Биевец Оксана Валентиновна: другие произведения.

Через врата Зеркал

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


Через врата Зеркал

  
   Усердно чадили свечи в вычурных канделябрах. Визгливо-прокуренный вальс сводил с ума. Духота в зале награждала головной болью. Гости уже успели торжественно напиться в ботфорты и, забыв про светские манеры, вели себя естественно -- свински. Я вздохнула и повертела в руках кубок. Пить не хотелось, напиваться -- тем более. Вообще-то я терпеть не могу устраиваемые смешливым герцогом Патриком еженедельные балы, где всегда все одинаково и предсказуемо. Но приходиться на них присутствовать. Так уж получилось, что мое мастерство оказалось весьма востребовано среди высокородных особ изжившей себя породы. Я -- ведьма, и, наверное, это многое поясняет. Ибо нет такого человека, который не возжелал бы решить свои проблемы не своими силами, а при помощи колдовства. С одной стороны -- грустно это, с другой -- у меня есть работа и криво пришпиленный титул. Последний отнюдь не лишний, учитывая то, сколь нежно-садистской любовью пылает ко мне местный инквизитор, истово забрасывающий своего бога просьбами остаться со мной наедине в камере пыток.
   Ну вот, пока думала о своей ведьмичей доле, очередной наемный убийца, воспользовавшись превратившимся в полнейшую бестолочь бальным танцем, скользнул к моему подопечному, мирно храпящему в тени стола. Надоели! Они думают, что мои запасы ядов неисчерпаемы что ли? Да покуда приличную отраву сготовишь, на аудиенцию к Гекате на раз отправишься рассуждать о нравственном аспекте черной магии. Вот, уже кинжал занес над герцогом. Я подняла правую руки и ощутила сталь. Пасс, и кинжал оказался в моей руке. Плохо лишь, что наемник, хоть и оторопел, но куда его оружие улетело, увидел. Странно, что не перекрестился при этом. Ну что ты на меня уставился, будто я тебе вместо девки пригожей зловонную виверну присушила?! Проклянуть бы его, да он и без того на всю голову проклятый, если во время бала герцога прирезать собирался. Стражники-то еще не все перепились.
   - Ты мне за это заплатишь! - рявкнул неудачливый убийца и ринулся к окну.
   Ага, непременно заплачу. Даже поминки твои организую. Вороны и ни такую гадость склевывали. Стражники помчались за ним, но, увы, препятствия в телах ползающих по залу гостей оказались неплохим подспорьем очередному наемнику. Удрал, зараза. Я встала и неторопливо подошла к остервенело храпящему герцогу. Надо бы убрать его из зала, пока очередной увалень с кинжалом не притопал. Ну что за народ пошел! На прошлой недели из арбалета Патрика пристрелить пытались, теперь вот с кинжалом по залу нагло дефилируют. А уж сколько раз моего подопечного отравить пытались -- одним словом -- обнаглели. Вот прикончат они (нетерпеливые наследники) нынешнего герцога, а мне чего делать? Опять в горах зелья варить? Ну уж нет.
   - Проснитесь, ваше сиятельство, - потрясла я за плечо Патрика и несильно ударила его по спине.
   Голова закружилась. Подобный метод протрезвления всегда вбирает в себя неоправданное количество энергии, но... Стража-то несостоявшегося убийцу так и не поймала, а, судя по тому, что читалось в глазах сего нахального паренька, он настырно будет пытаться стать состоявшимся. Денег за заказ хочет, ясна ночь. Что ж, такова Эпоха Волков: каждый сам за себя, а кто оступился -- тому к Церберу на перекус дорога вымощена.
   - Уже утро? - пробормотал герцог.
   - Уже полночь, - ответила я, вливая подопечному в глотку зелье.
   Он закашлялся и проныл что-то об испорченном веселье. Я парировала, что еще немного, и веселье закончится на смертном одре последней пляской агонией. Забавно все же, как жажда жизни может остудить пылающую страсть к пьянству. Герцог резко выпрямился, окинул похмельным взором гостей, зевнул и, пошатываясь, побрел из зала. Я последовала за ним, одновременно огядываясь по сторонам. Вроде бы все спокойно. Но на душе стало очень тоскливо и холодно. Если бы проклятого наемника прихлопнули вовремя, я бы уже удалилась в свою комнату и заснула. А так: силы на исходе, от герцога несет перегаром, амулет разряжен, рука ноет, из приобретений лишь кинжал сомнительного качества.
   - Покои герцога проверили? - шепотом уточнила я у почти трезвого начальника караула.
   - Нет там никого. Да ушел он. Вряд ли теперь сунется.
   Мне б его уверенность! Насмотрелась я на наемников: они, как зомби, покуда голову им не проломишь -- не остановятся. К тому же аванс подобные типы спускают тут же, да и репутация у них не совсем уж безделица. Вот, уже гадюку под подушку засунули. Очень оригинально.
   - Отойдите, ваше сиятельство. Тут второй акт вашего устранения с сей земли прекрасной идет, - сказала я, отдергивая подопечного за плечо.
   - Моей родне не терпится меня похоронить, - плаксиво заявил Патрик и плюхнулся в кресло.
   И чего он, спрашивается, ноет? Мог бы уже клуб привилегированный организовать для тех, кого еженедельно прихлопнуть пытаются. Выловив из складок юбки нужный мешочек со сбором, я бросила его в змею. Спокойной ночи, гадюка. Пусть тебе приснятся упитанные мыши. Завернув холодную гадину в простыню, я открыла дверь и протянула сверток одному из стражников.
   - И чего мне с этим делать? - не понял он.
   - Выбросить в выгребную яму, пока она не очухалась.
   Стражник по недомыслию сунул нос в сверток, брезгливо скривился и с тоской глянул на напарника. Тот отрицательно замотал головой. Впрочем, мне до их разборок дела не было, и я захлопнула дверь. Герцог мирно задремал в кресле. В общем-то, удачное положение он выбрал: через окно его не пристрелят. Так. Окно. Я прислушалась. То ли нервы у меня сдают, то ли и правда акт третий на подходе.
   - Стража, - негромко позвала я.
   Из-за двери не донеслось ни звука. Я вздрогнула. Если оба дурня поперлись с гадюкой к выгребной яме, то кто, простите, у дверей остался? Зловоние их неделями нестираных камзолов?!
   - Стража! - позвала я громче.
   - Я за нее, - ехидно уведомил влезший в окно давешний наемник. - Или не сгожусь?
   - Да как тебе сказать, - парировала я, лихорадочно прикидывая возможные варианты, - ремеслом не вышел.
   Так, а вот не надо на меня арбалет наводить! Пасс левой рукой, и болт полетел обратно. Надо же, какой резвый, увернулся. Прознал откуда-то, вестимо. Ну да ладно, и не таких в темницу отправляли. Если б еще не головная боль... О, герцог проснулся и собрался орать. Эй, наемник, убери свою железяку от моего подопечного! Пасс и...
  
   Я очнулась непонятно где. Какая-то зачуханная лачуга, в которой после строительство явно не прибирались. Перед глазами мельтешили красно-черные огоньки и безумно хотелось кого-нибудь прихлопнуть. Сколько времени прошло-то? Не знаю. Впрочем как и то, как я оказалась в этой дыре. Последнее, что помню: пасс, на который энергии не хватило. А потом? Не знаю. Отключилась. И вот теперь я непонятно где, мой подопечный наверняка уже пререкается с Хароном из-за дороговизны перевозки, в замке, родня герцога в восторге, а уж инквизитор и вовсе счастлив. Уф, хорошо, хоть меня там нет. Хотя и здесь мне что-то не нравится. Преодолевая навалившуюся слабость, я поднялась с соломенной циновки и поковыляла к двери. Разумеется заперто! Так, надо собраться с мыслями. И успокоиться. Я пошарила в складках юбки и... так, все, что собиралось, изготавливалось, заговаривалось в полночь подходящую, успешно стырено! И что теперь? Я огляделась. Хоть бы кочергу какую найти, тоже оружие. Ну вот, тот, кто запер меня в этой гнусной лачуге, видимо, об этом догадывался. Даже табуретки колченогой нет! А что тут вообще есть, кроме циновки? Заколоченное досками окно, вот что есть. Интересно, доски насколько крепкие? Я задумчиво посмотрела на острие гвоздя. Выбирать, в общем-то особенно-то и не из чего. Шансов, что я сумею выбить доски слишком мало, а руку как-нибудь залечу. Продрав кожу на запястье так, чтобы кровь текла, я вернулась к двери и нарисовала на ней Отмычку. Шепнув нужное слово, подождала три минуты и толкнула дверь. Свобода!
   Омерзительное полуденное солнце палило немилосердно. Это плохо. Не люблю я его. Да и вижу редко. Вторая новость оказалась хорошей -- я в лесу. Интересно, на кой леший надо было строить эту хибару в чаще? Укрытие, может, и неплохое, да только ведь неудобное для обычного человека. Ну вот, стоило помянуть конфуз матери-природы, как оно и шествует. Я скользнула в раскидистые заросли чертополоха и затаилась. Знакомые все лица. Тот паскудный наемник да еще и в сопровождении алхимика короля. Все занимательней и занимательней. О чем байки травите, господа?
   - Ты уверен, что она -- вампир? - донесся до меня сиплый голос алхимика.
   - А кто ж еще-то? - ответил наемник. - Все приметы, как ты и описывал: двигает предметы, змей в сон вгоняет, днем ее никто и не видел. Да и внешне похожа...
   - Ох грехи мои тяжкие, - простонал алхимик. - Черные волосы и очень бледная кожа -- еще не признак вампиризма.
   - А то, что у нее глаза мертвым светом вспыхивают -- это как? Тоже не признак? К тому же она от амулета отключилась.
   Я с трудом подавила смех. Ох уж эти милые людские стереотипы. Докатились они: ведьму от вампира отличить не могут!
   - Та-ак, - протянул вдруг наемник.
   Тьфу ты пропасть, надо было дверь прикрыть хоть для маскировки.
   - Вот тебе и вампир, - тем временем хмыкнул алхимик.
   Впрочем, забавляться он перестал, как только Знак на двери увидел. Помнишь меня, старый черт? Ой, а если и правда вспомнит?
   - Как ее звали? - прошамкал алхимик, сгорбливаясь.
   - Скади, а что?
   Вот алхимик знает, что ничего хорошего. И пусть происхождение моего рода считается легендой, однако напакостить это мне не мешает. И ведь напакощу. Совсем уже люди обнаглели: то за вампира примут и волокут невесть куда, чтобы алхимику на опыты продать. Самого б его продали бы! У вампиров, между прочим, тоже права есть, и они жить хотят. А на моей памяти они куда больше значат в Вечности, чем какой-то наемный холоп с кинжалом.
   - Найди ее! - простонал алхимик. - Золотом плачу!
   - Живой обязательно? - деловито уточнил наемник.
   Вот дурак! За одни эти слова я ж столько каверз с ним проделаю.
   - Вот живой ее как раз совсем не надо! - рявкнул старый прихвостень.
   Итак, на меня началась охота. Судя по тому, как старик улепетывает, он уже догадывается, что я могу оказаться поблизости. Это он еще не знает, насколько я близко. Так, а наемник, видимо, вообразил себя лихим следопытом. Ну что ж, дурень, прогуляйся до трясины. Магия крови -- она, конечно, болезненная, и восстанавливаться потом долго, однако на природе сбоев не дает.
   У лесного озера я решила передохнуть. Спать хотелось невыносимо, к тому же болела рука. Наспех собранные травы слабо помогали, а до моего убежища еще полдня пути через лес. Я не тешила себя надеждой, что наемник секирой уплыл в трясину. Впрочем, пока он сообразит, куда я на самом деле делась, пройдет достаточно времени. Если у него есть хоть крупица мозгов, он и вовсе последует за алхимиком и отправит старичка Аида байками про "красный порошок" развлекать. Но, сдается мне, умом-то наемника боги обделили, и он на полном серьезе за мной почешет. Дело даже не в том, что только полный идиот свяжется с алхимиком (тем еще прохиндеем), дело в том, что охота за ведьмами чревата. Ибо загнанный зверь -- все-таки не стезя познавших Тьму. Когда твое сердце открыто демонам, ты действительно различаешь, где свет, где тьма, и уже знаешь, что бесконечная истерия добра и зла не имеют к этому никого отношения. И ты делаешь выбор.
   А вот и мое убежище. Я вошла внутрь и, подавив желание свернуться в клубок на кушетке и проспать часов двадцать, осмотрела книжные полки. Не поняла! Какая тварь тут побывала?! И не просто ведь ошивалась, а еще и прихватила "De libri Maleficarum"? Я не для того эту книжку уже пятую ипостась пишу, чтобы любой бродяга мог ее изучать. Влипла. Меня ж Падший за эту потерю заставит все грани познания среди людей обретать. Ненавижу живых!
   Что ж, надо срочно принять решение. Силы, которые я потратила на дурные попытки спасения Патрика и на свое бегство от излишне близкого общения с алхимиком, пока не восстановились, ну и ладно. Все равно придется скинуть это тело и перескочить дальше. Только до этого надо найти свою книгу и спрятать ее понадежней.
   С полки я достала глиненную шкатулку с особой мазью, помогающей слить свое сознание с миром духов. Вообще-то тоже самое можно сделать и через сновидения -- астралу безразлично, как к нему подключаются, но мазь удобней. Намазав виски, я села напротив зеркала и...
  
   - Тебе не кажется, что мы ходим по кругу? - осведомился Падший, с раздражением озираясь.
   Я вздохнула и промолчала. Этот лес в очередной раз зачаровали. Впрочем, он сам по себе отличался редкостной злокозненностью. В сущности, это не удивительно, учитывая, что в чаще его ошивались призраки беглых каторжников. И они были злыми, истово желая, чтобы многих проходящих постигла их участь.
   - Ну и дерево, - тем временем ругался Падший, оглядывая огромный дуб, - такой впечатление, что его ветви долго и упорно грызли, но так и не дожевали!
   - Это добровольная виселица, - уточнила я.
   - Чего?
   - Того. На нем только за последние десять лет пятнадцать человек в очередь вешалось. И, конечно, успешно.
   - Ты хочешь сказать, что людишки топали в такую даль, только для того, чтобы на этом дереве повеситься?! Да из города до него пока дотопаешь, сто раз передумаешь!
   - Ты вглядись в него, зануда.
   Падший расфокусировал зрение и выматерился.
   - Не знаю я, кто именно это сделал, - предупредила я его следующий вопрос. - Но факт. Стоит лишь посидеть возле него или долго на этой полянке грибы пособирать -- все -- максимум год, и на нем повесишься. Или под ним замерзнешь, если зимой.
   - Ну а мы чего к нему пришли? Мне людей не жалко. Тебе, насколько я знаю -- тоже. Так какого?
   - Тут какой-то артефакт зарыт под корнями.
   - И за этим вызвала? Ты же умеешь закрываться.
   Угу, закроешься от такого. Дыхание проклятого дерева -- одно, но вот ковыряться в его корнях -- другое. Стала бы я вызывать Падшего, если бы сама могла справиться.
   - Что за артефакт?
   - Средневековый трактат о том, как построить и открыть портал в другие миры.
   - "De libri Maleficarum" , который он сумел у тебя выкрасть? И почему же он обнаружился только сейчас?
   - Я не знаю.
   - Узнай.
  
   Я вздрогнула. В астрале времени не существует. И место, куда мы брели с Падшим -- оно еще только будет. Минуют века, и мой дух демона очнется в следующем теле. Он станет немного другим, и я знаю, что ей придется сложнее, ведь память о девяти основах пробудится в ней нашими общими воспоминаниями. Что же, я постараюсь облегчить задачу ей. Для начала -- сменю имя. А заодно время и тело.
   Неожиданно у меня разболелась голова. Так бывает, когда заглядываешь в другую жизнь, а точнее -- в свое последнее пребывание среди людей.
   Нужно встать. Наемный убийца идет по моему следу -- я это знаю. И мне нужно скрыться и набраться сил. Сейчас принять вызов -- просто нелепо. Человеческое тело все-таки уязвимо до омерзения. Итак, для начала сменю-ка я имя, чтобы использовать магию вызова (хотя сильно сомневаюсь, что тот, чей дух во сне протух -- иначе с чего бы наемником становился -- о ней знает) не получилось. А для этого мне нужен черный атамэ, чаша, зеркало, немного абсента и свеча. Все это есть. Полоснув по запястью ножом, я влила свою кровь в чашу с абсентом и посмотрела в зеркало сквозь пламя свечи. Расслабилась. Скади исчезла и я стала вновь безымянным демоном. Я знаю, что случаются моменты, когда кто-то теряет дух. И первая трио-связь опутала мою суть. Боль. Мои хранители -- смерть и страх. Я стану Болью. Так будет. Залпом причудливый коктейль из крови и абсента, я устремилась в лабиринты зеркальных пространств, ища новое пристанище. Тело Скади тем временем беззвучно упало на пол с арбалетным болтом в сердце. Что ж, пусть думает глупец, что выиграл. Все равно ему не дано увидеть мой дух, что оградился от него зеркалом. Люди, чей дух спит, в зеркалах видят лишь свое отражение. А те, кто проснулся -- уже не совсем люди. Я не удержалась и помахала рукой склонившемуся над трупом Скади наемнику. Он действительно уверен, что исполнил работу, а мне пора уже отсюда. Сквозь время очнуться...
  
   - Твой отец был великим, сынок, - услышала я собственный голос и вздрогнула.
   Зеркало снова стало тем, чем является для человека -- отражением облика. Бледное красивое лицо, темные глаза, высокая прическа. Я обернулась. Очаровательный мальчишка с грустными глазами тревожно смотрел на меня.
   - Ты пойдешь по его стопам и превзойдешь его.
   Так, и что я несу? Проснулась, называется. Мне сейчас важно понять, что эта женщина делала до моего пробуждения в ней.
   - Мама?
   - Все будет хорошо, Пал, - вкрадчиво сказала я сыну, надевая ему на шею родовой амулет. - А теперь оставь меня ненадолго.
   Интересно, а где все? Обычная жизнь в замке Чейте напоминает смесь уксуса и соды. Боль впилась в висок.
   - Пал, уходи немедленно! - крикнула я.
   Ярость, жажда крови. Где-то в столе спрятан пузырек с целебным снадобьем. Ненавижу. Мне страшно. Где же он? А вот. Так, что это за странная смесь? Э нет, уж не знаю, зачем она, непроснувшаяся это пила и какой недруг ей это подсунул, но я это пить точно не буду! Запас уж больно знакомый. Белладонны намешали изрядно. Лучше так перетерплю.
   - Госпожа? - чей-то испуганный робкий голос едва не отвлек меня от обуздания зародившейся боли.
   Я обернулась. Молоденькая служанка с какой-то обреченностью в больших овечьих глазах.
   - Пошла вон! - рявкнула я, поймав себя на мысли, что мне очень хочется всадить в эту невинную дуру ножницы.
   Надо сосредоточится. Дрянь во флаконе -- никакое не лекарство. Кто-то здорово меня ненавидит. Вдох-выдох. Надо отвлечься. Кто я?
  
   - Тебя зовут Эльжбета Батори, - устало сообщил Падший.
   Так, значит там тело хлопнулось в обморок. Уже хорошо. Когда в крови столько дряни, а кровь сама и без того невесть на что похожа, тут и забвение -- подарок.
   - И живу я в замке Чейте. Вдова. Единственная отрада и награда -- сын Пал. Муж мой, Черный Витязь умер в бою. Он -- легенда. Ходят слухи, что я -- вампир. И какая-то сволочь подсовывает мне под видом лекарства белладонну. А учитывая, что страдания еще и настойкой мака снимали, причем в дилетантских количествах...
   - Да, поэтому твое тело и швыряется на людей. Служанок.
   - Какая дрянь?.. - завелась я.
   - Твой несостоявшийся убийца.
   - ?
   - Старый пройдоха понял, что ты успела уйти через астрал и наорал на самодовольного парнишку, случайно разбудив его дух.
   - И что?
   - Так он по духу абсолютный маньяк. Причем из старых. В общем-то, он и к этим мирам отношения не имеет. Идеальный убийца. А тут ведьма сперва срывает ему планы (он всегда настигал свою жертву сходу), чем портит ему репутацию, потом, став объектом охоты -- удирает через врата Зеркал... Он идет за тобой, так как не было еще случая, чтобы он не исполнил задания.
   Преисподняя! Мало того, что из-за собственного головотяпства я застряла в мире людей. Так теперь выясняется, что за мной гоняется пробудившийся психопат, которому видите ли, приспичило меня уничтожить.
   - Кто он? В смысле, какой его дух?
   -Понятия не имею, - развел руками Падший. - Он не из наших. Изначально не Тьма. Да и какая разница.
   - Что мне делать?
   - Продержаться несколько месяцев и постичь собственную суть -- боль, а так же увидеть страх и смерть. Познаешь -- идешь дальше. Ты, главное, следи, чтобы он тебя не прикончил до этого. Он -- рядом. В твоем окружении. Но, вроде еще спит.
   - Я справлюсь, - твердо пообещала я.
  
   Мне бы самой быть в этом уверенной. Я поднялась с холодного пола и уставилась в зеркало. Ничего. Беспощадное солнце било в окно. Сейчас день -- он исполнен облаченного в рубище смысла, навязанного фанатиками. Надо встать и позвать служанку.
   - Вы звали, госпожа?
   - Одень меня и причеши.
   Какое тяжелое платье. Давит. Сковывает движения. Но оно отвлекает. Волосы собираются в высокую прическу. Спустя час я уже готова. Отпускаю служанку и куда-то иду. Ну конечно, надо отдать распоряжения. Обычная сутолока и необходимый обряд хозяйки замка. До ночи еще далеко. Зато до приезда гостей -- так близко. И среди этих гостей я должна найти следующего за мной. Кого-то хоронят. Ференца. Приличия требуют скорби, впрочем мне и правда жаль этого славного воина, хоть в обычные дни в промежутках между утолением либидозного голода он был чрезмерно жестоким. Но он прославил имя. И кровь его течет в жилах нашего сына. Бедный мальчик, теперь тебе придется стать опорой.
   Высокородное воронье слетелось проводить за черту своего героя. Я машинально приказала своей преданной служанке и подруге Доротте приготовить в подземелье Чейте все необходимое для ритуала, заодно заглянув в ее душу. Странно, она рада тому, что сегодня ее госпожа никого не убила, хотя уже полдень. Конечно, она же не знает, что по приказу врага зелье меняют. А при пробуждении Эльжбете было вовсе не до того, чтобы разглядывать содержимое пузырька, гадая, то ли это снадобье. Непростительная беспечность! Да еще этот погребальный обряд. Зачем? Кому он нужен? Кого хороним со всеми почестями?
   - Ваш муж был великим, - эту фразу я уже слышала сотни раз.
   Мне безразлично это. Семейные узы не заключаются по истеричной страсти, они -- союз двух близких сущностей и равенства по происхождению. Ну вот, опять духота. Надо продержаться. Кажется, вся родовая сила Венгрии собралась в замке. Проводить героя, что может быть благородней для них? А заодно и обсудить проблемы насущные, да заключить выгодные союзы, ведь в лихие времена даже дуэли чести не постыдно устроить над гробом.
   Не знаю, как я выдержала погребальный пир. Крепкое вино лишь усилило нестерпимый шум в голове. Приходилось быть настороже.
   - Я оставила вам зелье в ящике, госпожа, - уличив минутку, шепнула мне Доротта.
   Знать бы еще, то ли это зелье. Пошатываясь, я поднялась из-за стола, и, кивнув гостям, прошествовала в свои покои. Ну вот пожалуйста! Опять белладонны намешано. Сжав пузырек, я посмотрела на преданных псов, стороживших мою обитель. Чужой мимо них не прошел бы. Значит, кто-то из служанок. В окно нагло таращилась полная луна. Пора уже в подземелье. Тайными коридорами я прокралась к ритуальному залу. Жертву богине Гекате уже принесли, и тело черного петуха обагрило алтарь. Взяв в руку атамэ, я вскрыла брюхо птицы и извлекла печень. Посмотрим, на что нынче похож этот мир. Мне нужно увидеть его глазами Боли, через страх уже умерщвленного ради гипотетической услады богини жертвы. Что-то незримо изменилось. Впрочем, так заложено изначально. Все переменчиво и незыблемо одновременно.
   - Ваша ванна готова, госпожа, - произнесла одна из моих приспешниц, когда я закончила изучать печень.
   Скинув тяжелую одежду, я погрузилась в дурманяще пахнущую телячью кровь, в которую влили сбор целебных трав и эфирные масла. Старый способ. Не ожидала, что он пройдет через века. Блаженное чувство одиночество впитывалось в мое тело, сама пульсация природы укрепляла тело. Эти травы были собраны мной, а ванну наполняли под пристальным взором Доротты. Кровь, еще дразнящий запах и тайная магия...
  
   - Сила крови тебе известна, - насмешливо осведомился Падший. - Ни о чем при этом не забыла?
   Тронный зал преисподней, где сущности обнажены и прекрасны. Незаметно для себя я вновь перенеслась в Цитадель Мрака.
   - Ты -- Боль, - в голосе Падшего прорезалось раздражение. - Предвестница смерти, вооруженная страхом.
   Демон Страха насмешливо вышел из тени. Старый друг. Глупцы либо удирали прочь от него, другие болваны -- бились с ним, иногда побеждая. И те, и другие растворились в Вечности и не имеют значения.
   - Здравствуй, друг, - нежно приветствовала я.
   - Я-то здравствую. А ты что-то ослабла. Так и проиграть не долго.
   Мне стало страшно.
   - Боль, - зло процедил Падший. - Вспомни суть магии крови, чтоб тебя!
   - Когда кровь во мне -- это сила... Преисподняя!!!
  
   Я выскочила из ванны и дрожащими руками стала стряхивать с себя жертвенную кровь. Не теленка.
   - Кто посмел? - рявкнула я, наугад отвесив одной из приспешниц оплеуху.
   Та разрыдалась.
   - Что-то случилось, госпожа? - испугано вопросила Доротта.
   - Случилось! Какая тварь наполнила ванну человеческой кровью?! Покажите мне этого кретина.
   - Но вы же сами велели...
   Ох ничего себе! И когда же Эльжбета до этого дошла?! Я же читала ее записи. Суть магии крови ей известна не хуже, чем мне. Я бросила Доротте пузырек с зельем.
   - Твоя работа?
   - Да, госпожа.
   - Открой и понюхай.
   Доротта открыла пузырек и побледнела.
   - Твоя работа? Впрочем, не отвечай, - я вглядывалась в лица своих приспешниц. Недоумение со ужасом вперемешку, - чья работа, дамы?
   Хотя зачем я задаю этот вопрос. У них у всех на лицах страх непонимания.
   - Помогите мне одеться, - устало приказала я, - и прикажите кучеру запрягать лошадей. Нужно развеяться. Только прежде...
   - Доротта, где тело жертвы?
   - Мы возьмем его с собой, госпожа.
   - Нет, вы сейчас принесете его и положите на ритуальный стол.
   Не, а что мне еще остается, если вдуматься? Какой-то обнаглевший псих носится за мной по всему астралу, потому как я, видите ли, бросила ему вызов. Тут уже не до пиетета. А то, что искусство гаруспиков описано в моей "De libri Maleficarum" не было -- так то во благо. Потому как без старого пройдохи, чей дух был премудрым бесом, здесь явно не обошлось. А стало быть содержание книги наемнику известно. Самой книги при этом у него нет -- это радует.
   Тело мертвой девы положили на стол. Взяв острый кинжал, я приблизилась к ней. Сперва убедилась, что ее дух находится в ином измерении. Это важно, потому как к любому телу привязываешься. Особенно этим одержимы непроснувшиеся души, ибо они воспринимают тело, как себя, а потому и охраняют его, хотя в действительности тело -- не более чем пристанище для атмана. Вот и все. Приспешницы начали напевать молитвы Гекате. Богиня их, разумеется, не слышала, боги -- они вообще глухие на оба ментальных уха и голосом до них не достучишься, но мелодичность молитвы успокаивала и приспешниц, и меня. Глубокий разрез, оттянуть кожу... Ну запах однако. Впрочем, что еще ожидать-то? Любая оболочка может источать как изысканный аромат, так и вонь тошнотворную. Но иного пути нет. Переложив печень девы на блюдо, я приказала приспешницам сбросить труп в реку, а сама погрузилась в изучение органа. Так, тот, кто идет за мной следом, проявит себя в ближайшие сутки. Тот, кто вредит мне, прячется в замке, и действует по... а, по приказу моего преследователя. Он что, раньше пробудился?! И как бы ему это удалось? Я рассекла печень пополам. Что было? Боль, ужас и помешательство. Страсть, вожделение и алчность. В общем-то, судя по нравам -- нормальная светская безделушка. Ладно, что будет? Смерть, предательство, боль. Странный порядок. Что же, придется мне грядущее переписать.
   - Карета готова, госпожа.
   Я обернулась. Новенькая приспешница, совсем молоденькая. И что-то мне в ней не нравится. Демон смерти уже бросил тень ее крыла на ее дух. Она скоро умрет. Печень выскользнула у меня из рук и упала на каменный и без того заляпанный пол. Вот и переписала.
   - Ты останешься здесь, - отрезала я.
   Все-таки в статусе графини есть особая прелесть -- не приходится разъяснять своих решений.
   - Но госпожа, - начала было она.
   - Ты смеешь ослушаться меня?
   - Н-нет.
   Окинув ее для надежности ледяным прищуром, я сбросила фартук и быстрым шагом пошла к выходу. Что бы предначертанное не сулило, я найду обходные пути.
   Ночь встретила неистовым ливнем. Я прошмыгнула в повозку и приказала мчаться быстрее дьявольской своры к священным рощам. Надеюсь, храм трех все же тайно воздвигнут. Знания расенов проще получить через то, чему они истово поклонялись. К тому же, не обязательно возводить махину, ведь достаточно символики. Гроза разошлась не на шутку, лошади нервничали, и кучер уже заикался, что неплохо бы повернуть обратно. Но я знала, что нужно спешить. Выскочив из кареты, я устремилась в рощу. Где-то в ней на трех камнях высечены знаки Тиния, Уни и Менервы. Только бы успеть. Молния ударила в огромный булыжник, расколов его на три части. Задыхаясь и путаясь в промокших юбках, я подбежала к стихией созданному храму Трех и, коснувшись поверхности, впала в транс. Смерть, предательство, боль. Стихии предвещают это. Вкус крови во рту. Липкий нож в руке. Я заорала на всю чащу. Ровно в центре раскола в конвульсиях билась давешняя служанка. Ее грудь была вспорота. Но я этого не делала! Да и она еще жива. Выплюнув кровь, я ножом отсекла от своей юбки полосу и наложила давящую повязку.
   - Потерпи, милая, - обратилась к ней. - Ты только сознание не теряй.
   Так, наложить жгут. Пережать плечевую артерию. А дальше что? Волочь несчастную через рощу? А придется ведь. Ладно, тут недалеко.
   - Терпи!
   Ох, какая же она тяжелая. Ну ничего, доковыляем. Если оборвать первую предначертанную стихией подначку, то и остальные пресечь можно. Шаг, еще шаг. В глазах темнеет. Но она дышит, в сознании. Значит надо спешить. Я уже вижу карету. Преисподняя, сделай так, чтобы кучер нас заметил! Я споткнулась и едва не упала. Так, не проси никого ни о чем. Сама справишься, дура! Злость на себя всколыхнула сила. Девушка тихо стонала. Исхитрившись отвесить ей оплеуху, я потащила ее к карете. Ну наконец-то кучер нас заметил.
   - В Чейте, срочно! - рявкнула я, зарядив ему по уху.
   А то нашел, придурок, время задавать кретинские вопросы.
   Я склонилась над стонущей приспешницей. Повязка надежно держала большую часть крови, но все равно она теряла силы. Если срочно не остановить кровь и не сшить жилы -- все напрасно.
   - Держись, - сказала я ей. - Потерпи еще чуть-чуть.
   - Госпожа, - начала было она.
   - Молчи.
   Нет, ну сколько можно ехать-то? Можно подумать, что священные рощи настолько далеко от замка расположены!
   - В подземелье ее, живо! - скомандовала я подбежавшим слугам.
   Так, теперь все зависит от того, насколько я точно помню искусство знахарства. Приспешники и слуги с ужасом взирали, как я зашиваю жилу и прижигаю тупой стороной раскаленного кинжала рану. Мелькнула побелевшее лицо священника, которого кто-то додумался пригласить. Но это все неважно. Я смахнула со лба прядь. Посмотрела на раненную. Выдержала. Я опасалась, что настойка сока мака не успеет подействовать, и боли моя приспешница не выдержит. Однако, обошлось. Теперь важно, чтобы внутренний жар не сжег ее изнутри.
   - Доротта, - негромко позвала я.
   - Да, госпожа?
   - У нас осталась целебная плесень?
   - Осталась.
   - Принеси мне ее.
   Что ж, шансы у девочки есть. Вроде тень крыла смерти уходит. Она выживет. Предначертание стихии исчезло.
   - Знаешь, что делать? - спросила я вернувшуюся Доротту.
   - Знаю, госпожа.
   Пошатываясь, я покинула подземелье. В глазах темнело. Служанки с ужасом взирали на залитое кровью платье. Наплевать. Главное, чтобы сын этого не увидел. Мал еще. О, кто-то позаботился наполнить ванну горячей водой. Как раз к спешу. Смыв с себя кровь и усталость, я упала на кровать и провалилась в глубокую бездну сна.
  
   - Боль, возвращающая жизнь -- это уже чрезмерно обнаженный смысл, не находишь?
   Падший нервно отбросил Хронику Возрождения. Я опустила глаза.
   - Ты понимаешь, что умудрилась вылететь из тела? Теперь в твоей шкуре застряла случайная лярва, а ты вернулась в Пандемониум, толком не набравшись силы.
   - Ну, может это собьет с толку ее преследователя? - вмешался демон Страха.
   - Все равно ведь найдет, - поморщился Падший. - А у нее не хватит силы, чтобы слиться с очередной душой.
   - Значит, мне придется родиться, - устало протянула я. И очнуться вновь. Заодно и книгу свою найду.
   Падший печально посмотрел на меня и вздохнул.
   - Он тоже родится. В том же времени, что и ты. И тоже пробудится. Уточнить его цель?
   - Мое уничтожение, знаю. Но, - я подошла к Падшему, - там, где "De libri Maleficarum" активируется, в том времени несколько другие законы уже. Показная исключительно, но все-таки цивилизация, где простые люди, - я с трудом подавила нервный смех, - где шкура среднего класса вроде так на раз не убиваема. А значит, шанс у меня есть.
   - В том времени, - возразил демон Страха, - здорово забыли про изначальный дух. Была астральная война и... Все перемешано: суеверия и поверия, магия и иллюзии. Там чертовски сложно вспомнить себя. Но как только ты там очнешься по настоящему -- очнется и он. А сумеешь его распознать?
   - Ну, не одна же она там очнется, - неожиданно произнес Падший.
   - Я распознаю, - твердо сказала я. И преследователя, и тебя.
   - Да будет так.
  
   Что ж так холодно-то? Ну вот, опять забыла закрыть на ночь балконную дверь. А ведь поздняя осень на дворе. Поморщившись, я сделала глоток остывшего кофе и посмотрела на монитор. Ну вот, опять писала в трансе. И опять, вспоминая. Так и до откровения недолго. Впрочем, любые откровения сгодятся лишь для ювилирной шлифовки мастерства казуистов. Через века протащилось искусство подмены понятий. Выкурив сигарету, я подошла к зеркалу и улыбнувшись, вгляделась в него. Только отражение? Разумеется. Это если второе зеркало к нему не поднести. Машинально я посмотрела на часы -- Час Быка. Время, когда демоны пробуждаются и приходят. Я посмотрела в окно. Полоска неба имела тот же цвет, что и зеркальный лабиринт. Что ж, кому-то сим утром придется проснуться...
  

Ноябрь 2009

  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Е.Юдина "Почему именно ты?.."(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"