Бляхер Леонид Ефимович: другие произведения.

Поход за волей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    ЈЗапад есть Запад. Восток есть Восток. И им не сойтись никогдаЋ, - писал Р. Киплинг. Наверное, это правильно. Но только не здесь, на амурском фронтире, где западный и восточный, северный и южный миры переплетены в неразрывную ткань. Таежные охотники и амурские рыболовы, стремительные кочевники-скотоводы из Великих степей и землепашцы из дауров и Руси, ткачи и плотники, кузнецы и строители - все они пришли и оставили свой след в этом мире. Именно потому никакой опыт из нее не выпадает. Меняются народы. Эпохи, культуры приходят и уходят. Но из мира Великой Реки ничто не исчезает. И только власть, толпы завоевателей, надсмотрщиков, стражников, если и забредают на фронтир, то исчезают навсегда. Не нужны они здесь.

  ПОХОД ЗА ВОЛЕЙ: ЗАБЫТАЯ ВОЙНА
  НА АМУРЕ
  
  Введение
  
  
  История Русской Азии - явление странное, загадочное. Она, безусловно, есть. О Сибири и Дальнем Востоке пишут исторические и этнографические книги, журналистские статьи, массовыми стали ролики "про Сибирь" на разных просветительских сайтах, проводятся конференции и симпозиумы. В "загадочную Сибирь" едут журналисты и фотографы, природозащитники и прочие любители экзотики. Все это так. Однако в массовом сознании история России остается на Западе, в Европе. Там, в Европе, эпохальные события. Здесь, за Уралом, а тем более за Байкалом, остается только тягучее и не очень понятное "освоение пустого пространства". Но было ли оно пустым? Да и вообще - каким оно было? Какую роль сыграло это "пустое пространство" в истории страны и не только страны?
  В этот момент начинаются сложности. И дело совсем не в том, что кто-то "замалчивает" русскую историю за Уралом или за Байкалом. Просто это - "региональная история", местная, не вполне "полноценная". Есть Большая история. Она задает матрицу подлинных, настоящих событий. Именно она определяет, какие события и процессы действительно важны, а какие случайны. Если же события "региональной истории" не вписываются в логику Большой истории, то они остаются за пределами интереса. Их не замалчивают - их не замечают. Просто люди, которые пишут Большую историю (мировую, историю империй), как правило, смотрят из столицы, из центра. Именно там, в центре, создаются критерии отбора: что важно, а что - не особенно, задается взгляд на мир. Именно там для всего человечества или значительной его части определяется смысл и ход развития.
  Так сложилось, что последние три столетия (или около того) центр мира для России (и не только для России) находился в Европе. И для исследователей, и для обывателей вписать местную историю в логику истории Европы значило (и значит) приобщиться к Большой истории, увидеть смысл собственной жизни, жизни своей территории. И неважно, где именно физически находится исследователь или обыватель. "Смотрит" он из центра. Не случайно большая часть Русской Азии именуется Дальним Востоком. А гигантский регион от Памира до Алтая многие столетия именовался Мавераннахр, что на арабском языке означает "то, что за рекой". То есть, настоящая жизнь - где-то там, а мы живем вдали от нее, за рекой, за озером. Словом, не там, где происходит все действительно важное.
  В соответствии с этим взглядом определяется и масштаб событий. То, что значимо для центра, для империи (или для будущей империи) становится огромным. Остальное же если не исчезает совсем, то пребывает где-то на периферии, не особенно сказывается на общей панораме событий или даже никак не сказывается. В результате возникает стройная и последовательная картина, которая, естественно, абстрагируется от мелкого и незначительного. Таким "мелким и незначительным" оказывается вся местная история, приобретающая даже в глазах местных жителей некоторую "второсортность".
  Есть ли выход? Конечно. Достаточно только изменить точку зрения, сделать иную "привязку к местности". Не выворачивать себя наизнанку, чтобы, находясь в Приамурье, смотреть "из Москвы" или, что еще смешнее, "из Европы", а осознать, что Приамурье - для наблюдателя ничуть не менее достойное место, чем имперская столица или даже мировой центр. И тогда, посмотрев на Большую историю с берегов Амура, мы увидим совсем иную картину. Причем, не только картину жизни Русского Приамурья с XVII по XXI век, но иную картину истории России, Большой Истории.
  Пожалуй, самым невероятным и загадочным событием русской истории в этот момент и станет движение "встречь солнцу", на Восток, ведь именно оно предопределило уникальность судьбы России. Движение русских людей по Сибири до Великого океана часто сравнивают с приключениями испанских конкистадоров в Америке. Конечно, как любое сравнение, оно справедливо лишь отчасти. Но стоит задуматься: а можно ли представить историю Испании (да и историю Европы) без этих приключений, без американского серебра, без "золотых галеонов" и пиастров, на которые, собственно, и создавался современный Запад? Наверное, можно. Но это будет уже другая история, гораздо более бедная и серая.
  То же и с азиатской (сибирской) историей России. Можно ли представить Россию без нее? Видимо, да. Более того, именно так она и представляется в массовом сознании, в том числе в сознании самих жителей русской Азии. Сибирью мы потом, когда-нибудь будем "прирастать", а пока она нужна только для того, чтобы гордиться бескрайними просторами или пугать друг друга Сибирью, в которую сошлют. Жить же лучше в обжитом пространстве европейской России. А ведь судьба России, отличная от судеб множества "пороховых империй", взлетевших на миг к высотам могущества, но канувших в Лету, создавалась именно в сибирском горниле. Здесь формировался ресурс, который и позволил стране, не разоряясь в дым, содержать массовую профессиональную армию и "европейское" чиновничество, людей науки и искусства, строить города, "как в Европе", открывать университеты, "как в Европе". И много что другое.
  Первое достигалось относительно легко и быстро. Достаточно купить или научиться делать современное (для той эпохи) оружие, нанять офицеров, которые смогли бы обучить владению этим оружием и новым принципам перестроения - и проблема решена. Особенно, если под рукой есть значительные массы людей, которых можно поставить в строй.
  Речь Посполитая, Османская империя, да и империя маньчжуров (империя Цин) смогли создать такие - или похожие - армии. Только вот со вторым вышла проблема. Новая армия, в отличие от армии эпохи Средневековья, наемных дружин (кондот, баталий и т.д.) или ополчения, в мирное время не распускалась. Именно умение держать строй, четко и быстро перестраиваться, максимально быстро заряжать свое громоздкое и еще довольно неуклюжее оружие, вести залповый огонь (стрельбу плутонгами) делало эту армию непобедимой. А этому нужно было постоянно учиться. И все это время стране, решившей создать такую армию, нужно было кормить тысячи и тысячи молодых и сильных мужчин, строить для них жилье, покупать для армии дорогостоящее оружие, обмундирование и т.д. Европа для этих целей и придумала "экономику" с ее прибавочным продуктом и налогообложением. Пороховые империи тоже стремились содержать эту, постоянно требующую все новых средств, махину "по-европейски" - то есть, увеличивая изъятия у населения, разоряя своих подданных и, в конце концов, свою страну. У России же была Сибирь с ее невероятными природными богатствами.
  Да, здесь тоже не раз стремились "содрать с крестьянина три шкуры", только заканчивалось это не лучшим образом: ответом на попытки власти быть "европейской" становились крестьянские войны и массовое бегство населения на юг и на восток. Богатства Сибири (изначально - пушнина и моржовые клыки; после них - серебро, золото, алмазы и многое другое) позволили стране содержать войско и при этом не разориться, не взорваться в огне войны всех против всех. Во всяком случае, долго позволяли.
  Почему же это движение встречь солнцу, его герои и антигерои, его битвы и завоевания, победы и поражения оказались в тени, не вошли в тело Большой (имперской) истории России? Думаю, что здесь была веская причина, и не одна. Важнейшая из причин - поворот к Западу. Начиная, вероятно, с правления Ивана III, Московское царство стремилось в Европу. Очень быстро из самой западной державы Востока (впрочем, здесь Литва, тоже входящая в пространство держав-наследников Чингиз-хана, могла бы поспорить) Московское царство превратилось (стало воспринимать себя) в самую восточную державу Европы. В первой геополитической доктрине Московского царства ("Сказания о князьях Владимирских") эта мысль выражена совершенно отчетливо: Москва - прямая наследница величия Римской империи. Причем, в отличие от "изменившего" латинства, наследница истинная. Отсюда и новый титул правителя - царь, идущий, конечно, от римского имени-титула Цезарь. Правда, царем на Руси прежде именовали Великого хана Золотой Орды ("злой царь Узбек", "добрый царь Джанибек" из русских летописей). Но в стране, именуемой теперь "Третьим Римом", об этой мелочи старательно и быстро забыли.
  Вполне понятно, что "затылком" увидеть Сибирь было сложно. Потому и политика русских царей на Востоке часто была, мягко говоря, странной. Точнее, странной она виделась из Азии. Из Москвы же она была вполне рациональной - хозяйственной, а точнее - колониальной. Из "ниоткуда" поступали ценнейшие продукты, которыми можно было торговать с Европой - покупать ружья, пушки, офицеров. И хорошо, что средства поступали. Оттуда же при минимальных усилиях и затратах из государевой казны, шли пошлины, таможенные сборы и прочие доходы. Весь интерес государя и государевых людей долгие десятилетия и столетия состоял исключительно в том, чтобы "сибирская казна" пополнялась, давала больше дохода.
  Это и составляло главную заботу государевых людей, направляемых из стольного града за "Каменный пояс", за Урал. За нее, за казну, государевы люди (приказчики и воеводы) держали ответ перед государем. Все иное особого интереса у московских властей не вызывало. Потому и в отчеты оно попадало крайне редко. И, понятное дело, что не попадали в отчеты контрабанда, взятки, действия "охотчих" - да и служилых - людей, идущие не вполне в соответствии с целями царской казны и таможенных платежей. Не попадали приключения и авантюры. Не попадала живая жизнь.
  Поскольку же именно воеводские документы и данные таможен служат основными свидетельствами русской истории в Азии, выходила она не особенно интересной и, в основном, хозяйственной. Редкие записки путешественников тоже ясности в общую картину не вносили и яркости не добавляли - так, довольно сумбурные этнографические заметки. Даже более поздние исторические труды XVIII столетия ориентировались на сказания и мифы коренных сибирских народов или случайный набор воеводских документов, стремясь реконструировать по ним реальные события.
  То, что богатства эти появлялись не сами по себе, оставалось за пределами Большой истории. Как и люди - сильные, жесткие, часто жестокие, которые смогли выжить здесь, сделать это гигантское пространство русским. Люди, которые смогли стать большими сибиряками, чем сибирские народы, большими степняками, чем сами степняки. Причина понятна: эти люди были в минимальной степени людьми государевыми. На одного государева человека - "поверстанного" казака, пашенного крестьянина, приказчика или воеводу - приходились десятки "людей незнаемых". Бобыли, подказачники, покрученники, вольные охотники, промышленники и великое множество других категорий, не учитываемых или почти не учитываемых в воеводских списках, уйдя от поместной неволи на новые земли, покоряли Сибирь. Но из столиц виделось иное. Десятки, в крайнем случае, сотни казаков легко присоединяли просторы с "ясачными людьми". Последние же едва ли не сами несли этим "казачкам" сверхценные меха. Вот меха и "рыбий зуб" - это важно. А остальное - не особенно.
  Конечно, обо всех героях и всех приключениях и перипетиях этой небывалой эпохи одинаково подробно рассказать трудно. Я выбрал один крайне важный, богатый на события эпизод - рождение русского Приамурья. Почему? По нескольким причинам.
  Во-первых, я здесь живу. В силу такого случайного обстоятельства именно эта земля мне наиболее дорога. Но есть и "во-вторых". Если в большей части Сибири русские землепроходцы искали и находили "Новую Мангазею", место для промыслов, то на Амуре они искали и нашли Беловодье, град Китеж - место для жизни. Здесь простирались гигантские пространства целинных земель, где могла вызревать не только рожь, но более привычная пшеница. На степном разнотравье могли пастись тучные стада. Да и морозы здесь были совсем не сибирские.
  Есть и "в-третьих". Даже тогда, когда полная история Русской Сибири будет написана не как "региональная", местная история, но важнейшая часть Большой истории, Русское Приамурье окажется в особом положении. Оно - безусловная часть русской истории. И в то же время невозможно понять события в Приамурье, если не учитывать, что в этом пространстве волей судьбы сошлись не просто отряды вооруженных или не очень вооруженных людей, а разные цивилизации.
  Русская цивилизация, воспринимающая себя как часть цивилизации европейской, в этом мировом перешейке столкнулась в Великим миром кочевников, Монгольским миром, многовековым миром Поднебесной империи, где смена династий не особенно влияла на течение Небесного порядка. Нельзя не вспомнить и о совсем забытом мире тунгусских народов, которым в Большой истории, как правило, отказывалось в наличии политики и многого другого. Для них оставалась только этнография, воплощенная в узорах на коже или дереве, в ритуальных праздниках, легендах, но никак не в политических союзах и интересах.
  Сами события рождения Русского Приамурья, о которых пойдет речь далее, останутся непонятными и случайными, если не включать их в контекст политической борьбы в столице Московского (Российского) царства XVII века, не держать в голове перипетий военных столкновений в Восточной Европе той эпохи. Многое останется непонятным, если не учитывать существовавших в то время хозяйственных связей Европы и Северной Америки. Трудно что-либо понять в становлении Русского Приамурья, не принимая в рассмотрение сложную и конфликтную историю взаимодействия и взаимопроникновения монгольских, тюркских и тунгусских народов. И совершенно ничего нельзя будет понять в судьбе Русского Приамурья, если не всматриваться в нюансы внешней и внутренней политики новой (на тот момент) династии Цин. Если забыть о сражениях, которые вели армии этой династии в южной части Поднебесной, о битвах, которые они планировали на Западе и Юго-Западе. Многое останется непонятным, если не брать в расчет придворные баталии тех лет, происходящие в Северной столице, не знать о тесных родственных связях маньчжуров (которые и создали новую династию) и народов Приамурья.
  Уникально и почти забытое событие, приведшее к рождению Русского Приамурья. Здесь, в мире за озером Байкал, в мире Великой реки Амур, в течение сорока лет происходили битвы и осады, походы и отступления, по масштабам сопоставимые с величайшими сражениями Европы тех лет. Впервые после краха Золотой Орды Россия (точнее, русские отряды) вторглась (не вполне по своей воле) в Приамурье - в пространство великих азиатских держав и их данников, сошедшихся в яростной схватке не на жизнь, а на смерть. Именно в Приамурье, точнее, в мире вокруг Байкала, ярче всего оказывалась видна не история Центральной или Восточной Азии, а единое пространство Большой Истории, где события на одном конце континента вдруг оказываются значимыми на другом. Приамурье было и остается до сих пор гигантским фронтиром, не столько разделяющим, сколько связывающим самые разные цивилизации.
  Сразу оговорю жанр моего повествования. Я не пишу и не собираюсь писать научный труд. Это, безусловно, важное дело, но чтобы им заняться, есть замечательные люди - историки. Я - не историк. Моя задача и скромнее, и амбициознее: я хочу рассказать о людях, известных и не очень. О тех, чьи памятники стоят в городах и о тех, о ком рассуждают только узкие специалисты в сносках к статьям на более серьезные темы. Рассказать о земле, находящейся на перекрестье десятков культур, но остающейся при этом уникальной, единственной в своем роде - о Приамурье. И рассказать обо всем этом я хочу не столько узкому сословию специалистов по истории Дальнего Востока или замечательным людям - краеведам, сколько всем моим землякам, живущим на этой земле, всем моим уважаемым (и это не фигура речи) читателям, пожелавшим услышать рассказ о нашем мире - Мире Великой Реки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1.
  Краткое содержание последующих серий,
  или некоторые необходимые пояснения
  (взгляд с востока)
  
  О чем же, собственно, пойдет речь? О каких людях? О каких событиях? Не вдаваясь в подробности (подробностям будет посвящено все дальнейшее повествование), обозначу границы рассказа. Опишу те силы, которые выталкивали русских людей в Приамурье или затягивали их туда, те силы, что противостояли им. Ведь "пустой" эта земля была только в воеводских скасках, картах из Европы до конца XVIII века, да в современных школьных учебниках и популярной литературе. Без хотя бы некоторого представления о пространстве вокруг Приамурья того времени (причем, прежде всего азиатском пространстве), понять действия и судьбу первопроходцев довольно трудно. Для того, чтобы потом не отвлекаться от повествования, попробуем сразу это представление ввести или хотя бы обозначить. Итак, наш рассказ будет о сорокалетней войне за Амур.
  История войны начинается с похода, предпринятого отрядом русских людей из Якутска и Илима в Приамурье. Несколько сражений с даурами и дючерами, которые хоть и не знали огненного боя, но обладали вполне себе сильным и многочисленным конным войском, сделали русских господствующей силой в верхнем течении Великой реки. Точнее, наверное, будет сказать, что отряд Хабарова оказался тем джокером, который радикально изменил соотношение сил в Приамурье.
  Первым же большим событием, зафиксированным историей, стало сражение у Ачанского острога, в центральной части современного Хабаровского края. В 1652 году в земле племени ачан близ озера Болонь произошел первый бой между отрядом русских охотчих и служилых людей с приказным (командиром) Ерофеем Павловым сыном Святицким (Хабаровым) и дозорным маньчжурским отрядом из северной крепости Нингута (располагалась на территории современного китайского города Мудандзян). Каждая из сторон искренне защищала "свою землю" от "захватчиков".
  Этими событиями было положено начало десятилетиям противостояния русских служилых и охотчих людей и войск северной крепости империи Цин (маньчжурской династии, захватившей в 1644 году власть в Китае). Об этой династии - главном противнике русских отрядов в Приамурье, да, наверное, самой могущественной державе в Азии - стоит рассказать подробнее.
  Отнюдь не "гибнущая цивилизация" в союзе с "дикарями", вооруженными каменными топорами и костяными стрелами, противостояла здесь первопроходцам. Собственно, таких "дикарей" в Сибири было не особенно много. К примеру, якуты делали доспехи ("якутский куяк"), иметь которые почитали за счастье сами первопроходцы, и не только они. Вот только с огненным боем у них не сложилось. Маньчжуры же знали и этот тип сражения.
  
  Расширение империи Цин в XVII - XVIII вв.
  
  Маньчжуры - самоназвание части чжурчженьских племен, некогда проживающих в бассейне реки Амур, в современном Приморском крае и на прилегающих к ним с юга землях вплоть до Ляодунского полуострова. По легенде, маньчжуры (как и монголы) вели свой род от корня Небесного хана (Чингиз-хана). Исходя из этого, несколько позже маньчжуры претендовали на власть над всей Великой степью до Каспия. Впрочем, это была традиционная форма преемственности среди великих степных народов (к примеру, тюрки эпохи каганата тоже считали родство от последнего выжившего мальчика-гунна).
  В предшествующий период разрозненные чжурчженьские племена, крупнейшим из которых было племя "маньчжоу", подчинялись китайской империи Мин, мало чем отличаясь от любых других северных данников империи. Правда, они обладали автономией, а их правитель имел титул китайского князя (вана), в память о времени, когда их предки, чжурчжэни, правили Поднебесной. Но в течение нескольких десятилетий, начиная с 1616 года, маньчжурский вождь Нурхаци из рода Айсин Гёро смог объединить под своей властью "семьдесят городов" на территории, которую позже и назовут Маньчжурией. В 1621 году он объявляет себя Великим ханом и приступает к захвату Китая. В 1644 году северная часть бывшей империи Мин была захвачена маньчжурами, а сам вождь маньчжуров принимает титул императора новой династии Цин (Золотая), получает "Небесный мандат". И хотя полное овладение территорией бывших владык Востока завершилось только к 1662 году, появление новой могущественной державы в Восточной Азии уже с середины столетия стало фактом.
  Маньчжуры смогли создать мощную военно-административную организацию, названную "восьмизнаменной армией", умудрившись привлечь в нее тех китайцев, которые были знакомы с "огненным боем". Привлекали китайцев и в управление, хотя и не на высшие должности. Впрочем, свою роль в победах маньчжуров сыграли и жестокие поражения, понесенные предшествующей династией Мин от западных соседей, ойратов, восстаний крестьян. Но все же главная сила маньчжуров (по крайней мере, в годы их стремительного взлета к вершинам могущества) состояла в их способности находить союзников и учиться у них. Они активно взаимодействуют с монголами и даурами, с дючерами и корейцами, со всеми окружающими их народами. Причем, далеко не всегда конфликтно.
  Особенно отличался этим один из потомков Нурхаци - Суанье, известный в русской традиции как "император Канси".
  
  Айсин Гёро Суанье (император Канси)
  
  У монголов он заимствует стремительную конницу; у китайцев берет систему налогообложения и управления. При этом учится и на ошибках, снижая по приходу к власти налоги, по возможности искореняя мздоимство. Не случайно большая часть китайцев воспринимала императора маньчжуров не как захватчика, а как освободителя и защитника. У европейцев он научился строить гидротехнические сооружения, что позволило вдвое повысить урожайность в ключевом районе Китая - междуречье рек Янцзы и Хуанхэ. При нем строится флот. По европейскому образцу создаются подразделения, вооруженные мушкетами, артиллерия. Постепенно почти случайно возникшая держава "северных варваров" обретает подлинное могущество, оттесняя остатки бывшей империи Мин к острову Тайвань.
  Когда речь идет об императорском Китае (империи Цин), часто представляется отсталое, раздираемое внутренними противоречиями политическое образование, разоренное бесконечными войнами, терпящее поражения от всех соседей, с постоянными восстаниями провинциальных властителей и почти не боеспособной армией. Такой империя стала во второй половине XIX столетия. Но в XVII веке это - одна из самых могущественных держав в Азии и, наверное, одна из самых мощных держав в мире.
  Маньчжурская империя усиливает давление на Индокитай, протягивает руки к Тибету, стремится установить протекторат над оставшимися монгольскими ханствами, контролирует корейское королевство Чосон. Европейские посланники и миссионеры обивают пороги императорского дворца, охотно выполняют церемонии признания себя данниками, пытаясь установить торговые отношения или продать свои умения "лучезарному и сияющему" императору. С этим противником и пришлось столкнуться русским первопроходцам.
  Правда, северные границы, бывшая родина маньчжуров, были отнюдь не приоритетным направлением политики державы Цин. Что там, в полупустынных районах с бедными и немноголюдными по меркам Поднебесной, городами, может быть интересного? Особенно для того, кому уже подвластны бескрайние земли Серединной империи. Меха? Так достаточно собрать совсем немного серебра и железа, тканей и чая, чтобы местные народы наперегонки побежали эти самые меха предлагать. Став владыкой Китая, маньчжурский император перенимает и имперское отношение к северным народам.
  Впрочем, одна задача, традиционная для властителей Китая на Севере, была: нужно как-то не пустить туда подданных, китайцев. При всем величии "каменных городов" Серединной империи, для низших слоев населения (на которых ложился еще гнет чужеземных войск) жизнь в диких "варварских" землях была намного привольнее и легче, чем дома. И бежали туда из процветающей империи во все эпохи. Бежали до монголов, при монголах и после них. Бежали при "национальной династии Мин" и после свержения ее маньчжурами. Говорят, что именно с целью удержать подданных, а совсем не для защиты от варваров первый император Китая Ши Хуанди построил Великую китайскую стену. Новая династия пошла по этому пути.
  Земли, примыкающие к завоеванной стране с Севера, были объявлены "священным уделом" правящего рода Айсин Гёро, из которого происходили императоры. Китайцам, не входящим в состав армии, посещать эти земли было категорически запрещено. Правда, военные китайцы официально считались маньчжурами. А чтобы у прочих подданных не возникло искушения, вдоль границы был построен "ивовый палисад" - система укреплений и фортов общей протяженностью около тысячи километров. На вершине валов высаживались ивовые деревья, которые со временем, сплетаясь, превращались в стену. Самой северной крепостью в этой линии была крепость Нингута, стоящая на реке Хурха, притоке Сунгари (современный Мудандзян). Это была основная база империи Цин на северо-востоке, с многочисленным гарнизоном, вооруженным мушкетами и пушками. Правда, большинство воинов были не бойцами великой "восьмизнаменной" армии, а солдатами "алого и зеленого знамени" (союзники и данники). Да и вооружение было не самым новым. Но и эта сила была изрядной.
  Однако крепость эта "смотрела" главным образом не на Север, а на Юг. В северном направлении небольшими соединениями совершались лишь нечастые рейды, для установления "правильного порядка" в маньчжурском доме. Совершались и карательные экспедиции, если жители тех мест неожиданно изъявляли непокорность власти Великого владыки и Сына Неба. Такой поход был предпринят из Нингуты за несколько лет до появления на Амуре русских.
  Еще в 20-х годах XVII века основное население Приамурья признало главенство маньчжурского вана. Собственно, маньчжуры на первом этапе вполне довольствовались формальным признанием верховенства и необременительной данью. Главные же народы Приамурья (дауры и дючеры) продолжали жить своей жизнью. Дауры - монголоязычный народ с существенной "примесью" эвенкийских кровей - в отличие от большей части народов монгольского мира были не скотоводами, а земледельцами. Природные условия Приамурья и образующих Амур рек Шилки и Аргуни позволяли на недавно расчищенных "залежных" землях получать достаточно высокие урожаи.
  Совсем оседлыми их назвать трудно. На одном месте пахать можно было только несколько лет, а потом приходилось расчищать новую пашню. Да и скотина лишь частично содержалась в загонах, а частью оставалась на отгонных пастбищах. Жили они в деревянных городах, окруженных земляными валами и частоколом с оборудованными местами для лучников. В таких городах проживало по 300-400 человек (70-80 домов). За стенами ставили деревянные избы, строили загоны для скота, ямы для зерна и иных припасов. Окна заклеивали промасленной бумагой, на зиму закрывали ставнями. Кроме земледелия и огородничества занимались скотоводством, плавили металлы, изготавливали ткани. На пушного зверя охотились, в основном, для выплаты дани маньчжурам и на обмен. За пушнину из "Богдойской земли" получали они серебро, чай, ткани и многое другое. Ходили в дорогих шелковых рубахах. Женщины пользовались серебряными украшениями. Все это было невероятным богатством в сравнении с той добычей (меха, "рыбий зуб"), которую давали иные русские данники в Сибири.
  Воевали дауры в конном строю. Воины имели пластинчатый (ламинарный) доспех, сходный с куяками якутов. Вооружены они были луками и копьями. Кстати, луки их по дальнобойности вполне могли конкурировать с ружьями, а по скорострельности превосходили их во много раз. Мечи и сабли были у дауров редкостью. Не любили их дауры, как и ближнего боя с пешей схваткой. Сабли (как, кстати, и у русских в Сибири) были не столько оружием, сколько показателем статуса.
  Единой политической структуры (государства) у приамурских людей не было. Несколько городищ, между которыми была достаточно тесная связь, составляли племя (хала, "княжество"). Каждое племя, включающее в себя несколько тысяч человек, самостоятельно вело и хозяйство, и политику. Таких племен ("княжеств") современные этнографы насчитывают восемнадцать. Из них четырнадцать относились к "старым родам", монгольским. В остальных присутствовал эвенкийский элемент. Несмотря на отсутствие государства, связь между "князьками", племенными владыками (и родственная и сакральная) тоже вполне поддерживалась. Хотя вполне вероятной была ситуация, когда одна хала входила в объединение, противостоящее другой. Впрочем, существовали и межплеменные союзы, охватывающие несколько племен.
  Сходным было и хозяйство дючеров, чжурчжэньского народа, не вошедшего в маньчжурское объединение. Дючеры это родство помнили и поддерживали. Значительное число дючеров служило в маньчжурской армии, участвовало в захвате Поднебесной империи. Наличие высоких покровителей делало дючеров, менее многочисленных, чем дауры, сильнейшим народом, господствующим в среднем и нижнем течении Амура, начинавшем распространять свое влияние западнее реки Зеи, естественной границы между даурами и дючерами. Местные тунгусские народности (бирары и некоторые другие) были вытеснены ими от берегов реки в предгорья Хингана, а гольды и гиляки обложены данью.
  Возможно, поэтому часть даурских племен в союзе тунгусскими племенами бираров, манегров и солонов попыталась сбросить власть маньчжуров. Под предводительством вождя солонов Бомбогора восставшие укрепились в главном городе дауров Яксе, близ которого позже возник русский Албазинский острог, и более года отбивали натиск маньчжуров, пока не подошел крупный отряд из Нингуты.
  Сильный экспедиционный корпус, опираясь на союзных дючеров и оставшиеся верными даурские племена, жестко наказал непокорных, обложив их более высокой данью. Вождь восставших, Бомбогор, был доставлен в столицу и там казнен. Сменился и состав вождей даурских племен: на место лидеров, поддержавших восстание, взошли их родственники, максимально лояльные южному соседу.
  Победа далась без особого труда, ведь военное, численное и техническое могущество маньчжуров было на несколько порядков выше. А среди восставших с самого начала не было единства. Так, в самый напряженный момент восстания, племена, подчинявшиеся князьям Гуйгудару и Гантимуру, заявили о своей лояльности маньчжурам и откочевали в сторону. В результате двухтысячному корпусу карательной экспедиции противостояло менее одной тысячи бойцов из армии восставших. И опять на Севере наступила тишина, столь любезная Небесному порядку. Но тут так не ко времени появились лоча - русские. Непонятные люди, владеющие огненным боем, неистовые в схватке, но не ведающие ни о могуществе империи, ни о Небесном порядке.
  
  
  Даурский воин
  
  Как любое долгое военное противостояние, эта война распадается на несколько связанных между собой столкновений. За боем у Ачанского острога следует длительное противоборство русских отрядов под общим командованием Онуфрия Степанова Кузнеца и маньчжуров с союзными им племенами. Отряды Степанова в союзе с местной "антиманьчжурской коалицией" смогли разбить в междуречье Биры и Биджана ополчение дючеров. Правда, пробиться вверх по реке Сунгари за беглыми дючерами и даурами, которых маньчжуры решают переселить "внутрь" империи, Степанову не удается. Маньчжурский заслон отбрасывает его казаков на Амур. Но ответный натиск маньчжурского экспедиционного корпуса у Кумарского острога (возле современного города Хумар, КНР) русские отбивают. Этот эпизод - одно из немногих событий в Приамурье, сохранившихся в народной памяти: песня о сражении у Кумарского острога ("Во сибирской во украйне, во даурской стороне...") встречалась еще в XIX столетии.
  Однако, в конце концов, в 1658 году Степанов совершает ошибку - разделяет "хабарово войско" и попадает в засаду, в которой гибнет с большей частью своих бойцов. Остатки русского отряда во главе с племянником Хабарова Артемием Петриловским и сотником Петром Бекетовым покидают Амур.
  Вытеснив русских служилых людей, маньчжуры возвращаются в Нингутскую крепость, оставляя эти земли собственной судьбе. В отличие от них, русские от "даурския землицы" отказываться не спешили - для русских переселенцев эта земля была невероятно привлекательной (много больше, чем даже для далекого московского правительства), а для империи Цин она значила совсем немного - хватало маньчжурам других забот.
  Эпоха Канси, несмотря на наименование (процветающее и лучезарное), была хотя и ярким, но непростым временем в истории династии Цин. Завоевание Китая (собственно, где-то треть его современной территории) еще только завершалось. Юг страны продолжали удерживать полководцы свергнутой династии Мин. Напряженная борьба внутри верхушки маньчжурского общества (известная в истории Китая как "война регентов", в результате которой и пришел к власти молодой император), длилась более десяти лет. Пришельцы (новые власти) только начинали осознавать себя хозяевами Китая.
   Вместе с тем назревало столкновение с кошмаром предшествующей династии (империи Мин) - огромной и агрессивной центральноазиатской державой, Джунгарским ханством ойратов. Возникнув на рубеже XVI и XVII веков, к рассматриваемому периоду оно простиралось от Бухары и Казахской Степи до Байкала и Тибета. Данники ойратов, енисейские киргизы, телеуты и другие народы жили на Иртыше и Ишиме, по Енисею и в южном Прибайкалье в Минусинской котловине.
  
  
  Империя Цин (маньчжурская) и Джунгарское ханство в XVII веке
  
  Один из самых могущественных джунгарских правителей Галдан-Бошогту-хан претендовал на власть над всеми "народами, натягивающими лук" от Волги до Монголии. Монгольские ханы, особенно подданные Алтын-хана из Халх-Монголии, без особой радости отнеслись к новому Чингиз-хану, но потерпели поражение от ойратов. Тогда они обратились за помощью к маньчжурам, признав их власть.
  В числе обратившихся были и дауры, тесно связанные с монгольским миром. Так возникает первая зона конфликта между двумя сильнейшими державами Азии - Халх-Монголия. Потому и важна была для маньчжуров покорность Приамурья, что совсем рядом с ним находилась возможная зона надвигающейся войны. Вторая зона конфликта возникла в Тибете, который тоже контролировали ойраты (Хошутское ханство, родственное и союзное Джунгарскому ханству). Но на власть здесь претендовали и владыки маньчжуров. Готовясь к большой войне (малые войны не прекращались с 70-х годов XVII века), которая и разразилась почти сразу после заключения мирного договора с Россией (в 1690 году), маньчжуры стремились обезопасить себя с Севера.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2.
  Краткое содержание последующих серий,
  или некоторые необходимые пояснения
  (взгляд с запада)
  
  Для русских Приамурье имело вполне земной интерес. Причем, для "государьства" и для русского населения тех мест интерес не совсем совпадающий. Для Московского царства (Русского государьства) смысла претендовать на эти земли было два. Первый - традиционный: новый район добычи ценных мехов. Пусть не самый богатый, но обширный. А "мягкая рухлядь" - мех лисиц, белок и, главное, соболей - важнейшее дело в Московском царстве, да и ранее на Руси.
  Об истории русской "мягкой рухляди" и ее значении в политической судьбе страны написано немало. В каких-то исследованиях "мягкая рухлядь" рассматривается как вариант "сырьевого проклятия", которое и составляло главное богатство России ("нефть и газ" XV-XVII веков). Другие говорят о существенно более скромном значении шкурок пушного зверя в общих доходах казны. Наверное, можно согласиться и с теми, и с другими. Действительно, если обратиться к документам той эпохи, то лидерами вывоза (экспорта) окажутся не меха, а сало, кожи и поташ. Да и если сравнить данные, приводимые первым исследователем финансов Московского царства, английским послом Джайлсом Флетчером, то доходы "Сибири" ненамного превышают доходы Нижнего Новгорода, крупнейшего хозяйственного центра европейской России.
  Однако стоит понимать, что структура бюджета Московского царства довольно мало напоминает не только современные бюджеты, но и бюджет Британского королевства того времени. Большая часть сибирских мехов не покупалась, а забиралась в казну (ясак, воеводские поминки, таможенная десятина и т.д.). Потом эти меха обменивались казной на продукцию приезжающих иноземных купцов в Архангельске, Астрахани и некоторых других городах, опять же, минуя денежную форму. Часть этой продукции продавалась, принося доход, но по совершенно иным "статьям" (в том числе на Нижегородских ярмарках), часть - оружие, порох, серебро, драгоценные камни - непосредственно поступала в казну. Некоторые авторы говорят о доходе в 500 000 рублей, что составляло в том далеком столетии от четверти до трети всех доходов царства. Не возьмусь защищать или опровергать эту цифру, но стоит согласиться, что доходы от торговли "мягкой рухлядью" из Сибири были крайне значительны. Но было в "сибирской казне" нечто особенно важное, делающее ее самой значимой или одной из самых значимых частей царских доходов.
  Все остальные доходы нужно было собирать с русского населения. Нужны были мытари и стражники, чтобы все это выбивать из трудовой массы. Их содержание тоже было совсем не дешевым. Казалось бы, и что? Так поступали все европейские - да и не только европейские - владыки. Однако последствия такого изъятия на бескрайних просторах Северной Евразии оказывались далеко не такими радужными, как хотелось бы. Европейский крестьянин, ремесленник или купец жил в условиях, когда бежать от власти ему было особенно некуда. Разве только в пиратский Алжир или гостеприимную Турцию, охотно принимающую у себя европейских ренегатов. Но и Турция принимала у себя далеко не всех. Оборотистый купец, лихой воин или умелый ремесленник там благоденствовали, а вот крестьяне или подмастерья, скорее, попадали гребцами на галеры или рабочими на рудники, что не особенно радовало. В силу этого обстоятельства с изъятием, сопровождающимся подавляющей силой, приходилось соглашаться. Или воевать, отстаивая "старые добрые обычаи". Но это в Европе с зарождающейся "городской экономикой". В тех же странах, где экономика оставалась крестьянской (например, в Турции или Речи Посполитой), постоянные поборы на нужды войны, содержание армии сборщиков податей вели к обнищанию масс и, в конечном итоге, к деградации империи.
  На Руси кроме подчинения и бунта существовал третий способ противодействия властному давлению, резко возросшему в стремительно усиливающемся Московском государстве - бегство, уход. В отличие от Европы, да и от Китая, воля начиналась здесь сразу за околицей и тянулась до последних пределов. При усилении давления люди просто уходили.
  Власть стремится увеличить армию, раздавая владения с крестьянами, обязанными кормить ратных людей, все новым и новым воинам. И... крестьяне начинают бежать. В описаниях того времени говорится, что из ста дворов от двадцати до сорока были брошены. Земли не распахивались, ратные люди не могли выехать снаряженными в поле. Конечно, контролировать можно и здесь. Этот путь тоже опробован; и не только в России. Однако вот в условиях огромных просторов и относительно редкого (даже в европейской части) населения для организации такого контроля нужно затратить намного больше, чем даже теоретически можно получить. Невыгодной в России оказывалось "правильная организация хозяйства".
  Гигантские земли за "Каменным поясом", как выразился Иван IV в своей грамоте, есть "незнаемые земли". Оттуда богатство приходит как бы само собой. Его не надо отбирать. По крайней мере, его не надо отбирать "у своих". Это же не Россия, а Сибирь. Не случайно первым "министерством", в чьем ведении были сибирские земли, был Посольский приказ. Лишь во второй половине XVI века Сибирь передана в Приказ Казанского дворца, а в XVII столетии - в отдельный Сибирский приказ. Причем, богатство этой земли принадлежит только власти (государственная монополия). Она его и распределяет так, как ей нужно: по чину и государевой надобности. А нужно было очень.
  Дело в том, что обернувшаяся к Европе Россия очень скоро обнаружила там для себя серьезную проблему, новый тип войск - регулярную армию, вооруженную огнестрельным оружием. И в прежние времена в европейских армиях использовались толпы наемников или ополченцев, вооруженных как попало, в том числе и огнестрелом. Но все же считалось, что судьбу сражения решает удар рыцарской конницы, опрокидывающий любые пешие толпы. Толпы? Да, опрокидывал. Но им на смену приходит строй. Созданные испанским полководцем Гонсало де Кордова терсии стали прообразом всех боевых построений Европы Нового времени.
  Он умудрился не просто соединить вооруженные пиками и мушкетами отряды в одно целое, способное противостоять ударам рыцарской кавалерии, но и научил своих воинов, используя медленно заряжающийся мушкет, создавать столь плотный вал огня, что рыцари не могли к ним даже приблизиться. Из множества стрелков конструировался некий живой аналог позднейшего пулемета. Но для того, чтобы такой "пулемет" работал, солдаты должны уметь быстро и четко перестраиваться, быстро перезаряжать свое неуклюжее орудие - то есть, быть солдатами все время, а не на случай военной угрозы. Новые войска оказались сильнее поместного ополчения, воевавшего каждый поодиночке, а сила пушек и мушкетов легко ломила индивидуальное воинское искусство профессионалов-рыцарей.
  Так непобедимые мамлюки, профессиональные воины из Египта, разгромившие крестоносцев, устоявшие перед натиском монголов, были играючи побеждены османским султаном Селимом с помощью пушек. Некогда монголы принесли на Русь мощнейшее оружие - монгольский лук, превосходящий все европейские аналоги, включая знаменитый английский. Теперь для того, чтобы не просто "повернуться к Европе", но стать Европой, не просителем, но могучей страной, Руси необходимы были регулярные войска, вооруженные огнестрельным оружием.
  Огненный бой на Руси знали. Уже в XIV веке использовали "тюфяки" (пушки), но вот плотность и эффективность такой стрельбы была очень невысокой. Только грома много. Поместное ополчение, основа русского войска того времени, для этого не годилось. Даже будучи вооруженными пищалями и пистолями, дворянские воины и боевые холопы стреляли медленно, залпового огня не выходило. Иван Грозный создает такие войска - стрельцов.
  "В лето 7058 учинил у себя Царь и Великий князь Иван Васильевич выборных стрельцов с пищалей три тысячи человек и велел им жити в Воробьевской слободе, а головы у них учинил детей боярских; <...> Да и жалования стрельцам велел давати по четыре рубля на год"
  Но содержание стрельцов, число которых постоянно возрастало (со скромных 3000 человек при Иване IV до 55 000 в конце XVII века), требовало все новые и новые средства. Не случайно именно из деревенек, приписанных к Стрелецкой избе (Стрелецкому приказу), крестьяне бежали наиболее массово.
  Куда лучше в этом отношении были доходы "сибирской казны", которые ни бегства, ни бунтов не вызывают. А если и вызывают, то это проблемы сибирских воевод, а совсем не царские. И если покорение Сибирского ханства (Тюменского Юрта), части распавшейся Золотой Орды, было еще политическим предприятием, то дальнейшее движение на Восток представляло собой для власти почти чистый бизнес-проект. Причем, проект, требующий постоянного приращения территорий, "объясаченных" народов и т.д. За это строго спрашивали с сибирских воевод.
  
  
  Стрелец
  
  Но где-то во второй половине XVI - начале XVII века у столичного начальства появляется и "второе", новый интерес. Причем, не к Сибири вообще, а именно к ее южным районам, в том числе к Приамурью, о котором, правда, почти не знали. Причина интереса в том, что цены на меха в Европе (главным образом, на Лейпцигской ярмарке, специализирующейся на мехах) снизились. У русских мехов появился конкурент - меха из Нового Света.
  Если Южная Америка поставляла в Европу корабли с серебром и золотом, то из северной ее части в XVII веке везли меха. Цены на меха (за исключением соболя, который не водился в Америке) на европейских рынках падали. А ведь именно на меха и "рыбью кость" царская казна выменивала такие важные для страны пищали, пушки и многое другое. Зато продолжали расти цены на товары из Индии и Китая. Венеция и Лиссабон, Амстердам и Лондон жестко конкурировали за возможность поставлять пряности, чай, шелк, фарфор, аптекарские товары и прочую дорогостоящую экзотику в Европу. Идея приобщиться к этой торговле возникает и в Московском царстве.
  В известном смысле, идея эта была подсказана русскому монарху английскими купцами из знаменитой "Московской компании", пытавшимися получить разрешение на организацию экспедиции в Китай через территорию России. Разрешение дано не было, а вот экспедиция из Тобольска отправлена была. До Китая ее участники не добрались, но у местных народов они разузнали пути в Серединную империю.
  По возвращении первой экспедиции уже из Томска была отправлена следующая, во главе с десятником Иваном Петлиным. На этот раз ее участники смогли добраться через Монголию до Китая и даже получить официальное разрешение на торговлю.
  Однако разрешение было дано на путунхуа (на китайском языке) и написано иероглифами (та самая "Китайская грамота", которую невозможно прочесть), потому прочтено не было. Идея установления прямых торговых контактов с Китаем постепенно завладевала сибирскими воеводами, а через них и столичным правительством. Причем, идея вполне хозяйственная: дешево купить баснословно дорогие в Европе китайские товары и восполнить ими падающие доходы от торговли мехами.
  Тот факт, что в 1644 году власть в Китае захватывает маньчжурская династия, ускользает от внимания русских властей не только в далекой Москве, но и в Тобольске и Томске. Даже в более поздних чертежах "даурские землицы", относящихся к 50-60-м годам XVII века, за землями дауров лежит "страна Богдойская (страна князя Богдоя)" (маньчжуры), а за ней, собственно, Китай. Маньчжуры же долгое время воспринимаются как одно из туземных племен, не более чем. Найти путь в Китай и хотели властные люди, отправляя первые экспедиции в Приамурье. Именно этот наказ "проведать путь в Китайское царство" получают от Якутского воеводы письменный голова Еналей Бухтеяров и следующий за ним Василий Поярков. Правда, ни первый, ни второй по разным причинам с задачей не справились, но именно их рассказы (скаски) дали дополнительный импульс для невластного движения на Амур.
  Выше я говорил, что, в отличие от перенаселенной Европы или Китая, усиление давления со стороны власти вызывало не столько бунт или подчинение, сколько третью реакцию - уход. На Севере, Юге и Востоке лежали пустые земли, без власти и ее мытарей. Но главным направлением "ухода" был не плодородный Юг (здесь властвовали кочевники, маловодье и непривычная жара), не пустынный Север, но Восток. Обилие пушного зверя и легкая охота в тайге, рыбалка в великих реках, да еще возможность вернуться с прибытком или осесть не просто так, а торговым человеком привлекали все больше людей за Каменный пояс и дальше, в те места, куда власть еще не добралась, где еще осталась воля.
  Однако была проблема, которая добавляла в корчагу сибирского меда изрядную ложку дегтя. Имя ей - зерно. Зерна катастрофически не хватало. Южная хлебородная Сибирь полыхала в нескончаемых войнах, где не только малые отряды переселенцев, но и царские войска терпели неудачи. Да и не особенно интересно было идти туда и вольным, и царским служилым людям - мехов там не было, а земля и в западной части страны стояла нераспаханная. В северных же землях Сибири, особенно за Енисейском, хлеб родился совсем плохо и не везде.
  Неслучайно настолько отличается русская кухня по обе стороны Урала. Крупа и овощи с небольшой добавкой скоромного в разрешенные дни - с западной стороны, и рыбные и мясные блюда, строганина и свеженина с небольшой добавкой диких трав - с восточной. Из-за Урала и из немногих хлебных волостей Западной Сибири "хлебные сибирские отпуска" шли на Восток, в Восточно-Сибирские остроги. Шли они немногочисленным служилым людям. Охотчие же люди да прочие посадские должны были хлеб тот покупать по гораздо более высокой цене. Золотым тот хлеб выходил. Только другого почти не было. Конечно, воеводская власть держалась на силе, на далекой воле монарха. Но не в меньшей степени она основывалась на хлебной и на пороховой монополии.
  На Амуре же и хлеб родился на зависть, и условия для выпаса скота имелись. Были здесь луга вольные, да и ценный пушной зверек нет-нет, а попадается. Вот и шли русские переселенцы в Приамурье. Причем, шли задолго до того, как пришел сюда отряд промышленного человека Ярко Хабарова. В принципе, поверстанные в том или ином остроге люди переселяться были не должны - разве только по воле начальства или договору между воеводами. Однако переселялись - или, как тогда говорили, бежали - вполне активно. Собирались в ватаги по нескольку десятков, а то и сотен человек, да и шли, куда кривая выведет. Остановить их пытались. Только, как всегда в Сибири, труд этот был зря. Люди шли, селились, заводили пашни. Часто женились на местных женщинах (шли-то в Сибирь в основном мужики). За отсылку ясака в столицу или в разрядный город (местный центр власти) получали они, как правило, полное прощение всех грехов и новое поверстание. Потому и в воеводских списках один и тот же человек мог фигурировать как казак одного острога и пашенный крестьянин другого, а то и десятник третьего.
  Когда служилые люди, собирающие ясак с местных жителей, покинули Приамурье, охотчие люди остались. О них упоминают в своих отписках окрестные воеводы, рассказывают коренные жители Приамурья в жалобах и русским, и маньчжурским властям. Жили вольно. Кто-то занимался земледелием, кто-то охотой или торговлей, а кто-то и разбойничал. На них-то и жаловались местные люди, и власти.
  Ведь часто уходили в Приамурье и те, кто оказался не в ладах с воеводами. Так, бежали в 1665 году туда из Илимского воеводства казаки от государева гнева. Бежали, да прижились. Создали казачью вольницу с выборным атаманом во главе. Крепость восстановили Албазинскую, стали с местными инородцами торговлю торговать. За защиту и с русских поселенцев, и с туземцев брали мехами. За те меха, отосланные в Москву, получают они со временем полное прощение и поверстание в служилое сословие. Так снова на Амуре появляется власть. Атамана сменяет приказчик-воевода. Вокруг Албазина строятся русские и инородческие деревеньки, заселяется земля.
  Но такое положение не особенно устраивало южного соседа - империю Цин. В крепости Нингута и ближе расположенному к Амуру городку Гирин, формируется мощное соединение с собственной флотилией речных судов, многочисленной артиллерией. Из южных областей в крепость переводится отряд "восьмизнаменных" воинов. На Амуре строится база для обеспечения армии - крепость Айгун. От Сунгари к Зее начинается наступление маньчжуров. Первая осада крепости продолжалась недолго. Артиллерия маньчжуров просто сровняла хлипкие деревянные стены острога с землей, превратив в руины строения внутри крепости. Русские отступили к Нерчинску. Маньчжуры в преддверии холодного сезона тоже отходят на зимние квартиры.
  Однако в этот момент к Нерчинску подходит приказ (полк), высланный при известии о начале боевых действий на Амуре. Их опоздание было связано с той же кампанией империи Цин по вытеснению русских из "запретных земель". По приказу императора Канси вассальные монгольские войска должны были совершить вторжение в Забайкалье и Прибайкалье. Но, в отличие от маньчжуров, монголы уже достаточно давно установили контакт с русскими. Причем, контакт этот был вполне выгодным для обеих сторон. Потому вместо массового вторжения имели место лишь несколько набегов. Один из них по воле судьбы пришелся на полк, идущий помогать осажденным албазинцам. Отражение набега и вызвало задержку.
  На совещании полковника и воевод (нерчинского и албазинского) было решено возвращаться. И сила собралась немалая - почти тысяча ратных людей, полтора десятка пушек, пищали, огромный запас пороха. Крепость восстановили, причем, по новейшей для того времени технологии - бастионами. Промежутки между деревянными стенами засыпали землей, чтобы не пробивали ядра, а сверху устроили огневые позиции. Собрали урожай, нетронутый маньчжурами. Стали вновь обживаться. Но через год армия маньчжуров вновь подступила к стенам крепости. Правда, на этот раз удача была к ним совсем не так благосклонна. Крепость выдержала все штурмы. Почти два года длилась осада.
  Тем временем подвластные маньчжурам монголы пытались штурмовать Селенгинский острог. Однако тоже безуспешно. Начинаются долгие переговоры, завершившиеся в 1689 году Нерчинским мирным договором. По договору Приамурье вновь опустело. Точнее, вновь оказалось без государевых приказчиков, голов, сборщиков ясака и других нужных в хозяйстве людей. Правда, вожделенный "путь в Китайское царство" появился, и государев караван с гостями и товарами стал совершать постоянные вояжи от новой торговой слободы Кяхта до Китая и обратно, а китайские товары пополнили царскую казну.
  Каково же соотношение сил в этой войне, пренебрежительно именуемой "приграничными конфликтами"? Может быть, и вправду не стоит огород городить? Давайте попробуем посчитать. Начнем с маньчжуров. Благо они оставили множество документов о тех событиях.
  Кроме относительно небольшого отряда в две-три тысячи воинов - собственно, "восьмизнаменной" армии, основной боевой силы маньчжуров - в войне были задействованы союзные с маньчжурами даурские и дючерские ополченцы, мобилизованные китайцы, корейские наемники, союзные отряды монгольской конницы. По разным источникам, в войне, на ее самом напряженном "албазинском" этапе, с маньчжурской стороны было задействовано в общей сложности от пятнадцати до двадцати тысяч воинов.
  Численность русских отрядов и их союзников из числа местных тунгусских (эвенкийских) народов, традиционных противников и дауров, и дючеров, определить гораздо труднее. Официально фигурировала только численность служилых людей, которых на Амуре было совсем немного. Самый многочисленный отряд не превышал тысячи человек. В ряде сражений были задействованы силы, находящиеся в Забайкалье (Нерчинский острог, Селенгинский острог и др.). Подходили подкрепления из Енисейска и Тобольска. Но и их были только сотни. Сколько было союзников-тунгусов, включая нукеров знаменитого князя Гантимура, маньчжурского "князя Курбского", о котором мы обязательно поговорим в свое время, сказать трудно. Говорят о полке пятисотенного состава. Но это опять же официально принятые на службу люди, получающие жалование от казны, купившие у казны оружие. Главное же, нигде не отмечается число подказачников, казачьих детей и иных ратников, в служилое сословие не поверстанных, "охотчих" промышленных и торговых людей, крестьян, пахавших свою (собинную) пашню, тех, кто просто жил на этой земле и защищал свои дома. Сколько их было, сейчас сказать невозможно. Однако можно предположить, что немало. Известно, к примеру, что отряд Хабарова, кроме семидесяти человек, которым с воеводских щедрот выдали пищали и порох, включал в себя и тех, кто пристал к отряду по дороге, возвращаясь с охоты или иного промысла. А кто-то из поселенцев воевал и против Хабарова и его преемников на стороне даурских племен.
  В немирных сибирских землях "охотчие" и посадские люди по боевой выучке, умению сражаться не особенно уступали служилым, да и вооружены были часто не хуже. Показательно, что, продвигаясь на Амур, отряд Никифора Черниговского, как было принято в то время, "озоровал" - проще говоря, грабил всех встречных, отбирая то, что может понадобиться на новом месте. Так вот, некий "пашенный крестьянин" в жалобе пишет, что отобрали у него всего великое множество (прилагается список), в том числе три пищали. В условиях вражеского нападения защищали крепость такие землепашцы и промысловики вместе с ратными людьми. Разве только в отличие от них ясак не собирали, да хлеб из государева амбара не получали. Наличие таких не ратных, но вполне боевых людей и приводит к постоянной путанице с численностью русских отрядов. И, увы, полностью достоверных цифр мы здесь не получим. Однако, очень приблизительно подсчитать силы можно попробовать.
  По тому, что служилые люди в Приамурье землю не пахали, скотину не держали, однако на голод жаловались нечасто и исключительно в отписках якутскому воеводе (что было принятым стилем, а не описанием ситуации), можно предположить, что "кормильцев", обеспечивающих их, было, по крайней мере, в несколько раз больше, чем служилых. Некоторые авторы говорят о 1,5 тысячах семей пашенных крестьян на Амуре в 1655 году, что при стандартной численности для того времени 5 человек на семью дает более 7 тысяч человек "кормящего сословия". И все же русских сил было намного меньше, чем их противников. Об этом говорят не только русские, но и китайские источники, переведенные сегодня на русский язык. Вряд ли в двадцать-тридцать раз, как выходит из официальных документов, но меньше. Будем ориентироваться на то, что полутора-двум десяткам тысяч бойцов "маньчжурской коалиции" противостояли 3-4 тысячи русских ратников и их союзников.
  Однако, оценивая силу сторон, стоит учесть еще три обстоятельства. Первое - вооружение. В эпоху Смуты, при приглашении на русский престол польского королевича Владислава было закуплено несколько десятков тысяч кремневых ружей с более совершенным ружейным механизмом. Но привычка - великая сила. Стрельцы привыкли к старым фитильным ружьям, а новое оружие им не понравилось. Вот и отправили его ... в Сибирь. Сибирякам же новые ружья пришлись по душе. Стреляют быстрее, перезаряжаются проще. Правда, замки часто ломаются. Но в сибирских острогах были особые люди - кузнецы, которые не столько подковы лошадям мастерили (хотя это тоже могли), сколько оружие чинили.
  Вот и оказалось, что в "незнаемых землях" оружие было более совершенное, чем в метрополии. Есть и второе обстоятельство: иностранцы (литвины, ляхи, шведы и прочие немцы), которых в Сибири было очень не мало. Историки порой говорят о "сибирском иностранном легионе". Туда отправляли пленных, ссылали совершивших проступок наемников. Причем же здесь они? Выше я писал, что "открытием" Европы было не столько огнестрельное оружие само по себе, сколько система залпового огня (стрельба плутонгами).
  
  Система залпового огня
  
  Официально эта новация вводилась в новейших подразделениях российской армии (полках иноземного строя) уже при Романовых. Но вполне можно предположить, что систему залпового огня знали и казаки, переняв ее у иноземцев, которые, кстати, как правило, в казаки и определяли. Этим тоже можно объяснить способность относительно небольших отрядов русских войск противостоять в несколько раз превосходящему их противнику, также вооруженному огнестрельным оружием. Кроме того, не стоит забывать, что в Приамурье шли лихие люди, быстро перенимавшие у аборигенов все их боевые приемы, умело применяющие не только огнестрельное оружие, но и стремительные набеги, засады, ловушки.
  
  
  Русские речные суда (дощанники)
  
  Было и третье обстоятельство: огромный опыт русских по строительству речных судов и использованию рек. Наличие таких флотилий из крупных (кочей) и малых (дощаников) судов, позволяло им очень быстро менять дислокацию, обеспечивало относительную неуязвимость. Венецианцы были первыми на Средиземном море, а португальцы и испанцы и, позже, голландцы и британцы покорили океаны. Русским же пространством в Сибири было пространство Великих Рек. Именно по рекам шло освоение гигантского мира за Уралом.
  Умело и быстро строили русские люди в Сибири укрепления, используя не камень, как в Европе, но дерево и грунт - от обычного частокола и относительно слабых "приставных" стен (по сути, палисада вокруг лагеря) до мощных земляных сооружений с частоколом, заполненными землей клетями, башнями и раскатами (сооружениями для установки пушек), вынесенными за линию укреплений. Это тоже создавало немалые преимущества.
  
  Острог XVII века
  
  К тому же стоит помнить, что эпоха гигантских армий еще не пришла. Десяти-пятнадцатитысячный корпус был очень даже армией. Этих войск хватило испанскому полководцу герцогу Альбе, чтобы привести в покорность восставшие Нидерланды. Примерно столько войск было сосредоточено с русской и польской сторон в первой войне за Смоленск (1632-1633 гг.). Да и на полях Тридцатилетней войны, особенно на первом ее этапе, сталкивались армии подобной численности.
  Иными словами, перед нами история долгой и сложной войны со своими героями и антигероями. Но есть нюанс. Если на первом этапе войны сражались северная крепость маньчжуров и отряд первопроходцев, то на втором, албазинском этапе, тем же русским отрядам, воевавшим, практически, на свой страх и риск, противостояла уже военная машина маньчжурской империи. В битвах с ней гибли воины Приамурья и просто жители этой земли. Зато итогами войны воспользовались, конечно, не они, а власть, получив доступ не только к вожделенным китайским товарам, но и к первым в Русском царстве богатым месторождениям серебра.
  Начальными (приказными) людьми на Амуре в разное время были Ерофей Хабаров, Онуфрий Степанов Кузнец, атаман "казацкой республики" Никифор Черниговский (Черняховский), признанный позже "царским приказчиком", воеводы Алексей Толбузин и Афанасий Бейтон. О каждом из них я попробую рассказать, ведь каждый из них был уникальной личностью, которая могла сформироваться только здесь, на Сибирской Украине, вдали от всякой власти.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3.
  Промышленный человек Ерофей Хабаров
  
  Итак, наша история начинается в 1649 году, когда из Якутского острога на Амур вышел отряд под командованием промышленного человека Ерофея Хабарова. Но повествование о появлении Русского Приамурья имеет долгую предысторию, и она так или иначе связана с судьбой Ерофея Хабарова - наверное, одного из самых загадочных персонажей в истории России. С одной стороны, его имя увековечено в названиях крупнейшего города в Приамурье и железнодорожной станции в Амурской области, а памятник ему встречает гостей на привокзальной площади в Хабаровске.
  
  
  Памятник Е.П. Хабарову
  
  С другой стороны, чем, собственно, славен этот человек, кроме того, что возглавил далеко не первый и, по официальной версии, не вполне успешный поход на Амур? Да и как вышло, что военный поход, благословлённый воеводой, возглавил совершенно частный персонаж? Как частное лицо, не обладающее никакой "государственной" должностью, получает статус "приказчика Даурской землицы", то есть главного на Амуре? Чтобы понять это, и стоит обратиться к невероятно сложной, яркой и авантюрной биографии этого человека.
  Ерофей Павлович Хабаров родился в начале XVII века (данные расходятся от 1601 до 1610 годов) на Русском Севере близ города Устюг - в то время одного из богатых торговых городов страны. Наиболее вероятное место рождения - деревня Святица. По месту рождения в Сибири он и именовался Ерофеем Святицким. Хотя есть и убедительные аргументы о том, что в Святицу семья Хабарова переехала позже, а родился он в селе Дмитриево. Традиционно считается, что Хабаров происходил из крестьян. Его семья владела сенокосными лугами и пашней. Был и дом в деревне. Впрочем, были у Хабаровых дома и в городах Устюге, и Сольвычегодске. Да и семейное прозвище - Хабаров - происходит от старорусского слова "хабар" - добыча, прибыль. Это позволяет предположить, что семейной традицией были не столько крестьянские занятия, сколько промысел. Возможно, что и лихой, ушкуйный (пиратский) промысел. Впрочем, в Поморье это, вероятно, не особенно отличающиеся виды деятельности.
  Земля на Севере была не слишком плодородной. Пахали в основном на пепелище, выжженном участке леса. Несколько лет такой участок давал хороший урожай, но после переставал родить. Землепашцы выжигали следующий участок. Занятие это было крайне трудоемким и не очень доходным. Но то, что не могла дать земля, давали реки и море. Рыболовство в тех местах было столь же значимо, как и землепашество. Не случайно в Поморье до сих пор говорят, что безрыбье хуже бесхлебья. Выручали и лесные промыслы. Охотились люди на пушного зверя, варили соль. Как и современные вахтовики, ходили они в походы в Сибирь за мехами. Деньги на снаряжение брали в долг, который по возвращению отдавали. Да и себя не забывали. Сибирские походы были предприятиями доходными: говорили, что на рубль в Сибири десять рублей прибыли идет. Потому многие поморы предпочитали это дело иным, менее доходным, крестьянским занятиям.
  Видимо, таким был и юный Ярко, как в некоторых документах значится имя Хабарова. Уже в 1623 году, довольно молодым человеком совершает он первый поход с односельчанами на сибирские промыслы. Вернулись с большим прибытком. В тот год прикупила семья заливные луга в деревне Выставок Ленивцев. А жене с дочкой, пожелавшей на время отсутствия супруга жить "у своих", прикупил Хабаров домик в Сольвычегодске.
   Новый поход Хабарова стал приключением длиною в жизнь. На этот раз в 1626 году двинулся уже не один. С Ерофеем пошел младший брат Никифор. Шли не привычным для поморов путем - по холодному северному морю до пушных мест, а через Каменный пояс до Верхотурья, а оттуда - до Тобольска, главного в те годы города в Сибири.
  Но в Тобольске долго не задержались. Город был обжитой, воеводский. Здесь была и главная сибирская таможенная изба, а при ней - стрельцы, дьяки и подьячие. Невыгодно здесь выходит промышлять. Всякий человек, от пашенного крестьянина до воеводы, отбывая из Сибири на Русь, подвергался строгому досмотру. Все "незаконное" (меха, моржовые клыки, иные товары, объявленные государевой монополией) изымалось. Хотя "свое" Ерофей Хабаров смог урвать и здесь, послужив при таможне. Но все же это не то. Нет настоящей воли, да и хабар небольшой. Иное дело на севере, в далекой "златокипящей Мангазее", куда и в первый раз плавал Хабаров.
  О Мангазее стоит рассказать подробнее. Место это было особенное. Расположено оно было недалеко от Обской губы (место впадения Оби в Северный океан), на реке Таз. Еще в эпоху вольного Новгорода была заложена в тех местах торговая фактория. Безделушки, дешевые ткани, скобяные изделия, инструменты меняли здесь у местных народов на драгоценные меха. По бурному северному морю меха вывозили в Великий Новгород, а позже в Архангельск, там продавали их иноземным гостям. Долгие годы промысел этот процветал. Говорили, что на один рубль, вложенный в Мангазее, можно получить не десять, а сорок рублей прибыли.
  
  
  Мангазея
  
  Фактория расширялась, строилась. К началу XVII века усилиями казаков сотника Максима Перфильева, будущего основателя Братска, возник город с башнями, городской стеной и детинцем-крепостью. В крепости - лавки и дома самых начальных (главных) жителей, церковь, приказная изба. За крепостью - дома тех, кто беднее или прибыл недавно. Большой выходил город по сибирским меркам - несколько тысяч жителей, в основном, выходцев с тех же, что и Хабаров, северных земель. Построили братья небольшой дощаник (так называли легкое судно для речных путешествий), да и подались к Мангазее, по великой реке Оби. Хотя к тому времени вольный город уже стал царским, с приказчиком и таможенной избой, но слава о его богатстве неслась по русской земле.
  Только в Мангазее желающих получить прибыток было тоже изрядно. Наняли братья покрученников, работников, снаряженных на хозяйские деньги, жалование от них получающих, и поплыли по рекам далее. Пошли на новые земли. Промысел был удачным, вернулись с большой добычей, принялись обживаться. И совсем бы жизнь стала налаживаться, только принесло в "златокипящий" город нового воеводу. И не одного, а целых двух. Старшего - Григория Кокорева, и младшего - Андрея Палицына.
  Кокорев был из старинного боярского рода. Родство свое считал от Рюрика, знался с самими царями. Палицын же был дворянином мелкопоместным, выслужившимся в царствование Бориса Годунова. Происходил из тех самых поморов, что и большая часть мангазейцев. Присылка двух воевод вместо одного не была случайностью - Царь Михаил или кто-то из царских ближников решил таким способом бороться с самоуправствами волостных владык.
  Пока Великое княжество Московское было величиной чуть меньше современной Московской области, контроль со стороны Великокняжеского двора осуществлялся просто и естественно. Но Русское царство к началу XVII столетия уже превосходило не только владения Всеволода Большое гнездо или Владимира Мономаха, но и территорию Золотой Орды.
  
  
  Расширение Российского государства в XVII веке.
  
  Теперь контролировать отдаленных воевод было и сложно, и не эффективно. Пока весть о беде дойдет до Москвы, пока в столице решат, что делать да вестника или войско вышлют, от того воеводы с его воеводством только рожки да ножки останутся. Потому и предписывалось отдаленным, а особенно сибирским воеводам править так, "как господь вразумит".
  По сути, воевода оказывался в положении самовластного государя: своя казна, свой суд, свои войска, право казнить и миловать всех, до кого дотянется. Смута показала, насколько опасно такое всевластье местного правителя для власти центральной. Вот и решил государь рассылать не одного, а двух воевод. К тому же, таких воевод, которые бы следили друг за другом. С этой точки зрения Кокорев и Палицын "подходили" идеально.
  Кокорев был человеком властным, своевольным, при этом - искушенным царедворцем и интриганом, воспринимавшим назначение в Мангазею как опалу и ссылку. Себя считал достойным если не царского венца, то места подле трона уж точно. Палицын был совсем другого замеса. Выходец из служилых дворян, он за время Смуты побывал во всех без исключения лагерях. Окончил свой бег в Москве, в войске князя Пожарского. Причем, везде искренне, от души. Может быть, именно это и спасло его от плахи. В отличие от Кокорева, его младший коллега не брезговал общением с крестьянами да с мастеровыми, с купцами и промышленными людьми.
  Еще в дороге воеводы умудрились не только поссориться, но и подраться. По приезду тоже жили и правили раздельно. Кокорев жил в крепости, в воеводском доме, старательно превращая его в столичную боярскую усадьбу. Окружил себя стрельцами и подьячими. Без охраны ни в город, ни на богомолье не выходил. Да и было отчего. Не сложилось у него с мангазейцами. Сразу по прибытию показал старший воевода, что благоволит он к тем, кто часто его поминает (дарит подарки). Деньгами ли, мехом ли, заморскими тканями - неважно. Но подарки должны быть богатыми, "не стыдными".
  По подаркам он и суд судит, и дело ведает. К тем же, кто поминал его нечасто, особенно к промышленным и торговым людям, был Кокорев крут. Податей драл три шкуры. Две из них себе оставлял. Дивился народ мангазейский, к таким делам непривычный. Дивился, но до времени молчал. Ведь здесь не Москва, где от злого воеводы не скроешься. Здесь Сибирь. А в Сибири тропок много. Вот и стали промышленные люди меха возить из других мест. К примеру, из ближнего к Мангазее Туруханска. Кокорев же, видя, что доходы падают, лютовал все больше.
  Младший воевода Палицын, напротив, поселился в городе. С промышленными и торговыми людьми жил ладно. Помогал, чем мог. Рассылал на восток отряды охотчих людей. От него братья Хабаровы со своими людьми получили разрешение промышлять на пустых землях. Ходили они на Таймыр, в низовья Енисея, сплавлялись по рекам почти до Великой реки Лены. Промысел был знатный.
  Задумывался Палицын о присоединении тех земель к России, вместе с промышленниками составлял грамоту для московской власти. Участвовал в составлении той грамоты и Ерофей Хабаров. И не просто участвовал - во многом именно путешествия братьев Хабаровых и легли в основу грамоты.
  Только вот жизнь в Мангазее становилась все более непонятной. Отношения между воеводами и их сторонниками становились все "горячее". Кокорев доносил в Москву, что его соправитель "по вси дни пьянствует с мужиками, да творит всяческие непотребства, чем чести государевой делает изрядный изъян". Обвинял Кокорев Палицына и в колдовстве с бесовством. Обвинения, которые выдвигал Палицын, были земными, но не менее жесткими. Обвинял он Кокорева в мздоимстве, насилии, нерадении государевой службой. Только доносы те оставались без внимания. Что за дело Стольному граду до ссоры двух воевод на краю света, если меха поступают исправно. Тогда решил Палицын выдвинуть обвинение серьезнее. Воспользовавшись пьяной фразой кокоревского сотрапезника ("А нас государь Григорий Иванович жалует"), обвиняет он соправителя в попытке государственного переворота и принятия иноземного подданства. Как тогда говорили: обвиняет в "воровстве". Взбешенный Кокорев пытается действовать силой, но на сторону Палицына встает население Мангазеи. Стычки перерастают в боевые действия. Мангазейцы осаждают собственную крепость, где заперся воевода со своими стрельцами и домочадцами. Крепость взять не смогли, хотя стрельцов побили изрядно. Те в отместку сожгли город пушками. Палицын и его сторонники строят новый острог - Новую Мангазею. Там продолжается сбор ясака. Однако корабли Кокорева не пропускают его к морю. Торговые пути все активнее уходят от "златокипящего града". Мангазея стремительно движется в пропасть.
  Но Хабаровы этого уже не застали. В 1630 году, когда отношения между воеводами были еще на стадии "холодной войны", по настоянию того же воеводы Палицына они с очередной челобитной отплывают на своем суденышке по рекам в Тобольск, а оттуда на Запад. Никифор остается в Устюге, а Ерофей с воеводской грамотой отправляется в столицу. Как сложилось дело Хабарова в Москве, узнать уже не удастся. Но известно, что в грамоте Андрей Палицын кроме жалоб на Кокорева излагал свой проект похода на реку Лену, куда уже ходили братья. Предлагал он взять под высокую государеву руку земли "до восток солнечных, до переходу великого царя Александра и до превысокого холма Каркаура", туда, где "обитают люди единоногие и единорукие".
  Похоже, что идея "Новой Мангазеи", новых богатых пушных промыслов пришлась при дворе по вкусу. Сам же Хабаров приобрел столичных покровителей, заинтересованных в его путешествии на новые земли. Во всяком случае, дальнейшие события делают наиболее вероятным именно этот вариант. Он спешно собирается в новый поход. На этот раз навсегда.
  
  Сибирский коч
  Не нашлось свидетельств того, как добирался он в Сибирь. Известно только, что нанял он - то ли в Тобольске, то ли дальше, в Енисейске - три десятка покрученников. С ними и отплыл на большом судне, коче, которое могло и под парусами идти, и на веслах. Плавали такие корабли по рекам и даже по морям. Главным же его достоинством для Сибири была легкость конструкции, позволяющая между реками перетаскивать судно волоком.
  Шел он не привычным северным путем, который еще по воле воеводы Палицына был проведан из Мангазеи (опустела к тому времени Мангазея, погубила ее воеводская война, а царский запрет на плавания по северным морям и вовсе вбил в гроб ее последний гвоздь). Шел он через Нижнюю Тунгуску, Илим и реку Куту. С выходом на среднее течение Лены. Шел не один. С ним шел знаменитый уже к тому времени на всю Сибирь атаман Иван Галкин со своим отрядом. Точнее будет сказать, что с отрядом Галкина шел Хабаров со своими людьми. Хотя план освоения привез Хабаров (как и согласие на него от столичных властей), властью в походе был именно Галкин. С отрядом Ивана Галкина и покорял Хабаров приленские земли, воевал с "немирными инородцами", учился дружить с врагами тех, с кем воевал, а порой спасал попавшего в засаду атамана. Там, на Лене, и осел. На Лене он и начинает уже привычный промысел.
  Частью меха добывались охотой, частью их скупали у местных жителей, меняя на русские товары. А где-то и силой забирали, если плохо лежало. В те времена такой поступок был нормальным. Построили укрепленное зимовье, тоже типа крепости, но поменьше и без крепких стен. Чтобы представить себе такое укрепленное зимовье, вспомните форт, который в "Острове сокровищ" защищают от пиратов друзья Джимми Хокинса. Словом, зажили.
  
  
  Укрепленное зимовье
  
  Что-то даже в казну сдавали, чтоб не обижать, да официальную грамоту иметь на меха. Но большая часть добытого добра шла, конечно, мимо государевой таможни, привычным для Поморов северным путем.
  Младший брат, Никифор, доставлял товары "из русских земель". Ерофей Хабаров эти товары менял у местных людей на меха, которые мимо государевой таможни шли в западном направлении. Любезный друг Иван Галкин, который долгое время был на Лене главным государевым человеком, ему помогал. Сам оповещал местных инородцев и промышленных людей, что Хабаров больше, чем казна платит.
  Так и шли дела. Никифор русский товар на Лену поставляет. Ерофей здесь его на меха меняет, да назад с братом отправляет. И народ ленский доволен. Получает он по честной цене топоры, скобяной товар, шерстяные ткани. А где-то - оружие и порох, поставляемые мимо царских и воеводских застав. И Галкин с Хабаровыми совсем не в убытке.
  Однако такая совсем вольная жизнь продолжалась недолго. Осенью 1632 года на Лену приходит новая власть. Казачий отряд под командованием знаменитого сотника Петра Бекетова основывает Ленский острог. Иван Галкин со своим отрядом отбывает в южном направлении. Острог основывался не на пустом месте (острогов, которые строились с нуля, в Сибири было немного). Здесь располагалось Ленское плотбище - место, где строились и чинились суда для плавания по Лене. Был и небольшой, построенный на скорую руку, городок. Но то поселение было вольное, состоящее из охотников и промышленников.
  Теперь же был поставлен государев острог. А там, где острог, сразу строилась таможня, появлялись запреты, мзды, поминки и прочие атрибуты "цивилизованной жизни". Однако пока это, хоть и власть, но своя, сибирская. С ней и договориться можно. Петр Бекетов, хоть сотник и сын боярский, однако человек с пониманием. Договариваются и братья Хабаровы. Московская, воеводская власть пока в далеких разрядных (столичных) городах Енисейске и Томске. С этой властью не договоришься. По крайней мере, гораздо труднее и дороже.
  Но Хабаров понимал, что долго он на пушнине не продержится, ведь государь объявил весь пушной промысел государевой вотчиной. Промысел Хабаровых, хоть и выгодный всем, а совсем незаконный, "воровской". Промышленные люди должны были сдавать меха в казну по цене, какую им укажут. Как правило, цена эта была, как ни удивительно, раза в два ниже, чем та, за которую торговали сами промышленники, и раз в десять ниже, чем за меха платили в Архангельске. И за то было им от государя "милостивое государево слово".
  По идее, к тому слову должны были прилагаться жалование и хлебные отпуска, русские товары для обмена, порох, ружья. Вот только поставлялось все это очень не регулярно. Челобитные с просьбой о том, чтобы "пожаловать" невыплаченное довольствие и прочее были общим местом в те годы. От всех благ оставалось только слово. Милостивое слово - оно, конечно, замечательно, только ведь его на хлеб не намажешь, в карман не положишь. А деньги, прибыток, хабар нашему герою нужны очень. И не просто мошну набивать. Деньги - это небывалый для того времени авторитет частного лица. Ведь хоть и обласкан Ерофей Хабаров в Стольном граде, дружен со знаменитыми в Сибири людьми, а все же сам он - не то, что не воевода или сотник, так даже не "поверстанный" служилый человек, не купец и не мещанин. Так, промышленник, хотя и не бедный.
  Но пушной промысел становится все более рискованным. Тут-то и вспоминает Ерофей главную беду Восточной Сибири - нехватку хлеба и соли. В устье реки Куты, по которой некогда плыл на Лену, обнаружил он соляные ключи. Взял их в аренду, поставил варницы. Дело было непростое. О ключах знали многие, только промысел организовать опасались. Но промышленник справился. Или сам знал, как варницы поставить, или знающих людей нашел. С тех пор и до конца его жизни эти варницы снабжали солью землю за Енисеем и Байкалом. Там же, неподалеку, его покрученники распахали поля, арендованные Хабаровым за уплату десятой части. Поднятая новь дает завидный урожай - почти тысячу пудов зерна в год продает Хабаров. Сегодня над этими полями гуляют волны водохранилища, питающего сибирские гидроэлектростанции. А некогда пашни, начало которым положил Хабаров, кормили всю Иркутскую губернию.
  В то время, когда Хабаров переносит основную (по крайней мере, видимую) деятельность с пушнины на землепашество и добычу соли, в Якутск, ставший центром самостоятельного воеводства, прибывает настоящая власть. В острог из Москвы явился воевода - царский стольник Петр Головин, да не один, а с младшим воеводой Матвеем Глебовым, дьяком Ефимом Филатовым, двумя письменными головами (что-то вроде чиновника по особым поручениям) и четырьмя сотнями городовых казаков и стрельцов. Прибыли они не просто так, но с многочисленными царскими наказами об увеличении ясака, приведении под цареву руку новых поставщиков пушнины и тому подобными строгими повелениями.
  Головин правителем оказался жестким. Хотя обвинения его в мздоимстве, как часто бывает, были, скорее всего, поклепом. Доносы в то время - едва ли не главная форма "обратной связи" власти с подданными. Писали их и на якутского воеводу. В стиле: как так, при деньгах и не ворует. Не бывает этого. Только не того уровня фигура, чтобы на мелочь зариться. Род Головиных - один из первых и древнейших на Руси. Более вероятно, что повеления, наказы государевы он старался исполнить в силу своего разумения. Но человек он был не местный, оттого множество неприятностей при его правлении и случилось.
   По его велению было переписано ясачное население, что местные жители восприняли едва ли не как наступление последних времен. В результате переписи ясак с якутов возрос почти вдвое. Вроде бы, правильно все, по закону, да только не по правде. Не по-людски. Роптали инородцы. Казакам и прочим посадским велел перенести острог на новое место, где бы его разливы реки не рушили. Вроде бы и это правильно, но тяготно для привыкшего к воле сибирского люда. А если добавить сюда повинности, которые появились с новым воеводой, то картина и вовсе невеселая получается.
  Ото всей этой радости в 1642 году народ восстал и, как в Мангазее, осадил крепость с засевшим там воеводой и городовыми казаками. Воевода Матвей Глебов предлагал с восставшими людишками договориться. Только Головин на переговоры не пошел, а сел в осаду. И не прогадал. Посланный в Енисейск гонец вернулся с подмогой. А между восставшими якутами и русскими пошли разногласия, и они... разошлись по своим делам. Головин же двинулся за ними и по частям рассеял и разгромил восставших, несколько человек казнил, многих бросил в тюрьму. Все это для Сибири было явлением неслыханным.
  Не то что люди здесь не гибли - напротив, к смерти в бою или на охоте, да и просто в походе, здесь были привычными. А вот к казни и тюрьме - нет. Любая сибирская власть понимала - конечно, народишко здесь не сахарный, только ведь другого взять негде. Мало людей. Очень мало. Потому и берегли и лелеяли каждого: умелый мастеровой, оборотистый купец, промышленник мог себе в Сибири позволить больше, чем иной боярин при царском дворе. Да и просто житель чувствовал себя от власти вполне защищенным. Ведь если что не так, собраться в Сибири еще быстрее, чем за Уралом - взял котомку и пошел. Сибирь - она везде Сибирь.
  Даже тюрьма в сибирских острогах в тот период была (в отличие от европейских застенков или московских пыточных подвалов) вещью довольно условной. То есть, на ночь заключенных, конечно, запирали. А днем узники беспрепятственно бродили по городу, пили вино с товарищами по несчастью (если были деньги) да костерили власти. У Головина же все было иначе. Казни были не условными, а смертными. Наказывали не батогами через зипун (скорее, массаж, чем наказание), а кнутом спускали кожу. Из темницы не выпускали. И ведь не только бунтовщики оказались в острожной тюрьме.
  Младший воевода, Матвей Глебов, видимо, за то, что предлагал столковаться с бунтовщиками, был объявлен изменником и тоже брошен в тюрьму. Оказался там и письменный голова Еналей Бехтияров. Здесь и совсем странная история вышла. Один из царских наказов новому воеводе требовал "разведать проход в Китайское царство". Вспомним, что поиск пути в Китай был постоянным наказом сибирским воеводам. Уж очень заманчиво было к торговле мехами добавить торговлю китайскими товарами, которые в Европе так дорого ценились. Для выполнения этого наказа и был отправлен письменный голова с полусотней служилых людей. В этом деле важно было Головину своего конкурента, воеводу Пушкина из разрядного города Енисейска, обскакать. Торопился якутский воевода.
  Вообще-то Бехтияров был, как мы бы сегодня сказали, по хозяйственной части - в пути из Москвы до Якутска именно он отвечал за продовольствие, подводы, лошадей. Землепроходцем и воином он, судя по всему, был довольно посредственным. Потому поднявшись до верховьев Олёкмы и захватив "языка", он счел свою миссию выполненной. Искать волоки, новые реки для сплавов и тому подобные премудрости он попросту не умел. Как сообщал плененный тунгусский шаман, китайцев на Амуре нет, шаман их не знает. Зато знает он, что живут там дауры, которые землю пашут, хлеб собирают. Есть у них и пушнина, и железо, и серебро. Живут те дауры в городах. А боя огненного не знают. Узнал это письменный голова и повернул обратно, в Якутск. Только воевода от него, видимо, больше ожидал. Вместо лавров и наград получил Еналей Бехтияров тюремное заключение.
  Как писал Головин: "Да в нынешнем же во 151 году привез из Витима письменной голова, Еналей Бахтеяров тунгуса, дакорайсково роду шамана Лавагу. И тот Лавага в роспросе сказывал, что на Шилке реке Князец Ловкай есть и Ура река есть же. А хлеба на Шилке реке всяково много и серебреные руды у Лавкая Князца есть; а дорога по Витиму на Шилку реку по Каранге реке, а с Каранги реки волок на Нырчю реку. А Нырчю рекою плыть три дни на Шилку реку; а волоку с Каранги на Нырчю реку с ношею итить пешему человеку пять ден, а без ноши, де, один. И письменной голова Еналей Бахтеяров воровством своим Государевым делом не радел, на Шилку реку не пошел, а воротился назад в Якутцкой острог".
  Впрочем, это оказалось и началом конца воеводства Головина. Слух о его "бесчинствах" долетел до Енисейска и оттуда понесся в столицу.
  Воевода же тем временем посылает следующую экспедицию со вторым письменным головой Василием Поярковым. С ним пошло полторы сотни служилых людей, вооруженных огненным боем и даже пушкой. Казалось, что поход сулит сплошные удачи. Но экспедиция Пояркова стала едва ли не катастрофой и для него самого, и для будущего освоения русскими Приамурья. Несмотря на то, что, в отличие от предшественника, он обладал гораздо более серьезным боевым и просто жизненным опытом, смог пройти через волоки и пороги сначала на Зею, а затем и на Амур, последствия его действий были самыми негативными.
  Чтобы понять, почему столь неудачным оказался поход Пояркова, стоит вспомнить, что Поярков был тверяком, впервые оказавшимся за Уралом. Люди, укорененные в Сибири, хорошо понимали секрет успеха в освоении новых земель: кроме владения ружьем и топором важно понимать "весь расклад", знать, кто чей враг, а кто друг. Секрет их успеха - это не только воинская сила, но и выстраивание местной "политики", зачастую не менее сложной, чем "высокий европейский политик".
  Если находились народы, враждебные русским, то рядом всегда оказывались те, кто был враждебен им, а значит, к русским дружествен. Далеко не всегда землепроходцы действовали силой. И если мы читаем о десяти русских служилых людях, осевших в том или ином острожке, то стоит понимать, что, скорее всего, в том же острожке с ними сидело и полсотни местных союзников, которые довольно быстро перенимали русскую тактику боя. А сами учили русских воинов местным премудростям.
  
  
  
  Поярков же, вероятно, помня о незавидной судьбе Бехтиярова, решил сразу же показать местным "дикарям", кто в доме хозяин. Впервые столкнувшись с новым народом (даурами), Поярков попросту захватил всех, явившихся к нему, и потребовал уплаты ясака. Здесь его удача и закончилась.
  Дауры были сильным и привыкшим к войне народом. Северные сибирские народы, жили (кочевали) семьями по 10-12 человек, а вместе (родами и племенами) собирались в самых исключительных случаях. Скудная северная природа в ином варианте их бы просто не прокормила. Потому и десять казаков с огненным боем были на Севере изрядной силой. А сотня могла себе позволить почти все.
   Здесь же все было иначе. Дауры были гораздо многочисленнее и сильнее. Воинственность была необходимым для выживания качеством - слишком много враждебных народов было поблизости. Да и сами племена жили не совсем обособленно. Несколько крупных союзов, возглавляемых где-то вождем-князем, где-то племенным советом, вполне могли выставить до четырех-пяти тысяч воинов каждый. Несколько сотен воинов (все взрослые мужчины - воины) могло выставить и отдельное племя. При этом дауры хоть и не использовали огненный бой, но о нем знали. Сакрального страха перед ружьями не испытывали. А даурские луки по дальности, точности и скорострельности вполне могли поспорить с пищалями.
  Столкнувшись с беспричинной агрессией - а как иначе можно было воспринять захват гостей с подарками? - дауры осадили укрепления, наскоро сооруженные отрядом Пояркова. И хотя взять их не смогли, обложили со всех сторон, не упуская возможности уничтожить любого зазевавшегося врага. Достаточно быстро среди людей отряда Пояркова начинается голод. Сначала к муке, взятой с собой, стали подмешивать древесную кору. Но и это спасло ненадолго. Потом... "Те служилые люди, не хотя напрасною смертью помереть, съели многих мёртвых иноземцев и служилых людей".
  Ненависть к агрессору у дауров теперь дополнилась ужасом и брезгливостью по отношению к людоедам. В результате, когда Пояркову удалось вырваться из осады на Амур, его преследовало едва ли не все население Приамурья, не давая пристать к берегу, обрекая на беспрестанное бегство. Даже тогда, когда земли дауров сменились страной дючеров, ситуация не изменилась. Ужас перед людоедами исключал любой контакт. Поярковцев расстреливали из луков, как только обнаруживали. Только на нижнем Амуре, в землях гиляков, отряд смог перевести дух. Гиляки, страдавшие от притеснения со стороны дючеров, охотно приняли их врагов. И даже поднесли им подарки (ясак) в виде двенадцати сороков соболей.
  Но страшный опыт, полученный Поярковым в даурской земле, как оказалось, ничему его не научил. Он захватывает у гиляков заложников, требуя уплатить больший ясак. Гиляки восстают. В результате Амур для него полностью оказался отрезанным. Обратно пришлось добираться по опасному северному морю до реки Мая. В Якутск по разным данным вернулось от 20 до 33 участников похода, чьи страшные рассказы о воинственных племенах мешались с сообщениями о богатстве Даурии. Тем не менее, рассказ участников двух экспедиций, слухи о богатстве новой земли все шире распространялись по Восточной Сибири.
  А что же Хабаров? Хоть промышленный человек Ерофей Павлов сын не участвовал в смуте, но в тюрьме все же оказался. Об этом отдельный рассказ.
  Мы расстались с нашим героем, когда он пушной промысел решил дополнить промыслом земледельческим. И жить бы ему да поживать. Только вот был у новых воевод еще один наказ: "присматривать пашенные и сенокосные места, да соляные промыслы по реке Лене". Приказы нужно исполнять. Только как их исполнить, если один воевода - царедворец, а другой - военный? А просто. Как советовал Салтыков-Щедрин, нужно найти мужика. Что годилось для двух генералов в XIX столетии в Петербурге, вполне сработало и в XVII веке в Якутске.
  По поручению Головина письменный голова Бехтияров еще до амурского похода честно пытается организовать солеварни. Он даже смог найти соль. Только оказалось, что варить ее нужно уметь. А он, письменный голова, увы, не умеет. А зачем уметь, если солеварни - вот они, у Хабарова. Надо просто сделать его зависимым, кабальным. Это дело столичные люди умели делать хорошо. То же и с пашнями и с сенокосами. Первоначально почти дружеское отношение воеводы к головастому и оборотистому мужику, о котором даже в стольном граде наслышаны, начинает портиться. Когда же Хабаров отказывается от благодеяний воеводы, воевода переходит к активным действиям. Отнять, и всех дел! Отняли.
  Не сразу. Поначалу воевода предложил заем под кабальную запись. Потом, когда Хабаров заявил, что привык работать из собственных средств, предложили сельскохозяйственные орудия - на тех же условиях. Вот когда Хабаров отказался, поскольку понимал, что с этим кончится его вольная жизнь, вдруг, неожиданно, "обнаружилась" его меховая торговля в обход таможни. А с ней и претензии на варницы и пашни.
  Хабаров со своими людьми перебирается на реку Киренгу. Здесь он вновь поднимает целину, ставит мельницу. Опять хабаровским хлебушком кормятся и Якутск, и Илимский острог, и ближние и дальние поселения. Да и в воеводскую казну десятина уходит немалая. А на старых хабаровых землях дела без хозяина не идут. Опять обманул власти хитрый промышленник. Воевода "занимает" в счет десятины у Хабарова три тысячи пудов хлеба, но "забыв об этом", вновь требует десятину. Когда же строптивый посадский начинает бучу, вступает в драку со служилыми людьми, то просто сажает того в темницу. Ибо нечего. Кто силен, тот и прав.
  Но уж слишком много оказалось обиженных на воеводу Петра Головина. А Сибирь хоть земля и просторная, только народу-то совсем немного. Все всех знают, за своих горой стоят. А может быть сыграли роль и давние связи Хабарова в столице. Вот и вызвали воеводу в Москву ответ держать. А его дела ведать поставили Енисейского воеводу Василия Пушкина - человека хоть и сурового, но с пониманием. Он выпускает из узилища всех, кого держал там Головин. Бунтовщикам делает суровый выговор, жертвам воеводской ярости говорит милостивое слово. Младшего воеводу Матвея Глебова отправляет в Москву - против своего бывшего начальника "правду" говорить.
  Выходит на свободу и Хабаров. Ему даже возвращают отнятую мельницу и порушенное хозяйство. За напрасное преследование Хабарову обещано возмещение в 500 рублей. Но не выдано. В казне тоже денег не хватает. А деньги нужны. Не только здесь. Нужны средства на возврат долгов в Сольвычегодске и Устюге. Ведь воевода не одного Хабарова наказал, а всю торговую цепочку, что на нем держалась, порушил. Не смог младший брат Никифор все вытянуть. Стянулся, как шагреневая кожа, "пушной бизнес" семейного предприятия Хабаровых вместе с хлебным промыслом. Во всяком случае, именно так описывает свои жизненные обстоятельства сам Хабаров в челобитных. Хоть надо понимать, что это предполагал сам жанр челобитных (раб твой, наг и бос, женишка с малыми детьми скитается меж домами и т.д.), но времена для главного промышленного человека на Лене были трудные.
  Рецепт нахождения средств известен: поход на новые, необжитые земли, где еще не укоренилась власть. Хабаров обращается с предложением к воеводе Василию Пушкину. Но тому не до Хабарова. На нем висит расследование по делам Головина, объясачивание якутов и эвенков. Да и страшные рассказы о судьбе отряда Пояркова отнюдь не способствуют популярности идеи нового похода. Пушкин отмахивается от Хабарова. Правда, дает разрешение на приезд в Сибирь семьи Хабарова (жены, дочери с внуком, племянника). Впрочем, добрались они только к 1650-му году.
  Но Хабаров не сдается, не отказывается от идеи похода. Причина не только в описаниях тех, кто официально ходил в Приамурье. Были у него и свои сведения о даурских землях, не от Пояркова, не от Бехтиярова. Получить их он мог и от старых друзей, возможно, что еще с мангазейских времен и первых походов на Лену, Максима Перфильева и Ивана Галкина - самых успешных из первопроходцев того времени, незаслуженно забытых потомками.
  Перфильев - личность для начального времени освоения Сибири уникальная и в то же время очень типичная. Он был одним из участников первого похода государевых служилых людей в Мангазею, отбивался от немирных инородцев, строил мангазейскую крепость. Там, видимо, могли пересечься его пути с братьями Хабаровыми. А может быть и позже, когда почти одновременно на Лену через Илим шли Ерофей Хабаров со своими людьми и отряд атамана Перфильева из Енисейского острога. Ходил Перфильев и к бурятам (братам), приводя их под государеву руку, ходил и к даурам. Поскольку, в отличие от Пояркова, был он хорошим дипломатом и психологом, то и вернулся почти без потерь и с прибытком. Получив за свои дела звание сына боярского (первое, низшее дворянское звание) и стрелецкого сотника (капитана), доживал Перфильев свои дни в Братском остроге. Видимо, от него получил Хабаров гораздо более оптимистические сведения о новых землях, проходах к ним.
  Не менее колоритной была и фигура енисейского атамана Ивана Галкина. Он не только проведал удобный путь на реку Лену, привел вместе с отрядом Хабарова к русскому подданству якутов, перенес якутский острог на более удобное место - его стараниями было освоено побережье реки Кута, где распахал первые пашни Ерофей Павлов сын. Да и путь в Забайкалье и далее до Шилки и Аргуни проведал именно он. Как всякий успешный первопроходец, умел он не только жечь и карать (без того не обходилось), но и дружить и договариваться.
  Много знали знакомцы промышленного человека Хабарова и о местных народах. Только столичным воеводам и их письменным главам эти знания не интересны были. Чего там дикарями интересоваться? А вот Хабаров умел слушать и слышать. Иначе в Сибири не выживали. Образ Хабарова-предпринимателя или Хабарова-воина, как мне кажется, стоит дополнить образом Хабарова-политика - человека, способного выстраивать сложные связи, сети, решать труднейшие задачи. Не случайно дружбу с ним водили и столичные дьяки, и воеводы, и лихие атаманы.
  Да и не только от Перфильева с Галкиным мог получить Хабаров сведения о даурской земле. Пока якутские чины со своими отрядами, пищалями и пушками ходили в походы, охотчие люди спустились через Становой хребет на новые земли. Из Енисейского острога шли отряды служилых людей за Байкал-озеро, а с севера, из Якутска и Илима, пробирались охотчие, вольные люди. Они строили заимки, осваивали охотничьи и земельные угодья, добывали вожделенные меха, заводили дружбу с местными народами. Словом, обживали место.
  Там же узнали русские люди о торговле, которую вели местные народы с не особенно далеким от тех мест Китаем. На меха и некоторые другие продукты хозяйства местных народов выменивались запредельно дорогие на Руси и в Европе ткани и чай, специи и серебро. Знал об этом и Хабаров. Мог и сам пуститься в путь на свой страх и риск. Только вот хотелось ему большего. Чего? С первых путешествий шел Ярко в те земли, где власть была слабее или не была вовсе. Только власть шла за ним следом, догоняла и отнимала то, что наживалось потом и кровью. Так было в Мангазее, так было на Лене, так случилось на Киренге. Может быть, в долгие тюремные дни или после, выбиваясь из сил, чтобы восстановить порушенное воеводами хозяйство, ему и пригрезилась его страна.
  Страна, где можно не опасаться, что нажитое отберут, где силен тот, кто умеет дело делать, промышлять, кого уважают, а не тот, кого назначили быть сильным. Может быть, эту страну он и мечтал если не найти, то создать в Приамурье. Да и возраст для того самый подходящий - за сорок. Не юноша, муж зрелый. И не просто зрелый, а тот, кто уже чует в спину дыхание старости. Тот, кто понимает: или сегодня, или никогда. Так ли это было? Не знаю. Но хочется, чтобы это было так.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4.
  На Амуре
  
   Василий Пушкин воеводствовал недолго. То ли сибирские холода, то ли заботы, но воевода занедужил, а вскоре и преставился. Отбыл в столицу и его соправитель Кирилл Супонев. Им на смену из стольного града едет новый воевода Дмитрий Францбеков.
  Новый владыка Ленского края происходил из семьи прибалтийских рыцарей Фаренсбахов, имеющей "ветви" в Польше и Бранденбурге. Ливонская ветвь богатством не отличалась.
  
  
  Герб Фаренсбахов
  
  И поляки, и шведы приложили руку к тому, чтобы ливонское дворянство быстрее забыло о временах господства крестоносцев. В отличие от Головина и Пушкина, происходивших из древних и почтенных боярских родов, служивших за честь и имя, Дмитрий Андреевич был человек совсем иной закваски: представитель классического типа искателей приключений, коими так богаты были те бурные времена. В 1613 году он, прибалтийский дворянин из рода крестоносцев Ливонского ордена, поступает на русскую службу. Долгое время остается в тени. Но в 1627 году вдруг оказывается под светом рампы. Он принимает русское подданство и православие. Ход был рассчитан точно.
  Фаренсбах, ставший Францбековым, приближен ко двору, жалуется дворянством по московскому списку земельными угодьями. Исправляет должность воеводы в Яранске. В 1633 году в качестве царского агента едет с посольством в Швецию. Ведет там совсем не посольскую жизнь. Убивает на дуэли шведского подданного, за что получает выговор сразу от двух монархов. Однако позже входит в фавор к обоим владыкам. Правда, особых достижений на посольском и шпионском поприще Францбеков не снискал, и в 1636 году вернулся в Москву. Но за верную службу вновь награждается государем. Служил воеводой в Вятке. Потом призывается ко двору в качестве воспитателя наследника. А в 1648 году получает назначение в Якутск. По дороге в Якутский острог останавливается в Илиме. Здесь два искателя приключений нашли друг друга.
   Стоит помнить, что Ерофей Хабаров, несмотря на отсутствие официального статуса, был человеком, известным далеко за пределами Якутского воеводства, да и Сибири. Ездил он с челобитной воеводы Андрея Палицына и планом освоения земель по реке Лене. Вместе с атаманом Иваном Галкиным приводил этот план в исполнение. Возил ясак с берегов Лены в Сибирский приказ, водил знакомство с большими людьми. Не случайно имя Хабарова было выделено особо в распоряжении о расследовании дел Петра Головина. Скорее всего, слышал о нем Дмитрий Францбеков еще в столице. Потому и был особо внимателен. А предложение Хабарова было крайне заманчивым: экспедицию на Амур он предлагает снарядить на свои собственные средства, привести земли по богатой реке под государеву руку.
   Если поход закончится удачей, то в выигрыше и Хабаров, и воевода. И государева милость, и прибыток обоим гарантированы. Если же, как и с предшественниками, с Хабаровым случится неудача, в убытке оказывается частный промышленник, на свой страх и риск полезший к тигру в пасть. На таких условиях грех было не согласиться человеку, который привык ставить на кон не только деньги, но и жизнь.
  Воевода дает согласие. И не просто согласие, но благословение наниматься к Хабарову служилым и охочим людям. Он позволяет промышленнику, не будучи поверстанным на государеву службу, приобрести - частью за деньги, частью в долг - вооружение на семь десятков человек, суда для плавания по рекам, запасы продовольствия. Да и сам Хабаров получает небывалый для частного лица статус "приказного человека Даурския землицы", то есть, практически, младшего воеводы.
  Отряд, с которым Хабаров вышел в первый поход, состоял в основном из его покрученников и друзей. Численность этого "войска" определить трудно. Францбеков дал разрешение набрать 150 человек. По тому, что оружия Хабарову было отпущено на семь десятков, делался вывод, что собрать необходимое число людей ленскому промышленнику не удалось. Думаю, что и первая, и вторая цифра имеют косвенное отношение к реальности. Истина, как всегда, где-то посередине. Ни сколько человек вышло из Илима, ни точной численности отряда, вышедшего из Якутска, мы не знаем. Знаем только, что по пути к отряду постоянно присоединялись охотники и промысловики. Достоверно известно лишь то, что осенью 1649 года отряд Хабарова двинулся в поход вверх по реке Олёкме, одному из притоков Лены. На нартах "войско" перевалило Становой хребет и спустилось к Амуру.
  Здесь стоит немного притормозить ход нашего повествования, чтобы отметить одно странное обстоятельство. Как правило, основным документом, по которому мы судим о делах первопроходцев, являются их рассказы о своих путешествиях, боях и победах (скаски и отписки). Но, по не вполне понятным причинам, главным источником наших знаний о событиях на Амуре оказались, не скаски и отписки самого Хабарова, а ... доносы на него и его покровителя Дмитрия Францбекова, написанные якутским дьяком Петром Стеншиным и обиженными на Хабарова бунтовщиками во главе со Степаном Поляковым. В доносах же (и в то время, и сегодня) всегда все просто: тати они - Францбеков и Хабаров. Государево добро присваивали. И чтобы темное дело свое прикрыть, народ мучили. При этом и первый, и второй авторы доносов сами обвиняются: один - в татьбе (казнокрадстве), а другой - в воровстве (бунте).
  Но, в самом деле, понять многие действия Хабарова во время его похода на Амур сегодня непросто. Вместо того, чтобы идти коротким путем на Зею, как шел Василий Поярков, он идет более длинной дорогой через Олёкму и Становой хребет в верховья Амура. Вместо "милостивого государевого слова" местным людям, он после кратких переговоров вступает в битву. Да и потом, едва начав заводить пашню на новых, хлебородных землях, бросается вниз по Амуру. Зачем это? Может и правда, все дело в корысти и поиске прибыли? Думаю, что все не так просто.
  
  
  Поход Хабарова
  
  Чтобы понять логику действий Хабарова на Амуре, стоит на минутку забыть о многочисленных жалобах на самоуправство Хабарова, а вспомнить, что именно знал и не знал Хабаров о даурской землице, в каких условиях действовал, попробовать понять его намерения.
  Еще перед началом похода Хабаров знал, что богатый "князец Боробой" или "Богдой", чьи владения, по сообщениям Пояркова, находятся за владениями даурского князца Лавкая, это могущественное государство "Богдойское царство" (маньчжуры). Правда, Хабаров считал, что Богдойское царство даурской землицей не владеет, а значит, ее захват не должен привести к конфликту с "богдойцами". Знал Хабаров, что князец Лавкай - это правитель одного из союзов могущественного народа даур, монгольского корня.
  По легенде, некогда дауры (как и большая часть монгольских племен) были кочевниками-скотоводами. Но пока они вместе с другими монголами шли к Последнему морю под знаменем Чингиз-хана и его сыновей, их земли заняли тунгусы, овладевшие искусством конного боя ("конные тунгусы"). Отвоевать все земли не вышло. "Конные тунгусы" были многочисленны и воинственны. В результате большая часть народа переселилась к берегам Амура от истока до Зеи.
  Знал Хабаров, что дауры - народ многочисленный, сильный. Более того, к русским они настроены отнюдь не дружелюбно. Традиционное предписание о том, чтобы приводить местные народы к покорности "ласковым словом" здесь просто не могло быть исполнено. Во-первых, маловероятна на Амуре была неэквивалентная торговля: с украшениями у дауров было все в порядке, ткани изготавливали сами, да в дополнение к ним имели и китайский шелк, баснословно дорогой на Руси. Потому традиционный перечень товаров для обмена на меха в даурской землице попросту не подходил. Во-вторых, русские уже имели на Амуре не самую добрую славу. Поскольку поход Пояркова был откровенно враждебным, волок на Зею даурами охранялся. Ждали оттуда новых не особенно желанных гостей. Потому Хабаров и выбирает иной путь.
  Не знал Хабаров того, что за "Богдойской землей" уже пять лет нет враждующего с ним "Нинканского (китайского) царства", а есть постоянно сокращающаяся зона контроля остатков минских армий, отступающих от маньчжуров к морю. Не знал он и о том, что незадолго до его похода дауры после нескольких лет войны и трех карательных походов маньчжуров, последний из которых заканчивается страшным разгромом, признали власть империи Цин. Маньчжуры, уничтожив старых глав восставших племен (княжеств), сажают на их место своих сторонников. В том числе того же Лавкая. Могущественный народ, господствующий в Приамурье, оказывается зависимым от южного соседа.
  Не последнюю роль в поражении дауров сыграли их соседи, дючеры, ближайшие родичи маньчжуров, жившие к востоку от реки Зея. Они всегда выступали на стороне "старших родственников". Благодаря родству с маньчжурами, они и в предшествующий период сохраняли автономию от дауров, хотя некоторые зейские поселения дючеров и платили дань даурским властителям. Теперь дючеры становятся почти вровень с даурами. Их воины тоже предпочитали конный бой, хотя имели и пехоту. Многие из дючерских родов, особенно те, что проживали на южной стороне от Амура, входили в состав "восьмизнаменной армии" маньчжуров. Просто численность даурского племени была намного больше, а значит, они могли выставить большее войско.
  Дауры и дючеры были главной силой в Приамурье. Родственные дючерам племена гольдов и гиляков, предков современных коренных народов Приамурья, жившие на Нижнем Амуре, были намного менее многочисленны и воинственны.
  Поход на Амур оказывался не освоением ничьих земель, а вторжением. Этого Хабаров не знал, потому столкновения с маньчжурами-богдойцами рассчитывал избежать. Зато надеялся Хабаров на то, что там, где есть сильное княжество Лавкая, должны быть те, кого этот Лавкай обидел. Должны быть союзники там, где есть враги. То, что два самых сильных народа Приамурья - враги, после похода Пояркова сомневаться не приходилось, даже не зная об их даннических отношениях с маньчжурами. Правда, поскольку в позднейших описаниях Поярков оказывается не грабителем-людоедом, а гордым и сильным первопроходцем, то сомнительная "честь" сделать дауров и дючеров врагами отводится Хабарову.
  От своего друга и соратника Ивана Галкина Хабаров вполне мог знать о "конных тунгусах", эвенкийском племени хамниганов и ряде родственных им племен, на сегодня частично ассимилированных бурятами, а в тот период частью входивших в даурское племенное объединение (подданные князя Гантимура), частью враждовавших с даурами. В тот период они кочевали на гигантском пространстве от Байкала до верховьев Амура, временами вторгаясь во владения дауров. В отличие от дауров, они не были в зависимости от империи Цин. Зато некоторые роды уже дали шерть (принесли присягу) русскому царю. Сделать их союзниками было важно и реально. Возможно, что с этим также связан путь в верхнюю часть Амура, где располагались кочевья "конных тунгусов". Есть и тактическая причина выбора пути по Олёкме. Хабаров шел так, чтобы в тылу у него был основанный Иваном Галкиным острог на Аргуни, где можно укрыться на случай неприятностей.
  Несмотря на то, что на первых порах крупные силы дауров не показываются (врага ждали по другому направлению), русские воины встречают покинутые в спешке городки. Дауры не вступают в схватку, но и на контакт не идут. Не обрадовала и встреча с самим князем Лавкаем и его родственником князем Албазы, владевшим "столичным" городищем Якса, состоявшаяся спустя не одну неделю пребывания русского войска на Амуре. Правители дауров и не стали скрывать, что считают русских врагами, а дань платят и будут дальше платить "Богдойскому царству".
  Штурмовать большой и укрепленный город, где по воле маньчжуров правил князь Албазы, куда стянулись силы дауров, проживающих в этой части Амура, Хабаров не решился. Русский отряд укрепился в оставленном даурами Лавкаевом городище. Здесь Ерофей Хабаров занялся тем главным, что должно было позже обеспечить успех похода - поиском союзников. И если сбор ясака шел не особенно удачно (хотя выручала охота), поиски союзников были успешными. Он находит вождей "конных тунгусов", вступает с ними в переговоры, убеждая перейти под "милостивую руку русского государя".
  Конные тунгусы, хамниганы, враждовавшие с даурами, подвластными Лавкаю и Албазы, охотно пошли на союз с русскими. Столь же открытыми для контакта оказались и солоны - некогда самое сильное племя на Амуре, вступившее в схватку с маньчжурами, но потерпевшее от них поражение. И для первых, и для вторых добыча и возможность отомстить своим врагам была достаточно веским аргументом для того, чтобы стать верными союзниками русским.
  Однако даже с союзниками сил воевать с племенами, способными выставить войско в несколько тысяч человек, не хватало. Кроме того, от взятых в плен аманатов были получены достоверные сведения об империи Цин, об армии с огнестрельным оружием и многом другом, не радующем. Но отступать было поздно. Ставки Хабарова в Приамурье были слишком велики. Назад пути уже просто не было. Оставив сотню воинов в Лавкаевом городище, Хабаров отправляется в Якутск с докладом и за подмогой.
  Францбеков результатами был доволен. Привезенные меха, украшения из серебра, образцы ткани, а главное - карты и рассказы о хлебородной земле давали надежду на будущие барыши, да и на отличия перед высокой властью. Воевода дает добро на набор войска, ссужает Хабарова деньгами, даже разрешает взять с собой три пушки. Правда, сведения о "Богдойской стране" Францбеков не воспринял или не захотел воспринять всерьез. Он и теперь считал, что речь идет о некой незначительной силе, хоть и более сильной, чем Лавкай. Ведь на европейских картах того времени в этом районе значились дикие племена "Татарии". А раз в просвещенной Европе об этом не знают, то этого и не существует.
  В предписании, выданном им Хабарову, говорится: "Ко князю Богдаю посылать посланников. А велеть им говорить, чтобы князь Богдай ... был под Государевою нашего царя и великого князя Алексея Михайловича всея Руси высокою рукою ... А буде ты, Богдай, не будешь под его Государевой высокою рукою, ... всех вас и жён и детей побьём без остатка".
  Слава о новых богатых землях, вид серебряных украшений и "камчатых" (узорных, шелковых) тканей, привезенных Хабаровым, привлекли к походу множество охотников и даже государевых служилых людей. Прекрасно вооруженный отряд из нескольких сотен человек шел на Амур. В числе других охочих людей, в отряд входит давний Илимский знакомец Хабарова, Онуфрий Степанов Кузнец. В большей части текстов, посвященных этому человеку, слово "кузнец" осмысляется, как прозвище, вторая фамилия. Но, скорее, это было указание на статус. Кузнецы входили в одну из категорий служилых людей.
  Выше я уже упоминал, что кузнец в Сибири того времени - фигура сверхважная, почти мистическая. Это человек, который мог починить доспех, заставить сломанную пищаль или пушку снова стрелять. Для того, кто шел на войну (а Хабаров знал, что идет на войну), такой человек был поистине золотым. Не случайно Хабаров приближает Степанова к себе, отдает ему в подчинение пушки и пушкарей. Шел с отрядом и племянник Хабарова Артемий Петриловский.
  Но здесь опять возникла проблема. Если первое - малочисленное - "войско" полностью или в подавляющем большинстве было его, Хабарова, армией, то новый отряд был его едва ли наполовину. В новое "войско" вошли четыре десятка служилых людей, подчинявшихся своим десятникам. Примкнули к Хабарову и промышленные люди со своими покрученниками, вообще никому не подчинявшиеся. В результате войско превращалось в ватагу людей, идущих в одном направлении, но со своими, разными целями.
  
  
  Сибирские служилые люди в походе
  
  В принципе, для Сибири отряд в несколько сотен ратных людей был явлением нечастым. Такой отряд, состоящий из служилых людей, мог вести воевода. Тогда вопрос подчинения решался просто: субординация. Или к авторитетному атаману примыкали какие-то люди. Тогда вопрос решался силой. У Хабарова же выходило "войско", состоящее из примерно равных по численности и очень слабо связанных друг с другом частей. В условиях вольного промысла такое положение было нормальным. Приказной человек был только старшим на совете, где все решалось сообща "лутшими людьми". Но в стране, где половина - если не большая часть - населения готова разорвать тебе глотку при первом же удобном случае, а любой поворот реки может скрывать засаду, такая разноголосица была смерти подобна. Нужно было что-то делать. Хабаров решает проблему так, как умеет.
  В Лавкаевом городище, покинутом явно впопыхах, оказались огромные запасы зерна. Свою часть этой добычи Хабаров перегоняет на "хлебное вино". И щедро его... продает той части войска, которая не связана с ним. Понятно, что через какое-то время денег на хмельное не оказывается. И независимое воинство оказывается в кабальниках у приказного человека. Не мытьем, так катанием удается добиться подчинения, хотя и не признания. Но, вполне возможно, что другого варианта и не было, или Хабаров в спешке его не увидел. Ведь от покинутого им отряда уже прибыли гонцы с просьбой о помощи.
  Добившись подчинения, Хабаров начинает боевые действия. За время его отсутствия оставшиеся на Амуре казаки воевали не особенно успешно. Они попытались осадить даурскую крепость, но были отброшены и в результате сами оказались осаждены в Лавкаевом городище. Хабаров заставляет противника снять осаду и отступить к городу Якса, который хабаровский отряд берет штурмом "с ходу". Город Якса, переименованный в Албазин по имени даурского князя, и становится на какое-то время резиденцией русских.
  Место было удобным. Оно позволяло контролировать всю плодородную Амурско-Зейскую равнину, одновременно сохраняя возможность отступления на Шилку или Олёкму. Город окружали достаточно высокие деревянные стены с деревянными же пристройками для воинов, земляной вал и частокол. Из новой резиденции Хабаров пытается не только внушить страх, но и наладить контакт с даурами. Известие, что на сторону русских стали "конные" тунгусы, а также освобождение Хабаровым пленных дауров, которым он разъясняет "милостивое государево слово", приводит в замешательство многие даурские родовые объединения, не столь тесно связанные с маньчжурами. Часть из них принимает русское подданство. Но не случайно после поражения Бомбогора маньчжуры сменили часть даурской элиты на более лояльную: эти люди твердо стояли за союз с маньчжурами, тем более, что последний был для них не особенно тягостным, а, скорее, выгодным. Они готовились к генеральному сражению, сосредоточив основные силы в крепости князя Гуйгудара.
  Крепость была по местным понятиям достаточно сильная - обнесена валом с тройным частоколом, окружена рвом. Все близлежащие городища и селения были брошены и сожжены. В самой крепости (городище) сосредоточилось несколько тысяч "немирных" дауров. Здесь собрались основные силы тех, кто стоял за союз с маньчжурами, готов был сражаться. В июне 1651 года к крепости подошел отряд Хабарова и отряды союзных племен. Началась битва. Как писал сам Хабаров: "И настреляли дауры из городка к нам на поле стрел, как нива стоит посеяна". Но пушками и "ручными бомбами" стены крепости были разрушены. Дауры, надеясь, вероятно, на сохраняющееся численное превосходство, приняли бой за стенами. Однако пеший бой, который завязался при этом, был им незнаком - дауры привыкли биться конными. Да и система залпового огня сыграла свою роль. В сражении на открытой местности они были рассеяны. По отчету Хабарова погибло и попало в плен более тысячи дауров.
  После победы у Гуйгударовой крепости большая часть дауров принимает русское подданство. Тогда же Хабаров впервые решает завести на Амуре свою пашню, не даурскую. Он "сажает на землю" четырех пашенных крестьян и пишет в Якутск послание с просьбой отпустить к нему желающих. Францбеков дает добро. Пока не быстро, но землепашцы и те, кто хотел бы стать ими начинают переселяться на Амур. Отметим, что пашенные крестьяне совсем не обязательно сами обрабатывали пашню. Говоря современным языком, это, скорее, организаторы производства. Иными словами, Хабаров создает структуру, которая позже заполняется людьми.
  Но приняв в подданство дауров, Хабаров вновь оказывается в непростой ситуации. В отличие, скажем, от Енисейских киргизов, которые вели дела не только с Томским воеводой, но посылали посольства в Москву, дауры присягу на верность давали конкретно Хабарову - он и олицетворял власть русского царя для местных народов. Присяга порождала обязательства "в две стороны". Данники поставляли ясак, оговоренное количество драгоценных шкурок, тканей, чая и прочего. Однако и у принявшего присягу были обязательства.
  Приняв шерть, он тем самым гарантировал своим новым подданным безопасность. Но вблизи уже "замиренной" (покоренной) территории находилась страна дючеров, враждебных новым подданным и их покровителям. Войско Хабарова, оставив гарнизон в замиренной местности, начинает движение по Амуру в земли дючеров (восточная часть современной Амурской области и ЕАО). Дючеры, не вступая в сражение, отходят от берега, сжигая городища и посевы. Хабаров же высадиться на берег не решается. Попытка вызвать дючеров на переговоры тоже успехом не увенчалась. Казаки Хабарова смогли лишь захватить в плен нескольких воинов и женщин в брошенных в спешке городищах. В те годы захват пленных воинов и женщин был вещью обычной и понятной. Вспомним, что союзники никак не могли понять желание Чингиз-хана (еще Тимучина) идти в поход, чтобы отбить у меркитов свою жену. Воровство жены - не предлог для войны. В лучшем случае - для требования платы. Право воина-победителя в степях не оспаривалось. По тому же принципу жили и русские люди, ставшие сибиряками. Нежелание дючеров идти на переговоры тоже вполне понятно.
  Во-первых, из народов, населяющих Амур, дючеры были ближе всего к маньчжурам, принадлежа к тому же чжурчжэньскому корню. Это делало их верность союзу с маньчжурами более крепкой, как и надежду на их помощь. Во-вторых, существовала "внутренняя причина". Как отмечалось выше, до прихода русских самым многочисленным и, следовательно, самым сильным народом в Приамурье были дауры. Но после войны с маньчжурами и боев с отрядами Хабарова число воинов у дауров (как и их желание воевать) резко уменьшилось. Видимо, дючеры надеялись, что после вытеснения русских место главного народа Приамурья займут они. Нежелание же вступать в схватку тоже объяснимо: дючеры слабее дауров, значит, их шансы на победу над Хабаровым очень невысоки.
  Отряд проходит вдоль всего среднего Амура до земель народа ачан, самого сильного племени гольдов, (близ современного Амурска). Там Хабаров решает остановиться на зимовку, заодно собрав ясак с местных поселений. Возводится острог. Позже в жалобах будут писать, что острог был построен неправильно. Не были выстроены раскаты для пушек, не было дозорных башен. Большая часть казаков построили дома за стенами крепости, в непосредственной близости, что затрудняло оборону стен. Имелось и значительное "мертвое пространство", не просматриваемое из крепости, позволяющее врагам скрытно приблизиться к укреплению. Возможно, что все это так. Но стоит помнить, что речь шла не о битве, а только о зимовке на земле, уже, как казалось, приведенной к покорности.
  Однако ощущение безопасности было ложным. Первое нападение было совершено на еще недостроенный острог. Следующие за войском Хабарова дючеры решили воспользоваться тем, что часть отряда отправилась в земли гиляков за ясаком. 8 октября они напали на Ачанский острог. Хоть нападение и было неожиданным, казаки смогли не только выстоять, но и рассеять дючеров. Казалось, что после этого боя на Амуре воцарился мир и покой.
  Но дючеры направили гонцов к маньчжурам в крепость Нингута. Если дауры "прислали" своего покровителя (а Хабаров воспринимался, скорее всего, так), то дючерам, потерпевшим от него поражения, вполне логично было обратиться к собственным родичам и покровителям. Известие о людях с огненным боем, появившихся на Амуре, было воспринято в Нингуте без особого доверия. Такие люди по представлениям маньчжуров могли прийти только с моря (европейцы). Тем не менее, комендант крепости (чжангинь) Хайсе высылает экспедиционный отряд из ста конных воинов-маньчжуров с союзными дючерскими и частично ачанскими отрядами (всего до шести сотен воинов). Ранней весной маньчжурский отряд достиг земли ачан.
  
  
  Маньчжурская легкая конница
  
  Неожиданно утром казаки обнаружили всадников в броне, бросившихся на них в атаку. Тем не менее, большая часть защитников острога успели укрыться за стенами. Наступающие ряды маньчжурского войска встретил плотный залп. Однако теперь недостатки крепости начинают мстить за себя. Противник, укрываясь за стенами домов, смог подобраться к самому частоколу и даже разобрать часть стены. Правда, кавалеристам при этом пришлось спешиться.
  Позже жалобщики на Хабарова будут говорить, что того спас случай. Думаю, что у случая в этот раз было имя. Его звали Онуфрий Степанов. Пушкари успели подкатить пушки к пролому. По наступающим маньчжурам был дан залп картечью в упор. Большая часть передового отряда погибла. Оставшиеся бежали, бросив оружие и обоз. Ведь передовые группы составляли дючеры, не умеющие сражаться пешими, незнакомые с артиллерией. Маньчжурская рота (ниру) не смогла организовать сопротивление, поскольку была просто сметена потоком бегущих союзников. Русским достались две легкие пушки, семнадцать пищалей, обоз с продовольствием, множество лошадей. Первое столкновение с войсками империи Цин окончилось победой русских. Маньчжуры восприняли ситуацию крайне болезненно, что видно по последствиям для командования крепости. Комендант крепости был казнен, а командир маньчжурской ниру (сотни) разжалован в рядовые воины.
   Но несмотря на победу, Хабаров понимал, что случилось то, чего он опасался - война с дючерами привела к конфликту с могучим "Богдойским царством". Знал он о маньчжурах не особенно много, но уже того, что было ему известно, хватало, чтобы понять сложность его положения. Между обжитой территорией и его войском находились земли воинственных дючеров, колеблющихся гольдов и гиляков. А впереди маячили новые схватки с грозным противником - маньчжурами.
   Правда, Хабаров не знал того, что основные силы маньчжуров, как и внимание их правителя, направлены сейчас в другую сторону. Легкость завоевания Северного Китая маньчжурами объяснялась тем, что в этих провинциях уже не одно десятилетие шло мощное крестьянское восстание, создавшее собственную армию, способную противостоять правительственным войскам. В этих условиях сами полководцы северных армий империи Мин в массовом порядке переходили на сторону маньчжуров. Лишь на самом юге власть прежней династии сохранялась. Однако в 1647 году часть китайских полководцев вместе со своими войсками восстали против очередных северных варваров, стремившихся стать спасителями Китая. Власть последних за пределами собственно Маньчжурии оказалась под вопросом. Именно на борьбу с восставшими правитель Доргонь бросает основные силы восьмизнаменной армии. До 1656 года ситуацию не удавалось переломить. Маньчжурам было не до Севера. Впрочем, только к началу 60-х годов маньчжурам удалось полностью ликвидировать очаги сопротивления в южной части Китая. Вероятно, этим и объясняется достаточно слабая реакция коменданта Нингуты на вести о положении дел на Амуре. Для организации полноценного карательного похода просто не было сил. В случайно возникшем раскладе сил отряд Хабарова оказался совершенно никем не ожидаемым джокером, чем, отчасти, и объясняется его успешность.
   Но всего этого Хабаров и его "языки" просто не знали. Он понимал лишь, что волею случая вторгся во владения сильного царства, знающего огненный бой. В этих условиях Хабаров решает идти к назад, к Албазину с его укрепленным стенами, гарнизоном, запасом пороха и продовольствия. Идти в места, где живут союзники и покоренные племена. В письме к воеводе в Якутск он пишет: "А в Даурской земли на усть Шингалу теми людьми сесть не смеем. Потому что тут Богдоева земля близко, и войско приходит на нас большое с огненным оружьем и с пушками и с мелким оружьем огненным, чтоб государеве казны порухи не учинить и голов казачьих напрасно не потерять".
   Однако стоит отметить, что отплытие состоялось только через два месяца после победы. Чем же был занят Хабаров в этот период? Собирал ясак с окружающих народов? Возможно. Даже скорее всего собирал, ведь именно за этим он официально и шел на Амур. Но есть основания (о них мы скажем в своем месте), что было у него и другое занятие. То же, что и во время первого похода на Амур - он искал союзников.
  В междуречье Биры и Биджана и далее до реки Буреи (по существу, другое произношение слова "бира", то есть "река") некогда жили эвенкийские (тунгусские) племена бираров, речных людей. Амурские чжурчжэни и наследующие им дючеры вытеснили их к северу, в таежный мелкосопочник, предгорья Хингана и Станового хребта. Бирары смогли приспособиться к жизни в новых условиях. Основным их занятием стала охота, в том числе, охота на дючеров, оказавшихся в их землях. Враждебность к дючерам у этих племен сохранялась, а значит, была надежда на союз с ними у русских первопроходцев. Вполне вероятно, что за время своего сидения в земле ачан Хабаров встречался с "князцами" бираров. Точных сведений об этом нет. Но есть основания предполагать, что встреча была, как и замысел нового похода в земли дючеров. На этот раз планировалась не разведка, а полное покорение.
   На исходе весны русские корабли отправляются вверх по Амуру. Скорее всего, последним толчком стало полученное от пленных дючеров известие о том, что в стане маньчжуров новым комендантом Нингуты готовится к походу на Амур войско до шести тысяч бойцов. Из письменных источников мы знаем, что Хабаров ждал, и не без основания, подкрепления, присылки пороха, известий из более обжитых якутских земель. Возможно, что он рассчитывал дать бой маньчжурскому корпусу с большим войском у своих стен и на уже захваченной земле. Однако прибытие подкрепления, заставшее его на Среднем Амуре, повернуло ход событий в совершенно неожиданную сторону.
   Прежде, чем продолжить наше повествование о событиях на Амуре, вновь перенесемся в Якутск, Москву и большую политику Российского царства. Одним из главных недоброжелателей Францбекова и Хабарова в Якутске был дьяк Петр Стешин. Дьяк - фигура немалая. Наверное, что-то вроде современного вице-губернатора, а в столице - и вовсе замминистра. Стешин получил свою должность в результате долгой службы с низших чинов. Служил в Тобольске, потом в Енисейске. Служил и в Якутске еще при Василии Пушкине. Но новый воевода Дмитрий Францбеков обнаружил в его действиях "крамолу" - обычное мздоимство и казнокрадство. В результате дьяк остался в Якутске с обязательством покрыть недостачу.
  Понятно, что смириться с этим Петр Стешин не мог. Он пишет донос за доносом на губернатора, на его любимца Хабарова, на погоду в Якутске и воровские происки инородцев. Но до поры до времени его писания благополучно исчезали в недрах Сибирского приказа. До поры. И вот пора пришла. Появление в столице и, главное, в государевом окружении большого числа иноземцев вызывало непонимание и негодование боярства, духовенства, да и простого московского люда. Начинаются шум, гонения на иноземцев, рушащих православную веру. И вот теперь доносы Стешина на воеводу из бывших ливонских рыцарей оказывается "ко двору".
   На Лену прибывает проверка из Москвы. Францбеков обвиняется во всех мыслимых грехах, вплоть до того, что все, направленные им экспедиции, осуществлялись исключительно в воровских целях и с крамольными мыслями. Из-за этого пошатнулся и статус Хабарова, который именно властью воеводы стал начальным человеком, приказчиком даурской землицы. Об этом не мог не думать Ерофей Хабаров, выслушивая якутского гонца Третьяка Чечигина, прибывшего во главе подкрепления. Но понимали сложность положения Хабарова и те люди из его войска, которые стали "хабаровскими" совсем не по доброй воле, но по хитрости покорителя Амура и жесткости кабальной записи. Вот он, шанс вырваться из жестких рук приказчика!
  Воспользовавшись предлогом (поиск пропавших товарищей), часть войска (более ста бойцов) откалывается от отряда и поворачивает назад. Но поиск товарищей прекращается почти мгновенно, как только исчезают корабли отряда Хабарова. Отколовшиеся казаки во главе со Степаном Поляковым строят острог, обкладывают местных людей ясаком и начинают жить в свое удовольствие.
  Правда, жить они начинают, грабя там, где Хабаров надеялся найти союзников. Не случайно тот совсем не сразу бросается в погоню за бунтовщиками. Вполне вероятно, что поначалу он собирался просто подставить их под удар маньчжуров, получив при этом время и возможность организовать собственные силы. Но увидев, что отколовшиеся казаки, не сильно переживая, рушат всю с таким трудом выстроенную сеть поддержки русских на Амуре, а может быть, и получив прямой призыв от данников с просьбой о защите, Хабаров бросается в погоню.
  По всей видимости, к тому времени он располагал уже значительными силами, если сотня бунтовщиков согласилась сдаться уже после угрозы применения силы. Хабаров бросает зачинщиков "в железы" и продолжает путь вверх по Амуру. Возможно, что жестокость наказания бунтовщиков, на которую те жалуются в челобитных, имела, так сказать, политический смысл. Хабаров показывал местным союзникам, что он готов защитить их от любого врага, включая и этого. Но беды на том не кончились. До Амура добирается московский дворянин Дмитрий Зиновьев с большим отрядом стрельцов и служилых людей (более 350 человек). Его цель "всю даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать". С этим визитом тоже много неясностей.
  Официальных документов о том, что прибыл Зиновьев с целью инспектировать Хабарова, найти не удалось. Про то, что он должен наградить покорителя Амура и его отряд - да, а про инспекцию - нет. Вполне вероятно, что Дмитрий Зиновьев прибыл отнюдь не для инспекции действий Хабарова. Его официальная задача, скорее всего, была совсем иной.
  После докладов Хабарова и Францбекова о богатствах Приамурья, а главное - присылки ясака, состоящего не только из мехов, но и сверхценных китайских товаров и даже серебра, а также угрозах со стороны "богдойцев", было решено формировать войско в из пяти стрелецких полков во главе с князем Лобановым-Ростовским.
  Ситуация в столице в тот момент была достаточно непростая. С одной стороны, некоторое ослабление Речи Посполитой, восстание казаков под предводительством Богдана Хмельницкого давало надежды на возвращения ряда территорий, утраченных в годы смуты. С другой стороны, далеко не все столичные силы желали войны на Западе. Многим казалось более перспективным поддержать начавшийся хозяйственный подъем через получение дополнительных благ от торговли китайскими товарами. Но для этого было необходимо отстоять Приамурье. Скорее всего, отряд Зиновьева, по сути, должен был, наградив (!) Хабарова и его ближних людей, организовать размещение ожидавшейся армии.
  Но, как и сегодня, в те годы в Кремле было много башен. И если Сибирский приказ и его глава князь Трубецкой были заинтересованы в идее восточного похода и новых земель на Амуре, продвигали эту идею перед государем, то была и альтернатива. Значительная и наиболее активная часть высшей знати строила планы на войну с более привычным противником - Речью Посполитой. Тем более, что, по их мнению, в этот раз были все шансы добиться успеха.
  Скажем, могущественный тесть государя Илья Милославский идею восточного похода и борьбы с "богдойцами" не поддерживал, считая более целесообразным направить все силы на борьбу с Польшей. Возможно, что Зиновьев в придворной борьбе был сторонником "западной политики" и клана Милославских, в который входили и главы Пушкарского, Земского и Иноземного приказов. Тогда его поведение становится объяснимым. Хабаров и его успехи - главный козырь сторонников восточного похода и восточной политики. Задача Зиновьева - сорвать восточный поход, выставить Хабарова лгуном и татем. Рассказы о китайских товарах - ложь, отписки об амурских данниках - ложь. Именно это и нужно было доказать. И с этой задачей он успешно справился.
  Отряд Дмитрия Зиновьева движется в обход Якутска и Илима через Киренгу. О добрых делах Хабарова знать ему просто нет необходимости, как и общаться с местными людьми. Да и на Амуре, встретив Хабарова, он ведет себя довольно странно. На простой вопрос Хабарова о грамоте, где были бы указаны его полномочия, Зиновьев разражается руганью ("лаял как собака"). Возможно, что в грамоте и не было подтверждения полномочий "ведать". Однозначно не доверяя Хабарову и большей части его соратников, Зиновьев почему-то безоговорочно верит челобитным бунтовщиков, обвиняющих Хабарова в жестокости.
  Как правило, те, кто отказывался строить свое представление о Хабарове, выслушав только одну и очень заинтересованную сторону, отмечали материальную заинтересованность Зиновьева. В самом деле, именно Зиновьев присваивает "казну" Хабарова, которую потом по приговору суда ему пришлось вернуть. Правда, вернул он не сразу и не всю. Можно, конечно, предположить, что, просто оказавшись за тридевять земель, московский дворянин (не боярин, не стольник), увидев людей в одежде из ярких и баснословно дорогих тканей с огромными сороками драгоценных соболей, в бронях, какие и в столице были редкостью, потерял голову. Но тогда бы он голову не только потерял, но и сложил... на плахе.
  А так - хоть имущество Хабарова и пришлось вернуть, Зиновьев остался цел и живехонек, да и при службе. Значит, алчность хоть и имела место (кто ж из смертных без греха), но не была основной побудительной причиной. Все же дело тут по всему выходило политическое. Речь шла о выборе между Востоком и Западом. Не случайно, отстранив Хабарова от командования и забирая его "для дознания" в Москву, Зиновьев уводит с собой весь отряд, по существу, бросая оставшихся на произвол судьбы. Они его просто не интересовали. А как же будущий поход Лобанова-Ростовского с его армией? Видимо, московский дворянин способствовать тому походу не собирался.
  Суд, как и завелось в России, принял половинчатое решение, чтобы угодить и тогдашним "западникам", и "восточникам". Полякова, хоть бунт и был признан, от ответа освободили. Позже он сделал успешную карьеру в полках иноземного строя, закончив жизнь сыном боярским и капитаном. Зиновьев был признан виновным в том, что присвоил казну Хабарова, но сама его инспекция признана правомочной. Францбеков и Хабаров признаны хоть и не "ворами" (против государя не злоумышляли), но людьми неумелыми, нанесшими государевой казне ущерб. Так, Хабаров обвинялся в том, что никогда походами не командовав, соблазнил недалекого воеводу. То есть открытие пути на Таймыр и покорение Лены, видимо, походами не считались. И в самом деле, какие же это походы, если государевых людей там не было?
  Все оправдания Хабарова просто не воспринимались. И понятно почему. До самого посольства Николая Спафария в Пекин (вторая половина 70-х годов XVII века) в столице просто не представляли ситуации в регионе, да и не особенно интересовались ею. Одно слово - Сибирь.
  Францбеков был от службы отставлен, до конца жизни занимаясь своими поместьями (умер в 1659 году). Дальнейшая судьба Хабарова предполагалась та же самая. Он был (поклон в сторону Сибирского приказа) поверстан в дети боярские и отправлен в Илим смотрителем пашен. Кабальная запись, хранившаяся в архивах Францбекова, была оформлена как долг казне, без выплаты которого покидать место жительства Хабарову не дозволялось. В Приамурье ему появляться было запрещено (поклон в сторону Милославских). Возможно, что не хотели сторонники западной политики, чтобы активный, победоносный и очень авторитетный лидер, появившись на Амуре, вновь вызвал к жизни идею восточного похода.
  Хабаров пишет множество челобитных с просьбой разрешить организовать новый поход на Амур. Он умудряется, воспользовавшись необходимостью доставлять ясак в столицу, добраться до Тобольска и даже до Москвы. Но ответ был отрицательным. В одном из беллетризованных изложений биографии Хабарова есть очень красивая, хотя и не особенно реалистичная концовка. Перед походом в Тобольск и далее Хабаров завещает монастырю все свое имущество с тем, чтобы поминали его имя в молитвах. Это документально подтверждено. Значит, делает вывод автор, и не собирался Ерофей Павлович возвращаться при любом исходе.
  А может, получив отказ в высоких инстанциях, он попросту сбежал на Амур? Ведь место захоронения Хабарова неизвестно. И дата смерти расходится от 1667 до 1671 годов. Да и записи о его смерти не найдено. Хоть и мало реальна эта картинка, а хочется верить, что свою бурную жизнь Хабаров закончил не на постылой государевой службе, а на вольной земле Приамурья.
   Но с отстранением Хабарова не закончился русский поход на Амур, просто далекая московская власть потеряла к нему интерес. И понятное дело: или тебе целый Смоленск на кону (в 1654 году начался поход на Смоленск), или какое-то непонятное Приамурье. Но на Амуре остается войско из более полутысячи человек, уже почувствовавших вкус этой земли, обзаведшихся здесь друзьями, врагами, а кто-то и родней. Остаются сотни русских крестьян, переселившихся сюда, расчистивших первые пашни, засеявших поля, выстроивших дома. Во главе "хабарова войска" становится Онуфрий Степанов Кузнец. О нем и его отряде, об их войне в Приамурье и пойдет дальнейшее повествование.
  
  
  
  
  Глава 5.
  Кузнец
  
  Об Онуфрии Степанове известно намного меньше, чем о других первопроходцах. Не очень понятно, когда и откуда он появился на Лене, из какого сословия происходил. Достоверно известно только, что был он служилым человеком. В Илимском воеводстве он надзирал за солеварнями и руководил кузницей. Кузнец для Сибири - человек очень значимый. Из его рук выходил сельскохозяйственный инвентарь и металлические детали для речных судов, оси для телег и множество других вещей, без которых обойтись трудно. И конечно, кузнец чинил оружие.
  О прошлом Онуфрия можно только строить предположения. Есть данные, что родился он в Твери. Но на службу был поверстан в Тобольске. Несколько раньше описываемых событий имела место длительная переписка между якутским воеводой Петром Головиным и воеводой Тобольска. Речь шла о присылке двух кузнецов для починки оружия. Дело в том, что хоть кремневые пищали стреляли и перезаряжались быстрее, но и замки ломались не в пример чаще, чем в фитильных ружьях.
  Вот таких кузнецов, способных не только коня подковать, но разобраться со сложным механизмом, и просил якутский правитель. После долгих препирательств два кузнеца отбыли из Тобольска на Лену с условием, что за два года они подготовят учеников, а сами вернутся. Но один из кузнецов погиб еще в дороге. Второй же "затерялся" и в Тобольск тоже не вернулся. Можно предположить, что этим кузнецом и был Онуфрий Степанов.
  Из разных скасок и отписок мы знаем, что Онуфрий Степанов был не только мастером-механиком и специалистом по кузнечным делам, но и опытным воином, знакомым с артиллерией. О нем вспоминают как о человеке огромной физической силы (тут профессия обязывает), владеющем самым разным видом оружия, основами фортификации и многим другим. При этом Степанов был грамотен, умело составлял скаски и челобитные, а порой и гневные письма - и якутскому начальству, и высоким московским людям. Наверно, если бы мое повествование относилось к жанру романов о попаданцах, лучшего персонажа и представить трудно. Уж слишком много он знал для выходца из низших сословий, слишком был разумен. Но наше повествование к жанру фантастики не относится, потому оставим этот вариант другим.
  Близкое знакомство Степанова и Хабарова было не просто вероятным - его не могло не быть. Оба при солеварнях, оба грамотны. И это в не особенно населенном Илимском крае. Может, потому и тратит столько сил Ерофей Павлович, чтобы убедить воеводу Францбекова отпустить в поход кузнеца, а самого Степанова - пойти с ним. И, надо сказать, не прогадал Хабаров. И в сражении у Гуйгударовой крепости на Верхнем Амуре, и в бою у Ачанского острога именно артиллерия (пока только три пушки), которой командовал Степанов, сказала свое решающее слово.
  Но было и отличие. Хабаров был стратегом. И сложные хозяйственные хитросплетения, и выстраивание отношений с властью, соседями, покрученниками, как и сама идея покорения Амура - все это было за Хабаровым. А Степанов был идеальным "вторым" - помощником, готовым подставить в трудный момент плечо, грамотным, смелым, инициативным. Но в силу обстоятельств "второй" оказался "первым".
  Итак, московский дворянин Зиновьев вместе со своим войском, арестованными Хабаровым и бунтовщиками отбывают. На Амуре остается пять-шесть сотен казаков "хабарова войска" и какое-то число переселившихся крестьян. Показательно, что оставшись без головы, казаки, которых якобы жестоко притеснял Хабаров, избирают в командиры ближнего человека прежнего "приказчика", Онуфрия Степанова и племянника Хабарова Артемия Петриловского.
  Во многих текстах есть упоминание о том, что Зиновьев "назначил" Степанова "приказным человеком". Это представляется более чем сомнительным - в Сибири назначенных командиров "казацкая армия", как правило, принимала плохо. И жили такие командиры не долго. Только человек, обладавший среди "своих людей" подлинным авторитетом, мог претендовать на первенство (грустная кончина "Камчатского Ермака", Владимира Атласова, попытавшегося управлять "чужими" казаками, подтверждает это). Выбор же в "начальные люди" человека не просто авторитетного (его действия стали определяющими при битве у Гуйгударовой крепости, в сражении при Ачанском остроге), но близкого к Хабарову, здесь показателен.
  По существу, на Амуре Онуфрий Степанов продолжал воплощать в жизнь план Ерофея Хабарова. Какой? Здесь особой тайны нет:
  1. Опираясь на собственную воинскую силу (более полутысячи воинов) и силу союзных племен (не случайно так долго сидел Хабаров в земле Ачан), привести к покорности даурские племена, разбить дючеров и продолжить самое главное дело - заселение Приамурья русскими людьми;
  2. При этом, даже защищая Приамурье от попыток маньчжурского вторжения, сохранять возможность торговать с ними, используя данников из дауров в качестве посредников (торговля с Китаем, о которой старательно не пишут хронисты и исследователи, была той вишенкой на торте, которая делала Приамурье не просто богатым, но уникальным краем, как и тех, кто этим краем обладал). Не случайно зажглась алчность у Дмитрия Зиновьева; не только Хабаров и его ближники обогащались;
  3. То, что дючеры будут крайне ненадежными подданными, было понятно уже изначально - слишком близки они к маньчжурам. Приведя же к покорности земли по Амуру, заселив их, по возможности, русскими людьми, увеличив, насколько выйдет, войско, готовиться к приходу маньчжурской армии, опираясь на остроги и заимки, выстроенные по Амуру в наиболее опасных местах. Вроде бы все понятно.
  Но встав во главе значительной для этих земель силы (официально все русское население воеводства того времени было менее десяти тысяч человек), Онуфрий Степанов оказался в достаточно непростом положении. Да, есть сотни боевых товарищей, хорошо вооруженных, сплоченных, готовых к бою. Есть выстроенные по Амуру остроги и зимовья: Албазинский острог, Кумарский острог, укрепленное зимовье в районе впадения Сунгари в Амур. Есть то тут, то там возникающие поблизости от Албазина селения русских землепашцев. Есть захваченные трофейные орудия, вдвое усилившие мощь артиллерии. Продолжается хоть и не прямой, но крайне выгодный торг с Китаем. Однако это - одна сторона медали. Есть и другая.
  Никуда не исчезла угроза нового столкновения с маньчжурами, во главе которых стоял теперь опытный полководец Шархода. В отличие от своих предшественников, которые были отправлены служить в спокойное захолустье и боевым опытом почти не обладали, Шархода был боевым командиром достаточно высокого ранга, сделавшим военную карьеру на поле боя, а не при дворе правителя. Он возглавлял авангард маньчжурских войск в походе за Великую стену, первым вошел в столицу. Его отряды разгромили войска "южной Мин", наследницы поверженной империи. Именно за боевые заслуги ему был пожалован наследственный княжеский титул (нань) и генеральское звание (заместитель командующего армией под синим с каймой знаменем). В Нингуте он получает должность не коменданта крепости, как его предшественники, а амбань-цзянгина, наместника-протектора с самыми широкими полномочиями и значительными военными ресурсами. Аманаты говорили о шести тысячах воинов, готовых отправиться на сражение с русскими отрядами. Ситуация усугублялась тем, что, как я уже отмечал выше, местные народы заключали союз и принимали подданство не столько перед русским царем, сколько лично перед Хабаровым. Отъезд Хабарова в их глазах освобождал их от клятвы.
  Всю осень 1653 года Онуфрий Степанов мечется с отрядами по Амуру и Аргуни, восстанавливая союзы с тунгусами (эвенками), принимая или заставляя принять русское подданство у даурских племен. Многие племена без особых трений принимали покровительство Степанова в обмен на уплату ясака. Но за Зеей на Амуре оставались не замиренные дючеры, ближайшие союзники маньчжуров. И если у дауров эмиссары из Нингуты не появлялись, или появлялись нечасто (в основном, с торговыми целями, потому что там располагались основные остроги и русские поселения), то у дючеров они появлялись постоянно. В условиях надвигающейся битвы наличие на Амуре сильных и преданных сторонников противника было крайне опасным. Потому первый поход, который совершает "хабарово войско" под командованием Онуфрия Степанова, был поход на дючеров. По всей видимости, этот поход планировался Хабаровым еще в 1651 году, когда тот "сидел" в Ачанском остроге, ведя переговоры с "лучшими людьми" из местных племен, преимущественно враждебных дючерам.
  Восстановив свою власть в Даурии, русские корабли отправляются вниз по Амуру. В войске насчитывается пять сотен бойцов, вооруженных пищалями и холодным оружием, три пушки. По тем временам грозная сила. В отличие от похода Хабарова три года назад, это была не разведка и поиск союзников, а именно вторжение, покорение. В "отписках" о "походе на дючерских мужиков" Степанов пишет о том, что "драки стоят постоянно", а ясак собирают "погромно". Детали баталии нам неизвестны. Исходя из топонимики и косвенных данных, можно только предполагать, что Степанов постепенно прижимает дючерские отряды к междуречью Биры и Биджана, отрезая от Сунгари и лишая возможности получить помощь от маньчжуров.
  Место выбрано неслучайно. Дючеры - равнинные жители. Междуречье же постепенно переходит в гористую местность, населенную злейшими врагами дючеров (и по тем же причинам союзниками русских) - тунгусским племенем бираров. Вынужденные принять сражение (приблизительно на территории современного Биробиджана), дючеры терпят поражение. Превосходя русский отряд по численности, они не могли противостоять "огненному бою". Власть русских по всему Амуру была подтверждена.
  Войско Степанова уходит на зимовье к Зее, на территорию, уже обжитую русскими. Там он принимает подданство и обязательства по защите не только от бираров, но от манегров, хамниганов, солонов - тех народов, что противостояли и маньчжурам, и дючерам. Союз с ними обеспечивал не только поддержку русских отрядов, но и безопасный проход к русским острогам в Забайкалье и к Якутску. Тем самым, приамурские отряды имели возможность получать постоянную помощь из других, менее опасных территорий, возможность отступить при неблагоприятном развитии событий. Ручеек переселенцев, появившийся еще при Хабарове, постепенно увеличивается. Тем более, что и воевода Францбеков, и замещавший его после доноса и отстранения дьяк Иван Анкифов поддерживали переселение. К 1653 году в Приамурье была уже почти тысяча семей русских землепашцев, поселившихся близ Албазинского острога.
  Здесь стоит снова сделать небольшую остановку. Когда речь идет о численности населения того или иного сибирского воеводства, о его воинских силах, то, как правило, исследователи ориентируются на воеводские архивы и отписки, изредка пытаясь дополнить их данными из челобитных и частной переписки (грамоток). Но в этом массиве документов речь идет об официально существующих людях, то есть о тех, кто обладал каким-то статусом и соответствующим статусу довольством от казны. Все возможные дети боярские, казаки, литва (выходцы из Речи Посполитой), немцы (выходцы из иных иноземных стран), кузнецы, мытари, целовальники и даже пашенные крестьяне были людьми признанными. О них писал и отчитывался воевода или приказчик. Каким-то несколько противоречивым, но статусом обладали торговые и промышленные люди. Они, вроде бы, действовали на свой страх и риск, но при определенных условиях тоже становились получателями благ от казны, а порой (как тот же Хабаров) - получателями официального статуса.
  Но рядом с ними жили совсем другие люди, о жизни которых мы можем только догадываться. Называли их по-разному. Ведь привычные нам сословия (дворяне, мещане, государственные и частные крестьяне, купцы с их гильдиями и т.д.) сложились несколько позже. Пока же существуют только разрозненные, не вполне согласованные категории и статусы. В городах этих "лишних" людей звали подказачники, казачьи дети, бобыли (если их промыслом была война или иной "городской" труд). За стенами острогов, да и внутри них жили вольные и наемные промысловики (охотники), кабальные, дворовые и прочие. Категорий множество. Со "своими людьми" - покрученниками и кабальными - поднимал пашни Хабаров, ходил в походы, нанимая казачьих детей.
  Пашенные крестьяне, ответственные за обработку "государевой пашни" или уплачивающие "хлебную десятину", тоже активно пользовались услугами этой почти безымянной массы работников. Потому есть разрыв между официально указанной численностью крестьян (от пятидесяти до ста пятидесяти "домов") и реальной численностью русских землепашцев на Амуре. Как, впрочем, и численностью воинов. Ватаги русских переселенцев шли на новые земли. Селились, обживались. Однако переходить Зею пашенные переселенцы пока опасались - слишком недружественны были дючеры, слишком близки были маньчжуры.
  Шедшее на помощь дючерам войско Шарходы опоздало. Речного флота у маньчжуров еще не было, а пешие переходы вдоль Сунгари были трудны, неудобны и медленны. Маньчжурский командующий застает только разоренные городища дючеров, голодающих и сломленных жителей. И здесь Шархода предпринимает маневр, оказавший огромное влияние на всю военную кампанию.
  Он приступает к полному отселению дючеров вглубь территории, к ивовому палисаду, под защиту маньчжурских крепостей. Было переселена значительная часть дючерского населения среднего Амура (5-7 тысяч "домов"). Отказавшиеся переселиться объявлялись изменниками. Все имущество, которое нельзя было перевезти, подлежало уничтожению. Подобные предложения, "от которых нельзя отказаться", поступают и даурам. Тем более, что часть даурских племен проживает на другой стороне Амура, контролируемой из Нингуты.
  Переселение дауров и дючеров создавало в Приамурье новую ситуацию и новые риски. Тунгусские племена в целом были гораздо малочисленнее и слабее "главных" народов. Кроме того, они были кочевниками, не занимавшимися земледелием. Наверное, все было бы не так плохо, и русские землепашцы постепенно заселили бы опустевшие земли, если бы не отношения с новым якутским воеводой, которому формально подчинялись Степанов и его люди.
  В 1653 году в Якутск прибыл новый воевода, Михаил Лодыженский. Наличие практически независимого от него "приказного" со своей территорией и войском он воспринял, как вызов и "бунт". В самом деле, Степанов, по сути, вел достаточно независимую политику: сам защищал "свою" территорию, сам определял размер ясака с союзных и подвластных племен, сам отсылал ясак в Москву. Более того, из владений якутского воеводы на Амур "бежало" (до того говорили "переселялось") все больше пашенных мужиков.
  Отношения между воеводой и даурским приказным становятся все более натянутыми. Поначалу - на словах, в обмене письмами, где за официальными оборотами прослеживалось желание якутского воеводы поставить на место зарвавшегося приказного. Но слова вскоре переходят в действия. Лодыженский запрещает переселение на Амур. Запрет действия не возымел. Обилие земли, богатая охота и рыбалка, обещанная защита, "милостивое слово" Онуфрия Степанова - все это притягивало крестьян. Тем более, что дань с них амурский приказной брал с пониманием, и не в пример меньше, чем на гораздо менее плодородных ленских и илимских землях.
  Но словесным запретом воевода не ограничился. На волоках, ведущих в Приамурье и ставших усилиями Онуфрия Степанова безопасными, по велению воеводы устанавливаются заставы, которым приказано переселенцев ловить и возвращать на прежнее место жительства. Конечно, Сибирь - не Тверь, все тропки перекрыть невозможно, да и казаки со стрельцами на заставах - люди местные, с пониманием. Тем не менее, переселенцев становится меньше. И хотя к началу1656 года переселилась из Ленских земель, из Забайкалья и Прибайкалья "тьма народу" (формально - десять тысяч человек, но, возможно, и меньше), поток переселенцев поутих. Реже становятся и поступления из Якутска самого главного товара - пороха, который составлял основное преимущество относительно небольшого амурского войска.
  В этих условиях бегство податного населения (дауров и дючеров) с Амура было крайне нежелательным обстоятельством. Но было и главное: именно через дауров и дючеров шла непрямая торговля с Китаем, именно через них, частью в виде ясака, а частью и через обмен получает "приказной человек" самую уникальную продукцию - китайские товары. Без них торговля с Китаем оказывается под вопросом. Маньчжуры в ней особенно не заинтересованы. А вот в вытеснении русских и создании безопасной для себя зоны на Севере владыки Поднебесной заинтересованы очень. Уникальная земля без шелка, специй и чая превращается просто в богатую территорию.
  Оставив в остроге лишь небольшой гарнизон, Степанов с основным отрядом устремляется вновь в земли дючеров, за Зею, к реке Сунгари. Картина дючерской земли после поражения от русских и разорения маньчжурами предстала нерадостной: "А жития их и ... поля ... Сергудой (Шархода - прим автора) сжёг и дотла разорил".
  Нелегко сказать, по какой причине Степанов принимает решение о погоне. Традиционно исследователи говорят о нехватке продовольствия, "хлебной нужде", упоминаемой самим Степановым в "отписках". Однако трудно предположить, что отряд, который уже пять лет жил в состоянии постоянных боевых действий, настолько не подготовился к походу, что стал испытывать голод уже в самом его начале. Скорее, речь шла о той самой житной (хлебной) дани, которая собиралась с дауров и дючеров. Ведь пушную дань поставляли, в основном, союзные тунгусские народы. Резкое сокращение землепашцев, которое не вполне компенсировалось прибывающим русским населением, было проблемой. Причем, проблемой, никак не описанной в "плане Хабарова". Степанов же, в отличие от Хабарова, был скорее замечательным тактиком, но не стратегом. Он пытается восстановить status quo.
  Был еще один, так сказать, личный фактор - не менее, а быть может и более значимый, чем нехватка продовольствия и небольшое сокращение ясака. И дауры, и, тем более, дючеры с маньчжурами как-то ладили. Вот у русских это не сложилось. Для маньчжуров они были не столько представителями иного государства, с которыми нужно договариваться, сколько непонятным и неожиданным фактором, появившимся в "их" регионе, который нужно максимально быстро нивелировать, вывести из уже сложившейся игры.
  Дауры до прихода Хабарова платили ясак хозяевам поднебесной. Но гораздо более активно развивалась торговля. Сама дань была скорее символом подчинения, чем источником обогащения для ее получателей. В обмен на пушнину на Амур поступали диковинки из империи: фарфоровая посуда и чай, пряности и рис, железные изделия и шелковые ткани.
  Все эти продукты стоили в западных частях России, не говоря о Европе, баснословно дорого. Шелковая лента за Уралом считалась вполне богатым свадебным подарком. Но эти товары шли не только в казну московских царей. Обогащали они и амурское войско, и самого Онуфрия Степанова. Может быть, именно с этим связана столь острая ненависть якутской администрации к переселенцам в Даурскую землю.
  Приехавший "ведать" Хабарова дворянин Зиновьев обнаружил войско, одетое в шелковые рубахи. Да, шелк и чай в числе прочего в счет ясака посылались в столицу и Якутск. Но и себя казаки не забывали. Вспомним, что Хабаров со своими родственниками был едва ли не самым успешным контрабандистом в Сибири. Видимо, и его преемник имел отношение к этому доходному промыслу. А добыча для войска - важнейшая составляющая авторитета полководца. Особенно - здесь, на окраине мира. Дауры и отчасти даже дючеры оказывались как бы посредниками между маньчжурами и русскими. Несмотря на все более явное противостояние, торговля продолжалась, принося огромную выгоду новым владыкам Приамурья.
  Эта ситуация категорически не устраивала маньчжуров. Прекратив сношения со своими бывшими данниками и союзниками, они утрачивали мощные рычаги влияния на Амуре, полностью отдавая их на волю русских. Но продолжая торговлю, они усиливали своих противников. Едва ли это был единственный фактор, но значимость его, думаю, была велика.
  Так или иначе, маньчжуры, продолжая концентрировать войска в бассейне Амура (более всего на Сунгари), прилагают усилия по переселению дючеров и дауров вглубь территории империи, к Ивовому палисаду. Разовая акция превращается в долговременную политику, хоть и не всегда успешную. Многие даурские роды и даже племена не хотели покидать родную землю. Какие-то племена с другой стороны Амура, в том числе и подданные князя Гантимура, продолжали торговать с русскими. Даже дючеры переселялись без восторга. Тем не менее, отселение подданных набирает обороты. Остановить бегство столь ценного населения и попытался русский "приказной человек".
  Уже в самом начале продвижения он получает от аманатов и разведчиков сведения о маньчжурских укреплениях выше по реке, о значительных силах противника, в том числе об отрядах, вооруженных огнестрельным оружием. Но и здесь он решает не останавливаться, а продолжить движение. Почему опытный военачальник это сделал - сказать трудно. Можно только предположить.
  До сих пор маньчжуры двигались только по суше. Реки оставались во власти русских отрядов, и это было их важным преимуществом. По реке можно было чувствовать себя в относительной безопасности, можно было совершать неожиданные рейды и обходные маневры. Но, по рассказам аманатов, на реке, близ маньчжурского укрепления стояли "большие лодки". То есть, маньчжуры построили речную флотилию, с помощью которой они могли оспорить речную монополию русских. В этих условиях они достаточно скоро могли бы очутиться и у русских острогов с окружающими их поселениями, почти лишенными укреплений.
  Думаю, что именно стремление лишить маньчжуров возможности передвигаться по рекам и стало тем обстоятельством, которое заставило Степанова двигаться дальше. Возможно, дополнительным стимулом для желания как можно скорее сразиться с противником была информация, что маньчжуры, владеющие "огненным боем" составляют лишь незначительную часть трехтысячного войска. Остальную же часть составляют отряды дауров и дючеров, сильных только в конном сражении.
  Так или иначе, в начале лета 1654 года русский отряд атаковал маньчжурские укрепления на Сунгари. Укрепления состояли из огороженного частоколом лагеря, пристани с судами и воинами на них, уже готовыми к отплытию. Неожиданная атака русского отряда заставила противника бежать на сушу. Струги и пристань были уничтожены.
  Но на этом успехи Степанова закончились. Несмотря на то, что большая часть войска (дауры и дючеры) оказалась бесполезной, маньчжуры и союзные им корейцы, вооруженные фитильными ружьями, смогли отбросить наступающий отряд Степанова от укреплений. Фитильные ружья хоть и были хуже кремневых (вооружения русского отряда), но их было достаточно много (четыре роты маньчжуров и двести союзных корейцев), чтобы организовать столь плотный огонь, что все попытки русских атаковать лагерь окончились неудачей.
  Поняв, что при штурме он потеряет слишком много людей, Степанов отступает к Амуру. Маньчжурский военачальник, не решаясь преследовать русских по суше, тоже отступил вверх по Сунгари. Каждый из противников докладывал о победе. Шархода обеспечил переселение поданных в империю и не пустил русских на Сунгари. Степанов уничтожил флотилию и, тем самым, не допустил "богдойцев" на Амур. В целом положение русских в Приамурье, скорее, осложнилось. Маньчжуры не просто обладали огненным боем, но умели его эффективно использовать, что они и продемонстрировали на Сунгари. Не удалось и воспрепятствовать бегству дючеров.
  
  
  
  По существу, в этом столкновении жертв было немного, поскольку активность (да и численность) отряда Степанова не изменилась. Хотя, возможно, речь идет не о реальной численности, а о стандартной численности "приказа" (полка) - пятьсот человек. Убедившись в том, что маньчжуры отступили, Степанов обрушивается на остатки дючеров, которые продолжали оказывать содействие маньчжурам и даже уничтожили русское посольство, направлявшееся в Китай для разрешения все более обостряющегося конфликта. После кампании 1654 года дючеры из этих мест исчезают. Их остатки сливаются с гольдскими племенами. "И по Амуру-реке до Шингалы-реки дючерских людей не объявилося".
  Примерно в этот же период к Степанову присоединяется отряд знаменитого первопроходца, сотника Петра Бекетова (по разным данным 29-34 человека), прорвавшийся из осады, в которую он попал в бурятской земле. Бекетов (вместе с Перфильевым и Галкиным) был, наверное, самым опытным из первопроходцев. Потому Степанов не просто принимает "чужого", но делает его своим советником.
  Собственно, иначе он поступить и не мог. Ведь войско Степанова - это не регулярное армейское подразделение, а сибирская вольница, где командиры не назначались, а избирались. И личный авторитет, личная храбрость и удачливость здесь были главным условием "карьерного роста". Петр Бекетов - не просто сотник и сын боярский, но человек, обладающий в Забайкалье и Прибайкалье, на Лене и в Илиме огромным авторитетом. Однако претендовать на лидерство в "чужом" войске не мог и Бекетов.
  Но новости бывают не только хорошими. Конфликт с Якутском перешел в следующую стадию. Михаил Лодыженский приказал не отпускать на Амур порох. В принципе, это было служебным нарушением: поверстанные в служилое сословие люди должны были получать порох из воеводских запасов (а "поверстанных" на Амуре было уже пять сотен). Но, совершая служебное преступление, воевода действовал вполне в рамках традиции. Хлебные и пороховые "дачи" традиционно были инструментами воеводской власти, способом "прижать" излишне свободолюбивых сибирских людей. Отказ отпускать хлеб из "казенного амбара" для Степанова проблемой к тому времени уже не был; хватало своего. А вот порох был в дефиците. Он поступал в остроги из столицы или шел контрабандой. Но, в силу удаленности, контрабандного пороха поступало относительно немного. Потому для казаков, возглавляемых Степановым, это был сильный удар. Но не смертельный.
  Хотя Степанов в отписках к якутскому воеводе постоянно жалуется на хлебную скудость и недостаток вооружения, думается, что это своеобразный троллинг или дань этикету того времени. Войско Степанова к тому времени было менее семисот человек. Предположить, что в хлебородном Приамурье многие сотни пашенных крестьян и их работников не могли обеспечить пропитание своих защитников, довольно трудно. Да и с порохом вопрос хоть и трудно, но решается.
  Вероятно, по совету Бекетова через земли союзных тунгусов посылаются гонцы в Прибайкальские остроги, подчиняющиеся Енисейскому воеводе. Правда, порох здесь приходилось не получать, а покупать. Но пока это не было проблемой. Возможно, позже помощь оказывал и сам Ерофей Хабаров, бывший в Илимском воеводстве далеко не последним лицом. Кроме того, вспомним, именно через "семейное предприятие" Хабаровых шла значительная часть контрабанды в Восточной Сибири.
  Тем не менее, проблема маньчжуров оставалась. Ждать прихода противника в разоренном краю без надежных укреплений было достаточно странно. Гораздо рациональнее было бы отступление в район верховья Амура, уже обжитый и укрепленный русскими людьми. Но здесь тоже появлялись две проблемы. Первая - стены Албазина достались ему в наследство от даурского города Якса. Это были земляные укрепления с установленным на них частоколом с бойницами для стрельбы. Его лишь дополнили раскатами и быками (возвышениями для установки пушек). Он вполне защищал от неожиданного нападения местных племен. Но для осады категорически не годился. Перестраивать стены Албазина в преддверии осады или строить новые по усилиям было примерно одинаково.
  Была и вторая проблема. Русское переселение в Приамурье, хотя и максимально сдерживаемое Лодыженским, продолжалось. К 1654 году возникла уже целая полоса поселений, которые не только обеспечивали себя, но и снабжали всем необходимым (увы, кроме пороха) амурское войско. Садясь в осаду в Албазине, Степанов неизбежно приносил в жертву все эти поселения, во многих из которых не было почти никаких оборонительных сооружений.
  Степанов Кузнец, сам или по чьему-то совету, выбирает иной вариант подготовки к сражению. Он начинает перестраивать Кумарский острог, заложенный в свое время еще Хабаровым. Нужно сказать, что выбор места был оптимальным. По течению реки Хумары (Кумары) располагался самый удобный и близкий пеший проход сквозь горную гряду от Ивового палисада и северных крепостей к Амуру. Поскольку же речного флота у маньчжуров теперь не было, наиболее вероятно было ожидать их наступления именно с этого направления. Но даже если, вопреки логике, маньчжуры решат наступать от Сунгари (дольше, менее удобно для пешего и конного прохода), мимо крепости им и в этом варианте будет невозможно пройти к русским поселениям.
  Некогда, еще в самом начале победоносного похода Хабарова, здесь был поставлен Усть-Кумарский острог на острове, напротив впадения Кумары в Амур. Острог использовался не столько с оборонительными целями, сколько как место, где складировался ясак, собранный с местного населения перед отправкой в столицу. Новую крепость поставили не на острове, но на берегу, перекрывая возможность как прохода по ущелью, через горы, так и по Амуру.
  Новый Кумарский острог располагался на возвышении, с одной стороны прикрытом рекой. Строительство крепости тоже было новацией в Приамурье. Но не в Сибири: такой тип стен сибирские люди знали, хотя строили его редко, просто не было надобности. Стены строились из деревянных клетей, соединенных друг с другом железными скобами. Промежуток между внутренней и внешней стеной заполнялся землей. Пробить такую стену ядра не могли. Даже поджечь ее было довольно трудно. Внутри стен оставляли узкие проходы и бойницы для стрелков.
  
  
  
  Кумарский острог
  
  Сами стены располагались на высоком валу. Крепость окружал ров глубиной до полутора саженей и шириной до трех саженей. Надо иметь в виду, что строительство и укрепление острога происходило поздней осенью и зимой 1654 года. То есть, ров и вал создавался из мерзлого грунта. Стоит лишь удивляться, что Степанов с соратниками (в то время работали все, включая атаманов) смог прокопать ров глубиной два метра.
  Вместо привычных в Европе башен по углам крепости были установлены раскаты, места для пушек. За валом был вбит чеснок, то есть перекрещенные балки, затрудняющие проход кавалерии (основной силы дауров и дючеров), рассыпаны металлические ежи, способные сильно поранить ноги людям и лошадям. Внутри крепости строений было немного - склады, амбары с припасами и казной; был вырыт колодец с отводами для тушения пожаров. Собственно жилые избы находились снаружи, в отдалении от стен, но достаточно близко, чтобы успеть добежать в случае внезапного нападения.
  Каков был гарнизон крепости, сказать трудно. Ведь так или иначе часть ратных людей должна была остаться, чтобы прикрывать появляющиеся русские деревни. Да и в заимках ниже по Амуру кто-то жил и собирал ясак. Тем не менее, в главной на тот момент крепости должны были сосредоточиться основные силы. Думаю, что не меньше тех, что шли в поход на дючеров.
  В Нингуте тем временем тоже готовились к сражению - без особой торопливости. Шархода понимал, что без флотилии и обученных стрельбе из ружей войск, без магазинов, расположенных близ Амура, справиться с русскими будет сложно. Он строил речной флот, организовывал диверсии со стороны подвластных монгольских и тунгусских племен, создавал опорные пункты близ Амура.
  Вероятно, и следующий, 1655 год прошел бы относительно мирно, если бы не присланный из военного ведомства Пекина вельможа по имени Минъандали с пятью ротами солдат из знаменной армии. Имея под рукой столь грозную силу, чиновник считал излишним ждать, пока флот, припасы и воины будут на взгляд полевого командира готовы. Шархода был вынужден подчиниться. Тем более, что несколько даурских князей (вспомним, что даурская аристократия была гораздо сильнее, чем массы населения, ориентирована на маньчжуров) обратилась к маньчжурам с просьбой о помощи против русских. Вероятно, имели значения и сигналы из столицы, где в это самое время русское посольство, по мнению двора Поднебесной, нанесло оскорбление Сыну неба.
  Едва дождавшись, пока ослабеют морозы, Минъандали вывел свою армию в поход. Кроме пищалей в его распоряжении было 15 пушек. Правда, старых и маломощных. По дороге к ним присоединились отряды союзных дючеров, возглавляемые князем Тогудаем. В результате к началу марта в ущелье, образуемое руслом реки Кумары, втянулось трехтысячное войско. В устье ущелья и располагался Кумарский острог. Здесь врагов так быстро не ждали. Впрочем, маньчжурский командир тоже не ожидал увидеть мощное укрепление.
  Большая часть защитников успела укрыться за стенами, но два десятка казаков, отправленных на заготовку леса, были захвачены подступающими маньчжурами. Бросившиеся на выручку товарищи сумели отбить только их тела. Устроив полевой лагерь за речной протокой, чтобы уберечься от вылазок, маньчжуры приступили к осаде.
  Более недели крепость обстреливалась из пушек. Но небольшие орудия просто не добивали до стен. Когда же маньчжуры все же смогли подвести пушки ближе, эффект тоже был минимальным. Ядра вязли в земле. Не вышло и поджечь стены с помощью "ракет" - горящих тряпок на стрелах. Защищающиеся быстро гасили огонь, не получая сколько-нибудь заметного ущерба. Не особенно помогали и фитильные ружья, гораздо менее эффективные и скорострельные, чем кремневые ружья русских. Попытка же подвести стрелков к стенам каждый раз легко отражалась залпом русских ружей и стрельбой двух более мощных, чем маньчжурские, пушек.
  Наконец, после полумесяца бесплодных попыток поджечь острог или хотя бы нанести его укреплениям хоть какой-то урон, Минъандали решился на общий штурм. Стремясь прорваться к такой близкой и такой неприступной крепости, маньчжуры и их союзники бросились на приступ с четырех сторон. Но уже деревянный "чеснок" существенно затормозил их продвижение. Наступающим пришлось спешиваться, под обстрелом русских ружей разбирать деревянные балки. Не меньше вреда принесли железные ежи, прокалывающие ноги пехоте. "На том железном чесноку многие богдойские люди кололися и итти к острогу не могли".
  Теряя людей под обстрелом, маньчжуры все же продвигались к стенам. Тогда казаки решились на вылазку, используя преимущества залпового огня и более совершенных ружей. Не ожидавший этого от осажденных, противник был отброшен от крепости и скрылся в укрепленном лагере. Помня урок сражения на Сунгари, русские в силу своей малочисленности штурмовать лагерь не стали.
  Восстановилась ситуация начала осады. Русский отряд - в крепости, маньчжуры - в лагере за протокой. Какое-то время продолжался обстрел крепости, не оказывающий никакого эффекта. Возникла патовая ситуация. Решившийся на неподготовленный поход столичный чиновник не мог вернуться назад, потеряв лицо. Русским же не хватало численности, чтобы принять открытый бой и просто выбить противника из ущелья.
  Но существовало еще одно обстоятельство, решившее судьбу осады - отсутствие у маньчжуров запасов продовольствия. Русский отряд к осаде готовился, потому и запасов хватало. Маньчжуры (во всяком случае, их командир) на долгий рейд не рассчитывали, а потому проблемой запасов продовольствия не озаботились. Уже к концу марта в лагере маньчжуров начался голод. А в первых числах апреля их войско снялось и отступило. Потеряв едва ли не треть отряда, Минъандали вынужден был вернуться, понимая, что на этом его карьера закончилась. Более того, в момент отступления маньчжурского корпуса русские сделали вылазку и захватили весь запас пороха и ядер, которые были у маньчжуров. Об этом писал Степанов в Якутск (хотя, возможно, это была форма легализации контрабандных поступлений огненного зелья).
  Но противостояние на Амуре не закончилось. Оно лишь на время стало менее заметным. Прямые столкновения, сражения и осады сменились засадами, набегами, продолжением планомерного отселения маньчжурами даурских и дючерских племен.
  После русской победы у Кумарского острога - именно так это осмыслялось и русскими, и маньчжурами - Степанов на какое-то время становится не просто приказным якутского воеводы, но полновластным хозяином Даурской земли и всего Приамурья. Под его началом было уже около тысячи опытных и хорошо вооруженных бойцов. Для забайкальских краев того времени это - огромная сила, целое войско.
  Правда, попытка из Москвы закрепить владения в Приамурье успехом не увенчалась. Посольство Федора Байкова неожиданно закончилось полным крахом. Император Шуньчжи, отец будущего императора Канси, был, в принципе, человеком не воинственным. Большую часть его правления реальной властью обладал его дядя, князь Доргонь. Но даже обретя власть, император предпочитал прелести дворцовой жизни и советы евнухов, нежели военную славу. Тем трепетнее он относился к церемониалу. Отказ русского посла от "правильных" церемоний при представлении императору стал камнем преткновения, закрывшим саму возможность договориться. Отказ же был тоже вполне понятен. Для русских этот обряд, восходивший ко временам правления монгольской династии Юань, а через нее - к Чингиз-хану, был формой признания власти Великого хана над Русскими землями. Посол вынужден был уехать не солоно хлебавши. Тем не менее, в Приамурье пока ситуация оставалась спокойной
  На землях в верхнем течении Амура (до Зеи) оседало все больше русских переселенцев. Поскольку переселение их шло вразрез с указами воеводы Лодыженского, точного числа переселенцев мы не знаем. Но в отписках речь идет о многих селах и заимках. В основном они располагались от устья Зеи вверх по Амуру до слияния Шилки и Аргуни, под защитой острогов.
  Люди строились, пахали землю, разводили скот. Поскольку переселялись в основном мужчины, в скором времени у русских на Амуре появлялись и местные (тунгусские) родственники через брак с местными красавицами. Последнее делало союз с тунгусскими народами гораздо более прочным. Стоит вспомнить, что сибирские крестьяне не особенно уступали казакам и иным воюющим людям по боевой выучке. Тем самым, Степанов имел на верхнем Амуре серьезный военный резерв.
  Гораздо более неустойчивое положение сложилось на среднем и нижнем Амуре. Изрядно поредевшее после ухода маньчжуров население было далеко не всегда расположено к русским. Отдаленность освоенной части Приамурья затрудняла налаживание контактов, упрощала вылазки для маньчжуров. Сбор ясака здесь протекал то вполне мирно и обыденно, то кончался гибелью сборщиков, попавших в засаду, то превращался в карательный поход.
  Все это делало постоянное присутствие сильного русского отряда на Среднем Амуре, близ особенно опасной Сунгари, насущной необходимостью. Степанов с отрядом в пять сотен воинов обосновывается в Косогорском (Косогирском) остроге недалеко от места впадения Сунгари в Амур. О Косогорском остроге мы знаем намного меньше, чем об Албазинском или Кумарском. По всей вероятности, острог, хоть и был укреплен хуже, чем Албазинский и, тем более, Кумарский, был достаточно вместительным для совсем не маленького отряда с припасами и оружием. Скорее всего, он был более укрепленным лагерем, нежели крепостью.
  Тем не менее, упоминаются и земляной вал, и частокол, и чеснок. Правда, стены здесь строились отнюдь не на века. К нескольким врытым в землю столбам "прислонялись" сколоченные бревна и помост для воинов. Такие укрепления (на скорую руку) строили на территории вечной мерзлоты и в зимнее время, когда ставить частокол, а тем более двойные стены просто не хватало сил. Упоминаются и государев амбар, и места для хранения казны и ясака. Главное же, он позволял держать под контролем и Нижний Амур, и Уссури, и Сунгари. А держать под контролем было что.
  Прибыв сюда, Степанов обнаруживает, что принесшие присягу Хабарову гольды и гиляки после его отъезда перестали платить ясак. Завидя русские корабли, самое многочисленное местное племя, натки, пыталось уйти на Уссури, надеясь, что русские не пойдут по незнакомой реке в "маньчжурскую сторону". Но натки были достаточно быстро настигнуты русским отрядом. Видимо, на этот раз все обошлось мирно. Натки принесли клятву верности. Но так было отнюдь не всегда и не везде.
  Не только ситуация среди местных племен создавала проблемы. Не улучшались и отношения с Якутском. Хотя Степанов всячески старается подчеркнуть свою полную лояльность Лодыженскому, палки в колеса слишком самостоятельному приказчику с Амура тот ставить не перестает: продолжает действовать запрет на продажу пороха; на волоках и перевалах стоят заставы.
  Недовольный тем, что большую часть ясака Степанов отправляет через Тобольск непосредственно в Москву, Лодыженский направляет на Амур собственных сборщиков ясака. При этом сборщики, люди пришлые, с легкостью нарушали все местные расклады: брали тяжелую дань с союзников Степанова или брали ясак с тех, кто уже уплатил его Кузнецу. Порой доходило до прямого противостояния.
  Так, Степанов с позором выгоняет с Амура посланного Лодыженским дворянина Федора Пущина, пытавшегося собрать ясак с гиляков. Собственно, направлялся он к бурятам, но собрать ясак не смог - буряты его прогнали. Тогда и решил податься за добычей на "замеренный" Амур. Но здесь были свои правила и свой хозяин, не допускавший вольного (разбойного) промысла на своей земле. В послании в Якутск хозяин Приамурья пишет: "...тот Федор Пущин хотел итти из Косогорского зимовья на море, не ведая куда. И я, Онофрейко, его, Федора, с служилыми людьми в Косогорском остроге задержал и не отпустил потому, что ему на море итти не указано, а велено ему, Федору, быти вверху Великия реки Амура на Аргуне реке. И тот Федор Пущин из Косогирского острогу пошел вверх по великой реке Амуру...".
  В отписке воеводе Степанов отмечает, что воеводскому посланнику (а именно так отрекомендовался Ф. Пущин) "делать на Амуре нечего".
  В лето 1657 года Степанов узнает, что местными племенами перебит еще один отряд (под командованием О. Логинова), направленный Лодыженским по морю уже непосредственно в Низовья Амура с целью сбора ясака. Прибыв с войском на место трагедии и учинив дознание, Степанов неожиданно мягко относится к виновным. "И я, Онофрей, проведав допряма, им ...давал наказание, ... и, дав наказание, привёл их к шерти, и отпущал по своим улусам". Причина "мягкости" та же. Якутский отряд прибыл на Амур в обход "приказного", собирал ясак с племен, его уже уплативших. Что, собственно, и вызвало нападение.
  Отметим, что это уже не поступки временщика, но поведение хозяина, рассчитывающего править здесь долгие годы. И основания для того были. Войско Онуфрия Степанова, которое составляло почти тысячу человек, было больше, чем число служилых людей якутского воеводы. От слияния Шилки и Аргуни до Зеи жили тысячи русских людей в деревнях и заимках. Их охраняли гарнизоны острогов. Средний и Верхний Амур контролировался из Косогорского острога самим Онуфрием Степановым и основным войском. Даже торговля с южным врагом-соседом не исчезла полностью. Через даурские племена, частью оставшиеся в Приамурье, частью проживавшие на левом берегу реки, китайские товары, хоть и не в прежнем количестве, но продолжали поступать в русские "ясачные амбары", да и казакам оставалось.
  Но и проблемы медленно и неотвратимо множились. Во-первых, оторванность Косогорского острога от уже освоенных русскими мест создавала сложность в коммуникации и снабжении. Путь от Албазина до Косогорского острога занимал не одну неделю, и проходил он по местам безлюдным. Дючеры в массе своей переселились вглубь Маньчжурии. Эвенки-союзники и данники были намного малочисленнее. Кроме того, предпочитали лесные и степные, а не речные ландшафты. Гольды и гиляки селились более на Нижнем Амуре и частью на Среднем течение Реки. От впадения в Амур Зеи до устья Сунгари берега стояли пустынные и часто враждебные русским.
  Переселившиеся к Нингуте дючеры были не особенно мощной воинской силой. Но организовывать засады и нападения на караваны с хлебом, идущим в Косогорский острог с Верхнего Амура, они могли. Такую "партизанскую" войну и организует Шархода. Далеко не каждый караван доходил до отряда Степанова. Нападали они и на малочисленные воинские отряды, засыпая их стрелами на стоянках, исчезая при попытках русских организовать оборону или отпор. Все это создавало проблемы со снабжением.
  Конечно, до лишений и голода, выпавшего на долю отряда Пояркова, дело не доходило: все же Амур - почти неисчерпаемый источник пищи, да и охота выручала. Поставляли продовольствие и местные ясачные народы. Но с едой становилось хуже. С порохом тоже. Вряд ли стоит на полную веру принимать утверждение Степанова, что "стоять и дратца стало нечем, пороху и свинцу нет нисколько" - даже в последней роковой битве, о которой расскажу чуть позже, русский отряд достаточно долго отстреливался от врага. Но всё-таки пороха становилось меньше. Для того же, чтобы контролировать всю реку или хотя бы ее важнейшие участки, просто не хватало людей.
  Маньчжуры тем временем наращивают свое присутствие в регионе. Поражение в битве у Кумарского острога было воспринято в центральном правительстве как позор, который наносит ущерб власти маньчжуров не только на Амуре, но и среди монгольских ханств, совсем недавно признавших протекторат империи Цин. В преддверии большой войны с Джунгарским ханством (она становилась все более очевидной) такая ситуация могла стать опасной.
  Понимание этого обстоятельства проявилось в присылке в Нингуту многочисленной и современной (для той эпохи) артиллерии. Речь идет о сотне пушек, поставках ручного оружия и контингентов, им владеющих. В распоряжение наместника переводятся до трех тысяч солдат знаменной армии (самой боеспособной на тот момент части маньчжурского войска), китайские войска, войска вассальной Кореи. Близ города Гирин, на Сунгари, строится флотилия легких судов для перемещения по рекам. Создаются склады и укрепления по дороге к Амуру.
  Шархода начинает медленное выдавливание русских с Амура. Постоянные мелкие стычки, провокации среди ясачного населения Нижнего Амура, нападение на суда - все это было элементами единого плана по решению проблемы с "лоча". Параллельно, по распоряжению наместника, даурские и монгольские племена, кочующие близ левого берега Амура и Аргуни, должны были начать набеги на обжитую русскими часть Забайкалья и Нижнего Амура.
  Здесь, видимо, коренятся истоки конфликта князя Гантимура, владыки эвенков и дауров на левобережье Амура, с маньчжурами. Он давно и вполне выгодно торговал и с русскими, и с маньчжурами. Потому распоряжение наместника было не то чтобы проигнорировано, но выполнялось более формально. Набег был организован. Но протекал, скорее, как экскурсия воинов Гантимура к русским острогам и деревням. Он сжигает пустующий на тот момент острог на Шилке, и этим ограничивается. В самом деле, кто же жжет и грабит собственных торговых партнеров? Недовольство центрального правительства действиями Гантимура стало впоследствии причиной конфликта и перехода князя на сторону русских.
  Но далеко не все монгольские и даурские союзники маньчжуров повели себя так. Набеги были. Для их отражения часть войск приходилось постоянно держать на Нижнем Амуре. Все эти действия дополнялись почти полным блокированием контактов с Якутском, основной базой продвижения русских в регионе. Возможно, воевода уже и сам был не рад конфликту с хозяином части своей территории, но по установкам и нормам того времени "сдать назад" не мог.
  Этот конфликт, отчасти инспирированный одной из "башен Кремля", не был секретом в Москве, которая в тот момент вела все более усложняющуюся войну на Западе. С Амура регулярно поступали значительные ресурсы в виде мехов и китайской продукции (тканей, пряностей, чая). Способом разрешения конфликта после провала переговоров стала попытка создания нового воеводства на Аргуни с подчинением ему Приамурья. Главой нового воеводства был назначен Афанасий Пашков. Шел он править "на Амур-реку в Китайской и Даурской землях".
  Этот герой знаком современному читателю более всего из "Жития протопопа Аввакума". Там он выступает средоточием всех зол, татем и вором. Собственно, мог ли тюремщик быть иным в глазах заключенного? Но отвлекаясь от писаний "огнеустого протопопа", отметим, что назначение Пашкова свидетельствовало о понимании важности Приамурья. Сын царского окольничего, имеющий более чем десятилетний опыт воеводства в приграничных городах, боевой опыт, был вполне уместен в качестве воеводы на окраинных землях, находящихся в условиях постоянной войны с превосходящим по численности противником.
  Назначение состоялось еще в 1654 году. Но только 1657-м Афанасий Пашков с войском (по официальным источникам - 650 человек) добрался до Аргуни. Здесь он останавливается на зимовку, посылая к Степанову гонца с предложением о соединении воинских сил. Весной 1658 года гонец прибывает к Степанову, зимовавшему в Куминском остроге на Нижнем Амуре.
  Войско Степанова хоть численно и превосходило отряд Пашкова, но было рассредоточено на гигантской территории. Самая боеспособная его часть - отряд на Нижнем Амуре, которым командовал сам "приказной человек" - был измотан в стычках и постоянных разъездах. В этих условиях предложение о соединении с новым воеводой было не просто разумным, но, возможно, единственно разумным шагом. Да, тем самым идея вольного Приамурья рушилась - из свободной земли оно становилось обычной воеводской территорией. Но, похоже, для Степанова другого выхода уже и не было. В одиночку он не мог удержать Мир Реки на всем его гигантском протяжении. Увеличив же отряд едва ли не вдвое, Пашков и Степанов вполне могли дать отпор возросшим силам маньчжурского наместника.
  Но понимал это и Шархода. Потому, узнав о ситуации на Амуре и подходе новых сил русских, он решает начать наступление, не дав русским армиям соединиться. Он выдвигает на кораблях отряд в полторы тысячи воинов, вооруженных ручным огнестрельным оружием при сопровождении 50 пушек. Едва ли это были мощные орудия - скорее, некие аналоги европейских фальконетов. Но их было пятьдесят. Отряд шел по Сунгари на полусотне легких речных судов, хоть и менее вместительных, чем русские дощаники, но гораздо более быстроходных.
  Об этом узнает и Степанов. В одном из последних своих отписок он указывает: "А во 166 (1658 г.) году зимовали они в Дючерской земле на Амуре реке в Куминском острожке. А на весне пошли ис Куминского острожку вверх по Амуру-реке в судех для государева ясашного збору и для проведывания воеводы Офанасья Пашкова и государевых ратных людей. И недошед Шингалу-реки в Косогорском улусе поймали языков неясачных дючерских людей. И те де языки в роспросе им сказали, что идут на них, служилых людей, богдойского царя многие ратные люди в судех".
  Осознавая угрозу, Степанов высылает вперед большой отряд (полторы сотни) с командиром Климом Ивановым - чтобы избежать столкновения с маньчжурами до соединения русских войск. Но на огромном пространстве, образуемом слиянием Сунгари и Амура, с десятками островов, маньчжурское войско и русские разведчики попросту разминулись друг с другом. Шархода без помех ввел свое войско в Амур, а отряд Иванова проследовал дальше, навстречу Пашкову, отослав к Степанову гонца с сообщением об отсутствии врагов на пути.
  Оставшаяся часть русского отряда неспешно (врагов же нет) движется вперед на одиннадцати больших судах, загруженных денежной и меховой "казной", пленниками и аманатами. Недалеко от слияния Амура и Сунгари противники увидели друг друга. Степанов попытался избежать прямого столкновения, понимая слабость своих сил. Он поворачивает корабли вниз по Амуру. По всей вероятности, он надеялся укрыться в Косогорском остроге и держаться там до подхода войск Афанасия Пашкова и Клима Иванова. Но легкие корабли Шарходы были намного быстроходнее русских судов. Расстояние между ними сокращалось.
  Видя это, Степанов решает принять бой на одной из Амурских проток, Корчеевской луке. Существует несколько описаний боя. В китайском варианте казаки Степанова держали на борту, кроме казны, сто пленных женщин-дючерок, постоянно подвергающихся насилию. Собственно, их освобождать и шли доблестные воины Поднебесной империи. Скорее всего, это не миф. Пленение женщин - штука в то время не особенно редкая. Вот только поход для их освобождения - вещь в те годы почти фантастическая, встречающаяся разве только в салонных романах кружка Маргариты Наваррской на другом краю света.
  По мнению китайского хрониста, сразу после начала сражения и гибели (пленения) командира казаки попросту сбежали на берег или сдались. О сдавшихся пишет и избранный атаманом оставшимися казаками Артемий Петриловский: "И их Даурских служилых людей Онофрейка Степанова с товарыщи на Великой реке Шилке ниже Шингалу реки Богдойские люди побили до моей посылки, а его Онофрейка жива взяли, а иные Даурские служилые люди великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу, изменили, не бився с Богдойскими людми им сдались".
  По рассказам бежавших казаков, бой был ожесточенным, длился более четырех часов, до темноты. На берег казаки бежали после того, как разъяренный их сопротивлением Шархода (он рассчитывал взять в качестве приза сами корабли и находящуюся на них казну) приказал просто расстрелять русский отряд из пушек и "ракет". Семь кораблей, в том числе тот, где находился Степанов, сгорели. Однако значительная часть отряда смогла бежать. Часть казаков во главе с Петром Бекетовым ушла в Якутск. Другая часть во главе с Артемием Петриловским, захватив ночью один из кораблей, двинулась вверх по течению. Однако вскоре они тоже решают не идти в Забайкалье, а вернуться в Якутск. Остатки русских отрядов по Амуру соединились с воеводой Пашковым.
  Все вернувшиеся были отправлены для сыска в Енисейск, а Петр Бекетов и Артемий Петриловский - в Москву. Из следственных документов мы и получаем крайне противоречивую картину трагического конца хозяина Приамурья. Скорее всего, каждый старался выпятить свою героическую роль в последней битве. Оттого и получались столь разноречивые картины. Но факт остается фактом: войско Онуфрия Степанова, бывшего семь лет владыкой Приамурья, было разбито и рассеяно. Маньчжурская военная машина смогла перемолоть Русское Приамурье.
  Афанасий Пашков, узнав о гибели отряда Степанова, вместе с остатками его войска отходит в Нерчинск. Как правило, в этом месте авторы пишут о том, что Приамурье на долгих семь лет опустело. И, кажется, правильно пишут. Маньчжуры, уничтожив отряд Степанова, переселив дауров и дючеров, уходят обратно к своим крепостям и ставкам. Северная проблема, почти десятилетие будоражащая двор владыки Поднебесной, была решена. Само же Приамурье интереса не представляло: не особенно богатые и уже пустые земли, гораздо менее плодородные и населенные, чем основная часть империи.
  Исчезают из Приамурья и русские "служилые люди", прекращается сбор ясака. Пустеет Приамурье. Но вспомним, что в бытность приказных Хабарова и Степанова в Приамурье переселяется множество русских крестьян, пахавших "собинную" (собственную) пашню, платящих казакам за охрану "житную десятину". Селились они, в основном, на Верхнем Амуре, до реки Зея, ставшей границей пашенной колонизации Амура.
  Они не просто составляли "резерв" отряда Онуфрия Степанова, не просто заводили хозяйство, но врастали в эту землю, роднились с ней. Причем, это не только красивая метафора: кто-то переселялся семейством, но по большей части молодые мужчины брали жен из местных племен, становились им родными.
  Исчезли они? Ушли вместе с казаками? По всей вероятности, нет - от столь богатой в сравнении с остальной Сибирью земли просто так не отказываются. Более того, ведь без служилых людей - что русских, что маньчжурских - жизнь стала только привольнее. Появилась возможность торговать с теми же даурами и даже китайцами, а зачастую просто переселяться в Поднебесную, в центр цивилизации. Не случайно именно в этот период в маньчжурской армии появляется "русская рота" (ниру орос), а близ Пекина строится православная церковь.
  И хотя в официальных бумагах мы этих поселенцев не найдем, об их наличии знали и в Илиме, и в Якутске. Знали и бежали на вольные земли, пока еще не ставшие государевыми ни для России, ни для империи Цин. А опасность? Так где же на Востоке ее нет? От нее не укроешься ни стенами, ни служилыми отрядами. К ней привыкли, как к непременному атрибуту жизни. В целом, вполне хорошей жизни.
  Но время шло. И вновь на Амуре появляется власть, восстанавливается (или строится) крепость Албазин, появляются воины. Только воины эти долгое время были не государевыми, а "воровскими" (свободными), как и сами поселенцы. Их появление связано с именем бунтовщика, заочно приговоренного к смерти, бывшего казачьего пятидесятника Илимского воеводства, Никифора Черниговского. Здесь, на фронтире между стремительно набирающими силу русским и маньчжурским царством, на "пустой окраине" он и строит свой вариант Приамурья.
  Но только наличие в Даурской земле сотен, а может быть и тысяч русских переселенцев дало возможность беглым казакам во главе с Никифором Черниговским создать на Амуре настоящую казачью республику, своего рода амурскую "Запорожскую сечь". Ему удалось создать область, которая позже, как и "большая" Сечь, отошла под высокую государеву руку. Об этой - уже совсем другой - истории и пойдет дальнейший рассказ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6.
  Никифор Черниговский.
  Албазинская крепость
  
  Строитель Албазинской крепости, беглый пятидесятник и приказчик Усть-Киренгинского острога Никифор Черниговский - человек достаточно странной судьбы. Хотя других в те годы в Сибири и не было. Но если жизнь Хабарова поражает стройностью, словно судьба старательно прорабатывала сюжет для будущих романистов, то жизнь Никифора Черниговского как будто складывается из множества слабо связанных между собой эпизодов. Вариантов его биографии множество. В каких-то вариантах он оказывается польским дворянином. Основания: служил в войсках Великого гетмана Литовского. Но в польско-литовском войске служили разные люди, далеко не только шляхта - хватало и наемников, да и много кого другого. У некоторых авторов он становится запорожским казаком. Основания: по существующим документам служил он казаком. Однако, "служить казаком" могло означать не только принадлежность к казачьему сословию, но и просто то обстоятельство, что он служил в легкой кавалерии, в отличие от панцирной кавалерии - гусаров.
  Словом, родом он был из Украины. Скорее всего, из города Брягина. Хотя в других документах он значится то выходцем из Киева, то из Бреста, то поляком, то черкашенином (украинцем). Был ли наш герой дворянином или казаком, сказать трудно. Сам он пишет, что он "служилого отца сын". Последнее, в принципе, может означать в равной мере и принадлежность к шляхте, и множество иных статусов.
  Служил он в польском войске. В 1632 году при осаде Смоленска он попадает в плен. Однако к 1635 году, когда поляки и русские обменивались пленными, он успел жениться на обрусевшей польке Аноске, дочери своего приятеля Петра Дубовского. Поэтому (или по какой-то другой, неведомой нам причине) он отказывается возвращаться и подает челобитную с просьбой жаловать его русским подданством, принимает православие. Крещеные иноземцы ("немцы и литва") получили награды от 5 до 15 рублей и были отправлены к новому месту службы. Никифор Черниговский отбыл в Тулу, где стояли гусарский и рейтарский полки.
  Но тут в судьбу новообращенного раба божия вмешалась русская бюрократия. Жалование, обещанное при поверстании на службу, не выплачивалось. Содержание молодой жене выделено не было. При этом служба была вполне серьезной - полки иноземного строя постепенно становились костяком русской армии, оттесняя стрельцов. Да и опасное порубежье совсем близко. Граница проходила близ городка Серпейск (ныне поселок Калужской области).
  Более того, сама грамота о направлении его в рейтарский полк "стольника и воеводы Ивана Никитича Хованского, да в роту ротмистра Василия Обруцкого" никак не приходила из Москвы. Никифор Черниговский в ротном списке значится "ни в естях и не в нетях". При таком положении (а в нем оказалось более двух десятков "новых немцев и литвин") жалование и довольствие им не могло быть назначено. И так длилось несколько месяцев. В результате десять человек решили бежать обратно, в Литву, благо граница неподалеку. Но нашелся предатель. Часть беглецов, в том числе Никифор, были схвачены и доставлены в Москву.
  Суд же московский поступил, как обычно, чтобы и нашим, и вашим угодить: жалобы иноземцев сочтены справедливыми, но и факт воровства (измены) тоже признан. В результате Черниговский вместе с подельниками и молодой женой отправляется в Сибирь. В 1637 году он прибывает в главный острог недавно образованного Енисейского воеводства. Хоть путь этот Черниговский проделал в колодках, но по прибытии был поверстан в казаки. Признан "литвой", то есть иноземцем, что в Сибири было самостоятельным и довольно высоким статусом. Так ратник Речи Посполитой оказался сибирским казаком.
  Енисейск, который в скорое время станет разрядным, то есть столичным, городом, к тому времени был уже довольно крупным острогом с более чем тысячью жителей, детинцем, посадом и торговыми рядами. Места были богаты не только пушным зверем и рудой, которую пока еще не использовали: здесь - пусть и не особенно тучно - вызревал хлеб, что для Сибири было крайне важно. Здесь же проводились ярмарки, сходились торговые пути. Богатый был город.
  В Енисейске Никифор Черниговский прослужил двенадцать лет - с 1637 по 1649 год. Обзавелся домом. Супруга подарила ему двух сыновей и дочь. За это время двое его товарищей по побегу вновь бежали. На этот раз к киргизам, кочующим в южном Прибайкалье. Видимо, жизнь и служба в остроге была нелегкой, если они предпочли городу степное приволье кочевников. И не просто кочевников, но едва ли не главных антагонистов русских в Восточной Сибири. Думаю, это бегство произвело на Черниговского сильное впечатление. Ведь это были его товарищи по несчастью. Возможно, с тех самых пор и задумывался он о вольных пустых землях. Пока же служба идет своим чередом. Вместе с другими казаками он ходит в рейды в верховья Енисея, принимает участие в походах на Лену.
  Сам Черниговский свое пребывание в Енисейском остроге в качестве городового казака описывает в челобитной так: "Служил я, холоп ваш, в Енисейском остроге блаженныя памяти отцу твоему, государеву, великому государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии лет с пятнатцать всякие ваши государевы службы. На Байкалово ходил по соболиной ясак, и из тех ясашных зборов прибыль чинил. И под Ленской волок с хлебными запасы ходил, и по многим рекам на службы ходил для ясашного збору".
  Но в 1649 году судьба Никифора Черниговского вновь делает лихой кульбит. Гигантское Якутское воеводство начинает дробиться. Создается новое Илимское воеводство. Новому воеводству нужны воины, чтобы собирать ясак, нужны дьяки и подьячие, нужны пашенные крестьяне. Но если начальников поставляла столица или, на худой случай, сибирская столица - Тобольск, то ратников и крестьян искали на месте.
  "А на житье послать в Ылимской острог, выбрав ис сибирских городов служилых людей добрых с женами и з детьми, которые плотничать были горазды. Из Тобольска двадцать человек, c Тары, с Тюмени по десяти человек, из Енисейского острогу двадцать человек, всего восемьдесят человек". В числе прочих в Илимский острог переводится и Никифор Черниговский "со своим домишком". В то время, когда Хабаров со товарищи отправлялся в первый поход на Амур, "рядовой казак Енисейского острога Микифорка Романов Черниговский" прибыл в Илимское воеводство.
  Служба в Илимском воеводстве была тоже совсем не спокойной. Ф.И. Миллер - самый, на мой взгляд, авторитетный из исследователей Сибири - пишет, что Черниговский служил на Чечуйском волоке, соединяющем Лену и Тунгуску. Основанием служит грамота, что Никифор Черниговский собрал ясак с тунгусов, прибывших на волок. Но волок тот был спорной территорией между якутским и илимским краем. В конце концов, ясачная изба осталась за Францбековым и Якутском. Потому служить там илимский казак не мог. А вот собрать ясак с попавшихся под руку инородцев - почему нет?
  Основное же занятие Черниговского было иным, противоположным тому, что он сам предпримет через годы. В то время весть о новых, сказочно богатых землях, где простые казаки ходят в камчатых рубахах, носят собольи шубы и искусные куяки, где хлеб родится, как на Руси, разнеслась по всей Восточной Сибири. И народ потек в новую сторону. Десятки и сотни людей - плотников, пашенных крестьян, казаков, людей без роду и звания - бежали на Амур. На их поимку и отряжался из Илима отряд под командованием Никифора Черниговского, ставшего к тому времени десятником.
  Не всегда погоня кончалась удачно. Как правило, это происходило с небольшими отрядами. На крупные ватаги нападать опасались. Казаки, скорее, сопровождали их до границ воеводства с тем, чтобы избежать грабежей местных селений и заимок, что было едва ли не общей практикой. Эти эпизоды тоже не могли не запасть в душу уже не молодому десятнику. Значит, там, на Амуре, лучше и привольнее, чем здесь, раз туда бегут толпы народа. В 1656 году он уже пятидесятник и приказчик в Киренгинском остроге. Чин немалый. Правда, место неспокойное - именно через его волость чаще всего бегут люди на Амур. И не просто бегут.
  Огромные ватаги по несколько сотен человек шли, грабя все, что встречалось на пути, захватывая государевы остроги. Хоть дело это было привычное (вспомним еще раз судьбу Владимира Атласова, не устоявшего перед искушением ограбить государев ясачный караван), но неприятное. Раз и самому приказному человеку со своими людьми пришлось от такой ватаги в лесу скрываться.
  Но, тем не менее, жизнь налаживалась. Дом в Илиме, дом в Киренге, достаток растет. Три взрослых сына, внук. Двое детей и внук - Федор, Василий и Прошка - на государевой службе. Средний сын пока значится у отца в "челядинцах", то есть помогает по хозяйству. А хозяйство немалое. Пашен на Киренге хватало. Над всеми пашнями Никифор - приказной человек. Дело непростое: нужно в царскую казну десятину собрать, следить, чтобы государеву пашню распахали и засеяли, выдавать илимским служилым людям и государевым посланникам из государева хлебного амбара житные дачи. Да и себя забывать не следует. И хоть обижен был Никифор на власть за ссылку, за то, что не пожаловал его государь (а точнее, князь Трубецкой) за беспорочную службу сыном боярским, но дело свое справлял. Да и в семье все ладно. Люди уважают. Старшая дочь замужем за священником из Киренги, младшая - за целовальником. Судьба словно расплачивалась с ним за все те мытарства, что обрушила в предшествующие годы. Но она, судьба, имеет скверную привычку преподносить сюрпризы.
  Таким неприятным сюрпризом стало прибытием в 1663 году в Илим нового воеводы Лаврентия Авдеевича Обухова. Если с прежними воеводами местные люди легко находили общий язык, то с новым как-то не сложилось. Был он молод. Не особенно знатен. Да оно и понятно - особо знатным даже в Сибири подавай остроги и воеводства побольше: тобольское, якутское или енисейское. Только вот прежние воеводы илимские были людьми зрелыми. О людях радели, жаловали, чем могли, себя не забывали. Как всегда в Сибири. Обухов же, получив воеводство в тридцать лет, в силу молодого возраста надеялся, что станет оно лестницей, ведущей и к боярству, и к богатству. Но привело оно к смерти.
  Существует романтическая легенда, впервые появившаяся в Голландии, переведенная на множество языков (в том числе и на русский), в которой речь идет о мести гордого шляхтича наглому и подлому воеводе, изнасиловавшему красавицу-жену шляхтича. Такой русский рыцарский роман с Никифором Черниговским в роли главного героя. Его отзвуки мы находим даже в Википедии. При этом автор сказания или забыл, или не знал, что и Никифор, и его супруга к тому времени разменяли уже шестой десяток. Вполне возможно, что в молодости Анна (Анося) и была романтической красавицей. Но к 1664-65 годам она уже бабушка. И сомнительно, что молодой воевода испытал к ней непреодолимую страсть. Что же произошло?
  Начиналось все вполне рутинно. Новый воевода поехал "ведать" пашни и ясачные дела Илима, в том числе пашни в Усть-Киренге. Как и полагалось, учинил разнос всем приказчикам. Но, если прежние воеводы после того выдавали наказы и жизнь продолжалась, то новый глава Илима поступил иначе. Все недоимки по хлебу, соли, пушнине он оформил в кабальные записи. Причем не от государевой казны, а от себя лично. Тем самым все население воеводства (или большая часть) оказалось в должниках лично у воеводы. Выплата этого кабального долга стала формой еще одной дани, помимо государевой десятины. Но если государева десятинная пашня и десятина были вещью понятной (нужно снабжать ратных людей, платить дань Москве за порох и оружие), то новая воеводская десятина, собираемая сверх обычных "поминок", возмущала.
  Писались челобитные, доносы и в Якутск, и в Москву. Только реакции, как обычно, не следовало никакой. Народ роптал. Обиды множились. В том числе обиды Никифора Черниговского. Но это была, так сказать, хозяйственная беда. Как ее решать, люди представляли. "Теневой оборот", как мы бы сейчас сказали, растет в этот период крайне быстро. Хлеб, пушнину, соль прячут от бдительного (или не очень бдительного) ока воеводских мытарей-целовальников. Судя по всему, участие в этом прибыльном деле принимает и Никифор Черниговский. Взбешенный воевода усиливает давление. В такой взрывоопасной атмосфере было достаточно одной спички, чтобы полыхнуло. Такой "спичкой" и стал Никифор Черниговский.
  Его личная обида слилась с общим недовольством. Отзвуком этой обиды, изложенной в челобитной, которую подают казаки уже из Албазина, видимо, и была "романтическая история".
  Одной из богатых церквей, владевшей деревнями и заимками, была церковь Свято-Троицкого монастыря в Усть-Киренском остроге, где значился приказчиком Никифор. Настоятелем в монастыре был поп Ермоген. Служил при монастыре поп Фома. Хорошо или плохо - нам не известно. Был он человек небедный. За него и отдал свою дочь Пелагею Никифор Черниговский. По государевому указу и воле воеводы священники Свято-Троицкого монастыря владели своим имуществом "безданно и беспошлинно". И Фома пользовался этим правом вполне активно. Сохранились записи о покупке им многих сороков соболей у промысловых людей, хлеба и прочих благ. Есть свидетельства о поездках его из Сибири на Русь, причем, не "пустым", но с товаром. Возможно (документальных сведений об этом нет), что он вместе с приказчиком составлял элементы одной сети перепродажи сибирских товаров мимо таможни и государственной монополии. Есть основания предположить, что еще одним участником вполне обычного для Сибири предприятия был целовальник съезжей избы, ведавшей сбором податей, Петр Осколков. Думается, что не случайно он был женат на второй дочери Никифора Черниговского. Именно родственными связями, брачными узами в то время скреплялись связи хозяйственные.
  Что именно произошло между попом Фомой Кирилловым и воеводой Лаврентием Обуховым остается непонятным - о "блудном деле" подробно не написано ни в одной челобитной. То ли воевода обнаружил поток меха и хлеба, идущий мимо его (да и государственного) кармана, то ли речь и вправду идет о внезапно вспыхнувшей страсти. Возможно, молодой, хоть и семейный, воевода "запал", как сейчас говорят, на жену Кириллова, дочь Черниговского. Во всяком случае, воевода отсылает попа Фому под конвоем на дальние погосты. В челобитной, поданной беглецами на Амур, события выглядят так: "Да он же, воевода Лаврентей Обухов, приехав на Киренгу в прошлом во 172 году, своим воровским умыслом, выслав ево, попа, с Киренги за приставом на низ, и без него, попа Фомы, изнасильничал сильно жену ево, Фомину, Пелагейку Никифорову дочь блудным грехом".
  Что более было задето - религиозные, хозяйственные или родственные чувства Усть-киренгинского приказчика - сказать не берусь. Насилие в те годы особым грехом для воина не считалось. Вот для женщины это было смертельным позором. Потому и обида отца была смертельной. Ведь речь идет о дочери и зяте, да и хозяйственные интересы страдали. Хотя Федор Черниговский, сын Никифора, и пишет, что собирались только ограбить, но не убивать воеводу. Похоже, что жизнь воеводы в качестве платы за честь предполагалась изначально. Однако, несмотря на всю подготовку, при чтении описаний самого убийства и последующего бегства на Амур не исчезает ощущение стихийности, случайности происходящего. Итак...
  Весной 1665 года (7173 от сотворения мира), то есть через несколько месяцев после трагедии в семье Фомы Кириллова, проходила Киренгинская ярмарка, куда съезжались торговые люди со всей Восточной Сибири, прибывали ясачные народы для торговли и выплаты дани. С дальних заимок промысловые люди стягивались за хлебом, оружием, порохом и прочими необходимыми для промысла вещами. Прибыл в Киренгу за своей десятиной и воевода.
  В тот раз десятиной он был явно недоволен. Второй зять Никифора Черниговского, целовальник Петр Осколков, отвечающий за сбор податей, был "взят в железы", а воевода с казной, ближними людьми и охраной на дощанике отправился в Илим. Видимо, Петрушка Осколков был не просто родственником, а тем самым человеком, благодаря которому на пашнях и при ясачных сборах возникали избытки, позже продаваемые или в Сибири, или даже за ее пределами. Именно это событие становится толчком для мести.
  Следом за воеводским стругом отправляются и мстители. Вместе с пятидесятником идут его дети, друзья, челядинцы, несколько казаков - всего чуть более двух десятков человек. В отписке их называют "черниговского дети". Речь, вероятно, идет не столько о родных детях Никифора (их все же было трое), сколько о распространенной форме названия зависимых людей. Сравним: казачьи дети, дети боярские. Идут верховыми. У безымянного островка, позже названного Обухов, пересаживаются на лодки и ждут воеводский корабль. Никифор со своими людьми, быстро подавив попытки сопротивления, поднимаются на корабль. И здесь мы видим небывалую для тех времен и даже неразумную "мягкость" Никифора.
  Он не просто оставляет свидетелей. Всем "сторонним" предложено сойти на берег. Их не трогают, хотя именно их жалобы и становятся самым подробным описанием происходящего, да и основанием для последующего смертного приговора. Воевода, понимая, что пришли именно по его душу, пытался спастись вплавь, бросившись с борта в воду, но несколько человек, остававшихся в лодке, нагоняют его, и будущий десятник, а позже и временный приказчик Албазинского острога Савелий Иванов (в документах "Савка Иванов") убивает воеводу.
  Подельники отпускают на берег племянника убитого воеводы и даже его ближних людей. Собственно, отпустили всех, кто не сопротивлялся. Более того, одиннадцать человек, бывших на воеводском дощанике, присоединяются к бунтовщикам. Захватив воеводскую казну, подняв знамя Илима, они отправляются по реке на Амур. Здесь стоит задуматься. Бунтовщики - а как еще назвать убийц законного воеводы? - отправляются на Амур на воеводском дощанике, подняв на нем государево знамя. Можно предположить, что изначально ехал Никифор Черниговский со товарищи не только в безопасное место, но шел устанавливать свою власть, строить свой мир. Он шел не жить из милости у степняков, но жить так, как сердце велит. Обычно ватаги, даже самые крупные, бежали именно от власти, шли за лучшей, более легкой жизнью. Многие и на Амуре не задерживались. Шли дальше, в Китай, оседали в империи.
  Черниговский шел именно на Амур, на фронтир между Россией и Китаем. Туда, где в силу удаленности обе державы были слабы. О "даурской земле" Черниговский знал хорошо. Сам постоянно сталкивался с большими и малыми ватагами переселенцев, "бегущих" туда (причем, и после того, как официально Амур опустел). Более того, больше бежать из Усть-Киренги после убийства воеводы было особенно некуда. Только в Приамурье оставалось пространство без власти, где достать беглецов было практически невозможно, ведь в Китае они из одной неволи (несвободы) попадали в другую. Может быть, чуть более комфортную, но неволю.
  Готовили ли они свой поход? Скорее всего, нет. Сомнительно, чтобы опытный воин, собираясь в дальний поход с не вполне определенным результатом, не позаботился о вооружении, продовольствии, теплой одежде, утвари. А дело, похоже, обстояло именно так. Судя по многочисленным жалобам, заготовкой всего вышеперечисленного они занимались по дороге.
  Добывали они все это привычным и для степей, и для Сибири способом - отбирали. Но "отбирали" (именно так говорят пострадавшие) весьма интересно. За изъятые ружья (большая часть отряда была вооружена пиками), порох, хлеб и прочее - платили. Тех, кто изъявлял желание, забирали с собой.
  Платили не одинаково: тем, кто слабее или чем-то провинился перед беглецами, платили меньше, сильным - больше. Но "чистого грабежа" почти не было. Даже в деревеньке давнего недоброжелателя Черниговского Федора Пущина что-то оставили крестьянам, пощадили жену дворянина, находящуюся там. На Чечуевском волоке, где стояла сильная застава, за не особенно уже нужные припасы было заплачено десять сороков соболей из захваченной казны. По сути, это была замаскированная взятка за безопасный проход на Амур.
  Но важно то, что беглецы насколько возможно старались придать своему грабежу вид торговли. И это в то время, когда сами воеводы, двигаясь к новому месту службы, ничтоже сумняшесь грабили все, что подворачивалось под руку. Даже Николай Спафарий, первый официальный посол России в Китай, на обратном пути как-то забыл вернуть албазинцам "одолженных ему коней и подводы". Черниговский же платит. Это тоже было необычно. Возможно, что уже тогда он старался идти не "вором", но новой, небывалой властью.
  По ходу следования ватага росла. Но лидер оставался прежним - пятидесятник Никифор Черниговский. Да и ядро составляли его люди. С ними шел и бывший настоятель Свято-Троицкого монастыря Ермоген, более других возмущенный воеводским насилием не столько над жинкой Пелагеей, сколько над лицом духовного звания, попом Фомой. На Амур пришло более восьми десятков людей разных чинов. Были там, конечно, и казаки, но были плотники, кузнецы, пашенные крестьяне. Словом, обычная ватага беглецов. Именно такие ватаги в тот период и составляли население Приамурья. Население достаточно беспокойное.
  В Нерчинск постоянно идут жалобы от маньчжуров и дауров на набеги этих ватаг на их территорию. Впрочем, последнее совсем не отменяло торговли между русскими поселенцами и местными народами, торговли с маньчжурами. Дело в том, что вскоре после разгрома отрядов Степанова немолодой уже полководец Шархода скончался. Власть перешла к его сыну, который ни военными, ни административными талантами не отличался, любил подарки, почтение. Словом, идеальная фигура для того, чтобы в регионе установилось полное безвластие. А когда нет нужды воевать, то разумные соседи быстро находят возможности торговать, дружить.
  Поддерживалась связь и с Нерчинском, где находился даурский воевода. Конечно, тоже неофициально. Но ведь везде же люди живут. А человек с человеком всегда договориться может. Из Нерчинска на Амур шли русские товары, туда уходили товары китайские, продукты охоты и обмена с местными племенами. Возможно, что местные поселенцы выплачивали какую-то нерегулярную дань маньчжурам и числились подданными империи Цин. Во всяком случае, некоторое их число, как отмечалось выше, благополучно переселялось в империю, обосновывалось там.
  Однако было в переселенческой ватаге Черниговского и нечто необычное. И шли они под государевым стягом, и запасы не отбирали, а покупали. И какие запасы? Не столько меха или еще более редкие золотые и серебряные монеты, а винтованные и простые пищали, порох, хлеб - то, что нужно именно в ратном деле. Было в самом Черниговском нечто, позволившее ему объединить эту стихию, создать вполне крепкую власть на Амуре, которую, в конце концов, была вынуждена признать и центральное правительство. Да, она не была самой большой или самой воинственной. Но была особой.
  Во-первых, здесь был один и признанный лидер. Как правило, избранный атаман доводил свою ватагу до вольных земель, и на этом его функции заканчивались. Ватага разбредалась по своим заимкам и деревенькам, охотничьим угодьям. Кто-то занимался и разбойным промыслом, не без того. Люди Черниговского оказались "спаяны" убийством Обухова. Добравшись до Амура, ватага не рассыпалась, но осталась вместе.
  Во-вторых, "черниговские дети" пришли не пустыми. С ними была воеводская казна, товары для обмена, запасы продовольствия. Значит, был некий временной ресурс, чтобы, оставаясь вместе, оглядеться. У прочих ватаг такого ресурса не было. Они сразу были вынуждены искать пути к выживанию.
  В-третьих, строительство большой деревни для всей ватаги (не исключено, что были женщины, не перечисленные в челобитной, что для той эпохи нормально) неизбежно ставило вопрос о строительстве укреплений вокруг нее. Собственно, из этого и рождается Албазин - "народная крепость" в Приамурье. Часто можно слышать, что Албазин - единственный острог, поставленный не по воле начальства. Это не совсем так.
  На окраинных землях такие укрепления возникали часто. Как правило - из разросшихся заимок или зимовий, или из укреплений вокруг деревни. Но судьба их была совсем не радостной - часть таких острогов (например, Баргузинский острог в Забайкалье, некоторые другие "воровские" остроги) воеводы попросту сжигали. Какие-то подвергались наказаниям и "умирали сами". Уникальность Албазина в том, что этот "воровской" острог смог стать центром целой области, острогом в подлинном смысле слова, а не логовом разбойников, которое и русским, и китайским властям порой приходилось уничтожать.
  Что же увидел Никифор Черниговский и его люди, оглядевшись в Приамурье? Огромное пространство, заселенное самым пестрым населением. Здесь были и остатки дауров, не ушедшие в свое время в Китай, и самые разные тунгусские народы, и русские поселения. Каждая группка жила врозь, друг в друге не особенно нуждаясь. Многолетнее противостояние между русскими отрядами и империей Цин нанесло мощный удар по большим объединениям. Остались лишь малые, в несколько десятков - максимум сотен - человек.
  Но земля богатая, прокормиться легко, потому и объединяться не очень нужно. Исчезают и укрепленные городища. Каждая группа занимается своим делом, стараясь не влезать в дела соседей без крайней необходимости. Такие "области изгоев" в Центральной Азии не редкость. Некогда подобные изгои жужани даже смогли создать в условиях вакуума силы достаточно устойчивое политическое образование, распространившее свою власть на Монголию, Южное Прибайкалье и Северный Китай. Подобная "страна изгоев" образуется и в Приамурье.
  Кто-то пашет, кто-то охотится, кто-то рыбу ловит. Есть и те, кто живет лихим промыслом, разбойничает. Но это - не единственная беда в Приамурье. Откочевавшие на китайский берег эвенки, монгольские племена, да и остатки дауров и дючеров охотно ходят в набеги на ничей берег. И нерчинский воевода, и маньчжурский наместник не против собрать здесь дань, но защиты обеспечить не могут ни тот, ни другой.
  У Нерчинска слишком мало сил. Самим постоянно приходится от монгольских и тунгусских набегов отбиваться, да от своих лихих людей оборону держать. Маньчжурские же крепости слишком далеко. Они бы и рады, быть может, здесь порядок навести, да на весь регион тоже сил не хватает. В результате - ни торговли особой, ни дани. Так, по мелочи.
  Показательно, что маньчжурский наместник даже после конфликта был готов наладить отношения с Россией и русскими в регионе. Определенные шаги в этом направлении предпринимали и столичные чиновники в Китае. Это вполне понятно - впереди трудная война. Какими силами располагает Россия, достоверно не известно. Лучше иметь ее в союзниках, чем противниках.
  Но Москва, уже полностью "смотревшая на Запад", не знала и не желала понимать ситуации на восточной окраине. Вплоть до посольства Спафария, когда, наконец, до самых твердолобых западников дошло, что они имеют дело с великой страной. И воеводам, отправляющим посланников в Поднебесную, предписывалось предлагать одной из самых сильных империй мира "пойти под высокую государеву руку", что в Пекине иначе, чем вызов, не воспринималось.
  Местным воеводам и жителям "пустого" Приамурья приходилось на свой страх и риск выстраивать "политику" и в отношении монголов, и в отношении маньчжуров, да и собственного столичного правительства. При этом собственно в Приамурье не оказывалось даже того, кто мог бы эту "политику" осуществлять. Оно оставалась ничейной территорией. Договаривались о нем, но не с ним. Черниговский пытается сделать Приамурье, во всяком случае, ту его часть, где жили русские поселенцы, стороной переговоров.
  Пока же нет на территории того, кто мог бы взять людей под защиту. А чтобы кого-то защищать - а что еще умеет человек всю жизнь занимавшийся ратным делом? - нужно базу иметь, опору. Такой опорой и должна была стать крепость. Потому и строился Албазин.
  
  Албазин
  Связь между Албазиным Черниговского и даурской Яксой достаточно слабая. Немногим более тесная, чем между поселениями эпохи палеометалла в устье Уссури и городом Хабаровском. Даурский город был порушен еще в предыдущий период. Немногое сохранилось и от русского поселения времен Хабарова. Но место было удобное: пахотные земли, заливные луга. Недалеко - лес и возможность охоты. Словом, все то, что в тот период делало местность пригодной для жизни. Там и решили обосноваться беглецы с Киренги.
  Стены крепости ставили хоть и не приставные, но и не особенно крепкие. По существу, это был тын, чуть более крепкий и высокий, чем обычно, составленный из стволов больших деревьев, установленный по старому, еще с даурских времен, валу. В сторону Амура, откуда могли пожаловать незваные гости, установили две башни. Одну - проезжую - в противоположную сторону. К тыну пристроены помосты для стрелков. Вот, собственно, и вся крепость. Но других здесь и не было. Внутри крепости располагался дом приказчика (показательно, что Черниговский называет себя не атаманом, а именно приказчиком), несколько изб, складов, амбар. Очень скоро, почти сразу после установки стен, начали строить церковь. Наличие церкви и священника даже среди не особенно религиозного населения поднимало албазинцев над всеми окружающими переселенцами. Как и сам факт наличия крепости.
  Мы не знаем и не узнаем всех перипетий становления Албазина. Но уже к следующему после прибытия, 1666-му году Албазин становится центром достаточно обширной области, простирающейся от верховий Амура до впадения в него реки Буреи. На этой территории, главным образом, вокруг Албазина стоит уже десяток русских селений, получающих защиту из крепости, дающих туда припасы. Есть и инородцы (в основном тунгусы), тоже обменивающие защиту на пушнину и иные продукты лесного и рыбного промысла.
  В течение кратчайшего времени начинается переселение не просто на Амур, но в Албазин. На территории вокруг крепости в кратчайший период возникло полтора десятка крупных деревень, монастырь. За Бурею они не заходили, да и ратные отряды из Албазина или Нерчинска там бывали нечасто. Так и здесь места хватало. Конечно, какие-то деревеньки были и до прихода Черниговского, и они просто признали его верховенство. Но были и переселенцы. Государев острог Нерчинск был в то время не самым уютным местом.
  После ухода Пашкова (хотя, возможно, и без связи с эти событием) начинаются набеги на Нерчинское воеводство. Был ли это ответ на разбойные действия живших в Приамурье русских беглецов или попытка полностью вытеснить русских за Байкал, сказать трудно. Только монголы из Халх-Монголии и дауры постоянно тревожат русские остроги в Забайкалье. Не случайно число служилых людей (ратников) после ухода войска Пашкова резко сокращается с 74 до 49 воинов. Понятно, что это, так сказать, учтенные воины, но тенденция очевидна. Воины гибнут, и заменить их некем.
  Это предопределило отношения между официальным Нерчинском и "воровским" Албазиным. Наличие острога с ратными людьми прикрывало Нерчинск с востока. Поскольку же все, пришедшие с Черниговским, были им "поверстаны" на ратную службу (хотя и иными занятиями не брезговали), воинских сил у "воровского" атамана оказывалось вдвое больше, чем у царского воеводы. Собственно, потому и сын боярский Ларион Талбузин, и сменивший его ротмистр и тобольский дворянин Даниил Аршинский общались с "избранным приказчиком воровского острога" Албазина как с официальной фигурой. Нерчинские и албазинские жители активно торговали друг с другом, сближались, роднились.
  Потому и устремлялись переселенцы не столько в Нерчинск, сколько далее по Амуру, в Албазин. Там и место привольнее, и защиты не меньше. А вот берет албазинский приказной гораздо меньше, чем воеводы. Ни поборов тебе, ни многочисленных "поминок". Поскольку такое переселение трактовалось, как бегство, то точного числа переселенцев в Албазин мы не знаем. Но можно предположить, что оно сравнимо с численностью переселенцев в Нерчинское воеводство. Последних же было более тысячи человек.
  Несколько странным представляется поведение самих албазинцев. Отстроив крепость, обжившись, поставив от себя в зависимость русские и тунгусские поселения вплоть впадения в Амур реки Буреи, они начинают активную меновую торговлю и сбор ясака с местного населения. При этом, ясак тоже получался как торговля, торговля безопасностью. И, видимо, товар (безопасность) был вполне качественным, поскольку о набегах на Албазин и прилегающие земли неизвестно.
  Торговали албазинцы и с даурами, жившими за Амуром, на маньчжурском берегу. Собственно, торговали со всеми, кто мог предложить что-то интересное и нуждался в том, что могли дать албазинцы; это вполне понятно. Менее понятным является то, что уже с 1666-67 года часть ясака начинает собираться в государев амбар и... отправляться в Москву, где албазинцы приговорены к смертной казни (12 участников убийства) и отрубанию рук (40 соучастников). Казалось бы, оказавшись в недосягаемости для властей, наладив отношения с ближайшим Нерчинском, можно успокоиться. Но албазинцы упорно шлют челобитные, оправдывая свой поступок, прося пожаловать им прощение. Собственно, в челобитных, обвиняющих убитого воеводу во всех смертных грехах, и появляется упоминание насилия над женой священника и дочерью Никифора Черниговского. Поскольку других сведений об этом нет, в том числе и в скасках при допросе одного из сыновей Черниговского, то можно предположить, что и сам факт мог и не иметь места. Просто в подобных челобитных принято было перечислять обиды.
  Смысл подачи челобитных можно понять, немного поднявшись над узкой полоской Приамурья, освоенной русскими переселенцами. Рядом (и албазинцы это знали) находится гигантская империя Цин, у которой хватило сил уничтожить достаточно мощный, подготовленный и вооруженный отряд Онуфрия Степанова. Да, основная территория империи находится бесконечно далеко - если в то время путь из Албазина в Нерчинск занимал больше недели, то что говорить от пути от Амура до Хуанхэ?..
  Но здесь рядом живут монгольские племена, уже признавшие власть маньчжуров. Да и крепости Ивового палисада вполне досягаемы. Даже с новой численностью (Никифор Черниговский довел число ратных людей до 200 человек, поверстав в казаки присланных на Амур пашенных крестьян) противостоять махине империи албазинцы не могли. Если слабый противостоит сильному, то судьба слабого предрешена. Но если сильных двое, то у слабого появляется возможность для маневра, игры.
  По существу, их челобитные были криком о помощи, о нарастающей угрозе. Для противовеса маньчжурам, все ближе подбирающимся к Амуру, им нужна была "вторая сила".
   Но Москве было не до острога на краю света. Трудная и долгая война с Речью Посполитой, начавшаяся с успешной осады Смоленска, наконец, завершилась долгим перемирием. Оно вполне могло бы перерасти в выгодный для русских мир. По этому миру за Россией оставался не только Смоленск, но закреплялась вся Левобережная Украина и Киев с городками. Завершилась и война со Швецией. Но в это время на южных границах вновь усиливается Османская империя.
  Османами подавлены провинциальные восстания и венгерское восстание, едва не приведшее к образованию независимой Венгрии. Выведена из игры Австрийская империя. Турки приступают к захвату Правобережной Украины. Россия сосредотачивает все наличные силы на западных границах. На "восточную политику" нет ни сил, ни средств. Да и интереса особого нет.
  В этой ситуации и Нерчинск, и Албазин интересны столице только в качестве источника ресурсов. Поскольку же ресурсов оттуда идет не особенно много, интерес этот совсем невелик. Это и предопределяет поведение центрального правительства в отношении албазинцев. Челобитные албазинцев ответа не получают, как и сами албазинцы не получают прощения. Но ясак, идущий из Албазина, вполне принимается, а посланцы далекого "воровского острога" неделями живут в стольном граде, как посланцы любого другого сибирского воеводы или приказчика.
  Проведение "международной политики" на восточном фронтире пришлось осуществлять Нерчинским воеводам и Никифору Черниговскому. "Международная политика" Никифора Черниговского была предельно простой: защищать свои деревни от набегов, брать за это плату. По возможности торговать с соседями, зря не нарываться.
  С этой политикой он справлялся вполне успешно, хотя и не без эксцессов. Так, посланцы одного из даурских племен явились в Албазин к уже старому приказчику, прося защитить их от маньчжуров. Проблема заключалась в том, что племя это проживало на китайском берегу Амура. В случае помощи дауры обещали платить ясак и переселиться на русский берег. Набрав три сотни казаков, Черниговский переправляется через реку. Но деревня оказалась брошенной, а казаков ждала засада. Отбившись, отряд возвратился в Албазин. Впрочем, походы совершались и в ответ на набеги монголов или дауров на русские деревни или стоянки объясаченных Черниговским инородцев. В этих случаях стороны (Нерчинский воевода и маньчжурский наместник) обменивали письмами. На протесты маньчжуров русский воевода отвечал, что не контролирует албазинцев. Соответственно, маньчжурский наместник примерно то же отвечал в отношении монголов.
  Но если при Ларионе Толбузине эта "международная политика" была достаточно пассивной и реактивной, то при Даниле Аршинском (1669-1673 гг.) была сделана попытка вывести ее на новый уровень. Этому способствовал и целый ряд событий. Все активнее шло переселение. Полоса вдоль Шилки и Аргуни и далее до Буреи превратилась в пространство сплошной русской колонизации. Исследователи говорят о пяти-шести тысячах переселенцев. Аршинский восстанавливает несколько острогов, разрушенных Ларионом Толбузиным (тогда для них просто не хватало людей), укрепляет Нерчинский острог. Число ратных людей в Нерчинске доходит до четырех сотен. Албазинцы и нерчинцы успешно отражают вторжения подвластных маньчжурам племен, сами наносят удары.
  Воспользовавшись визитом в Нерчинск наместника с жалобой, Аршинский договаривается о торговле между Маньчжурией (Северной границей империи) и Приамурьем. Он на свой страх и риск посылает посольство в Китай. Посланники (сын боярский Игнатий Милованов со товарищи) не только разведали маршрут, по которому позже будет двигаться Великое посольство Николая Спафария, но и получили от императора грамоту, подтверждающую свободную торговлю между Маньчжурией и Нерчинским воеводством (но не Российским царством). Был заключен договор о том, чтобы "впредь бы наших украинных земель людей не воевали и худа б никакого не чинили. А что на этом слове положено, станем жить в миру и в радосте".
  Но, пожалуй, главным успехом Аршинского - по крайней мере, так он считал и докладывал - стали переговоры с князем Гантимуром. Во всяком случае, именно так в тот момент казалось, хотя позже именно это стало источником конфликта. Об этом человеке стоит рассказать подробнее.
  Князь Гантимур был владыкой одного из племен тех самых "конных тунгусов" и дауров, с которыми некогда водил дружбу Хабаров и, возможно, Максим Перфильев. Этот племенной союз не участвовал в антиманьчжурском восстании под предводительством Бомбогора, сохранив и умножив свои привилегии. После ареста Хабарова Гантимур вместе со своими подданными, которых было более шести тысяч человек, уходит на другую сторону Амура. Оставаясь в нейтральных отношениях с преемником Хабарова, он совершает набег на Забайкалье, уничтожив острог на Шилке, его родовой территории. Гантимур получает титул цзолина (относящийся к 4-му, княжескому рангу в иерархии империи). Его носитель считался членом императорского рода Айсин Гёро. Получает он большое годовое содержание. Под властью Гантимура кроме его родовичей оказывается ряд тунгусских и даурских племен. В условиях, когда власть наместника из Нингуты слабеет, Гантимур оказывается одним из наиболее авторитетных людей в регионе.
  При этом Гантимур вполне мирно выстраивает отношения с русскими, активно торгует с ними. В 1667 году он отказывается принимать участие в очередном набеге на русские села и остроги, которые организует маньчжурский наместник, обеспокоенный активной колонизацией Верхнего Амура. С точки зрения наместника это было прямое неподчинение, хотя Гантимур и выдвигал вполне лояльные варианты объяснения. Наместник подает жалобу в Пекин. Гантимура вызывают на суд, решение которого в традициях империи Цин было однозначным - казнь.
  В этот момент и посылает к Гантимуру гонцов воевода Аршинский. Предложение простое: Гантимур со своими подданными переходит на русскую сторону. Ему возвращаются (отводятся) земли для кочевья, охоты и коневодства, обещается защита. И Гантимур переходит, а с ним - несколько тысяч его подданных, в том числе тысяча воинов. Пятьсот воинов Гантимура верстаются в служилое сословие, что едва ли не вдвое увеличивает число ратных людей в воеводстве.
  За все заслуги Даниил Аршинский вызывается в Москву, где жалуется государем серебряным кубком. Жалуется и Гантимур с сыном. За ними признается княжеское достоинство, что было невероятной редкостью. Как правило "туземные князьки" к русскому дворянству (а тем более, к княжескому титулу) не приравнивались. Гантимура с сыном допускают пред светлые государевы очи, чего прежде и вовсе не случалось.
  Следом за Гантимуром последовали и другие тунгусские и даурские роды, связанные с ним. Князья Туйдохунь, Баодай и Вэньду вместе со своими подданными тоже переходят к русским. Для Пекина и, тем более, для наместника в Нингуте это был крайне неприятный инцидент. Баланс сил начинает смещаться в сторону русских.
  В 1669 году маньчжурский наместник во главе большого отряда войск подступает к Нерчинску с требованием выдать Гантимура. Источники говорят о шести тысячах воинов. Последнее несколько сомнительно. Для сбора такой армии, а главное, для того, чтобы ее кормить, поход нужно долго готовить. Скорее, шесть тысяч ("знамя"), как "полк" на Руси, это наименование подразделения, а не указание его численности. Гораздо реальнее выглядит отряд в несколько рот ("ниру"), что тоже могло именоваться "знаменем".
  Однако Аршинский, имея под своей рукой уже достаточно сильную армию, отказывает ему, посылая гонцов в Албазин и ближайшие воеводства. Узнав от перебежчиков о выдвижении войск из Албазина и Прибайкальских острогов на помощь Нерчинску, маньчжуры отступают. Часто требование о возврате Гантимура называют предлогом. Так ли? Не очевидно, ведь до перехода Гантимура и других князей на русскую сторону выстраивались именно мирные отношения.
  Для империи Цин Гантимур и все, кто ушли с ним - изменники и предатели. При этом, Гантимур - обласканный предатель, считающийся членом императорской фамилии. Простить их, не наказать - огромный ущерб престижу, шатания в стане только что поставленных под контроль монгольских племен. И все это - в преддверии большой войны с Джунгарским ханством. Не случайно вскоре после этого сын Шарходы лишается титула, а в Нингуту пребывает новый наместник.
  Но и русские после пожалования Гантимуру и его старшему сыну титула русского князя, после царской милости отдать его не могли. Передать иностранному государству на явную казнь русского князя было невозможно. Возникла патовая ситуация, которая и привела, по-видимому, к войне. Правда, не сразу. Чтобы понять эту "задержку", стоит перенестись из Приамурья в столицу Серединной империи.
  Отец императора Суанье (Канси) Шуньчжи - не был сильным правителем. Первую половину его правления реальной властью обладал его дядя Доргонь, носящий титул "князь-регент". Именно он смог разбить монгольские войска и присоединить к маньчжурским владениям Южную Монголию (Чахарское ханство), поставить в зависимость от маньчжуров Северную Монголию (Халх-Монголию) и народы Приамурья, захватить столицу Серединной империи и весь Северный Китай, нанеся поражение войскам династии Мин.
  Но и после его смерти в 1650 году Шуньчжи (Фулинь) не смог перехватить полноту власти. Огромное влияние на императора имели придворные евнухи-китайцы, число которых превысило пять тысяч человек. Пользуясь этим, они добивались высших должностей, оттесняли маньчжуров от власти и управления. В таких условиях провинциальное управление приходило в упадок. К концу правления Шуньчжи произошла серия восстаний китайских (минских) полководцев, перешедших на сторону маньчжуров, наступление корпусов, оставшихся верными свергнутой династии. Только к 60-м годам XVII столетия ситуация несколько стабилизировалась. Умирающий император передает "небесный мандат" своему сыну - шестилетнему Айсин Гёро Суанье. До его совершеннолетия править должен был совет регентов. По воле императора туда вошли четыре князя, которые не могли претендовать на власть в принципе, поскольку принадлежали к боковым ветвям правящего дома.
  После смерти императора регенты первым делом разогнали клику евнухов, казнив их главу - советника Шуньчжи. Но, оттеснив от власти конкурентов, уже в на следующий год регенты сами сошлись в схватке, в которую втягивались все значимые представители империи. Победителем в схватке вышел князь Аобай, который до 1669 года сохраняет всю полноту власти. При нем маньчжурская политика меняется. Начинаются гонения на иноземцев и этнических китайцев (Хань). Последние вытесняются с большей части значимых должностей. Все это вело к усилению недовольства в верхах имперской аристократии. Вся система управления, созданная еще основателем династии Нурхаци, приходит в упадок. Этим во многом объясняются долгое и победоносное правление Онуфрия Степанова на Амуре и удивительно мирные отношения, которые складываются между Нерчинском и Нингутой после разгрома "хабарова войска". Да, русских сил за Байкалом немного. Но и у маньчжуров их тоже нет. По существу, именно вакуум силы позволил Черниговскому обосноваться в Албазине, стать главным на Амуре, выстроив отношения и с нерчинским воеводой, и с наместником из Нингуты. По всей вероятности, с хитросплетениями политики Поднебесной империи связан и переход на сторону русских князя Гантимура. Обладая высоким княжеским рангом, он никак не мог избежать участия в бурных событиях 60-х годов. Вероятно, его ставка оказалась слишком неудачной. Тем более, власть снова меняется.
  Недовольством Аобаем воспользовался повзрослевший император и его дядя-воспитатель, князь Сонготу. Регент был побежден, свергнут и казнен. А пост князя-регента занимает Сонготу. Понимая трудность положения империи, Суанье (Канси) и Сонготу существенно снижают налоги, "прощают" недоимки. При них прекращаются гонения на христиан и китайцев. К концу 60-х - началу 70-х годов хозяйство в ключевых районах Китая восстанавливается. Осознав свою силу, император начинает последнее наступление на остатки независимых владений в империи (войска Мин все еще контролируют часть южных территорий, а также территории "трех князей-данников", не пожелавших отказаться от власти в пользу императора). В начале 70-х годов Цин оказалась в очень непростом положении. Южные данники объединились, призвав китайцев на войну с захватчиками. При этом сами князья-данники были маньчжурами. Несмотря на то, что "народной войны" не вышло, поскольку китайцы ненавидели князей больше, чем императора, шесть из пятнадцати провинций от империи отпадают. В Южной Монголии начинается антиманьчжурское восстание, возглавляемое князем Буринай, потомком правителей из династии Юань, некогда владевших Китаем. Джунгарское ханство ставит от себя в зависимость часть Халх-Монголии (Западную Монголию), приближаясь к территории данников Цин.
  Но Канси (Суанье) смог расколоть врагов и начать на них наступление, постепенно оттесняя князей-данников к морю, приводя к покорности монголов. В этот момент и состоялось посольство Николая Спафария. Крайне негативное отношение к нему легко объяснить ситуацией в империи. Россия в этом контексте воспринимается императором как еще один претендент на земли империи. Отсюда же постоянное требование о выдаче князя Гантимура как возможного знамени для нового восстания в монгольских степях.
  Интересно, что Никифор Черниговский считал поддержку Гантимура большой ошибкой. В самом деле, стабильная ситуация, развивающаяся торговля, сокращение (а в перспективе - и прекращение) набегов позволяли русским областям Приамурья жить в богатстве и радости. Обострение ситуации было невыгодно обеим сторонам. Он даже собирался выехать с собственным посольством в Нингуту, за что был на какое-то время отстранен от места приказчика. Албазинцы предпочли встать на сторону Нерчинска.
  Но в первый момент казалось, что опасения были напрасными. Даже наоборот - события с массовым переходом на русскую сторону подданных империи Цин привлекли, наконец, к Приамурью внимание центральной власти. Аршинский был награжден и переведен в более значимое Тобольское воеводство. На его место назначается тобольский сын боярский Павел Шульгин.
   Никифор Черниговский и илимские беглецы получают прощение. Правда, само "прощение" было обставлено довольно необычно: "албазинские воры" приговариваются к смерти, но на следующий день в честь Светлого Христова Воскресения им даруется полное прощение. Сам Черниговский становится сыном боярским и официальным приказчиком Албазинского острога. Казаки Албазина начинают получать хлебное и иное довольствие из Нерчинских запасов, становятся официальными ратными людьми. "Воровской острог" становится государевым.
  Наслаждался царской милостью строитель Албазина недолго. Еще успел он поверстать в казаки присланных из Нерчинска "пахать государеву десятинную пашню" крестьян. Выгоняет он из Албазина присланного воеводой проверяющего десятника. Ходит в поход за Амур...
  Однако в 1675 году его не стало. На его место избирается новый приказчик. Еще избирается, не назначается. Но и это ненадолго. Вместе с Черниговским уходила и эпоха воли в Приамурье - не сразу, постепенно, но уходила. Власть все сильнее давила казачьи вольности.
  А вдали, там, где Амур соединяется с Сунгари, уже вставало зарево новой большой войны, в которой Албазин стал ключевой точкой. Здесь сошлись главные силы противников. Именно здесь немцем Афанасием Бейтоном на предложение о сдаче крепости было сказано: "Русские крепости сдавать не привыкли". Но это будет потом. Пока же в самом конце 1673 года новый воевода Павел Шульгин въезжал в Нерчинск.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7.
  Приамурье:
  война в преддверии войны
  
  Воеводство "в Даурах" Павла Шульгина и сделало войну близкой и практически неизбежной. Хотя неизбежной, похоже, она была уже с того момента, когда был дан отказ на требование выдать князя Гантимура, и начался массовый переход маньчжурских данников на русскую сторону. Ведь назревала Большая война с Джунгарской державой, а в этих условиях шатания среди данников - особенно среди монголов - были крайне опасны. Потому перед началом Большой войны нужно было решить проблему на Амуре. Впрочем, новый воевода изрядно помог маньчжурам.
  Павел Шульгин прошел непростой путь. Был сыном боярским в Тобольске - крупнейшем городе Сибири. После опалы отца попал в Якутск, где сделал стремительную карьеру (частью - за счет способностей, частью - за счет умения вовремя переходить на нужную сторону). Наконец он достиг и воеводского поста в Нерчинске. После Аршинского воеводство было достаточно сильно. Но сильно оно было не столько за счет воинской силы, сколько за счет умелой местной политики. Понимая слабость маньчжурского наместника, Аршинский выстраивает с ним вполне разумные отношения, обеспечивающие свободную торговлю на границе и на прилегающих территориях, пытается выстроить отношения с монгольскими и бурятскими соседями, с не вполне подвластными жителями Приамурья.
  Этого Шульгин, похоже, не осознавал. Он пытается ужесточить контроль над данниками-бурятами, поставить в зависимость монгольских князей (тайше). Организует несколько походов - хоть и успешных, но сделавших монголов, долгие годы торговавших с русскими, достаточно осторожно относящихся к маньчжурам, убежденными противниками русских воеводств. В свете надвигавшейся угрозы со стороны маньчжур это было не самое разумное действие.
  Не менее жесток он был и по отношению к русскому населению, особенно в Приамурье. Долгое охлаждение отношений с албазинцами при Черниговском и его преемниках сменяется открытым противостоянием. Он пытается назначить в Албазин своего приказчика. Впрочем, безуспешно. Во время пребывания в Нерчинске священника Ермогена, Шульгин захватывает его, вымогая средства из церковных запасов. Стоит помнить, что иеромонах Ермоген был не только главой церкви в Албазине и основателем монастыря, но и одним из самых уважаемых людей в Приамурье и Забайкалье. Нерчинские казаки под предводительством сына боярского Григория Лоншакова восстают, отстраняя воеводу от власти. Жалоба на его деяния отправляется в Москву. Впрочем, Москва принять решение не успевает - в 1678 году Шульгин умирает.
  Но дело было сделано. С таким трудом замиренные земли вновь оказываются на грани взрыва. А противник продвигается все ближе. В период правления императора Шуньчжи и в последующий период "войны регентов" империи Цин было просто не до далекого Севера. Еще меньше было дела до Приамурья Русскому царству, все глубже увязавшему в войне на западном направлении. Но в конце 60-х годов междуцарствие заканчивается. В течение десятилетия новый император Суанье (Канси) обретает власть, а управление - эффективность. Появляются ресурсы не только для решения внутренних проблем, но и для экспансии. В свете назревающей Большой войны с Джунгарским ханством "наведение порядка" на Амуре становится насущной задачей.
  Назначенный в Нингуту новый наместник Пеньчунь приводит к покорности монгольских союзников (кроме всего прочего, сильно обиженных Шульгиным), поддерживает всех, недовольных русскими. Политика милости по отношению к колеблющимся данникам, проводившаяся правительством Пекина в 70-е - 80-е годы XVII века, приносит плоды. При Пеньчуне начинается частичный переход даурских князей из русского подданства на сторону империи Цин. При этом к началу 80-х годов появляется и сила для приведения к покорности тех, кого не вышло "купить". В северное наместничество пребывают войска, оружие, боеприпасы. Наместник создает опорные базы вблизи Амура. Городок Гирин становится новым опорным центром для будущих сражений за Приамурье. Вдоль реки создаются магазины для будущей армии. В 1682 году в Нингуту в качестве главы будущего похода прибывает полководец Лантань, прежде бывший одним из командиров личной гвардии императора - своего рода китайский капитан де Тревиль. Уже сам факт его перевода говорит о том значении, которое придавалось будущему походу.
  Героя Александра Дюма Лантань напоминал не только по должности (Циньцзюнь шивэй тунлин - командующий высшими телохранителями императора) - судьба его была не менее, а может быть и более яркой. Его служба начинается в 16 лет - телохранителем, еще при отце императора Канси. Но в связи с "проступком" отца, командира гвардейской роты, вся семья впадает в немилость. А сам Лантань изгоняется со службы. По всей вероятности, отец будущего "воеводы" маньчжурской армии на Амуре выступил противником регента Аобая.
  После свержения последнего Лантань возвращается на службу. Занимая придворные должности, он, тем не менее, участвует в подавлении восстания трех князей-данников - в качестве личного посланца императора, а после - как командир гвардейской роты. По возвращении он официально получает звание цзолин (командир ниру и, одновременно, глава определенной территории). В ранге "Усмирителя Запада" он участвует в "восстановлении небесного порядка" в Южной Монголии, подавлении нескольких мятежей. Получает звание монгольского военного фудутуна (генерал-губернатора) Монголии. В 1682 году в том же ранге (фудутун Маньчжурии) направляется в Нингуту. Там он и совершает знаменитую "разведку под видом охоты на оленей" по землям Приамурья, начинает готовить армию.
  В русском же стане обстоятельства складывались далеко не благополучно. После смерти Павла Шульгина воеводы стали меняться с огромной скоростью. Так, за недолгие семь лет боярский сын Алексей Толбузин, сын бывшего воеводы Нерчинска, переведенного на воеводство в Тюмень, успел побыть воеводой "в Даурах" четыре раза. Далекая власть, понимая угрозу Приамурью, но не имея ресурсов для организации защиты, вместо того, чтобы позволить людям хотя бы самим подготовиться к обороне, начинает выдавать стандартную реакцию власти в трудных обстоятельствах - истерику. Какое-то время в Приамурье и Забайкалье (Даурах) пытаются удержать власть сыновья Шульгина, потом управляет сын боярский Григорий Лоншаков, после (или одновременно) управляет избранный приказчик Астраканцов. Только к 1684 году ситуация как-то стабилизируется. В Нерчинске укрепляется воевода Иван Власов, а в Албазине - воевода Алексей Талбузин. При этом Приамурье получает статус отдельного воеводства (Албазинское воеводство). Стоит отметить, что воеводство в Иркутске и Нерчинске было для Толбузина намного успешнее, чем в Албазине. И причина тут не столько в самих его действиях, сколько в Приамурье.
  Казалось бы, все воевода делал правильно. Укрепления острогов усиливались. Впрочем, не особенно радикально, особенно в Албазине: немного увеличили стены, количество раскатов для пушек. Сами же стены остались прежними, бревенчатыми, без земляного укрепления. То ли средств не хватало, то ли сам воевода рассчитывал на русский "авось". Увеличивались гарнизоны острогов, число "поверстанных".
  При этом жизнь в Приамурье текла сама по себе, никак не реагируя на активность воеводы. Не прерывались мирные промыслы. Засевались поля, закладывались новые деревеньки и острожки на Зее. По Амуру и прилегающим рекам продолжали двигаться русские караваны судов с небольшой и не очень-то вооруженной охраной. В острогах и зимовьях "сидели" небольшие отряды, организующие сбор ясака с податного населения. Отчасти это объясняется тем, что, несмотря на всю остроту ситуации, столица продолжала ждать из Приамурья новые и новые ресурсы. Новые сорока пушнины, ткани, чай - все то, что поставлялось из Приамурья в гораздо более мирный период.
  Было и еще одно обстоятельство. За почти полтора десятка лет существования Приамурья в условиях вакуума силы здесь сложилось совершенно особое сообщество. Во-первых, оно было крайне смешано в этническом отношении. Крупные племенные союзы на территории распались, русские переселенцы и аборигены активно смешивались, жили совместно. Во-вторых, жители Приамурья научились ладить со всеми сторонами. Судя по китайским документам, переведенным сегодня на европейские языки, в том числе и на русский, жители Приамурья платили какую-то - впрочем, совсем не тяжелую - дань в Нингуту, считались подданными империи. При этом (особенно в период властвования Никифора Черниговского) вполне успешно выстраивали отношения с Нерчинском, да и Москвой. Фактически же Приамурье (причем, оба берега реки) оказывалось гигантским пространством порто-франко, миром без власти, но и без хаоса, миром, где активно торговали и русские, и тунгусы, и монголы, и китайцы. Править таким населением - даже в период, когда формально это пространство стало государевым воеводством - было довольно трудно. Отсюда и достаточно странные действия Толбузина, да и еще более опытного Власова.
  
  
  Показательно, что в 1684 году, когда боевые действия уже начались, Иван Власов организует первый в России "сереброплавильный завод", разработку и плавку меди, добычу слюды. И все это на территории, которой угрожает нашествие. Конечно, Нерчинск тоже укреплялся. Строились новые башни, раскаты, укреплялись стены. Но гарнизон продолжал оставаться достаточно скромным. Менее четырех сотен ратников в Нерчинске и примерно столько же в Албазине. В остальных острогах гарнизон был еще меньше. А оружия порой и вовсе не хватало. Так, на две сотни гарнизона Селенгинского острога в момент нападения на него было только шестьдесят пищалей. За пределами острогов и в русских и в туземных поселениях власть воеводы была не особенно ощутима, как и поддержка населения.
  Маньчжуры вели подготовку к войне гораздо более тщательно. Лантань обучает войска, в том числе артиллеристов. В Гирине под его руководством строится речная флотилия. Поскольку Гирин находился все же достаточно далеко от будущего театра военных действий, на "маньчжурском" берегу Амура, но уже совсем недалеко от места будущих сражений, чуть южнее современного Благовещенска строится крепость Айгун с земляными укреплениями. Туда же стягиваются войска, отряды с огнестрельным оружием, артиллерия, подводятся суда. В самой Маньчжурии собирается подать продовольствием за три года с тем, чтобы создать достаточные запасы для содержания немаленькой армии. Лантань лично организует рекогносцировку к Албазину, для сохранения приличия представленную как охоту и заезд к "соседу". Укрепления острога он оценивает как слабые. Что, как показало будущее, соответствовало действительности.
  Уже в 1683 году начинаются боевые действия на Амуре. Стремительным броском отряд под командованием Лантаня пленил караван русских казака Григория Мыльника, следовавшего в зейские остроги. Большая часть острогов и поселений между Зеей и Буреей были оставлены. Некоторые приняли бой, но скоро были уничтожены. Русские поселения восточнее Албазина или погибли, или были брошены. Иными словами, царский воевода до последнего момента не предпринимал каких-либо активных действий, направленных если не на сопротивление маньчжурской армии, то хотя бы на помощь русским крестьянам и жителям восточных острогов. Единственной формой активности было стягивание войск в Албазин и многочисленные письма с просьбой о помощи в Тобольск, Томск, Нерчинск. Но помощь даже из ближнего Нерчинска опоздала. События начинают развиваться невероятно стремительно.
  К тому моменту, когда Иван Власов завершал строительство завода по плавке серебра, армия противника была готова к итоговой битве. В начале лета 1685 года ударный корпус в три тысячи воинов с тридцатью пушками (в том числе осадных калибров) на кораблях выдвигается к Албазину. По берегу вдоль реки шли отряды конницы. По дороге захватывались в плен или уничтожались малые отряды, пытающиеся укрыться за стенами крепости.
  Интересная особенность действий маньчжурского "воеводы", на которую по понятным причинам стараются не обращать внимания: не оказывающие сопротивления жители Приамурья остаются живы. Упоминаемый выше Григорий Мыльник после заключения мирного договора благополучно возвращается в Нерчинск. Причем, спокойно продолжает варить мыло в собственной мастерской. Да и тот факт, что к моменту возвращения русских в Приамурье там вновь оказывается более десятка крупных деревень, невольно наталкивает на мысль, что их никто не разорял. Жители, отойдя в лес, пропустив войско, движущееся к Албазину, благополучно возвращаются домой - как и пленники, захваченные Лантанем по ходу движения, и даже как гарнизоны острогов, покинувшие их. Только Верхнезейский острог, где два десятка казаков отказались сложить оружие, был осажден маньчжурским отрядом. Впрочем, и он держался почти год. Следовательно, осада велась не особенно активно.
  Причина такого поведения маньчжурского полководца не столько в особом гуманизме, сколько в том простом обстоятельстве, что население Приамурья воспринимается им (да и пекинским правительством) в качестве своих подданных. Кто же убивает собственных подданных? Тем более, что ведут они себя вполне правильно. Вот отряд в Албазине, возглавляемый чиновником иностранного и недружественного (после провала посольства Спафария) государства уже никак не подданные, а противник.
  Вполне возможно, что и сами жители Приамурья воспринимали назначенного воеводу отнюдь не дружественно. Тогда понятно, почему Толбузин ничего не предпринимает для организации отхода населения, не защищает его от маньчжурской угрозы. Похоже, что угроза эта была именно воеводе, а не Приамурью. Во всяком случае, и воевода, и жители воеводства особой любви друг к другу не питали, решая свои вопросы самостоятельно.
  Возможно, существовал и субъективный момент, связанный с тем, что Лантань многие годы служил в императорской гвардии, личной охране императора. Одним из наиболее боеспособных подразделений здесь была русская рота (орос ниру), созданная из жителей Приамурья именно в 60-е годы князем-регентом Сонготу для охраны Сына Неба. Эта рота входила в состав Желтого знамени и считалась наиболее верной и неподкупной, а ее воины - честными, исполнительными и не участвующими в дворцовых интригах, что выгодно отличало их от других подразделений гвардии. Лантань вполне мог знать бойцов из этой роты, дружить с ними, по ним формировать впечатление о русских.
  Уже приближаясь к Албазину, Лантань отправляет гонца из числа пленных с приказом гарнизону Албазина покинуть крепость. В случае невыполнения приказа, как говорилось в послании, крепость и ее гарнизон будут уничтожены воинской силой. Интересно, что само послание маньчжурского полководца доставили казаки из каравана Мыльника.
  10 июня маньчжурский корпус подошел к столице воеводства, последней крепости в Приамурье. Большая часть жителей деревень, расположенных вблизи острога была вынуждена спешно уходить от берега в тайгу. Началась первая осада.
  Отряд, засевший за стенами острога, оружие не сложил, но и активных действий предпринимать не стал. Он не смог, да и не попытался воспрепятствовать высадке маньчжурских войск. Маньчжуры, практически не тревожимые из крепости, строят осадные укрепления, обкладывая крепость со всех сторон.
  Со стороны Амура расположилась флотилия; основная часть армии Лантаня подковой обложила крепость. Следующая за армией союзная конница обшаривала окрестности. С северной стороны, направленной от Амура, расположились самые мощные пушки. 12 июня начался обстрел крепости. Тонкие деревянные стены Албазина, возведенные еще Никифором Черниговским, не могли защитить от мощных пушек. По словам участников обороны, порой ядра не просто пробивали северную стену, но прошивали крепость насквозь. В течение трех дней продолжался обстрел деревянной крепости из всех трех десятков оружий, прекращавшийся только для того, чтобы охладить перегревшиеся стволы.
  Стены были разрушены, и большая часть крепости превратилась в руины. Практически ни одно строение полностью не уцелело. Погибло около трети защитников, одна из трех пушек. После дня отдыха Лантань скомандовал общий штурм. Но оказалось, что земляной ров и вал защищали лучше, чем хлипкие стены. После десятичасового боя маньчжуры были вынуждены отойти к лагерю. Но ров был уже почти засыпан. Становилось понятно, что следующего штурма Албазин не переживет.
  В этих условиях Талбузин соглашается покинуть Албазин. Стоит отметить, что в описаниях как-то опускается, не выделяется благородство поступка маньчжурского полководца. Он имеет перед собой абсолютно разрушенную крепость с двумя сотнями защитников, без артиллерии. Почти без пороха. В его распоряжении до пяти тысяч боеспособных воинов, тридцать орудий, запасы продовольствия и пороха. Тем не менее, он отпускает остатки албазинского гарнизона в Нерчинск. Возможно, конечно, что это и не столько благородство, но и понимание, что такие гонцы в Нерчинске лучше любых диверсантов снизят боевой дух защитников. Первоначально Лантань потребовал отхода в Якутск, но Талбузин отговорился тем, что измученный гарнизон просто не доберется туда. Маньчжурский "воевода" дает согласие на отход гарнизона Албазина к Нерчинску. Правда, по китайским источникам, берет с воеводы клятву не возвращаться более в Приамурье. К Нерчинску отходили и все отряды, которые смогли ускользнуть от корпуса Лантаня.
  Сам же Лантань, разрушив остатки укреплений, счел компанию законченной и отошел к Айгунской крепости. Он оставляет там пять рот (ниру) для наблюдения за Амуром, остальные войска уходят в Нингуту. В Пекин спешит гонец с сообщением, что повеление Лифаньюаня (ведомства по контролю над подвластными народами) исполнено. Русские вытеснены из Приамурья, а Небесный порядок восстановлен.
   В Нерчинске ситуация была иная. Нужно думать, что Власов, как старший воевода, был крайне недоволен не только результатом (это было понятно), но и самим поведением Толбузина, да и албазинцев, рассказывавших страшные истории об осаде и силе "богдойцев". По его распоряжению, чтобы "побежную славу из Албазина не учинить" Алексей Толбузин со всеми скопившимися в Нерчинске албазинцами должен был вернуться. Данное Лантаню слово он в качестве аргумента для отказа от попытки вернуть Албазин даже не рассматривал.
  Положение несколько облегчалось тем, что к июлю в Нерчинск подошел полк пятисотенного состава, направленный из Тобольска на помощь Албазину во главе с полуполковником (подполковником) Афанасием Бейтоном. И если Власов был более дипломат, а Толбузин, говоря современным языком, управленец-менеджер, то Бейтон был именно профессиональным военным с огромным и очень разноплановым опытом.
  При всем том, что в предстоящей кампании именно ему довелось сыграть главную роль, известно об этом персонаже не особенно много, хотя попытки сакрализации Албазина, старательное вписывание истории Приамурья в имперскую историю, идущие в последние годы, привели и к повышению интереса к Афанасию Бейтону. Существует несколько документов, где с небольшими отличиями приводится его биография. Это две его челобитные, с подробным перечислением его заслуг перед российским государем, а также биография, написанная его сыном.
  Приведем наиболее значимые факты его жизни. Родился он в Пруссии, бывшей на тот момент еще не королевством, но герцогством. Происходил он, как и Францбеков, из небогатой дворянской семьи. Для такого отпрыска небогатого дворянского рода военное поприще оставалось единственным путем для того, чтобы выбраться из бедности и безвестности. В совсем юные годы он бросается в бурные воды Тридцатилетней войны, видимо, на стороне одной из протестантских армий. Заканчивает войну он в чине поручика.
  Его биограф, сын Яков Афанасьевич Бейтон пишет: "Отец ево был родом Пруского государства, был чином порутчик и ис того государства вышел он к Москве своею волею во 162 году и служил во всех в Литву походех".
  Но завершение войны стало серьезной проблемой в Германии. Тысячи наемников оказались выброшенными из жизни. В их услугах больше не нуждались. Кто-то смог пристроиться в резко сократившиеся армии, кто-то - в купеческую охрану. Часть отправилась за океан. Кстати, именно в этот период в Северной Америке появляются первые немецкие колонисты. Но большинство оставалось "за бортом". К этой группе относился и молодой поручик. С отчаяния он принимает приглашение наемником в бесконечно далекое восточное королевство "московитов", о котором ему достаточно мало было известно.
  В качестве командира роты солдат иноземного строя он участвует в сражении за Смоленск, битве за Могилев, штурме Риги. Получает отличия и звание капитана. Но дальнейшие битвы на западном направлении шли уже без нашего героя - он переводится в качестве военного советника в Томский острог. Томск, основанный за полстолетия до этих событий, к тому времени стал центром Томского разряда. Разряд - территориальная единица Русского царства, объединявший несколько воеводств. Разрядный воевода считался над ними старшим. Он был "глазами и ушами" монарха на далекой периферии.
  Причиной перевода части наемников-офицеров в Томское воеводство была возросшая угроза российским данникам, да и самому разрядному городу со стороны Енисейских кыргызов - сильного народа, некогда создавшего одну из кочевых империй. К XVII веку кыргызы уже оттеснялись на периферию, были в зависимости от ойратов из Джунгарского ханства, однако продолжали считать территорию Томского воеводства, где проживали их бывшие кыштымы (данники), своей. Потому постоянно тревожили Томск набегами.
  В Томске Бейтон участвует в переговорах с Алтын-ханом, одним из властителей Халх-Монголии. Организует охрану караванов, поход на кыргызов. Учится воевать не только по-европейски, но и по-сибирски. Главным же событием этого периода, радикально изменившим всю жизнь Бейтона, стала его женитьба на русской девушке и переход в православие. В крещении он и получает имя Афанасий. По царскому указу "Афонька Бейтон жаловался чином сына боярского" и переводился "со всем своим домишком в Москву".
  О его службе в столице известно немного. По словам самого Бейтона, он участвовал в подавлении бунтов, первом походе на Азов, закончившимся разгромом русской армии. Тем не менее, чины и жалования шли успешно. К концу 70-х годов он уже полуполковник (подполковник), что было блестящим успехом для провинциального дворянина без связей и высоких покровителей. За беспорочную службу жалован деревеньками под Москвой. Однако в 1680 году он пишет челобитную с просьбой о переводе его в Сибирь, в ставший к тому времени разрядным городом Енисейск. Подлинную причину такого поступка, достаточно странного для человека, делающего вполне успешную карьеру, мы не знаем. Возможно, какие-то личные несчастья, а, может быть, после сибирской воли жизнь близ монарха показалась ему слишком пресной и суетной. Тем не менее, в 1684 году мы застаем его уже в Енисейске. И совсем не офицером полков иноземного строя, которых в Сибири и не было, а казачьим головой, атаманом.
  В тот год из Тобольска на помощь Албазину выходит приказ (полк) служилых людей. Но до Енисейска он доходит в самом жалком состоянии, более походящем не на полк, а на шайку бродяг. Оголодавшие тобольцы пытаются взять Енисейск на саблю, но Бейтон достаточно быстро объясняет нежданным гостям, кто в доме хозяин. Однако, приведя их к покорности, выделяет продовольствие, помогает с оружием. Дальнейшее оказалось полной неожиданностью для полуполковника и дворянина по московскому списку: полк соглашается проследовать дальше только "если их поведет Афанасий Иванович".
  Бейтон соглашается, предполагая окончанием пути город Нерчинск. Однако судьба распорядилась иначе. Полк не успевает к началу осады. Более того, по непонятной причине отстает и потом гибнет часть пушек, следующих обозом. Причиной опоздания был набег монголов, организованный по приказанию цинских властей. Таких набегов было несколько, о них скажу в свое время. Этот набег и столкнулся с полком Бейтона. Кочевников удалось отогнать. Но в Нерчинск полк прибывает только в начале июля 1685 года, когда остатки отряда Толбузина уже покинули руины крепости.
  В Нерчинске его ждет новая неожиданность: по приказу Власова он назначается казачьим головой Албазина. По решению Власова, поддержанному Бейтоном, в Албазин направляются остатки гарнизона, прибывший полк и сотня казаков из Нерчинска. Перед выдвижением основных сил Афанасий Бейтон с двумя сотнями верховых совершает вылазку в Албазин. Там он обнаруживает, что маньчжуров ни в Албазине, ни поблизости нет. Поля с созревшим зерном, как и многие деревеньки, стоят нетронутыми. В результате разведки к отряду присоединяется полторы сотни пашенных крестьян. Итак, в августе 1685 года около тысячи человек во главе с воеводой Толбузиным отправляются из Нерчинска в Приамурье.
  Политика воеводы в Приамурье в этот раз качественно меняется. Очень возможно, что здесь сказывается влияние Бейтона, хоть и не обладавшего административным опытом, но не вызывающего неприятия у местного населения. Стоит помнить и то, что по статусу (подполковник, московский дворянин) он был выше Толбузина.
  Албазин восстанавливается. Причем, крепость становится качественно иной. Двойные деревянные стены толщиной в полтора метра заполняются грунтом, что делает их почти неуязвимыми для артиллерии той эпохи - ядра просто вязли в земле. На валу, увеличенном до двух косых саженей (примерно 3,5 - 4 метра) ставятся частокол, надолбы и другие оборонительные хитрости того времени. Сами стены строятся "ломанные" (бастионами). На бастионах устанавливаются орудия, в том числе новейшая мортира. На вершине стен оборудуются огневые позиции для стрелков, устанавливаются фашины, защищающие их. Большая часть припасов и пороха размещается в толще стен и в подземных кладовых. На поверхности остаются лишь воеводская изба (административное сооружение) и сторожевая вышка.
  Из собранного урожая часть идет на припасы на случай длительной осады. Идет заготовка солонины. В этот раз иллюзий нет. Война будет. Будет осада.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 8.
  Вторая осада
  
  В 1685 году (7193 году от Сотворения Мира) менялась не только крепость. Менялась вся жизнь в Приамурье. Причем, менялась существенно. Албазинцы больше не сидят за укрепленными стенами, а, как во времена Никифора Черниговского и Онуфрия Степанова, начинают "продавать" безопасность. Первоначально Бейтон создает конные отряды для патрулирования деревень, построенных переселенцами из Нерчинска. Это действие вполне военное и рациональное - именно эти деревеньки обеспечивают продовольствием воинов. Да и сами воины совсем не прочь поохотиться, порыбачить, землепашеством заняться - ведь не солдаты, хоть и служилые люди. Значит, кто-то их должен охранять. После того, как таким патрулям удалось отбить несколько вылазок то ли дозорных из Айгуна, то ли просто разбойников, к ним за защитой начинают обращаться и жители более удаленных деревень.
  Постепенно вся территория от слияния Шилки и Аргуни до Зеи берется под контроль. Военного смысла в этом немного; разве только продовольствие в крепости пополняется быстрее, да вновь возникает возможность отсылать ясак в столицы. Но это - дела воеводские, а не военные. С военной же точки зрения все совсем не радужно: при том же числе бойцов увеличивается зона контроля, значительная часть гарнизона постоянно вынуждена находиться вне крепости, практически в походе. Однако есть здесь и еще одна составная часть - политическая. Исчислить ее трудно, но смысл ее прост. Население Приамурья постепенно склоняется в сторону Албазина. Люди начинают видеть там не царских мытарей, а защитников.
  Меняется и настроение самих албазинцев. Шли сюда смертники, обреченные на гибель злой волей государя и власти. Но постепенно албазинцы начинают осознавать себя защитниками, а не смертниками. После того, как три сотни казаков под командой Бейтона смогли разбить и отбросить отряд маньчжуров из Айгуна, появляется и уверенность в собственных силах.
  Но противник с другой стороны Амура никуда не делся. Получив из Айгуна сведения о возвращении русских и восстановлении Албазина, Лантань начинает готовить новый поход. Предполагалось, что после быстрого штурма Албазина основная часть армии совершит бросок по реке к Нерчинску. Одновременно с этим с юга в Забайкалье и Прибайкалье начнут вторжение союзные монгольские отряды, усиленные маньчжурами. Таким образом, отрезаются Томск и Енисейск, с ними - возможность подхода помощи, а сам Нерчинск берется в клещи, из которых уже не выберется.
  То, что готовящийся поход на турок (для чего были сосредоточены все российские войска, которые удалось собрать), неурядица и бунты в верхах Московской политики почти исключали прибытие подкреплений, Лантань не знал.
  Но в этот раз поход протекал совсем не так стремительно и победоносно. Попытки организовать диверсии, так успешно применявшиеся во время первой осады, были по большей части отбиты дозорами Бейтона. Война малыми силами, которую пытались организовать маньчжуры, эффекта не дала. Тогда из Нингуты в Албазин к защитникам крепости направляется посланник с предложением о переходе на сторону империи. Каждый согласившийся получает сотни золотых монет (жалование городового казака было от одного до трех рублей, а офицера - до тридцати), зачисляется в императорскую гвардию. Другой вариант: уход из Приамурья с сохранением знамени, вооружения, припасов. Второе предложение по нормам того времени тоже поражением не считалось.
  В принципе, для сибиряков, которые в далекой Москве и русскими-то не считались (не случайно стояли таможни между Сибирью и Русью), предложение было очень привлекательным. Но Афанасий Бейтон, пользуясь своим правом атамана, собирает казачий круг. Там он смог убедить своих подчиненных дать иной ответ: "Един за единого, голова в голову, а назад де без указа нейдем". Бейтону приписывается ответ, данный маньчжурскому посланнику: "Русские в плен сдаваться не привыкши!".
  Почему этот немецкий наемник, ставший казачьим атаманом, так заботится о защите крепости, о выполнении почти навязанного ему поручения? Всерьез говорить о преданности монархии после того, как он едва ли не сбежал из столицы, довольно трудно. Можно, наверное, говорить о немецкой обязательности, стремлении любым путем выполнить работу. Но вероятнее всего другое. Именно здесь, в Сибири, в Приамурье он осознает себя, становится не колесиком и винтиком гигантской военной или административной машины, но частью этой земли, причем, важнейшей ее частью.
  Но вернемся к событиям в Приамурье. После отказа русских и от перехода на сторону маньчжуров, и от ухода из крепости, Лантань начинает готовить большой поход. Для перевозки сорока пушек и пяти тысяч воинов, из которых более двух тысяч были бойцами знаменной армии, было собрано 150 судов. Посуху, как и в первый раз, шли отряды союзной конницы. Но в 1686 году не было ни захваченных в плен, ни брошенных в спешке домов: албазинские дозоры заблаговременно оповещают о продвижении противника и жителей деревень, и саму крепость.
  Большая часть укрывается в лесу и в сопках, часть отходит к Нерчинску. Показательно, что после войны численность скота в Нерчинске почти удвоилась. Видимо, это и были приамурские стада, благополучно перегнанные на новое место. Жители близлежащих деревенек укрываются в крепости. Причем, что интересно - не только русских деревенек. Во время раскопок в Албазине были обнаружены женские скелеты, явно принадлежащие представительницам тунгусского (эвенкийского) этноса. Скорее всего, это или жены русских переселенцев, или жители союзных эвенкийских деревень. Сам факт их наличия говорит о том, что защитниками Албазина были далеко не только те, кто пришли с Алексеем Толбузиным в августе 1685 года. Сколько их было? Опять загадка.
  Но вернемся к событиям осады. В июле 1686 года маньчжурская армия подошла к Албазину и сделала попытку высадиться. Если при первой осаде высадка прошла без проблем, а осажденные, как им и положено, сидели за стенами, то на этот раз все было иначе. Отчаянная вылазка отряда под командованием Бейтона, поддержанная огнем пушек с бастионов, раз за разом срывала высадку. Огнем русской артиллерии были уничтожены два судна, не один десяток воинов противника. Только через пять дней маньчжуры смогли высадить войска за пределами дальности стрельбы пушек, начать обстрел крепости.
  Но новые стены делали стрельбу не особенно эффективной - ядра просто вязли в валу и земляном слое между стенами. А постоянные вылазки казаков не позволяли артиллеристам врага вести прицельную стрельбу. Все "наземные" строения вскоре были разрушены. Но это предполагалось изначально. При этом ни припасы в стенах и подземных срубах, ни порох не пострадали. Немного было среди защитников и убитых. Правда, уже в первый день обстрела погиб сам воевода Алексей Толбузин.
  Крепость - теперь и формально - возглавил Афанасий Бейтон. Осознав неспособность артиллерии справиться с крепостными стенами, Лантань дает приказ об общем штурме. Но удачное расположение крепостных орудий и стрелков, а также готовность отряда для вылазки привели не только к тому, что штурм был отбит: бросившиеся на вылазку защитники обратили противника в бегство, преследуя его до самого лагеря.
  Осада начинает задыхаться. К крепости стягивается дополнительный контингент, который первоначально предполагалось использовать совместно с монголами. Теперь он понадобился под Албазиным. В результате монголы оказались без поддержки отрядов с огнестрельным оружием.
  Лантань окружает крепость сплошным заслоном, отстоящим от стен на семьсот-восемьсот шагов (дальность прицельной стрельбы), пытаясь взять Албазин измором. Но продовольствия в крепости хватало. Через две недели относительного затишья маньчжуры идут на очередной приступ. Но с тем же успехом. Стрелки со стен прерывают все попытки маньчжурских войск приблизиться к крепости. Попытка взорвать стены с помощью подкопа тоже не удалась. Защитники Албазина организовали встречный подкоп, куда заложили пороховой заряд. При взрыве погибло более десятка бойцов противника.
  Время шло. Огромное для Приамурья войско (очевидцы говорят о десяти тысячах человек), стояло на маленьком пятачке. Вблизи не было ни поселений, ни иных мест, где бы можно было пополнить припасы продовольствия, пороха. До ближайшей базы было от пяти дней до недели пути. Пока припасы подвозили корабли. Но и это было небезопасно. И осажденные не раз бросались на вылазку, если корабль с припасами приставал в пределах досягаемости, да и для засевших в лесах жителей окрестных деревень это была лакомая добыча. Для охраны кораблей, отвлекая их от осады, приходилось выделять большие отряды.
  Но это - пока Амур свободен ото льда. А надолго ли? Здесь начинает сказываться неожиданный для маньчжурского полководца фактор, который потом умные люди назовут издержками контроля. Контроль над гигантским пространством требует усилий намного больше, чем само это пространство может дать. Вероятно, потому маньчжуры никогда не делали попыток завладеть Приамурьем. Обезопасить себя - да. Вытеснить противника - конечно. А вот завладеть - не выходит. Но теперь для того, чтобы вытеснить упорного противника, необходимо контролировать это пространство. А это находится за пределами возможностей не только малых отрядов русских воинов, но и большой армии наместника Севера.
  Положение Лантаня и его армии становилось все более угрожающим. Причем, далеко не только за счет героизма защитников крепости. Монгольские походы никак не напоминают стальную клешню, сдавливающую Нерчинск. Скорее, они похожи на то, чем и являются - на набеги нерегулярных ватаг кочевников. Более того, часть тунгусских племен, связанных с родом Гантимура, совершают похожие набеги на маньчжурские коммуникации, а зима все ближе. Следуя логике, необходимо отводить войска на зимние квартиры, а следующей весной начинать все заново. Но уйти от Албазина без каких-либо результатов значит похоронить свою карьеру и расположение Сына Неба.
  В октябре Лантань решается на последний, самый мощный штурм, в котором принимают участие все: артиллерия, пехота, конница. Для того, чтобы преодолеть ров и вал, строятся два подобия осадных башен. Наступление ведется и от реки, и с противоположной стороны.
  Но и это не срабатывает. Удачно расставленные орудия, подготовленные защитники и умело построенные укрепления сводят на нет численное преимущество маньчжуров. Одну из башен казаки взорвали на подходе, а вторую захватили и использовали для отопления. Конница при штурме стен просто оказывалась бесполезной. Натиск же пехоты албазинцы отбивали, используя "ручное оружие" и "ручные бомбы" (гранаты). После боя, длившегося весь световой день, стороны вернулись к исходному положению: русские - в крепости, маньчжуры - вокруг нее. За три месяца осады и три штурма русские потеряли менее сотни бойцов. В то же время их противники около тысячи.
  А через месяц начинается ледостав, прекративший плавания по Амуру, а значит - и снабжение. К войску Лантаня подбирается голод и все сопутствующие ему в военном лагере несчастья. За зиму от голода, болезней и обморожений погибло вдвое больше бойцов, чем от русских пуль.
  Но и в крепости ситуация была далека от идиллической. Да, продовольствия хватает; враги едва держатся на ногах и беспокойства не доставляют. Но беда подкрадывается с другой стороны: в зимний период, не имея возможности охотиться и собирать хвою, гарнизон начинает страдать от цинги.
  Женщины и мужчины слабеют, у них выпадают зубы и волосы, опухают суставы. Сколько именно человек скончалось в Албазине за ту зиму от цинги, сказать трудно. В книгах их число получают простейшим способом: от восьмисот изначальных защитников отнимают сотню тех, кто погиб во время штурмов, тех, кто вышел из Албазина в Нерчинск вместе с Бейтоном и в результате получают тех, кто умер от болезни. Безусловно, какая-то логика в этом есть, и если не точное значение, то порядок цифр мы можем представить. Но есть проблема.
  Мы уже условились, что точного числа защитников Албазина мы не знаем. Жители и даже жительницы окрестных деревень в то время и в том месте были вполне защитниками, способными и стрелять, и уж тем более выполнять подсобные работы. Трудно представить, что четыре "осадных городка" расположенных на расстоянии более километра друг от друга могли полностью блокировать крепость. Вполне возможно, что после прекращения боевых действий часть гарнизона просто ушла в Нерчинск или в тайгу. Довольно странным выглядит и то обстоятельство, что жители Сибири, пережившие не одну зиму, не запасли никаких средств против цинги. То, что болезнь была - нет сомнения, тому есть масса свидетельств. И смерти были у тех, кто ранен, ослаб. Но вот то, что она скосила две трети гарнизона, довольно сомнительно.
  Вариантов несколько. Первый - самый неприятный, хотя и вполне житейский. Вспомним, что изначально Лантань предлагал переход на службу императору Канси (Суанье) на сказочных для казаков условиях: огромный оклад, жизнь во дворце (тепле и уюте), не особенно хлопотная по сибирским меркам служба. Стоит вспомнить и то, что многие жители Приамурья уже служили в "русской роте". Соответственно, это был не путь в неизвестность, а вполне понятное и даже - некоторое время назад - желанное предложение. В какой-то момент, после очередного осложнения отношений с официальной властью, его едва не принял Никифор Черниговский.
  Вполне вероятно, что за долгую приамурскую зиму, когда острота конфликта постепенно спадала, сменяясь гораздо более мирными отношениями (о которых далее), последовало еще одно предложение, и для какой-то части казаков оно могло быть предложением, от которого нельзя отказаться. Бейтон же, не желая "выдавать своих", сочиняет историю о массовой гибели (а за более чем год совместных боев люди Приамурья для него стали, безусловно, своими, ведь и сам он во многом - заложник обстоятельств; его семья осталась в Енисейске).
  Второй вариант: легенда о полном блокировании крепости была только легендой. Героической черточкой в скасках, отчетах и прочих повествованиях. Как и то, что десять тысяч вражеских воинов стояли у небольшой крепости, когда судьба решалась уже западнее, в Нерчинске. Тогда Бейтон, исходя из боевой ситуации и вестей из Нерчинска, вполне мог регулировать численность гарнизона, отсылая и возвращая часть бойцов.
  Можно придумать и другие варианты объяснения колебания численности русского гарнизона. Но непреложно то, что, начиная с ноября по май, две армии стояли друг против друга, не предпринимая никаких действий. При этом маньчжуры и их союзники страдали от голода, а русские и, возможно, эвенки - от цинги.
  И здесь начинают происходить совершенно невероятные события. Стоит начать с того, что есть в любом учебнике, в любой официально-государственной сказке об этих событиях. Хитрые и коварные "богдойцы" (какими же быть врагам, как не хитрыми и коварными) решили разведать, есть ли у русских продовольствие. Чтобы показать свое презрение врагам, защитники крепости приготовили "пирок весом в пуд" и передали его противнику в насмешку над ним. Несколько позже Лантань, узнав, что в крепости началась цинга и сам Бейтон недужен, с хитрыми и коварными целями (а какими же еще?) посылает врачей с лекарствами от болезни. При этом двух казаков, отправленных Бейтоном за хвоей с целью приготовления средства от цинги, маньчжуры убивают.
  Итак, осажденные и осаждающие активно коммуницируют, хоть и не всегда дружественно. И не просто общаются, но обмениваются тем, что другим остро необходимо. Попробуем отбросить представление о том, что враги обязательно хитрые и коварные. Вспомним, что едва не половину армии Лантаня составляли дауры и дючеры, частью мобилизованные командованием Нингуты, частью сражающиеся за свою землю. Но для защитников крепости эта земля тоже была своей. Многие десятилетия они жили здесь, пахали поля, растили детей. И уж тем более своим Приамурье было для эвенков. И в тот раз, и в тысячах других случаев, сражались не правда и ложь (это вообще довольно редкий вариант), а разные правды.
  Более того, до вмешательства властей и русские, и дауры, да и маньчжуры с китайцами вполне ладили друг с другом на берегах Амура. Ведь долгий период времени с 1658 по 1677 годы государственная власть здесь отсутствовала, причем, как с российской, так и с маньчжурской стороны. А вот торговля была. И новые деревни строились, люди с разным цветом кожи роднились между собой.
   Приамурье - гигантский фронтир, а на фронтире все столичные "непримиримые противоречия" решаются проще, разумные люди всегда договорятся между собой. Причем, разумными были не только воины, но и военачальники. И тот, и другой прошли долгую и очень разную жизнь. Знали и взлеты, и падения. Почему бы им, в ситуации, когда нет ни возможности, ни желания убивать друг друга, не помочь своему визави? Тем более, что уже в конце декабря стало известно о заключении перемирия. Ведь эпоха, когда солдат, стоящий в противоположном строю, превращался только и исключительно в исчадье ада, демона во плоти, пришла уже в более поздние и просвещенные времена. А может быть, до фронтира она просто еще не докатилась, только зарождаясь на цивилизованном Западе...
  Разве не логично, видя, как люди, с которыми ты хоть как-то, но общаешься, страдают от нехватки того, чего у тебя в избытке, не поделиться этим? Вполне себе нормальный рыцарский поступок. А может быть, и еще проще: сибирские переселенцы-первопроходцы были людьми хозяйственными, предприимчивыми, да и дауры им не уступали. Может быть, между осажденной крепостью и осадными городками уже зимой 1686/87 годов шла активная торговля? У русских - припасы; у маньчжуров - отвар от цинги. Все разумно, все по-человечески. А как же убитые посланцы? Так война же, хоть и перемирие. Попались, не спрятались. Грустно, но бывает. Правила игры такие. И казаки не раз (по отпискам, 16 раз) по осени устраивали вылазки ночами, пошалить по маньчжурским осадным лагерям.
  Амур вскрылся. В мае 1687 года Лантань отводит армию от крепости. И поскольку судьба противостояния теперь решалась не здесь, а у Нерчинска, там нужны были силы для демонстрации решимости, для угрозы, чтобы выторговать себе более выгодные условия мира.
  Кстати, очень вероятно, что в этих условиях Власов затребовал "лишних" воинов и у Бейтона - для защиты крепости сотни бойцов за глаза хватало. Небольшой была крепость: длинная стена, обращенная к Амуру - около девяноста метров, а восточная и западная - и того меньше (около семидесяти). Скорее всего, с этим, а не только с крайней нуждой и лишениями связано то, что с Бейтоном, в конце концов, оставалось только 66 человек. Именно они, албазинцы, вынудили стянуть к крепости большую часть войск, вооруженных огнестрельным оружием, оголив иные направления. А иные направления были.
  Уменьшает ли все это героизм албазинцев? На мой взгляд, ни коим образом! Менее тысячи бойцов в течение долгого времени отбивали атаки противника, во много раз превосходящего их по численности, не хуже вооруженного и обученного. И не просто отбивали, а переходили в атаку сами, захватывали орудия и "языков". Именно их смелость и умение привели к тому, что план вытеснения русских за Байкал, вполне продуманный и реалистичный, так и не воплотился. Просто из лубочных героев для агиток и лакированных описаний "величия русского духа" они становятся живыми людьми. Разными людьми. Но именно людьми, а не статуями командора. И, как мне кажется, это прекрасно.
  
  
  
  Глава 9.
  Не только Албазин
  
  Так сложилось, что Албазин стал главным местом, о котором только и знают те, кто вообще что-то слышал о жестокой схватке на Амуре во второй половине XVII века. Поход Хабарова и правление Степанова вообще числятся по другому ведомству - по части первопроходцев. Их сражения, происходящие в рамках того же противостояния, старательно осмысляются отдельно. Логика в этом есть: именно под Албазиным дольше всего и труднее всего длилось сражение; именно там сошлись самые боеспособные части маньчжурского корпуса и русских отрядов. Возможно, свою роль сыграло и то, что Албазин был одним из немногих мест, где значимым лицом был священник (Ермоген), да и церковь была, икона чудотворная в ней - все, как полагается. Соответственно, именно его имело смысл "вытаскивать из забвения" в свете современных идеологических установок государства.
  Но в войне на Амуре, точнее, во второй ее части (1880 -1889 гг.), Албазин был далеко не единственным местом, где велись битвы, гремели пушки. Ведь Нерчинск предполагалось охватить с двух сторон, лишить возможности получения помощи, уничтожить русские остроги в Забайкалье и Прибайкалье.
  В популярной литературе вторжения монголов, подвластных Тушет-хану и другим владыкам Халх-Монголии объяснялись не столько тем, что они входили в число данников, а позже и подданных династии Цин, сколько их обидой на походы русских в период правления в Нерчинске Павла Шульгина, или еще какими-то внешними обстоятельствами. Обида, скорее всего, была. Был поход в Монголию по приказу Шульгина (под командованием его сына Василия), было и основание острожков на землях Тушет-хана. Была и не особенно успешная попытка заключения союза с Алтын-ханом из младшей ветви правителей Халха в его противостоянии Тушет-хану, кыргызам и ойратам. По распоряжению из Москвы Алтын-хану передавалось вооружение и "жалование", что, впрочем, не спасло его от поражения. Но то, что речь идет о согласованных действиях, как-то исчезало из вида. А именно мысль о том, что удары по Приамурью и Забайкалью были частями одного плана, напрашивается, исходя из самой истории взаимоотношения монголов и империи Цин.
  Еще при дедушке императора Канси, хане Абае, начались вторжения маньчжурских войск в Южную Монголию, Чахарское ханство. При отце императора, регент Доргонь завершает покорение Южной Монголии и вторгается в Халх. Последние остатки независимости народов южной части Халха подавляет Лантань в звании наместника-правителя Монголии. Все в большую зависимость от Пекина попадают племена северной части Монголии. Только западная часть монголов была не связана с империей Цинн, но они еще в середине столетия попадают в зависимость от Джунгарского ханства. То, что Лантань, планируя компанию против русских, использовал подвластные империи и, отчасти, ему лично монгольские племена, более чем вероятно.
  Но результативность этих действий была крайне далека от идеала. Уничтожить русские остроги (как правило, слабо укрепленные зимовья) на территории собственно Монголии удалось. Удавалось и угнать в русских деревнях скот, пожечь посевы. А вот с походами к Байкалу выходило не очень. Удар, который попытались нанести подданные Тушет-хана Чихуньдоржа в 1685 году (одновременно с нападением на Албазин), пришелся на полк, который вел Бейтон. И едва ли это случайность. Однако тобольцы и енисейцы смогли не только отбиться, но и существенно потрепать кочевников. При всей стремительности лихой конницы и мощи монгольского лука залповому огню и артиллерии они противостоять не могли.
  Стоит отметить, что это событие, а также то, что часть монгольских племен выстраивала вполне мирные отношения с русскими государством (Хотогойтское ханство на Северо-Западе Халха), сказалось на мощи удара на "втором направлении". Многие племена попросту не пошли в набег. А контролировать племя кочевников в условиях Великого Степного пояса и сегодня проблематично. Что уж говорить о XVII столетии. Имело значение и то, что народ (хала) князя Гантимура к тому времени кочевал близ Нерчинска, между Шилкой и Аргунью тоже. А ведь это тысячи воинов.
  Тем не менее, удары были. Об одном из них стоит упомянуть. Не случайно место, где состоялась это сражение, носит имя Падь убиенных. Место это известно мало. Оно не относится к основным достопримечательностям современной Бурятии. Лишь недавно деревянный крест, установленный на месте гибели сотен воинов, по личной инициативе местных жителей заменили на железный. Да уже в самое последнее время установлен памятник герою сражения Демьяну Многогрешному.
  Но начнем по порядку. В позднюю осень 1686 года в Пекин прибыли подьячие Посольского приказа Никифор Венюков и Иван Фаворов. Цель - заключение перемирия. Возможно, что именно отсутствие видимых успехов и стало основанием того, что Пекин дал согласие на него. А может быть, и не совсем так. Ведь задача императора состояла отнюдь не в том, чтобы захватить Приамурье или Забайкалье и даже не столько в том, чтобы вытеснить оттуда русских. Вспомним, что все ближе подступает Большая война между двумя самыми могучими державами региона - империей Цин и Джунгарским ханством.
  Интересы маньчжуров и ойратов (джунгаров) пересекались в двух пространствах. Во-первых, в Тибете. Сакральная власть Тибетских владык в центральной и восточной Азии была огромной. При этом ламы традиционно поддерживали ойратских правителей. Именно по их благословению владыки ойратов, не будучи связанными прямым родством с Чингиз-ханом, носили, тем не менее, титул хана, дающего право на власть над всеми осколками гигантской державы от Волги до Тихого океана. Маньчжурские властители тоже претендовали на это наследство. Не случайно принц-регент Доргонь еще в 40-е годы XVII века присвоил себе титул хана, найдя какое-то родство между золотым родом Айсинь Гёро и Небесным ханом.
  Но ламы поддержали претензии не маньчжуров, а ойратов. И не просто поддержали. В Тибете сложилось очень необычное двоевластие: духовную власть осуществлял Далай-лама, а светскую и, прежде всего, военную - хан из ойратов (Хошутское ханство). Потому так торопились маньчжуры укрепиться в южных районах Китая, чтобы потом беспрепятственно нанести удар по ойратам в Тибете.
  Этот конфликт был очень далеко от Приамурья. Единственная связь между событиями тех лет на Юге и в Приамурье состояла в том, что до середины 70-х годов, пока правительство в Пекине полностью не поставило под свой контроль южные провинции, им было не до Приамурья. Да, ойратские послы пытались заключить союз с Москвой против общего врага, обещая не ходить в набеги на русские остроги и русских данников, взамен прося огнестрельного оружия, пороха и инструкторов. Впрочем, безуспешно.
  Вот другой район будущего конфликта был намного ближе к Приамурью, непосредственно граничил с Забайкальем и Прибайкальем: Монгольский мир. Могущественная монгольская династия Юань, основанная внуком Чингиз-хана, некогда контролировала весь Китай. Но постепенно ее влияние в Китае снижалось, а территория все более стягивалась к собственно территории Монголии. Но и в самой Монголии шли сложные процессы, далеко не радужные. Многочисленные потомки Чингиз-хана, владыки туменов, чувствовали себя все более самостоятельными. Власть Великого хана становилась номинальной. Складываются три династии, враждебные друг другу, возрастает власть повелителей туменов (по сути, племенных вождей). Политическая структура Халха становится все более рыхлой. Еще в 30-е - 50-е годы XVII века начинается противостояние ойратов и маньчжуров за обладание Монголией. Здесь тоже положение все более обострялось.
  Да, Приамурье и Забайкалье само по себе маньчжуров интересовало не особенно, но наличие потенциальной угрозы с Севера в опасном районе волновало очень. Особенно после перехода на сторону русских князя Гантимура, вызвавшего брожение среди элиты Халха. Это было уже опасно. Ликвидировать северную угрозу, вытеснив русских из зоны будущего конфликта за Байкал, привести к покорности восточные и южные монгольские племена - это осознавалось, как острая необходимость. Тем более, что в Халхе дела складывались вполне благополучно. Испуганные вторжениями ойратов монгольские владыки все более склонялись в сторону империи Цин.
  Со стороны московского правительства в землях за Байкалом и по Амуру тоже не ощущалось особой заинтересованности. С середины XVII века до конца 60-х годов шла война с Речью Посполитой. Начавшаяся, как битва за Смоленск, она оказалась гораздо более сложной и длительной, чем мыслилось первоначально. Едва замолкли выстрелы в Западе, как начинается противостояние на Юге. До 1681 года шла трудная и кровопролитная война с Османской империей, завершившаяся неоднозначным Бахчисарайским миром.
  Но с миром на Русь покой не пришел. Во-первых, за годы войны было едва не вдвое, а где-то и втрое увеличено налоговое бремя, что вызвало новое бегство податных людей в южные степи и на сибирские просторы. Увеличивается число стрельцов на таможнях между Сибирью и Русью - с тем, чтобы перекрыть каналы контрабанды, увеличить доходы с Сибири. Собственно, жесткость воеводы Лаврентия Обухова, которая стала косвенной причиной появления Албазинской крепости на Амуре, вполне могла быть вызвана не его личными претензиями, а требованиями столицы. Все это не способствовало процветанию общества. Во-вторых, неожиданная смерть царя Федора III, не оставившего указаний по престолонаследию, вызвала конфликт в верхах, который и привел к власти правительницу Софью. Не обладая безусловными правами на власть, она вынуждена была одновременно решать острейшие проблемы, стоящие перед вымотанной долгими войнами страной и "покупать" лояльность своих сторонников.
  Понимая сложность своего положения и потребность страны в "отдыхе", Софья старалась избегать при малейшей возможности военных противостояний. При ней был заключен "Вечный мир" с Речью Посполитой. Достаточно миролюбивой была политика и на востоке страны. Правда, были походы на Юг. Но здесь общественное мнение заставляло предпринимать шаги, которые, скорее всего, она и не желала.
  При этом важно учесть, что речь уже не идет о той территории, на которую претендовал Хабаров и которую позже контролировал Онуфрий Степанов. Русские поселения Албазинского воеводства располагались до впадения реки Зеи в Амур, то есть только на Верхнем Амуре. За Зеей поселения были единичны, а крупных деревень не фиксируется вовсе. В глазах правительницы и ее советников ценность плодородных земель в невероятной удаленности от столицы была невысокой. Более значимы были открытые в конце 70-х годов месторождения серебра (деньги) и меди (пушки), построенные при воеводе Власове первые заводы, ставшие в будущем основой знаменитого Петровского завода. Но они располагались не на Амуре, а в Забайкалье.
  Удержать Забайкалье, даже пожертвовав Приамурьем, получить дополнительный ресурс за счет возможности торговать с Китаем, поставлять не только традиционные кожи, сало, пеньку, меха и моржовые бивни и т.д., но и экзотические восточные товары на европейский рынок - вполне разумная задача в существующих условиях. Причем, при существующих раскладах, задача вполне решаемая и достижимая, если бы не один нюанс: посольства ойратов в Москве. Для империи Цин не допустить этого союза было жизненно важно. Именно преобладание в огнестрельном оружии и организации армии давало маньчжурам основание для уверенности в будущей победе.
  Потому, вероятно, уже после заключения перемирия боевые действия не прекращаются. В 1688 году, когда Великое посольство во главе с астраханским воеводой, стольником Федором Головиным уже выдвигалось к Забайкалью (о посольстве и мире поговорим позже), на курултае монгольские владыки принимают главенство Пекина. В это же время, весной, армия Тушет-хана Чихуньдоржа - до пяти тысяч всадников - вторгается в Забайкалье. В осаде оказываются Селенгинский и Удинский остроги. Начинается оборона Селенгинского острога, продлившаяся три месяца.
  Здесь тоже много неясного, странного. На гарнизон в 294 человека приходится 6 пищалей. Странно здесь все. Селенгинский острог не был большим - он почти в три раза меньше Албазинской крепости. Весь периметр стен около 120 метров, тогда как только стена, обращенная к Амуру, в Албазине была около ста метров. По сторонам имеются башни. Высота стен - более пяти метров. Имеются все необходимые оборонительные заведения. Есть относительно подробное описание острога, данное его строителем и приказчиком, сыном боярским Иваном Поршенниковым.
  Да, территория эта еще не спокойная. Монгольские вторжения идут уже не один год. Собственно, в связи с этим и перестраивается Селенгинский острог. Но три сотни - это явный перебор. Вспомним, что чуть больше было в распоряжении Алексея Толбузина во время первой осады Албазина. Скорее всего, речь идет обо всем населении острога, включая промышленников, пашенных крестьян, сборщиков ясака, целовальников и прочий люд. Для такого острога более вероятна численность гарнизона в полсотни казаков, или около того. Не вполне понятна ситуация с шестью пищалями. Конечно, казаки прекрасно владели луками. Но предположить в крепости конца XVII века гарнизон, почти не имеющий огнестрельного оружия довольно трудно. Более вероятно, что пищалями здесь названы пушки (вполне обычное наименование для более ранних времен, но встречалось и в ту эпоху).
  То есть, перед нами обычный небольшой сибирский острог, хорошо укрепленный и имеющий на вооружении шесть пушек. Понятно, что гарнизон в остроге не сидит (остроги ставятся не только для обороны). Это - центр власти над окружающей территорией. Сбор ясака, торговля, дозоры - все это на них, на служилых людях. В такой ситуации многочисленного отряда в крепости ожидать трудно. Не потому, что людей не было - просто на службе они. А может и дома, по деревням в округе.
  В такой момент и происходит вторжение монголов. "...Очирой и Кутухта отправили своего брата Батур-Контайшу с многия тысячи мунгалов, с пушками и мелким оружием. В первых числах генваря 196 (1688) года окружили они Селенгинск и Удинск, грозя оные разорить до основания...".
  Такое внезапное нападение вполне могло окончиться катастрофой. Но, на удачу для острога, в нем оказался человек, который смог организовать оборону - опальный гетман Левобережной Украины Демьян Игнатович Многогрешный. Об этом человеке нужно рассказать немного подробнее.
  
  Селенгинский острог
  
  Судьба его была более чем непростой. Родился он в 1631 году в Черниговском воеводстве. В 1649 году внесен в реестр в качестве войскового есаула, то есть помощника кошевого атамана. В 1660-х годах мы застаем его уже черниговским полковником. Для Запорожского казачества это было очень сложное время. "Гетманщина" стремилась сохранить остатки самостоятельности, мечась между тремя Пороховыми империями (Речью Посполитой, Османской державой и Русским царством). Казаки то принимали сторону Москвы, то пытались уйти под руку польского короля, то принимали подданство Блистательной Порты.
  Вместе со своим покровителем атаманом Иваном Брюховецким Демьян Многогрешный идет под руку русского царя. Но вскоре левобережное казачество, будучи недовольно царскими воеводами и условием перемирия с Речью Посполитой, поднимает восстание. Демьян Многогрешный переходит на сторону гетмана Правобережной Украины Петра Дорошенко, принявшего турецкой покровительство. От Дорошенко он впервые получает титул "наказного атамана" в Левобережной Украине. Но уже очень быстро становится понятным, что Дорошенко не собирается, да и не может защищать запорожцев. Начинается брожение в казачьей "старшине". Демьян Игнатович (Многогрешный, как и у Хабарова, возможно, было прозвищем, а не фамилией) вступает в переговоры с московскими воеводами, переходит на сторону Москвы. В 1668 году на Раде он уже избирается, а не назначается гетманом. В следующем году он приносит присягу Алексею Михайловичу и заключает с ним "Глуховские статьи" - последний документ, гарантирующий реальную автономию казачества.
  Но деятельность Многогрешного, стремящегося к хотя бы относительной независимости, отстаивающего уже уходящее в прошлое казачье равенство, все сильнее шла вразрез с интересами казачьей "старшины", чьи интересы уже давно привязывали ее к Москве. Последние видели в царе гарантию своей власти, которая большей частью казачества продолжала восприниматься как неправильная. Да и не особенно устраивал московские власти излишне самостоятельный гетман, обладающий огромным авторитетом. В 1672 году казачья "старшина" совершает своего рода "государственный переворот". Гетман Многогрешный с родней и ближниками был схвачен и обвинен в сношении с Османами. Суд проходил в Москве. Первоначальный смертный приговор для Многогрешного и его людей был заменен на ссылкой в сибирские остроги.
  Но, видимо, авторитет опального гетмана был невероятно высоким. Не случайно избранный на его место гетман Иван Самойлович постоянно пишет в Москву о необходимости держать его в максимальной строгости. Но это Сибирь. Здесь держать за запором людей с огромным боевым и командным опытом воспринималось просто как глупость. Каждый раз, когда московское начальство решало узнать, как содержатся узники, оказывалось, что "узники" активно используются воеводами и приказчиками "на всякия военные службы". В 1681году воевода Иркутска Иван Власов (будущий правитель Нерчинска) приводит фактический и правовой статус бывшего гетмана в некоторое соответствие. Он пишет челобитную с просьбой о поверстании Демьяна Многогрешного в иркутские дети боярские. Судя по тому, что именно в этом качестве его упоминает посол Федор Головин, просьба была удовлетворена. Правда, после очередного письма Самойловича Многогрешного переводят из Иркутска в Селенгинский острог. Его статус в остроге не вполне понятен; хотя тот же Головин называет его "приказным", то есть управителем острога.
  По всей вероятности, Многогрешный успел закрыть ворота острога и дать отпор первому натиску монголов, поскольку о правильной осаде в этом случае речи не шло. Смог он и стянуть к острогу все имеющиеся силы. Опыт противостояния с крымчаками был здесь как нельзя кстати. Возможно, именно он позволил отбить единственную попытку штурма.
  Как сообщается в одной из отписок...
  "...В ночи, часу в 9-м ударили на Селенгинской с трёх сторон мунгальские воинские люди и пущали в город стрелы зажигательные с медными труппками и бросали с огнём пуки тростяные. И был бой до света. И милостию Божиею и счастьем Великих Государей от города их отбили и зажечь город и слобод не дали. А назавтрея того числа поутру пошли те мунгальские воинские люди вверх по Селенге-реке к урочищу Оронгою. А по смете тех мунгал было тысяч с пять. И вышед из Селенгинска, на реке Селенге с теми мунгалы у служилых людей был бой...".
  
  
  Монголы в походе
  Противостояние острога и монгольского войска продолжалось до конца марта. Впрочем, попытки штурма острога без осадной техники и пушек успеха осаждавшим не принесли. Три сотни бойцов - пусть и не все из них были служилыми людьми - да еще и с опытным командиром смогли отстоять и острог, и слободы вокруг него. Был ли Многогрешный назначен приказным или признан атаманом в момент наивысшей опасности, как самый опытный человек в остроге, сказать трудно. Но известно, что обороной руководил именно он.
  По всей видимости, противостояние продолжалось до подхода Великого посольства. В источниках встречается довольно странная фраза, что на момент осады в остроге оказался посол Федор Головин. Вероятно, заблудился по дороге. Дело в том, что посла и посольство сопровождал полк московских стрельцов и два полка городовых казаков, набранных в Тобольске и Енисейске. Всего более двух тысяч вооруженных людей. Предположить, что монгольское войско, даже вооруженное легким огнестрелом, могло всерьез противостоять такой силе, довольно странно. Скорее всего, после сражения (Падь убиенных) монголы быстро ретировались. Не случайно по распоряжению Головина была снаряжена погоня во главе с тем же Демьяном Многогрешным. Но за быстрыми кочевниками русские бойцы не угнались.
  К сожалению, большая часть документов, относящихся к этой войне, погибла еще в конце XVIII века. Но об осаде Селенгинского острога мы хотя бы знаем. Остались отписки в Иркутске, доклады Федора Головина, остались свидетельства. Какие-то сведения остались и от обороны Верхнезейского острога в 1683-84 годах. Тогда два десятка казаков и жители близлежащей деревни несколько месяцев оборонялись против четырех сотен маньчжуров. Сколько же было безвестных стычек и безымянных героев в этой войне, остается только гадать.
  К сожалению, мы всегда имеем дело с написанной историей. И дело не в том, что кто-то собрался утаить нечто от потомков (хотя это тоже возможно) - любой человек, а тем более свидетель, современник, описывает события так, как он их чувствует, понимает. Понимает же он, исходя из своих представлений о том, что правильно, а что - не очень. А если вспомнить, что писали и описывали люди государевы, то и описания получаются с одной только точки зрения. Раз где-то не было государевых людей, то там ничего не было. Вот и возникают "пустоты", в которые и проваливается "местная" (региональная) история.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 10.
  Нерчинский мир
  
  Итак, к середине лета 1689 года к Нерчинску, где предполагалось провести переговоры, прибывает посольство из Поднебесной. Уже состав этого посольства говорит о том, что для империи "правильный" мир с русскими был очень важен. Посольство возглавлял князь Сонготу - до 1679 года регент и правитель империи, а к началу переговоров - председатель совета князей. В посольство входили полководец Лантань и родственник Сонготу, князь Гуеган. Посольство сопровождал обоз в пять тысяч лошадей, флот в 76 кораблей, "охрана". Называется число в пятнадцать тысяч человек, сопровождающих посольство. Думается, что число избыточно. Но очевидно, что посольство стремилось произвести впечатление. И это, судя по словам современных авторов, ему удалось. Воевода Нерчинска Иван Власов, под началом которого было около шести сотен воинов, должен был чувствовать себя довольно неуютно.
  При этом как-то опускается тот факт, что еще за полгода до прибытия китайского посольства в Нерчинск прибыл посол Ф. Головин (кстати, вместе с ним прибыл Демьян Многогрешный и многие казаки из Забайкалья). Вероятно, что какая-то часть воинов осталась в острогах в качестве щита от возможного нападения монголов. Но и прибывшие три полка (стрелецкий и два казачьих) были изрядной силой. То есть, русские силы теперь приближаются к трем тысячам бойцов. Причем, именно бойцов, а не гребцов или обозников. Таким образом, идея, что маньчжуры всерьез намеревались прервать переговоры и перейти к военным действиям, выглядит не очень правдоподобно, особенно если вспомнить соотношение сил при Албазине и сомнительную успешность действий осаждающих. Итак, переговоры между Россией и Китаем (империей Цин) начались.
  Стоит отметить множество странностей в восприятии этих переговоров. В книгах говорят о том, что это были первые переговоры между Россией и Китаем. Но точнее будет сказать, что это были первые результативные переговоры, а до того, к несчастью, все по тем или иным причинам заканчивалось ничем. Но сама попытка установления отношений уже имела немалую историю.
   Эпоха европейской политики, несмотря на участие европейцев (переводчиков) в переговорах, еще не пришла на Русь. Показательна попытка той же Софьи склонить к участию в коалиции против Османов Францию, для которой Порта была одним из ключевых союзников. В Европе российские посланники тоже чувствовали себя не вполне уверенно. То есть была понятная Европа, привычная: ляхи, шведы, турки, крымчаки. Вот далее все сложно и не очень успешно. Даже с Веной отношения выстраивались очень сложно. Голландцы и англичане (как и французы с испанцами) оставались во многом более чужими и непонятными, чем центральноазиатские кочевники. Тем не менее, огромный опыт переговоров у русских вельмож был. Причем, более восточный и южный, нежели западный.
  Другая странность: по мнению авторов серьезных работ, ни московское правительство, ни его посланники не особенно знали, да и не очень интересовались расстановкой сил в Азии. То есть, конечно, Головин, проезжая через сибирские города, не мог не знать, что южная часть региона не раз становилась местом сражений с воинственными кыргызами и ойратами. Знал он и о сложных переговорах, которые вели и ойраты, и посланцы Алтын-хана в Москве. Однако, судя по всему, все эти сведения в единую картину не укладывались.
  Это тоже выглядит довольно странно. Почти столетие, начиная с 1618 года, государство посылает разведчиков и посланников разведывать путь в Китай, с Джунгарским ханством и с Халх-Монголией ведутся переговоры и обмен посольствами. Великое посольство Спафария и предшествующее ему посольство Федора Байкова хоть и не были успешными, но предоставили достаточно подробные отчеты о стране, о столице, о пути туда, и многое другое.
  Еще более странным выглядит предположение, высказанное еще переводчиком-иезуитом Жаном Франсуа Жербийоном, о том, что не только российские посланники, но и посланники империи Цин не обладали представлениями о своих контрагентах. Жербийон вполне мог написать такое, чтобы подчеркнуть свою роль на этих переговорах, подняться в глазах современников и потомков от статиста до вершителя судеб. Более странно, когда это мнение повторяют позднейшие исследователи международных отношений.
  В отличие от своих предшественников, император Суанье (Канси) не только прекратил преследования христиан, но и активно привечал европейских инженеров, купцов, мореплавателей. Именно по их проектам восстанавливалась ирригация в районе между Янцзы и Хуанхэ, строился флот, отливались пушки. Предположить, что при этом ни один иностранец не расспрашивался о его стране и эти записи не откладывались в соответствующих управлениях, довольно сложно. Расспрашивались наверняка и посланники от русского царя. Кроме всего прочего, не стоит забывать о "русской роте" в гвардии.
  Стороны достаточно знали друг о друге, очень четко понимали свои интересы и задачи на переговорах. Для русских: в идеале землю не отдавать, границу между державами установить по Амуру. Последнее, кстати, значило не "не отдавать", а приобрести те территории, которые в реальности были утрачены еще после гибели Онуфрия Степанова. То есть, все, кто когда-либо приносил шерть русскому государству, должны были уйти под государеву руку.
  Соответственно, противоположная сторона выдвигала требования ухода России из Забайкалья и Прибайкалья. И то, и другое требования для партнеров по переговорам были заведомо неприемлемы. Когда посольство еще только переваливало через горы вокруг Байкала, пришел наказ границу требовать все же по уже освоенной части Амура, что существенно более рационально. Но именно так строились переговоры, скажем, в эпоху господства монголов. Столь же традиционны были перечисления "обид" сторонами. Да и угрозы входили в обязательную программу.
  Но все это к подлинным целям договаривающихся сторон отношения не имело. Маньчжурам было очень важно исключить из игры, из борьбы за господство в регионе "третьего игрока", не допустить ни в каком варианте переходов монгольских владык на сторону русских, а главное - сделать невозможным союз между Джунгарским ханством и Россией. При том, что одно ойратское объединение (калмыки) уже приняло русское подданство, союз с другим тоже мог иметь место. И тогда цели маньчжуров (господство в регионе), подлинные цели, а не мнимые или заявленные, были бы намного более труднодостижимыми.
  Каковы же были цели московского правительства? Тут тоже особого секрета нет. Нужны были китайские товары, торговля которыми позволит наполнить казну, возместить сокращающиеся доходы разоренного войной хозяйства. Эта цель существовала изначально, еще со времен посольства Ивана Петлина. Сам поход Хабарова и всех его предшественников ставил себе именно эту цель. Обретение хлебородного Приамурья здесь было только дополнительным бонусом к искомой китайской экзотике. Потому и основной целью посольства была торговля. Приамурье же здесь - не то что пятое колесо в телеге, но нечто, чем можно и пожертвовать.
  Правда, в последние десятилетия у далекой окраины появляется еще один смысл: открытые месторождения серебра, меди, слюды и многого другого. Это тоже вещь нужная. А потому Забайкалье, где, собственно, все это и открыто, отстаивать надо. Им жертвовать нельзя.
  Итак, 12 августа 1689 года переговоры начинаются. Как и можно предположить, с исполнения обязательной программы. Обе стороны высказывают мнимые и подлинные обиды, нанесенные им в ходе войны за Приамурье, предлагают свой вариант проведения границы. При этом маньчжурские послы старательно не обсуждают проблему торговли, одну из основных для русских послов. На следующий день послы перешли к угрозам. А с 14 по 27 августа просто отказались от встреч, передавая предложения через переводчиков.
  Угрозы становятся все более сильными, стороны бряцают оружием. Маньчжуры разворачивают пушки к стенам Нерчинска, а русские выводят стрелков на боевые позиции. В воспоминаниях Жербийона разворачивается интрига в духе модного авантюрного романа. Он "вспоминает", как их подкупали русские послы, как именно переводчики в роковые часы смогли убедить участников переговоров пойти на уступки. Факт подкупа послов вполне возможен. Почему бы нет, если есть, чем подкупать. Вот только всерьез говорить об их роли в заключении мирного договора не приходится, ведь в конечном итоге стороны пришли к тому, к чему стремились изначально.
  Хотя не совсем к тому. Русским пришлось отказаться от освоенного и, что важно, плодородного района на Верхнем Амуре, от укрепленного острога Албазин, который обороняли с такими трудами и жертвами. Но, скажем откровенно, на тот момент для государства это была не особенно большая потеря. Ведь чего-чего, а пахотной земли, не обработанной не запаханной, и на Руси, за Уральским камнем стоит великое множество. Да, придется из большей дали возить хлеб. И хлеб будет не пшеничный, а ржаной. Так ведь то местным есть, а они люди привычные, потерпят. А скотину из Приамурья благополучно перегнали в Нерчинск.
  Кроме того, ведь и Приамурье было не только источником хлеба, мяса и рыбы, но и источником изрядного беспокойства для местных воевод. То беглецы с других воеводств прибывают, то местного воеводу не признают, как того же Шульгина. То вообще решают, что в империи им житье будет привольнее. Словом, какие-то неправильные подданные. А контролировать их очень трудно. Их в Сибири-то непросто контролировать, а на фронтире, когда всегда остается возможность переметнуться на его другую сторону или уйти, и совсем плохо получается. Потому хоть и жалко Приамурских пашен, острогов да деревень, но и плюс для государства есть немалый. Неслучайно статья 4-я Нерчинского договора запрещала принимать перебежчиков. И она одна только не вызывала споров.
  Для маньчжуров она гарантировала, что второго князя Гантимура не будет. А тот, первый, к тому времени и преставился. Правда, сын его остался, тоже князь. Но этот перед императором ни в чем не повинен. Главное же, повторения не будет. Признавшие власть Сына Неба народы Халха никуда от империи не денутся. И в войне с Джунгарским ханством будут верными союзниками того же князя Сонготу, который, едва заключив Нерчинский мир, начал готовить поход в Западную Монголию и далее на ойратов.
  Для русских же это было не менее значимо - затыкалась одна из важных лазеек, делающих сибирский народишко неподвластным. Ни в вольное Приамурье, ни к "богдойцам" уже не сбежишь. Забайкалье с открытыми рудами удалось отстоять, а это важно. Серебра своего на Руси пока не было, а вот оно - серебро, бери и пользуйся. И не только серебро - много чего полезного обнаружил разумный и хозяйственный воевода Иван Власов. Но главное, статья пятая закрепляла свободу перемещения торговым людям, то есть давала доступ к вожделенным китайским товарам.
  Не совсем все устраивало и посольство князя Сонготу. Земли в Забайкалье оказались проницаемыми. Через перевалы кочевники могли проследовать в обе стороны. Но это обстоятельство маньчжуры пытались преодолеть в явочном порядке. Начиная с 1691 года, происходят регулярные набеги монголов на остроги у Гусиного озера. Остальное же все в полном порядке. Россия из будущего противостояния выведена. И даже торговля вполне выполняет традиционную для Поднебесной политическую функцию, привязывая торгующие народы к империи, не давая им стать врагами.
  26 августа 1689 года, согласовав последние нюансы договора на трех языках (латыни, русском и маньчжурском), 27 августа участники переговоров договор подписали и скрепили высочайшими печатями. Продлившееся 40 лет противостояние на Амуре завершилось. Во всяком случае, завершилось оно официально. Жалобы русских на набеги монголов в Забайкалье, как и жалобы монголов на ответные, часто очень жесткие действия забайкальских казаков (продолжавшиеся не одно десятилетие), порождали сходную реакцию столиц: мы этих дикарей, увы, не контролируем. Рады бы помочь, но никак не выходит.
  Нерчинский мир часто осмысляется как поражение русских, поражение России. Казалось бы, все правильно. По мирному договору крепость Албазин была уничтожена самим гарнизоном. Как гласит статья 3 договора "Город Албазин, которой построен был с стороны царского величества, разорить до основания и тамо пребывающие люди со всеми при них будущими воинскими и иными припасы да изведены будут в сторону царского величества и ни малого убытку или каких малых вещей от них тамо оставлено будет". Но стоит вспомнить, что подобная ретирада (со знаменами, оружием и всем добром) в те годы поражением и уроном чести не считалась. Утрата же части территории по сути лишь возвращала ситуацию к 60-м годам.
  Для той ситуации, в которой находилась Россия после трех тяжелейших войн, после отнюдь не победоносных крымских походов, Нерчинский мир был огромным успехом. Именно так его оценила сама правительница Софья Алексеевна, наградив участников посольства золотыми угорскими (памятными знаками, исполнявшими функции современных орденов).
  Почему же договор стал осмысляться как признание поражения? Внешний ответ опять же очевиден: потеря части территории. Но и здесь все не столь явно. Владение Приамурьем, по существу, захваченным Никифором Черниговским и бывшим до того ничьей землей, как и овладение берегами Амура Онуфрием Степановым (при том, что народы этой земли уже годы платили дань маньчжурам) тоже идеалом законности назвать нельзя. Имперские и советские исследователи, описывающие эту ситуацию, исходили из позднейших резонов, уже заключенного Айгунского договора, часто преследовали не столько исследовательские, сколько утилитарно-политические цели.
  Но, думаю, что дело даже не в этом. Мир был заключен при правительнице Софье, причем, накануне ее свержения. Соответственно, все ее деяния, точнее, деяния ее правления, и оценивались исходя из того обстоятельства, что все, сделанное при ней - плохо. Классическая ситуация, когда твою историю написали твои враги.
  Ситуация же за Байкалом начинает меняться. В Селенгинском и Удинском острогах из русских и европейских товаров формируются торговые караваны, снабженные золотыми и серебряными монетами, которые шли в Китай. В обратную сторону шли караваны с китайскими товарами. Главным продуктом, отчасти затмившим знаменитые меха, стал чай. Доходы от чайной торговли с лихвой компенсировали "выпадавшие" доходы от снижения цен на меха. Не случайно в XVIII веке доходы от чайной торговли в 18 раз превышали доходы от торговли мехами за Байкалом. А торговая слобода Кяхта до второй половины XIX в именовалась как "российская столица чая". Не все шло просто. Казаки забайкальских острогов стремились стать главными в этом процессе, но на него же претендовал и иркутский воевода. В 1696 году дошло и до прямого восстания, которое пытался успокоить - правда, без особого успеха - герой Албазина Афанасий Бейтон. Тем не менее, торговля росла и ширилась, что для государства, создающего регулярную армию, ведущего активную и агрессивную внешнюю политику, было несомненным благом.
  Меняется и Забайкалье. На Аргуни строится сереброплавильный завод. Серебро - тоже стратегический товар, как и чай. Но здесь беда: не хотят вольные люди идти на этот завод. А уж когда по повелению государя Петра Алексеевича начинаются Камчатские экспедиции, строится чугунолитейный завод, так народа и вовсе не хватает. Но это вольного народа не хватает, а вот с подневольным народом все в порядке. И вот над вольными степями зазвучал звон кандальный.
  Кабальные, конечно, были и в Сибири. Они составляли дворню и у воевод и у пашенных крестьян. Под кабальной записью ходил в последние годы даже Ерофей Хабаров. Но это - другое дело, за долги. Теперь же на заводы пригоняют каторжников, а с ними и стражников, надсмотрщиков, катов (палачей) и других необходимых на заводах людей. К заводам приписывают целые села крестьян. Приписные люди на заводах работали, но кормить себя должны были сами, с земли. Правда, перевоз всех этих работников, их охрана на бескрайних просторах, да еще и розыск беглых делали производство не особенно выгодным. Так, в начале XVIII столетия для правильной плавки серебра было выделено из казны 25 тысяч рублей. Серебра же было выплавлено чуть более чем на 26 тысяч. Однако мир за Байкалом меняется. Прибывают новые люди с новыми наказами, с новой властью.
  Что же наши герои - те, с которыми мы расстались или в Албазине, или по заключению Нерчинского мира? О судьбе Федора Головина написано великое множество книг и статей. Он и сподвижник Петра, для которого смена власти пошла только во благо, и дипломат, и один из создателей русского флота. Едва ли можно добавить к этим работам что-то новое. Да и для Приамурья и Забайкалья человек он недолгий. Единственное, чем отметился (кроме того, что возглавлял посольство), так это тем, что два казацких полка, которые его сопровождали, оставил в Забайкалье. В основном в Селенгинском, Баргузинском и Удинском острогах.
  Вот Иван Власов - грек, прибывший на русскую службу из Константинополя в 40-х годах XVII века, ставший русским дворянином в 1647 году, пробыл здесь гораздо дольше. Его дипломатические таланты, видимо, были не особенно велики. Его посольство в Венецию с целью получения займа на войну окончилось ничем. Но его успехи в качестве воеводы (Иркутск, Селенгинск, Нерчинск) намного больше. Именно он обнаружил месторождения серебра, меди, слюды и железа, начал организовывать заводы, построил соляные варницы под Селенгинским острогом и на Борзинском озере.
  После заключения Нерчинского мира он продолжает разведывать, добывать, строить. Но уже в 1690 году его вызывают в Москву, где удостаивают высочайшей аудиенции русских царей Ивана и Петра. Награждается Власов и грамотой, и жалованиями, и золотыми червонцами. В 1695 году высочайше было приказано написать его портрет, что и проделал художник Григорий Адольский. Умер Власов в Москве в 1710 году.
  
  
  Портрет Ивана Власова
  
  После окончания переговоров Демьян Многогрешный был окончательно утвержден и в чине сына боярского, и в чине приказчика Селенгинского острога. Конечно, для бывшего гетмана и атамана - должность невеликая, но именно здесь стоял один из казачьих полков, оставленных Головиным. Многогрешный же фактически оказывался его командиром. Память по себе он оставил грозную; не раз ходил он в монгольские земли с "ответом" за набеги. Особенно страшен был бывший гетман после того, как в 1691 году от руки монголов погиб его сын Петр. Но, в конце концов, его страждущая душа обретает покой в монастыре. То ли в том же Селенгинске, то ли в Иркутске он уходит в монахи, а в 1703 году умирает.
  Еще в 1686 году, уже после первой осады Албазина, умирает по дороге в Москву князь Гантимур. Он имел тридцать сыновей от трех жен. В следующее столетие его потомки расселились по всей Восточной Сибири. Часть из них была жалована русским дворянством, часть оставалась в посадских и крестьянах. Княжеское достоинство сохранялось только за потомством старшего сына Катаная. Князья из рода Гантимура довольно активно проявляли себя в российской политике, хотя стать "первыми" им тоже не удалось (впрочем, были среди них и высокие (генеральские) армейские чины, политики). Зато первыми они были в хозяйстве. Конные заводы Гантимура славились на всю страну. А число лошадей составляло более 22 000 особей.
  
  Демьян Многогрешный
  Князь Сонготу, возглавлявший переговоры в Нерчинске, уже в следующем, 1690 году ведет армию в поход на Джунгарское ханство. Поход был неудачным. Джунгарский правитель Голдан-Бошогу-хан несколько раз сталкивался с войсками империи и выходил победителем. Особенно серьезное поражение имперская армия терпит летом 1690 года в Ологойской битве и сражении при Улан-Бутуне.
  
  
  Лагерь маньчжуров перед битвой с ойратами
  
  Под ударами Голдан-Бошогу-хана значительная часть Монголии ставится под власть Джунгарского хана. Однако окончательной победы он одержать не смог. Император Канси, потеряв терпение, в 1693 году лично возглавляет поход. Сонготу отзывается в Пекин, где в 1703 году и умирает. Корпус восьмизнаменной армии в войске императора возглавляет Лантань в чине "усмиритель Севера". Именно ему принадлежал план военной кампании. К маньчжурскому корпусу присоединяются и оставшиеся верными им монгольские отряды тушет-хана. Правда, до конца кампании Лантань не дожил: в 1696 году он в походе неожиданно заболел, и, несмотря на то, что император отправил для лечения своего цзиньцини-хафаня (особого военачальника), личного врача, полководец умер. Войско возглавил непосредственно Сын Неба - император Канси.
  В это время в Джунгарском ханстве происходит мятеж принца Цэван-Рабдана. Некогда Голдан-хан захватывает власть в "Государстве четырех ойрат", убив своего брата, хунтайджи (правителя) Сенге. Он первым из джунгарских владык объявил себя ханом, претендуя на власть над всей Великой степью. Далай-лама поддержал его новый титул.
  Когда войско Голдан-Бошогу уходит через Синганские перевалы в Монголию, принц поднимает своих сторонников и захватывает власть. Тем самым ойратское войско в Монголии лишается связи с собственной территорией. Это вызвало брожение и среди сторонников Голдан-Бошогу. Уходит отряд кыргызов, составлявший около пятнадцати тысяч человек. Покидают несостоявшегося Чингиз-хана и ойратские контингенты. В результате с Голдан-ханом остается менее тумэна бойцов.
  Интересно, что здесь Голдан-Бошогу пытался "разыграть русскую карту". Он, стараясь задержать наступление армии Цин, распускает слух, что к нему подошло подкрепление из России, вооруженное артиллерией. В то же время потомок Сенге совершал переворот, используя средства, полученные от маньчжуров. Правда, укрепив окончательно свою власть, он тоже выступает против империи (причем, более успешно, чем его предшественник).
  В 1696 году состоялась последняя битва этой компании. Армия ойратов была полностью рассеяна, а Голдан-Бошогу-хан с несколькими сотнями воинов едва смог уйти. В урочищах Алтая, потеряв все, в том числе семью, попавшую в плен к маньчжурам, Голдан-Бошогу совершает самоубийство. Чтобы его тело не подверглось поруганию, соратники устраивают ему огненное погребение.
  Герой Албазина, Афанасий Бейтон, также получает награду золотыми червонцами, жалуется и... отправляется в Иркутск в ранге казачьего головы. После неудачной попытки погасить казачий мятеж в Забайкалье, его отношения с воеводой резко портятся. А вскоре и сам воевода отстраняется от должности. Бейтон же по высочайшему повелению в 1697 году становится приказчиком в Удинском остроге (будущем Улан-Удэ). В товарищи ему определяется его старший сын Андрей.
  Назначение хоть и не воеводское, а значимое - именно там располагался один из казачьих полков. На Удинский острог, как и на Селенгинский, ложилась задача обороны края от немирных народов. Правил он не особенно долго, но успешно. Именно при нем Удинский острог превратился в крупный торговый центр, едва не в три раза возросло население. Появились не только посадские и служилые люди, по и купцы, мастеровые. В 1701-м году Бейтон умирает. По просьбе жителей острога приказчиком становится его сын. Он уже правит здесь долго, почти два десятилетия.
  Потомки "русского немца" продолжали жить в Сибири. Были среди них воеводы и приказчики, казачьи сотники и дьяки. Вот в генералы и министры никто не вышел. Даже потомственное дворянство было признано только за линиями, идущими от двух старших сыновей. Так что среди его потомков оказывались и мещане. Не вышли в начальники и потомки Хабарова. Были среди них казачьи сотники и пашенные крестьяне, посадские и купцы. Генералов и миллионщиков среди них тоже не обнаруживается. Как-то так получается, что герои в России, как и их потомки, в "первые" не выходят - туда как-то иначе попадают. Зато именно их кровь и дух врастают в землю, становится той основой, на которой только и может вырасти будущее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Заключение
  
  Итак, люди, которые в течение десятилетий определяли собой облик Приамурья, потихоньку уходят со сцены. Кто-то уходит с гордо выпрямленной спиной, а кто-то - понуро опустив голову. Но уходят ли? Думаю, что нет. Остаются их ярость и мудрость, их пот и кровь. Всем этим пропитывается почва берегов Великой реки, воздух в окружающем ее мелкосопочнике. Нам кажется, что ниточка, идущая от них, канула в небытие. Но нет. Через столетия она тянется к нам, вплетается в наши мысли и поступки, наши чувства и планы, ведь все они предопределяются не только нашей уникальной судьбой, но и уникальным местом, в котором мы живем. И стоит лишь осознать это, как все нити, протянутые прошлым в Мире Великой реки, становятся видимыми, уходят в будущее. Так было, есть и будет. Так случилось и после того, как закончилось сорокалетнее противостояние на Амуре.
  Что же Приамурье, наш Мир Великой Реки? Кажется, здесь все понятно. На долгие полтора столетия Приамурье было исключено из русской жизни, да и из жизни вообще. Какие-то племена бродили по тайге или ловили рыбу в реке Черного дракона. И только после знаменитого "сплава" Г.И. Невельского и заключения Айгунского договора оно было возвращено. Между этими датами - полная пустота. Приамурье почти не встречается ни в российских, ни в маньчжурских источниках. А, как известно, что не описано, того и не было. По крайней мере, именно так воспринимается этот период большей частью сограждан.
  Но так ли это? Закрепленное в Нерчинском договоре право установления пограничных знаков почти не было реализовано ни одной из сторон. Судя по активным переговорам в XVIII веке, торговля по Амуру шла. Значит, скорее всего, были какие-то фактории. Невельской во время знаменитого сплава по Амуру и далее упоминает крестьян. Откуда бы? А в 1861-м году в едва присоединенном Приамурье обнаруживается три тысячи поселенцев. Трудно предположить, что они дружно набежали, едва просохли чернила на договоре. Скорее всего, они там и жили.
  Ведь контролировать эти земли маньчжуры не собирались. Вполне достаточно, что там нет русских воинских сил. И если на вольные земли бежали весь предшествующий период, то почему бы людям не делать это теперь, когда Мир Приамурья остался миром без власти. Тем более, что бежать было кому.
  Заводы на Аргуни и вокруг постепенно превращались в страшное место, где неволя шла рука об руку с голодом и насилиями. Не только каторжники, но и крестьяне, приписанные к заводам, отряженные на нужды Камчатской экспедиции или иные государственные нужды, пребывали в самом жалком состоянии.
  Только в второй половине XIX века к власти пришло осознание, что контролировать эти земли не просто плохо и жестоко (с этим, как правило, легко смирялись, особенно те, кто контролировал), а не выгодно. Предприятия Кабинета Его Императорского Величества с подневольными работниками и огромными льготами разорялись, требовали все новых и новых вливаний из казны. А вот маленькие частные заводики, оплачивая работников, налоги и взятки, оказывались прибыльными. Пока же убытки пытались покрыть тем, что еще сильнее ужесточали контроль. Вот люди и бежали от государевой заботы.
  О бегстве крестьян постоянно пишут местные начальники. А куда бежать от начальства? Туда, где его нет. На Амур. И хотя по Нерчинскому договору стороны обязались перебежчиков возвращать, но ведь для этого нужно держать на границе значительные полицейские силы. А их и в XIX веке не было. Уходили и староверы, для которых в Восточной Сибири становилось все более тесно и не уютно.
  Зато за сорок лет освоения появились родственники среди местных народов, главным образом, тунгусских. А где родня, там и дорожка протоптана. И шли люди, строились, пахали новь, заводили стада. Обучались у местных жителей приемам ловли рыбы, изготовлению одежды для рыбного промысла. Да и многому другому. Сами учили тому, что знали лучше, вплетали русский опыт в полифонию амурского фронтира, соединяли его с опытом местных народов, опытом дауров и чжурчжэней, монголов и китайцев, порождая нечто, прежде невиданное ни в истории, ни в культуре.
  "Запад есть Запад. Восток есть Восток. И им не сойтись никогда", - писал Р. Киплинг. Наверное, это правильно. Но только не здесь, на амурском фронтире, где западный и восточный, северный и южный миры переплетены в неразрывную ткань. Таежные охотники и амурские рыболовы, стремительные кочевники-скотоводы из Великих степей и землепашцы из дауров и Руси, ткачи и плотники, кузнецы и строители - все они пришли и оставили свой след в этом мире.
  Именно потому никакой опыт из нее не выпадает. Меняются народы. Эпохи, культуры приходят и уходят. Но из мира Великой Реки ничто не исчезает. И только власть, толпы завоевателей, надсмотрщиков, стражников, если и забредают на фронтир, то исчезают навсегда. Не нужны они здесь.
  К великому несчастью, жестокий ХХ век стальным катком прошел по Приамурью, раздавил, унес в незнаемые дали многое из того, что было живо через столетия. Даже мы, жители Приамурья, забыли об этой невероятной земле. Начинаем, как и жители Запада, считать ее пустыней. Но в том и состоит магия Амура, что достаточно чуть-чуть прищурить глаз, чтобы сквози мельтешение программ развития, инноваций и инвестиций разглядеть, как князь Нурхаци собирает маньчжуров в первые походы, как вождь солонов Бомбогор защищает свою столицу Яксу от натиска из Нингутской крепости.
  Только приглядимся и увидим, как Хабаров договаривается с будущими союзниками о походах, штурмует Гуйгударову твердыню. И вчера, и сегодня, и всегда беглецы с атаманом Никифором Черниговским строят Албазин, а полководец Лантань готовит армию вторжения. Взгляните на Амур, и вы не сможете не увидеть корабль тогда еще капитана Геннадия Невельского, начинающий новую эпоху в Мире Реки, а авантюрист Андрей Плюснин уже швартует свой баркас у хабаровского утеса. Не когда-то давно, а вчера барон Корф жертвует средства, чтобы достроить офицерское собрание (ныне Художественный музей и филармония) в новой столице, Хабаровске. Много что можно увидеть, вглядевшись в зеркало Амура. А мимо всего этого, извиваясь между сопками, перерезая равнины и горные отроги, то сливаясь в гигантскую гладь, то рассыпаясь мириадами островов, течет Великая Река. И нет подлунном мире ничего прекраснее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Книжки, которые имеет смысл прочесть
  (библиография)
  
  Александров В.А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). М., 1969. (2-е изд.: Хабаровск, 1984).
  Алексеев А.И. Освоение русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки (до конца XIX века). М., 1982.
  Алексеев А. Одиссея Ерофея Хабарова // Амур - река подвигов. Хабаровск, 1970.
  Багров Л.С. Карты Азиатской России. Пг., 1914.
  Белов М. И. Мангазея. - Л.: Гидрометеоиздат, 1969.
  Берг Л.С. Очерки по истории русских географических открытий. М.; Л., 1949.
  Беспрозванных Е. Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. XVII - середина XIX в. М., 1983.
  Бляхер Л.Е. Сибирская сага. Афанасий Бейтон. - Екатеринбург, 2016.
  Долгих Б.О. Этнический состав и расселение народов Амура в XVII веке по русским источникам // Сборник статей по истории Дальнего Востока. М., 1958.
  Златкин И.Я. История Джунгарского ханства, 1635-1758. М., 1983
  Зоркин В. Жесткость исторической правды // Романенко Д. Ерофей Хабаров. Хабаровск, 1998.
  Итоги изучения внешней политики России. М., 1981.
  История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII век - февраль 1917 г.)/ Под редакцией А.И. Крушанова. М.:Наука, 1991.
  Кабузан В.М. Как заселялся Дальний Восток. Хабаровск, 1973.
  Казарян П. Л. Становление судоходства на реке Лене // Вестник СВФУ. 2010. Љ1.
  Колумбы земли русской: Сборник документальных описаний об открытиях и изучении Сибири, Дальнего Востока и севера в XVII - XVIII вв. Хабаровск, 1989.
  Крадин Н.П. Русское деревянное оборонное зодчество. М., 1988.
  Красноштанов Г. Б. Никифор Романов Черниговский. - Иркутск: Репроцентр, 2008.
  Красноштанов Г. Б. Еще раз о черном попе Ермогене // Известия архитектурно-этнографического музея "Тальцы". - Иркутск, 2015. - Вып. 7. - С. 41-49.
  Кречмар М.А. Сибирская книга. История покорения земель и народов сибирских. - М.: Бухгалтерия и банки, 2014.
  Крофтс А., Бьюкенен П. История Дальнего Востока. Восточная и Юго-Восточная Азия. - М.: Центрполиграф, 2014.
  Леонтьева Г.А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. М.: Просвещение, 1991.
  Левкин Г.Г. Ерофей Павлович Хабаров // Российское Приамурье: история и современность: Материалы докладов научного семинара, посвященного 350-летию похода Е.П. Хабарова. Хабаровск, 1999.
  Мелихов Г. В. Маньчжуры на Северо-Востоке (XVII в.) / Институт востоковедения АН СССР. - М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1974.
  Миллер Г.Ф. История Сибири. - Т. III. − М., 2005.
  Мясников В.С. Империя Цин и русское государство в XVII веке. Хабаровск, 1987.
  Нанзатов Б. З. Урульгинский котел: взаимодействие дагуров, солонов, монголов, маньчжуров, бурят и эвенков на востоке Бурятии // Вестник БНЦ СО РАН. - 2012.
  Пастухов А.М. Корейская пехотная тактика самсу в XVII веке и проблема участия корейских войск в Амурских походах маньчжурской армии// Код доступа: http://istorja.ru/files/file/538-pastuhov-a-m-koreyskaya-pehotnaya-taktika-samsu-v-xvii-veke-i-problema-uchastiya-koreyskih-voysk-v-amurskih-pohodah-manchzhurskoy-armii/
  Пастухов А. М. Восьмизнаменная армия в период Тяньмин-Канси (1616-1722)// Код доступа: http://istorja.ru/files/file/540-pastuhov-a-m-vosmiznamennaya-armiya-v-period-tyanmin-kansi-1616-1722/
  Русско-китайские отношения. 1689-1916. Официальные документы. - М.: Издательство восточной литературы, 1958.
  Рябов Н.И., Штейн М.Г. Очерки истории русского Дальнего Востока (XVII - начало XX века). Хабаровск, 1958.
  Светачев М.И. Россия и Приамурье (XVII - XIX вв.): ретроспективный взгляд // Российское Приамурье: история и современность.: Материалы докладов научного семинара, посвященного 350-летию похода Е.П. Хабарова. Хабаровск, 1999.
  Сладковский М.И. История торгово-экономических отношений народов России и Китая (до 1917 г.). М., 1974.
  Флетчер Д. О государстве русском// Код доступа: http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Fletcher/vved.phtml?id=1628
  Храповицкий М.Д. Некоторые замечания относительно давности и законности обладания маньчжурской династии левым берегом Амура // Маньчжурское владычество в Китае. М., 1966.
  Хойт С.К. Этническая история ойратских групп. Элиста, 2015.
  Шведов В.Г. Онуфрий Степанов как преемник Ерофея Хабарова в деле формирования государственной территории России в Приамурье (1659- 1657 гг.) // Российское Приамурье: история и современность: Материалы докладов с научного семинара, посвященного 350-летию похода Е.П. Хабарова. Хабаровск, 1999.
  Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Т. 1. Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века. Иркутск, 2-е изд. Иркутск, 2001.
  Эдкинд А.М. Внутренняя колонизация. Имперский опыт России / Авториз. пер. с англ. В. Макарова. - М.: НЛО, 2013.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"