Виленская Марина: другие произведения.

Проверка на вшивость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


Марина Виленская

Проверка на вшивость или Ахиллесова пята.

Пьеса в двух действиях.

  
   Действующие лица:
   Кузнецов Евгений Николаевич
   Кузнецова Елена Петровна, его жена
   Маша, их дочь
   Друзья Кузнецовых:
   Божко Роман Георгиевич
   Божко Наталья Георгиевна
   Коняхин Владимир Иванович
   Тихоплав Валерий Степанович
   Чеботарев Алексей, знакомый Тихоплава
  
   Место действия: квартира Кузнецовых
   Время действия: наши дни.
  

Действие 1.

Картина первая.

   Обычная современная трехкомнатная квартира. Гостиная. Обычный набор мебели, ковры, шторы, цветы. Уютно. Задник - окно с балконной дверью, заставленное массивным креслом. В левой кулисе - выход в прихожую, в правой - вход в кухню, в глубине - двери во внутренние комнаты. На стене висят семейные фотографии. Посредине гостиной стоит большой стол, накрытый парадной скатертью. Вокруг него беспорядочно расставлены разномастные стулья, собранные со всей квартиры. В дальних комнатах или на кухне играет радио, создавая праздничную атмосферу.
   Возле стола хлопочет Маша Кузнецова. Это миловидная девушка-старшеклассница. Одета она простенько - джинсы, футболка. Маша, подпевая радио, расставляет на столе тарелки, рюмки и бокалы, раскладывает салфетки и столовые приборы.
   Из кухни появляется Наталья Божко, симпатичная женщина лет тридцати пяти. Она в фартуке поверх нарядного платья, несет салатник.
  
   НАТАЛЬЯ: Маша, где твои родители? Неудобно без них хозяйничать.
   МАША: Отец в университете, мамуля в парикмахерской. Меня за хозяйку оставили, целую кучу поручений надавали. Хорошо, что ты пораньше пришла, тетя Наташа. (Заглядывает в салатник) Это салат с кальмарами?
   НАТАЛЬЯ: Да, с кальмарами, фирменный. (Водружает салатник на стол. Размышляет вслух): Гуляш на плите. Пирог в духовке. Чистить картофель поручим Роману. Управимся к назначенному времени, как считаешь?
   МАША: Управимся. Коняхин звонил из машины. Они подъезжают...
   НАТАЛЬЯ: Чудненько! (Скрывается на кухне).
  
   Маша колдует возле стола. Звонок в дверь. Маша бежит в прихожую. Через некоторое время в гостиную входит Маша. Следом за ней - Коняхин и Божко. Это сорокапятилетние мужчины. Они разные настолько, что контраст бросается в глаза. Коняхин - холенный, респектабельный, благополучный. Сразу видно, что он руководитель и хозяин жизни. Божко - простоват, бесхитростен, принадлежит к породе "работяг" и "классных мужиков".
  
   МАША: (Радушно приглашает) Располагайтесь, пожалуйста! Мама просила не скучать. Ой! Забыла! Поздравляю вас с Днем Защитника Отечества! (Целует Коняхина в щеку).
   КОНЯХИН: ( Снисходительно, но довольно) Благодарю, Машенька, и тебя с праздником!
  
   Маша устремляется с поцелуем к Божко, но у того заняты руки. Он несет объемную коробку.
  
   БОЖКО: Подожди, детка! Поставлю коробку, поцелуемся.
   МАША: (Пытается заглянуть в коробку) Что принесли, дядя Рома?
   БОЖКО: Разные вкусности. Заехали на оптовый рынок по дороге. Твоя мать велела. Помоги разобрать. (Идет на кухню).
   МАША: (Коняхину) Дядя Володя, а тетя Наташа про вас несколько раз спрашивала.
   КОНЯХИН: Она одна пришла, без Сашки?
   МАША: Одна. Сашка остался с тетей Ларисой. Они болеют на пару. Грипп, знаете ли... (Уходит на кухню).
   КОНЯХИН: Понятно...
  
   Он нервно прохаживается по гостиной, потоптался возле кухни в нерешительности. Затем уселся в кресло возле окна, достал сотовый телефон.
  
   КОНЯХИН: (По телефону, громко) Андрей Олегович! Доброе утро! Коняхин беспокоит. Разрешите поздравить Вас с праздником! Желаю всяческих благ и успехов в делах!... Спасибо! Мило, что Вы помните о моих былых заслугах.... С друзьями отмечаем. У нас традиция.... Благодарю! До встречи!
  
   Наталья и Маша то и дело появляются в гостиной. Они вносят тарелки с закусками, ставят их на стол. На Коняхина они поглядывают с усмешкой. Коняхин невозмутим до комичности.
  
   КОНЯХИН: (По телефону, с новым абонентом, с другой интонацией) Виктор Семенович! Здравствуйте! ... Да, это я... Взаимно... Обязательно обсудим. Уверен, губернатор нас поддержит. Успеха! Созвонимся! ( Набирает новый номер) Господина Шелехова, будьте любезны!... Жаль. Как с ним связаться?... Благодарю!
  
   Во время его разговора в гостиную входит хозяйка дома Елена Петровна Кузнецова. Она, снисходительно улыбаясь, наблюдает за Коняхиным, переглядывается с Натальей и дочерью. Она ждет окончания очередного телефонного разговора.
  
   ЕЛЕНА: Здравствуй, Володечка!
   КОНЯХИН: (Увидел Елену, прячет телефон, бросается к ней) Наконец-то! Заждался. Соскучился.
   ЕЛЕНА: Можно подумать! Володечка, душа моя, мы полчаса назад по телефону беседовали.
   КОНЯХИН: (Целует ей ручку) Ослепительная! Обворожительная! Зачем тебе парикмахер? Природную красоту надо лелеять и сохранять в первозданном виде.
   ЕЛЕНА: ( С усмешкой) Галантен, как всегда.
  
   Наталья презрительно фыркает. Коняхин замечает ее, порывается подойти, но Наталья прячется на кухне.
  
   МАША: Мамулечка, ну-ка повернись! Классный причесон! Маникюр сделала? Зашибись! Последний писк! (Надевает теплый свитер, шапку, разыскивает сумку).
   ЕЛЕНА: Куда собралась, дочка? У нас гости...
   МАША: Мамуля, не сердись! Я быстренько сгоняю к Юльке за конспектами. Одна нога здесь, другая там и опять здесь. Все твои поручения я выполнила. Тетя Наташа мне помогла.
   ЕЛЕНА: Не задерживайся, доченька. Мы тебя подождем. За стол не сядем.
   МАША: Не ждите. Я подключусь по ходу...(Уходит).
  
   Коняхин достает телефон, набирает номер.
  
   ЕЛЕНА: (Устало) Коняхин, шел бы ты со своим мобильником в кабинет, сил нет твой подхалимаж слушать.
   КОНЯХИН: Такова жизнь. Не подмажешь -- не проживешь. Кстати, Леночка, почему "Коняхин"? Что за официоз? Лично мне больше нравится, когда ты меня зовешь "Конём", как в школе ...(приближается к Елене и пытается её обнять) ...или "Володечкой".
   ЕЛЕНА: (Резко) Уйди! Опять поругались с Натальей?
   КОНЯХИН: (Недовольно) Опять и снова. Я уже не помню, когда у нас мир - то был. (Пауза) Извини! Дела...(Уходит в кабинет).
  
   Елена приближается к столу, оглядывает его хозяйским взглядом, что-то перемещает. Из кухни входит Божко. У него в руках бутылки с минеральной водой. Он пристраивает их на стол, подходит к Елене.
  
   БОЖКО: (Целует Елену в щеку) С праздником, защитница!
   ЕЛЕНА: (Ласково) И тебя, Рома, с праздником! Хлопочешь? Припахала тебя сестренка?
   БОЖКО: Привлекла. Докладываю! Вино - водку купил, картошку почистил, рыбу разделал, мусор вынес. Жду дальнейших указаний.
   ЕЛЕНА: (Шутливо) Сержант Божко! Слушайте мой приказ! Отставить хозяйственные заботы!
   БОЖКО: Есть, отставить! (Кивает в сторону кабинета, откуда доносится голос Коняхина) Целый день звонит. Наверное, в городе не осталось ни одного мало-мальски значимого человека, которого Конь не поздравил бы.
   ЕЛЕНА: (Сочувственно) Заездил он тебя?
   БОЖКО: Меня заездишь... Наташка его прогнала, а я крайний. Потому, что ей - брат, а ему - друг.
   ЕЛЕНА: Мирил?
   БОЖКО: Как всегда... Жалко мне их. Любят ведь дружка дружку.
   ЕЛЕНА: Как живешь, Ромашка? Редко видимся.
   БОЖКО: Редко... Я сегодня один, без семьи. Лариса приболела и осталась с племянником. Она передает вам привет и поздравления. Близнецы на спортивных сборах в Красноярске, а то бы обязательно пришли.
   ЕЛЕНА: Мальчики, наверное, выросли. Давно их не видела.
   БОЖКО: Вымахали под метр девяносто каждый. Нынче школу оканчивают.
   ЕЛЕНА: Дальше куда?
   БОЖКО: В армию. Выбора нет. Они звезд с неба не хватают. Учить их большие деньги нужны. Сразу двоих не потянуть.
   ЕЛЕНА: Попроси Коня. Есть же в наших учебных заведениях бюджетные места.
  
   Божко скептически морщится.
  
   ЕЛЕНА: Хочешь, я поговорю? Не с ним, с Женей. Мой муж -- человек слова. Сказал - сделал.
   БОЖКО: С Женей я и сам могу поговорить. Но не буду. Противно. Сроду не ловчил.
   ЕЛЕНА: Не боишься за ребят?
   БОЖКО: Боюсь, очень боюсь. Тут уж, как говорится, у кого какая судьба.
   ЕЛЕНА: (Тяжело вздыхает) Судьба...
   БОЖКО: (Сочувственно и немного сердито) Мишу вспомнила?
   ЕЛЕНА: Не забывала.
   БОЖКО: Лена, былого не вернешь. Столько лет прошло, пора смириться.
   ЕЛЕНА: Прости, Ромашка! Волнение, нервы.... Ненавижу сегодняшний праздник!
  
   Божко успокаивает Елену. Входит Коняхин, подозрительно наблюдает за поведением друзей.
  
   КОНЯХИН: (Будто - бы вспомнил) Вот садовая голова! Георгиевич! Мы забыли в машине мой вклад в застолье. Сбегай!
   БОЖКО: (Нехотя, но привычно) Сбегаю. (Выходит).
   ЕЛЕНА: (Коняхину. Сухо) Спустился бы к машине, не рассыпался.
   КОНЯХИН: Роман мой шофер. Выполнять мои поручения его прямая обязанность.
   ЕЛЕНА: Не здесь и не сейчас.
   КОНЯХИН: Всегда и везде. Я ему приличные деньги плачу.
   ЕЛЕНА: (Возмущенно) Володя! Что с тобой происходит? Кому и что ты доказываешь? И потом... Высокий пост не дает тебе право унижать старых друзей. Кто-кто, а Роман не заслужил свинского отношения. Он не виноват в твоем конфликте с Наташей.
   КОНЯХИН: Лена! Не вмешивайся!
   ЕЛЕНА: Изволь выслушать. Твое высокомерие не имеет границ...
   НАТАЛЬЯ: (Появляется, перебивает Елену) Валерий Степанович подъехал. С ним незнакомый парень. Я в окно углядела.
   ЕЛЕНА: Валера пригласил молодого коллегу. Надо встретить. (Пошла, но остановилась) Разговор не окончен, Володечка. (Выходит).
   КОНЯХИН: (Хмуро) Наташа, ты обещала Сашку привести?
   НАТАЛЬЯ: Кашляет он.
   КОНЯХИН: Врача вызывали?
   НАТАЛЬЯ: Обычная простуда. Лечимся сами.
   КОНЯХИН: Лекарства нужны?
   НАТАЛЬЯ: У нас все есть.
   КОНЯХИН: Правда?
   НАТАЛЬЯ: Разумеется. Неужели я стала бы от тебя скрывать?
   КОНЯХИН: Наташа!
   НАТАЛЬЯ: Что?
   КОНЯХИН: Спасибо! Ты спасла меня от очередной воспитательной беседы.
   НАТАЛЬЯ: Пожалуйста! Всегда к вашим услугам.
   КОНЯХИН: (Не замечая язвительного тона) Надо поговорить.
   НАТАЛЬЯ: Поговорим. Вечер длинный.
  
   В гостиной появляются Елена, Божко, Валерий Степанович Тихоплав и Алексей Чеботарев. Тихоплав за руку здоровается с Коняхиным, дружески целует Наталью.
  
   ТИХОПЛАВ: Позвольте представить, мой юный сотрудник Алексей Чеботарев. Алексей, как говорится "наш человек", он служил в Чечне. Знакомься, Алексей! Елена Петровна - хозяйка дома. Наталья - хирургическая сестра, работает в Областной клинической больнице. Роман Георгиевич, отец двух прекрасных близнецов, классный водитель, ветеран афганской войны и, по совместительству, брат Наташи. С Владимиром Ивановичем вы, кажется, знакомы. Помнишь, нас приглашали в Администрацию. Он помощник губернатора, наш друг и тоже бывший "афганец".
  
   Мужчины обмениваются рукопожатиями.
  
   ЕЛЕНА: Чувствуйте себя как дома, Алеша. Прошу всех к столу.
   ТИХОПЛАВ: Без хозяина и Машеньки? Что-то их не видно.
   ЕЛЕНА: Скоро присоединятся.
  
   Гости, оживленно переговариваясь, усаживаются за праздничным столом. Входит Евгений Николаевич Кузнецов.
  
   КУЗНЕЦОВ: Ого! Все в сборе. Хозяина ждут?
   НАТАЛЬЯ: Ждут, Женя, ждут с нетерпением.
   КУЗНЕЦОВ: Простите за опоздание. Сами знаете, причина уважительная. Моё непременное присутствие на торжественном заседании в университете обязательный ежегодный ритуал. Я у них в роли свадебного генерала.
   КОНЯХИН: Положение обязывает.
   ТИХОПЛАВ: Ты, Женька, не просто преподаватель, а ветеран военных действий в Афганистане, к тому же, заведующий кафедрой. Познакомься, это Алексей Чеботарев, тот парень, о котором я тебе рассказывал.
   КУЗНЕЦОВ: (Алексею) Рад вас видеть в своем доме, Алексей. Валерий Степанович лестно отзывается о вас.
   АЛЕКСЕЙ: Очень приятно, Евгений Николаевич! Давно мечтал познакомиться с известным юристом и автором учебников и монографий по Уголовному праву. Мы учились по вашим книжкам.
   БОЖКО: Заканчивайте речи!
   ЕЛЕНА: Обмен любезностями состоялся? Пора обедать, дамы и господа!
  
   Начинается обычная суета - разливают спиртное, накладывают еду в тарелки.
  
   КОНЯХИН: (Произносит тост, с бокалом шампанского в руках) Друзья мои! Позвольте мне открыть наше праздничное застолье. Мы, присутствующие здесь, по праву считаем себя защитниками Отечества, а нынешний праздник - своим кровным. Потому что мы кровью заслужили это право в Афганистане, в Чечне. Мы честно выполнили свой гражданский долг и передали эстафету новому поколению. (Пауза) Вечная слава павшим воинам и дай Бог здоровья живущим. С праздником! (Пьет шампанское).
  
   Пауза, во время которой происходит оживленное насыщение. Слова сведены до минимума. Утолен первый голод, разговоры возобновились. Вновь разлили спиртное и одновременно посмотрели на Кузнецова.
  
   БОЖКО: Между первой и второй перерывчик не большой. Где твой коронный тост, Женька?
   КУЗНЕЦОВ: Пожалуйста! (Произносит тост) За нашу дружбу, ребята!
  
   Выпили. Закусили. Беспорядочные разговоры. Непродолжительная пауза.
  
   АЛЕКСЕЙ: Валерий Степанович, это ничего что я с вами заявился?
   ТИХОПЛАВ: Нормально. Наташа, передай хлеб, пожалуйста!
   БОЖКО: (Прерывая гул, торжественно) Разрешите мне сказать?
   КУЗНЕЦОВ: Конечно, говори, Георгиевич!
   БОЖКО: Наполните рюмки, ребята. Третий тост, как заведено, давайте поднимем молча, не чокаясь. Вспомним погибших товарищей. Особо помянем нашего друга Мишу Лебедева.
  
   Выполняя своеобразный ритуал, со своих мест поднимаются Божко, Елена и Коняхин. Они склоняют головы в минуте молчания, пьют. Потом Божко берет гитару, настраивает ее в полной тишине.
  
   ТИХОПЛАВ: (Тихо, Алексею) Михаил Лебедев погиб в Афганистане. Он их одноклассник и друг. Мы с Женькой его не знали.
  
   Божко поет одну из песен Высоцкого или Визбора, затем поет другие песни грустные и веселые. Напряжение падает, компания распадается на группки. Кто-то молча слушает и ест, кто-то подпевает. Наталья меняет тарелки, подносит закуски, хлеб.
  
   БОЖКО: (Отложив гитару) Смотрели "Новости"? В Приморье стихия бушует. Снежные бури и заносы.
   КУЗНЕЦОВ: У них круглый год стихия. То шторм, то ураган, то наводнение. Слушайте анекдот. Вечером муж нервно курит у подъезда дома, поглядывая на дорогу. "Волнуюсь за свою жену", - объясняет он соседу. "А что с ней?" - интересуется сосед. Мужик отвечает: - "С ней мой автомобиль".
  
   Все весело хохочут. Мимолетно бросив взгляд на Алексея, Кузнецов кивает Коняхину.
  
   КОНЯХИН: (Громко) Внимание! Предоставьте мне слово!
   БОЖКО: Возьми, на здоровье.
   ТИХОПЛАВ: Владимиру Ивановичу, гип - гип, ура!
   КОНЯХИН: Братцы, разговор серьезный. Пока мы не опьянели, я желаю обсудить одно чрезвычайно важное дело. (Пауза) Через полгода выборы в государственную думу. Пора выдвигать в политику кандидата из наших рядов. Как вы считаете?
   ЕЛЕНА: (Иронично) Ты, Володечка, в депутаты метишь?
   КОНЯХИН: Нет, не я. Мне областной администрации достаточно. Я предлагаю кандидатуру Чугуна... Пардон, городского прокурора Валерия Степановича Тихоплава. Как вам моя выдающаяся идейка?
   ВСЕ: Хорошая идея! Давно пора! Может хоть Валера наведет порядок в стране!
   ТИХОПЛАВ: (Тревожно) Постойте, ребята! Во-первых, мы не на собрании. Во-вторых, я отказываюсь.
   БОЖКО: Чугун, в чем дело?
   КОНЯХИН: Поверь мне, успех гарантирован. Кандидатуру одобрили в верхах. Самоотвод не принимается.
   ТИХОПЛАВ: (Угрюмо) Придется принять. Закрыли тему и прекратили это глупое собрание.
   БОЖКО: Закрыть легко. Тем более, если ты просишь. Но почему-то очень хочется услышать внятные объяснения. Что вы с Кузнецовым переглядываетесь?
   КУЗНЕЦОВ: Мы не переглядываемся.
   ЕЛЕНА: Кажется, я догадалась... Предвыборная шумиха, публичные выступления, происки конкурентов.
   НАТАЛЬЯ: Подумаешь, конкуренты. Валере нечего скрывать.
   БОЖКО: Может статься, наш Чугун - подпольный миллионер и у него имеется вилла на Канарах и счет в Швейцарском банке? (Все смеются над абсурдным предположением).
   ТИХОПЛАВ: Напрасно шутите. К подобным штукам давно привыкли. Ими никого не удивишь. Совсем другое дело, если всплывет постыдный поступок, о котором ты бы и сам рад забыть, да не можешь.
   ЕЛЕНА: О чем ты говоришь, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Есть о чем. Говорю, что не поднимайте шума, значит, не поднимайте.
   КОНЯХИН: Сюрприз! Безгрешный Тихоплав - грешен, как все смертные.
   КУЗНЕЦОВ: Подожди, Конь! В чем проблема, Валера?
   БОЖКО: Колись. Представь, что на исповеди в церкви.
   ТИХОПЛАВ: Мало ты на батюшку походишь, Георгиевич. ... Хорошо. Будь что будет! ... Понимаете, ребята, так получилось, что я никогда не служил в Афганистане. Я обманщик и самозванец. Простите!
  
   Пауза. Настороженное молчание.
  
   БОЖКО: Ничего себе новости!
   ЕЛЕНА: Это шутка, ребята?
   НАТАЛЬЯ: Да зачем обманывать, Валера?
   ТИХОПЛАВ: (Грустно улыбнулся) Цель у меня была, Наташа, конкретная цель. Я, как воин-интернационалист, поступил в университет по льготному конкурсу.
   БОЖКО: Ничего не понял. Не темни, излагай с подробностями.
   ТИХОПЛАВ: Подробности так подробности. (Пауза) Всем известно, что я сирота. Мои родители погибли в автомобильной катастрофе. Я воспитывался в детском доме. После окончания восьмилетки меня определили в ПТУ. Не успел диплом получить, загремел в армию. В Афганистан я не попал. Служил в Таджикистане. Демобилизовался и приехал сюда, в наш город. Прописки нет. Специальность, правда, какая-никакая имелась. Устроился на завод, сварщиком. Выхлопотал общежитие. А там, сами понимаете, какая жизнь... Короче, я запил и моё прекрасное будущее сулило померкнуть в водочном тумане. В один прекрасный день я словно проснулся, посмотрел на себя со стороны и испугался. Пока не поздно, необходимо было как-то выбираться, а в моем положении, согласитесь, единственный выход - учеба и дальнейшая карьера. От глупостей отвлечет и самооценку повысит. Вот Алексей меня понимает. Он тоже из детского дома, как и я. Ему, я уверен, не надо объяснять мое стремление выбиться в люди любой ценой и доказать всем, а самому себе в первую очередь, что чего-то стоишь в этой жизни. Он меня не осудит.
   АЛЕКСЕЙ: За такое не судят, Валерий Степанович.
   КОНЯХИН: Никто не собирается тебя судить, Чугун. Стремление к признанию всем понятно. Продолжай!
   ТИХОПЛАВ: Куда пойти учиться -- вопрос не стоял. Я с детства мечтал стать следователем. Всю зиму зубрил как проклятый, посещал подготовительные курсы. В тот год юридический факультет считался самым популярным факультетом. Сумасшедший конкурс. Претенденты подобрались не мне чета. Медалистов и льготников отсеивали в общий поток. А вот "афганцы" шли легко, без всякого конкурса. Я по случаю достал липовые воинские документы и по ним поступил. Ложь помогла. Хотя, возможно, моя усиленная подготовка тоже сыграла свою роль. Экзамены я сдал неплохо.
   ЕЛЕНА: Что дальше, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Дальше... (Задумался) Как по мановению волшебной палочки для меня зажегся зеленый свет на всех перекрестках. Почет, уважение. Крылья выросли. Я и полетел. Окончил университет, служил в милиции, потом прокуратура. Да что я говорю! Вся моя дальнейшая жизнь прошла на ваших глазах.
   БОЖКО: Почему ты молчал? Почему до сих пор не признался?
   ТИХОПЛАВ: Слаб человек, Георгиевич! Духу не хватило признаться. Сам понимаешь, нечем хвастать. Стыдно.
   НАТАЛЬЯ: (Потрясенно) Кошмар!
   БОЖКО: (Возмущенно) Черт знает, что такое! Смешнее всего, что неизвестно как реагировать.
   КУЗНЕЦОВ: (Примирительно) Спокойно, Георгиевич! Дело давнее, вспять не повернуть.
   КОНЯХИН: Лена, что ты молчишь?
   ЕЛЕНА: (Рассеянно, что-то обдумывая) Оставь меня, Володечка. У меня голова кругом.
   КУЗНЕЦОВ: Всполошились, а что собственно произошло? Валера не убил, не ограбил, на мнимом "афганстве" не спекулировал. То, что он имеет, заработано умом, упорством, упрямством.
   НАТАЛЬЯ: Честнее и порядочнее человека, чем Валера, я не встречала.
   КУЗНЕЦОВ: Об этом и речь. Захотел человек изменить жизнь к лучшему. Мечтал, стремился к осуществлению своей мечты. Разве это преступление? Обман отвратителен, но... Кому стало бы легче, появись на земле одним бомжом, алкоголиком или преступником больше? Кто пострадал оттого, что он соврал?
   БОЖКО: Поэт ты у нас, Евгений Николаевич. Стихами заговорил. Защищаешь дружка, а он столько лет гнал перед нами кино. Честный, принципиальный, бескомпромиссный, неподкупный.
   ЕЛЕНА: Чугун не играл. Невозможно постоянно играть.
   НАТАЛЬЯ: Недостатки и грехи есть у всех.
   БОЖКО: Грехи разные бывают, сестренка. Самозванство - отвратительная штука. Подлостью попахивает. Да где попахивает? Несет как из помойного ведра. Неужели тебя совесть не мучила, Валера?
   ТИХОПЛАВ: Не беспокойся за мою совесть, Роман. Она мне спать по ночам не даёт.
   БОЖКО: Противно. Ты ведь и льготами пользовался наравне с нами...
   КОНЯХИН: Льготы у него прокурорские. В остальном, ты прав, Ромашка.
   КУЗНЕЦОВ: Как посмотреть, ребята, как посмотреть.
   БОЖКО: Я говорю искренне, что думаю.
   ТИХОПЛАВ: Нормально. Я не в обиде, Георгиевич! Сознался. Груз с души снял. Легче стало.
   АЛЕКСЕЙ: Нелегко вам пришлось, Валерий Степанович. Муки совести не дай бог никому пережить. Я-то знаю.
   КОНЯХИН: Не волнуйтесь, друзья! Если понадобится, я запросто нейтрализую давний обман Чугуна.
   ТИХОПЛАВ: Не понадобится. Ищи другого кандидата, Владимир.
   КУЗНЕЦОВ: Правильно. А то и правда, попадется какой-нибудь дотошный журналист, докопается до этого случая, раздует, обнародует. Тогда Чугуну конец и как человеку и как прокурору. Никакие нейтрализации не помогут...
  
   В гостиной появляется Маша. Она разрумянена от мороза и в преотличном настроении.
  
   МАША: Вот и я! Не ждали?
   ЕЛЕНА: ( Испуганно) Наконец - то!
   МАША: Я обещала не зависать в гостях. Привет всем, кого не видела. Разденусь и за стол. Голодна как волчица! (Выходит).
   ЕЛЕНА: Не проговоритесь девочке о теме нашего разговора. Для Машеньки все вы святые и безгрешные. Особенно, дядя Валера.
   КОНЯХИН: Молчим, Леночка, молчим.
  
   Возвращается Маша.
  
   МАША: (Оценивая обстановку) Скучаете?
   БОЖКО: (Натянуто улыбаясь) Напротив, Машенька. У нас весело. Обхохочешься.
   МАША: Опять споры о политике и пыль до небес.
   КУЗНЕЦОВ: (Спокойно) Вот именно.
   НАТАЛЬЯ: (Озабочено) Пора картошку варить и гуляш разогревать. (Выходит на кухню).
   ТИХОПЛАВ: (Подводит Алексея к Маше) Знакомьтесь, молодые люди!
  
   Маша и Алексей пожимают друг другу руки.

Затемнение.

  

Картина вторая.

  
   Лестничная клетка в подъезде дома Кузнецовых. Герои пьесы выходят сюда курить. В подъезде Божко, Алексей, Кузнецов. Чуть позже появится Тихоплав.
  
   БОЖКО: (Курит, сидя на ступенях) Где ты служил, Алексей?
   АЛЕКСЕЙ: (Стоит, облокотясь на перила) В Грозном.
   БОЖКО: Спецназ?
   АЛЕКСЕЙ: Стройбат.
   БОЖКО: Понятно. Мартышкин труд. Построили, разбомбили, построили, опять разбомбили. Угораздило тебя!
   АЛЕКСЕЙ: Угораздило.
   КУЗНЕЦОВ: В милицейскую академию случайно угодил или осознанно выбрал?
   АЛЕКСЕЙ: Академию выбрал. Государственное обеспечение, льготы, гарантии. Идеальный вариант. Знающие люди посоветовали.
   БОЖКО: Я, дурень, поленился учиться, когда возможность выпадала. Теперь жалею. Числюсь в няньках у лучшего друга.
   КУЗНЕЦОВ: Ты не нянька, Георгиевич. Коню нужен присмотр. У него головокружение от успехов и время от времени башню сносит.
   БОЖКО: Надоело! Володька моей сестре жизнь переломал, а я терплю его капризы, лакейничаю за жирный кусок масла на сиротский хлеб. Нет, брошу, надоело.
   КУЗНЕЦОВ: Не кипятись! Наташа умная женщина. Захотела бы элементарного замужества, давно бы Коня в ЗАГС отвела. Она добивается от него любви и уважения.
   АЛЕКСЕЙ: Странные отношения.
   КУЗНЕЦОВ: Разберутся. (Пауза).
   ТИХОПЛАВ: (Появляется) Не мало ли вас, не надо ли нас?
   БОЖКО: Присоединяйся.
   ТИХОПЛАВ: (Закуривает) Послушай, Алексей! Ты давеча про муки совести рассуждал теоретически или конкретно, на личном опыте?
   АЛЕКСЕЙ: Конкретно.
   БОЖКО: Оставь, парня, прокурор. Не лезь в душу.
   ТИХОПЛАВ: Подожди, Георгиевич. Нам с ним предстоит не один пуд соли съесть. Я должен быть уверен в человеке, который находится у меня за спиной. Рассказывай, Алексей!
   АЛЕКСЕЙ: Мне нечего таить. (Рассказывает) История обычная. Когда я учился в академии, то естественно подрабатывал. Мамы - папы не имею. На стипендию не проживешь. Я сторожил по ночам авторемонтную мастерскую, маленькую, захудалую. Однажды на хозяина наехал рэкет. Я надумал помочь и собрал друзей. Мы забили "стрелку" с братками. На той "стрелке" погиб мой друг Серега Алексеев. Мы с детдома вместе... Из-за меня он погиб, так получается.
  
   Тихоплав слушает внимательно, напряженно, но молчит.
  
   КУЗНЕЦОВ: Вдвоем справедливость устанавливали?
   АЛЕКСЕЙ: Четверо против шести.
   БОЖКО: Повязали братков?
   АЛЕКСЕЙ: Этих повязали. Другие нашлись. Сожрали хозяина.
   КУЗНЕЦОВ: От всех подлецов не отобьешься.
   АЛЕКСЕЙ: Не отобьешься. (Гасит окурок в пивной банке - пепельнице). Пойду я. Извините. (Уходит).
   БОЖКО: Переживает. Хороший парень. Где нашел?
   ТИХОПЛАВ: Прислали на свободную вакансию. (Со скрытой иронией). Уважительный мальчонка, сообразительный, исполнительный, со всех сторон положительный. Прямо таки мой двойник. Сирота, детдомовец, борец с несправедливостью. Грешит, как я, и про совесть не забывает. Многовато совпадений, друзья мои. Словно кто специально кандидатурку подбирал. Не находите?
   КУЗНЕЦОВ: (Неопределенно пожимает плечами). Жизнь полна неожиданностей и совпадений. Посмотрим, что дальше вытанцуется!
   БОЖКО: Вы это о чем, мужики? Темните, загадки загадываете. Самозванство придумали... Может, объясните что с парнем? Какие проблемы?
   ТИХОПЛАВ: Позже, Георгиевич, все объяснения позже.
  
   Он надевает куртку и шапку. До этого момента он незаметно держал их за спиной.
  
   ТИХОПЛАВ: Вернусь и объясню.
   КУЗНЕЦОВ: Уходишь?
   ТИХОПЛАВ: Исчезну по-английски. Вызывают по делам службы.
   БОЖКО: Сегодня ждать?
   ТИХОПЛАВ: Вряд ли. Не получится. (Уходит).
   БОЖКО: (Хлопает по карманам в поиске сигарет). Курево кончилось.
   КУЗНЕЦОВ: Возьми мои.
  
   Кузнецов предлагает сигареты. Они курят, всматриваясь в темноту за подъездным окном.
  
   КУЗНЕЦОВ: Метель поднялась.
   БОЖКО: Погодка, язви ее.
   КУЗНЕЦОВ: Георгиевич, друг, вызови сюда мою Ленку. Поговорить надо.
   БОЖКО: Сделаем. (На ходу). Тайны у всех сегодня. Кошмарный день! (Уходит).
  
   Кузнецов один. Курит, смотрит в окно. Из квартиры доносится лирическая мелодия. Вбегает Елена.
  
   ЕЛЕНА: Женя, где ты?
   КУЗНЕЦОВ: Здесь.
   ЕЛЕНА: Почему в подъезде?
   КУЗНЕЦОВ: Молодость вспомнил. Помнишь, как грелись по подъездам, когда встречались? (Целует ее). Не хочу при всех.
   ЕЛЕНА: (Прижимаясь к нему, задумчиво). Молодость. Ее и вспоминать не надо. (Пауза). Порой мне хочется вычеркнуть трижды проклятое двадцать третье февраля из всех календарей.
   КУЗНЕЦОВ: Леночка, родная моя! Что с тобой? Что растревожило старую рану?
   ЕЛЕНА: Ни что, а кто. Ромашкины близнецы встревожили. Им осенью восемнадцать исполняется. Как в современной песенке поется: - "Аты - баты, мы теперь солдаты".
   КУЗНЕЦОВ: Близнецы серьезно заняты спортом. Не пропадут.
   ЕЛЕНА: Но ведь можно что-то сделать, похлопотать, а Роман отказывается.
   КУЗНЕЦОВ: Наши родители за нас не хлопотали.
   ЕЛЕНА: (Грустно) Тогда время было другое. Они не знали, что ждет их детей, а мы знаем.
   КУЗНЕЦОВ: Я прекрасно понимаю твое состояние, Лена. Но зачем заранее кликать беду на Роминых мальчишек?
   ЕЛЕНА: Если бы у нас был сын, ты заговорил бы иначе.
   КУЗНЕЦОВ: Не думаю. (Пауза).
   ЕЛЕНА: Женя, что за история с самозванством? Вы же с Валеркой в Афганистане вместе служили.
   КУЗНЕЦОВ: Так надо. Чугун попросил подыграть ему. Парня проверяет. (Пауза). Лена! Знаешь, зачем я тебя вызвал? Хочу сообщить новость. Мой новый учебник по Уголовному праву утвержден и скоро выйдет из печати.
   ЕЛЕНА: Чудесная новость! Потрясающая! Ребятам скажем?
   КУЗНЕЦОВ: Обязательно, но позже, когда вопрос решится окончательно.
   ЕЛЕНА: Правильно, а не то сглазим, Боже упаси!
   КУЗНЕЦОВ: (Вновь обнимает и целует жену). Иди сюда. Господи, как я тебя люблю!
  
   Лирическая мелодия звучит громче. Затемнение. Гостиная Кузнецовых. Божко играет на гитаре. Затемнение. Подъезд. Новая парочка. Коняхин и Наталья.
  
   НАТАЛЬЯ: (Достает сигареты, предлагает). Будешь?
   КОНЯХИН: (Хмуро). Не курю.
   НАТАЛЬЯ: Ах, простите, запамятовала. Ведем здоровый образ жизни. Подражаем Америке. (Закуривает). В России жизнь вредная. Кто не курит и не пьет, тот быстрее всех помрет.
   КОНЯХИН: (Капризно) Я устал.
   НАТАЛЬЯ: Ясно. Волна пессимизма. Несчастный Володечка, которого никто не ценит. Мутный ты сегодня какой-то. То самоуверенный до наглости, то, как младенец беспомощный.
   КОНЯХИН: Ты меня любишь?
   НАТАЛЬЯ: (Поморщилась) Сомневаешься? Это что-то новенькое.
   КОНЯХИН: Мне надоели твои попреки, Наташа. Чем я виноват перед тобой? По-моему, я делаю все, что в моих силах. Я помогаю вам материально, купил квартиру для тебя и сына.
   НАТАЛЬЯ: (Укоризненно) Володя, счастье не в квартире и не в деньгах.
   КОНЯХИН: Я сто раз предлагал пожениться. Сто раз ты мне отказывала, не называя причины. Чем я тебя не устраиваю?
   НАТАЛЬЯ: Ты меня устраиваешь.
   КОНЯХИН: Почему же ты, то приближаешь меня, то отталкиваешь? Что происходит, Наташа? Ты меня разлюбила?
   НАТАЛЬЯ: За последнее время ты сильно изменился. Всё время пыжишься, изображаешь высокомерного и циничного чиновника. Даже здесь среди друзей, которые знают тебя как облупленного и принимают в любом виде.
   КОНЯХИН: Имидж.
   НАТАЛЬЯ: Возможно твоего губернатора, устраивает такой имидж, меня - нет.
   КОНЯХИН: Я устал.
   НАТАЛЬЯ: Брось играть, стань самим собой. Стань тем Володей Коняхиным, которого я полюбила. Прежний Владимир был простой парень, заводила и душа любой компании...
   КОНЯХИН: (Перебивает её) Сколько лет мы с тобой знакомы?
   НАТАЛЬЯ: Всю жизнь.
   КОНЯХИН: Вот именно, всю жизнь. ... Младшая сестра моего лучшего друга. Наш хвостик и громоотвод от родителей.
   НАТАЛЬЯ: Когда вы ушли в армию, я была совсем маленькой. Я не понимала, где вы, что с вами, почему мама и Лена часто шепчутся потихоньку, а когда читают ваши письма, то плачут. Потом пришло известие о Мишиной гибели. Мама себе места не находила. За Романа переживала. А я думала о тебе, хотя вроде бы с чего мне о тебе было думать. Ты относился ко мне как забавной игрушке.
   КОНЯХИН: Я никогда не относился к тебе как к игрушке.
   НАТАЛЬЯ: Тем не менее, женился ты не на мне.
   КОНЯХИН: Ошибка молодости.
   НАТАЛЬЯ: Сколько лет твоему старшему сыну?
   КОНЯХИН: Мишке 16 лет. Почему ты спрашиваешь?
   НАТАЛЬЯ: Помнишь, после твоего развода, еще до Сашкиного рождения мы пробовали жить вместе? Что из этого получилось? Каждый потянул одеяло на себя. Мы оба эгоисты?
   КОНЯХИН: Не в эгоизме дело, Наташа. Наверное, я не гожусь в мужья. Я давно живу один. У меня устоявшийся быт холостяка и педанта. Мелочи раздражают. Терпеть не могу следы помады на чашках и разбросанные игрушки.
   НАТАЛЬЯ: Все дети разбрасывают игрушки, а женщины красят губы.
   КОНЯХИН: Наташа, что нам делать?
   НАТАЛЬЯ: Принимай решение самостоятельно, Коняхин. Хватит плыть по течению.
  
   Пауза. Долгое молчание.
  
   НАТАЛЬЯ: Пойдем! Нужно посуду помыть, чай приготовить.
   КОНЯХИН: (Решительно) Постой! Сними фартук. У всех праздник, а у тебя вечные хлопоты. Когда поженимся, я найму домработницу.
   НАТАЛЬЯ: (Удивленно) Предложение руки и сердца? Оригинально!
   КОНЯХИН: Предложение впереди. С цветами, шампанским и остальными атрибутами.
   НАТАЛЬЯ: (Потрясенно) Ох, Володя! Таким я тебя еще не видела.
   КОНЯХИН: (Очень решительно) Все, хватит. Надоело смешить людей. Два любящих человека, как младенцы, не в силах разобраться в личных отношениях... Наташка, мы с тобой заживем, как в сказке. Ветерку пахнуть на тебя не позволю. Уволишься из больницы. Займешься воспитанием сына, моим перевоспитанием. Накупим Сашке игрушек, тебе нарядов, машину. Хочешь личную машину, иномарку? Полетим отдыхать в Египет, на Кипр.
   НАТАЛЬЯ: Остановись, Володя!
   КОНЯХИН: В чем дело, родная?
   НАТАЛЬЯ: Кому ты все это предлагаешь?
   КОНЯХИН: Тебе.
   НАТАЛЬЯ: Мне? За добрые намерения спасибо. Домработница, игрушки, наряды - замечательно. Сашку ты любишь. А я? Меня ты любишь?
   КОНЯХИН: Наташенька, милая, конечно люблю.
   НАТАЛЬЯ: Не верю я в твою любовь, Володя. Не верю. Всю свою жизнь ты любишь другую женщину. Елену.
   КОНЯХИН: Вот что тебя беспокоит! Давно надо было сказать мне о своих подозрениях. Да, я любил её, в юности. Мы все её любили - Мишка, Ромка и я. Она выбрала Михаила, потом Евгения. Мы с Ромкой отошли в сторону. То чувство давно перегорело.
   НАТАЛЬЯ: Ничего у вас не перегорело. Видел бы ты себя со стороны, когда она рядом... Я не такая красивая, не такая умная...
   КОНЯХИН: Глупенькая, все мои взгляды и комплименты просто игра, баловство. Я тебя люблю. Очень люблю.
   НАТАЛЬЯ: Не надо, Володя, не лги. Давай заканчивать детские игры. Надоело. Отпусти меня. Не мучай. Отныне мы с тобой просто бывшие любовники.
   КОНЯХИН: (Растерянно) А Сашка?
   НАТАЛЬЯ: Он твой сын. Лучшего отца ему я не желаю.
   КОНЯХИН: Значит, все, разрыв. Окончательно?
   НАТАЛЬЯ: (Решительно) Окончательно.
  

Затемнение.

   Подъезд. На ступенях сидит Алексей. Он курит в одиночестве. Из квартиры доносится веселая музыка. Тише - громче - тише. Вбегает Маша.
  
   МАША: (Оживленно). Позволите составить вам компанию, Алеша?
   АЛЕКСЕЙ: Пожалуйста! Закуривайте!
   МАША: Нет, что вы, я не курю. Посижу, отдышусь, уплясалась. (Пауза). Жалко, что дядю Валеру на службу вызвали. Вы с ним в прокуратуре работаете?
   АЛЕКСЕЙ: У него. Чугун мой начальник.
   МАША: Его и в прокуратуре Чугуном зовут?
   АЛЕКСЕЙ: Само собой. Как же еще! Непробиваемый и строгий. Замечательный человек.
   МАША: Вы следователь?
   АЛЕКСЕЙ: Начинающий.
   МАША: Я тоже мечтала стать следователем. Папа и дядя Валера меня отговаривают. Не женское дело, говорят.
   АЛЕКСЕЙ: Правильно отговаривают. Нечего вам там делать.
   МАША: Почему?
   АЛЕКСЕЙ: "Наша служба и опасна и трудна".
   МАША: (Смеется). Все мне поют эту песенку, будто я не знаю, что деятельность следователя сплошная бюрократия. Обычный клерк. Собирает документы и клеит дело бумажка к бумажке. Правда?
   АЛЕКСЕЙ: Отчасти. Это тяжелый труд, Маша. Огромные нагрузки. Служба на износ, без выходных и праздников. Никакой личной жизни. Не всякий мужчина выдерживает. (Меняет тему). У вас прекрасные родители, Маша, гостеприимный дом.
   МАША: Я рада, что вам понравилось у нас.
   АЛЕКСЕЙ: Детдомовцы привязчивы.
   МАША: Дядя Валера тоже воспитывался в детском доме. Вы в курсе?
   АЛЕКСЕЙ: Да. Он рассказывал.
   МАША: У вас много друзей, Алеша?
   АЛЕКСЕЙ: Увы! Сережка, друг, почти, что брат, погиб два года назад. С тех пор я ни с кем не сближаюсь, стараюсь поддерживать ровные приятельские отношения. Наиболее близок мне сейчас мой армейский командир Александр Дмитриевич Чернов. Он зовет меня Сынком, я его - Батей, но это так, театр.
   МАША: Извините, Алеша, я вторглась в запретную зону.
   АЛЕКСЕЙ: Я сам в нее вторгся. Просто я давно не чувствовал себя легко и спокойно.
   МАША: Ваши родители живы?
   АЛЕКСЕЙ: Мать напилась до беспамятства и угорела от газа. Мне 8 лет было. Я находился в школе, на продленке. Где отец, неведомо.
   МАША: Искали отца?
   АЛЕКСЕЙ: Где его искать, если в свидетельстве о рождении прочерк. (Пауза) Если на ваших гостей смотреть со стороны, складывается впечатление, что собралась одна большая и дружная семья.
   МАША: Так и есть. Коняхин и Наташа давно любят друг друга, но не могут договориться и пожениться. Дядя Роман переживает за них. У него с моей мамой особые отношения. Они знакомы чуть ли не с пеленок. У нас есть фотография новогоднего утренника, где им лет по пять. Она висит в гостиной. Обязательно посмотрите. Они на ней очень забавные.
   АЛЕКСЕЙ: Там нет фотографий Миши Лебедева?
   МАША: Конечно, есть. Школьные, свадебные, армейские. Там и папины афганские фотографии. Он и Тихоплав. Они вместе в Афганистане воевали, потом в университете учились, потом в милиции служили. Позже папа в аспирантуру поступил. Тихоплав перевелся в прокуратуру.
   АЛЕКСЕЙ: Тихоплав одинок, без семьи?
   МАША: Это особая история. У дяди Валеры была семья - жена и две дочки. Лет пятнадцать назад младшую девочку, Катю, застрелили бандиты. Мстили милиционеру. Жена развелась с ним, а дочке велела говорить, что отец умер. Оля знает, что отец жив. Она секретарь у Коняхина, замужем, ждет ребеночка. Тихоплав навещает ее, материально поддерживает. Он вынужден общаться с Олей тайком от жены, которая его не простила до сей поры, и ненавидит лютой ненавистью. Дядя Валера предпочитает жить в одиночестве. Он заявляет: - "Ахиллесова пята мне ни к чему. Не желаю, чтобы мои родные и близкие страдали".
   АЛЕКСЕЙ: Оказывается, слава неподкупного прокурора дорого стоит, слишком дорого.
  
   У Алексея звонит мобильный телефон.
  
   АЛЕКСЕЙ: (Говорит в телефон) Да, Батя, это я, Алеша.
   МАША: (Пытается уйти) Не буду мешать, разговаривайте.
   АЛЕКСЕЙ: (Останавливает). Маша! (В телефон). Батя, подожди! (Маше). Машенька, можно я вам позвоню? Мы вместе сходим куда - нибудь.
   МАША: Конечно, с удовольствием!
   АЛЕКСЕЙ: (По телефону). Я слушаю, Батя! ... Ужинать у вас? Батя, я предупреждал, что сегодня иду в гости? ... Да, в гостях. ... Спасибо, в другой раз... Обычная вечеринка, ничего особенного.... Завтра обязательно забегу и изложу подробно.... Завтра, Батя, сегодня не получится.... Понял. Пока.
  

Затемнение.

Занавес.

Конец 1 действия.

  

Действие 2.

Картина третья.

   Следующий вечер. Гостиная Кузнецовых. Повседневная обстановка. В гостиной Божко и Коняхин играют в домино или нарды. Атмосфера напряженная. Ожидание.
  
   КОНЯХИН: Хуже нет ждать и догонять.
   БОЖКО: Молчи, конспиратор. Друг называется. Мог бы поведать о вашем заговоре.
   КОНЯХИН: Не мог.
   БОЖКО: Чуяло мое сердце...
   КОНЯХИН: Где наши прекрасные дамы?
   БОЖКО: У Натальи собрались и моют нам кости.
   КОНЯХИН: Твоя сестра меня окончательно прогнала. Обвинила в эгоизме и приревновала к Елене.
   БОЖКО: Поздравляю!
   КОНЯХИН: Георгиевич! Я думал, что мы с тобой, в конце концов, породнимся.
   БОЖКО: Мы давно родственники, Володя. Ты отец моего племянника. Тебе этого мало?
   КОНЯХИН: Я люблю её, а она мне не верит. Неужели я потеряю её?
   БОЖКО: Убеди! (Прислушивается). Кажется, дверь внизу хлопнула. Идут. Начинаем вторую часть Барбизонского балета.
   КОНЯХИН: Марлезонского.
   БОЖКО: Какая разница! Может, и мы на что сгодимся?
  
   Входят Кузнецов и Алексей.
  
   КОНЯХИН: Заждались мы! Где вы застряли?
   АЛЕКСЕЙ: Пробки. Что за срочность?
   КУЗНЕЦОВ: Тихоплав просил собраться. Ему наша помощь нужна.
   АЛЕКСЕЙ: Наша помощь? Валерию Степановичу?
   КОНЯХИН: Что удивительного? У нас как-никак житейский и боевой опыт имеется и немалый.
   БОЖКО: Евгений, что случилось?
   КУЗНЕЦОВ: Я информирован лишь в общих чертах. Банально, как в клонированном детективе. Сын банкира Крылова обвиняется в убийстве однокурсника и сбыте наркотиков. Папаша жаждет его вызволить. Тихоплав, естественно, отказывается замять и закрыть дело. Я полагаю, не стоит напоминать о том, что если Чугун опустил забрало, то его и ядерной ракетой не прошибешь. Чугун он и есть Чугун.
   КОНЯХИН: Чем мы ему поможем супротив олигарха! Только ворохнемся, нас тут же прихлопнут как мух.
   БОЖКО: (Ехидно) Спасаем собственные шкуры?
   КОНЯХИН: Поверьте мне. Чугун выпутается самостоятельно.
   БОЖКО: А если не выберется?
   КУЗНЕЦОВ: Это вряд ли. Не торопите события. Придет Валера и все разъяснит.
   БОЖКО: Третий час ждем...
  
   Звонок в дверь. Кузнецов идет открывать. Возвращается вместе с Тихоплавом. Он выглядит устало, но настроен оптимистично.
  
   ТИХОПЛАВ: (Говорит оживленно) Спасибо, что дождались. Что замерли? Не рады?
   БОЖКО: Тебе не икалось? Уши не горели?
   КОНЯХИН: Георгиевич!
   ТИХОПЛАВ: Ругали, значит.
   БОЖКО: Волновались. Товарищ, все - таки.
   КОНЯХИН: Куда ты вчера исчез?
   ТИХОПЛАВ: На базар ездил.
   БОЖКО: Продавцом? Покупателем?
   ТИХОПЛАВ: Товаром.
   КУЗНЕЦОВ: Купили тебя?
   ТИХОПЛАВ: Пока нет, но пытались. Подобной радости я им не доставлю. Докажу подонкам, что не все люди продаются и покупаются.
   КОНЯХИН: Дон Кихот! Не ругательство, диагноз.
   КУЗНЕЦОВ: Много давали?
   ТИХОПЛАВ: Очень много. На всех хватило бы.
   АЛЕКСЕЙ: Шутите, а надо что-то делать.
  
   Мужчины переглядываются.
  
   ТИХОПЛАВ: У меня есть план. Кое - что по нему уже претворяется в жизнь.
   КОНЯХИН: Без криминала?
   ТИХОПЛАВ: Абсолютно. (Пауза). Алексей, ты с нами?
   АЛЕКСЕЙ: С вами. Валерий Степанович, ради вас я в лепешку разобьюсь. Скажите, что от меня требуется.
   ТИХОПЛАВ: Тебе знаком Александр Чернов?
   АЛЕКСЕЙ: Знаком. Он мой армейский командир и покровитель.
   ТИХОПЛАВ: (Объясняет друзьям). Чернов начальник службы безопасности в банке Крылова. Имел большое человеческое счастье беседовать с ним вчера.
   АЛЕКСЕЙ: Ну и что?
   ТИХОПЛАВ: Ничего. Эрудированный и осведомленный господин. Рассказывал мне о делах моей прокуратуры так, словно сам у меня служит, а не его протеже.
   АЛЕКСЕЙ: Вы на меня намекаете, Валерий Степанович? Предполагаете, что я его осведомитель?
   КОНЯХИН: Предполагаем.
   БОЖКО: Осведомитель? Стукач. Не так красиво, но точно. Запираться бесполезно. Тебя вычислили, парень.
   АЛЕКСЕЙ: Что вычислили? Я не скрывал знакомства с Черновым. (Пауза). Вы считаете, ему интересны бытовые преступления? Других дел я не вел.
   ТИХОПЛАВ: Алеша, ты не вел других дел потому, что я их тебе не поручал. У меня на то были причины. Веские причины.
   АЛЕКСЕЙ: (С достоинством). Могу я поинтересоваться, во что влип?
   ТИХОПЛАВ: Твое право. Слушай. Банкир Крылов всегда славился жесткой манерой ведения бизнеса. От должников и конкурентов он избавлялся безжалостно. До поры до времени обходился своими силами. Твой благодетель - его правая рука в таких операциях. Но с недавних пор Крылов стал использовать в своих гнусных целях закон, в лице сотрудников вверенной мне прокуратуры. Вербовал он умело, точно зная, на какие мозоли давить. Я насторожился, пригляделся. Подозрение упало на тебя.
   АЛЕКСЕЙ: Почему?
   ТИХОПЛАВ: Первое, сроки. Вербовки начались после твоего прихода. Во - вторых, я выяснил имя твоего благодетеля. Его забота о тебе не бескорыстна.
   КУЗНЕЦОВ: Неужели Чернов не обращался к тебе с просьбами, не давал поручений?
   АЛЕКСЕЙ: (Растерянно). Он говорил: - "Старайся, Сынок. Место перспективное".
   БОЖКО: Понятно. Ждал пока парень закрепиться и в силу войдет.
   КОНЯХИН: Тем временем Чернов выуживал у него информацию о коллегах. Я прав?
   АЛЕКСЕЙ: Пустой треп, сплетни, анекдоты.
   КОНЯХИН: Для Чернова сплетен достаточно. Он прекрасный аналитик. Валера, продолжай!
   ТИХОПЛАВ: Выявив, где течет, я посадил тебя отписывать "бытовуху". Надо отдать должное, ты грамотный и старательный.
   АЛЕКСЕЙ: (Хмуро). Спасибо!
   ТИХОПЛАВ: Пожалуйста!
   КОНЯХИН: Местный крестный отец Крылов встал поперек горла многим. В том числе и официальным властям. Даже Губернатору надоели его запросы и амбиции.
   ТИХОПЛАВ: Младший Крылов подложил папаше громаднейшую свинью, а остальным сделал чудненький подарочек. Враги олигарха возжаждали громкой мести и подготовили бомбу. Следствие проводили конспиративно, свидетелей спрятали, преступника изолировали. Крылову без информации каюк. Твой покровитель надеялся на тебя, но у тебя доступ нулевой. Им понадобился я, потому что у меня подходы и подвязки.
   КУЗНЕЦОВ: Тебя не просто достать.
   ТИХОПЛАВ: Способ известен. Шантаж. Нащупать ахиллесову пяту и бить по ней. (Алексею) Вот тогда и наступил твой черед, парень.
   КОНЯХИН: Чернов знал о приглашении к Кузнецовым?
   АЛЕКСЕЙ: Естественно.
   БОЖКО: Он обнял тебя на прощание и присобачил "жучка" к твоей куртке.
   АЛЕКСЕЙ: (Резко). Не может быть! (Кинулся в прихожую).
   КУЗНЕЦОВ: (Кинул на стол куртку Алексея) Вот он, микрофон. Убедись сам.
   КОНЯХИН: Вчерашнее шоу транслировалось.
   АЛЕКСЕЙ: О, Господи! Какой я идиот! Присутствующие знали о трансляции?
   КУЗНЕЦОВ: Знали трое. Коняхин, Тихоплав и я. Остальные находились в неведении.
  
   Воцарилось молчание. Мужчины наблюдают, как Алексей постепенно выходит из шокового состояния.
  
   ТИХОПЛАВ: Возбудив дело против младшего Крылова, я понял, что настала пора активных действий. Начнется давление. Банкир назначил мне встречу. Я ринулся к начальству. Мы решили, что провокация неизбежна и задумали подыграть. Именно поэтому я тебя приблизил и даже пригласил в гости к своим друзьям.
   КОНЯХИН: "Жучок" обнаружил Евгений Николаевич, но не тронул его. Трансляция, как вариант входила в сценарий.
   ТИХОПЛАВ: Для дезинформации подобрали подходящую историю. Фактор неожиданности прикрыл абсурдность легенды и не стыковки с моей биографией.
   БОЖКО: Кстати, мужики, откуда взялась история самозванства?
   КОНЯХИН: Я посоветовал. Вспомнил реальный случай. В бытность комсомола мы на бюро исключали одного паршивца. Он на мнимом афганстве умудрился поступить в институт, получить квартиру, машину и дачный участок, льготами очень активно пользовался. Неужели я не рассказывал?
   БОЖКО: Ты, Володечка, много чего рассказывал.
   ТИХОПЛАВ: Так или иначе, легенда сработала. Крылов выдал мне ее в качестве шантажа. Естественно, я рассмеялся ему в лицо, рассказал о спектакле. Видел бы ты, Алексей, лицо своего покровителя? Я думал, что он меня тут же придушит. И вот тогда Крылов предложил мне взятку. Целый чемодан наличкой.
   БОЖКО: Доллары?
   ТИХОПЛАВ: Бери выше - евро. Наши сотрудники того и ждали. Ввалились толпой. Фотовспышка. Понятые. Дознание. Нас задерживают, допрашивают вместе и поврозь. Разыграли как по нотам и отпустили. Крылов с Черновым уходили сконфуженные и замороченные, не уверенные в том, что избавились от неугодного прокурора. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: Вы обвините Крылова в попытке подкупа должностного лица. Правильно?
   ТИХОПЛАВ: Догадливый. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: Мне написать заявление об уходе, Валерий Степанович?
   ТИХОПЛАВ: (С иронией). Зачем? Оповещай своих благодетелей и впредь. Младшего Крылова посадят, папаша сбежит за границу, Чернов найдет тебе и себе нового шефа. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: (С болью). Сурово, но справедливо. Ничего вы не поняли! Я думал, что повстречал, наконец-то, настоящих людей. Навидались, настрадались, но не озлобились, не потеряли оптимизма, умеют дружить и прощать, принимают человека таким, какой он есть. Я ошибся. Вы такие же, как все. Вам нужен хороший мальчик Леша, а плохого - вон, чтобы не испачкаться. Не выслушав его. Не разобравшись до конца.
   БОЖКО: В чем разбираться? Сопли тебе подтирать? Плохие дяди обидели сиротку.
   ТИХОПЛАВ: (Резко) Сбавь обороты, Роман!
   КОНЯХИН: А что он из себя безвинного ангелочка строит!
   АЛЕКСЕЙ: Вот именно, что безвинного. Я вам сейчас запросто докажу свою непричастность ко всей этой истории.
   КУЗНЕЦОВ: Докажи, Алеша, если сможешь.
   АЛЕКСЕЙ: Могу. (Пауза). Первое. Еще вчера я догадался о мнимом самозванстве Валерия Степановича. Не сразу, конечно. Сначала, Маша сказала, что папа и дядя Валера вместе служили в армии. Потом, документальное подтверждение. (Показывает на стену с фотографиями). Кузнецов и Тихоплав на фоне гор и надпись соответствующая. "Другу Жене на память о Кандагаре". Что не сняли-то?
   КУЗНЕЦОВ: (Смущенно). Забыли.
   БОЖКО: Конспираторы, якорь вас задери!
   КОНЯХИН: Георгиевич! Продолжай, Алексей!
   АЛЕКСЕЙ: Маша поведала мне о гибели Кати, о ваших отношениях с Олей и о ненависти вашей бывшей жены. Как вы думаете, Крылов побрезговал бы воспользоваться таким материалом для шантажа? Извините, но он сломал бы вас на чувствах к дочери. Ахиллесова пята. (Пауза).
   КУЗНЕЦОВ: Ну, Маша, ну, болтушка!
   АЛЕКСЕЙ: Простите девушку. Она не играла в мужские игры.
   КОНЯХИН: Фактор времени сработал. Ты просто не успел передать информацию.
   АЛЕКСЕЙ: (Уверенно). Вот теперь, третье, десерт. У меня была возможность передать сколько угодно информации. Батя звонил вчера. Он якобы приглашал меня на ужин, а сам интересовался вечеринкой. Я заподозрил подвох и промолчал. Одно дело о пустяках трепаться, совсем другое, когда речь заходит о серьезных вещах. Машенька легко подтвердит факт разговора с Батей.
   БОЖКО: Братцы, а он прав! ( Пауза).
   ТИХОПЛАВ: (Решительно). Ну-ка, мужики! Оставьте нас наедине.
   КУЗНЕЦОВ: (Суетливо). Пойдемте на кухню. Валера, позовешь! Мы пока чай подогреем.
   ТИХОПЛАВ: Подогрейте чего-нибудь посущественней. Кушать очень хочется. Сутки не ел.
  
   Все, кроме Тихоплава и Алексея уходят на кухню.
  
   ТИХОПЛАВ: Алеша! Скажи честно. Что ты ждешь от жизни и от людей?
   АЛЕКСЕЙ: Хочу, чтобы меня любили, уважали и не гнали отовсюду, как паршивого пса.
   ТИХОПЛАВ: Разумеется. Я вот все думаю о тебе и о Чернове. Тебя я понимаю, как не кто иной, как самого себя. Ты купился на заботу, на внимание и на человеческое отношение. Я раньше сам такой был. Приласкают, я готов душу отдать со всеми потрохами. Это нормально. Детдомовцы мы с тобой. Но Чернов! Использовать твою привязанность, манипулировать людьми. Нет, не понимаю. Я так не могу. (Пауза).
   АЛЕКСЕЙ: То, что вы вчера рассказывали о своей жизни, правда?
   ТИХОПЛАВ: Кроме самозванства, все, правда.
   АЛЕКСЕЙ: Вы могли свалиться в пропасть? Не верю.
   ТИХОПЛАВ: Из армии я вернулся в тяжелой депрессии, а потому пил по черному.
   АЛЕКСЕЙ: Справились?
   ТИХОПЛАВ: Как видишь. И ты справишься...
   АЛЕКСЕЙ: Вы, лично вы, верите мне?
   ТИХОПЛАВ: Верю, Алеша.
   АЛЕКСЕЙ: Спасибо, Валерий Степанович! (Пауза). Мне пора.
   ТИХОПЛАВ: Надеюсь, что на разборки к Чернову ты не пойдешь?
   АЛЕКСЕЙ: В общежитие отправлюсь. Есть о чем поразмыслить.
   ТИХОПЛАВ: (Улыбнувшись). Раздумал заявление об уходе писать?
   АЛЕКСЕЙ: Раздумал.
   ТИХОПЛАВ: Сюда вернешься?
   АЛЕКСЕЙ: Если не возражаете, вернусь. Вчерашний день - самый лучший день в моей жизни. Прощайте! (Уходит).
   ТИХОПЛАВ: (Громко). Ребята!
   КУЗНЕЦОВ: (Выглядывает) Разрешите?
   ТИХОПЛАВ: Заходите!
  
   Входят Божко, Тихоплав, Коняхин.
  
   БОЖКО: Как воспитательная беседа?
   ТИХОПЛАВ: Пожалуй, что удалось спасти парня из лап монстров. Еще неизвестно, во что бы они его втянули впоследствии.
   КОНЯХИН: Ушел и ушел. Главное, ты в порядке.
   БОЖКО: Повстречается он с Черновым, тот его обласкает, убедит.
   ТИХОПЛАВ: Сомнительно. Не тот случай. Чернов не напрасно его исподтишка использовал. Подлость не в характере Чеботарева.
   КУЗНЕЦОВ: Мы наглядно продемонстрировали ему, что такое настоящая мужская дружба.
   БОЖКО: Не гони коней, Евгений. Давай стол накроем. Тогда ты произнесешь свой любимый тост "За дружбу"!
   КОНЯХИН: Мы обнаружили остатки вчерашнего пира. Достали бутылочку...
   ТИХОПЛАВ: Слюнки текут.
   КУЗНЕЦОВ: Все готово! Мы мигом...
  
   Мужчины раздвигают стол, расставляют стулья, приносят из кухни посуду, еду. Действуют они по-мужски быстро, забывая о женских тонкостях. Еда в кастрюлях и сковородках, вместо рюмок стаканы, посуда - какая попало. Разговор продолжается.
  
   КУЗНЕЦОВ: Ты долго не приходил. Мы волновались.
   КОНЯХИН: Мы опасались, что Крылов тебя похитил.
   БОЖКО: Женька разработал шикарный план твоего освобождения из лап банкира.
   КУЗНЕЦОВ: (Рассказывает). В офис Крылова въезжает танк. В танке мы. Конь - командир, я - комиссар, Алешка - стрелок, Георгиевич, естественно, водитель. Мы подхватываем тебя и с боями пробиваемся в Америку.
   ТИХОПЛАВ: (Задумчиво). На танке в Америку. Здорово! Через океан вброд или по подземному тоннелю?
   БОЖКО: Это мелочи.
   КОНЯХИН: (Серьезно). Бредовая затея.
   КУЗНЕЦОВ: (Простодушно). Почему?
   КОНЯХИН: (Серьезно). Кузнецов забыл марксизм - ленинизм. У Георгиевича артрит. Он не может сидеть на железках. Он к БМВ привык. Там кресло мягкое.
   БОЖКО: (Обиделся). Пусть Чугун командует. Конь предлагал в кустах отсидеться. Партизан - подпольщик!
   КОНЯХИН: Партизанское движение в тылу врага великая вещь.
  
   Все смеются.
  
   ТИХОПЛАВ: Люди, а вы заметили, что Евгений включил в наш доблестный экипаж и нашего юного друга Алексея?
   КУЗНЕЦОВ: Я подумал, что умудренным житейским опытом мушкетерам настала пора передавать идеалы в надежные руки.
   КОНЯХИН: (Добродушно). Идеалисты!
  
   Вбегает Маша, за ней Елена и Наталья.
  
   МАША: (Встревожено оглядываясь). Где Алексей? Что с ним?
   КУЗНЕЦОВ: Ничего.
   МАША: Вы не имели права затевать жестокие проверки "на вшивость".
   ЕЛЕНА: Нам не удалось удержать ее.
   НАТАЛЬЯ: Машенька устроила допрос с пристрастием, а мы слабые женщины. Пришлось всё рассказать
   ЕЛЕНА: Чем закончилась секретная операция под кодовым названием "ахиллесова пята"?
   ТИХОПЛАВ: Хэппи-энд!
   КОНЯХИН: Конец, но, увы, не счастливый. (Подходит к Наталье) Наташа! Может, поговорим?
   НАТАЛЬЯ: Уйди, Коняхин. Видеть тебя не хочу.
   КОНЯХИН: Наташа! Я тебя люблю. При всех говорю, чтобы ты поверила. Давай поженимся, наконец. Я исправлюсь, слово даю.
  
   Наталья порывается уйти, но Божко встает на её пути. Наталья оказывается между ним и Коняхиным.
  
   НАТАЛЬЯ: (Божко) Исправится он! Так я и поверила. ( Коняхину) Ну, что мне с тобой делать, горе ты моё! Видимо действительно придется замуж за тебя выходить.
  
   Коняхин целует Наталью.
  
   ЕЛЕНА: (Радостно) Слава богу! А то, как малые дети, право.
   КУЗНЕЦОВ: Пора. Давно пора.
   БОЖКО: Безоговорочная капитуляция противника на всех фронтах. Ура!
   МАША: Изгнали паршивую овцу из стада и радуетесь.
   КУЗНЕЦОВ: Маша, успокойся! Алексея не изгоняли. Ему необходимо одиночество. Согласись, события произошли неординарные. Переоценка ценностей, разочарование...
   ТИХОПЛАВ: Он вернется, Машенька, обязательно вернется. Человек всегда возвращается туда, где ему было хорошо.
  
   У Тихоплава звонит сотовый телефон.
  
   ТИХОПЛАВ: (Разговаривает по телефону). Да, Климов, слушаю! ... Что? Когда? Где?... Самолично изволил, надо же! Взяли?... Молодцы! Какая больница? ... Обязательно, прямо сейчас. (Отключает телефон). Чернов стрелял в Алексея.
   МАША: (Тихо). Что с Алешей? Он жив?
   ТИХОПЛАВ: (Улыбается). Живой. Рана пустяковая. Обработают, перевяжут и отпустят. Поеду, заберу его и отвезу домой.
   МАША: Я с тобой, дядя Валера.
   ТИХОПЛАВ: Поехали.
   ЕЛЕНА: Привозите молодого человека к нам. Пусть поживет, пока не поправится.
   ТИХОПЛАВ: Спасибо, Леночка, но мы поедем ко мне.
   ЕЛЕНА: У тебя наверняка холодильник пустой. Подожди, сейчас соберем для вас кое-что.
  
   Маша одевается. Женщины помогают ей уложить в сумку продукты, какие-то вещи.
  
   КОНЯХИН: Чернов не простил Алексею срыва операции.
   БОЖКО: Еще бы! Такие надежды! Такие затраты!
   КУЗНЕЦОВ: Власть он над ним потерял. Вот в чем причина.
   КОНЯХИН: Откуда Чернову знать о том, что парень в курсе его грязных делишек?
   КУЗНЕЦОВ: Я "жучка" не отключал.
   НАТАЛЬЯ: Евгений Николаевич! Что вы наделали? Алексея могли убить!
   ТИХОПЛАВ: Это вряд ли. За Черновым следили, за Алексеем присматривали.
   КУЗНЕЦОВ: Чугун правильно сказал. Время от времени подонкам необходимо доказывать, что не все на свете продается и покупается. Пусть убедятся, что есть еще на свете порядочные люди.
   КОНЯХИН: А ля гер ком а ля гер?
   ТИХОПЛАВ: Да. На войне как на войне.
   КУЗНЕЦОВ: Покой нам только снится! Мушкетеры, к бою!

Занавес.

Конец.

2008 г.

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Тимофеев "История одного лиса"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"