Биктимиркин Евгений Юрьевич: другие произведения.

Дневник усугубителя(начало)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 1

  
   "Надеюсь, в ОАО "Заипцов" примут те справки, что я насобирал ранее...", - такую первую и, надеюсь, не последнюю, запись на сегодня я сделал в дневнике.
   Покрасовавшись недоразвитыми мышцами перед зеркалом, отметил, что, хоть и жалкая, но польза от качалки, есть. В этот раз смотрелся совсем немного, секунд пять, потому что торопился.
   Пришлось идти в магазин и к бабуле, чтобы немного помочь. Из-за её проблем то с одной рукой, то с другой и замедленных восстановительных процессов ей весьма трудно прикладывать необходимые усилия, чтобы порезать или почистить что-нибудь. Я рад, что полезен. К тому же в этот раз всё прошло в трансе, я был сконцентрирован лишь на дороге и ходьбе, чтобы не споткнуться. Даже, несмотря на то, что я надевал то относительно грязные бриджи из кучи для стирки, то ярко-красные шорты, которые на мне смотрелись почти как трусы, я чувствовал себя уверенно. Правда, это уже напоминает текст из рекламы прокладок... Как бы там ни было, потоотделение, в столь неожиданно жаркой среде, интенсифицировалось.
   Сегодня я легко сдался в борьбе со скукой и потратился, дабы, и мысли позитивнее стали, и состояния расслабленного добиться, да и просто, чтобы быстрее прошёл сегодняшний день. Мне хотелось накопить побольше такой энергетики перед началом очередного периода трудовой деятельности. Вообще день шёл просто прекрасно: нигде ничего не потерял, нигде не споткнулся, всё брошенное попадало в урну, товарищ с "приправой к жизни" дошёл прямо до дома и очень быстро.
   Правда, сегодня ещё предстояло шифроваться от мамы, нося футболку в такую жару, чтобы она не увидела на моём теле следов побоев об стены, перил и полов в подъезде. Ведь это сразу бы означало, что относительно недавно я вновь переборщил со злоупотреблением. А я говорил, что перестану. Вообще по количеству синяков и ссадин после каждого такого раза можно было бы предположить, что пока я там валяюсь без сознания, меня всем подъездом избивают.
   В последний раз всё прошло не так плохо, но мать всё-таки устроила разгром. Когда я смотрел в зеркало, в голове слышалось "Что?.. Что тебе надо?.. Что?.. Ты достал уже!" а также много матных слов на тему того как мне всё это надоело. Я даже подумал, что ко мне пришёл брат.
   Вообще порой странные вещи происходят. То эффект "туннельного зрения", при котором периферическое зрение отсутствует, а центральное никуда не годится. То уверенность в том, что все способны оценивать ход моих мыслей, даже почти наблюдать за мной. Когда я делал что-то глупое, в голове возникали насмешки, а когда что-то полезное - ободряющие восклики и хлопки. В связи с этим я решил не раздеваться, на всякий случай, хоть на встречу с другом и пришлось быстренько выскочить в одних шортах. Всё это подтолкнуло меня к возможности развития мании преследования или паранойи. Хотя, конечно, в условиях, в которых я нахожусь, такое запросто возможно и без воздействий на мозг всяческой химии.
   Что тут скажешь, я человек скрытный. Не то что такую выходку, а даже рядовую попойку приходится маскировать и сглаживать всем арсеналом трюков и приёмов, которыми я обладаю, дабы не доставлять матушке ещё больших неудобств. Даже и не обязательно злоупотреблять чем-либо, я в принципе всегда чувствовал, и долгое время буду чувствовать себя в постоянном напряжении, словно в ожидании атаки. Ясно дело, такой образ жизни вряд ли принесёт моей психике что-то полезное.
   Однако, некоторые мои инстинкты и умения всё же немного отточились. Например, я могу, сквозь музыку в наушниках услышать звуки открывающейся входной двери или приезд очередного автомобиля во двор, ибо это может означать появление потенциальных стрессовых факторов. Пришлось развить и чувство равновесия, ориентации в пространстве, чтобы даже в условиях сильного помутнения сознания, быть способным доковылять до кровати в кратчайшие сроки, издавая при этом минимум шума. Хватать вещи до того как они издали шум при столкновении с какими-либо объектами. Тише ходить, чтобы не спровоцировать маму выйти из своей комнаты, двигаться плавно и непрерывно, запоминать, что и как лежало до того, как я этим воспользуюсь, и так далее.
   Как уже было сказано, разгрома мне избежать не удалось. Это был уже третий раз. Первую волну психомарафона я почти не заметил. На следующий день мама тоже особо не напрягалась. А вот на третьей волне, что меня ждала через несколько дней, когда я вернулся домой после пьянки с друзьями, она выложилась знатно. Началось с беспрецедентного доселе обвинения - мои частые и долгие походы в туалет.
   Аргументировалось это тем, что у моего папы, о котором ныне покойная бабуля сказала "ну предпринимал", постоянно был понос. Следует отметить, что свою комнату, которую после предыдущего разгрома, я не должен был закрывать, я давно уже перестал считать безопасным местом. Единственным "укромным уголком", в котором до меня нельзя было добраться, оставался туалет. Теперь оказалось, что и там, я не могу быть ограждённым от внешних возмущающих воздействий, что превращало всю территорию квартиры в потенциальное поле боя.
   Затем отчитали за перегар, за то, что я уже "о какой пьяный", дальнейшие статьи в списке обвинений я не запомнил. В конце концов, я не выдержал и накричал матом. Для меня это является крайним методом парирования маминых атак, к нему я за всю жизнь прибегал всего раз. Как бы там ни было, с этого переломного момента, ссора стала постепенно затухать, так что некоторый толк в этом, всё же, был. Мама, разумеется, напоследок, поставила мне условие, косвенно относящееся к делу.
   Я понимал, что дни мои в этом доме сочтены, и угроза брата выкинуть меня с маминой квартиры на улицу более чем оправдана. Ситуация усугублялась тем, что скорость принятия решения относительно моего трудоустройства на ОАО "Заипцов" оставляла желать лучшего. Поначалу я даже подумал, что меня динамят, ибо за три недели не то что директор из "командировки", но и бомж Аркадий из запоя бы запросто смог выйти. Но это тоже говорило о некоторых плюсах для меня в дальнейшем.
  

***

   На медкомиссии и вправду было достаточно показать результаты анализов полуторамесячной давности, и все данные оттуда были переписаны. Я был доволен собой.
   Поднимаясь к своей квартире, я встретил соседа. Последнее время я стал его видеть ещё реже обычного. Человек он скрытный и молчаливый, но, как я слышал, его не раз замечали в "сумрачном состоянии" сознания. Мне давно казалось, что не только алкоголем он грешит. Обычно он еле слышно здоровается в ответ, но в этот раз он, молча, сделал жест руками в стиле "я не виноват" и пошёл дальше.
   Последние несколько дней я стал чаще думать о хорошем, и верить, что всё получится. Разумеется, в первую очередь это было вызвано беспокойством перед анализами. Я был почти уверен, что обыкновенные анализы крови и мочи ничего противозаконного не обнаруживают, но всё же беспокоился.
   За день я успел и слесаря посторожить, и медкомиссию пройти, и анкеты заполнить и покачаться. Я даже и не надеялся всё успеть, но недооценил себя. Себя в "этом" состоянии. Слесаря я вызвал, ни секунды не раздумывая, ибо по себе знаю, что кран чинить - занятие неблагодарное. Надо было всего поменять шланг, подводящий горячую воду. В итоге мужику пришлось и второй шланг поменять, и ещё кран еле смог установить обратно и обошлось всё это "удовольствие" в пятьсот рублей. Я как в воду глядел - если б сам делал, убился бы об стену в процессе.
   Время от времени кажется, что в необычном состоянии качаться рисково, ибо себя ощущаешь расслабленным. А под синтетической, до сих пор неизвестной, отравой ещё и рук не чувствуешь, что на фоне поднятых над головой восемнадцатикилограммовых гантелей добавляет острых ощущений. На практике же, в который раз удаётся выложиться не хуже чем в состоянии ясности и осознания того, как же, чёрт побери, мне надоело рвать пупок, тягая это проклятое железо. Читал где-то, что в момент сокращения надо максимально "присутствовать" в процессе, представляя, как разбухают твои мышцы при каждом повторении. У меня, то ли из-за недостатка силы воли, то ли из-за плохой концентрации, техника прямо противоположная. Мне процесс качалки весьма неприятен, посему я просто думаю о чём-то мимолётном, да и вообще я не против, чтобы в эти моменты моим телом управлял кто-нибудь другой.
   В анкетах для трудоустройства надо было написать всю свою подноготную печатными буквами, не допустив ни одного исправления. Я возненавидел эти анкеты после первого же с ними знакомства. Конечно, сейчас было значительно проще, нежели при устройстве в органы Внутренних Дел. В тот раз вообще надо было собрать столько макулатуры, которая, как мне могли бы сказать некоторые работнички ещё самого начала, вовсе не понадобилась. До сих пор.
   К моему удивлению, очень немало народа хочет стать полицейскими, и это несмотря на запугивания родных и разных, зачастую плохих, слухах, окружающих представителей этой нелёгкой профессии. Надо и в правду быть достаточно безбашенным, чтобы не обращать внимания на эти неприятные моменты, и рискнуть, присоединившись к армии защитников правопорядка. Либо надо, осознать, в каком положении ты находишься. Либо и то и другое. Разумеется, всё это необязательно, если наличествует "знакомый" или родственник, от которого есть польза. В принципе, я не сильно огорчился, что оказался непригодным для службы инвалидом. Не знаю как с остальными показателями, но вежливость и обходительность, у мною встреченных ребят, оставляла желать лучшего. А ведь это, едва ли не самые важные качества человека, по мнению моей мамы. Немного жаль, что дубинкой никого не имею право садануть, да и цыпочки у них там работают местами симпатичные.
   Самый интересный момент, который я обнаружил при поиске работы, это очевидность и простота. Сначала радуешься, что нашёл классные места, где и платят больше и работа звучит интереснее и оригинальнее. В результате оказывается, что им нужен человек с немного другим профилем. Также бывают случаи, когда мою кандидатуру рассматривают, и довольно скоро после собеседования решают поискать другого человека. И, заходя через один, два, а то и несколько месяцев на сайты для поиска работы, обнаруживаешь, что эти компании всё ещё ищут одного человека на эту должность. Но зато на впаривателя, или другого беднягу, за заработную плату, в полтора, если не в два раза ниже, куда даже хлопчиков наивных берут, только что с ВУЗов откинувшихся, - это всегда пожалуйста. Даже мама ещё надеялась, что может что-то хорошее из этого выйти. На деле же всё оказалось просто: нет опыта - из нескольких десятков мест никуда не возьмут. Либо возьмут туда, где всегда народ нужен, читая между строк, можно догадаться, что это за работа. И к каждой встрече бреешься, одеваешься, а на собеседованиях говоришь, да и ведёшь себя, как на сайтах советуют, да как близкие наставляют, надеешься. Итог один - "не выёживайся, и работай, кем работал". Там и разговор короткий, хоть накануне пил, не весь помылся и не бритый: подтверждаешь то, что они знают о твоей более ранней трудовой деятельности, и тебя берут.
  

***

   Запомнился мне случай. Однажды я возвращался вечером домой с неудачной поездки. Под видом потенциального работодателя скрывалось очередное наегоривание с сетевым маркетингом, так что настроение у меня слегка упало. Начался дождь, от которого я скрылся в маршрутке и наша банка со шпротами попала в пробку.
   Большую часть поездки я просидел, думая о том, о сём и смотря то на соблазнительные ножки дам, то на дождевую воду, стекающую по стеклу задней двери маршрутки. За пару остановок до дома я решил пересесть на трамвай. Только я добрался до выхода, как дверь открылась и к нам залетела дама со слегка горбатым носом. Она незамедлительно проинформировала всех присутствующих о проблеме с трамваями - на "двадцатку" упало дерево, соответственно, трамваи не ходят. Также она ещё сказала мужику, оказавшемуся рядом с ней, что не надо к ней прижиматься.
   Проехав ещё минут десять, я всё равно решил выйти и допрыгать до дома в своей открытой обуви и рубашечке с короткими рукавами. Разумеется, под таким бешеным гидрообстрелом, я насквозь промок уже шагу на десятом. Тогда я думал, как же печально, что дома меня не ждёт моя единственная и неописуемая, которая вытрет меня, согреет, вином тёплым напоит, в полотенце махровое укутает и страшилку расскажет, пока я, сося палец, засыпаю. Хотя, может именно тогда я об этом и не думал, но момент был бы подходящий. Точно помню, что думал об испытании установки для управления погодой. Чемпионат мира был "на носу", да и погода вела себя последние дни как-то уж слишком необычно. Ничего нам, простым смертным не говорят путного, установок таких в мире полно, в общем, мне показалось это вероятным.
   То был июнь, а с первого августа в жару я уже приступил к работе на новом месте. Том месте, куда я и хотел устроиться. Отчасти, из-за потенциальных плюсов, отчасти, из-за того, что мне было больше некуда податься. Окончательный этап оформления документов прошёл неожиданно быстро. Я решил не дожидаться понедельника, просиживая шорты дома и мучаясь от безделья, и вышел на следующий же день - в пятницу.
   Целую неделю до этого я всё время суток, отпущенное нормальному человеку для бодрствования, был в необычном состоянии сознания. Во-первых, я вдруг захотел вновь опробовать силу своей веры в позитив. На следующий день после начала систематического употребления мама настоятельно порекомендовала мне почитать книжку одного американского писателя, который в удивительно простой форме описывал, что нужно, чтобы стать счастливым. Ранее я уже сталкивался с этим трудом, к тому же я не хотел отрываться от своих "дел", так что прочёл страниц десять максимум. Мы с мамой обсудили некоторые аспекты, и впервые за долгое время пришли к согласию. Следующие дни ништяки так и валили. Сначала незнакомец первый раз в жизни написал мне и предложил купить у него ворованные кредитные карты. Это был, конечно, кот в мешке, так что я отказался. Затем вновь поступил звонок от желающих купить квартиру покойной бабули. Хата была, как говорится, ушатанной в край и до сих пор не убранной. Я успел решить проблемы бюрократического характера с деньгами, положенными нам для компенсации частички затрат на похороны. Позже оказалось, что у бабули ещё и сбережения кое-какие были. На работу, в конце концов, позвали - я прям обалдел. Столько приятных событий со мной и за год не происходило. Я сильнее поверил в пользу веры в хорошее.
   Во-вторых, я постоянно поддерживал в себе небольшой уровень неалкогольного опьянения. Может быть, это тоже внесло свою лепту. Хоть частенько у меня и побаливала голова, чувствовал я себя как будто на курсе двух антидепрессантов одновременно. Порой я мог даже вызывать у себя настолько хорошее настроение, что по лицу невольно растекалась улыбка. Я представлял, как делюсь этой позитивной энергетикой со всеми окружающими. Мне даже показалось после просмотра фильма "Sunset limited" с Томми Ли Джонсом и Сэмюелем Эль Джонсом, что оба персонажа попадут в рай.
   Но всё это приостановилось, когда показались они - ножки. Моя вера подверглась испытанию. Так как в первый рабочий день мне пришлось много ходить по территории ОАО "Заипцов", стояла жара, и меня отпустило, я перестал концентрироваться на том, что имею, и воля уступила концентрации на том, чего у меня нет. Я был двояко удивлён тому, сколько же сексуально привлекательных девушек и женщин работает на нашем предприятии. Домой я ехал в раздумьях ни о чём и немного о том, что я слабак. Вспомнилась забавная фраза персонажа Эвана МакГрегора из фильма "На игле". Там в сцене, предшествующей клубной, он сказал что-то вроде: "Я понял, что в моей жизни чего-то не хватает". До сих пор я не могу в толк взять, всерьёз ли он это сказал, или это была ирония, которой пропитано чуть ли не каждое второе слово в этом предложении.
   Дома даже мурлыкающая кошка, ни на йоту не подняла мне настроение, и я начал смотреть кино про то, как Капитан Америка отхватывает от товарища с металлической рукой, и как качок в маске голыми руками избивает Бэтмена.
  

***

   Весьма скоро я привык к новым условиям. Много не требовали, не напирали. За это я был благодарен. Из опыта работы на предыдущих местах я помню весьма занятную деталь: через пару-тройку недель интересные мысли постепенно улетучиваются из головы, и, соответственно, не знаешь о чём писать. Однако в этот раз такого не произошло, и я даже поверил, что для того, чтобы оторванные от жизни насущной и рутинной рассуждения рождать и облачать в печатный текст, вовсе не обязательно быть безработным бездельником, хоть и желательно.
   Одной из наиболее серьёзно занимавших меня, на тот отрезок жизни, тем являлась проблема веры. В том числе взращивание её простыми способами.
   Если человеку, находящемуся в обыкновенном состоянии сознания (СС), можно хоть что-то внушить, то выходит, что частично любая воспринятая информация с первого же раза оставляет отпечаток в подсознании. Ведь если после предыдущего чтения или прослушивания какого-либо текста веры в неё осталось ноль, то с какой стати в следующий раз человек должен поверить в воспринятое больше.
   Можно, конечно, предположить, что никакого "суммирования веры" от повторного восприятия информации нет, и имеет значение лишь состояние и прочие условия, при которых эту информацию воспринимает человек, иными словами, качество восприятия. Тогда вся вера складывалась бы лишь из одного наиболее весомого для подсознания случая. И оставалась бы вера на таком уровне, пока не появилось бы ещё более весомого опыта, либо случая, эту веру опровергающего. Что будет происходить с верой, если на неё ничто не воздействует, сказать трудно. Вряд ли такое вообще возможно. Постоянно происходит множество событий, некоторая часть которых тем или иным образом влияет на нашу, казалось бы, устоявшуюся систему верований. Это объясняет эффект постепенного увядания, снижения веры. Возможно и так, что вера сама по себе увядает и выцветает, если к ней не обращаться. Как память. Хотя память, на мой взгляд, штука значительно более простая.
   Так как до сих пор нет уверенности ни в том что, ни в том как, и в каком состоянии, человеку следует говорить, дабы он услышанным проникся, логичным является наиболее широкий подход: восприятие текста в разном порядке, в разное время дня, в разном настроении и т.д.
   Что самое забавное я заметил в вере, - по всей видимости, даже не обязательно всегда и полностью обходить защитный барьер критического мышления сознания, чтобы сильнее верить. То есть по-прежнему воспринимаешь то, что читаешь, или что слушаешь, как жалкую осточертевшую ложь, каковой она, естественно и является, смеёшься над этим бредом с пренебрежительной ухмылкой, но всё равно с каждым разом веришь всё больше.
   Но вот феномен снижения уверенности, убеждённости в чём-то, напротив, удручает. Я почти уверен, что и "запихнутое силой" и нежно и незаметно "подсунутое" в глубоком трансе даёт лишь временный эффект. По началу может показаться, что результаты и в правду поразительные, - по сути, изменение своего разума - органа познания Всего Сущего по своей жалкой воле, можно назвать чудом. Однако, через некоторое время, буквально через две-четыре недели, эффект начинает испаряется, улетучивается. Любая относительно сложная система, тем более "живая", разумеется, всегда стремится вернуться к своему исходному положению. Может быть, если её раскачать слишком сильно, вернуться она не сможет. Примерами такой "раскачки" можно считать повреждения мозга, нервные срывы. Такая раскачка рисковая.
   Хочется верить, что, несмотря на ощутимое ослабление веры, убеждённости в чем-либо, кое-что, всё же остаётся в осадке на всю жизнь. Хочется надеяться на то, что здесь царят законы, схожие с памятью, и что, обратившись к тому, во что раньше верил, даже спустя продолжительный промежуток времени, вера вновь вспыхнет с былой силой, а то и с силой превосходящей.
   Но что самое забавное, в моём случае дело скорее не в том, что повторное "обращение к нужному банку данных" не даёт желаемого результата, а в том, что его вообще не происходит, так как я хочу уже другого. И частоту перемен подобных я бы сравнил с детской, считай, близкой к животной.
   А теперь к одним из самых смачных и волнующих вопросов - каков предел веры? И есть ли он вообще? Точнее даже так: какой должна быть вера, чтобы сделать из человека поистине властителем собственной судьбы?
   Как-то я заговорил с мамой на эту тему. Я сказал, что возможности человека в принципе серьёзно ограничены. Например, как бы человек не верил в себя, оторванную руку он себе не отрастит. Где-то по этому поводу было написано, что в нашем мозге, или, скорее, сознании просто нет готовых схем для такой сложной операции. На это она ответила, что не надо об этом думать, не надо с самого начала настраиваться на негатив и ограничения, к тому же человек может прожить счастливо и без руки.
   История знает множество случаев проявления сильнейшей веры. Первым же примером в голове всегда возникает образ ярого фанатика, абсолютно поехавшего на вере в Бога в далёком и мрачном средневековье. Однако, даже эти люди болели, страдали и умирали наравне с остальными. Можно предположить, что они "впали в немилость", что Бог решил их наказать за что-то. То есть, вместо того, чтобы черпать из веры силу и счастье, они сделали себе же хуже, веря в негатив.
   Также возможно, что вера человека просто недостаточно сильна для того, чтобы вышло так, как он хочет. Я даже допускаю, что для повышения вероятности успешного исхода какой-то операции, процесса или явления до вменяемой, нужен свой уровень веры.
   Почему великий понтифик ездил или до сих пор ездит в бронированном ящике, судить трудно. Возможно, это просто для иллюстрации пословицы "Бережёного Бог бережёт". Да и не в религии дело, - необязательно быть приверженцем какой-либо религии, чтобы верить в хорошее.
   Исходя из всего вышесказанного, можно обобщить следующим образом: чтобы всё было путём, вера в позитив должна быть сильнее сомнений, чем бы они ни были обусловлены. Короче говоря, абсолютно ничего нового.
   Некоторое время назад я также бесплодно рассуждал над проблемой сосуществования знаний и веры. Если они не противоречат друг другу, это прекрасно: вера просто приходит на помощь там, где кончаются знания, и наоборот. Тем более, если учесть, что знание есть, чуть ли не самая явно выраженная форма веры.
   Но как можно верить во что-то, если твой опыт и научные теории утверждают обратное? Недавние размышления привели меня к тому, что и из такой ситуации может быть выход. Надо лишь поискать "лазейки" и в том и в другом, посмотрев на свои знания и веру с разных сторон. Конечно, для этого желательно обладать философской и еврейско-адвокатской жилкой, что, почему-то, не всем нравится, но ради разнообразия порой можно позволить себе подумать не как принято в стаде жалких сентиментальных безмозглых баранов.
   И наконец, самая безумная мысль. Что если истинная вера, то есть та, от которой есть толк, это вера выше степени убеждённости, абсолютной уверенности. Такая вера, которая бы пересилила даже уверенность, скажем, в законах гравитации или смертности человека. Что если, даже видя своё отражение в зеркале, можно верить, что ты выглядишь не так. Что если поверить в то, что у тебя много денег. Вера, которая могла бы пересилить ощущения от органов чувств и абсолютно незыблемые истины.
   Это граничит с серьёзными психическими расстройствами, вроде как у того, кто верит, что он Наполеон или жираф. Но кто знает, что у шизофреников в головах, - может даже в их убеждённостях случаются сомнения. Кого-то же удаётся вылечить. Значит, их вера оказывается недостаточно сильной или всеохватывающей.
   Как бы там ни было, правильного ответа, прекрасного баланса между необходимыми сомнениями и необходимой верой найти не удастся. Не в этой жизни. Все размышления приводят к тому, с чего и начинались - к очевидному. И думать будем всю жизнь, так и не придя ни к чему новому. Можно понять людей, которые отходят от размышлений, выкидывают их на помойку, выбирая жизнь действий с редкими рассуждениями о более приземлённых вещах. И даже эти рассуждения приводят лишь к тому, что все остаются при своих мнениях. Возможно, в этих бестолковых с первого и второго взглядов метаниях есть хоть какая-то польза, пусть и незаметная. Остаётся лишь верить, ибо жизнь без веры - это бессмысленный Хаос.
  

Глава 2

   Молитвы не помогли. Случилось чудо, и мне выдали аванс, даже в тот день, когда и полагалось и даже больше, чем я рассчитывал. Последнюю стипендию бумажные крысы зажали.
   После пяти дней "сухой" жизни, начало болеть сердце. Слава богу, через пару часов после получения мною денег из кассы, я быстро закинулся лекарством и запил его пивом. На следующий день всё вернулось на круги своя, и мой животный гнев, а вместе с ним и "рывки" и чудовищная активность нервной системы пошли на убыль по своим квази-экспоненциальным законам.
   "Рывки", как не забавно, ощущал и мой друг-флегматик на отказе от того же самого препарата. Через четыре недели они исчезли, потому он до сих пор не верит, что у меня без лекарства они не пропадают, а значит, вполне допустимо, что они не пропадут до самой смерти. "Рывками" я называл ощущения, схожее с судорогами мозга. Они являлись в моменты повышенного эмоционального подъёма и при некоторых резких движениях, например, при поворотах. Длительность не превышала секунды, но в моменты "звериного гнева", чувства правоты, из-за которого даже не боишься потерять зуб, она могла растянуться до трёх секунд.
   Так, например, бывало, когда возникали бессмысленные споры с нонконформистом и схоластом на работе. Мне, чтобы не показывать враждебность, простоту и очевидность своих доводов, приходилось со скрываемой ненавистью говорить этому старцу, что семьдесят шесть умножить на четыре равно трёмстам четырём, и сколько бы раз я не измерил, в двести пятьдесят это вряд ли уместится. Но он не сдавался, и перебивал меня каждые две секунды, говоря о том, что имело лишь наиболее общее и чрезвычайно малое отношение к сказанному мной. С третьей-пятой попытки удавалось высказать ему все три предложения, смысл которых он улавливал далеко не всегда, продолжая повторять то, от чего по очевидным причинам, не было практически никакого толку. С телевизором договориться было шансов не сильно меньше. Посему я радовался, осознавая, что вскоре этого глупца выкинут, и место начальника (ужас до чего надо дойти, чтобы "это" оставлять во главе группы так долго) перейдёт ко мне.
   Те приятные намёки на улучшение моего быта спустя пару дней после того, как я начал программировать себя на веру в позитив, по всей видимости, являлись совпадением. За целый месяц, что я "молился" происходили либо ухудшения, либо ничего. Посему я принял решение выкинуть текст с молитвой в мусорное ведро.
   Но был и положительный момент в этих страданиях, когда приходилось брать из маминого ящика деньги на проезд и на махорку, чтобы не размозжить на новом рабочем месте кому-нибудь гнилой череп ненароком. Я вновь вспомнил про свою древнюю сущность. Не совсем животную, даже животные явно ощущают себя гораздо гуманнее и логичнее чем то, что напускалось на меня каждые пять-семьдесят минут. Такая ненависть предохраняла моё жалкое, убогое, насквозь пропотевшее из-за нестабильной работы ЦНС и гормональной системы, тельце от проклятого ветра, препятствуя неминуемой простуде. Правда, даже несмотря на крупногабаритные мешки с жиром и матерей с ещё не социализировавшимися спиногрызами, заходящими в банку шпротов, именуемой маршрутным такси, я смог отметить для себя, как же часто и подолгу на меня заглядываются самые разные представители обоих полов. Должно быть, я и в правду неотразим, дьявольски сексуален и божественно привлекателен...
  

***

   Но всё изменилось, когда в мою кровь стали проникать они, - Ингибиторы Обратного Захвата Ништяков.
   Мир на этом предприятии был тесен, и одиннадцатого сентября на выдаче банковских карт последней появилась она. Я давно смотрел на неё в маршрутке, - мы часто добирались на одних и тех же "газельках" и туда и обратно. Я всё ждал "дара Богов": что она обронит, как в кино или в сказке, свой билет, или ещё что-либо в таком роде. Я ждал этого, чтобы у меня была причина "подкатить" без ответных упрёков в моём ничтожном и ущербном положении. Но, естественно, ничего такого не случилось, да я и так знал, что такое статистически приравнивается к невозможному.
   Первое на что я обратил внимание, - схожесть черт её лица с одним из моих знакомых с университета. Тот запомнился мне довольно ничтожным созданием, берущимся за дела, большинство из которых так и не решал, но я его прощаю. Мне даже показалось, что она его старшая сестра. Мне даже показалось, что она в моём присутствии стала объявлять об остановках более весело и уверенно. Я чувствовал на ней влияние своего присутствия. Это, пожалуй, произвело на меня эффект даже больший, чем её ноги.
   На счёт ног и тазовой части тел, хотелось бы обратиться к смелой десятине сообщества: Я со взрослением начал за собой понимать, что банальная и призрачная "уверенность в себе" порой превосходит, казалось бы, незыблемые физические габаритные характеристики. Я сие стал скидывать на возможное увеличение уровня тестостерона со временем, и даже не буду продолжать на что ещё... Тем не менее, откуда-то появлялось знание о толщине брони, которую я смогу пробить...
   Второе, на что я обратил внимание: она на своём устройстве читала. Читала! Я пытался подсмотреть о чём. Она отворачивала дисплей. Также мне показалось, что на заставке виднеется головка ребёнка. Меня бы скорее удивило, если бы чада у неё не было.
   Но самое главное, на что я не мог не обратить внимания: она отвечала приветливо, улыбчиво. Я мало смотрел на неё. Да и вообще редко это делаю, по нескольким причинам. Но я чувствовал, что она улыбается, по частотам её голоса. Ну и её ножки, разумеется, я не оставил без внимания. Они тянули на ноги, и даже на массивные куски аппетитного румяного мяса.
   Помню, Нина воскликнула "Пятница". Я и не думал придавать этому значения, даже не смотря на то, что для меня пятница, - это адское нажиралово, а значит и единственное приятное времяпрепровождение.
  

***

   Дома меня вновь атаковали. Напился я не зря, ибо иначе она всё равно прицепилась бы к чему-нибудь другому, зато обеспечил себе ощутимую психологическую защиту.
   Забавно, что я, проснувшись спустя 14 часов вспоминаю этот негатив, вместо того, чтобы просто думать о другом. Просто со временем её инвективы становятся всё более забавными.
   Началось с упрёка в том, что я не умею чинить электронные часы-будильник с моим-то высшим образованием. Я ответил, что её почти наверняка такой же мути учили, что и меня. Она вновь сказала, что нечего с ней сравнивать, что она не хочет ничего понимать, ничего решать, ничего слышать, ибо это всё не её дело, и что она "просто хочет, чтобы я починил" часы. Я ответил, что она сейчас поступает так же, как и бабуля, которая тоже отворачивается при виде любой сложности, однако мама это всегда считала неправильным. Я вспомнил разговор со своим начальником бюро, нонконформизм которого достиг такого уровня, что он отказался верить в то, что кофе и чай вымывают кальций. Я ещё отметил снисходительным тоном: "Ни во что вы не верите. Зачем же спрашивать тогда?".
   Короче мама, как всегда, с каждой моей фразой уровень децибел всё повышала. Затем сказала, что плачу я ей мало, и спросила, когда она дождётся от меня, чтобы я ей дал пятьдесят тысяч. Я от такого аж два вопроса задал: "чего ж не миллион?" и "а когда я дождусь мира во всём мире?" Она заметила, что я только могу "пиздаболить" и философствовать, а делать ничего не умею. Я сказал, что лишь защищаюсь и парирую её выпады, и я бы не говорил эту ересь, если бы она не захотела в очередной раз до меня докопаться. Она сказала, что надо размениваться. В очередной раз пришлось сделать вид, что я трухнул. Пугали этим меня уже раз в "н-ный", так что я боялся этого всё меньше.

***

   И вновь вера стала проникать в мой разум с новой силой. Я её культивировал, пестовал в себе, всё чаще фильтруя негативные мысли. Стал обращать, что они появляются всё реже, и остаются на меньшее количество миллисекунд. Я продолжал начитывать себе импровизированный текст аффирмаций, того, что я хочу видеть, и, будь я проклят, если не почувствовал эффекта от этой, казалось бы, глупой затеи. Разумеется, эффект проявлялся не совсем так, как было написано в моём "священном писании". Тем не менее, та самая благодатная бездумность всюду меня поддерживала.
   В пятницу вечером я возвращался на троллейбусе с работы и застрял в пробке. Я вспомнил, что накануне, в четверг, я отметил день "плохим". Ранее, я бы волосы на себе во всех немыслимых местах рвал в такой день, но тот четверг я пережил стоически, возможно даже почти по-эпикурейски. С каждым годом я всё сильнее понимаю, почему психотерапевты в своих лечениях сочетают психологические техники общения с психотропными препаратами. Вместе образуется поистине могучая смесь, способная свернуть горы даже такой непокорной психики как моя. Как говорится, сытый голодного не разумеет, и один в поле - не воин, и одна голова - хорошо, а две - хорошо-хорошо.
   В общем, я продолжал пичкать свой мозг положительными внушениями, хоть, до сих пор, с моей, философской точки зрения, правдой их можно было считать лишь наполовину. Но, с другой стороны, зачем внушать то, в чём ты и так уверен?
   Полуторачасовую поездку до дома я преодолел, как ни в чём не бывало, и, на правах заводчанина в пятницу, взял пивца. Попутно, пребывая в трансе, но не истоме, я вспомнил и о том, что заговорил с блондинкой, что обычно стартует на свою работу со мной на одной остановке. Я даже не посмел с ней познакомиться, лишь заговорил по дороге, зная, что уже на следующий день продолжу.
   Дома отметил для себя, что восприятие времени у меня несколько сжалось, - время шло быстрее, как у трезвеющего. Так бывает ещё у тупеющего. Однако, на скорости реакции (в том числе и скорости изменения мимики) это не отразилось, из чего я сделал вывод, что всё не так плохо. К тому же, седьмая рабочая неделя для меня пролетела ещё быстрее, чем шестая, - буквально - понедельник - пятница. Отдельные моменты из поля зрения, выпадали. Разумеется, ведь не меньше 90% жизни - скучное дерьмо, сие не для кого не секрет. Однако, в некоторые моменты, даже под взором вражески настроенных лиц можно обнаружить, что ты передвигаешься гораздо быстрее, чем это лицо меняет интонацию или мимику. Самое забавное, это потом думать, подходящее ли к данной ситуации выражение лица ты выбрал. Я чаще всего выбираю снисходительную полуулыбку - по-моему, вариант оптимальный.
   Жизнь шла, и я всё более стал определяться с ней. Я начитывал себе этот бред, написанный разноцветными фломастерами на сложенной вчетверо бумажке формата А6. Кто-то женился, ещё больше, чем "кто-то" выходило замуж. Рождались детишки. Люди ходили на работу, названивали домой по пустяковым поводам, и вовсе без них. Короче, жизнь шла своим чередом.
   На Украине кто-то с кем-то что-то не поделил, Шотландцы решили "пожить отдельно", американцы несли демократию и все блага азиатскому миру, возможно, ещё и Эболу Африке. Кто-то писал кипятком, кто-то считал всех идиотами, в общем, я более всего был рад, что скоро, по заверенью друга, познакомлюсь с очередными цыпочками, которых, возможно даже, не поместят в программу по защите свидетелей, и у которых, как выразился один товарищ-директор компании, не "все выходные расписаны".
   Но даже учитывая всё выше сказанное, я допускал... Это мягко сказано. Скажем так, предсказывал, что, даже не смотря на часто исчезающее чувство стеснения во время разговора с незнакомками у незнакомцев на глазах, которые, к удивлению моему, абсолютно никак не реагировали, я приду лишь к приобретению машины с устройством G-Force GTX980, и скуки не буду знать года два. В том была одна из моих грёз. На протяжении нескольких месяцев. Конечно, если бы я не пил и не курил и постригся в монастырь, я бы с лёгкостью накопил бумажек и железок на эту шайтан-коробку, но, боюсь, что попутно меня бы закрыли за пролом черепа или сворачивание шеи.
  

***

   Весьма широкую огласку получили случаи с летальным исходом после употребления людьми "спайса" в разных городах. Разумеется, и моя мама не отказала себе в удовольствии в очередной раз капнуть мне на мозги по этому поводу. Я к тому моменту уже несколько месяцев его не употреблял, о чём уже неоднократно ей сообщал.
   Оказалось, "смертоносный спайс" забрёл в самые разные города и области. Столько-то человек подлетело, стольким-то людям стало нехорошо. Да, плохо. Да, жаль. Надеюсь, что они перед смертью и хворой хотя бы тащились, как я. А лучше даже, чтобы кайфовали ещё сильнее, так чтобы сама душа испытывала, кажущийся нескончаемым, оргазм. Действительно, повсюду сплошные вредности. А на фоне удручающих отношений с братьями нашими - хохлами и в правду запросто можно поверить во всякие теории заговоров. Я вполне допускаю, что некоторые люди поставили себе задачу истребить русский народ. Вот уже третий десяток лет, правда, получается лишь подкладывать небольших свинок. Лет через шестьдесят Россия может превратиться в болото более наглядное, чем сейчас. Правда ни мне, ни тем, кто на данный момент прикладывает к этому руки этой картины не увидеть.
   Но ясно одно - надо отказаться от всего психотропного, жить ради выживания и радоваться всему тому, что не вызывает никаких эмоций и не имеет практически никакого значения.
   Долго сегодня на работе мучился от скуки и безделья, даже книги читать надоело. Было крайне позитивное настроение, но тут вновь пришлось столкнуться с неодобрительными речами "ближних моих", и сразу нашлось, что написать.
  

***

   Блондинка-попутчица невербально показала, что беседовать со мной не желает, и мы без малейших неловкостей "общение" прекратили.
   Однажды в выходные нагрянули сразу оба друга из других городов, и мы договорились пойти к четвёртому, дабы отпраздновать рождение его дочери. Я был под воздействием прегабалина, и помню, как отказался войти в цветочный магазин по причине того, что пукнул.
   В общем, всё шло нормально, пока я не забыл про усугубившуюся цензуру, действующую в доме у новоиспечённого отца. Часов в десять вечера, как раз, когда и следовало расходиться, отец второй раз в жизни попросил меня удалиться. Немного походив туда-сюда, решая, каким путём мне лучше добираться домой, я провёл несколько минут, пока за мной не вышли остальные два гостя.
   За время празднества мы сделали несколько милых фото и одно забавное видео, так что в памяти могло остаться что-нибудь позитивное. По возвращении домой, я разговорился с мамой и лёг спать, позабыв о пиве, которое я прихватил по пути.
   На следующий день я не упустил возможности вновь нагрузиться с товарищами. То было воскресение, и я торопился домой, дабы пораньше лечь спать. Поэтому, ближе к одиннадцати часам вечера я допил залпом пиво и оставшиеся две стопки текилы, набил карман своими вещами, запакованным хот-догом и поспешно выбежал.
   Когда дверь в подъезд уже закрылась за мной, я обнаружил, что забыл забрать телефон. Положение ухудшалось заблаговременно принятым прегабалином, да и тем, что я, по сути, пил весь день. Даже набрать номер квартиры друга (а ведь его ещё надо было вспомнить!) на домофоне, представлялось практически невыполнимой задачей. Тьма давно вступила в свои права, и расплывчатые знаки на клавишах разглядеть было тяжело, - в общем, всё обернулось против меня.
   Я довольно скоро начал бить металлическую дверь руками и ногами, в надежде, что кто-нибудь спустится и откроет. Стал звать друга, у которого только что гостил. Пока я производил стандартный комплекс процедур, ко мне подошёл парень в бело-салатовой куртке, такой же убитый, как я, и тоже принялся калечить дверь. Однако, немного погодя, он принялся за меня. Было это весьма слабо, но я напугался, особенно когда вспомнил, что ни разу в своей жалкой жизни не победил ни в одной драке. Бежать я боялся, потому меня так легко можно было сбить с ног, да ещё и, не дай бог, на какую-нибудь неровную и твёрдую поверхность. Посему я принял решение откатываться от него кувырками. После серии в четыре-пять кувырков, уже на противоположной от подъезда стороне дороги, я лёг отдохнуть и заодно вновь позвать друга.
   Меня не удивило, что друзья меня не услышали, хоть и располагались они всего на третьем этаже. Окна в квартире были закрыты, дабы не впускать проклятый холодный воздух. Меня удивило, что на улице не было ни одной живой души, и это в одиннадцать то часов. Обычно чуть ли не до двух часов ночи куда ни глянь - наткнёшься на чей-нибудь силуэт. Поразило и то, что никто не выглянул из окон, чтобы заорать на нас. Как оказалось, хозяину даже на следующий день никто из соседей не поплакался на мои крики.
   В общем, лежал я небрежно на дороге, оперевшись одним локтём в бордюр, другим - в асфальт и следил за перемещением врага, а тот медленно приближался. Однако, вскоре он свернул и ушёл в сторону.
   Я обрадовался и вернулся к домофону. Только у меня вновь не получилось набрать номер, парень возник рядом и начал меня пинать, пачкая мне джинсы. Прям как в кино, где герою не позволяют в конце фильма нажать на спасительную кнопку. Пару ударов я отбил, но затем понял, что деваться некуда, и, схватив его за грудки, повалил наземь, упав вместе с ним. Затем также, без особого труда, повернул его лицом вниз и взялся обеими руками за его голову, собираясь свернуть шею. Я уже предвкушал забавный и долгожданный хруст. Создавалось впечатление, будто я держу в руках головку какого-то ребёнка. Однако, какие-то мысли меня остановили, и я просто склонился над ним и произнёс ему на ухо, что он сейчас мог бы умереть и ещё что-то в этом духе. Он вовсе перестал двигаться, да и вообще, возможно уже спал.
   Вскоре подъехало такси и я, забыв про телефон, поспешил с места драки, напевая песенку. Как позднее оказалось, такси вызвал для меня друг.
   На следующий день утром и вечером меня ждали разгромы. Матушка негодовала. Я забавно, с явным перекосом повесил куртку на вешалку. Одежда была грязная, немного мучил отходняк, к тому же я не выспался. Но сильнее всего по мне ударило, буквально раздавив, что я матным словом лишился бумажника. Внутри были и разные карточки, в том числе банковские, и все оставшиеся наличные деньги.
   Понедельник был днём довольно тяжёлым, но я старался ни о чём не думать, а после работы написал объявление о пропаже и наклеил его на злополучную дверь подъезда. Я понял, что правильно поступил, пощадив парня, иначе я вряд ли бы вернулся и наклеил объявление.
   Во вторник я подумал, что сложившаяся ситуация - это хороший толчок к началу более здорового образа жизни. Да и начальник на работе ушёл в отпуск, так что работать стало ещё приятнее.
   После работы я заехал к другу забрать свой телефонный аппарат. Дома у него меня встретили радужно, - досыта накормили и предложили выпить. Отказывать я не смел, так что оформил несколько стопок.
   В среду удивился, как мне удаётся уже третий день подряд довольствоваться тремя папиросками в день. Однако, с восстановлением былой функциональности организма старые аппетиты стали возвращаться. С ними начали расти и дневные нормы.
   День с практической точки зрения обладал нулевой значимостью. Несмотря на ужасы, приключившиеся со мной недавно, я без труда поддерживал в себе приподнятое настроение. Возможно, в мозгу высвобождался из плена отупляющих вредностей эндорфин.
   Дома я успел сделать лишь пару делишек прежде чем отключилось электричество. Порадовался про себя, что если б были деньги, взял бы пивка зазря, и лёг спать в восемь часов.
   Безусловно, тот вечер с дракой был испытанием. Я дороговато за него заплатил, но зато понял, что я вовсе не такой плохой человек, каким себя считал недавно. Ещё занимательно, что буквально в тот день я задумал начать копить деньги.
   За всю среду был один приятный момент, который я даже удостоил запечатлению. Дремлющая Нина. Видел я её не так часто, как хотелось бы, - всего пару раз в неделю, да и то порой поговорить не удавалось, а порой было такое настроение, что и не хотелось. Она расположилась на месте "передающего за проезд", но её никто не потревожил и глазки её вскоре закрылись. Уголки рта опустились, но время от времени слегка вздрагивали, словно даже в состоянии рассеянного сознания бедняжке приходилось решать важные задачи. А поначалу у неё двигалась серединка верхней губы, как бывает, когда сердишься или терпишь неприятный запах. В голову приходили только мамины слова: "ды хожпади" и "холёська". Хотелось и дальше гадать, что кажется этой добродушной милашке, но она поменялась местом и скрылась за головами, пытаясь нежиться у окошка с голубой занавесочкой.
   В детстве наша домашняя библиотека мне казалась весьма значительной. Ныне, заинтересовавшись каким-либо произведением, я не обнаруживаю ни искомого, ни вообще чего-нибудь достойного внимания. Возможно, в те далёкие времена, когда папа затаривался книгами, интересующее меня сейчас просто было непопулярно или вовсе запрещено. Хотя, помимо официозной чепухи, всё же можно было натолкнуться на нечто незаурядное.
   Возможно также, что у папы были другие литературные предпочтения. А возможно и что самое интересное быстренько растаскивали, и папе оставалась только скучная ерунда. Из кучи знаменитых писателей встречаются только мало популярные произведения. Правда, может быть и так, что папа, ознакомившись где-то с наиболее известными трудами, решил прочесть остальные.
   Хотелось найти роман, в котором бы плакались на порядок меньше, чем в "Чёрном тюльпане" Дюма или в "Дочерях" Толстого. Также, чтобы в нём было поменьше, вводящей в гипноз, бесконечной, непонятно для чего предназначенной, "воды". Чтобы среди основных персонажей не было вечно ноющих неудачников и задохликов. После "Железной пяты" Джека Лондона решил поискать его же "Морского волка", - естественно не нашёл. "Ладно, чёрт с ним, - подумал я, - "Мартин Иден" должен сойти, судя по краткому описанию".
   На второй половине романа долгие описания переживаний на пустом месте, часто друг от друга почти не отличающиеся, начал потихоньку пропускать. По большому счёту, заранее зная печальный финал, я читал, ради последних размышлений главного героя. Если бы я не знал финала, я бы читал в надежде на то, что конец будет счастливым. Слава Богу, читая, я отметил очень много знакомого, вполне реалистичного и даже, порой, очевидного.
   Вспоминая, что я вытворял в сумеречном состоянии сознания, в состоянии почти "без внутренних блоков", вновь и вновь задумываюсь над своим антисоциальным поведением. Можно сказать, что внутри меня сидит "демон". Не особо глубоко он и сидит. Каждый раз, когда защитные барьеры сознания ослабевают, в ситуациях, когда меня мучает страх, сомнения или нерешительность, он даёт о себе знать. Протаскивает меня через эти моменты убогой слабости. Я принимаю его, я благодарен этой части себя. Именно благодаря этому я знаю, что способен действовать так, как хочу, невзирая на бесконечные преграды и слабости, которые постоянно раздирают меня. Я презираю себя слабого и нерешительного.
   Однако, доверяя "демону", я часто веду себя слишком опрометчиво и вызывающе. До недавнего времени мне было интересно, что же есть такого интересного в моём подсознании. Часто рискуя, я пытался узнать, какие ещё стороны моей личности в нём скрыты. Но теперь, не найдя там ничего нового, я больше не хочу "ослаблять барьеры", тем более такой ценой, - былое манящее очарование таинственного рассеялось.
   Разумеется, я ещё не раз позволю демону - моей сильной, волевой, эгоистичной части натуры сделать ради меня что-то, что я не могу в обычных условиях себе позволить. Я давно допускаю, что чем больше к нему обращаться, тем сильнее во мне будут разрастаться его качества. Но я хочу, чтобы эти качества, эмоции, ощущения стали более экологичными, без вредных добавок. Воля, которую пробуждает внутренний демон, смешана с агрессией, и пусть, я ни разу в драку первым не вступал даже в таком состоянии, своим поведением людей менее сдержанных я провоцировал. К тому же озлобленность порой способно вызывать боли в сердце. Причины возникновения этой агрессии вспоминаются очень просто, нечего её наличию удивляться, но и уделять ей особое внимание тоже, явно, не стоит.
   Как бы там ни было, в субботу я не преминул "нахрюкаться", а уже в начале следующей недели, я пригласил Нину на встречу. Мы, как всегда, весело общались, она улыбалась и смеялась, но как только я предложил встретиться на выходных, она нахмурилась, и настроение её немного упало, словно её шантажом принудили заключить кабальную сделку интимного плана. Я старался не придавать этому значения, но прекрасно помнил, что почти всегда, когда звал на встречу/свидание, дамы соглашались неохотно. Как я со временем понял, это не самый лучший знак...
   Тем не менее, у жизни появился зародыш смысла, а на выходных маячило ожидаемое событие. Помимо очевидного.
  

***

   Прошло всё неплохо. Кино посмотрели занятное, интересное, местами забавное. Я всё своими знаниями в области голливудского кинематографа и биографий актёров пытался блеснуть. Куртку помог надеть, по-джентльменски, всё следил, как она идёт, смотрел, чтобы не упала и не оступилась. Со стороны, наверно, выглядело, словно я её телохранитель.
   Я всё боялся, что от меня перегаром пахнет, потому фразы себе позволял лишь короткие, хотя мы вроде и до этого не особо часто в полемики вступали.
   После фильма она вызвала такси, я сразу же увидел подходящий по описанию автомобиль и ушёл домой. Как мне Нина на следующий день рассказала, она села не в ту машину, к обычному, ничего не подозревающему парню. Её же такси в такой же машине и с таким же номером, подъехало минутой позже на то же самое место.
   После встречи я ещё накатил немного, поспал три часа за ночь и в понедельник рванул на работу. День был тяжёлый, а я, из-за такого отходняка, был тварью дрожащей. Было прохладно в одних обыкновенных носках, и я прихворнул, - второй раз за тот месяц.
   Так вот и нельзя сказать, что совсем уж ничего в моей жизни не происходит, барахтаюсь понемножку. Но, всё же весьма убого как-то и мелочно до смехотворного. Другие уже давно страницы в соцсети все обложили фотографиями жён и детей своих, а я тут "плюшками балуюсь", - ничего пока и не начиналось.
   На следующих выходных я разжился контрамаркой в кино, но там гоняли всякий шлак, и кино, на которое Нина не хотела идти. Конъюнктура не менялась три недели. Я позвонил Нине вечерком просто так, но она не взяла трубку и не перезвонила. Она предупреждала, что может уехать. И после этого, кстати, недели две её не видел точно.
   Зато мне на ноябрьский праздник дали денег в долг, и я вскоре приобрёл зверь-машину. Таковой её делала видеокарта, которая стоила, почти как всё остальное вместе взятое. Но мне она досталась всего за пять тонн.
   Правда, я не торопился её испытывать. Былой мальчишеский запал угас, так что поначалу я просто наслаждался преимуществами нового, ещё не заполненного хламом, компьютера. Из всей информации я оставил только свою писанину и фото/видеоальбом.
   Последнее время я вообще часто стал убеждаться в том, как много лишнего мы храним. Жилище своё я бы тоже сделал максимально пустым и аскетичным. Кроме, разве что, одного уголка, в котором моё сознание время от времени заполняло бы всю квартиру.
   Избавление от ненужного хлама, даже если поначалу его немного жалко, как и избавление от надоедливых мыслей, приносит приятное чувство облегчения и гордости.
   Вполне возможно, что и, как выражается начальник бюро, "дурные мысли" тоже скапливают пыль, занимают место, ограничивают свободу движений и надоедают одним лишь своим существованием. Лучше уж, если что-то из выброшенного хлама понадобится, заново купить, зато в пустой комнате это и найти проще будет.
   Ах да, вспомнил ещё один занятный момент. За пару дней до покупки компьютера, я нескольким товарищам противоположного пола послал фото своего пипетунидзе. Разумеется, находясь в сумрачном состоянии сознания.
   Мне была интересна реакция и примерный период времени, на протяжении которого люди помнят о подобном. Реакция оказалась вполне нормальной. Я бы даже сказал, для уст этих людей, почти положительная. Правда, пока думал, каким бы ещё существам запостить, меня забанили, и пришлось отвечать на весьма странный ряд вопросов, дабы страницу вернули.

***

   Прошёл мой день рождения, у меня появилось почти всё, что я на тот момент хотел приобрести. Подарили книжку Джерома Сэлинджера. Я накинулся на "Над пропастью во ржи". В целом произведение неплохое, только иногда тошно было, честное слово...
   Также у меня появилась новая мобилка - лопата, с мою ладонь размером. Так что я с тех пор присоединился к обществу лопатообладателей.
   Вскоре не выдержал, и купил банку протеинов с шейкером. От злоупотребления алкоголем, провоцирующего катаболизм, разумеется, я отказываться не собирался, но и от простой качки без чего-либо, как её ещё называли "суходрочки", толка было ноль целых, известно сколько десятых.
   На работе дали весьма ответственное задание, более масштабное и творческое, чем обычные. Видно, что готовят меня к должности повыше, ибо, как признался начальник бюро: "Мы не вечны".
  

***

   После очередной пьянки я потерял зарядное устройство для лопаты, - недели не прошло. Позже обнаружилось, что я утратил ещё и старый телефонный аппарат. Правда, спустя несколько дней я его нашёл. Он лежал под моим диваном, ближе к углу, хотя я смотрел и в этом месте не один раз.
   Также в сумеречном состоянии признался одной знакомой, что она невыносимо сексуальна, и что я на неё теребонькаю. В общем, опечалило меня всё это убожество, бесперспективность и бессмысленность происходящего.
   Я позволил другу зарегистрировать меня на сайте знакомств, - самому до такого опуститься рука на тот момент ещё не поднялась. По не знанию специфики сайта, функций своей лопаты и прочей буржуйской чертовщины, случайно послал SMS всем из своего телефонного списка. В том числе и начальнику, и зубному врачу, и маме и ещё много кому, помимо друзей. Ну, слава богу, новый список моих контактов был невелик, так что всё обошлось...
   Зато на следующий день я познакомился и встретился с милой дамой, а ведь поначалу пытался найти, как удалиться с этого треклятого сайта.
   После этого на работе находиться стало приятнее. Даже не смотря на, непонятно откуда взявшихся, тараканов, которые время от времени ползали по моим черновикам.
   Зарядкой я пару дней пользовался маминой, притом пользовался чуть ли не каждые три-четыре часа, на столько хватало заряда аккумулятора моей новой лопаты. Подобное убожество и не сразу припомнишь. Хотя нет, я же только что о нём писал.
   Друзья не на шутку возбудились, когда я им сказал, что именно я написал одной красотке с сайта знакомств. Поначалу я тоже немного жалел.
   После напряжённых дипломатических переговоров, мне удалось-таки уломать ту милую даму на вторую встречу. Она сказала, что не любит встречаться один на один, что когда говорила про нас, - шутила, опять заговорила про одного из бывших, потом при мне поговорила с ним по телефону. Ну и в заключении сказала, что пусть уж дебил, но зато "мой дебил". Я отметил однотипное движение, которым она сопровождала изречения, на которых ей неловко. Помню, встречал проститутку, у которой была подобная особенность.
   Один дружок, не отличавшийся избирательностью в выражениях, сказал что-то вроде: "Блин, Женёк, ты дебил, мы же тебе сразу говорили, кудрявую надо было выбирать, она нормальная". Но та кудрявая красотка оказалась "идеальной девушкой" и вообще человеком с гордыней, выпирающей значительно больше, чем грудь.
   После "n"-ной не очень удачной свиданки я нарезался до существенного чувства нейтралитета к окружающему. Мать вновь всплакнула, - спросила, "какого чёрта я так нажрался вчера", и чуть позже запретила мне ещё и пить. За несколько дней до этого я в третий раз спалился на спайсе, и она запретила мне его употреблять. Сняла на свой мобильник видос, на котором я в неадеквате. Показала мне, - смех реально необычный, - как сдохнет, качну, если не удалит.
   В общем, сплошное убожество. Я представляю, как буду жить один. На дела по дому придётся, конечно, тратить больше времени, а также нужно будет всаживать больше денег. Зато оставшиеся нервы молодые сохранить смогу. Жить с надзирателем, который готов в уретру залезть, лишь бы не в свою "жизнь", становится весьма дисгармонично.
  

***

   В стране нашей-матушке жить стало чуть более худо и страшнее: решила раса гомиков, щепетильной эгоистичной лицемерной мрази нас задавить экономически. Конечно, это было нетрудно. Что бы эти денежные мешки в поднебесной не творили, лишь бы цены не росли. Но так и случилось. Рубль просел в цене в сто раз примерно по сравнению с тем временем, когда и уговаривать не надо было, чтобы сверхдержаву пустили бы по кругу...С нас 27 миллионов, - с них 20 тысяч, и пойдут маменьке плакаться...
   Просто занятно, историю можно не учить, долбоящик можно не смотреть, а всё равно знаю, что с последнего кризиса едва шесть лет прошло. Можно винить главу нашего государства, что позволил своре не очень хороших людей немножко обобрать и немножко бросить на произвол судьбы "свой народ". Однако следует помнить и о том, что если бы я в его окружении плавал, круге на таком, что и у Данте Алигьери рвотные позывы проявились бы, я, вполне возможно, поступал бы также. Для оценки мало данных.
   В общем, про то что "полки ломятся, а денег нет", на время можно было позабыть, - нехватку круп, консервов, сахара и всякого такого я замечал.
  

***

   Новый год прошёл обычно, этот праздник со временем утратил свой шарм. Примерно с последнего раза, когда я поставил задачу встретить новый год в изменённом состоянии сознания. Один только член знает, когда это последний раз было. Хотя и что такое член, сейчас не сразу вспомнишь...
   На рождество с людьми наиближайшими обсудил условия моего изгнания из дома. Маме было нечего сказать, и она выразила псевдозаинтересованность в изменении моего поведения. Я сказал, что вероятность того, что на хате у брата я буду бухать не меньше - не меньше. Святая наивность. Лицо её почти не изменилось, - игра на публику как минимум на "хорошо" у неё.
   Новогодние каникулы прошли довольно спокойно и безмятежно, за исключением последних трёх дней, когда пришлось клеить обои в прихожей. Тут, как не трудно угадать, ора и критики на меня высыпалось с избытком.
   Зато шестнадцатого января я встретил Любовь. И значение этого события трудно переоценить. И даже не знаю, что сказать, чтобы однозначно и в достаточно полной мере описать, как изменилась моя жизнь и мироощущение, в связи с этим. Можно сказать, что она неординарная личность, интересный и загадочный человек, которому я безмерно благодарен за очень многое. Для начала и так неплохо.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"