Безруких Алексей Олегович: другие произведения.

Нереальное Мгновение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга для любителей фантастических приключений. Книга-трилогия состоит из трёх частей, рассказывающих о московском программисте, которому предстоит, затерявшись в дебрях бермудского треугольника, разгадать его многовековую тайну и выбраться из него... После, как разберётся с надоевшими наплывами "дежа вю", ему суждено исправить программу для долгожданной работы телепорта, благодаря которому мир избавится от авиа, авто, и другого рода катастроф связанных с перемещением. А напоследок, в очередной раз пройдя сквозь чёрную дыру, ему предстоит ощутить на себе последствия своих долгих многообещающих кропотливых трудов и познать самую последнюю тайну этой книги "Нереальное мгновение". Различные, казалось бы непреодолимые препятствия и испытания, которые ставит перед ним жизнь, главный герой, с присущим ему истинно русским характером, преодолевает в неизменной устремленности познания тайн мироздания.


АЛЕКСЕЙ ОЛЕГОВИЧ БЕЗРУКИХ

НЕРЕАЛЬНОЕ МГНОВЕНИЕ

ЧАСТЬ 1. ТАЙНА БЕРМУДСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА

Недалёкое будущее...

  
   Русская научно-исследовательская группа вместе с репортёром, в сопровождении морских пехотинцев на частном самолёте с современным оборудованием и новейшими технологиями, отправляются в экспедицию на бермудские острова с целью исследовать последний и самый загадочный участок земного шара - "бермудский треугольник".
   На Бермудах их должна встретить группа водолазов, с которыми они отправятся туда, где многие века таинственным образом пропадали корабли самолёты и сотни человеческих душ, растворяясь в густых туманах бермудского треугольника.
   Об этом таинственном месте складывалось много различных легенд. Одни поговаривали об ужасном морском чудище, топившем корабли. Другие - о последнем пристанище пиратов, грабивших мимо проплывавшие суда. Рассказывали также о похищении людей инопланетянами, о подводных жителях Атлантиды, об искажениях и провалах во времени. Некоторые просто опровергали все вымыслы человеческого разума о паранормальных явлениях и ссылались на факты природных климатических явлений.
   И вот в начале третьего тысячелетия человечество на пике своего величия, отправлявшее космические корабли на дальние планеты солнечной системы, решило стереть с лица земли последнее белое пятно, которое стало роковым местом для огромного числа людей.
  
  

Глава 1. Собрание научно-исследовательской группы

  

Сон

  
   В седьмой день от создания Мира по ясному, синему небу под лучами яркого солнца Бог Творец вместе с Денницей пролетая над цветущей землёй, наполненной разной живностью вёл беседу:
   - Денница, всё, что ты видишь, Мне бесконечно дорого. Эту горячо любимую планету Я назвал "Земля", а тебя ставлю хранителем её мира. Я наделяю тебя силой и властью начальствующего над всеми небесными духами. Отныне ты - Денница - "сын зари" будешь Моей правой рукой.
   Денница, кротко улыбаясь и возрадовавшись всей своей сущностью, благодарил Господа за оказанную ему честь.
   - С благоговением и трепетом я принимаю вверенную мне Тобой эту чудесную планету и обязуюсь охранять и беречь её всеми небесными силами и властью, что Ты дал мне.
  
   И смиренно приняв своё предназначение, он отправился выполнять свой долг.
   Денница был первым после Бога. Величественный, мощный Архангел в белоснежном одеянии, с золотыми длинными кудрями, лучезарным ликом и большими белыми крыльями.
   Облетев Землю, Денница опустился на одно из деревьев Эдемского сада, и стал наблюдать, как у берега реки среди райских животных Господь общался с Адамом. Повсюду царили мир, покой, радость и любовь. Адам сидел на траве с маленьким пушистым животным, положившим ему на ногу свою мордочку.
   - Адам, как ты назвал это милое, белое животное? - ласково спросил Господь.
   - Я назвал его ягненком, - улыбнулся Адам, поглаживая ягнёнка по спинке. - Я с ним недавно на перегонки бегал.
   - И кто из вас быстрее бегает? - улыбнулся Господь.
   - Пока что я! - порадовался Адам. - Но когда он вырастет, я за ним уже не угонюсь.
   - А как ты назвал того, что в речке плещется? - кротко спросил Господь счастливого Адама.
   - А этого я назвал осетр! - рассмеялся Адам, радостно заявляя, - я с ним купаюсь, и он меня плавать учит. А ещё ко мне прилетает друг мой Денница и рассказывает мне о своих путешествиях по миру.
   - Адам, ты видишь все великолепие мира, и как премудро устроена жизнь! Знай, что ты - венец Моего творения. Обладай всею землею, и владычествуй над нею, над рыбами морскими, над зверями земными, над птицами небесными. - И по-доброму улыбаясь, Господь ласково смотрел на сотворенный мир.
   В этот момент, глаза Денницы, доселе переполненные любовью, заботой и вниманием, внезапно стали тускнеть, наливаясь страшной завистью и гневом. Его лучезарный лик, помрачнел. В глазах вспыхнуло адское пламя, и вся его белоснежная сущность изменилась в черноту, обретая страшное, звероподобное обличие. Ногти рук и ног, почернев, приняли форму когтей, вонзаясь в ветви райского плодового дерева, к которому мгновенье назад он кротко, прислонялся, созерцая беседу Бога с человеком. Из ран ветвей, причинённых когтями Денницы, в виде бесчисленных трещин по всему дереву начала расползаться зараза, оставляя за собой чёрный след.
   Господь, уловив ещё только легкое колебание в гармонии жизненного цикла и почувствовав невыносимую боль, от зарождения греха, обратил свой печальный взор на Денницу и на его новое обличие. На мгновенье их взгляды встретились. И Бог снова обратился к Адаму, продолжая беседу:
   - Я дал тебе всякую траву и всякое плодовое дерево сеющую семя - это будет тебе в пищу. От всякого дерева в саду будешь есть, но от этого дерева, - указав десницей на тёмное, изуродованное, плодовое дерево, с которого из-за серой листвы, присев, наблюдал за ними жадными глазами Денница, - не ешь! В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.
   После их слов Денница лишивший себя былой чести, славы, радости, любви, свободы и вечной жизни, взмахнул чёрными крыльями над Эдэмским садом и умчался прочь.
  

Москва. Апрель, понедельник 7:00 утра

  
   От звона будильника, прервавшего загадочный сон, резко дёрнувшись в постели, проснулся в холодном поту до смерти напуганный Иван Петрович Казаков. В груди Петровича тревожно колотилось сердце, а его обострившийся взгляд без конца скользил по тёмной от закрытых штор спальне. Придя в себя, отдышавшись, он перевёл дух и выключил будильник. На тумбочке возле будильника лежала Библия. Посмотрев на неё, Петрович прошептал: - На ночь больше не читать! - И, протерев глаза, он поднялся с кровати, надел тапки и в пижаме направился в зал.
   В зале находилась мебельная "стенка", в центре которой располагался телевизор. На полках лежали книги, три семейные фотографии в рамках. У противоположной стены стоял диван, рядом с которым находился стол с персональным компьютером и кресло с маленьким круглым столиком. На столике лежали сигареты, зажигалка, пепельница и пульт от телевизора. По привычке, Петрович сел в кресло, включил телевизор и закурил.
   Шли новости: диктор рассказывал о конфликтах между западными странами и об очередных гражданских войнах.
   - Обычный день, - сказал Петрович, и, потушив в пепельнице сигарету, пошёл принимать душ. Его жена Варя, встала вслед за ним, застелила постель и отправилась на кухню готовить.
   Петровичу тридцать лет, он - специалист в области современного оборудования и новейших технологий. Полтора месяца назад, после внезапной смерти его единственного сына, он уволился из крупной российской компании "Голиаф", где занимал должность ведущего программиста. Варе двадцать семь, она - воспитательница детского сада. Жили они вдвоем в двухкомнатной квартире в центре Москвы.
   Бывший начальник Петровича, богатый и состоятельный человек - Сергей Сергеевич Мельников - заключил с ним контракт на круглую сумму. Новой обязанностью Петровича было следить за работой сложного оборудования, с которым он из личного аэропорта Мельникова должен отправиться вместе с научной группой на Бермуды. Все финансовые расходы Мельников брал на себя.
   После душа, Петрович оделся, вызвал по телефону такси и пошёл завтракать.
   Кухня была небольшой и удобной. В ней находилась кухонная стена небольшой прямоугольный стол, три стула и холодильник на котором стояла большая икона Богоматери с Младенцем Христом.
   - Может быть, ты останешься? Пускай он найдет, кого-нибудь другого! - тревожилась Варя, не отводя от Петровича трепетного взгляда. - У меня плохое предчувствие.
   - Дорогая, всё будет нормально, - уверенно ответил Петрович и посмотрел в её встревоженные глаза. - Всего одна неделька.
   За окном рассвело, намечался теплый апрельский день.
   После завтрака, Петрович взял сумку с вещами, и крепко обняв, поцеловал Варю: - Я скоро вернусь.
   - Зайди в церковь, свечку поставь и попроси у Бога помощи! - предложила Варя, перекрестив Петровича.
   - Хорошо, зайду! - улыбнулся Петрович и, выходя, закрыл за собой дверь.
   Было слышно, как с верхних этажей спускается лифт. Петрович нажал кнопку и стал дожидаться. На пятнадцатом этаже лифт остановился и неторопливо открыл свои двери.
   В кабине стоял подозрительный незнакомец невысокого роста, в старом сером плаще и в такой же старой серой шляпе.
   - Вам вниз? - прозвучал из-под шляпы вкрадчивый голос незнакомца.
   - Да, мне на первый, - ответил Петрович, и вошел в кабину.
   Благополучно спустившись на первый этаж, Петрович первым вышел, из лифта и, не оглядываясь назад, поспешно вышел из подъезда. Увидев подъехавшее такси, он сел в машину и отправился в аэропорт Мельникова, где собиралась научно-исследовательская группа.
   На дорогах как обычно были автомобильные пробки. Проезжая мимо церкви, Петрович попросил таксиста остановиться и подождать его пять минут. В церкви прихожан можно было по пальцам сосчитать. Петрович купил свечку и направился к Распятию. Перекрестившись, зажёг её и поставил на подсвечник.
   - Помоги в дороге и в исследовании, помоги положить этому треугольнику конец, - прошептал Петрович, развернулся и пошёл к выходу, а свечка погасла. Когда Петрович вышел из церкви, он заметил, что голубое и ясное небо внезапно затянуло серыми облаками, и солнечное утро внезапно стало мрачным.
  

Аэропорт 9:41

   Приехав в частный аэропорт Мельникова, Петрович расплатился с таксистом, взял свою сумку и, минуя служебное здание, направился к самолету, у которого все собрались. Здесь были: сам Мельников - организатор экспедиции с двумя телохранителями, группа учёных с репортёром и видеооператором, и четверо морских пехотинцев. Петрович обменялся рукопожатием с Мельниковым и кивком головы поприветствовал остальных. Грузчики заканчивали погрузку оборудования в самолёт.
   - Уважаемые дамы и господа! - Обратился ко всей группе организатор экспедиции. - Вы собрались здесь, чтобы отправиться в дальний путь с целью исследовать тайну Бермудского треугольника - последнего, до сих пор еще неисследованного участка нашего земного шара. Мои морские пехотинцы всю дорогу будут вас сопровождать и охранять. По вашем возвращении, каждого из вас будет ждать круглый счет в любом московском банке. Я желаю вам удачи в этой познавательной работе, приятного полёта и скорого возвращения. Сотрите это белое пятно с карты нашей Земли!
   И торжественно закончив свою речь, Мельников помахал всем рукой, провожая группу довольным взглядом.
   Ученые в ответ радостно захлопали в ладоши: - Ура-а-а! - После чего все стали подниматься на борт самолёта.
   Предоставленный группе самолет был последним словом техники. Он был оснащён мощным компьютером, который выполнял команды не только пилотов, но и пассажиров, заменяя даже стюардессу. Поднявшись в небо и разогнавшись, самолет автоматически переключал двигатели в экономичный прямоточный режим, с использованием напора встречного потока воздуха. Салон был рассчитан на десяток пассажиров. В хвосте самолёта находились кабины с душевой и туалетом, а так же багажный отсек, в котором поместили научное оборудование.
   Разложив личные вещи в багажных отсеках под пассажирскими сиденьями, все заняли свои места.
   Пассажирские кресла располагались в два ряда по одному друг за другом вдоль самолёта - пять с правого борта и пять с левого. У каждого из них со стороны прохода были прикреплёны мини-буфеты. Они представляли собой белые, металлические коробки. Сверху на буфете находилась панель управления, которая отвечала за подачу различных напитков и лёгкой закуски. А с боку со стороны пассажира на уровне рук, открывался отсек, где находились стаканы под краниками с напитками и пластиковые контейнеры с заранее расфасованной пищей. В спинку сиденья на уровне глаз был встроен монитор с выдвигающейся клавиатурой. Под ней по нажатию кнопки выезжал мини-столик.
   По правому борту сели ученые, на вид им было лет по двадцать пять. На первом месте сидел метеоролог Андрей Семенович Ветров, на втором - океанолог Ирина Семеновна Сухих, на третьем - геолог Анна Максимовна Хвостик. Слева напротив них расположились репортер Анастасия Святославовна Пеньчук, видеооператор Федор Степанович Баранов, который должен будет снимать на цифровую камеру и передавать исследовательское путешествие в прямой эфир через спутниковую связь. Им было по двадцать семь. За ними сел Петрович. А последние места заняли морские пехотинцы.
   Видеооператор включил камеру и пошел снимать пассажиров. Петрович включил встроенный компьютер, открыл в программе карту мира, и спросил проходящего мимо видео-оператора:
   0x08 graphic
   - Фёдр Степанович, не подскажете, сколько нам лететь?
  
   Фёдор плавно обернулся к программисту и указал на Бермуды.
  
   - Если погода внезапно не ухудшится, то к вечеру будем в точке сбора. Там нас встретит группа опытных водолазов с бывалым капитаном быстроходного и непотопляемого катера "Стрела". Переночевав, с самого раннего утра, вместе с ними мы отправимся исследовать темный и загадочный мир бермудского треугольника.
  
   0x08 graphic
   - Кстати, если вы не против, перейдёмте с разу на "ты", - предложил оператор. - Нам все-таки вместе работать, так, что можно просто Федя или Степанович!
   - Ясно, - улыбнулся Петрович, пожав его протянутую руку. - А меня тогда можно просто Ваня или Петрович.
  
   Из динамиков встроенных над окнами раздался голос первого пилота, Геннадия Борисовича Макаренко:
   - Прошу всех пассажиров пристегнуть ремни безопасности и выключить все ваши компьютеры и личные электронные приборы. Мы взлетаем.
   - Про эти компы понятно, но как он узнал про мою камеру? - спросил удивлённый Фёдор у Петровича, оглядываясь по салону.
   - Вон там, видишь? - указал ему Петрович на мини камеру над дверью кабины пилотов.
   - Круто! - сказал Фёдор, помахав пилотам рукой в камеру, и пошёл выполнять прозвучавшую команду.
  
  

Глава 2. Рейс Москва - Бермуды

  
   - Итак, суперсамолёт легко поднялся в серое, безрадостное небо, - промолвил Фёдор, снимая экипаж на камеру, спустя пять минут после взлёта. - Подумать только человек научился поднимать двумя руками не просто свой собственный вес, а тонны различных предметов, в общем, целый самолёт. И так, на борту этого судна находится первоклассный московский научный коллектив. На этих людей возлагается невыполнимая миссия - покончить с тайной бермудского треугольника!
   - Не каркай! - сказала напряжённая Настя. - Если со мной, что-нибудь случится, я тебя убью!
   - Расслабься, - спокойно ответил ей оператор. - С нами ничего не случится. - Я вчера к гадалке заходил.
   Петрович вдумчиво, посмотрел в окно на крошечные леса, реки, поля, дороги и сёла, и слега забеспокоился. Девушки, убирая ремни безопасности, невольно заметили его страх и похихикали между собой.
   - Боишься? - Спросила Ира программиста. Она сидела справа от Феди.
   - Нет, - равнодушно ответил Петрович, поправляя на себе ремень безопасности. - Просто я давно не летал.
   - Бояться надо будет тогда, когда мы будем плавать в Бермудском треугольнике, - добавила Аня, сидящая за Ирой справа от Петровича. - А сейчас ремень можно убрать.
   - Кого бояться, выживших пиратов? - Убрав ремень, обернулся Петрович к Ане, с насмешкой.
   - Инопланетян! - ужасающе сказал Фёдор, продолжая снимать разговор на камеру. - Ну, или там каких-нибудь плавающих трупов.
   - Если их в космосе нет, откуда им у нас взяться? - рассмеялся программист, кладя ногу на ногу и готовясь скоротать время в познавательной беседе.
   - Конечно, нет, - улыбнулась Ирина. - Иначе вместо нас туда бы отправили кого-нибудь из центральной службы США по вопросам паранормальных явлений.
   - Я, правда, мало что знаю об этом месте. - Заявил заинтересованный Петрович.
   - Да брось! Все хоть немного, слышали про это ужасное место, - изумлённо посмотрел Фёдор через объектив камеры на Петровича.
   - Я слышал только сказки и легенды, - спокойно ответил ему Петрович и перевел взгляд на учёных.
   Метеоролог задумчиво смотрел в своё окно, а Ира включила свой мини компьютер.
   - Бермудский треугольник, - начала объяснять увлечённая беседой Аня, - Это район юго-восточного побережья США между Бермудскими островами, полуостровом Флоридой и островом Пуэрто-Рико.
   - В западной части Атлантического океана. - Кивнул Петрович.
   - Ещё в начале прошлого века, - продолжила Аня, - примерно в 1918 или 19 году там участились пропажи людей. Тогда люди ещё не могли объяснить этот феномен. Потому-то и выдумывали всякие легенды. И только спустя десятки лет, участники совместной советско-американской исследовательской программы 1978 года установили и зафиксировали там многочисленные редкие оптические явления. Такие как: нарушения земного магнетизма, водяные вихри, достигавшие двадцати-тридцати метров в высоту, и вихреобразные течения.
   - Даже так? - Удивился программист. - И в чём же оказался весь секрет?
   - А весь секрет заключается в сложной системе Гольфстрима, - включилась в разговор Ирина. - Виноваты его вихри, образующие морские течения. Там были выявлены нарушения земного магнетизма, которые встречаются в принципе и в других районах океана. Но здесь сложилась уникальная система мелководий, коралловых рифов и проливов, через которые проходят приливные течения. Из-за чего тут непосредственно бушуют зимние штормы и летние ураганы. Наши предки изучали энергетический баланс Гольфстрима и другие проблемы, имеющие немалое значение для долгосрочных метеорологических прогнозов. Научные институты неоднократно посылали туда сотни экспедиций с целью исследования морского дна, температуры и солености воды, движения водных масс и других интересных возникающих перед ними вопросов.
   - Ещё в пределах Бермудского треугольника находится ядро циркуляции водных масс Атлантического океана, - Добавил Ветров, перебирая свои документы.
   Все посмотрели на него.
   - Да! Кстати! - продолжил Ветров, - На морском дне Бермудского треугольника располагается глубоководный желоб! Это самая глубокая часть океанского дна. По острову, с которым он соседствует, его называют желобом Пуэрто-Рико. На карте он выглядит как овальное черное пятно в правом нижнем углу треугольника. Так вот в этом желобе, отмечаются самые большие глубины во всем Атлантическом океане. Глубина  его составляет примерно 8742. Короче 14000 км. с копейками.
   - Это максимальная глубина Атлантического океана. - Добавила Ира.
   Внимательно выслушав учёных, удивленный программист уважительно покачал головой.
   - Я смотрю, вы все хорошо подготовлены! Тогда я спокоен за себя! Ведь со мной летят будущие профессора, - похвалил Петрович выдающуюся молодежь. - А что там насчет летних ураганов и зимних штормов? Надеюсь, сейчас нам ничто не угрожает?
   - Наше оборудование показало, - продолжила Аня, - Что у нас есть восемь спокойных дней. После чего возвращаемся домой! А если в ходе исследований произойдут какие-то климатические изменения, то мы об этом сразу узнаем по нашим приборам.
   - Но не стоит забывать! - подметил Фёдор, проходя мимо неё со своей включённой камерой, - И в тихом омуте черти водятся.
   - Фёдор, закругляйся там со всеми своими байками и помоги мне разобраться с этим противным буфетом! - угрожающе крикнула Настя. - Как работает этот агрегат?!
   - Насть! Ну, ты чего! Вот же здесь есть инструкция! - рассмеялся оператор, указав на листочек под стеклом возле панели управления.
   - Да убери ты свою камеру! - Рявкнула беспомощная Настя. - Я только что ногти накрасила. Хочешь, чтоб я их испортила об эту панель?
   Фёдор недовольно убрал камеру.
   - Ну вот, нажимаешь сюда, и выбираешь себе, чего хочется.
   - Сам нажимай! - Перебила Настя. - У тебя ногти не накрашены. Сделай мне жасминовый чай и картошечки!
   - Да откуда здесь возьмётся эта твоя картошечка! - возмутился отрываемый от работы оператор.
   - И давай побыстрей! - Гаркнула утомлённая Настя.
   Повернув голову и посмотрев на Аню с Ирой, втихаря смеявшихся над ними, Настя вздохнула.
   - Ой, девчонки! Повезло же вам, что у вас такого парня нет, а то вы бы с ним с голоду померли.
   Пока Федя маялся с буфетом, Аня вернулась к беседе с программистом.
   - Мы только что аспирантуру закончили, и бах! - сразу появилась высокооплачиваемая работа! Здорово, правда?! - радостно заявила Аня.
   - Вообще-то это наша первая такая серьёзная практика, - добавила Ирина.
   - И что мы там будем изучать? - поинтересовался Петрович.
   - Мы там будем изучать, - Продолжила Аня, - сам Гольфстрим, влияния океанских вод на погодные условия, морское дно и его минеральные богатства, а также геологическое строение земной коры глубоко под дном океана.
   - Это очень сложный район океана. - Продолжила Ирина. - В нём соседствуют огромные мелководья и глубоководные впадины, сложная система морских течений и запутанная атмосферная циркуляция.
   - В общем, пожала Аня плечами, - будем изучать всё-то же самое, что изучали наши предки!
   - Так если всё уже давно известно и никакой тайны нет, зачем нужно проводить новые исследования? - спросил Петрович и, сделав удивлённое лицо, налил себе кофе.
   - Значит не всё! - заявила Ира. - И не забывайте, что в любом случае нам платят большие деньги.
   - Просто тогда у наших предков не было такой аппаратуры и техники, как у нас, - добавила Аня. - И возможно мы выясним что-нибудь ещё.
   - Да, у вас ещё целая жизнь впереди! Вас ждут самые великие открытия! - ухмыльнулся Петрович. - А вы успеете все изучить за это время?
   - Конечно! - уверенно ответила Ирина. - Этого даже предостаточно.
   Позади программиста раздался ровный голос морского пехотинца.
   - Из-за всей этой карусели в декабре 1945 года пропали 5 самолетов-торпедоносцев типа "Эвенджер" звена 19. Погибло 14 человек. По официальной версии самолёты одновременно потеряли ориентировку. Поисковый самолет "Маринер" с экипажем в 13 человек, также бесследно пропал в том же районе.
   Петрович развернулся к незнакомому пехотинцу. Тот внимательно смотрел в монитор.
   - Меня зовут Иван Петрович Казаков, можно просто Петрович. Будем знакомы, - и протянул руку занятому пехотинцу.
   - Будем, - вежливо ответил пехотинец и пожал ему руку, не отрываясь от экрана. - Меня зовут Тимур Игнатович Мамонтов, можно просто Тима, а лучше Мамонт.
   Справа, от Мамонта, не протягивая руки, присоединился к знакомству второй пехотинец сидящий за Аней. Он, наклонив спинку кресла назад, лежал с закрытыми глазами.
   - Григорий Егорович Тайфун, или просто Тайфун, - самодовольно пробормотал пехотинец. - Извини казак, руки не подаю.
   Мамонт и Тайфун были того же возраста что и Петрович. Два других пехотинца на последних местах выглядели старше. Они были в солнечных очках и также как и Тайфун лежали, откинув спинки, но знакомство не разделили.
   - Очень приятно! - оглядев их, Петрович насторожился, но не обиделся. - А откуда эта информация? - продолжил он начатый разговор Мамонтова.
   - Да вот по нэту смотрю. - Спокойно ответил Мамонтов. - Продолжить?
   - Продолжай! - и удобно устроившись в кресле, программист приготовился слушать.
   Мамонтов глубоко вздохнул, похрустел шеей и продолжил читать дальше.
   - Вскоре о Бермудском треугольнике возник миф. Как показали архивные сведения подобные, необъяснимые трагедии в треугольнике случались и ранее. С 1781 по 1812 год по непонятным причинам пропало 4 американских военных корабля. В 1909г. яхта знаменитого моряка Джошуа Слокама "Спрей" бесследно пропала. Он первым совершил кругосветное плавание в одиночку, за что и получил свою славу. Знавшие его люди уверенны в его опытности и потому отрицают случайность. В 1918г. бесследно пропал углевоз "Циклоп". Экипаж составлял 309 человек. Углевоз был оборудован радиопередатчиком, но сигнал "SOS" с него не последовал.
   Петрович задумчиво смотрел в окно.
   - Так, вот здесь ещё, 2000 год, 2004 год, 2009 год, ну и список продолжается. - Продолжал Мамонт просматривать интернет. - Ага, вот заключение. В "Таинственном" треугольнике десятки судов и самолетов ежегодно терпят катастрофы. К несчастью, несмотря на такие аномальные явления, десятки авиалиний проложили трассы на курортные острова Карибского моря через "зловещий" треугольник.
   - Мда... - Вздохнул Петрович.
   - И хотя в этом районе часто происходят тайфуны, - продолжил вещать Мамонт мельком, с ухмылкой глянув на Гришу, а тот приподняв очки глянул на него, - а вблизи побережий множество мелководья и рифов, всё же некоторые катастрофы до сих пор остаются непонятными...
   - Хм... - хмыкнул Тайфун.
   - Всё конец. - Сказал пехотинец, выключая компьютер. - Глаза устали.
   - Что ж, спасибо за полезную информацию! - Поблагодарил озадаченный Петрович военного информатора.
   - Девчонки! У вас есть помада? - спросила Настя у учёных, рыская в своей сумочке. - А то я свою, кажется, забыла. Федь ты её не брал?
   Обалдевший Фёдор, сидя в кресле, выпучил глаза от услышанного и посмотрел вокруг себя на реакцию пассажиров. Все, улыбнувшись, тихонько засмеялись.
   - Держи, - сказала Ира, передавая свою помаду через Федю.
   Андрей, достал из дипломата какие-то документы и подсев на корточках к Ирине начал обсуждать работу. К ним присоединилась Аня. Фёдор принялся выяснять отношения с Настей. Петрович долго глубокомысленно смотрел в окно, о чем-то размышляя, а потом спросил пехотинцев:
   - Когда мы вернёмся обратно, чем вы будите заниматься?
   - Для начала, я уволюсь. - Ответил Мамонтов, с облегчением вздохнув.
   - Мы уволимся! - поправил Тайфун.
   - Да, мы уволимся, - согласившись, он кивнул головой. - А потом, я открою своё дело.
   - Мы откроем своё дело! - снова поправил Тайфун, ёрзнув в кресле.
   - Да-да, мы откроем своё дело! - Вновь согласился Тимур поправке напарника. - Суть в том, что мы больше не будем работать на Мельникова, а будем заниматься своим бизнесом.
   - Понимаю, - положительно покачал головой Петрович.
   - А ты чем займешься? - заинтересовался Мамонтов. - Ты ведь на него работал раньше, да? Я тебя в компании где-то видел.
   - Да, я у него работал ведущим программистом, - неохотно вспоминая, Петрович покивал головой.
   - А что уволился? - спросил Мамонтов усмехнувшись. - Тоже надоело пахать на кого-то, да?
   - Да, точно! Надоело постоянно слышать: - Сделай то, сделай это. - Тоже хочу поруководить! - Глубоко вздохнул Петрович, уклонившись от ответа, по какой истинной причине он уволился. - Наверное шеф решил меня отблагодарить за десять лет моей жизни, которые я проработал у него.
   - Понятно. Мы тоже по десять лет на него работаем, - начал рассказывать Мамонтов. - В девятнадцать лет, как дембельнулись из армии, сразу по контракту пошли. Потом появилась эта компания "Голиаф", и мы устроились к нему. Сначала охранниками, потом телохранителями, а теперь сам видишь, его людей охраняем. Как и тебя.
   - Ну и ну? - удивился Петрович, - Десять лет вместе работали, и только сейчас встретились?
   - Да, жизнь удивительная штука! - пробормотал полусонный Тайфун, не открывая глаз. - Я невероятно счастлив, что мы, в конце-то концов, встретились в спокойной обстановке и завели эту задушевную братскую беседу.
   Петровичу и Мамонтову стало смешно.
   Из динамиков связи с пилотом прозвучал голос Кирилла Евгеньевича Панамина, второго пилота: - Предлагаю вам посмотреть кино или прослушать спокойные мелодии до прибытия в аэропорт.
   - Ну, наконец-то. Можно и отдохнуть спокойно! - довольно прокряхтел Тайфун, завалившись набок.
   Пассажиры, одев наушники, принялись, кто смотреть видео, а кто отдыхать. Петрович от занимательных бесед и упоительной классики в скором времени заснул и увидел очередной таинственный сон.
  

Сон

  
   Петрович спускается вниз по каменной, длинной и широкой лестнице в тёмный пустой подвал вместе с Мамонтовым и какими-то людьми, которые друг с другом что-то обсуждают и постоянно спорят. Их не удалось разглядеть, но голоса похожи на голоса учёных: - Андрея, Ирины, Ани, корреспондента Насти и оператора Феди, пилотов - Геннадия и Кирилла, и пехотинца Григория. Другие два незнакомых ему пехотинца молча идут впереди всех и несут, держа за ручки, какой-то железный, чёрный ящик. Со спины их трудно разглядеть.
   Спустившись в подвал, Петрович испугано начинает оглядывать его. В его груди быстро колотится сердце, предчувствуя ужасную беду. Внезапно раздаются торжественные крики и визг, повсюду вспыхивает огонь. Этот подвал оказался огромным залом, посреди которого стоит шестиметровая, мощная клетка, в которой едва умещался огромный страшный, чёрный, крылатый зверь. В его глазах пылает огонь. А вокруг него радуется целая армия подобных мутантов, но меньших размеров. Два пехотинца, подошли к клетке, и, достав из ящика какой-то предмет, принялись открывать её.
   - Нет! - дико закричал Петрович, выпучив от страха глаза, и задрожав всем телом.
   Пехотинцы резко обернулись, посмотрев на него с презрением красными, как угольки глазами, и оскалившись, заржали миллионами звериных голосов. Они не были людьми. Они оказались одними из мутантов. А в это время, из открывшейся клетки разрывая мощные цепи, со страшным рёвом вырывался огромный мохнатый зверь.
  
  

Глава 3. Крушение

  
   Петрович проснулся от дикой боли в груди и сильной тряски самолета. Вся группа была встревожена. Аня и Ира, вцепившись в ручки сидений, запаниковали. В глазах военных был заметен страх. Все как один начали пристёгивать ремни безопасности.
   - Сохраняйте спокойствие, - раздавался голос Капитан из динамиков. - Это обычная турбулентность.
   За окном уже темнело, но никакого аэропорта, да и самих островов не было видно, только туманная гладь Атлантического океана.
   - Что происходит! - тревожно спросил Петрович у испуганного оператора, - Где мы?
   - Понятия не имею! Капитан сказал, что это обычная турбулентность, - с вымученной улыбкой обернулся Фёдор к обеспокоенному Петровичу.
   Самолет вибрировал над океаном. Давление упало, и все как один одели выпавшие сверху кислородные маски. Свет начал мигать и внезапно погас, датчики перестали работать, и самолёт наклонился носом вниз.
   Капитан прокричал:
   - Самолёт не управляем!
   - Держитесь все, мы падаем!!! - Закричал его помощник.
   Члены группы, в ужасе оглянулись друг на друга, словно виделись в последний раз. От страха учёные закричали, зажмурив мокрые от слёз глаза, и приготовились к смерти...
   На высокой скорости самолёт рухнул на что-то смягчающее. Со всех сторон раздался страшный треск. После первого удара корпус резко развернуло вправо и подбросило вверх. И, перевернувшись вверх дном, самолет с грохотом упал...
   Спустя какое-то время, когда шум утих, прозвучал голос пехотинца Мамонтова:
   - Живые есть?
   - Кажется, есть, - прохрипел Петрович, приходя в сознание и оглядываясь вокруг себя.
   Он лежал на потолке перевернутого самолета в окровавленной и порванной рубашке возле кабины пилотов. Голова гудела. Всё вокруг было в дыму и воняло гарью. Дышать было почти нечем. Повсюду валялись обломки корпуса, кресел, буфетов, пищи, кислородные маски и битое стекло. Рядом с ним приходил в чувства Фёдор. Настя, Аня и Ира лежали рядом неподвижно. Придавленная оторвавшимся креслом Ира, пару раз простонала и утихла.
   Тимур, откашливаясь от дыма, подобрался к девушкам и начал проверять их пульс.
   - Что с ними, они живы? - пытаясь подняться, спросил Фёдор, всё ещё держа в руке разбитую видеокамеру.
   Мамонтов отрицательно покачал головой, но повнимательней прислушавшись, с нескрываемой радостью произнес:
   - Вроде бы дышат! Пойдёмте, нужно вынести всех отсюда и разобраться, где мы, пока ещё хоть что-то видно.
   - А пилоты? - Петрович поднялся на ноги и, обернувшись назад, замер. Из стены кабины летчиков торчали ствол и ветки сломанного дерева.
   - Проклятье! - Взглянув на разбитую видеокамеру выругался Фёдр и отбросил её в сторону.
   Вместе с оператором и морпехами вытащив пострадавших из самолёта через багажный отсек в хвостовой части, Петрович увидел под ногами землю и песок. Вокруг валялись мелкие горящие обломки самолёта. А в метрах десяти от них среди поломанных деревьев валялась искореженная хвостовая часть самолёта с разбросанным багажом. Вся техника, оборудование и другие принадлежности, были вдребезги разбиты.
   Взглянув еще раз на фюзеляж, Петрович увидел, что самолёт на два метра зарылся в береговой песок. От воды покрытой водорослями до макушек деревьев растянулся капюшоном туман, который рассевался с заходом солнца.
   На первый взгляд это был обычный остров с джунглями, из которых доносились крики незнакомых животных. Некоторые деревья были похожи на пальмы, повсюду была высокая трава, росли странные экзотические растения и кусты.
   Оттащив метров на пять от дымящегося самолёта окровавленные тела раненных, Петрович обернулся к Тимуру.
   - Мы где, на Бермудах? - спросил он, вытирая кровь с лица.
   - Странно, но вероятнее всего, это так, - оглянулся пехотинец вокруг себя.
   - У тебя кровь на лице, - заметил Петрович.
   - У тебя тоже, - ответил Мамонтов, тяжело вздыхая.
   - Надо поискать аптечку, - предложил Петрович, глядя на раненых.
   - Лови! - крикнул Тайфун, кидая серую пластмассовую коробку с красным крестом, вынутую из разбросанного багажа.
   Коробка упала к ногам Петровича, он подобрал и открыл аптечку. Мамонтов достал из грязного кителя спутниковый телефон. Телефон не подавал сигнала. Следом за ним он проверил сотовый телефон. Он тоже не работал.
   - Странно! - внимательно разглядывал Мамонтов свои нефункционирующие средства связи.
   - Что странно? - спросил Петрович, посмотрев на него.
   - У кого-нибудь работают трубы? - спросил Мамонтов, не отрывая глаз от своего коммуникабельного телефона.
   Тайфун, Программист и видеооператор вытащили свои мобильные телефоны, которые тоже не работали.
   - Может аккумуляторы сдохли? - предположил оператор.
   - У всех сразу, да! - пробормотал Мамонтов, разбирая рацию. - И у самолета, наверное, тоже батарейки сели, да!
   - Посмотрите на свои часы, - воскликнул Тайфун, постукивая по наручным часам, - Они тоже стали, а ведь у меня противоударные.
   У программиста и оператора наручных часов не было. Мамонтов посмотрел на свои, но они тоже не работали.
   - Кто-то из учёных говорил про магнитные аномалии, - вспомнил Петрович.
   - Магнитные аномалии в треугольнике! - поправил Мамонтов. - А мы вообще с другой стороны подлетали.
   Андрей зашевелился и, застонав, приподнял голову, прижимая к ней руку.
   - Метеоролог! - Нервно крикнул Тайфун, направляясь к нему, - С добрым утром! Как спалось?!
   - Что случилось? - расспрашивал ослабленный Андрей ощупывая свою ногу, - Где мы?
   - Это ты нам скажи, что случилось и где мы! - нетерпеливо дёрнулся Тайфун, - Ты же ученый?!
   - Отвали от него Тайфун! - возразил Мамонтов. - Он ещё в себя не пришёл!
   - Я тоже не пришёл! А ты пришёл или может быть вы? - Крикнул Тайфун, переведя острый взгляд с Мамонтова на Петровича с Фёдором.
   Петрович достал бинт из аптечки и начал перематывать кровоточащие раны Ани. Фёдор, обмакнув ватку нашатырем, приводил в чувства Настю.
   - Капитан до падения сообщил, что была турбулентность. Что-то случилось с самолётом. - Начал входить в ситуацию Ветров. - А, что вы на меня-то с вопросами налетели, вы у пилотов спрашивайте?!
   - Пилоты мертвы. - Сказал Мамонтов и направился к оторванному хвосту самолёта.
   Метеоролог обернулся к самолёту и обомлел от увиденного. Врытый в песок самолёт был перевёрнут, а из кабины пилотов торчали ветки сломанного дерева.
   На руках у оператора очнулась Настя, она начала отворачиваться от невыносимо вонючей ватки.
   - Жива! - закричал Фёдор, гладя свободной рукой Настю по голове. - Жива моя грозная Настюха.
   Все к ним обернулись и тут же увидели, как пошевелилась Аня. Ира продолжала тихонько дышать, оставаясь без сознания. Андрей с Петровичем принялись вытирать с них кровь.
   - Где я? - с трудом выговорила Настя. - Федь, мы долетели?
   - Тихо, тихо! - успокаивал он ее, - Долетели! Теперь всё будет в порядке! Главное, что мы на земле и мы живы! Нам всем невероятно повезло!
   Тайфун недоверчиво глянул на оператора, а Петрович и Андрей с глубокой надеждой.
   - Это ты "накаркал" со своей невыполнимой миссией. - Прохрипела Настя. - Баранов.
   - Да тихо ты! - тихонько заплакал от радости Фёдор и, покачиваясь, прижал её к себе, незаметно одной рукой отирая слёзы. - Вот подлечимся и домой вернёмся. Обещаю, я буду ухаживать за тобой.
   К ним подошёл Мамонтов и, оглядываясь по сторонам, что-то планировал.
   - Мы где-то на Бермудах, - посмотрел на Петровича и Фёдора Мамонтов. - Надо отправиться на поиски людей и привести медицинскую помощь.
   - Местные должны были видеть падение нашего самолёта. - Добавил Петрович. - Думаю, нас уже ищут, но нужно ускорить этот процесс.
   - Здравая мысль, - поддержал Тайфун.
   Мамонтов посмотрел на оператора и перевёл взгляд на метеоролога.
   - Ты как, учёный? - Спросил его мамонтов. - Идти сможешь?
   - Перелома нет, - Начал он приподниматься, - но наступать больно.
   Мамонтов перевёл взгляд на встревоженного оператора.
   - Я её не оставлю! - возразил опьяневший от всего случившегося Фёдор. - Идите без меня!
   - К несчастью ситуация сложилась не лучшим образом. И так как я отвечаю за вашу безопасность, с этого момента я здесь командую! - озлобившись, повысил голос Мамонтов. - Выполнять приказ!
   - Да пошел ты! - выкрикнул ему в ответ Фёдор, - я не твой служащий!
   - Да он!.. - Возмутившись Тайфун пошёл с кулаками на оператора.
   Мамонтов не менее возмутившись, резко вобрал в себя воздух и, схватив резвого вояку за руку, остановил Тайфуна. Настя, приоткрыв глаза, посмотрела на него, потом на Аню с Ирой, и тихо сказала:
   - Иди, найди людей и приведи помощь к нам, да только так, чтоб одна нога была здесь другая там.
   - Ладно, - покачал головой Фёдор, - я быстро! Я приведу!
   Не спуская глаз с немощной Насти, он, аккуратно положив её на траву, встал, поправил на себе одежду и молча развернулся к Мамонтову. Мамонтов отпустил взбешённого Тайфуна, поправил на себе автомат, вытащил охотничий нож из пояса и подал Петровичу.
   - Мы разделимся на две группы. Петрович пойдёшь со мной, - скомандовал Мамонтов и посмотрел на Фёдора. - А ты отправишься с Тайфуном.
   - Ну ты Мамонт выкинул! - возмутился Тайфун. - Да на хрена мне этот борзый сдался! Раз расклад такой я лучше один пойду!
   - Безоговорочно выполнять мои приказы здесь касается всех, кроме тебя Тайфун! - возразил Мамонтов. - Но покуда мы не в безопасности тебе стоит ко мне прислушаться.
   - Нет, Мамонт! - усмехнулся Тайфун. - Он мне только мешаться будет!
   - Четыре глаза лучше двух, - настаивал на своём Мамонтов. - Смекаешь?
   Тайфун недовольно посмотрел на видеооператора, прищурил глаза и поправил на себе автомат.
   - Если он меня достанет, я его сложу! - предупредил пехотинец, указав на Фёдора рукой. - А достать меня легко, ты сам знаешь.
   - А что делать мне? - спросил метеоролог, вытянув голову из грязной рубашки.
   - Останешься здесь с остальными, и будешь ждать нашего возвращения. А мы разделимся, - Обернулся Мамонтов к Тайфуну. - Я с Петровичем пойду по берегу налево, а ты с Фёдором направо. И так будем идти, пока кого-нибудь не обнаружим.
   - Пошли, барашек, - грозно посмотрел на оператора Тайфун. - И не отставай от меня.
   - Дай ему нож. - Сказал Мамонтов и направился в свою сторону.
   - Может мне ему ещё и автомат отдать? - недовольно крикнул Тайфун Мамонтову в след.
   - Оператор посмотрел вслед уходящим с грустью и перевёл взгляд на вспыльчивого морпеха.
   - На, держи! - Неохотно протянул он Фёдору нож. - И не строй мне глазки.
   Видеооператор взволнованно принял здоровый до предела наточенный нож.
  
  

Глава 4. Поиск спасения

  
   Под растворявшимся над головой туманом, вдоль берега в разные стороны шли две команды, обходя остров, в поисках признаков жизни и людей. Солнце зашло, небо стемнело и лишь луна и тысячи звёзд освящали путь, а из джунглей доносились непривычные звуки природы. От воды веяло холодом.
   - Странно? - завёл разговор Петрович, спотыкаясь об ветки, торчащие из песка. - В апреле к ночи здесь так холодает?
   - Не знаю. Я здесь впервые, - шёл впереди Мамонтов, разглядывая туманный берег. - Странно то, что мы до сих пор не наткнулись ни на одного "бермутянина"?
   - Да, действительно! - согласился Петрович, волоча ноги по песку. - Здесь должны быть курортные зоны, куда туристы прилетают отдыхать.
   - Здесь даже местной молодёжи не видно, - оглядываясь на Петровича, настораживался пехотинец. - В кино показывали, что они любят компаниями зависать в таких отдалённых местах. Днём позагорать. Вечером выпить, травку покурить. А мы их чего-то так и не обнаружили.
   - Это они, наверное, из-за погоды, у себя дома сидят, - логично рассудил программист, оглядываясь то на хмурое море, то на тёмные джунгли. - Кто здесь в такую погоду тусоваться будет?
   - Всё верно. Только я надеялся, что здесь потеплее будет, чем в Москве, - рассуждал слегка подмерзший пехотинец.
   Мамонтов остановился, присел на корточки, словно увидел что-то угрожающее.
   - Стой! - в полголоса сказал Мамонтов, махнув Петровичу рукой вниз, чтоб тот тихо присел.
   - Что случилось? Ты увидел кого-то? - шёпотом спросил растерянный Петрович, не зная то ли бояться, то ли радоваться.
   Мамонтов внимательно посмотрел на сдуваемый ветром туман, медленно отвёл взгляд в сторону джунгли, поднялся и продолжил ход.
   - Показалась, - спокойно ответил пехотинец. - Будто бы кто-то из воды выскочил и умчался в джунгли.
   - Так может быть, это местные? - обрадовался Петрович. - Надо догнать их!
   - Не надо. Люди так не передвигаются, - вздохнул огорченный Мамонтов. - Это какой-нибудь зверь или птица.
   - Скверно! Сколько же нам ещё идти-то? - Вздыхал огорченный программист. - Ни пляжа, ни людей, никаких строений. Кстати у тебя фонарика нет?
   - Был до посадки. - Ответил Мамонтов, оглянувшись на программиста. - Не уцелел.
   Петрович хмыкнул и положительно кивнул головой.
   - Ты в армии служил? - спросил пехотинец. - Если да, то, в каких войсках и где?
   - Не приходилось, - преспокойно ответил программист.
   - А по тебе не скажешь. Здоровый, серьёзный мужик, - сказал Мамонт обернувшись к Петровичу. - А, что так? Отмазок?
   - Я учился хорошо, в институте. - Усмехнулся Петрович.
   - А! - усмехнулся Мамонтов в ответ Петровичу. - Значит, в армии собираются одни отбросы?!
   - Тебе виднее. - Ответил программист. - Ты был там, знаешь больше меня. иднеепокойно ответил сзадисамолёта. ью и перевёл взгляд на вспыльчивого морпеха.
   - А ты скользкий тип Петрович, - улыбаясь, Мамонтов оглянулся на него.
   - Да, наверное. - Усмехнулся он взаимно и, вспомнив о пострадавших, ускорил ход.
   В это время, бороздя берег незнакомого острова с другой стороны, двигалась вторая поисковая группа.
   - Не отставай! - не оборачиваясь назад, крикнул пехотинец оператору. - Я тебя ждать не буду!
   - Я уже давно понял, - запыхавшись, крикнул в ответ оператор, догоняя пехотинца, - что ты меня не любишь!
   - Я никого не люблю, кроме себя! - перебил его самолюбивый Тайфун. - И вообще, чё это за базар! Ты, что гомик?
   - Я не гомик! - рявкнул оператор. - Мне отлить надо.
   - И ты что хочешь, чтоб я бросил умирающих девчонок и стал дожидаться, пока ты наконец-то справишь свою нужду. - Обернулся возмущённый Тайфун. - А может быть, ты хочешь, чтоб я тебе в этом помог?
   - Нет! - обижено ответил оператор. - Просто подожди минуту.
   - Валяй! - крикнул возмущённый Тайфун, и, не желая останавливаться, продолжал идти. - Да только не мочись в воду, а то местным водяным обитателям это может не понравиться!
   Фёдор повернулся спиной к уходящему Тайфуну и начал делать своё дело. Тайфун продолжал идти, жалуясь на свою судьбу. Туман почти рассеялся, но это не радовало, потому, что землю покрывала ночная тьма.
   - Проклятье! - закричал за спиной пехотинца перепуганный оператор.
   Тайфун остановился и недовольно повернулся к убегающему, словно от преследования оператору.
   - Ну, что ещё! - спросил раздражённый пехотинец у оператора.
   Фёдор оголив нож с выпученными глазами подбежал к Тайфуну и, обернувшись назад, указывал ножом на то место где он был.
   - Там-там! Пока я отливал, из воды что-то вылезло и на меня посмотрело! - заявил оператор. - Мутант какой-то!
   Пехотинец наведя автомат внимательно посмотрел туда, прищурил глаза и, никого не увидев, спокойно пошел дальше.
   - Я же предупреждал тебя насчёт водяных! - С насмешкой напомнил Феде Тайфун. - Не мочись в воду!
   - Я в воду не мочился! - оправдывался оператор. - Я на песок отливал.
   - Ну вот! - продолжил Тайфун обвинять Федю. - Тебе было бы приятно, если бы у тебя перед носом кто-нибудь начал отливать?
   - Ты мне не веришь, да?! - Взвёлся оператор, идя подальше от воды, поближе к джунглям. - Ты думаешь, что я всё выдумал! Да нет, ты просто смеешься надо мной да?!
   Тайфун напряжённо продолжал идти, а измотанного оператора начинал охватывать психоз.
   Падение самолёта, катастрофа, раненые люди, целый час бесполезного пути в поисках людей и помощи. Наступает холодная и голодная ночь, а вокруг ни души. Обезумевший Фёдор начал словесно налетать на эгоистичного пехотинца.
   - Ты просто козёл! - рыкнул оператор, отходя в сторону от возможного удара пехотинца.
   - Не выводи меня из себя! - угрожающе предупредил нахмуренный Тайфун и продолжал идти, не оглядываясь на сумасшедшего оператора.
   - Ты чё думаешь, если подогнал себе такую кликуху значит можно на людей рычать, да! - продолжал налетать оператор. - Ха-а, я всё понял! Ты никакой не Тайфун! Ты просто слабая выскочка с автоматом! Да нет, это я пошутил! Ты же типа конченого урода на, ты понял кто ты на!
   - Я тебя предупреждал, - остановился пехотинец, снял с плеча автомат и резко развернувшись к надоедливому оператору остолбенел.
   Из-за спины к оператору из джунглей тянулись две живые лианы. На концах у них было что-то, напоминающее змеиные головы, размером с кулак. Пехотинец застыл, не веря своим глазам. Степанович стоял в трёх метрах от таинственных джунглей.
   - Ага, вот за лоха меня ещё подержи?! - Добавил оператор и, заметив движение возле своей головы, начал медленно поворачивать голову влево. Разглядев возле своей шеи зубастую башку лианы, он отчаянно заорал:- А-а-а!
   Лианы, разинув зубастые пасти, вцепились ему в шею и в правое бедро. Тайфун не успел и глазом моргнуть, как хищные лианы утащили оператора в свою непроглядную обитель. Оттуда из высокой травы раздались крики ещё пяти-шести каких-то диких голодных зверей дерущихся друг с другом из-за добычи. Шокированный пехотинец открыл беспорядочный огонь в сторону, где раздался обрывистый крик оператора. Фёдор утих, а обезумевший пехотинец со всех ног без оглядки бросился бежать дальше вдоль берега, придерживаясь дистанции между водой и джунглями.
   Тем временим, из самолёта метеоролог Андрей Ветров вытаскивал пятое сорванное кресло с буфетом. Аня очнулась и постаралась принять сидячее положение. Настя сидела возле неподвижной Иры. Заметив, что Аня зашевелилась, она подала ей пластмассовую бутылку с водой.
   - Анюта, ты как, нормально? - поинтересовалась Настя.
   - Мы упали, да? - Аня опустила голову на колени и накрыла её руками. - Аспирин есть? Голова трещит.
   - Да, конечно есть, - Настя достала из своей сумочки две таблетки и протянула Ане. - На, возьми.
   - Спасибо, - Аня взяла дрожащей рукой таблетки и запила водой. Потом посмотрела на Иру. - А, что с Иркой?
   - Похоже, ей повредило позвоночник. - Ответила Настя, отведя взгляд на самолёт. - Возможно перелом.
   Аня заплакала, оглядываясь вокруг, и не понимая, где она и где все остальные.
   - А кто ещё выжил? - спросила она, вытирая слёзы протянутым ей носовым платком Насти. - Живые ещё есть?
   - Да, конечно живые есть! - успокаивала Настя, напуганную Аню. - Вот Андрей идёт, Два пехотинца, Федя и программист разделились на две группы, и пошли искать людей. Но пилоты к сожалению...
   С грустью вздохнула она. Андрей притащил кресло с буфетом, и поставил возле остальных кресел.
   - Аня ты очнулась! - обрадовался он. - Ну, сейчас я костёр разведу, согреемся! Я только ветки соберу и что-нибудь из самолёта возьму.
   Сказав, он поспешил сделать обещанное.
   - А где мы, на Бермудах? - поинтересовалась Аня, вспоминая карту бермудского треугольника.
   - А где же нам ещё быть-то? - уверенно ответила Настя.
   - Мы их пролетели, - прозвучал голос Геннадия Борисовича - капитана самолёта, подошедшего со стороны джунглей.
   - Вы живы?! - обернулась к нему Настя и посмотрела в джунгли. - Капитан, но как вы оказались там?
   - Наверное, меня выбросило из кабины во время удара, - задумчиво вспоминал он ужасную катастрофу.
   - Если мы их пролетели? - продолжала расспрашивать корреспондент. - Тогда куда мы упали?
   - Не знаю, - задался вопросом капитан. - Мы летели строго по курсу на бермудские острова. Ещё острова не появились, как вдруг самолёт затрясся и датчики сбились. Мы отклонились от курса.
   - Может быть, мы на Багамских островах или на Пуэрто-Рико? - разволновалась Настя.
   - Нет, до них мы не долетели, - как-то равнодушно промолвил Борисович.
   - Тогда где же мы? - испуганно спросила Настя, доставая фотографии сделанные со спутника за день до отправления в экспедицию. - На снимках больше нет никаких островов.
   0x08 graphic
   - А второй пилот? - нетерпеливо спросила Аня, оглянувшись на самолёт, в надежде, что сейчас и второй пилот объявится. - Он жив?
   - Не знаю, - спокойно ответил Борисович и направился к зарытой кабине самолёта. - Ничего не знаю.
   - Какой-то он странный! - шепотом сказала Настя Ане, подозрительно посмотрев вслед уходящему капитану. - Слишком спокойный, и даже не поинтересовался про остальных!
   - Весь в крови, рванный и даже не забинтовался? - согласилась Аня. - Может, он ещё не отошёл от шока?
   В это время на другом берегу острова.
   - Слушай Мамонт, а куда делись другие два пехотинца? - Спросил программист, вспоминая время до падения самолёта.
   - Какие ещё пехотинцы? - ответил Мамонтов, оглядываясь на Петровича с удивлённой физиономией.
   - Я про тех, которые сзади вас сидели в солнечных очках. - Удивился Петрович, подозревая что-то. - Они весь полёт ни с кем не разговаривали.
   - Да не было сзади нас никого? Там пустые места были на которые я и Тайфун бросили свои вещи! - с насмешкой посмотрел Мамонтов на программиста. - Ты, наверное, здорово ударился головой, Петрович!
   - Не знаю? - почесал голову Петрович. - Возможно, ты прав.
   Внезапно они услышали, как будто кто-то бежит к ним на встречу. Обрадованные, что наконец-то наткнулись на людей, они бросились вперед к своему спасению. Но силуэт бегущего к ним человека вдруг стал знакомым и они, возмутившись, остановились.
   - Тайфун!!! Что случилось?! - воскликнул Мамонтов. - Ты как здесь оказался?!
   - Бегите отсюда! - Оглядываясь назад крикнул в ответ Тайфун.
   - Куда бежать?! - остановил его Мамонтов, вцепившись в его китель. - Ты людей видел?!
   - Нет! - с криком выдернулся из его рук запыхавшийся, перепуганный Тайфун. - Здесь по-ходу нет никаких людей!
   Петрович, ничего не понимая, бросал взгляд с одного пехотинца на другого.
   - А где оператор? - спросил Мамонтов у Тайфуна, отводя обострённый взгляд ему за спину.
   - Его сожрали!!! - взбесился пехотинец и нервно указав на джунгли автоматом пустил короткую очередь. - Сожрали эти хреновы джунгли!!!
   Мамонтов, почувствовав неладное, подозрительно посмотрел в глаза Тайфуну и направил на него автомат.
   - Мамонт, ты чего?! - обомлел Тайфун, осознавая ситуацию. - Сдурел!
   - Последний раз ты был в таком состоянии, когда на задании случайно убил мирного жителя, - воинственно настроился Мамонтов. - Мы все слышали, как ты у самолёта угрожал оператору!
   - Да, я угрожал ему! И клянусь своим автоматом, я хотел его убить! - продолжил разъярённый пехотинец и указал на тёмные джунгли - Но меня опередили эти проклятые джунгли.
   Возбужденный ситуацией Петрович невольно посмотрел назад и случайно заметил, что на песке после них не осталась следов.
   - Мамонт, смотри сюда, - обратился к нему программист.
   Мамонтов посмотрел назад, куда указывал Петрович.
   - Следов нет. - Сказал программист и приподнял свою ногу. Вдавленный след от подошвы вернулся в исходное положение. Тайфун Оглянулся на свои следы и тоже их не увидел.
   - Чтоб мне пусто было! - выпучил глаза Мамонтов, проделав то же самое.
   - Это место проклято! - уверял Тайфун "Фому неверующего".
   И в эту секунду что-то пронеслось недалеко от них в джунглях, издавая дикий рык и разрывая траву, словно большая газонокосилка. До смерти напуганные, все трое бросились бежать обратно вдоль берега по направлению к самолёту. Небо чернело, звёзды светили ярче, и большая луна верно продолжала освящать им путь.
  
  

Глава 5. Возвращение к самолёту

  
   У самолёта, в креслах лицом к берегу сидели Аня, Настя и Андрей, дожидаясь возвращения поисковых групп. Перед ними горел костёр. Ира лежала на спине возле Ани, её дыхание участилось, и она тихонько начала стонать.
   - Надо ей дать что-нибудь обезболивающее! - предложила Аня, посмотрев на Настю. - Чтоб она не мучилась!
   - Да! В аптечке был шприц и обезболивающий препарат в капсулах, - растерянно закрутилась Настя, оглядываясь вокруг себя. - А куда же она делась?!
   - Она здесь! - наклонился Андрей и достал её из травы. - Только меня не просите ей его вкалывать, я не умею!
   - Я сама сделаю! - Аня взяла аптечку и, зарядив шприц ампулой, присела к Ирине. - Моя сестра - медицинский работник. Я у неё кое-чему научилась.
   Настя и Андрей встали вокруг Иры, наблюдали, как Аня заботливо ставит ей обезболивающий.
   - Ну, вот и всё. - С облегчением сказала Аня, убрав шприц в аптечку. - Теперь боль утихнет.
   Они все сели на прежние места и сочувственно смотрели на неподвижную Ирину. Ира постепенно успокаивалась, перестала стонать. Ее дыхание выровнялось, а потом и вовсе прекратилось. Тело неподвижно застыло, а глаза чуть приоткрылись.
   Стиснув зубы, Андрей медленно подошел к ней и закрыл своей ладонью её веки. Аня развернулась к Насте и, прижавшись лицом к её груди, заревела. Обняв Аню, Настя поглаживала её по голове и успокаивала, периодически вытирая рукой с лица свои слезы.
   - Мы больше ничем не могли ей помочь, - шептала Настя, сдерживая в себе истерику. - Здесь её уже ничто не могло спасти. А нас будут искать и обязательно найдут! Даже если на острове не окажется людей, наши нас по приборам найдут. На самолёте есть радиомаяк, по нему вычислят место нашего падения и уже утром за нами прилетят или приплывут спасатели!
   - О чём это ты? - спросил метеоролог, как бы не понимая. - Мы же на Бермудах, здесь полно людей, курортных зон!
   - Мы их пролетели, - удивленно ответила Настя. - Тебе, что капитан ничего не рассказал?
   - Какой капитан, он же погиб вместе со вторым пилотом? - удивился Ветров. - У них в кабине ствол от дерева. От кабины ничего не осталось!
   - Подожди! Ты, что его не видел? - еще больше удивилась Настя. - Его при ударе из окна выбросило. Он из джунглей вышел и говорил с нами, а потом пошёл к тебе в самолёт второго пилота искать.
   - Ты тогда кресло принёс, - пробормотала Аня, пытаясь взять себя в руки. - И вернулся в самолёт обломки корпуса собирать для костра.
   - Вы его обе видели? - спросил Андрей, не веря их словам. - Я был в самолёте и с вами постоянно был, но никого кроме вас не видел. А сейчас он где?
   Аня, собравшись силами, села и задумалась.
   - Он ушёл к тебе, и мы его больше не видели. - Утверждала Настя, оглядываясь по сторонам. - Может быть, он тоже пошел за помощью?
   - А что он сказал насчет того, где мы находимся? - поинтересовался Ветров.
   - Он сам не знает, - ответила Настя. - Мы тут смотрели снимки сделанные со спутника и не нашли никакого острова кроме белого размытого пятна на одном из снимков, похожего на туман. Вероятно, именно туда, то есть сюда мы и упали, в самый центр бермудского треугольника.
   - Тогда это объясняет, почему туман днём скрывает остров. - Сообразила Аня. - Аномальное явление.
   - А как же Багамские острова, Пуэрто-Рико? - покрутил головой Ветров, предполагая отрицательный ответ.
   - А до них мы не долетели,- ответила Аня.
   - Тогда мы встряли! - подвел итог метеоролог.
   - Почему это встряли? - возмутилась Настя.
   Ветров поднялся с кресла и схватил себя за голову начал ходить с места на место.
   - Сомневаюсь, что радиомаяк работает, - пояснил расстроенный метеоролог. - Маяк работает на электропитании, а мы потерпели аварию из-за полного отключения всех электроприборов. Их вывело из строя нарушение земного магнетизма, которое, согласно заблаговременно проведённым операциям в научно исследовательском центре, никто никак не ожидал в ближайшие восемь дней.
   - За перемещением самолёта должны были наблюдать. - Сказала обнадеживающе Аня. - И водолазы по тревоге должны будут нас найти.
   - Да, именно про это я вам и говорила! - подтвердила Настя Анины слова.
   - Возникает один только вопрос, - метеоролог задумчиво посмотрел на смышлёных девушек. - Каким образом мы пролетели мимо бермудских островов и залетели прямо в бермудский треугольник?
   - Капитан сказал, что мы сбились с курса. Помните, перед падением самолёт затрясло из-за турбулентности, - вспоминала Настя. - Наверное, датчики уже тогда вышли из строя.
   - Что ж, надеюсь, к утру нас найдут, - заявил Ветров. - Еда в буфетах рассчитана на один перелёт. Потом пищу придется искать в джунглях.
   - Кстати насчёт джунглей, - спохватилась Настя. - Мне нужно отлучиться по неотложному делу, которое больше не может ждать.
   - Да-да конечно, - ответил Ветров, доставая из своей сумки ветровку, которой накрыл тело Иры, и, присев к Ане, стал молча смотреть на костёр.
   Настя тихо ушла по своим делам. Через десять секунд послышались голоса и из-за наполовину врытой в песок кабины самолёта выбежали запыхавшиеся пехотинцы с программистом.
   - Метеоролог! - злобно выкрикнул Тайфун. - Да ты тут целый кинотеатр построил! И, что мы будем смотреть?! Старый добрый сериал "Остаться в живых"!
   Обрадовавшись возвращению поисковой группы, метеоролог и геолог вскочили с кресел.
   - Это не Бермуды! - заявил Ветров. - Мы на необитаемом острове!
   - Да что ты говоришь! - Рявкнул раздражённый Тайфун.
   - Правильно, что костёр разожгли! - широким шагом Мамонтов прошёл к расставленным сидениям у костра и посмотрел на накрытую ветровкой Иру. - Что с ней?
   - Она скончалась, - прошептала Аня, переводя взгляд с Мамонтова на Иру.
   - А где оператор? - спросил у пришедших Ветров.
   Мамонтов вынул из костра горящую палку и повернулся к учёным.
   - Всем собраться у костра и взять по горящей палке, это приказ! - не отвечая на вопрос, приказал Мамонтов, осматривая учёных. - А где репортёр?
   - Она отошла, в туалет, - сказала Аня, указав на джунгли, и с удивлением спросила: - А, что происходит?
   В джунглях с того места, куда указала Аня, раздался душераздирающий крик Насти и зверское рыканье хищных существ. У Ани сразу сдали нервы и она, впав в истерику, заорала как сумасшедшая. Все в ужасе посмотрели в сторону резко оборвавшегося крика и незамедлительно схватили по одной - две огненных ветки из костра.
   - Что это было?! - воскликнул Ветров. - Что происходит?!
   - Это, Ветрило, твой долбанный необитаемый остров! - ответил Тайфун, размахивая ружьём по сторонам. - Оператор кстати вот так же в туалет сходил.
   - А откуда вы узнали про то, что на острове нет людей? - Спросил Петрович.
   - Мы с Настей видели капитана самолёта! - сквозь слёзы выговаривала Аня. - Он сказал, что мы Бермуды пролетели, а куда упали, он сам не знал!
   - А где же он сам? - возмутился Мамонтов, метая прицел автомата на шелест травы. - Куда он делся?
   - Я не знаю! - прокричала Аня, размахивая горящими ветками перед собой. - Он пропал бесследно! Этого острова нет ни на картах, ни на снимках со спутника. Из-за тумана о нём никто ничего не знает.
   - А те, кто узнал, сгинули в смердящих пастях диких мутантов! - недовольно крикнул возмущённый Тайфун в сторону чёрных джунглей.
   Внезапно с моря как ураган подул ветер, донося чьи-то невнятные голоса.
   - Это спасатели! - радостно закричала Аня, заметив недалеко от берега плывущий белый катер с водолазами. - Это "Стрела"!
   Все обернулись к морю и, увидев катер, стали размахивать руками и радостно кричать: - Сюда!
   Море разбушевалось, поднимая высокие волны и подкидывая катер как щепку. Катер "Стрела" со спасателями как подбитый самолёт на скорости вдруг ушёл под шипящую воду. Все в группе, не веря глазам и открыв рты, от отчаянья начали терять рассудок. Деревья закачались со страшной силой. Над обезумевшей группой закружили еле заметные летающие хищные твари, издавая мерзкие крики.
   - Какого!!! - выругался Тайфун.
   - Это призраки! - закричал обезумевший Ветров.
   - Всем распределиться вокруг костра! - скомандовал Мамонтов, посмотрев на кресла от самолёта. Он схватил одно из них, поджёг от пылающего костра и бросил на два метра от себя. - Всем сделать то же самое! Немедленно!
   Они сделали, как приказал Мамонтов, и приготовились к худшему, понимая, что остров, на который они упали, не собирается принимать их радушно, и что до утра им не дотянуть.
   - Да что здесь происходит?! - в отчаянии, Ветров обернулся к Мамонтову. - Кто потопил катер, кто за нами охотится? От кого вы убегали?
   Из джунглей начали выползать звероподобные твари и окружать растерянных незнакомцев.
   - От них, - черствым голосом ему ответил Тайфун, готовясь расстреливать проклятых зверюг.
   Море утихло, ветер прекратился, деревья перестали качаться, птицы исчезли в листве деревьев, а хищники все как один притаились в высокой траве. Наступила гробовая тишина, и только треск костра и горящих кресел нарушали её.
   В сердца людей заполз небывалый страх. Они бок о бок стояли спиной к костру лицом к смерти. Мамонтов - возле мертвой Иры. Андрей был слева от него, Петрович справа, возле Ани. Между Аней и Андреем стоял Тайфун.
   - Понимаете, что это? - спросил группу вникнувший в ситуацию Тайфун. - Это затишье перед бурей.
   - Тайфун, у тебя сколько патронов осталось? - спокойно спросил Мамонтов медленно передавая Петровичу одной рукой два пистолета с двумя обоймами.
   Петрович аккуратно взял оружие и передал один пистолет с обоймой Ане.
   - Три магазина, брат, - также спокойно ответил Тайфун, перезаряжая ружьё и зажевав жвачку.
   - Всего одну потратил, - обрадовался Мамонтов. - Передай свои стволы и магазины от них Ветру.
   - Здравая мысль. Да только у Ветра руки заняты, - согласился пехотинец и протянул два пистолета с обоймами Андрею. - Держи метеор, надеюсь стрелять и перезаряжать, ты умеешь.
   - М-м-м! - Промычав Ветров медленно присел на корточки, положил перед собой горящие ветки и поднявшись принял протянутые пистолеты с патронами.
   - Хвостик, держись меня и будешь жить, - усмехнулся Тайфун, глянув на дрожащую Аню.
   Аня испуганно вытерла слёзы с глаз и, увидев впереди передвижение, направила туда пистолет.
   В трёх метрах от себя она увидела чьи-то ужасные сверкающие из травы глаза, как угольки, прожигающие её душу. От страха её тело оцепенело, она не могла даже пальцем пошевелить. По её телу пробежали мурашки. В какой-то момент, учёный геолог почувствовала себя с пистолетом и горящей веткой в руках как беззащитный младенец с игрушками перед зверем. Зверь продолжил бесшумно подкрадываться к ней. Широко открыв глаза, она почувствовала холод, пронзающий ее насквозь, как будто десятки ледяных копий вонзились в её плоть. И она, сжав всеми пальцами пистолет, открыла огонь.
   Все звери, окружающие группу людей, как по команде с ужасающим рёвом набросились на свои жертвы, обегая огненные препятствия. А несчастная группа в отчаянии открыла огонь.
   - Сдохните, ублюдки! - закричал Тайфун, расстреливая мутантов и махая автоматом из стороны в сторону. - На-а-а!
   Петрович, как и Аня, одной рукой отмахивался огненной палкой, а второй расстреливал подскакивающих хищников. Ветров успешно отстреливал их двумя стволами. Пехотинцы разили всех наповал. Раненые звери убегали обратно. В небе под шум выстрелов закружились хищные твари, и словно камни, они начали стремительно падать на головы незваных гостей. Раздирая их острыми когтями, они возвращались обратно в небо.
   Выстрелив по птицам всю обойму Мамонтов стал перезаряжать автомат. Пока кто-нибудь из группы перезаряжал патроны, другие его прикрывали. Но в этот момент никто Мамонта не мог прикрыть, каждый защищал себя сам. Внезапно прямо на него выскочил здоровый зверь похожий на льва и остановился. Мамонтов оцепенел. Но зверь, отвернувшись от него, посмотрел на труп Иры и, схватив, рванул обратно в джунгли. Перезарядив автомат, Мамонтов уже хотел продолжить стрельбу, но никто из звериных тварей на них уже не нападал. Все ошарашено смотрели вокруг себя не находя ни одного ни раненного, ни убитого зверя.
   - А где же их трупы?! - спросил обезумевший Тайфун. - Я лично завалил десятка два, но их нет!
   - Мы победили их! - Выкрикнул Ветров, радостно оглядываясь вокруг себя.
   - Они вернутся, - огорченно сказал Петрович и посмотрел на свой пистолет. - У меня закончились патроны.
   Аня, потеряв дар речи, уронила пустой пистолет себе под ноги и от безнадёги присела на траву, держа в руке огненную палку в ожидании неминуемой смерти.
   - Мамонт, у тебя сколько осталось магазинов? - спросил Тайфун.
   - Последний, - ответил Мамонтов, недоумевая, почему его не разорвал мутант.
   - Проклятие! - недовольно рявкнул Тайфун. - И у меня - последний.
   - И у меня тоже закончились патроны! - растерянно посмотрел Ветров на пехотинцев и, разглядев в траве за догорающим креслом красную трёхлитровую канистру с бензином, побежал к ней.
   - Бензин! - радостно кричал Ветров.
   - Стой! Вернись обратно! закричали ему вояки.
   - Мы оградим себя огнём, тогда звери не пройдут! - Оглянулся Ветров. - Прикройте меня!
   Мамонтов и Тайфун побежали к нему. Ветров добежал до канистры, открыл её и побежал по кругу, расплёскивая бензин по траве. Пехотинцы прикрывали его с двух сторон. Закончив чертить круг, он схватил из костра горящую ветку и бросил её в траву. Обнадёживающий круг загорелся и на миг вспыхнул красным пламенем. Это странная вспышка их удивила.
   - Теперь они побоятся к нам соваться! - радовался метеоролог.
   - Сомневаюсь, - возразил Тайфун. - Огонь догорит и что тогда? Даже отстреливаться нечем.
   Из джунглей как назло снова послышался шум, и шорох от приближающегося скопища голодных тварей. Обреченная группа, взяв горящие ветки, безнадёжно смотрела в чёрные джунгли. Шокированная Аня не нашла в себе сил даже пошевелиться.
   - Ну вот, - произнес в полголоса Петрович. - Зализав раны, они опять вышли на охоту, а мои раны до сих пор кровоточат.
   - Терпи казак, атаманом будешь, - Подбодрил его Мамонтов.
   - Это мистика какая-то, - заплакал Ветров. - Я не верю в этот бред.
   - Слышь Мамонт, как же мне хочется сейчас оказаться возле К-5. - сказал Тайфун, направляя автомат в сторону звуков.
   Мамонтов огорчённо глянул на Тайфуна. Звери окружили толпу и снова притаились. Ситуация накалилась до предела.
   - Ну, вот нам и конец мужики. - С трудом вздохнул и проговорил Петрович.
   - Ну-так и уйдём как мужики! - Воодушевлял на бой их командир.
   - Не поминай лохом, брат. - Закончил Тайфун.
   Со всех сторон с диким рёвом не опаляясь об огонь, разъяренные звери и птицы как яростный ураган сквозь шум выстрелов несколько раз пронеслись через беззащитную горстку людей. И каждый, оторвав свою долю, возвращался в свою тёмную обитель.
   Не прошло и минуты как мерзкие твари разбежались, оставив после себя хаос. На месте кровавой бойни остались лишь два отчаянно сражавшихся человека. Обезумевший Петрович, вцепившись руками в уже потухшие ветки, с сорванным голосом продолжал ими размахивать вокруг себя и орать. Рядом с ним пошатываясь, стоял оцепеневший Мамонтов. Всё вокруг них было залито кровью, и ни одного тела - только рванная одежда, трава и разбросанный, гаснущий костёр. Мамонтов упал на колени в попытке принять разумом реальность.
   - Тебя они тоже не тронули? - спросил он в полголоса программиста.
   - Что?! - крикнул в ответ, слегка оглушенный Петрович. - Куда все подевались?!
   - Они нас даже не тронули! - прокричал Мамонтов и, подскочив, схватил Петровича за шиворот. - Ты знаешь, что это значит?!
   - Я тебя слышу! - прохрипел Петрович, пытаясь вырваться из цепких рук пехотинца. - Что это значит?!
   - Мы должны уничтожить этот Богом забытый остров! - воскликнул Мамонтов, отпустив программиста.
   - Уничтожить?! - удивился Петрович, приходя в себя. - Но как?!
   - Иди за мной! - сказал пехотинец, и, собрав в кулак всю свою волю, направился в джунгли.
   Озадаченный Петрович отпустил погасшие ветки и ничего не понимая поспешил за морпехом. Под лунным освящением, доведённые до безумия, они шли сквозь заросли вглубь проклятых джунглей, безбоязненно разгоняя дьявольскую живность. По пути им в глаза бросились обглоданные человеческие черепа, кости и один нетронутый скелет. Им показалось это странным, но они стремительно шли выполнять свою миссию. Через две минуты они дошли до какого-то железного, чёрного полуметрового ящика и, взяв его за ручки, отправились обратно к самолёту.
   - Мамонт, что это за ящик? - спросил Петрович. - Откуда ты узнал про него и что в нём? Здесь килограммов двести.
   - Здесь атмосферная бомба класса К-5. - ответил Мамонтов, довольно улыбаясь.
   - Что? - удивился Петрович. - Откуда она здесь?
   - Она с самолёта. - Продолжил пехотинец. - Я и Тайфун должны были доставить её в бермудский аэропорт, а там её должны были забрать военные из Майями. На этом наша работа завершалась.
   - Значит, Мельников занимается перевозкой контрабандного оружия, а вся исследовательская экспедиция всего лишь прикрытие? - Догадался программист.
   - Ты быстро всё схватываешь! - ухмыльнулся пехотинец. - Похвально! Когда самолёт упал, я подумал, что мы все уже на том свете. Всё было в дыму, Дышать было нечем, но я понял, что ещё жив. Потом меня кто-то вытащил из самолёта и положил на траву. Это был Тайфун. На свежем воздухе я быстро пришёл в чувства и вместе с Тайфуном мы унесли от посторонних глаз её сюда в джунгли. Потом мы вытащили вас.
   Добравшись до самолёта Мамонтов взломал ящик и, достав из него дистанционное управление, сделал глубокий вдох.
   - Постой! Нам незачем взрываться вместе с этим островом! - возразил Петрович. - Мы можем вернуться домой. Или хотя бы добраться до Бермуд и оттуда уже взорвать его.
   - Я тебя прекрасно понимаю. - Нервно усмехнулся Тимур. - У тебя семья, тебе есть к кому вернуться. Ты хочешь жить. Но как ты сможешь спокойно вернуться домой и жить после всего этого? И вообще, ты уверен, что ты сможешь выбраться с этого острова?
   - Нет, не смогу. - Опомнился Петрович. - Ты прав.
   - И я не смогу, да мне и возвращаться не к кому, - грозно рыкнув, махнул пехотинец рукой на джунгли. - Тайфун с детдома был мне братом. Пускай и не родным, но он был моей семьёй. И сколько ещё должно здесь погибнуть людей? Я клянусь, я этот остров не покину. Я его уничтожу вместе с собой и этими ублюдками.
   - Всё, хватит! - согласился Петрович. - Давай покончим с этим, взрывай!
   - Прощай! - успокоился Мамонтов. - Не поминай лохом!
   - И ты меня! - ответил Петрович.
   И собравшись с духом, пехотинец нажал на кнопку. Но ничего не произошло. Пехотинец выпучил глаза на пульт и постучал по нему, но пульт не работал.
   - Что случилось? - удивился Петрович. - Почему бомба не взрывается.
   - Ха-ха-ха! - нервно засмеялся Мамонтов, подняв лицо вверх. - Пульт на аккумуляторе!
   - На аккумуляторе? - переспросил Петрович и тоже рассмеялся. - Точно, нарушение магнетизма!
   И оба присев к бомбе продолжали смеяться.
   - Вот так ирония, ни пожить, ни сдохнуть! - сквозь смех и слёзы проговорил пехотинец. - Бре-е-ед!
   - И впрямь, бред! - Оглядываясь на бомбу, смеялся Петрович. - Тимур слышь, а ты не знаешь, что это за циферки мигают?
   Мамонтов проглатывая слюну посмотрел на таймер бомбы, а потом на программиста и ещё сильней рассмеялся.
   - У меня нет слов! - Швырнул пехотинец пульт в море, и программист рассмеялся вместе с ним.
   - Наверное, от удара часовой механизм сработал. - Продолжал смеяться Мамонтов.
   - А на чём он сработал?! - Сильней засмеялся Петрович.
   - Ха-ха-ха!!! - С обезумевшим лицом взглянул Тим на Петровича и перевёл взгляд на море.
   Просмеявшись, пехотинец наконец успокоился и, зажмурив глаза, начал массировать большими пальцами рук свои виски, а Петрович уставился в потрепанную землю.
   - Это время, - Добавил Петрович, - время отведённое нам Богом на покаяние.

Глава 6. Разгадка. 59 минут до взрыва

  
   Обречённые на смерть программист и пехотинец, прислонившись спинами к бомбе К-5, в глубоком раздумье смотрели на звёздное небо, вспоминая прожитую жизнь.
   - Вань, знаешь, - начал разговор Мамонтов - Меня вот один вопрос в покое не оставит.
   - Какой? - Поинтересовался Петрович.
   - Почему нас звери не сожрали, как остальных? - Удивлялся пехотинец, почёсывая макушку. - Мы ведь с тобой не самые лучшие, согласись? Они могли хотя бы девчонок оставить, а оставили нас?
   - Знаешь Тим, - продолжил разговор Петрович. - Я поначалу в шоке был и мало что понимал, но тоже задавался этим вопросом. А когда увидел тот целёхонький скелет среди других обглоданных костей, заметил кое-что.
   - Ну и! - заинтриговался Мамонтов. - Что заметил?
   - Я на скелете цепочку с крестиком разглядел, - пояснил Петрович. - И на мне тоже крестик есть.
   - Думаешь это как-то связанно, хотя всё может быть! - задумался пехотинец. - А ты верующий, ну, крещёный, да?
   - Недавно крестился, - глубоко вздохнул Петрович. - Я вообще никогда не был религиозным человеком. Я считал религию древнейшим способом обманом зарабатывать деньги.
   - А что навело? - спросил пехотинец.
   - Полтора месяца назад, - начал рассказывать программист без утайки. - Мой сын, возвращаясь из школы, решил зайти ко мне на работу. Он любил иногда заходить, смотреть, чем я занимаюсь. В свои десять лет он смышлёным был мальчишкой. Но в тот раз на его пути стали обычные карманники. В общем два удара ножом и...
   - Понимаю, - сочувственно покачал головой пехотинец.
   - После похорон я долгое время в себя прийти не мог и уволился с работы, - продолжил программист. - Жена тоже замкнулась в себе, а потом в религию ушла. Сама крестилась и меня заодно.
   - Так если в Бога не веришь, - заспорил пехотинец. - Крест ведь не спасёт.
   - Я верю в то, что мой сын сейчас в лучшем месте, - ответил Петрович. - И если есть Бог, то он забрал его к себе, даже несмотря на то, что он не был крещён. А ты, похоже, тоже крещёный?
   - Я нет, я не крещён, - признался пехотинец. - Верней крещён, но не так как ты!
   - Это как это? - задумчиво посмотрел Петрович на Мамонтова.
   Пехотинец разорвал на своей груди китель с тельняшкой и повернулся к программисту.
   - Видишь? - Спросил Мамонтов.
   Петрович присмотрелся и увидел след от сильного ожога в форме креста на груди пехотинца.
   - Мазохизм какой-то, - сказал Петрович.
   - Меня шпана вокзальная крестила, - пояснил пехотинец, - это давняя история. Мне тогда было около пяти лет. Мои предки постоянно пили, а меня били, ну и местные органы отдали меня в детдом. Там тоже жизни не было, прямо как в тюрьме.
   - Ты и в тюрьме был? - перебил любопытный программист.
   - Да, был, - неохотно признался пехотинец.
   - Извини, - опомнился Петрович. - Так, что там дальше было?
   - По воскресениям туда приходил миссионер, священник, - продолжил Мамонтов рассказ. - Он читал нам Библию. Это было единственное спокойное время. Всего лишь один час за невыносимую неделю. Хороший был человек, всё хотел нас покрестить, а заведующий ему не позволял. Тогда он просто раздал всем детям крестики, после чего его выгнали и больше не пускали. Через неделю я одел ночью крестик и сбежал. Я поверил в Иисуса, поверил, что Он меня не бросит. Не помню как, но я оказался на вокзале и там я начал просить у людей еды. Голодный как собака был. Местная шпана сразу меня заметила. Они были ненамного старше меня и сказали мне на них работать попрошайкой. Я отказался, и тогда они решили от меня избавиться. Тёмной ночью они заманили меня на свалку, где долго избивали, а потом один из них заметил у меня на шее железный крестик на верёвочке и сорвал его. Он спросил меня, крещён ли я, я ответил, что нет. Тогда он сказал мне: - Значит мы тебя сейчас покрестим! - и принялся обжигать крест на костре.
   Я сказал им, что Иисус придет спасти меня и накажет их. А они посмеялись надо мной, и пока четверо меня держали, он меня крестил. Я заорал от боли и вдруг, откуда ни возьмись, появился чумазый бешеный пацан в грязной порванной одежде, мой ровесник и что-то им закричал. Пацаны меня бросили и разбежались как ошпаренные. От боли я потерял сознание, а когда очнулся, увидел рядом с собой этого бедолагу. Он дал мне воды в грязной бутылке и сухой, поеденный кусок хлеба. Я попил воды, погрыз хлеб и спросил его: - Ты, что Иисус? - и улыбнулся ему.
   А он засмеялся и, подняв остывший, почерневший крест, отдал его мене в руку.
   - Нет, я не Иисус! Меня зовут Тайфун! - и, протянув мне руку, тоже улыбнулся. - Кличка такая. А у тебя какая?
   - Я не знаю? - ответил я, пожав ему руку.
   - Тогда у тебя кличка будет, Мамонт! - и весело засмеявшись, он отпустил мою руку.
   - А почему Мамонт? - спросил я у него.
   - А потому, что возле тебя мамонт, - и наклонившись, подобрал возле моих ног маленького игрушечного мамонта.
   - А, что ты кричал, когда пацаны мучили меня? - спросил я Тайфуна.
   - МусорА! - рассмеялся Тайфун. - Они их сильно боятся.
   - Значит, Иисус не пришел меня спасти? - подумал я и выбросил крест в мусор. И тут вышел сторож свалки на обход и, заметив нас, вызвал ментов. Нас отправили обратно в детдом. Оказалось, что и он сбежал оттуда. С тех пор мы с ним были неразлейвода. Не просто друзьями, а братьями. Так я получил вокзальное крещение, шрам на теле и мою фамилию.
   - Значит так ты познакомился с Тайфуном, - сказал Петрович. - А, как же насчёт веры?
   - Всю свою жизнь я презирал Иисуса, - продолжил пехотинец. - За то, что Он не пришёл тогда ко мне на помощь. А сейчас, я так понимаю, он, оказывается, пришёл и спас меня, через Тайфуна. И шрам этот, наверное, остался, чтоб я всегда помнил о том случае. А, что касается веры, то до сих пор её у меня не было. И все-таки странно, что звери меня не тронули.
   - Может быть это из-за того, что ты, ну, пострадал однажды за Христа? - предположил Петрович. - И тебе это как бы засчиталось.
   - Не знаю, - ответил Мамонтов. - После того случая, я отвернулся от Иисуса и шёл своей дорогой, а Он, получается, шёл вместе со мной.
   - Да, и это очевидно, - подивился Петрович. - Интересная история у тебя с Богом, и Тайфуном. А я позавчера, только Библию открыл.
   - Прочитал на ночь первые страницы о сотворении мира и заснул.
   Мамонтов заинтересовался.
   - И что? - Спросил он.
   - И снится мне какой-то необычный сон, будто я в Эдемском саду. - Вспоминал Петрович. - Когда в мире ещё не было зла. Там был архангел, могучий охранник земли по имени Денница, властелин небесных сил, и первый человек по имени Адам, властелин земного мира. Получив от Бога власть над всеми небесными силами, архангел остался доволен. Осмотрев землю, он прилетел в Эдемский сад и спустился на одно плодовое дерево. Там он увидел, как Бог отдаёт Адаму власть над всей землёй, позавидовал ему, маленькому человеку, и превратился в чудовище, и дерево испортил. Бог, заметив это, запретил Адаму есть плоды с того дерева. Потом чёрный Денница взлетел над садом и улетел. В этот момент зазвонил будильник и я проснулся.
   - Значит, был хранитель, а стал разрушитель, - задумался пехотинец и что-то вспомнив, приподнял брови. - Да, точно! В детдоме священник читал про сотворение мира. Денницу изгнали из Царства Небесного вместе с другими ангелами, которые последовали за ним. И упал он с неба на землю. Кстати, Ветров, что-то говорил про глубоководный желоб, самую глубокую часть дна атлантического океана. Мне, когда я смотрел на карту мира, всегда казалось, что земля была одной сушей, а когда денница упал с неба на землю, произошёл раскол земли на две части. Но это были только цветочки. У Адама потом жена была Ева, которую сам денница, войдя в змея, убедил съесть плод с того дерева. И она съела и Адама уговорила тоже съесть. Тем самым они нарушили первую и единственную заповедь Бога. После чего мир и погрузился во тьму.
   На мгновенье они оба замолчали, словно в память о той жизни, которой они не знали.
   - А что дальше? - Заинтересовался Петрович. - Библия же толстая книга?
   - А дальше, дальше я пропущу до момента, когда спустя пять с половиной тысяч лет Иисус родился в мир и жил среди людей, проповедуя про Царство Божие, чтобы вывести мир на свет. - Добавил Мамонтов. - Священник тот сказал, что Иисус стал новым Адамом, а тело и кровь Его как бы стали новым древом жизни. И кто будет, есть, и пить Его тело и кровь, имеется в виду "святое причастие" тот будет иметь жизнь вечную.
   - Ну, я где-то слышал про то, что Бог это Святая Троица: Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух, - припомнил Петрович.
   - Вот, - продолжил Мамонтов. - А люди за проповеди Его распяли и убили. И Он спустился в ад к Деннице, чтоб и там проповедовать людям и забрать с собой всех, кто захочет с ним уйти. А Денница закрыл ворота ада и, как тупак, решил противостоять своему Творцу. Тогда Христос сломал двери ада и заковал глупца в цепи, по-видимому, на условную добрую тысячу лет.
   - Слушай, помнишь, я тебе говорил про двух пехотинцев, которых в самолёте видел? - спросил Петрович.
   - Ну, - припомнил Мамонтов.
   - Перед тем как наш самолёт упал, я снова сон видел, - начал рассказывать Петрович. - Будто все мы спускаемся в какой-то подвал, а те два пехотинца, про которых я тебя спрашивал, шли впереди и несли ящик вроде этого. А когда мы спустились, то оказались в огромном зале переполненным какими-то мутантами, а в центре стояла большая клетка с огромным крылатым чудовищем. И те пехотинцы подошли к нему, достали какой-то ключ, что ли, и открыли клетку. И из неё вырвалось это огромное чудище, а пехотинцы обернулись ко мне, и оказалось, что это были такие же мутанты.
   - Ну и сны же тебе снятся, - рассмеялся пехотинец. - Так может это бесы были, и ты один их мог видеть.
   - Похоже на то, - сосредоточился программист.
   - Намекаешь, что Денница закован здесь в Бермудский треугольник? - спросил Мамонтов. - А тот ключ - эта самая бомба? И мы сами без учёных разгадали величайшую тайну?
   - Да просто другого места для обитания Денницы на ум не приходит, - задумчиво нахмурился программист. - И теоретически всё сходится.
   - Ну, тогда это многое объясняет, - согласился Мамонтов. - Например, появление этого невидимого острова с его обитателями.
   - То есть? - заинтересовался Петрович.
   - Я от кого-то слышал, - продолжил пехотинец. - Что Денница, когда был выгнан из рая, просил Бога дать ему кусок земли, чтоб сотворить свой мир на нём. Он всё время убеждал Бога, что он для людей мир сделает лучше, и люди будут поклоняться ему, а не Богу. В общем, он отвернулся от Бога, потому что сам Им хотел стать. И вот он его мир. Он даже ничего сотворить не смог, кроме как изуродовать клочок божественной природы.
   Вдруг в джунглях звери зашумели и завыли. Петрович и программист напряжённо посмотрели в разные стороны и продолжили беседу.
   - Я сомневаюсь, что люди стали бы поклоняться ему, - усмехнулся Петрович. - Наш мир...
   - Да перестань, - перебил Мамонтов. - Наш мир ничем не отличается от этого. Просто здесь на острове звери, а у нас люди, но, по сути, мы уже давно стали такими же как они.
   - Подожди-ка, это что же получается? - Сосредоточился программист. - Что мы взрывом бомбы, выпустим денницу на свободу?
   - Нет! Не мы, а всё человечество, - возразил Мамонтов. - На нашем месте мог оказаться любой другой. Просто время пришло.
   - Всё равно здесь что-то не складывается! - не соглашался Петрович.
   - Что? - спросил пехотинец.
  
   Программист поднялся с земли и встал лицом к Мамонтову с бомбой.
   - Эта материальная бомба не может разорвать нематериальные цепи, - ответил Петрович.
   - Может! - уверенно заявил пехотинец. - Это всё символика, как крест на теле и как весь этот наш мир в целом. А тебе не показалось странным, что звери, не страшась огня, как бешеные набросились на нас?
   - Показалось, - согласился программист.
   - Мы с Андреем, как дураки, создали сатанинский знак, - ответил пехотинец. - Даже не догадываясь о том. Да ещё и огонь красным светом вспыхнул.
   - Подожди, какой ещё знак? - заинтересовался Петрович.
   - Пятиконечная звезда в круге, - вздохнул Мамонтов, глядя на звёздное небо. - А этот циферблат бомбовый отображает последние минуты заключения Денницы.
   Программист сел обратно и навалился на ящик.
   - Значит, пришло время, когда человечеству Христос больше не нужен, - размыслил программист. - И оно требует Антихриста.
   - Тупые америкашки! У них под носом ад лежит, - рассмеялся Пехотинец. - А они за инопланетянами гоняются, в космос лезут!
   - Как ты думаешь? - спросил Петрович. - Конец света наступает из-за того, что пришло время Денницы? Или антихриста?
   - Я думаю, Денницы! - уверенно ответил пехотинец. - Антихрист со времен Рождества Христова как появился так всегда и был. Как свет и тень. И он не один, их много, ими вся земля кишит. Так что у Денницы огромный выбор будет. И знаешь, насчет взрыва бомбы, он куда больше будет, чем ты можешь себе представить.
   - И какой ущерб принесёт эта бомба? - спросил Петрович.
   - Ущерб?! Не то слово! - усмехнулся Мамонтов. - Весь мир содрогнётся. Когда эта крошка рванёт! Исчезнет не только этот крошечный островок, но все близлежащие острова: Бермудские, Багамские, Антильские. Литосферные плиты земли сдвинутся, как после удара кометы. Взрывная волна поднимет атлантический океан высотой в две, три мили. Приливная волна со скоростью в несколько сотен миль в час обрушится на Северную и Южную Америку. Вашингтон, Филадельфия, Нью-Йорк, Мексика, Колумбия, Венесуэла, все они останутся в светлой памяти. Погибнут миллионы людей и всё живое.
   - И какой здравомыслящий человек решил соорудить такое оружие масштабного уничтожения? - изумился Петрович.
   - В том-то и дело, что не здравомыслящий, - трезво рассудил пехотинец.
   - И ты готов был взорвать бомбу, даже если бы пульт работал? - поинтересовался программист.
   - Лично я никогда не любил Америку, и согласись, пусть лучше бомба рванёт здесь, чем у нас, - признался пехотинец.
   - Не соглашусь! - Заспорил программист. - В Америке много нормальных и хороших людей, а вот правительство их конечно же... Даже коренные американцы против них выступают.
   - А я о чём! - Продолжил Мамонтов. - Сколько людей они уничтожили, втирая свою фальшивую демократию, которая призвана служить на благо человечества. Да все их американские войны это игра узкого круга людей, которые возомнили себя богами на земле.
   Петрович сидел молча, и ему уже ни о чём не хотелось спорить.
   - Впрочем, это не имеет никакого значения, просто всё так как и должно было случиться. - Продолжил Мамонтов, постучав по бомбе. - Я на счёт этой крошки. Но если смотреть выше, то никто на земле от неё не скроется. Взрывная волна переформируется в волну вспыхнувшей международной, а потом мировой войны и прокатится по всему земному шару.
   - Третья мировая, - сообразил Петрович. - Апокалипсис. Такое чувство, как будто здесь сегодня взорвётся не бомба, а вся накопленная ненависть Денницы к человечеству, копившаяся две тысячи лет, что он провёл в заточении.
   - А ты сам представь, - продолжил пехотинец. - Что происходит с серийным убийцей, когда он после долгих лет проведённых в заключении, наконец-то выходит на свободу.
   - Что-то голова кругом пошла! - ответил Петрович, взяв себя за голову.
   - А я всегда считал, что конец света ещё нескоро наступит, - вздохнул вдруг пехотинец. - Согласно Библии, человечество существует семь с половиной тысяч лет. От Адама до Рождества Христова пять с половиной и от Рождества Христова до нас две с копейкой. И я думал, что конец света наступит, когда человечество просуществует восемь тысяч лет.
   - Почему восемь? - спросил Петрович.
   - Мне казалось, что Бог сам сделал нам подсказку, - ответил Мамонтов.
   - Какую подсказку? - удивился программист.
   - Звезда! - ответил Мамонтов. - Всё дело в звезде. На Рождество в детдоме священник всем дарил подарки. Кому иконки, кому книжки, а мне досталась Вифлеемская восьмиконечная звезда. Как та, что появилась в небе, когда Иисус родился. Я долго на неё смотрел, и мне пришло на ум, что восемь концов звезды символизируют, восемь тысяч лет нашей жизни.
   - Проницательно, - засмеялся Петрович, оглядываясь на бомбу. - Но маловероятно.
   - Да! - согласился Мамонтов, - Конечно, это всего лишь домыслы. Жизнь человека зависит не от количества лучей звезды, а от самого человека. От того, как он живёт.
   - Согласен, - кивнул головой Петрович.
   Мамонтов, глядя в звёздное небо, вздохнул и расслабился.
   - А представь, что весь этот бред тебе снится, - обратился Мамонтов к Петровичу, пытаясь забыться. - И ты после всего этого ужаса проснулся. Ты бы остановил всё это?
   Петрович затаил дыхание, у него участился пульс и его взгляд притупился.
   - Трудно сказать, - задумался Петрович. - Мне не снятся вещие сны.
   - Ну, не скажи, про зверя в клетке ведь приснилось, - добавил пехотинец. - К снам вообще стоит иногда прислушиваться. Через них, порой, нас кто-нибудь о чем-нибудь пытается предупредить.
   - Да, приснился! - согласился программист. - Но вся ирония в том, что уже поздно было, что-либо менять. К тому же я уже два раза просыпался. Да и ты сам веришь в то, что нам это всё снится?
   - Хотелось бы, - огорчился пехотинец. - Как и во многих других случаях моей беспросветной жизни.
   - Нет! - продолжил отвечать программист. - Не смог бы. Один человек не может повлиять на судьбу всего мира. Тем более я - не какой-нибудь там святой человек, или хотя бы глубоко верующий, - а самый обычный малодушный человек.
   - Ошибаешься, - оспорил Мамонтов. - Каждый человек, даже самый малый и самый слабый ежедневно и постоянно оказывает влияние на жизнь в мире, так как мы все с ним связанны. Впрочем, сейчас это уже не имеет никакого значения.
   Время подходило к концу. Перед программистом и пехотинцем завалившимися на К-5 стали появляться души убитых пассажиров и пилотов. Они просто тихо стояли и смотрели на них.
   - Наверное, я уже с ума сошёл, - улыбнувшись, сказал Петрович. - Мне уже призраки начинают видеться.
   - Нет, ты не сошёл с ума, - возразил Мамонтов, почувствовав внутренний холод. - Я их тоже вижу.
   По Петровичу пробежала дрожь и сразу прошла улыбка.
   - Тайфун, почему вы здесь? - Спросил Мамонтов. - Вас, что не приняли ни в рай, ни в ад?
   - Да нет брат, - ответил Тайфун. - Просто у нас есть три дня, чтоб попрощаться с земной жизнью. В последний раз повидать родных и близких, или хотя бы побывать в любимых местах.
   - Так чего же вы время теряете? - спросил Мамонтов.
   - Вас ждём,- улыбнулся Тайфун подмигнув глазом. - Вместе прилетели, вместе улетим.
   - Скажи брат, - улыбнулся в ответ ему Мамонтов. - Как это, когда ощущаешь себя без тела?
   - Скоро сам узнаешь, - спокойно ответил Тайфун.
   Петрович начал рыскать по своим карманам.
   - Закурить бы. - Вспомнил программист. - Мамонт у тебя есть?
   - Давно бросил. - Ответил он. - Правда порой так и хотелось снова подсесть на эту заразу.
   - И что спасло? - Поинтересовался Петрович.
   - Просто в такие моменты я убеждал себя в том, что хоть одно адское мытарство я уже прошёл, ещё здесь живя в этой жизни. - Ответил он. - И ты знаешь, мне сразу становилось легче.
   Петрович глубоко вздохнул и начал успокаиваться.
  

00:01:00 минута до взрыва

  
   Из ящика раздались посекундные леденящие душу гудки. Мышцы спин пехотинца и программиста напряглись.
   - Сколько осталось? - взволнованно спросил программист.
   Мамонтов медленно повернулся к бомбе, посмотрел на таймер и поднял лицо вверх.
   - Пятьдесят одна, - взволнованно ответил он.
   Программиста охватила легкая дрожь.
   - Тебе страшно? - спросил Мамонтов.
   - Ожидание смерти всегда страшней самой смерти, - ответил Петрович.
   - Твоя правда, - с дрожью в голосе согласился пехотинец. - Но у нас есть два плюса.
   - Какие?
   - Мы умрём быстро, - усмехнулся Мамонтов, дёрнув мышцами губ в безрезультатной попытке улыбнуться. - Даже не почувствуем.
   - Точно, - согласился Петрович. - Не успеем.
   Время сокращалось, как и все мышцы их тел.
   - А какой второй плюс? - спросил Петрович.
   - Благодаря твоим снам, мы разгадали великую, тысячелетнюю тайну Бермудского треугольника, - ответил Мамонтов.
   - Точно, и скоро о ней все узнают, - согласился Петрович.
   - Ну, ты, это, не поминай как там, лохом, да? - промолвил пехотинец.
   - Ага, точно, и ты, меня тоже, - ответил программист.
  

00:00:10 секунд до взрыва

  
   Сигнал усилился. Программист и пехотинец из-за всех сил прижались напряжёнными спинами к ящику и оцепенели, с широко открытыми глазами.
   - Восемь, - сказал Геннадий - первый пилот.
   - Семь, - продолжил Кирилл - второй пилот.
   - Шесть, - добавил Фёдор - оператор.
   - Пять, - присоединилась Ирина - океанолог.
   - Четыре, - в пол голоса сказала Настя - репортёр.
   - Три, - прокряхтел Андрей - метеоролог.
   - Два, - вздохнула Аня - геолог.
   - Один, - Заявил Григорий - морской пехотинец.
   - Всё. - Закончили Тимур - морской пехотинец и Иван - программист, шепнув в гробовую тишину.
  

Глава 7. Собрание научно-исследовательской группы

Москва. Апрель, понедельник 7:00 утра

  
   От звона будильника, прервавшего загадочный сон, резко дёрнувшись в постели, проснулся в холодном поту до смерти напуганный Иван Петрович Казаков. В груди Петровича тревожно колотилось сердце, а его обострившийся взгляд без конца скользил по тёмной от закрытых штор спальне. Придя в себя, отдышавшись, он перевёл дух и выключил будильник. На тумбочке возле будильника лежала Библия. Посмотрев на неё, Петрович прошептал: - На ночь, больше не читать! - И протерев глаза, он замер, будто что-то повторилось.
   - Дэжа вю, что ли? - Подумал Петрович, потом поднялся с кровати, обул тапки, и в пижаме направился в зал.
   По привычке, Петрович сел в кресло, включил телевизор и закурил.
   Шли новости: диктор рассказывал о конфликтах между западными странами и об очередных гражданских войнах.
   - Бред какой-то! - подумал Петрович выпучив глаза на экран. - Может правда дэжа вю, или просто совпадение?
   И потушив в пепельнице сигарету, пошёл принимать душ. Варя встала вслед за ним, застелила постель и пошла на кухню готовить завтрак.
   После душа, Петрович оделся, вызвал по телефону такси и пошёл завтракать.
   - Может быть, ты останешься? Пускай он найдёт, кого-нибудь другого! - тревожилась Варя, не отводя от Петровича трепетного взора. - У меня плохое предчувствие.
   Петрович замер, выронив ложку в тарелку. По его телу пробежала дрожь.
   - Что, что ты сказала? - спросил Петрович напряжённым голосом, бросив на неё острый взгляд.
   - У меня плохое предчувствие, - повторилась Варя, пожав плечами. - А, что случилось?
   Задумчивый Петрович смотрел сквозь Варю. У него замутился рассудок. В его голове из воспоминаний всплыли слова пехотинца: - "А представь, что весь этот бред тебе снится, и ты после всего этого ужаса проснулся. Ты бы остановил всё это?"
   - Что с тобой, тебе плохо? - забеспокоилась жена. - Ты будто призрака увидел.
   - Дорогая, всё будет нормально, - неуверенно ответил Петрович и как по заданной программе посмотрел в ее встревоженные глаза. - Всего одна неделька.
   За окном рассвело, намечался теплый апрельский день.
   После завтрака, расстроенный Петрович взял сумку с вещами, и крепко обняв, поцеловал Варю, - Я очень скоро вернусь.
   - Зайди в церковь, свечку поставь и попроси у Бога помощи! - предложила Варя, перекрестив Петровича.
   - Хорошо, обязательно зайду! - улыбнулся Петрович и, выходя, закрыл за собой дверь.
   С верхних этажей спускался лифт. Петрович нажал кнопку. Лифт остановился на пятнадцатом этаже, где его ожидал Петрович, и неторопливо открыл двери. В кабине стоял подозрительный незнакомец невысокого роста, в старом сером плаще со старой серой шляпой. Петрович стоял словно ошпаренный, всё совпадало!
   - Вам вниз? - прозвучал из-под шляпы вкрадчивый голос незнакомца.
   - Да, мне на первый, - и войдя в кабину, нажал на кнопку первого этажа.
   Благополучно спустившись на первый этаж, Петрович первым покинул лифт и, не оглядываясь назад, поспешно вышел из подъезда. Перед собой он увидел подъехавшее такси. На нём он отправился в частный аэропорт Мельникова, где собиралась научно-исследовательская группа.
   На дорогах были автомобильные пробки. Проезжая мимо церкви, Петрович попросил таксиста остановиться и подождать его пять минут. В церкви прихожан можно было по пальцам сосчитать. Петрович купил свечку и направился к Распятию. Перекрестившись, зажёг её и поставил на подсвечник.
   - Вразуми! - прошептал Петрович приложившись к распятию, после он развернулся и пошёл к выходу, а свечка не погасла.
   Когда Петрович вышел из церкви, он заметил, что голубое и ясное небо внезапно стало ещё ясней, и солнечное утро стало просто сказочным. Петрович достал сотовый телефон своей собственной разработки и позвонил в ФСБ. Включив функцию искажения голоса, он сообщил следующее:
   - Дело государственной безопасности. В частном аэропорту Сергея Сергеевича Мельникова, управляющего российской компанией "Голиаф", в одном из частных самолётов находится атмосферная бомба класса К-5. А именно в самолёте, отправляющемся в 10:10 по московскому времени на Бермуды с научно-исследовательской группой. - И закончив, отправился в такси.
  

Аэропорт 9:41

  
   Приехав в аэропорт Мельникова, Петрович расплатился с таксистом, взял свою сумку и направился к самолёту, у которого все собрались. Мельников - организатор экспедиции с двумя телохранителями, группа учёных с репортёром и видеооператором, двое пехотинцев, два вертолёта, десяток машин ФСБ и группа быстрого реагирования. Петрович с удивлённым лицом смотрел на окружённый спецназовцами самолёт и собравшуюся экспедиционную группу. Его поразило детальное сходство людей, собравшихся у самолета с теми, кого он видел во сне. Его прибытие в аэропорт сыграло ему на пользу. Он сразу оказался вне подозрений. К программисту подбежали двое из спецназа, отобрав сумку с вещами, они отвели его к своему начальнику для последующего разбирательства.
   В конце концов, Мельникова приговорили к пожизненному заключению. Пилоты и пехотинцы были оправданы как сопровождающие научную группу, и ничего незнающие о бомбе К-5. К-5 была ликвидирована группой ФСБ, а научная группа была распущена.
   Петрович вернулся домой, сел на диван рядом с Варей, включил телевизор, и едва закурив сигарету, закашлял. Он отвёл руку держащую сигарету в сторону, и с призрением посмотрев на неё, потушил в пепельнице.
   - Пришёл конец тебе, мытарство. - Прошептал он, вспомнив беседу с Мамонтом.
  
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ:

   ЧАСТЬ 1. ТАЙНА БЕРМУДСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА
  
   Глава 1. Собрание научно-исследовательской группы
   Глава 2. Рейс Москва - Бермуды
   Глава 3. Крушение
   Глава 4. Поиск спасения
   Глава 5. Возвращение к самолёту
   Глава 6. Разгадка. 59 минут до взрыва
   Глава 7. Собрание научно-исследовательской группы
  
   ЧАСТЬ 2. ДЕЖА ВЮ
   ЧАСТЬ 3. ЧЁРНАЯ ДЫРА
  
   Книга продаётся на сайтах:
   1. https://www.yam-publishing.ru/catalog/details//store/ru/book/978-3-8473-8473-1/Нереальное-мгновение
   2. https://www.ljubljuknigi.ru/store/ru/book/Нереальное-мгновение/isbn/978-3-8473-8473-1
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   40
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Лафф, "Трактирщица"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) М.Лафф, "Трактирщица - 2. Бизнес-леди Клана Смерти"(Любовное фэнтези) К.Тумас "Боец среди магов. Ученица некромага"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"