Виленская Марина: другие произведения.

Проверка на вшивость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Марина Виленская

Проверка на вшивость или Ахиллесова пята.

Пьеса в двух действиях.

  
   Действующие лица:
   Кузнецов Евгений Николаевич
   Кузнецова Елена Петровна, его жена
   Маша, их дочь
   Друзья Кузнецовых:
   Божко Роман Георгиевич
   Божко Наталья Георгиевна
   Коняхин Владимир Иванович
   Тихоплав Валерий Степанович
   Чеботарев Алексей, знакомый Тихоплава
  
   Место действия: квартира Кузнецовых
   Время действия: наши дни.
  

Действие 1.

Картина первая.

   Обычная современная трехкомнатная квартира. Гостиная. Обычный набор мебели, ковры, шторы, цветы. Уютно. Задник - окно с балконной дверью, заставленное массивным креслом. В левой кулисе - выход в прихожую, в правой - вход в кухню, в глубине - двери во внутренние комнаты. На стене висят семейные фотографии. Посредине гостиной стоит большой стол, накрытый парадной скатертью. Вокруг него беспорядочно расставлены разномастные стулья, собранные со всей квартиры. В дальних комнатах или на кухне играет радио, создавая праздничную атмосферу.
   Возле стола хлопочет Маша Кузнецова. Это миловидная девушка-старшеклассница. Одета она простенько - джинсы, футболка. Маша, подпевая радио, расставляет на столе тарелки, рюмки и бокалы, раскладывает салфетки и столовые приборы.
   Из кухни появляется Наталья Божко, симпатичная женщина лет тридцати пяти. Она в фартуке поверх нарядного платья, несет салатник.
  
   НАТАЛЬЯ: Маша, где твои родители? Неудобно без них хозяйничать.
   МАША: Отец в университете, мамуля в парикмахерской. Меня за хозяйку оставили, целую кучу поручений надавали. Хорошо, что ты пораньше пришла, тетя Наташа. (Заглядывает в салатник) Это салат с кальмарами?
   НАТАЛЬЯ: Да, с кальмарами, фирменный. (Водружает салатник на стол. Размышляет вслух): Гуляш на плите. Пирог в духовке. Чистить картофель поручим Роману. Управимся к назначенному времени, как считаешь?
   МАША: Управимся. Коняхин звонил из машины. Они подъезжают...
   НАТАЛЬЯ: Чудненько! (Скрывается на кухне).
  
   Маша колдует возле стола. Звонок в дверь. Маша бежит в прихожую. Через некоторое время в гостиную входит Маша. Следом за ней - Коняхин и Божко. Это сорокапятилетние мужчины. Они разные настолько, что контраст бросается в глаза. Коняхин - холенный, респектабельный, благополучный. Сразу видно, что он руководитель и хозяин жизни. Божко - простоват, бесхитростен, принадлежит к породе "работяг" и "классных мужиков".
  
   МАША: (Радушно приглашает) Располагайтесь, пожалуйста! Мама просила не скучать. Ой! Забыла! Поздравляю вас с Днем Защитника Отечества! (Целует Коняхина в щеку).
   КОНЯХИН: ( Снисходительно, но довольно) Благодарю, Машенька, и тебя с праздником!
  
   Маша устремляется с поцелуем к Божко, но у того заняты руки. Он несет объемную коробку.
  
   БОЖКО: Подожди, детка! Поставлю коробку, поцелуемся.
   МАША: (Пытается заглянуть в коробку) Что принесли, дядя Рома?
   БОЖКО: Разные вкусности. Заехали на оптовый рынок по дороге. Твоя мать велела. Помоги разобрать. (Идет на кухню).
   МАША: (Коняхину) Дядя Володя, а тетя Наташа про вас несколько раз спрашивала.
   КОНЯХИН: Она одна пришла, без Сашки?
   МАША: Одна. Сашка остался с тетей Ларисой. Они болеют на пару. Грипп, знаете ли... (Уходит на кухню).
   КОНЯХИН: Понятно...
  
   Он нервно прохаживается по гостиной, потоптался возле кухни в нерешительности. Затем уселся в кресло возле окна, достал сотовый телефон.
  
   КОНЯХИН: (По телефону, громко) Андрей Олегович! Доброе утро! Коняхин беспокоит. Разрешите поздравить Вас с праздником! Желаю всяческих благ и успехов в делах!... Спасибо! Мило, что Вы помните о моих былых заслугах.... С друзьями отмечаем. У нас традиция.... Благодарю! До встречи!
  
   Наталья и Маша то и дело появляются в гостиной. Они вносят тарелки с закусками, ставят их на стол. На Коняхина они поглядывают с усмешкой. Коняхин невозмутим до комичности.
  
   КОНЯХИН: (По телефону, с новым абонентом, с другой интонацией) Виктор Семенович! Здравствуйте! ... Да, это я... Взаимно... Обязательно обсудим. Уверен, губернатор нас поддержит. Успеха! Созвонимся! ( Набирает новый номер) Господина Шелехова, будьте любезны!... Жаль. Как с ним связаться?... Благодарю!
  
   Во время его разговора в гостиную входит хозяйка дома Елена Петровна Кузнецова. Она, снисходительно улыбаясь, наблюдает за Коняхиным, переглядывается с Натальей и дочерью. Она ждет окончания очередного телефонного разговора.
  
   ЕЛЕНА: Здравствуй, Володечка!
   КОНЯХИН: (Увидел Елену, прячет телефон, бросается к ней) Наконец-то! Заждался. Соскучился.
   ЕЛЕНА: Можно подумать! Володечка, душа моя, мы полчаса назад по телефону беседовали.
   КОНЯХИН: (Целует ей ручку) Ослепительная! Обворожительная! Зачем тебе парикмахер? Природную красоту надо лелеять и сохранять в первозданном виде.
   ЕЛЕНА: ( С усмешкой) Галантен, как всегда.
  
   Наталья презрительно фыркает. Коняхин замечает ее, порывается подойти, но Наталья прячется на кухне.
  
   МАША: Мамулечка, ну-ка повернись! Классный причесон! Маникюр сделала? Зашибись! Последний писк! (Надевает теплый свитер, шапку, разыскивает сумку).
   ЕЛЕНА: Куда собралась, дочка? У нас гости...
   МАША: Мамуля, не сердись! Я быстренько сгоняю к Юльке за конспектами. Одна нога здесь, другая там и опять здесь. Все твои поручения я выполнила. Тетя Наташа мне помогла.
   ЕЛЕНА: Не задерживайся, доченька. Мы тебя подождем. За стол не сядем.
   МАША: Не ждите. Я подключусь по ходу...(Уходит).
  
   Коняхин достает телефон, набирает номер.
  
   ЕЛЕНА: (Устало) Коняхин, шел бы ты со своим мобильником в кабинет, сил нет твой подхалимаж слушать.
   КОНЯХИН: Такова жизнь. Не подмажешь -- не проживешь. Кстати, Леночка, почему "Коняхин"? Что за официоз? Лично мне больше нравится, когда ты меня зовешь "Конём", как в школе ...(приближается к Елене и пытается её обнять) ...или "Володечкой".
   ЕЛЕНА: (Резко) Уйди! Опять поругались с Натальей?
   КОНЯХИН: (Недовольно) Опять и снова. Я уже не помню, когда у нас мир - то был. (Пауза) Извини! Дела...(Уходит в кабинет).
  
   Елена приближается к столу, оглядывает его хозяйским взглядом, что-то перемещает. Из кухни входит Божко. У него в руках бутылки с минеральной водой. Он пристраивает их на стол, подходит к Елене.
  
   БОЖКО: (Целует Елену в щеку) С праздником, защитница!
   ЕЛЕНА: (Ласково) И тебя, Рома, с праздником! Хлопочешь? Припахала тебя сестренка?
   БОЖКО: Привлекла. Докладываю! Вино - водку купил, картошку почистил, рыбу разделал, мусор вынес. Жду дальнейших указаний.
   ЕЛЕНА: (Шутливо) Сержант Божко! Слушайте мой приказ! Отставить хозяйственные заботы!
   БОЖКО: Есть, отставить! (Кивает в сторону кабинета, откуда доносится голос Коняхина) Целый день звонит. Наверное, в городе не осталось ни одного мало-мальски значимого человека, которого Конь не поздравил бы.
   ЕЛЕНА: (Сочувственно) Заездил он тебя?
   БОЖКО: Меня заездишь... Наташка его прогнала, а я крайний. Потому, что ей - брат, а ему - друг.
   ЕЛЕНА: Мирил?
   БОЖКО: Как всегда... Жалко мне их. Любят ведь дружка дружку.
   ЕЛЕНА: Как живешь, Ромашка? Редко видимся.
   БОЖКО: Редко... Я сегодня один, без семьи. Лариса приболела и осталась с племянником. Она передает вам привет и поздравления. Близнецы на спортивных сборах в Красноярске, а то бы обязательно пришли.
   ЕЛЕНА: Мальчики, наверное, выросли. Давно их не видела.
   БОЖКО: Вымахали под метр девяносто каждый. Нынче школу оканчивают.
   ЕЛЕНА: Дальше куда?
   БОЖКО: В армию. Выбора нет. Они звезд с неба не хватают. Учить их большие деньги нужны. Сразу двоих не потянуть.
   ЕЛЕНА: Попроси Коня. Есть же в наших учебных заведениях бюджетные места.
  
   Божко скептически морщится.
  
   ЕЛЕНА: Хочешь, я поговорю? Не с ним, с Женей. Мой муж -- человек слова. Сказал - сделал.
   БОЖКО: С Женей я и сам могу поговорить. Но не буду. Противно. Сроду не ловчил.
   ЕЛЕНА: Не боишься за ребят?
   БОЖКО: Боюсь, очень боюсь. Тут уж, как говорится, у кого какая судьба.
   ЕЛЕНА: (Тяжело вздыхает) Судьба...
   БОЖКО: (Сочувственно и немного сердито) Мишу вспомнила?
   ЕЛЕНА: Не забывала.
   БОЖКО: Лена, былого не вернешь. Столько лет прошло, пора смириться.
   ЕЛЕНА: Прости, Ромашка! Волнение, нервы.... Ненавижу сегодняшний праздник!
  
   Божко успокаивает Елену. Входит Коняхин, подозрительно наблюдает за поведением друзей.
  
   КОНЯХИН: (Будто - бы вспомнил) Вот садовая голова! Георгиевич! Мы забыли в машине мой вклад в застолье. Сбегай!
   БОЖКО: (Нехотя, но привычно) Сбегаю. (Выходит).
   ЕЛЕНА: (Коняхину. Сухо) Спустился бы к машине, не рассыпался.
   КОНЯХИН: Роман мой шофер. Выполнять мои поручения его прямая обязанность.
   ЕЛЕНА: Не здесь и не сейчас.
   КОНЯХИН: Всегда и везде. Я ему приличные деньги плачу.
   ЕЛЕНА: (Возмущенно) Володя! Что с тобой происходит? Кому и что ты доказываешь? И потом... Высокий пост не дает тебе право унижать старых друзей. Кто-кто, а Роман не заслужил свинского отношения. Он не виноват в твоем конфликте с Наташей.
   КОНЯХИН: Лена! Не вмешивайся!
   ЕЛЕНА: Изволь выслушать. Твое высокомерие не имеет границ...
   НАТАЛЬЯ: (Появляется, перебивает Елену) Валерий Степанович подъехал. С ним незнакомый парень. Я в окно углядела.
   ЕЛЕНА: Валера пригласил молодого коллегу. Надо встретить. (Пошла, но остановилась) Разговор не окончен, Володечка. (Выходит).
   КОНЯХИН: (Хмуро) Наташа, ты обещала Сашку привести?
   НАТАЛЬЯ: Кашляет он.
   КОНЯХИН: Врача вызывали?
   НАТАЛЬЯ: Обычная простуда. Лечимся сами.
   КОНЯХИН: Лекарства нужны?
   НАТАЛЬЯ: У нас все есть.
   КОНЯХИН: Правда?
   НАТАЛЬЯ: Разумеется. Неужели я стала бы от тебя скрывать?
   КОНЯХИН: Наташа!
   НАТАЛЬЯ: Что?
   КОНЯХИН: Спасибо! Ты спасла меня от очередной воспитательной беседы.
   НАТАЛЬЯ: Пожалуйста! Всегда к вашим услугам.
   КОНЯХИН: (Не замечая язвительного тона) Надо поговорить.
   НАТАЛЬЯ: Поговорим. Вечер длинный.
  
   В гостиной появляются Елена, Божко, Валерий Степанович Тихоплав и Алексей Чеботарев. Тихоплав за руку здоровается с Коняхиным, дружески целует Наталью.
  
   ТИХОПЛАВ: Позвольте представить, мой юный сотрудник Алексей Чеботарев. Алексей, как говорится "наш человек", он служил в Чечне. Знакомься, Алексей! Елена Петровна - хозяйка дома. Наталья - хирургическая сестра, работает в Областной клинической больнице. Роман Георгиевич, отец двух прекрасных близнецов, классный водитель, ветеран афганской войны и, по совместительству, брат Наташи. С Владимиром Ивановичем вы, кажется, знакомы. Помнишь, нас приглашали в Администрацию. Он помощник губернатора, наш друг и тоже бывший "афганец".
  
   Мужчины обмениваются рукопожатиями.
  
   ЕЛЕНА: Чувствуйте себя как дома, Алеша. Прошу всех к столу.
   ТИХОПЛАВ: Без хозяина и Машеньки? Что-то их не видно.
   ЕЛЕНА: Скоро присоединятся.
  
   Гости, оживленно переговариваясь, усаживаются за праздничным столом. Входит Евгений Николаевич Кузнецов.
  
   КУЗНЕЦОВ: Ого! Все в сборе. Хозяина ждут?
   НАТАЛЬЯ: Ждут, Женя, ждут с нетерпением.
   КУЗНЕЦОВ: Простите за опоздание. Сами знаете, причина уважительная. Моё непременное присутствие на торжественном заседании в университете обязательный ежегодный ритуал. Я у них в роли свадебного генерала.
   КОНЯХИН: Положение обязывает.
   ТИХОПЛАВ: Ты, Женька, не просто преподаватель, а ветеран военных действий в Афганистане, к тому же, заведующий кафедрой. Познакомься, это Алексей Чеботарев, тот парень, о котором я тебе рассказывал.
   КУЗНЕЦОВ: (Алексею) Рад вас видеть в своем доме, Алексей. Валерий Степанович лестно отзывается о вас.
   АЛЕКСЕЙ: Очень приятно, Евгений Николаевич! Давно мечтал познакомиться с известным юристом и автором учебников и монографий по Уголовному праву. Мы учились по вашим книжкам.
   БОЖКО: Заканчивайте речи!
   ЕЛЕНА: Обмен любезностями состоялся? Пора обедать, дамы и господа!
  
   Начинается обычная суета - разливают спиртное, накладывают еду в тарелки.
  
   КОНЯХИН: (Произносит тост, с бокалом шампанского в руках) Друзья мои! Позвольте мне открыть наше праздничное застолье. Мы, присутствующие здесь, по праву считаем себя защитниками Отечества, а нынешний праздник - своим кровным. Потому что мы кровью заслужили это право в Афганистане, в Чечне. Мы честно выполнили свой гражданский долг и передали эстафету новому поколению. (Пауза) Вечная слава павшим воинам и дай Бог здоровья живущим. С праздником! (Пьет шампанское).
  
   Пауза, во время которой происходит оживленное насыщение. Слова сведены до минимума. Утолен первый голод, разговоры возобновились. Вновь разлили спиртное и одновременно посмотрели на Кузнецова.
  
   БОЖКО: Между первой и второй перерывчик не большой. Где твой коронный тост, Женька?
   КУЗНЕЦОВ: Пожалуйста! (Произносит тост) За нашу дружбу, ребята!
  
   Выпили. Закусили. Беспорядочные разговоры. Непродолжительная пауза.
  
   АЛЕКСЕЙ: Валерий Степанович, это ничего что я с вами заявился?
   ТИХОПЛАВ: Нормально. Наташа, передай хлеб, пожалуйста!
   БОЖКО: (Прерывая гул, торжественно) Разрешите мне сказать?
   КУЗНЕЦОВ: Конечно, говори, Георгиевич!
   БОЖКО: Наполните рюмки, ребята. Третий тост, как заведено, давайте поднимем молча, не чокаясь. Вспомним погибших товарищей. Особо помянем нашего друга Мишу Лебедева.
  
   Выполняя своеобразный ритуал, со своих мест поднимаются Божко, Елена и Коняхин. Они склоняют головы в минуте молчания, пьют. Потом Божко берет гитару, настраивает ее в полной тишине.
  
   ТИХОПЛАВ: (Тихо, Алексею) Михаил Лебедев погиб в Афганистане. Он их одноклассник и друг. Мы с Женькой его не знали.
  
   Божко поет одну из песен Высоцкого или Визбора, затем поет другие песни грустные и веселые. Напряжение падает, компания распадается на группки. Кто-то молча слушает и ест, кто-то подпевает. Наталья меняет тарелки, подносит закуски, хлеб.
  
   БОЖКО: (Отложив гитару) Смотрели "Новости"? В Приморье стихия бушует. Снежные бури и заносы.
   КУЗНЕЦОВ: У них круглый год стихия. То шторм, то ураган, то наводнение. Слушайте анекдот. Вечером муж нервно курит у подъезда дома, поглядывая на дорогу. "Волнуюсь за свою жену", - объясняет он соседу. "А что с ней?" - интересуется сосед. Мужик отвечает: - "С ней мой автомобиль".
  
   Все весело хохочут. Мимолетно бросив взгляд на Алексея, Кузнецов кивает Коняхину.
  
   КОНЯХИН: (Громко) Внимание! Предоставьте мне слово!
   БОЖКО: Возьми, на здоровье.
   ТИХОПЛАВ: Владимиру Ивановичу, гип - гип, ура!
   КОНЯХИН: Братцы, разговор серьезный. Пока мы не опьянели, я желаю обсудить одно чрезвычайно важное дело. (Пауза) Через полгода выборы в государственную думу. Пора выдвигать в политику кандидата из наших рядов. Как вы считаете?
   ЕЛЕНА: (Иронично) Ты, Володечка, в депутаты метишь?
   КОНЯХИН: Нет, не я. Мне областной администрации достаточно. Я предлагаю кандидатуру Чугуна... Пардон, городского прокурора Валерия Степановича Тихоплава. Как вам моя выдающаяся идейка?
   ВСЕ: Хорошая идея! Давно пора! Может хоть Валера наведет порядок в стране!
   ТИХОПЛАВ: (Тревожно) Постойте, ребята! Во-первых, мы не на собрании. Во-вторых, я отказываюсь.
   БОЖКО: Чугун, в чем дело?
   КОНЯХИН: Поверь мне, успех гарантирован. Кандидатуру одобрили в верхах. Самоотвод не принимается.
   ТИХОПЛАВ: (Угрюмо) Придется принять. Закрыли тему и прекратили это глупое собрание.
   БОЖКО: Закрыть легко. Тем более, если ты просишь. Но почему-то очень хочется услышать внятные объяснения. Что вы с Кузнецовым переглядываетесь?
   КУЗНЕЦОВ: Мы не переглядываемся.
   ЕЛЕНА: Кажется, я догадалась... Предвыборная шумиха, публичные выступления, происки конкурентов.
   НАТАЛЬЯ: Подумаешь, конкуренты. Валере нечего скрывать.
   БОЖКО: Может статься, наш Чугун - подпольный миллионер и у него имеется вилла на Канарах и счет в Швейцарском банке? (Все смеются над абсурдным предположением).
   ТИХОПЛАВ: Напрасно шутите. К подобным штукам давно привыкли. Ими никого не удивишь. Совсем другое дело, если всплывет постыдный поступок, о котором ты бы и сам рад забыть, да не можешь.
   ЕЛЕНА: О чем ты говоришь, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Есть о чем. Говорю, что не поднимайте шума, значит, не поднимайте.
   КОНЯХИН: Сюрприз! Безгрешный Тихоплав - грешен, как все смертные.
   КУЗНЕЦОВ: Подожди, Конь! В чем проблема, Валера?
   БОЖКО: Колись. Представь, что на исповеди в церкви.
   ТИХОПЛАВ: Мало ты на батюшку походишь, Георгиевич. ... Хорошо. Будь что будет! ... Понимаете, ребята, так получилось, что я никогда не служил в Афганистане. Я обманщик и самозванец. Простите!
  
   Пауза. Настороженное молчание.
  
   БОЖКО: Ничего себе новости!
   ЕЛЕНА: Это шутка, ребята?
   НАТАЛЬЯ: Да зачем обманывать, Валера?
   ТИХОПЛАВ: (Грустно улыбнулся) Цель у меня была, Наташа, конкретная цель. Я, как воин-интернационалист, поступил в университет по льготному конкурсу.
   БОЖКО: Ничего не понял. Не темни, излагай с подробностями.
   ТИХОПЛАВ: Подробности так подробности. (Пауза) Всем известно, что я сирота. Мои родители погибли в автомобильной катастрофе. Я воспитывался в детском доме. После окончания восьмилетки меня определили в ПТУ. Не успел диплом получить, загремел в армию. В Афганистан я не попал. Служил в Таджикистане. Демобилизовался и приехал сюда, в наш город. Прописки нет. Специальность, правда, какая-никакая имелась. Устроился на завод, сварщиком. Выхлопотал общежитие. А там, сами понимаете, какая жизнь... Короче, я запил и моё прекрасное будущее сулило померкнуть в водочном тумане. В один прекрасный день я словно проснулся, посмотрел на себя со стороны и испугался. Пока не поздно, необходимо было как-то выбираться, а в моем положении, согласитесь, единственный выход - учеба и дальнейшая карьера. От глупостей отвлечет и самооценку повысит. Вот Алексей меня понимает. Он тоже из детского дома, как и я. Ему, я уверен, не надо объяснять мое стремление выбиться в люди любой ценой и доказать всем, а самому себе в первую очередь, что чего-то стоишь в этой жизни. Он меня не осудит.
   АЛЕКСЕЙ: За такое не судят, Валерий Степанович.
   КОНЯХИН: Никто не собирается тебя судить, Чугун. Стремление к признанию всем понятно. Продолжай!
   ТИХОПЛАВ: Куда пойти учиться -- вопрос не стоял. Я с детства мечтал стать следователем. Всю зиму зубрил как проклятый, посещал подготовительные курсы. В тот год юридический факультет считался самым популярным факультетом. Сумасшедший конкурс. Претенденты подобрались не мне чета. Медалистов и льготников отсеивали в общий поток. А вот "афганцы" шли легко, без всякого конкурса. Я по случаю достал липовые воинские документы и по ним поступил. Ложь помогла. Хотя, возможно, моя усиленная подготовка тоже сыграла свою роль. Экзамены я сдал неплохо.
   ЕЛЕНА: Что дальше, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Дальше... (Задумался) Как по мановению волшебной палочки для меня зажегся зеленый свет на всех перекрестках. Почет, уважение. Крылья выросли. Я и полетел. Окончил университет, служил в милиции, потом прокуратура. Да что я говорю! Вся моя дальнейшая жизнь прошла на ваших глазах.
   БОЖКО: Почему ты молчал? Почему до сих пор не признался?
   ТИХОПЛАВ: Слаб человек, Георгиевич! Духу не хватило признаться. Сам понимаешь, нечем хвастать. Стыдно.
   НАТАЛЬЯ: (Потрясенно) Кошмар!
   БОЖКО: (Возмущенно) Черт знает, что такое! Смешнее всего, что неизвестно как реагировать.
   КУЗНЕЦОВ: (Примирительно) Спокойно, Георгиевич! Дело давнее, вспять не повернуть.
   КОНЯХИН: Лена, что ты молчишь?
   ЕЛЕНА: (Рассеянно, что-то обдумывая) Оставь меня, Володечка. У меня голова кругом.
   КУЗНЕЦОВ: Всполошились, а что собственно произошло? Валера не убил, не ограбил, на мнимом "афганстве" не спекулировал. То, что он имеет, заработано умом, упорством, упрямством.
   НАТАЛЬЯ: Честнее и порядочнее человека, чем Валера, я не встречала.
   КУЗНЕЦОВ: Об этом и речь. Захотел человек изменить жизнь к лучшему. Мечтал, стремился к осуществлению своей мечты. Разве это преступление? Обман отвратителен, но... Кому стало бы легче, появись на земле одним бомжом, алкоголиком или преступником больше? Кто пострадал оттого, что он соврал?
   БОЖКО: Поэт ты у нас, Евгений Николаевич. Стихами заговорил. Защищаешь дружка, а он столько лет гнал перед нами кино. Честный, принципиальный, бескомпромиссный, неподкупный.
   ЕЛЕНА: Чугун не играл. Невозможно постоянно играть.
   НАТАЛЬЯ: Недостатки и грехи есть у всех.
   БОЖКО: Грехи разные бывают, сестренка. Самозванство - отвратительная штука. Подлостью попахивает. Да где попахивает? Несет как из помойного ведра. Неужели тебя совесть не мучила, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Не беспокойся за мою совесть, Роман. Она мне спать по ночам не даёт.
   БОЖКО: Противно. Ты ведь и льготами пользовался наравне с нами...
   КОНЯХИН: Льготы у него прокурорские. В остальном, ты прав, Ромашка.
   КУЗНЕЦОВ: Как посмотреть, ребята, как посмотреть.
   БОЖКО: Я говорю искренне, что думаю.
   ТИХОПЛАВ: Нормально. Я не в обиде, Георгиевич! Сознался. Груз с души снял. Легче стало.
   АЛЕКСЕЙ: Нелегко вам пришлось, Валерий Степанович. Муки совести не дай бог никому пережить. Я-то знаю.
   КОНЯХИН: Не волнуйтесь, друзья! Если понадобится, я запросто нейтрализую давний обман Чугуна.
   ТИХОПЛАВ: Не понадобится. Ищи другого кандидата, Владимир.
   КУЗНЕЦОВ: Правильно. А то и правда, попадется какой-нибудь дотошный журналист, докопается до этого случая, раздует, обнародует. Тогда Чугуну конец и как человеку и как прокурору. Никакие нейтрализации не помогут...
  
   В гостиной появляется Маша. Она разрумянена от мороза и в преотличном настроении.
  
   МАША: Вот и я! Не ждали?
   ЕЛЕНА: ( Испуганно) Наконец - то!
   МАША: Я обещала не зависать в гостях. Привет всем, кого не видела. Разденусь и за стол. Голодна как волчица! (Выходит).
   ЕЛЕНА: Не проговоритесь девочке о теме нашего разговора. Для Машеньки все вы святые и безгрешные. Особенно, дядя Валера.
   КОНЯХИН: Молчим, Леночка, молчим.
  
   Возвращается Маша.
  
   МАША: (Оценивая обстановку) Скучаете?
   БОЖКО: (Натянуто улыбаясь) Напротив, Машенька. У нас весело. Обхохочешься.
   МАША: Опять споры о политике и пыль до небес.
   КУЗНЕЦОВ: (Спокойно) Вот именно.
   НАТАЛЬЯ: (Озабочено) Пора картошку варить и гуляш разогревать. (Выходит на кухню).
   ТИХОПЛАВ: (Подводит Алексея к Маше) Знакомьтесь, молодые люди!
  
   Маша и Алексей пожимают друг другу руки.

Затемнение.

  

Картина вторая.

  
   Лестничная клетка в подъезде дома Кузнецовых. Герои пьесы выходят сюда курить. В подъезде Божко, Алексей, Кузнецов. Чуть позже появится Тихоплав.
  
   БОЖКО: (Курит, сидя на ступенях) Где ты служил, Алексей?
   АЛЕКСЕЙ: (Стоит, облокотясь на перила) В Грозном.
   БОЖКО: Спецназ?
   АЛЕКСЕЙ: Стройбат.
   БОЖКО: Понятно. Мартышкин труд. Построили, разбомбили, построили, опять разбомбили. Угораздило тебя!
   АЛЕКСЕЙ: Угораздило.
   КУЗНЕЦОВ: В милицейскую академию случайно угодил или осознанно выбрал?
   АЛЕКСЕЙ: Академию выбрал. Государственное обеспечение, льготы, гарантии. Идеальный вариант. Знающие люди посоветовали.
   БОЖКО: Я, дурень, поленился учиться, когда возможность выпадала. Теперь жалею. Числюсь в няньках у лучшего друга.
   КУЗНЕЦОВ: Ты не нянька, Георгиевич. Коню нужен присмотр. У него головокружение от успехов и время от времени башню сносит.
   БОЖКО: Надоело! Володька моей сестре жизнь переломал, а я терплю его капризы, лакейничаю за жирный кусок масла на сиротский хлеб. Нет, брошу, надоело.
   КУЗНЕЦОВ: Не кипятись! Наташа умная женщина. Захотела бы элементарного замужества, давно бы Коня в ЗАГС отвела. Она добивается от него любви и уважения.
   АЛЕКСЕЙ: Странные отношения.
   КУЗНЕЦОВ: Разберутся. (Пауза).
   ТИХОПЛАВ: (Появляется) Не мало ли вас, не надо ли нас?
   БОЖКО: Присоединяйся.
   ТИХОПЛАВ: (Закуривает) Послушай, Алексей! Ты давеча про муки совести рассуждал теоретически или конкретно, на личном опыте?
   АЛЕКСЕЙ: Конкретно.
   БОЖКО: Оставь, парня, прокурор. Не лезь в душу.
   ТИХОПЛАВ: Подожди, Георгиевич. Нам с ним предстоит не один пуд соли съесть. Я должен быть уверен в человеке, который находится у меня за спиной. Рассказывай, Алексей!
   АЛЕКСЕЙ: Мне нечего таить. (Рассказывает) История обычная. Когда я учился в академии, то естественно подрабатывал. Мамы - папы не имею. На стипендию не проживешь. Я сторожил по ночам авторемонтную мастерскую, маленькую, захудалую. Однажды на хозяина наехал рэкет. Я надумал помочь и собрал друзей. Мы забили "стрелку" с братками. На той "стрелке" погиб мой друг Серега Алексеев. Мы с детдома вместе... Из-за меня он погиб, так получается.
  
   Тихоплав слушает внимательно, напряженно, но молчит.
  
   КУЗНЕЦОВ: Вдвоем справедливость устанавливали?
   АЛЕКСЕЙ: Четверо против шести.
   БОЖКО: Повязали братков?
   АЛЕКСЕЙ: Этих повязали. Другие нашлись. Сожрали хозяина.
   КУЗНЕЦОВ: От всех подлецов не отобьешься.
   АЛЕКСЕЙ: Не отобьешься. (Гасит окурок в пивной банке - пепельнице). Пойду я. Извините. (Уходит).
   БОЖКО: Переживает. Хороший парень. Где нашел?
   ТИХОПЛАВ: Прислали на свободную вакансию. (Со скрытой иронией). Уважительный мальчонка, сообразительный, исполнительный, со всех сторон положительный. Прямо таки мой двойник. Сирота, детдомовец, борец с несправедливостью. Грешит, как я, и про совесть не забывает. Многовато совпадений, друзья мои. Словно кто специально кандидатурку подбирал. Не находите?
   КУЗНЕЦОВ: (Неопределенно пожимает плечами). Жизнь полна неожиданностей и совпадений. Посмотрим, что дальше вытанцуется!
   БОЖКО: Вы это о чем, мужики? Темните, загадки загадываете. Самозванство придумали... Может, объясните что с парнем? Какие проблемы?
   ТИХОПЛАВ: Позже, Георгиевич, все объяснения позже.
  
   Он надевает куртку и шапку. До этого момента он незаметно держал их за спиной.
  
   ТИХОПЛАВ: Вернусь и объясню.
   КУЗНЕЦОВ: Уходишь?
   ТИХОПЛАВ: Исчезну по-английски. Вызывают по делам службы.
   БОЖКО: Сегодня ждать?
   ТИХОПЛАВ: Вряд ли. Не получится. (Уходит).
   БОЖКО: (Хлопает по карманам в поиске сигарет). Курево кончилось.
   КУЗНЕЦОВ: Возьми мои.
  
   Кузнецов предлагает сигареты. Они курят, всматриваясь в темноту за подъездным окном.
  
   КУЗНЕЦОВ: Метель поднялась.
   БОЖКО: Погодка, язви ее.
   КУЗНЕЦОВ: Георгиевич, друг, вызови сюда мою Ленку. Поговорить надо.
   БОЖКО: Сделаем. (На ходу). Тайны у всех сегодня. Кошмарный день! (Уходит).
  
   Кузнецов один. Курит, смотрит в окно. Из квартиры доносится лирическая мелодия. Вбегает Елена.
  
   ЕЛЕНА: Женя, где ты?
   КУЗНЕЦОВ: Здесь.
   ЕЛЕНА: Почему в подъезде?
   КУЗНЕЦОВ: Молодость вспомнил. Помнишь, как грелись по подъездам, когда встречались? (Целует ее). Не хочу при всех.
   ЕЛЕНА: (Прижимаясь к нему, задумчиво). Молодость. Ее и вспоминать не надо. (Пауза). Порой мне хочется вычеркнуть трижды проклятое двадцать третье февраля из всех календарей.
   КУЗНЕЦОВ: Леночка, родная моя! Что с тобой? Что растревожило старую рану?
   ЕЛЕНА: Ни что, а кто. Ромашкины близнецы встревожили. Им осенью восемнадцать исполняется. Как в современной песенке поется: - "Аты - баты, мы теперь солдаты".
   КУЗНЕЦОВ: Близнецы серьезно заняты спортом. Не пропадут.
   ЕЛЕНА: Но ведь можно что-то сделать, похлопотать, а Роман отказывается.
   КУЗНЕЦОВ: Наши родители за нас не хлопотали.
   ЕЛЕНА: (Грустно) Тогда время было другое. Они не знали, что ждет их детей, а мы знаем.
   КУЗНЕЦОВ: Я прекрасно понимаю твое состояние, Лена. Но зачем заранее кликать беду на Роминых мальчишек?
   ЕЛЕНА: Если бы у нас был сын, ты заговорил бы иначе.
   КУЗНЕЦОВ: Не думаю. (Пауза).
   ЕЛЕНА: Женя, что за история с самозванством? Вы же с Валеркой в Афганистане вместе служили.
   КУЗНЕЦОВ: Так надо. Чугун попросил подыграть ему. Парня проверяет. (Пауза). Лена! Знаешь, зачем я тебя вызвал? Хочу сообщить новость. Мой новый учебник по Уголовному праву утвержден и скоро выйдет из печати.
   ЕЛЕНА: Чудесная новость! Потрясающая! Ребятам скажем?
   КУЗНЕЦОВ: Обязательно, но позже, когда вопрос решится окончательно.
   ЕЛЕНА: Правильно, а не то сглазим, Боже упаси!
   КУЗНЕЦОВ: (Вновь обнимает и целует жену). Иди сюда. Господи, как я тебя люблю!
  
   Лирическая мелодия звучит громче. Затемнение. Гостиная Кузнецовых. Божко играет на гитаре. Затемнение. Подъезд. Новая парочка. Коняхин и Наталья.
  
   НАТАЛЬЯ: (Достает сигареты, предлагает). Будешь?
   КОНЯХИН: (Хмуро). Не курю.
   НАТАЛЬЯ: Ах, простите, запамятовала. Ведем здоровый образ жизни. Подражаем Америке. (Закуривает). В России жизнь вредная. Кто не курит и не пьет, тот быстрее всех помрет.
   КОНЯХИН: (Капризно) Я устал.
   НАТАЛЬЯ: Ясно. Волна пессимизма. Несчастный Володечка, которого никто не ценит. Мутный ты сегодня какой-то. То самоуверенный до наглости, то, как младенец беспомощный.
   КОНЯХИН: Ты меня любишь?
   НАТАЛЬЯ: (Поморщилась) Сомневаешься? Это что-то новенькое.
   КОНЯХИН: Мне надоели твои попреки, Наташа. Чем я виноват перед тобой? По-моему, я делаю все, что в моих силах. Я помогаю вам материально, купил квартиру для тебя и сына.
   НАТАЛЬЯ: (Укоризненно) Володя, счастье не в квартире и не в деньгах.
   КОНЯХИН: Я сто раз предлагал пожениться. Сто раз ты мне отказывала, не называя причины. Чем я тебя не устраиваю?
   НАТАЛЬЯ: Ты меня устраиваешь.
   КОНЯХИН: Почему же ты, то приближаешь меня, то отталкиваешь? Что происходит, Наташа? Ты меня разлюбила?
   НАТАЛЬЯ: За последнее время ты сильно изменился. Всё время пыжишься, изображаешь высокомерного и циничного чиновника. Даже здесь среди друзей, которые знают тебя как облупленного и принимают в любом виде.
   КОНЯХИН: Имидж.
   НАТАЛЬЯ: Возможно твоего губернатора, устраивает такой имидж, меня - нет.
   КОНЯХИН: Я устал.
   НАТАЛЬЯ: Брось играть, стань самим собой. Стань тем Володей Коняхиным, которого я полюбила. Прежний Владимир был простой парень, заводила и душа любой компании...
   КОНЯХИН: (Перебивает её) Сколько лет мы с тобой знакомы?
   НАТАЛЬЯ: Всю жизнь.
   КОНЯХИН: Вот именно, всю жизнь. ... Младшая сестра моего лучшего друга. Наш хвостик и громоотвод от родителей.
   НАТАЛЬЯ: Когда вы ушли в армию, я была совсем маленькой. Я не понимала, где вы, что с вами, почему мама и Лена часто шепчутся потихоньку, а когда читают ваши письма, то плачут. Потом пришло известие о Мишиной гибели. Мама себе места не находила. За Романа переживала. А я думала о тебе, хотя вроде бы с чего мне о тебе было думать. Ты относился ко мне как забавной игрушке.
   КОНЯХИН: Я никогда не относился к тебе как к игрушке.
   НАТАЛЬЯ: Тем не менее, женился ты не на мне.
   КОНЯХИН: Ошибка молодости.
   НАТАЛЬЯ: Сколько лет твоему старшему сыну?
   КОНЯХИН: Мишке 16 лет. Почему ты спрашиваешь?
   НАТАЛЬЯ: Помнишь, после твоего развода, еще до Сашкиного рождения мы пробовали жить вместе? Что из этого получилось? Каждый потянул одеяло на себя. Мы оба эгоисты?
   КОНЯХИН: Не в эгоизме дело, Наташа. Наверное, я не гожусь в мужья. Я давно живу один. У меня устоявшийся быт холостяка и педанта. Мелочи раздражают. Терпеть не могу следы помады на чашках и разбросанные игрушки.
   НАТАЛЬЯ: Все дети разбрасывают игрушки, а женщины красят губы.
   КОНЯХИН: Наташа, что нам делать?
   НАТАЛЬЯ: Принимай решение самостоятельно, Коняхин. Хватит плыть по течению.
  
   Пауза. Долгое молчание.
  
   НАТАЛЬЯ: Пойдем! Нужно посуду помыть, чай приготовить.
   КОНЯХИН: (Решительно) Постой! Сними фартук. У всех праздник, а у тебя вечные хлопоты. Когда поженимся, я найму домработницу.
   НАТАЛЬЯ: (Удивленно) Предложение руки и сердца? Оригинально!
   КОНЯХИН: Предложение впереди. С цветами, шампанским и остальными атрибутами.
   НАТАЛЬЯ: (Потрясенно) Ох, Володя! Таким я тебя еще не видела.
   КОНЯХИН: (Очень решительно) Все, хватит. Надоело смешить людей. Два любящих человека, как младенцы, не в силах разобраться в личных отношениях... Наташка, мы с тобой заживем, как в сказке. Ветерку пахнуть на тебя не позволю. Уволишься из больницы. Займешься воспитанием сына, моим перевоспитанием. Накупим Сашке игрушек, тебе нарядов, машину. Хочешь личную машину, иномарку? Полетим отдыхать в Египет, на Кипр.
   НАТАЛЬЯ: Остановись, Володя!
   КОНЯХИН: В чем дело, родная?
   НАТАЛЬЯ: Кому ты все это предлагаешь?
   КОНЯХИН: Тебе.
   НАТАЛЬЯ: Мне? За добрые намерения спасибо. Домработница, игрушки, наряды - замечательно. Сашку ты любишь. А я? Меня ты любишь?
   КОНЯХИН: Наташенька, милая, конечно люблю.
   НАТАЛЬЯ: Не верю я в твою любовь, Володя. Не верю. Всю свою жизнь ты любишь другую женщину. Елену.
   КОНЯХИН: Вот что тебя беспокоит! Давно надо было сказать мне о своих подозрениях. Да, я любил её, в юности. Мы все её любили - Мишка, Ромка и я. Она выбрала Михаила, потом Евгения. Мы с Ромкой отошли в сторону. То чувство давно перегорело.
   НАТАЛЬЯ: Ничего у вас не перегорело. Видел бы ты себя со стороны, когда она рядом... Я не такая красивая, не такая умная...
   КОНЯХИН: Глупенькая, все мои взгляды и комплименты просто игра, баловство. Я тебя люблю. Очень люблю.
   НАТАЛЬЯ: Не надо, Володя, не лги. Давай заканчивать детские игры. Надоело. Отпусти меня. Не мучай. Отныне мы с тобой просто бывшие любовники.
   КОНЯХИН: (Растерянно) А Сашка?
   НАТАЛЬЯ: Он твой сын. Лучшего отца ему я не желаю.
   КОНЯХИН: Значит, все, разрыв. Окончательно?
   НАТАЛЬЯ: (Решительно) Окончательно.
  

Затемнение.

   Подъезд. На ступенях сидит Алексей. Он курит в одиночестве. Из квартиры доносится веселая музыка. Тише - громче - тише. Вбегает Маша.
  
   МАША: (Оживленно). Позволите составить вам компанию, Алеша?
   АЛЕКСЕЙ: Пожалуйста! Закуривайте!
   МАША: Нет, что вы, я не курю. Посижу, отдышусь, уплясалась. (Пауза). Жалко, что дядю Валеру на службу вызвали. Вы с ним в прокуратуре работаете?
   АЛЕКСЕЙ: У него. Чугун мой начальник.
   МАША: Его и в прокуратуре Чугуном зовут?
   АЛЕКСЕЙ: Само собой. Как же еще! Непробиваемый и строгий. Замечательный человек.
   МАША: Вы следователь?
   АЛЕКСЕЙ: Начинающий.
   МАША: Я тоже мечтала стать следователем. Папа и дядя Валера меня отговаривают. Не женское дело, говорят.
   АЛЕКСЕЙ: Правильно отговаривают. Нечего вам там делать.
   МАША: Почему?
   АЛЕКСЕЙ: "Наша служба и опасна и трудна".
   МАША: (Смеется). Все мне поют эту песенку, будто я не знаю, что деятельность следователя сплошная бюрократия. Обычный клерк. Собирает документы и клеит дело бумажка к бумажке. Правда?
   АЛЕКСЕЙ: Отчасти. Это тяжелый труд, Маша. Огромные нагрузки. Служба на износ, без выходных и праздников. Никакой личной жизни. Не всякий мужчина выдерживает. (Меняет тему). У вас прекрасные родители, Маша, гостеприимный дом.
   МАША: Я рада, что вам понравилось у нас.
   АЛЕКСЕЙ: Детдомовцы привязчивы.
   МАША: Дядя Валера тоже воспитывался в детском доме. Вы в курсе?
   АЛЕКСЕЙ: Да. Он рассказывал.
   МАША: У вас много друзей, Алеша?
   АЛЕКСЕЙ: Увы! Сережка, друг, почти, что брат, погиб два года назад. С тех пор я ни с кем не сближаюсь, стараюсь поддерживать ровные приятельские отношения. Наиболее близок мне сейчас мой армейский командир Александр Дмитриевич Чернов. Он зовет меня Сынком, я его - Батей, но это так, театр.
   МАША: Извините, Алеша, я вторглась в запретную зону.
   АЛЕКСЕЙ: Я сам в нее вторгся. Просто я давно не чувствовал себя легко и спокойно.
   МАША: Ваши родители живы?
   АЛЕКСЕЙ: Мать напилась до беспамятства и угорела от газа. Мне 8 лет было. Я находился в школе, на продленке. Где отец, неведомо.
   МАША: Искали отца?
   АЛЕКСЕЙ: Где его искать, если в свидетельстве о рождении прочерк. (Пауза) Если на ваших гостей смотреть со стороны, складывается впечатление, что собралась одна большая и дружная семья.
   МАША: Так и есть. Коняхин и Наташа давно любят друг друга, но не могут договориться и пожениться. Дядя Роман переживает за них. У него с моей мамой особые отношения. Они знакомы чуть ли не с пеленок. У нас есть фотография новогоднего утренника, где им лет по пять. Она висит в гостиной. Обязательно посмотрите. Они на ней очень забавные.
   АЛЕКСЕЙ: Там нет фотографий Миши Лебедева?
   МАША: Конечно, есть. Школьные, свадебные, армейские. Там и папины афганские фотографии. Он и Тихоплав. Они вместе в Афганистане воевали, потом в университете учились, потом в милиции служили. Позже папа в аспирантуру поступил. Тихоплав перевелся в прокуратуру.
   АЛЕКСЕЙ: Тихоплав одинок, без семьи?
   МАША: Это особая история. У дяди Валеры была семья - жена и две дочки. Лет пятнадцать назад младшую девочку, Катю, застрелили бандиты. Мстили милиционеру. Жена развелась с ним, а дочке велела говорить, что отец умер. Оля знает, что отец жив. Она секретарь у Коняхина, замужем, ждет ребеночка. Тихоплав навещает ее, материально поддерживает. Он вынужден общаться с Олей тайком от жены, которая его не простила до сей поры, и ненавидит лютой ненавистью. Дядя Валера предпочитает жить в одиночестве. Он заявляет: - "Ахиллесова пята мне ни к чему. Не желаю, чтобы мои родные и близкие страдали".
   АЛЕКСЕЙ: Оказывается, слава неподкупного прокурора дорого стоит, слишком дорого.
  
   У Алексея звонит мобильный телефон.
  
   АЛЕКСЕЙ: (Говорит в телефон) Да, Батя, это я, Алеша.
   МАША: (Пытается уйти) Не буду мешать, разговаривайте.
   АЛЕКСЕЙ: (Останавливает). Маша! (В телефон). Батя, подожди! (Маше). Машенька, можно я вам позвоню? Мы вместе сходим куда - нибудь.
   МАША: Конечно, с удовольствием!
   АЛЕКСЕЙ: (По телефону). Я слушаю, Батя! ... Ужинать у вас? Батя, я предупреждал, что сегодня иду в гости? ... Да, в гостях. ... Спасибо, в другой раз... Обычная вечеринка, ничего особенного.... Завтра обязательно забегу и изложу подробно.... Завтра, Батя, сегодня не получится.... Понял. Пока.
  

Затемнение.

Занавес.

Конец 1 действия.

  

Действие 2.

Картина третья.

   Следующий вечер. Гостиная Кузнецовых. Повседневная обстановка. В гостиной Божко и Коняхин играют в домино или нарды. Атмосфера напряженная. Ожидание.
  
   КОНЯХИН: Хуже нет ждать и догонять.
   БОЖКО: Молчи, конспиратор. Друг называется. Мог бы поведать о вашем заговоре.
   КОНЯХИН: Не мог.
   БОЖКО: Чуяло мое сердце...
   КОНЯХИН: Где наши прекрасные дамы?
   БОЖКО: У Натальи собрались и моют нам кости.
   КОНЯХИН: Твоя сестра меня окончательно прогнала. Обвинила в эгоизме и приревновала к Елене.
   БОЖКО: Поздравляю!
   КОНЯХИН: Георгиевич! Я думал, что мы с тобой, в конце концов, породнимся.
   БОЖКО: Мы давно родственники, Володя. Ты отец моего племянника. Тебе этого мало?
   КОНЯХИН: Я люблю её, а она мне не верит. Неужели я потеряю её?
   БОЖКО: Убеди! (Прислушивается). Кажется, дверь внизу хлопнула. Идут. Начинаем вторую часть Барбизонского балета.
   КОНЯХИН: Марлезонского.
   БОЖКО: Какая разница! Может, и мы на что сгодимся?
  
   Входят Кузнецов и Алексей.
  
   КОНЯХИН: Заждались мы! Где вы застряли?
   АЛЕКСЕЙ: Пробки. Что за срочность?
   КУЗНЕЦОВ: Тихоплав просил собраться. Ему наша помощь нужна.
   АЛЕКСЕЙ: Наша помощь? Валерию Степановичу?
   КОНЯХИН: Что удивительного? У нас как-никак житейский и боевой опыт имеется и немалый.
   БОЖКО: Евгений, что случилось?
   КУЗНЕЦОВ: Я информирован лишь в общих чертах. Банально, как в клонированном детективе. Сын банкира Крылова обвиняется в убийстве однокурсника и сбыте наркотиков. Папаша жаждет его вызволить. Тихоплав, естественно, отказывается замять и закрыть дело. Я полагаю, не стоит напоминать о том, что если Чугун опустил забрало, то его и ядерной ракетой не прошибешь. Чугун он и есть Чугун.
   КОНЯХИН: Чем мы ему поможем супротив олигарха! Только ворохнемся, нас тут же прихлопнут как мух.
   БОЖКО: (Ехидно) Спасаем собственные шкуры?
   КОНЯХИН: Поверьте мне. Чугун выпутается самостоятельно.
   БОЖКО: А если не выберется?
   КУЗНЕЦОВ: Это вряд ли. Не торопите события. Придет Валера и все разъяснит.
   БОЖКО: Третий час ждем...
  
   Звонок в дверь. Кузнецов идет открывать. Возвращается вместе с Тихоплавом. Он выглядит устало, но настроен оптимистично.
  
   ТИХОПЛАВ: (Говорит оживленно) Спасибо, что дождались. Что замерли? Не рады?
   БОЖКО: Тебе не икалось? Уши не горели?
   КОНЯХИН: Георгиевич!
   ТИХОПЛАВ: Ругали, значит.
   БОЖКО: Волновались. Товарищ, все - таки.
   КОНЯХИН: Куда ты вчера исчез?
   ТИХОПЛАВ: На базар ездил.
   БОЖКО: Продавцом? Покупателем?
   ТИХОПЛАВ: Товаром.
   КУЗНЕЦОВ: Купили тебя?
   ТИХОПЛАВ: Пока нет, но пытались. Подобной радости я им не доставлю. Докажу подонкам, что не все люди продаются и покупаются.
   КОНЯХИН: Дон Кихот! Не ругательство, диагноз.
   КУЗНЕЦОВ: Много давали?
   ТИХОПЛАВ: Очень много. На всех хватило бы.
   АЛЕКСЕЙ: Шутите, а надо что-то делать.
  
   Мужчины переглядываются.
  
   ТИХОПЛАВ: У меня есть план. Кое - что по нему уже претворяется в жизнь.
   КОНЯХИН: Без криминала?
   ТИХОПЛАВ: Абсолютно. (Пауза). Алексей, ты с нами?
   АЛЕКСЕЙ: С вами. Валерий Степанович, ради вас я в лепешку разобьюсь. Скажите, что от меня требуется.
   ТИХОПЛАВ: Тебе знаком Александр Чернов?
   АЛЕКСЕЙ: Знаком. Он мой армейский командир и покровитель.
   ТИХОПЛАВ: (Объясняет друзьям). Чернов начальник службы безопасности в банке Крылова. Имел большое человеческое счастье беседовать с ним вчера.
   АЛЕКСЕЙ: Ну и что?
   ТИХОПЛАВ: Ничего. Эрудированный и осведомленный господин. Рассказывал мне о делах моей прокуратуры так, словно сам у меня служит, а не его протеже.
   АЛЕКСЕЙ: Вы на меня намекаете, Валерий Степанович? Предполагаете, что я его осведомитель?
   КОНЯХИН: Предполагаем.
   БОЖКО: Осведомитель? Стукач. Не так красиво, но точно. Запираться бесполезно. Тебя вычислили, парень.
   АЛЕКСЕЙ: Что вычислили? Я не скрывал знакомства с Черновым. (Пауза). Вы считаете, ему интересны бытовые преступления? Других дел я не вел.
   ТИХОПЛАВ: Алеша, ты не вел других дел потому, что я их тебе не поручал. У меня на то были причины. Веские причины.
   АЛЕКСЕЙ: (С достоинством). Могу я поинтересоваться, во что влип?
   ТИХОПЛАВ: Твое право. Слушай. Банкир Крылов всегда славился жесткой манерой ведения бизнеса. От должников и конкурентов он избавлялся безжалостно. До поры до времени обходился своими силами. Твой благодетель - его правая рука в таких операциях. Но с недавних пор Крылов стал использовать в своих гнусных целях закон, в лице сотрудников вверенной мне прокуратуры. Вербовал он умело, точно зная, на какие мозоли давить. Я насторожился, пригляделся. Подозрение упало на тебя.
   АЛЕКСЕЙ: Почему?
   ТИХОПЛАВ: Первое, сроки. Вербовки начались после твоего прихода. Во - вторых, я выяснил имя твоего благодетеля. Его забота о тебе не бескорыстна.
   КУЗНЕЦОВ: Неужели Чернов не обращался к тебе с просьбами, не давал поручений?
   АЛЕКСЕЙ: (Растерянно). Он говорил: - "Старайся, Сынок. Место перспективное".
   БОЖКО: Понятно. Ждал пока парень закрепиться и в силу войдет.
   КОНЯХИН: Тем временем Чернов выуживал у него информацию о коллегах. Я прав?
   АЛЕКСЕЙ: Пустой треп, сплетни, анекдоты.
   КОНЯХИН: Для Чернова сплетен достаточно. Он прекрасный аналитик. Валера, продолжай!
   ТИХОПЛАВ: Выявив, где течет, я посадил тебя отписывать "бытовуху". Надо отдать должное, ты грамотный и старательный.
   АЛЕКСЕЙ: (Хмуро). Спасибо!
   ТИХОПЛАВ: Пожалуйста!
   КОНЯХИН: Местный крестный отец Крылов встал поперек горла многим. В том числе и официальным властям. Даже Губернатору надоели его запросы и амбиции.
   ТИХОПЛАВ: Младший Крылов подложил папаше громаднейшую свинью, а остальным сделал чудненький подарочек. Враги олигарха возжаждали громкой мести и подготовили бомбу. Следствие проводили конспиративно, свидетелей спрятали, преступника изолировали. Крылову без информации каюк. Твой покровитель надеялся на тебя, но у тебя доступ нулевой. Им понадобился я, потому что у меня подходы и подвязки.
   КУЗНЕЦОВ: Тебя не просто достать.
   ТИХОПЛАВ: Способ известен. Шантаж. Нащупать ахиллесову пяту и бить по ней. (Алексею) Вот тогда и наступил твой черед, парень.
   КОНЯХИН: Чернов знал о приглашении к Кузнецовым?
   АЛЕКСЕЙ: Естественно.
   БОЖКО: Он обнял тебя на прощание и присобачил "жучка" к твоей куртке.
   АЛЕКСЕЙ: (Резко). Не может быть! (Кинулся в прихожую).
   КУЗНЕЦОВ: (Кинул на стол куртку Алексея) Вот он, микрофон. Убедись сам.
   КОНЯХИН: Вчерашнее шоу транслировалось.
   АЛЕКСЕЙ: О, Господи! Какой я идиот! Присутствующие знали о трансляции?
   КУЗНЕЦОВ: Знали трое. Коняхин, Тихоплав и я. Остальные находились в неведении.
  
   Воцарилось молчание. Мужчины наблюдают, как Алексей постепенно выходит из шокового состояния.
  
   ТИХОПЛАВ: Возбудив дело против младшего Крылова, я понял, что настала пора активных действий. Начнется давление. Банкир назначил мне встречу. Я ринулся к начальству. Мы решили, что провокация неизбежна и задумали подыграть. Именно поэтому я тебя приблизил и даже пригласил в гости к своим друзьям.
   КОНЯХИН: "Жучок" обнаружил Евгений Николаевич, но не тронул его. Трансляция, как вариант входила в сценарий.
   ТИХОПЛАВ: Для дезинформации подобрали подходящую историю. Фактор неожиданности прикрыл абсурдность легенды и не стыковки с моей биографией.
   БОЖКО: Кстати, мужики, откуда взялась история самозванства?
   КОНЯХИН: Я посоветовал. Вспомнил реальный случай. В бытность комсомола мы на бюро исключали одного паршивца. Он на мнимом афганстве умудрился поступить в институт, получить квартиру, машину и дачный участок, льготами очень активно пользовался. Неужели я не рассказывал?
   БОЖКО: Ты, Володечка, много чего рассказывал.
   ТИХОПЛАВ: Так или иначе, легенда сработала. Крылов выдал мне ее в качестве шантажа. Естественно, я рассмеялся ему в лицо, рассказал о спектакле. Видел бы ты, Алексей, лицо своего покровителя? Я думал, что он меня тут же придушит. И вот тогда Крылов предложил мне взятку. Целый чемодан наличкой.
   БОЖКО: Доллары?
   ТИХОПЛАВ: Бери выше - евро. Наши сотрудники того и ждали. Ввалились толпой. Фотовспышка. Понятые. Дознание. Нас задерживают, допрашивают вместе и поврозь. Разыграли как по нотам и отпустили. Крылов с Черновым уходили сконфуженные и замороченные, не уверенные в том, что избавились от неугодного прокурора. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: Вы обвините Крылова в попытке подкупа должностного лица. Правильно?
   ТИХОПЛАВ: Догадливый. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: Мне написать заявление об уходе, Валерий Степанович?
   ТИХОПЛАВ: (С иронией). Зачем? Оповещай своих благодетелей и впредь. Младшего Крылова посадят, папаша сбежит за границу, Чернов найдет тебе и себе нового шефа. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: (С болью). Сурово, но справедливо. Ничего вы не поняли! Я думал, что повстречал, наконец-то, настоящих людей. Навидались, настрадались, но не озлобились, не потеряли оптимизма, умеют дружить и прощать, принимают человека таким, какой он есть. Я ошибся. Вы такие же, как все. Вам нужен хороший мальчик Леша, а плохого - вон, чтобы не испачкаться. Не выслушав его. Не разобравшись до конца.
   БОЖКО: В чем разбираться? Сопли тебе подтирать? Плохие дяди обидели сиротку.
   ТИХОПЛАВ: (Резко) Сбавь обороты, Роман!
   КОНЯХИН: А что он из себя безвинного ангелочка строит!
   АЛЕКСЕЙ: Вот именно, что безвинного. Я вам сейчас запросто докажу свою непричастность ко всей этой истории.
   КУЗНЕЦОВ: Докажи, Алеша, если сможешь.
   АЛЕКСЕЙ: Могу. (Пауза). Первое. Еще вчера я догадался о мнимом самозванстве Валерия Степановича. Не сразу, конечно. Сначала, Маша сказала, что папа и дядя Валера вместе служили в армии. Потом, документальное подтверждение. (Показывает на стену с фотографиями). Кузнецов и Тихоплав на фоне гор и надпись соответствующая. "Другу Жене на память о Кандагаре". Что не сняли-то?
   КУЗНЕЦОВ: (Смущенно). Забыли.
   БОЖКО: Конспираторы, якорь вас задери!
   КОНЯХИН: Георгиевич! Продолжай, Алексей!
   АЛЕКСЕЙ: Маша поведала мне о гибели Кати, о ваших отношениях с Олей и о ненависти вашей бывшей жены. Как вы думаете, Крылов побрезговал бы воспользоваться таким материалом для шантажа? Извините, но он сломал бы вас на чувствах к дочери. Ахиллесова пята. (Пауза).
   КУЗНЕЦОВ: Ну, Маша, ну, болтушка!
   АЛЕКСЕЙ: Простите девушку. Она не играла в мужские игры.
   КОНЯХИН: Фактор времени сработал. Ты просто не успел передать информацию.
   АЛЕКСЕЙ: (Уверенно). Вот теперь, третье, десерт. У меня была возможность передать сколько угодно информации. Батя звонил вчера. Он якобы приглашал меня на ужин, а сам интересовался вечеринкой. Я заподозрил подвох и промолчал. Одно дело о пустяках трепаться, совсем другое, когда речь заходит о серьезных вещах. Машенька легко подтвердит факт разговора с Батей.
   БОЖКО: Братцы, а он прав! ( Пауза).
   ТИХОПЛАВ: (Решительно). Ну-ка, мужики! Оставьте нас наедине.
   КУЗНЕЦОВ: (Суетливо). Пойдемте на кухню. Валера, позовешь! Мы пока чай подогреем.
   ТИХОПЛАВ: Подогрейте чего-нибудь посущественней. Кушать очень хочется. Сутки не ел.
  
   Все, кроме Тихоплава и Алексея уходят на кухню.
  
   ТИХОПЛАВ: Алеша! Скажи честно. Что ты ждешь от жизни и от людей?
   АЛЕКСЕЙ: Хочу, чтобы меня любили, уважали и не гнали отовсюду, как паршивого пса.
   ТИХОПЛАВ: Разумеется. Я вот все думаю о тебе и о Чернове. Тебя я понимаю, как не кто иной, как самого себя. Ты купился на заботу, на внимание и на человеческое отношение. Я раньше сам такой был. Приласкают, я готов душу отдать со всеми потрохами. Это нормально. Детдомовцы мы с тобой. Но Чернов! Использовать твою привязанность, манипулировать людьми. Нет, не понимаю. Я так не могу. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: То, что вы вчера рассказывали о своей жизни, правда?
   ТИХОПЛАВ: Кроме самозванства, все, правда.
   АЛЕКСЕЙ: Вы могли свалиться в пропасть? Не верю.
   ТИХОПЛАВ: Из армии я вернулся в тяжелой депрессии, а потому пил по черному.
   АЛЕКСЕЙ: Справились?
   ТИХОПЛАВ: Как видишь. И ты справишься...
   АЛЕКСЕЙ: Вы, лично вы, верите мне?
   ТИХОПЛАВ: Верю, Алеша.
   АЛЕКСЕЙ: Спасибо, Валерий Степанович! (Пауза). Мне пора.
   ТИХОПЛАВ: Надеюсь, что на разборки к Чернову ты не пойдешь?
   АЛЕКСЕЙ: В общежитие отправлюсь. Есть о чем поразмыслить.
   ТИХОПЛАВ: (Улыбнувшись). Раздумал заявление об уходе писать?
   АЛЕКСЕЙ: Раздумал.
   ТИХОПЛАВ: Сюда вернешься?
   АЛЕКСЕЙ: Если не возражаете, вернусь. Вчерашний день - самый лучший день в моей жизни. Прощайте! (Уходит).
   ТИХОПЛАВ: (Громко). Ребята!
   КУЗНЕЦОВ: (Выглядывает) Разрешите?
   ТИХОПЛАВ: Заходите!
  
   Входят Божко, Тихоплав, Коняхин.
  
   БОЖКО: Как воспитательная беседа?
   ТИХОПЛАВ: Пожалуй, что удалось спасти парня из лап монстров. Еще неизвестно, во что бы они его втянули впоследствии.
   КОНЯХИН: Ушел и ушел. Главное, ты в порядке.
   БОЖКО: Повстречается он с Черновым, тот его обласкает, убедит.
   ТИХОПЛАВ: Сомнительно. Не тот случай. Чернов не напрасно его исподтишка использовал. Подлость не в характере Чеботарева.
   КУЗНЕЦОВ: Мы наглядно продемонстрировали ему, что такое настоящая мужская дружба.
   БОЖКО: Не гони коней, Евгений. Давай стол накроем. Тогда ты произнесешь свой любимый тост "За дружбу"!
   КОНЯХИН: Мы обнаружили остатки вчерашнего пира. Достали бутылочку...
   ТИХОПЛАВ: Слюнки текут.
   КУЗНЕЦОВ: Все готово! Мы мигом...
  
   Мужчины раздвигают стол, расставляют стулья, приносят из кухни посуду, еду. Действуют они по-мужски быстро, забывая о женских тонкостях. Еда в кастрюлях и сковородках, вместо рюмок стаканы, посуда - какая попало. Разговор продолжается.
  
   КУЗНЕЦОВ: Ты долго не приходил. Мы волновались.
   КОНЯХИН: Мы опасались, что Крылов тебя похитил.
   БОЖКО: Женька разработал шикарный план твоего освобождения из лап банкира.
   КУЗНЕЦОВ: (Рассказывает). В офис Крылова въезжает танк. В танке мы. Конь - командир, я - комиссар, Алешка - стрелок, Георгиевич, естественно, водитель. Мы подхватываем тебя и с боями пробиваемся в Америку.
   ТИХОПЛАВ: (Задумчиво). На танке в Америку. Здорово! Через океан вброд или по подземному тоннелю?
   БОЖКО: Это мелочи.
   КОНЯХИН: (Серьезно). Бредовая затея.
   КУЗНЕЦОВ: (Простодушно). Почему?
   КОНЯХИН: (Серьезно). Кузнецов забыл марксизм - ленинизм. У Георгиевича артрит. Он не может сидеть на железках. Он к БМВ привык. Там кресло мягкое.
   БОЖКО: (Обиделся). Пусть Чугун командует. Конь предлагал в кустах отсидеться. Партизан - подпольщик!
   КОНЯХИН: Партизанское движение в тылу врага великая вещь.
  
   Все смеются.
  
   ТИХОПЛАВ: Люди, а вы заметили, что Евгений включил в наш доблестный экипаж и нашего юного друга Алексея?
   КУЗНЕЦОВ: Я подумал, что умудренным житейским опытом мушкетерам настала пора передавать идеалы в надежные руки.
   КОНЯХИН: (Добродушно). Идеалисты!
  
   Вбегает Маша, за ней Елена и Наталья.
  
   МАША: (Встревожено оглядываясь). Где Алексей? Что с ним?
   КУЗНЕЦОВ: Ничего.
   МАША: Вы не имели права затевать жестокие проверки "на вшивость".
   ЕЛЕНА: Нам не удалось удержать ее.
   НАТАЛЬЯ: Машенька устроила допрос с пристрастием, а мы слабые женщины. Пришлось всё рассказать
   ЕЛЕНА: Чем закончилась секретная операция под кодовым названием "ахиллесова пята"?
   ТИХОПЛАВ: Хэппи-энд!
   КОНЯХИН: Конец, но, увы, не счастливый. (Подходит к Наталье) Наташа! Может, поговорим?
   НАТАЛЬЯ: Уйди, Коняхин. Видеть тебя не хочу.
   КОНЯХИН: Наташа! Я тебя люблю. При всех говорю, чтобы ты поверила. Давай поженимся, наконец. Я исправлюсь, слово даю.
  
   Наталья порывается уйти, но Божко встает на её пути. Наталья оказывается между ним и Коняхиным.
  
   НАТАЛЬЯ: (Божко) Исправится он! Так я и поверила. ( Коняхину) Ну, что мне с тобой делать, горе ты моё! Видимо действительно придется замуж за тебя выходить.
  
   Коняхин целует Наталью.
  
   ЕЛЕНА: (Радостно) Слава богу! А то, как малые дети, право.
   КУЗНЕЦОВ: Пора. Давно пора.
   БОЖКО: Безоговорочная капитуляция противника на всех фронтах. Ура!
   МАША: Изгнали паршивую овцу из стада и радуетесь.
   КУЗНЕЦОВ: Маша, успокойся! Алексея не изгоняли. Ему необходимо одиночество. Согласись, события произошли неординарные. Переоценка ценностей, разочарование...
   ТИХОПЛАВ: Он вернется, Машенька, обязательно вернется. Человек всегда возвращается туда, где ему было хорошо.
  
   У Тихоплава звонит сотовый телефон.
  
   ТИХОПЛАВ: (Разговаривает по телефону). Да, Климов, слушаю! ... Что? Когда? Где?... Самолично изволил, надо же! Взяли?... Молодцы! Какая больница? ... Обязательно, прямо сейчас. (Отключает телефон). Чернов стрелял в Алексея.
   МАША: (Тихо). Что с Алешей? Он жив?
   ТИХОПЛАВ: (Улыбается). Живой. Рана пустяковая. Обработают, перевяжут и отпустят. Поеду, заберу его и отвезу домой.
   МАША: Я с тобой, дядя Валера.
   ТИХОПЛАВ: Поехали.
   ЕЛЕНА: Привозите молодого человека к нам. Пусть поживет, пока не поправится.
   ТИХОПЛАВ: Спасибо, Леночка, но мы поедем ко мне.
   ЕЛЕНА: У тебя наверняка холодильник пустой. Подожди, сейчас соберем для вас кое-что.
  
   Маша одевается. Женщины помогают ей уложить в сумку продукты, какие-то вещи.
  
   КОНЯХИН: Чернов не простил Алексею срыва операции.
   БОЖКО: Еще бы! Такие надежды! Такие затраты!
   КУЗНЕЦОВ: Власть он над ним потерял. Вот в чем причина.
   КОНЯХИН: Откуда Чернову знать о том, что парень в курсе его грязных делишек?
   КУЗНЕЦОВ: Я "жучка" не отключал.
   НАТАЛЬЯ: Евгений Николаевич! Что вы наделали? Алексея могли убить!
   ТИХОПЛАВ: Это вряд ли. За Черновым следили, за Алексеем присматривали.
   КУЗНЕЦОВ: Чугун правильно сказал. Время от времени подонкам необходимо доказывать, что не все на свете продается и покупается. Пусть убедятся, что есть еще на свете порядочные люди.
   КОНЯХИН: А ля гер ком а ля гер?
   ТИХОПЛАВ: Да. На войне как на войне.
   КУЗНЕЦОВ: Покой нам только снится! Мушкетеры, к бою!

Занавес.

Конец.

2008 г.

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Рай "Семь желаний инквизитора"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"