Безбах Любовь Сергеевна: другие произведения.

Священный долг Исами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Лето 1905 года. Нападение Японии на остров Сахалин.
    Опубликовано в сборнике "Современная проза Сахалина", в авторском сборнике "На хвосте креветки", в журнале "Кают-компания" (г.Владивосток), в Тихоокеанском альманахе "Рубеж" (г.Владивосток").

  
   []
  
  
  
  
  
  
  
  
  Памятный знак, установленный японцами в районе села Мерея в честь высадки десанта на Сахалин в 1905 году. В 1945-м вдоль берега неподалеку от этого места японцы устанавливали доты, опасаясь высадки русского десанта. Колесо Истории за сорок лет совершило полный оборот.
  
  Мой очерк о подвиге партизан, защищавших Южный Сахалин в 1905 году, можно почитать здесь.
  
  

СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ ИСАМИ

  
   Ночь в открытом море - промозглая и долгая, особенно если сон не идет. Исами промерз до костей, притиснувшись спиной к металлическому борту 'Фудо'. Рядом съежились товарищи из батальона. Пулеметчикам повезло больше: они расположились в душном нутре транспорта. Поверхность моря подернулась белесой дымкой, неплохо различимой в темноте. Позади во мгле остался маяк Крильон, разрывающий ночь вспышками с самой южной точки Сахалина.
   Исами подышал на закоченевшие пальцы. Вокруг дремали пехотинцы, обстрелянные еще в Китае. Казалось, их совсем не волнует предстоящий бой. А он, Исами, еще ни разу не участвовал в сражении, и потому почти не спал.
   Вокруг транспорта светились бортовые огни множества кораблей, справа по борту чернела бесконечная полоса берега. Пехотинцы то и дело шевелились, разминая затекшие конечности. Неподалеку от берега Исами при свете луны с трудом различил выступающую над водой верхнюю палубу затопленного судна с трубами и мачтой, удивился, толкнул соседа локтем.
  - 'Новик', - буркнул тот, а сам с интересом уставился на легендарный русский крейсер. Потом отвалился от борта и распялил рот в отчаянном зевке. Словно не будет сегодня никакого боя!
  - Опасаться нечего, - проговорил сосед. - У русских всего четыре пушки в Поро-ан-Томари*, да еще парочка где-то недалеко от поста, вот и вся оборона.
   От Хоккайдо до Сахалина - рукой подать. Еще вчера мимо тянулся японский берег, а ночью эскадра уже подходила к Корсаковскому посту* - несмотря на то, что военные корабли не набирали полный ход, чтобы не оставить за кормой двенадцать транспортов-тихоходов. 24 июня 1905 года эскадра под командованием вице-адмирала Катаоки доставила к сахалинскому берегу 13-ю пехотную дивизию генерала Харагучи. Пятьдесят три корабля - по девять штук на каждую пушку 'Новика'!
   Берег закутался в туман. На мокрую палубу вышел командир батальона капитан Хиранума, построил пехотинцев в четыре шеренги и картинно простёр длань в сторону побережья.
  - Перед нами раскинулся остров Карафуто* - наша, исконно японская земля, - заговорил он. - Триста лет назад здесь высаживались наши предки. Однако правители времен Токугавы не оценили остров по достоинству и позволили русским заявить на него права. Пришло время исправить эту ошибку. Мы должны вернуть Карафуто в собственность Японии. Мирные переговоры ни к чему не приведут, потому что русские считают остров своим. Убедим же их в своей правоте силой нашего непобедимого оружия! Будем вести переговоры на языке орудий и винтовок от имени лучезарного императора Мэйдзи! Будь Карафуто нашим, рис на полях не чах бы без удобрений, а наши семьи не жили бы впроголодь. Земли острова не обжиты, земля не вспахана, а Япония задыхается от перенаселения. Сейчас на острове ничтожно мало русских, так возьмем же его немедленно!
   Исами слышал это множество раз, но, как и прежде, ощутил прилив гнева: русские заняли землю, которая испокон веков принадлежит японцам! Справедливость будет восстановлена! Его винтовка заговорит не тише остальных! Он, единственный сын Хатамото, вернется домой героем!
   Небо над прибрежным лесом затеплилось рассветом. Корсаковского поста не было видно за мысом. С транспортов начали спускать шлюпки с десантниками.
   'Фудо' подобрался ближе к берегу. Первые десантные отряды уже бежали по суше, но Исами не различал их с транспорта. Капитан Хиранума приказал садиться в шлюпки. Сердце ухнуло вниз. Исами и думать забыл, как мерз всю ночь напролет! В шлюпке он уселся на скамью, с двух сторон его плотно зажали товарищи, спина уперлась в твердую бочину 'виккерса'*.Ротный злым голосом отдал команду, и солдаты - вчерашние рыбаки - дружно взмахнули веслами.
   Первые четыре миноносца обогнули мыс. На берегу появились облачка дыма, потом донеслось основательное 'Бум-м! Бум-м!' - и между миноносцами вздыбились опасные фонтаны. Корабли ответили беглым огнем. 'Отступают! Наши корабли отступают!' - в замешательстве подумал Исами и крепче сжал холодный ствол винтовки.
   Переживал он напрасно. С батареей 'Новика' заговорили сразу одиннадцать миноносцев. Они двигались в кильватер, что позволяло накрывать огнем большую площадь на берегу.
   Залп из пушек ближайшего крейсера заставил шлюпку вздрогнуть. Исами испугался, втянул голову в плечи. Опомнился, глянул на товарищей: вдруг заметили? На него никто не смотрел. Волны от взрывов настигли шлюпку, и она заплясала. Пехотинцы крепче ухватились за мокрые борта.
   Десант благополучно добрался до берега. Предвкушение первого боя стиснуло страхом и радостью сердце деревенского парня. Пехотинцы выпрыгивали из шлюпок и бежали к берегу. Ноги Исами в воде подкашивались, приходилось высоко вскидывать колени.
  - Банзай! - закричал Хиранума, десантники подхватили боевой клич.
   Остальные батальоны высаживались в разных местах и бежали по лесу к Корсаковскому посту.
   Было уже достаточно светло. Не слишком ориентируясь в происходящем, Исами стал карабкаться в сопку, придерживая на плече отяжелевшую 'арисаку'*. Со стороны новиковской батареи летела шрапнель, косила десантников. Воздух пугающе 'вжикал', от стволов деревьев отлетали куски.
  - Банзай! - кричали десантники со всех сторон.
   Исами не кричал. Трясясь от страха, он упорно лез наверх, не думая, зачем он это делает. Дыхание сбилось в хрип. За деревьями падали товарищи по роте. Что вокруг происходит?! Нет, его не могут убить - ведь он единственный сын в семье! Кто тогда позаботится об отце и матери?
   Где-то в стороне ниже по склону послышался знакомый голос ротного лейтенанта. Исами побежал в ту сторону. Дыхания не хватало, ноги отказывались повиноваться. Некоторое время он шел шагом, потом опять побежал. Поддерживало присутствие товарищей, которые мелькали за стволами елей.
   Шрапнель сюда не долетала. Исами догнал ротного, который вел по лесу часть батальона.
   Лейтенант вывел их к пустой пристани. В море цепочкой растянулась японская эскадра. Несколько крейсеров стояли в отдалении, извергая черный дым. Корабли обстреливали пост. Снаряды рвались на пустых улицах: напуганные жители попрятались. Деревянные дома горели.
   Русский снаряд перелетел через сопки, покрытые лесом, и угодил точнехонько в причал. Взрыв швырнул Исами на землю. Проехавшись юзом на животе, парень вскочил на ноги. Винтовка осталась при нем. Первое мгновенье он ничего не соображал. Вокруг стояла гудящая тишина, на земле лежали товарищи, многие из них шевелились и беззвучно разевали рты. И еще запах... Столько крови крестьянский сын отродясь не видел.
   Оставшиеся бойцы бежали к Корсаковскому посту следом за лейтенантом.
   Батарея 'Новика' отправила через сопки следующий снаряд. Взрыв расшвырял десантников, как кукол. Вид разорванных человеческих тел был ужасен. Исами потряс головой, волосы у него стояли дыбом. Кепи куда-то делось. И тишина, будто голову битком набили горячим песком!
   Сообразив, что может остаться один на развороченной пристани, Исами бросился догонять батальон. По дороге бездумно подобрал кепи. Оно оказалось маловато. Звуки боя внезапно ворвались в уши, словно лопнула толстая пленка. Исами подосадовал, что бежит в числе последних, и прибавил шагу. Снова пришлось бежать вверх по склону, отчего в груди спекся ком, а во рту появился привкус крови.
   Эскадра продолжала обстреливать пост. Страшно гудела башенная артиллерия броненосцев, утюжа батарею на Поро-ан-Томари.
   Улицы поселка оказались узкими и затянутыми дымом - Корсаковский пост горел. Обстрел с моря прекратился: вероятно, моряки опасались расстрелять десантников. Из домов выскакивали люди и, воя от ужаса, бежали в сторону леса. Бойцы стреляли им в спины. С эскадры открыли шрапнельный огонь по сопкам, где спасались с детьми жители поста.
   Лейтенант остановился и собрал вокруг себя десантников.
  - Русский отряд скрылся в лесах, - сообщил он. - Батальону разделиться. Часть пойдет со мной преследовать русских, часть будет тушить пожары.
   Он разделил батальон коротким взмахом руки. Исами остался в 'пожарной команде'. Вместе с товарищами он вытаскивал из горящих изб скудное добро, выносил из магазинов уцелевшие товары. Тушить огонь было бесполезно: горел весь поселок. Склады успели сгореть дотла - их явно подожгли русские войска при отступлении. Вокруг ревело пламя, было жарко, да еще сильно болела голова. Товарищи вручили Исами лопату, велели копать канаву на границе пожаров, чтобы пламя не перекинулось в лес.
   Отсюда, с Корсаковской сопки, открывался хороший обзор. Рейд переполняли корабли Великой Японии. С северной стороны на побережье глухо звучали редкие выстрелы: два миноносца обстреливали русские орудия. Исами выпрямился, охватывая взглядом панораму с флотилией и горящим постом. В дурную, гудящую голову пришло понимание: это победа! Исами показалось, будто его приподняло над землей.
   Победа!
   Вечером вернулись десантники, которые сражались в лесах с русским отрядом. Пехотинец по имени Морио, такой же новобранец, как Исами, сообщил ему:
  - Русские сдались. Не похожи они на солдат. Военной формы нет. И никаких пулеметов тоже нет. Только старые однозарядные винтовки. Не то, что наши 'арисаки'! Лейтенант сказал, что они на крестьян похожи, а не на солдат. Даже не на крестьян, а на бандитов. Бандиты они и есть.
   Последнее Морио произнес с презрением.
  - Не повезло мне, - неприязненно проговорил Исами.
   Морио понял, утешил товарища:
  - Наши батальоны погнали по лесу еще один отряд. Говорят, очень большой и вооружен хорошо. Пулеметы у них точно есть. Так что мы еще повоюем.
   Пост догорал. Отстоять удалось только несколько построек. Исами удивлялся, какие у русских добротные дома - из бревен, со стеклянными окнами.
   Разожгли костры, варили рис в котлах. Интендант делил продукты, которые десантники успели вынести из магазинов и жилых домов. Исами с Морио попробовали русский хлеб. Не понравилось. Жесткая, прогорклая мякоть вязла на зубах.
   На следующий день солдаты под командованием офицеров разгружали транспорты. Артиллеристы выносили из трюмов крупповское оружие. Стучали копытами по настилам крепкие манчжурские лошади, отобранные у китайцев; чутко прядали ушами европейские тонконогие кони, принюхивались к незнакомому воздуху. Солдаты стаскивали на берег большие брикеты спрессованного сена, громоздкие ящики с американской тушенкой и соками, коробки с фруктами, мешки с рисом, катушки телеграфных проводов. Говорили о том самом 'большом отряде', с которым батальоны сейчас сражались где-то в лесах. Фамилию командира назвали - длинную, не выговоришь: Гротто-Слепиковский. Сколько в том отряде человек, никто не знает, но капитан Хиранума утверждал, что много.
   Постепенно обустраивались. Исами с раннего утра до поздней ночи строил казармы в гарнизоне. Новые бараки вкусно пахли свежим деревом - длинные, узкие, с небольшими окнами и высокой несимметричной крышей. Солдаты по приказу командиров занимались ремонтом уцелевших построек. В доме смотрителя поста обосновался штаб.
   Небо затянула пелена, но дождя не было, только моросило время от времени. Невидимая морось пропитала влагой весь гарнизон, постиранная одежда не высыхала. Исами по ночам мерз в новой казарме, кутаясь в сырое одеяло, но не жаловался, как и его товарищи. Всё чаще проскакивало в разговорах новое название Корсаковского поста: Отомари.
   На третий день пелена в небе растворилась, засияло солнце, и сразу стало жарко.
   Гарнизон сильно беспокоили партизанские отряды. Роты пехотинцев уходили в леса, воевали с ними. Исами, как и остальные новобранцы, в боях не участвовал, и переживал, что так и не сможет постоять за честь Японии. Будет ли отец гордиться им, станут ли уважать односельчане?!
   В середине июля из тайги вернулись отряды с известием: отряд Гротто-Слепиковского окопался на озере Тунайча, на северо-востоке от поста.
   19 июля полубатальон под командованием лейтенанта Хиранумы послали к лагерю русских. Исами обрадовался: наконец он сможет по-настоящему проявить себя в бою! Радость, однако, мешалась со страхом: еще не забылся свист пуль и тошнотворный запах крови.
   Шли весь день. Заночевали неподалеку от озера, не зажигая костров - рассчитывали на внезапность. Земля, хоть и не холодная, вытягивала тепло из костей, и Исами мерз, пряча от комаров искусанные лицо и руки, тоскливо думая о подрастающих сестренках и о большом поле, на котором родители гнут без него натруженные спины. Он вернется, женится на соседской девушке и приведет ее в дом, пожилой отец выдаст замуж дочек, а он, Исами, станет всему опорой. Думал о шрапнели, о страшных взрывах, и о том, что иной раз остается от людей, и что утром его снова ждет ужас боя...
   Рано утром атаковали. Исами побежал вместе со всеми. Замелькали под ногами скромные травы, захрустел богатый кедровый стланик.
   Русские встретили огнем из пулемета. Смертоносное 'та-та-та' заполнило всё пространство. Исами захлебнулся знакомым страхом.
  - Банза-а-ай! - кричал он, стараясь перекрыть страшный звук, но пулемет все равно стучал громче. Товарищи вокруг валились на землю. До земляного вала осталось не так уж много. Отовсюду стреляли. От страха в голове снова помутилось. Исами увидел, что бойцы впереди поворачивают и бегут назад с искаженными лицами. Ротный тоже бежал обратно и призывно махал рукой: отходим!
   Укрывшись за стволами деревьев, солдаты стреляли по русским укреплениям, но из-за расстояния результаты обстрела были скромные.
   Лес принял пехотинцев тишиной. Исами встряхнул головой: не оглох ли снова? Вроде нет. Хиранума произвел перекличку. Не досчитались двух десятков человек.
  - В атаку мы ходили не зря, - подытожил он. - Мы почти всех русских перебили в окопах с левого фланга. Если б не пулемет на втором ярусе...
   Бойцы шумно обсуждали подробности атаки, громко хохотали. Исами был поражен: как можно смеяться после такого кошмара? А потом его самого сразил безудержный хохот. Товарищи что-то рассказывали, он не вдумывался в слова, просто хохотал и не мог остановиться.
   Смех постепенно смолк. Вспоминали погибших, проклинали русских. Правое плечо Исами болело - видать, приклад набил приличный синяк.
  - Их там тысячи три окопалось, отборные войска, - авторитетно заявил Морио.
  - Какие там три тысячи? Человек пятьсот, не больше, - возразил опытный солдат. - А что отборные войска, это верно. Кто же думал, что они тут земляную крепость соорудят?
   После обеда Хиранума отправил несколько человек на доразведку. Исами влез на кряжистую березу*, чтобы осмотреть лагерь сверху, скрупулезно подсчитал палатки и шалаши. Часть палаток наверняка скрывается в прибрежном ивняке. Были видны и люди. Одеты они и впрямь не по-военному. Во время атаки Исами от страха ничего толком не разглядел, и уж тем более, во что там они одеты. Русские понарыли окопов в несколько рядов, насыпали валы. И в самом деле - земляная крепость!
   Негромко, с ленцой, шелестели листья березы, старательно высвистывала незамысловатую песенку невидимая птичка. В небе парил белохвостый орлан, раскинув крылья, широкие, как полотенца. Вдали виднелся противоположный берег озера со стеной леса. Дальше, за лесом, раскинулось море, но Исами не видел его даже сверху.
   Не один он догадался залезть на дерево, и русские их увидели, стали стрелять. Расстояние было большое, но шальную пулю со счетов не сбросишь. Пули на излете сбивали вокруг Исами листья. Парень спустился на землю так быстро, как только мог.
   Выслушав доклады разведчиков, Хиранума решил, что в русском лагере укрылось вовсе не три тысячи солдат, а шестьсот, если не меньше*.
   На самом деле отряд Гротто-Слепиковского насчитывал меньше двухсот дружинников-добровольцев, а на вооружении имел в основном берданки, стрелявшие дымным порохом. Японцы об этом даже не догадывались.
  - Наши войска должны продвигаться на север острова, - заявил бойцам Хиранума. - Но сначала необходимо уничтожить этот отряд. Такого врага в тылу оставлять нельзя. Без поддержки с моря мы его не возьмем.
   Полубатальон вернулся в гарнизон.
   Погода снова стала портиться. Гарнизон затянуло туманом, который и не думал рассеиваться, слоистые тучи обволокли склоны сопок, по утрам моросило. В бараках снова все отсырело.
   Дней через пять в батальоне заговорили, что генерал Харагучи запросил поддержку у вице-адмирала Катаоки. Все это время русскую крепость стерегли пехотинцы, то и дело завязывая перестрелку.
   27 июля батальон Хиранумы подошел к русскому лагерю. На озере уже стояли паровые баркасы, еле видные с такого расстояния. Лейтенант сообщил, что рядом в море находится броненосный крейсер 'Адзума'. Артиллеристы разделили батарею пополам и установили с обеих сторон от земляной крепости.
  - Всё! Теперь русским точно не поздоровится! - радовался Морио.
   Вид батареи действительно внушал уверенность.
   Исами вконец переволновался и думал, что опять не будет спать всю ночь. Но он спал, и очень крепко. Морио с трудом растолкал его и бесшумно высмеял.
   Было еще серо, лес потонул в тумане. Батальон вышел к опушке, где дремучие, разлапистые ели сменялись шиповником с крупными, как дикие яблочки, ягодами, да крапивой в полтора человеческих роста.
   Исами промок от росы. По опыту он уже знал: обильная роса на Карафуто вовсе не предвещает солнечный день.
   Туман понемногу рассеивался, но озеро и лагерь просматривались очень плохо. Над лесом нависли тучи, едва не касаясь серыми брюхами верхушек лиственниц.
   И вдруг тишина раскололась. Артиллерия загрохотала так, что с деревьев посыпались листья. Исами упал, зажимая уши. Ему казалось, будто от грохота мышцы отделяются от костей. В небо взметнулась стая ворон. Первые мгновенья Исами только моргал и ловил ртом воздух. Потом притерпелся к вою и грохоту и осторожно огляделся: на ногах никто не удержался, все лежали.
   Опасности как будто не было. Бойцы, однако, вставать не торопились. Хиранума показал знаками: лежать и ждать.
   Туман мешал артиллеристам вести прицельный огонь. Исами смотрел, как шрапнель сбивает растительность перед оборонительными сооружениями, а заодно и на сто метров вокруг.
   Немного позже, когда видимость прояснилась, а бойцы оглохли окончательно, артиллеристы повели огонь на поражение. Вот тогда Хиранума поднял батальон в атаку.
   Исами бежал и стрелял, ничего не соображая от страха. Бежал, потому что бежали товарищи. Над головой с воем летели раскаленные снаряды, взрывались в лагере русских. Вокруг и под ногами взлетали фонтанчики земли.
   Атака захлебнулась. Хиранума, видя большие потери, отвел батальон к опушке. Японская батарея огня не прекращала. Исами, чуть-чуть придя в себя, бросил взгляд на озеро. Русский лагерь заволокло дымом пополам с туманом. К бастиону приблизились баркасы, коптя брюхастые тучи черным дымом из труб. 'Сейчас дадим русским жару!' - обрадовался Исами. Рано радовался: русские начали обстреливать суда с редута, и те остановились, отвечая огнем из скорострельных пушек.
   В течение получаса поднялся юго-западный бриз и разогнал остатки тумана. Баркасы подошли вплотную к берегу и теперь обстреливали лагерь. Еще с двух сторон давили огнем батареи.
   Батальон снова пошел в атаку. Путь до крепости русских показался Исами длиннее всей его жизни. С криком 'банзай!' он запрыгнул в окоп.
   Никого там не было: русские отсюда ушли.
   Огонь с трех сторон прекратился, однако в ушах по-прежнему гудело. Хиранума махал рукой: не стрелять! Оказывается, русские выбросили белый флаг.
   Весь лагерь был разворочен взрывами, воронки наслаивались одна на другую. Несколько человек в этом аду сумели остаться в живых. Героев русского отряда Исами увидел только издалека: их уводили прочь. Среди них - удивительно! - были женщины. В земляной крепости удалось найти один-единственный пулемет. Больше пулеметов в партизанском отряде не нашлось.
   Офицеры стояли рядом с погибшим русским воином. Хиранума построил батальон и торжественно произнес:
  - Этот воин - командир русского отряда Гротто-Слепиковский. Он сражался и погиб как герой. Воздадим ему.
   Исами, одуревший от боя, почувствовал почтение к храброму командиру врагов. Он поднял 'арисаку', так же, как и остальные пехотинцы, и выстрелил, отдавая дань уважения Настоящему Солдату.
   Морио куда-то запропастился. Он потом нашелся, этот Морио. Исами наткнулся на него, когда вместе с товарищами подбирал убитых и раненых. Гибель приятеля наполнила вкус победы болью и горечью. Теперь он по-настоящему возненавидел русских и позлорадничал, узнав, что сдавшихся в плен расстреляли вместе с женщинами, как бандитов.
   Хотелось погулять по берегу озера, успокоиться, но не удалось: командиры повели батальоны в гарнизон.
   В боевой крепости сдались не все ополченцы, часть их скрылась в тайге.
   Русские бродили по лесу недолго. На третий день полубатальон под командой Хиранумы окружил остатки отряда. Завязалась перестрелка.
   Исами не понял, что произошло, когда земля вдруг вырвалась из-под ног и перевернулась. Подняться не удалось - кипящая боль выплеснулась из груди и затопила всё тело. Даже теперь Исами и подумать не мог, что может погибнуть. Он - единственный сын в семье, опора отцу и матери, и он должен вернуться домой.
   А жизнь уходила вместе с кровью, толчками бьющей из раны в груди. Молодой японец, наконец, понял, что умирает - почетной смертью героя, во славу боевой мощи родного государства.
   Священный долг перед Отечеством выполнен. Последний выдох крестьянина-солдата бережно подхватил ветер Камикадзе и понес вместе с шелестом листьев - всё выше, выше...
  
  2010 г.
  
  Сборник рассказов "На хвосте креветки" можно почитать здесь .
  
  Поро-ан-Томари - поселок, находившийся в устье реки Корсаковки. Написание "Поро-ан-Томари" взято из книги А.П. Чехова 'Остров Сахалин".
  Деревня Соловьевка.
  Корсаковский пост - ныне город Корсаков.
  Карафуто - японское название острова Сахалин.
  'Виккерс' - здесь: английский пулемет.
  'Арисака' - магазинная японская винтовка.
  Каменная береза имеет серый ствол и грубую кору. Она не такая стройная, как белоствольная.
  На самом деле отряд штабс-капитана Гротто-Слепиковского насчитывал всего 178 человек.

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"