Black Graph: другие произведения.

Водолею Водолей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник вышедший в свет малым тиражем в г. Николаеве летом 2006г

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  BlackGraph
  
  
  
  
  Водолею Водолей
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  НИОЛАЕВ 2006
  
  
  
  
  Светлая тайна -
  Тёмная бездна.
  Жизнь - эпохальна.
  Жить - бесполезно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.
  
  BlackGraph_@mail.ru
  
  а/я 356, Николаев-з, 54003
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Я Понял Сегодня...
  "Это не новое начало,
  это - начало конца".
  Ш. Талейран
  
  Солнце моё греет гранит.
  Сердце моё уже не болит.
  
  Стучатся в висках отпечатки сапог.
  Я понял сегодня: пришел и мой срок.
  
  Приехал мой поезд - увёз в никуда.
  Я понял сегодня: пришла в дом война.
  
  Так хочется верить, что умер не зря.
  Я понял сегодня: мир свят без меня.
  
  Под насыпью жизни и глыбой любви
  Я понял сегодня: весь страх позади.
  
  Шагайте колоны, да будет жив вождь.
  Я понял сегодня: пришел за мной дождь.
  
  Клеймите неверных, ведь вы - не они.
  Я понял сегодня: нет грязи в крови.
  
  Пройдитесь по миру, как шли вы по мне.
  Я понял сегодня: нет счастья в луне.
  
  Ползите же черви, я вам отдаюсь.
  Я понял сегодня: всё, я не боюсь.
  
  Сердце небес греет гранит.
  Солнце моё уже не горит.
  
  Николаев, 100-й квартал, 02.06.006
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Отдельная личность
  не обязана быть мудрее целой нации".
   О. Бальзак
  
  Параноическим вопросом
  Отображаться в круге рослых
  Я должен... Я рождён... Я выжил...
  Я сам себе судьбой подослан.
  Я сам себе гнусавый разум.
  Я сам себе проказа наспех.
  Я удаляюсь слишком часто
  Из мест, где я не очень развит.
  Зачем мне быть везде и всюду?
  Я слишком мал, чтоб быть Вселенной.
  Я - добровольный сумасшедший
  Покорно выбравшийся с плена.
  А что такое ваше дело?
  К чему мне ваши безделушки?
  Зачем мне ваши общепиты?
  Хочу я на луну из пушки.
  Хочу лететь, а нету крыльев -
  Создатель видно недодумал.
  Я - паранойя над вопросом,
  Что в ночь приходит как безумье.
  
  Николаев, 100-й квартал, 03.06.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Одиночество -
  порой лучшее общество".
   Дж. Мильтон
  
  Вы уходили в пропасть потолков,
  Я отрекался от своих веков.
  
  Вы замечали тайну в тишине,
  Я обольщался замереть в вине.
  
  Вы превращали пули в васильки,
  А я не мог сдержаться от тоски.
  
  Вы сочиняли песни при луне,
  Я отвращался жить в этой стране.
  
  Вы верили, что солнце сточит лёд,
  А я боялся встретить Новый год.
  
  Вы хоронили всех своих врагов,
  Я истощался от заветных слов.
  
  Вы танцевали под дождём во тьме,
  Я отрекался от любви в письме.
  
  Вы были слишком для меня сильны,
  Я был всегда дитём седьмой струны.
  
  Вы хохотали над моим стихом,
  Я беспокойно вас манил грехом.
  
  Вы выжидали время для ножа,
  Я же ходил по грани ни спеша.
  
  И вот в итоге вы слились со мной,
  А я остался до сих пор собой.
  
  Николаев, 100-й квартал, 05.06.006
  Сквозь
  "Любовь помогает убить время;
  время помогает убить любовь"
   Народная мудрость
  
  Наша гордость не даст нам шанса,
  При встрече, назад обернуться.
  И мы будем годами скитаться
  С надеждой ещё раз столкнуться,
  
  Но лишь с одной только целью:
  Увидеть, запомнить, сдержатся...
  Всё как под воздействием зелья,
  Что чарами манит взобраться
  
  На крышу, где дождь и небо,
  А внизу суетиться град павших.
  Скажи, вот какое нам дело
  До всех этих слов пропавших
  
  Где-то в центральных кварталах,
  Где мы не сказали ни слова.
  Мы не помним, где было начало,
  Но знаем, что встретимся снова,
  
  И снова пройдём, улыбаясь
  Но тихо, без слов, корча гордость.
  И снова в толпе затеряясь
  Ещё глубже сделаем пропасть,
  
  Что и так велика между нами.
  Привыкшими к таким играм,
  Мы несемся всё время теряя...
  Мы в конце затеряемся в титрах.
  
  Нас не найдут, не отыщут...
  Никто наш секрет не узнает...
  Наша гордость - всего выше,
  Наших чувств она не понимает.
  
  Николаев, 100-й квартал, 06.06.006
  љ љ љ
  
  Из андеграундных ям
  Бежим мы прямо к богам,
  Летим мы прямо туда,
  Где загорелась звезда.
  
  Прейдёт певучий восход
  И принёсет радость нот.
  Он принесёт новый день,
  В котором новая тень,
  
  Кого-то нового в нас,
  Начнёт о новом рассказ,
  О том, что боль позади,
  А радость вся впереди.
  
  Из андеграунда снов,
  Сквозь чащи жутких веков,
  Мы протащили свой час,
  Теперь есть солнце и в нас.
  
  Теперь не только луна
  И два бокала вина
  Ведут по жизни детей
  Уставших от палачей.
  
  Восход встречаем мы вновь,
  И вновь поёт в нас любовь,
  И субъективный наш мир
  Устроил сказочный пир.
  
  Из андеграундных рек
  Мы напоили свой век,
  Мы улыбнулись в войне
  И стали краше вдвойне.
  
  Николаев, 100-й квартал, 11.06.006
  
  О Придуманном Друге
  
  "Не печалься о том, что люди тебя не знают,
  а печалься о том, что ты не знаешь людей".
  Конфуций
  
  Не печалься о том, что люди тебя не знают.
  Радуйся, друг, тому, что не знаешь людей.
  Радуйся, друг, одиночеству и голым стенам.
  Твой необитаемый мир красив без идей.
  
  Он красив без идеалов великих пророков.
  Он безумно прекрасен без людских голосов.
  Он что-то такое, чему описанья не будет.
  Он существует вне времени глупых веков.
  
  Одиночество - всегда наилучшее общество.
  Наилучшая радость та, что постиг в тишине.
  Радуйся же тому, что не знаешь речь мертвых.
  Радуйся, друг, тому, что живёшь в глубине.
  
  И прости ты меня, что я другом тебя называю,
  Просто сорвался, просто проникся тобой.
  Радуюсь я за тебя, и грущу, что не в силе
  Создать свой собственный мир внеземной.
  
  Совершенно не рад я тому, что меня люди знают.
  Совершенно не рад я тому, что знаю людей.
  О, безумье моё, в дом прейди, мы напьемся.
  Зацикленный стон существует вне всяких вещей.
  
  Николаев, 100-й квартал, 11.06.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Водолею Водолей
  
  Однажды ночью водолею водолей
  В саду на ушко тихо прошептал:
  "Забери меня в себя, прошу, скорей
  И выдели мне место, где не бывал
  Еще никто до этих пор, я знаю есть
  Оно в тебе, ты прятал его долго,
  Но теперь я хочу в него пролезть,
  Пусть даже в этом не будет толка.
  
  Доверься мне, я знаю, что прошу,
  Ведь я могу заполнить его сердцем.
  Я не спешу, думай, я ещё подожду,
  Пока в силе буду я отвертеться,
  Пока в силе буду сдерживать газ,
  Структурно обнявши твои закаты.
  До рассвета остался всего-то час,
  А память хранит: рассвет - расплата.
  
  Пусти же меня, я войду в твой мир,
  Как никто не входил, и это правда.
  Мы сольёмся потоком прекрасных сил,
  И остывши поймём, что пришло завтра."
  Однажды ночью тихо потопу потоп
  Шептал о затерянных тайнах земли.
  Только рядом скала, ну а может и рок
  Принимал на себя крошить их корабли.
  
  Тайна без кофе, закат без заплаты,
  Мысли без действий, утро без: где ты?
  Прейдёт, вероятно, вскоре расплата,
  Но это лишь следствие взрыва кометы.
  Пусть расцветает всё яркими красками,
  Водолею не помешает порой радости.
  Слились в едино, обменялись масками,
  И утро наполнилось чертой праздности.
  
  Николаев, 100-й квартал, 13.06.006
  
  Хочешь?
  
  Хочешь, вместе улыбнёмся,
  Полетим на дно колодца,
  Исповедаем самих себя.
  Хочешь, будем мы как дети,
  И забыв про всё на свете,
  Искушу в себе я твоё я.
  
  Хочешь, завтра рано утром,
  Мы постигнем камасутру,
  Проповедуя искусство губ.
  Хочешь, я глаза закрою,
  Чтобы быть самим собою,
  И открою только на тук-тук.
  
  Хочешь, да конечно хочешь,
  И иначе ты не можешь,
  Я дарю тебе себя - бери.
  Ты неси мой рад безвластный,
  Я хочу изведать счастье,
  Но не в силе я его спасти.
  
  Хочешь, да конечно хочешь,
  Только знаю я, не сможешь
  Ты спасти навеки этот рай.
  Это грань между мирами,
  Это в нас и между нами,
  Одинокий бестелесный край.
  
  Николаев, 100-й квартал, 13.06.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "...не пристегнуть мне
  бесполезной гордости
  к размытому понятию:
  страна..."
  Римма Казакова
  
  Всё тошно мне и чёрными кварталами
  (как будто бы, их лучше) иду в ночь.
  Нет жалости во мне, и в них нет тоже
  желания себе (ни мне) чуть-чуть помочь.
  
  О, что такое, что же происходит здесь?
  (хреново так... не прыгнуть ли с моста?)
  Их всех имеют в линию пригодности,
  и я клеймо даю им просто: "гопота".
  
  Да будет так, не вижу в них желаний я
  не быть быдлотой, пушечным скотом
  на поле бизнеса, культуры. Надоело.
  Мне тошно в доме (ведь страна мой дом),
  
  где творится зрелище аморфных морд
  с пустыми стёклами безвольный глаз.
  Пустите же меня, хочу я вырваться
  и убежать от глаз пустых в пустыню глаз.
  
  Бритоголовые, мои засранцы-лапочки,
  как не любить вас с вашей гоповитостью
  люблю придурков я, ей богу, зрелищно
  На вас смотреть с тревожной неприкрытостью.
  
  Николаев, 100-й квартал, 14.06.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Если с утра не закурить,
  То на фиг просыпаться..."
  А.Васильев
  
  Утро встречается мыслью: отстаньте
  Будильники, звуки - все прочь, не мешайте.
  Не троньте мой сон, он мне дорог, он чудо,
  Единственно правильный отдых отсюда.
  Не троньте руками мои сновиденья
  Они неприступны, в них тайное пенье
  Уносит из тела печаль и усталость.
  Спать бесконечно - всё, что мне осталось.
  Но утро есть утро и надо быть сильным,
  Себя возвышая над телом бессильным,
  Суметь всё же встать, закурить, выпить кофе
  И выкинуть к солнцу анфас свой и профиль.
  
  Николаев, 100-й квартал, 19.06.006
  
  
  
  
  љ љ љ
  Ты жаждешь откровений - что ж бери...
  Сумеешь взять - неси, нет - успокойся.
  Не кипятись, не нервничай, не злись...
  С утра в траве роса - пади в неё, умойся.
  И будь собой. И будь мне даром к лету,
  Что так необходим в фрагментах жизни.
  Слова застрянут в горле спелой вишней,
  Когда соберусь сказать тебе о лишнем.
  Ты знаешь всё сама, зачем мне ложность,
  Зачем она тебе, всё это было в жизни.
  Всё, кроме нас, уже заведомо излишне.
  Излишня даже кровь из спелой вишни.
  
  Николаев, 100-й квартал, 22.06.006
  
  
  љ љ љ
  Бессмысленно исследуя пространство
  Между двумя границами кровати,
  Я забиваю в степень постоянство
  И отрекаюсь верить слову: хватит.
  
  Ночь безымянно пятится навстречу
  Моей победе, моему блаженству.
  Стены стекают, утверждая вечер,
  Врывается в квартиру совершенство.
  
  Искусство видеть ночь и звезды
  Всегда полно особенной оснастки.
  Я развращаю полночь, мои позы
  Ползут по стенам, размывая сказки.
  
  Тамтамы выбивают ритм сердца.
  Мне некуда бежать. Я голый ангел.
  От ночи мне вовек не отвертеться.
  Давно я заглотнул в себя приманку.
  
  Безудержно преследуя пространство
  Между двумя границами постели,
  Я ночь кружусь на крыльях танца,
  Которым обольстить меня сумели.
  
  Николаев, 100-й квартал, 29.06.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Вынырнуло солнышко
  из-за подоконника,
  Можешь не надеяться -
  утро тут как тут.
  Это ли непразднично?
  Это ли нездорово?
  Это ли нерадостно?
  Это ли не жизнь?
  Расцветала радуга...
  Трель магнитофонная
  подпевала солнышку -
  снова Жить пора.
  Улыбнись - и сбудется.
  Загадай - и радостно.
  Новое познание.
  Обновлённый мир.
  
  Николаев, ул. Плехановская, 29.06.006
  
  
  
  љ љ љ
  Там, в тёмном углу коридора,
  Остался лежать старый кот.
  Он скоро умрёт, очень скоро
  Пойдёт он в разбег и на взлёт.
  
  Уходят нам милые лица
  Быстрее, чем ценность их в нас.
  Быть может, поэтому сниться
  Мне что-то такое сейчас.
  
  Уходят, уходят... Сбегают
  От нас дорогие туда,
  Где лето зима не меняет,
  Где наши мгновенны года.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 21.11.005
  љ љ љ
  Бежал весёлый Заратустра
  И улыбался и кричал
  А мне по прежнему та грустно,
  И я по прежнему устал.
  
  Сойти с ума почти что просто,
  А отыскаться тяжело
  Летите в полночь мои звёзды
  И искушайте моё зло.
  
  Не лыбся как, о, Заратустра,
  Не то я разнесу эмаль;
  Здесь радости совсем не густо,
  Прямолинейна только сталь.
  
  И вы, дающие надежды,
  Уйдите прочь, я не шучу.
  Укутайтесь в свои одежды
  И отправляйтесь к палачу.
  
  Я депрессирую на массах
  Единым взглядом черноты,
  Я фокусирую Пикассо
  Из необъятной пустоты.
  
  Моё безумье - тяжкий разум.
  Моя печаль - мир, где живу.
  Я слишком возжелал всё сразу.
  Я слишком возлюбил мечту.
  
  Беги, Весёлый Заратустра,
  От мира прочь и от меня.
  Да брось ты, мне совсем не грустно,
  Но зло и жарко от огня.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 22.11.005
  
  
  љ љ љ
  Копилось, томилось,
  Набралось, взорвалось.
  Я взял и напился -
  Болит голова.
  Крошилось, сочилось,
  Томилось, палилось.
  Я взял и подрался -
  Разбита губа.
  
  А кто-то был трезв
  И был пацифистом,
  И был миротворцем... -
  Его больше нет.
  И больше не будет
  Мой друг анархистом,
  Он вышел на солнце
  И сжёг свой секрет.
  
  Так знай своё дело:
  Квадрат свой под корнем,
  И трать свои силы
  В свою пустоту,
  И будь же кому-то
  Ты другом и братом,
  Тому, кто отравит
  Твой мир и мечту.
  
  Бесилось, крестилось,
  Набухла, распухла
  Большая проблем
  И нет ей конца.
  Разбилась, разлилась,
  Омылась и смылась
  Прожженная вена,
  Как копоть лица.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 3-4.12.005
  
  љ љ љ
  Пустит пулю в весок
  Золоченный курок.
  Потечёт по мозгам,
  По большим небесам
  Закаленная боль
  И слепая любовь.
  
  Грянет хор в тишине
  И на тонкой струне
  Вдруг повиснет чудак,
  Прирождённый дурак,
  Словно ждавший себя
  И иначе нельзя.
  
  Ночь пройдёт сквозь огни,
  Мы сегодня одни.
  По блаженным словам,
  По разбухшим губам
  Потечёт наша суть -
  Наша гневная муть.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 7.12.005
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Бумажный кораблик
  
  
  Тише - дальше,
  дальше - глубже
  Я, корабликом на луже
  Плаваю от края к краю
  Намокаю,
   исчезаю...
  
  Я -
   бумажка
   нужной формы.
  Да, я наверное
   трансформер.
  Скоро я совсем исчезну.
  Да, я сделан
   бесполезным.
  
  Мимо ходят люди,
   мимо
  Ездит всякая машина,
  Тише - дальше,
  дальше - глубже.
  Я - кораблик
  в вязкой луже.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 8.12.005
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Сколько боли в душе,
  Сколько боли в словах,
  Я тащусь от людей
  И их чувствую страх.
  
  Кто со мной, тот пропал.
  Кто со мной, тот дурак.
  Прирождённый нахал.
  Прирождённый дурак.
  
  Я тащусь от людей
  И от их суеты,
  От стакана к словам,
  От мечты до мечты.
  
  Кто-то скажет: да брось,
  И я брошу в него
  Злобы вязкий комок,
  Роковое дерьмо.
  
  Посмотрю и скажу:
  А теперь друг иди,
  Ни мне чистить тебя
  И нам не по пути.
  
  Сколько злобы в душе,
  Сколько злобы в словах.
  Я тащусь от людей
  И их чувствую страх.
  
  Николаев, ул. Комсомольская, 8.12.005
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  В игле вена,
  В мозгу жало,
  А мне больно,
  А мне мало,
  
  А мне гадко,
  А мне тошно,
  Но мне надо,
  Но мне можно.
  
  Ведь я верю,
  Ведь я знаю,
  Ещё помню
  Свой путь к раю,
  
  В свою пропасть,
  В свою бездну.
  Я жив, люди,
  Я не исчезну.
  
  Я не иссякну,
  И не потухну.
  Дышать буду
  Свой дым в кухню.
  
  Рассвет, полдень,
  Закат, полночь...
  Да, я - сука.
  Да, я - сволочь.
  
  Николаев, ул.100-й квартал, 20.12.005
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  И было небо, и было солнце,
  И день на завтрак, да на похмелье,
  На новоселье, на новый разум -
  Глоток свободы, кусок надежды.
  
  И кто-то правый, и кто-то левый
  Сдавил мне горло, душил и плакал.
  Стонал печально, но очень гордо.
  Смотрел сквозь руки и видел лапы.
  
  Грешила дева под солнцем в небе
  В немой беседе, в слепой обиде
  Стонала гордо, но так печально
  Глотком свободы ушла в надежду.
  
  Николаев, ул.100-й квартал, 25.12.005
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Это было бы слишком просто
  Завершить свою жизнь пулей,
  Завершить свою жизнь мясом,
  Наградить все мечты дулей,
  
  Покатиться куда-то в полночь,
  Не найтись никогда вовсе,
  Потеряться совсем на хуй,
  Превратиться весной в осень.
  
  Это было бы слишком мало,
  Если б не было так много.
  Ухожу я сегодня, братцы,
  Зазывает меня дорога.
  
  Николаев, 100-й квартал,28.03.006
  Отрывки Из Снов Отражения Дня
  
  Искушая кроватью уставшее тело,
  Ты сидишь на конце, но ты помнишь начало,
  И знаешь своё обобщенное дело,
  Что и не рождалось и не умирало.
  
  Ты знаешь: победы ведут к пораженью.
  Ты знаешь: что дутое, в общем-то, пусто.
  И согласно закону скольженья:
  Крем помогает, где больно и узко.
  
  Отрывая сознание видных амбиций,
  Покрывая познание знаний о слове,
  Ты кажешься слишком хорошей девицей,
  По собственным меркам, по собственной воле.
  
  Но то, что хотелось, уже не охота,
  И то, что кипело - накипь и пар.
  Где были пруды - поселились болота.
  Где были леса - пообедал пожар.
  
  Опираясь на память, словно законы,
  Ты ускользаешь вспотевшая в душ.
  Это не звон, это лишь перезвоны
  Затерянных тел, и затравленных душ.
  
  Всё то, что есть пройдёт без сомнений,
  По странным законам времён бытия,
  Но ты не забудешь все эти кипенья
  Отрывков из снов искажения дня.
  
  Николаев, ул.100-й квартал, 10.02.006
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  А ночь было всё равно.
  Мне не хотелось больше песен,
  Мои торты покрыла плесень,
  И стало всё не то кино.
  
  А ночью стало наплевать.
  Мне не хотелось больше мыслей.
  Мои года ушли из жизни,
  И я упал в свою кровать.
  
  А ночь стало всё потом.
  Мне не хотелось больше веры,
  Мои слова прошли сквозь меры,
  Ия уже не звал их в дом.
  
  А ночью было всё назад.
  Мне не хотелось больше рока,
  Мои дела лишились прока,
  И я ушел в свой едкий взгляд.
  
  Николаев, ул.100-й квартал, 13.02.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Пусть судьба растопчет меня,
  я посмотрю, не станет ли ей стыдно".
   Н. Макиавелли
  
  Дрожь в пальцах. Нервы сдали к чёрту.
  Мозги пытаются найти себе занятье:
  переиначить все портреты в натюрморты
  и погрузить на краски стон с распятьем.
  
  Работа выжимает соки смело
  и так удачно, что совсем утрачен
  я стал в кругу друзей, согнулось тело
  в глазах бессмысленная строчка: недостача.
  
  Дрожь в пальцах. К чёрту мои нервы!
  Какое дело мне до тех, иных и этих?
  Плетётся жизнь, и все надежды - стервы
  на этой сказочной округленной планете.
  
  Да будет жизнь - я так её хочу,
  и лицезрею в ней себя. Пусть смолкнет стон
  мешающий уснуть. Я волею кричу,
  и отрекаюсь видеть свой поклон.
  
  Николаев, 100-й квартал,20.03.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  
  Я вновь один в кровати, да и в доме;
  во всей вселенной...может перебор
  все эти строки, но вот только кроме
  них не осталось ничего. Затеян спор
  
  был на кануне: нужно ли быть кем-то
  или же нужно просто быть одним.
  Молчит магнитофон, порвалась лента,
  с той музыкой, что пахнет дном седин.
  
  Так хочется тепла, немного ласки,
  и понимания - да только вот зачем?
  Зависимость такая давит глазки
  и несвободой пахнет этот плен.
  
  Но вот один и что, к чему мне это
  столь странное желание: "от всех"?
  Я мчусь в ночи без кайфа и секрета
  на встречу дня, что вызывает смех.
  
  Николаев, 100-й квартал,22.03.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  С утра я буду нагло выбрит.
  С утра я выйду на охоту;
  И постараюсь жить началом,
  И подзабить на всю работу.
  
  Весна - а это значит надо:
  Набить жратвой утробу мыслей,
  Бродить по улицам, смеяться,
  Разглядывать картины жизни.
  
  Сквозь пустоту идущих граждан
  искать те малые отходы
  (в их смысле), что пригодны к пище
  моих мозгов, моей породы.
  
  С утра я буду неотесан.
  С утра я посмеюсь над ночью.
  И постараюсь жить улыбкой,
  В которой буду непорочен.
  
  Николаев, 100-й квартал, 2.04.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "От великого до смешного - один шаг".
   Наполеон I
  
  Венец проблем лежит за краем мыслей
  ползущий в полночь. Они, словно черви,
  пропахивают мозг, лишая жизни,
  те сливки, что я снял у сволочи и стервы.
  
  И нервы не выдерживают стонов
  тех глоток, что орут, когда голодны,
  разбрасываясь жменями поклонов
  господам, Господу, а также тем, кто модны.
  
  Пусть субъективно, но, порой, безумно
  сильно мне хочется сбежать и не вернуться.
  Живым быть в этом мире неразумно.
  Мне неразумно хочется Проснуться.
  
  Очнуться. Я ведь знаю, можно
  венец проблем сорвать за краем мыслей
  ползущих в вечность; только осторожно,
  тут главное не торопиться выйти к Жизни.
  
  Николаев, 100-й квартал,5.04.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Я видел солнце набекрень.
  Я видел глотку между ног.
  Я хохотал в кругу друзей
  И искажал любой предлог.
  
  Я спил настойки в три глотка.
  Я лил в сосуд глоток вина.
  Я искушался быть собой.
  Я знал, куда ушла длинна.
  
  Изведав жажду плоских тел,
  Я позабыл себя забыть,
  Я позабыл себя узнать
  И хоть немного пригвоздить.
  
  Подобно мягкому соску,
  Я принимаю тет-а-тет,
  Возобновляюсь с ночи в день
  И соглашаюсь на...омлет.
  
  Я жрать хочу, но в лом батон
  Мне резать сердцем и душой.
  Я не хочу быть первым там,
  Где хор ревёт за упокой.
  
  Я видел солнце между ног.
  Я видел глотку набекрень.
  Я хохотал, как только мог,
  И искажал своих друзей.
  
  Николаев, 100-й квартал, апрель 006
  
  
  
  
  
  
  
  
  Острые Углы
  
  "Когда со мной сразу соглашаются,
  я чувствую, что я не прав".
   О. Уайльд
  
  В мой отчаянный день пробирается боль,
  простирается знание слов,
  от которых вовек не проснуться во мне
  искажения острых углов.
  
  Одна выждала сына, у другого парад,
  через несколько дней будет пир.
  А я таю душой между острых углов,
  пытаясь найти иной мир.
  
  И если мне повезёт, то будет восход,
  ну а если нет, то закат;
  великое дело - найти свою цель,
  дойдя, обернуться назад.
  
  А там позади жены и сыновья, мужья,
   да и что-то ещё, там...
  но это уже не затронет мой дух,
  дух, что отыщет фонтан.
  
  Фонтан изобилья остро-смелых углов,
  любви не такой как у них,
  чего-то вечно ещё, да там кого-то ещё.
  Того, кто порвал свой же стих.
  
  Мы так хорошенько мечтали о том,
  чего их теперь не найти.
  Они выбрали цель, они сделали шаг -
  значит, нам было не по пути.
  
  Да, я буду один, но я буду един,
  и буду всему в жизни рад:
  рожденью и смерти, любви и кресту,
  и вновь зацветёт райский сад.
  
  Сады ведь цветут только в лучших из нас,
  в мире, где все мы живём.
  Одним - пулемёт, а другим - валидол,
  третьим - мягкий престол.
  
  А сейчас я курю, не пытаясь уснуть,
  в остром углу тишины.
  У кого-то есть сын, у кого-то жена -
  я не вижу их в том вины.
  
  Николаев, 100-й квартал,22.04.006
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Я безнаказанно был предан власти
  весны, что так прекрасна в пчёлах.
  Слоновой костью я повешен на запястье
  великой абрикосы, тень которой
  
  незримо падает на угол пробуждений,
  способных вечно двигаться по кругу
  безумно распростертых сновидений,
  в которые чернь не просочит руку.
  
  Аве, Природа! - я твоё творенье!
  Неблагодарное, по сути, слишком часто.
  Кипи, реви во мне о, пробужденье,
  я так хочу тебя измазать маслом.
  
  Цвети моя весна, я призываю: пахни,
  Чем-то безумно-радостным, хорошим.
  Бери меня, прошу тебя, ну... в общем,
  Я сильно рад быть здесь возможным.
  
  Николаев, 100-й квартал,28.04.006
  љ љ љ
  "Надо уметь молчать вообще обо всем,
  что имеет значение лишь для тебя одного".
   Ф. Честерфилд
  
  Отметим успехи минутой молчанья.
  Дорога длинна, пыльна да разбита,
  Но это не повод сбрасывать крылья,
  И в полночь сидеть у пустого корыта.
  
  Затейливо взгляд поднимите на крышу:
  Чтобы увидеть там войско кошачье.
  Весь кайф этой жизни у нас под ногами,
  А также в Стене бесконечного Срача.
  
  Умойтесь слезой погребального страха,
  Забудь о нём - ведь не ваше то дело,
  Гонитесь в начало своих изменений,
  Что так совершенно загажено мелом.
  
  Отметим свой день минутой отдышки.
  Сомкнёмся рядами, забудем о падших.
  Мы, верные дети своих откровений,
  Весёлой улыбкой накажем уставших.
  
  Николаев, 100-й квартал,14.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Глаза слипаются. Губы сохнут.
  Раскалывается голова. Болит тело.
  Мысли не рождаются. Дохнут.
  Гниют. Сгорают от перегрева.
  
  Который день за работой дома.
  Которую ночь без сна. Кофе.
  Сигареты. Всё то, что неново.
  Завтра начнётся отчет: по фиг.
  
  Глаза налились без сна кровью.
  Мешки похожи на две гири.
  Так бывает со мной весной...
  В каждый сезон в этом мире.
  
  Глаза слезятся от монитора.
  Пальцы ломит от клавиатуры.
  Хочется сбежать за город.
  Лизать природу с натуры.
  
  Выспаться просто невозможно.
  Выспаться просто нереально.
  Сейчас засну. Завтра продолжу.
  Работать сверх виртуально.
  
  Николаев, 100-й квартал,15.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Мой милый друг,
  пора глотать таблетки,
  и заливать их ржавчиной воды,
  от психопадочных мигреней,
  поколений,
  от прославлений
  в чистые пруды.
  
  Пора, мой друг,
  пора глотать лекарство,
  если так можно называть сей яд,
  что дан в свою награду
  психопату,
  в мою палату
  год тому назад.
  
  Николаев, ул.Привольная, 17.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
   "Так и не умер.
  Последний ночлег в пути
  Поздняя осень..."
   Мацуо Басё
  
  Мне говорили: живи!,
  Я вопрошал: зачем?
  Стоит ли мне уйти,
  А если и стоит, то с кем?
  
  Мне говорили: пора!,
  Я вопрошал: куда?
  Стоит ли ждать утра,
  Когда ночь так горька?
  
  Мне говорили: забей!,
  Я вопрошал: а чем?
  Стоит ли мне быть в ней,
  И для неё быть всем?
  
  Мне говорили: пройдёт!,
  Я вопрошал: когда?
  Стоит ли жить вперёд,
  Если вокруг война?
  
  Мне говорили: живи!,
  Я вопрошал: зачем?
  Стоит ли жизнь спасти,
  Чтобы попасть к ней в плен?
  
  Николаев, 100-й квартал,17.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ведьма
  
  Чертыхаясь весенним закатом,
  Развлекаясь заветным сюжетом,
  Искажаясь посмертным полётом
  Ты над лесом летишь на болото.
  
  Развращаясь забытым сонетом,
  Поощряясь предсказанным летом,
  Разгоняясь до скорости мира
  Ты пляшешь под дудку сатира.
  
  Прославляясь веселым заветом,
  Проклинаясь сольным секретом,
  Искривляясь до мыслей Алисы
  Ты себя призываешь в актрисы.
  
  Превращаясь в полёт без билета,
  Отрекаясь от слова " виндета ",
  Отстраняясь от мира хороших
  Прежней быть ты уже не можешь.
  
  Николаев, 100-й квартал,21.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Смотри внутрь себя".
   Марк Аврелий
  
  Семь чудес за углом
  Приглашают в свой дом
  Хочешь верь, хочешь нет,
  Но таков здесь сюжет.
  И умрёт чёрти что,
  Потому как смешно,
  Потому что все мы
  Были против войны,
  Били сотни зеркал
  О колонии скал.
  Падший в лужу бычок
  Не уловит урок,
  И не въедет в расклад,
  Потому как распят.
  Мы уйдём вслед за ним.
  Мы споём себе гимн,
  Прохрипим реквием
  И уйдём насовсем
  В семь чудес за углом,
  Что хотят нас в свой дом.
  
  Николаев, 100-й квартал,27.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Не соизмеренной слезой
  Я падаю на трон людской
  Изгаженный своей тоской,
  Загруженный своей виной.
  
  Я мог бы жить и без тебя,
  Но без тебя мне жить нельзя.
  Ты давишь жестко моё я,
  И четко движутся края.
  
  Зачем рождён был я в тебе,
  Строитель ада на земле,
  Губитель интересных душ,
  Писатель бесполезных нужд?
  
  Незасекреченной слезой
  Я падаю на твой покой
  Я вижу гной, лечу я в гной.
  Зачем рождён я был тобой?
  
  Николаев, 100-й квартал,27.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  Иллюзия надёжности.
  Аморфность безысходности.
  Пространство поклонения.
  Заветность заземления.
  
  И ты продашься полночи:
  Паскудой влезешь к сволочи;
  Подкрадкой да предательством
  Настигнешь обязательства.
  
  Постыдными сонетами,
  Народными куплетами,
  Тоской от безысходности -
  Иллюзии надёжности,
  
  Ты прячешься в причинности,
  С презумпцией невинности
  В домах перерождения,
  В гробницах изумления.
  
  Не будет всё, как хочется.
  Окошки заколотятся.
  Простишься ты с притонами.
  Загрузишься законами.
  
  Заветность безысходности.
  Пространство безнадёжности.
  Аморфность заземления.
  Иллюзия падения.
  
  Николаев, Парк Победы, 28.05.006 -
   100-й квартал,30.05.006
  
  
  
  
  
  
  
  љ љ љ
  "Свернись в себя самого".
   Марк Аврелий
  
  Я отключил телефоны мобильного мира.
  Я никого не желал видеть и слышать.
  Мне нужно было прийти к семи на свиданье,
  И я в полседьмого стал шепотом крыши.
  
  Я оставил себя на кровати с подушкой,
  Я заключил для себя: скучны эти расклады,
  Я понял, что вечер обещается скучным,
  Я понял, что секса мне сегодня не надо.
  
  Проснувшись, уже где-то часиков в десять,
  Себя ощущая как в запертой клетке,
  Я закурил, посмотрел на мобильный
  И понял, что я не желаю быть в сетке.
  
  Пусть девочка пьёт - все обиды проходят.
  Да мне ведь плевать с кем она на Советской.
  Пространство ложится в экран монитора.
  Мир гнёт и уже мне от гнёта нет места.
  
  Николаев, 100-й квартал,30.05.006
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"