероиду подошли десантно - штурмовые 'шершни'. Началась орбитальная бомбардировка обнаруженных, укрепленных выходов на поверхность, и обстрел всех лазерных и ракетных батарей, которые затаились в капонирах, чтобы помешать десанту.
   - А нам обязательно здесь высаживаться? - спросила Наташа, заворожено глядя на озаряемую сполохами разрывов поверхность астероида. - Раздолбать их из космоса, и все. Зачем людей-то терять?
   - Бывал я на такой базе, - ответил Стив. До Вторжения умели строить! Этот командный пункт, теоретически, подготовлен выдержать многое. Он рассчитан долго держатся до подхода подкреплений. Твердая скальная поверхность, внутри - бронированные отсеки с автономными системами жизнеобеспечения. А вояки Ордена тоже десятину в своих храмах не просто так собирали, явно многое туда из последних разработок добавили. Осадные мортиры 'шершней' взорвут рано или поздно центральные ворота, раздолбают шлюзы, управляемые 'бетонобойки' проникнут ещё дальше, но... Глубинные части комплекса останутся и уцелеют, личный состав отойдет в них. Подмога к ним скоро придет, да и горнопроходческая техника, замаскированные секретные выходы, спрятанные убежища - все там есть. Обязательно потом какая-нибудь сволочь откопается, полезет мстить, захватывать человечество и все такое. Паразитов нельзя от сюда выпускать.
   - Это точно, сынок! - пробурчал появившийся на экране Рэндол. - Пока боец с автоматом руины не зачистил, захваченными они не считаются, так как наверняка будут отстреливаться. Когда высаживаемся?
   - 'Три Святителя' готов к выбросу десанта, - на втором экране появилось изображение Ольги, которой двое техников помогали надеть сегменты тяжелой брони.
   - А вы с Рэндолом разве не должны, как большие боссы, сидеть и руководить бойцами в командных центрах своих кораблей на орбите? - поинтересовался Стив.
   - И пропустить такое веселье? - удивленно спросила Ольга. Рэндол только хмыкнул. - Никогда себе этого не прощу. Да и по работе уже черт знает как соскучилась. Где там союзнички, уснули?
   - Трудимся, как пчелки, - на мониторе возникло лицо Марии, опять восседавшей вниз головой. - Откроем вам входы в тоннели здесь, здесь и здесь, - на тактической карте астероида замигали красные точки.
   - Сектора с третьего по седьмой - наши, остальные -- вам, земляне. Так что если вы хотите зачистить этот астероид силами десанта - давайте торопиться, отковыривать по кусочку эту скалу у нас попросту нет времени. Ну, и ведь нам всем хочется посмотреть, что Орден припрятал в своих секретных лабораториях, верно?
   - Спасибо, дорогая. Вы слышали, ребята? - ответил Стив, - Пятиминутная готовность к высадке!
   Остававшиеся на командной частоте Ольга и Рэндол сухо кивнули.
   Два 'шершня' насекомых перешли на более низкую орбиту. Шедший первым штурмовик провел подавляющий обстрел ракетами средней дальности всех обнаруженных им огневых точек противника. И заодно совершил полное сканирование лежащих под ним подземных лабиринтов базы, уточняя про помощи совершенных приборов насекомых уже имевшуюся у них карту. Второй десантно-штурмовой корабль, получив уточненные данные от первого, принялся утюжить поверхность тяжелыми нейропушками. Но далеко в подземные уровни невидимые волны смерти достать не могли. И штурмовик скинул вниз тяжелые, управляемые бомбы. Видимо - новое поколение, компьютер 'Инквизитора' не смог их классифицировать. Тарны были исконными жителями пещер на своих планетах, и в войнах под землей поднаторели задолго до зарождения человечества.
   Первые ступени бомб насекомых пробили железо - каменное основание астероида, вторые ступени - многослойные стены ближайших к поверхности бункеров базы. Третьи ступени, (скорее всего), - должны были выжечь объемными взрывами остатки живой силы и автоматические системы обороны в данных помещениях, не создавая труднопроходимых завалов для продвижения штурмовых групп. Стиву это понравилось - основные внутренние огневые точки противника наверняка сконцентрированы у главных ворот, а там потери атакующих были бы больше. В тылу нас не ждали.
   - Значит так, - вызвал он Ольгу и Рендола, - 'Три Святителя' работают по четвертому 'входу', вам, командующий, достанется третий. Союзники сообщили, что входят через первую и вторую шахты. Связь с ними по каналу 'Квебек девять девять семь'. Предполагаемая точка встречи - шестнадцатый уровень, сектор пять. Пошли, ребята.
   'Три Святителя' и 'Дракула' начали отстрел десантных катеров. Только первая ее волна состояла из обманных целей. 'Шершни' насекомых тоже метали свои штурмовые модули один за другим. Внезапно распахнулись замаскированные в толще скалы двери, и очереди десятков скорострельных автоматических лазеров ударили по десанту. Почти вся первая волна 'обманок' была уничтожена на подлете.
   Посты артиллерийского наведения и управления 'Инквизитора' и 'Экзорциста' взяли обнаружившие себя капониры противника на прицел, и крейсера заработали главным калибром. Вскоре от последних позиций обороны астероида остались лишь кратеры и разлетающиеся обломки. И началась высадка настоящего десанта. Катера зависали над пробитыми бомбами глубинными шахтами, открывали люки, и, включая в полете реактивные ранцы, штурмовики посыпались вниз.
   Первое помещение, в которое проникли разведывательно-атакующие группы Рэндола, было, похоже, когда-то помещением большой столовой. Определить точнее было трудно, так как после взрыва тарнской бомбы большинство предметов обстановки выгорело или оплавилось, и их обломки выкинуло с остатками искусственной атмосферы. Если тут и находился противник, от него ничего не сохранилось. Боец с эмбле6мой инженерной службы на броне под прикрытием рассредоточившихся по углам десантников принялся колдовать над открытием замка двери, идущей, согласно имевшейся схеме, вглубь базы. Вокруг него принялись монтировать мобильный шлюзовой тамбур. Остальные двери скоро заварят и на всякий случай заминируют высадившееся с основной группой саперы. Пока их просто взяли на прицел. К счастью, замок нужной двери был вскоре взломан, а саму дверь от взрыва бомбы не перекосило. В следующем помещении, на выходе из коридора лежало несколько тел, не облаченных в броню. Жертвы ударных волн 'бетонобоек'? За массивной дверью? Первая группа произвела по ним контрольные выстрелы в голову, и осторожно обошла, опасаясь ловушек.
   Вскоре передовые группы прошли мимо открытого гермозатвора и вышли к большому ангару. Из него выходило сразу несколько коридоров. Пол под ногами периодически вздрагивал - штурмовые звездолеты тарнов продолжали заградительную бомбардировку в районе главных ворот и шлюзов верфи. Впереди замаячила наспех построенная баррикада.
   Атакующие группы, прикрывая друг друга, бросились вперед. Не смотря на то, что датчики биополя молчали, от Ордена ожидали любой пакости. Полетели и рванули гранаты. Но за баррикадой обнаружилось лишь два ряда ранее аккуратно разложенных мертвецов. Медик, приписанный к одной из групп, присел над одним из покойников, облаченному некогда в хламиду младшего послушника Ордена.
   - Дня четыре назад, - доложил он своему лейтенанту. - У всех - либо огнестрел, либо, в основном, колотые раны, а, иногда, и следы зубов. Похоже, что тот флотский, с 'Инквизитора', что проводил нам инструктаж по поводу инопланетян - паразитов, был все-таки трезв и в своем уме. Вот этого разведка нашла в боковом коридоре.
   Он перекинул изображение на визир шлема лейтенанта. У мертвеца были совершенно белые глаза без зрачков и остатки запекшейся пены на подбородке. Выглядел слуга Ордена один в один словно жертва какой-нибудь инопланетной чумы.
   К продвигающейся вперед группе закрепления, с которой шел Рэндол, похожие доклады поступали от всех разведгрупп. Повсюду были обнаружены следы недавних боев, множество прорванных баррикад. Нашлось и несколько тел храмовников и рыцарей Ордена в их тяжелых экзодоспехах. Стены были иссечены огнестрельным огнем и лучами ручных лазеров. Все помещения были пустынны и разгромлены.
   - У тарнов и Ольги ситуация хуже. Они наткнулись на изолирующие межсекторные перегородки, прикрытые автоматическими турелями. Всюду мины, - связался с Рэндолом Стив. - Пока с турелями провозились, а теперь - замки блокированы из центра, гермоперегородки толстенные, и подорвать их проблематично. Тарны с этим наверняка справятся, но нужно время. Так что вы сильно вырываетесь вперед. И ещё. Вы уходите вглубь от поверхности, и сканеры с орбиты только что перестали работать на обнаружение. Вся надежда теперь только на ваши портативные биосканеры, а их радиус.... И тел найдено очень мало. Думаю, монахов Чужие не убили, а забрали глубже.
   - Знаю, - Рэндол вызвал на связь начальника штаба. - Сергей, мы чересчур разсосредотачиваемся. Подождем соседей, они застряли. А мы подозрительно хорошо идем. Очень похоже на западню. Один серьезный удар с флангов или сзади... Приказ: остановиться, создать опорные огневые пункты, подтянуть оторвавшихся. Действуй.
   Начальник штаба кивнул и принялся вызывать командиров атакующих групп. В этот момент только что заваренная боковая дверь разлетелась на куски от мощных, направленных взрывов. Стоявших поблизости штурмовиков снесло с ног, в эфире послышались стоны и проклятия. А в оплавленный дверной проем с той стороны полетели гранаты. И сразу вперед полезли закованные в незнакомую, черную броню солдаты противника, разсосредотачиваясь по помещению и поливая огнем.
   Майор - начальник штаба, контуженный взрывами, поднялся на локте, вытаскивая из кобуры бластер, и тут же отлетел в сторону, получив из ручного пулемета сразу три бронебойных пули. Лишь несколько бойцов группы, стоявших в охранении, и ее командир - лейтенант успели прицельно ответить. Импульсы их лазеров полосовали по угловатым доспехам противника.
   Два выстрела в грудь, третий в голову - в скоротечном бою клинча это не всегда получается. И враги, пошатываясь, продолжали стрелять. Вскоре все штурмовики передовой группы были мертвы. Лишь несколько из них смогли убить врагов, попав точно в забрала шлемов. Пошатываясь и что-то бормоча, около сотни закованных в черные латы солдат, переступая лежащие в лужах крови тела, двинулись вперед. Позади них заурчали огромные грузовые лифты, доставляя наверх множество бойцов в боевой экипировке Ордена. Высадив первую партию, лифты снова ушли вниз, за подкреплениями.
  
  
   Первый помощник Верховного Магистра, кардинал Сассекский и префект Верховной конгрегации святой инквизиции Ордена Симон Фаррелл лежал, жестко привязанный к лавке в парадном молельном зале. Их отыскали в тайном убежище и схватили, наверное, последними. Все, что сейчас мог видеть глава некогда всемогущей Священной Канцелярии - огромный символ Карающего Огня, хорошо освещенный скрытой подсветкой, выполненный приглашенным когда-то с Земли великим мастером. И потное, искаженное страхом лицо своего ближайшего помощника, монсеньера Доменико справа от себя. Лежавший слева Джорджио Сати, архиепископ Шиманский, слава Богу, уже перестал кричать и скулить.
   И разумеется, в поле зрения Великого Инквизитора Фаррелла попадали три выставленных перед ним отвратительных яйца, или кокона. Кардинал прекрасно знал что произойдет дальше. Схватившие их твари специально показали на простых служках весь процесс захвата человеческих тел. Но самым страшным для Фаррелла было не это. Больше всего его сейчас пугало то, что Бог, которому столь ревностно всю свою жизнь служил кардинал, а с ним и весь Орден в течении столетий, оказался бессилен против врага.
   Человек, утвердивший лично тысячи смертных приговоров, пославший во имя Карающего Огня на пытки и сожжение так много мутировавших тварей и укрывавших их людей, бессильно плакал от страха, разочарования и отчаянья. Возможно, что Великий Магистр, занявший последний рубеж обороны на своем командном пункте, не повторит его ошибки и если не погибнет в бою, то найдет в себе силы покончить с собой. Сам кардинал, считавший себя образцом безжалостного хладнокровия, смог лишь запереться, словно мышь, в каком - то дальнем складе со своей свитой. Рот кардинала Фаррелл изрыгал в последние часы такие богохульства, что многие из казненных по его приказу услышали бы для себя много нового. Вера полностью оставила сердце кардинала.
   По отвратительной кожуре одного из стоявших на алтаре яиц пробежала первая трещинка.
   Рядом забились и завыли оба испуганных помощника. Кардинал и сам, в порыве отчаянья, не замечал, как режет руки своими путами.
   Сильный удар армейского ботинка выбил остатки двери в молельню. Послышались тяжелые шаги, пение сервоприводов. Перед священниками появилось двое облаченных в незнакомую броню, поводящих стволами лазеров солдат.
   - Наконец-то! Подмога! Долго же вас, флотских, ждать! Развяжите нас, немедленно! - По щекам кардинала текли крупные слезы радости. - Только сначала сожгите эту дрянь!
   Кардинал пытался прибавить в голосе как можно больше положенной ему при простых смертных властности, но все равно сбивался на визг:
   - Быстрее! Во имя Карающего Огня, шевелитесь, болваны!
   - Скорее сжечь эту дрянь, говоришь?- донесся из динамиков облепленного датчиками шлема хриплый голос. - Это можно. Моя двоюродная сестра сгорела на площади. Так что будет тебя огня.
   Солдат активировал подствольный огнемет своего штурмового комплекса. И истошные вопли иерархов инквизиции потерялись в гуле пламени, охватившем помещение.
  
   - Сэр, прорывы в секторах 'Браво', 'Браво -2' и 'Дельта', - поступило новое донесение для Рэндола. - Противник атакует. Нет связи с седьмой и десятой разведгруппами.
   Высоко, на орбите астероида Стив прислушивался к докладам и переговорам из сектора Рэндола. Затем, нахмурившись, вызвал Ольгу и Командующего:
   - Ребята, это те самые уроды, с которыми я столкнулся на 'Зевсе'. Зомби-проект Ордена. Они их тут, видимо, много наштамповали. Единственный способ их остановить - бить строго в голову. И еще. Они холодные, и у них какой-то новый, хорошо экранированный и бронированный скафандр. Поэтому тепловизионные датчики и системы наведения на них пасуют. Я докладывал на конференции, но...
   Рэндол крутанул перед собой тактическую карту.
   - Противник идет на прорыв в только в моем секторе. Используя этих 'зомби' на острие атаки...
   - Куда им прорываться? - удивилась Ольга. - Логичней было бы запереться в глухой обороне и ждать подмоги от имперского космофлота.
   - Они рассекли мои силы, и несколько штурмовых групп попали, или скоро попадут в полное окружение, - задумчиво продолжил Рэндол. - Думаю, они хотят захватить и заразить как можно больше моих людей. Считается ведь, что мы про инопланетян не знаем, а гадаем, что здесь произошло. Отправим 'зараженных вирусом' на орбиту, лечить. Если паразиты попадут на мой корабль, перед ними появится новый шанс начать все сначала.
   - Да, похоже на их обычную тактику, - согласился Стив. - Сейчас решим, какие подразделения к вам перебросить.
   - Времени на переброску нет, сынок! Так что, пока они не углубили прорыв, я пошел!
   Все бойцы группы закрепления, возглавляемой Рэндолом, прошли через реаниматор Аяолов. То есть были драконами. Остальным штурмовикам - коренным жителям Бардии, знать этого было не обязательно. В качестве тяжелого вооружения у драконов имелись два плазмомета "Волна", закрепленные на поясных станках наружной подвески расчетов. Все бойцы отряда были облачены в тяжелые бронедоспехи типа "паладин" и "паладин 2". Подобное вооружение и снаряжение поставлялось исключительно для десантных спецподразделений Империи. Их использование на стороне, или продажа на сторону наказывались смертной казнью. Где и как Рэндол смог их достать, оставалось его военной тайной.
   Передовой отряд зомби, атаковавший ядро десанта Рэндола, был уничтожен моментально. Заполнившие коридоры реки плазмы и лучи тяжелых лазеров, установленных на манипуляторах двух мехов, выжгли коридоры на десятки метров вперед, не оставляя и обугленных останков от атакующих паразитов. Штурмовики влетели в огромный зал или ангар, из которого вело сразу несколько выходов. Мехи заняли ключевые точки, прикрывая бойцов.
   В соседнем зале, забитым горнопроходческой техникой, разведка обнаружила первую группу окруженцев. Её бойцы восстановили баррикаду в центре зала, и укрывшись за ней и за землеройно - фрезерными комбайнами, успешно вели оборонительный бой. Полы вокруг баррикад были завалены телами в обугленных обрывках орденских хламид. Связавшись с Рэндолом по "короткой"связи, их командир усилил огонь, и с помощью подкрепления группа была освобождена, а противник полностью отбит.
   Рэндол отправил тяжело раненых с небольшим сопровождением на выход, к катерам, а остальных бойцов поставил под свое командование.
   - Сэр, на этой базе персонал был, как я помню по разведданным на брифинге - около семи тысяч человек, верно? - обратился к Рэндолу слегка контуженный лейтенант - командир окруженцев, облаченный в обугленную и забрызганную кровью броню.
   - Или больше, - заметил Рэндол. - Так что соберите все боеприпасы, что найдете. Пока до нас не доберутся дроны с пополнением БК, боеприпасы нам понадобятся.
   Основной отряд пробивался вперед, неся по пути незначительные потери. Следующую группу окруженцев обнаружили запертыми в бывшем продовольственном складе. Короткий и жесткий огневой контакт с противником, и почти рота солдат присоединилась к основным силам. А глубже, в технических помещениях, Рэндола ждал неприятный сюрприз - солдаты, семь человек, лежали связанными. Перед каждым на полу лежало яйцо паразита. Пленников развязали, привели в себя. Несмотря на ранения и побои, все они смогли держатся на ногах. Оружие для них нашлось.
   Вскоре Рэндол был вынужден устроить привал для ночёвки. Бойцы из драконов держались хорошо, а вот простые штурмовики с Бардии, несмотря на боевые стимуляторы, остро нуждались в отдыхе и приеме горячей пищи. Раненым тоже требовался уход.
   На следующий день десант силами 3 и 7 батальонов вышел и закрепился на той отметке, с которой началась первая атака Чужих и погиб начальник штаба - огромному перрону, к которому из нескольких тоннелей подходили нитки магнитных поездов. Общие потери составили почти треть личного состава, и пугающе много тел погибших не удалось найти. Связист установил связь с орбитой.
   - Насекомые отправляют к вам подкрепление, Командующий, сообщил Стив. Их Вершители, как и наши штабные считают, что на вашем участке после разведки боем будет повторный массированный удар. Отбивая людей, вы снова вырвались вперед. Враги знают, что десант своих не бросает.
   - Внимание, сектор Чарли Браво семь, у нас движение, - доложил головной дозор.
   Двое солдат с электронными отметками и с эмблемами батальона "Стальной волк" на бронескафандрах бегом выскочили из-за поворота. Один из них, с лычками сержанта, подставляя плечо товарищу, делал отчаянные движения рукой. Дозорный пост пропустил их, отправив с сопровождающим к командующему.
   - Подними забрало и докладывай, сынок, - поднялся навстречу бойцам капитан Фостер, занявший освободившееся место начальника штаба.
   Солдаты молчали, рядовой контужено тряс головой. Бойцы взвода охранения на всякий случай потянулись к оружию, плавно занимая позиции вокруг окруженцев. В помещение быстро вошел лейтенант медслужбы, на ходу настраивая диагностический сканер. Капитан кивнул, и один из штурмовиков парой быстрых движений снял с новоприбывшего солдата шлем.
   Существо, которое совсем недавно было рядовым Юджином Кохом, коренным уроженцем Бардии, уставилось на Фостера белыми, немигающими, лишенными зрачков глазами. Открыв рот и выплюнув ошметки слизи, оно хищно оскалило зубы. Оно очень хотело жрать.
   Мгновение оцепенения прошло, и боец, стоявший позади, дважды выстрелил из бластера - каждому из новоприбывших в затылок. Бывалый сержант, так и застывший с чужим шлемом в руках, едва успел пригнутся от разлетевшихся кровавых ошметков. И в этот момент рванула взрывчатка, которой были наполнены ранцы обоих солдат.
   Штабные погибли сразу, сметенные пламенем. Огненный шквал прокатился по перрону, разрывая мощью ударной волны и осыпая градом поражающих элементов. Ядерный заряд обнаружили бы сенсоры пикетов, но и того, что приготовили в ранцах Чужие, хватило с лихвой. Все те, кто лег спать, отдыхал или принимал пищу, были без шлемов и перчаток. Взрыв скинул их с платформы и разметал по путям. Оба меха опрокинулись, подмяв стоящих рядом солдат.
   Рэндола спасло то, что он в этот момент обходил раненых. Взрывная волна пронесла его несколько метров и отбросила на стену. Пришел он в себя быстро, спустя несколько минут, заваленный трупами пациентов госпиталя. Встроенная в доспехи аптечка работала во всю, подавая множество тревожных сигналов в меню. В глазах двоилось, командная сеть сбоила, во рту стоял привкус крови. Выкарабкавшись из-под разорванных тел, он огляделся. В конце перрона торчащий из тоннеля поезд подался вперед, и из арки неудержимой стеной, беззвучно, (уши заложило взрывом), несся вперед вал Чужих. Весь бывший персонал базы пошел на прорыв в одном месте.
   Первыми, как всегда, пришли в себя облаченные в тяжелую броню "паладинов" драконы. С левого фланга ударил плазмомет, выжигая передние ряды атакующих. Завозился на полу, вставая на ноги, один из мехов. Все новые бойцы вступали в бой, но противников было слишком много.
   Спотыкаясь на обгорелых останках, вываливающихся внутренностях и лужах крови, скаля зубы, они неудержимой стеной рвались вперед, и по убитым карабкались все новые нападавшие. Шаг за шагом десантники Рэндола отступали. Вот замолчала "Волна" - перегрелась или закончились боеприпасы. Мех выпустил из контейнеров все свои ракеты и вел заградительный огонь очередями, попеременно из двух стволов, громоздя перед собой гору трупов. Неиссякаемый поток нападавших обтек его со всех сторон, и пилот был вынужден пустить в ход молекулярные дисковые пилы. Ошметки плоти и фонтаны крови обильно брызнули на потолок и стены станции. Но подбежавший к нему бывший рыцарь умудрился поднырнуть под прогудевший над головой манипулятор и запихнул сверток со взрывчаткой в коленное сочленение машины. Ударил взрыв, и боевой аппарат завалился на пол. Его тут же облепил десяток инопланетян, пытаясь вскрыть колпак кабины и достать водителя. Вскоре, под возившейся на полу мешаниной тел, пилы смолкли.
   Из за спин нападавших - новообращенного пушечного мяса, появились хорошо вооруженные солдаты в черной броне или в экзоскелетах Ордена. Они лезли на крыши контейнеров, занимая удобные огневые позиции, и принялись отстреливать пулеметчиков, офицеров и тех, кто еще твердо стоял на ногах. Броня "паладинов" уводила большинство выстрелов в рикошет или поглощала удар, но частые толчки попаданий сбивали с ног и мешали прицельной стрельбе. Рэндол уже отстрелял последнюю обойму своего штурмового "укорота", а батарея наплечной лазерной турели давно села. Пришло время выхватить бластеры. Огонь двух тяжелых "Аргументов" смел стрелков с ближайшей позиции. Позади, очередями, выводя по толпе "восьмерки" экспансивным боеприпасом, работал с сошек последний пулеметчик. Трассеры самонаводящихся пуль и лучи лазеров резали задымленный воздух станции во всех направлениях. Командные меню тактического шлема краснели маркерами потерь личного состава, и его зашкаливало огромным количеством вражеских целей.
   Видимо, опознав в Рэндоле командира, к нему бросилась основная масса нападавших, пытаясь завалить и взять живым. Заряд из "Аргумента" ближайшему в голову, второму - выстрел в грудь и контрольный в лоб, третий почти успел увернутся и получил в плечо... Один из Чужих прыгнул вперед, схватив командующего за обвес разгрузки, и получил выстрел в живот. Рэндол отпихнул ошметки его тела и успел выхватить меч. Доспехи существенно замедляли его действия, но отряд нападавших все равно напоролся на сверкающую алмазным блеском, рубящую их пропеллером стену. Но всё же волна паразитов захлестнула и его. Попыталась повалить на пол. И когда сразу несколько инопланетян повисли на его правой руке, сжимавшей меч, Рэндол левой активировал последнюю гранату, оставшеюся на его оружейном поясе. Граната была имперского производства, наступательно - термобарическая, и командующий всей душой надеялся, что его офицерский "паладин 2", со своей активной и пассивной броней и вставными пластинами из обедненного трелитиума, ее подрыва не выдержит. Ни в плен, ни в калеки, проиграв свой последний бой, он не собирался.
  
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ.
  
  
   Всего два с половиной часа спустя, стену туннеля пробуравила огромная землеройная машина. Едва прекратили вращаться лучи ее буровых лазеров, как из створок десантных люков, рассыпаясь в атакующий веер на потолке, хлынул поток тарнских воинов. Но внизу, в едком дыму и оседающей пыли взрывов, лежали только трупы, трупы, трупы. Горы останков застилали станцию и пути. Закрытых переборок впереди видно не было. Тарны, выпустив вперед крохотные разведывательные беспилотники, стальной стеной потекли по стенам и потолку тоннелей. Но серьезного сопротивления им больше не оказали. Батальоны Рэндола приняли на себе и начисто перемололи основные силы противника.
   Локализуя и выжигая разрозненные и слабые очаги сопротивления, союзники вскоре вышли к командному пункту Оплота. Магистр все еще держал в нем оборону.
   Мощные гермозатворы уже были взорваны. Вокруг валялось множество тел в боевой экипировке Ордена. При приближении, Ольгиных дружинников встретил плотный огонь - защитники неплохо укрепились внутри.
   Тогда вперед вылезли, похожие в своей броне на небольшие многопалые танки, насекомые. Несколько рабочих особей быстро собрали на станке сложной конструкции орудие. Нейродеструктор беззвучно плюнул внутрь бункера. На четверть мощности. И сразу, с потолка, вперед прыгнули, выставив клешни, богомолообразные тени.
   - Жнец, - схватилась за связь Ольга, - что с их базами данных?
   - Основные блоки системы и сервера целы, конечно . Они глубоко в породе, и хорошо защищены. А все, что было на КП, спалили только что, изверги членистоногие! Зато всю автоматику, а главное - системы подрыва и самоликвидации успели обезвредить. Как в кино - еще пара секунд на таймере, и все бы вокруг как бахнет!!!
   - Бери контроль на себя, сейчас тебя подключат. Немедленно переходи к взлому системы, пусть Ветер поможет.
   - Насекомые тоже пытаются туда подключится. Насколько мы с ними дружим?
   - Твоя основная цель - номера банковских счетов Ордена, пароли и доступ к ним. Работаешь строго по протоколу "Немезида". Все данные сольешь при первой же возможности сэру Генри. А по научным и прочим историческим архивам - у нас с тараканами мир и полное взаимодействие.
   - Принял. Работаю.
   В "предбанник" влетели, огромные даже по тарнским меркам, элитные особи - воины. С спины одного из них ловко спрыгнула девушка в шипастой, черной броне - Мария. Подмигнула Ольге через незатемненный щиток:
   - Можно входить. Пойдем, тебе понравится. Здесь - последнее место, где держались не инфицированные паразитами крестоносцы. Стива я уже вызывала, но он доверил техническую сторону тебе. Думаю, что ты захочешь сделать это прямо здесь, и быстро. Впрочем, решай сама.
   Не совсем понимая, о чем идет речь, Ольга первой шагнула на КП. За раскиданной баррикадой, за несколькими лучевыми турелями, возле разбитых пультов, тарнский десантник держал под прицелом сразу несколько оглушенных нейродеструктором тел. Мария перевернула ногой одного из них, облаченного в неуместный орденский плащ поверх доспехов. Пробегавшая мимо рабочая особь тарна (вокруг их стало неожиданно много), повинуясь беззвучному приказу, направила на человека какой то прибор. Человек вздрогнул, откинул со лба измазанную прядь седых волос, и с трудом сел.
   - Великий Магистр Хоган Фареллла! - Ольга отдала приказ контрразведчикам в "короткую" связь своего шлема и подняла забрало. - От паразитов ты сумел тут отбиться! А вот нас не ждал, верно?
   Магистр, все ещё шатаясь от действия нейропарализатора, попытался с максимальным достоинством встать на ноги.
   - Насекомые и нелюди в оплоте Огня? - Он нервно хмыкнул. - Радуетесь, твари? Ничегооо! Моя смерть вознесет меня высоко на небеса, к моим братьям - великомученикам! Миллионы людей вдохновит мой пример, и разверзнутся небеса, и будут крестить вас Духом святым и Огнем!
   - Через пять уровней вниз под тобой здоровенный реактор. Мог бы давно уже и сам вознестись, и многих из нас с собой забрать. Была бы тебе уважуха! Чего тянул до последнего? Жить хотел? Флотских ждал? - хмыкнула Ольга. - Впрочем, довольно с нас дискуссий.
   Она гордо выпрямилась, потянув из - за спины сверкнувший кристальным блеском меч:
   - Великий Магистр ордена крестоносцев церкви Карающего Огня Хоган Фареллла! Именем всех страдавших, замученных и убитых тобой живых существ - людей, и тех, кого вы называете драконами - приговариваю тебя к смерти.
   - Перечисленные тобой деяния - честь для меня! - оскалил зубы и блестя фанатичным взором запавших глаз, Великий Магистр.
   Коротко запел меч. Обезглавленное тело, постояв немного и фонтанируя кровью, рухнуло набок.
   Понимающе кивнув, Мария, отошедшая было к группе своих Вершителей, вернулась обратно.
   - Мы нашли то, что осталось от Рэндола. Мои соболезнования. Помянем. - Она отстегнула от пояса фляжку, сделала глоток, и протянула ее Ольге. Секунду поколебавшись, та тоже выпила. - Он был великим воином. Мы доставим останки на ваш флагман. Увидимся.
   Опустив щиток шлема, она прошествовала мимо тарнов, склонивших свои, украшенные хищными жвалами, головы. Эскорт перебрался на потолок и последовал за ней. На разбитом командном пункте Оплота сразу стало пусто. Позади, у пультов, вызванный Ольгой контрразведчик поместил отсеченную голову Хогана Фарелллы в объемный кейс. Аккуратно пристроил шланги, нажал несколько кнопок системы жизнеобеспечения. Веки Великого Магистра вздрогнули и открылись. Контрразведчик бережно закрыл контейнер.
  
   Штурмовые корабли, забрав шаттлы, осторожно отходили от развороченного астероида. Совещание проводили на "Инквизиторе".
   - Плохие новости, - начала с места Мария, - Мы упустили спасательный борт. Сбежавшей на нем шишке из Ордена удалось достичь пограничной базы Рубеж 17. Это - самая ближайшая опорная точка ВКФ Империи к мирам тарнов. Она, как и орбиты колонизированных планет системы, забиты скоростными и довольно современными кораблями всех рангов. И они - единственные из немногих, кто имеет реальный боевой опыт, много часов боевых походов и хорошо подготовлен. А я рассчитывала на быстрый и незаметный рейд, а не на артиллерийскую дуэль линейных роев в открытом космосе. Да и политические ноты протеста, в случае, если мой улей опознают, мне ни к чему по многим причинам. Командующий Рэндол, разом перебив защитников Оплота, выиграл для нас немного времени, но...
   - У меня разработаны планы отхода, - заметил Стив. - Десантные корабли ограничивают нас в скорости разбега, но я готов их прикрыть.
   - Самая плохая новость не в этом! - заметила Мария.
   - Сбежавший может являться носителем паразита! - первой сообразила Ольга. - Вероятность - пятьдесят на пятьдесят, но надо готовиться к худшему! И тогда мы опять упустили заразу! Ищи, гоняйся теперь за ним!
   - Ну, искать особо не придется, - заметила Мария. - По данным моей резентуры, некто Великий комтур Ордена де Гран собирается посетить Императора Виктора по неотложному делу. Все скоростные крейсера будут брошены командованием на перехват нас, любимых, но надолго его это не задержит.
   - Догнать его, положим, небольшие шансы есть, - подумав, заявила Мария. - С некоторым опозданием, возможно. И на Землю я вас незаметно высадить смогу. Небольшую группу. Но дальше что? Императорский дворец мне и полным скопищем роев своего улья не взять! Ну, не намолотив несколько миллиардов людей по дороге...
   -А что с тем гиперскачковым звездолетом, стоящим в доке? - посмотрел на Ольгу Стив. - Ветерок его хакнет, и отправим на перехват. Опередит, подкараулит, да торпеду в борт!
   - Не, - ответил за нее Кровавый Ветер, - движки разобраны и частично демонтированы, все системы заново калибровать надо. Абсолютно не реально. Месяц возни.
   - Зато начинает выяснятся, что за зомби смогли прыгать в гипер и обратно. Ветер, открой обзор по проекту "воскресший храмовник"! - Посреди каюты развернулось несколько голограмм.
   - Вампиры! - выдохнул Стив.
   - Совершенно верно, Ордену досталось двое Высших, живыми - прокомментировала Мария. - Не Старейшин, к их же орденскому счастью. Матерый, и самка, последняя - по меркам древней расы совсем ребенок, в пересчете на ваш возраст- лет четырнадцать - пятнадцать. Как рыцари их взяли - архивы умалчивают. Но опыты над кровососами ставились самые жесткие. Резали, ампутировали, брали пункции без анестезии, замеряли болевой порог, реакции на замерзание и регенерацию органов и конечностей.
   - Но Высшие пришли к нам из гипера, они живут в том измерении, - догадался Стив.
   - Верно, - продолжила Мария. - И ученые Ордена смогли этим воспользоваться. Им удалось, пропуская научное бла - бла - бла, поменять генную структуру человека. Примерно то же делал реаниматор аяолов с вами, драконами, только у него все выходило гораздо изящнее... Многие в процессе трансмутации умирали - почти семьдесят пять процентов. Подопытных солдат из линейных подразделений полегло у монахов на столах, как на фронте! Было множество побочных эффектов: заторможенность сознания, нечувствительность к боли, психические расстройства, но в конце концов... Они сохраняли память, были управляемы, и главное - оставались живым после гиперперехода! С телепатией только, как у Высших, к счастью, не вышло.
   - Но тут указанно - объекты активны! - Ольга указала на ряд бегущих строк. - Ты отыскала вампиров здесь, живыми?
   - Ну да, лаборатории находились на Оплоте. Мы нашли обоих в капсулах, поддерживающих их функционирование, - пожала плечами Мария.
   - Вы добили подранков, надеюсь, - поинтересовался Стив. - Судя по голограмме, у старшего ампутирована рука, ступни, изъято близкое к критическому количество костного мозга, и еще масса следов вивисекторских вмешательств у обоих!
   - Да нет, - возразила Мария, - они подняты на ваш борт, прибыли на моем катере. Ваши противники, вы и разбирайтесь! Вы-то в основном, погляжу, золотишко и прочие нештяки грузили? Понимаю, революция больших денежек стоит!
   - Выкинуть через шлюз обоих, и проблем никаких, - посоветовала дело Ольга. - И по ракете, для контроля.
   - Нет. Возможно, мы выиграли свой билет во дворец. Мне нужно с ними поговорить, - Стив имел несколько задумчивый вид. - Лучше, конечно, со старшим...
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ.
  
   На базе Девятого пограничного космофлота - Рубеж 17 базировались в основном быстроходные корабли - сторожевые фрегаты, патрулировавшие линию кордона, и эсминцы, курировавшие многочисленные минные поля на тормозных векторах и сопровождавшие караваны в пограничной зоне. Четыре эскадры легких крейсеров входили в группу быстрого реагирования. Восемь тяжелых и три линейных крейсера (максимальный калибр и скорость, минимальная броня) - ударная группировка.
   Сам контр-адмирал Сидоренко, командовавший сектором, держал флаг на "Рипауне", сошедшем со стапелей Саффолка уже после Победы. Боевой звездолет, в чью конструкцию был вложен многолетний и кровавый опыт недавних сражений с превосходящими технологиями тарнов. Большинство боевых кораблей, заложенных в то время, так и остались стоять недостроенными на стапелях. Сначала ударил послевоенный кризис, потом набиравший силу Орден объявил богохульственным использование технологий, заимствованных у Чужих. Спецов, изучавших биометаллические конструкции и плазменные ударные системы тарнов репрессировали, данные конфисковали или уничтожили. Новые вымпелы в ВКФ с тех пор практически не поступали, а излишек, оставшийся после многолетних боевых действий был либо законсервирован в тылу, или, с разграбленными ценными модулями - попросту брошен.
   Линейный флот, страшный мощью своего главного калибра, но тихоходный, пожиравший огромное количество ресурсов и требовавший вдобавок многочисленных сил сопровождения, был выведен во вторую линию обороны и приведен в третью степень боеготовности. Основная база - Грендель. Новой крупной миграции тарнов аналитики генштаба ближайшие столетия не ожидали. Случались попытки мелких набегов, но они подавлялись пограничниками Рубежа. В результате общая боеготовность Военно-Космического Флота падала. Служить перестало быть престижным. Не ощущая поддержки от властей, увольнялись лучшие кадры, офицерский костяк. Молодежи, достойной занять его место, на замену поступало мало. Напади сейчас враг, имперский космофлот оказался бы в трагическом положении. А, кроме тарнов, существовали еще Независимые миры. Отколовшиеся от Диктата и не вошедшие в Империю, они набирали силу и приглядывались к задыхающемуся колоссу, ожидая момента, когда он окончательно ослабнет.
   Контр-адмирал Сергей Владимирович Сидоренко внимательно изучал данные, привезенные комутром Ордена. "Сфера Шершня" была его силам по зубам - ордер связан тихоходными штурмовиками и уязвим для быстрых атак. Вот только флагман, "Цитадель", все равно соберет свою кровавую жатву. Аналитики наверняка выведут положительный результат боя. Если только где-нибудь рядом не болтается боевой рой прикрытия. Что маловероятно - протащить такую громаду кораблей через границу незаметно тарны не смогли бы. Но, с другой стороны, а эта штурмовая формация в тылу ведь оказалась?... Зачем насекомым вдруг приспичило внаглую ШТУРМОВАТЬ эту крепкую скалу - крепость, не его ума дело. Впрочем, а какой у него был выбор? Или спешить изо всех сил на выручку Ставке Ордена, без должной разведки, и во вполне возможную западню, или?... Уж лучше погибнуть на мостике, чем обвинение в измене, пытки и публичная казнь. А какое-нибудь пособничество инопланетянам ему пришьют запросто! Времена нынче уж больно поганые! А так, в самом худшем случае - и долг исполнен, как положено, и орден и пенсия семье. Может даже улицу там или школу назовут его именем. Курсантом, помниться, он мечтал вот так - героически погибнуть, утащив за собой море врагов, а потом - пожалуйста, крейсер "Адмирал Сидоренко"! Только вот нынче ничего крупнее эсминца и не спускают в космос! Да, к черту, пошли работать как положено! Устав зовет!
   - Флоту - боевая готовность номер один!
  
   Первыми в системе появились разведывательные фрегаты. Рассыпавшись цепью, они принялись исследовать пространство с целью обнаружения звездолетов противника, мин и засад. Следом на тормозной вектор, гася паразитный дрейф, легли звенья эсминцев. Их задачей было при обнаружении эти самые мины снять и прикрыть сектора выхода главных сил и фрегаты своими торпедами. И вот в системе появился основной кулак ударной группировки - тяжелые крейсера в окружении из трех эскадр легких крейсеров эскорта.
   - Реактор "Оплота" функционирует, но прочей активности не наблюдается, объект на связь не выходит. Принимаем слабый сигнал SOS! - - пришло донесение разведки. - Противник в районе цели не обнаружен.
   - Вижу противника, передаю координаты... - Пришло с эсминца - лидера, оснащенного системами дальнего обнаружения и связи.
   Авангард, перестроившись, бросился в атаку. Убедившись, что обнаружен, "Охотник" сбросил маскирующие поля преломления и завалился "вбок", убегая. Атакующие эсминцы, изначально имевшие полный разгон, быстро выходили на дистанцию торпедного залпа. И тут из астероидной туманности, где скрывался "Охотник", появились тарнские скоростные самонаводящиеся мины. Эсминцы открыли бешенный огонь из точечных лазеров малого и среднего калибра, срочно меняя курс и выходя из сектора атаки. Лидер звена получил незначительные повреждения.
   - Сэр, прикажите вернутся на курс перехвата? Мы догоним противника в этой точке, - вывел данные на тактический дисплей начальник штаба флота.
  - Нет, отставить! Он один, и он пытается увести нас от основной цели, тянет время. Тарны пытаются нас обойти. Фрегатам обратить внимание на отдаленные части сектора, с 127 по 325!
   Разведчики, выполняя приказ, принялись разбегаться во все стороны. "Охотник" насекомых оторвался на безопасное расстояние и лег себе спокойно на скачковый вектор.
   - Обнаружены следы свежего транстрилитиумного выхлопа неземного происхождения, - наконец доложили с одного из фрегатов. Рой только что покинул систему в сторону Рубежа.
   - Принадлежность к какому либо определенному улью удалось установить? - поинтересовался Сергей Владимирович.
   - Никак нет, сэр! Поздно подошли, виноват! Они вели активную РЭБ - борьбу. Скорее всего - криптофоры.
   - Ну, их "пустотные певцы" на наших Стар-драйвах догонять бесполезно... - тихонько пробурчал, чтоб не слышал сидящий в ложементе неподалеку рыцарь - Собиратель Душ Гилермо Васканни, адмирал. - "Гебен" направьте к Оплоту. Высадить поисково-спасательные группы. Флоту перестроится в защитную формацию. Разведке продолжить полную проверку сектора.
   Тяжелый крейсер проекта 1713 "Гебен", гася скорость, медленно вышел на дальнюю орбиту "Оплота Веры", готовясь к сбросу катеров. Под его днищем , в ворохе многочисленных обломков и облаков из остатков искусственной атмосферы, проплывала громада темного астероида. И в этот момент фальшивый сигнал "SOS" прервался. На экране появилось лицо Ольги. Сигнал шел на открытой частоте, принимаемой всеми единицами флота.
   - Слушайте меня, Император Виктор, оставшиеся в живых рыцари и слуги Ордена, солдаты и граждане Империи! Вы приказывали хватать, пытать, репрессировать и зверски казнить миллионы ни в чем неповинных людей. Или исполняли эти скотские приказы. Или всячески способствовали палачам - кто своими ложными доносами, кто просто своим трусливым молчанием. Хватит. Все виновные в злодеяниях должны быть справедливо наказаны. Все невиновные - выпущены на свободу или реабелетированы посмертно. Всем гражданам Империи пришло время решать, на чьей они стороне. Час справедливости пробил.
   На экранах и тактических панелях поста наблюдения "Гебена" один за другим замигали тревожные сигналы.
   - Активация многочисленных ядерных и транстрилитиумных зарядов в глубинных уровнях Оплота. Мощность реактора базы возросла до критического порога!
   Махина крейсера неуклюже двинулась вперед, слишком медленно набирая скорость. Потом капитан корабля принял единственно верное решение - на не разогретых движках, губя их ресурс, "Гебен" активировал все свои форсажные камеры. На экране связи с Оплотом побежали цифры обратного отсчета. Но крейсер успел. Яркая вспышка за кормой. И, на обзорных экранах - пустой, мертвый космос на месте несокрушимой ставки Ордена. Оплота Веры.
   На рыцаря де Васканни было страшно смотреть. Бледное лицо, прокушенная нижняя губа - по подбородку стекала струйка крови. Побледневшие костяшки пальцев, судорожно сжимавшие навершие меча. Из-за одного сиденья показалось лицо офицера, потом обернулся второй. Третий. Вскоре весь личный состав боевой смены командного мостика флагмана смотрел только на него.
   Рыцарь выбрался из боевого саркафага. Гордо и молча, стараясь держаться достойно и выпрямив спину, он направился к выходу. Было видно, как нелегко ему это давалось. Перегородка опустилась за ним с громким, (в царившем в гробовой тишине мостика), шипением.
   Адмирал огляделся. Теперь все взгляды были направлены на него. Спаянная, многое прошедшая вместе с ним боевая команда. Он мог им полностью доверять. А они доверяли ему. Прикажи он сейчас идти штурмовать Землю, чтоб причинять справедливость - они бы пошли, - с гордостью подумал он. Вот только умирать им пока рановато.
   - Штурман, курс на Рубеж 17. Идем домой. Старшие офицеры - ко мне.
   - Что думаешь, Сергей Владимирович, - нарушил первым тишину начальник штаба, капитан первого ранга Лин Ву.
   - По поводу выбора? - поднял брови адмирал. - Мы присягу давали. За Императора и Отечество. Хотя... слова то правильные!!! Так по душе всем цапанули - вижу! Не знай я, что Оплот взяли тарны... Эх!
   - Да уж! - кивнул начальник разведки. -- Эти нас жгут, а те нас жрут. Сто процентов - провокация насекомых. А жаль, честное слово. Никак, новое вторжение готовят? Такая буча теперь может подняться, а им того и надо!
   - Насколько я помню историю, улей криптофоров первый пошел с Землей на мирные переговоры. А потом помог тогда еще просто князю Александру Освободителю замирится с остальными Королевами крупных ульев. И на уступки только они пошли, и пленных, да и целые системы нам только криптофоры вернули. Это еще старики наши помнить должны. Но при нынешнем боссе, сыночке Викторе, чтоб он был здоров, вылез Орден. И тут вообще все вокруг плохими стали. И начали переписывать тогда историю, - грустно заметил Ли Ву. - Эпоха Вторжения - моя слабость. С детства увлекался. А уж когда допуск к архивам получил!...
   - Все равно, ситуация темная, - подвел итог командующий флотом. -- Хотя, про криптофоров мы еще в академии проходили... Значит так: случившееся официально считать провокацией насекомых. Шатания в личном составе пресекать. Дисциплину усилить. Но копию того обращения ты, господин разведчик, от рыцарей для меня спрячь. И пробей по своим каналам, что за валькирия это послание читала. Чувствую, встретимся ещё... Решим так - зашифруем и пошлем это заявление на Череху, господину Салтыкову. Пусть Учитель решает, можно ли ей верить, и как с этим всем жить дальше.
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
  
   Планета, на высокую орбиту которой вышло ядро объединенного флота, находилось в нейтральной системе, прямо посреди пустых территорий Рубежа. Когда- то, до вторжения, тут кипела жизнь. Теперь лишь обломки орбитальных станций да обычный военный мусор обильно засорял окружающие пространство. Только отважные искатели приключений - сталкеры пробирались сюда сквозь пограничные заслоны, чтобы поживится техногенными артефактами и бесценными редкоземельными металлами в развалинах. В этом секторе сгинул навсегда звездолет легендарного проводника, контрабандиста и авантюриста Юрия Семецкого. Потерпев аварию, Юрий чудом смог посадить свой корабль на одной из планет системы. И даже выйти к людям. Вот только одичавшие потомки землян принесли 'человека, упавшего с неба' в жертву своим новым, страшным богам. Зажарили посреди поселка, нашинковав овощами, и торжественно съели. А может - и брехня это. Жив еще сталкер.
   Та самая ли это была планета, или другая - Стив не знал. Внизу, на поверхности, природа брала свое - лесная растительность проглатывала, мутируя, остовы человеческих городов. До тех вкатившихся в дикость туземцев, что чудом смогли здесь выжить, больше никому не было дела - эфир планеты давно молчал.
   Останки диктатора Бардии Рэндола покоились в закрытом гробу, в кабине малого штурмовика типа "мурена". Стив, Ольга и Мария по очереди подошли к гробу проститься, прикоснувшись к нему рукой. Закрылся колпак кабины. За летательной машиной упала, навеки отрезая мертвого от живых, плита шлюза. Загудели двигатели, и летающий катафалк ринулся с места в открытый космос, унося легендарного воина в его последний полет.
   Стив и Ольга, облаченные в парадные мундиры конфедерации Драконис, отсалютовали кристальными мечами. Затянутая в костюм из черной чешуи Мария тоже вскинула длинный, вороненый офицерский коготь. Позади взяли оружие на караул стоящие в плотном строю драконы. На всех кораблях драконов и людей - "Инквизиторе"и "Экзорцисте", "Трех святителях" и "Дракуле" как единое целое взлетели в отдании воинской чести винтовки и бластеры построенных шпалерами войск.
   Содрогнулись палубы. В черноту космоса беззвучно ударил залп башен главного калибра крейсеров. Первый раз, второй, третий...
   - Сэр, - раздался в коммуникаторе голос оперативного дежурного, - "Цитадель" открывает пушечные порты. Активированы плазменные орудия! Идет накопление энергии для залпа.
   Стив бросил взгляд на Марию. Она чуть заметно кивнула.
   - Отставить боевую тревогу, - подал команду Стив.
   Силуэт гигантского флагмана насекомых одна за другой озарили вспышки выбросов колоссальных сгустков энергии - циклопические орудия тарнов впервые в истории САЛЮТОВАЛИ человеку.
   "Мурена"- катафалк вошла в плотные, верхние слои атмосферы планеты.
   Огромный олень тревожно поднял украшенную рогами голову. Хлопок и вспышка, испугавшие вожака и всю его стаю, шли сверху, от холодных звезд. Некоторое время звери заворожено наблюдали за тем, как озаряя ночь своим огненным росчерком, падала, сгорая, утренняя звезда.
  
   Покрытые незнакомой маркировкой контейнеры переместили в один из пустовавших после штурма десантных ангаров. По углам замерла, с оружием наготове, Ольгина охрана - бойцы спецподразделения "Жало" - все драконы, родом с Нового Новгорода. Инженер, осмотрев устройства, нажал несколько кнопок на управляющей панели, и, повинуясь приказу, быстро удалился. Крышка дрогнула и поднялась вверх, повалил белый то ли пар, то ли дым.
   Существу, лежавшему в капсуле, сильно досталось. На первый взгляд вампир напоминал обычного, высокого, только очень изможденного мужчину. Это потом, по прошествии многих столетий у Высших начинали отрастать перепончатые крылья, чертовски мощные кости становились легкими и полыми, голова - сморщенной и лысой, а вся фигура словно усыхала. Но сейчас... Культя вместо правой руки, отрезанной прямо у плеча, следы порезов и сверлений под пункции по всему худощавому и бледно - синему телу... Обе ступни отсутствуют, повсюду прикреплённые катетеры, провода датчиков, уходящие в надрезанные полости тела и торчащие трубки... Если учесть быструю регенерацию вампира - то, что его повреждения не восстанавливались, говорило о крайней изможденности и голодном пайке существа.
   Ноздри вампира вздрогнули и втянули воздух, затем открылись красные, затянутые нездоровой поволокой глаза.
   - Ты на борту крейсера "Инквизитор", - вышла вперед Ольга, по внутреннему коммуникатору отпуская караул, - Оплот Веры нами уничтожен. Мы - драконы.
   - Вижу, - тяжело улыбнулся вампир. - И с вами одно насекомое. Вы отличные солдаты. С понятиями о чести и доблести, не то, что остальная человечина. Добейте меня. Как солдат - солдата прошу. И курсанта тоже, - чувствую, что она рядом.
   - Стив Майкрофт, адмирал флота, - представился, отдав честь, Стив. По тяжелому взгляду вампира было видно, что это имя ему знакомо.
   - Алэр де Вержи, лидер десантной стаи крейсера "Ультиматум". Эскадра "Черные всадники". Девчонка - Рита Стекольникова, пополнение. Это был ее первый выход.
   Ольга подошла к капсуле, и, видимо консультируясь по связи с техником, нажала сенсор. По трубке, подключенной к шейной вене Чужого, побежала струйка крови. Вампир довольно вздрогнул, прикрыв глаза.
   - Как вас взяли? - продолжал налаживать вербальный контакт Стив.
   - В системе Рипсона 3742 сопровождали важный для нас конвой Диктата, и напоролись на охотничий рой тарнов. Никто не ушел. Наш крейсер разнесли одним из первых. Очнулся у себя, в десантном отсеке. Цел остался потому, что перегородки не заклинило. Ну еще часть палуб осталась, но непроходимая совсем. Из живых - лишь эта молодая, да еще один, совсем тяжелый, с нами был. Его потом ненадолго хватило, не восстановился. Затем кончились НЗ, но к тому времени, как сдохла система регенерации воздуха, я в медотсеке успел криогенные капсулы починить, те, что для особо тяжелых. Заморозились оба, установив на бесконечность. Ну, или пока энергии хватит...
   Вампиру становилось лучше, человеческая кровь делала свое дело. Речь давалась ему все легче.
   - Проснулся - прикован, а вокруг ЭТИ. Ну, думаю, прикажу им меня отстегнуть, друг друга перерезать, а сам пойду осваиваться. Но мнемонический прожектор они на нас навести сообразили. Командовать закуской больше не вышло, ну а дальше - сами видите. Так что? Казните, как положено, солдат противника? Или вы тоже... по медицинской части?
   - Наша война почти триста лет как закончена. Диктата давно больше нет. С тарнами - мир. Земля - свободна. И, думаю, вы с Ритой - последние представители Вампа в этом измерении, - пояснила Ольга. - Ты очень долго спал. И тебя долго пытали.
   - Если ты хочешь умереть - мы предоставим тебе такую возможность - продолжил Стив. - Но есть еще один выход.
   Вампир долго держал безразличную паузу. И все же не выдержал:
   - Какой? Учтите, вранье я почувствую сразу, даже от вас.
   - Отомстить. При тебе рыцари были тихой, конспиративной организацией. Собирали сведенья, копили, анализировали. Потом, с подачи последнего императора, активно развернулись в сторону пыток и массового геноцида. Подмяли всю власть себе под это дело. Хоть мы и взялись за сокращение их популяции, - продолжала склонять к сотрудничеству Ольга, без слов догадавшаяся о плане Стива.
   Раздался странный звук. Несмотря на то, что ему это было больно, вампир смеялся.
   - Как говорите вы, люди, - Бог не фраер, правду видит! - чуть кривясь, заметил Алэр де Вержи.
   - Тебе нравится пытки? - подняла соболиную бровь Ольга. - Не замечала за вами привычек сжигать своих соотечественников на площадях, перед толпой земляков. По сфабрикованным обвинениям, в основном.
   - Возможно, стадо, допустившее над собой подобное, ничего лучшего и не заслуживает? - уточнил вампир.
   - Есть мы.
   - Вы - не люди. В их понимании. И пусть вас лишь немного изменил генный корректор Аяолов. Вы получили суперспособности. Вы стали сильнее, быстрее. Потеряли вложенную человечине способность к подчинению нам, своим создателям. И все. В душе вы не меняетесь, остаетесь теми, кем были до реаниматора. А ОНИ как к вам отнеслись? Ставлю гору золота против ржавой гайки, что немало вашего брата полегло от рук ближнего своего! Так зачем им помогать? Пусть жрут друг друга и дальше!
   - Есть и нормальные люди, - ответил Стив. - Их много. Такие, каким был князь Смоленский и все те, кто отстоял Землю. Но военные сейчас связанны присягой одному уроду. Их нужно от нее освободить. Там еще одна мелочь - Землю вот-вот захватят паразиты, и вскоре во вселенной может не остаться ни хороших, ни плохих. Грядет галактическая чума. Хотя тебе, в общем то, на это насрать. Самое главное - есть еще те, кто должен успеть заплатить по нашим с тобой счетам. А это для тебя аргумент.
   Вампир задумался.
   - И как вы это себе представляете? - наконец спросил он. - Мы были врагами и не сможем доверять друг другу.
   - Предводителей у тебя больше нет, - ответила Ольга. - Поэтому вассальная присяга мне, как представителю дворянского рода и вышестоящему офицеру новой стаи свяжет нас обоих нужной клятвой.
   - Я? Присягну на верность закуске??? Да нууу! Несите ваши пилы, иголки под ногти или что там у вас?! - рассмеялся вампир. - МЫ ВАС СОЗДАЛИ, ЛЮДИ! Как домашнюю скотину! Чтобы пить живую кровь, которая питала нас у себя дома, иногда охотится, и все!
   - Но точка зрения закуски победила. Мы доказали, что умеем воевать и побеждать. Вам, самураям космическим, именно это важно? - Ольга отцепила от пояса и бросила на консоль медицинского контейнера боевой шестопер - взятый с бою символ власти Старейшины. Щелкнули, выходя из навершия, черные перья. Загудел встающий на боевой взвод энергоблок. Вампир жадным взглядом мазанул по статусному оружию Вампа.
   - Ты можешь ещё сражаться с ним в руках. Против нашего врага. И умереть - как подобает воину. С честью. Думаю, все понимают - туда, куда мы направляемся - билет только в один конец. Ну, или можешь выйти сегодня, с последней девчонкой твоего рода, к стенке шлюза. Решать тебе.
   Вампир тяжелым взглядом уставился на шестопер. Думал он долго.
   - Хорошо. Я принесу тебе присягу воина. Рите решать самой, но, думаю, мы теперь вместе. И еще - моим условием будет право выпивать моих врагов. Возражения по пункту крови есть? Прекрасно. Кстати, я четко ощущаю, что вы меня совсем не любите. Но я зачем-то очень нужен. Придется порулить сознанием братьев ваших хомо сапиенсов, я так полагаю.
   - Да, мы хотим проникнуть в Хрустальную бабочку, резиденцию нынешнего Императора. Задача: умножение на ноль Виктора Первого, всех носителей инопланетян - паразитов и прочих деструктивных элементов. В особенности - представителей Ордена. Их там соберется очень много, вся оставшаяся в живых верхушка. Ну и напоследок: взлом и захват центральной компьютерной базы. Получение доступа к кодам управления, архивам, счетам и прочему. Затем - обращение к гражданам по официальным имперским каналам, к военным - через Главный Командный Центр. Сообщаем, что власть сменилась, с призывом валить крестоносцев во всех уголках Империи самостоятельно. Ну, а потом нас окружает вся долбанная Земная армия. Отход в основном будет зависеть от степени сознательности граждан Империи. Про шансы выйти живыми говорить не буду. Мария, сколько человек ты сможешь беспрепятственно высадить на планету?
   Мария, до сих пор маячившая в сторонке и делавшая вид, что происходящее ее не касается, шагнула вперед.
   - Вниз, на Землю, с орбиты пойдет катер "Майбах экселеро ХХ7". Посадка прямо на космодром 'бабочки'. Только четыре человека, плюс багаж. Но зато гарантирую салон из натуральной шкуры гроутера, максимально возможный комфорт и скорость доставки. Сидеть под фальшивым дном вонючего грузового контейнера не придется.
   - Плохо, - помрачнела Ольга. - Я то рассчитывала минимум на усиленную роту спецназа ГРУ для зачистки. Дворец большой. Ментальное воздействие на людей Алэра и Риты может и не пройти, и остаются дворцовый ИскИн, автономные боевые системы и роботы. Ветру нужно определенное время для взятия этих систем под контроль. А мы хотя бы свяжем их боем.
   - Пойду я, - поспешил заявить свои права на месть Стив, - ты, и вампир. Четвертым - контейнер с Ветром для взлома.
   - Эх, - с тоской протянула Мария, - мне бы с вами!!! Но понимаю, это не моя месть. Как всегда. Ждать девушке на берегу.
   - Мне непосредственный контакт для проникновения в сеть дворца не нужен. Там загрузочных портов на доступных терминалах попросту нет . А для входа и захвата системы мне достаточно быть на орбите и иметь определенные мощности. Штабной канал связи Центральной Орбитальной Базы со дворцом широкий, сумею его оседлать, - поспешил вклинится Кровавый Ветер. - Возьмете с собой разработанное мной устройство для коннекта, не заглушат, я давно уже готовился. Мой план загадочно называется 'А'. Мы, злобные высокоразвитые инопланетяне - коварные ребята. Главное - успеть заблокировать вход в шахту спасательного подземного бункера дворца. Если тиран там запрется - все. Полная автономия, высший личный приоритет защиты, крепость, етит её в качель, в крепости. Спасательный звездолет еще спрятан в шахте. Дополнительно у дворца есть минимум три отнорка, придется решать быстро и на ходу.
   - Со мной пойдет Рита, и точка. Мы теперь неразлучны, - отрезал вампир. Или так, или никак.
   - Зашибись, - пожала плечами Ольга. - А боевая слаженность подразделения? Рисунок боя, взаимодействие? Они не один месяц нарабатываются. Потом и кровью. Что успеем, отобьем, конечно, в виртуале, за время полета к Земле... Планы помещений дворца у нас есть. В Личных покоях - частичные и неподтвержденные. Что смогли достать... Я так понимаю, по основным вопросам все решено. Переходим к техническим деталям...
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
  
   Это был его любимый момент - Виктор сделал первый надрез. Глядя девчонке прямо в глаза. Ожидая, когда она ПОЙМЕТ - все. Не будет спасения. Только боль. Много боли. Смерти она захочет очень быстро. Будет плакать. Умолять. Просто вопить. Но это не так прекрасно, как момент полного ОСОЗНАНИЯ НЕИЗБЕЖНОСТИ.
   Сколько их было? Холеных дочерей, наследниц потомственных аристократов и чванливых банкиров. Пришедших умолять за арестованных отцов - адмиралов и генералов, женщин и девочек, спортивных и тренированных к боли? Совсем молоденьких девчонок, просто похищенных с улиц? Чьих - то жен?
   Все они еще на что то надеялись, когда он не спеша начинал свой ритуал - привязывал к дыбе. Срезал с них одежду. Раскладывал на столике звенящие инструменты и приспособления, выставлял заветные баночки с кислотами. Разводил огонь. Они думали, что их будут просто насиловать, в худшем случае - унижать, бить и стегать плеткой? Что придется потерпеть, и все? Ха! Наивные! Фазу плотских утех он прошел уже давно. Позже, гораздо позже, глядя на шедевр, еще живой, висящий в раме и сотворенный его гениальными руками, он чиркнет спичкой, разожжет под ней угли и позволит себе испытать бурный оргазм. Но вот этот, саамы первый момент, когда зрачки беззащитной и связанной жертвы начинали от ужаса и осознания происходящего стремительно расширятся - он поднимал его желание, разливал теплыми волнами возбуждение, будя фантазию.
   Чего может хотеть от жизни взрослеющий сын хозяина огромного звездного царства? Для чего вообще нужна она, такая, неограниченная никем и никем власть? Да что бы делать все! Делать только потому, что он МОЖЕТ! Но что может сделать наследник, который находится под неусыпным надзором своего августейшего папаши и его прихвостней? Папаши, старого адмирала, помешанного на Долге? С нудными, нескончаемыми речами об огромной ответственности дворянина и монарха? Да при нем по борделям тишком приходилось пробираться, прибегая к чудесам изворотливости! А эти несносные папарацци! Спасибо людям из Ордена, так удачно вышедшим на наследника в то время!
   А еще приходилось постоянно улыбаться таким скучным, окружавшими его повсюду во дворце, "приличными" девицам. Представляли бы они, что за фантазии стояли тогда за его сузившимися от фальшивой улыбки глазами! Потом многие из них узнали... А вот знал ли легендарный отец о тайных пристрастиях сына? Об замученных кошках и закопанным в дальнем углу парка останкам сожженных заживо прочих домашних питомцев? Об забитых насмерть и изрезанных скальпелем проститутках? Ох уж эти наивные пробы пера... Конечно, знал. Все педагоги и наставники Виктора наверняка являлись по совместительству высоко дипломированными шпионами и психоаналитиками. И, Виктор понимал это без сомнений, - еще и хорошими спецами по "несчастным случаям". Отец стал избегать его. Виктор был ему не нужен. Противен. Смерть всегда стояла за плечом, дыша холодом из темных углов его детской. А Виктор всегда был один. Никто из окружающих его не любил. У него не было друзей среди сверстников. А взрослые только презирали его за то, что он не такой, как все. Но пока совершенно не боялись. ПОКА.
   К счастью или несчастью, но он оказался единственным прямым наследником престола. Старый адмирал Смоленский, свергнув Диктат, решил на его обломках основать династическую Империю. А вот 'наплодить' себе еще приемников он так и не смог. Зато теперь, когда отец почил в фамильном склепе, а вдовствующая матушка отправилась в родовое имение на Новый Новгород, получая регулярно от секретаря своего сына все положенные ей открытки на праздники, ставший полным хозяином жизни Виктор смог наконец выпустить на волю все так долго терзавшие его желания.
   Спасибо Ордену - рыцари помогали ему, молодому изгою, незаметно выбираться из дворца. Находили и приводили подходящие "полотна" для его шедевров. А потом, когда Виктор был помазан на царство и коронован, они принесли дальнейший смысл в его жизнь. В церковные догматы он давно уже не верил. Но общая идея была просто отличная! Теперь всякая мразь, коптившее небо ЕГО империи, горела заживо ярким пламенем на кострах. Прямо на площадях городов. Многие допросы "с пристрастием" Император любил посещать лично. Его публичное присутствие на сожжениях оказалось не только полезно для послушания рядового обывателя, но и бесподобно приятно! И ничего, папочка, страшного в этом не было - быдло с аппетитом "кушало" смерть новоявленных врагов, власть имущие рукоплескали в положенных местах. А с недовольными, что бывали, кстати, абсолютно при любой власти, разбирались "компетентные" структуры и органы. То есть в основном - все тот же Орден. Флот, как ему веско доказали советники - рыцари, после полного уничтожения драконов - последнего серьезного и крайне опасного очага смуты, был лишним рассадником крамолы и офицерско-дворянского чистоплюйства. В нынешних пропорциях не нужен, а то и вовсе опасен. Тарны успокоились, да и Независимые миры слабы. Так что Орден вполне заслужил свей преданностью и профессионализмом со временем заменить все боевые структуры и в космическом пространстве.
   Что- то он отвлекся. Что следующее? Пила с прижиганием? Медленно снять чулком кожу с рук? Или сначала все-таки ногти? Красивые у нее кисти! Создавать из такого хорошего материала шедевр - никогда не надоест! Виктор откинул светлую челку, прилипшую к намокшему лбу девчонки, ласково провел тыльной стороной руки по её щеке. И грубо открыл ей рот. Девочка пыталась что то сказать, пришлось ударить её под дых. Зубы! Опустив раму горизонтально, Виктор уселся жертве на грудь. Острые соски малолетки уперлись в его обнаженные ягодицы - штаны из кожи мантикоры были снабжены удобными вырезами спереди и сзади. И, не глядя, потянул с подноса щипцы для зубов номер три. И в этот момент случилось невероятное. Дверь его мастерской с грохотом распахнулась.
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.
  
   - Борт 77225679000US241 "Звезда Мирдаба" запрашивает VIP - коридор. Прошу активации маяков выхода на парковочную орбиту, сектор Браво - 512. К приему координат и данных готов.
   - Ну разумеется, готов. С ближайшей зарплаты тоже куплю себе похожую калымагу! - С этими словами Мигель Антонелли, старший контролер таможенной станции 27 планеты Земля, повернулся к зашедшей на его пост лейтенанту службы Катрин Боулден. По штатному расписанию ей было не обязательно присутствовать здесь. Видимо, сыграло женское любопытство.
   Посреди контрольного зала развернулось во всей своей красе подробнейшее изображение частной космической мега - яхты главы "Триитиум Транс Спейс Корпорейшен", шейха Нассера бин Саида. Произведенной на заказ на верфи Аркторна, символу предпринимательского успеха. Примерная цена шедевра никогда не разглашалась. Но, по версии журнала Forbes -- 'самое изящное вложение миллиардов кредитов в современности'... Сверхпрочный и стремительный корпус, спортивные планетарники от Lamborghini. Управляющий ИскИн уникального, восьмого поколения. Способна принять на борт двадцать четыре гостя. Три бассейна, грязевые ванны и прочие элементы сантехники были вырезаны вручную из марсианского хрусталя. Разумеется, полно золота, платины и редчайших пород древесины, шейхам и султанам без этого никуда. Дизайн интерьеров сотворил великий Тосканно Утти.
   - С ЦОБы выходил наш досмотровый корвет. Все формальности соблюдены. Полный VIP, захода для досмотра не будет - документы и коды в порядке. Контрабанды и эпидемических больных на борту, похоже, так же не обнаружилось, - продолжал хохмить истомившейся от начавшейся так скучно вахты Мигель. Катрин ему нравилась. Миниатюрная хохотушка, молоденькая и хорошенькая. - Да, они у нас в ангаре, на площадке склада временного хранения, оставят груз. Один контейнер, триста пять килограмм, био, для растаможенного оформления. А вниз, с парковочной орбиты, с яхты уйдет катер. "Майбах экселеро", 'семерка', между прочим.
   - Пойду тогда, займусь контейнером.
   - Сама? Да брось! Давай по кофейку лучше! Молодого кого пошлем! - Катрин была сегодня, похоже, какой-то напряжённой.
   Мигель не мог видеть, как по ногтям девушки потекли тоненькие бесцветные струйки - так реагировали на опасность парализующие железы насекомых - особей тарна. "Измененная" улья криптофоров, была, конечно, не столь безупречно сконструирована биотехнологами насекомых, как царица Мария, жена Стива. Там потребовались усилия кропотливой работы уникальных спецов, лучшие на то время разработки Аяолов и гигантские ресурсы всего улья. 'Измененная' - тоже шедевр, но попроще. Сейчас насекомое просто мониторило обстановку. Началась предварительная трансформация тела для перехода в боевой режим. А камеры наблюдения станции и системы безопасности были давно под ее контролем.
   - Ну хорошо. Иди. Но только если обещаешь: после смены - придешь на ужин с кофе на обзорной палубе! - согласился Мигель. Чем, скорее всего, спас жизнь себе и еще тридцати пяти работникам таможенного терминала 27.
   Катрин кивнула, и, натянуто улыбнувшись, - человеческие эмоции давались ей сейчас тяжело, поспешила к лифту. К моменту ее появления в грузовом терминале контейнер, доставленный с яхты, был уже установлен на место и закреплен. Подойдя к многогранному черному ящику, Катрин откинула боковую контрольную панель. Поднесла к ней служебную планшетку. Но вместо положенных регламентом процедур комп заработал на передачу, сливая все имеющиеся на руках агента насекомых пароли, адреса и коды доступов. Кровавый Ветер, устроившийся в чане внутри контейнера, довольно размял воображаемые плавники - крылья.
   - Даа, годы застоя не пошли вам на пользу, милые и забавные людишки. Все лазейки, оставленные в мое прошлое посещение, остались не найденными. Говорил же - форматировать надо чаще систему! Зато, я погляжу, - у ЦОБы новый ИскИн. Аврора... Хорошая девочка. Мы сейчас подружимся. Глубина,_глубина,_я_твой. Enter.
  
   Путешествие на роскошной яхте удовольствия Стиву не доставило. Во первых - сразу вспомнился разбитый вояками Ордена собственный корабль. Ставший за многие годы единственным и любимым, родным домом. Менее помпезно - роскошный, зато уютный и смертоносный. Впрочем, если их сейчас перевозила не настоящая 'Звезда Мирдаба', а ее тайная тарнская копия, укомплектованная экипажем из 'измененных' насекомых, этот борт тоже наверняка кишел эффективными сюрпризами...
   Во вторых, весь перелет до Земли они провели в полетных саркофагах, легко переведенных в обучающий вирт - режим. В базу данных капсул были внесены все имеющиеся у Стива и Ольги данные о планировке и охране дворца Императора - 'Хрустальной бабочке', что на озере Байкал. Кстати, вливания донорской крови сделали свое дело - удаленные конечности и прочие травмы вампиров полностью регенерировали.
   Вначале, конечно, еще на борту 'Экзорциста', Ольга открыла для них свой маленький, личный арсенал. В углу здоровенной каюты, сразу привлекая внимание Алэра де Вержи, среди прочих комплектов трофейной брони стоял, заботливо собранный в полной комплектации, штурмовой вампский доспех. Вампир тут же жадно утащил сегменты экипировки в ту сторону, где виднелись многочисленные технические стенды и станки. Себе Ольга выбрала для этой миссии и рекомендовала Стиву прыжковый костюм спецназа ГРУ времен Диктата, хорошенько доработанный современными техниками Ольги. Легкий, удобный для быстрого ближнего боя, он был дополнен новейшими модулями и интегрированными системами поражения, защиты, управления, жизнеобеспечения и энергообеспечения.
   Рита выбрала себе угрожающего вида экипировку карателей мира Вотана. Разработанная для специальных боевых задач на этом орбитальном мире местными оружейниками, она оказалась на удивление эффективной для зачистки в ограниченных пространствах орбитальных колоний. Но и агрессивный дизайн, предназначенный для подавления воли и устрашения противника, сыграл, похоже, для этой девушки не последнюю роль.
   Мрачный имидж - черная кожаная одежда, украшения с символикой смерти, странная прическа набок и черный макияж вампского юнги в первые дни натолкнули Стива на небольшое исследование. Все эти серебряные черепки и гробики в элементах прически и одежды отдавали или дурным вкусом, или ребячеством. Те Высшие, с которыми Стив сталкивался до сих пор, были вполне адекватными ребятами, с четкой выправкой военных господ - аристократов.
   Вот все, что дал поиск в информативных базах: 'Соответствует атрибутике древней молодежной субкультуры планеты Земля - готов. Готы характеризовали свое мировоззрение как романтично - депрессивный взгляд на жизнь. Эталонному образу гота присущи: замкнутость, меланхолия, эстетство, мистицизм, неприятие базовых стереотипов поведения и внешнего вида. Сформировано под сильным влиянием вампирского образа'.
   Стив покачал головой: с трудными подростками в группе сотрудничать ему еще не приходилось. А ведь 'малолетке' уже больше тысячи земных лет... Еще одна головная боль.
   Естественно - в оружейной комнате Ольге было полно стрелкового вооружения. В шкафах - попроще. То, что было любовно развешано на переборках... вызывало приступы острой зависти. Но и Стив, покидая свою разбитую яхту, прихватил, естественно, почти всю свою коллекцию. Поэтому он вооружился уже привычной в деле и вдоволь пристреленной 'Калли' в качестве вспомогательного оружия. И взял себе вторую такую же, - для работы в помещении 'крест - накрест'. Ну и, естественно, он, как и Ольга, без своего меча работы аяольских мастеров на дело не выходил. Вырезанный из сверхпрочного алмаза, он способен резать любой материал, не заметен на сканерах и на раз спасал жизнь в ближнем бою. А вот основное вооружение... Профессионал класса Ольги был обучен, конечно, пользоваться любым образцом, как Имперского производства, так и тем, что производился на территории вероятного противника. И изготовить что - то свое, из подручных материалов. Но Ольга, как и большинство своих коллег, старалась не пользоваться любыми сложными и 'интеллектуальными' системами. Возможности проведения радиоэлектронной атаки, запросто подавляющей или выводящей из строя радиоэлектронные и оптико-электронные системы, средства разведки, связи и навигации, никто не отменял. И боец, привыкший в бою полагаться на имплантированные 'умные' системы наведения и опознавания, терял драгоценные мгновения на адаптацию, когда их лишался. Что могло иметь весьма печальные последствия. Поэтому спецы предпочитали в ближнем бою старую добрую механику. Они исходили из скромного списка требований: возможность выстрела в замкнутом пространстве термобарическим боеприпасом, высокая маневренность, скорострельность, точность и кучность стрельбы. Поэтому Ольга решила взять себе Ижевский штурмовой гранатомет 'Рысь'. Стив - лазерный излучатель GRA 3М 'Секач'. Рите выдали убойную и скорострельную безгильзовую ХК71 Kurz. Алэр де Вержи прикрепил на правую руку доспеха подвесной лучемет станкового калибра и по импульсному излучателю на каждое плечо. В группе он работал 'танком'. А с шестопером, похоже, он решил больше не расставаться и во сне. Максимальное возможное для переноски количество гранат распределили на всех.
   Это вооружение внесли в базу данных учебной программы как изначальное. Ведь сколько боеприпасов с собой не бери, все равно их или мало, или столько за раз не унесешь. Поэтому, потом придется переходить на трофейное вооружение. И начались тренировки. Планирование проникновения. Работали 'двойками', Стив с Ольгой, вампиры вместе, взаимно прикрывая друг друга. Отрабатывалось взаимодействие между парами и внутри 'двоек'. Помимо тактики много стреляли и метали гранаты, учась избегать рикошета. Рукопашный бой - с имитаторами возможных противников, и, для полного понимания товарища, - друг с другом, в реале. Отработка, по возможности, захвата цели живьем. И даже отход при помощи прорыва. А вдруг?
   Первым испытанием было прибытие на дальнюю парковочную орбиту Земли. В саму Солнечную систему вошли легко. Агентура Марии, как это в другой раз не было бы печально, прекрасно знала все сверхсекретные и часто обновляемые коды доступа к столичному миру людей. Теперь 'Звезда Мирдаба', (ну, или что- то другое), зависла, изображая неподвижную мишень, под прицелом крупнокалиберных батарей Центральной Орбитальной Базы. Точнее - огромного орбитального пояса защиты планеты. VIP - обслуживание, равное инопланетному дипломатическому статусу, избавляло шейха от необходимости причаливать к таможенному терминалу для проверки мощными стационарными сканерами. Таможенники сами прибыли на борт. Но все равно Стив нервничал. Как оказалось - совершенно напрасно. Рита покрутила пальцами под носом у работников таможни, прогнусавив странным голосом: 'Это не те дроиды, что вы ищите', и процедура оформления досмотра была завизирована в ударном темпе. Контейнер, в котором прятался Ветер, отправился в нужный ангар ЦОБы.
   Стив посмотрел на Алэра, кивнув на Риту и приподняв бровь.
   - С ней все нормально. Просто ее подростковый период пришёлся на конец двадцатого - начало двадцать первого века Земли. Была тогда такая странная страна - Россия... Формирование личности, закладка фундаментальных черт характера - все сложилось там и в те времена. Пусть она значительно постарше тебя будет, но, по меркам нашей расы, она все еще не вышла из подросткового возраста. Проживешь еще лет триста - сам почувствуешь. Ты будешь совершенно на разной волне с короткоживущими человечками. Впрочем, тебя, похоже, уже цепляет. Эта белая драконовская форма, оружие времен 'до Вторжения', любовь к антиквариату... Музыка, что слушал в молодости, старые фильмы... на ностальгию уже потянуло? Поэтому и вы, и мы - отдельные касты. А мельтешение короткоживущих человечков с их дурацкими планами на жизнь, рядом с тысячелетним бытием - так, мышиная возня под ковром...
   Высадка на одном из космодромов дворцового комплекса тоже прошла успешно. Звено планетарных 'Тайфунов' прошло всего в километре от их роскошного 'Майбаха', производя визуальную идентификацию и сопровождая вниз. Доехав служебным автокаром от космодрома до грандиозных Больших Хрустальных ворот, процессия из двоих измененных реаниматором людей и двоих вампиров, все в полной боевой выкладке, вступила в ворота паркового комплекса. Караул из лейб-гвардейцев, в парадной форме и с примкнутыми к бласт-винтовкам штыками, и глазом не повел. Охране дальнего круга было достаточно визуального подтверждения. А дежурный офицер, как и операторы внешних постов безопасности видели перед собой, благодаря внушению вампиров, важно вышагивающих Верховного Магистра со свитой. Высшая форма допуска.
   Вдоль центральной аллеи парка тянулась водная гладь байкальского озера, вокруг змеились русла небольших речек и каналов, блестели поверхности прудов, били фонтаны. У пристани пришвартовалась белоснежная парусная яхта. Прибрежные территории имели ярусную планировку, что вместе с изгибами берегов создаёт множество видовых точек на разных уровнях, каждая из которых представляет пейзаж с нового ракурса. Но от любования прекрасной природой, игры радужных струй воды и прекрасными скульптурами из драгоценного хрусталя с планеты Дахэйшань, несколько отвлекали казачьи разъезды, объезжавшие огромные парковые территории на живых лошадях. А за туманной дымкой, справа, за парадным плацем, забитым шпалерами марширующих гвардейцев, находились казармы Первого Земного Императорского лейб-гвардии полка. И сколько скрытых огневых точек пряталось за специально подготовленным для отражения сухопутных атак ландшафтом, и в царящей над лестницей громадой дворца, было трудно себе представить.
   - Так вот ты какой, Мордор, - задумчиво протянула Рита.
   Над ними нависли хрустальные шпили дворцовых надвратных башен. Стив покрылся холодными мурашками. Слишком много неизвестных факторов вступило сейчас в игру. Алэр так и не ответил на настойчивые расспросы Ольги, какую именно площадь и сколько человек одновременно они с Ритой смогут ментально контролировать. Сослался на загадочную 'переменность решающих факторов'. А еще оставался уникальный ИскИн - 'десятка' дворцовой системы безопасности, гипнозу неподвластный. И самое главное - во время войны за независимость Земли от вампиров Кровавый Ветер с товарищами л,лиггерами, изобрели устройство, названное ими как 'мнемонический прожектор'. С его помощью блокировалось гипнотическое воздействие вампиров на людей. С его помощью тайна Высших была раскрыта людям, их власти на планетах Диктата пришел конец. При решающей помощи сил Конфедерации Драконис. С тех пор прошло почти три сотни лет, но, кто знает, не вмонтированы ли модификации подобного прожектора в системы безопасности дворца. Просто для защиты от каких-нибудь враждебных экстрасенсов и прочих гипнотизёров.
   Четверка вошла в огромный холл и приблизилась к терминалу среднего круга охраны. Вампир Алэр де Вержи, находясь в образе, торжественно благословил гвардейский пикет знаком Карающего Огня. Гвардейский капитан, начальник поста, со спокойствием профессионала наблюдал, как облаченная в парадные одежды тушка Магистра проплывает к сканеру сверки биометрических параметров доступа. Идентификации, основанной на использовании уникальных индивидуальных фрагментов генетического кода. Аутентификации сетчатки глаза, отпечатков пальцев и геометрии руки, геометрии и термографии лица. Вся эта беда - под прицелом мощных плазменных турелей, управляемых Искусственным Интеллектам дворца.
   Наступил самый напряженный момент.
   Ольга отстегнула из-за спины контейнер. Открыла крышку, и в клубах морозного пара показалась голова Великого Магистра Хогана Фарелллы. Его глаза вздрогнули, и, слеповато щурясь на солнечный свет, приоткрылись. Сканирующий луч терминала пробежал по контурам объекта... Стив до боли сжал рукоять бесполезного сейчас 'Секача'. Охрана никаких признаков беспокойства пока не проявляла, пребывая в расслабленном мире иллюзий. ИскИн тоже ошибок протокола не находил, сирены не выли...
   Ольга аккуратно вынула из бокового отделения контейнера отрезанную, украшенную массивными перстнями - персональными картами, руку Магистра. И, вытянув вперед трубки системы жизнеобеспечения, положила конечность на подушечку анализатора ДНК. Губы Магистра начали беспокойно шевелится, пытаясь что то произнести. Плазменная турель под потолком вздрогнула, клацая затворами...
   Стив прекрасно понимал, что система безопасности фиксирует сейчас рост физиологических реакций его организма, многократно превышающих обычное волнение от встречи с 'великим Императором'. Он покосился на спутников. Ольга была спокойна и деловита. Рита надула и громко лопнула пузырь жвачки, демонстративно отвернувшись в сторону. Наконец на панели загорелся зеленый огонек.
   - Добро пожаловать во дворец, Ваше Святейшество! - взял под козырек капитан. Полупрозрачный полог силового поля под аркой ворот исчез. Гвардейцы отсалютовали палашами. Алэр прошёл внутрь. Полог защиты упал на место... Прекрасный момент для предательства. Снять иллюзию со Стива и Ольги и покинуть с Ритой дворец, пока охрана фарширует нарушителей.
   - Охрана!!! Помогите! - прохрипела отрезанная голова Магистра до того, как Ольга успела засунуть ее в контейнер.
   - ТРЕВОГА! Лицо с высшей степенью доступа запрашивает помощь! Блокировать помещение и вызвать группу усиления? 3...2...1...
   Дежурный капитан медленно, явно борясь с самим собой, поднес руку к мигающей полосе интерфейса и вручную отменил запрос боевой системы ИскИна. В своем дворце могучий ИксИн десятой серии не мог нанести кому - либо вред без одобрения этого действия полномочным человеком. Император не читал в детстве про три закона робототехники Айзека Азимова, но зато был впечатлен ремейком древнего 'Терминатора', рассказывающего про подлость коварного 'Скайнета'.
   - Отмена, Магистр просто просит помощи в указании ему дороги в палаты.
   - Еще раз прощай! - Ольга нажала педаль ближайшей, стилизованной под старину, урны мусоросжигателя. Подняв за шланги, она швырнула туда седую голову. Следом была свалена рука и весь контейнер. Истошный вопль отсекло падение тяжелой крышки. Внутри мусорки беззвучно пыхнуло жаром. Вампир, тем временем, находясь на внутренней территории дворца, отошел за колонну, и активировал устройство, разработанное гениальным Ветром.
   - Отлично, я на связи, - раздалось на внутреннем канале группы нечто родное и гнусавое. - Теперь, мистер кровососущий, работаем по плану 'А'. Твоя задача номер один: найти и склонить к сотрудничеству главного системного администратора этого курятника.
   Сисадмин - некто, по данным, собранным ГРУД 'Азраил' - Виталий Макаренкович, известен в виртуальном мире под ником Nightblade . Проживал ныне на территории дворца на постоянной основе. Бывший матерый и гениальный хакер. Живая легенда, говорят - лучший из лучших в ближайших столетиях. После того, как спецслужбы сделали ему предложение, на которое он не смог ответить отказом, его берегли, как зеницу ока. Естественно, Виталику никогда больше не дали покинуть территорию дворцового комплекса. Зато в исполнении любых других желаний он был не ограничен. Взломать же систему безопасности Личных покоев Кровавый Ветер не мог - на подбор одного, часто меняемого кода доступа нулевого кольца защиты даже с его возможностями ушли бы годы. Единственным способом войти внутрь - было бы открытие полного доступа для Ветра лично от сисадмина.
   Где то в глубинах дворца молодой, полный и в меру бородатый парень, обвешанный уникальными и сверхмощными девайсами, вздрогнул и принялся, повинуясь чужой воле, набирать команды.
   - Есть! Я в системе. - сообщил Ветер.
   Вновь мигнул зеленый огонек, пелена на воротах исчезла, и Ольга, Стив и Рита вступили на внутреннюю территорию дворца.
   - Так, начинаю осваиваться. Все мои основные ресурсы брошены пока на блокировку автоматических защитных систем, аварийного бункера и путей эвакуации нашего сатрапа. Его жирный маркер сейчас в комнате для медитаций. Ну да, есть у него и такая! Видать, остатки совести успокаивает там. Как умеет... Третий поворот налево, и побежали!
   Рубеж Личных покоев (ближний круг охраны) - группа миновала свободно. При их приближении Ветер гостеприимно распахнул проход, заблокировав систему дополнительного сканирования. Внутри тамбура отсечки, перед дверями в святая святых личной жизни Императора, дежурили уже рыцари - арбитраторы в парадных плащах и посеребренных кольчугах. С мечами из марсианского булата наголо. И, как только группа вошла в Личные покои и сделала несколько шагов по коридору, громко взревели сирены тревоги.
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ.
   Когда неизвестный распахнул дверь в его Мастерскую, Император в гневе вскочил с девичьего тела. Сметь отрывать его от творчества? Вломится в ЭТУ дверь? Просто невероятно! Но на пороге, тем временем, спокойно стоял и озирался незнакомый крестоносец. Вроде бы, какая- то шишка из Ордена.
   В глазах Виктора потемнело от гнева. ВОТ ТАК врываться к нему? Повелителю галактической Империи??! Тому, перед кем трепещут правители звездных систем и кого обожает состоящее из сотен миллиардов тушек стадо верноподданного быдла? Без спроса? В ЭТУ КОМНАТУ?
   - Как ты посмел? Ты осознаешь, что тебе будет за твою наглость??! - взревел властитель.
   - Да ладно. Мы ведь оба знаем, что эта комната - единственная во дворце, где нет связи с системами безопасности и наблюдения! У тебя здесь физиологические реакции так сильно зашкаливают, признайся! ИскИн бы с ума сошел, посылая запросы о твоем здоровье! Да и мучительная смерть этих самок посреди твоих покоев... лишняя огласка. Проще всего было вообще не ставить датчики и камеры безопасности, чем искать более сложные решения и посвящать в них персонал. Да и тех, кто поставлял тебе это... оборудование, потом быстренько убрали. Это правильно. Огласка нам тоже не нужна.
   Крестоносец достал из сумки на поясе какой то предмет, очень похожий на большое яйцо.
   - Как замечательно сложилось, что я застал тебя именно здесь! Даже закуску себе, - он кивнул на окончательно оторопевшую девчонку, - ты уже приготовил. Потерпи! Скоро выйдешь отсюда другим... ну, не человеком, конечно. Но нас ждут великие дела!
   И заехал правителю в челюсть. Потом поднял обмякшее тело и подтащил к 'испанскому стулу', стоявшему рядом. Защелкнул колодки на руках и ногах. Потом крестоносец отошел и аккуратно поставил яйцо на пол, напротив Виктора. Император затряс головой, открыл глаза. Потом осознал, где находится, и дернулся, пытаясь вырваться. Острые шипы пыточного станка тут же глубоко вонзились в тело, причиняя холеному организму нестерпимую боль.
   - Я все для вас сделаю! Все! Только не надо! - решил тянуть время испуганный Виктор.
   - Все? Серьезно? А что у тебя есть? Власть? Настоящая власть давно у Ордена. Сейчас там у них проблемы возникли, но это к сути вопроса не относится. Экономика летит к чертям, армия и флот разваливаются. Твою империю, как только она совсем ослабнет, разорвут на куски и поделят хищные молодые миры. Баста. Деньги? Настоящие деньги тоже давным-давно у Ордена. Только святошам плевать было на державу, свои армию и флот они почти создали. Простому стаду же погонщики доходчиво объяснили: нужно страдать, потому что на том свете от страданий будет легче. А на этом свете бдительности надо побольше. Так как во всех их бедах виноваты Чужие, и, конечно, они сами. Столько врагов совсем рядом профукали! Так что все дружно страдаем, и чем больше - тем лучше. А что жизнь становится все хреновей - сами и виноваты, плохо значит, Чужих, да и своих, до кучи, изничтожали. Даже охрану орденскую тебе вон поставили, чтоб не сбежал из-под контроля ненароком. Сиди, играй спокойно в свои куличики, и ни о чем не парься.
   - Но не убивайте меня ТАК! Я главнокомандующий и дворянин! Не разжигайте огонь! Умоляяяяю! - взвыл перепуганный правитель.
   Существо, носителем которого было тело Великого комтура Ордена де Грана, первого заместителя Великого Магистра, с сомнением посмотрело на жаровню, находящуюся под сиденьем 'испанского стула'.
   - Зачем мне твоя паленая задница? Ты умрешь, конечно, - как старая личность. Но твое тело, как и твоя память, послужат великому делу. Впереди нас ждет неисчислимое множество планет, которые предстоит обратить в свое племя. и столько свежего мяса, и...
   В этот момент в дверь постучали.
   - Не уходи никуда! Скоро начнется! - существо вышло.
   - Святой отец, обязан доложить, - начал подоспевший бургграф замка, рыцарь Собиратель Душ, - на вверенную мне территорию только что прибыли Его Святейшество Великий Магистр Хоган Фареллла с сопровождением.
   Существо опешило. Такого никак не могло быть. Если бы Магистр был бы обращён, оно бы почувствовало приближение собрата. И ещё... откуда? Оплот был далеко, накрепко блокирован штурмующими звездолётами Чужих, другого спасательного челнока для экстренной эвакуации на астероиде не было...
   - Покажи мне картинку! - обратился он к рыцарю.
   Развернулась голограмма. По покоям дворца спокойно продвигалась закованная в вампскую броню фигура с ручным лучеметом наперевес. Рядом шли еще трое, тоже в полной боевой экипировке, с головы до ног увешанные оружием. Сбоку мигало красным цветом крупное экстреннее предупреждение: ИскИн дворца нашел полное несоответствие объектов декларированным нормам допуска. Однако, вместо команды 'боевая тревога' мигало сообщение 'ВАМ ХАНА' и дурацкий смайлик.
   - Это кто, по-твоему? - существо схватило рыцаря за плечо и чуть ли не тыкнуло носом в голограмму.
   - Его Святейшество, разумеется, собственной персоной! - комендант профессионально выпутался из захвата. - Что вы себе позволяете, отче!
   Существо задумалось. Творилось что то невообразимое. То, чего попросту не может быть! Миссия оказалась под угрозой именно тогда, когда все так удачно складывалось... Стоп! Если там действительно вамп, а такое вполне возможно, то это легко все объясняет! Ментальный контроль! В том числе и компьютерщиков! И что дальше?
   - Скажи, обратился псевдо-комутр к бургграфу, - во дворце имеется мнемонический прожектор?
   - Так точно! Целая цепь станций! Накрывает всю территорию замка и ближайшие подходы! Может активироваться ИскИном, а так же вручную начальником дежурной смены!
   - Запустить немедленно! Это приказ! - завопил Чужой.
  
   Дворец пришел в движение. На территории Личных покоев захлопнулись многочисленные двери - гермозатворы. Выехали из гнезд, спрятанных под потолками, автоматические турели. По боевой тревоге выскочила из караулки вооруженная до зубов группа усиления, состоящая целиком из рыцарей - арбитраторов. Замок вздрогнул, меняя конфигурацию помещений. В Гостевой части работали по 'красной' готовности гвардейцы. Началось боевое развертывание всего Земного лейб-гвардейского полка и средств усиления по плану 'блокада'. Nightblade, встряхнув головой, недоуменно уставился на висящие перед ним вирт-окна:
   - Эй, что за нах?!! А ну гоу из моей катки, днище!
   Двое рыцарей, стоявших неподалеку в карауле, выпучили удивленные глаза и бросились к четверке нахалов, замахиваясь на ходу своими мечами для удара. Ольга, не останавливаясь, вскинула пистолеты. Два раза по сдвоенному выстрелу. Экспансивные пули - 'цветы смерти', окрасили панели из драгоценной древесины бурыми потеками.
   - Ветер, доложить ситуацию и статус! - рявкнула она.
   - Объявлена общая тревога, активированы мнемонические прожекторы. Приказ отдал Великий комтур де Гран, 'объект 2'. Местный хакерюга на пару с ИскИном активно пытаются оборвать связь и выкинуть меня из своей системы. Комтур находится рядом с 'объектом 1', они пока, к счастью, не перемещаются в сторону аварийного бункера. Вам направо, в ближайшем помещении чисто! Шевелись, плотва!
   Стив распахнул отмеченную на присланной Ветром тактической карте дверь, и, встав сбоку, приготовил гранаты, Алэр поднял лучемет...
   - Стоять! - вскричал Ветер.
   'Хрустальная бабочка' вновь ожила, меняя конфигурацию залов и этажей. Стало понятно, почему Кровавому Ветру так и не удалось найти схему планировки Личных покоев - ее попросту не было.
   Коридор у самых ног Стива превратился в бездонную яму, длиной метров пятнадцать. Во мраке подвала утробно взвыло какое-то явно голодное животное. Зато сзади закрутилась кладка из шершавых блоков, и небольшое помещение, которое они только что прошли, трансформировалось в роскошную залу. Посреди которой бежал десяток вооруженных бластерами рыцарей. Встреча оказалась неожиданной для обеих сторон. Лучемет вампира ударил первым, шквал импульсов раскидал мелкие ошметки и фрагменты тел по сторонам. Стив, крикнув предупреждение, укрылся за колонной и катнул по полу гранату. Рвануло, зал затянуло серым дымом, крики и стоны смолкли.
   - Чисто!
   - Ветер! Куда теперь?
   - Назад. Влево и вверх по лестнице. Хорошая новость: я перепрограммировал автоматические турели и еще сжег всех боевых роботов прямо в стойле. Короче говоря - станнеры, мины и прочие ловушки под полом и в стенах - всё, что имеет дистанционное или автоматическое управление, - под моим контролем. Хрен бы вы тут без меня и двух шагов сделали. Грохот взрывов и песня плазмы до вас доносится?? Отсекаю противника, где могу. Круг Личных покоев я блокировал, извне никого не пущу. Плохие новости: внутри покоев их неожиданно много. Прилетевший перед нами комутр вызвал сюда всех, кого смог найти на Земле. Замок меняет конфигурацию в автономном режиме по 'красному коду' генерацией случайных чисел. Тут я бессилен, остановить эту программу и надолго предугадать ваш маршрут не получится. Следите за маркером, буду постоянно обновлять вам карты. Охране эта чехарда даёт лишнее время для установки заслонов. Ещё плохая новость: ИскИн и туземный хакер оказались сильны, ресурсов на борьбу с ними у меня пока мало, но я работаю над этим. Временами могу пропадать. Стив, впереди засада.
   На визирах шлемов группы возникли обведенные красным силуэты врагов, находившихся в соседней комнате. Стив увеличил мощность лазера и поднял ствол. 'Секач' загудел, как масло резанув толстую стену. От ручной работы мраморных панелей панно повалил едкий дым. С той стороны большинство маркеров противника окрасилось в серый цвет, но несколько особо шустрых рыцарей успело бросится врассыпную. Рита распахнула дверь, Стив закатил по полу две гранаты, Ольга ворвалась сразу за вспышками. Часто ударил автоматический гранатомет, и зачищаемое помещение озарилось объёмными взрывами термобарических гранат.
   - Чисто!
   - Пустая! Заряжаюсь!
   Перешагнув через обгорелые кучки пепла, бывшие когда-то людьми, отряд бегом проследовал дальше по анфиладе комнат. Распахнулась боковая дверь.
   - Гражданские! - опустила оружие Рита.
   Спортивного вида, загорелый мужчина в смокинге осторожно вошел с поднятыми руками. Позади него, в глубине комнаты жалось еще несколько человек.
   - Кто старший группы? Немедленно выведите меня в безопасное место и вызовите эвакуатор! На остальных - плевать, но я - министр экономики и финансов Империи Тарас Луценко! Старший, я сказал, бегом ко мне!
   - Ну просто праздник какой-то! - Ольга забросила гранатомет за спину, и, выхватив пистолет, выстрелила в лоб министру. - Не останавливаемся, время!
   Замок вновь поменял конфигурацию. Стив вдруг заметил, как пара горгулий, сидевших на тумбах перед мостиком, накинутым через речку в пересекаемом ими декоративном саду, повернула свои головы. Похоже, что это и были охранные роботы. И они уже начали восстанавливаться! О том, сколько видов самого смертоносного вооружения находилось убранным в их бронированных корпусах, даже думать не хотелось. Слава Кровавому Ветру!
   - Осторожно! Впереди тамбур отсечки! Последний между вами и Императором! - сообщил Ветер. - Когда подойдете близко, смогу вскрыть для вас двери прохода. Мины в полу я деактивировал. Это все, у чего там нашлось дистанционное управление. Больше ничем помочь не смогу - у рельсотрона живой расчет.
   Анфилада комнат сузилась до ограниченного, длинного коридора. Неожиданно, впереди, из-за быстро уехавшей в пол стены показался рельсотрон на шаровой, как у танка, установке. 'Рейлган Марк М12', - в народе рельсотрон, - мощный электромагнитный ускоритель крохотных, но смертоносных зарядов. Если бы не предупреждение и невероятная скорость реакции находящихся в боевой формации драконов и вампиров, хлынувший поток болванок искромсал бы их на месте. Ольга красивым перекатом ушла за ближайшую, довольно хлипкую и тонкую колонну, ввинтившись в стенную нишу и распласталась, насколько это возможно, внутри. Ваза, стоявшая на подставке перед ней, тут же разлетелась в пыль от пары попаданий. Стив с остальными прыгнули назад, за арку, ища укрытия. Болванки с визгом принялись кромсать, прошивая, стены вокруг них. Полетели щепки, пыль, куски облицовочного гранита и хрусталя. Завизжали рикошеты. Несколько осколков больно ударили Стива по плечу, в грудь и по шлему, но костюм держал удар. Хуже всех доставалось Ольге. Рейлганщик работал на общее подавление, не давая им сунутся в узкий коридор, но когда он перенесет весь огонь на Ольгу - разберет хрустальную стену хоть до фундамента.
   И в этот момент позади рвануло несколько мин, установленных нашими для подстраховки. И почти сразу из облака гари ударили лучи пехотных лазеров. В той стороне, откуда пришла наша группа, замелькали перебегающие от стены к стене фигуры в экзоскелетах. Из казармы прибыли тяжелые подразделения усиления - храмовники, коммандос Ордена.
   Группу зажали с двух сторон. Заработал лучемет Алэра, не давай крестоносцам подойти на расстояние броска гранаты. Вот только батарей у него с собой оставалась всего на несколько минут боя. Рита поменяла магазин с красным маркером - экспансивные пули, на магазин с синим - бронебойные, и присоединилась к отстрелу. Из тамбура вновь ударил станковый, Стив едва успел перекатится под просвистевшей сквозь стену очередью. Рядом с грохотом упал большой фрагмент стены. Несколько рыцарей смело огнем вампира, но те, фанатично не считаясь с потерями, продолжали ответный огонь. Их было много, несколько десантных манипул. Вампиру, получившему несколько попаданий, пришлось укрыться за опрокинутой статуей, и половина атакующих пробежала вперед, занимая стрелковые позиции. Затем они устроили плотный заградительный огонь, а вторые номера подобрались еще ближе. Один из них высунулся из за колонны, наведя на убежище Алэра подствольник своего лазера. Стив на доступной только для дракона скорости поднялся над упавшей колонной, и, срезав лучом импульсника солдату голову, вновь нырнул за укрытие. Обезглавленное тело развернулось и выпустило гранату себе под ноги. Сверкнуло, во все стороны разнесло куски брони и мяса, и еще несколько красных маркеров на карте тактического интерфейса погасло.
   - Пустой! - крикнул Стив, меняя спаренную клипсой батарею лазера. Рейлганщик все-таки перенес весь огонь на Ольгу, успевшую всадить пару гранат в опасной близости от гнезда его рельсотрона. Миссия, бывшая так близко к желанной цели, с треском провалилась. Группу окружили и связали боем. Ни вперед, ни назад.
   - Ветер! Дверь! Я пошла! Прикрывайте! - Рита, отбросив винтовку, хлебнула крови из фляжки, и кошкой переметнулась через укрытие, понеслась вперед по коридору.
   Стив на мгновение залюбовался размытым движением атакующего на максимальной скорости вампира. Рейлганщик это движение тоже заметил, сместив прицел. Чем немедленно воспользовалась Ольга, вышедшая из за укрытия и всадившая весь магазин своего гранатомета в стену дзота. Но термобарические и кумулятивно - тандемные гранты не смогли пробить толстой бронезаслонки. Калибр у ручной пушки оказался мелковат. Только рейлганщик временно ослеп, а станок его рельсотрона немного подклинило. Но и отстреливаемая наугад паническая очередь сделала свое дело. Первый заряд попал Рите в плечо, развернув на девяносто градусов и почти оторвав ей руку. Брызнуло облако черной крови. Второй пришелся в ногу, по касательной. Вотанский доспех увел снаряд в рикошет, но берцовую кость он все же сломал. Рита продолжала оставаться на ногах только благодаря обильным впрыскиванием аптечного модуля и невероятной выносливости инопланетянина.
   Стив быстро высунулся и попытался сжечь ствол рельсотрона из лазера. Шальной снаряд выбил импульсник из его рук, больно вывихнув обе кисти. Рита выровнялась, и изо всех вампирских сил метнула на бронезаслонку амбразуры липучую мину. Третий снаряд прошил ей грудь, отбросив далеко назад. Мина прилипла, активировалась и взорвалась. Кумулятивная струя бодро проплавила броню и тонким лучиком ворвалась внутрь бункера. Избыточное давление в замкнутом пространстве мгновенно расплескало тела расчета по стенам. Рельсотрон захлебнулся.
   Ольга бросилась вперед, перепрыгнула через неподвижное тело Риты, и перекатом вошла в скрытую сбоку и услужливо распахнутую перед ее носом Ветром дверь тамбура. Впереди - еще одна дверь. Похоже - караулка. Две гранаты и быстрый заход. Из двух пистолетов, крест на крест, она обработала шквалом огня левый и правый углы. В сером дыму кто-то кричал и ползал по полу. Ольга нацелила стволы вниз и открыла частую пальбу, не разбираясь, кто живой, а кто нет. Вспышки выстрелов на мгновения разгоняли царящий в помещении полумрак. Отстреляв обе обоймы, Ольга бросила второй пистолет в кобуру, а первый быстро перезарядила и навела на вход.
   - Второй, третий! Сектор чист, четвертый - трехсотый. Заберите и выдвигаемся!-
   - Погоди! Сама пойду! - В проем двери, оставляя черный, кровавый след и волоча держащуюся лишь на связке сухожилий руку, вползла Рита. - Мне нужна живая кровь!
   В помещение влетела граната. Метнувшись на максимальном ускорении, Ольга схватила ее и отправила обратно. Поэтому они и тренировались всегда метать по две... За дверью рвануло. Ольга просочилась в коридор, ударили выстрелы - быстрая 'двойка', затем - глухой удар. Вскоре она вернулась, волоча за эвакуационную ручку бронежилета оглушенного рыцаря - арбитратора. Швырнула его на пол перед Ритой. Рыцарь поднял мутный после удара в лоб взгляд. Рита скинула шлем, встряхнув волосами. Запылали горящие багровым светом глаза. Открылся рот, обнажая острые, как иглы, клыки... Дикий вопль ужаса вскоре прервался неприятными, булькающими звуками.
   Стив осторожно пошевелил с трудом гнущейся, контуженной рукой, и вытащил из кобуры свою 'Калли'. И отправил сигнал отхода Алэру. Но вампир откинул поврежденное забрало шлема и покачал головой. По его пробитым в сочленениях, измятым и опаленным доспехам стекало несколько струек черной крови. Бледное лицо в боевой формации заострилось, взгляд существа пламенел. Алэр улыбнулся:
   - Они слишком близко. Коридор длинный, а боезапас по нулям. Прикрывать нам друг друга толком нечем - перебьют, как в тире. Иди. Пусть совершится твоя месть! Я останусь. Неисчислимая толпа врагов и шестопер могучего предка в руке - о чем еще мечтать солдату?
   Стив выпрямился, и отдал честь. На пороге коридора он обернулся - Алэр де Вержи, поднявшись в полный рост, поднял шестопер и отправил длинную очередь во врагов. Затем из навершия его комбинированного оружия выскочили острые 'перья', и вампир, грозно прокричав какой-то клич на древнем неземном языке, ринулся в атаку. Стив бросился догонять Ольгу.
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ,
  
   Чужой, носителем которого являлось тело Великого комутра, был в ярости. Идеальный план летел к чертям! Нападавших остановить не удавалось. ЧЕТВЕРЫХ! В малую тронную залу, примыкавшую к пыточной, где ждал обращения Император, влетел бургграф с двумя рыцарями - Собирателями Душ, немедленно взявших под охрану вход в помещение.
   - Согласно плану эвакуации, мы должны сопроводить Императора в спасательный бункер. Немедленно!
   Чужой задумался. Он мог пользоваться знаниями и навыками тела, которое захватил. Но Великий комутр не был воином - он являлся сугубо административным лицом. Охрана пригодится. Император еще не был обращен. Чужой бы это почувствовал. Процесс выхода личинки из кокона мог занять несколько часов. Что ж, автономный спасательный бункер подходит для этих целей куда лучше!
   - Ждите нас здесь, - Чужой вернулся в пыточную. Осторожно поднял и спрятал кокон. Отстегнул Императора от стула. Вытащил из ножен на поясе небольшой, но острый кинжал и поднес к горлу правителя.
   - Откроешь рот - зарежу, как свинью. Рыцари все равно подчиняются мне. Ты ведь не хочешь сдохнуть? Ответь, если мы друг друга поняли.
   - Да. Мы друг друга поняли. - Император не знал, из за чего произошла задержка, но она могла помочь ему выкрутится.
   - А почему мы друг друга поняли? - переспросил Чужой.
   - Потому что я не хочу сдохнуть. А ты здесь главный.
   - Отлично. Выходим. На дворец напали. ИскИн блокирован. Следуй к бункеру.
   Чужой вывел Императора из пыточной, аккуратно поддерживая за локоть. Они вышли в малую тронную залу, из которой вели еще два выхода - в спальню императора и его кабинет. В этот момент в конце коридора показались две размытые тени.
   Охрана открыла ураганный огонь из бластеров вдоль коридора. Но нападавшие каким - то образом сумели увернутся от смертоносных трасс энергии, и засверкали клинки. Взгляд императора смог выловить из ведущейся на недоступной для простого человека скорости боя лишь некоторые детали - размытые силуэты, свист рассекаемого клинками воздуха, вспышки света на кристаллических и стальных клинках. На покрытую гобеленом стену обильно брызнула кровавая полоса, и чье-то тело кубарем покатилось к ступеням трона. Бургграф, стоявший рядом с Виктором с мечем в одной руке и тупорылым бластером в другой, зарычал, и бросился в общую свалку. Император скосил глаза - псевдокомутр тоже заворожено наблюдал за боем. Виктор осторожно опустил руку вниз, на бедро. Его специально пошитые штаны, помимо выреза для удобства полового акта, имели еще несколько полезных усовершенствований. Из боковых ножен он осторожно потянул тонкий хирургический скальпель ?4. И профессиональным, хорошо отработанным на живом материале ударом пырнул Чужого прямиком в печень. Практика показывала: такой удар вызывает мгновенный болевой спазм, не дающий жертве пошевелиться, парализует её и приводит к мучительной смерти. Как раз то, что сердце порадует.
   Чужой потянулся к императору обоими руками, пытаясь что то сказать. И рухнул на пол, спешно сворачиваясь калачиком. На поясе слабо хрустнул раздавленный кокон.
   - Подыхай, собака! - Император развернулся, и бросился за трон. Ударил ладонью по неприметной панельке. Фальш-панель отъехала в сторону, открывая ячейку сканера сверки биометрических параметров доступа. Из за трона продолжали доносится звуки боя. Сканер быстро считал данные. Панели еще больше разошлись в стороны, показался огромный, тускнеющий металлом люк. Люк, открывающий дорогу к спасению. Надежному убежищу, в котором есть все - запасы, связь и комфорт. И в которое НИКТО, кроме него самого, точно не сможет войти. Все-таки он их, гадов, поимел. Снова. И пока наверху все успокаивается, у него будет достаточно времени, чтобы разобраться в произошедшем. Отдать команды. Укрепить свою власть. И наказать всех виновных, разумеется. И тогда - в небо взовьются новые костры! Это будет нескончаемый праздник!!!
   У его уха коротко свистнуло, и блестящий, словно сделанный из стекла меч воткнулся в панель замка. Полетели искры. Крышка люка остановилась. Император вдруг услышал, что позади него стало непривычно тихо. Он принялся лихорадочно протискиваться в образовавшуюся перед ним щель. Но его грубо схватили за шиворот и бросили на пол.
   Виктор осторожно поднял глаза. Над ним словно возвышался ангел мести. Высокая, с земли кажущаяся огромной, с головы до ног залитая кровью славянка - блондинка. Выбившееся из косы на левом плече волосы прилипли к испачканному лицу. Но самыми страшными были глаза. Огромные, желтые, нечеловеческие, со змеиным, рубиновым зрачком. Потом они внезапно стали трансформироваться в голубые - Дракон медленно выходил из боевого состояния. Но только вот человеческий взгляд тоже резал, словно венерианский алмаз, мгновенно вытаскивая из тайников души все страхи и слабости.
   Император завизжал, и бросился на четвереньках бежать. Вскочил, скользя словно кот, по мраморным плитам, и бросился в первую попавшуюся дверь, не осознавая, что бежать больше некуда. Стив и Ольга пошли следом.
   - Твою мать! - только и смог вымолвить, озираясь, Стив. Виктор попытался спрятаться в своей пыточной.
   Стив тут же бросился освобождать пристегнутую к раме девушку. Осторожно отвязал, накрыл каким-то полотенцем. Жертву трясло, она, похоже, плохо верила в свое счастье.
   - Мда, а я то удивляюсь, что это на тебе за штанишки такие... - протянула Ольга. - Такой момент, гнида, испортил! Пришло время говорить пафосную обвинительную речь, но перед человеком с болтающимися яйцами... Тьфу!
   - Личные покои мной блокированы. Здание дворца полностью окружено силами гвардии. - вышел на связь Кровавый Ветер. - Но, до штурма, этого типа еще есть время переодеть! Могу потом эпическую музыку поставить...
   - Смешно! - без тени улыбки ответила Ольга. - Итак: Император Виктор Первый, вы обвиняетесь в следующих преступлениях: массовые и зверские убийства гражданского населения. Развал переданной вам Императором Александром державы. Унижение достоинства ее армии и флота. В том, что вы позволили править людьми такой мерзости, как Орден. Внедрению массового человеконенавистничества и ксенофобии.
   - За всех, кто пал в Облаке Лафайета во время твоего гребанного Крестового похода. - Стив достал пистолет, проверил заряды в обойме. - Иди к стенке. Или предпочитаешь сдохнуть, как жил - на коленях?
   Император начал медленно подниматься, ноги его подгибались и дрожали, он затравленно озирался.
   - Вы его что, вот так просто расстреляете? - вдруг подала голос девушка, которую отвел в сторонку Стив. - Даже не повесите, как собаку? Да вы хоть представляете, что чувствовали люди на моем месте? Чистоплюи! После всего того, что он... он...
   Вскочив, она бросилась вперед. Стив не успел ее задержать. Или, если честно, то - не захотел. Ударом ноги она отправила Виктора внутрь какого то замысловатого пыточного агрегата. С огромной силой захлопнула дверь и замолотила кулачками по сенсорам. Внутри заработали хитрые механизмы и вентиляторы, загудело, раздались истошные вопли.
   - Ну все, пошли от сюда,- Стиву было мерзко. - Дело сделано.
   - Пожалуй, так действительно будет лучше, - чуть слышно пробормотала Ольга.
   В тронном зале их ждал приятный сюрприз - обожженная, потрепанная, но вполне здоровая Рита. Судя по обильным потекам человеческой крови вокруг ее рта , причина полной релаксации была 'на лицо'.
   - Ну что, свершили свою месть? - поинтересовалась она. - С нашей вроде порядок, живой Орденской пищи во дворце больше нет. Алэр пал, как мечтал. Но как то пусто на душе. Чего- то не хватает.
   - Да и с нашей работенкой такое дело проклевывается, - ответил Стив. - Не ожидал, что здесь настолько мутно. Словно в помои с этим 'монархом' окунулся. Ветер, как там обстановка?
   - Обложили нас плотно. Гвардия начала разведку. Связь с штабами флотов и планетарными правительствами Империи вот - вот будет готова. Дворец в моих руках, оборонятся я смогу больно, но, сами понимаете - вам лучше поторопиться. Мой самый оптимистичный прогноз: нас сомнут через сорок три минуты.
   - Оль, - вдруг начал Стив. - пока не завертелось... Всегда хотел это сделать! А уж перед смертью...
   Безупречные, бесконечно знакомые за столько лет, точеные черты девичьего лица. Великолепно натренированное, упругое тело гимнастки, сила и опасность, сквозящее в каждом движении. Стив давно видел Ольгу желанной мечтой. Пока вновь и вновь не робел, встречаясь с её ледяными глазами. Глазами, за которыми стояло слишком много смертей. Он тоже не был ангелом, но командовать боем на мостике корабля и хладнокровно перерезать противникам горло - вещи, накладывающие на душу разные отпечатки. Стив боялся, что она ОБЯЗАНА по роду своей деятельности накрепко забыть, что такое любовь. Но сейчас боятся больше не хотелось, хотелось другого...
   Он подошел и нежно притянул её к себе. Губы обычно напряженной и хищной, как ледяной леопард девушки вдруг оказались податливыми, теплыми и жарко отвечающими.
   - Гхм... - произнес через некоторое время Кровавый Ветер, - пардонте, но вы здесь не одни! Часики тикают.
   Вампирша стояла, деликатно - холодно отвернувшись.
   - Зачем же 'перед смертью'? - спросила, ласково, но сильно отстраняя Стива, Ольга. - Я из Конторы, а у нас всегда планы чуть глубже, чем видится. Прости, Стив, но ты до сих пор не видел всю картину в целом. А вся магия фокуса - в нацеленной дезориентации. Поживем мы еще немного - дел то невпроворот. На одной смерти Виктора проблемы вокруг не заканчиваются. Месть свершилась. И ВСЕ? Надо, знаешь ли, и дальше что - то делать. Думаешь, с этого момента миллиарды людей на множестве планет Империи, без верховной власти, враз одумаются, придут в себя и с утра начнут жить дружно и счастливо? Как это грустно не звучит, но без должного контроля, при экстремальных обстоятельствах, счастливый обыватель превращается в скотину всего за пару недель. А драконы? Так после уничтожения нашего дома и будем по углам прятаться? Думаю, нам нужен новый дом...
   И она, поднявшись по ступенькам, устало уселась на хрустальный императорский трон.
   - У меня такое чувство, будто история наших с тобой непростых любовных отношений осталась где-то в совсем... совсем другой книге. И с королевой насекомых своей разведись наконец! Не люблю женатиков. Знай: больше эта стерва нас не разлучит. Ну что, ты веришь в магию? Тогда поехали!
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕМЬ.
  
   Протокол 'Немезида'. Объявлен переход к фазе три.
  
   Корпус 'Азраил'. Управление 'Тени':
  1. Незамедлительно приступить к обработке лиц, находящихся в оперативной разработке согласно списку 'А'.
  2. Организовать выдвижение вербуемых лиц на ключевые позиции в их местах службы - бизнеса согласно плану.
  3. Реализовать контроль и руководство деятельности завербованных лиц с целью достижения максимального результата, учитывая их психологические особенности, служебные возможности и желание работать при новом режиме.
  
  Корпус 'Азраил'. Управление 'Жало':
  1. Незамедлительно приступить к физической ликвидации лиц согласно списку 'Б'.
  2. Расконсервировать всех агентов категории 'Слиппер' и 'Арлекин'.
  3. Незамедлительно приступить к устранению лиц согласно списку 'С' с инсценировкой неосторожного причинения смерти, несчастного случая, самоубийства, естественной смерти.
  
   Сэр Генри нажал на сенсор, и кабина его 'Роллс-ройса', сложившись, стекла в корпус. В салон, сминая искусственную атмосферу климат контроля, ворвался пряный, насыщенный травным запахом, аромат планеты Череха 5. Гравиолет несся над цветущими, заливными пастбищами. Вылитая на заказ из бесценного эрингтонского мифрила, и, отполированная, как положено - вручную, молотыми косточками черешни, фигурка 'Дух экстаза' на капоте лимузина раскинула свои руки-крылья над мчащимся навстречу гравиолету зеленым ковром.
   Сэр Генри устал. С тех пор, как был инициирован протокол 'Немезида', он совершил массу встреч. Разговоров, которых можно было провести только с глазу на глаз. Его яхта моталась из созвездия в созвездие. Главы промышленных корпораций, заправилы экономики. Хозяева ведущих мультимедиа холдингов Империи - куда ж без прикормленной прессы.
   Храбрые ребята с пылающими сердцами, музыкой в сердце и сверкающими бластерами наперевес - они нужны. Но одним бластером послевоенную Великую депрессию, усугубленную жадным мародерством Ордена, не остановишь. Нужны правильные связи. Знать, кому что предложить. И на кого и как надавить. Хотя, если у тебя много денег, то нужные связи у тебя нарабатываются с годами автоматически. А бизнесом сэр Генри занимался ну очень долго. Еще одно - общаться с людьми теперь помогали материалы, собранные и предоставленные корпусом 'Азраил'. Несколько лиц, мешавших ранее большой игре, пропали с шахматной доски, некоторые вдруг кардинально изменили свое мнение. Что, несомненно, являлось работой Конторы. Кого же еще такое сможет?
   Большие денежные воротилы всегда имеют собственные службы безопасности, а сейчас они завели и небольшие частные армии. Все бизнесмены были согласны, что из экономического кризиса нужно срочно выходить, причем еще позавчера. Но как только речь заходила о том что ему, конкретному мистеру Смиту, придется затянуть пояс, нести первоначальные убытки, чтобы работать на далекую и не гарантированную перспективу... Большинство хотело пока постоять в сторонке, и дальше вкладывая свои риски в прибавку к цене своего продукта и выжимая последние соки из работяг на предприятиях. Чтобы сперва убедится, что у сэра Генри все получится. Рисковать никто не хотел. Часто приходилось разговаривать жестко. Но незримая тень корпуса 'Азраил' за спиной сэра Генри творила чудеса сговорчивости - олигархи прекрасно понимали, кто перед ними стоит. Впрочем, был у сэра Генри и весомый пряник.
   Бесконечно старый человек, раскинувшийся в салоне, на подушках из драгоценной кожи мантикоры, смотрел на проносящийся перед его глазами пасторальный пейзаж сельского сектора планеты. Но живописные речушки и мальчишки с удочками на кладках - мостиках его взор не радовали. Он их не видел. Он вспоминал.
   Когда-то миллиардер и филантроп сэр Генри Хоупкинс финансировал и организовал археологическую экспедицию звездолета 'Мета' . Вот только находки, увенчавшие ту авантюру - секретная база Чужих в облаке Лафайетта, технологии инопланетян - аяолов и их легендарный реаниматор имели совершенно не те последствия, что он ожидал.
   Выяснилось, что когда-то нашу галактику населяли Древние - мудрые ящеры аяолы. И они, экспериментируя с пространственным гиперпереходом, обнаружили способ перемещаться в сквозь другое измерение. Но дверь, давшая им кратчайший путь путешествий в космосе, открывалась в обе стороны. И от туда пришли 'местные жители' - обитатели Вампа. Они уничтожили расу аяолов. Так на самом деле вымерли динозавры...
   Самая последняя база Древних как раз была обнаружена искателями сэра Генри в Облаке Лафайета. А вампиры, поняв, что назад им пробиться не получится, остались жить в нашем измерении. И чтоб комфортно питаться, развлекаться и придать хоть немножко остроты своему существованию, они создали новую расу - людей. Но закуска подросла, получила возможность, благодаря технологиям аяолов, не поддаваться ментальному контролю хозяев, и объявила им войну. Жители Облака основали свое собственное государство, чему сэр Генри со своими бизнес - талантами немало способствовал. Росли промышленность и торговля. Строились свои звездолеты, поначалу переделанные из трофейных, создавался боевой флот. Колонисты Облака начали чеканить собственную золотую монету с памятным изображением головы аяола. Но люди вокруг мало разбирались в изображениях динозавров. Зубастый ящер на полновесном червонном кругляше... Так родилась легенда о грозных и таинственных Драконах.
   Потом были соглашении с князем Смоленским и победа над вампирами. Ну, заодно Земля отбилась и от вторжение боевых роев тарнов, спровоцированного осевшим у насекомых потомков аяолов. И сэру Генри вновь стало скучно. Реаниматор был делом добровольным. Кто откажется от отличного здоровья, практически бесконечной, как у эльфа, жизни, и новых физических возможностей? Ну, вот дочь сэра Генри, Лайза, отказалась. Она приняла на себя управление промышленной империи сэра Генри, раскиданной по всей галактике. И стала самой успешнейшей бизнесвумен в истории Земли. Недавно сэр Генри ее похоронил. Старость не лечится никакими деньгами.
   Когда Император Виктор нанес свой удар по Облаку, сэра Генри там не было. Он уже давно отошел от дел. Предвидя заранее жестокий послевоенный кризис, он продал практически все свои корпорации. Перевел активы в надежное золото, спрятанное в подвалах защищенных хранилищ вирфингемских банкиров. Ну и в предметы искусства, к которым имел неодолимую тягу. Ему хватит - на много жизней вперед. У многочисленных внуков и правнуков тоже все было. Он путешествовал, отдыхал, писал и издавал экономические труды под разными псевдонимами. Продолжал собирать свои коллекции археологического искусства, основав множество музейных фондов. Но чего-то все равно не хватало.
   Предложение от Ольги участвовать в проекте 'Немезида' заставило его вновь почувствовать себя молодым. Кровь забурлила. Вывести огромную Империю из глубочайшего экономического спада - задача, достойная титана. Кто еще с ней сможет справиться? И сэр Генри принял вызов. А доступ к счетам и золотым ресурсам, награбленным Орденом, добытый Ольгой на Оплоте, давал ему главный козырь - свободное управление гигантскими денежными активами. Оставалось правильно ими распорядится во благо новой Империи.
   А что касается пряника... Когда-то, набирая людей для жизни и работы в Облаке, молодой капитан 'Меты', Стив Майкрофт, встретил прекрасную и смелую девушку, смуглянку Марию Хуану Анджелику де Энарес. Была любовь, была свадьба. Вот только потом выяснилось, что жена Стива - глубоко законспирированный супер -разведчик насекомых. Чудо гения генной инженерии тарнов и аяолов, родная сестра Королевы улья криптофоров. Ольга ее разоблачила, оперативник Земного ГРУ - это Школа. Для всех, кроме самого валенка - Стива было очевидно, что у Ольги на него свои виды... Эх, молодость, молодость, где ты? Сэр Генри когда-то много экспериментировал с женщинами. И расставался, и официально разводился, теряя силы, нервы и целые состояния отступных. И был твердо уверен, что преданная и любящая женщина, пусть на самом деле и насекомое - далеко не худший вариант в жизни. Но для Стива все произошедшее оказалось тяжелым психологическим ударом, с Ольгой потом он так и не сошелся. А Мария, не забывавшая интересов улья, но ставшая в ходе гипнотического психокодирования моделировавших ее инженеров больше человеком, чем насекомым, продолжала Стива любить. У насекомых разводов не бывает. В общем, тот еще любовный треугольник нарисовался. Мария продолжала преданно помогать своему мужу, уже как Королева роя. Криптофоры остановили экспансию на Земные территории. Ну и еще - всякие 'мелочи', наподобие прямого боевого усиления Стива время от времени.
   И вот - еще один сюрприз. Криптофоры, впервые в мировой истории, предложили установить торговые и дипломатические отношения с новым Земным правительством. Отказ от политики ксенофобии, культивировавшийся при Императоре Викторе Первом и уничтожение Ордена давало торговцам и производителям перспективы, от которых у бывалых акул большого бизнеса захватывало дух. И сэр Генри имел от Марии непосредственные полномочия раздавать столь сладкие плюшки. Ну, или лишать их...
   Лимузин - гравиолет подлетел к пришвартованному к берегу гигантскому листу. На Черехе была такая мода - обитатели края Великих Озер устраивали свои поместья на поверхности листьев местных кувшинок. Диаметр которых занимал порою несколько километров. Кувшинки - живые существа, свободно дрейфовали по бескрайней глади озер, повинуясь инстинктам, в зависимости от шести времен местного года. Их хищные щупальца, располагавшиеся под водой, охотно хватали зазевавшуюся под тенью листа рыбу.
   'Роллс-ройс' пролетел под аркой ворот, сделанной из верхней челюсти какой-то местной рыбы. Видимо, еще один здешний обычай. Скорее всего, хозяин поместья лично изловил данную плотвичку, ну или сазана. Судя по размерам трофея, бралась подобная рыбка не на червяка или кузнечика, а добывалась крупнокалиберной гарпунной пушкой и мощной лебедкой. А еще лучше - глубинной бомбой. Сэр Генри именно так бы и поступил, но за человека, к которому он сейчас прибыл, не берись. Особенно - в молодости. Мог и на удочку вытянуть. Хозяин поместья, ныне - глубокий, но резвый страничек, в отличии от прежних 'собеседников' Сэра Генри, был когда - то флотским. Они называли его Учителем. Ранее сэр Генри общался в ходе своего блиц - вояжа лишь с бизнесменами, но роль данного господина была слишком важна в раскладываемом им с Ольгой пасьянсе. И сэр Генри решил встретится с ним лично.
   Дворецкий проводил сэра Генри в просторный холл бунгало. Вокруг царил приятный полумрак. На стене - боевое знамя времен ранней Империи. Портрет князя Смоленского, отдающего приказы на мостике 'Принца Евгения Аргарского' во время битвы у Страны озер. Несомненно - подлинник Щербинского, холст, масло. Старинное наградное оружие на стенах. Охотничьи трофеи - чучела местных птиц и животных. Сэр Генри заметил на столе раскрытую, с множеством закладок, старую бумажную книгу. Весьма зачитанную. Посмотрел на обложку. 'Краткий курс истории ВКП(Б)', И.В.Сталин.
   Сэр Генри нахмурился. Насколько он помнил, данный политический деятель имел неоднозначную и дискуссионную оценку у потомков. К историческим фактам относилось то, что голодную, разрушенную кровавыми Гражданской и Мировой войнами, окруженную кольцом врагов страну, Сталин смог в короткие сроки превратить в ведущую ядерную сверхдержаву. 'Сам денег не копил, и другим воровать не давал', заставил руководителей страны реально думать о своем народе. Но вот масштабы и справедливость репрессий, проводившихся в те тяжелые годы, заставляли яростно спорить несколько поколений наследников этой страны. Было ли количество жертв завышено испугавшимися власти народа конкурентами? Надо заметить, недовольные еще долго и благополучно проживали на обломках постепенно разрушающейся, созданной титаническим трудом их предков, некогда великой империи. Ведь политического приемника Сталин себе так и не оставил.
   Странные, даже зловещие книги читал отставной адмирал флота Салтыков. Кстати, предводитель уездного дворянства, совсем не большевик. По имеющейся на него у Конторы информации - монархист и ярый поклонник Первого Императора Земных миров, князя Александра Смоленского. Во что выльется подобный сплав убеждений?
   Сэр Генри подошел к макету боевого звездолета, детально выполненного из блестящего металла. Потрогал подставку с дарственной гравировкой.
   - Интересуетесь древними кораблями? - хозяин поместья, несмотря на почтенный возраст, подошел бесшумно. - Сейчас таких больше не делают. Красота, мощь, труд и доблесть в одном корпусе.
   Сэр Генри обернулся. Господин Салтыков был стар. Для человека - очень стар. Реаниматора аяолов у него, понятное дело, не было. Но все, что можно было купить за деньги, пошло в ход. Современная медицина, конечно, делала свое дело - ветеран упорно цеплялся за жизнь. Но вот что им двигало? К тому же, никакая медицина не способна сохранить человеку ясность рассудка, живость ума и гибкость мышления. Именно для личной оценки этих критериев отставного адмирала сэр Генри и прибыл на Череху.
   - Да, прогнило что -то в королевстве Датском. - Сэр Генри бросил пробный шар. - Ну, а если бы лично у вас была возможность что то изменить, что бы вы предложили? Реального? Или нынешние ветераны способны только ругать власти, греясь на завалинке?
   В глазах Салтыкова блеснул стальной огонь офицера высшего командного звена Империи. Старой гвардии, прошедшей ад, кровь и пламя битв времен Вторжения. Плечи расправились. Взгляд прожег сэра Генри насквозь, пригвоздив бывалого бизнесмена - переговорщика к полу.
   - Имперский офицер бывшим - не бывает.
   Сэр Генри удовлетворенно кивнул, с трудом сбросив невольное оцепенение. Значит, не зря он летел к черту на кулички. Данные, собранные Конторой, подтверждались. Разговор предстоял интересный.
   - Господин Салтыков, я почти готов сделать вам предложение, на которое вы не сможете ответить отказом...
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ.
  
   Гвардия была готова к штурму. Лейб-гвардии полковник, начальник Имперской Охраны Светлана Демидова прекрасно понимала, что, несмотря на то, что за безопасность Личных покоев Императора отвечали рыцари Ордена, за прорыв террористов во дворец спросят именно с нее. Как с главы службы Охраны. По полной программе спросят. Поэтому внутри она кипела, и иногда даже порыкивала на подчиненных, что для гвардейского офицера и дворянина было совершенно недопустимо. Тешила ее надежда, что бургграф совсем не кретин, и десяток шагов до двери бункера он Виктора протащить сумеет. Точной информации изнутри, в связи с взломом ИскИна - легендарной 'десятки', не было. И это бесило вдвойне. В связи с этой, непостижимого уровня наглости хакерской атакой, Демидова не могла полагаться на боевых роботов, которых следовало пустить на штурм дворца первыми. Несколько автоматических турелей внутри дворцового комплекса уже нанесли урон ее разведгруппам и посбивали их миниатюрных летающих разведчиков.
   Войска в полной боевой выкладке занимали места по расписанию. Подобная ситуация не раз отрабатывалась на тренировках личного состава. Снайперы заняли ключевые позиции. На лужайках, истоптав газоны, величественно и грозно держали под прицелом орудий двери, крыши и окна дворца гордость Нижнетагильского Уралвагонзавода - шагающие мехи 'Зверобой Р5' и 'Муромец Т38'. Казаки - пластуны готовились проникнуть в помещение сразу с нескольких сторон. Сновали крохотные и шустрые беспилотники разведки. Небо было закрыто боевыми дронами. В верхних ярусах атмосферы барражировали звенья истребителей. В околопланетном пространстве установил полную блокаду Первый имперский космофлот группы флотов А 'Тайфун'. При общей потере послевоенной боеспособности войск столичную планету Империи защищали её лучшие части.
   Неожиданно на наручном компе полковника пискун простенький сигнал, отслеживающий жизнедеятельность Императора, выведенный к ней напрямую и который было практически невозможно заглушить. Сердце Императора Виктора Первого перестало биться.
   Полковник снова оглядела тактическую карту. Всё. Теперь оставался только силовой захват. Никаких переговоров. Мятежники, несомненно, попытаются продать свои жизни как можно дороже. И будет очень неплохо взять хотя бы одного живым. Для допроса с целью выяснения сообщников, и последующего публичного суда и казни.
   - Господин полковник, обнаружено движение! - доложил пост в центральном холле.
   - Полковник Светлана Демидова? - Вдруг четко прорезался незнакомый голос на, казалось, надежно защищенной командной частоте. В углу визира возникла иконка с изображением светловолосой девушки, - меня зовут Ольга Соловьева. Нам нужно поговорить.
   - Мы не ведем переговоров с террористами и мятежниками. Готова принять вашу безоговорочную капитуляцию. Гарантирую вашу безопасность и медицинский уход для раненых до справедливого суда.
   Штабные аналитики тут же скинули все имеющиеся на данную особу файлы. Княжеский род Соловьевых, надо же! А ведь они с ней родственники! Значит, дело не в бунте доведенных до отчаянья генномодифицированных работяг с окраинных планет или заговоре разоренных промышленников. Все гораздо серьезнее! Если за ее плечами стоит родной Великий Новый Новгород...
   Император Виктор не оставил после себя прямых наследников. Власть после его смерти перейдет к ближайшей, старшей ветви рода, а их несколько. Такие выяснения займут много времени. И все наследники - выходцы с Нового Новгорода. Но Орден на других планетах еще жив, хотя и полностью обезглавлен. Реальная власть в Империи до сих пор была за ним. И Орден, безусловно, будет мстить... А на то, как жгут планету, где осталась вся родня Светланы, где прошло детство и покоятся в усыпальницах предки ее рода - это уже слишком. И флоту могут отдать такой приказ? Черт! Трижды черт побери!
   - Ладно. Поговорим. Пропустите ее.
   Ольга неспешно спустилась по хрустальным ступеням роскошных, украшенных богатой резьбой дворцовых ворот. В её осанке сразу чувствовалась армейская выправка и дворянская порода. Сканеры не обнаружили при ней не личного, ни имплантированного оружия. Светлана Демидова невольно поморщилась - она стояла на парковой дорожке, невольно взирая на это 'сошествие' снизу вверх.
   - Император мертв, я знаю. Сэкономим наше с вами время, - начала она, когда Ольга спустилась. Спасибо, что не стала останавливаться на последней ступеньке, доминируя, а прошла вместе с полковником по аллее. - У вас нет заложников, вы больше не можете диктовать никаких условий и торговаться. И я пресеку любую возможность транслировать по информационным каналам то, как вы казнили Императора.
   - Императора действительно казнили. Но не надо обольщается - ресурсы Центрального командного центра в наших руках, и обращение к подданным Империи мы осуществим в самое ближайшее время. Вот только обстоятельства смерти Виктора действительно не в коей мере не должны быть раскрыты публично. Лучше всего, чтобы кроме нас с вами, об них вообще не знал никто.
   - Вам удалось меня заинтриговать, - немного подумав, произнесла Светлана. - Разве это не в ваших интересах?
   - Пожалуйста, взгляните.
   В углу командного интерфейса появился значок, сигнализирующий о принимаемом видофайле. Полковник напряглась - боевой антивирус послание пропустил, но открывать вражеское сообщение? С другой стороны, террористы уже и так сидят на гвардейском шифрованном канале, как у себя в локальной сети... Включив просмотр казни Виктора Первого, она начала хмурится. Досмотрев, еле сдержалась, чтоб не сплюнуть на идеально вымытую брусчатку аллеи. Разумеется, она подозревала нечто подобное. Те самые девушки, что входили во дворец, чтобы потом не выйти от туда...
   - Сами понимаете, состряпать подобную подделку у нас не было времени. И мы готовы предъявить вам доказательства записанного. Проверяйте, сколько хотите. И комната пыток есть, и девушка, казнившая его, жива - здорова и может дать показания. Следы других его зверств и надругательств тоже найдутся. Думаю, жертв много было.
   - Тогда почему вы не хотите предать это огласке? Прекрасный агитационный и революционный ролик получится, - горько заметила Светлана. - Вы так и не сказали, кстати, кого представляете.
   - Полковник, мы с вами обе из старых дворянских семей. Когда князь Александр Смоленский, мой недалекий родственник, остановив вторжение тарнов и сбросив власть Диктата Земли, объявил себя Императором, какие цели он этим преследовал?
   - Полагаю, установить справедливое и эффективное династическое правление. Среди дворян всегда имелось достаточное количество подготовленных, прекрасно образованных людей, сведущих в разных делах военного и гражданского управления. Сами дворяне прекрасно сознавали необходимость службы государству и считали за честь проливать кровь за Отечество, - как по учебнику ответила Светлана.
   - Верно. Вот только на его сыне, к сожалению, систем дала сбой. Он попал под полную власть Ордена. И натворил непоправимое количество непотребств. Эту ошибку кто - то должен был исправить! Не возражайте, выслушайте меня! Я все понимаю, вы давали присягу. Сейчас Император мертв, и это факт. Но что будет, если люди увидят его смерть ТАКОЙ? В штанишках для изнасилований, из которых торчат его сморщенные гениталии? Посреди помещения для извращенных пыток, казненного его собственной несчастной жертвой? Разве это не подорвет основу всей системы? Тех понятий, что прививались людям последние триста лет? Что будет ПОСЛЕ того, как народ выйдет на улицы громить Орден? А он выйдет, эти палачи не заслуживают жизни. Как человек с дворянской честью, вы должны это прекрасно понимать. Кто будут следующими жертвами, и кто вообще сможет остановить волну революционного и кровавого террора?
   - И что вы предлагаете? - поразмыслив, спросила Светлана.
   - Император погиб, одумавшись и восстав против узурпировавшего законную власть Ордена. Убит, зарезан Великим комтуром де Граном. Придется, конечно, похоронить эту сволочь в семейной усыпальнице Смоленских, дабы все желающие могли положить цветочки на его могилу. Фамилии желающих должны фиксироваться компетентными органами. Девушку, его последнюю жертву, убедим молчать. У нее и так психологический срыв. Дабы избежать ненужной смуты и кровопролития, как представитель владетельного княжеского дома, я беру бремя Императорской власти на себя. За многочисленные преступления Орден будет объявлен вне закона. Произведена амнистия всем жертвам Ордена, все пострадавшие от репрессий реабилитированы, в том числе - посмертно, с выплатой компенсаций семьям из конфискованных богатств крестоносцев. Новый кабинет министров проведет военные, политические и экономические реформы. Будет существенно усилены армия и флот, но концепция ненависти ко всем Чужим как таковым отвергнута. Дело Императора Смоленского будет продолжено.
   Гвардии не впервой творить историю. Думайте, полковник. Измена ли то, что я хочу сделать? Какую сторону вы выбираете? Арестуете меня или встанете на защиту справедливости? Решать надо прямо сейчас.
   Ольга протянула вперед руки, скрещенные для силовых наручников.
  
   Светлана, задумавшись, смотрела вперед, не замечая, как ветер сдувает туман над гладкими водами Байкала. Думала долго. Затем она решительно повернулась:
   - Мне нужно срочно провести совещание с моим штабом. Лейб-гвардии Земной полк готов присягнуть вам на верность, Ваше Императорское Величество!
  
  ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ.
  
  
   Посол Чэнь Цзюнмин готовился к смерти. Дело это не простое. По народным верованиям, смерть не прерывает связей души покойного с его родственниками. Переселившись в загробный мир, душа покойного продолжает участвовать в хозяйственной и обрядовой жизни своих родных, помогает им, защищает их от злых духов, ходатайствует за них перед властителем неба - Яшмовым императором.
   Но, к великому горю посла, еще при жизни сшитые погребальные одежды из белого холста и лакированный гроб, преподнесенный почтительными сыновьями на 50-летие, так и не попадут на семейное кладбище на родной планете Дахэйшань в звездной системе Чжунхуа
  
   Системе Чжунхуа жэньминь гунхэго первоначально сильно повезло. Буквально её название означало 'Срединная цветущая страна всеобщей гармонии народа'. Но на деле колонисты - китайцы обосновались скромненько, по привычке - изолированно ото всех, с 'краюшка' звездной карты, на самой окраине нашей галактики. С другой стороны её рукава чернела абсолютная пустота. Когда боевые рои тарнов вторглись на территории землян, то чтобы дойти до Чжунхуа , захватчикам пришлось бы сначала захватить множество исследованных людьми миров перед ней. Поэтому тяготы глобальной межзвездной бойни обитателей этой системы не коснулись. Наоборот, она, сразу объявив о своей независимости от Диктата в смутный период его распада, неплохо нажилась на военных и продовольственных поставках. Система имела сразу три, частично терраформированные и густо заселенные планеты, и великое множество орбитальных городов - станций.
   Но теперь подобное положение сыграло над независимой системой злейшую шутку. Её обитаемые планеты начинали задыхаться от перенаселения и голода, жестокий контроль над рождаемостью не помогал. Ресурсы редкоземельных металлов в астероидном поясе были почти выбраны, орбитальные заводы - станции не могли вместить всех желающих обрести работу и свой угол. Многие старались любыми путями накопить на билет и сбежать на постоянное место жительство в Империю. Рядом находилась система Тау Копьеносца, тихая и зажиточная имперская провинция. Но и там низко квалифицированным, малограмотным работникам, готовым вкалывать за гроши, во время послевоенного кризиса власти были совсем не рады. И всеми силами старались пресечь поток мигрантов на свои планеты.
   'Срединную цветущую страну всеобщей гармонии народа' могла спасти только межзвездная экспансия. Но - с одной стороны находилась Империя, с другой - непреодолимые сто тридцать шесть тысяч световых лет пустоты до Большого Магелланова Облака.
   Но мудрые правители Чжунхуа умели ждать и планировать на столетия вперед. Они видели, что Империя постепенно приходит в упадок. Военно-политическое руководство системы придерживалось стратегической концепции 'народной войны', основанных на идеях Мао Цзэдуна. Эта концепция предполагала наличие многочисленной армии и массовых резервов по принципу - 'весь народ - солдаты!' Людям с детства прививалась мысль о том, что все остальные обитатели нашей вселенной - варвары. И к ним следует относится только свысока. В стародавние времена так было, и так будет впредь. Практически в каждом китайце всегда живет древняя уверенность, что он, независимо от своего образования, воспитания и материального достатка, лучше и умнее любого иностранца. Все варвары - 'Сы чжи фа да, тоу нао цзянь дань'. В переводе: 'Руки-ноги здоровые, а голова туповата'. И, наконец, самое главное определение любых наследников европейцев - 'лаовай'. Оно означает 'неумеха', 'лох', 'ничего не смыслящий человек'. И именно такие варвары виноваты в том, что народу Чжунхуа живется так тяжко! Эту несправедливость нужно будет исправить.
   Заводы принялись штамповать оружие. Подготовка к вторжению велась скрытно, чему немало способствовала полная изолированность системы. Переоборудовать под многочисленные десантные транспорты и авианосцы свои старые сухогрузы - дело нехитрое. Строить же собственные звездолеты линейного класса 'открытого космоса' со Стар-драйвом Волковского системе не давала отсталость в высоких технологиях. Зато у Империи на свалках находилось множество списанных боевых кораблей. Которые, по символической цене металлолома, охотно продавались жадными имперскими чиновниками на Чжунхуа. За щедрые взятки - с уже установленным или не демонтированным оборудованием и вооружением.
   Вскоре армада Чжунхуа была готова к вторжению. Но их союзники, с которыми давно велись осторожные переговоры, к открытому военному противостоянию с бывшей метрополией были не готовы. Но ясно дали понять, что как только падет первая звездная система умирающего исполина, они присоединятся, дабы урвать себе кусочки пожирнее. Оставалось выбрать благоприятный момент. И вот он наступил. Но не совсем так, как планировалось. Император был мертв. Но неожиданно быстро у него появилась преемница. Такого план не предусматривал. Коллапс власти не наступил сразу. Но новая Императрица еще не начала править. Легитимность её правления признали далеко не все власти звездных систем Империи, выжидая время и стягивая войска поближе к центральным планетам. Повсюду было объявлено военное положение. Ослабленная за годы правления императора Виктора армия выбивалась из сил, пытаясь навести порядок. В городах царил хаос - народ повсюду вышел на улицы. Горели храмы Ордена, рыцари отчаянно отбивались, громоздя горы трупов. Их хватали и подвергали самосуду - частенько сжигая заживо посреди площадей. Под шумок простой народ вовсю грабил магазины, громил налоговые управления, богатые дома и винные лавки. Насилие и кровь лились рекой. На аннексию одной маленькой, но развитой и богатой звездной системы у имперцев сейчас не должно было хватить ни сил, ни времени. Оставалось внести последний, но решающий штрих в общий хаос.
   Посол Чэнь Цзюнмин готовился к смерти.
  
  
   Стиву доводилось встречать рассветы на десятках самых разных планет. Он много путешествовал по галактике. Воевал. Долгое время жил, встречая роскошное небесное представление на Дриаде. Видел, как играют и поют краски на бесконечных просторах планеты - океана Аргара. В память врезалось и холодное, красивое и страшное небо Ангъяка в Облаке Лафайета. Мусорная и закопченная пелена Капкана. Лазоревый восход Надежды на Стране озер. Но утро на Байкале сумело его удивить.
   Удивительно нежный, словно сюрреалистичный вид открывался с балкона дворца. Желтая вода на фоне розового неба. Удар первых, багровых лучей. В небе светятся оттенки фиолетового, алого, нежно-желтого цветов... Внизу же начинают отвечать и переливаться всеми оттенками волны Байкала, от синей густоты до молочно-голубого.
   И позади - откликается, радостно бьет снопами разноцветных бриллиантовых отражений Хрустальная бабочка. Дворец словно взлетает, расправляя радужные крылья навстречу солнцу.
   Мужчина и женщина, стоявшие обнявшись у резных перил на фоне небесной феерии, наконец смогли оторваться друг от друга. Все было хорошо! Если бы не одно чувство, портившее настроение Стива в последнее время...
   Он пришел наконец к цели, к которой так долго стремился - совершил свою долгожданную месть. Расквитался с палачами. И получил свою красавицу. Даже не принцессу - Императрицу. Но то, что творилось сейчас вокруг него... Такое чувство, что он был малюсеньким винтиком в плане, в который его никто не посвящал. Марионеткой, которую с самого начала дергали за ниточки. Обиженное мужское эго? Самолюбие, задень которое, и подорвется вся вера в себя?
   Или, если мыслить честно, политика - это решительно не для него, простого офицера? Тогда его место никак не рядом с Ольгой, а на боевом мостике флагмана. Они не пара... Но потерять Ольгу теперь - это решительно невозможно! Хрена с два!
   - Пора. Коронация вот-вот начнется! - прошептала Ольга.
   - Без тебя не начнут! - улыбнулся Стив.
   Ольга аккуратно поправила его чуть смявшийся мундир. Белый, парадный мундир космофлота драконов.
   - Нервничаешь?
   Стив не удивился. Что глава Конторы читает любого человека, как открытую книгу - работа такая. А вот с такой женой влипнуть можно будет серьезно!
   - Ненавижу я политиков. Накрыть бы их всех разом с орбиты...
   - А я, по-твоему, всю жизнь на троне мечтала восседать, с кабинетами министров совещаться, да речи с трибун толкать? Училась бы тогда в МГИМО, а не в Марсианской Академии внешней разведки пыль глотала. Тоже не хочу, а надо.
   - Да я не спорю, я столько об этом мечтал, когда они Облако уничтожили! Но просто вот так, стоя у трона, на обозрение всей галактики вылезти? Может, их нужно постепенно приучать? Я все-таки Враг Человечества, и все такое! Людей много лет боятся таких, как мы, приучали!
   - Боятся - это как раз хорошо. Наша цель - четко заявить, что драконы отныне будут жить среди людей. Потому что они тут ДОМА. И что все НЕ ТАКИЕ, как обычные обыватели - плохие. И что мерзость и падаль люди совсем не там искали. Что страшны не только те, кто костры из живых людей разжигает, а еще страшнее простые обыватели, что стают рядом и в ладошки хлопают. Они здесь главные монстры. Да ты не переживай, Командующий Флотом Открытого Пространства пропал без вести на днях неподалеку от своего поместья. Вот он бы точно с тобой не сработался, и вообще, грядущих реформ не поддержал.
   - А вдруг он найдется?
   - Не, не должен, спецы работали. Мои тут другого старикашку на его место откопали. Уже везут.
   - И когда вы, Контора, только успеваете?
   - Не ёрничай. Адмирал флота в отставке Салтыков Юрий Леонидович. Служить начинал еще при Смоленском. На легендарном 'Принце Евгении Аргарском', в битве у Страны озер юнгой ходил! Под Азари уже эсминцем командовал. Закончил войну командиром эскадры. Лет ему, конечно, многовато, сплошные замены органов и имплантаты, он уже практически киборг. Но вполне в трезвом уме и ясной памяти. Психопортрет шикарный: нынешнюю власть не любит, боготворит эпоху князя Смоленского и все его начинания. А самое главное - до сих пор имеет бешеный авторитет среди высшего командования флота. Большинство нынешних адмиралов - его ученики. Так и зовут его - Учитель. Был бы он помоложе - давно б пошел под нож Ордена. А так - просто выслали его на выселки век доживать, правда - под присмотром. Хотя, конечно, на его месте сейчас должен был быть Рэндол. Уж он-то порядок бы навел... вечная память! Ладно, пошли, заодно и познакомишься с ветераном. И вот еще... прости меня. Я делаю то, что нужно. Хоть это бывает и больно. Потом поговорим, а пока - просто прости!
   Стив и Ольга, еще раз бросив взгляд на светящуюся озерную гладь, направились внутрь. Прошли сквозь переливающуюся всеми оттенками света, хрустальную арку балкона. Красивый дворец. Сказочный. Как там, в детской сказке? 'Ты убил чудовище, мальчик? Так знай, теперь ты сам должен в него превратится! Теперь ТЫ - дракон!'
   Коронация, в связи с тяжелым положением в Империи, происходила в упрощенном варианте. Первый Император Земных планет князь Смоленский приурочил это событие к празднованиям Победы над тарнами. Победа была кровавой, собственно, земляне не победили, а лишь остановили вторжение насекомых. Потеряв при этом треть своих территорий. Вдобавок единая Федерация человечества распалась, и появились Независимые миры. Которые теперь неизменно тянули одеяло на себя. Но ликование было общим, заслуженные парады, празднества и фейерверки продолжались долго.
   Сын Александра Освободителя, Император Виктор Первый, короновался с масштабом и пышностью, которые были должны наглядно показать простому народу всю силу и величие самодержавия.
   Состоялся тогда, разумеется, торжественный въезд в столицу с эскортом из сияющих золотом и бриллиантами кавалергардов, лейб-гвардии Его Величества казачьего полка и ландо со знатью. Под многочисленные пушечные залпы. В только что построенной Великой базилике Вечного Огня его встречали шеренги рыцарей Ордена в парадном облачении, а возлагал ему на голову корону сам Верховный рыцарь, Магистр Ордена крестоносцев, Филипп де Гернэ.
   У Ольги все происходило гораздо проще. Под прицелом многочисленных камер, в большом Галактическом зале главной Императорской резиденции - 'Хрустальной бабочке', она торжественно взошла на трон, сама одела на себя пурпурную мантию - порфиру. И сама возложила на себя Большую Императорскую корону.
   Стив стоял поодаль, ощущая на себе множество любопытных взглядов. Немногие из приглашенных к церемонии гражданских могли разбираться в том, что за мундир был одет сейчас на нем. Они пытались понять, что означает его приближение к новой власти и запомнить новое при дворе лицо. Зато синемундирные флотские, окружавшие старичка Салтыкова, прекрасно помнили, что означают золотые драконы на погонах Стива. Добрых взглядов с их стороны Стив не ощущал.
   Далее начались короткие речи с поздравлениями от подданных. Затем планировалось представление послов от Независимых планет и выход на площадь дворца для обращения с Высочайшим Манифестом к народам Империи. Далее - прием военного парада и торжественный обед. Ускоренная церемония, ну да. Стив искренне верил, что сможет все это выдержать. Политика - это совершенно не его. Но он прекрасно понимал, какого сейчас Ольге.
   Стив обернулся. Ольга, проходя вдоль шеренги периферийных дипломатов, беседовала с каким - то старичком - китайцем. Стив поневоле залюбовался девушкой, вдруг осознав, что вообще впервые видит Ольгу в платье, да еще таком торжественном! Рядом с ней парил, снимая, дрон с логотипом Первого Имперского Канала новостей на корпусе. Прессе уже 'слили' невероятную сенсацию - вскоре на Землю прибудет посольская делегация тарнов от улья криптофоров. Событие само по себе глобальных масштабов. Постоянных дипломатических, а уж тем более - торговых отношений с насекомыми Земля до сих пор не вела. Очередной сюрприз от Марии...
   Ольга немного задерживалась - старичок пытался её остановить, вежливо взяв за руку и что-то торжественно вещая. А потом... Щелчка тетивы или спуска спрятанной в широком рукаве халата пружины Стив не расслышал. Только вдруг глаза Ольги расширились. И она стала падать, падать...
   Стив метнулся вперед. Старичок - китаец стоял, разведя руки в стороны и счастливо улыбаясь. Стив походя рубанул по этой улыбке своим мечом. Время замедлилось, потекло как смола - сам того не осознавая, Стив перешел в боевой режим. Он успел подхватить Ольгу до того, как она коснулась пола. Она пыталась что то сказать. Сильно схватила его за липкую от горячей крови руку. Тело девушки выгнулось, из уголка рта потекла темная струйка крови. Рядом падало, содрогаясь от выстрелов гвардейцев, изрешеченное тело посла Чэнь Цзюнминя. В боевом режиме Стимв слышал, как слабо бьется Ольгино сердце. ТУК-ТУК. ТУК-ТУК. ТУК... НУ!!!!!
   Стив смотрел, как прекрасные, голубые, огромные, всегда такие внимательные глаза Ольги стекленеют, и вот они уже глядят сквозь него, куда то в бесконечность... Кажется, он что то говорил ей, когда солдаты с санитарными нашивками вежливо, но с усилием оттеснили его от тела. Медсканеры в их руках горели красными, фатальными индикаторами. ВСЕ. Никакой реаниматор уже не спасет. Сквозь туман начала медленно проступать окружающая реальность...
   - Как Верховный Главнокомандующий вооруженными силами Империи, с этой минуты беру бразды правления Империей в свои руки. - Ветеран Салтыков вдруг развил неожиданную для его возраста активность. - Пока господа дворяне разбираются со своими правами на престол, временно. Но незамедлительно. Совещание командующих флотов и армий в аудиенц - зале Генерального Штаба через десять минут. Все гражданские приглашенные получат соответствующие указания от вестовых. Остальным - разойтись и ждать дальнейших указаний.
   - Прошу прощения, господин адмирал флота. - вперед решительно шагнул краснолицый и полный контр-адмирал с множеством медалей на кителе, впрочем, не боевых, а все больше юбилейных. - Пришел срочный вызов. Система Вирфингем находится в тяжелейшем положении. Всюду бунт и смута. Вынужден немедленно отбыть к месту дислокации вверенных мне сил для наведения порядка...
   - Вот как? Галактические банкиры в панике? А еще они неплохо платят, верно? Побежали, первые крысы?!! Флот Имперский дробить не позволю! Караул!
   Подлетело двое бравых гвардейцев.
   - По закону военного времени. - Старый адмирал неожиданно проворно подлетел к краснолицему. Стив отчетливо расслышал, как гудят сервоприводы имплантатов 'дедушки'. В голосе ветерана зазвучала сталь высшей пробы.
   - За неподчинение приказам. - Салтыков сорвал погоны с плеч вирфингемца. - Расстрелять!
   Вяло сопротивляющемуся, что - то мычащему с выпученными глазами толстяку споро заехали прикладом в живот и поволокли во двор, к стенке. Один из новостных дронов, с логотипом 'Первого Имперского Канала' юркнул следом, выискивая крупный план.
   'А ведь меня на совещание, пожалуй, не позовут. А то и рядом с этим адмиралом сгоряча поставят'. - подумал Стив. Все корабли драконов находились сейчас в секторе Сол Маджеста 744. Рядом с Тау Копьеносца, ближе любых Имперских сил к Чжунхуа. Там к ним присоединился и эсминец 'Катана', вызволявший мать Наташи, Мэри, с Дриады. Это Ольга посоветовала такие координаты для временного базирования эскадры. Знала видимо, откуда идет опасность. Они, люди из Конторы, все знают. Вот только уберечь своего командира не смогли... А вот жестоко отомстить за смерть Ольги драконы обязаны.
   - Господин адмирал! - Стив повысил голос, вкручиваясь в окружение Салтыкова. - Разрешите обратится!
   - Ага. Господин ЧУЖОЙ объявился. Ну-с? Вы вроде как не в моем подчинении.
   Стив заметил, как вокруг него занимают позиции солдаты. Не гвардейцы - все во флотской броне, с нашивками группы флотов 'Центурион'. Элита элит космического десанта - дивизия 'Марсианские львы'. Этих - то когда старичок перебросить успел сюда? С собой привел? Шустр ветеран. Плохо, очень плохо!
   - Разрешите доложить! Имею пять вымпелов в системе Маджеста 117. Разрешите отбыть к эскадре и нанести удар по противнику!
   - Тоже драпать решил? - насупился старичок. - А ну- ка, ребятушки! Взять его!
   Стив положил залитую Ольгиной кровью руку на кобуру пистолета. Со всех сторон послышалось слабое гудение становившихся на боевой взвод бластеров. Прорываться? И что потом? Опять в бега? Надолго ли? Сшибут, скорее всего, ракетой на взлете... Да и надоело, свои ведь вокруг!
   - Господин адмирал! - чуть торопливее, чем хотелось, начал Стив, - раз враги решились... решились убить нашу Императрицу, значит - вторжение уже началось. Но азиаты не могут не понимать, что Империя соберется с силами, снимет с консервации корабли, проведет мобилизацию, и прихлопнет их, как муху.
   - Продолжай! - вроде как заинтересовался Салтыков. - Азиаты не дураки, конечно, они на столетия вперед свои пакости замышляют.
   - Значит, они не одни. Как только Тау Копьеносца падет, это станет общим сигналом, и нас ждет еще несколько ударов от Независимых. Мы будем вынуждены дробить свои силы, кидать флоты из одной звездной системы в другую. Пока Империя окончательно не развалится на десятки маленьких территорий, умывшихся кровью. И как на это отреагируют тарны, нам неизвестно.
   - И что ты сможешь сделать? - заинтересовался Юрий Леонидович. Затем он, похоже, сверился по командному импланту со штабными аналитиками. - У тебя всего два линейных крейсера, эсминец и два десантных транспорта. Или еще что в рукаве имеется? По общей ситуации и силам противника в системе Копьеносца разведданных пока нет. Сожгут ведь тебя, если враги уже там.
   - Нас так скоро они ждать не могут. Не дам им закрепится на планетах и взять миллионы гражданских в заложники. Необходимо сломать планы противника по обороне в системе. Врагов нужно вновь заставить уважать и боятся Империю. Так пусть на острие удара идут драконы. А мы им напомним, что такое страх, мы это хорошо умеем.
   - Ну давай, сынок, с Богом! - после довольно напряженной паузы, ответил старый адмирал. - Хотя, годков то тебе сколько? Еще меня и постарше будешь... Вы, ребята, хотите домой, к Земле вернуться? Мне Ольга про вас, 'драконов', данные давала, многое и сам знаю. Вот и посмотрим, какие вы земляне. Не предадите Родину - матушку, честь вам и слава. А предадите... найдем управу. Ты это, не обижайся. Как говорил товарищ Сталин, здоровое недоверие - хорошая основа для совместной работы. Выдам тебе пока - что каперский патент. Продержитесь - придем, как только сможем, и со смутой на местах разберемся. Флот своих не бросает.
   Стив козырнул, четко развернулся и отправился к выходу. Похоже, порядок в Империи в надежных руках. А на похороны Ольги оставаться времени нет. Ольга простит. Она бы поняла.
   - Ветер! 'Звезда Мирдаба' все еще на орбите?
   - Ну да! Они тут как дома, смею заметить.
   - Свяжи меня с ее капитаном, канал экстренной связи у тебя выделен, и сворачивайся!
   - Решил отжать у насекомых тачку?
   - Я, между прочим, Вершитель Верховной соты, Пожиратель первого ранга. Пожизненно. Имею право. Заберем твой контейнер с орбиты и очень быстро направляемся на Маджесту, к флоту. Сейчас все решает время. Надо спешить. А 'Звезда', как я понимаю, самый быстрый звездолет в этой части галактики.
   - Ну да. Этот корабль долетит до Кесселя менее, чем за 12 парсеков, не сомневаюсь. И... мои соболезнования, Стив. Не стоило им этого делать. Большая ошибка! Мы отомстим за Ольгу
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ.
  
   Флот вторжения прошел сквозь границу Тау Копьеносца, как бульдозер сквозь деревянные ворота. Империя не держала на своих задворках серьезных сил и в лучшие времена. Гарнизон нес чисто полицейскую и таможенную функции. К тому - же, милитаристское усиление своего единственного соседа разведка сектора, частично подкупленная, благополучно проспала. Азиаты подгоняли к себе тяжелые звездолеты через Большую Пустоту, по хитро рассчитанным векторам прибытия.
   Несколько патрульных корветов, чьей задачей было отсекать потоки контрабанды в обе стороны и не пускать беженцев с Чжунхуа на 'цивилизованные' планеты Империи, увидев прущую на них армаду, бросились врассыпную. Два легких крейсера, отделившись от основного ордера эскадры, ринулись в погоню. Корветы были сожжены, словно мишени на учебных стрельбах, даже не имея возможности открыть ответный огонь.
   Главная погранично - таможенная база тяжелого вооружения не имела. Просто парящий в космической пустоте шар - офис со сладами и причалами. Здесь командующий космическим флотом Народно - освободительной армии Чжунхуа решил устроить подарок для команды своего флагмана. Линкора 'Чжэньюань', ранее носившего имя 'Герцог Георг Эрингтонский'. Огромный линкор развернули к базе бортом. Пристрелочный выстрел, затем - залп всех башен главного калибра. База, отчаянно пытавшаяся что - то передавать на всех диапазонах, разлетелась на атомы. Флот в составе двух линкоров, одного тяжелого крейсера, четырех легких, и целого каравана транспортов с десантными войсками, двинулся к главной планете сектора - Мидгарду. На борту флагмана находились дипломаты из трех Независимых миров - Вайтрана, Нового Таллина и Асакура. Они прибыли, что бы своими глазами убедится, что время дележа миров Империи настало.
   В системе Тау Копьеносца, вокруг звезды под названием Асгард, вращались всего шесть планет: три газовых гиганта, обожженная солнцем пустынная скала и две обитаемых планеты. На Ванахейме находилась курортная зона, поверхность планеты покрывали теплые океаны, приносившие богатый рыбный улов. А вот зажиточный и тихий Мидгард обладал развитой экономической инфраструктурой. Здесь было все - тяжелая и легкая промышленность, сельское хозяйство и исследовательские институты. Мир славился своими техническими конструкторами - изобретателями. Поэтами и философами. Один из древнейших форпостов Земли, не такой богатый, конечно, как Грендель, Аркторн, или Вирфингем, но во вторую десятку богатых планет Империи входивший. Созвездие было заселено еще по 'колониальному' типу - на большинстве других планет Империи национальности давно смешались. А здесь до сих пор преобладали немцы.
   Флагманом Имперского флота, базировавшимся на Мидгарде, был легкий крейсер 'Принц Генрих'. Стоянка его находилась на центральной орбитальной базе планеты. Во время плановых регламентных работ на борт крейсера поднялась группа технического обеспечения. Инженер из местных, и несколько узкоглазых работяг, которых местные так привыкли использовать на тяжелых, трудоемких, не престижных работах. Вот только замененное грязными работягами в двигательном отсеке оборудование, стараниями специалистов из разведывательного управления 'Шэхуэйбу', в условное время часа 'Ч' гулко взорвалось. Двигатели крейсера полностью вышли из строя, реактор пришлось глушить в аварийном режиме. Пока срочно вызванные команды спасателей резали переклиненные перегородки, выносили раненых и убитых и ликвидировали последствия, подобные взрывы прогремели на множестве стратегических объектов, находящихся на поверхности планеты . Узкоглазые, шустрые и неприметные специалисты были вхожи везде. Мосты, пищевые комбинаты, станции водоканалов... Флот вторжения был уже на подходе.
   Надо отдать должное - паники не было. На обоих планетах системы была объявлена всеобщая мобилизация. Все мужское, а частично - и женское население, способное держать в руках оружие, шло записываться в ополчение - фольксгренадеры. Отличного охотничьего оружия на планетах хватало на всех.
   Чего разведка Чжунхуа разглядеть не смогла, совершенно прошляпив - так это Орбитальный Мемориальный музей героям - землякам, сражавшимся во времена Вторжения. Находился музей - выставка на борту стоявшего на вечном приколе орбиты Мидгарда древнем звездолете. Разведка посчитала его просто игрушкой для патриотичного воспитания молодежи. По закону все боевое оборудование и вооружение там должно было быть демонтировано или деактивировано. Тяжелый крейсер, (некоторые специалисты называли его 'карманным линкором'), 'Шарнхорст'. Спущенныё со стапелей Лунного Адмиралтейства в ходе войны, этот мощный по тем временам корабль сумел отлично себя зарекомендовать во время снятия блокады с Гренделя и в нескольких других космических битвах. Отставной контр-адмирал космофлота Генрих фон Фитингоф, ровесник Салтыкова, за собственный счет, особо не 'отсвечивая', восстановил старый звездолет до полной боеготовности. В другой, не такой тихой звездной системе, за такое и расстрелять могли. Никаких 'реплик' новоделов, исключительно родные детали узлов и механизмов. На борту старого звездолета проходили постоянные тренировки исторические реконструкторы, юные кадеты 'Клуба Памяти Героев - Звездопроходцев'. Сейчас все кадетские группы, включая младшую, находились на борту крейсера, согласно боевому расписанию. Они быстро и профессионально сняли звездолет с консервации. Присутствовали и семеро старичков - ветеранов, консультантов клуба. Канцлер планеты дал полное добро на загрузку на борт горючего и подходящих боеприпасов. В том числе и ядерных. У немцев нашлось все.
   Фон Фитингоф спрятал свой тяжелый крейсер на орбите, скрывшись за планетой. Его звездолет по своим боевым характеристикам отличался от крейсеров флота вторжения, примерно как истребитель начала Второй мировой войны 'ишачок' И-16, от самолета, сконструированного на основе опыта тяжелых боевых действий, Яка-3. Но 'Шарнхорст' изначально проектировался как рейдер, и старый космический волк собирался в полной мере использовать все его преимущества: скорость и точный огонь угрожающих орудий главного калибра.
   Когда эскадра вторжения разделилась, направляясь к обоим обитаемым планетам созвездия, азиаты оставили оба линейных корабля 'над' плоскостью эклиптики. К границам системы вышли минные заградители - наглухо перекрыть все тормозные векторы имперцам, когда они придут. Обе обитаемые планеты Тау Копьеносца не имели сил орбитальной обороны, и главный калибр линкоров должен был прикрывать транспорты, на случай непредвиденной помощи извне. А для зачистки поверхности планет из космоса мощи крейсеров было более чем достаточно. Когда штурмующий ордер подошел к Мидгарду, 'Шарнхорст' атаковал.
   Выйдя из за планеты на полном форсаже, старый звездолет ударил по идущему во главе ордера тяжелому крейсеру 'Чаоюн'. Огонь юных командоров оказался потрясающе точным - противник получил три попадания в корпус, два из которых пробили броневой пояс. Второй залп был еще результативнее - он начисто вывел из строя командную рубку и уничтожил носовую орудийную башню. Пока оставшиеся в живых старшие офицеры перешли на запасной КП и разобрались с потерями в управлении, пока команда устраняла повреждения, 'Шарнхорст' открыл беглый огонь по транспортам.
   Легкий крейсер 'Лунвей', замыкавший ордер, бросился в атаку. От второй планеты, Ванахейма, уже спешил однотипный 'Чжэньюань'. Линкоры начали смещаться на угол атаки. Фон Фитингоф прекрасно понимал, что он и его корабль обречены. Но он спасал сейчас сотни тысяч гражданских на планете, срывая высадку десанта. Помощь будет. Империя придет на выручку. Важно выиграть время. Юношескими ломкими голосами звучали доклады боевых постов - серьезные, торжественные. Первые попадания в корпус, первые потери. Мальчики горели, погибали, но дрались, как черти. И старый крейсер бил из всех своих стволов, всеми ракетными шахтами и торпедными аппаратами. И разлетались в клочья 'картонные' транспорты с десантниками, авианосцы с планетарными штурмовиками и бомбардировщиками. Взрывались боеприпасы и горючее на грузовозах, вылетали в открытый космос запасы продовольствия. 'Шарнхорст' прошел вдоль вражеского строя, оставляя за собой череду ядерных взрывов и сея смерть. Но с кормы к нему зашел, ведя плотный огонь, 'Лунвей'. Лег на разворот пришедший в себя 'Чаоюн'. На второй заход у имперцев шанса не было. Огрызаясь из орудий кормовой башни, обреченный и израненный корабль выжал аварийный запас скорости, сжигая двигатели, но уводя тяжелые корабли противника прочь от обитаемых планет.
   Высадка десанта началась. Но тут азиатов ожидал еще один неприятный сюрприз. После начала вторжения тарнов все планеты Федерации были обязаны создать у себя системы планетарной обороны. Прошла пара столетий. Разведка Чжунхуа обнаружила несколько демонстративно разобранных на металл огневых позиций и успокоилась. Но остальные зенитные установки и пусковые шахты Ванахейма и Мидгарда оказались бережно смазанными, законсервированными и регулярно проходили положенный им технический регламент. И сейчас из-под земли, из поросших мхом и деревьями древних капониров и старых элеваторов выскакивали огневые точки и отрывали огонь. Крейсера, которые могли бы подавить их, а так же уничтожить спутниковую группировку наведения и связи, яростно гонялись сейчас по системе за 'Шарнхорстом'. Небо озарили болиды горящих и падающих транспортов и шаттлов.
   Но силы все равно были не равны. Десант, неся чудовищные потери, захватывал плацдарм за плацдармом. И вот внутри охраняемых периметров и на захваченных космодромах стала приземлятся вторая волна вторжения - огромные транспорты. Звенья планетарных штурмовиков и бомбардировщиков принялись атаковать все, что подавало признаки сопротивления. Колонны танков, шагающих мехов и бронетранспортеров с пехотой запылили по дорогам к столице Мидгарда, Линдерхофу.
   Фольксгренадеры не успевали создать полноценных линий обороны и укрепленных районов вокруг городов. Вся строительная техника рыла сейчас окопы и противотанковые рвы. Создавались эшелонированные рубежи обороны. Варились и устанавливались противотанковые заграждения. Счет времени подчистую шел не на дни, а на часы. Полевыми работами руководили талантливые инженеры. Женщины и дети копали рвы, наливали зажигательные смеси в стеклянные бутылки и насыпали песок в мешки.
   Первым из крупных городов планеты был окружен Штольценберг. Авиация разбрасывала над городом листовки с требованием в 24 часа сдать город. Но здесь захватчиков ожидал неприятный сюрприз в виде яростного сопротивления его жителей. Мосты и дороги были заминированы. На улицах выросли баррикады.
   Легко взломав передовую линию обороны, занятую лишь легковооруженными отрядами ополчения и полиции, танки и шагающие мехи вошли в город. И тут из окон чердаков и с крыш зданий на них полетели самодельные бомбы и бутылки с зажигательной смесью. Пехоту быстро отсекали, бронетехнику жгли. Казалось, охотничьи бластеры и дробовики торчали из каждого окна и каждого подвала!
   Командующий Народно-освободительной армии Чжунхуа маршал Лю Юнхэ рвал и метал, срывая свой гнев на штабных подчиненных. Все сроки оккупации полетели к чертям! Поддержки огнем с орбиты не было. Под Штольценбергом, готовый выжечь, как крыс, всех его защитников, стоял целый полк систем залпового огня. Но все термобарические, напалмовые и химические ракеты погибли на одном из транспортов, после удара 'Шарнхорста'. Ядерных и биологических средств поражения маршалу было приказано не применять - захватчикам потом еще жить на этих планетах. Вместо легкой, победоносной прогулки, проклятые лаовайи посмели устроить его солдатам настоящую кровавую баню! Не хватало самого необходимого: достаточного количества снаряжения, воды, боеприпасов и медикаментов. Бойцы голодали!
  
   Маршал Лю Юнхэ отдал приказ, и три пехотные дивизии бросились на штурм, войдя в город сразу с нескольких направлений. Солдат у маршала было много. Город запылал. Захватчики, неся чудовищные потери, штурмом брали каждую улицу. Огнеметчики выжигали подвал за подвалом, дом за домом. Всех, кто держал в руках оружие, озверевшая солдатня убивала на месте. Женщин, невзирая на возраст, насиловали сразу по несколько человек, потом их закалывали штыками, резали или забивали насмерть. Пытавшихся укрыться в Штольценбергком центральном соборе стариков и детей закидали гранатами. Повсюду начались мародерство и грабежи. Высшее армейское руководство не собиралось препятствовать этому. Среднее и низшее командное звено с удовольствием участвовало. Через три дня всех жителей города, кто еще был жив - в основном стариков и детей, заставили выкопать траншею, поставили в ней на колени и расстреляли из пулеметов. Потом и убитых, и еще живых закопали бульдозерами. Видео этой казни было транслировано на всю планету. А потом оккупанты сменили тактику.
  
   Боевой дрон повисел над улицей ещё немного. Старик замер, прикрыв канализационный люк. Наконец летающая машина развернулась на месте и поднялась в закопченное небо. Вокруг было полно местных аналогов земных крыс. На заполнявших улицы и дома трупах отъедались стаи одичалых собак. Вот тепловые сканеры дроида и сбоили. А, может, боеприпасы на одиночные цели беспилотники уже не тратили...
   Водопровода больше не было. Как и электричества. Шикарные залы разграбленных магазинов столицы, некогда забитые продуктами, после отключения электрогенераторов были забиты грудами гнили. В них копошились жирные черви и мухи. Канализация не работала, нечистоты не сливались и не обрабатывались, вокруг кишели паразиты и плодились бактерии. Город смердел, оглушая своим зловонием.
  
   Старик, кряхтя, вылез. Поглядел на антикварный наручный хронограф. Солнце вот-вот должно было взойти, небо светлело. Но не побрезгует ли оно озарить своими лучами некогда прекрасный Линдерхоф? Глаза, непривычные к свету, начали слезится. Старик вынул из кармана отцовский, посеребренный бластер. Выщелкнул из рукояти батарею, проверил заряд. Положил оружие рядом, на перила обзорной лестницы. Бластер назывался 'Парабеллум'. В честь какого-то древнего, порохового пистолета докосмической эпохи. Отец когда-то объяснил ему, тогда еще юному Эриху Альберту, что его название образованно от части латинского выражения Si vis pacem, para bellum - 'Хочешь мира, готовься к войне'. Прости, отец. К войне они оказались не готовы. Знал ли раньше он, самодовольный и властный Эрих Альберт, что творится в Империи, как она ослабла и что вот-вот развалится? Знал. Рыцарей начали громить и у них. Так почему он так плохо приготовился к нынешней катастрофе? Расслабились они за столетия сытой и мирной жизни! А голодные 'соседи' сумели незаметно приготовить огромный флот вторжения. Ведь Эрих разрешил фон Фитингофу иметь на орбите столицы полноценный боевой корабль! И только... Старого параноика вместе с его юными героями сожгли недавно в неравном бою... Впрочем, было зафиксировано две вспышки - один крейсер врага он все-таки собой прихватил.
   А скольких смертей можно было избежать, будь старый Эрих поактивнее, используй он свои обширные личные связи! И сколько смертей еще будет? Оккупанты пошли дальше, сгоняя по ходу продвижения пленных из небольших поселений на каторжные работы. Они нещадно эксплуатировали бесплатную рабочую силу на возведении узлов противокосмической обороны. Вдоль дорог высились колья с отрубленными головами партизан и сочувствующих. А все мегаполисы планеты азиаты просто взяли в жесткую блокаду. И города стали смертельной ловушкой. Огромными концлагерями. Спасаясь от обстрелов дальнобойной артиллерии и налетов авиации, люди ушли в обширные туннели линий гравиопоездов и многочисленные подземные коммуникации. Но стратегических складов продовольствия в столице не было. В Линдерхофе до войны проживало семнадцать миллионов человек, а сколько сюда стеклось беженцев? Хуже всего было с водой, ее собирали со стен бетонных тоннелей. Начались эпидемии, а аптеки разграбили, лекарств катастрофически не хватало. От мяса крыс людей рвало, но этих умных тварей еще нужно было поймать. И вот схватили первого каннибала, зарезавшего и освежевавшего свою жену. Трупы скончавшихся от болезней ели многие. Убивали и грабили тоже.
   Все мужское население, способное держать в руках оружие, было призвано в фольксгренадеры. Вот только воевать вдруг стало не с кем, на блиндажи, минные поля и окопанные танки с голой задницей не попрешь. Хотя многие отчаявшиеся и пытались. Командиры постоянно пробовали идти на прорыв в самоубийственные атаки. Их легко уничтожали. Тысячами. Люди сходили с ума. Слишком часто - в буквальном смысле слова.
   Эрих Альберт фон Отц не собирался сидеть и ждать смерти там, в темноте, В КАНАЛИЗАЦИИ. Но и смотреть в глаза страдающим от жажды и голода женщинам, старикам и детям он больше не мог. Призывать их держатся до прихода Империи, которой, скорее всего, уже не существовало. Ему казалось, что все вокруг обвиняют в своих страданиях и многочисленных смертях именно его. Хуже всего было с детьми - они снились ему почти каждую ночь. Просили пить, тянули к нему изможденные, покрытые язвами, такие крохотные ручонки. А умереть еще предстояло миллионам.
   Первые лучи светила мазанули по шпилям Линдерхофского собора. Пробежали по фасадам выгоревших высоток. Согрели мертвый, обгорелый, глядящих на фон Отца миллионами слепых окон город. Старик отсалютовал восходящему Асгарду, звонко щелкнув каблуками, и вскинул к виску бластер.
   - Простите меня, мои собратья, мой народ, - громко сказал он.
   Девушка бежала, выскочив из люка, позабыв про всякую осторожность. Она содрала в кровь свои руки об ржавую лестницу канализационного колодца, не замечая этого.
   - Герр канцлер! Дедушка! Они вышли на связь! Через вражеские ретрансляторы! Все приборы вдруг ожили! Империя пришла!!!
   Перескочив через парапет, она обнаружила лежащее на плитах обзорной площадки тело.
   - Дедушка, нееет!! - завыла девчужка, баюкая на руках такое легкое тело старого канцлера планеты Мидгард, Эриха Альберта фон Отца. Боевого дроида, открывшего огнеметную турель и спикировавшего вниз, она уже не заметила.
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ОДИН.
  
   Минный заградитель космического флота Народно - освободительной армии 'Куньмин', переделанный из огромного контейнеровоза, заканчивал щедрую установку мин на перспективном направлении одного из тормозных векторов созвездия. Точнее, заканчивал первое минное поле, но по плану предстояло 'засеять' здесь их в три ряда. И тут сканеры систем дальнего обнаружения сошли с ума. По тормозному вектору входа, в систему прибывали два огромных корабля звездного класса. Капитан минзага на полном ускорении рванул в сторону. Неподалеку, для охраны заграждения, находилась боевая буксируемая платформа. Ее еще тоже не успели довести до ума. Но пристрелка орудий прикрытию не потребовалась - нападавшие не выслали впереди себя тральщиков. Самоуверенность должна наказываться. Минеры приготовившись любоваться зрелищем.
   Вражеские звездолеты на всем ходу влетели в минное поле. Активировав одноразовые двигатели, примитивные, но мощные мины рванули к ним со всех сторон. Космос озарили вспышки взрывов. Но на удивление живучие корпуса продолжали нести вперед останки неприятельских звездолетов, собирая за собой протуберанцами гигантский огненный шлейф. Наконец многокилометровые огненные стрелы погасли. Капитан 'Куньмина' приказал выдвигаться на позицию, дабы вновь запечатать проход. Вся команда ликовала, справедливо планируя награды и поощрения.
   Стив потянулся в боевом ложементе бронесаркофага. Заработали двигатели Волковского - эскадра драконов выходила на тормозной вектор. Он спешил, как только мог. Сначала - сумасшедший скачек на 'Звезде Мирдаба' к дождливой Маджесте. И вот теперь он был вынужден бросать свои крейсера и эсминец в бой без всякой разведки. Два транспорта с пехотой - 'Три Святителя' и 'Дракула', оснащенные двигателями человеческой конструкции, разумеется, отстали. Впрочем, так и было задумано.
   - Несемся, как угорелые, - недовольно прогнусавил Кровавый Ветер. - Зажглись сигнальные огни Минас Тирита. Гондор зовет на помощь. И Рохан явится. Собрать рохирримов! Слышь, роххирим. Скорее всего -прямо на мины летим. Пора уже делать что-то.
   - Я, согласно грамоты от властей, - капер, а ни какой не рохиррим. Благородный пират на службе Короны. Ну, а если облажаюсь - власти нас знать не знают. Связь с 'Катаной' мне, одноногий!
   Повинуясь приказу, 'Катана' выпустила вперед два прикрепленных к ее корпусу паравана - устройства, предназначенные для траленья минных полей. Каждый параван являлся по сути миниатюрным космическим кораблем. И каждый мог имитировать для вражеских сканеров технические параметры реального боевого звездолета. Кровавый Ветер внес свою толику в создание этих устройств.
   Параваны выполнили свою миссию - мины набросились на имитаторы. Проход в минном поле освободился. И тут пришел черед крейсеров. 'Экзорцист', шедший первым в расчищенном коридоре, ударил из орудий главного калибра по платформе. И тут же заваливаясь на левый борт. Идущий следом, чуть 'выше' 'Инквизитор' добавил полновесный ракетный залп. Платформа, так и не успевшая открыть ответный огонь, озарилась фонтанами термоядерных гейзеров. Взрывная волна прокатилась огненным валом внутри хрупкого помещения. Шутя слизнула перегородки и гермозатворы. Вынесла в пустоту люки, створки шлюзов и целые фрагменты боевых постов. Сорвала и отправила кувыркаться в космосе мощные орудия. Мгновение - и от оборонительного сооружения остался лишь оплавленный остов.
   Звездолеты, расстреляв орудиями малого калибра улепетывающий минзаг 'Куньмин', активировали свои системы дальнего обнаружения.
   - Легкий и тяжелый, два крейсера на орбите Мидгарда. Легкий крейсер, класс 'Эмден' проекта 1124. Поврежден в недавнем бою, пристыкован к орбитальной станции. Похоже, идет ремонт, - начал доклад разведывательный пост. - Тяжелый, тип 'Молот Гренделя'. Еще один, тоже легкий, на орбите Ванахейма. Класс 'Пронзающий'. Бьет из главного калибра вниз, по поверхности. Полно транспортов на подходе к планетам и орбитах. Орбитальная крепость у Мидграда, классифицировать не удалось.
   - Наблюдаем два линкора класса 'Мегалодон' в точке 'П' над плоскостью эклиптики. Неподвижны. Мы засвечены, идет сканирование активными системами обнаружения и распознавания целей противника.
   - Стив, линкоры - это серьезно, подал голос Кровавый Ветер. - У бывшего 'Герцога Георга Эрингтонского' шесть башен главного калибра. У 'Александрии' - пять. В каждой башне - по три очень удачных, четырехсот шестидесятых лазера фирмы 'Мусаси Инкорпорейтид'. Дальнобойность их орудий превышает нашу ненамного. А вот урон... Суммарный 'вес' бортового залпа в четыре - шесть раз больше нашего. Пара точных накрытий, и нам гарантированная крышка.
   - А орудий среднего калибра, помнится, у звездолетов этого проекта нет. Столь дальнобойные лазеры ГК забирают всю энергию накопителей на подзарядку к себе, без остатка. На этих линкорах стоят только малые пульсаторы, от истребителей. Такие махины должны работать под прикрытием целого ордера - на случай прорыва эсминцев или легких крейсеров противника. Башни ГК поворачиваются слишком медленно, а заряжаются долго. Странно, что адмирал азиатов не оставил пару крейсеров рядом.
   - Имеется досье на адмирала Чжу Шоужэня. Ты знаешь, что твой начальник разведки работает еще и на корпус 'Азраил'? - ответил Ветер. - Слил вот инфу. Если в двух словах, то тебе понравится: он зять господина Председателя Верховного Совета системы Чжунхуа. Политический назначенец. Военного образования не имеет. Карьеру делал на крови конкурентов - и политических, и семейных. Спесив, заносчив, самоуверен, любит лично рубить головы провинившимся. Страдает излишней долей нарциссизма - только огромные звездолеты и большие пушки! Его флот совершенно не имеет малых кораблей прикрытия, про взаимодействие кораблей в составе ударных групп, скорее всего, он даже знать ничего не знает. Большинство офицеров его флота получили образование от имперских военных - 'варваров', в отставке. Лишь несколько человек проходили Марсианскую Высшую Академию космофлота и служили. Обожает цитировать Сунь Цзы - 'Искусство войны', к месту и не очень. Всех иноземцев ненавидит, за людей и противников не считает.
   - Неизвестные корабли, вторгшиеся в систему. Немедленно назовите принадлежность, планету приписки и причину немотивированной агрессии против флота Чжунхуа! - донеслось из динамиков. - Приказываю застопорить двигатели, заглушить все боевые системы и ждать дальнейших указаний. В противном случае вы будите немедленно уничтожены.
   Командующий флотом Народно - освободительной армии Чжунхуа, адмирал Чжу Шоужэнь, был в замешательстве. План вторжения основывался на том, что в Империи идет развал, кровавая война за престол и смута, и имперскому, и без того ослабленному флоту потребуется много времени, чтобы найти и мобилизовать резервы для ответного удара.Что же произошло???
   Звездолеты, атаковавшие его силы, не опознавались компьютерной базой флагмана. Главный штабной аналитик начал было нести какой-то бред об инопланетянах, неких драконах, столетия назад уничтоженных силами Империи и крестоносцев. Уничтоженных, а теперь, якобы, воскресших из небытия. Здесь? Зачем? Зачем инопланетянам, яростно гонимым Империей, вдруг становится на ее защиту? Бред какой-то! Или, скорее всего - хитрая уловка противника. Попытка смутить, вывести его из равновесия. Не выйдет! 'Непобедимость заключена в себе самом, возможность победы заключена в противнике'.
   На мостике развернулась голограмма неприятельского командующего - противник вышел на связь. Обычный человек, никаких драконов и прочих ящериц. Господин адмирал, с максимальным презрением прищурив и без того узкие глаза и вздернув покрашенную в красное бороду - знак храбрости и силы, привычно приготовился давить противника авторитетом.
   - Грязный лаовай, сын имперского раба и дешевой шлюхи, как ты осмелился нападать на силы моего флота?
   Стив недоуменно приподнял бровь, пока противник продолжал в агрессивно - лающей манере сыпать оскорблениями. Стив давно привык, что драконов боялись, могли ненавидеть, но этот желтолицый просто совсем берега потерял. Ну, не знать историю других народов вредно. Особенно - возможности легендарных 'инквизиторов', построенных на основе аяольских технологий! Будем учить. Кровью. Тем более, что Стив как раз пришел убивать. А вот как сделать, чтобы линкоры неприятеля не объединились с отрядом крейсеров? Судя по досье, господин 'паркетный' адмирал будет жаждать эпической битвы больших калибров...
   - Слушай меня, собака ты мелкая, - прервал противника Стив. Судя по реакции азиатского адмирала, с человеком, стоящим на вершине строгой азиатской клановой пирамиды, так разговаривать еще никто и никогда не смел. Ну, девяти ритуальных поклонов не будет. - Ты посмел вторгнутся на суверенную территорию Империи. Даю тебе восемнадцать часов на безоговорочную капитуляцию. За мной следует армада ВСЕГО Имперского космофлота. Те, кто не пожелал сложить оружие, будут сожжены, как собаки.
   Прервав связь, Стив обратился к штабникам:
   - Наши транспорты можно замаскировать под боевые звездолеты? Так, чтоб было понятно, что это маскировка. И изобразите, что мы ведем доклад основным силам позади нас. И подготовьте точечную связь с 'Катаной!
   Адмирал Чжу Шоужэнь прекрасно владел собой. По крайней мере, в гневе рубить мечом по пультам центра управления он не стал. Грязный варвар пытался вывести его из себя? Многие когда-то пытались, и где они теперь? Враг поплатится за дерзость. Вопрос в том, что он задумал? Атаковать в лоб силы на столько превосходящей его крейсеры армады? Даже у такой тупой обезьяны хватило бы ума этого не делать...
   - Господин адмирал! - доложил центр наблюдения. В систему, по расчищенному от мин коридору, вошли еще два вымпела. И крейсеры противника, и новые корабли взяли курс на Мидгард. Поправка! Новые борта - замаскированные под боевые звездолеты десантные транспорты. Флагман противника ведет мощную закодированную передачу за пределы созвездия.
   ...Значит, у противника пока мало сил - сделал очевидный вывод Чжу Шоужэнь . И он пытается отвлечь флот Чжунхуа , что бы, пока он гоняется за скоростным авангардом, основные силы врага беспрепятственно смогли бы войти в систему. И напали бы с нужной им стороны, пока азиатский флот связан боем и потерял построение. В мужестве этому безумному варвару не откажешь... Но разгадать столь примитивный замысел просвещенному человеку легко. Что там на такой случай говорит устав глупых лаовай? Хоть они и бестолковы, но, надо признать, опыт космических боев у них большой. Грех не воспользоваться против врага его же оружием.
   - Линейные силы переместить в сектор семьдесят три. Прикрыть проделанный противником проход в минном поле. При появлении сил неприятеля с любого другого направления докладывать немедленно. Работу по установке мин максимально ускорить.
   Адмирал принял героическую позу - все его исторические команды должны быть запечатлены для потомков надлежащим образом.
   - Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него. Исполняйте!
   Послы Независимых планет, находившиеся на мостике, глубокомысленно закивали, одобряя. Они были не только военными экспертами, но, прежде всего, еще и дипломатами. Приходилось.
   - А как быть с силами, идущими к Мидгарду ? - угодливо изогнулся в поклоне первый помощник.
   - Пусть наши крейсеры встретят их и уничтожат. Сжечь НЕМЕДЛДЕННО этих трусливых шакалов! Полагаю, под прикрытием орбитальных баз это будет не трудно? - сардонически усмехнулся Чжу Шоужэнь.
   Первый помощник промолчал. После атаки 'Шарнхорста' монтаж боевых платформ у планет полностью выбился из графика. Да и никакие графики, если честно, совершенно не предусматривали столь быстрого прибытия звездолетов неприятеля. Но господин первый помощник очень хотел жить. А отправить его подышать вакуумом - еще не самое страшное, что мог придумать в гневе господин адмирал. Поэтому помощник продолжал кивать и улыбаться, мысленно прикидывая, на кого из других офицеров флота можно будет повесить этот промах. Врагов у господина помощника хватало.
   Три крейсера Чжунхуа выдвинулись на перехват. Вскоре они оказались на дистанции поражения главного калибра. Стив решил рискнуть и подойти ближе. 'Чаоюн' произвел полновесный залп из своих шахт тяжелыми ракетами с атомными боеголовками. Легкие крейсера разошлись, занимая классическую позицию для атаки и прикрывая 'Чаоюн'. И в этот момент противник оказался в зоне уверенного действия станций РЭБ драконов. Заработала аппаратура подавления систем наведения, управления, сканирования и связи. До возможности сопротивляться разработкам ведущих специалистов Федерации Драконис, базировавшихся на технологиях аяолов, тарнов и толковых советах л,лиггеров, флоту оккупантов было далеко. Боеголовки 'Молохов' потеряли цель. Слитые ранее в единую цепь автоматического управления, которая оперативно обрабатывала разведданные, вносила изменения по боевой обстановке, распределяла цели и вела учет потерь, три крейсера азиатов вдруг оказались предоставлены сами себе.
   'Инквизитор' и 'Экзорцист', напротив, работали по целям, как единый тактический механизм. Их мощные орудия главного калибра обрушились сначала на 'Чжэньюань'. Крейсер отчаянно маневрировал. Комендоры, не имевшие достаточного боевого опыта, нервничая в своем первом бою, палили в белый свет, как в копеечку. На этого противника хватило всего четырех - пяти уверенных попаданий. Во все стороны полетели фрагменты модулей и куски обшивки. Полыхнул быстро сгорающий кислород. Легкий крейсер разорвало пополам. 'Лунвей', в свое время сильно поврежденный 'Шарнхорстом', сразу ушел в сторону. Его капитан решил, что пока противник занят более важными целями, он сумеет обойти его с фланга и выпустить торпеды. Возможно, с флагмана его и пытались остановить - ракетный 'Чаоюн' остался без мощной защиты турелей ПКО, которыми был оснащен 'Лунвей' . Но надежной связи у противника больше не было.
   Крейсера драконов ударили по 'Чаоюню'. Тот отчаянно лупил в ответ из всех своих шахт и подвесных ракетных модулей. Но боеголовки его ракет теряли цель, а те, что удачно управлялись живыми операторами через контактные шлемы, сбивались истребителями, поднятыми с линейных крейсеров. Или взрывались мощной бортовой противоракетной обороной рейдеров. 'Инквизитор' задело пару раз. Семеро погибших. Двенадцать членов экипажа отделалось ранениями средней тяжести, был поврежден один из постов управления.
   В этот момент в бой включились станция, монтировавшаяся азиатами на орбите Мидгарда. В той степени, в которой оказалась готова. Дополнительные минные поля, за которые могли отойти под прикрытие крейсера, еще даже ставить не начали.
  
   - 'Борт один' вызывает 'Эфу - лидер'.
   - 'Эфа - лидер' на связи, - отозвалась командир звена истребителей, поднятых с 'Инквизитора'. Каждый крейсер отстрелил перед боем при помощи силовых катапульт по четыре таких машины.
   - 'Чаоюн' ваш. К моменту подхода транспортов приказываю обеспечить им чистый космос. Придаем средство усиления - торпеду, обеспечьте наведение на цель.
   - Приняла. Работаем.
   Лейтенант - коммандер Инесс де ла Фрессанж, позывной 'Эфа', посмотрела на изображение мощного, но уже изрядно потрепанного тяжеловеса - крейсера с кровожадной любовью. Контактный шлем создавал переход в виртуальный мир, где Инесс свободно парила в трехмерном, бархатно -черном пространстве, полностью слившись со своим истребителем. Ощущая на физическом уровне мощь, рвущуюся наружу сквозь дюзы из двигателей, и ярость, накопленную в курсовых пушках. Сейчас бы больше подошло оказаться в кабине торпедоносца... Впрочем, вражеский бронированный гигант перед ней - отнюдь не 'Звезда смерти'... Тяжелые, многоцелевые истребители несли под крыльями по две ракеты НS 15 'Хеншель' класса 'космос - корабль'. Оснащенных термоядерными боеголовками, специально предназначенных для поражения подобных целей.
   - 'Эфа - лидер' - 'Кондору'. Даю распределение целей. Первое звено - работаем по сканерам систем обнаружения и наведения. Второе звено: подавить огневые точки ПКО. Далее, согласно плану.. Всем бортам: удачной охоты!
   Стремительная машина, завалившись на левое крыло, легла на боевой разворот. За дюзами вспыхнул яркий факел форсажа. Позади, повторяя маневр лидера, атакующую карусель закрутили и остальные машины авиакрыла. Восемь скоростных и опасных машин - убийц плели узор стремительной атаки.
   - Не любите, пойди, гады, сдачи получать, - сквозь зубы процедила Инесс де ла Фрессанж. - А вот придется.
   Паря в виртуальном пространстве, Инесс вкрутила свой истребитель в первый заход по одному из тех курсов, которые рекомендовал бортовой тактический ИскИн. Вокруг полыхали разным цветом трассы выстрелов, светились маркеры истребителей крыла, впереди горело изображение цели с подсвеченными ИскИном, уязвимыми для истребителей модулями. Короткий вскрик на тактической частоте. Один из маркеров второго звена пропадал. Позывной 'Эльф', Сенька Погодин с 'Экзорциста'. Черт!
   Первый заход свое дело сделал - крейсер частично ослеп, потерял несколько внешних башен ПКО. Разворот. Второй заход - юркие истребители запустили все свои оставшиеся 'Хеншели' в район теплообменника двигательного отсека, одно из слабых мест бронированного корпуса. Неприятелю ведь приходится иногда открывать тяжелые створки - сбрасывать в космос излишки тепла, в множестве накапливающегося во время полета и боя на звездолете. Взрыв! И тут же, из гипера вывалилась корабельная торпеда класса ПКТ 'Прометей М3'. Одна. Маловато на такую громадину, как крейсер класса 'Молот Гренделя', если хитрый план Инессы не сработает. Ну, тут можно понять, почему адмирал экономит - ПКТ не должны стоить дороже, чем корабль, который они поражают. А 'Прометей' -настоящий гиперскачковый звездолет в миниатюре! И технологий для производства новых гипердвигателей у драконов больше нет. Все уникальные мощности и ресурсы погибли вместе с Облаком... Ну, сыграем с тем, что умеем.
   Инесс дала команду, и ИскИн подсветил пробоину, зияющую на месте сорванных 'Хеншелями' створок теплообменника. Счет идет на минуты. Сейчас, внутри крейсера, аварийные команды лихорадочно латают пробоину. Вот-вот перезагрузятся и заработают запасные сканеры, заработают пункты систем наведения. Оживут башни скорострельных точечных лазеров, вылетят ракеты ПКО. Торпеду запросто могут перехватить, заставить сбиться с курса. Взрыв в космосе, рядом со звездолетом мало эффективен - в вакууме нет взрывной волны.
   Огромная противокорабельная торпеда запустила маршевый двигатель, и устремилась к подсвеченной маркером целеуказателя пробоине. Ремонтники 'Чаоюна' не успели. Близкая вспышка транстриллитиумного взрыва внутри корпуса звездолета ослепила Инесс, несмотря на все фильтры программы. Разом детонировали и запасы ракетного топлива в двигательном отсеке, и находящийся за перегородкой корабельный реактор. Когда Инесс вновь смогла видеть, то перед ней чернела абсолютная пустота - огромного и грозного ракетного крейсера противника больше не существовало...
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ДВА.
  
   Адмирал военно-космического флота Народно - освободительной армии Чжунхуа , господин Чжу Шоужэнь, с бессильной, слепой яростью наблюдал, как завершается бойня. Оба звездолета противника, добив его последний крейсер и разнеся в клочья орбитальную базу и все то, что находилось на орбите, совершали разворот. Транспорты с десантом беспрепятственно прошли к Мидгарду.
   - Господин адмирал, - донеслось с поста наблюдения, - осмелюсь доложить. Курс противника просчитан. Они ложатся на курс атаки.
   - ЭЭЭ...- туго сообразил адмирал, - они собираются атаковать НАС?
   Хорошая новость!
   - К бою!
   Звездолеты сближались. Чжу Шоужэнь заранее выводил свои линкоры 'ромбом' к противнику, чтобы уменьшить площадь поражения корабля и увеличить шанс рикошета от брони.
   - Фиксирую облучение корпуса системами целенаведения! - доложил боевой пост.
   - Разворот на левый борт! При захвате и готовности - залп всеми орудиями, затем поворот на прежний курс! - рявкнул адмирал.
   Линкор тряхнуло. Посыпались данные: повреждения, повреждения, пожарная тревога, потери...
   - Мой господин, противник произвел по флагману залп из орудий неизвестное конструкции. Мы были развернуты полным бортом... Наш повреждения: с седьмого по двенадцатый отсек имеются...
   - Наш результат??? - взревел Чжу Шоужэнь.
   - Мимо, мой господин.
   - Причина? И почему они ударили первыми? Их орудия что, дальнобойнее наших? Как такое возможно???
   - Мой господин, мы не можем опознать и классифицировать их корабли. Данные с видеоканала, зум - максимальный.
   Посреди боевой рубки зависло объемное изображение одного из кораблей противника. С первого же взгляда становилось очевидно, что Империя никогда не производила ничего подобного. Странная комбинация! Обычный, длинный, слегка опущенный вниз нос звездолета неожиданно перетекал в треугольник широких, чешуйчатых крыльев. Печально знаменитая конструкция 'летающего крыла' - кошмара человечества времен Вторжения. Боевая технология тарнов прослеживалась невооруженным взглядом. И орудийные башни, и подвесные пилоны компьютер пометил красным - 'не опознано'.
   - Господин Чжу Шоужэнь, - подал голос дипломат - военный наблюдатель из Независимой системы Асакур, - смею заметить, это действительно линейный крейсер расы драконов класса 'Инквизитор'. В моем компе имеются данные о всем, что было известно об этих реликтах.
   Адмирал смерил взглядом иконку осмелившегося влезть в боевой чат дипломата, имевшего лишь ограниченный доступ наблюдателя, и ничего не ответил. Принимать сейчас помощь от лаовайя - потерять лицо перед подчиненными!
   Противник переместился, и снова зашел в атаку. Новый обмен залпами. На 'Чжэньюане' полностью уничтожена одна из башен ГК . Выбито несколько наружных постов. А вот плотный огонь огромных лазеров линкоров - снова 'в молоко'.
  - Причина? - вызвал Чжу Шоужэнь пост управления огнем. Он уже не мог кричать, а только шипел, чем наводил на экипаж еще больший ужас.
   - Мой господин, ИскИн утверждает, что подобное ускорение для двигателей звездолетов крейсерского класса невозможно, а уклонения с траектории выстрела орудий несовместимы с жизнью экипажа. Поэтому его расчетные данные неверны. Постоянные недолеты. ИскИн накапливает информацию о противнике. Ему нужны дополнительные данные для создания полноценной огневой карты. На данный момент ее готовность - 77 процентов.
   Новый заход. Драконы снова сосредоточили весь свой орудийный огонь на флагмане. Поэтому появление из гипера трех торпед поперек курса второго линкора оказалось полной неожиданностью для его экипажа. Последних 'Прометеев', которые были у Стива. Одну из торпед все же удалось сбить в последний момент многочисленными скорострелками ПКО. Вторая и третья нанесли существенные повреждения, но вывести из строя или обездвижить громадину звездолета, разделенную тяжелыми перегородками отсеков, не смогли. Сказывалась фантастическая живучесть 'мегалодонов'. ИскИн флагмана в этот раз производил расчеты дольше, и ответный залп эскадры прогремел удаляющимся драконам уже вдогонку...
   Радостный вопль прокатился по боевой рубке 'Чжэньюаня'. Один из крейсеров противника получил сразу два полноценных попадания и начал заметно терять ход.
  
  
   Стив выплюнул кровь и тяжело огляделся. Аптечка бронесаркофага старалась во всю. Командный чат мигал тревожными - красными и желтыми иконками оповещений. Красных было значительно больше.
   - Ветер! Данные о повреждениях! Коротко, и о главном.
   - Плохо! Двигатели - сорок два процента от мощности. Ремонт идет. Восемьдесят один погибший. Двести четыре - ранено. Помощь оказывается. Башня ГК номер 3 полностью уничтожена. Номер 4 есть шанс восстановить. Станция РЭБ уничтожена. Большинство отсеков правого борта повреждено и разгерметизировано. Прогноз: они пристрелялись. Их шанс уничтожить 'Инквизитор' следующим накрытием - 127 процентов.
   Стив оглядел карту системы. Облако астероидов и одна из планет системы, газовый гигант, были так близко! Еще чуть - чуть!
   - Ветер! Двигай к астероидам, как и было запланировано. Ты у нас - лучший пилот в галактике? Сделай чудо: меняй ход, маневрируй, но выноси нас из под пушек! Черт, что это делает 'Экзорцист'???
   - Черный Жнец имитирует лобовую атаку. Сеет, так сказать, панику в рядах противника. Мы с ним уже решили, что он вызовет весь огонь на себя. Второй вымпел противника тоже поврежден, мы должны оторваться. Выиграем время. Жнец, ты там без фанатизма, ладно?
   - Я лист, летящий на ветру! Смотрите все, как я парю!
   'Экзорцист' начал заходить на линкоры. Черный Жнец действительно заставил адмирала Чжу Шоужэня испугаться. Адмирал уже успел проникнутся должным уважением к загадочному противнику. Все орудия линкоров били теперь только по 'Экзорцисту', а подбитый 'Инквизитор' тихонько уползал. Жнец творил невозможное - его корабль танцевал между потоков смертельной энергии волшебную джигу. Он выжимал из ресурсов невозможное, используя все резервы тормозных и разгонных двигателей, и невероятное чутье существа, рожденного для полетов в космосе, без корабля. Экипаж от неминуемой смерти при таких перегрузках спасало одно - они прошли реаниматор и были не людьми, а выносливыми драконами. Ну, и неизвестные азиатам возможности антиперегрузочных бронесаркофагов. Вот только вскоре весь экипаж валялся в них без сознания. Стрелять толком по противнику было некому - все энергетические и вычислительные ресурсы звездолета ушли на маневр.
   Убедившись, что 'Инквизитор' вне дальности обстрела, 'Экзорцист' последовал следом. На прощенье Жнец влепил все-таки пару зарядов в флагман. Цена этого танца была высока - двигатель рейдера выработал свой ресурс полностью, на износ. До момента, когда он откажет или взорвется, оставалось совсем немного. Если точнее - было просто чудом, что этого до сих пор не случилось. Следовало тихонечко дотянуть до ближайшего судового дока - некоторые запчасти и запасные дюзы на 'Трех Святителях' имелись.
   Адмирал Чжу Шоужэнь украдкой вытер пот со лба. Как то не так он представлял себе свое триумфальное шествие по галактике...
   - Мой господин, - отвлек адмирала от дум вызов начальника штаба, - мы с ИксИном просчитали следующее.
   Перед адмиралом развернулась объемная карта сектора.
   - Корабли неприятеля пытаются укрыться здесь, прикрываясь полем астероидов от наших сканеров и выигрывая время для ремонта. Если мы используем вот этот огромный газовый гигант как 'гравитационную пращу', включив форсаж и обогнув его, то получим дополнительное ускорение за счет его гравитационного поля. Это поможет нам перехватить врагов вот тут. Мы поднимемся 'над' поясом эклиптики, И расстреляем их, как в тире.
   Адмирала Чжу Шоужэня охватил азарт преследователя и охотника на крупную дичь. Маневр с ускорением был хорошей идеей. Газовый гигант потащит за собой линкоры, увеличивая их скорость, причём, чем они ближе к гиганту, тем сильнее тот потянет поводок, а после того, как звездолеты отлетят от планеты, он отпустит их, не забирая скорость обратно. К тому же адмирал помнил, что неприятель вел переговоры с силами вне созвездия. Это заставляло спешить. Покончить с ними. Ну и что скрывать, 'Чжу Шоужэнь - победитель драконов' звучало эпично.
   -Действуйте.
   Стив вглядывался в карту, шепча короткую, но пламенную молитву. Ловушка расставлена. Вот только 'подсадная утка' ранена на одно крыло. Этого план не предусматривал. Впрочем, 'Инквизитор' латали, как могли, на полном ходу.
   - Клюнули. Идут к гиганту. - доложил Ветер.
  - 'Катане' - бой! - произнес заветную команду Стив.
  
   Капитан эсминца - человек, изначально 'отмороженный'. Надо очень верить в свою формулу успеха и обладать недюжинной смелостью, чтобы идти в торпедную атаку. Эсминец не обладает маневренностью крохотного истребителя или торпедоносца. Он заметнее на радарах, и по нему сразу открывают бешенный огонь все корабли прикрытия в ордере. Но капитану Джованни ди Феруччи, потомственному дворянину и семикратному призеру космических гонок Гран-при Аркторна, было не впервой бросать вызов природе, оседлав сумасшедшие скорости. Его путь во флот Облака был тернист и долог, и заслуживает отдельного повествования. Если коротко - его семья когда-то серьезно пострадала от репрессий Диктата. Месть режиму, уничтожившему его древний род, свершилась. А адреналиновая зависимость осталась.
   Впрочем, сейчас Джованни был счастлив. Его эсминец, сразу после входа в систему, получил приказ спрятаться от противника за одним из газовых гигантов, заглушить все активные системы, накрыться полями преломления и ждать сигнала. Умение сидеть в засаде - одно из важнейших испытаний для охотника. Но Джованни, за свою долгую жизнь, успел поохотиться на самую разную добычу. Вот только парочки 'мегалодонов' в его коллекции до сих пор не было.
  
   'Катана' выскочила из-за планеты наперерез двум, совершенно не ожидавшим атаки, линкорам. 'Спикировав', эсминец запустил по первой цели три огромных, находящихся в идущих вдоль его корпуса барабанных шахтах, торпеды. 'Прометеев' у драконов больше не было, но и старая добрая 'Палица' с термоядерной боеголовкой на семь килотонн - это штука посильнее 'Фауста' Гетте. Особенно - когда бьет, по космическим меркам, в самый упор.
   Джованни ди Феруччи ввинтил свой эсминец в отчаянный поворот. Для сбития пристрелки противника могут применяться различные маневры. Одним из которых является поворот координат, позволяющий в кратчайший срок изменить расстояние до противника без изменения генерального курса. Кроме того, пристрелку можно сбить незакономерным изменением скорости хода. Нужно ставить при этом всевозможные помехи.
   И вдруг Джлванни с удивлением обнаружил, что по нему никто не стреляет.
   Джованни прекрасно знал, что математика войны сурова. Если командование решит, что можно разменять его эсминец на линкор - оно это сделает. И собирался решительно бороться за свою жизнь и жизнь экипажа. Но... гигантские башни главного калибра не успевали повернутся, чтобы захватить юркую, слишком близко выскочившую цель! Их выстрелы прошли далеко мимо. Теперь им требовалось время на перезарядку. Орудий среднего калибра, смертельных для эсминца, у противника не было! Противоракеты не были выпущены заранее, крейсеров и истребителей прикрытия вообще не наблюдалось! Ну просто праздник какой-то! Джованни усмехнулся, зашел на вторую цель и положил последние три торпеды веером, поперек ее курса. Прямиком в борт. Затем он отлетел на безопасное расстояние, 'уйдя в тень' и приготовился наслаждаться заслуженным фейерверком.
   'Чжэньюань' содрогнулся, когда все три торпеды вошли в его корпус. Внутри звездолета царил настоящий ад. Но огромный 'мегалодон' все же выдержал. А вот второй линкор, уже поврежденный Стивом 'Динъюань', сопротивляться жару пламени больше не мог. Взрывы выбили те перегородки отсеков и казематов, что еще оставались целыми. Огненный вал моментально сожрал внутренности корабля. На мгновения корпус линкора словно стал прозрачным. И навсегда исчез в ослепительном взрыве.
   Адмирал Чжу Шоужэнь, выплевывая кровь, вывалился из своего ложемента. Голографические экраны и клавиатуры исчезли. Из-под пультов били искры замыканий. Система рециркуляции воздуха работала со сбоями, не вытягивая едкий, удушливый дым. Адмирал уставился остекленевшими глазами на соседний бронесаркофаг. На месте капитана линкора восседал обгоревший, воняющий паленым человеческим мясом, обуглившийся скелет.
   ИскИн, спрятанный внутри броневого кокона, был цел - боевой имплант адмирала сыпал данными о многочисленных повреждениях. Реактор работоспособен, идет выборочная подача энергии на боевые системы, маршевый и маневровые двигатели. Две башни ГК полностью функциональны. Приоритет ремонтным командам назначен.
   - Мой господин! Крейсера противника ложатся на курс атаки, - доложил командно - дальномерный пост. - От них принят универсальный сигнал: 'предлагаю спустить шлюпки'.
   - К бою! - взревел Чжу Шоужэнь.
   - Простите, - раздался испуганный голос. - Мы не ваши подчиненные. И имеем дипломатическую неприкосновенность! Требуем выделить нам спасательный катер! Немедленно!
   Ну да, наблюдатели с Независимых Вайтрана, Нового Таллина и Асакура. Адмирал совсем забыл про них. Пусть бегут, позорные крысы! Им не место в славном бою!
   - Посадить варваров мой катер! Пусть отчаливают! Остальные катера взорвать! ЭТО ПРИКАЗ! Немедленно пошлите вестового в мою каюту! Пусть принесет со стены мой славный меч! Мы принимаем бой!
   Оставшиеся в живых офицеры, находившиеся в боевой рубке, с ужасом наблюдали, как их адмирал, выпучив безумные глаза, сыпет проклятиями, поет гимны и бессвязно цитирует бессмертные мудрости Сунь Цзы.
   Орудия 'Чжэньюаня' так и не успели выстрелить. 'Экзорцист' и 'Инквизитор', тем временем, выйдя на оптимальную дистанцию, открыли убийственно точный огонь по линкору. Всего трех залпов хватило на то, что бы от некогда грозного космического исполина остался лишь мелкий мусор.
  
  ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРИ.
  
   Стив шел по коридору в сопровождении четырех космодесантников. Для почетного караула они были неправильно экипированы: боевые комплексы - комбинезоны, тактические шлемы, плюс штурмовые лучеметы на сгибах локтей. Положенной по уставу парадной формы и белых перчаток не наблюдалось.
   Собранный по крупицам по ближайшим звездным системам космофлот, в составе одного линкора, ударного авианосца, трех тяжелых крейсеров и пяти легких, с боевым охранением из семи фрегатов, прибыл в систему Тау Копьеносца. Сформировать полноценные, обученные экипажи и отыскать боеспособные резервы, как и рассчитывали в штабе азиатов, в нынешней обстановке оказалось нелегко.
   Впрочем, новости из Империи были самые утешительные - генералиссимус Салтыков железной рукой навел полный порядок. Чему, видимо, немало способствовали проведенные корпусом 'Азраил' чистки и убеждения. Стив получил вызов на флагман. Процедура для флота стандартная, но Стиву не нравилось, как корабли ВКФ заняли позиции - они взяли под контроль избитые в бою корабли драконов.
   Возле адмиральской каюты стоял еще один караул. Вперед шагнул молодой десантник с капитанскими погонами:
   - Сэр, сдайте личное оружие.
   Стив остановился в полном недоумении. Десантники и спереди, и позади него заметно напряглись. Похоже, его попросту провоцировали. Стив равнодушно пожал плечами, и вытащил из парадной кобуры аяольский пистолет. Офицер проверил Стива полевым сканером и распахнул дверь каюты.
   Контр-адмирал Джеймс Кондрингтон выглядел, словно сошел с картинки светского журнала. Типичный аристократ новой, послевоенной формации. Слишком он молод и фотогеничен для кадрового вояки. Видимо, все старые, матерые ветераны были нужны Салтыкову в другом месте. Удерживать Империю от внутреннего развала, или на границах, куда Независимые наверняка стягивали сейчас свои армады для удара. Странно, Стиву казалось, что здешнее направление как раз должен возглавить решительный и преданный делу Империи человек...
   А вот неприязненный взгляд Кондрингтона Стиву сразу не понравился. Стив не мог знать, что адмиралу перед вылетом пришлось освободить один из ангаров своего флагмана от истребителей, и разместить там постоянно действующий пресс-центр. По мнению новообразованного 'Комитета имперской политической войны и пропаганды', освобождение Тау Копьеносца должно было иметь крупнейшее психологическое значение как для граждан Империи, так и для потенциальных агрессоров.
   На борт засунули максимально возможное количество журналистов и репортеров. Адмирал выучил несколько энергичных и возвышенных речей и всю дорогу до места прибытия старательно тренировался перед зеркалом. Специалисты по энергичным и возвышенным речам были заблаговременно включены в пассажирский состав.
   Вот только, к великому сожалению адмирала Кондрингтона, освещать тяжелого, но героического возврата Тау Копьеносца у журналистов не получилось. Все было возвращено без них. В космосе дрейфовали обломки некогда могучей вражеской эскадры. Опытные специалисты Комитета при масс-медиа, безусловно, смонтируют документальную хронику с театра боевых действий на компьютере, в правильном пропагандистском ключе. Но теперь, похоже, - без Кодрингтона. И то, что имперский флот без драконов умылся бы большой кровью, штурмуя успевшие подготовится к обороне позиции, и не факт, что у него хватило бы сил на победу, любви адмирала Джеймса Кондрингтона к Стиву все равно не прибавляло. Два линейных крейсера и один эсминец драконов сделали невозможное. Это было... страшно.
   Рядом с адмиралом сидел еще один офицер с погонами армейского полковника. Но с непонятными, малинового цвета просветами и кантами на мундире. Бесцветное, без особых примет лицо, и неприятный, колючий взгляд. В руках - резной мундштук с сигаретой.
   - Сэр, - вытянулся перед молодым адмиралом Стив, - боевая задача выполнена. Система зачищена. Силы моей эскадры проходят необходимый ремонт и пополняют боезапас. К захвату системы Чжунхуа будем готовы.
   - Какой еще захват? - удивился Кондрингтон. Встать и отдать честь в ответ он не удосужился, лишь лениво махнул рукой на салют Стива.
   - Империя должна уверенно показать, что не потерпит нападения на свои суверенные территории. Заставить врагов БОЯТСЯ.- Стив из всех сил пытался не вспылить. Не дождавшись приглашения, он уселся на стул. - Сил моей эскадры недостаточно для штурма целой звездной системы. Но правительство Чжунхуа должно ЛИЧНО ответить за военные преступления, совершенные на территории Империи. Не почувствуют сейчас нашей силы - все зря. Из другого угла вылезут.
   - У меня приказ Ставки - действовать, строго исходя из текущей обстановки. Я подумал, и принял решение - не тратить ресурсы вверенного мне, и так ослабленного флота на штурм укрепленных позиций противника, - надменно отрезал контр-адмирал. - Астрономическое положение Чжунхуа позволяет простой блокадой постепенно скатить их в дикарское состояние. Без всякого вооруженного геноцида. И излишних потерь среди вверенных мне сил. Уйдем на другое направление. А вот к вам, ГОСПОДИЕ НАЕМНИК, у компетентных органов имеется ряд вопросов.
   С места встал офицер с малиновым кантами на обшлагах и воротничке мундира.
   - Полковник особого отдела госбезопасности Смирнов, Всеимперская Чрезвычайная Комиссия. Сдается мне, господин капер, что вы весьма превысили свои полномочия, - прохаживаясь по каюте, начал он. - На освобожденных от оккупантов планетах, к примеру, практически нет пленных. Для справедливого суда, который бы увидела вся Империя. Особенно, среди высшего командного состава противника. Да и рядовой состав вырезан под чистую, дивизиями, сотнями тысяч, в нарушение всех галактических конвенций о военнопленных. Почему не было принятия капитуляции? Богом себя почувствовал? Ангелом мести? Любишь кровью умываться?
   Стив прекрасно понимал, что никаких заседаний военных трибуналов после освобождения устроить у него не получится. Там, где было возможно избежать жертв среди гражданского населения - противника тщательно утюжили с орбиты и воздуха. Когда десантные транспорты начали высадку пехоты, на помощь тут же поднялись местные жители. Те страдания, которые им пришлось пережить, выплеснулись вспышкой всенародной ярости. Азиаты, понимавшие, что бежать некуда, а на помилование после содеянного рассчитывать смысла не имеет, когда кончался боезапас, шли драться с саперными лопатками, штыками и врукопашную. Командующие возглавляли атаки, чтобы умереть с мечом в руке, штабники подрывали себя гранатами, стрелялись, вспарывали себе животы. Естественно, пленных почти не было, а тех единичных офицеров, кого удалось взять живьем, фольксгренадеры оперативно вешали на ближайшей площади. Помешать этому процессу Стив не мог физически - чтобы отбивать пленных, в местных пришлось бы стрелять. А оно надо? Слишком многого натерпелись люди за короткое, но зверское время планетарного геноцида. Справедливость восторжествовала и без трибуналов.
   - Молчите? - продолжил полковник. - Что ж, в таком случае мне придется задержать вас для служебного разбирательства.
   Стив начал подниматься на ноги, когда откуда-то сзади ударил спрятанный станнер. Что -то очень мощное. Пол поднялся и ударил его по лицу. Начищенные до зайчиков ботинки подошли и встали рядом. На палубу упала горстка сигаретного пепла. Сознание померкло.
  
   Стива пришел в себя полураздетым и привязанным к стулу. Похоже - в корабельном карцере. Яркий свет слепил глаза. Дернулся, проверяя - руки приковывали к подлокотникам мощные зажимы. Перешел в боевой режим. Удалось это лишь частично - ему явно вкололи какую-то блокирующую возможности дракона химию. Оковы вновь выдержали. Он скосил глаза: на массивных зажимах стояли клейма с изображением Карающего Огня. Похоже, новая охранка успешно перенимала опыт Ордена по борьбе с Чужими.
   - Ветер, ответь! - попытался вызвать борт 'Инквизитора' Стив. Полная тишина была ему ответом.
   Открылся люк, послышались шаги. Свет слепил, смутно угадывались лишь силуэты. Похоже, вошли двое. Обостренное чутье боевого режима позволило Стиву приготовится, первый удар не оказался неожиданностью. Били его молча, пыхтя, ничего не говоря или спрашивая. Когда Стив отключался, приводили в себя. Наконец, его оставили сидеть без сознания, облитого собственной кровью, мочой и рвотой.
   Утро началось с ушата ледяной воды. Потом Стива еще раз избили, выбив два зуба. Ему вновь сделали инъекцию какого-то блокирующего препарата. Затем его очень грамотно скрутили, заломив руки выше головы, и вывели на заплетающихся босых ногах в коридор. Вели его не долго.
   В трюме, напротив рифленых контейнеров, была построена под ружьем расстрельная команда, на этот раз - в парадной форме. Возглавлял ее тот самый капитан, что попросил Стива сдать оружие. Рядом покуривал полковник от безопасности, и надменно уставился поверх голов контр-адмирал Кондрингтон. Поодаль стоял медик. Стива провели и поставили к стенке.
   - Стивен Майкрофт, гражданин несуществующей ныне Конфедерации Драконис, Чужой. По приговору военно-полевого суда, за геноцид против представителей человеческой расы вы приговариваетесь к высшей мере социальной защиты - расстрелу. - Объявил холодным голосом полковник. - Последнее слово говорить будите?
   Стив молчал.
   - Давай, парень, облегчи душу. Выскажи, как ты нас, людишек, ненавидишь. Как презираешь с высоты сотен прожитых лет, как, наделенный супер - возможностями чудесной, правда, Чужой машины, ты смеешься над нашей слабостью. Сейчас можно. Два раза не расстреливают! - усмехнулся холодными глазами особист, выпуская в лицо Стиву струйку сигаретного дыма. - И товарищей твоих мы разоружили. Все. Нет больше драконов.
   - Не о чем нам с тобой разговаривать, - ответил Стив. Ему пока удавалось говорить спокойно. Но бросить палачам в лицо что-то мудрое, циничное и красивое не получалось - предательский предсмертный холодок расползался по телу. Еще обида, боль - ЗАКОНЧИТЬ ЖИЗНЬ ВОТ ТАК? У СТЕНКИ? Расстрелянным своими?
   - Был всю жизнь человеком, человеком и помру. Что бы вы там не сочиняли - человечеству не изменял. Мои честь и совесть со мной. Перекрестился бы, да руки связанны. А силы нашей боитесь - так прямо и скажите. Чего комедию ломать?
   - Да брось, парень, - продолжал выступать особист. - Ты ведь к людям прибежал, только когда тебя самого дома лишили. Негде вам, суперменам, жить стало. Ты за драконов своих мстил, когда Императора свергал и Орден разорял. Потом подругу твою застрелили. И вот пожалуйста - опять все вокруг кровью залил. Потерялись в твоих действиях общечеловеческие интересы. Какой ты нам друг- то? А сила твоя - вот она, в кулаке у меня.
   - Не подругу мою застрелили, а твою Императрицу. Собачится с тобой здесь еще! Приговорили - не тяните. Стреляйте. Бог рассудит, правильно ли я для Земли старался. Его не обманешь, перед ним и отвечу. - Стив сделал глубокий вздох. - Стреляйте уже.
   Особист пожал плечами, бросил окурок на палубу, раздавил его каблуком. Адмирал сморщился от такой бесцеремонности, но стерпел, кивнув капитану - космопехотинцу. Тот поднял руку:
   -Готовься! Целься! Пли!
  Залп семи импульсников полыхнул Стиву в лицо.
  
  
  ЭПИЛОГ.
  
   Могилы всех двух императоров и одной императрицы молодой Империи Земли находились на Новом Новгороде, в усыпальнице собора во имя Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла. Собор же был воздвигнут в стенах обители Чудесного Спасения, на острове Кедровый.
   Когда-то группа первых колонистов, при закладке города Варяжск, плыла по беспокойным водам Янтарного моря. На пути из космодрома Пионерский, их транспорт попал в жестокий снежно - магнитный, так называемый 'стеклянный' шторм. Это редкое природное явление еще не было изучено поселенцами - отказали все средства навигации и связи корабля, сгорела вся простенькая электроника на борту. Несколько дней неуправляемый и посеченный ледяными сосульками корабль носило по штормующему морю. Но, как гласит легенда, все пассажиры того транспорта были людьми верующими. И их молитвы Господу были услышаны. Для скептиков надо признать - во время 'стеклянной' бури, да еще на борту корабля без специальных силовых щитов, изобретенных гораздо позже - атеиста найти было бы вряд-ли возможно. И вот, на третий день злоключений воды успокоились, и колонисты причалили к чудесному, словно восставшему перед ними из утреннего тумана острову. Потрясенные красотой и богатством кедровых рощ, обилием дичи, источниками с целебной водой, бившими у подножий скал, поселенцы воздвигли крест на скале у входа в приютившую их бухту, назвав ее скалой Святого знамения. И остались жить на острове навсегда, основав здесь обитель.
   Шли годы. Монастырь креп и разрастался. Митрополит Новоновгородский освятил эту землю. Места были рыбные и богатые пушниной, а слух о чудотворных свойствах воды из святых источников Кедрового вскоре достиг и крупных городов юной колонии. Князь Андрей Новиков - Северный, первопроходец и открыватель Северного континента планеты, окончил свою жизнь в келье этого монастыря, завещав перед смертью все свои средства на поддержание святой обители. С тех пор и стали хоронить лиц княжеского достоинства на Кедровом.
   Человек, сошедший с лодки на причальном пирсе острова, паломником по святым местам не был. Его интересовало здесь лишь одно захоронение. В руках у него находились две Перистые гвоздики. Отказать старушке, обутой в чудовищную обувь, именуемую здесь 'валенки', и торговавшей цветами из отапливаемого свечкой стеклянного куба, было невозможно.
   Под ногами тихонько хрустел снег. В ослепительно - синем, чистом и высоком небе сверкали золотом маковки куполов. Где-то каркали вороны.
   Внутри собор Святых Апостолов Петра и Павла неожиданно поразил размерами своего церковного зала. Выполненные из разноцветного мрамора пилоны, венчающиеся золочеными капителями с херувимами, разделяли его на три нефа, перекрытых высокими крестовыми сводами. В них светились живописные плафоны с фигурами ангелов. Резной золоченый иконостас царил в церковном зале. Со старинных икон сурово смотрели вниз глаза святых. Горели свечи и лампады. Пахло ладаном. Людей вокруг было не много. Посетитель, одетый в синий мундир ВКФ, сжимая в руках цветы, подошел к надгробиям.
   Красное, из марсианского родонита, с огромным крестом из червонного золота -первого Императора, Александра Смоленского. Зеленый монолит алтайской яшмы, попроще, - для урны с прахом его сына, Виктора. И волнистый, черный мрамор с бронзовым вензелем и печатями - для Ольги Соловьевой, успевшей носить титул Императрицы Земли всего двадцать три минуты.
   Стив горько усмехнулся. Во истину, неисповедимы пути господни... Вспомнился Лопе де Вега: 'Природу трудно изменить. Но жизнь изменчива, как море. Сегодня радость, завтра горе. И то и дело рвется нить'.
   Был момент, когда он считал, что его нить окончательно порвана. До сих пор стояло перед глазами: залп импульсиков ударил ему в лицо...
  
   ...Стив недоуменно огляделся. Солдаты спокойно ставили винтовки к ноге. В ушах стоял звон. Стив поглядел назад: стенка контейнера поверх его головы была испещрена дымящимися лучевыми отметинами. Вниз капал расплавленный металл.
   - Молодец! Поздравляю! Последнее испытание ты прошел! - Особист не наслаждался моментом. Он по-прежнему смотрел на Стива, как на препарируемую лягушку. Подошел, расстегнул наручники. - Адмирал Кондрингтон?
   - Указом Верховного Главнокомандующего армией и космофлотом Империи генералиссимуса Салтыкова, вам, Стивен Майкрофт, присваивается внеочередное звание контр-адмирала Имперского Военно-Космического Флота. После принятия присяги извольте вступить в командование Особой Ударной Группировкой. - Кондрингтон выглядел еще унылее, чем в их первую встречу.
   Адмирал шагнул вперед и протянул Стиву пару новеньких, сияющих золотыи шитьем, адмиральских погон.
   - Местные жители настаивают на представлении вас к ордену Солнечной Короны. Думаю, герои нужны сейчас Империи, - полковник от ВЧК шагнул вперед. И сказал уже не громко, протягивая руку: - Ты ведь хорошо запомнил этот урок, верно?
   Кулак Стива смачно угодил полковнику в челюсть. Солдаты мгновенно схватились за оружие. Адмирал Кондрингтон открыл рот и так и замер. Хорошо же их заставила себя уважать эта ВЧК... Особист тяжело поднялся, выплевывая на палубу выбитый зуб. Жестом он успокоил капитана десантников, чей палец побледнел на спусковом крючке табельного бластера.
   - Прощаю, - прошамкал Смирнов. - Не заедь ты мне в морду, я бы даже засомневался, что ты именно тот человек, что нам нужен. Долбанные аристократишки - белоручки вокруг... Но запомни - всю норму моего личного понимания ты только что исчерпал. Перед новой властью сейчас отвечают все - невзирая на происхождение и былые заслуги. Империи нужен сейчас волкодав. ТЫ. Но, если не будешь сидеть на цепи и знать свое место - шлепнем мы тебя, как паршивую собаку. ЛЮБОГО из вас. Я доходчиво объясняю?
   - Да. - Помедлив, процедил сквозь зубы Стив. - Я запомнил твой урок. Не сомневайся.
   И Особая Авианосная Группировка Империи всей своей мощью ударила по Чжунхуа.
  
   - И снова с вами Том Банч и Андрей Кислицин, Первый Имперский Канал. Мы ведем свой прямой репортаж из зоны боевых действий. Напоминаем, что интерес граждан Империи и Независимых миров к происходящему настолько велик, что наш канал получил эксклюзивное право на прямую трансляцию с мест событий. А это значит, что в нас вложено огромное доверие! Ну, Первый вас некогда не подводил, не так ли? Никакой политики, мы делаем новости и представляем только неопровержимые и подтвержденные факты. Андрей?
   - Непосредственно сейчас мы все можем наблюдать, как тяжелые корабли нашего героического космофлота ведут огонь главным калибром по передовым космическим укреплениям противника. В одну линию выстроились линкор 'Виктори', тяжелый крейсер 'Дмитрий Донской' и линейные крейсера драконов 'Инквизитор' и 'Экзорцист'. Пройдя по ссылке в описании, вы можете посмотреть краткую историю и технические характеристики этих грозных кораблей. Ответный огонь неприятия слабеет.
   - Означает ли это, Андрей, что азиаты вообще слабы?
   - Нет, Том, было бы большой ошибкой так полагать. Наш военный консультант, капитан первого ранга Махоуни, объяснил, что враг был изначально нацелен на внешнюю экспансию, и потому бросил все свои лучшие ресурсы для вторжения в Тау Копьеносца. Где их героически уничтожили в тяжелейших боях призванные на помощь мудростью нашего Верховного Главнокомандующего драконы. Но было бы недальновидно и опасно недооценивать милитаристский фанатизм противника.
   Осталось сломать хребет ненавистному агрессору в его логове! Мы пришли покарать мучителей и палачей наших граждан, отомстить за подлое и коварное убийство Императрицы Ольги! Враг больше никогда не посмеет поднять голову и посягнуть на наши пределы!
   - Да, мы все видели, что эти, не нахожу другого слова, нелюди, натворили на планетах Тау Копьеносца. Репортажи наших корреспондентов об зверствах азиатских оккупантов заставили содрогнуться от ужаса всю цивилизованную галактику!
   - Смотрите!!! Этот яркий взрыв... Мне подсказывают, что это взорвался крупный склад боеприпасов после прямого попадания страшных орудий 'Экзорциста'.
   - Кстати, Андрей, о драконах. Многие наши зрители задают себе вопрос: 'почему вообще нашим героическим флотом командует инопланетянин, чьим именем мы привыкли пугать своих детей?' Не стоит ли нам и дальше боятся этих страшных существ?
   - Том, боятся, несомненно, надо. До дрожи в коленках. Ха-ха. Всем нашим врагам, разумеется. Драконы - это остриё меча нашего возмездия! После выпуска новостей мы покажем 'Специальный репортаж' несравненного Сергея Мамонова, в котором подробнейшим образом будет рассказана история Драконов: 'Чудовищный обман о героях Победы - о чем нам лгали столетиями'. Уникальные данные из рассекреченных правительственных архивов. В нем подробно объясняется, как лживая пропаганда Ордена, из простых людей, положивших за нас свои жизни во временя Вторжения тарнов, стоявших у истоков свержения Диктата, и совершивших еще массу подвигов, сделала врагов человечества. Об их уникальных технологиях и генетических экспериментах. Вся история и трагедия Облака Лафайета! Сейчас предаются огласке многие, неизвестные ранее, кровавые злодеяния Ордена. Но мы не дадим больше переписывать правду! Впрочем, не буду раскрывать интригу. Смотрите внимательно наш сенсационный 'Специальный репортаж' сегодня, в 19. 30. по земному времени.
   -Андрей, я вижу, что -то происходит, корабли меняют позиции...
   - Все верно, Том. Наш консультант подсказывает мне: первая фаза операции 'Багровый рассвет' завершена. Вы можете видеть, как с борта ударного авианосца 'Акицу Мару' стартуют эскадрильи штурмовиков и торпедоносцев. Скоростные, маневренные, вооруженные тяжелыми торпедами и пушками, они завершат полный разгром космических крепостей противника.
   - Но Андрей, мы все знаем, какой урон понес личный состав нашего флота от Орденских репрессий. Кто сидит за штурвалами этих эскадрилий? Молодые и необстрелянные подростки, как на незабываемом 'Шарнхорсте'? Ведь некоторые 'демократические силы' пытались протестовать против того, что на фронт идут погибать зеленые юнцы!
   -Том, воевать, защищая ценой своей жизни этих самых 'демократов', идут не зеленые юнцы, а кадеты летных училищ. Да, эскадрилья 'Мартлет' на шестьдесят процентов укомплектована старшими курсами Аркторнской академии ВКФ, 'Мьёльнир' и 'Сапсан' - почти полностью - слушателями легендарной Высшей Марсианской академии. Ведут соединения в бой немногочисленные летные инструкторы. Пришло время молодых принять в руки оружие их дедов. Бессмертный подвиг экипажа 'Шарнхорста' наглядно доказал - пока не сломлен наш боевой дух, Империя ни перед кем не встанет на колени. Наше дело правое, захватчик будет разбит, победа будет за нами!
  
   Флот прорвался внутрь системы. Вот тут начались другие проблемы - отчаянное сопротивление гражданских лиц и гарнизонов, сражавшихся до последнего заряда в бластере. Массовые попытки камикадзе атаковать тяжелые корабли на всевозможных гражданских звездолетах. Постоянные, самоубийственные атаки 'москитного флота'. Было очевидно, что враг собирается биться до последней капли крови. Стив не собирался нести неизбежно крупные потери при штурме планет. Столичный мир системы был блокирован, по оборонным и стратегическим промышленным объектам, стараясь избежать массовых потерь среди гражданского населения, были нанесены точечные удары. Орбитальные миры, перенаселенные и хрупкие, щадили, насколько это было возможно. Авианосец для завоевания и удержания превосходства во внутрисистемной кубатуре пространства - вещь незаменимая. Но...
  
   Полковник Смирнов посмотрел на Стива сквозь облачко сигаретного дыма. Выбитый зуб ему вставили быстро, но их отношения, понятное дело, остались подчеркнуто - официальными
   - У меня прямой приказ Ставки, - начал полковник, туша сигарету. - Доводится вам через меня, потому что вопрос имеет, в первую очередь, политическое значение. Вы, конечно, ознакомились с донесениями флотской разведки об укреплениях дворцового комплекса Цзыцзиньчэна.
   Цзыцзиньчэн, или буквально 'пурпурный запретный город', - огромный дворцовый комплекс, в котором окопался Председатель Верховного Совета господина Чэнь Бяо, правитель созвездия. Вокруг него были стянуты все боеспособные войска, ополчение, развернуты мощные системы противокосмической обороны. Сам Председатель охранялся отборной гвардией - 'терракотовыми тиграми'. Сдаваться они, понятное дело, живыми не собирались. Впрочем, Стив, имея полный контроль околопланетного пространства и достаточное количество ядерных носителей, до сего момента беспокоился не сильно. Старая истина - 'если враг не сдается, его уничтожают'.
   - Так вот, - продолжил полковник Смирнов, с сомнением поглядывая на черно - зеленую сигаретную пачку, - наверху было принято очередное, мудрое и судьбоносное решение. Поскольку в системе проживает несколько миллиардов жителей, устраивать тотальный геноцид было бы несомненным перегибом. Знаю, у тех, видел их 'подвиги' на Тау Копьеносца, есть вполне законное основание полагать, что ублюдки этого вполне заслужили. Но с генеральной линией Ставки не поспоришь, так что ковровых бомбардировок не будет.
   Но и оставлять в глубоком тылу потенциальных народных мстителей было бы недальновидно. Они очень упорные и терпеливые, эти азиаты. Столетиями готовиться, чтобы добиться своего. Выйдут они когда-нибудь второй раз в космос... Поэтому господа политические аналитики решили, что Председатель Чэнь Бяо не должен героически пасть в бою. Он должен 'потерять лицо'. Знаете, что это такое? На всякий случай поясню.
   Особист встал, прошелся по каюте. После недолгих сомнений плохая привычка победила - он вытащил сигарету из пачки, размял и вставил в свой мундштук. Стив знал эти сигареты - растение Herzegovina Flor хорошо росла на Черехе, родной планете генералиссимуса Салтыкова. Последнее время на этот сорт возникла непонятная мода. Некоторые даже пытались набивать этим табаком недавно вернувшиеся в обиход трубки. Но для трубки нужен табак особый, крупной нарезки, иначе он либо очень быстро сгорит, либо вскоре потухнет. Непонятно...
   - Дело в том, что у азиатов есть два 'лица'. Первое -
  'лянь' - лицо как часть тела. То лицо, которые они привыкли видеть в зеркале. Второе - 'мянь', или 'мяньцзы', - можно охарактеризовать как совокупность социально признаваемых претензий человека. Другими словами, это модель поведения, которая перед другими должна представлять их в максимально выгодном свете. За этим, вторым 'лицом', азиаты очень пристально следят, и каждый раз стараются максимизировать его. Самое страшное в их культуре - потерять это второе 'лицо'. Опозорится для верховного лидера, потерять доверие народа, у всех на виду - гораздо хуже смерти.
   Смирнов сделал глубокую затяжку:
   - Наверху решили, что Председателя Чэнь Бяо нужно взять живым. Затем его следует предать публичному, унизительному для него суду. Показать перед всей галактикой, что он и его предшественники жестоко ошибались, а то и злонамеренно обманывали свой собственный народ, когда готовили его к межзвездной экспансии. Что вина за страдания, которые они понесут, живя при постапокалипсисе, лежит на его чудовищных идеях. И всенародно повесить. Не дать возможности исправиться, покончить жизнь самоубийством или отомстить. Тем самым он потеряет 'лицо' навсегда. Он и поддерживаемые им идеи национального превосходства должны полностью утратить авторитет и уважение в обществе. Сумеют исправиться - к ним пришлют миссионеров, одеяла и тушенку. Со временем.
   Еще один, немаловажный факт - правительства Независимых миров - Вайтрана, Нового Таллина и Асакура вторжения так и не начали. Спасенные тобой дипломаты дома были красочны и убедительны. Но их флоты по-прежнему сосредоточены у наших границ, ведут разведку. То, что Чэнь Бяо прилюдно вздернут, должно помочь их лидерам осознать и проникнутся. Задача понятна?
   - Политически - да. Технически - нет. Председатель сидит в окружении фанатично преданной гвардии, в бункере под дворцом, с одной рукой на кнопке от самоподрыва бункера, второй - на каком-нибудь ритуальном мече. Положи я хоть всех своих десантников в лобовых атаках, взять его живым невозможно.
   - Согласно вашему личному делу, у вас есть опыт в подобных мероприятиях, - изобразил 'улыбку' Смирнов. - Приказ Ставки вам понятен? Думайте. Выполняйте.
   Стив хотел сказать, что старого боевого вампира у него больше нет, а без ментального контроля... Потом он вспомнил, с кем имеет дело. Пользуясь постулатами военного времени, ВЧК добивалась "строжайшего наблюдения за проведением в жизнь указов и распоряжений Ставки" четко и максимально эффективно. Было, конечно, одно 'но'. Кровавый Ветер, в свое время, 'покопавшись' в секретных данных их отчетов, выяснил, что на самом деле данная служба не была такой уж жестокой. Казни и прочие репрессии применялись в исключительных случаях, и носили показательный характер, особенно - в первое время. А слухи и сплетни о 'кровавой руке чекистского террора' старательно вбрасывались и формировались... самой ВЧК. И это прекрасно работало. Мысль о том, что кованные берцы запросто затопают ночью у их двери - 'гражданин Сидоров, вы арестованы!' - заставляла чиновников самого высокого ранга больше не чувствовать себя неприкасаемыми. Эффективность их работы усилилась в разы, а 'распил' государственных средств практически исчез. Как результат - разрушенная экономика Империи начала восстанавливаться ударными темпами. Олигархи новую власть боялись, как огня, а тот, кто не воровал и честно работал - любили и даже воспевали (частенько - по собственной инициативе).
   Но, в случае Стива, случай был действительно особым. Поблажек тут не будет. Да и урок, полученный у стенки, холодком отзывался в глубинах памяти.
   Стив вышел из каюты Смирнова, глубоко задумавшись. С тяжелыми мыслями - посылать солдат на верную смерть ради политических прихотей руководства - не самое приятное задание. Особенно, когда лидер противника укрылся за щитом из толп фанатичных поклонников, и на всех частотах рассылает призывы утопить имперцев в реках собственной крови... Стив не сразу понял, что происходит, когда услышал четкие, строевые шаги за спиной.
   - Господин контр-адмирал! Готовы приступать к захвату Председателя. Боевая группа для инструктажа построена. Командир первого управления 'Жало' корпуса 'Азраил', майор Рик Берри.
   Стив помнил лицо этого парня - именно он с напарником, Артуром, вытаскивал Мэри Фрай из лап Ордена на Дриаде. Вот только как он оказался тут, на борту флагмана, да еще с боевой спецгруппой зачистки драконов? Позади майора застыла шеренга из двух десятков бойцов, у стенки аккуратно высился штабель снаряжения.
   - Насколько мне известно, майор, эта операция является совершенно секретной. Я сам узнал о ней десять минут назад. Позвольте поинтересоваться, каким образом вы узнали о ней раньше меня? Ну, а о том, каким образом вы несанкционированно, без доклада проникли на 'Виктори', я строго спрошу со своего начальника службы безопасности
   - Корпус 'Азраил' переподчинен непосредственно Ставке, сэр. Поэтому мы и переброшены к вам для выполнения данной миссии. Ваш караул не виноват, сэр, сами понимаете. Мы пристыковались на новейшем штурмовом стелс-боте, созданном как раз для подобных операций. Л,лиггеры, сэр. Оборудование незнакомое, надо же было испытать? И группе лишняя тренировка не повредит. Зачетное время проникновения на борт и взятия под контроль, (условно), линкора - двадцать семь минут. Зачет группой сдан. Сэр.
   Ну разумеется. Особист не мог не знать, что 'Жало' прибудет для спецоперации. Подождал бы, пока Стив помучается с планированием невыполнимой миссии, а потом достал бы рояль из кустов. Ребята просто рано и скрытно прибыли. Глумиться потихонечку, Смирнов, гад! И стоматолог на флагмане, к сожалению, оказался хороший... Хоть помечтать, как ему снова врезать!
   - Пройдемте. Хватит 'сэров' - разрешаю говорить без чинов. Обсудим детали. И сразу хочу предупредить. Ольга была вашим непосредственным командиром. Она, как и мы с вами, из Облака. Но Председатель нужен живым. И выглядящим для суда бодрым и румяным. То есть - со всеми конечностями, без видимых следов побоев... Так что давайте сразу исключим доклад типа 'при попытке побега, оказав отчаянное сопротивление'...
   Если Рик Берри и выглядел разочарованным, то он умело скрыл это.
   - Но у меня есть для вас бонус, - Стив с майором прошлись вдоль разбирающих снаряжение и чехлы с оружием штурмовиков. - С Председателем в бункере наверняка будет весь его генеральный штаб. Вот они мне ВСЕ живыми как раз и не нужны. Только один, для того, чтобы подписать капитуляцию. Тот, который успеет быстро обмочить штаны при вашем появлении - как раз мой кандидат.
   - Смелюсь предположить, сэр, - они все обгадятся. Или я отправлю своих дармоедов рыть траншеи под кабели. Но смысл приказа мне понятен, - ответил майор.
   - А как вы собираетесь предотвратить попытку суицида? Услышав, что вы вскрываете дверь, Председатель рванет себе героическое сеппуку при всем народе делать. Ну, или взорвет дворец со всеми окрестностями. Какой-нибудь мысленной командой... Ведь план действий, как я полагаю, уже отработан за время перелета? - поинтересовался Стив.
   - Господин майор, разрешите обратиться к господину контр-адмиралу? - раздался позади звонкий, девчоночий голосок. И хлопнул пузырь надутой жвачки. Стив медленно обернулся.
   - Лейтенант-стажер Рита Стекольникова, сэр! - вампирша изобразила 'светскую' улыбку, выпустив при этом клыки. В мочке уха блеснул неуставной черепок. - Моих способностей хватит, чтобы подавить волю нескольких приоритетных объектов. Сэр. В остальном - помочь не могу. Я еще маленькая, сэр!
   - Понятно. Зато слух у вас, как у тысячелетней, стажер. Майор, разместите подразделение, и ко мне. Совещание начнем через... двадцать минут.
   - Сэр, еще одно. - Рик Берри покопался в планшете, и достал небольшой, бумажный конверт. - Приказано вручить вам лично в руки.
   Стив отошел к иллюминатору. Вскрыл послание. И текст, написанный до боли знакомым, каллиграфическим почерком, внезапно поплыл перед его глазами.
  
   Звездный крейсер, или линкор - они царят в огне космических битв. Они красивы, мощны, быстры и смертоносны. А вот к десантно-штурмовым кораблям - требования совсем другие. Медленная и угловатая махина 'Трех Святителей' нависла над обреченной столицей.
   В бронированном брюхе открылся люк, и выдвинулось жерло электромагнитной импульсной мортиры. Прообразом этого осадного орудия сослужили нейродеструкторы тарнов. Мощный импульс обрушился на дворец, нарушая линии связи, управления и прицеливания. Вышли из строя многие батареи и аккумуляторы, заискрили пробои в разрываемых электроцепях, заработали все средства техноблокады 'Святителей'. Обороняющиеся схватились за головы, многие попадали.
   Ударили штурмовики, с дальних позиций расстреливая те зенитно-ракетные комплексы планеты, - те, что удалось обнаружить разведке. Тактические ядерные заряды малой мощности заставили содрогаться стены мощного бункера Председателя. Вот только рядом со дворцом бомбить было нельзя... И вот к поверхности планеты из ангаров транспорта устремились многочисленные десантные челноки.
   Защитники столицы, сплевывая пыль, приготовились к последнему бою. Их было много, а устаревшее оружие не нуждалось в сложной электронике. Снаряд из нарезной пушки или пороховую винтовку электромагнитный импульс не выведет из строя. Столицу окружало несколько общевойсковых и механизированных дивизий. И множество ополченцев - от млада до велика. Повсюду гремел приказ Председателя: 'Столицу врагу не сдавать, биться до последней капли крови!' Вокруг города спешно рыли окопы, устанавливали минные поля и хитрые ловушки. Все подвалы окраин превратились в блиндажи, вся сеть канализации - в линию обороны. Камикадзе обвязывали друг друга взрывчаткой. Империю хотели заставить умыться большой кровью.
   Только десантирование войск было отвлекающим, ложным маневром. Упав из брюха 'Трех Святителей', стелс-бот спецназа, с выключенными двигателями и отключенными активными системами, рухнул прямо на Внутренний Дворец Небесной чистоты. Такой наглости противник явно не ожидал, да и отследить уже не мог. У самой крыши включились посадочные двигатели, и защищенные от сверхперегрузок амортизационными коконами, генетически измененные реаниматором бойцы - драконы остались боеспособны. Из корпуса катера выдвинулись мощные плазменные пушки, и вал пламени принялся пожирать наклонные пагоды крыши, слизнув с них все, вплоть до жёлтой глазурованной черепицы.
   Десант группы 'Жало' высадился на дымящейся, загнутый вверх скат крыши. С помощью взрывчатки был проделан пролом - только так можно было миновать пристрелянные обороняющимися сектора, а так же уберечься от установленных на входах мин и ловушек. Первая группа, построившись 'змейкой', ринулась вниз. Несколько бойцов, закрепившись альпинистским снаряжением за расплавленные статуэтки драконов, на тросах спустилось вдоль стен, уничтожая противника сквозь окна. Полетели гранаты, короткоствольные огнеметы и термобарические гранатометы добавили ужаса и паники растерявшемуся противнику. Схему помещений дворца разведка себе добыла. Вторая группа вскоре пошла следом за первой. Ее основной задачей было бережно доставить прикрытую щитами Риту к шлюзам бункера - при потере вампира вся операция по захвату Председателя была бы обречена. Впрочем, 'слабенькая' Рита помогала, чем могла - волны страха и безволия сковывали действия противника.
   - 'Аметист', я - 'Ясень'. Нахожусь в секторе 'Фокстрот-1'. Внимание! Вижу передвижение крупных сил неприятеля в направлении дворца. Бронетанковые колонны...
   Дымный след ракеты ПВО шахтного базирования прорезал ночное небо. Взрыв, второй...Последний имперский разведчик - беспилотник резко ушел вверх, в отчаянной попытке выйти из атмосферы.
   - 'Аметист'! - Потерянно две... поправка: три машины. Техноблокада работает частично, системы захвата и наведения противника по-прежнему функциональны. Прогнозируем в воздухе крупные и невосполнимые потери.
   - Ну да, - Артур спрятался за штурмовым щитом, который держал его напарник, и с сомнением оглядел счетчик энергоприпасов бластера. - У них тут, пойди, еще стекловолоконные кабели проложены. Значит, поддержки с воздуха и подкреплений не будет. А темп терять нельзя - опомнятся, уроды!
   Рик Берри кивнул, не нащупал на поясе ни одной гранаты, и потащил из ножен за спиной алмазный меч.
   - Пустой!
   Маячок многоножки - робота доставки боеприпасов и медикаментов мигал желтым цветом подбития где-то в Зале Объединения и Мира Цзяотайдянь. Примеру Рика последовали и все остальные члены группы. Дворец сильно тряхнуло, посыпалась пыль - где-то на высокой орбите 'Виктори' молотил по дальним окраинам города главным калибром. Отсутствие хорошей разведки и наведения на цель явно компенсировалось мощью его орудий.
   - Ну что, драконы? Пошли? Последняя баррикада! 'Ночь длинных ножей' объявляю открытой.
   Драконы максимально ускорились - только размытые тени метнулись вниз, перепрыгивая через обугленные трупы гвардейцев. Ударили запоздалые выстрелы, и один из спецназовцев справа от Рика упал, словив импульс. На стены обильно брызнула кровь - 'терракотовые тигры' вырезались безжалостно, профессионально поставленными ударами. Вскоре спецназ добрался до огромного тамбур-шлюза: перехода в подземную часть дворца.
   - Рита, твое время!
   Команда была лишней. Вампирша уже 'работала'. Впрочем, Рик не мог знать, что сидящий по ту сторону железной двери, дежурный офицер с погонами шан-сяо гвардии, давно мог бы одним нажатием сенсора испепелить их группу. Вместо этого, шан-сяо, с сомнамбулическим выражением лица, производил манипуляции, открывавшие гермозатворы обоих шлюзов. Остатки группы, между тем, бросились обыскивать тела гвардейцев на предмет драгоценных гранат и вооружения.
   - Входим!
   Председателя взяли в круглом зале, в компании еще трех, увешанных орденами Тэ Цзи Шан Цзян (генералиссимусов). Их Рита вогнала все в тот же ступор, никто и пикнуть не успел. Хотя на столе мигала зеленым пиктограмма подрыва дворцового реактора. Пока Председателя вязала группа 'А', группа 'Б' осуществила минирование Главного командного пункта противника. Предварительно запустив в оборонную сеть мощный вирус. Затем, централизованно, отключили все управляющие работой сети терминалы. По всем каналам связи пошел фальсифицированный Конторой приказ: войскам прекратить сопротивление. Бахнуло - многоэтажный компьютер центрального управления, наведения и связи прекратил свое существование.
   Артур кивнул Рите. Взгляд трех захваченных генералиссимусов стал осмысленным.
   - Ты, - Артур подошел к первому, на вид - самому напыщенному. - Требуется подписать акт о капитуляции. Юридический документ. Прилюдно. Потом останешься здесь за главного, будешь отвечать.
   - Ты, ван ба дань, грязный вонючий лаовай, сме...
   Выстрел в лоб разнес голову кричавшего, словно перезрелый арбуз. Артур с удивлением посмотрел на хромированный трофейный раритет. Разрывные?
   - Ты? - Артур подошел к следующему.
   - Каковы условия капитуляции? Вы должны обещать...
   Новый выстрел.
   - Опять неверно. Торг здесь неуместен. Капитуляция - полная и безоговорочная.
   - Ты? - Артур подошел к последнему, забрызганному кровью и мозгами сослуживцев, высшему офицеру. Судя по дрожащим губам и бегающим узким и хитрым глазкам, жить он хотел, а демонстрацией условий вербовки проникся.
   -Да, господин. Осмелюсь заявить, господин, - я был обманут и запуган Председателем, но, как солдат, был вынужден выполнять преступные приказы. Исключительно из страха за свою многочисленную семью. Готов всячески загладить свою вину. Тянь Цзи, командующий сухопутными силами созвездия, к вашим услугам.
   - Рик, таможня дает добро. Можем выдвигаться.
   - Орбита, вызываю 'Аметист', я 'Смауг - лидер'. Объект захвачен. Прошу эвакуацию. Имею потери - пятеро двухсотых, один - трехсотый. Над дворцом 'солнечно'. Повторяю...
   И 4-я космодесантная штурмовая дивизия 'Марсианские львы' ударила вниз всей мощью своего железного кулака.
   Веер аэрокосмических истребителей, стартовав с борта 'Акицу Мару', разогнал остатки авиации противника. Авиакрыло ударило по планетарным РЛС ПВО управляемыми ракетами, наводящимися по излучаемому станциями радиолокационному лучу. Когда первый эшелон прорвал остатки системы ПВО, полностью дезориентированной потерей центрального управления из командного бункера, штурмовики 'Громовой пожиратель' залили пламенем подходы ко дворцу. Сминая уникальные насаждения сада Доброты и Спокойствия, из десантных катеров тяжело выпрыгивали на землю вооруженные до зубов космодесентники.
   Том Банч и Андрей Кислицин честно заработали свою премию 'Золотое перо Империи', ведя прямой репортаж из гущи событий. Летающие камеры - дроны успевали выхватить и показать все - и падающие с неба, горящие имперские катера. Штурмующих баррикады в тяжелых 'паладинах' десантников, несущих потери. И окровавленного, трижды раненого 'Марсианского льва', сержанта второй роты Кислицина, водружающего Имперский штандарт на крыше Дворца Небесной чистоты. И, разумеется, - растерянного и испуганного Председателя Чэнь Бяо, которого стащили вниз, по ступенькам, заваленным горами обугленных тел десантников и 'террактотвых тигров'. Выводили Председателя под камеры военных корреспондентов уже не бойцы из спецгруппы 'Жало', а принявшие его из их крепких рук 'львы', - по многим, понятным причинам. 'Без права на славу, во славу Державы'. Впрочем, обиженными себя драконы после того рейда отнюдь не считали...
  
   Подписание акта о полной и безоговорочной капитуляции созвездия Чжунхуа Стив принял в огромном, освобожденном от челноков и оборудования, трюме линкора 'Виктори'. Громада грозного боевого звездолета Империи нависла в небе над пылающей, разрушенной столицей созвездия. Надо сказать, что Стив позаимствовал общую идею данного мероприятия с событий, которые произошли когда-то давно, на Земле, во времена докосмической эпохи.
   Посреди гулкого, пустого помещения стоял накрытый зеленым сукном стол. И только один стул. Позади стола находилась делегация с Тау Копьеносца, по бокам - высшие офицеры флота. В воздухе парили многочисленные камеры - дроны, на технических балконах ангара располагалось несколько десятков имперских и иностранных корреспондентов.
   При общем молчании, адъютант в парадной форме подвел к столу делегацию Чжунхуа. Во главе ее находился тот самый, 'сообразительный' Тянь Цзи из бункера Председателя. С ним прибыло еще несколько дипломатических и военных чинов в разношерстных мундирах и костюмах. В течение десяти минут делегация стояла, склонившись в низком поклоне, под суровыми взглядами всех присутствующих на корабле, как раз напротив делегации с Мидгарда.
   По гулкой палубе к столу подошел Стив. Усевшись на единственный стул, он предложил рукой Тянь Цзи приблизится. Тот неловко склонился над столом, ручка дрожала у него в руках. Он подписал оба экземпляра акта. Расписались и остальные азиатские делегаты. Стив поставил свою подпись. Здесь для него наступало время произносить напыщенную Историческую речь - о несокрушимости Империи, тщетных происках врагов и неизбежной победе добра над злом...
   - Все, не о чем нам больше разговаривать.
   Стив просто встал и ушел. Дело сделано. Пафос и так взахлеб несся от корреспондентов на балконах. Делегация Чжунхуа вновь застывает в поклоне. Остальные имперцы развернулись и молча покинули ангар. В соседнем зале накрывали столы...
   Несколько минут делегация Чжунхуа топталась на месте в одиночестве, в пустом и гулком ангаре. Затем адъютант вручил им черную папку с экземпляром подписанного акта и проводил до катера. Сделали ли они надлежащие выводы - покажет время. 'Срединную цветущую страну всеобщей гармонии народа' ждали тяжелые времена. Помощи им не будет, вплоть до смен нескольких поколений. Пока не поумнеют... Имперские звездолеты снялись с орбит и ушли на базы, домой. Так закончилась эта война.
  
  
  
   Благодарное правительство Тау Копьеносца легко согласилось на предложение Верховного Главнокомандующего Салтыкова принять у себя, на землях опустопустошенного вторжением Ванахейма, драконов. Их звездолеты свели в Особую эскадру. Все, кто выжил в Облаке, могли теперь спокойно и открыто поселится здесь. Но время было неспокойное, тревожное, расслабятся было еще рано. Сэр Генри, впрочем, сказал, что сделает Ванахейм 'Эталоном Имперского экономического процветания'. Наташа Фрай с матерью тоже прилетели сюда жить. Орден Солнечной Короны Стиву так и не дали - его присвоили посмертно фон Фитингофу, весь экипаж 'Шарнхорста' получил высшие награды Империи. Стив счел это справедливым. А Председателя Чэнь Бяо осудили и повесили. В столице Мидгарда, Линдерхофе. По иронии судьбы - виселицу воздвигли совсем недалеко от того места, где застрелился старый канцлер этой планеты.
  
  
   Когда-то давно, Кровавый Ветер говорил, что Стив должен будет принести цветы на могилу Императора. Но могилу Виктора Первого Стив посещать, конечно, никогда не собирался. И вот теперь он стоял перед холодным, черным мраморным надгробием девушки, которую любил. Вместе они много успели совершить. Но им так долго не удавалось быть вместе. У них почти получилось. Даже после смерти она продолжала ему помогать. Корабли драконов оказались в максимально удобной точке для удара по азиатам. Значит, она знала, что вторжение начинается. Граждан Империи, прикованных к прямой трансляции коронации, не только ужаснуло происходящее, но оно и объединило их в едином, патриотическом порыве. И наглядно показало всем людям звериный лик нового, всеобщего врага - Независимые миры. Прекрасный ход. Кто мог запретить теперь Салтыкову навести порядок в Империи самыми эффективными в период развала - жестокими методами расстрелов и репрессий?
   Но хотела ли Ольга ЛИЧНО править Империей? Она сама сказала в свой последний день, что нет. По сути, она - вечный оперативник. Боец, тактик и стратег разведки. Имеющий, благодаря реаниматору, уникальные физические возможности и бесконечно долгую жизнь. Лишится с такими возможностями свободы? Царские приемы, совещания, светская жизнь во дворцах и резиденциях - да, это запросто убьет нормального человека. Чуть медленнее, конечно, чем азиатский посол... Такие, как она, если и управляют империями, то - находясь в тени... Что то она сказала еще, что то постоянно вертелось в голове... что то важное... ВОТ:
   ' - Я из Конторы, а у нас всегда планы чуть глубже, чем видится. Прости, Стив, но ты до сих пор не видел всю картину в целом. А вся магия фокуса - в нацеленной дезориентации'.
   Стоило догадаться. Она знала, что будет вторжение. Могла предвидеть и покушение посла. Аналитики Конторы просчитывают, а когда надо - подталкивают таких людей к нужным для кукловодов действиям. Одеть бронежилет, имитировать ранения - любой мастер от киностудии справится, не то, что спецы. Если бы она предупредила Стива заранее, сыграл бы он так четко свою на роль коронации - под прицелом голокамер информагентств со всей Империи? Действовал бы дальше, без колебаний, столь же жестоко и эффективно? Стив горько усмехнулся. Ведь он держал Ольгу на руках, когда ее сердце перестало боится. Впрочем, наверняка есть у разведки препараты, имитирующие подобные симптомы. Вводящие человека в какую-нибудь глубокую кому. А данные сканеров на руках у медиков? А ЧЬИ это были медики? Подменить тело перед похоронами - совсем просто. Кто лежит сейчас под этим камнем?
   Позади. Него. Шаги. Громкий стук каблуков послышался под сводами гулкого церковного зала. Такой уверенный, такой знакомый. Стив обернулся. Другое лицо, другая прическа, другой цвет волос и глаз. Но он узнал бы ее из тысячи.
   В письме, переданном ему майором Риком Берри перед штурмом дворца Цзыцзиньчэна, было написано:
   Любимый, прости. Я всю жизнь играю в игры, в которых задание и цель всегда важнее личного счастья. Долг превыше всего. Я не могла предупредить тебя заранее- ты бы не справился, не смог претворятся! За это я тебя, наверное, и люблю. Если ты пошлешь теперь меня куда подальше - я пойму, я этого заслужила. Если сможешь принять такой, какая я есть - дай мне знак. Прилетай ко мне на могилу, Самое подходящее место, чтобы воскреснуть. Ты так быстро сбежал с моих похорон на Земле, что я не успела тебе вовремя открыться. Прости за смешной романтизм и дурачество с этим кладбищем, но нормальные, человеческие эмоции - как раз то, что ты принес в мою жизнь. Целую, Твоя Ольга.
   Конечно, он пришел. Наивный? Да. Простил ли он, что его несколько раз использовали, оправдываясь, что все это - для общего дела? Простил. Работа такая. Главное - что жива. Может ли вообще девушка, привыкшая всю жизнь дергать людей за ниточки, искренне полюбить? Да к черту, может, конечно! Женщины вообще являются сочетанием в себе и лучшего, и худшего - и волшебного, и ужасного. Чем и дороги, наверное. Надо всего лишь не забывать слушать голос собственного сердца. Уметь понять и простить.
  
   Стив отшвырнул нелепые гвоздики в сторону. Цветы, кувыркаясь, упали на могилу Виктора. Император получил-таки от него свой поминальный букет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Выложил целиком, отредактировав. Кому не жалко, помогите финансом, не все пиратам зарабатывать!))): https://yoomoney.ru/to/410016123377702
  
Оценка: 5.07*16  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"