Блоцкий Олег Михайлович: другие произведения.

Беги, манкурт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.34*5  Ваша оценка:

  Олег БЛОЦКИЙ
  
  БЕГИ, МАНКУРТ!
  
  Пролог
  
  Как их только сегодня не называют: и беженцами, и вынужденными переселенцами, и мигрантами. Но людям из Абхазии, Таджикистана, Молдавии, Прибалтики, Закавказья от этого ни тепло, ни жарко. Все они считают себя беженцами. Людьми, которые хотят связать с Россией свою дальнейшую жизнь. Позади - оставленные или разграбленные дома. Впереди... Впрочем, что там впереди, если все вышеприведенные обозначения беженцев суть того, что людей, которых изгоняют из новодемократических образований, уже здесь, в России, местные крючкотворы пытаются разделить на категории, совершенно не беря в расчет, что человек, поднимающийся с места, даже в Прибалтике, делает это не по своей воле. И все русские, и не только они (есть много смешанных браков), сутью своей беженцы. А деление их при помощи разного юридического обзывания - это желание юриспрудов разделить их на касты, каждой из которой должен перепасть свой кусочек социальной заботы России.
  Впрочем, есть ли она, эта забота!
  
  Попытка первая
  
  - Послушай, приватизатор, - позвонил я товарищу, - возникла идея!
  Друг, порядком уставший от моих идей, вздохнул, но выслушал все, не прерывая.
  - Хорошо, сходим, - в итоге согласился он.
  На следующий день мы были в ЖЭКе. Когда подошла очередь к окошечку, товарищ со слезой в голосе сказал: "Это мой друг по армии. Он беженец. Ему негде жить. У меня приватизированная двухкомнатная квартира. Я хочу прописать его у нас. Жена не возражает. Готовы заполнить любые бумаги".
  Девушка страдальчески посмотрела на меня и ответила: "Я лично не против. Но у нас порядок. Идите в отделение милиции. Если разрешат, тогда сразу пропишем".
  Тут же мы отправились туда, куда нас послали. Опять выстояли очередь и решительно шагнули в кабинет начальника паспортного стола.
  - Не имею права, - сразу отказывает майор. - У него должно быть удостоверение беженца. По нему оформляется временная прописка, на 45 суток, Затем мы ее продлеваем. Еще на такой же период.
  - Но это моя квартира! - взрывается друг оттого, что его собственность оказывается на деле не совсем его. - Когда я оформлял документы, мне сказали, что я могу прописывать, кого хочу.
  - Это не так! Конечно, свою квартиру вы можете или продать, или подарить, но прописать в ней имеете право только ближайших родственников, да и то в исключительных случаях.
  - Приватизация... Собственность... Квартира, - приятель покрывается багровыми пятнами.
  - Нет, - говорит твердо майор. - Закон о прописке никто не отменял.
  В коридоре друг затяжно и яростно матерится. Происшедший разговор надолго выбивает его из колеи. Немало дней было потрачено на оформление приватизационных документов.
  - Вот тебе твоя скотская страна! - зло говорит друг как бы в продолжение наших долгих споров, где я утверждал, что Родину, как и родителей, не выбирают. - Вот она! Вот! - со злым торжеством повторяет приятель. - А я уеду! Не хочу быть рабом!
  
  Попытка вторая
  
  В управлении правительства Москвы по миграции при департаменте труда и занятости, как всегда, столпотворение. Люди начинают стягиваться к дверям задолго до начала работы чиновников. Работа же последних устроена так, что практически все вопросы решает начальник, у которого всего два приемных дня: вторник и четверг с десяти утра до полудня.
  Отношения между беженцами и представителями власти не просто натянутые, а откровенно враждебные. Первые обвиняют управление в невнимании, пренебрежении и даже цинизме.
  На моих глазах женщина, сбежавшая из Абхазии от войны и пришедшая на прием в одежде дочери, получила отказ на прописку к ней. Все необходимые документы собраны. Основание: нет выписки в паспорте. То, что самого жилья у женщины в Абхазии давно нет, никого не волнует. Сначала выписка! Удивляться не стоит. Многие армяне, бежавшие из Баку и для которых негостеприимная Москва оказалась трамплином для прыжка в Америку, не могут оформить загранпаспорт для выезда.
  Именно из-за его отсутствия пострадал армянский малыш. Он страдал лейкемией. В Америке готовы были сделать операцию и ждали мальчика вместе с семьей, которой не выдали паспорта, чиновники из УВИРа.
  Причина проста. Первый поток беженцев в Москве пришелся на 1990 год, после погромов в Баку. Тогда все армяне были зарегистрированы как беженцы.
  С 1 июля 1992 года в Москве начали действовать новые правила, по которым регистрация производилась только при наличии близких родственников. И многие беженцы, которые имеют выездные визы на руках, не могут получить загранпаспорт. Для этого им надо: обратиться в федеральную службу миграции; затем выехать в то место России, куда им укажут; там зарегистрироваться и лишь после этого оформлять паспорта на месте. А место это может быть по всей России.
  Представители управления миграции на беженцев реагируют нервно. И даже не потому, что практически все люди, приходящие к ним, доведены уже до последней степени отчаяния сначала бегством, а затем бесприютностью, нищетой и ведут себя соответственно. Их острое неприятие беженцев обусловливается в большей степени их собственной беспомощностью.
  - А мы и помочь-то не в состоянии! - откровенно сказал мне сотрудник управления. - Единственное, что мы можем, - это выдать свидетельство беженца. Но в Москве и Московской области прописка ограничена. И все, по большому счету, решают паспортные отделы.
  Думается, что сотрудник сказал правду, но не всю. Ибо в тот приемный день, когда я, записавшись в очередь, медленно двигался вверх по ступенькам к кабинету Смидовича, он принял всего-навсего 11 беженцев. "Неохваченными" осталось 32 человека.
  В разговоре с беженцами я выяснил, что многие из них не могут попасть на прием в течение месяца. Стиль работы известный: принимаю не по количеству, а по времени.
  - Но ведь они для нас, а не мы для них, - возмущались беженцы, многие из которых пришли с детьми и даже с грудными.
  
  Попытка третья
  
  Несколько дней я не брился. По лицу пошла щетина. Надев самое худшее, что было у меня, я отправился в федеральную миграционную службу.
  Приемная: небольшой коридорчик с голыми стенами, предбанник и собственно комната, где сотрудники ФМС работают с беженцами.
  Моя история была похожа на сотни других:
  - Я русский из Таджикистана. Вынужден бежать с женой и двумя детьми. Дети маленькие. Денег нет - все отобрали бандиты еще в Душанбе. Жить негде.
  И тут, сотрудница единственного государственного (!) ведомства, занимающегося беженцами (!), задает вопрос.
  - А у вас где-нибудь родственники есть? Поезжайте к ним.
  - У меня нет. А у жены есть, но она таджичка. Вернуться обратно мы не можем.
  Сотрудница озадачена.
  - Я готов на любую работу, могу ехать в любое место, - говорю я.
  - Хорошо, заполняйте анкету, - сказала женщина, - в течение месяца мы вам что-нибудь подберем.
  - Нам негде жить! - напомнил я.
  - Мы не можем помочь жильем.
  - У нас нет денег, - сказал я так жалобно, что в этот момент мне и самому поверилось в полное безденежье и скорую голодную смерть.
  - У нас тоже нет денег, - женщина мне явно сочувствовала, но видно было, что и в самом деле помочь материально не могли. - Заполняйте анкету.
  Я взял листок бумаги и вышел из комнаты. В коридоре плакала девушка. Рядом стояла девушка и плакала вместе с ней. Сестры были беженками из Южной Осетии. У старшей - двое маленьких детей да еще младший брат. И на все это семейство - одна мама.
  Живут они вшестером в одной комнате у знакомых. Работы нет, и никто им ничего не предлагает.
  
  Эпилог
  
  Передо мной три кассеты - 4,5 часа разговоров: с беженцами, с представителями управления правительства Москвы по миграции, с руководителем федеральной миграционной службы. И эти зафиксированные на пленке беседы - всего лишь малая толика услышанного мною.
  В этих кассетах слезы, боль, отчаяние, мольбы о помощи, апатия или полное неверие в добро и справедливость. Тяжело прослушивать пленки.
  Еще тяжелее оттого, что помочь этим людям физически никак не можешь.
  Я сознательно опустил пересказ многих историй, все они вызывают слезы. Но я хочу, чтобы вы представили хоть на пару минут на месте этих людей себя. Вот разграбили ваш дом, вот вам просто пришлось бросить все и бежать, вот вы мыкаетесь по чужим людям, и денег у вас нет, и дальше, и дальше, и дальше. Каково будет вам?
  А теперь представьте их. Сегодня. И реалии жизни таковы, что беженцев с каждым днем будет все больше и больше. Но вы их все равно не видите. Потому что они не ходят с протянутой рукой по вагонам электричек, они не просят милостыню в переходах метро. Им стыдно просить!
  Это делают или профессиональные нищие, или пьяницы, которые очень хорошо подкованы политически: то ли газеты читают, то ли телевизор смотрят. Потому что после каждой локальной войны появляются люди якобы оттуда.
   Когда я начинал интересоваться, откуда именно: Бендер или Дубоссар, Курган-Тюбе или Куляба, Пицунды или Сухуми, - лжебеженцы рысцой выбегали из вагона, не вступая в разговор.
  Многие беженцы в отчаянии говорили мне: "Дайте нам работу и хоть какое-нибудь жилье. Мы сами выживем". Но им и этого не дают, В той же Федеральной миграционной службе нет на стенах открытых списков вакантных рабочих мест, нет адресов, нет телефонов. О каждом месте сотрудники справляются по телефону у своих же коллег из соседнего здания. Телефон, кстати, один, да и тот спаренный.
  Да что там рабочие места! Сам телефон ФМС по большей части беженцам неизвестен. "Откуда узнали?" - "От друзей", "знакомых", "люди подсказали" и т.д. и т.д.
  А про адрес ФМС и говорить не приходится. И притом многие беженцы в Москве вообще ориентируются слабо.
  И поэтому часть беженцев возвращается обратно - на войну. Нужно ли более веское подтверждение наплевательского отношения к ним в России?
  Распад колоний - процесс мучительный, больной. Через это прошли Англия, Франция, Испания, Италия, Португалия, Голландия. - Было это не когда-нибудь, а двадцать, тридцать, сорок лет назад. В мире накоплен колоссальный опыт по приему людей, по рациональному их использованию в производстве, по адаптации их к новому обществу.
  Мы же идем своим, только нам известным, но совершенно никому не понятным путем.
  Вспомните, как начались погромы в Баку. Кто шел избивать армян и занимать их квартиры? Беженцы, изгнанные из Нагорного Карабаха. Кто, в свою очередь, громил азербайджанские деревни в Армении?
  России пока это не грозит. Но фашизация общества налицо. И беженцы - его добрая подпитка.
  В самом деле, как объяснить русскому человеку, что Москву "делят", помимо прочих группировок, еще и чеченские, азербайджанские, памирские кланы? А среди московских "воров в законе" выделяются грузины? Только тем, что среди каждого народа есть плохие люди и есть хорошие?
  Слабый аргумент, если учесть, что сегодня подонкам всех национальностей "есть разгуляться, где на воле" (причем "волю" почему-то они выбирают российскую), а русские беженцы вынуждены не солоно хлебавши возвращаться обратно.
  Получается, что богатому негодяю в России есть место, а честному человеку в ней места нет?
  Манкурт - это человек без исторической памяти. Манкуртами зовут русских в странах ближнего зарубежья с явно выраженной антироссийской позицией.
  "Бегите, манкурты, бегите!- говорят там и дружно скандируют: - Иван! Чемодан, вокзал, Россия!"
  Но Иваны не манкурты, если они бегут все-таки в Россию. Манкурт - само государство, забывшее и отторгающее своих детей!
  Даже сука не отталкивает от своих запавших сосков голодных, скулящих детенышей. Она плачет вместе с ними и старается если не накормить, то хоть вылизать их языком.
  Ты хуже, Россия!!
  
  28.07.1993 год
Оценка: 2.34*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"