Бескровный Максим Витальевич: другие произведения.

Мясное рагу по-ламийски с тушеными овощами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  . ГЛАВА ПЕРВАЯ.
   Это был ее первый полет в качестве капитана. И самой собой разумеется, Татьяна нервничала. Нет, в себе, как в космолетчике, она было вполне уверенна. Планетарные экзамены она сдала на 'отлично'. Маршрут полета был не раз ею пройден. На пару с прежнем капитаном их 'Афалины' - ее отцом. Но отца больше не было в живых. И брать на себя полную ответственность за крохотный экипаж космического корабля и его пассажиров, принимать все самые важные решения теперь предстояло ей. Корабельные железки и навигация всегда давались Татьяне лучше, 'разруливание' возможных межличностных конфликтов - хуже. Толстосумы из центральных миров часто бывали капризны. Но что делать. Капитанское бремя.
   Татьяна взглянула на циферблат наручного компа. До прибытия прыжкового звездолета компании Qantas Airways рейса Земля - Антар - Вирфингем оставалось около получаса. Пока прибывшие на нем туристы пройдут регистрацию и чисто символическую здесь таможню, пока разберутся в расписании внутрисистемных транспортников до Люсарны... Времени для ожидания было предостаточно. Татьяна вышла на воздух, уселась на верхнюю ступень трапа. Пахло теплыми механизмами корабля, в темнеющем небе всколыхнул слабым росчерком тормозной след звездолета.
   Идея заняться пассажирскими перевозками внутри их родного скопления, Беты Алиота, принадлежала, разумеется, отцу. Его Бизнес-план был прост: имелся в наличии транспортный корабль класса 'Дельфин', на покупку которого ушли все сбережения их семьи и еще неплохие 'боевые', полученные отцом после демобилизации. Капитану ударного эсминца, орденоносцу, не раз заходившего торпедировать дредноуты и крейсера насекомых - тарнов, Империя заплатила неплохо.
   И еще: в их созвездии находилась курортная планета, волшебный мир - Люцарна. Добыть в трофеи чрезвычайно красивую, но хитрую рыбу Хе, отведать свежих, а не размороженных деликатесных люцарнских персиков, да и вообще отдохнуть по полной программе на не изгаженной войной и цивилизацией планете, желающих на Земле, Вирфингеме и Аркторне находилось много. Чему немало способствовало то, что созвездие Беты Алиота располагалось на прямом скачковом векторе от Земли. Просто открыли его относительно недавно. Лететь на межзвездном скачковом лайнере - быстро и дешево. Жителям задыхающихся от смога и перенаселенности индустриальных планет - гигантов это очень нравилось.
   Но скачковый вектор приводил земные звездолеты к родной планете Татьяны - Антару. И на Люцарну туристам приходилось добираться на внутрисистемных транспортниках. А путь внутри созвездия занимал около недели. Разумеется, в системе была корпорация, 'оседлавшая' этот бизнес. 'GPK - travel'. С двумя вместительными, комфортабельными кораблями. И собственным гостиничным центром на Антаре. Но запустить чартерные рейсы они не могли себе позволить - обратно пришлось бы гонять много порожняка, и потому летали они по регулярному расписанию, синхронизированному с приходом основных скачковых звездолетов. Часто с Земли приходили дополнительные рейсы, или туристов было больше, чем корабли корпорации могли перевезти. И туристам приходилось 'застревать' на Антаре. Тут и вступал в силу коварный план отца. Его 'Афалина' могла стартовать сразу, как только набиралось минимально подходящее количество пассажиров. Эдакая космическая 'маршрутка'. Преимущество малого бизнеса.
   Пункт два его Бизнес-плана, - у отца был свой, собственный стиль. Винтаж. Его жена, мать Тани, Наталья Сергеевна, была музейным работником - искусствоведом. И когда они нашли на заброшенной свалке космического мусора, откуда и была выкуплена 'Афалина', целый грузовик никому не нужного после войны музейного барахла... Простота и комфортность пассажирских кают и столовой 'Афалины' подчеркивались использованием натуральных или стилизованных под натуральные матерьялов (дерево, кованная медь, бронза, текстиль). Уют старых или специально состаренных деталей интерьера были заслугой матери - на стенах висели старинные, писанные маслом картины, в кают-компании горел почти натуральный, мраморный камин с кованными решетками. 'Фишечек' хватало.
   Ну, и пункт три. У отца был еще один козырь в рукаве. Его фронтовой товарищ, Фриц.
   Фриц был поваром, как говориться, от Бога. Работать бы ему в 'Белом кролике' - самом фешенебельном ресторане Антарской столицы, а со временем и на Землю перебраться! Но Фриц считал, что он перед отцом в неоплатном долгу. Отец 'вытащил его задницу из жуткого дерьма', как сам Фриц неоднократно заявлял. Татьяна не знала деталей этой истории. Настоящие фронтовики никогда не любят рассказывать о войне. А отец часто кричал по ночам во сне. Звал горящих товарищей, успокаивал их, плакал... Насколько Татьяна смогла сделать выводы - эсминец отца был подбит во время прорыва Гренделианского котла. Совершив вынужденную посадку на ближайшей планете, остатки экипажа отчаянно боролись за свою жизнь, не надеясь, в общем-то, на эвакуацию. Спасательного корабля они все же дождались, но при этом им 'пришлось хлебануть дерьма по полной'. С тех пор Фриц и считал себя обязанным 'по гроб жизни'. И с радостью принял предложение пойти коком на 'Афалину'. Готовил он так, что слава об обедах на борту 'Афалины' начала как поставлять отцу новых клиентов, так и накрепко привязывать старых.
   Нашли хорошего навигатора и второго пилота Толика, (нынче ставшего первым пилотом), и отличного механика Петровича, разбиравшегося во всех тонкостях работы двигателей конструкции Решетникова. Дела пошли в гору.
   Вскоре у них на Антаре появился еще один конкурент. Смуглый, наглый, с непонятным акцентом, Ашот попытался перейти им дорогу. Брал дешевизной перелета и быстрой скоростью доставки. Был готов перехватывать пассажиров из-под самого носа, и возить их чуть ли не по одному.
   Но недавно Ашот пропал. Его 'Ласточка' вылетела две недели назад с Антара, а на Люцарну так и не прибыла. Два члена экипажа, пятеро пассажиров. Скопление было, по космическим меркам, недавно колонизированным, системы слежения, по сравнению с Имперскими - примитивными и устаревшими. В системе имелось еще две, кроме Антара и Люцарны, мало-мальски пригодных для жизни, и слабо заселенные, планеты. Еще - газовый гигант с четырьмя спутниками. И целых три, довольно обширных, пояса астероидов. В общем, затеряться было где. Разумеется, что местные спасатели стояли теперь на ушах, обыскивая систему. Юристы 'GPK - travel' тут же подняли дикий вой о том, что чартерный извоз опасен, и отца нужно немедленно лишить лицензии, а заодно - сделать первым подозреваемым по факту возможного устранения конкурента. Отец, понятное дело, психовал, пытаясь не дать опорочить свой честное имя и спасти семейный бизнес. Нервы обострили фронтовые травмы. И тогда мать с Татьяной решительно настояли - ему нужно сгонять на дачу. Отдохнуть. Спокойно поразмыслить. Отключить связь и новостные каналы. Сходить на охоту, порыбачить. Пожарить шашлыки из свежеподстреленного поросенка Ыы, да под сто грамм...
   Охотник со стажем, ее отец, Александр Петрович Герасимов, не признавал на охоте ни лазерных ударников, ни автоматических безгильзовых карабинов. Никаких умных прицелов, самонаводящихся пуль и 'тактических' приблуд. Никаких загонщиков - дронов. 'Дай дичи шанс' - был его девиз. Он ходил в лес со стареньким, помповым дробовиком. Сам снаряжал к нему патроны. И когда собаки вдруг выгнали на засидку огромного, матерого секача, бросившегося защищать свое потомство, никаких шансов не было уже у самого охотника. Несколько выстрелов, попавших вепрю в голову, лишь разозлили двухсоткилограммовое животное. А три пары двадцатисантиметровых клыков довершили атаку взбешенного зверя. На той неделе состоялись похороны.
   Звякнул сигнал от туроператора. Первый пассажир приобрел билет на 'Афалину'. За ним второй, третий... Неплохо - семеро! Еще один! Восемь! Пора было готовиться к приему пассажиров, и сообщить Фрицу, на сколько персон накрывать. Отец учил, как разбираться в людях, оценивать каждого пассажира, сразу понять, от кого каких проблем ждать в дороге. И как, заранее, эти проблемы предотвращать. Вот и начнем.
   Пассажиры прибыли на местных автотакси. Первой - совсем молоденькая, спортивного вида кареглазая девушка, подстриженная под каре. Рита Готтлиб. Ультрамодный кожаный наряд (наверняка из шкуры какой-нибудь особо редкой зверушки или рептилии), а на руке - сверхмощный комп от 'Ютлекс динамикс'. Такие работают с имплантированными в мозг девайсами. 'Взломать ЭТИМ не только что систему безопасности 'Афалины', но и звездного рейдера можно' - на всякий случай сделала заметку Татьяна.
   Потом подъехала пожилая супружеская пара. Мистер и мисс Доу. Ну эти - типичные туристы - выживальщики. Молодящиеся и спортивные. Сдали на хранение, как положено, два охотничьих лазерника в фирменных чехлах, и ультразвуковой спиннинг для ловли рыбы Хе (по законам Люцарны считается ручным оружием). Тащили с собой кучу фирменной снаряги - будто на месте купить или взять напрокат нельзя было.
   Затем, на арендованном лимузине, чинно подкатила леди лет тридцати. Писанная красавица, ухоженная и холеная. Госпожа Иванова. Ну да, ну да, так и вериться... В сопровождении молоденькой, с вечно опущенными глазами, служанки - компаньонки. Татьяна хорошо знала таких людей. Вежливая (холодная, как лед) улыбка, безупречные манеры. Но эта безукоризненность мгновенно ставит непроницаемый социальный барьер, указывает окружающим на их место. Аристократка высшей пробы. С Нового Новгорода, скорее всего, там, в основном, княжеские да дворянские семьи обитают. Амурные приключения? Сдали на хранение сумку - сейф. Явно - семейные драгоценности. Лишняя головная боль.
   Прибыл полный и веселый дядька. Обладатель роскошных седых усов. Наговорил кучу комплиментов, поцеловал ручку. Вот с кем проблем не будет! Громогласно представился как мистер Билл Уоллес, землевладелец с Аркторна. Постоянно шутил, всем доволен, но взгляд - пытливый, цепкий.
   Следом подъехал тип явно неприятнее. Мистер Арчер. Старичок весьма преклонного возраста. Какая-то трясущаяся, несуразная походка. Периодически посмеивается, словно прислушиваясь к собственным мыслям. Ногти на руках искусаны. Одним словом - псих какой-то. Но, раз служба планетарного карантина его проверила и пропустила - псих не опасный. Будем держать с ним ухо востро!
   Последние явился мистер Билл Кесседи. Приятный бонус после Арчера. Лет за сорок. Высокий, темноволосый - с легкой сединой на висках. Тоненькие, франтоватые усики и бородка. Одним словом... симпатичный. Дорогой дорожный костюм, багажа почти нет. На вид - весьма обходительный, но серьезный мужчина. На нем - все, можно было стартовать.
   По кают-компании разносился божественный аромат дарлианских специй. На ужин сегодня были: тушеное филе рыбы Ом в грузинском соусе Киндзмари, картофельный салат с лимонным соком и жульен из арарских сморчков с воздушным сыром. Подавалось два сорта аргарского белого вина - Шато Мухаэджи и Шато де ля Марк. Тема ужина должна была ознакомить пассажиров с национальными обычаями Люцарны. Вводная к путешествию, так сказать.
   Пассажиры занимали свои места за огромным, овальным столом. Не все вышли к ужину - 'хакерша' Рита предпочла сделать заказ в каюту. Типичная 'золотая молодежь' - висит в своем виртуале. Таким и через вену питаться можно - вкуса божественной кухни Фрица все равно не почувствует. Только добро переводить.
   Непринужденная беседа - знакомство само собой завязалась под вкусную еду и бокал аргарского игристого. Мерцали лампы, имитируя свет свечей. Трещал огонь в камине. Тихонько тикали напольные часы. Все шло, как обычно. Божественное рыбное филе, томившееся шестнадцать часов в сложном маринаде, и поданное в старинных серебряных блюдах, таяло во рту. Тревожил лишь 'трясун' - даже к салатам не притронулся. А затем вдруг звонко швырнул рыбную вилку на стол.
   - Капитан! Я не ем эту дрянь! - звонко заявил он старческим фальцетом.
   Мистер Кесседи слегка приподняв бровь, демонстративно, и с явным удовольствием, отправил в рот кусок рыбного филе. Леди-аристократка невозмутимо продолжала оперировать столовыми приборами, будто ничего не слышала. Только бриллианты в перстнях сверкали. Остальные явно почувствовали себя неуютно.
   - В чем проблема? - В дверях появилось удивленное лицо Фрица. Его стряпню ругали впервые.
   - Я родом с Сассекса. И у нас, согласно обычаям моего тотем-клана, на ужин должно быть мясо. Желательно - с кровью. Могли бы и поинтересоваться.
   'Мог бы и предупредить' - огорченно подумала Татьяна, наблюдая, как Фриц с опрометью бросился на кухню. Не успели взлететь, а уже - первый промах.
   Разумеется, мясо для скандалиста нашлось. Однако, 'трясун' проглотил его без всякого видимого удовольствия. Усач Уоллес и Кесседи расположились у камина, взяв из шкатулки по эрингтонской сигаре, и потягивая коньяк из пузатых бокалов. Усач мистер Уоллес вообще постарался на славу - весь вечер шутил. Всех разговорил. Умудрился выпытать почти у всех присутствующих - кто чем занимается, кто чем увлекается. В общем, стал полноценной душой компании. Разошлись, по корабельному времени, довольно поздно.
   На утро Татьяна, проверив прямо из своей каюты основное состояние корабля, направилась завтракать. И тут ее перехватил взволнованный пилот Толик.
   - Таня! Петрович пропал! - вдруг заявил он.
   - В смысле - пропал? - не поняла Татьяна. - Как это - пропал? Он же не пьет - закодирован!
   - Ну, не могу с утра найти его, - пояснил Толик. - На вызовы не отвечает, в каюте пусто. На вахту не вышел. Корабль-то у нас небольшой...
   Татьяна вызвала Центральную систему.
   - Капитанский доступ. Определить местонахождение механика Кирилова.
   - Механик Кирилов на борту отсутствует.
   -Э... - совсем оторопела Татьяна, - Время прибытия Кирилова на борт.
   - Вчера, 16.32 по бортовому времени.
   - Время убытия?
   - Кирилов борт корабля не покидал.
   - Тань, - а что если у него приступ случился сердечный? Он ведь с железками по ночам возиться любит. - Толик продолжал лихорадочную деятельность. - Ну или еще чего похуже. Вот Центральная его живым и не видит.
   - Типун тебе промеж ягодиц! - вздрогнула Таня. Но, окончательно проснувшись, наконец сообразила элементарное: - Центральная! Запеленговать аварийный маяк Кирилова.
   Живой ли астронавт, мертвый, - маячок, вшитый под кожу, на борту обнаружиться сразу.
   - Аварийный маяк Кирилова на борту не обнаружен, - невозмутимо продолжала настаивать Центральная.
   - Это просто невозможно! - Татьяна совершенно растерялась. - Так... Ты, Толян, дуй - начинай обыскивать корабль. Тщательно, заглядывай в каждую щель. Начинай с машинного, потом - в трюм. Я - на мостик, пойду тебе навстречу.
   По дороге Татьяну перехватил усатый землевладелец, мистер Билл Уоллес.
   - Доброе утро, капитан! У вас озабоченный вид. И вы пропустили завтрак. Что случилось?
   Татьяна вздохнула. Фриц с утра напек булочек. Затем свиной бекон, нарезанные трюфели и яйца обжарил на масле из трюфелей. Разрезал булочки пополам, водрузил мясо и грибы, залил сверху горчицей собственного приготовления, присыпал шафраном. Еще к завтраку шли омлет из яиц птицы Оммас с мясом лобстера, покрытый сверху черной икрой рыбы Хе, и пончики с желе на основе шампанского Дом Периньон. А какой запах у божественного кофе по-восточному, который подают обжигающе горячим, с отдельным стаканом с холодной воды для запивки, да с финиками, инжиром и сливками в придачу...
   - Все в порядке, сэр. Прибываем по расписанию. Отдыхайте. На борту большой выбор голофильмов. Есть даже бумажные книги. И небольшой спортзал имеется. - Как можно увереннее попыталась говорить Татьяна. Не получилось.
   - Не надо обманывать меня, дочка, - доверительно произнес мистер Уоллес. Однако, его глаза, словно буравчики, просвечивали Татьяну насквозь. - Простите, капитан, но вы слишком юны, что бы обмануть старого путешественника. И если вы попали в... неприятную ситуацию, то дельный совет человека, скажем так... имеющего опыт в межзвездном туризме, вполне вам пригодиться!
   Татьяна вздохнула. Отец, где ты, когда ты так нужен! Такое невероятное ЧП, да еще и в первом полете капитаном! А дядька вроде действительно тертый, такая помощь ей сейчас и нужна!
   И Татьяна поведала мистеру Уоллесу об таинственном исчезновении на борту корабля их механика. Усач задумался.
   - Корабль весь осмотрели? - уточнил он.
   - Толик, что там у тебя?- тут же вызвала пилота Татьяна.
   - Проверил все. Даже в шкафчики со скафандрами заглянул! - тут же отозвался Толик. - Ну, в каюты пассажиров, понятное дело, не заходил. Это - сама давай. Хотя, чтоб Петровича вдруг на амуры потянуло...
   Уоллес вновь немного подумал, затем заявил: - Похоже, напрашивается один вывод. Раз Центральная не помнит, как механик покидал борт и не видит маяка, а это невозможно, - то взломали Центральную. Камеры слежения на борту есть?
   - Нет, - удивилась Татьяна. - Мы непростой народ возим. Под чужими именами часто. Так что в контракте прописано - гарантированная конфиденциальность, записи не ведутся. Экипаж вместе со мной - четыре человека, все годами проверенные. Столовое серебро никто не стащит. Кстати, у пассажирки из четвертой каюты, Риты, двухпотоковый комп на руке. Вот она взломать и могла!
   - Ну, это было бы... слишком очевидно! - проговорил Уоллес. Впрочем, пройдемте, ее навестим. Если вы, разумеется, не возражаете против моего скромного присутствия, юная мисс!
   - Кстати , как там наш вчерашний скандалист? - попыталась перевести разговор на нейтральную тему Татьяна. - Завтраком остался доволен? Бедняга Фриц, я полагаю, всю ночь изучал особенности клан-тотемных кухонь Сассекса!
   - Не беспокойтесь! Ваш повар - подлинный волшебник! Мистер Арчер только тарелки не вылизывал! Выглядел цветущим и умиротворенным! - с удовольствием поддержал разговор Уоллес. До четвертой каюты добрались, болтая о светских пустяках, и Татьяна постепенно пришла в себя.
   - Входите, капитан, - свою дверь Рита разблокировала далеко не сразу. Судя по расширенным зрачкам - они выдернули ее из глубокого виртуала.
   - А вы, мисс, как я погляжу, - опытный пользователь! - тут же вылез вперед мистер Уоллес, сверкая белозубой улыбкой. - Какой у вас мощный комп! Семерка?
   - Девятка Премиум, вообще-то. С какой целью интересуетесь? - холодно поинтересовалась Рита.
   - Эх, ничего в этих новомодных штучках не понимаю! А скажите пожалуйста мне, полному компьютерному чайнику, с помощью такого прибора возможно взломать Центральную систему космического корабля? Ну, такого, как этот, к примеру? - взял быка за рога мистер Уоллес.
   - Такую рухлядь? При наличии специальной программы ее можно взломать и с кофеварки на камбузе. Программы есть в продаже на черном рынке, а нормальный хакер и сам напишет. Боевые крейсера взламывают. Уже научились и трофейные, тарнов, колоть, а у насекомых защита - не чета нашей. А у вас что, стряслось, сбой небось? Халтурами не занимаюсь, средств хватает!
   - Да нет. Просто есть подозрение, что некто посторонний внес некоторые изменения в системы корабля. Не исключено, что речь идет об убийстве!
   Татьяна вздрогнула. Речь о преднамеренном убийстве Петровича впервые предстала перед ней во всем холоде своей реальности. Впрочем, Рита испугалась не меньше.
   - На Люцарне будет следствие. И ваша помощь, проведенная по горячим следам, вам весьма зачтется. Снимет, так сказать, лишние подозрения. К тому же, путешествовать на одном корабле с убийцей - дело малоприятное. То, что сошло ему с рук один раз, ведь может сойти и второй, верно? А на месте следующей жертвы можете быть... вы? - вкрадчиво произнес мистер Уоллес.
   - Что вы конкретно от меня хотите? - Рита бледнела все больше и больше.
   - Найти следы взлома. Ну и попробовать восстановить удаленные файлы. Словом все, что может раскрыть тайну исчезновения человека с борта корабля в открытом космосе. Если наш капитан не против, разумеется, - мистер Уоллес посмотрел на Татьяну.
   Татьяна задумалась. С одной стороны - данная пассажирка и сама под серьезным подозрением. Давать ей доступ к Центральной - не будет ли большой ошибкой? С другой - мистер Уоллес вроде знает, что делает. Дядька тертый, решительный, на такого стоит положиться.
   - Даю добро, - холодно кивнула она. То, что девчонка, скорее всего, моложе нее, назвала Центральную систему корабля рухлядью, ее задело. Головной процессор, 'Уран 7Б' - хорошая машина. Да и систему безопасности она лично обновляла на официальном сайте всего несколько месяцев назад. Ну... не больше, чем пол года с тех пор прошло. Дорого, блин!
   На мостике Рита, нагло усевшись в капитанское кресло, и получив от Татьяны капитанские коды доступа (и всем своим видом показав, что ей это и не нужно-то для входа), принялась колдовать в Центральной через имплантированный в мозг интерфейс. Довольно быстро прозвучал ее вердикт:
   - Был несанкционированный вход. Удален один файл. Восстанавливаю. Файл нес следующую информацию: В три часа пятьдесят две минуты ночи бортового времени активирована печь для удаления отходов. Сожжена органическая масса весом в 83 килограмма 35 граммов. Имеется примесь неорганической массы менее килограмма, по составу - одежда, обувь и маячок. Согласно имеющейся медицинской карте, вес корабельного механика Кириллова М.П. составляет 84 килограмма 76 грамм, что примерно соответствует данной массе.
   У Татьяны потемнело в глазах. Она тяжело плюхнулась в соседнее кресло. Дальнейший разговор она слышала, словно в тумане. Петрович, тихий и добрый дядька, разводивший бегонии в горшках, мертв! Его труп сожгли!
   - Почему разница больше чем в килограмм веса? - не унимался мистер Уоллес. - Сожгли не все? Что может столько весить? Голова? Рука? У нас тут собиратель трофеев на борту? Тогда его и вычислить можно! Если не подкинет кому отрезанную голову...
   - А я что, доктор? - огрызалась Рита. Может, у них на этом драндулете просто весы в печке не откалиброваны! Не удивлюсь!
   - Татьяна! Капитан!!! Немедленно соберитесь! - мистер Уоллес принялся тормошить едва сдерживающую рвотный порыв Татьяну. - На корабле есть замки, которые открываются с помощью биометрических данных? Сетчатки глаз, отпечатков пальцев экипажа?
   - Нет! - Пыталась внятно соображать Татьяна. Есть только сейф в моей каюте. В нем хранятся личные ценности пассажиров, там лежит бластер отца. Ну, и сейф - арсенал, туда положено сдавать огнестрельное оружие пассажирам на время перелета. Если это не сделать - Центральная поднимет тревогу, у нас контрольные рамки на внутренних дверях. Оба сейфа открываются ручным введением кода и сканированием МОЕЙ сетчатки глаза. Петрович, он простой... то есть БЫЛ простым механиком. Он...он...
   - Значит, у меня есть две версии, - начал рассуждать мистер Уоллес, прохаживаясь взад - вперед по мостику. - Первая. У нас на борту убийца - маньяк, убивающий ради трофеев. Опасный психопат. Вторая. Механик случайно стал свидетелем какого-то незаконного действия, и его убрали. А этот недостающий вес - попытка сбить нас со следа, запутать. Что это дает преступнику, спросите вы? Это дает ему время!!! Где мы сейчас находимся в пространстве?
   Татьяна развернула голографическую карту созвездия.
   - Планета Хелена совсем рядом, - она наложила сверху пунктир их курса, который прошел возле четвертой планеты системы. Планета дикая, исследована мало в виду отсутствия коммерческой ценности. Сплошные джунгли. Один космодром на экваторе. Рядом - городок, полное захолустье. Кем населены джунгли - толком не известно. Фермы вроде есть, заимки. У них там по одному шерифу, наверное, на каждый континент.
   - Срочно! Капитан, выходи на связь с Антаром. Доложи следующее: на борту произошло предумышленное убийство. Жизнь пассажиров в опасности. Возможно взятие их в заложники. Пусть высылают патрульный корвет! А мы пока быстро, но незаметно общим корабль на предмет взрывных устройств. Полагаю, ваш Петрович как раз и застал злоумышленника за установкой чего-то подобного. Нас хотят заставить изменить курс и сесть на ближайшую планету. Значит, вот как пропала 'Ласточка' Ашота Акопяна! В таком случае... поиск взрывчатки нужно начинать именно с радиорубки!
   - Центральная! Связь с диспетчерской Антара! Аварийный вызов! - крикнула Татьяна.
   - Устанавливаю!
   Мистер Уоллес бросился к люку. Он почти успел добежать до радиорубки, когда прогремел первый взрыв.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ.
  
   Дальний поисковик ни с каким другим кораблем спутать невозможно. Длинный, совершенно не обтекаемый корпус, состоящий из множества решетчатых ферм, несущих на себе различные по форме и назначению модули. Огромные раструбы мощных двигателей. Все здесь предназначено для скорости и максимально долгого пребывания в автономном полете. Больших поисковиков во всей Империи было три. Их всех построили относительно недавно. Лишь некоторое время назад земным ученым удалось разработать абсолютно, как они уверяли, безопасный способ совместить полет в анабеозе со смертельным воздействием излучения двигателей, работавших на транстрилитиуме. Сразу стали доступны новые горизонты. Корабль, начавший свое торможение в созвездии Одинокой Дамы, носил гордое название 'Посейдон'. Большой поисковый рейдер 'Посейдон'...
   Центральный компьютер сверился с заложенными в него данными и отключил тормозные двигатели Волковского. Звездолет прибывал в заданный квадрат с минимальной погрешностью курса. И сразу замигали лампочки на защитных саркофагах - анабеозных камерах. Пока люди приходили в себя после анабиоза, поисковик успел выйти на высокую орбиту нового, подлежащего исследованию мира. Стартовали исследовательские зонды. Началось полномасштабное сканирование. Империю сейчас, в первую очередь, интересовали редкоземельные ресурсы. Исходя из их наличия, и будет принято решение о целесообразности колонизации планеты. Возможно, Империя построит здесь добывающие и обогатительные заводы, космический терминал и обдерет эту планету, как липку.
   Совещание началось сразу после завтрака - у многих вообще после заморозки аппетита не было. Так, кофейку погонять. Посреди зала для совещаний развернули объемную карту планеты. Данные постоянно прибавлялись и уточнялись - зонды и атмосферные дроны трудились во всю, продолжая разведку. Слово взял на себя начальник экспедиции, господин Олаф Йорсен.
   - Атмосфера на планете пригодна для дыхания. Тяжелых скафандров не потребуется. Начинаем высадку. Вниз пойдем двумя группами. Группа номер один: Смирнов, Окугава, Дюппон, Кашин. Ну и пару бойцов прикрытия. Исследуете этот и этот квадрат. Есть очень серьезные предположения, что здесь имеются залежи транстрилитиума.
  По залу пробежал довольный шум. Транстрилитиум - топливо для звездных кораблей, в исследованной галактике встречался краснее редко. Миновавшая война с насекомыми истощила все стратегические запасы Империи. А без звездных перелетов человечество бы быстро скатилась к примитивному варварству. На фоне послевоенной гиперинфляции, терзавшей Земные планеты, вопрос с топливом стоял особенно остро. И, разумеется, за нахождение подобных месторождений поисковикам полагались просто сказочные премии.
   - Группа два, - прервал царившее в зале оживление Йорсен. - В данном квадрате замечена череда холмов, слишком симметричных для созданных природой. Возможно, планета заселена. Впрочем, радиоэфир пуст, работы радаров и прочих техногенных факторов на данный момент не зафиксировано. Если это не туземцы - строения следует исследовать на наличие следов и артефактов других цивилизаций. Потребуются и археолог, и ксенобиолог. Ну и работник Седьмого отдела - для оценки возможной угрозы со стороны туземцев. Состав группы: Соколовский за старшего, Миллет, Кристина Вольф, Арчер. Ну, и еще один охранник... ладно, пусть двое - хватит вам.
   Назначенные во вторую группу понятливо кивнули. Старшим группы шел Игорь Соколовский - зам. начальника Седьмого отдела. Все в экипаже прекрасно знали - под данным названием на борту поисковика числился отдел внешней разведки ВКФ. Боевая подготовка у этих ребят была будь здоров - можно за нападение орд коварных туземцев не опасаться.
   Впрочем, с туземцами вопросы нынче решались быстро. При прежнем Императоре, Александре, с ними еще приходилось церемониться. Резервации там придумывать, не дай Бог какой корреспондентишка вой о массовом геноциде в новостях поднимет! А при Императоре Викторе небывалую силу набрал Орден крестоносцев. Было объявлено, что любые инопланетяне - существа без души, и искоренять их - дело правильное и богоугодное. Так что обнаружься здесь туземцы - судьба их была бы не завидна. Будут работать за зеркальца, стеклянные бусы и питательную луковую похлебку - останутся жить в качестве дешевой рабочей силы. Вздумают артачится - Империя быстро пригонит сюда тяжелый крейсер и наведет конституционный порядок путем массового нанесения ковровых бомбардировок или распылением боевых отравляющих веществ. За транстрилитиумные рудники и людей нынче жалеть никто не будет, не то, что аборигенов.
  'Альбатросы' стартовали. Борт 1 сразу ушел резко в сторону. Борт 2 спланировал над водной гладью.
   - Крис, давай пониже. Пройдем со стороны океана, - скомандовал Соколовский.
   - Не исключаете, что туземцы за нами наблюдают? - с легкой ехидцей уточнила Кристина Вульф, ксенобиолог. Дроны ведь не засекли никакой техногенной активности.
   - Лучше быть готовыми к худшему, мэм. Я исхожу из того, что туземцы засекли торможение 'Посейдона'. Перешли в режим полного радиомолчания, заглушили активные системы и наблюдают за нами. А изображать собой мишень для ракеты мне квалификация не позволяет!
   - Вас хлебом не корми, дай только бедных ученых покошмарить! - прогундел Джек Фридрих Миллет, известный в узких кругах археолог.
   - Кстати, Кристина, почему вы, как ксенобиолог, исключаете возможность того, что цивилизации инопланетян не обязательно быть техногенной? Туземцы вполне могут быть эмпатами, следить за нами силой мысли, а звездолеты сбивать кастуемыми файерболами! - уточнил Крис Арчер, отвечавший за технический отдел группы. В настоящее время он пилотировал 'Альбатрос'.
  - Ну, на Таене мы, помниться, обнаружили колонию псевдонасекомых...
  -ЧТО ЭТО?!! - тревожный возглас Арчера заставил всех вздрогнуть.
   За бортом, где минуту назад беззаботно светило солнышко, действительно разворачивалось нечто эпическое. Зеленые, синие и красные всполохи поднимались вверх с поверхности океана. Небо быстро затягивали иссиня-черные тучи. Прямо по курсу, почти параллельно поверхности воды, ударила ветвистая молния. В воздухе повис желтый, липкий туман.
   Приборы челнока выли тревожными сигналами, все индикаторы мигали желтым и красным.
  - База, я борт 2! База, я борт 2! Мэй дэй! Мэй дэй! - Арчер тщетно пытался вызвать 'Посейдон'. Звездолет не отвечал.
  - Теряем энергию! - Соколовский, сидевший рядом с Арчером, пытался разобраться в сошедших с ума приборах. - Генератор накрывается!
   - Отказ левого двигателя! - сообщил бортовой компьютер.
   - Далеко до берега? - прокричал Соколовский сквозь вой сирен.
   - Порядком. Миль пятьсот! Тут, на карте, вроде острова слева по курсу были, - Арчер хлопнул ладонью по затянутой рябью поверхности экрана. Попробую дотянуть!
  - Отказ правого дви....
   Внезапно наступившая тишина ударила по ушам. Смолкли сирены. Свернулись все мигавшие голографические экраны, пропало изображение, выводившееся на лобовое стекло кабины. Стало темно и неестественно тихо. Лишь за бортом продолжалась фееричная пляска незнакомых сил природы.
   - Мы влетели... или вокруг нас образовалась неизвестная земной науке аномалия. Все приборы и механизмы корабля полностью обесточены. Некоторое время мы еще пролетим, как планер. Дальше - жесткая посадка. - сделал неутешительные выводы Арчер. - Из нас высосало все, даже из резервных аккумуляторов.
  Соколовский поглядел на левую руку. Комп был мертв. Даже фонарик, вмонтированный в перчатку, не зажегся.
  - Сэр! - подал голос боец боевого охранения, Петтерсен, сидевший сзади. - Мой компас!
  Компас на руке солдата был самый простой, магнитный. Но стрелка на нем вращалась во все стороны, как безумная.
   - Садимся на воду! - скомандовал Соколовский. - Челнок герметичен.
   - Рециркуляторы кислорода не работают, - ответил Арчер. Уйдем на дно. Какая здесь глубина - мы замерить не можем. Что если очень глубоко? Баллонов надолго не хватит.
  - 'Посейдон' придет на помощь, пришлет спасателей! - заметила Кристина. - Надо просто немного продержатся!
  - Если аномалия будет активна долго - они даже дрон к нам спустить не смогут! - ответил Арчер. Сколько времени придется ждать?
   - Ну и какие будут предложения? - спросил Соколовский.
  Арчер осторожно пошевелил штурвал. Челнок пока управления слушался. Однако ни высотометр, ни прочие другие приборы не работали. Впереди висела плотная стена желтого марева, поверхности океана видно не было.
  - Я видел впереди, на два часа, цепочку островов. Попробую посадить челнок на воду, рядом с сушей. Утонет он не сразу. Спустим надувные лодки, перетащим все запасы на берег. Удастся сесть у самого берега - челнок послужит отличной базой. Будем запускать сигнальные ракеты. Произведем разведку на лодках. Продуктов и воды у нас недели на две, если сильно не экономить.
   - Действуй, - скомандовал Соколовский. - Напоминаю всем: справа под креслом находиться рукоять пиропатрона. В экстренной ситуации - дернуть рукоять, кресло снабжено парашютом и имеет небольшой запас плавучести. А сейчас всем надеть аварийные ранцы, герметизировать костюмы и пристегнутся.
  Арчер начал осторожно разворачивать челнок к тому месту, где успел разглядеть на экране цепочку островов. Машина стремительно теряла высоту, вот-вот могла клюнуть носом и уйти в штопор. Вокруг продолжался танец красок. Всполохи били со всех сторон. В гигантских тенях, казалось, происходило какое-то непонятное движение, будто кто-то живой ворочался или пробегал, засекаемый лишь краешком периферийного зрения. Внезапно ударила еще одна гигантская молния, протянувшись от горизонта до горизонта.
   Арчер ослеп. Автоматика, ранее поляризировавшая носовое стекло, не сработала. В глазах стояли яркие сполохи, их неимоверно жгло.
  'Альбатрос' задел левым крылом верхушку скалы. Машину развернуло. Следующий удар пришелся по днищу. Челнок неудержимо тянуло по камням, отрывая куски крыльев и фюзеляжа, ломая антенны. Летели искры. Отломился и улетел в темноту хвостовой отсек. Кресло с археологом Миллетом сорвало с креплений и под истошный вопль последнего вышвырнуло вон. Искореженная и избитая кабина челнока, покачиваясь, остановился на самом краю голой, черной, отвесной скалы, высившейся посреди инопланетного океана.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
  
  
   Толик осторожно вывел 'Афалину' на орбиту Хелены. Работали только маневровые. Для посадки их хватит, для полета внутри созвездия, между планет - нет. Маршевый двигатель был уничтожен вторым взрывом. Первый же взрыв напрочь лишил звездолет всех средств связи. И основных, и дублирующих. Кто бы ни был загадочным диверсантом, своей цели он добился. Другого пути, кроме как садиться на поверхность ближайшей планеты, у экипажа и пассажиров не было. Это при том, что подобные маневры обычно осуществляются следующим образом: диспетчерский компьютер космопорта включает приводной маяк, высвечивает посадочную глиссаду, а в определенной точке коридора берет управление на себя и сажает корабль. Без связи придется садиться в ручном режиме. В общем-то, это запрещено. Можно столкнутся с взлетающим кораблем. Да много чего может при этом случится. Как отнесется местная диспетчерская служба к подобным вольностям - не известно! Но не в джунгли же садиться! Съедят, и глазом не моргнут, даже совсем рядом с городом! Про свирепость хищных динозавров, которые в изобилии водились на Хелене, ходили легенды.
   Татьяна вздохнула. Теперь ей предстояла еще одна миссия - надо было выйти к пассажирам, и доложить обстановку.
   В кают-компании собрались все. Татьяна вновь воздохнула (теперь - для смелости), и вышла на середину.
   - Вынуждена сообщить следующее, - начала она. На борту корабля ночью произошло убийство. Убит наш механик.
  Народ зашевелился. Взрывы, понятное дело, слышали все. Про то, что убит Петрович, из пассажиров знали только мистер Уоллис и Рита.
   - Начнем с главного, госпожа капитан, - кивнул седой гривой мистер Доу. - Нас всех порядком тряхнуло. Что с кораблем?
   - Герметичность корпуса не нарушена, - ответила Татьяна. - Тот человек, что убил моего механика, взорвал маршевый двигатель и уничтожил связь. Двигатель без постановки в док починить не удастся. Вызвать спасателей с Антара или Хелены не удастся. Мы совершим посадку в космопорте ближайшей планеты, Хелены. В настоящий момент ведутся маневровые работы.
   - Я так понимаю, - промолвила аристократка, - что чего-то подобного наш злоумышленник и добивался. Не опасно ли идти у него на поводу? Не говоря уж о том, что один из нас, возможно, - гнусный убийца?
   - А вот это, сударыня, вы очень верно заметили! - воскликнул мистер Уоллис, тоже выходя на середину, и становясь рядом с Татьяной. - Нужно вычислить и обезвредить убийцу до того, как мы совершим посадку.
   - А не много ли вы на себя берете сударь? - лениво поинтересовался Кесседи. - Такие полномочия могут брать на себя только полицейские. Вот и дождемся профессионалов. Пока вас самого не 'обезвредили' - за самосуд.
   - Что ж, вы абсолютно правы! - Уоллис смешно пошевелил усами. - Прошу прощения, что не представился сразу. Но мне было очень интересно понаблюдать за вами, так сказать, инкогнито. Итак...
   Мистер Уоллис достал из кармана кожаное портмоне. Активировал значок. Засияла голограмма с звездой шерифа на фоне двух скрещены ракет.
   - Позвольте представиться. Билл Уоллис, старший космический маршал.
   Татьяна ощутила непередаваемое облегчение. Ну вот, теперь не вся ответственность ложится на хрупкие девичьи плечи! Маршальская служба - это очень серьезно. На космических линиях работают лучшие из лучших. А убийца Петровича пускай теперь трепещет.
   - Ух, ты! Отдыхать летите, господин начальник, или по делу? - поинтересовался Кесседи.
   - По делу, господа, по делу. Около трех недель назад в данном секторе пропал корабль 'Ласточка' некого Ашота Акопяна.
   - Несчастный случай? Места здесь дикие! - заверил Доу. - Могли запросто в астероидах разбиться. Эх, надо было бортом 'GPK - travel' лететь! Следующий раз, кстати, именно так и сделаю. Но разве это все - повод, чтоб тревожить маршальскую службу?
   - Вот только жена одного из 'пропавших в астероидах' (особа не в меру ревнивая, а потому внимательная), и финансовый компаньон другого пропавшего пассажира вдруг обнаружили, что с личных счетов первого исчезнувшего и активов фирмы второго начали пропадать довольно крупные суммы. Так получилось, что летели этим рейсом отдыхать люди не простые - повезло Ашоту. Кредиты переводились на подложные счета, отследить трансферты не удалось. Но переводы произошли уже ПОСЛЕ пропажи бизнесменов. Сами они заплатили, или кто-то из родни выплатил выкуп - неизвестно. Но это - не единичный случай. В соседнем созвездии, Бете Скорпиона, два месяца назад бесследно исчезли три пассажирских внутрисистемных звездолета. Затем исчезновения прекратились. На одном из бортов, кстати, летели еще и вооруженные инкассаторы - везли мифрил с рудников. Так что дело серьезное. Тем более, что подозрение на данном борту вызывали практически все пассажиры.
   - Вот как? - приподняла соболиную бровь госпожа аристократка. - По-вашему, дама с моим положением будет... ну не знаю, ...размахивать бластером и выведывать с утюгом банковские коды?
   - Видите ли, госпожа княгиня Белозерцева, я имею с собой небольшой полицейский архив. Ну и великосветские хроники иногда почитываю. Да, в деньгах вы не нуждаетесь. Но общий склад вашего характера...
   - Что вы имеете в виду, мистер ищейка? - Холод, прозвучавший в голосе княгини, мог бы заморозить довольно крупного кабанчика Ыы.
   - Вашу тягу к адреналину, Ваше сиятельство... Ни в коем случае не хочу вас обидеть. Но. Несколько лет назад вы увлеклись космическими гонками. Самыми опасными - сквозь пояса астероидов Харибды. Инкогнито, разумеется. Сколько у вас кубков Харибды?
   - Один золотой, два серебряных. Бронзу не считала. Это противозаконно?
   - Нет, разумеется. Затем , после краткого увлечения живописью, - пришел период занятий охотой. Вряд ли осталась на ближайших планетах редкая и опасная тварь, которую вы бы не выследили и убили. Ваш второй муж, барон фон Берген, пристрастил вас к этой забаве. Впрочем, на мужчин вы тоже охотитесь. Осмелюсь предположить, что ваш секретный вояж на Лютецию связан с тем, что на этой планете ожидается прибытие яхты Великого князя Дмитрия Алексеевича. Человека, осмелюсь напомнить, состоящего в законном браке, как и вы. О том, что у вас был бурный роман, давно судачат светские сплетники. Впрочем, до скандала не дошло - недавно Великий князь благополучно вернулся в лоно семьи. Вас, судя по спешному секретному выезду, это не устраивает. Вы не можете без риска и адреналина, Ваше сиятельство. Кто знает, как вы еще захотите поразвлечься?
   - Чушь, - фыркнула графиня. - Это совершенно не в моих интересах.
   - Поразмыслив, я тоже пришел к такому выводу. В данной ситуации вы скорее жертва, чем охотник. Впрочем, об этом позже. Семейство Доу. Та же история. Мистер Доу - владелец контрольного пакета акций крупной добывающей компании. В свободное время - а у вас его много, чета Доу увлекается экстремальным туризмом. Говорят, сэр, что у вас огромная коллекция редкого холодного оружия? К тому же, в полицейских досье значится, что вы - мастер ножевого боя. Скажите, сэр, это трудно - отрезать человек голову?
   - Сэр, пока что ваши попытки подогнать под уважаемых людей клише каких-то кровожадных маньяков - притянуты за уши. Вы сказали, что под подозрением все. Что тогда, по-вашему, не так с этим уважаемым дедушкой? - Доу кивнул на забившегося в угол старичка Арчера.
   - Господин Арчер уверял меня в личной беседе, что это его первый полет с родной планеты. Но при взлете, или когда 'Афалина' совершает маневр, он непроизвольно группируется так, как бы это делал астронавт, всю жизнь проведший в космосе. Профессиональный рефлекс, от которого невозможно избавиться. Второе - он заявил, что родом с Сассекса, и потому строго соблюдает тотем-клановые ритуалы. А сам при этом перед едой даже не прошептал мантру, ел при помощи прибора, а не руками, после еды не разбил тарелку.
   - Да, сынок. Обманул я вас, - отозвался старичок. - Просто не люблю я про космос вспоминать. Скажешь - не летал, и расспросов никаких, никто всю дорогу пытать тебя не будет. И с рыбой проклятущей та же история. Скажу что с Сассекса, так сразу мясо несут, долго объяснять не надо, привередой не посчитают!
   - А что вы ее так не любите? Аллергия? - спросил кок Фриц, которого рыбная тема задела за живое.
   - В моих архивах значится, что челнок господина Криса Арчера, во время службы в дальнем поиске, потерпел крушение на голой скале, посреди океана, на неисследованной планете, - избавил старичка от объяснений мистер Уоллис. - Спасти их смогли только через значительный период времени. К тому времени аварийные пайки давно закончились. Питались потерпевшие крушение подножным кормом, имели крайнюю степень истощения. Вот и наелся сей достойный господин всякой морской гадости. Кавалер ордена Колумба, кстати. Не сразу я сопоставил, кто вы на самом деле, прошу прощения.
   Арчер сухо кивнул, принимая извинения.
   - Так кто пират-то? Я, выходит? - Спросила Рита.
   - Вы были под подозрением, юная леди, не скрою, ответил Уоллис. - Ваши... таланты дают вам возможность подтереть данные о том, что печь, уничтожившая улики, включалась. А потом, дабы отвести от себя подозрение, и потянуть время, - 'найти' следы взлома.
   - Так это я или не я? - Рита встала в картинную позу, слегка побледнев.
   - То, что механика прикончили не вы, стало очевидно сразу - вы неподдельно испугались, узнав об убийстве на борту. А если убийство совершил ваш сообщник, то зачем ему действовать так топорно? Возится с закладыванием взрывчатки, рискуя быть обнаруженным, что, собственно, и сделал несчастный Кирилов! Вы вполне могли бы перехватить управление звездолетом, как и узел связи, не выходя из своей каюты. Ваша 'Девятка - Премиум' при наличии специальных программ взлома вполне позволяет лишить капитана и пилота доступа и посадить корабль там, где вам нужно.
   - Боюсь, госпожа капитан, у нас будет с вами серьезный разговор - я буду вынужден подать раппорт о лишении вас лицензии, - продолжил Уоллис, обращаясь к Татьяне. - Вы подвергаете солидных пассажиров риску, используя столь слабые системы безопасности!
   - Остался один я! - Кесседи, усмехаясь, уселся в кресле поудобнее. - Чем я вас насторожил, шериф?
   - Маршал, сэр. Ничем. Вы вели себя вполне естественно, документы у вас в полном порядке. Совершенно мирный обыватель. Жена, дети, скучная работа.
   - Так я вне подозрений?
   - Конечно... нет, сэр! Вы - мой главный подозреваемый.
   - Только потому, что на меня ничего нет?
   - Именно! Абсолютно 'чистых' людей не бывает! Лгут все! Это было так подозрительно...что я взял на себя смелость взять образец вашей ДНК с бокала. Мини-лаборатория у меня с собой. Прогнал по своим базам данных. Документы ваши - отличная липа! Как и измененное пластикой лицо! Ваше настоящее имя - Джон Фейн, он же - 'Потрошитель Джо', он же 'Джон Призрак'! Вы разыскиваетесь в трех созвездиях по обвинениям в вооруженных ограблениях звездолетов и банков, на вас шесть подтвержденных убийств! Общая сумма награды за вашу голову - триста тысяч кредитов. Взять живым или мертвым.
   - Ерунда! Голословный бред! А может... убийца здесь именно вы, а повесить вину пытаетесь на простого обывателя? Долго ли анализы подделать? Не выйдет! Сказки нам всем рассказываете!!! Лаборатории - шмалатории! Ничего, следствие разберется! И учтите, свидетелей здесь полно, улизнуть вам не удастся! Пока не будет веских улик - только попробуйте ко мне прикоснутся. Да и зачем мне вообще весь этот цирк? Ради заложников?
   - Действительно, сэр? - спросил Доу. - Ну сядем мы на космодроме Хелены. Предположим, на космодроме имеются сообщники пирата. Дальше то что? Рядом населенный город. Спрятать шесть человек, пока они не выплатят выкуп - дело долгое. Местные заподозрят неладное, звездолет, торчащий долго без ремонта - уже подозрителен. На борт обязательно поднимутся представители властей, таможенники, ремонтники. Не пустить - вызовут спецназ. Военные пришлют патрульный корвет, и все, орбита перекрыта. Нелепо как-то! Не проще ли было угнать 'Афалину' в пояс астероидов, чтоб не спеша потрошить потом?
   - Думаю, на этот раз они не будут церемонится с заложниками, нас сразу собирались перестрелять и смыться. Оно ведь у вас с собой? - обратился Уиллис к княгине.
   - Не поняла. - Холодно ответила аристократка.
   - Колье 'Сердце Нифилима'. Наследие рода Белозерцевых. В центре - безупречный темно красный бриллиант весом в 215, 47 карат. Огранен в форме сердца. Работа легендарного ювелира Голденберга. Легенда гласит, что этот бриллиант нашли первые колонисты Нифилима. В заброшенном пещерном храме неизвестной, исчезнувшей расы, он украшал голову мерзкого идола. Камень был продан колонией Нефелима на Вирфингем за кругленькую сумму - тридцать миллионов кредитов. Глава богатейшего банковского клана Коппельманов, купивший камень, заказал Голдебергу добиться безупречной огранки бриллианта и сделать это прекрасное колье. 'Сердце Нифилима' подвешено на ожерелье из розовой платины в форме виноградной лозы, с листьями из двадцати редчайших, зеленых бриллиантов.
   Татьяна, открыв рот, слушала мистера Уоллеса. Маршал, между тем, продолжил.
   - Как любое бесценное сокровище, колье имело длинный, кровавый след. Банкир Айзек Коппельман, разорившись, застрелился в собственном кабинете. Наследники выставили колье на закрытый аукцион. 'Сердце Нефелима' приобрел для своей жены, легендарной красавицы Мэри Хилл, правитель богатейшего Независимого созвездия Беты Геракла, Сэм Нолленс.
   Через семь лет на созвездие напал флот соседей из Эль-Куфского халифата. Откупиться от них не вышло. Бравые десантники оккупантов, взяв штурмом столичный дворец, вырезали всю семью правителя Нолленса, а сокровищницу разграбили. Так колье украсило грудь Райханы бинт Умар , девятой, и самой любимой жены халифа Абу Ала аль-Мамуна.
   Вскоре халиф с женами направился на прием для правителей Независимых созвездий, который на Земле давал сам Хуго Карлос де Чарес, глава Земного Диктата. Во время одного из скачков конвой из пяти судов попал в хитрую ловушку пиратов. Охрана конвоя была уничтожена, а яхту шейха взяли на абордаж. Так умерли шейх Абу Ала аль-Мамун и девять его жен, а колье стала носить Алая Сука, легендарная королева пиратов, державшая в страхе добрый десяток созвездий. О ее красоте легенд ходило не меньше, чем о ее извращенной жестокости.
   Пиратский флот настолько обнаглел, что Великий князь Нового Новгорода приказал собрать ополчение. Времена были тяжелые - произошло вторжение боевых роев насекомых - тарнов. Диктат разваливался на части, будущий Император Земли Александр Освободитель водил флоты в отчаянные контратаки, и о короне Императора еще и не помышлял. Так что каждое дальнее созвездие выживало, как могло. Купцы Нового Новгорода, несшие колоссальные убытки из-за пиратских налетов, потрясли мошной и оснастили пятнадцать боевых ладей - аналогов современных эсминцев. К ним присоединилось еще несколько вооруженных торговых судов. Ну и ближайшие созвездия помогли кораблями, какими смогли. Возглавил объединенный флот молодой князь Андрей Белозерцев, предок нашей достопочтенной княгини. В битве у Мутноводной он наголову разбил флот пиратов, а затем нашел и уничтожил логово Алой Суки. Сама королева пиратов погибла на своем флагманском корабле, так как грехов у нее было на добрых два десятка смертных приговоров, и сдаваться смысла не было. Среди многочисленных сокровищ, привезенных из похода, находилось и колье 'Сердце Нефелима'. Которое Великий князь Юрий Константинович лично надел на шею юной супруги князя Белозерцева, княгини Юлии, во время чествования той победы.
   Присутствующие перевели дух, прослушав столь занимательную историю. Мистер Уоллес тем временем обернулся к княгине.
   - Ваше Сиятельство. Полагаю, что когда ваши отношения с Великим князем перешли в столь острую фазу, и, дабы вернуть к себе его расположение, вы бросились в это путешествие. И вы рискнули взять колье с собой. Это все очень романтично, и на князя ваш наряд произвел бы неизгладимое впечатление. Ведь князь - известный любитель редких бриллиантов, крупнейший коллекционер. Тонко. Драгоценность с драгоценностью на шее. Но, как ни печально, о вашем смелом поступке прознал кто-то еще.
   Графиня холодно посмотрела на маршала Уоллиса. Потом перевела оценивающий взгляд на Кесседи - Фейна. И коротко скомандовала:
   - ФАС!
   Ее служанка, тихонько сидевшая в уголке, постоянно молчавшая и занимавшаяся каким-то непонятным рукоделием, внезапно собралась. Пружинисто вскочив на ноги, она в пару прыжков преодолела расстояние до Фейна. В ее руках блеснула пара кривых клинков. (Ирина Тихонова, телохранитель, Лига Свободных Телохранителей Империи, 3 уровень, наемник).
   Выстрел прогремел громко, словно ударила пушка. Голова телохранительницы взорвалась, а безвольное тело отшвырнуло на журнальный столик. Посреди кают-компании застыли Фейн и маршал Уоллис, наставив друг на огнестрельное оружие. Как и когда они успели его выхватить, Татьяна разглядеть не успела - настолько быстро это произошло.
   - Похоже, у нас мексиканская ничья, шериф! - с улыбочкой проговорил Фейн. Чертова амазонка - телохранительница спутала мне все карты. Иначе валятся бы вам с дыркой в башке. У меня самая быстрая рука на этих территориях.
   - А вот я предпочитаю женщин. Ну что ж - маски брошены. Ваш револьвер, как и мой игломет, сделаны из керионского пластика. Их можно спокойно проносить через рамки сканеров любого космопорта, занести на борт корабля, - не засекут. Вот только мое оружие - табельное. А ваше - сделано на заказ. За бешенные деньги, судя по гравировке. И его ношение незаконно - пять лет каторги, это минимум. По-прежнему будите утверждать, что вы - скучный обыватель с ипотекой и больными детьми, и это была самооборона?
   - Да нет, старик. Не буду. Но что дальше? Я моложе, и быстрее тебя. Предлагаю: твоя жизнь и жизнь заложников в обмен на колье. Тогда никто сегодня не умрет - даю слово. Я заберу колье и уйду.
   - Не верю я слову бандита и убийцы! И не будьте так уверены, 'юноша'. Лучше оглянитесь назад!
   - Чтобы я, и купился на такую дешевку?!! - засмеялся Фейн, однако его глаза продолжали холодно буравить глаза маршала, и револьвер не дрогнул.
   В этот момент мистер Доу подскочил к нему сзади, двигаясь широкими и бесшумными прыжками охотника. Черный охотничий нож прижался к горлу Фейна. На белоснежную рубашку потекла тонкая струйка крови.
   - Медленно. Очень медленно сними курок с боевого взвода и брось оружие на ковер! - скомандовал Доу. - Три, два...
   Фейн разжал пальцы, и его револьвер упал на пол. Доу с силой толкнул Фейна вперед. В тот же момент загудел подствольный станнер на игломете маршала, и бандит рухнул на ковер, как подкошенный. Уоллис споро заломил ему руки за спину, и застегнул на них наручники.
   - Капитан, давайте приземлятся, - сказал Доу, пряча нож в тактические ножны под пиджаком.
   - Минуточку, - к ним подскочил старичок Арчер. - Нам нельзя садиться на космодроме. Если он под контролем бандитов - они наверняка попытаются отбить своего главаря! Если нет - посадка без средств связи - грубейшее нарушение правили безопасности. Диспетчеры имеют право нас сбить! Их попросту насмерть перепугает звездолет, который, не отвечая на все запросы, ломится вслепую на посадку. Капитан, вы знакомы с параграфом 118 раздела 24 Правил полетов? Тогда подтвердите, что я прав!
   - Да, велика такая возможность! Но там вокруг дикие джунгли. Которые кишат хищниками, там полно всяких нехороших насекомых, вокруг лишь топи и болота! Нас моментально сожрут, мы до людей добраться не сможем! - ответила Татьяна. - И без сигнала о помощи искать даже не будут!
   - Есть один вариант! - гордо произнес Арчер. - На этой планете живут мои друзья - бывшие сослуживцы. Так, что-то вроде дома отдыха для астронавтов, пенсионеров - поисковиков. Я как раз собирался их навестить - на обратном пути с Люцерны. У них есть рация для связи с городом и ближним космосом, пассажирский глайдер и несколько лодок. Вполне можем вызвать полицию, или разведать, что твориться в городе - вдруг полиция с бандитами заодно? Они ведь готовились, могли подкупить и шерифов, и даже губернатора! А у Кристины что-то вроде санатория, полно свободных номеров!
   - А как там сесть? Посадочная площадка есть? - Спросил Толик. - Давайте координаты.
   - Сядем на воду. Санаторий на берегу реки. Уважаемая госпожа капитан! Не сочтите за наглость... пустите меня за штурвал! Дорогу помню! Летные права у меня есть. Давно не летал, но продлял - вдруг пригодятся! Руки то помнят!
   Старичок, пылая робкой надеждой, достал из портмоне карточку пилотского удостоверения.
   Татьяна, с сомнением посмотрев на дедулю - вспомнила, как его трясло по прибытии на борт, и нехотя кивнула:
   - Толик, страхуй ветерана внимательно!
   Мистер Арчер гордо расположился на месте второго пилота, и 'Афалина' нырнула в верхние слои атмосферы. Толик держал напряженные руки на втором штурвале. Но, несмотря на все его опасения, водил пенсионер - поисковик просто мастерски. Звездолет снизился над одним из континентов, пошел вдоль устья широкой реки. Корабль мягко коснулся своим брюхом водной глади, и некоторое время изображал из себя скоростной пароход. В том смысле, что пар от раскаленного корпуса валил - будь здоров! Впереди, сквозь завесу зелени, мелькнуло несколько строений. Нос звездолета коснулся досок причала, снес настил, и корабль замер, лежа на илистом дне. Сияющий Арчер щегольским движением заглушил двигатели.
   - Забираем вещи и выходим! - скомандовал Уоллис, ставя на ноги мотающего головой, все еще оглушенного станнером Фейна. Уоллес повесил на бок вторую кобуру с его револьвером, а на лацкан пиджака нацепил золотой маршальский значок.
   Татьяна прошлась по кораблю. Открыла оружейный сейф, и выдала чете Доу их лазерники, которые они оба тут же расчехлили и проверили. Супружеская пара уже была в полном походном снаряжении, в шляпах с москитными сетками, обвешанная всякими 'тактическими' ножами, фляжками и фонарями - похоже, они получали удовольствие от приключения.
   Потом Татьяна пошла к себе в каюту, достала из второго сейфа отцовский бластер и нацепила кобуру с ним на пояс. Забирать бронированную сумку, в которой, вероятно, хранилось проклятое колье, не стала - княгиня на этот счет инструкций на давала. Ну что ж, в сейфе целее будет. Настроение было мерзкое. Корабль был, конечно, застрахован. Но для первого самостоятельного полета это было полное фиаско. Если, после раппорта мистера Уоллиса у нее и не отберут лицензию, репутации фирмы будет нанесен непоправимый ущерб. Пресса постарается. Кто вообще захочет летать на корабле, на котором совершались убийства и вооруженные налеты? Татьяна, прощаясь, провела рукой по гобеленам. Корабль выглядел разбитым, одиноким и заброшенным. В кают-компании, на ковре, темнело пятно засохшей крови - труп телохранительницы графини лежал сейчас в холодильнике. Одиноко и неожиданно громко тикали напольные часы. От мысли, что где-то здесь припрятана голова Петровича, про которую все успели забыть, ее снова замутило. Глубоко вздохнув несколько раз, Татьяна, последней из путешественников, вылезла на жаркий, источающий сотни незнакомых ароматов, воздух джунглей.
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. Скоро будет. Максим Бескровный, Великие Луки - (в Контакте). Помочь в написании можно и долей малою, ой вей))): https://yoomoney.ru/to/410016123377702
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"