Алмазов Игорь Семенович: другие произведения.

Сценарий фильма "Час быка" (по одноименному роману И.А. Ефремова)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Литературный сценарий художественного фильма "Час Быка" (по мотивам одноименного романа Ивана Ефремова).

  Игорь Герасимов
  Александр Алмистов
  Игорь Алмазов
  Владимир Кириллов
  
  
  Литературный сценарий художественного фильма
  "Час Быка"
  
  По одноименному роману Ивана Ефремова
  
  Примерная продолжительность фильма (с титрами) - 3 ч 30 мин
  
  
  Сцена N 1
  INT - школа, учебный класс.
  День.
  
  Титры на черном фоне (дублируются закадровым голосом): ""Ди пхи юй чхоу - Земля рождена в час Быка (иначе Демона, два часа ночи)".
  Старый китайско-русский словарь епископа Иннокентия.
  Пекин, 1909 год"
  Первую фразу желательно отобразить в виде китайских иероглифов.)
  
  
  Далее следуют короткие клипы (сопровождаемые перед и после - вспышками света) - выдержки из хроники и старых советских фильмов:
  
  Клип: Война с Японией (морской бой - Цусима).
  Клип: Первая мировая война - бегущие солдаты, химическая атака, английские танки.
  Клип: Октябрьская революция, кадры с Лениным, кадры из классических художественных фильмов про революцию и Гражданскую войну, и т.д.
  Клип: Параллельно - кадры счастливого созидательного трудового сверхнапряжения (из кинохроники СССР труда из "Светлого пути, "Весны", "Трактористов" и западная хроника развращенного образа жизни из художественных и документальных фильмов про кризис 30-х, мафию и забастовки.
  Клип: Приход к власти Гитлера и расцвет культа Сталина, параллельно (чередуясь) - "ночи огней" штурмовиков, первомайские демонстрации, советские пионеры и "гитлерюгенд".
  Клип: Вторая мировая (бомбежки городов, воздушные и морские бои, концлагеря, и, наконец, "гриб" ядерного взрыва и бегущие горящие люди в Хиросиме).
  Клип: Войны в Корее, Вьетнаме, Афганистане.
  Клип: Крушение Берлинской стены, снос памятника Дзержинскому, бомбардировки Сербии, атака на небоскребы 11-го сентября, война в Афганистане и Ираке.
  Клип: Современные (в большом количестве и одновременно стартующие из шахт, подводных лодок, самолетов, из космоса) ракеты с ядерными зарядами ... далее следует серия ослепительных вспышек и...
  
  Камера отодвигается назад и "поднимается" вверх, пока в поле зрения зрителя не попадают тени людей на фоне расползающейся в круговую диораму (представляющую собой купол, на внутренних стенах которого проецируются картинки, а сами наблюдатели находятся на стеклянной платформе, как бы в центре событий)... после чего неожиданно вспыхивает свет, стены купола-диорамы приобретают прозрачность, и за ними становится видно морское побережье, город с "футуристической" архитектурой и зеленый парк. В небе проносятся небольшие дискообразные летательные аппараты, напоминающие "летающие тарелки" по современной терминологии (в дальнейшем: "дисколеты"). В самом центре стеклянного купола - торообразный (круг с вырезанной серединой) стол с хрустальным шаром мультимедийного проектора ("ТВФ") и в задумчивости стоящим мужчиной зрелых лет - УЧИТЕЛЕМ - посередине. Вокруг стола сидят 12 учеников, примерно 16-летнего возраста - 7 юношей и 5 девушек (внешность учеников олицетворяет физическое и эстетическое совершенство) с молчаливо-подавленными выражениями на лицах.
  
  Учитель: Мы с вами только что изучили особенности переломного периода истории нашей цивилизации - когда под напором неизбежного хода истории рушились прежние формы общественного устройства, основанные на социальном неравенстве и эгоистическом доминировании одних людей над другими. Всеобщий кризис человечества в конце Эры Разобщенного Мира характеризовался невиданным всплеском насилия, страха, лжи и цинизма.
  
  Тем временем, одновременно (с разных сторон стола) поднимаются девушка и юноша (ЛАРК), похожие друг на друга манерой широко открывать глаза, что придает обоим удивленный вид. Они переглядываются, и юноша поднимает руку, обращенную ладонью вверх, - жест вопроса - и задает учителю вопрос:
  
  Ларк: Правильно ли сказать, что весь исторический опыт утверждает неизбежную победу высших форм над низшими как в развитии природы, так и в смене форм общественного устройства?
  
  Учитель: Да, Ларк. За редким исключением, это так.
  
  Пуна (в нетерпении перебивает учителя): О да! Но какое значение это имеет для тех, чьи следы развеялись пылью миллионы лет назад, не сохранив ничего, чтобы мы смогли понять, как и зачем они уничтожили себя и всю жизнь своей планеты!
  
  Ларк растерянно косится в сторону Пуны и замирает с открытым ртом.
  
  ПУНА (поясняя свою "крамольную" реплику): Когда вы говорите об исключениях, вы имеете в виду случай с планетой Зирда, на которой от цивилизации осталась лишь радиоактивная пустыня?
  
  Учитель (печально): Нет, Пуна, я имел в виду Торманс!
  Перед его (и зрителя) глазами возникает облик той, которая осталась прежней лишь в памяти Гриф Рифта: прекрасная молодая женщина (Фай Родис) в костюме члена экипажа "Темного Пламени". Легкая юная радость исходит от всей ее фигуры, олицетворяющей красоту и любовь... Внезапно, снова, как тогда, на Тормансе, появляется звериный оскал Ген Ши, черные фигуры его карателей, оглушительный треск, стреляющие из автоматов убийцы, искаженное болью ее лицо.
  
  Короткая пауза. Последовательный охват камерой мертвенно бледного лица учителя и сосредоточенных лиц учеников.
  
  Учитель (наконец, взяв себя в руки, сдавлено продолжает свою речь): В свое время открытие этой планеты стало настоящей сенсацией. И дело не только в том, что она оказалась заселенной потомками землян. Понимаете, оказывается, возможно и такое - всеобщая гибель миновала, но тем не менее общество навсегда застыло в своем развитии... И раз это так заинтересовало вас, я предлагаю посмотреть видеоархив с рассказом о нашей экспедиции на Торманс. А завтра мы полетим на место старта "Темного пламени", плоскогорье Реват, к памятнику участникам экспедиции.
  
  
  Сцена N 2
  EXT - узел всепланетной транспортной сети.
  День.
  
  Камера показывает проносящийся в небе многоместный дисколет, направляющийся к возвышающемуся вдали транспортному узлу (висящее в воздухе на высоте 300 метров серебристое торообразное сооружение внешним диаметром примерно 100 метров и внутренним - примерно 30, в проеме которого - плазменное облако).
  Переключение на салон дисколета.
  Ученики сидят на кольцевом диване, расположенном вдоль периметра салона. Каждый из них занимается своим делом: беседуют друг с другом, работают с переносными мультимедийными терминалами (в виде браслетов, формирующих голографический монитор и "виртуальную" панель управления). Учитель сидит неподвижно, его лицо задумчивое и печальное. Перед его глазами встают образы не вернувшихся на Землю участников экспедиции в виде коротких клипов, прерываемых до и после вспышками света, показывающих сцены их гибели.
  Переключение на внешнюю обстановку. Дисколет подлетает к транспортному порталу.
  Переключение на салон дисколета. На панели управления отображается карта мира, усеянная сотнями светящихся точек. Камера берет часть евразийского материка более крупно, после чего становится заметно, что две точки выделены мигающим маркером: на побережье Крыма и на полуострове Индостан.
  Переключение на внешнюю обстановку. Дисколет влетает в проем портала.
  Переключение на обстановку возле точки выхода (плоскогорье Реват). Из аналогичного портала появляется дисколет и направляется в сторону.
  
  
  Сцена N 3.
  EXT - плоскогорье Реват.
  Вечер.
  Солнце клонится к горизонту. Погода ясная.
  
  Камера находится возле мемориального комплекса. В небе появляется дисколет и начинает снижение.
  Переключение на камеру, "привязанную" к дисколету. Дисколет, снижаясь, описывает сужающуюся спираль вокруг памятника. Следует панорамный обзор памятника сверху.
  
  Описание местности вокруг памятника: Роща громадных секвой скрывает центр плоскогорья. Тридцать четыре широкие дорожки - по числу главных векторов Великого Кольца - разбегаются из рощи к склонам окружающих холмов из коричневого базальта, отвесно срезанных и покрытых какими-то барельефами. Только две круглые колонны черного гранита отмечают вход.
  Камера в режиме fast-mo перемещается к памятнику, который представляет собой обелиск высотой примерно пять метров, и останавливается метрах в 30 от него.
  
  В небе появляется дисколет, который приближается к месту съемки и плавно приземляется в десяти метрах от точки съемки, между камерой и обелиском.
  Из дисколета выходят ученики во главе с учителем, осматриваются по сторонам, разговаривают друг с другом. Учитель жестом приглашает их пройти к обелиску. По мере того как ученики подходят к памятнику ближе, камера также движется вслед за ними.
  
  Учитель (задумчиво): Сто лет назад мы только начинали осваивать технологии мгновенного перемещения в пространстве. И один из первых "звездолетов прямого луча" - "Темное пламя" - по решению человечества отправился на Торманс.
  
  Показ памятника крупным планом.
  
  Описание обелиска:
  
  Диаметр площадки - примерно 15 м. Высота памятника составляет 5 м, из них 0,5 м - высота постамента. Постамент представляет собой цилиндр диаметром 3 метра. На постаменте бронзовое изваяние модели корабля - звездолет (в форме дисколета) поперечным диаметром 6 м. Звездолет рассечен вертикальной расщелиной на две неравные части.
  
  Вокруг звездолета, под кольцевым выступом, располагаются изваяния 13 человек. Высота фигур соответствует росту нормальных людей. По одну сторону от расщелины стоят пять изваяний, по другую - восемь.
  
  Одна из учениц тихо говорит, указывая на расщелину:
  
  АЙОДА: Это смерть, разделившая погибших на Тормансе и тех, кто вернулся на Землю.
  
  Учитель молча наклоняет голову.
  
  Пуна (указывая на одно из изваяний): Сама Фай Родис, командир экспедиции.
  
  Описание изваяния Фай Родис:
  
  Рядом с разрубом, несколько отдаленная от других, стоит в спокойной подтянутой позе женщина. Легкие складки ее костюма с короткой юбкой облегают ее тело. На левую руку надет универсальный браслет астронавта (ПКС-5). Она смотрит вперед, крупные пряди густых волос спадают на нахмуренный в усилии мысли лоб.
  
  Далее происходит последовательное перемещение камеры вокруг обелиска, крупным планом выхватываются отдельные фигуры участников экспедиции попеременно с лицами обходящих памятник и вглядывающихся в скульптуры учеников.
  
  Описание изваяния Тивисы Хенако:
  
  Тивиса Хенако стоит боком, выставив вперед левое плечо и погрузив руку в пышную гриву волос жестом не то отвращения, не то тревоги. Ее лицо, правильно-овальное, с четко выраженными монголоидными чертами, обращено на зрителей. В раскосых глазах таится сильнейшее нервное напряжение.
  
  Описание изваяния Тор Лика:
  
  Тор Лик свободно и спокойно облокотился на раму люка, а правую руку жестом успокоения и защиты положил на плечо Тивисы Хенако. Он стоит, беспечно скрестив ноги. Фигура и лицо выдает относительно молодой возраст.
  
  Описание изваяния Вир Норина:
  
  Отвернувшись от Тора Линка и склонив крупную голову, Вир Норин простер правую руку перед грудью последнего из пятерки - Гэн Атала.
  
  Описание изваяния Гэн Атала:
  
  Гэн Атал высоко занес обе руки, держащие рукоять меча. Его лицо выражает решимость и угрозу, направленную против врага.
  
  Следующие восемь скульптур находятся по другую сторону расщелины.
  
  Описание изваяния Эвизы Танет и Чеди Даан:
  
  Почти на линии разруба, совсем близко от пяти погибших и несколько отступая от всех остальных, стоят, крепко обнявшись, две женщины. Одна, в полном расцвете сил, одета в обтягивающую тонкую блузку с открытыми плечами и обычные брюки астронавта. Она смотрит искоса из-под опущенных ресниц, горькая улыбка трогает короткую верхнюю губу. К ней прижалась невысокая девушка в полном костюме звездолетчицы, то есть легкой куртке со стоячим воротником и свободных брюках. Она вся напряглась в полуобороте, как бы сдерживая прорывающиеся чувства, и, упираясь бедром в часть какого-то прибора, смотрит на зрителей с гневом, горем и жалостью, в упрямом волевом усилии сжав твердо очерченный крупноватый рот.
  
  Описание изваяния Гриф Рифта:
  
  Гриф Рифт изображен в кресле пилота, с руками, лежащими на условно намеченном пульте. Он повернул полное суровой решимости лицо, исчерченное морщинами раздумья и воли, от приборов к другим статуям, как если бы он внезапно собрался сказать своим товарищам важную, но в то же время недобрую весть.
  
  Описание изваяния Див Симбела:
  
  Рядом, тоже сидящий в кресле, выставив вперед руку с браслетом астронавта, инженер пилотных устройств Див Симбел нагнулся, не сводя глаз с Гриф Рифта. Он изваян в профиль, боком к зрителю.
  
  Описание изваяния Менты Кор:
  
  Мента Кор сидит, уютно свернувшись, поджав под себя ноги, в углу глубокого дивана. Ее широко открытые глаза под низкими бровями устремлены вдаль. Лицо выражает торжествующую уверенность.
  
  Описание изваяния Неи Холли:
  
  Нея Холли присела на краешек выступа, нагнувшись вперед. Резко повернув голову влево, она смотрит как бы на внезапно появившегося врага. Суровая смелость выражается во всей ее гибкой фигуре, одетой в блузу с засученными рукавами, расстегнутую на груди. Ноги, обнаженные по всей длине, перекрещены в явном усилии. Небрежные пряди волос спадали на правое плечо, щеку и частично прикрывали лоб.
  
  Описание изваяния Оллы Дез:
  
  Почти обнаженная, Олла Дез выпрямилась с высоко поднятой грудью, обхватив ладонями очень тонкую талию и опустив глаза. Старинная короткая прическа обрамляет ее суживавшееся к заостренному подбородку лицо. Всезнающая, неласковая усмешка играет на ее губах с ямочками в углах рта. Одно плечо прикрывают тонкие складки высеченного из черного камня шарфа, перекинутого из-под руки за спину.
  
  
  Сцена N 4
  EXT - плоскогорье Реват.
  Вечер.
  
  Солнце зашло, наступили сумерки. Памятник освещают лампы оранжевого света, скрытые в кольцевом козырьке под статуями. Остальные детали окружающей обстановки скрываются во мраке.
  
  Некоторые ученики разбрелись, остановившись перед наиболее понравившимися изваяниями. Другие, отойдя подальше, рассматривают скульптурную группу целиком.
  
  Большинство учеников стоит перед группой не вернувшихся на Землю членов экспедиции.
  
  Стоит тишина, изредка прерываемая шепотом переговаривающихся между собой учеников.
  
  Кими подходит ближе к статуе Фай Родис и склоняется перед ней, как бы прощаясь.
  
  Наконец, ученики медленно, часто оглядываясь, направляются к дисколету. Как только последний из них сходит с площадки, освещение памятника гаснет.
  
  
  
  Сцена N 5
  INT - школа, учебный класс.
  Утро.
  
  Солнце, низко над горизонтом, светит в окна.
  
  Учитель пальцами дотрагивается до настольного дисплея, и на большом экране возникает изображение комплекса правительственных зданий в столице. Камера берет экран все более крупным планом, после чего следует переключение на непосредственное воспроизведение клипа, показываемого на экране.
  
  
  Сцена N 6
  INT - Совет Звездоплавания.
  День.
  
  Клип: Аудитория представляет собой множество рядов в виде концентрических полуокружностей, уровень которых повышается по мере удаления от центра. В центре находится трибуна, над которой распложен большой мультимедийный экран. Камера обозревает аудиторию с задних рядов, постепенно приближаясь к трибуне.
  
  На трибуне выступает ФАЙ РОДИС. Камера, достигнув трибуны, берет ее крупным планом.
  
  Фай Родис: В заключение позвольте рассказать о происхождении названия. Как известно, последний период Эры Разобщенного Мира характеризовался глубоким кризисом общественного сознания. Это было время, когда крушение прежних моральных устоев сопровождалось у многих людей чувством безысходности, обреченности, убежденности в скорой гибели человечества. Характерным примером, имеющим отношение к теме нашего обсуждения, является фантастическая книга Дэвида Линдсея о путешествии на воображаемую планету, где происходит искупление грехов человечества. Эта планета, где жизнь полна мрака и безысходности, была названа Торманс, что на древнем языке означает "мучение"... Вот так и родился миф о планете страданий, дошедший и до наших дней. А после того, как мы получили по Великому Кольцу Галактик первое известие о странной планете красного солнца... Мой учитель, историк Кин Рух, извлек из-под спуда времен этот древний миф, назвав новую планету Тормансом.
  
  Фай Родис, завершив выступление, уходит с трибуны. В зале тишина.
  
  ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ (человек средних лет): Слово предоставляется академику Вэл Хэгу.
  
  На трибуну поднимается ВЕЛ ХЭГ (человек средних лет, с короткой бородой).
  
  Вел Хэг: После всестороннего анализа можно сделать достаточно точные выводы. Несмотря на колоссальную удаленность Торманса, вполне возможно, что те самые три звездолета, которые ушли с Земли в начале Эры Мирового Воссоединения, попали в гравитационную аномалию. Совершив невольное путешествие через нуль-пространство, они очутились в другой области нашей Галактики. В древности говорили, что безумцам сопутствует удача. И действительно, безумное предприятие тех, кто не принял нового общества, кто не захотел покориться неизбежному ходу истории, увенчалось успехом. Гибель этих фанатиков казалась неизбежной, но их спасло чисто случайное совпадение точки выхода с планетой, очень близкой по свойствам к Земле.
  
  На экране возникают кадры кинохроники - репортаж с большой околоземной орбитальной станции. Камера показывает этот клип без непосредственного переключения на экран (из зала).
  Клип: Несколько сот человек с вещами в окружении множества репортеров покидают главный зал и по одному из коридоров уходят по направлению к причальным терминалам станции. Интервью на английском языке с синхронным переводом на русский. Человек с безумными глазами говорит:
  
  БЕГЛЕЦ (возбужденно): Мы - изгнанники. Мы бежим от безумия, которое поразило всю нашу планету, которое разрушило всю нашу привычную жизнь.
  
  РЕПОРТЕР: На что вы надеетесь?
  
  Беглец (возбужденно): Мы не знаем, куда мы летим; главное - подальше от проклятой Земли! В безднах вселенной мы или наши потомки найдем пригодную для жизни планету, и построим там свой счастливый мир!..
  
  Кадры уходящих вдаль трех звездолетов на аннигиляционном приводе. Позади видно ослепительное свечение.
  
  Последовательное наложение крупнейших мировых газет друг на друга. Заголовки на английском, немецком, французском, русском соответственно: "Великий исход", "Бегство в никуда", "Непримиримые". На последней газете отчетливо видна дата: 27 ноября 20.. (обрезка по правой границе кадра). Заголовок: "Побег в прошлое".
  
  Стоп-кадр. Вел Хэг продолжает свое выступление.
  
  Вел Хэг: Описания обитателей Торманса скудны. Экспедиция с планеты в созвездии Цефея смогла получить лишь несколько видеофрагментов...
  
  На экране (без переключения камеры на клип) - кадры перехваченных телепередач - улицы какого-то крупного мегаполиса, по которым идут потоки пешеходов и проносятся легковые и грузовые автомобили. Люди внешне неотличимы от землян, только менее эстетически привлекательны и хуже телосложением, чем представители высокоразвитой цивилизации Земли.
  (Целесообразно проводить съемки на неприметных улицах крупного мегаполиса.)
  
  Вел Хэг: Соотношение шансов на то, что это действительно потомки землян, примерно пять к шести. Если жители Торманса - люди с Земли, то наши и их прадеды дышали тем же воздухом, что и мы. У нас общий генофонд. И если жизнь у них так трудна, как считает Кин Рух, то мы должны действовать решительно. Мнение жителей наших планет таково - 98% высказывается за немедленную отправку экспедиции.
  
  Общий одобрительный гул в зале. На большом мультимедийном экране отображается прогресс-бар, затем крупная надпись: "Решение принято единогласно".
  
  Председательствующий: После этого решать Совету нечего - мы подчиняемся мнению большинства.
  
  Голос с места: А какие полномочия будут у этой экспедиции?
  
  Председательствующий: Как обычно в таких случаях... Если беда жителей Торманса - от невежества, от слепоты познания, тогда пусть они прозреют, и мы будем врачами для их глаз. Если болезнь от недостатка ресурсов на планете, мы предложим им исцелить экономику и модернизировать технику.
  
  Голос с места: А если они не захотят принять нашу помощь?
  
  Председательствующий: Здесь нужен особый такт и терпение. Но я уверен, мы справимся... А теперь, до того, как члены Совета разойдутся по рабочим группам, нам надо окончательно решить вопрос о начальнике экспедиции. Рекомендую кандидатуру ученого-историка, ученицу Кин Руха, специалиста по истории Эры Разобщенного Мира, Фай Родис (камера крупным планом показывает Фай Родис, сидящую в президиуме).
  
  На большом мультимедийном экране отображается прогресс-бар, затем крупная надпись: "Решение принято единогласно".
  
  
  Сцена N 7
  INT - Дворец Искусств, выставочный зал произведений живописи.
  День.
  
  В просторном зале, по стенам которого висят динамические картины (статическое изображение, соответствующее началу клипа, "оживает", развертывается действие, после чего следует возвращение к исходному положению), несколько десятков посетителей - стоят перед картинами, проходят мимо, поодиночке и группами.
  
  Фай Родис и КИН РУХ (на вид 40 лет) стоят перед одной из выставленных картин.
  
  Описание динамической картины:
  На обширном поле рядами стоят гигантские ракеты. Низко нависло пасмурное небо, угрожающе прочерченное острыми пиками боеголовок.
  Люди, трусливо оглядываясь, бегут гуськом к черной пещере глубокого блиндажа.
  На другой стороне диптиха стоят мужчина и женщина, молодые и симпатичные, преклонившие колени на берегу большой реки.
  Женщина прижимает к себе маленького ребенка, а мальчик постарше крепко уцепился за отца. Мужчина обнимает женщину и детей, повернув голову назад, туда, где из накатывающегося облака атомного взрыва высунулся гигантский меч, занесенный над жалкими фигурками людей.
  Женщина не оглядывается - она смотрит на зрителя, на ее лице видна бесконечная тоска обреченности. Не менее сильно выражена беспомощность мужчины - он знает, что все кончено, и только хочет, чтобы - скорее.
  Подпись на английском языке (в виде титров, бегущих "электронной строкой"): "James Stanford. The Last Minute. 2014".
  
  Камера показывает обоих собеседников вместе.
  
  Кин Рух: О чем ты сейчас думаешь?
  
  Фай Родис (немного помолчав): Помните... Когда-то давно, когда я только начинала изучение древней истории, я испытала чувство ужаса и отвращения по мере того, как углублялась в свидетельства той эпохи. Самым ужасным мне казалось отсутствие ясной цели и жажды познания мира у большинства людей, живших среди нагромождения лжи, невежества и предательства. У меня тогда просто опустились руки...
  
  Кин Рух: Ты сомневаешься в своих силах?
  
  Фай Родис: Если на Тормансе действительно нечто вроде узаконенной государственной олигархии, то мне и моим товарищам придется столкнуться лицом к лицу с опасным, отравленным лживыми идеями обществом, где ценность отдельного человека ничтожна.
  
  Кин Рух: Да, на тебя возложена величайшая ответственность. Ты должна будешь со всей присущей тебе глубиной чувств, тактом и нежностью передать заблудшим потомкам родной планеты радость светлой жизни нашего мира. Я уверен: ты справишься... А насчет твоих сомнений - вспомни, как после первого разочарования в работе я, тем не менее, посоветовал тебе продолжить исследования дальше. И как ты открыла для себя все величие общественного прогресса. Вспомни, что больше всего тебя потрясло тогда?
  
  Фай Родис (немного подумав): Я, кажется, начинаю понимать, что вы имеете в виду. Когда я знакомилась с тем, как в неустроенной жизни разобщенного общества выковывались духовные и морально-этические основы будущего мира, я была поражена картиной великой борьбы за знание, правду и справедливость. Я увидела, как в недрах старого общества вызревали зачатки будущего, и поняла: высшая общественная формация победила не случайно!
  
  Кин Рух: И какой вывод ты сделала из этого?
  
  Фай Родис: Сколь бы беспросветной ни была ночь, опустившаяся над обществом, в нем всегда находились люди, которые стремились зажечь в непроглядной тьме свет правды, красоты и духовности. Порой они были в меньшинстве и даже в одиночестве, они подвергались нападкам, насмешкам, глумлениям, им приходилось пробиваться сквозь стену непонимания, равнодушия, отчуждения, а часто и прямого насилия. Ведь это так трудно - идти впереди всех...
  
  Кин Рух: Да, Фай, все это так. В каком бы состоянии ни находилось общество, там обязательно есть подобные люди. И твоя задача - найти их и помочь им. Просто помочь. Порой бывает достаточно малого воздействия, чтобы началось восхождение застывшего в развитии общества из пропасти инферно. Найди тех, кто не смирился, и помоги им! Тебе будет очень и очень трудно, но победа света над мраком неизбежна! Помни об этом!
  
  Фай Родис (подумав): Да, неизбежна, хотя бы потому, что в каждом человеке изначально заложены мечты о прекрасном, сформировавшиеся за тысячи поколений, и подсознание ведет нас сильнее в сторону добра, чем мы сами думаем.
  
  Во время всего этого диалога играет тихая музыкальная тема, со смесь грустных и "зовущих вдаль" мотивов. Пример - финальная мелодия из мультфильма "Властители времени" (Франция, 1982 г.)
  (Здесь и далее для композиторов будут приводиться характерные примеры музыкальных произведений, чтобы лучше понять ход мысли авторов сценария).
  
  
  Сцена N 8
  EXT - плоскогорье Реват.
  Утро.
  
  Солнце находится низко над горизонтом. Обширная предгорная равнина заполнена тысячами людей. В небе проносятся индивидуальные и многоместные дисколеты. Камера, охватив людское море, слегка разворачивается, и в режиме fast-mo (c использованием стробирования и плавным переходом к нормальной скорости) приближается к центру действия.
  
  Титры: "Плоскогорье Реват. 12 мая 2547 года".
  
  В центре плоскогорья на высоте примерно 5 метров "завис" дисколет диаметром примерно 30 м и высотой 10 м. Камера показывает его крупным планом. На борту, ниже поперечного кольца, видны следующие символы: лиловый флаг с изображением планеты Земля посредине, эмблема Великого Кольца Галактик (упрощенное спиралевидное изображение Галактики, на которое наложена кольцеобразная цепочка из 12 красных звезд, расположенных на одинаковом угловом расстоянии друг от друга и соединенных одной линией). Выше поперечного кольца расположено крупное изображение огня темно-лилового, почти черного цвета, и надпись на двух языках (русском - "Темное пламя" и межгалактическом - шахматный прямоугольник, имеющий лиловое обрамление, внутри которого в случайном цветовом порядке расположены мелкие разноцветные квадраты всех цветов радуги).
  
  Возле входа в дисколет стоят Фай Родис, ГРИФ РИФТ, ВИР НОРИН, МЕНТА КОР, ДИВ СИМБЕЛ, ГЭН АТАЛ, НЕЯ ХОЛЛИ, СОЛЬ САИН, ОЛЛА ДЕЗ, ЭВИЗА ТАНЕТ, ТИВИСА ХЕНАКО в костюмах звездолетчиков.
  Описание костюма: фасон, стандартный для отечественной кинофантастики; цвет белый, на груди - слева прямоугольное изображение лилового флага с Землей посредине, справа, симметрично первому, - круглая эмблема Великого Кольца Галактик.
  
  Космонавты поднимают руки в жесте прощания, некоторое время машут руками, затем поворачиваются и уходят под центр висящего над землей звездолета. После этого вокруг землян возникает переливающийся светящийся цилиндр, и они все очень быстро поднимаются на этом своеобразном световом лифте внутрь корабля. Дисколет через несколько секунд плавно поднимается в воздух, зависает на высоте примерно тридцать метров, а затем резко уходит вверх.
  
  Общий план провожающих с небольшой высоты, далее выхватываются отдельные лица, с устремленным вверх взглядом.
  
  Камера поворачивается вверх и несколько секунд направлена вертикально в небо.
  
  Переключение камеры на клип: Величественная панорама Земли из космоса. Повсюду видны высокотехнологичные орбитальные станции, корабли, спутники и иные объекты... С Земли, уходя в перспективу, молниеносно пролетает корабль землян, оставляя за собой светящийся плазменный шлейф.
  
  
  Сцена N 9
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Кабина представляет собой сфероид в верхней части дисколета, с прозрачным куполом, сквозь который виден открытый космос. В центре - рабочие места пилотов корабля. В глубине - "гостевые диваны". Перед каждым из них - виртуальная панель управления, синтезированная с помощью голограммы. На одном из экранов в наглядном виде показаны сводные данные по текущему состоянию полета: скорость (знак "V", семизначное число, резко нарастает с каждой секундой), текущее положение в полярной галактической системе координат (знак "фи", число 3,876725389883, знак "ро", число 0,243619278763, знак "тета", число 0,086776835873), направление движения (знак "X", число 0,536992687653, знак "Y", число 0,455628534198, знак "Z", число 0,042359864363). В центре, над виртуальными панелями, под куполом, "висит" крупная голографическая модель Галактики, яркой красной точкой на ее окраине выделено текущее местоположение.
  
  В креслах сидят Гриф Рифт и Див Симбел, которые управляют кораблем преимущественно с помощью мысленного интерфейса, изредка указывая рукой на какую-либо деталь виртуальных экранов. За их спинами стоит Фай Родис.
  На "гостевых диванах" сидят все остальные участники экспедиции. Наглядные визуальные данные отображаются на большом голографическом экране (впереди).
  
  Раздается сигнал и на одном из голографических экранов мигает надпись: "Расчет курса завершен".
  
  Гриф Рифт поворачивается к Фай Родис и докладывает:
  
  Гриф Рифт: До перехода осталось 6 часов. Пока звездолет находится в автоматическом режиме.
  
  Фай Родис: Хорошо, Гриф. А сейчас я предлагаю обсудить предварительные данные по Тормансу и распределить наши обязанности.
  
  Фай Родис подходит к главному экрану.
  
  На главном экране сначала следует изображение оранжевого солнца Торманса. Затем схематическое изображение планетной системы. Одна из планет увеличивается в размерах, как бы приближаясь к наблюдателю.
  
  Крупным планом показывается поверхность планеты, снятая в разрывах облачного покрова. Сбоку на плоском фрагменте стереодемонстрации отображаются параметры и их значения: диаметр, газовый состав атмосферы, напряженность магнитного поля и т.п. Схематично показывается динамика обращения планеты вокруг своей оси и вокруг светила: ось лежит в плоскости орбиты.
  
  Тор Лик (говорит одновременно с показом изображений): Если растительность и состав атмосферы похожи на наши, то на этой планете жить легко. Здесь не должно быть резких перемен климата, избытка радиации, землетрясений, ураганов и прочих катастрофических явлений, от которых нам так долго пришлось избавляться у себя на Земле. И поэтому мне непонятно, почему все же эту планету назвали Торманс? Говорят, что Кин Рух сделал слишком смелые выводы о жизни на ней, основываясь лишь на предварительных данных.
  
  Гриф Рифт: По оценке экспедиции цефеян, на планете живет около 15 миллиардов человек. Оборот водной массы и характер рельефа свидетельствует о невозможности достойной жизни для столь большого числа людей. Если ими не сделаны или не приняты по Кольцу открытия в области нанотехнологий, то на Тормансе нас ждет голод и нищета.
  
  Фай Родис: Но нам ведь известно, что с Великим Кольцом они не общаются...
  
  Чеди Даан: А отказ в приеме звездолета целой планетой убедительно доказывает существование замкнутой централизованной власти, для которой невыгодно появление гостей из космоса...
  
  Фай Родис: Да уж... Мучения людей в таких природных и социальных условиях просто неизбежны.
  
  Див Симбел: Наверняка они и в этот раз откажутся принять звездолет. Что тогда будем делать?
  
  Фай Родис: Не будем загадывать... Давайте пока разделимся на две группы. На планете вместе со мной будут работать специалисты экспедиции Чеди Даан, Тивиса Хенако, Тор Лик, Гэн Атал, Вир Норин и Эвиза Танет (камера последовательно показывает их лица).
  
  Пауза. Показ камерой всех членов экипажа вместе.
  
  Фай Родис: Остальные будут обеспечивать связь и изучать планету со спутников, которые мы запустим на орбиту планеты... Если же все пойдет благополучно, то каждый из нас станет гостем Торманса.
  
  Олла Дез: А пока надо готовиться к худшему?
  
  Фай Родис (слегка улыбнувшись): К худшему, но не самому.
  
  Гэн Атал: А какое оружие мы будем использовать на планете?
  
  Фай Родис: Постараемся оружие не применять! В крайнем случае, будем использовать защитное поле ПКС-5, парализующий разряд, и наши внутренние резервы...
  
  Одновременно с началом произнесения фразы "и наши внутренние резервы..." камера быстро приближается к руке Фай Родис... Медленным движением руки она "поднимает в воздух" (заставляет левитировать) какой-то небольшой предмет.
  
  
  Сцена N 10
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  В главном кресле сидит Гриф Рифт, в двух других пилотских креслах - Див Симбел и Соль Саин. Поодаль от виртуальных пультов управления, на "гостевых диванах" сидят все остальные участники экспедиции.
  
  Гриф Рифт переглядывается с Див Симбелом и обменивается с ним коротким жестом. Див Симбел утвердительно кивает и сосредоточивает взгляд на голографической панели управления, к которой, в свою очередь, приближается камера и показывает ее крупным планом.
  
  На панели появляется надпись: "Готовность к пространственному переходу".
  
  Камера показывает вид из сплошного куполообразного окна кабины: Панорама открытого космоса (звезды, галактики, газовые туманности, облака темной материи) медленно поворачивается.
  
  На виртуальной панели начинается обратный отсчет, наглядно отображающийся в виде сужающегося круга.
  
  Короткий клип: взгляд на звездолет со стороны открытого космоса. Показывается величественная панорама вышеперечисленных астрономических объектов, которые медленно поворачиваются; посреди экрана, неподвижен относительно его краев - звездолет.
  
  Переключение на внутреннюю обстановку в пилотской кабине.
  
  Круг, символизирующий обратный отсчет, сужается до минимальных размеров.
  
  Взгляд на звездолет из космоса. Корпус звездолета ярко вспыхивает. Впереди него возникает яркое плазменное облако, которое очень быстро разрастается наподобие воронки водоворота. Звездолет исчезает в этой воронке. Воронка очень быстро уменьшается и, наконец, стягивается в точку.
  
  Переключение на внутреннюю обстановку в пилотской кабине.
  
  Участники экспедиции сидят и смотрят на экраны, где отображается текущая информация о полете. Лица у всех чрезвычайно сосредоточенные. Никто не нарушает общего молчания.
  
  Плавный переход камеры от лиц участников экспедиции на голографическую модель Галактики. Яркая точка, символизирующая текущее местоположение звездолета, начинает, оставляя за собой след, быстро передвигаться по ней в направлении точки, находящейся на другой окраине Галактики.
  
  Панорама открытого космоса (звездолет не показывается), символически отображающая полет сквозь Галактику: мимо быстро проносятся астрономические объекты, возникающие из точки перспективы, увеличивающиеся в размерах и огибающие позицию наблюдателя с разных сторон. Камера направлена в точку назначения. Этот клип сопровождает звуковой эффект, символизирующий очень быстрое движение.
  
  Переключение на внутреннюю обстановку в пилотской кабине. Показывается голографическая модель Галактики. Курсор, изображающий положение звездолета, подошел вплотную к точке назначения и слился с ней.
  
  Переключение камеры на панораму открытого космоса. Вдалеке - небольшой диск оранжевого солнца. Темноту космоса разрывает вспышка. Очень быстро расширяется вихреобразное плазменное облако. Из него вылетает звездолет. Плазменное облако очень быстро сворачивается в точку и исчезает.
  
  Переключение на внутреннюю обстановку в пилотской кабине.
  
  Гриф Рифт: Все, переход завершен. Див, как далеко мы вышли от цели?
  
  Див Симбел (указывая на оранжевое светило на экране и слегка подшучивая): Если это солнце Торманса и оно размером с наше, то до него всего 300 - 400 миллионов километров... Это пустяки. Через десять часов будем на орбите планеты.
  
  Переключение на панораму открытого космоса: звездолет летит по направлению к светилу, удаляясь от наблюдателя, пока не исчезает из поля зрения.
  
  
  Сцена N 11
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Клип: Панорама открытого космоса. Далее камера разворачивается влево и захватывает в свое поле зрения планету. Планета - темно-синего цвета. Угловой диаметр соответствует угловому диаметру Земли, видимому с Луны. На небольшом угловом расстоянии от нее - солнце Торманса. Под диском планеты - пепельно-серый диск спутника ("луна").
  Камера разворачивается еще дальше влево, и правая часть планеты выпадает из ее поля зрения. В поле зрения камеры слева появляется звездолет, быстро увеличивающийся в размерах. Камера, в свою очередь, приближается к нему.
  
  Переключение на внутреннюю обстановку в пилотской кабине. Камера попеременно показывает собеседников, по мере очередности в разговоре.
  
  Гриф Рифт: Фай Родис предупредила, чтобы мы подлетали к планете как можно медленнее, с дневной стороны, не излучая никаких сигналов.
  
  Соль Саин (усмехнувшись): Как древние охотники к зверю... Скрываемся, приближаемся тайком.
  
  Див Симбел: Не стоит пока тревожить обитателей Торманса. Если они враждебно настроены к гостям из космоса, то приход "Темного пламени" вызовет возмущение, а ведь нам надо как минимум неделю крутиться вокруг этой планеты, пока не изучим их язык и не ознакомимся с обычаями. Сейчас мы даже не сможем объяснить, зачем мы здесь!
  
  Соль Саин: Цефеяне же объяснили!
  
  Див Симбел: Вероятно, заучив одну-две фразы. И получили отказ. А мы не должны его получить. Торманс - наша цель, а не мимоходом замеченная планета.
  
  Соль Саин: А если они не поймут нас и не примут?
  
  Див Симбел: Там видно будет... Пока что мы приступим к дистанционному изучению планеты. С высокой орбиты будем вести наблюдение и перехватывать передачи. У них нет высоких искусственных спутников, и мы ничего не нарушим в их системе связи.
  
  Соль Саин: А может быть, у них вообще нет спутников, ни высоких, ни низких?
  
  Гриф Рифт: Похоже... Див, запускай наши спутники.
  
  Див Симбел: Запускаю (одновременно производя манипуляции на голографическом терминале).
  
  Переключение на клип: от корабля быстро отделяются несколько малозаметных объектов. Отделение спутников сопровождается характерными для фантастических фильмов звуковыми эффектами.
  
  
  Сцена N 12
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Слышен голос автомата (женский): "Экваториальная скорость планеты гамма 1 дробь 16, период обращения 22 земных часа..." На виртуальных экранах время от времени вспыхивают символы, говорящие о том, что автоматы постоянно исследуют планету.
  
  Камера попеременно показывает собеседников, по мере очередности в разговоре.
  
  Соль Саин: Удивляет количество углекислоты в нижних слоях атмосферы. А сколько еще растворено в океанах!
  
  Тор Лик: Климат здесь мягок и равномерен... Эклиптика Торманса совпадает с плоскостью орбиты, а ось вращения однозначна с ее линией. Это могло бы дать резкую зональность, но Торманс движется по орбите быстрее нашей Земли...
  
  Гриф Рифт (вглядываясь в экран и время от времени нажимая виртуальные клавиши): Нехватка воды может свести на нет все эти преимущества, площадь океанов - пятьдесят пять процентов, а медианный перепад колебаний по глубине - один-два километра. Почти отсутствуют полярные льды.
  
  Тор Лик: Само по себе это еще не говорит о недостатке влаги, будем исследовать баланс испарения и распределение ветровых потоков.
  
  Камера показывает перспективу космоса за остеклением кабины - чужие созвездия, в центре диск Торманса, похожий на Землю, но закрытый облаками, более темной окраски и с почти отсутствующими полярными льдами. Плотная облачность, на экваторе - много разрывов, сквозь которые можно рассмотреть поверхность. Моря занимают широкую область на экваторе, а материки сдвинуты к полюсам. Разделенные меридиональными проливами (морями) материки составляют как бы два венца, каждый из четырех сегментов, расширяющихся к экватору и сужающихся к полюсам, похожих на Южную Америку Земли. Издалека и сверху поверхность планеты производит впечатление симметричности, резко отличной от сложных очертаний морей и суши Земли. Большие реки текут главным образом от полюсов к экватору, впадая в экваториальный океан или его заливы. Между ними видны обширные клинья неорошенной суши (пустынь).
  
  На виртуальных терминалах планета видна более детально; выделяя отдельные участки можно приблизить их еще ближе, вплоть до видимости отдельных человеческих фигур.
  
  Соль Саин (отрываясь от созерцания планеты на экране своего "терминала"): Что скажете, друзья... Диковинная планета?
  
  Тор Лик (пожимая плечами): Ничего диковинного! Более древняя, чем наша Земля, но быстрее вращающаяся. Следовательно, полярный сдвиг материков проходил быстрее и зашел дальше, чем у нас. Все это закономерно, удивительнее другое...
  
  Гриф Рифт (заинтересованно): Обогащение углекислотой при высоком содержании кислорода?
  
  Тор Лик (с некоторой досадой в голосе): Слишком много тормансиане сожгли естественного топлива...
  
  Гриф Рифт: Кстати, Чеди и Фай завершают работу по расшифровке языка тормансиан. Они уже получили достаточно информации. Скорее всего, завтра уже можно будет добавлять в память.
  
  Тор Лик (с легкой улыбкой): Молодцы, оперативно работают... (Выключает "окно" терминала, встает и потягивается.) Достаточно на сегодня. Пойдем в спортзал, разомнемся?
  
  Гриф Рифт: Не возражаю.
  
  
  Сцена N 13
  INT - спортзал звездолета.
  
  Идет короткая сцена "разминки" Гриф Рифта и Тор Лика в спортзале, представляющая собой эффектную тренировку в восточных единоборствах. Клип можно дополнить зрелищными эффектами: Fast-mo, Slow-mo, Flow-mo.
  
  
  Сцена N 14
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Все члены экипажа собрались в пилотской кабине для обучения языку. Процесс обучения - введение информации в мозг посредством компьютера.
  
  Все участники экспедиции садятся в кресла и прижимают затылок к подголовнику.
  
  Фай Родис: Все готовы? Включаю...
  
  (Процесс введения данных в мозг напоминает аналогичный процесс в фильме "Джонни-мнемоник". Процесс "загрузки" сопровождается высокотехнологичным синтезаторным музыкальным фрагментом.)
  (Впоследствии все герои - и земляне, и тормансиане - будут говорить по-русски, подразумевая, что это тормансианский.)
  
  
  Сцена N 15
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Клип: Изображение, видимое сверху, с высоты примерно 50 километров: показывается гигантский город. Контуры самого города и его составных частей - как у столицы США Вашингтона. Последовательное увеличение (эффект стробирования с большими интервалами) вплоть до достижения эффекта присутствия.
  Центр города с многоэтажными зданиями, вплоть до небоскребов. На улицах, заполненных огромным количеством людей и автомобилей, видна суета, сутолока. И здания, и их взаимное расположение, и активность на улицах производят впечатление крайней неэстетичности, непродуманности городской планировки. Практически полностью отсутствует растительность.
  
  Клип: гигантский чадящий завод.
  
  Клип: пригород, чахлые рощи, дороги с пылящими автомобилями; поля, засеянные сельскохозяйственными растениями, унылые приземистые постройки.
  
  Последние кадры показываются в качестве изображения на главном экране в пилотской кабине. Далее камера обозревает диваны с молча сидящими на них и изучающими изображения Торманса участниками экспедиции: Фай Родис, Гриф Рифтом, Оллой Дез, Вир Норином, Тивисой Хенако, Чеди Даан, Эвизой Танет.
  
  Олла Дез: Это их столица. В переводе на наш язык означает "Средоточие Мудрости".
  
  Эвиза Танет (усмехнувшись): В самомнении правителям Торманса не откажешь.
  
  Олла Дез (насмешливо): Кстати, о Тормансе. Жители называют ее "Ян-Ях".
  
  Камера снова приближается к главному экрану и переключается на клип: Улица города. Последовательный показ лиц пешеходов. Люди - либо с хмурыми и озабоченными лицами - передвигаются быстро; либо - группы молодежи с выражением дегенеративной веселости и самодовольства - прогуливаются медленно, часто заходятся в злобном смехе.
  
  Фай Родис (начинает говорить во время показа клипа, далее происходит переключение камеры на нее): Наши спутниковые демографы не подтверждают колоссальной численности населения, подсчитанного цефеянами. Разница в десять раз.
  
  Гриф Рифт (качая головой): Невероятно! В остальном цефеяне показали себя хорошими специалистами. Это или ошибка, или...
  
  Фай Родис: Резкое падение численности. Но тогда это катастрофа, а мы не заметили ничего особенного.
  
  Тивиса Хенако: Не обязательно катастрофа.
  
  Фай Родис: Да, причины могут быть чисто внутренними.
  
  Чеди Даан: Мне думается, внутренние причины - самый худший вид катастрофы.
  
  Камера переводится на главный экран, после чего следует переключение на клип.
  
  Клип: Площадь на холме, вымощенная плитами. Выделенная коричневым цветом дорожка направляется через площадь к лестнице. Уступ, украшенный высокими вазами и массивными столбами из серого камня, всего через несколько ступеней достигает здания. Из двух черных чаш перед входом курится дымок.
  По дороге движется группа молодых людей, размахивая короткими палочками и ударяя ими в звенящие и гудящие диски. Некоторые несут подвешенные на шею плееры с динамиками, из которых доносится какофоническая мелодия.
  Камера приближается к идущим, выделяя среди этой процессии две четы, оглядывающиеся на спутников и дальше на город. На их лицах - выражение тревоги и в то же время удальства. Все четверо одеты в одинаковые ярко-желтые накидки, расцвеченные извивами черных змей с разинутыми пастями.
  Каждый из мужчин подает руку своей спутнице. Продолжая двигаться боком к лестнице, они неожиданно начинают пронзительно голосить. Речь учащенная и совершенно неразборчивая.
  
  Переключение на пилотскую кабину звездолета.
  
  Тивиса Хенако (удивленно): Они воспевают раннюю смерть!
  
  Переключение на обстановку возле дворца смерти.
  
  Процессия медленно приближается к ступеням. У ступеней провожающие останавливаются. Четыре обреченных на смерть человека поднимаются по ступеням и стоят у входа, обернувшись назад и продолжая петь.
  
  Слышен голос Чеди Даан: Высшая мудрость - уйти в смерть полным здоровья и сил, избегнув печалей старости и неизбежных страданий опыта жизни. Так уходят в теплую ночь после вечернего собрания друзей. Так уходят в свежее утро после ночи с любимым, тихо закрыв дверь цветущего сада жизни.
  
  Камера отрывается от лиц обреченных, поднимается вверх, к крыше крыльца, и показывает изображение черепа, лежащего поверх скрещенных костей. Под черепом - гроб. Вся эта композиция заключена в серый равносторонний треугольник.
  
  Переключение на пилотскую кабину звездолета.
  
  Чеди Даан: Они поют, что долг смерти приходит на 101-м году их жизни. Или, по их второму календарю Белых Звезд, который не отличается от нашего земного, после 25 лет. Этих четырех провожают в так называемый Храм Нежной Смерти!
  
  Олла Дез (негодующе): Как может существовать такое общество? Чем выше социальная структура, тем позднее созревает человек. Мы поставили своей целью неограниченное продление жизни и молодости. И мы достигли ее! А это общество, выходит, убивает тех, кто еще не успел по-настоящему узнать, что такое жизнь?!
  
  Вир Норин (взволнованно): На Тормансе довольно высокая техническая цивилизация. Как же они могут срубать деревья, еще не давшие плодов? Это безумие и гибель!
  
  Фай Родис: Вир, перед нами не высшее общество, а элитарная социальная структура. Этот чудовищный обычай, вероятно, имеет самое прямое отношение к перенаселенности и истощению ресурсов планеты.
  
  Чеди Даан: Но ранняя смерть, конечно, уготована не всем.
  
  Фай Родис: Да. Те, кто ведет технический прогресс, должны жить дольше, не говоря уже о правящей верхушке. Ведь на Тормансе четко выражено разделение на два класса: образованных и необразованных... А над ними стоят правители.
  
  Камера показывает экран, после чего следует переключение на клип, показывающий планету из космоса. Изображение увеличивается, камера проносится над материками и океанами Торманса, доходит до большого города, и изображение увеличивается до размеров "прямой видимости" (эффект стробирования с большими интервалами).
  Показывается городская улица, на которой собралась толпа. Лица собравшихся выражают жадное нездоровое любопытство. В центре толпы - следы крупной автокатастрофы: автобус столкнулся с тяжелым грузовиком; кроме того, пострадали еще несколько легковых автомобилей. Одетые в желтую униформу спасатели извлекают окровавленные тела пострадавших, кладут их в пластиковые мешки и грузят в салон санитарной машины. Камера переводится на собравшихся зевак. Толпа увеличивается, сбегаются новые зрители.
  
  Клип: в заводском помещении собрались люди, обступившие группу других людей, среди которых явно выделяется человек с нашивкой на груди - глаз, заключенный в тетраэдр. Его свита и встречающие выказывают ему угодливое почтение.
  
  Клип: в большом спортивном комплексе проходит состязание, аналогичное современному "бою без правил", или рестлингу. Толпа зрителей на трибунах крайне возбуждена, ее крики адресованы двум сражающимся на ринге "спортсменам".
  
  Чеди Даан (слышен ее голос во время демонстрации последнего клипа): Мы посмотрели достаточно телепередач, и уже можно делать определенные выводы. Достижениям науки, показу искусства, историческим находкам уделяется ничтожное внимание. Все их передачи в основном восхваляют правителей, а также весьма подлыми способами навязывают покорность народу этой печальной планеты.
  
  Клип: Выпуск новостей. Жесты и мимика ДИКТОРА (человек лет пятидесяти, в очках, лицо заросло многодневной щетиной) выражают крайнюю степень подобострастия.
  Переключение на площади и улицы столицы.
  
  Гриф Рифт (голос): Естественно - ведь вся полнота власти принадлежит так называемым "высшим руководителям". От народа требуется лишь послушание.
  
  Чеди Даан (голос): А вот, кстати, элита... (пауза). И народные массы...
  
  Клип: Толпа, запрудившая обе стороны улицы, восторженным ревом и энергичной жестикуляцией приветствует быстро проезжающий кортеж черных легковых бронированных автомобилей с тонированными стеклами, в сопровождении бронированных вседорожников, с включенными проблесковыми маячками и сиренами.
  
  Чеди Даан (с иронией в голосе): Сам владыка планеты, незаменимый и бессменный председатель Совета Четырех, великий Президент Чойо Чагас. Олицетворение высшей государственной мудрости.
  
  Камера отслеживает кортеж, пока он не скрывается вдали.
  
  
  Сцена N 16
  INT - каюта Фай Родис.
  
  Фай Родис неподвижно сидит в кресле, облокотившись о стол, и рассматривает стоящую на нем динамическую стереокартину.
  
  Описание динамической стереокартины:
  Над синеватой пыльной равниной летит парящий аппарат в виде платформы с грубо торчащими углами, кривыми стойками и запыленным верхом. Уцепившись за рычаг, на нем стоят двое молодых людей: юноша и девушка. Юноша держит девушку за талию. Волосы девушки развеваются на ветру, а одна рука поднята вверх. По направлению хода движения равнина кончается, и начинается пропасть, прикрытая валом густых желтых облаков.
  
  Слышны голоса Фай Родис и Кин Руха (повтор фрагмента звуковой дорожки из сцены разговора Фай Родис и Кин Руха во Дворце Искусств), с легким эффектом эхо:
  
  Голос Фай Родис: ...Порой они были в меньшинстве и даже в одиночестве, они подвергались нападкам, насмешкам, глумлениям, им приходилось пробиваться сквозь стену непонимания, равнодушия, отчуждения, а часто и прямого насилия. Ведь это так трудно - идти впереди всех...
  
  Голос Кин Руха: Да, Фай, все это так. В каком бы состоянии ни находилось общество, там обязательно есть подобные люди. И твоя задача - найти их и помочь им. Просто помочь...
  
  Слышен сигнал наручного коммуникатора. Фай Родис включает видеодисплей, и на нем появляется Гэн Атал.
  
  Гэн Атал: Фай, они нас обнаружили.
  
  Лицо Фай Родис выражает крайнюю озабоченность. Она встает с кресла и отдает приказ:
  
  Фай Родис: Поднимай Грифа и Чеди.
  
  
  Сцена N 17
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  На большом экране звездолета транслируется сообщение:
  Диктор (тон отрывистый, возбужденный и в то же время торжественный): Срочное сообщение! Всем слушать! Слушать город Средоточия Мудрости! Передаем последние сводки о неопознанном летающем объекте в космическом пространстве нашей планеты. Первое сообщение главной обсерватории Хвоста подтверждено следящими станциями. Вокруг нашей планеты обращается неизвестное небесное тело - вероятно, космический корабль. Орбита круговая, угол к экваториальной плоскости - 45, высота - 200, скорость..."
  
  Гриф Рифт (голос накладывается на сообщение, тон хмурый): Они умеют рассчитывать и орбиты.
  
  Продолжение сообщения:
  "Размеры космического тела по предварительным данным значительно меньше звездолета, посетившего нас в век Мудрого Отказа. Второй доклад следящих станций в восемь часов утра. В десять часов утра выступит премьер-министр Зет Уг. Всем слушать город Средоточия Мудрости!"
  
  Гриф Рифт приглушает звук. На экране в это время следует начало повторяющегося клипа с сообщением.
  
  Гриф Рифт: Что будем делать?
  
  Фай Родис (взволнованно): Говорить с Тормансом! После выступления Зет Уга перебьем передачу, и на всех экранах появлюсь я с просьбой о посадке.
  
  
  Сцена N 18
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Все участники экспедиции, с сосредоточенными лицами, сидят на диванах и смотрят на экран.
  
  Крупным планом показываются часы, отображающиеся на главном экране. Время - 09:58
  
  Появляется Фай Родис, одетая в красное платье с золотисто-оранжевой подцветкой из пушистой материи, проходит к экрану и садится в кресло.
  
  Олла Дез: Сейчас, наверно, решится успех всей нашей экспедиции?
  
  Фай Родис: Во многом - да, именно сейчас. Сейчас мы узнаем решение этой кучки правителей, даже, возможно, одного лишь Чойо Чагаса, которое и определит "волю" всей планеты.
  
  Камера показывает экран. Раздаются гулкие, гудящие металлом удары. На экране появляется заставка - тетраэдр со вставленным в него глазом и извивающаяся змея с разинутой пастью. Далее на экране появляется сидящий в кресле человек небольшого роста, в красной накидке, вышитой причудливо извивающимися золотыми змеями - член Совета Четырех, премьер-министр ЗЕТ УГ.
  
  Зет Уг: Народ Ян-Ях! Великий Президент Чойо Чагас поручил мне предупредить тебя об опасности. В нашем небе появился пришелец из тьмы и холода вселенной - космический корабль враждебных сил. Мы объявляем по всей планете чрезвычайное положение, чтобы отразить врага. Последуем примеру наших предков, прогнавших непрошенных пришельцев в Век Мудрого Отказа, во времена правления Ино Кау. Да здравствует великий Чойо Чагас!
  
  Олла Дез (обернувшись к Фай Родис): Ну что, выключаем его?
  
  Фай Родис кивает головой.
  
  Олла Дез прикасается рукой к голографическому пульту, и изображение Зет Уга начинает дрожать, рассыпаться на мелкие фрагменты, потом полностью исчезает.
  
  Фай Родис встает в центр помещения, включается луч освещения, направленный на нее.
  
  Показывается экран, на котором помехи сменяются изображением Фай Родис.
  
  Фай Родис: Люди и правители Ян-Ях! Мы прилетели с Земли - планеты, породившей и вскормившей ваших предков. Случай отдалил вас в недоступную нам прежде глубину пространства.
  
  Следует переключение камеры с показа экрана на содержание передачи.
  
  Фай Родис: Теперь мы в силах преодолеть его и пришли к вам как братья по крови, чтобы соединить усилия в достижении лучшей жизни. Мы просим разрешения на посадку, чтобы познакомиться с вами, рассказать о жизни Земли и передать вам все, что мы знаем полезного и хорошего.
  
  Экран начинает подергиваться помехами, раздается прерывистый воющий звук, надрывно кричит диктор:
  
  Диктор (закадровый голос): ...Передачу... прекращаем передачу...
  
  Олла Дез намеревается отключить трансляцию, но Фай Родис останавливает ее жестом. Она сходит со своего места, садится в кресло и говорит громко и отчетливо:
  
  Фай Родис: Звездолет "Темное пламя" вызывает Совет Четырех! Вызывает Совет Четырех! Повторяем просьбу - разрешить посадку! Ждем ответа!
  
  Фай Родис откидывается на спинку кресла и оборачивается к товарищам. Олла Дез выключает трансляцию.
  
  Фай Родис (озабоченно): Не могу считать начало успешным.
  
  Чеди Даан: Они боятся... Боятся, что мы отнимем у них власть.
  
  Фай Родис: Обычная олигархическая психология - стремление доминировать над другими и боязнь потерять свои привилегии.
  
  Чеди Даан (озабоченно): Очевидно, мы не поймем друг друга. Зачем же тогда нам высаживаться на планету?
  
  Фай Родис: Мы должны добиться, чтобы нас поняли. Да и нам тоже следует понять их, даже этих странных правителей...
  
  
  Сцена N 19
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Панорама открытого космоса: вид планеты и обращающийся вокруг нее звездолет, уходящий в направлении ее теневой стороны.
  
  В помещении, в кресле перед экраном, сидит Чеди Даан и смотрит новости Торманса (камера сначала показывает экран, затем переключается на клипы). На экранах мелькают различные клипы: улицы и площади, залы собраний и аудитории школ. Люди крайне возбуждены, энергично жестикулируют, кричат. Выделяются крики: "Долой!", "Вон!", "Не допустим!", "Уничтожим!".
  Клип: На заднем плане видна радиообсерватория, на ступенях которой выступает молодой человек в военном мундире - СТРАЖ НЕБА (в фоне - гигантский радиотелескоп).
  
  Страж неба (речь срывается на крик, интонации крайне агрессивные): Вы слышали гнусную ложь дрянной женщины, предводительницы шайки межзвездного ворья, нагло посмевшей назвать себя кровной сестрой нашего великого народа.
  
  Переключение на вход в помещение: Фай Родис появляется в проеме и направляется к своему креслу, внимательно глядя на экран.
  
  Переключение на экран.
  
  Страж неба: За одно это пришельцы подлежат наказанию. Нашими учеными давно доказано, что предки народа Ян-Ях прилетели с Белых Звезд, чтобы на этой планете устроить новую счастливую жизнь.
  
  Фай Родис: Воздействие на эмоции, проникновение в психику через подсознание. Типичный прием, применявшийся в фашистских государствах.
  
  Чеди Даан встает, делает несколько шагов перед "стеной" экрана и взволнованно обращается к Фай Родис:
  
  Чеди Даан: У меня есть хорошая идея! На планете наверняка существует закрытая сеть, предназначенная для информирования правителей. То, что мы видим - это лишь спектакль для масс. Правящая верхушка подобные лживые картинки не смотрит - это не только бесполезно, но и опасно для управления.
  
  Олла Дез: Ты хочешь настроиться на эту сеть? Есть соображения о ее параметрах?
  
  Чеди Даан: Помнишь, мы перехватили ночные отчеты обсерваторий?..
  
  Олла Дез понимающе кивает, поворачивается к пульту и начинает сканирование эфира. Показывается виртуальный дисплей, на котором наглядно отображается этот процесс. Затем камера переводится на главный экран.
  
  Сначала идут помехи, затем на экране возникает изображение комнаты в научном учреждении. На столах лежат чертежи, стоят приборы, похожие на персональные компьютеры. На заднем плане собрались люди среднего и старшего возраста. Камера переключается с экрана на клип.
  
  1-Й СОТРУДНИК: Не понимаю этой паники. Надо бы принять звездолет. Очевидно, это люди более высокой культуры, и притом они так похожи на нас. Подумать только, как много мы можем от них узнать.
  
  2-Й СОТРУДНИК: Если мы действительно с планеты этих пришельцев, а не с Белых Звезд, то многое в нашей истории становится ясным.
  
  3-Й СОТРУДНИК: Довольно! У Четырех везде глаза и уши. Молчим!
  
  Люди расходятся по своим местам. Камера переключается на биологическую лабораторию. Стоят приборы, клетки с животными. Камера показывает группу работников в желтых халатах.
  
  ЛАБОРАНТКА: Наконец-то это случилось. Мы отрицали разумную жизнь во Вселенной или считали ее величайшей редкостью. В Век Мудрого Отказа прилетал один звездолет, а теперь появился второй, да еще с нашими прямыми родственниками. Как же можно его не принять!
  
  НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК (очень пожилой человек): Ш-ш-ш! Там (поднимает вверх палец) еще ничего не сказали.
  
  Люди расходятся.
  
  Камера переключается на заводское помещение с огромными машинами, трубами и котлами. Через несколько секунд изображение гаснет. Тишину разрывает резкий голос:
  
  "Пришельцам чужой планеты. Пришельцам чужой планеты. Совет Четырех вызывает вас для переговоров. Переключаю вас на обитель Совета Четырех!"
  
  На экране появляется огромная комната, задрапированная вертикальными складками тяжелой ткани густого малахитово-зеленого цвета. На переднем плане стоит круглый стол с массивными, украшенными резьбой ножками в форме когтистых лап. На ярко-желтом ковре стоят четыре кресла из той же зеленой ткани. На задней стене висит астрономическая карта.
  
  Переключение камеры на обитель Совета Четырех.
  
  В креслах сидят четыре человека, из них трое (Зет Уг, ГЕН ШИ, КА ЛУФ) скрываются на заднем плане в тени, впереди же сидит ЧОЙО ЧАГАС. Оба локтя у него положены на подлокотники кресла, одна нога положена на другую, сложенные ладони лежат на колене. Поза немного сутуловатая, взгляд немного исподлобья, голова слегка наклонена вбок. Лицо выражает уверенность, ум и волю, губы сжаты.
  
  Чойо Чагас: Я приветствую вас, хотя вы явились без спроса. Пусть тот, кто у вас владычествует и кому поручено представлять правителей вашей планеты, объяснит цель прибытия.
  
  Показывается терминал видеосвязи в резиденции Совета Четырех, который напоминает современный монитор с плоским экраном. На экране видна Фай Родис в окружении участников экспедиции. Камера приближается к монитору и переключается на изображение. В дальнейшем камера в течение диалога показывает того, кто в данный момент говорит.
  
  Фай Родис: Мы получили сообщение о том, что на противоположном от нас краю Галактики есть планета, населенная разумными существами, внешне неотличимыми от землян. Мы сделали предположение, что население этой планеты вполне может быть потомками землян, которые около пяти веков назад улетели от нас на трех звездолетах в глубокий космос и бесследно исчезли. И вот нам, наконец, удалось вас найти. Мы пришли с миром! Мы готовы протянуть вам руку братской помощи и предложить вам слиться в одну семью.
  
  Чойо Чагас (надменно откинувшись на спинку кресла, вытянув руки вдоль подлокотников и вскинув голову): Вот оно что! Слиться в одну семью! Так решили вы, земляне, за нас! (Быстро оглядывается на других членов Совета). Слиться в одну семью! Покорить народ Ян-Ях. Таковы ваши тайные намерения!
  
  Короткая пауза. Фай Родис смотрит на Чойо Чагаса с выражением любопытства и легкой брезгливости.
  
  Фай Родис: Поверьте, ваши опасения абсолютно беспочвенны. Мы и без этого располагаем огромным космическим могуществом и для нас просто не нужно и неинтересно, как вы выразились, "покорять" кого бы то ни было.
  
  Чойо Чагас (задумавшись): Я не уяснил себе, а от чьего имени вы, собственно, говорите? Все вы чересчур молоды! (В кадре видна не только Фай Родис, но и другие участники экспедиции.)
  
  Фай Родис: Мы люди Земли и говорим от имени нашей планеты.
  
  Чойо Чагас: Но кто велел вам говорить так, а не иначе?
  
  Фай Родис: Мы не можем говорить иначе. Мы частица человечества.
  
  Чойо Чагас: Человечество? Что это такое?
  
  Фай Родис: Население наших планет, заселенных людьми.
  
  Чойо Чагас: То есть народ?
  
  Фай Родис: Можно сказать и так.
  
  Чойо Чагас: Как может народ говорить помимо законных правителей? Как может неорганизованная толпа, тем более простонародье, выразить единое и полезное мнение?
  
  Фай Родис: А что вы подразумеваете под термином "простонародье"?
  
  Чойо Чагас: Неспособную к высшей деятельности часть населения, используемую для воспроизводства и самых простых работ.
  
  Фай Родис: У нас нет простонародья, нет толпы и правителей. Желание человечества выражается через суммирование мнений каждого человека. Для этого существует единая информационная система!
  
  Чойо Чагас: Я не уяснил себе, какую ценность имеет суждение отдельных личностей, темных и некомпетентных.
  
  Фай Родис: У нас нет некомпетентных личностей. У нас нет разделения на "простых" и "высших". Каждый вопрос изучается в научных институтах, а общие направления развития координируются Советами.
  
  Чойо Чагас: Но есть же верховный правящий орган?
  
  Фай Родис: Верховный правящий орган - все человечество, десятки миллиардов жителей Земли и сотни миллиардов жителей нашей цивилизации на других планетах бескрайней Вселенной.
  
  Чойо Чагас: Я вижу у вас опасную анархию! Наша счастливая и спокойная жизнь, наши моральные и общественные устои могут быть нарушены. (Чойо Чагас встает, следом за ним вскакивают Зет Уг, Ген Ши и Ка Луф). Я отказываюсь принять звездолет! (Вскидывает руку с протянутым указательным пальцем). Возвращайтесь на свою планету анархии или продолжайте бродяжничать в безднах Вселенной!
  
  Зет Уг, Ген Ши и Ка Луф также вскидывают руку с указательным пальцем.
  
  Фай Родис пристально глядит на Чойо Чагаса и поднимает руку ладонью вперед.
  
  Фай Родис: Прошу вас еще несколько минут подумать перед тем, как я начну решительные действия.
  
  Чойо Чагас (грозно в то же время испуганно): Какие еще решительные действия?
  
  Фай Родис: Земля дала мне весьма широкие полномочия. Мы лечим болезни не только людей, но и целых цивилизаций. Особое внимание мы уделяем профилактике социальных бедствий. Советую вам очень хорошо подумать, прежде чем игнорировать мнение большинства населения вашей планеты.
  
  Чойо Чагас: Ложь! Разве вы не видели по всепланетным каналам, как негодует народ и требует, чтобы вас не только не пускали к нам, а попросту уничтожили?
  
  Фай Родис: Подключившись к вашим закрытым каналам, мы видели совсем иное. Итак, мое решение: в случае отказа - стереть с лица планеты ваш главный город - центр самовластной олигархии. Либо провести всепланетное перепрограммирование психики.
  
  Чойо Чагас отшатывается с выражением бессильной злобы и ненависти на лице.
  
  Чойо Чагас: Нам надо посовещаться...
  
  
  Сцена N 20
  INT - резиденция Совета Четырех.
  День.
  
  Правители Торманса стоят и ведут оживленное обсуждение. Камера медленно приближается к ним.
  
  Ген Ши: Положение опасно! Могущество пришельцев несомненно.
  
  Зет Уг: Как бы они ни лгали, звездолет обладает огромной силой и, без сомнения, могущественным оружием. Без него никто не пустился бы в дальний путь.
  
  Ка Луф: Но звездолет, севший на планету...
  
  Чойо Чагас (со злобным торжеством в голосе): Это совсем другое!
  
  
  Сцена N 21
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Олла Дез: Блестяще!
  
  Тивиса Хенако: Недостойно!
  
  Мента Кор: Стыдно!
  
  (Эти три реплики произносятся почти одновременно).
  
  Тор Лик: Мы сказали, что пришли сюда с миром, а сами тут же начинаем угрожать расправой, пользуясь своим абсолютным превосходством?
  
  Нея Холли: А почему бы и нет?
  
  Вир Норин: Правильно! Они другого языка не понимают!
  
  Фай Родис (задумчиво): Опять перед нами, как и тысячи раз прежде, стоит один и тот же вопрос: вмешательства - невмешательства в судьбы людей, народов, целых планет. Рецепты, навязанные силой, преступны. Но не менее преступно спокойно наблюдать за страданиями миллиардов людей.
  
  Фай Родис оглядывает своих собеседников.
  
  Фай Родис: Фанатик или одержимый манией собственного величия психопат без угрызений совести позволяет себе вмешивается во все. В индивидуальные судьбы, в исторические пути народов, уничтожая без зазрения совести миллионы людей. Наш мир давно покончил со страданиями от психических ошибок и невежества власти. И теперь наша задача - помогать другим, тем, кто все еще страдает! (Камера показывает крупным планом лицо Фай Родис).
  
  Фай Родис выпрямляется в кресле и пристально оглядывает собеседников.
  
  Гриф Рифт (задумчиво): Развитие общества - это постоянно возрастающее вмешательство разума в человеческие отношения...
  
  Тор Лик: Если только вмешательство идет изнутри. А мы для них чужие, пришельцы из совсем другого мира.
  
  Нея Холли: Не чужие! Мы дети Земли, и они тоже!
  
  Тивиса Хенако: Долгие века они шли сами, без нас. И у нас теперь нет права рассматривать тормансиан как своих.
  
  Эвиза Танет: Пять веков без нас, а миллионы лет с нами, и весь последний путь восхождения от варварства к высшему обществу с нами. Все жертвы, кровь, слезы и горе великого пути - с нами! Ну какие же они чужие?
  
  Соль Саин: Убедительно!
  
  Тор Лик: И все же это не оправдание методов древности!
  
  Фай Родис: Представим себе чаши весов. Бросим на одну чашу возможность помочь целой планете, а на другую - мой ультиматум в адрес олигархов. Что перевесит?
  
  Раздается звуковой сигнал. На экране появляется изображение резиденции Совета Четырех.
  
  Чойо Чагас (выпрямившись в кресле и глядя на землян в упор): Я разрешаю посещение планеты и приглашаю быть моими гостями. Через сутки будет подготовлено и указано место посадки корабля.
  
  Фай Родис: Благодарю вас от имени Земли и моих спутников.
  
  
  Сцена N 22
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  Клип: планета с высоты примерно 200 километров; далее изображение звездолета, появившегося издали и пролетающего между камерой и поверхностью планеты в противоположную сторону, вниз.
  
  Чеди Даан: Ну, как тебе мой план?
  
  Эвиза Танет: Мы вчера обсуждали поступок Фай Родис, и многие сочли его недостойным. И вот теперь эта твоя инициатива... Не содержит ли она элемент обмана - слиться с народом Ян-Ях, маскируясь под тормансианку. Не подглядывание ли это, не шпионаж?
  
  Чеди Даан (слегка смутившись): Я... Да нет, я представляла это... Мы могли бы стать ближе к ним, живя одинаковой жизнью, испытывая одни трудности и радости!
  
  Эвиза Танет: Но при этом ты будешь иметь возможность в любой момент вернуться к своим. Сможешь ли ты в полной мере понять их, даже находясь рядом с ними?
  
  Чеди Даан: От того, что я буду тайно жить среди них, им хуже не станет. Но нам это совершенно необходимо для того, чтобы понять, как лучше помочь им.
  
  Внезапно за окном происходит яркая вспышка. За ней следует повторная вспышка.
  
  Камера показывает лица Чеди Даан и Эвизы Танет, на которых отчетливо видно сильное беспокойство. Они подходят к окну и смотрят в него. Камера направляет объектив в окно и показывает темную поверхность планеты с показывающимся из-за ее края диском светила.
  
  Переключение на внутренний интерьер.
  
  В помещение входят Гэн Атал, Гриф Рифт, Див Симбел и Фай Родис.
  
  Чеди Даан (взволнованно): Что это было? Нападение?
  
  Гриф Рифт (угрюмо кивает): Да! Стреляли ракетами. Конечно, защитное поле им не пробить даже термоядерным оружием, но все равно неприятно. Как будем отвечать?
  
  Фай Родис: Никак, Рифт! Сделаем вид, что ничего не заметили. Они убедились в нашей неуязвимости и больше стрелять не будут.
  
  
  Сцена N 23
  INT - каюта Фай Родис.
  
  Клип: звездолет, летящий над планетой. Точка съемки следует параллельно курсу, сзади, на расстоянии нескольких десятков метров.
  Переключение камеры на каюту.
  
  Фай Родис и Чеди Даан сидят на диване.
  
  Чеди Даан: Я так мало знаю о великой сложности жизни...
  
  Фай Родис: Не надо казниться, Чеди! Главное всегда и везде - не совершать поступков, продиктованных ошибочным мнением.
  
  Камера показывает лицо Чеди Даан крупным планом.
  
  Чеди Даан: Расскажи мне о теории инферно. Мне очень важно это знать.
  
  Фай Родис встает, задумчиво прохаживается по каюте, садится в кресло перед рабочим столом и поворачивается лицом к дивану.
  
  Фай Родис: Теория инфернальности отражает стихийные законы жизни природы и общества. Инферно означает "нижний", "подземный" - то есть ад в религиозной мифологии. "Оставь надежду всяк сюда входящий" - это изречение отражало главное свойство выдуманной людьми обители мучений.
  
  Фай Родис проводит ряд несложных манипуляций на голографическом экране своего персонального терминала. Камера переводит объектив на экран персонального терминала. На нем появляется изображение. Нижеследующая реплика Фай Родис идет параллельно с описываемым перед ней клипом. В период воспроизведения клипов следует переключение на них.
  
  Клип: Огромные скопища крокодилообразных земноводных, копошащихся в иле в болотах и лагунах. Озерки, наполненные саламандрами, змеевидными и ящеровидными животными. Черепахи, умирающие в обмелевших бухтах; динозавры и другие крупные доисторические животные, умирающие на голой снежной равнине. Далее показываются летящие в небе стаи птиц, гигантские стада зверей. Сцена пожирания хищниками травоядного животного. Крупным планом - пасти, когти хищников.
  
  Фай Родис: Эволюция биологической жизни - это страшный путь горя и смерти. Пресловутый естественный отбор, борьба за существование, представляет собой самое яркое выражение инфернальности. Биологическая эволюция подобна игре в кости, но за каждым броском стоят миллиарды жизней. Постоянно развиваясь, животная жизнь миллиарды лет находилась в глубокой бездне инферно, из которой она не могла выйти.
  
  Клип: Больничная палата-реанимация, умирающий человек под капельницей, слегка вздрагивающий в предсмертных судорогах. Врачи пытаются помочь, но кардиомонитор начинает показывать прямую линию.
  Клип: Нищий интернат для престарелых инвалидов, лежащие на кроватях старики.
  Клип: Пациенты детского онкологического учреждения, крайне болезненного вида.
  Клип: По коридору больницы санитар с отрешенным равнодушным лицом катит каталку с лежащим на ней трупом, лицо которого закрыто простыней.
  Клип: Хмурое небо, поздняя осень, листва с деревьев в близлежащем лесу опала. Сцена похорон: В могилу опускают гроб, рядом рыдают родственники покойного. Православный священник машет кадилом и читает молитву. Камера постепенно приближается к пожилой женщине, стоящей согнувшись у другой могилы. Голова женщины повязана черным платком. Женщина постоянно крестится и молится. Объектив камеры плавно фокусируется на небе, где летят стаи ворон. Затем камера плавно поднимается вверх и показывает панораму кладбища с множеством (тысячами) могил с крестами. Изображение медленно гаснет. Клип сопровождается грустной, гнетущей мелодией.
  
  Фай Родис: Человек, существо мыслящее, попал в двойное инферно - для тела и для души. Человек, с его разумом, сильными чувствами, памятью, прекрасно осознавал, что он, как и все земные твари, приговорен от рождения к смерти. Вопрос лишь в сроке исполнения и в том количестве страдания, которое выпадет на долю каждого индивида. Человек всегда неистово мечтал одержать победу над такой вопиющей жестокостью, но тысячи лет он был бессилен, и ему оставалось лишь уповать на загробный рай. И вот, наконец, в начале Эры Мирового Воссоединения человек одержал величайшую победу над слепой природой - он отвоевал себе бессмертие и навсегда забыл, что такое старость и болезни. Но это стало возможным только после преодоления инфернальности классового общества.
  
  Клип: Латиноамериканская деревня, где господствует ужасающая нищета; кадры горящих лачуг, беженцы (целесообразно использовать фрагменты из документального фильма "Колумбия: полвека войны против собственного народа" и аналогичных ему).
  Клип: Сцена выселения семьи из квартиры (желательно использовать реальные съемки в Латвии).
  Клип: Нищие и бомжи в подземных переходах.
  Клип: Двор исправительно-трудовой колонии, в котором гуляют заключенные.
  Клип: Разгон манифестации полицией в одной из западных стран с применением слезоточивого газа, дубинок, огнестрельного оружия.
  Клип: Здание Агентства Национальной Безопасности США.
  Клип: Кадры экспериментов по контролю над людьми: крупным планом голова лежащего на специальном столе человека, к которой подключены провода, уходящие под черепную коробку. Оператор в белом халате нажимает на клавиши компьютера, и человек начинает двигать руками и ногами. В углу экрана два мигающих слова: "TOP SECRET"
  
  Фай Родис: В конце Эры Разобщенного Мира достигло своего апогея стремление к консолидации угнетателей из всех стран и к становлению единого мирового правительства, мировой олигархии. Тогда над нашей планетой захлопнулась бы крышка полной безысходности инфернального существования под пятой абсолютной власти, вооруженной всей мощью страшного оружия и не менее убийственной науки, и развитие остановилось бы навсегда.
  
  Конец клипа. Последние кадры показываются в качестве изображения на голографическом терминале.
  
  Камера переводится на лицо Чеди Даан.
  
  Чеди Даан: И ты думаешь, что здесь, на Тормансе, - инферно? Что крышка всепланетного угнетения захлопнулась потому, что они достигли...
  
  Фай Родис: У них всепланетная олигархия наступила очень быстро из-за однородности населения и культуры.
  
  Чеди Даан: И каковы дальнейшие перспективы народа Ян-Ях?
  
  Фай Родис: Понимаешь, обычно классовое общество является неизбежным этапом на естественном историческом пути, и в ходе развития цивилизации оно рано или поздно отмирает. Здесь же налицо противоестественное прекращение развития. Если не будет вмешательства извне, рано или поздно такая цивилизация погибнет от полного истощения ресурсов. Этот процесс уже начался. Поэтому в наших руках судьбы миллиардов людей, и мы должны сделать все, чтобы помочь им.
  
  
  Сцена N 24
  INT - пилотская кабина звездолета.
  
  На главном экране - увеличенное изображение поверхности планеты - береговая линия, широкий мыс. Последовательное увеличение изображения. При последнем увеличении можно разглядеть унылую растительность, пустынный берег.
  
  Гриф Рифт: Нам отвели это место для посадки. До столицы отсюда 300 километров.
  
  Фай Родис: Место безлюдное. Ведь для них важно ограничить нежелательные контакты тормансиан с нами. Они поставят охрану, и никто из жителей Ян-Ях не подойдет к звездолету.
  
  Гриф Рифт: Подойдут! Я сделаю коридор в защитном поле, открывающийся звуковым паролем. У нас будет много гостей - разумеется, желанных.
  
  Фай Родис: Будут и нежеланные.
  
  Гриф Рифт: Не сомневаюсь, но мы сумеем отразить любую попытку. (Пауза, лицо Гриф Рифта крупным планом). Фай, если мы вторгаемся в жизнь Торманса, применяя древние методы - столкновения силы с силой, то тем самым принимаем и необходимость жертвы. Так?
  
  Фай Родис: Так, Рифт.
  
  Гриф Рифт (решительно): Если с тобой что-то случится, я все готов взять на себя! Я сотру их города с лица планеты, чтобы тебя выручить!
  
  Фай Родис обнимает Гриф Рифта за шею, привлекает к себе и целует.
  
  Фай Родис: Я верю, что все будет хорошо.
  
  Переключение на клип: Изображение звездолета, снижающегося в атмосфере. Камера следует параллельно курсу корабля, поверхность планеты постепенно приближается. Клип сопровождается характерным для фантастических фильмов звуковым эффектом.
  
  Камера на поверхности планеты. Вокруг - сухая пустынная степь, ветер пригибает к земле редкие чахлые растения, поднимает клубы пыли.
  
  Объектив камеры, не теряя из виду горизонт, слегка поднимается к небу. В небе слева направо проносится на высоте примерно 100 метров звездолет, камера отслеживает его, пока он не скрывается из виду.
  
  
  Сцена N 25
  EXT - место посадки звездолета.
  День.
  
  По пыльной дороге к месту посадки подъезжают автобусы с изображениями змей на борту. По достижении места посадки автобусы останавливаются, и из них быстро выбегают вооруженные автоматами солдаты, одетые в лиловые мундиры. Солдаты становятся в оцепление (диаметром примерно 60 метров).
  
  Объектив камеры переключается на небо. Появляется звездолет, который быстро приближается к точке съемки. Наконец, он зависает над местом посадки примерно на высоте 5 метров.
  
  Камера выхватывает тупые, но в то же время любопытствующие взгляды солдат.
  
  Из центра днища звездолета возникает переливающийся светящийся цилиндр, и земляне очень быстро опускаются на этом своеобразном световом лифте на поверхность планеты. Свечение исчезает, и по направлению к встречающим направляются Фай Родис, Чеди Даан, Вир Норин, Тивиса Хенако, Гэн Атал, Эвиза Танет, Тор Лик. Впереди идет Фай Родис. Они направляются к точке съемки, возле которой стоит начальство встречающих.
  
  Двое сановников с отличительным знаком на груди (в виде глаза в тетраэдре) и с накинутыми на плечи мантиями, расшитыми змеями, делают несколько шагов им навстречу, останавливаются и рывком кланяются. Земляне также останавливаются. Крупным планом лицо Фай Родис.
  
  Фай Родис: Родичи, разлучившиеся с нами на пять веков, наступило время встретиться вновь.
  
  В задних рядах встречающих - нестройный шум, гул, они переглядываются с изумленным видом.
  
  СТАРШИЙ САНОВНИК достает лист бумаги, расцвеченный вензелями и печатями. Когда он начинает читать, члены его свиты вытягиваются и почтительно склоняют головы.
  
  Старший сановник (торжественно, с придыханием): Говорит великий и мудрый Президент Чойо Чагас. Его слова к пришельцам: "Вы явились сюда, на планету счастья, легкой жизни и легкой смерти. В великой своей доброте народ Ян-Ях не отказывает вам в гостеприимстве. Поживите с нами, поучитесь и расскажите о нашей мудрости, благополучии и справедливом устройстве жизни в тех неведомых безднах неба, откуда вы так неожиданно прилетели!"
  
  Старший сановник убирает бумагу и взмахивает рукой. Встречающие издают громкий рев.
  
  Старший сановник жестом предлагает землянам садиться в автобус, и те направляются к нему (прощально оглядываясь назад).
  
  Камера ведет съемку из автобуса, который трогается с места. Объектив направлен на звездолет, который все дальше и дальше удаляется от точки съемки.
  
  
  Сцена N 26
  INT - салон автобуса.
  День.
  
  Автобус быстро едет по пыльной дороге. Показываются крупным планом лица землян, пристально смотрящих по сторонам. По обочине дороги толпятся люди и смотрят на проезжающий автобус.
  
  Камера снимает через лобовое стекло. Прямо по дороге начинают просматриваться окраины большого города, но автобус, доехав до развилки, сворачивает в сторону. Дорога, густо обсаженная деревьями, упирается в высокую стену со спиралью колючей проволоки над ней. За стеной - буйная растительность, резко контрастирующая с той, которая была показана ранее вдоль дороги.
  
  Фай Родис (обращаясь к старшему сановнику): Что это за роща?
  
  Старший сановник (слегка кланяясь): Сады Цоам. Место, где живет сам великий Чойо Чагас и его высокие помощники - члены Совета Четырех.
  
  Фай Родис: Мы будем жить не в городе?
  
  Старший сановник: Нет. В своей бесконечной доброте и мудрости великий приютит вас в садах Цоам. Вы будете его гостями, пока не покинете планету. (Автобус останавливается.) Вот мы и на месте. Дальше не сможет проехать ни одна машина (жестом просит покинуть автобус).
  
  
  Сцена N 27
  EXT - Сады Цоам.
  День.
  
  Земляне, собравшись перед воротами, внимательно их разглядывают. Ворота выполнены из металла, по виду похожего на золото. По бокам ворот стоят башенки, посредине, над перекрытием, также возвышается башня. На каждой из створок - изображения змей, зеркально симметричных относительно друг друга.
  
  Чеди Даан (удивленно): И тут змеи! Заметили: на одежде, на бортах машин, и теперь здесь, на воротах дворца владык.
  
  Вир Норин: Ничего удивительного - ведь они с Земли, где этот символ так часто встречался в древних цивилизациях как атрибут Сатаны и власти.
  
  Из динамиков, находящихся рядом с воротами, раздается громкий рев:
  
  Чойо Чагас (закадровый голос): Приветствую вас, чужие. Входите без страха, ибо здесь вы под высокой защитой Совета Четырех, высших избранников народа Ян-Ях, и лично меня, их главы.
  
  На лицах землян снисходительная улыбка.
  
  Створки ворот распахиваются, и земляне начинают идти по зигзагообразной пешеходной дороге.
  
  Панорама фасада дворца, с фонтаном перед его крыльцом. На фонтане - изваяние, изображающее многочисленных змей. Камера приближается к дверям и останавливается в двадцати метрах от них. К дверям подходят земляне, двери открываются, и земляне входят вовнутрь, после чего двери закрываются.
  
  
  Сцена N 28
  INT - тронный зал.
  День.
  
  Камера находится внутри зала и направлена на входящих в него землян (Фай Родис, Чеди Даан, Вир Норин, Тивиса Хенако, Гэн Атал, Эвиза Танет, Тор Лик). Войдя, они осматриваются по сторонам.
  Дверь автоматически закрывается.
  Описание интерьера: Зал высотой примерно 30 метров, резко разграниченный на две части. Передняя, с полом из шестиугольных зеркальных плит, на два метра ниже задней, устланной толстым черно-желтым ковром. Сквозь красно-золотые стекла проникают лучи солнца. В низкой части зала - тусклый свет, пробивающийся с потолка между гигантских металлических змей, укрепленных на выступах и разевающих гигантские пасти над посетителями. В возвышенной части зала сидят члены Совета Четырех.
  
  Земляне неторопливо входят по боковой лестнице на возвышение и останавливаются перед правителями, внимательно их разглядывая. Чойо Чагас поднимается с кресла, делает несколько шагов навстречу Фай Родис и протягивает ей руку, которую она пожимает.
  
  Фай Родис поднимает голову и смотрит вбок, на стены. Камера, плавно передвигаясь, показывает углубления между окнами вдоль одной из стен (количество углублений - четыре), в каждом из которых стоит охранник с автоматом.
  
  Земляне садятся в кресла, выстроенные в ряд напротив ряда кресел владык. Крупным планом лица землян и властителей, пристально рассматривающих друг друга.
  
  Чойо Чагас бросает взгляд на Ген Ши, и тот, вытянув шею, обращается к землянам:
  
  Ген Ши: Совет Четырех и сам великий Чойо Чагас хотят знать ваши намерения и пожелания.
  
  Крупным планом лицо Фай Родис.
  
  Фай Родис: Совет Четырех знает все наши желания, нам нечего добавить к тому, о чем мы уже говорили по каналу видеосвязи.
  
  Ген Ши (вкрадчиво): Ну, а намерения?
  
  Фай Родис: Скорее приступить к изучению планеты Ян-Ях и ее народа!
  
  Ген Ши: Но вы же понимаете, что семь человек не смогут изучить огромную планету!
  
  Фай Родис: Мы можем отобрать важнейшие материалы, хранящиеся в ваших библиотеках и архивах. Естественно, мы рассчитываем на ваше содействие. Кроме того, мы готовы поделиться всей информацией о нашей планете, которой мы располагаем, и хотели бы начать с показа наших фильмов для жителей Ян-Ях.
  
  Ген Ши (с беспокойством): Вряд ли это понадобится!
  
  Фай Родис (удивленно): Почему?
  
  Ген Ши: Народ Ян-Ях не подготовлен для таких зрелищ.
  
  Фай Родис: Не понимаю.
  
  Чойо Чагас (резко, при звуке его голоса остальные члены Совета Четырех вздрагивают и почтительно поворачиваются к нему, вытягиваясь вперед): Ничего удивительного - здесь многое будет вам непонятно. А то, что вы сообщите нам, может быть ложно истолковано... Поэтому мой друг и вице-президент Ген Ши опасается показа ваших фильмов.
  
  Фай Родис: Но любое недоумение может быть разрешено только познанием. Зачем же ограничивать людей в получении информации?
  
  Чойо Чагас: Не будем сейчас обсуждать это. Я прикажу институтам, библиотекам и хранилищам подготовить для вас сводки и фильмы. А теперь пойдемте в отведенные вам комнаты.
  
  Чойо Чагас заходит в коридор, за ним идут земляне. Камера снимает их в движении (спереди).
  
  Камера переключается на гостевой зал - обширный зал с большими окнами, стекла которых затемнены внизу. Напротив окон - ряд дверей.
  
  Чойо Чагас: Вот здесь (обводит рукой зал) вы можете чувствовать себя в полной безопасности. До завтра!
  
  Чойо Чагас уходит. Земляне стоят неподвижно, осматриваясь по сторонам.
  
  
  Сцена N 29
  INT - гостевой зал.
  Вечер.
  
  Солнце низко над горизонтом, в зале стоит легкий полумрак.
  
  Земляне сидят в креслах, расположенных полукругом.
  
  Вир Норин: Чеди, поделись с нами, как социолог, своими предварительными выводами о здешнем обществе.
  
  Чеди Даан: Очевидно, что это общество представляет собой высшую и последнюю фазу развития элитарного общества - то есть государственно-бюрократическую олигархию. Она, как известно, может вырасти как из монополистического капитализма, путем слияния финансово-промышленной олигархии и государственной бюрократии в единую структуру, так и из бюрократического социализма...
  
  Фай Родис: Чеди права. Из этих двух источников получается одно и то же - абсолютный контроль так называемой "элиты" - неважно, какого она происхождения - над обществом. Все социальные системы, построенные на "избранности" - системе противопоставления владык и толпы, всеведущих ученых и темных невежд, звезд и бесталанных, элиты и простых исполнителей, очень похожи друг на друга. В таких системах большинство полностью зависит от меньшинства.
  
  Эвиза Танет: Фай, неужели и у нас, на Земле, когда-то было нечто подобное?!
  
  Фай Родис: В начале двадцать первого века на Земле начали образовываться олигархические группы с тенденцией распространения по всей планете и слияния в единую мировую централизованную систему.
  
  Тивиса Хенако: Но ведь история на этом не закончилась!
  
  Фай Родис: Да, Тивиса. Впереди была следующая стадия развития, которая плавно перешла в фазу высшей общественной формации. Хотя тысячелетиями до этого в общественном сознании бытовало мнение, что так называемые "сильные мира" всегда будут господствовать над слабыми, что природу человека не переделать, что он всегда будет стремиться жить за счет других...
  
  Эвиза Танет: Я почти не знакома с переходным периодом к высшему обществу... Фай, как же люди преодолели этот рубеж? Каким ключом они открыли дверь в свое светлое будущее?
  
  Фай Родис: Это удалось сделать путем планомерного размывания источников могущества элиты, которая была сильной не сама по себе, а только лишь за счет простых людей. И вот эти простые люди начали объединяться с товарищами по несчастью и выстраивать свою сеть взаимной помощи, сеть независимого обмена информацией и материальными ресурсами.
  
  В это время включается голографический экран, на котором издалека, без переключения на него, показывается собравшееся возле многоквартирных домов население, которое слушает речи ораторов. Следуют быстро сменяющие друг друга образцы высокотехнологичной компьютерной символики, изображения типичного содержимого компьютерного экрана образца начала XXI века, надписи "Народный Фронт" (на русском языке), "МЛФ", "ЕИС" и "2084".
  
  Фай Родис: Организованное прогрессивными силами нового поколения "параллельное государство" стало своеобразным фундаментом нового всепланетного общества. Вот ключ, который привел наших предков к Эре Мирового Воссоединения! Вот ключ, позволивший преодолеть, на мой взгляд, самый трудный рубеж - рубеж между элитарным и эгалитарным обществом.
  
  Эвиза Танет: А здесь, на Тормансе...
  
  Фай Родис: Этого ключа мы не нашли на Тормансе, потому что здесь долгие века после Эры Мирового Воссоединения все еще существует инферно - олигархия, создавшая утонченную систему угнетения.
  
  Тор Лик: Я понял. Для борьбы с этой системой нам надо создать нечто подобное тому, что в давние времена было создано на Земле. Вернее, даже не создать, а найти людей, готовых сделать первый шаг. Найти их и помочь им!
  
  Пауза. Камера показывает заходящее солнце, лучи которого проникают сквозь окно.
  
  
  Сцена N 30
  INT - комната Чойо Чагаса.
  День.
  
  Интерьер комнаты: на окнах висят темно-зеленые шторы, на полу ковер, мебель из красного дерева, ножки кресел и дивана в виде когтистых лап, на столе стоит хрустальный шар на малахитовой подставке, у стола - большой глобус Торманса.
  
  Чойо Чагас стоит у глобуса, слегка прикасаясь к нему рукой.
  
  Камера показывает открывающуюся дверь, в которую заходит Фай Родис.
  
  Чойо Чагас хитро улыбается и жестом указывает на кресло. Фай Родис садится, после чего в кресло напротив садится Чойо Чагас и наклоняется вперед.
  
  Чойо Чагас: Теперь мы можем говорить вдвоем, как и подобает вершителям судеб. Теперь мы можем говорить вдвоем, как и подобает вершителям судеб. Пусть звездолет только песчинка в сравнении с планетой, психологически ответственность и полнота власти одна и та же.
  
  Фай Родис снисходительно улыбается.
  
  Чойо Чагас: Каковы нормы человеческого общения у вас, на Земле? В каких случаях вы говорите правду?
  
  Фай Родис: Всегда!
  
  Чойо Чагас: Тогда скажите: что вы принесли с собой нам, жителям Ян-Ях? Мы вас не звали, нам ничего не нужно от пришельцев из космоса, откуда бы они ни были, пусть даже они, как вы говорите, явились с планеты, породившей наших предков.
  
  Фай Родис: Я не могу поверить, чтобы люди Ян-Ях отказались заглянуть в океан безбрежного знания, открытый им через нашу планету и Великое Кольцо Галактик!
  
  Чойо Чагас (надменно): Я не знаю, что это такое!
  
  Фай Родис: Тем более! (Удивленно смотрит на Чойо Чагаса и наклоняется поближе.) Разве для вас не главное - умножение красоты, гармонии, знаний?
  
  Чойо Чагас: Это ваша правда! А наша - это ограничение знаний, ибо они открывают человеку чудовищную пропасть космоса, на краю которой он сознает свое ничтожество, теряет веру в себя. Счастье человека - быть в ладу с теми условиями, в которых он рожден и будет пребывать всегда, ибо выход из них - это смерть, ничто, искра, погасшая на ветру.
  
  Фай Родис: Счастье моллюска, укрывшегося в раковину, которую вот-вот раздавит неизбежное стечение обстоятельств. Для чего, по-вашему, человек наделен разумом, если не для преобразования мира, не для его улучшения? Вы же остановились в своем развитии именно потому, что цепляетесь за давно отжившие принципы общественного устройства. Это рано или поздно приведет к медленной и мучительной гибели цивилизации, включая и вас, "всемогущих" владык.
  
  Чойо Чагас: У нас все предусмотрено!
  
  Фай Родис: Без знания? А недавние последствия перенаселения? Вся ваша планета покрыта кладбищами - десяти миллиардов жертв невежества власти...
  
  Чойо Чагас (недобро прищурившись): Вот как! Откуда вы знаете историю Ян-Ях? Откуда?
  
  Фай Родис: Как вам известно, двести лет назад планету посетил звездолет. Ему отказали в посадке ваши предшественники, тоже воображавшие, будто держат в своих руках судьбу планеты.
  
  Чойо Чагас вскакивает и бросает бешеный взгляд на Фай Родис. Фай Родис встает и с любопытством рассматривает Чойо Чагаса. Чойо Чагас с выражением подавленного бешенства отворачивается к столу и дотрагивается рукой до хрустального шара.
  
  Чойо Чагас (не оборачиваясь): Вы уже наметили план исследований?
  
  Фай Родис: Да, мы будем работать в разных местах планеты - в столице, посетим развалины древних городов, понаблюдаем жизнь вашего общества и ознакомимся с документами. Если вы не против...
  
  Чойо Чагас: Я согласен помочь вам во всех ваших делах. Но только с одним условием. (Поворачивается). Чтобы вы пока оставались гостьей садов Цоам!
  
  Фай Родис (с легкой иронией): В качестве заложницы?
  
  Чойо Чагас: О нет, что вы! Просто я первым должен узнать про свою "прародину" (последнее слово произносится ироническим тоном).
  
  Фай Родис: Неужели вы ничего не знаете о ней?
  
  Чойо Чагас (слегка смутившись): Разумеется! Мы с Белых Звезд, как установлено нашими учеными. А вы совсем другие. Ваша психика чужда нам.
  
  Фай Родис стремительно встает, Чойо Чагас мгновенно принимает настороженную позу. Фай Родис прикасается к хрустальному шару.
  
  Фай Родис: Эти гадальные шары умели делать только в Японии, во времена Эры Разобщенного Мира. Для гадания нужны два шара, один ставят осью вертикально, другой - горизонтально. Где же второй шар?
  
  Чойо Чагас: Остался у предков с Белых Звезд.
  
  Фай Родис: Возможно.
  
  Чойо Чагас опускает голову. Пауза.
  
  Чойо Чагас: Я познакомлю вас со своей женой. (Исчезает за складками зеленой ткани).
  
  Фай Родис внимательно рассматривает шар, ощупывает его.
  
  Из-за драпировки внезапно появляется Чойо Чагас, следом за ним идет ЯН-ЯХ.
  
  Описание Ян-Ях: Возраст 25-30 лет, среднего роста, волосы темно-оранжевые, зачесаны назад. На темени - две переплетенные змеи с разинутыми пастями. На груди ожерелье в виде узорных квадратов с розовыми камнями. Плечи, руки, большая часть спины обнажены, грудь едва прикрыта фестонами корсажа. Лицо выражает жажду власти и страстность.
  
  Ян-Ях протягивает Фай Родис руку, которую та пожимает.
  
  Ян-Ях: Как вас зовут, гостья с Земли?
  
  Фай Родис: Фай Родис.
  
  Ян-Ях: Звучит хорошо, хотя мы привыкли к иным сочетаниям звуков. А я - Янтре Яхах, в обыденном сокращении - Ян-Ях.
  
  Фай Родис: Вас назвали по имени планеты?
  
  Ян-Ях презрительно усмехается.
  
  Ян-Ях: Что вы! Планету назвали моим именем.
  
  Фай Родис: Не может быть! Переименовывать планету с каждой новой властительницей - какой громадный труд в переписке документов и книг!
  
  Чойо Чагас: Хлопоты с изменением имен - пустяк! Нашим людям не хватает занятий, и всегда найдутся усердные работники.
  
  На лице Фай Родис видна сильная степень удивления и непонимания, смешанная с интересом исследователя и брезгливостью.
  
  Пауза.
  
  Чойо Чагас: Внизу, в желтом зале, ждет инженер, который будет оказывать вам помощь в получении необходимой информации.
  
  Фай Родис: Инженер? Я рассчитывала на историка.
  
  Чойо Чагас: Чтобы распоряжаться информацией, нужен инженер. У нас это так.
  
  Фай Родис (с легким недовольством): Благодарю.
  
  
  Сцена N 31
  INT - желтый зал.
  День.
  
  Посреди зала на желтом ковре стоит человек с густой и короткой бородой - ТАЭЛЬ. Таэль смотрит на лестницу в виде двух полукружий (интерьер зала как в известной сцене в фильме "Матрица Перезагрузка"), по которой спускается Фай Родис, которая, в свою очередь, также внимательно смотрит на него.
  
  Таэль делает несколько шагов к основанию лестницы навстречу Фай Родис.
  
  Таэль: Я - Хонтээло Толло Фраэль.
  
  Фай Родис: Я - Фай Родис.
  
  Таэль: Я послан в ваше распоряжение. Мое имя сложное, особенно для гостей с чужой планеты. Зовите меня просто Таэль.
  
  Фай Родис: Хорошо. А у вас есть какие-нибудь приставки к имени, означающие уважение, отмечающие ум, геройство, заслуги?
  
  Таэль: Нет, всех коротко называют "кжи" - короткоживущий; а ученых, техников, людей искусства, не подлежащих ранней смерти - "джи" - долгоживущими. К правителям обращаются со словами "великий", "всемогущий" или "повелитель".
  
  Пауза.
  
  Таэль (смущенно, глядя вниз): Может быть, вы хотите пройти в сад?
  
  Фай Родис (тепло улыбнувшись): Пойдемте... Таэль.
  
  
  Сцена N 32
  EXT - сад.
  День.
  
  Посреди зарослей цветов и декоративных кустарников расположена беседка. Фай Родис и Таэль идут по дорожке по направлению к ней, поднимаются в беседку и садятся на скамейку. Камера расположена примерно в 15 метрах от беседки. Затем камера с эффектом стробирования вплотную приближается к беседке.
  
  Вдали слышен гогот, шумная речь и выкрики.
  
  Фай Родис: Там что-то происходит?
  
  Таэль: Ничего. Там охранники и прислуга садов.
  
  Фай Родис: Почему же они так несдержанны? Разве хозяева не требуют тишины?
  
  Таэль: Во дворце не слышно, а удобство других им безразлично. Слуги владык никого не боятся, если угодны своим господам.
  
  Фай Родис: Видимо, они очень плохо воспитаны.
  
  Таэль: А зачем? И что вы понимаете под этим?
  
  Фай Родис: Прежде всего, умение сдерживать себя, не мешать другим людям.
  
  Таэль: Это невозможно!
  
  Фай Родис: У нас на Земле это уже давно достигнуто!
  
  Пауза. Таэль сидит с недоуменным выражением лица.
  
  Фай Родис: Расскажите мне о способах хранения информации на планете Ян-Ях. И помогите получить ее.
  
  Таэль: Что интересует вас прежде всего?
  
  Фай Родис: История заселения планеты с момента прихода сюда ваших людей и до последнего времени. Особенно интересны для меня периоды максимальной заселенности и резкого спада численности населения.
  
  Таэль: Все, что касается нашего появления здесь, запрещено. Так же запрещена информация о периоде Большой Беды.
  
  Фай Родис (озадаченно): Невероятно. Ну, тогда хотя бы познакомьте меня с той историей, какая разрешена. Вообще, существует ли возможность узнать подлинные факты?
  
  Таэль: Лишь косвенным путем, в рукописных мемуарах, в литературных произведениях, избежавших цензуры или уничтожения.
  
  Фай Родис встает. Следом за ней поднимается и Таэль, с озадаченным и опечаленным видом.
  
  Фай Родис: Так и поступим - будем искать косвенные источники. (Кладет руку ему на плечо. Говорит ободряющим тоном). Не расстраивайтесь. На Земле были похожие периоды. А что получилось позднее, скоро увидите.
  
  
  Сцена N 33
  INT - тронный зал.
  День.
  
  В креслах перед голографическим "экраном", формируемым с помощью луча, выходящего из браслета на руке Фай Родис, сидят земляне, Чойо Чагас, Ян-Ях, остальные члены Совета Четырех, другие высшие сановники, Таэль.
  
  Камера переводится на экран, приближается к нему и переключается на демонстрируемые клипы. Клипы сопровождаются величественной, "зовущей вдаль" музыкой, наподобие музыкальных тем японского композитора Китаро.
  Клип: Лето, небо безоблачное, день. Пышная зеленая растительность, среди которой возвышаются разрозненные здания в "футуристическом" архитектурном стиле. В небе пролетают дискообразные летательные аппараты.
  Клип: Поселки, состоящие из индивидуальных домов - также высокотехнологичной архитектуры.
  Клип: Дворец Советов по проекту Б.М. Иофана, комплекс правительственных зданий, Совет Звездоплавания снаружи и внутри.
  Клип: Городская площадь, заполненная людьми; комплекс общественных зданий на площади, Дворец Искусств внутри.
  Клип: Последовательно сменяющиеся общие панорамы парков, степей, гор, озер, рек.
  Клип: Морской берег в тропической зоне, курорт. Массовое спортивное мероприятие на воде (плавание, серфинг, гонки на парусных яхтах), дисколеты в воздухе и на воде, вблизи которых находятся в воде люди; панорама побережья с высоты птичьего полета; над морем "парят" несколько десятков человек в антигравитационных жилетах, преимущественно дети и подростки. Атмосфера всеобщей радости, веселья, беззаботности.
  Клип: Большой зал, в котором сидят люди и работают перед виртуальными пультами, глядя в голографические мониторы. На общем большом мониторе отображается панорама космоса, дальнее тусклое светило, планета вблизи него и дисколет, идущий по направлению к поверхности планеты.
  Камера на поверхности планеты, на холме, возвышающемся относительно близлежащих окрестностей. Холм пологий с одной стороны и заканчивающийся обрывом с другой. Тусклое светило над горизонтом. Небо черного цвета. Планета сильно каменистая, абсолютно безжизненная, над поверхностью проносятся клубы густых испарений ядовитого цвета, вдали видно интенсивное извержение нескольких вулканов, сверкают молнии.
  Ниже, на равнине, стоит дисколет, от которого к вершине идут несколько человек. Еще несколько десятков человек стоят возле дисколета. Все одеты в традиционный костюм звездолетчиков, поверх которых - прозрачные скафандры (не в традиционном понимании, а в виде энергетической оболочки, создающей светящийся контур вокруг тела). Человек, идущий впереди (командир), держит лиловый флаг со светящимся символом Земли посредине. Дойдя до верхней точки, он водружает флаг на вершину. Камера отрывается от вершины и обозревает панораму поверхности планеты.
  Дисколет на орбите планеты. Переключение на пилотскую кабину. В главном кресле сидит командир и производит манипуляции на виртуальном пульте. Рядом работает астроинженер (молодая женщина). Командир поворачивается к ней, кивает, женщина что-то нажимает на пульте.
  Панорама открытого космоса. Тусклое светило исчезает, и на его месте вспыхивает яркая точка. Сначала идет сплошное свечение, затем оно сжимается и на его месте возникает светило, похожее на Солнце.
  Кабина звездолета. Астроинженер снова нажимает на пульт.
  Панорама открытого космоса. На поверхности планеты в одной точке вспыхивает свечение в виде мелких разрядов, похожих на зарницы, быстро распространяющееся вширь.
  Камера направлена в небо - прозрачное, ярко-синее, с редкими кучевыми облаками. В небе ярко светит Солнце. Объектив опускается к поверхности - всюду яркая зелень, вдали видны горы, озера, реки. Контуры рельефа - те же, что и при сцене первой высадки. На поверхности вдали находится небольшой город в виде комплексов зданий различной формы.
  На холме стоят командир и астроинженер, в белых "астрокостюмах". Камера крупно показывает их лица. Они стоят на вершине холма и смотрят вдаль. Видно, как ветер развевает их волосы. Правая рука мужчины и левая рука женщины соединены. Сзади к ним бегом приближается мальчик лет восьми, встает между ними, мужчина и женщина кладут руки ему на плечо и голову соответственно. Лица у всех троих веселые и счастливые.
  
  Внезапно раздается злобный пронзительный вопль:
  
  Чойо Чагас (голос): Хватит! Довольно!
  
  Переключение на гостевой зал. Фай Родис недоуменно смотрит на Чойо Чагаса (его лицо искажено злобой и ненавистью). Изображение с мужчиной, женщиной и ребенком исчезает, и вместо него становится виден рисунок змей, выполненный на стене.
  
  Зрители начинают расходиться - жители Торманса вскакивают и очень поспешно удаляются, земляне некоторое время сидят в креслах, потом по знаку Фай Родис также встают и направляются в сторону выхода.
  
  
  Сцена N 34
  INT - тронный зал.
  День.
  
  Фай Родис: Что означал ваш выкрик "довольно"? Вам не понравилась Земля?
  
  Чойо Чагас: Я не верю сказкам. Почему же я должен верить этим лживым картинкам?
  
  Фай Родис (на повышенных тонах): Это вы лжете! Вы же человек выдающегося ума, почему же вы не хотите говорить прямо, не скрывая своих целей и убеждений? Чего вы боитесь?
  
  Чойо Чагас поднимается с кресла с выражением злобы на лице. Он подходит к Фай Родис и пристально смотрит ей в глаза.
  
  Чойо Чагас: Мы могли бы уничтожить вас, а вместо этого я вынужден отдавать вам отчет!
  
  Фай Родис: Вы боитесь нас. Вы боитесь, что наш звездолет уничтожит ваши города, дворцы, заводы. Вам, конечно, не жаль миллионов жителей Ян-Ях - лишь бы вы остались живы! Не так ли?! (Резко).
  
  Чойо Чагас (вызывающе): Да! А кого жалеть? Дрянь, ничтожных людишек с мелкими чувствами?
  
  Фай Родис: Так они же люди!
  
  Чойо Чагас: Нет, им далеко до людей!
  
  Фай Родис: А разве вы помогаете им стать людьми? Неужели вы не помышляли об этом, несчастный человек?
  
  Чойо Чагас (переходя на истеричный крик): Нет, это вы несчастная! Какой вы историк, если не понимаете, что море пустых душ (раскидывает руки по сторонам) разлилось по планете, выпив, обожрав, истоптав все ее уголки!
  
  Фай Родис (на повышенных тонах): Как можно говорить о людях как о мусоре истории?! Они не виноваты - это все ваше общество тяжело больно! И вы ничего не делаете для его выздоровления. Сохранение вашего общественного строя нужно только вам, горстке правителей, а не народу Ян-Ях! Из-за таких, как вы, в истории Земли погибли сотни государств и миллионы людей.
  
  Черты лица Чойо Чагаса искажаются дикой ненавистью. Он начинает дико и истошно вопить.
  
  Чойо Чагас: Хватит! Не хочу! Ничего о Земле! Ненавижу! Ненавижу проклятую Землю, планету безграничного страдания моих предков!
  
  Фай Родис (взволнованно): Ваших предков?
  
  Чойо Чагас: Да, да, моих, как и ваших! Это тайна, охраняемая много столетий, и ее разглашение карается смертью!
  
  Фай Родис: Почему?
  
  Чойо Чагас: Чтобы не возникало мечты о прошлом, об ином мире. Наши предки, высадившись на этой планете, решили начать новую жизнь, навсегда забыв о Земле.
  
  Пауза.
  
  Чойо Чагас (направляясь к стене и делая приглашающий жест): Пойдемте. (Подходит к стене, откидывает занавесь и открывает потайную дверь).
  
  Фай Родис следует за ним.
  
  
  Сцена N 35
  INT - подземный архив.
  
  Камера находится внутри помещения. Дверь раскрыта, в нее входит Чойо Чагас, следом за ним Фай Родис. Войдя, Фай Родис начинает осматриваться по сторонам. Камера охватывает высоко возносящиеся застекленные колонки шкафов и стеллажей, ряды плотно сдвинутых ящиков.
  
  Чойо Чагас с торжествующим видом поворачивается к Фай Родис.
  
  Чойо Чагас: Вы знаете, куда мы пришли?
  
  Фай Родис: Я поняла. Здесь хранится то, что ваши предки привезли на звездолетах с Земли.
  
  Чойо Чагас: Я покажу вам фильмы, привезенные предками как память о планете, откуда они бежали. Когда сомнения одолевают меня, я прихожу сюда, чтобы насытиться ненавистью и в ней почерпнуть силу.
  
  Фай Родис: Ненавистью к кому, к чему?
  
  Чойо Чагас: К Земле и ее человечеству! Увидев историю вашего рая (последнее слово выделено интонацией едкого сарказма), кто не усомнится в правдивости показанных вами фильмов? Как могло случиться, чтобы ограбленная, истерзанная планета превратилась в дивный сад, а озлобленные, не верящие ни во что люди сделались нежными друзьями? Какие орудия, какие путы железного страха держат народы Земли в такой дисциплине?
  
  Фай Родис: Боюсь, вам не понять принципов организации того общества, от которого когда-то в ужасе бежали ваши предки, сочтя его победу крушением цивилизации.
  
  Чойо Чагас указывает Фай Родис на кресло, сам садится в кресло перед пультом и нажимает на кнопки. Загорается большой экран на противоположной стене.
  
  Камера берет экран крупным планом, после чего следует переключение на клипы.
  
  Короткие клипы представляют собой художественные реконструкции исторических событий:
  Клип: Смертельная схватка первобытных племен.
  Клип: На заднем плане - горящие города, вытоптанные поля; на переднем - завоеватели на лошадях, которые гонят порабощенных измученных людей, подгоняя их плетьми.
  Клип: Дорога, вдоль которой стоят виселицы с казненными людьми.
  Клип: Сцена каторжного труда скованных цепями женщин и детей в подземных рудниках.
  Клип: Сцена труда рабов-галерников на средневековом корабле.
  Клип: Кадры концентрационных лагерей фашистской Германии.
  Клип: Кадры атомного взрыва, после этого - кинохроника умирающих от радиоактивного поражения жителей Хиросимы (Нагасаки).
  Клип: Кинохроника бомбардировок вьетнамских деревень американцами.
  Клип: Расстрел "Белого Дома" в 1993 году.
  Клип: Бомбардировки Белграда в 1999 году.
  Клип: Кадры входящих в Багдад американских войск, фотоизображения эпизодов издевательств над пленными в тюрьмах Ирака, ожесточенные бои в городах год спустя.
  Клип: Ожесточенные схватки людей под красными флагами с ОМОНом на улицах Москвы.
  Клип: Получивший фатальные повреждения в ходе морского боя и идущий ко дну авианосец "Рональд Рейган".
  
  Чойо Чагас (насмешливо): Очнитесь, земножительница.
  
  Камера показывает лицо Фай Родис. Она оборачивается к Чойо Чагасу.
  
  Чойо Чагас: Вы не знали всего этого?
  
  Фай Родис: Это так неожиданно - на другом краю Галактики увидеть все это. Честно говоря, я не думала, что у вас окажется такой полный архив. Ваши предки взяли с собой все порочащее цивилизацию, чтобы последующие поколения уже представляли себе покинутую Землю как место неимоверного страдания, куда нельзя возвращаться ни при каких условиях.
  
  Чойо Чагас: Да, мы отреклись от Земли. Нам она не дала ничего хорошего.
  
  Фай Родис: Мне жаль вас. Очень жаль. Вы, ослепленные ложными чувствами, зашли в тупик, из которого нет выхода.
  
  Пауза. Крупным планом мрачное лицо Чойо Чагаса.
  
  
  Сцена N 36
  INT - гостевой зал.
  День.
  
  Камера приближается к разговаривающим в зале землянам.
  
  Фай Родис: Честно говоря, только теперь я поняла - поняла не умом, а сердцем - всю неизмеримость цены, заплаченной человечеством за его светлое настоящее, за выход из инферно.
  
  Чеди Даан: И, несмотря на это, наша планета возродилась!
  
  Фай Родис: Да, но не все человечество. Здесь, на Тормансе, история повторяется.
  
  Пауза.
  
  Фай Родис (смотря в сторону Чеди Даан, Гэн Атала и Тор Лика): А вы что успели узнать?
  
  Чеди Даан: Меня совсем подавили хранилища информации, набитые штабелями полусгнивших документов. Чтобы разобрать хотя бы одно такое хранилище, нужны десятки людей.
  
  Гэн Атал: Не лучше обстоят дела и с культурой. В Домах Музыки, Живописи и Скульптуры выставлено лишь то, что нравится Совету Четырех и их приспешникам. Здесь господствует жестокая цензура.
  
  Тор Лик: Мы с Тивисой осматривали биологические институты и были поражены невероятной запущенностью заповедников и парков: истощенные, умирающие леса и совершенно выродившаяся фауна.
  
  (Три приведенные выше реплики могут сопровождаться короткими тематическими клипами.)
  
  Чеди Даан: В общем, все ясно. Находясь здесь, мы ничего не увидим, кроме того, что нам захотят показать правители.
  
  Вир Норин: Что же ты предлагаешь?
  
  Чеди Даан: То же, что и раньше. Отправиться в гущу обычной жизни планеты.
  
  Фай Родис: Хорошо! Причем нам нужен контакт с людьми из разных мест, из разных социальных слоев. Только так мы получим истинное представление о жизни здесь.
  
  
  Сцена N 37
  INT - пилотская кабина звездолета.
  Утро.
  
  Гриф Рифт сидит перед виртуальным голографическим пультом. К нему подходит Соль Саин.
  
  Гриф Рифт: Что бродишь? Неспокойно на душе?
  
  Соль Саин: Мне снилось что-то плохое, тревожное. Здесь, на Тормансе, мне часто тяжело по ночам, особенно перед рассветом.
  
  Гриф Рифт (улыбаясь): Час Быка, два часа ночи. Так называли в древности наиболее томительное для человека время незадолго до рассвета, когда властвуют демоны зла и смерти. Но, в общем, ничего страшного. Это вполне закономерное чувство, возникающее по физиологическим причинам из-за особого состояния атмосферы перед рассветом.
  
  Соль Саин: Кроме того, я очень трудно переношу вынужденное безделье.
  
  Гриф Рифт: Ты же взял на себя обработку получаемой информации.
  
  Соль Саин: Пустяковая работа. Нам так мало удается добыть чего-нибудь стоящего...
  
  Гриф Рифт: Беда в том, что тормансиане не сотрудничают с нами, иногда просто мешают. Но подожди еще немного. Мы наладим контакт с обычными людьми, а не с учреждениями власти.
  
  Соль Саин: Скорей бы! Но сможем ли мы разрушить самую прочную из всех стен - стену психологическую, которой окружили нас правители Торманса?
  
  Гриф Рифт: Сможем! Я бы на твоем месте занялся подготовкой лекций и наиболее важных инструментов для тормансиан.
  
  Соль Саин: И что, по-твоему, важнее всего?
  
  Гриф Рифт: Индикатор враждебности и оружие.
  
  Соль Саин: И оружие?
  
  Гриф Рифт: Да! Хотя бы наш ПКС-5.
  
  Соль Саин: Что же будет, если оружие получат все?
  
  Гриф Рифт: Ничего страшного. Каждый будет знать, что рискует головой, и двадцать раз подумает, прежде чем затевать насилие.
  
  На голографический экран звездолета поступил сигнал входящей связи. Камера переключается на изображение на экране: небольшой квадратный сад, освещенный фонарями. Рядом с Фай Родис идет Таэль. Фай Родис ведет себя так, как если бы она не подозревала о включенном ею передатчике.
  
  Фай Родис: ...Наступила Эра Встретившихся Рук, и вот мы здесь. Если бы не Великое Кольцо Галактик, могли бы пройти миллионы лет, прежде чем мы нашли бы друг друга, две планеты, населенные людьми Земли.
  
  Таэль: Людьми Земли?
  
  Фай Родис: Разве вы не знаете? И вы не знаете, что передачи Великого Кольца иногда ловят здесь, на планете Ян-Ях?
  
  Таэль (удивленно и восторженно): Не может быть!
  
  Фай Родис: Я была в вашей библиотеке в Институте Общественного Устройства. Там в одном из залов на причудливых медных подставках стояли небесные глобусы, отгороженные друг от друга столами с цветными картами. Изображения других миров в таких подробностях и приближении не могли дать никакие телескопы.
  
  Гриф Рифт активирует обратную связь. Таэль слега отшатывается при появлении рядом с ним голографической проекции пилотской кабины звездолета и землян.
  
  Фай Родис: Таэль, познакомьтесь с вашими собратьями с Земли.
  
  Пауза.
  
  Таэль: Вы можете заполнить пропасть нашего незнания? Можете показать нам и Землю, и планеты других звезд, и высшие достижения их цивилизаций?
  
  Гриф Рифт: Все, что мы сами изучили! Кроме того, мы откроем вам знания тысяч цивилизаций, входящих в Великое Кольцо Галактик.
  
  Таэль (улыбаясь): На нашей планете есть много людей, куда более заслуживающих знакомства с вами, чем я! Как устроить это? Сюда, в Сады Цоам, им нет входа.
  
  Гриф Рифт: Можно демонстрировать фильмы и говорить хоть с тысячами людей около нашего звездолета.
  
  Соль Саин: И обеспечить их защиту.
  
  Фай Родис: Правильно! А первых посетителей подберет Таэль, из своих знакомых и друзей.
  
  
  Сцена N 38
  INT - пилотская кабина звездолета.
  День.
  
  Нея Холли, Олла Дез, Гриф Рифт и Див Симбел сидят в пилотской кабине звездолета. Див Симбел в несколько касаний активирует на голографическом экране изображение окружающей звездолет местности.
  Камера показывает изображение на экране (без переключения на него): Среди бесплодных обрывов коричневой земли, врезанных в гряду желтых прибрежных холмов, расположена циркообразная ложбина, резко ограниченная выступами опрокинутых слоев песчаника. Обращенная к звездолету сторона приморской гряды подрезана крутым обрывом, защищающим ложбину от ветра. На мористой стороне холмов у самой воды виднеется густая заросль кустарника.
  
  Див Симбел: Место идеально! Ограждаем защитным полем оба долготных края ложбины и еще с хвосто-полярной стороны вплоть до моря. Зрители будут приплывать ночью, выходить в кустах и переваливать в долину.
  
  Гриф Рифт: А маяк?
  
  Олла Дез: Не нужен! Используем мачту со щелевыми люминесцентными излучателями.
  
  
  Сцена N 39
  EXT - ложбина.
  Ночь.
  
  Описание местности: Ночь, ложбина, стебли полусухой травы, колеблемые слабым ветром. Множество собравшихся людей (тормансиан). Внезапно из непроницаемой тьмы защитного поля возникает огромное голографическое изображение. Пилотская кабина звездолета, из которой шестеро землян приветствуют гостей. Изображение звездолета исчезает, и начинает демонстрироваться клип.
  Описание клипа:
  Живописные кадры природы в различных географических зонах Земли: тропические сады, раскинувшиеся на необозримых пространствах, океаны, средняя полоса, горы.
  Сменяющиеся кадры - красивые (футуристической архитектуры) научные институты, подземные и космические высокотехнологичные производства. Сменяющиеся кадры жилых кварталов (футуристического вида). Величественные дворцы культуры, отдыха, искусств.
  Школы, полные здоровых и веселых детей.
  Пышные праздники и торжества, в которых участвует множество людей.
  Клип сопровождается величественной, "манящей вдаль" музыкой (пример - Китаро).
  
  Переключение камеры на ложбину.
  
  1-Й ЗРИТЕЛЬ: А у нас общественные здания, парки и дворцы переполнены людьми и очень шумны.
  
  Олла Дез: Вероятно, вы любите шум, толчею, скопление народа.
  (Все земляне выступают с большого экрана, при необходимости изображение выступающего заменяется на соответствующие клипы.)
  
  1-й зритель: Да нет же, мы ненавидим это! Но неизбежно каждое красивое место, каждый вновь отстроенный Дворец культуры оказываются переполненными людьми.
  
  Соль Саин: У вас нет соответствия между количеством населения и ресурсами планеты. В данном случае не хватает общественных помещений для отдыха и развлечений.
  
  1-й зритель: А у вас есть?
  
  Соль Саин: Это первейшая задача Совета Экономики! Кроме того, повсеместно применяемые нами нанотехнологии сняли все проблемы, связанные с нехваткой материальных ресурсов.
  
  2-й зритель: А что это за технологии?
  
  Соль Саин: Нанотехнологии позволяют создавать абсолютно любые объекты, манипулируя отдельными атомами и молекулами вещества с помощью микроскопических, молекулярных роботов. Они, заменив другие технологии, не только обеспечили нас фантастическими материальными богатствами, но и позволили нам достигнуть неограниченного долголетия.
  (В течение этой реплики на экране идет короткий клип, на котором показывается строительство сооружения: его конструкция как бы наращивается снизу вверх.)
  
  Среди аудитории поднимается заинтересованный ропот.
  
  3-Й ЗРИТЕЛЬ: Как это - неограниченное долголетие? Вы что, бессмертны?
  
  Соль Саин: Можно сказать, что да. С помощью этих технологий стало возможно фактически контролировать состояние каждой клетки человеческого организма. Нанотехнологии позволяют нам предотвращать старение, сохраняя тело вечно молодым и здоровым, дают возможность формировать желаемый внешний облик, быстро ликвидировать последствия травм, обретать физические способности, ранее доступные лишь профессиональным спортсменам.
  (Показывается клип: исключительно прозрачное море с синей водой. Живописные пляжи. Люди отдыхают у моря, занимаются водными видами спорта. Дворцы Спорта, в которых люди занимаются спортивной гимнастикой, легкой атлетикой и т.п. Подчеркивается физическое и эстетическое совершенство людей Земли.)
  
  4-Й ЗРИТЕЛЬ: А как же вы предотвращаете перенаселение?
  
  Див Симбел: Мы активно осваиваем планеты, не заселенные высшей мыслящей жизнью. Благодаря этому наша цивилизация способна обеспечить достойную жизнь неограниченному количеству людей. Мы делаем все для того, чтобы люди жили удобно и счастливо.
  
  1-й зритель: А из чего складывается ваше счастье? Каковы инструменты его достижения?
  
  Соль Саин: Из постоянного повышения технического могущества, из умножения возможностей всего общества и каждого человека в отдельности. Путь к нашему техническому могуществу был бы невозможен без пяти революционных технологий. Во-первых, это сетевые и коммуникационные технологии, которые обеспечивают свободный обмен информацией и позволяют поддерживать высокую структурную организацию общества. Во-вторых, транспортные и космические технологии, обеспечивающие доступ к жизненному пространству, сырьевой базе, энергии. В-третьих, энергетические технологии. В-четвертых, гуманитарные технологии - технологии развития человеческой личности. Ну и, конечно же, нанотехнологии, которые даруют человеку бессмертие и делают общедоступными все вышеперечисленное. Космическая сверхцивилизация разумных существ - сила, в руках которой находится ответственность за дальнейшее развитие Вселенной. Выполнение своего предназначения - в этом и заключается подлинное счастье. Мы знаем, для чего живем.
  Эта реплика может сопровождаться тематическими футуристическими клипами.
  
  2-Й ЗРИТЕЛЬ: К сожалению, человек Ян-Ях плох в самой своей сущности. Она унаследована от предков, убивавших, ревновавших, хитривших и тем обеспечивших себе выживание. Поэтому все усилия лучших людей нашей планеты неизбежно разбивались о стену душевной дикости, страха и недоверия. Если человечество Земли поднялось на такие высоты, то, очевидно, оно другого происхождения, с более благородными душевными задатками.
  
  Нея Холли: К достижениям, которые кажутся вам сейчас фантастическими, мы шли трудным и сложным путем, осилить который мог лишь коллективный разум нашей планеты. Все это стало возможным лишь после изобретения компьютеров и широкого распространения сетевых информационных технологий.
  
  2-й зритель: Но ведь на Ян-Ях тоже есть компьютеры!
  
  Олла Дез: Вопрос в том, для каких целей они применяются. При элитарном строе преимущественно развиваются технологии, увеличивающие власть "господ" над простыми людьми.
  
  5-Й ЗРИТЕЛЬ: А технологии космического могущества, нанотехнологии, бессмертие?
  
  Див Симбел: Это качественно иной уровень. Дело в том, что после определенного порога наука и техника могут дальше развиваться только в условиях эгалитарного общества, и поэтому правящая элита, которая ставит перед собой цель не управление обществом в интересах каждого человека и всего человечества в целом, а укрепление власти над людьми, права подавлять конкурентов, попросту делает выбор в пользу насильственной остановки общественного развития.
  
  Соль Саин: Кажется, я догадался, в чем дело! На Земле у нас было великое множество народов, несколько больших культур, разные социальные системы. Во взаимопроникновении или в прямой борьбе они задержали образование монокультуры и мирового государства до тех пор, пока не сформировалось адекватное общественное сознание.
  
  2-й зритель: А у нас на планете Ян-Ях, населенной одним, по существу, народом, развитие оказалось однолинейным.
  
  Мента Кор: И вы не успели опомниться, как на всей планете воцарилась тотальная власть олигархии!
  
  
  Сцена N 40
  EXT - сады Цоам.
  День.
  
  Таэль и Фай Родис прогуливаются по саду. Камера следует за ними.
  
  Таэль: Я виделся с друзьями. После просмотра фильмов о вашей... и нашей истории все думают только о том, как сделать жизнь Ян-Ях похожей на земную. Вы должны дать нам могущественное оружие!
  
  Фай Родис: Оружие без знания принесет только вред. Не имея ясной, обоснованной и проверенной цели, вы создадите лишь временную анархию, после которой всегда водворяется еще худшая тирания.
  
  Таэль: Так что же нам делать?
  
  Фай Родис: По диалектическим законам, железная крепость олигархического режима одновременно очень хрупка. Надо изучить ее узловые крепления, чтобы систематически ударять по ним, и все здание рассыплется, несмотря на кажущуюся монолитность, потому что оно держится лишь на страхе - снизу доверху. Следовательно, вам надо немного мужественных, смелых и умных людей, чтобы развалить олигархию, и очень много просто хороших людей, чтобы построить справедливое общество.
  
  Таэль: Смелых и умных людей?.. Вы не представляете, как глубоко зашло развращение людей на нашей планете. Неравенство породило море персональной зависти, зависть же породила комплекс униженности, в котором потерялось классовое сознание, цель и смысл борьбы против системы.
  
  Фай Родис: Я знаю это, Таэль. Сейчас главное для вас - это средства обороны, а не нападения. Я передам вам точную копию наших браслетов-коммуникаторов, но только с определенными ограничениями. Для вас самые важные функции, это: ДПА - диагностика психологической активности, то есть распознавание истинного психологического портрета личности, и ИКП - ингибиция кратковременной памяти.
  
  Таэль: А это что такое?
  
  Фай Родис: Вы знаете о двух видах памяти? Они управляются различными системами молекулярных механизмов. Лишив человека долговременной памяти, вы превратите его в идиота. Но сняв кратковременную память, то есть все недавно полученные сведения, вы обезвредите самого опасного врага, не отняв у него возможности вернуться к любой деятельности. Это устройство также выполняет функции информационного терминала, прибора связи и генератора защитного поля. Кроме того, оно обладает возможностью самокопирования.
  
  Таэль: Это великолепно! То, что нужно!
  
  Фай Родис: Сейчас я покажу вам нашего верного помощника - ПКС-5.
  
  Фай Родис выставляет вперед браслет на левой руке и подставляет ладонь правой. Из браслета начинает исходить яркое излучение, проецируемое на ладонь. Через несколько секунд на ладони появляется точная копия браслета. Фай Родис отдает его Таэлю.
  
  Таэль: Спасибо! Спасибо! Другого оружия нам и не надо.
  
  Фай Родис: Не спешите! Сейчас я объясню, как им пользоваться... Найдите укромное место и минут 20 свободного времени... Таэль, смотрите внимательно! Нажимаете вот на эту кнопку, после чего появится меню интерактивной системы обучения.
  
  Фай Родис нажимает на одну из кнопок, и возле браслета возникает небольшое голографическое меню (с изображением трехмерной модели коммуникатора, с различными виртуальными клавишами и надписями). Голос автомата (женский, приятный): "Интерактивная обучающая система ПКС-5 приветствует вас. Для регистрации пользователя в системе идентификации нажмите клавишу "1" (эта клавиша мигает). Для просмотра возможностей ПКС-5 нажмите клавишу "2" (аналогично). Для контекстной справки нажмите клавишу "3" (аналогично). Вы также можете задавать свои вопросы в разговорной форме"...
  
  Фай Родис нажимает на ту же кнопку на браслете, и изображение меню исчезает.
  
  Фай Родис: ПКС-5 обладает возможностями искусственного интеллекта, вы можете задавать ему любые вопросы... Но, по-существу! Таэль, вы все поняли?
  
  Таэль (удивленно и обрадовано): Да, да... Это просто чудо...
  
  
  Сцена N 41
  INT - комната Чеди Даан.
  День.
  
  Эвиза Танет критически осматривает Чеди Даан и Вир Норина, одевшихся в тормансианскую одежду для выхода за пределы садов Цоам.
  
  Входит Фай Родис.
  Камера фокусируется на Фай Родис и плавно сопровождает ее.
  
  Эвиза Танет: Не получается, за километр видна земная женщина. Если здесь народ действительно плохо воспитан, то за тобой потянется целая толпа.
  
  Чеди Даан: Ну, а как ты?
  
  Эвиза Танет: Местные коллеги снабдят меня специальной одеждой медика. Поэтому с меня достаточно брюк и блузки.
  
  Вир Норин (обращаясь к Чеди Даан): Выход один - пусть друзья Таэля, к которым он доставит нас, не привлекая ничьего внимания, помогут нам с тобой правильно одеться.
  
  Эвиза Танет: Ну, присядем на дорогу.
  
  Пауза. Фай Родис, Чеди Даан, Эвиза Танет и Вир Норин сидят на диванах.
  
  Эвиза Танет (задумчиво): Фай, а тебе не кажется, что эту планету уже невозможно поднять из инферно? Что болезнь зашла слишком далеко?
  
  Фай Родис: Эвиза, ты забываешь про нас, про огромную мудрость Земли, свет которой мы несем жителям Торманса... Ты забываешь про таких людей, как Таэль. Именно они, с нашей помощью, смогут построить свое светлое будущее...
  
  Вир Норин: Кстати, Таэль говорил тебе, что чиновники Совета возмущены демонстрацией фильмов?
  
  Фай Родис: Пока нет, но я готова к этому разговору. (Пауза.) Да, я уже поняла, что лучше действовать по-другому. Мы начали наивно и создали опасную ситуацию. Мы, по сути, подвергаем людей, приходящих смотреть фильмы, смертельному риску. А это недопустимо.
  
  Вир Норин: Поэтому информацию следует распространять иначе... Вместо сеансов стереофильмов мы станем раздавать видеодиски, пригодные для местных терминалов и компьютеров... на все необходимые темы. Используя нанорепликаторы, мы приготовим миллионы подобных дисков, а также предоставим им тысячи копий наших верных помощников, ПКС-5.
  
  
  Сцена N 42
  INT - комната Фай Родис.
  День.
  
  К Фай Родис входит посланец Чойо Чагаса - начальник охраны Ян Гао-Юар (ЯНГАР). Он дерзко разглядывает ее.
  
  Янгар: Я - начальник службы безопасности Президента Ян Гао-Юар. Владыка срочно вызывает вас. Мне приказано сопровождать.
  
  Фай Родис: Я знаю дорогу в его кабинет.
  
  Янгар (резко): Не туда! И мне приказано сопровождать!
  
  Фай Родис подчиняется и уходит вместе с Янгаром.
  
  
  Сцена N 43
  INT - тронный зал.
  День.
  
  Чойо Чагас расхаживает по коврам. Входит Фай Родис вместе с Янгаром. Чойо Чагас поднимает брови, знаком отпускает Янгара и, пройдясь взад-вперед по залу, останавливается перед Родис, подозрительно и гневно смотря на нее.
  
  Фай Родис: Мы показывали фильмы только тем, кто жаждал знания, преодолевая неудобный путь до звездолета и риск быть захваченным вашими кордонами.
  
  Чойо Чагас: Я запретил общественный показ! И предупредил, чтобы вы не вмешивались в дела нашей планеты!
  
  Фай Родис: Общественного показа не было. Исполняя ваше желание, мы не демонстрировали фильмов всей планете. Вероятно, у вас есть на это причины?
  
  Чойо Чагас: Я запретил показывать кому бы то ни было!
  
  Фай Родис: На это не имеет право ни одно государство, ни одна планета во Вселенной. Священный долг каждого из нас нарушать такое чудовищное угнетение. Фашистские диктатуры прошлого Земли и других миров совершали подобные преступления, причиняя неимоверные бедствия. Поэтому когда в Великом Кольце обнаруживают государство, закрывающее своим людям путь к знанию, то такое государство разрушают. Это единственный случай, дающий право на прямое вмешательство в дела чужой планеты.
  
  Чойо Чагас (гневно крича): Может ли судить какое-то там Кольцо о конкретном вреде или пользе в чужой жизни?!
  
  Фай Родис: Не может. Но запрет познавать искусство, науки, жизнь других планет недопустим. Для того чтобы установить с вами дружеские отношения и понимание, мы сделали уступку, не требуя всепланетного показа. Мне жаль, что вы не оценили наших стереофильмов. Они в противовес гнетущему аду, собранному вашими предками там, внизу, доказывают конечную победу человеческого разума.
  
  Чойо Чагас (немного успокоившись): Но контроль? Кто поручится за полную безвредность ваших фильмов? Это же пропаганда чуждых нам идей! Это обман!
  
  Фай Родис: Наше общество не нуждается ни в пропаганде, ни в обмане. Поймите же, владыка планеты! Зачем это Земле? Вы же умный человек, как бы ни ограничивали вас диктаторские условия! Неужели вы не чувствуете, что наше единственное желание, до того как мы тронемся в обратный путь, как можно больше отдать вам, помочь вашим людям найти путь к иной жизни - безвозмездно! Нет выше радости для человека Земли, чем отдавать и помогать, поймите же!
  
  Чойо Чагас: Все равно, я запрещаю демонстрацию фильмов.
  
  Фай Родис (после короткой паузы): Ну, хорошо. Мы прекращаем свои передачи и приносим вам извинения.
  
  Чойо Чагас (обрадовано): Я вижу, наши беседы не пропадают даром.
  
  Фай Родис: Но я прошу вас об одном одолжении. Позвольте мне покинуть Сады Цоам и заняться изучением вашей истории.
  
  Чойо Чагас: Хорошо. Отправляйтесь в наше главное Хранилище, расположенное в старом Храме Времени. Я дам Таэлю все необходимые указания. Кстати, он знал о показе фильмов?
  
  Фай Родис (с отвращением): Я давно догадалась, что он обязан доносить...
  
  Пауза. Чойо Чагас с довольным, удовлетворенным видом закуривает трубку.
  
  Чойо Чагас: Кстати, о времени... Люди - это тени, не имеющие значения в истории. Живут только их дела. Дела - это гранит, а жизни - песок. Таково древнее изречение.
  
  Фай Родис: Оно знакомо и мне - от наших общих предков. Но вспомните, что толпа и властитель - диалектическое единство противоположностей - раздельно не существуют. И обе стороны невежественные, садистски жестокие, озлобленные друг на друга, особенно когда назревают социальные противоречия.
  
  Чойо Чагас: Тогда меня поражает, почему вы так заботитесь о безымянных толпах Ян-Ях? Это люди, с которыми можно сделать все, что угодно! Ограбить, отнять жен и возлюбленных, выгнать из удобных домов. Надо только применить старый, как наш и земной мир, прием - восхвалять их. Кричите им, что они велики, прекрасны, храбры и умны, и они позволят вам все. Но попробуйте назвать их тем, что они есть на самом деле: невеждами и глупцами, тупыми и беспомощными животными, и рев негодования заглушит любое разумное обращение к ним, хотя они живут всю жизнь в унижении куда худшем.
  
  Фай Родис: Вы, очевидно, из фильмов, вывезенных с Земли, усвоили худший из способов управления людьми. Но и тогда уже нашими предками применялся другой метод: обращение к здравому смыслу людей. Тогда по глубоко заложенному в нас чувству справедливости и ощущению правоты мы сделаем гораздо больше и пойдем на трудные испытания, что и было доказано людьми прошлого.
  
  Чойо Чагас (пристально глядя на Фай Родис): Хватит о справедливости. Ответьте прямо, могли бы вы убить меня и моих помощников?
  
  Фай Родис: Зачем?
  
  Чойо Чагас: Чтобы ослабить власть.
  
  Фай Родис: На ваших местах мгновенно окажутся другие, еще хуже. Ваша общественная система не обеспечивает приход к власти умных и порядочных людей, и в этом ее основная беда.
  
  Чойо Чагас: А технически - могли бы нас убить?
  
  Фай Родис: В любой момент.
  
  Чойо Чагас: Я тоже могу истребить вас в мгновение ока!
  
  Фай Родис: В этом случае командир нашего звездолета обещал уничтожить все города Ян-Ях.
  
  Чойо Чагас (ехидно): Но вы же гуманные... Вы наверняка запретите ему!
  
  Фай Родис (улыбаясь): Меня тогда не будет в живых, а он командир!
  
  Чойо Чагас (вкрадчиво): А каким оружием обладает ваш звездолет?
  
  Фай Родис (с усмешкой): Всеми видами оружия, известными в Кольце. Самое мощное - пространственные аннигиляторы. Они способны разрушать саму структуру физического вакуума, который является первоосновой нашей Вселенной. А, следовательно, и любые материальные объекты. Они могут всего за несколько секунд уничтожить огромную планету или даже целую звездную систему. (Пауза.) Впрочем, как правило, мы используем эти возможности в созидательных целях - разрушаем нестабильные светила, кометы, астероиды, создаем новые миры... Вы уже видели это в наших фильмах.
  
  Камера показывает лицо Чойо Чагаса - злобное, но в то же время затравленное; на котором видна подавленность, порожденная осознанием собственного ничтожества.
  
  
  Сцена N 44
  EXT - сады Цоам.
  День.
  
  Таэль вручает Чеди Даан, Эвизе Танет и Вир Норину пластиковые карточки, испещренные тайными знаками. Карточка крупным планом - на ней изображен тетраэдр со вставленным в него глазом.
  
  Таэль (улыбаясь): Эти карточки наделяют вас практически неограниченными возможностями на нашей планете. Вы сможете бесплатно передвигаться, питаться пищей в лучших ресторанах, жить в любых гостиницах... Каждый житель Ян-Ях будет обязан выполнять все ваши просьбы.
  
  Таэль провожает троих землян за ворота садов Цоам и передает провожатым. На обратном пути он замечает неподвижно стоящую в саду Фай Родис.
  
  (Впоследствии все земляне, ушедшие в город, до финальной сцены отлета будут одеты в характерную для тормансиан одежду).
  
  Фай Родис: Хорошо, что вы сами меня нашли. Нам надо поговорить.
  
  
  Сцена N 45
  INT - комната Фай Родис.
  День.
  
  Фай Родис вместе с Таэлем заходит в свою комнату и плотно закрывает дверь.
  
  Фай Родис (с легким волнением): Будьте откровенны со мной, Таэль. Что грозит вам, если обнаружится, что вы воспользовались общением с нами, чтобы передавать своим друзьям нашу информацию и оружие?
  
  Таэль: Меня обвинят в государственной измене. Арестуют, будут пытать, чтобы я выдал соучастников. Тех будут пытать в свою очередь, они выдадут остальных и еще несколько сот непричастных, просто чтобы избавиться от невыносимых мук. Затем всех уничтожат.
  
  Фай Родис: На что же вы надеетесь?
  
  Таэль: На свою слабость. Палачи вначале крушат человека физически. Вторая ступень - психическая ломка. Я погибну на первой ступени, и они ничего не добьются!
  
  Фай Родис проводит рукой по волосам Таэля.
  
  Фай Родис: Слушайте, Таэль! Мы отправим вас на наш звездолет, сделаем бессмертным и абсолютно здоровым ваше тело. Вы познаете все то, что знаем мы. И вы вернетесь сюда другим человеком. Потребуется всего лишь несколько дней!
  
  Таэль встает с дивана.
  
  Таэль: Нет, Родис. Я не могу стать идеально здоровым и тем более бессмертным среди несчастных людей своей планеты. Мало любви и добра в нашем мире! Мало людей, одаренных и не растративших свои душевные силы на пустяки вроде карьеры, богатой жизни или власти. Я родился слабым, но с любовью к людям. И я не должен уходить с этого пути! Спасибо вам, Родис!
  
  Фай Родис: Хорошо, Таэль! Побуждения ваши прекрасны. Вы по-настоящему сильный человек. Будущее планеты в руках таких, как вы.
  
  
  Сцена N 46
  EXT - городской квартал.
  Вечер.
  
  Чеди Даан идет по городу. Внезапно ей преграждает путь атлетически сложенный молодой человек в зеленой одежде с нашитым на рукаве знаком сжатого кулака - ШОТШЕК. Он смотрит на нее упорно и бесцеремонно.
  
  Шотшек: Приехала издалека? Недавно здесь? Наверное, из хвостового полушария?
  
  Чеди Даан: Как вы... как ты угадал?
  
  Шотшек (усмехаясь): Там, говорят, есть красивые девки, а ты (щелкает пальцами) ходишь одна, хоть красивее всех. Меня зовут Шот Ка-Шек, сокращенно - Шотшек.
  
  Чеди Даан: Меня Че Ди-Зем, или Чезем.
  
  Шотшек: Странное имя. Впрочем, вы там, в хвостовом, все какие-то другие.
  
  Чеди Даан: А ты был у нас?
  
  Шотшек: Нет. А ты чья-нибудь?
  
  Чеди Даан: Не поняла.
  
  Шотшек (смеясь): Ну, принадлежишь ты мужчине или нет?
  
  Чеди Даан: Нет!
  
  Шотшек: Тогда пойдем со мной в бар.
  
  Чеди Даан: Что ж, пойдем! (Они начинают идти вместе.) А если бы у меня был мужчина?
  
  Шотшек: Я отозвал бы его в сторону, и мы бы поговорили с ним. (Шотшек пренебрежительно пожимает плечами).
  
  Чеди Даан: Постой! Что все-таки тебе нужно от меня?
  
  Шотшек: Пойдем же! Я закажу деликатесов и вина, и нам будет хорошо.
  
  Шотшек пытается крепко обнять Чеди Даан.
  
  Чеди Даан молча вырывается и быстрым шагом идет по улице. Шотшек, грубо расталкивая прохожих, догоняет Чеди Даан и, рванув за руку, заставляет повернуться к себе лицом.
  
  Шотшек (со злостью): Зачем же ты пошла со мной, сучка?
  
  Чеди Даан: Я не думала, что так получится, простите!
  
  Шотшек: При чем тут "простите"? Пойдем, будет хорошо. Или я не понравился? Пойдем, не пожалеешь!
  
  Чеди Даан: Нет!
  
  Шотшек: Ах, так! (Шотшек свистом и характерным жестом руки подзывает стоящих рядом тормансиан). Эта сучка не захотела идти со мной. Я ей не понравился (ухмылка). Давайте хорошенько проучим ее и заставим угодить нам всем (они смеются)...
  
  Дорогу Чеди Даан загораживают три "качка". Шотшек и его банда начинают нападать на Чеди Даан. Далее идет сцена сражения. Используется вся зрелищность эффектов Slo-mo, Fast-mo, Flo-mo - то есть драки наподобие тех, что были реализованы в фильме "Матрица". В результате вся банда эффектно (в стиле восточных единоборств) повержена Чеди Даан.
  Во время сцены единоборств играет быстрая (динамичная) мелодия.
  В конце сцены сражения Шотшек заносит руку для удара. Чеди Даан молниеносно уклоняется в сторону (и чуть вниз) и с разворота наносит мощный удар ногой по шее. Эффект Flo-mo, в завершении которого следует плавный переход к нормальной скорости. Шотшек отлетает на несколько метров.
  Компания юношей и девушек останавливается около места сражения. Они хохочут и показывают пальцами на поверженного Шотшека и его банду.
  
  После этого Чеди Даан быстро удаляется вниз по улице. Камера некоторое время следит за ней.
  
  
  
  Сцена N 47
  INT - комната Чойо Чагаса.
  День.
  
  Чойо Чагас стоит около глобуса Торманса, положив на него руку и задумчиво вращая его.
  
  Входит Фай Родис.
  
  Фай Родис: Ваша охрана не выпускает меня из Садов Цоам. Мы же договорились, что я займусь изучением истории...
  
  Чойо Чагас поворачивается и пристально смотрит на Фай Родис.
  
  Чойо Чагас: Проходите.
  
  Фай Родис проходит в глубь комнаты и останавливается около Чойо Чагаса. Чойо Чагас усаживает Фай Родис на диван, а сам садится рядом.
  
  Чойо Чагас: Забудьте об истории... Я хочу возвысить вас над всей планетой Ян-Ях, я хочу, чтобы вы родили мне сына!
  
  Фай Родис выпрямляется и удивленно смотрит на Чойо Чагаса.
  
  Фай Родис (удивленно): Зачем вам сын от меня? К вашим услугам все женщины планеты.
  
  Чойо Чагас: Они находятся далеко позади вас по здоровью, совершенству тела и души. Ваш сын будет первым наследственным владыкой планеты Ян-Ях, или как он захочет ее назвать. Может быть, назовет ее вашим именем!
  
  Фай Родис: Так вы мечтаете о наследственной власти? Зачем?
  
  Чойо Чагас: Чтобы улучшить жизнь на планете. Достижение этой цели идет через укрепление власти до полной ее абсолютности. Владыка должен стать неизмеримо выше всех, бессмертным богом планеты и ее народа!
  
  Фай Родис: Улучшить жизнь? Вы искренне полагаете, что для того чтобы улучшить жизнь народа, достаточно еще сильнее укрепить власть?
  
  Чойо Чагас: Поймите же - у меня не настолько всеобъемлющий ум, чтобы перед ним искренне склонились все мои подданные! Я могу воздействовать на них лишь страхом.
  
  Фай Родис: И вы мечтаете о сыне с выдающимся умом, которому доверите планету?
  
  Чойо Чагас (взволнованно): Вот именно! Благородная цель! Вы уверяете, что прибыли сюда для блага моих людей. Вот возможность создать реальное благо! Нам нужен сверхчеловек!
  
  Фай Родис (громко): Как же вы наивны, владыка планеты! (последние два слова - с интонацией сожаления и легкого сарказма).
  
  Чойо Чагас (в бешенстве) Что-о-о?!
  
  Фай Родис (примиряюще): Просто я не могу представить себе своего сына в роли владыки на столь низком уровне сознания.
  
  Чойо Чагас: Как это низком?!
  
  Фай Родис: Да, Президент, стремление владычествовать, возвышаться над другими, повелевать людьми - один из самых примитивных инстинктов, наиболее ярко выраженный у самцов павианов. Эмоционально это самый низкий и темный уровень чувств!
  
  Чойо Чагас (угрожающе): Так вы отказываетесь?
  
  Фай Родис: Конечно. Если бы это могло изменить судьбу человечества Ян-Ях, я была бы готова отдать ему своего ребенка, как ни тяжело матери оставить свое дитя в чужом и далеком мире. Но произвести на свет будущего владыку, угнетателя и несчастного человека - никогда!
  
  Чойо Чагас: А как же, по-вашему, можно изменить судьбу моей планеты?
  
  Фай Родис: Ресурсы вашей планеты истощены до предела. Мы можем дать каждому жителю неограниченное материальное и духовное богатство, приобщить вашу цивилизацию к великому знанию Кольца Галактик. Мы можем подарить людям вечную молодость и бессмертие.
  
  Чойо Чагас (с ухмылкой): Бессмертие? Ну, кое-чего мы и сами достигли. Например, наши ученые разработали препараты, замедляющие старение и продлевающие жизнь примерно вчетверо.
  
  Фай Родис: А почему они недоступны для населения?
  
  Чойо Чагас: Нужно переработать тонны биологического сырья, чтобы получить всего лишь одну дозу. Поэтому такая возможность доступна только наиболее достойным.
  
  Фай Родис (насмешливо): Достойные - это, конечно же, вы и ваши помощники? (Пауза). А если мы сами дадим людям все это?
  
  Чойо Чагас (недовольно): А как же тогда общественные устои, как же вертикаль власти (крупным планом его лицо), построенная с таким трудом? Тогда наша планета погрузится в дикий хаос...
  
  Фай Родис: Не надо лицемерить. Вы просто боитесь потерять свои привилегии. Для вас важнее всего даже не богатство, а разница (логическое ударение на предыдущем слове) в богатстве между вами, "избранными", и всеми остальными.
  
  Чойо Чагас (срывается на крик): Да, именно в этом и состоит наш интерес! Как можно даровать блага, доступные лишь нам, избранным, какому-то быдлу, скотам?
  
  Фай Родис: Откуда же у вас такое стремление к угнетению, к разделению общества на "элиту" и "быдло"?
  
  Чойо Чагас: А разве может быть иначе?
  
  Фай Родис: Неужели вы никогда не задумывались об истинной справедливости, о равенстве между людьми?..
  
  Чойо Чагас: О каком равенстве вы говорите?
  
  Фай Родис: Единственном! Равенстве одинаковых возможностей.
  
  Чойо Чагас: Равенство невозможно. Все люди разные, следовательно, не равны и их возможности.
  
  Фай Родис: При всем великом разнообразии людей существует равенство отдачи.
  
  Чойо Чагас: Выдумка! Далеко не каждый человек достоин хорошей жизни. Или, по-вашему, я должен всем помогать, должен раздавать свои богатства, отдавать свои дворцы (раскидывает обе руки по сторонам) нищим?
  
  Камера показывает лицо Фай Родис крупным планом.
  
  Фай Родис: Неужели вы не понимаете, что самое прекрасное в жизни - помогать людям, особенно когда имеешь для этого власть, силу, возможности...
  
  Чойо Чагас начинает дико хохотать.
  
  Чойо Чагас (камера показывает его лицо крупным планом): Как же вы наивны! Вы даже не представляете, что это такое - абсолютная власть! Я - владыка целой планеты (выпрямляется, вскинув голову, и простирает руки над глобусом)! Я определяю судьбы миллиардов людей! Они поклоняются мне, как богу! Мне - их повелителю! Одно мое слово - и толпы людишек покорно идут на смерть во имя моей власти! Если бы вы хотя бы раз испытали такое упоение властью, какое испытываю я каждый миг своей жизни, вы бы не захотели никаких иных удовольствий!
  
  Фай Родис смотрит на Чойо Чагаса, как на психически больного.
  
  Фай Родис: Вы, очевидно, испытали в детстве и молодости много унижений, вам долго приходилось подчиняться другим помимо вашего желания. Но вы, всегда полагая, что достойны большего, твердо и последовательно шли к заветной цели - к неограниченной власти над людьми. Вы всегда знали, чего хотели. И теперь, дорвавшись, наконец, до высшего поста, вы, будучи одержимым болезненным комплексом величия, стремитесь сполна отыграться на остальных людях, на всем обществе. (Крупным планом лицо Фай Родис, смотрящую на Чойо Чагаса с насмешкой и жалостью.) Но не обольщайтесь насчет мнимой преданности ваших холуев - сейчас вы сильны, но они только и ждут, когда вы споткнетесь, и уж тогда они всей стаей накинутся на вас и будут топтать, стремясь отыграться за все те унижения, которым вы их сейчас подвергаете. Впрочем, вы это прекрасно понимаете, только не находите выхода из тупика.
  
  Чойо Чагас (злобно и в то же время испуганно): Чтица мыслей!
  
  Фай Родис: Так я смогу покинуть Сады Цоам?
  
  Чойо Чагас (сквозь зубы): Ступайте.
  
  
  Сцена N 48
  EXT - Храм Времени.
  День.
  
  Фай Родис в сопровождении "змееносца" - ПРОВОЖАТОГО (пожилого возраста) - и Таэля подходит к Храму Времени.
  
  Описание: Храм Времени состоит из нескольких длинных зданий. Запущенный сад с низкими колючими деревьями и кустарником разросся между храмом и высокой стеной, по гребню которой прогуливаются "лиловые" охранники с автоматами.
  
  ПРОВОЖАТЫЙ (показывая рукой вокруг себя): Это и есть Храм Времени. Великий и мудрый повелел мне передать, чтобы ввиду крайней опасности вы не покидали его. Здесь стража, способная отразить нападение. На улицах города всегда есть опасность, а владыка убежден, что вы откажетесь от личной охраны.
  
  Фай Родис: Откажусь!
  
  Провожатый: Великий Чойо Чагас все предвидел!
  
  Фай Родис, провожатый и Таэль входят в одно из зданий.
  
  
  Сцена N 49
  INT - Комната Фай Родис (Храм Времени).
  День.
  
  В комнате стоят Фай Родис, Таэль и провожатый. Служащие заканчивают вносить в комнату мебель.
  
  Провожатый: А теперь я ухожу. Для помощи вам по-прежнему остается инженер Хонтээло Толло Фраэль. (Провожатый небрежно кивает в сторону Таэля и выходит).
  
  Таэль, ранее стоявший молча и неподвижно, оживает и, жестом призвав Фай Родис к молчанию, вытаскивает блокнот для записей, что-то пишет в нем и протягивает Фай Родис.
  Фай Родис (закадровый голос): "Может ли ваш прибор обнаруживать электронные устройства и химические яды?"
  Фай Родис утвердительно кивает, выставляет вперед руку с браслетом и производит с ним некоторые манипуляции. Из браслета "выходит" горизонтальная "стена" сканирующего лазерного луча, который быстро обегает стены комнаты. После сканирования фиксированными ярко-красными лазерными лучами указываются три направления в комнате. Браслет "выдает" по указанным направлениям яркие лучевые разряды-вспышки.
  
  Таэль: Теперь можно говорить свободно.
  
  Фай Родис (улыбаясь): Вы, наверное, так и не изучили инструкцию. Уничтожать "жучки" и ваш прибор может... А вообще, зачем такие предосторожности, пусть бы слушали и записывали.
  
  Таэль: Ни в коем случае! Сейчас вы все поймете! Чагас, выбрав уединенное место, сделал большую ошибку. Здесь есть подземный ход. В любой момент под носом охраны вы можете покинуть Хранилище Истории или встретиться здесь с кем захотите.
  
  Фай Родис: Второе гораздо важнее, это гарантия безопасности для приходящих ко мне людей. Выход в город мне сейчас не нужен. Слежка за мной непременно навлечет на кого-нибудь беду.
  
  Таэль: Пойдемте в соседнюю комнату, я покажу вам потайной выход. Там внизу нас уже ждут друзья...
  
  Таэль входит в соседнюю комнату, подходит к стене, указывает Фай Родис на неровность у пола. Фай Родис нажимает на нее ногой, и в стене открывается темный проход. Таэль первым входит туда, приглашая Фай Родис следовать за собой. Там он зажигает фонарик и показывает на ржавый рычаг, с помощью которого закрывается проход.
  
  Фай Родис и Таэль спускаются по узкой каменной лестнице в толще стены и выходят в обширное подземное пространство. В свете фонаря видно, что коридоры и залы уходят вдаль и теряются в темноте.
  
  Таэль: В очень старых храмах есть лабиринты секретных помещений, забытые с течением времени и неизвестные владыкам. Как раз в двух подобных строениях - в хвостовом полушарии, и здесь, в столице, сейчас размножают ваши бесценные приборы.
  
  Пауза. Фай Родис осматривается по сторонам.
  
  
  Сцена N 50
  INT - подземелье.
  
  Таэль жестом приглашает Фай Родис следовать за собой, и они идут в глубь подземелья. Камера следует за ними.
  
  В конце первой лестницы их ждет ГАХДЕН. Гахден знаком приглашает Фай Родис и Таэля следовать за собой, и они начинают идти по зигзагообразному спуску, который приводит их в галерею, кольцом аркад окружающую центральный зал с низким сводом. Каменные скамьи прячутся в нишах между аркадами. Гахден подводит своих спутников к столу со столбиком двойного фонаря. После того, как Гахден включает фонарь, подземелье заливает сильный красноватый свет. Гахден слегка отступает назад, кланяется Фай Родис и представляется:
  
  Гахден: Гах Ду-Ден, или Гахден.
  
  Фай Родис: Фай Родис.
  
  Подойдя к столу, Гахден расстилает чертеж подземелий Храма Времени. Переключение камеры на чертеж крупным планом.
  Описание чертежа: Два яруса проходов и галерей, пронизывая почву, разбегаются по всем направлениям, выбрасывая шесть длинных рукавов за пределы сада и стены.
  
  Переключение камеры на Гахдена.
  
  Гахден: Вот эта галерея (показывая рукой на карте) выходит под статуей Времени, но мы оставили ее закрытой, там слишком людное место. Ход номер пять, налево от нее, один из самых удобных. Он кончается в старом павильоне, занятом сейчас трансформаторами. Мы имеем туда свободный доступ. Еще лучше четвертый ход, уходящий в старое здание химической лаборатории. Из подвала лаборатории опускается вертикальный колодец, доступный всем, кто посвящен в тайну храма. Другие ходы идут в открытые места и при частом пользовании могут быть обнаружены, но в случае бегства пригодятся.
  
  Фай Родис (делая жест рукой): Я могу видеться с людьми в этом зале?
  
  Гахден: Нет. Здесь нападающим будет удобно окружить нас. Пойдемте в Святилище Трех Шагов, оно на втором ярусе.
  
  Фай Родис, Таэль и Гахден удаляются. Камера некоторое время следит за ними.
  
  
  Сцена N 51
  INT - святилище Трех Шагов.
  
  Фай Родис, Таэль и Гахден входят в святилище Трех Шагов. Камера расположена в зале.
  
  Гахден: Святилище Трех Шагов, здесь я предлагаю устроить место встреч.
  
  Таэль (смотря на Родис): Место подходящее.
  
  Фай Родис: Это решать вам, знающим жизнь Ян-Ях.
  
  Таэль: Здесь с вами хотят увидеться Серые Ангелы.
  
  Фай Родис (с улыбкой): Ангелы? Да еще серые?
  
  Таэль: Очень древнее тайное общество. Мы думали, что оно прекратило свою деятельность, но оказывается, они существовали в бездействии. Теперь, как они говорят, ваши аппараты возвращают их к жизни. Свидание с вами необходимо.
  
  Фай Родис: Хорошо.
  
  Таэль, обернувшись в сторону, делает приглашающий жест. В святилище Трех Шагов, оглядываясь, из тени подземелья заходят восемь человек с суровыми лицами, в темных плащах, свободно накинутых на плечи. Впереди выступает их ПРЕДВОДИТЕЛЬ.
  
  Предводитель: Вы владычица земных пришельцев?
  
  Фай Родис: Да.
  
  Предводитель: Мы хотим поблагодарить вас за аппараты, о которых мы мечтали долгие века. На протяжении многих поколений мы скрывались и бездействовали, а теперь мы сможем вернуться к борьбе. Теперь мы перейдем от единичных действий к массовому истреблению вредоносных людей, которые необычайно размножились в последнее время!
  
  Фай Родис: Искоренять вредоносных людей нужно с очень точным прицелом, иначе вы будете бороться с призраками. Мы всегда помним, что действие равно противодействию, и соблюдаем равновесие. А ваши слепые нападения, скорее всего, вызовут лишь рост страдания народа, лишь углубление инферно.
  
  Предводитель: Так вы считаете нас ненужными?
  
  Фай Родис: Более того - вредными, если вы не искорените главные источники зла, то есть, как в древности говорили охотники, не станете бить по убойным местам олигархии. Но это только один шаг вперед. Он бесполезен без второго и третьего. Недаром это святилище называется "Святилищем Трех Шагов".
  
  Фай Родис смолкает, внимательно глядя на предводителя.
  
  Предводитель: Продолжайте, ведь мы пришли выслушать ваши советы. Поверьте, у нас нет иной цели, кроме облегчения участи нашего народа!
  
  Фай Родис: Я верю вам. Так вот, если на планете царствует беззаконие и вы хотите установить закон, то вы должны быть не менее могучи, пусть с незаметной, теневой стороны жизни, чем преступное олигархическое государство. Неустойчивость плохо устроенного общества, по существу, состоит в том, что оно всегда находится на краю глубокой пропасти инферно и при малейшем потрясении валится вниз, к векам Террора и Голода. Если вы не сумеете обеспечить людям лучшей жизни, здоровья, знаний, то лишь переведете их из одного вида инферно в другой. Скорее худший, так как любое изменение структуры потребует дополнительных сил. А откуда взять эти силы, как не от народа, уменьшая его и без того скудный достаток, увеличивая тяготы и горе!
  
  Предводитель: Но мы ведь тонем в бедности!
  
  Фай Родис: Мы подарим вам технологии неограниченного материального производства, это не проблема. Проблема заключается в другом. Вам нужно сформировать духовно богатую культуру. А для этого нужна основа - библиотеки, музеи, картинные галереи, скульптуры, прекрасные здания, хорошая музыка, танцы, песни. Я увидела, что здешние правители стараются сохранить свое положение через духовную нищету народа, и именно это необходимо преодолеть в первую очередь.
  
  Предводитель: Так вы думаете, владычица землян, на Ян-Ях народ намеренно удерживают на низком духовном уровне?
  
  Фай Родис: Безусловно!
  
  Предводитель: Тогда мы начинаем действовать! Как бы ни охраняли себя владыки и их холуи, они не спасутся. Мы отравим воду, которую они пьют из особых водопроводов, распылим в воздухе их жилищ бактерии и радиоактивный яд, насытим вредоносными, медленно действующими веществами их пищу.
  
  Фай Родис: Ну и что? Если народ не поймет ваших целей, вы сами станете олигархами. Но ведь вам не это нужно?
  
  Предводитель: Ни в коем случае!
  
  Фай Родис: Тогда подготовьте понятную всем программу действий, а главное - создайте справедливые законы. Законы не для охраны власти, собственности или привилегий, а для соблюдения чести, достоинства и для умножения духовного богатства каждого человека. С законов начинайте свой путь к построению справедливого общества. Сумейте также сформировать истинно общественное мнение и укрепите веру людей в себя. Если вы сделаете три этих первых шага, то вы обязательно найдете выход из инферно!
  
  Предводитель: Но ведь это же не террор!
  
  Фай Родис: Конечно! (Камера берет крупным планом ее лицо). Это революция! Ваше общество подобно пирамиде, в которой чем выше находится тот или иной человек, тем больше благ и привилегий он получает за счет нижележащих слоев. Эту порочную систему, конечно, надо разрушать... Но ведь пирамида - самая устойчивая из всех построек! Устранение верхушки ничего не решает: на месте убранных тотчас же возникнет новая вершина из нижележащего слоя. Поэтому у пирамиды надо разрушить основание, а для этого необходимо правильно организовать простых людей, являющихся основанием общественной пирамиды. Поверьте, это единственный выход! Приспеет время, и пирамида рухнет, но только когда внизу накопятся силы, способные на организацию иного общества!
  
  Предводитель: Здесь надо еще много думать, но я вижу свет.
  
  Предводитель кланяется Фай Родис. Завернувшись в плащи, "Серые Ангелы" удаляются.
  
  
  Сцена N 52
  INT - главный почтамт.
  День.
  
  Вир Норин входит в главный почтамт.
  (Целесообразно проводить съемки в Главном почтамте Санкт-Петербурга.)
  
  Описание интерьера: Здание почтамта состоит из гигантского зала, окруженного пультами автоматических машин. Вир Норин подходит к одной из них. Он читает инструкцию. После этого он подносит ладонь к своеобразному сканеру (наподобие сканеров отпечатков пальцев)... Аппарат также сканирует его сетчатку глаз... И бесстрастный машинный голос громко заявляет: "Умственные способности низкие, психическое развитие ниже среднестоличного, но мышечная реакция превосходная. Советую искать работу водителя местного транспорта".
  
  Вир Норин с недоумением смотрит на автомат: индикаторы пульта гаснут. Несколько человек подходят к автомату. Позади него раздается смех. Вир Норин оглядывается.
  
  ПОСЕТИТЕЛЬ: Чего стоишь, будто потерянный? Водительская работа для тебя, что ли, не хороша? Проходи, не задерживай!
  
  Вир Норин недоуменно оглядывается и видит девушку, облокотившуюся на выступ стены недалеко от книжного киоска - СЮ-ТЕ. Играет короткий музыкальный фрагмент с волнующей, романтичной синтезаторной мелодией (например, как в фильме "Воля Вселенной"). Камера медленно приближается к девушке.
  Сю-Те нервно перебирает листки желтой бумаги. Из-под ее ресниц одна за другой катятся редкие крупные слезы. Короткое и легкое платье открывает стройные ноги. Посетители почтамта безучастно снуют вокруг, некоторые мужчины окидывают ее наглыми взглядами. Сю-Те при этом отворачивается или опускает голову, притворяясь углубленной в письмо.
  
  Вир Норин встречается взглядом с Сю-Те и улыбается ей. Она печально и слабо улыбается в ответ.
  Вир Норин подходит к ней так быстро, что девушка отступает в испуге и вытягивает руку, как бы намереваясь оттолкнуть его.
  Музыкальный клип плавно заканчивается.
  
  Сю-Те: Кто ты? Совсем другой. Совсем другой.
  
  Вир Норин: Немудрено, я приехал издалека. Очень! Но я здесь в безопасности, а что угрожает тебе? Какая невзгода приключилась с тобой?
  
  Сю-Те: Как ты смешно говоришь, я ведь не из высоких людей столицы (улыбаясь и борясь с подступающими слезами). У меня все рухнуло. Я должна возвращаться назад.
  
  Сю-Те смолкает и отворачивается.
  
  Вир Норин берет маленькую руку Сю-Те в свою.
  
  Сю-Те (немного помолчав): Меня зовут Сю Ан-Те, или просто Сю-Те. Я приехала из хвостового полушария, приехала в столицу к брату, работавшему на литейном заводе. Брат - единственный, кто остался у меня на свете. Он мечтал устроить меня в столице, выучить пению и танцам. Пока я добиралась до столицы, брат получил серьезную травму на производстве, и его раньше срока отправили в Храм Нежной Смерти. Перед смертью он послал мне прощальное письмо, зная, что я пойду на почтамт получить инструкцию, как найти его в столице. И вот... (Сю-Те протягивает желтые листочки).
  
  Вир Норин: Неужели трудно найти доброго человека в таком большом городе и попросить у него помощи?
  
  Сю-Те смотрит на Вир Норина с оттенком сожаления.
  
  Сю-Те: Действительно, ты издалека. Мужчины охотно дали бы мне денег, которые пришлось бы тут же отработать.
  
  Вир Норин: Отработать?
  
  Сю-Те: Ну да! Неужели ты не понимаешь!
  
  Вир Норин: Да, да... А женщины?
  
  Сю-Те: Женщины только оскорбили бы меня и посоветовали бы идти работать. Женщина женщине всегда враг, пока не состарится.
  
  Вир Норин: Теперь я понимаю тебя. Но может быть, ты согласишься принять помощь от меня?
  
  Сю-Те напрягается, изучая лицо Вир Норина, затем на ее лице появляется слабая усмешка.
  
  Сю-Те: Что ты имеешь в виду, говоря о помощи?
  
  Вир Норин: Сейчас мы пойдем в гостиницу "Лазурное Облако", где я живу. Потом пообедаем. Если захочешь, останешься жить у меня.
  
  Сю-Те: Ты, должно быть, могущественный человек, если живешь в верхней части города, в гостинице, и я сама не знаю, почему так смело говорю с тобой. Может, ты принял меня за другую? Ведь я ничего не умею.
  
  Вир Норин: А петь и танцевать?
  
  Сю-Те (улыбается): Немного. Еще рисовать, но кто этого не умеет?
  
  Вир Норин: Три четверти города Средоточия Мудрости!
  
  Сю-Те: Странно. У нас в захолустье поют старые песни и много танцуют.
  
  Вир Норин: И все-таки я не принимаю тебя за другую. Я не знаю ни одной женщины в столице.
  
  Сю-Те (удивленно): Как это может быть? Ты такой... такой...
  
  Вир Норин подхватывает Сю-Те под руку и стремительно уводит ее к выходу.
  
  
  Сцена N 53
  INT - вестибюль гостиницы.
  День.
  
  Вир Норин и Сю-Те входят в вестибюль гостиницы. ДЕЖУРНЫЙ останавливает их и бесцеремонно указывает пальцем на Сю-Те.
  
  Дежурный: Документы!
  
  Сю-Те покорно и взволнованно, пошарив в небольшой сумочке, достает красную бумажку. Дежурный презрительно фыркает, не беря карточку в руки.
  
  Дежурный (надменно): Хы! А где карточка приема в столицу?
  
  Сю-Те (смущаясь): Карточку должен был приготовить брат, но он...
  
  Дежурный (грубо): Ни одна гостиница в городе тебя не пустит! И не проси, это бесполезно!
  
  Вир Норин достает свою всесильную карточку и показывает ее дежурному.
  
  Вир Норин: Она пойдет со мной, как моя гостья.
  
  Дежурный с выражением крайнего испуга и угодничества на лице падает на колени, подползает к Сю-Те и протягивает ей ключ. Вир Норин берет Сю-Те за руку и ведет ее к лифту.
  
  
  Сцена N 54
  INT - комната Вир Норина (гостиница).
  День.
  
  Вир Норин усаживает Сю-Те в мягкое кресло. Заметив, что она нервно облизывает пересохшие губы, он дает ей напиться. Сю-Те чуть-чуть отпив из стакана, замечает на его руке ПКС-5. Сю-Те вскакивает, роняет стакан (он шумно разбивается) переводя взгляд с ПКС-5 на Вир Норина со смешанным выражением опаски и восторга.
  
  Сю-Те: Ты с Земли?
  
  Вир Норин: Да, Сю-Те, я не житель Ян-Ях, я совсем с другой, безмерно далекой планеты Земля. Я с того самого звездолета, о котором все слышали, но мы, как видишь, не банда космических разбойников и шпионов. Мы одной крови, наши общие предки жили на одной планете.
  
  Сю-Те: Я так и знала! Ты совсем особенный, и я сразу поняла это. Оттого легко и радостно с тобой, как никогда еще не было в моей жизни!
  
  Сю-Те опускается на колени, берет руку Вир Норина, прижимает к щеке и замирает, закрыв глаза. Вир Норин с нежной осторожностью отнимает руку, поднимает Сю-Те и усаживает в кресло около себя.
  
  Сю-Те: Скоро твой звездолет улетит?
  
  Вир Норин: Скоро. Хочешь полететь с нами?
  
  На лице Сю-Те спокойная печаль сменяется жестокой внутренней борьбой. Ее глаза наливаются слезами. После долгого молчания она с трудом произносит:
  
  Сю-Те: Нет... Нет... Я не могу.
  
  Вир Норин: Очень жаль. Ладно, пойдем пообедаем.
  
  
  Сцена N 55
  INT - ресторан.
  День.
  
  Вир Норин и Сю-Те входят в роскошный ресторан. В ресторане звучит незатейливая (фоновая) музыка.
  
  Сю-Те и Вир-Норин садятся за стол. Сю-Те с любопытством следит за незнакомой обстановкой и поведением людей. Официант подает обед.
  
  Между столами танцующей походкой прохаживается девушка в красно-коричневом платье, на редкость хорошо сложенная для тормансианки. Она ходит прямо и гордо, ее умное лицо с задумчивым и грустным выражением вызывающе накрашено. Ноги девушки в золотых туфлях с высокими каблуками ступают легко и вкрадчиво.
  
  Сю-Те: Смотри, какие красивые ноги! (Пауза). Как она печальна... Это участь всех красивых девушек.
  
  Вир Норин: Увы, у вас это так.
  
  Пауза.
  
  Сю-Те: Вир, а ты веришь в любовь с первого взгляда?
  
  Вир Норин: А почему ты спрашиваешь?
  
  Сю-Те: Ты знаешь, я полюбила тебя еще там, на почтамте. Ты такой особенный...
  
  Вир Норин: Я тоже. Я даже не мог предполагать, что встречу тебя на этой планете.
  
  Они крепко обнимают и целуют друг друга... Повторение музыкальной темы почтамта. Камера медленно отдаляется от них.
  
  
  Сцена N 56
  EXT - городской пустырь.
  День.
  
  Эвиза Танет неторопливо идет по городскому пустырю. Вдруг слышатся крики "Помогите!" "Помогите!" Эвиза Танет останавливается, начинает прислушиваться. Вдали появляется группа молодых людей, которая гонит перед собой человека плотного телосложения. Человек бежит навстречу Эвизе Танет. По мере приближения становится видно, что это - диктор с телевидения. Его лицо выражает страх перед преследователями и измученность изнуряющей гонкой.
  
  Диктор, обессилев, падает, и тут же преследователи начинают остервенело бить его ногами. Слышны умоляющие вопли: "Только не по лицу!" "Только не по лицу!"
  
  Эвиза Танет подбегает к месту избиения и обращается к нападающим:
  
  Эвиза Танет: Остановитесь, перестаньте!
  
  Нападающие замирают, с интересом разглядывая Эвизу Танет.
  
  Эвиза Танет: Как вы можете, шестеро молодых, бить одного - толстого и старого? Или вам непонятен позор, стыд такого дела?!
  
  Вперед выходит крепкий человек в голубой рубашке (ГЗЕР БУ-ЯМ), наклонился и тыкает пальцем в Эвизу Танет.
  
  Гзер Бу-Ям: Великая Змея! Ты ведь с Земли?!
  
  Эвиза Танет (опускаясь на колени, чтобы осмотреть раненого): Да!
  
  Гзер Бу-Ям: Оставь эту падаль! Дрянь живуча! Мы его только слегка проучили.
  
  Эвиза Танет: За что?
  
  Гзер Бу-Ям: За то, что он лжец. Эти проклятые телекрысы выдумывают небылицы о нашей жизни, перевирают историю, доказывая величие и мудрость тех, кто им разрешает жить подольше и хорошо платит. Таких мало бить, их надо убивать! (Ударяет лежащего диктора ногой).
  
  Эвиза Танет (загораживая диктора собой): Перестаньте, несчастные!
  
  Гзер Бу-Ям: Змея-Молния! Ты ничего не соображаешь - это они несчастные, а не мы. Мы уходим из жизни полные сил, не зная болезней, не зная страха, не заботясь ни о чем. Что может нас испугать, если скоро все равно смерть? А "джи" вечно дрожат, боясь смерти и долгой жизни с неотвратимыми болезнями. Боятся не угодить "змееносцам", боятся вымолвить слово против власти, чтобы их не перевели в "кжи" и не отправили в Храм Нежной Смерти. Опасаются потерять свои ничтожные преимущества в пище, жилье, одежде. И лезут наверх, чтобы достигнуть чина "змееносца"... А для этого они готовы предать весь мир.
  
  Эвиза Танет: А вы не предаете, даже встречаясь со Змеем?
  
  Гзер Бу-Ям вздрагивает и оглядывается.
  
  Гзер Бу-Ям: Ты знаешь больше, чем я думал... Ну, прощай, земная, больше не увидимся!
  
  Эвиза Танет (пристально глядя на Гзер Бу-Яма): Я могу вас попросить исполнить нечто важное? Именно вас.
  
  Гзер Бу-Ям: Смотря что.
  
  Эвиза Танет: Идите в старый Храм Времени, и отыщите там нашу... владычицу. Ее зовут Фай Родис. Поговорите с ней так же прямо и умно, как говорили со мной. Только сначала найдите инженера Таэля. Хоть он и "джи", но человек, каких на вашей планете еще не много.
  
  Гзер Бу-Ям: Ладно.
  
  Гзер Бу-Ям и Эвиза Танет пожимают друг другу руки.
  
  
  Сцена N 57
  EXT - равнина.
  День.
  
  Вир Норин и Сю-Те неторопливо идут по угрюмой сухой предгорной равнине. Рядом с ними находится впадина дна высохшего озера, вокруг которого растут чахлые деревья. Ветер вздымает столбы пыли.
  
  Под деревьями, на берегу высохшего озера, стоит обелиск из черного камня. Вокруг - множественные места захоронений, обозначенные каменными глыбами. Перед одним из камней Сю-Те опускается на колени и начинает неразборчиво шептать молитвы.
  
  Вир Норин всматривается в окружающую местность. Обзор местности камерой.
  
  После этого камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Вир Норина. Далее следует короткий клип: сцена жестокого боя, со множественными взрывами, на поле сражения лежат раненые и убитые.
  
  Сю-Те встает с колен.
  
  Вир Норин: Кто бился здесь и кто кого победил?
  
  Сю-Те: Предание говорит о сражении между владыками головного и хвостового полушарий. Погибли сотни тысяч людей. Победил владыка головного, и на всей планете установилась единая власть.
  
  Вир Норин: Твои предки участвовали в сражении на стороне побежденных?
  
  Сю-Те: Да.
  
  Вир Норин: А если бы победили они, а не головные? Изменилась бы жизнь?
  
  Сю-Те (пожав плечами): Не знаю. Зачем ей меняться?!
  
  Вир Норин (указывая на развалины здания в нескольких сотнях метров): А это что за памятник?
  
  Сю-Те: Это не памятник, а храм.
  
  Вир Норин: Давай пройдем туда?
  
  Вир Норин и Сю-Те удаляются по направлению к храму.
  
  Камера находится у храма. Приближаются Вир Норин и Сю-Те. Остановившись, они начинают рассматривать полуразвалившуюся стену храма, украшенную надписями и барельефами с изображением огромной руки, протянутой жестом участливой помощи.
  
  Сю-Те: В Век Голода и Убийств жил знаменитый врач Рце-Юти. Он изобрел средство Нежной Смерти и построил этот храм "Руки Друга". Рце-Юти сказал всем слабым, мучительно больным, уставшим от жизни, преследуемым и запуганным: "Приходите сюда, и я успокою вас - дам вам нежную смерть. Она придет к вам ласковой и прекрасной, юной и зовущей". И множество людей приходило к нему. В первой комнате они смывали с себя грязь дороги, сбрасывали одежды и обнаженные вступали в сводчатый зал, где в ласковом сне на мягком ложе умирали незаметно и безболезненно... Бездонный колодец поглощал их тела. Исстрадавшиеся, потерявшие надежду, здоровье, близких... не переставали приходить, восхваляя мудрого врача. Это было давно...
  (Во время этой реплики камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Вир Норина, далее идет клип, иллюстрирующий слова Сю-Те: новый, неразрушенный храм, к которому стекаются и становятся в длинную очередь десятки путников, многие из которых с явными признаками дистрофии, поражениями кожи, всевозможными увечьями. Лица у всех измученные и безучастные, и только при взгляде на человека, стоящего на ступенях храма, в выражении их лиц появляется чувство надежды и благодарности. На ступенях стоит человек в желтом халате медика, который простер обе руки по направлению к очереди страждущих).
  
  Вир Норин: И из этого благодеяния возникла государственная обязанность умирать, Храмы Нежной Смерти, деление народа на "кжи" и "джи" - мог ли предвидеть мудрый Рце-Юти такие ужасные последствия?
  
  Сю-Те: Не знаю.
  
  Вир Норин: И не надо...
  
  Вир Норин гладит ее волосы, обнимает и целует. В это время камера уходит назад, потом слегка разворачивается и обозревает безжизненную равнину. Играет та же музыкальная тема, что и на почтамте.
  
  
  Сцена N 58
  EXT - море.
  Утро.
  
  Катер скользит по морской глади. Камера находится в катере. У рычагов управления сидят два тормансианина. Земляне пытаются подняться на крышу каюты (заменившую собою мостик), но тормансиане энергично машут руками.
  
  КАПИТАН КАТЕРА: В Зеркальном море водятся лимаи. Эти чудовища своими длинными щупальцами хватают с открытой палубы все живое. Количество их неисчислимо.
  
  Тивиса Хенако: Удивительная аналогия с земными морями. Когда в Эру Разобщенного Мира истребили кашалотов, размножились большие головоногие, с которыми пришлось вести настоящую войну. Вообще истребление любого вида немедленно нарушало миллионолетнее равновесие природы. В силу избирательной направленности всякого злого дела, уничтожению подвергались животные и растения - преимущественно красивые, заметные, менее приспособленные к новым условиям жизни. Оставались в основном вредные виды. Иногда они размножались фантастически быстро и буквально заливали волнами своей биомассы огромные пространства.
  Этот монолог может сопровождаться тематическим клипом.
  
  Тор Лик: Ты не замечаешь повсюду на Тормансе одну странную закономерность... Во всех хороших местах, зданиях, даже в людях обязательно скрыто что-то плохое?
  
  Тивиса Хенако: Милый (она взъерошила волосы Тор Лика), тебе пора возвращаться на звездолет. Ностальгия приходит все чаще.
  
  Тор Лик: Ты права. Я ступил на эту опустошенную планету, как в засохший сад, из которого нет выхода!
  
  Гэн Атал: Неужели целая планета так изменена человеком?
  
  Тор Лик: Ресурсы любой планеты ограничены, ничего нельзя брать, не отдавая. Возвратить взятое можно только благоустройством планеты. Иначе, как случалось и у нас на Земле, неизбежно сокрушение устоявшихся форм жизни.
  
  Тивиса Хенако: Да, мы видели много печального, перебиты все звери, крупные птицы, выловлена рыба, съедобные моллюски, водоросли. Все это пошло в пищу во время катастрофического голода. Погоня за количеством, за дешевизной и массовостью продуктов, отравила реки, озера и моря. Реки высохли после уничтожения лесов и сильного испарения водохранилищ электростанций, за ними последовало обмеление и засоление озер. Пресная вода здесь не дешевле пищи. Ее едва хватает на земледелие этой печальной планеты.
  (Эта реплика может сопровождаться тематическими клипами.)
  
  Гэн Атал: Но они-то сами понимают, что наделали? Тивиса, ты же виделась с учеными в биологических институтах...
  
  Тивиса Хенако: Мне думается, что понимают. Но биология их архаична и сводится главным образом к селекции, практической анатомии и физиологии. Даже своих животных они не успели как следует изучить, а они уже исчезли навсегда.
  
  Тор Лик: "Навсегда"! Что-то я слишком часто слышу здесь это невыносимое для человека слово.
  
  Тор Лик замолчав, стал смотреть на море.
  
  Переключение камеры на море. Хрустальную воду впереди катера подернуло рябью. Из моря поднялась целая чаща извивающихся щупалец сине-зеленого цвета.
  Переключение камеры на катер. Он делает крутой поворот, землян бросает на стену каюты.
  Оба тормансианина начинают громко спорить, и побеждает рулевой, энергично показывавший рукой куда-то в сторону от выложенного камнем берега.
  
  ПОМОЩНИК КАПИТАНА (обращается к землянам): В стороне от города есть отмель, куда лимаи зайти не могут. Мы причалим там. Вам только придется сделать небольшой обход пешком.
  
  Тивиса Хенако (улыбаясь): Мы не боимся расстояния.
  
  Тор Лик: Но мы не боимся и этой мерзости!
  
  Переключение камеры на берег. К точке съемки приближается катер. Рулевой с размаху выбрасывает судно на прибрежный вал песка и мелкой гальки. Земляне сходят по трапу.
  
  КАПИТАН КАТЕРА: Когда мы должны вернуться?
  
  Тор Лик: Не нужно. Мы пойдем в глубь города Кин-Нан-Тэ, - туда за нами пришлют вертолет.
  
  Камера показывает уходящий в море катер. После этого камера плавно "захватывает" землян, уходящих к развалинам города.
  
  
  Сцена N 59
  EXT - город Кин-Нан-Тэ.
  День.
  
  Описание города на заднем плане: руины однообразных домов, школ, бывших мест развлечений и больниц, характерные для поспешного и небрежного строительства (типа "хрущевок"). Над городом возвышаются башни храмов.
  
  Земляне приближаются к городу, идя по заброшенной грунтовой дороге.
  
  Вдруг Гэн Атал резко останавливается.
  
  Гэн Атал: Смотрите, мы идем через кладбище!
  
  Земляне останавливаются.
  
  Камера фокусируется на Тор Лике. Перед его мысленным взором короткими "вспышками" мелькают последующие сцены гибели видимые от первого лица, и слегка размытые... Реализация клипа: эффект Flo-mo (вокруг стоящего в задумчивости Тор Лика), далее камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Тор Лика, далее следуют короткие (секундные) клипы (сопровождаемые перед и после- вспышками света):
  1. Подлет вертолета.
  2. Переключение на задумчивое, тревожное лицо Тор Лика (крупным планом).
  3. Земляне забегают в вертолет.
  4. Переключение на задумчивое, тревожное лицо Тор Лика (крупным планом).
  5. Яркая вспышка мощного взрыва...
  
  Камера фокусируется на Тор Лике и Тивисе Хенако.
  
  Тор Лик: Любимая, мне страшно за тебя, страшно за всех нас... Я боюсь что...
  
  Тивиса Хенако (перебивая Тор Лика, и поднося ладонь к его губам): Я понимаю тебя, я чувствую то же самое... Но я верю, что все будет хорошо...
  
  Описание местности: Кладбище, огражденное массивными стенами. Труха рассыпавшихся пней лежит кучками между каменными столбами с надписями, плитами и скульптурами.
  
  Земляне подходят к старому полуразрушенному храму на окраине кладбища.
  
  Тивиса Хенако наклоняется.
  
  Тивиса Хенако (взволнованно): Кровь! Совсем свежая кровь!
  
  Внезапно издалека доносятся непонятные звуки. Земляне прислушиваются. Вопли теперь слышатся ясней. Звуки приходят с разных сторон, то усиливаясь, то замирая. Наконец, слышатся отчетливые человеческие голоса.
  
  Тивиса Хенако (обрадовано): Видите, здесь, оказывается, есть жители!
  
  Ее речь прерывается таким отчаянным воплем, что все трое землян содрогнулись. Крик слабеет, заглушенный гомоном многих людей.
  
  Голоса приближаются сразу с двух сторон. К храму примыкает стена из серого камня с узким проходом между двух столбов. Земляне уходят под защиту стены. Гэн Атал (проделывая несложные манипуляции с ПКС-5) создает защитное поле в проходе, представляющее собой переливающуюся прозрачную пленку, не привязанную к породившему ее предмету.
  Земляне, никем на замеченные, рассматривают жителей (которых власти называют "оскорбителями двух благ"). Это молодые люди, оборванные и неряшливые, с тупыми лицами, как будто одурманенные наркотиками. Среди них возбужденно мечутся женщины с нечесаными, грязными прядями слипшихся волос.
  
  Впереди "оскорбители" волокут двух истерзанных людей, женщину и мужчину. Ими командует 1-Й ГЛАВАРЬ - тормансианин в распахнутой куртке, на его голой и грязной груди вытатуирована летящая птица.
  
  Со стороны ворот слышится восторженный рев. Новая толпа кричащих, беснующихся людей заходит на кладбище. Из второй толпы выступает 2-Й ГЛАВАРЬ - обнаженный до пояса человек, волосы на его голове связаны узлом. Он поднимает правую руку и что-то неразборчиво кричит. В ответ раздается смех.
  
  2-й главарь: Мы поймали двоих! Одного убили на месте. Второго дотащили до ворот. Там он и подох.
  
  1-й главарь: А мы схватили еще двоих, из той же экспедиции! Есть женщина! Она хороша! Мягче и толще наших. Дать?
  
  Голос из второй толпы (с радостно-злобной интонацией): Дать!
  
  Пленнице вывернули руки, и она согнулась от боли. Тогда один из "оскорбителей" сильным пинком сбивает ее с ног. Другой подбегает к оглушенной падением жертве и волочет ее за волосы на кучу песка около храма. Мужчина-пленник вырывается от мучителей, но его хватает 2-й главарь. Пленник в яростном безумии, дико визжа, вцепился в уши 2-го главаря, повалил его на землю и несколько раз сильно ударил. 2-й главарь остался лежать на земле. Пленник успевает добежать до тормансианина, тащившего женщину. Тот валит его искусным ударом, но не останавливает. Схватив победителя за ноги, пленник впивается зубами в щиколотку, опрокинув того на землю.
  
  Подоспевшие на помощь отрывают пленника от упавшего и растягивают его ничком на земле. Поверженный тормансианин встает, ощерив редкие зубы широкого рта. Он выхватывает из-за пояса заершенный, как гарпун, кинжал и вонзает по рукоятку в спину пленника.
  
  Трое землян выбегают из-за укрытия. Торжествующий рев вырывается из сотни глоток, но толпа разглядывает необычный вид землян и притихает.
  
  Женщина-пленница, не в силах встать на ноги, доползает до землян, умоляюще протягивая к ним руки. Но откуда-то из толпы вылетает такой же тяжелый нож и вонзается между лопатками женщины, убивая ее наповал.
  
  Под рев возбужденной толпы и звон ножей, отлетающих от невидимого заграждения, земляне снова укрываются в проходе стены. Не сразу нападавшие понимают, что имеют дело с непреодолимой силой. Они отступают и совещаются.
  
  Тивиса Хенако (взволнованно): Кто эти существа? Они неотличимы от людей и в то же время не люди. Зачем они здесь?
  
  Гэн Атал: По-видимому, именно на эту опасность намекали чиновники, отговаривая нас от посещения заброшенных городов. Здесь господствуют бандитские шайки, будто воскресшие из Темных Веков Земли!
  
  Тор Лик: Да, опасность куда страшнее, чем лимаи Зеркального моря.
  
  Гэн Атал: Я вспомнил одну из лекций Фай Родис, о чудовищной жестокости, накапливавшейся в психологии древних рас. Из-за униженности перед владыками возникает потребность торжества через изощренное мучение и издевательство над всеми попадающими во власть подобных нелюдей.
  
  Тивиса Хенако: Я должна поговорить с ними!
  
  Тивиса Хенако подходит к проему в стене. Появление Тивисы Хенако вызывает крики толпы. Тивиса Хенако поднимает руки, показав, что хочет говорить. С двух сторон подходят оба главаря, каждый в сопровождении своих любовниц.
  
  Тивиса Хенако: Кто вы?
  
  1-й главарь (грубо): А кто вы?
  
  Тивиса Хенако: Ваши гости с Земли!
  
  Главари и их любовницы разражаются хохотом, тыча пальцами в Тивису Хенако. Смех подхватывает вся толпа.
  
  Тивиса Хенако: Почему вы смеетесь?
  
  2-й главарь: Наши гости! Скоро ты будешь наша... (он делает обеими руками жест, означающий совокупление).
  
  Тивиса Хенако: Разве вы не понимаете, что катитесь в бездну без возврата, что накопленная в вас злоба обращается против вас же? Что вы стали собственными палачами и мучителями?
  
  Одна из женщин, злобно ощетинившись, внезапно приближается к Тивисе Хенако.
  
  ОСКОРБИТЕЛЬНИЦА (истерично крича): Мы мстим, мстим, мстим!
  
  Тивиса Хенако: Кому?
  
  Оскорбительница: Всем! Им! Холуям владык!
  
  Тивиса Хенако: А кто такой холуй?
  
  Оскорбительница: Гнусный раб, оправдывающий свое рабство, тот, кто, обманывая других, ползает на животе перед владыками, кто предает и убивает исподтишка. О, как я их ненавижу!
  
  Тивиса Хенако: Но кто обидел вас? Именно вас, лично?
  
  Оскорбительница (ее лицо искажается): А! Ты чистая, красивая, всезнающая! Бейте ее, бейте всех! Что стоите, трусы!
  
  Тивиса Хенако отступает в ворота, а попытавшиеся прорваться вслед за ней оскорбители отбрасываются защитным полем.
  
  Тор Лик (грустно): Что ты можешь еще?..
  
  Гэн Атал: Может быть им нужны наркотики? Помните, как широко были распространены наркотики в старину?
  
  Тивиса Хенако: Не сомневаюсь, что у них есть одурманивающие средства. Но я поняла другое: для них любимое развлечение - садистские удовольствия. И перестроить их психику, непосредственно обращаясь к человеческим чувствам, невозможно. Надо использовать особые методы психопрограммирования. Но, к сожалению, необходимая аппаратура есть только на звездолете...
  
  Тор Лик (указывая): Смотрите, они перебрались через стену!
  
  Осаждающие догадались, что защитное поле перекрывает только проход, и полезли через стену. Земляне отступают на несколько метров, и Тор Лик, выставив браслет, устанавливает защитное поле в виде прозрачного купола диаметром около 5 метров. Нападающих отбрасывает назад.
  
  Взбешенные неудачей, оскорбители начинают кривляться и выкрикивать ругательства.
  
  Тор Лик, используя свой ПКС-5, активирует канал связи с "Темным Пламенем".
  
  Камера медленно поднимается вверх, проплывает над преследователями, показывает общую панораму и вновь возвращается к Тор Лику (под самое завершение разговора, который зритель не слышит). Эту сцену сопровождает ритмичная, однообразная, тревожная мелодия.
  
  Тор Лик: Так что пусть тормансиане сами разберутся со своими дикарями. Их вертолетам недолго лететь до Кин-Нан-Тэ.
  
  
  Сцена N 60
  INT - комната Фай Родис (Храм Времени).
  День.
  
  Таэль: Полетами из-за недостатка горючего распоряжается только Совет Четырех.
  
  Фай Родис: Так доложите прямо сейчас, доложите самому Президенту.
  
  Таэль: Для меня очень непросто доложить владыке, будет лучше, если вы сами.
  
  Фай Родис с помощью браслета активирует голографический экран видеосвязи.
  
  
  Сцена N 61
  INT - комната Чойо Чагаса.
  День.
  
  Фай Родис ведет по видеосвязи разговор с Чойо Чагасом. Изображение Фай Родис в комнате Чойо Чагаса высвечивается на обычном терминале местного производства, напоминающем монитор с плоским экраном образца начала XXI века. Съемка постоянно, без переключений на изображение экрана и на комнату Фай Родис, ведется в комнате Чойо Чагаса. Камера попеременно показывает лицо Чойо Чагаса и экран с изображением Фай Родис.
  
  Чойо Чагас: Их называют "оскорбители двух благ" - долгой жизни и легкой смерти. Они отказались от того и от другого, и потому должны быть уничтожены. Государство не терпит своеволия. Я предвидел подобную опасность, поэтому управители на местах отговаривали ваших исследователей от рискованного путешествия.
  
  Фай Родис: Но им же не объяснили степень опасности!
  
  Чойо Чагас: Каждый зональный управитель стыдится, вернее, боится говорить об этих нелюдях. Они укрываются в заброшенных городах, а недостаток транспорта затрудняет борьбу с ними.
  
  Фай Родис: Продолжим разговор позже, а сейчас прошу, не теряя времени, отдайте приказ! Мы можем послать свой звездолет на выручку, но мы не знаем, как обращаться с такой дикой толпой по вашим законам...
  
  Чойо Чагас (насмешливо): А что, собственно, вы так волнуетесь? По имеющейся у меня информации, ваши люди надежно защищены... Панцирем мощного защитного поля...
  
  Фай Родис (взволнованно): Вы правы, наши пока в безопасности, но ведь там еще, как я поняла, дикари наткнулись на какую-то вашу экспедицию, и попавших им в руки зверски убили. Может, еще не поздно спасти тех, кого пока не поймали.
  
  Чойо Чагас (насмешливо): Да что вы о наших людях так тревожитесь, не понимаю?! (пауза). Ну хорошо, я распоряжусь, не беспокойтесь. Мои приказы здесь выполняются быстро и неуклонно!
  
  Конец связи с Фай Родис.
  
  Чойо Чагас, немного подумав, вызывает по видеосвязи Янгара.
  
  Чойо Чагас: Пошлите два вертолета из резерва охраны в Кин-Нан-Тэ на выручку наших гостей с Земли.
  
  Янгар: Зачем два вертолета? Хватит и одного.
  
  Чойо Чагас: Подворачивается редкий шанс безнаказанно уничтожить хотя бы часть этих проклятых землян. Для второго вертолета найдите надежных и проверенных исполнителей из нашего особого отряда. Проинструктируйте пилотов второго вертолета, чтобы они сбили первый, как только земляне войдут в него. Землянам же мы скажем, что "оскорбители" использовали переносные ракеты, уничтожив не только их товарищей, но и наш спасательный вертолет.
  
  Янгар: Я понял, великий!
  
  Чойо Чагас: "Оскорбители" также должны быть истреблены все до последнего. Просто истреблены на месте - без пыток и прочих процедур. Не должно оставаться опасных свидетелей!
  
  
  Сцена N 62
  EXT - кладбище города Кин-Нан-Тэ.
  День.
  
  Камера расположена на земле. Слышен приближающийся шум вертолетов, которые вскоре появляются над кладбищем. Один вертолет приземляется рядом с землянами, другой остается висеть в воздухе. "Оскорбители" разбегаются в страхе.
  
  КОМАНДИР 1-ГО ВЕРТОЛЕТА: Опасности нет! Быстрее в вертолет!
  
  Тор Лик отключает защитное поле, и земляне быстро забегают в вертолет.
  
  Переключение камеры на кабину второго вертолета. Вертолет медленно взлетает.
  
  КОМАНДИР 2-ГО ВЕРТОЛЕТА: Время пришло! Огонь!
  
  Переключение камеры на внешний вид второго вертолета (в перспективе - взлетающий первый вертолет). Несколько ракет, молниеносно прочертив белые шлейфы, превращают первый вертолет в пылающий огненный шар, который стремительно падает на землю.
  
  После этого еще несколько ракет выпускается по разбегающимся оскорбителям.
  
  Камера "облетает" с высоты птичьего полета дымящиеся останки сражения. Сцена сопровождается грустной, скорбящей мелодией. В завершении сцены изображение медленно гаснет.
  
  
  Сцена N 63
  INT - тронный зал.
  День.
  
  Фай Родис стоит перед сидящими в креслах членами Совета Четырех.
  
  Фай Родис (негодующе): Я многому научилась на вашей планете, и теперь понимаю, как может лгать человек, принужденный к тому всесильной государственной машиной угнетения. Но почему лжет тот, кто облечен могуществом великой власти, силой, какую дает ему вся пирамида человечества Ян-Ях, на вершине которой он стоит? Зачем это? Или вся система вашей жизни так пронизана ложью, что даже владыки находятся в ее власти?
  
  Чойо Чагас (злобно): Что?! Как вы смеете!
  
  Фай Родис: Руководясь достойными намерениями, я смею все. Вы заверили меня, что ваши приказы исполняются неуклонно. Но телеметрическая информация убедительно доказала, что мои товарищи были убиты с помощью ракет, выпущенных с одного из ваших вертолетов.
  
  Лицо Чойо Чагаса искажается. Он кричит фальцетом:
  
  Чойо Чагас: Ген Ши!
  
  Ген Ши вскакивает и поворачивается к Чойо Чагасу, вытянувшись и придав лицу крайне подобострастное выражение.
  
  Ген Ши: Слушаю, великий!
  
  Чойо Чагас: Выяснить, кто вел второй вертолет, и кто командовал операцией. Всех сюда! Я сам проведу расследование.
  
  Фай Родис: Прошу вас, не нужно больше жертв - их и так много.
  
  Чойо Чагас: Вы не понимаете - те, кто виноват, обесчестили меня. Они представили всех нас лжецами и лицемерами!
  
  Фай Родис: Что же изменится, если их казнят?
  
  Чойо Чагас: Все! Нарушители приказа понесут заслуженную кару, а вы убедитесь в нашей правдивости.
  
  Фай Родис задумчиво смотрит на Чойо Чагаса. Он опускается в кресло, согнувшись и отвернувшись, и, махнув рукой, распускает собравшихся.
  
  
  Сцена N 64
  INT - комната Фай Родис (Храм Времени).
  Вечер.
  
  Фай Родис с помощью ПКС-5 активирует канал связи с "Темным Пламенем".
  
  Камера показывает виртуальный экран. Гриф Рифт тяжело поднимается. Сжимая руки, чуть горбясь, он не отрываясь смотрит в глаза Фай Родис. Потом он выпрямляется и расправляет грудь. Поза и выражение лица выражают крайнее возмущение.
  
  Гриф Рифт: Проклятая планета не стоит и тысячной доли наших потерь. Здесь ни к чему хорошему еще не готовы! Мы не можем допускать таких жертв!
  
  Фай Родис: Успокойся, Гриф. Мы оба, посвященные в знание, о каком нет и понятия здесь (лицо Фай Родис крупным планом), не можем жить и быть свободными, пока есть несчастные. Как переступить порог высшей радости, если целая планета на наших глазах погибает в инферно? Что против этого моя жизнь, твоя и всех нас? Спроси у трех моих спутников!
  
  Гриф Рифт: Я знаю, что они скажут. Они скажут, что само присутствие их необходимо, что оно дает людям Торманса мечту и веру и этим объединяет в стремлении к высшей цели.
  
  Фай Родис: Вот ты и ответил, Рифт! Ты же знаешь, чем дольше мы здесь, тем лучше для жителей Торманса. Мы для них живое воплощение всего, что несет человеку высшее общество. Если мы убежим, то тогда гибель Тивисы, Тора и Гэна действительно будет напрасной. Но если здесь образуется группа людей, обладающих знанием, силой и верой, то наша миссия оправдана, даже если мы все погибнем.
  
  Гриф Рифт: Но нас слишком мало!
  
  Фай Родис: Ты забываешь, что с нами Земля, ее знания, ее образ в столь успешно демонстрируемых вами фильмах. Прибавь наши лекции, рассказы, нас самих.
  
  Пауза. Гриф Рифт вглядывается в то, что находится позади Фай Родис.
  
  Гриф Рифт: Что это у тебя за спиной?
  
  Фай Родис отходит вбок, камера крупно показывает фреску на стене.
  
  Фай Родис (закадровый голос): Моя фреска символизирует выход из инферно.
  
  Описание фрески: По жутким обрывам, помогая друг другу, из последних сил карабкаются люди. Внизу, на густой траве, толпится разнородное сборище, презрительно показывая на покрытых потом, жалких и бледных скалолазов. Поодаль стоят группки уверенных в своем превосходстве, смотрящих отчужденно и равнодушно.
  Высоко вверху, почти на гребне стены, охватывающей привольную низину, острым клином расположен выступ - последняя ступень подъема. Голубое сияние поднимается из тени, отражаясь в скале. На самом краю выступа стоит женщина, похожая на Фай Родис, склонившаяся к людям с протянутой рукой, готовая рывком поднять наверх первого, кто дотянется к ней. В ее лице выражается уверенность и убежденность в победе.
  
  Гриф Рифт: Зачем это здесь? Поймут ли?
  
  Фай Родис (уверенно): Поймут! Я хочу оставить здесь память о нас.
  
  Гриф Рифт: Они уничтожат!
  
  Фай Родис: Может быть. Но ее репродукции успеют разойтись по планете.
  
  Камера плавно переводится на женщину на фреске и приближает ее, показывая крупным планом.
  
  
  Сцена N 65
  INT - комната Фай Родис (Храм Времени).
  День.
  
  Фай Родис приближается ко входу в свои апартаменты. Внезапно она останавливается и смотрит на браслет. На браслете загорается красный индикатор, на экране пробегает ряд цифр и химических формул. Фай Родис, помедлив несколько мгновений, входит вовнутрь, осматривается, направляется к портьере, висящей у окна, и отдергивает ее в сторону. За портьерой прячется Ян-Ях в маске-противогазе. Лицо выражает ненависть и в то же время удивление. В руке у нее готовая к съемке видеокамера.
  Ян-Ях хватается за пояс, с явным намерением выхватить оружие.
  
  Фай Родис: Стойте! Зачем вы это делаете?
  
  Ян-Ях (сквозь зубы, с бессильной злобой): Я хотела показать тебя, как ты валяешься и изнываешь от звериных желаний. Пусть владыка увидел бы тебя такой и понял, кого он... (со злобной насмешкой) превозносит.
  
  Фай Родис несколько секунд пристально вглядывается в лицо Ян-Ях, после чего твердо говорит:
  
  Фай Родис: Вы думали, что на меня подействует ваш ядовитый газ? Но вы просчитались, и теперь вам придется ответить. У нас на Земле правило: каждое недостойное действие немедленно должно уравновеситься противодействием. Снимайте маску!
  
  Ян-Ях медленно, с выражением страха на лице, снимает маску, после чего падает на пол и начинает извиваться, сладострастно стонать и кататься по полу.
  
  Ян-Ях: Янгар! Янгар! Я хочу тебя! Еще сильнее, чем раньше! Иди ко мне! Скорее! Янгар!
  
  Дверь распахивается, и на пороге появляется Янгар. Он выхватывает пистолет и целится в Фай Родис. Мгновенно включается поле, и пули, отскочив от защитной оболочки, попадают в Янгара - в грудь и между глаз. Янгар валится замертво.
  
  Фай Родис втаскивает Ян-Ях во вторую комнату. Выставив ладони перед головой Ян-Ях, с помощью телекинетического воздействия она приводит Ян-Ях в сознание. Ян-Ях, шатаясь, поднимается.
  
  Ян-Ях (хрипло): Кажется, я...
  
  Фай Родис: Да. Проделали все то, что ждали от меня.
  
  Ян-Ях (со страхом): А камера?
  
  Фай Родис (указывая на соседнюю комнату): Там. Янгар убит.
  
  Ян-Ях: Кто его убил? Вы?
  
  Фай Родис: Сам себя. Собственными пулями.
  
  Ян-Ях: И вы знаете все?
  
  Фай Родис: Если вы говорите о ваших с ним отношениях, то да.
  
  Ян-Ях падает к ногам Родис.
  
  Ян-Ях: Пощадите! Владыка не простит, он не перенесет своего унижения.
  
  Фай Родис: Понимаю. Такие, как он, не могут допустить соперничества.
  
  Ян-Ях: Его месть невообразима! Изощренные палачи умеют пытать страшно!
  
  Фай Родис: Как и ваш Янгар?
  
  Ян-Ях не находит ответа. Фай Родис выходит в соседнюю комнату и сразу же возаращется с видеокамерой.
  
  Фай Родис: Возвращаю - за остаток яда.
  
  Вздрогнув, Ян-Ях поспешно отдает крошечный пульверизатор.
  
  Фай Родис: Теперь уходите.
  
  Фай Родис молчаливо стоит перед Родис, застыв в изумлении.
  
  Фай Родис: И не бойтесь ничего. Никто на планете не узнает вашей тайны.
  
  Ян-Ях не решается уходить.
  
  Фай Родис: Бегите, не стойте!
  
  Фай Родис поворачивается и выходит. Сзади слышны всхлипывания Ян-Ях. Показывается, как в первой комнате толпятся охранники во главе с офицером, а в углу лежит тело Янгара.
  
  
  
  Сцена N 66
  INT - биомедицинский институт.
  День.
  
  Показывается здание института снаружи: новое здание простой и четкой архитектурной формы.
  
  Переключение на вестибюль.
  
  Вир Норин входит в дверь и показывает свою карточку охраннику. Охранник подобострастно вскакивает. Навстречу Вир Норину поспешно идет ДИРЕКТОР, который приветствует гостя и жестом приглашает его пройти внутрь здания.
  
  Вир Норин и директор идут по освещенному неяркими лампами проходу, левую стену которого составляет окно из цельного прозрачного стекла длиной в несколько десятков метров, отделяющее коридор от помещения лаборатории. В помещении расположены ряды одинаковых столов и пультов.
  
  Вир Норин: Чем занимается ваш институт?
  
  Директор: Исследованием человеческого организма. Вот здесь, например (останаливается и показывает рукой)... здесь разрабатывают и испытывают новые приборы для дистанционного распознавания и последующего подавления возвратных ассоциаций в психике. У многих людей они настолько сильны, что создают устойчивое сопротивление (речь насыщается благоговейным придыханием) внедрению мудрости Владык.
  
  Директор автоматически сгибается в почтительном поклоне, повернувшись к большому портрету Чойо Чагаса, висящему в лаборатории на стене, противоположной стеклянному коридору. Камера берет портрет крупным планом.
  
  Вир Норин: А что это за приборы?
  
  Директор (делая приглашающий жест): Прошу вас...
  
  Вир Норин и директор заходят в помещение лаборатории.
  
  Лаборатория оснащена компьютерным оборудованием, за которым работают ученые; на стенах висят мультимедийные экраны, на столах стоят приборы различной формы.
  
  Вир Норин: И как работает вся эта техника?
  
  Директор делает знак одному из операторов, и на большом экране включается "презентация" в виде набора схем и клипов.
  
  Описание "презентации": показывается огромная карта города Средоточия Мудрости, на которой последовательно высвечиваются массивы точек - сначала зеленые (порядка нескольких десятков), потом синие (порядка нескольких тысяч), потом красные (точки сначала практически сливаются в сплошное поле, затем идет увеличение масштаба, точки становятся дифференцированы).
  
  Директор: Эта система состоит из миллиардов приборов и охватывает территорию всей планеты. Она обладает двойным назначением.
  
  Вир Норин: Как это - "двойным"?
  
  Директор: Смотрите дальше. Всеобщая система контроля за населением состоит из трех сетей. Первая осуществляет общее подавление социально-психологической активности. Путем прямого излучающего воздействия на мозг достигается полная лояльность граждан по отношению к государству. Эти приборы замаскированы под метеостанции и радиоантенны.
  
  На экране: повтор показа зеленых точек на схеме, далее последовательный показ крупным планом белых шарообразных сооружений на крышах домов. Целесообразно съемку подобных сооружений провести последовательно на улицах Москвы - Большой Переяславской улице (дом 12), на улице Трофимова (дом 16), на Новом Арбате.
  
  Директор: Для работы второй сети задействованы базовые станции городской сотовой связи. Эта сеть способна автоматически определять местонахождение каждого человека, прослушивать разговоры и, самое главное, вычислять неблагонадежных людей, на расстоянии определяя степень их деструктивной социально-психологической активности. Эта сеть установлена и в метро, и в магазинах, и на улицах.
  
  На экране: повтор показа синих точек на схеме, быстрая смена кадров с антеннами сотовой связи на домах, в метро (белые "мини-соты"), торговых центрах (съемки целесообразно проводить в Москве, в торговых центрах "Манеж", "Ашан", "ИКЕА").
  
  Вир Норин: А если у человека нет при себе телефона?
  
  Директор: Если нет телефона, то все равно каждый гражданин обязан иметь при себе личную карточку. В нее встроена микросхема, данные с которой считываются этими устройствами... А теперь - о третьей сети. Как я сказал, против непокорных инидивидов автоматически осуществляется направленное воздействие. Для этого и разработана третья сеть. Это множество видеокамер наблюдения, охватывающих все видимое пространство в городах. Можно посмотреть, чем в данный момент занимается каждый интересующий вас человек, и, наоборот, с помощью второй системы идентифицировать личность любого человека, которого вы видите. Системы, напоминаю, работают совместно... Так вот, о воздействии. Если датчики засекают определенный вид психической активности, то автоматически включаются поражающие излучатели, встроенные в видеокамеры. В зависимости от степени опасности, которую индивид представляет для государства, эти устройства либо подавляют его умственную активность, либо наводят различные болезни, либо провоцируют скоропостижную смерть.
  
  На экране: повтор показа красных точек на схеме, мелькают изображения множества видеокамер на улицах, в торговых центрах, в метро - различного вида и размера. По улице идет людской поток. На экране выхватываются отдельные лица, "замораживаются" стоп-кадром, увеличиваются и подвергаются наглядному "очерчиванию" графической сеткой (с параллельным показом значений различных параметров в графическом и числовом виде). Периодически звучит сигнал, данные на отдельных лиц мигают красным. Звучит комментарий директора за кадром: "Этот скоро умрет от рака", "Этот лишится рассудка", "А у этого сейчас случится сердечный приступ". Показывается человек, проходящий мимо камеры, которого только что "просветили" на "лояльность" (на него выдан сигнал тревоги). Включается следующая камера, которая находится у него на пути, "приближает" изображение его лица. Далее походка человека становится менее уверенной, на лице появляется выражение испуга, он останавливается, судорожно рвет верхнюю пуговицу рубашки, хватает ртом воздух, далее ноги у него подкашиваются, и он падает. Люди при этом никак не реагируют, только безучастно обходят его, некоторые даже переступают через лежащее неподвижно тело...
  
  Вир Норин (недоуменно и задумчиво, медленно произнося слова): А зачем вам все это нужно?
  
  Директор: Как зачем? Чтобы выявить и уничтожить всех государственных преступников, злоумышляющих против Владык!
  
  Вир Норин: А смысл?! В чем смысл всего этого?
  
  Директор (возбужденно): А как же?! Наш Президент (слова произносятся с придыханием, он снова поворачивается к портрету и кланяется) поставил задачу максимально укрепить власть! Вот мы ее и укрепляем!
  
  Вир Норин, не отвечая, поворачивается и идет к выходу. Директор устремляется вслед за ним.
  
  Переключение на другой коридор. Около одной из лабораторий Вир Норин останавливается, всматриваясь в происходящее. Видно, что за прозрачной стеной идет обработка человеческих трупов.
  
  Вир Норин (мрачно): Ну а здесь чем занимаются?
  
  Директор: Сюда доставляют трупы "кжи", которые только что познали радость легкой смерти. Из их молодых тел мы получаем ценнейшие препараты, продлевающие жизнь нашим любимым Владыкам (снова кланяется такому же портрету, что и в первой лаборатории)... Будете заходить?
  
  Камера вновь показывает работу с трупами.
  
  Вир Норин (ледяным тоном): Нет, мне и так все ясно. Благодарю вас. Можете не провожать (Поворачивается и уходит).
  
  
  Сцена N 67
  INT - Святилище Трех Шагов.
  
  В святилище стоят Фай Родис и группа "кжи" во главе с Гзер Бу-Ямом.
  
  Камера приближается к разговаривающим.
  
  Гзер Бу-Ям (хвастливо): На самом деле у нас гораздо больше свободы, чем у этих жалких "джи".
  
  Фай Родис: Это мнимая свобода. Вам позволяют лишь то, что не вредит престижу власти. Подумайте над вашим понятием свободы, и вы поймете, что она состоит в правах на низкие поступки. Ваш протест против угнетения, как правило, бьет по невинным людям...
  
  Гзер Бу-Ям (возбужденно): По невинным людям? Да вы хоть знаете, как нас угнетают? Знаете ли вы о массовых отравлениях, убавлявших население по воле владык, когда им не требовалось прежнее множество рабочих? О принудительном искусственном осеменении женщин в эпохи, когда они отказывались рожать детей на скорую смерть? А эти проклятые ученые-"джи" помогают владыкам во всем: изобретая страшное оружие, яды, фальсификаты пищи и развлечений. Поэтому мы ненавидим ученых, стремимся их оскорбить, избить, а то и просто убить...
  
  Фай Родис: Поймите: "джи" - отнюдь не главный источник зла на вашей планете. Они - лишь инструмент в руках владык, и они так же несвободны, как и вы, правда, по-своему. Олигархическая власть специально вас разъединяет, а вы в ответ противопоставьте ей свой союз. Только вместе вы победите олигархию! Другого пути нет, поверьте.
  
  
  Сцена N 68
  INT - комната Вир Норина (гостиница).
  Вечер.
  
  Вир Норин с помощью ПКС-5 ведет сеанс видеосвязи с Фай Родис.
  
  Вир Норин: Да, все так и есть. Я все это видел собственными глазами в их лабораториях и записал, как видишь...
  
  Фай Родис (с отвращением и негодованием): Так вот что владыка имел в виду! Тонны биоматериала... Укрепление власти до полной ее абсолютности...
  
  Следуют короткие клипы, обозначающие мысли Фай Родис. Реализация:
  Камера фокусируется на Фай Родис, далее камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Фай Родис, далее следуют короткие клипы:
  Клип: Сцена проводов двух пар молодых людей в Храм Нежной Смерти, увиденная землянами на орбите Торманса.
  Клип: Сцена работы с трупами в лаборатории института.
  Клип: Фрагмент разговора Фай Родис с Чойо Чагасом: крупным планом лицо Чойо Чагаса в момент, когда он говорит об упоении собственной абсолютной властью.
  Клип: Шарообразные сооружения на крышах домов.
  Клип: Сканирование на "благонадежность".
  Клип: Кадры скоропостижной смерти последней жертвы.
  Во время демонстрации клипов играет напряженная, монотонная мелодия.
  
  Фай Родис (задумчиво): Поистине, при всем своем богатом опыте нигде и никогда я еще не видела столь глубокого сгущения инферно, столь жуткой концентрации всего самого злого и темного. Сумеют ли ныне живущие рассеять этот мрак? Смогут ли пробудиться? Или им уже никогда не суждено увидеть рассвет?
  
  Вир Норин: Похоже, что рассвет на Тормансе задерживается на долгие века, против всех законов истории. А перед рассветом темнее всего...
  
  Фай Родис: Разум - вот на что единственная надежда. Сколь бы долгой ни была заря, солнце рано или поздно разгонит любой мрак.
  
  Пауза.
  
  Вир Норин (с некоторым смущением): Фай, ты знаешь, я нашел свою любовь здесь, на Тормансе (указывая на Сю-Те и вводя ее в поле обзора коммуникатора). Ее зовут Сю-Те. Я хотел бы взять ее с собой, но она говорит, что это невозможно!
  
  Фай Родис (с грустью): Она права.
  
  Вир Норин: Понимаю и соглашаюсь. Но возможен другой, диаметрально противоположный выход.
  
  Фай Родис: Вир! Это же Торманс, планета мучений, планета смерти!
  
  Вир Норин: Я решил!
  
  Фай Родис (немного подумав): Может быть, на твоем месте я поступила бы так же. Ты, скорее всего, погибнешь, но принесешь большую пользу жителям Торманса, а ей дашь сколько-то месяцев, вряд ли лет, счастья. Береги себя! Самое страшное для нее - это остаться без тебя. Мы будем горевать о тебе, Вир!
  
  Вир Норин: Не хорони меня раньше времени. Я надеюсь дожить до прилета следующего корабля.
  
  Фай Родис прощается с обоими долгим воздушным поцелуем.
  
  
  Сцена N 69
  INT - Совет Четырех (приемная).
  Вечер.
  
  Камера находится у городского здания Совета Четырех. В него с бокового крыльца поспешно входит низкорослый человек - НАР-ЯНГ. Пройдя мимо огромной очереди просителей, начинающейся еще на улице, он входит в кабинку, на двери которой нарисован знак "глаз в тетраэдре".
  
  В кабинке Нар-Янг вызывает по видеосвязи СЕКРЕТАРЯ - чиновника средних лет в одежде, расшитой змеями. Выражение лица секретаря крайне надменное.
  
  Нар-Янг (возбужденно): Немедленно соедините меня с Президентом. Тайна, которую я узнал, настолько важна и велика, что я могу доверить ее лишь самому Чойо Чагасу.
  
  Секретарь из глубины экрана долго всматривается в Нар-Янга, словно обдумывая что-то, и, наконец, его злое и хитрое лицо выражает подобие улыбки.
  
  Секретарь: Хорошо! Придется подождать, сам понимаешь.
  
  Нар-Янг: Конечно, понимаю...
  
  Экран гаснет, и Нар-Янг удобно откидывается в кресле. Звучит ехидный закадровый голос Нар-Янга: "За такое донесение меня наградят орденом "Змеи и Планеты", званием Познавшего Змея, дадут красивый дом на берегу Экваториального моря. И знаменитая танцовщица Гаэ-Тимфифт будет исполнять все мои желания".
  
  Внезапно дверь с грохотом распахивается. Врываются двое здоровенных "лиловых". Они вытаскивают Нар-Янга из кресла и, заламывая руки назад, тащат с собой.
  
  
  Сцена N 70
  INT - Совет Четырех (подвал).
  Вечер.
  
  Камера показывает распахнувшуюся дверь, в которую волоком втаскивают Нар-Янга.
  
  Нар-Янг (истерично-испуганно): Помогите! Помогите! Я буду жаловаться самому Владыке! Я известный астрофизик Нар-Янг! Вы не имеете права!
  
  "Лиловые", не обращая внимания на его крики, срезают с его одежды застежки, срывают пояс, распарывают снизу доверху рубашку. Нар-Янг цепляется за сползающие брюки. Один из "лиловых" пинает его в спину, и Нар-Янг оказывается у большого стола, за которым сидит Ген Ши. Ген-Ши приветливо улыбается Нар-Янгу.
  
  Ген Ши: Мои люди перестарались. Ну, выкладывай сообщение! Надеюсь, ты решился потревожить владыку по действительно важной причине, иначе, сам понимаешь...
  
  Нар-Янг: Сообщение настолько важное, что я изложу его лишь самому Президенту.
  
  Ген Ши: Великий Президент занят и повелел два дня его не тревожить. Говори, да побыстрее!
  
  Нар-Янг: Я хотел бы видеть Великого. Он разгневается, если я скажу кому-нибудь другому.
  
  Ген-Ши (угрожающе): Я тебе не кто-нибудь, а вице-президент, и не советую упорствовать.
  
  Нар-Янг молча мотает головой. Ген Ши так же молча закуривает длинную трубку и дымящимся концом ее показывает в угол комнаты.
  
  Ген Ши: Придется покатать тебя на умааге. Знаешь, что это такое? (Злобно усмехаясь.) Он развяжет язык любому мужчине.
  
  Мигом к Нар-Янгу подбегают "лиловые" и сдирают с него брюки.
  
  Ген Ши лениво встает и приближается к деревянному изваянию верхового животного.
  
  ЛИЛОВЫЙ: Простое сиденье, владыка, или?
  
  Ген Ши: Или! Он упрямый, а сиденье требует времени. Я спешу.
  
  "Лиловый" кивает, вставляет рукоятку в лоб деревянной скотины и начинает вращать. Клиновидная спина, точно пасть, медленно раскрывается.
  
  Ген Ши: Что ж, надевайте ему стремена!
  
  Нар-Янг (падая на колени, жалобным, умоляющим голосом): Все скажу! (Подползает к Ген Ши и падает перед ним ниц.) Все скажу, только не надо этого!
  
  Ген Ши: Отставить стремена! Усадите его в кресло!
  
  "Лиловые" грубо сажают Нар-Янга в кресло.
  
  Нар-Янг (взволнованно): Я слышал разговор двух наших физиков. Как-то заполучив копию волшебного браслета землян, они сумели разгадать загадку их защитного поля. Его нельзя преодолевать мгновенными ударами вроде пуль или взрыва. Чем сильнее удар, тем больше сила отражения. Но это поле можно нейтрализовать с помощью каскадного квантового излучения. И один из ученых сказал, что он изготовил такой квантовый генератор в рабочей модели.
  
  Ген Ши: Имена?
  
  Нар-Янг: Ду Бан-Ла и Ниу-Ке.
  
  Ген Ши: Можешь идти. Дайте ему плащ, и отвезите куда надо. (Обращаясь к "лиловым") Еще двоих за этими физиками!
  
  Старший из "лиловых", низко кланяясь, исчезает за дверью. Другие подводят ученого к выходу. Едва он выходит за порог, как офицер, молча стоявший в стороне, стреляет ему в затылок из пистолета с глушителем. Нар-Янг валится мертвым.
  
  Ген Ши движением пальца удаляет всех из помещения, встает и направляется в соседнюю комнату.
  
  
  Сцена N 71
  INT - Комната спецсвязи.
  
  Ген Ши находится в комнате с пультами и экранами видеотерминалов. Сидя за столом, он вызывает по видеосвязи Ка Луфа.
  
  Ген Ши: Кандо, тебе придется отменить свой прием. Немедленно приезжай ко мне, подвертывается редкий случай совершить задуманное...
  
  Переключение камеры на резиденцию Ка Луфа. Ка Луф сидит перед экраном, на котором изображение Ген Ши.
  
  Ка Луф: А что стряслось?
  
  Ген Ши: Как ты знаешь, наш повелитель время от времени удаляется в секретные покои своего дворца. На этот раз он отсутствует только сутки, и это означает, что по крайней мере еще сутки полная власть над всей планетой будет в наших руках. За это время многое можно сделать! Мои люди нашли способ преодоления защитного поля землян. Мой план прост: арестуем Фай Родис и Вир Норина, пытками заставим их приказать своим нанести удар по садам Цоам и уничтожить Чойо Чагаса. Тогда мы с тобой без риска и лишних потрясений станем первыми лицами в государстве! Я стану президентом, а ты - вместо своей жалкой должности главы администрации, станешь вице-президентом... А Зет Уг (пауза)... там видно будет. Всех свидетелей уберем, в том числе и дурака Таэля, не умеющего толком шпионить!
  
  Ка Луф (удовлетворенно, со злорадством): Мудрейшая мысль!
  
  
  Сцена N 72
  INT - комната Фай Родис (Храм Времени).
  Ночь.
  
  Фай Родис, спящая в кровати, просыпается и прислушивается. Раздается сильный шум: грохот, голоса людей.
  
  Камера показывает коридор, заполненный "лиловыми", которые расступаются, освобождая путь техникам, несущим громоздкий аппарат.
  
  Фай Родис становится видна в дверном проеме спальни. Входная дверь открыта, ее перегораживает пленка защитного поля. "Лиловые", увидев Фай Родис, начинают суетиться, показывать на нее и делать знаки стоявшим позади техникам. Фай Родис (с помощью манипуляций на ПКС-5) усиливает поле, серая стена скрывает происходящее в коридоре.
  
  Камера фокусируется на Фай Родис. Перед ее мысленным взором короткими "вспышками" мелькают сцены последующей гибели, видимые от первого лица, и слегка размытые... Реализация клипа: эффект Flo-mo (вокруг стоящей в задумчивости Фай Родис), далее камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Фай Родис, далее следуют короткие (секундные) клипы (сопровождаемые перед и после- вспышками света):
  1. Прорыв защитного поля.
  2. Переключение на тревожное лицо Фай Родис (крупным планом).
  3. Автоматная очередь из дверного проема.
  4. Переключение на тревожное лицо Фай Родис (крупным планом).
  5. Яркая вспышка света...
  
  Фай Родис вызывает свой корабль.
  
  По мере разговора камера переключается на говорящего.
  
  Фай Родис: Рифт, я в опасности. У меня очень плохие предчувствия. Похоже, меня хотят убить или взять в плен. Они принесли какой-то огромный аппарат ко входу в мою комнату.
  
  Переключение камеры на звездолет. По звездолету звучит общий сигнал тревоги (прерывистый звук сирены). Земляне сбегаются в пилотскую кабину.
  
  Фай Родис: Я сделаю все, чтобы не попасть им в руки живой. Даже если мне придется покончить с собой.
  
  Гриф Рифт (в крайней степени возбуждения и беспокойства): Не говори так! Уходи в подземелье. Быстро! Я давно опасался чего-нибудь подобного и не переставал удивляться твоей игре с Чойо Чагасом.
  
  Фай Родис: Это не он. Чагас сейчас в своих секретных покоях.
  
  Гриф Рифт: Тем хуже. Чем ничтожнее власть имущие, тем они опаснее. Я прилечу, не теряя ни секунды. Светлое небо, неужели ты, наконец, будешь на корабле, а не в аду Торманса?!
  
  Камера "выхватывает" быстрые манипуляции Гриф Рифта на голографическом экране.
  
  Гриф Рифт: Див, планетарные... нет, маршевые двигатели в режим максимального ускорения. Курс пеленгуем по коммуникатору Фай.
  
  Див Симбел (взволнованно): Но это же экологическая катастрофа в радиусе...
  
  Гриф Рифт: Полетим в стратосфере... Див, я приказываю! Мы и так уже потеряли...
  
  Див Симбел (перебивая Гриф Рифта): Включаю.
  
  Переключение камеры на внешний вид "Темного Пламени". Корабль, "переливаясь" бортовыми огнями с быстрым ускорением (и характерным для фантастических фильмов звуком) поднимается метров на 20 и затем молниеносно взлетает вверх, оставляя в ночном небе яркий клубящийся плазменный шлейф.
  
  Гриф Рифт: Я уже лечу. Максимум через минуту буду на месте! Обещаю! Держись, Фай!
  
  Гриф Рифт: Див, подготовить спецкостюмы с динамической защитой и аннигиляторы... (Пауза.) Но вначале используем ГВР - усыпим всех...
  
  Див Симбел (производя манипуляции на терминале): Готово.
  
  Раздается тревожный сигнал браслета, и Фай Родис переводит взгляд на него, после чего взволнованно говорит:
  
  Фай Родис: Поле слабеет! Они разрушают его!
  
  Гриф Рифт: Немедленно уходи в подземелье, чего же ты медлишь!
  
  Фай Родис: Иду, не обрывай связь.
  
  Фай Родис отключает защитное поле и направляется в спальню.
  
  Раздается треск. Прибор нападающих прорывает защитное поле, закрывающее вход в комнату. Фай Родис отступает назад и устанавливает защитное поле вокруг себя. В комнату врываются "лиловые", указывая на Фай Родис, стоящую в центре переливающегося защитного купола. Техники переносят генератор и направляют его раструб на защитное поле. Оно начинает колебаться, разрываться и терять "густоту". Фай Родис отступает к стене. Защитное поле полностью исчезает.
  Камера показывает на ПКС-5 Фай Родис визуальные вспышки разрядов и треск (символизирующие поломку, неисправность)...
  Раздается тревожный сигнал ПКС-5. Камера показывает крупным планом миниатюрный дисплей коммуникатора. На нем, одна за другой, сопровождаемые тревожными сигналами и символами, появляются надписи:
  - Фатальная ошибка! Повреждена квантовая матрица...
  - Автовосстановление невозможно...
  - Модуль СП-поля отключен...
  - Реактор остановлен...
  - Активирована система резервного питания...
  - Внимание! Система управления ПКС-5 работает нестабильно...
  - Остановка всех вспомогательных модулей...
  
  Здесь и далее в этой сцене все ракурсы изображения на дисплее ПКС-5 Фай Родис и на главном дисплее звездолета подергиваются цифровыми помехами и искажениями (как при нестабильном приеме спутникового сигнала)...
  
  Фай Родис выставляет правую руку вперед (а ПКС-5 у всех землян на левой руке), после чего один из "лиловых" роняет, автомат, его ноги подкашиваются и он падает.
  
  Переключение камеры на лицо Фай Родис (лицо крайне напряженное, глаза широко раскрыты). Эффект Flo-mo вокруг Фай Родис.
  
  Переключение камеры на вход в комнату.
  
  То же самое происходит еще с несколькими забегающими в комнату...
  
  Из дверного проема очередной "лиловый" пускает автоматную очередь, целясь по ногам Фай Родис.
  
  Переключение камеры на вид из коридора.
  
  КОМАНДИР "ЛИЛОВЫХ" (дергая еще стреляющий автомат солдата вверх): Убью! У нас же приказ брать живьем!
  
  Переключение камеры на Фай Родис. Камера (в режиме Slo-mo) показывает попадание нескольких летящих пуль (оставляющих воздушные шлейфы) в Фай Родис. Переход камеры в нормальный скоростной режим. Камера показывает следы разрывов пуль на бедрах. Одна из пуль попадает в область живота. Фай Родис ухватывается обеими руками за живот и опускается спиной по стене. На стене виден красный шлейф и воронки от пуль.
  
  Переключение на пилотскую кабину. При падении Фай Родис изображение на экране звездолета начинает дестабилизироваться, отображая стены, интерьер, "лиловых". На изображении видны следы попавшей на "объектив" коммуникатора крови.
  
  Гриф Рифт приближает к экрану исказившееся в страхе лицо.
  
  Гриф Рифт (в крайней степени волнения): Родис! Родис! Проклятая планета...
  
  Фай Родис продолжает упорно смотреть на нападающих, сдерживая их. Затем она окровавленными руками нажимает одну из кнопок на ПКС-5, и прикасается окровавленным указательным пальцем правой руки к дисплею коммуникатора. Камера показывает крупным планом надпись на миниатюрном дисплее браслета: "Идентификация завершена! Заряд активирован!". Переключение камеры на вид с дисплея Гриф Рифта. Там также видна подобная надпись.
  
  Фай Родис (камера показывает крупным планом ее лицо, искаженное болью, на нем проступают слезы): Поздно, Гриф! Я погибла. Гриф, любимый, я умоляю, я приказываю, не мсти за меня! Улетайте! Домой! Слышишь, Рифт? Домой!
  
  Грифт Рифт: Стой! Не делай этого!
  
  Фай Родис нажимает боковую кнопку на браслете. Следующий кадр: ярчайшая вспышка света. Переключение камеры на поверхность. Храм Времени тает в шарообразной вспышке мощного взрыва.
  Рядом проносится плазменный шлейф звездолета, который резко уходит в сторону.
  
  Переключение камеры на пилотскую кабину.
  
  Гриф Рифт (крича): Нет! Фай! Не-е-е-т!
  
  Пауза.
  
  Гриф Рифт (в ярости, слезы проступают на глазах): Всем, кроме Див Симбела, немедленно покинуть пилотскую кабину!
  
  Гриф Рифт оглядывает ошеломленных землян.
  
  Гриф Рифт (крича): Я приказываю!
  
  Земляне быстро расходятся с понимающим и напуганным видом.
  
  Пауза.
  
  Гриф Рифт (крайне взволнованно): Мы потеряли на этой проклятой планете наших лучших товарищей... Я потерял свою любимую... Действие равно противодействию! Так тому и быть! Див, включай спутниковую систему целеуказания.
  
  Див Симбел (проделывая манипуляции на виртуальном дисплее): Готово.
  
  Гриф Рифт: Цель - Сады Цоам. Подключай к системе наведения снаряд с кварк-глюонной боеголовкой. Радиус аннигиляции - 5 километров.
  
  Переключение камеры на виртуальный дисплей. На нем отображается процесс выбора оружия, похожий на аналогичный процесс в современных истребителях. На схематичном изображении звездолета мигающим контуром подсвечивается сначала один отсек (конфигурация), затем другой, третий и т.д. Каждый контур сопровождается надписью на русском языке: "Пространственный аннигилятор", "Хрономодификатор", "Гравитационные снаряды", "Кварк-глюонные снаряды"... Выбирается (перестает мигать) пункт "Кварк-глюонные снаряды". Далее в пункте "Радиус" появляется значение: "5".
  
  Гриф Рифт: Огонь! Нет, стой!.. Я сам сделаю это!
  
  Гриф Риф подходит к "пульту" Див Симбела и протягивает руку к виртуальной клавише.
  
  Камера фокусируется на Гриф Рифте. Эффект Flo-mo (вокруг остановившегося в задумчивости Гриф Рифта), далее камера молниеносно (с эффектом стробирования, и характерным для быстрого движения звуковым эффектом) приближается ко лбу Гриф Рифта, далее следует клип:
  Повтор кадров последних слов Фай Родис, но изображение окружено легкой "дымкой", световым ореолом... А голос Фай Родис дополнен легким эффектом "эхо".
  Фай Родис: Гриф, любимый, я умоляю, я приказываю, не мсти за меня! Улетайте! Домой! Слышишь, Рифт? Домой!
  
  Переключение камеры на Гриф Рифта и Див Симбела.
  
  Гриф Рифт: Отбой!
  
  Гриф Рифт с обессиленным и крайне подавленным видом выходит из пилотской кабины. Камера "провожает" его, и изображение медленно гаснет.
  
  
  
  Сцена N 73
  INT - Святилище Трех Шагов.
  День.
  
  Вир Норин начинает разговаривать по видеосвязи (ПКС-5) с товарищами на звездолете.
  
  Вир Норин: Вы подобрали Чеди и Эвизу?
  
  Гриф Рифт: Да, вот они (он вводит их в поле обзора). А как вы?
  
  Вир Норин: Пока звездолет здесь, власть затаилась, но едва вы улетите, начнется страшный террор, массовые облавы, пытки и казни. Поэтому мы уходим в глубокое подполье. Но восходящие силы уже никто не сломит. Зерна, брошенные нами в здешнюю почву, неизбежно дадут обильные всходы. Вот, посмотри, это только начало!
  
   Таэль приветствует землян и подносит к коммуникатору снимок, на котором изображены "владыки", сидящие мертвыми в роскошных черных креслах, с искаженными от ужаса лицами. Гарпунообразные ножи торчат из скрюченных тел.
  
  Таэль: Как видите, Ген Ши и Ка Луф понесли заслуженную кару. Уничтожены еще двадцать главных виновников нападения.
  
  Гриф Рифт: Чего вы этим добьетесь?
  
  Таэль: Это было необходимо. Надо быть абсолютно беспощадными в защите от беззакония, лжи и бесчестия. Сейчас начинается воздаяние за долгие века господства зла и беззакония. Мы многому научились от Родис и от всех вас, но способы борьбы придется разрабатывать нам самим. Впереди - десятилетия борьбы... А прекрасные картины Земли и могучий ум Вир Норина будут нашей опорой на долгом пути становления справедливого общества.
  
  Таэль, Сю-Те и Вир Норин видят, как восемь землян выстроились прощальной шеренгой (в голографической проекции изображения).
  
  Чеди Даан (взволнованно): Мы прилетим, Вир, обязательно прилетим!
  
  Вир Норин: Когда окончится Час Быка!.. А мы постараемся, чтобы это свершилось скорее. (Крупным планом показывается его лицо). Но если демоны ночи задержат рассвет и Земля не получит от нас известий, пусть следующий звездолет прилетит через сто земных лет.
  
  
  Сцена N 74
  INT - школа, учебный класс.
  День.
  
  Последние кадры предыдущей сцены показываются как изображение на экране в учебном классе.
  
  Ученики сидят неподвижно, находясь под впечатлением увиденного. Первыми очнулись Кими и Пуна.
  
  Пуна: Я постарела на тысячу лет! Какой страшный мир! И в нем живут наши земные люди. Я чувствую себя отравленной, и надолго. Может быть, мне нельзя смотреть инферно?
  
  Учитель (улыбаясь): Не постарела, а поумнела. Умнеть всегда нелегко...
  
  Пуна: Теперь я все понимаю, и даже казавшиеся ненужными охранительные системы. Это абсолютно необходимо! Чем сложнее структура общества, тем легче оно может обрушиться в инферно.
  
  Кими: О да, ты права! А у меня другое, очень странное впечатление. Земля стала в тысячу крат милее и прекраснее. Я понял, как уютен наш дом в бесконечности вселенной и чего стоило его создать. Я буду историком, как она.
  
  Учитель: "Она" - это Фай Родис, конечно?
  
  Кими: Да! А что случилось дальше на Тормансе? Срок ведь закончился - сто лет прошло! Пора отправлять звездолет...
  
  Айода: Неужели ничего не сделано?! И никто не обращался в Совет Звездоплавания?
  
  Учитель лукаво следит за разгорающейся тревогой молодых людей. Наконец, он поднимает руку, споры утихают, и все поворачиваются к нему.
  
  Учитель: В прошлом году по торсионному каналу связи Великого Кольца мы получили сообщение из двадцать шестой области восьмого рукава Галактики.
  
  Ученики (одновременно): Что было в сообщении?
  
  Учитель: Очень объемистая информация обо всем, что случилось за сто тридцать лет. А специально для вас я приготовил вот эти снимки...
  
  На экране появляется статическое изображение. Камера переключается на него.
  Описание 1-го снимка:
  На снимке изображена бывшая площадь Храма Времени. Вместо Храма широко раскрывается небу полулунное сооружение. Лестница ведет на громадную и крутую арку, окруженную на верхней площадке открытой галереей. Оба конца галереи, прикрытые прозрачными зонтами куполов, резко и высоко выдвигаются, нависая над площадью и окружающими постройками.
  
  Учитель: Это памятник Земле, от планеты, не называющейся более Ян-Ях, а созвучно земному прозвищу Торманс получившей имя Тор-Ми-Осс. На их языке оно означает то же самое, что Земля для нас. Это и планета, и ее почва, на которой человек трудится, выращивая пищу, сажая сады и строя дома для себя и своих детей, для уверенного пути человечества в безграничный мир светлого будущего.
  
  На экране появляется 2-й снимок.
  Описание 2-го снимка:
  На фоне показанного на предыдущем снимке сооружения - скульптурная группа из трех фигур, выполненная из черного камня. Фай Родис несут на руках два человека с лицами Таэля и Гзер Бу-Яма, высеченные из темно-желтой, почти коричневой горной породы. Оба мужчины положили руки на плечи друг другу. На них свободно, скрестив ноги, сидит Фай Родис, обернув лицо к Гзер Бу-Яму и обнимая за шею Таэля.
  
  Кими: Фай Родис!
  
  Учитель кивает головой. Его выражение лица свидетельствует о том, что он как бы сам заражается волнением своих учеников.
  
  Переключение на третий снимок.
  Описание 3-го снимка:
  На третьем снимке изображен еще один памятник - фигуры Вир Норина и Сю-Те. Вир Норин, увековеченный в темно-красном металле, лежит мертвый, раскинув руки и закрыв глаза. Сю-Те, выполненная из чистейшего белого камня, поднимает на ладонях оброненный Вир Норином браслет-коммуникатор.
  
  Ларк: Светлое небо! Значит, на Тормансе кончился Час Быка? Неужели это сделали мы, земляне?
  
  Учитель: Нет! Обитатели Торманса сделали это сами. Мы только помогли им подняться... Жертвы олигархического режима Торманса даже не подозревали, что они жертвы, находящиеся в незримой тюрьме замкнутой планеты. Они воображали себя свободными, пока с прибытием нашей экспедиции не увидели истинную свободу. (Камера берет лицо учителя крупным планом). Как суммируете вы итог экспедиции?
  
  Мужской голос: Пусть и очень дорогой ценой, но все же уничтожен еще один остров инферно во вселенной...
  
  Женский голос: Избавлены от ненужных мук миллиарды людей настоящего и будущего.
  
  Учитель: Нельзя дать лучшего ответа.
  
  Учитель кланяется своим детям.
  
  Пуна: Давайте еще раз съездим к памятнику! Мы увидим их теперь совсем-совсем живыми!
  
  Учитель заметно смущается, в глазах его появляются слезы, он опускает голову.
  
  Кими: Скажите, а как сложилась судьба тех, кто вернулся на Землю?
  
  Учитель (медленно, подбирая слова): Страшные испытания оставили в их душе незаживающую рану...
  
  Ларк пристально вглядывается в учителя и, сильно волнуясь, спрашивает:
  
  Ларк: А что с командиром звездолета, с Гриф Рифтом?
  
  Учитель: У него теперь совсем другая профессия...
  
  Ларк: А все-таки?..
  
  Учитель: Он поддался чувству гнева и ненависти, когда не имел на это никакого права. И то, что он вовремя остановился, не имеет никакого значения...
  
  Камера показывает лицо Ларка крупным планом. Перед его мысленным взором появляется фрагмент эпизода: Гриф Рифт в пилотской кабине, готовый уничтожить Сады Цоам, протягивает руку к клавише... Далее - Гриф Рифт, обессиленный от пережитого, медленно покидает кабину. Камера показывает лицо учителя, потом Ларка, который всматривается в него... Следует пауза, после которой Ларк изумленно, еле слышно шепчет: "Так это были вы..." Другие ученики тоже с удивлением и интересом смотрят на учителя.
  
  Учитель (после паузы): Друзья мои, вам еще предстоит познать всю сложность нашей жизни. Помните, всегда помните, что самое трудное в ней - это сам человек, потому что он вышел из дикой природы не предназначенным к той жизни, какую он должен вести по силе своей мысли и благородству чувств. А разум - это прежде всего ответственность. Человек в ответе за все, что его окружает - от своего внутреннего мира до бескрайних просторов Вселенной. Не забывайте об этом никогда...
  
  Пауза. Общее молчание, охват камерой сосредоточенных лиц учеников, далее следует отдаление и общий план аудитории.
  
  Переключение на внешнюю обстановку около учебного корпуса. Камера отдаляется от школьного комплекса, "разгоняется" и "влетает" в центр города, застроенного высокотехнологическими футуристическими строениями. На огромном голографическом экране на площади показывается выпуск новостей. Клип показывается без переключения на него.
  
  Клип: Дисколет, снижающийся над планетой и производящий посадку вблизи города, очень отдаленно напоминающего прежний город "Средоточия Мудрости" на Тормансе, но только существенно перестроенный и застроенный аналогичными земным домами. Дисколет восторженно встречают миллионы людей.
  Бегущая электронная строка: "16.03.2648. Миссия дружбы на планету Тор-Ми-Осс. Прямой эфир"
  Звучит комментарий: "Сегодня, 16 марта 2648 года, звездолет "Нооген" совершил успешную посадку на планете Тор-Ми-Осс. Впервые после (начинается уменьшение звука и отдаление камеры) векового перерыва установлен контакт с нашими братьями по разуму и по крови, которые более шестисот лет... (звук плавно гаснет по мере отдаления)
  
  По мере уменьшения громкости комментария усиливается громкость финальной мелодии (с преобладанием победных, загадочных и "зовущих вдаль" мотивов). Пример: Э. Артемьев - Альбом "Тепло Земли", композиция "Прощание".
  
  Камера медленно отдаляется. Последовательное плавное (не стробирование) отдаление камеры: уменьшение городов, уменьшение Земли (пока она не превращается в одну из точек в безбрежном океане космоса), дальнейшее плавное отдаление до уровня галактики, океана галактик, решетчатой сотовой структуры (Метагалактики), состоящей из мириад светящихся точек. Изображение медленно гаснет...
  
  ТИТРЫ.
  
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) С.Елена "Беглянка с секретом. Книга 2"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис)
Хиты на ProdaMan.ru Мой парень — козёл. Ника ВеймарПраво на счастье. Ирис ЛенскаяПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаСемь Принцев и муж в придачу. Кларисса РисГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаОтветственное задание для безответственной ведьмы. Анетта ПолитоваМоя другая половина. Лолита МороТурнир четырех стихий-2. Диана ШафранЗагадки прошлого. Лана АндервудВ плену монстра. Ольга Лавин
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"