Бобин-Васильев Владимир Иванович: другие произведения.

Том 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  
  * * *
  
   љ
  
  Владимир Бобин-Васильев.
  
  Во Славу Всевышнего Бога Отца, Сына и Духа Святого!
  Во Славу верной России Русской Освободительной Армии!
  Во Славу верной России героической Белой Гвардии!
  Во Славу Великой России!
  
  Том 10.
  
  Книга была уничтожена ФСБ России.
  Восстановлена близко к оригиналу. Не редактирована.
  
  Коммунисты
  
  устроили
  
  Геноцид
  
  Голодомор.
  
  Россия. Ленинград. 1979 - 1981 год.
  1
  
  
  * * *
  
  От издательства "Patriot".
  
  Владимир Иванович Бобин-Васильев.
  
  1950 год, в детском саду за антикоммунистические стихи
  воспитательницей сломана левая рука поэта.
  1956 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос,
  сломаны рёбра, вырван кусок мяса на указательном пальце
  правой руки поэта.
  1964 год, за антикоммунистические стихи первый суд.
  Дело на суде развалилось. Отправили на доследование.
  Поэт сбежал из-под подписки о невыезде.
  1971 год, за антикоммунистические стихи на допросе
  раздроблены пальцы на левой ноге поэта.
  1972 году арест, заключение, допросы под растормаживающими
  инъекциями, заборы крови до потери сознания, детектор лжи.
  1973 год, Задержание, арест жены. Её били на допросах,
  повреждён позвоночник. Дело на суде развалилось. Суд отправил
  дело на доследование, Поэт перешёл на нелегальное проживание.
  1981 год, за антикоммунистические стихи отбиты почки,
  повреждена грудная клетка, отбиты лёгкие, в горло был залит
  кипяток.
  1982 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросах вырваны без наркоза все зубы. Тюрьма, суд, срок....
  1985 год, за антикоммунистические стихи арест, уголовное дело,
  побег из под ареста.
  1989 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе черепно-мозговая травма. Вторая группа инвалидности.
  1990 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе травма кожного покрова черепа.
  1992 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос.
  За отказ от показаний сожгли дом поэта в селе Дубровке.
  Побег, проживание под чужим именем.
  1996 год, за антикоммунистические стихи сотрудники ФСБ РФ
  (члены КПРФ) отравили жену и дочь и сына поэта, они стали инвалидами.
  2000 год, сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) за антикоммунистические стихи отравили сына поэта,
  пробыв месяц в страшных муках, он умер.
  В 2006 году, 2007 году, 2008 году, 2009 году, 2010 году,
  2011 году, 2012 году сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) пытались отравить поэта радиоактивными веществами.
  Поэт тяжело заболел. Обратился за помощью к Президенту России, после чего был депортирован в Германию.
  
  Подробности читайте в книге "Том 33".
  2
  
  
  * * *
  
  От автора.
  Стихи написаны мною под страхом смерти.
  Мои стихи это моей души боль.
  Мои стихи, это трагедия моей жизни
  и жизней моих родственников.
  Всевышний Господь всем дал талант.
   Мне Господь дал талант такой.
  
  На всё Воля Божья.
  
  * * *
  
  Светлой памяти
  бесчисленным безвинным
  жертвам коммунизма
  настоящую книгу посвящаю.
  
  * * *.
  
  Покупкой этой книги вы принимаете
  участие в создании памятника многомиллионным жертвам коммунизма.
  
  * * *
  
  Европейский день памяти жертв
  сталинизма и нацизма
  отмечается во всех странах
  23 августа.
  
  
  
  
  3
  
  
  * * *
  
  Коммунисты были, есть и будут оккупантами!
  (Перевод с Литовского).
  Прибалтику, благодаря броска,
  коммунисты взяли десантами.
  Европе коммунистические войска
  были, есть и будут оккупантами!
  
  Не уцелел ни один монастырь!...
  В цепи всех прибалтов заковали!
  На смерть всех их гнали в Сибирь,
  всё имущество их разворовали!
  
  Из Прибалтики под звон оков
  в Сибири кровавую круговерть
  женщин, малых детей, стариков
  коммунисты погнали на смерть!
  
  От советской оккупации усталых,
  вместо того, чтоб как братьев любить,
  в Сибирь гнали всех старых и малых
  коммунисты, чтобы их там убить...
  
  К этому горю душой прикоснулся
  я, поэт (коммунистами нелюбим).
  Из Сибири никто не вернулся...
  Но где же памятники павшим им?
  
  Коммунисты всё и всех зажали!...
  В Прибалтике придёт им скоро крах!
  Коммунисты, хотите чтоб вас уважали,
  покайтесь в своих кровавых грехах!
  
  Мои мысли!... словно пули у виска!
  Правду понять, не надо быть талантами.
  Для Европы коммунистические войска
  были, есть и будут оккупантами!
  
  Девятнадцатое июля. 1979 год.
  4
  
  
  * * *
  
  Хочешь, тебе где-нибудь поглажу?
  
  Жизнь, это за счастье бой!
  Она даже не может быть иною.
  Мы часто ссоримся с тобой...
  Наверно это я тому виною.
  
  Всё как-то получается само
  не хорошо и как-то неумело...
  Получил я от тебя письмо,
  и моё сердце сразу заболело!
  
  Даёшь в письме на жизнь прогнозы,
  на осколки разбившие мои мечты!
  Читаю и невольно льются слёзы
  от того, что написала мне ты!
  
  Я для тебя готов на всё, как скажешь!...
  Ведь ты же мне милее всех на свете!
  Пишешь, что со мной в постель не ляжешь,
  чтобы не мечтал я больше о минете!...
  
  Милая моя, опомнись, дорогая,
  что за бред в письме мне говоришь?
  Только ты, лишь ты, а не другая,
  в моей душе, как солнышко, горишь!
  
  Мою любовь ты изваляла в сажу!
  Тебе, наверно, на любовь плевать?
  Хочешь, тебе где-нибудь поглажу?
  Могу даже кой-где поцеловать!
  
  Моя милая, а может ведь так статься,
  в меня влюбишься, от измен устав!
  Со мной уже пытаешься расстаться,
  ещё со мной в постели не лежав...
  
  Двадцать третье июля. 1979 год.
  5
  
  
  * * *
  
  Среди звона коммунизма кандалов.
  
  Мне не делают никакого добра
  коммунисты-палачи--доктора́!
  Мне в жизни не очень повезло,
  за то творю коммунистам зло!
  
  Я, крутой солдат Удачи,
  до сих пор пока ещё живой!
  Получают коммунисты сдачи,
  издавая звериный дикий вой!
  
  От коммунистов автостопом
  укатил я далеко за Магадан!
  Словно на лошади галопом
  дерзко пересёк меридиан!
  
  Не доел я вкусного супчика
  на свободе только потому,
  что повезли меня, голубчика,
  коммунисты в тюрьму!
  
  Меня опять лишили воли,
  а она мне очень так нужна!
  Душою не чувствую боли,
  но она в душе быть должна!
  
  Среди звона коммунизма кандалов
  русские узники скорбно молчат...
  в камере ленинградских "Крестов"
  мои стихи о свободе кричат!
  
  Снова в Сибири зону топчу,
  как и многие русские ребята!
  На Россию никогда не ропщу,
  хотя она пред Богом виновата!
  
  Двадцать девятое июля. 1979 год.
  6
  
  
  * * *
  
  Лишь потому, что тебя люблю!
  
  Хреново так, что хуже не бывает!
  Забыл я про веселье и про смех.
  В дни такие сердце вспоминает
  только одну... Но она стоит всех!
  
  Это такая очень давняя история,
  которую давно пора бы позабыть!
  Это она, Иванова Виктория!...
  Не знаю, как её мне разлюбить!
  
  Счастье нам светило впереди!
  Но я такой развратный малец...
  Куда-нибудь ей палец не клади,
  откусит, и не только палец!
  
  Читает-ли она меня, не знаю,
  но пишу всё только для неё.
  Вика, лишь тебя вспоминаю!
  С кем сейчас ты, солнышко моё?
  
  Всё плохо без тебя в моей судьбе!
  После тебя, как рыба о лёд, бьюсь!
  Зачем снова вспоминаю о тебе?...
  Знаю зачем, но вслух сказать боюсь!
  
  Нежна ты, можешь мягко стлать!...
  И тебя вспомнить моё сердце радо!
  Но можешь и куда-нибудь послать...
  А, вообще-то, мне туда и надо!
  
  Я об этом снова, как назло!
  На этом вновь себя ловлю!
  Меня опять куда-то повело
  потому лишь, что тебя люблю!
  
  Тридцать первое июля. 1979 год.
  7
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-фашисты и прочие...
  
  Коммунисты-фашисты и прочие
  правят нашей Россией теперь!
  Стонут в тюрьмах русские рабочие!
  На Запад всем нам закрыта дверь!
  
  В голове русской только пустота,
  в чувствах русских сердец застой...
  На душе русской мятежной маята.
  Рифмы в душе нету вовсе никакой.
  
  Теперь стихи я писать не в силе.
  В душе моей Музы угаснул свет.
  Тихо в душе моей, как в могиле.
  В ней даже никакого чувства нет.
  
  Жизнь... хоть стой, хоть падай,
  как в страшном кошмарном сне!
  Тёмное утро осенней прохладой
  чувства все остудило во мне.
  
  В Ленинграде настала осень,
  больше тепла теперь не жди.
  Стало теперь темно уже в восемь.
  Пошли холод, слякоть, дожди...
  
  Облака в небе серыми кучами
  резкий ветер куда-то несёт.
  Небо Невы мрачными тучами...
  русскую душу тоска сосёт...
  
  Русское небо, словно слезами,
  нас омывает скорбным дождём.
  В храме Христовом под образами
  давно от Господа милости ждём.
  
  Первое августа. 1979 год.
  8
  
  
  * * *
  
  Любовь не подвластна заразе!
  
  "В неизвестности скрыться"?
  Но твоё сердце всё в огне!
  Зачем же к такому стремиться?
  Стремись-ка уж лучше ко мне!
  
  С нуля в самой первой главе,
  напиши всё, что было, обман!
  Мысли плохие в твоей голове
  исчезнут, как в полдень туман!
  
  Пускай же ревёт жизни вьюга!
  Мы первую ночь так отметим!...
  В страстных объятьях друг друга,
  кроме любви, ничего не заметим!
  
  Любовь не подвластна заразе!
  Отбросим условный уют!
  Сольёмся с тобою в экстазе,
  в таком, что о нас запоют!
  
  Пускай нас осудят скоты!
  Для них всё не так и неладно!
  Власти страсти, любви и мечты
  отдадимся с тобой безоглядно!
  
  Мой пенис... Такое орудие!...
  Его не скрыть даже трусам!
  Забудешь про рукоблудие,
  тогда всё тебе сделаю сам!
  
  Третье августа. 1979 год.
  9
  
  
  * * *
  
  С коммунистами воруем и пьём!
  
  В коммунизм идём общим строем.
  Учат нас жизнью не дорожить...
  Русские люди страдают запоем!
  Русским людям не хочется жить!
  
  Провозгласили коммунисты "братство",
  а сами топчутся в кровавой тьме.
  Коммунисты крадут народное богатство,
  держат русский народ в тюрьме!
  
  Никакой пощады нету никому!
  Кипят коммунистов злодеяний страсти!
  Честных людей сажают в тюрьму!
  Держат воров у государственной власти!
  
  Кругом нас тюремные заборы!
  Коммунистам на честность плевать!
  Россией управляют коммунисты-воры!
  Принуждают всех нас воровать.
  
  С коммунистами воруем и пьём,
  получая за труд лишь гроши.
  Без сожаленья любого убьём,
  нету у нас ни сердца, ни души!...
  
  Повсюду насаждаем экстремизм!
  На всём свете нету нас грешней!
  Общим строем идём в коммунизм,
  который ада намного страшней!
  
  Пятое августа. 1979 год.
  10
  
  
  * * *
  
  Тебя люблю как жизнь, как волю!
  
  "Кто есть я?", - ты написала.
  Ты это к понту или куражу?
  О самом главном не сказала,
  за тебя всё здесь расскажу!
  
  Ты со мною вечно в спорах!
  Споришь аж до хрипоты!
  Писать буду на всех заборах
  всё о том, какая всё же ты!...
  
  Хотя, чего я разозлился?
  С чего же тут схожу с ума?
  Я б на тебе давно женился!...
  Но не хочешь ведь сама.
  
  Не любишь, даже не любила!
  "Любви на свете вовсе нет!"
  Ты про влагалище забыла...
  Но только не забыла туалет.
  
  Законопатила все "дырки"!
  Да на хрен ими дорожить?
  Ты, наверно, из пробирки,
  раз так странно можешь жить!
  
  Я стихи твои перелопатил,
  любви в них нету, нет вокруг!
  Я бы тебя расконопатил,
  да боюсь, польётся вдруг!...
  
  Проклинаю теперь свою долю!
  Тебе же всё: "Ха-ха! Хи-хи!"
  Тебя люблю как жизнь, как волю,
  как веру, Бога и стихи!
  
  Седьмое августа. 1979 год.
  11
  
  
  * * *
  
  Коммунизма время России позорное!
  
  Коммунисты объявили мне войну!
  Ну что же, повоюем, коль хотите.
  Буду мстить за Русь, за старину!...
  У меня теперь пощады не просите!
  
  Жизни моей крутые виражи,
  но скорость на них не сбавляю!
  Строки мои, как будто бы "ежи",
  их для коммунистов расставляю!
  
  Моих стихов коммунисты боятся,
  как грешники с преисподней огня!
  Мне давно коммунисты не снятся.
  Сны страшные уже покинули меня.
  
  Советский Союз проклятая страна!
  Где меня только горе ни носило!...
  Теперь за то выпью доброго вина,
  чего в моей жизни не́ было и было!
  
  Моё детство голодное беспризорное
  всё прошло в ленинградских дворах.
  Коммунизма время России позорное
  во мне с детства вызывает страх!
  
  На борьбу лет ушедших не жаль.
  Мои мысли, как прежде, чисты́!
  Душой глотаю горькую печаль
  среди коммунизма глухой пустоты.
  
  Горьким стало мне наследством,
  что не родился я в стране другой!
  То, что называется детством,
  для меня было жуткой каторгóй!
  
  Одиннадцатое августа. 1979 год.
  12
  
  
  * * *
  
  Я лишь её любил в своей судьбе.
  
  Пытаюсь прогнать прочь
  то, чего могло бы и не быть.
  Только ту безумную ночь
  никогда не смогу позабыть!
  
  Тихо луна на небе фонарела,
  свет её был холоден и строг.
  Так меня милая в постели грела,
  что жат струился между ног!
  
  Она же ведь была такая озорница,
  обнимала так, что не вздохнуть.
  В страсти была словно Жар-птица!
  Мне до утра с нею было не уснуть.
  
  Я клялся для неё луну украсть,
  так хороша она была в постели!
  Но всё проходит, даже страсть.
  Мне её ласки вскоре надоели.
  
  Страсть прошла, душа моя остыла.
  Снова стало серым всё вокруг...
  Своей похотью она меня лишь злила.
  Одиночества мне захотелось вдруг.
  
  Я ушёл, ей не сказав ни слова.
  Я возвратился к самому себе.
  Но вот её тут вспоминаю снова.
  Я лишь её любил в своей судьбе.
  
  Тринадцатое августа. 1979 год.
  13
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских убивают!
  
  Коммунистические злые книги
  не доведут Россию до добра!
  У коммунистов в мозгу сдвиги,
  русским давно их гнать пора!
  
  В жизни нищенской, убогой,
  терпим коммунизма гнёт!
  Чёткий голос Музы строгой
  мне расслабляться не даёт!
  
  Уже давно виднеется вдали
  где-то на Западе Свобода!...
  В кровавой мечемся пыли
  по костям павшего народа!
  
  Жрут нас коммунисты-блохи,
  их нам ничем не удержать!
  С ними шутки очень плóхи,
  всех могут заживо сожрать!
  
  Заводов дымные громады
  сжимают нас со всех сторон!
  Кругом заборы да ограды,
  зловещее карканье ворóн!
  
  Живём в коммунизма кабале!
  Тихо гибнем в ужасном застое!
  Исчезло, словно бы во мгле,
  всё, что на Руси было святое!
  
  В снегу равнины и холмы,
  России кровь снега скрывают!
  Безвинно погибаем все мы,
  коммунисты русских убивают!
  
  Семнадцатое августа. 1979 год.
  14
  
  
  * * *
  
  Умру, если не станешь моей!
  
  Исписана ещё одна тетрадь!...
  (Я про себя, и ты тут не при чём!)
  Есть теперь чем попу вытирать!
  (А то мне приходилось кирпичом).
  
  Кругом поэты! - куда ни глядь!
  И я тоже вниманьем удостоюсь!
  Мною исписана ещё одна тетрадь,
  но на этом навряд-ли успокоюсь!
  
  Я договором с издателем припёрт!
  Рифмы в душе шевелятся так жгуче!
  В поэзии я самый главный чёрт!
  Поэты, это черти, но меня не круче!
  
  А тут ещё Виктория (Победа)!...
  Ей стихом ответить поспешу!
  Я не писал ещё такого бреда,
  который тут сейчас ей напишу!
  
  Иванова Виктория, сама знаешь,
  что меня хуже средь поэтов нет!
  Мой экспромт душою принимаешь,
  но мечтаю лишь только про минет!
  
  Прости, сказал я напрямую сразу!
  На твоих стихах оставлю след!
  Я убил бы Музу, стерву и заразу!
  Мне от неё не нужен и минет!
  
  Виктория, но ты другое дело!
  Ты - любовь! Я повинуюсь ей!
  Ведь у тебя такое чудо-тело!...
  Умру, если не станешь моей!
  
  Девятнадцатое августа. 1979 год.
  15
  
  
  * * *
  
  Давит Россию коммунизма закон!
  
  По России слышны стуки,
  они спать русским не дают!
  Коммунисты-палачи-суки
  всем русским кандалы куют!
  
  От коммунизма все страдаем!
  В крови утоплена наша страна!
  Россия вполне могла быть раем,
  но стала адом кромешным она!
  
  Руководят нами глупцы,
  хоть без ума, но гордецы.
  В мутной воде прячут концы
  продажной совести купцы.
  
  Окружают нас льстецы,
  они душой как мертвецы.
  Притихли нынче молодцы.
  Россию грабят хитрецы!
  
  Дают советы мудрецы,
  чтоб были мы тише овцы.
  Все коммунисты-подлецы,
  на словах лишь правдецы.
  
  Много страшных лет, с гаком,
  давит Россию коммунизма закон!
  Коммунизм давно болен раком,
  в России не протянет долго он!
  
  Двадцать третье августа. 1979 год.
  16
  
  
  * * *
  
  Любви что может быть прекрасней?
  
  С годами секс не безопасней...
  Только с комсомолками сплю.
  Любви что может быть прекрасней?
  И потому тут всех подряд люблю!
  
  В частном советском бордели
  я говорил тебе любовные слова.
  Невинно глаза твои смотрели.
  Ты была абсолютно трезва́!
  
  Говорила, что ты комсомолка,
  для коммунизма на блуд пошла.
  Ты была такая супер-тёлка!...
  Среди всех ты под меня легла!
  
  Получилось, вроде как, отлично!...
  С моих весь вечер не слезала ты колен.
  Я был пьян, мне было безразлично,
  кто на похмелье мне отсасывает член!
  
  Ты тихо мне сказала: "До свиданья..."
  ночною мрачной полутёмною порою.
  Мне кажется, что уж такая сра́нь я!...
  Своим пенисом коммунизм строю...
  
  Мы с тобой лежали под забором,
  но скрывали нас акации кусты.
  Невинным и невинным взором
  в мои глаза нежно смотрела ты.
  
  Из себя совсем не корчу героя.
  Все как и я, куда ни погляжу.
  Но, всеобщий коммунизм строя,
  на комсомолках частенько лежу!
  
  Двадцать девятое августа. 1979 год.
  17
  
  
  * * *
  
  Коммунистов я обидел!
  
  Без спасителя Иисуса Христа
  наша жизнь совсем пуста!
  Без нашего спасителя, Бога,
  в ад приведёт нас дорога!
  
  Разве уж не сам-ли Бог
  мне талантом в том помог?
  Против коммунистов пишу,
  лишь только стихами грешу?
  
  Своему Небесному Отцу
  стихами славу пою среди дня!
  Господь очень любит Троицу!
  Господь любит грешного меня!
  
  Я в море горя поплавал,
  очень боялся адского огня.
  Но только Бог, а не дьявол,
  охраняет повсюду меня!
  
  Нежно фиолетом немым льёт
  церковных лампадок сапфир.
  Душа моя тихо нектары пьёт
  среди церковных чудных лир!
  
  Навсегда я запомнил слова:
  "Хлеб насущный всему голова!"
  С давних младенческих лет
  хорошо помню Господа Завет!
  
  Лишь только лишнее я брал,
  с неба Господь всё это видел.
  Людей честных я не обокрал.
  Коммунистов-палачей я обидел.
  
  Тридцать первое августа. 1979 год.
  18
  
  
  * * *
  
  Меня, пожалуйста, оставь!
  
  Когда тебе вернуть кольцо,
  можно завтра иль сегодня?
  Другое, более милое, лицо
  мне подобрала уже сводня!
  
  Как смогла ты в крайность впасть?
  Словно пребываешь в каком-то сне!
  "Когда вернуть тебе запчасть?"
  Коль ты про пенис, то он при мне!
  
  Ты у какой-то гадалки побывала?
  Я к таким передрягам не привык!
  Что гадалке за гаданье давала,
  баба была это, или-же мужик?
  
  Все верну, по пунктам точно.
  И даже напишу тебе в ответ.
  Как же, прибежал я срочно!...
  Будто дел у меня больше нет!
  
  Я думал, что ты будешь злиться.
  Разве лишь к этому стремлюсь?
  Не собираюсь с тобой мириться,
  но только на тебя не разозлюсь.
  
  Тут что такое мне бормочешь?
  Но только мозги мне не правь!
  Всё отдай когда и кому хочешь,
  только меня, пожалуйста, оставь!
  
  Первое сентября. 1979 год.
  19
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи карают нас!
  
  Велит нам коммунизма закон
  всем быть на демонстрации.
  Лохмотья красные знамён
  напоминают менструации!
  
  Коммунист среди лицемерия
  жить нас заставляет, паразит!
  Всю толщу нашего безверия
  святое слово Господа пронзит!
  
  Страх нам в души залезает!
  Все терпим беспредел сейчас!
  За что нас коммунист терзает?
  За что коммунист убивает нас?
  
  Все имеем не единую судьбу,
  даны нам всем разные дороги.
  Успокоюсь лишь только в гробу.
  Ну а пока мои стихи-тревоги!...
  
  Вы прáвы, или же непра́вы,
  всех ожидает чёрный час!
  За наши невинные забавы
  коммунисты убивают нас!
  
  Любви к России нету никакой!
  Бороться все будем до конца!
  Одною скованы чёрной тоской
  все русские мятежные сердца!
  
  Коммунизм хуже проказы!
  В душах слово Свободы несём!
  От коммунистической заразы
   святую Россию-Родину спасём!
  
  Третье сентября. 1979 год.
  20
  
  
  * * *
  
  Всем дарить свою любовь!
  
  "Рядом с Вами вспоминаю страсть!"
  Всего лишь только вспоминаешь?
  Но почему бы в блуд не упасть?
  Как это здорово! (Ты знаешь?).
  
  Никак невозможно удержаться,
  не соблазниться тела красоте,
  на блудном ложе упражняться,
  чтоб с мужем быть на высоте!
  
  Так хочется к губам припасть
  Мысль грешная по плоти гуляет!
  Всю душу сжирающая страсть
  нам блуда рай предоставляет!
  
  Когда сойдутся клитор-пенис,
  стыд и стесненье пропадёт!
  Словно огнём горящий феникс
  вдруг во влагалище войдёт!
  
  И из влагалища на душу
  любви нахлынувший нектар
  вдруг затрясёт тебя как грушу,
  как всеобъемлющий пожар!
  
  В очередной раз отдаваясь
  прочитаешь в душе вновь:
  "Жить, любовью наслаждаясь!
  И всем дарить свою любовь!"
  
  Пятое сентября. 1979 год.
  21
  
  
  * * *
  
  Гримаса Ленина-дьявола сияла!
  
  Русь только чуть от Бога отвернулась,
  сразу попала в когти коммуниста-сатаны!
  В семнадцатом году всех беда коснулась,
  жизнь пошла... - словно кошмара сны!
  
  Коммунисты терзают России народ
  со своих сатанинско-ленинских идей!
  Коммунисты людей забивают как скот,
  не считая русский народ за людей!
  
  Мы в тюрьмах коммунизма не раз были!
  У коммунистов в крови русской сапоги!
  Коммунисты русских больше истребили,
  чем все остальные, вместе взятые, враги!
  
  Русский народ лежит на эшафоте!
  Над ним гримаса Ленина-дьявола сияла!
  На коленях в кроваво-гнилом болоте
  сколько лет уже Россия скорбно отстояла!
  
  Очень страшен коммунизма плен!
  Русь в крови русской вдоволь плавала!
  Но Россия скоро поднимется с колен,
  сбросит с себя коммуниста-дьявола!
  
  Скоро сгинет коммунизма орда!
  Россия Бога за спасение прославит!
  Больше уже никто и никогда
  Россию на колени не поставит!
  
  Седьмое сентября. 1979 год.
  22
  
  
  * * *
  
  Мы счастье выстрадали оба!
  
  Читаю то, что тут мне пишешь.
  Сердце моё сжимается, любя!
  "Зову тебя, только не слышишь".
  Родная, хорошо слышу тебя!
  
  Лишь только звёзды и луна
  стали связью между нами.
  "Ты там один, я здесь одна."
  В душу врезается зубами!
  
  Мечта моя звездою высоко
  сияет мне, но так далече...
  Сейчас мне очень нелегко,
  но и тебе сейчас не легче!
  
  Всё до тебя дойти пытаюсь!
  Хотя мы лишь едва знакомы,
  сердцем к тебе прорываюсь
  сквозь своей жизни буреломы!
  
  В душе моей желания как свечи!
  Мысли в сердце сыплются дождём!
  Мы столько ждали нашей встречи!...
  В терпении ещё немного подождём.
  
  С тобою мы будем до гроба!
  (Душу мечтой разбередит...)
  Мы счастье выстрадали оба!
  И нас Господь вознаградит!
  
  Одиннадцатое сентября. 1979 год.
  23
  
  
  * * *
  
  О Ленине-палаче-дьяволе-гаде!
  
  Не помню спокойного года!
  Не знаю даже спокойного дня!
  Ленинграда ненастная погода
  часто дождями радует меня!
  
  Когда бушует ночью непогода,
  на зло коммунистам-палачам,
  стихи мятежные пишу для народа
  и разношу их по тёмным ночам.
  
  Все здесь живут в Ленинграде,
  а я в Санкт-Петербурге живу!
  О Ленине-палаче-дьяволе-гаде
  везде разношу по народу молву!
  
  Дьявол разжёг революции пламень,
  направил народ на свои же штыки!
  Русской кровью каждый камень
  полили в Петрограде большевики!
  
  Смертью устрашая всю Европу
  по России покатился смерти вал!
  Русской кровью Крупской жопу
  часто усердно Ленин подмывал.
  
  Её выкидыши Русью управляют...
  Продолжают они русских убивать!
  Дьявола коммунисты прославляют.
  Продолжают на Господа плевать...
  
  Россия падшая, с колен поднимайся!
  Скорей освободись от коммунизма оков!
  Русский народ, за Свободу сражайся,
  убивай везде проклятых большевиков!
  
  Тринадцатое сентября. 1979 год.
  24
  
  
  * * *
  
  Расцелую страстно твои руки!
  
  Слышу снова: "Где же ты? Где?".
  Задаёшь вопрос своей судьбе.
  Я побывал со многими, везде...
  Но сейчас иду к одной тебе!
  
  Пишешь, что так много было их,
  в твоей серой жизни прошлых днях,
  кобелей близких, но совсем чужих
  на холодных жестких простынях.
  
  И в моей жизни всего уже бывало!
  В женских слезах вся моя грудь.
  Перебрал я женщин уже немало.
  Но теперь к только тебе мой путь!
  
  Кто из нас чувством сожжёт кого?
  К тебе спешу, как мотылёк на свет!
  Кроме тебя теперь уже никого
  в моей грешной душе усталой нет.
  
  Расцелую страстно твои руки!
  Слезами горькими омою их!
  Мы так с тобой устали от разлуки!
  Мы так устали от чужих других!
  
  Забудем всё! Позабудем всех!
  Нам счастье будет не во сне!
  Твой звонкий и задорный смех
  святой наградой будет мне!
  
  Семнадцатое сентября. 1979 год.
  25
  
  
  * * *
  
  Коммунисты ведут нас во тьму!
  
  Жизнь в русской деревне тяжёлая,
  нельзя говорить ни о ком, ни о чём!
  Деревня русская голодная, голая
  страдает под коммунизма бичом!
  
  Ленин-дьявол сифилитик ленский,
  приказал: "Работай, иль умри!..."
  Чахнет русский народ деревенский
  в русском поле с зари до зари!
  
  В русском поле кровавые росы...
  Вокруг от горя не видно ни зги!
  Русские дети голодны и бóсы...
  гибнут от коммунизма-цинги!
  
  Мужики с голодухи воруют,
  от жуткого голода пухнут они.
  В Москве коммунисты пируют
  напролёт целые ночи и дни!
  
  Руководимые Лениным-уродом
  коммунисты ведут нас во тьму!
  Тюрьмы переполнены народом!
  Превратили Россию в тюрьму!
  
  Люди, боритесь! Придёт Свобода!
  Переживём коммунизм-беду!
  За поруганье русского народа
  сгорят все коммунисты в аду!
  
  Девятнадцатое сентября. 1979 год.
  26
  
  
  * * *
  
  Возможно, тебя совсем не стою!
  
  Жизнь выглядит так гнусно!...
  Я потерял свою заветную мечту!
  Потому-то всё так же грустно
  мне смотреть на жизни суету!
  
  Но моё сердце тебе всё же радо!
  Только языком не буду зря молоть!
  Маша, брось печалиться, не надо.
  Зачем терзаешь свои душу и плоть?
  
  Что пишешь, для меня это не ново!
  Давно я схоронил все свои мечты!
  Мне без того от жизни так хреново,
  а тут мне ещё такое пишешь ты!
  
  Плохо сплю, порой недоедаю.
  Мне надоели все мои друзья!
  Как и ты, от жизни тут страдаю!
  Но только ты это совсем не я!
  
  Я так устал, что нету больше силы!
  Мой взгляд давно угасший и пустой.
  Твои черты мне дороги и милы!
  Возле меня немного хоть постой!
  
  Возможно, тебя совсем не стою!
  Своих подруг обо мне расспроси.
  Меня неземной своею красотою,
  молю тебя, от пропасти спаси!
  
  Двадцать третье сентября. 1979год.
  27
  
  
  * * *
  
  Россию терзают коммунисты-злодеи!
  
  Я по лесу снежному бывало
  любил с топориком пройтись!
  Мной дров нарублено немало!
  Хочешь жить, - давай, крутись!
  
  "демьяны бедные", "бродские"...
  эту падаль из России уже унесло!
  Очень люблю края новгородские,
  Демянск, родное моё милое село...
  
  Россию скрутила смертная кручина...
  Коммунисты сумели Россию согнуть.
  Нам лишь вонючий керосин и лучина
  освещают к коммунизму страшный путь.
  
  Среди тёмных ночей жутких длинных
  что будет утром знать не может никто!
  Коммунисты ни в чём неповинных
  русских в тюрьмах убивают ни за что!
  
  Мне впечатления очень жутки эти,
  но я о них своими стихами написал.
  От коммунизма беспощадной плети
  меня Господь уже много раз спасал!
  
  Россию терзают коммунисты-злодеи!
  Я коммунистов не в силах любить!
  Все коммунизма сатанинские идеи
  мятежными стихами стал я рубить!
  
  Двадцать девятое сентября. 1979 год.
  28
  
  
  * * *
  
  Люблю ласкать твои губки.
  
  Я и ты... Что между нами?...
  Скажу "Люблю" значит совру.
  С тобой встречаемся ночами,
  тихонечко расходимся к утру.
  
  У меня к тебе такое чувство!...
  Вот мы с тобою вместе вновь!
  Похоть как любви искусство.
  Но только похоть не любовь.
  
  Не любовь это, что-то другое.
  Коль я не прав, сомнения развей.
  Что в тебе для меня есть дорогое,
  скрыто под тёмной юбкой твоей.
  
  Люблю ласкать твои губки,
  тая о похоти грешную мечту!
  Очень ненавижу твои юбки,
  они твою скрывают красоту!
  
  Нас чувства тянут в никуда,
  они как нами смятая трава.
  Бываю пьян порою, иногда,
  но ты же подо мной трезва!
  
  От похоти нам не удержаться!
  Ради тебя готов я хоть на крест!
  Долго-ли будет это продолжаться?
  Когда же нам всё это надоест?
  
  Первое октября. 1979 год.
  29
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это мерзкая падаль!
  
  Для меня Православие свято!
  Мне с коммунизмом не дружить!
  Незачем уезжать мне куда-то,
  мне надо в России борьбою жить!
  
  Коммунизм, это мерзкая падаль,
  это проклятый советский союз!
  Объяснять мне вам надо ль,
  зачем тут, в России, остаюсь?
  
  Мне с детства путь Богом указан!
  Своей жизнью я смерти обязан!
  На меня жизнь злобно глядит,
  смерть меня до сих пор всё щадит!
  
  Грешной душою стремлюсь к раю!
  Сердцем стремлюсь только к добру!
  Каждый день от страха умираю...
  Но, пока жив коммунизм, не умру!
  
  В падшей России ужасный контраст,
  губит всех и всё коммунист-педераст!
  Мы не святой России изменники,
  а коммунизма безгласные пленники!
  
  Среди коммунизма картин убогих
  я по России очень много кружил.
  Пережил я очень многое и многих,
  даже самого себя давно я пережил.
  
  Меня бранят коммунисты взахлёб!
  Кричат, что всё в стихах о них вру.
  В КГБ давно приготовлен мне гроб.
  Но , как поэт, никогда не умру!...
  
  Третье октября. 1979 год.
  30
  
  
  * * *
  
  В твоих глазах мольба и стоны.
  
  Я поэт, но стих мне твой неясен.
  Ты о счастье в нём, иль о беде?
  Твой портрет!... Взгляд опасен!...
  У меня даже застыло кое-где!...
  
  В твоих глазах мольба и стоны
  души прекрасной и плохой!
  Улыбка страждущей Мадонны
  и просто развратницы лихой!
  
  У меня даже никаких мыслей нету!
  Предощущаю трепет наших тел!...
  Я бы очень хотел и ту, и эту!...
  Я бы обеих вас трахнуть хотел!
  
  Страстно гляжу на фотку эту!
  "Будет, хоть что-то, впереди?"
  Души во мне давно уж нету,
  вместо неё любовь в груди!
  
  Озорная красивая моська эта
  (поклонникам теряет счёт)
  уже совсем свела с ума поэта
  Кого ещё она с ума сведёт?
  
  Но о тебе идёт какая слава!...
  Забыв про совесть и про честь
  гляжу, как кролик на удава,
  готовый сам в тебя залезть!
  
  Пятое октября. 1979 год.
  31
  
  
  * * *
  
  Всё у коммунистов под запретом!
  
  Не взнуздать молодого коня?
  Мужчинам того не прощаю.
  Кто подымит, отмоет меня,
  эти строки тому посвящаю!
  
  Память в мозоли стираю,
  свои вспоминаю грехи.
  Здесь не грибы собираю,
  здесь собираю свои стихи!
  
  Всё у коммунистов под запретом,
  русская кровь как вода полила́сь!
  Уже был бы давно я Поэтом,
  кабы ни коммунизма власть!
  
  Грустные песни сейчас пою,
  день уж сегодня выдался такой.
  Мысли о прошлом на душу мою
  вдруг хлынули бурной рекой!
  
  Знать прошлое хочется на́м ведь.
  Безвестность меня не утомила.
  Не хочет моя упрямая память
  вспомнить, что со мной было!
  
  Я здесь, в России, иммигрант.
  Откуда, зачем сюда я примчал?
  Как священник мой Талант
  меня и Музу рифмой обвенчал!
  
  Седьмое октября. 1979 год.
  32
  
  
  * * *
  
  Была бы ты пьяна любовью!
  
  Я сам себе, конечно же, не враг!
  С девчонками крутил для куражу!
  Но вот влюбился, как дурак!...
  Места теперь себе не нахожу!
  
  Любовь, это злобный тиран!...
  Душа занята с ревностью борьбой.
  Хожу только в этот ресторан,
  лишь чтобы встретиться с тобой.
  
  Опять ты с кем-то в ресторане.
  Тобой любуюсь лишь одной!
  Весело артист играет на баяне.
  Опять ты с кем-то, не со мной.
  
  Вот на тебя смотрю в упор,
  в душе от ревности аж ною
  Не поняла ещё ты до сих пор,
  что ты давно любима мною!
  
  Если бы ты была моею!...
  Покоя нету мне ни дня!
  В душе надеяться посмею
  на то, что ляжешь под меня!
  
  Моя кровь с твоею кровью
  была бы смешана судьбой!
  Была бы ты пьяна любовью,
  как без вина я пьян тобой!
  
  Одиннадцатое октября. 1979 год.
  33
  
  
  * * *
  
  За тех, кто от коммунистов погиб!
  
  Помогала мне русская водка,
  хотя её я всегда избегал.
  Я на дно, как подводная лодка,
  не раз от коммунистов залегал.
  
  Стал мне родным тюремный дом.
  Я людей там встретил настоящих!
  Заключённых я ободрял своим стихом,
  со мною в тесной камере сидящих!
  
  Не раз ходил я под конвоем,
  спиною ощущая острый штык.
  Пёс конвойный страшным воем
  заглушал конвойных дикий крик!
  
  Я в тюрьму всегда один ходил,
  свою братву за собой не тянул!
  Тревожное время тем проводил,
  что решётки тюремные гнул!
  
  Коммуниста глаз увидел блеск
  и тут же выстрелил меж ними!
  Сделал он руками всплеск
  и рухнул с хрипами глухими.
  
  Сквозь колючку через забор
  я рванул среди чистого поля!
  А в лесочке меня ждал мотор,
  чистый паспорт и вольная воля!
  
  О конвойной помню овчарке,
  не забыть мне рычания хрип.
  Тут за тех выпиваю по чарке,
  кто от коммунистов погиб!
  
  Тринадцатое октября. 1979 год.
  34
  
  
  * * *
  
  Чего девственность жалеешь?
  
  Тебе больно, - стесняюсь,
  ведь я ещё неопытный дурак.
  От боли морщусь, напрягаюсь...
  Но первый раз всегда ведь так!
  
  С тобой любовью занимаюсь!
  Мне все завидуют друзья!
  В грехах своих в мире маюсь.
  Если кто грешен, так уж я!
  
  Тобой всё больше увлекаюсь!
  Ты подо мною просто млеешь!
  На тебя смотрю, - не каюсь!
  Чего девственность жалеешь?
  
  Другого хочешь может быть?
  Так разбежимся давай летом!
  Мне тяжело тебя любить,
  но тебе не говорю об этом.
  
  При твоей маме так опасно!...
  О тебе я своей маме тоже лгу.
  Ты дорога́ мне, так прекрасно!
  Только своей маме ни гу-гу!...
  
  Меня ласкаешь страстно,
  очень довольная судьбой...
  Мы незаметно и негласно,
  в постельку лазаем с тобой!
  
  Семнадцатое октября. 1979 год.
  35
  
  
  * * *
  
  Строй коммунизма, ужасна картина!
  
  Среди нас люди разные бывают,
  многим друг на друга наплевать!
  Пендосами в России называют
  не тех, кого так надо называть!
  
  Вы представите (только едва ли),
  строй коммунизма, ужасна картина!
  Мелкие винтики крепят детали,
  без них выйдет из строя машина!
  
  Раскручиваю, где можно и не можно,
  чтоб, не дай Бог, никто не увидал!...
  Сначала потихоньку, осторожно...
  Ну а потом, - как только Бог давал!
  
  Ни на один день и даже ни на час,
  как всенародная страшная беда,
  война кровавая Гражданская у нас
  ни на миг не затихала никогда!
  
  Я русский человек сугубо штатский,
  но моё сердце в бой зовёт меня!
  Потому мне пьяный шум кабацкий
  приятнее, чем коммунистов брехня!
  
  Мне Господь указывает путь!
  Не верю коммунизма свисту.
  С любовью я готов свернуть
  башку любому коммунисту!
  
  Девятнадцатое октября. 1979 год.
  36
  
  
  * * *
  
  К тебе тайком прихожу!
  
  "Ты прелестен, друг мой милый!..."
  Во мне ни углей нет, ни пепла...
  Да я почти стою перед могилой.
  От страсти ты совсем ослепла!
  
  К тебе я с нежными речами!...
  Тебе меня слушать не лень?
  Обучен я этому врачами,
  клизму ставят каждый день.
  
  Ты мне: "Наивен, чист, чудесен!..."
  Когда же за ум-то возьмёшься?
  Наслушалась моих басен и песен.
  Когда протрезвеешь, ужаснёшься!
  
  Всегда в хандре хожу, унылый...
  Хромаю, как битый старый пёс.
  "Парящий голубь сизокрылый!..."
  Да у меня лишь только сизый нос!
  
  Но мне на яйца бабы висли!
  Когда-то был и мне апрель!...
  Так непорочны твои мысли! -
  мне бы только лишь в постель!
  
  Имею в сексе много знаний!
  Для тебя тоже время нахожу.
  Внушая искренность признаний
  к тебе тайком ночами прихожу!
  
  Двадцать третье октября. 1979 год.
  37
  
  
  * * *
  
  Коммунисты под меня роют.
  
  Шаги чьи-то под моим окном
  меня теперь уже не беспокоят.
  Не подкатит мне страха ком,
  хотя коммунисты под меня роют.
  
  Гудит возвышенность Валдая,
  хотя пока не свободная она.
  Грешная душа моя, всё забывая,
  свободой, как вином, пьяна!
  
  Мне Россию никак не предать,
  но Россия не стала мне любимой.
  Меня пленяет былая благодать
  моей России-матушки родимой!
  
  Я о Руси в своих стихах не лгал.
  Сердцем к России возвращаюсь!
  Много раз Россию я стихами ругал,
  теперь ею ничуть не восхищаюсь!
  
  Когда моя душа мятежная остыла,
  когда я умер для всех и для себя,
  свободы мне звезда светила,
  на смерть пошёл я, жизнь любя!
  
  В кандалах на душе хожу свободно
  по своей святой родимой Руси!
  Хочешь, - пьянствуй принародно!
  Хочешь, песни коммунизма голоси!
  
  Теперь мою грешную душу греет
  Свободы всепроницающий огонь!
  Кровавый флаг над Русью реет!
  Не под царём резвится русский конь!
  
  Двадцать девятое октября. 1979 год.
  38
  
  
  * * *
  
  Нет любви, одна привычка.
  
  Ты и я живём лишь рядом,
  пока нам не свистнет рак.
  Мужики за тобой стадом,
  за мною бабы тоже так!
  
  Скуку с весельем мешая
  наше время куда-то идёт.
  Нашу разлуку предвкушая,
  живу с тобой который год.
  
  Ты как весёленькая птичка,
  с тобою в гнёздышке поём.
  Нет любви, одна привычка,
  только за любовь её выдаём.
  
  Другому бы могла достаться,
  с чего-то ты досталась мне.
  Давно пора нам расставаться,
  наши сердца уж не в огне.
  
  Пакость ту, что между нами,
  святой любовью мы зовём.
  Хотя любви уже нет годами,
  но по привычке всё живём.
  
  Всё противно и паскудно,
  сама как хочешь это назови.
  Мы предаёмся безрассудно
  всё позволяющей "любви"!
  
  Тридцать первое октября. 1979 год.
  39
  
  
  * * *
  
  Узники коммунизма.
  
  Тот приговор, он спалил все мосты
  жестоко и злобно, как в Думе Боярской!
  И вот привезли меня прямо в "Кресты".
  Советский я, но сижу в тюрьме царской!
  
  Средь яркого света, и всё-ж как во тьме,
  здесь узники мрачно часы свои мерят.
  Узники коммунизма в царской тюрьме!
  Если кому рассказать, - не поверят!
  
  У нас на всё запреты и зажимы!
  У нас у всех холодные сердца.
  Я все прошёл коммунизма режимы
  от общего до лютого спеца́!
  
  Страдал я вольно и невольно!
  Я боролся с ложью, как умел!
  Но порой бывает сердцу больно
  за то, что годы лучшие сидел!
  
  Я как камень в чужом огороде,
  всё не к месту, куда ни положь!
  Проснуться бы мне на свободе!
  Я ушёл бы в высокую рожь...
  
  Бескрайни России просторы,
  но только куда ни глянем мы,
  упираются русские мутные взоры
  в стены коммунизма тюрьмы!
  
  Первое ноября. 1979 год.
  40
  
  
  * * *
  
  Не дашь, - издохну словно пёс!
  
  Моя жизнь близится ко дну...
  Как докатиться я так смог?
  Так нежненько тебя бодну,
  сразу зачешешь между ног!
  
  В моей башке такая дурь!...
  Но своей покоряюсь судьбе!
  Милашка, брови не хмурь,
  мне много хуже, чем тебе!
  
  Очень хочется мне жить,
  хотя почти теперь не сплю!
  Хочу даже милую убить!...
  Но как убить, когда люблю?
  
  Сам себя подвергаю сраму!
  Не любит! - в этом вся и суть!
  Может убить мне её маму?...
  Или ещё убить кого-нибудь?
  
  А на уме моём только своё:
  "Мы друг друга, точно, стоим!
  Может быть трахнуть мне её,
  чтоб успокоиться обоим?"
  
  Скорей бы стало всё ясней!
  Меня достало аж до почек!
  Пока болтаемся тут с ней,
  как будто в проруби цветочек!
  
  Коль нашей свадьбы уж не будет,
  то вспомни, что тебе по пьянее нёс!
  Сердце твоё меня уж позабудет!
  Не дашь, - издохну словно пёс!
  
  Третье ноября. 1979 год.
  41
  
  
  * * *
  
  Коммунисты - учителя фашистов!
  
  Мой последний стакан налей по завяз,
  одним залпом его и осу́шу!
  В этой грязной грязи я по душу увяз,
  и ничто не спасёт мою душу!
  
  В руке с водкой стакан, не долото,
  речь свою на потом прибереги.
  Выпью водку лишь только за то,
  чтобы сдохли коммунисты-враги!
  
  Для поганых коммунистов-крыс
  этой ненастной тёмной ночкою
  приготовил я страшный сюрприз
  с очень жуткою заморочкою!
  
  Я над пропастью, но не страдаю!
  Не прожить мне без риска и дня.
  По самому краю хожу, как гуляю,
  ничто не пугает теперь уж меня!
  
  Коммунисты, - учителя фашистов,
  Они всю Русь обобрали до гроша!
  Скоро перебьём всех коммунистов,
  тогда живи и радуйся русская душа!
  
  Свою грешную душу успокою.
  Кол осиновый в коммунизм забил!
  Это Всевышний Бог моей рукою
  поганых коммунистов осудил!
  
  Пятое ноября. 1979 год.
  42
  
  
  * * *
  
  Лишь только ты желанна мне!
  
  Подруга, что тут за дела?
  Успокойся! Что с тобою?
  Всех кобелей с ума свела!
  И я уже от страсти вою!
  
  Милая, ещё со мной побудь,
  моё сердце тебе очень радо!
  (Вдруг замочу кого-нибудь
  из тех, кого совсем не надо!)
  
  Вокруг меня столько девчонок!
  Моё сердце всё горит в огне!
  Достали меня все аж до печёнок!
  Лишь только ты желанна мне!
  
  Сердце болит и душа стонет!
  Тебя люблю, но что с того?
  Что для тебя стишок мой стоит?
  Он для тебя не стоит ничего!
  
  Любишь какого-то глиста!
  Но его получше разузнай!
  Начать жизнь с белого листа?
  Ну тогда с меня и начинай!
  
  Душой люблю тебя, красу!
  Как перед Богом выбирай.
  Я на своих руках тебя внесу
  захочешь в Ад, захочешь в Рай!
  
  Седьмое ноября. 1979 год.
  43
  
  
  * * *
  
  Ленин-дьявол давил всех не спеша.
  
  С челом, мрачней кровавой тучи,
  Россией кровавый Ленин завладел!
  Навалил он русских трупов кучи,
  во всей России устроил беспредел!
  
  Обман коварен был и тонок!
  Никто его совсем не замечал.
  Народ, как глупенький ягнёнок,
  "Ура!..." Ленину-дьяволу кричал.
  
  Всё взахлёб хвалили Ильича,
  за то голодомор и получили!...
  Людей всему "хорошему" уча
  всех только дурному научили!
  
  Ленин отлит в железе и цементе,
  ему не страшен снег и дождь,
  стоит на мрачном постаменте
  людям на страх кровавый вождь!
  
  Симбирский не забыт ещё еврей.
  Очень долго нам его склонять,
  пока власть не торопится скорей
  везде названия улиц поменять!
  
  Часто вспоминаю про Сокольники,
  где Ленин-идол раздавал подарки.
  Тогда с тобой мы были школьники,
  но ругал я коммунистов по запарке!
  
  Ленин-дьявол давил всех не спеша,
  он смаковал своим кровавым веком!
  Была-ли у него, у дьявола, душа?
  Вообще, был-ли он хоть человеком?
  
  Одиннадцатое ноября. 1979 год.
  44
  
  
  * * *
  
  Милашка, милая, не злись!
  
  В ожидании скорого суда
  свою судьбу за что ругаешь?
  Милашка, что за ерунда?...
  Родная, меня так пугаешь!
  
  Кругом жизнь радости полна!
  Не унывать много причин есть.
  Гордость твоя кем-то уязвлена...
  так только гордость, а не честь!
  
  Милашка, милая, не злись!
  Сто́ит ещё спорить с судьбой!
  Вся воедино разом соберись,
  и вперёд, - за счастьем в бой!
  
  В тебе силы убывают, как луна.
  Сто́ило тебе на грабли напороться?
  Себе же врёшь тут не хрена́?
  За счастье сто́ит побороться!
  
  С тобой, такою чудо-душкой,
  быть рядом, трудно не любить!
  Тебя хочу иметь подружкой!
  И даже больше, может быть!
  
  Поверь, в душе исчезнет рана!
  Сердце твоё захочет снова жить!
  Меня послушай, милая Татьяна,
  давай с тобой хотя б дружить!
  
  Тринадцатое ноября. 1979 год.
  45
  
  
  * * *
  
  Я коммунистов не оставил бы в живых!
  
  На наш труд коммунист ответит:
  "Позже ложись и пораньше вставай!
  Нам солнца не надо, нам партия светит!
  Нам хлеба не надо, - работу давай!".
  
  Только мне своего Лазаря не пойте,
  я по фене с первой тюрьмы бо́таю!
  Меня куда-нибудь трудоустройте,
  ох, уж тогда вам так наработаю!...
  
  Ведь где-то когда-то быть и меже.
  Хоть когда-то, всё же спохватимся,
  за свою голову буйную схватимся,
  но только очень поздно будет уже...
  
  Когда наступит нужный момент,
  в бою с коммунистами схватимся!
  Кто не с нами, тот поганый мент!
  Теперь назад уже не попятимся!
  
  Если бы только мне доверили судить,
  всех тех, народ от кого настрадался,
  уж я-то знал бы, с кем и как мне быть!
  Уж я-то с коммунистами бы разобрался!
  
  Я коммунистов не оставил бы в живых,
  Кузькину им показал бы русскую мать!
  На самый южный берег моря Лаптевы́х
  я сослал бы коммунистов отдыхать!
  
  Семнадцатое ноября. 1979 год.
  46
  
  
  * * *
  
  Мне с другой так хочется прилечь!
  
  Признаюсь, что давно тебя люблю́ я!
  Тут подумаешь, мне это надо очень?
  С другими так прекрасно сплю я,
  с твоей подругой тоже, между прочим.
  
  Надоело между ног ковырять?
  мне тут ультиматум выставляет:
  "Не хочу разлукой чувства проверять."
  Не проверяй, никто не заставляет!
  
  Не хочу даже тебя и понимать,
  у меня и без тебя шлюх много!
  Тебе меня не хочется даже обнять?
  Так обнимай кого-нибудь другого.
  
  Моя жизнь из разноцветных по́лос.
  Очень мне нравятся женщины немые!
  Не потрепать слегка кудрявый волос,
  на твоём лобке волосы прямые.
  
  Из-за тебя нажил в мозгах килу́ я!
  На́ хрен со своей любовью ты сдала́сь!
  Запомнить навсегда вкус поцелуя?
  Ты что, там помирать уже собрала́сь?
  
  Подруги все смеются над тобою!
  В комнате, при тусклом свете свеч,
  помирай, и чёрт бы там с тобою!
  Мне с другой так хочется прилечь!
  
  Девятнадцатое ноября. 1979 год.
  47
  
  
  * * *
  
  Хочется от коммунистов куда-то уйти!
  
  Хотя сердце давит нéхоть,
  но душа моя всегда в пути!
  Хочется за границу уехать,
  от коммунистов куда-то уйти!
  
  На русских дорожных откосах
  разный мусор бросают все!
  Все вокруг несутся на колёсах,
  я пешком по встречной полосе!
  
  Невозможно пройти всех дорог,
  настолько велик белый свет!
  Не помогут ни Кесарь, ни Бог,
  если огня в больной душе нет!
  
  Хотя теперь я уже почти дед,
  но мечта меня за собою зовёт,
  мáнит в яркий розовый рассвет!
  Сердце моё о просторе поёт!
  
  Вот опять пути приятная тревога
  меня куда-то за собою позвала́!
  В жаркий полдень пыльная дорога
  любому пешеходу очень тяжела́!
  
  Порывы ветра дождём хмурым
  резко хлещут мне лицо и грудь!
  Дорогой утомлённый и понурый
  продолжаю свой трудный путь!
  
  До петли можно допрыгаться,
  пойдя по чужому неверному пути!
  Господь, куда же мне двигаться,
  расскажи, к кому теперь пойти?
  
  Двадцать третье ноября. 1979 год.
  48
  
  
  * * *
  
  Рвётся к тебе моя грешная душа!
  
  Вокруг меня одних воров малина,
  но жизнь моя не очень хороша!...
  Пишешь мне письмо, Екатерина...
  Рвётся к тебе моя грешная душа!
  
  Пишешь мне какой-то полубред!
  Одно лишь ты моей тоски причина!
  Увы, тебя со мною рядом пока нет!
  С того мне плохо так, Екатерина!...
  
  За откровение, пожалуйста, прости,
  твоё письмо читаю, и берёт испуг!
  Я у тебя то дикий дьявол во плоти́,
  то я тебе вдруг самый милый друг!
  
  Ну что тебе сказать, Екатерина?...
  Мне пишешь словно бы в бреду!
  Может, я законченный скотина,
  но раз позвала, то к тебе приду!
  
  Не знаю, что будет впереди.
  Я наслушался фальшивых слов!
  Но говоришь мне: "Приходи"...
  И я уже почти на всё готов!
  
  Кончай мне мозги полоскать!
  Неужто меня вовсе не слышишь?
  Вместо того, чтобы приласкать,
  только глупости мне пишешь!
  
  Но больше душу мне не рань!
  Кончай мне сердце бередить!
  Хватит писать разную дрянь!
  Скажи, куда мне приходить?
  
  Двадцать девятое ноября. 1979 год.
  49
  
  
  * * *
  
  Не дружить с коммунистом-вором!
  
  Никуда мне не надо больше ехать,
  больше никуда не надо мне идти.
  Навалилась на мою душу не́хоть...
  Господи, лень мою мне прости!
  
  Одолевает меня тихо беспечность,
  пророчится счастье где-то вдали.
  Впереди у нас явно вечная вечность,
  все из которой сюда мы пришли!
  
  Стихами Россию и Бога славлю!
  Мои стихи, это души моей крик!
  В церковь хожу, свечи там ставлю,
  но быть может, я злой ерети́к.
  
  Я устал от борьбы и от мщения...
  Господи Иисусе, меня благослови,
  прощая всех не ожидать прощения,
  всех любя себе не требовать любви.
  
  На все оскорбления скорбно молчать
  так, как и положено людям крещеным,
  благословеньем на проклятья отвечать,
  всех прощать, не будучи прощеным.
  
  Не дружить с коммунистом-вором,
  с тем, у кого креста и веры вовсе нет,
  не считать грязью, обидой и позором
  слова проклятья, брошенные вслед.
  
  На Землю послал грешных Господь,
  чтоб исцелилась страданьями плоть.
  Земля, это и есть тот саамы ад,
  где грешные души вечно горят.
  
  Первое декабря. 1979 год.
  50
  
  
  * * *
  
  Я тебя не разлюбил!
  
  Однажды, с кабака идя в кабак,
  видя вдруг какой-то странный свет,
  с чего-то на Парнас зашёл я так...
  Просто так, лишь только в туалет!
  
  В каком-то очень странном свете
  среди Парнаса мутной темноты
  я вдруг тебя увидел на портрете!
  Милашка, да неужели это ты?...
  
  Жадно смотрю на твоё фото!...
  Я думал, что любовь я сам убил!
  Вдруг заболело моё сердце что-то,
  я тебя пока ещё не разлюбил!
  
  Кофе выпил сразу большую чашку!
  Лихо заиграл огонь в моей крови!...
  Твои груди передо мною нараспашку,
  передо мной ты вся, готовая к любви!
  
  Вдруг моя память годы полистала...
  Я жестоко сам себя смог наказать!
  Милашка, ты красивой такой стала!...
  Тебя теперь мне даже не узнать...
  
  Что за губки, носик, чудный ротик!
  Перед портретом обалдевший стою!
  Чудо-аккуратненький животик!...
  Тебя совсем никак не узнаю!
  
  Ты так стройна, и так очень модна!
  Твои глазки искрятся весёлым огнём!
  Милашка, если ты только свободна,
  тогда давай всё заново начнём!...
  
  Третье декабря. 1979 год.
  51
  
  
  * * *
  
  Коммунисты мою поубавили прыть.
  
  Я в Демянске родился и вырос.
  Коммунисты мою поубавили прыть.
  Моя жизнь на виду, как клирос,
  ничего не возможно мне скрыть.
  
  Путь мой был труден и до́лог.
  Я как всеми гонимая птица.
  Демянск для кого-то посёлок,
  для мне он России столица!
  
  Меня здесь когда-то судили...
  Но ничуть не жалею об этом.
  Здесь меня чуть-ли ни убили.
  В Демянске стал я поэтом...
  
  Снятся мне соловьиные ночи
  с милой в незабвенную весну.
  Однажды закроются мои очи,
  вдруг однажды навечно усну.
  
  Колыхну́тся деревья, кусты,
  когда меня на кладбище схоронят.
  На могилах скорбные цветы...
  Слова какие обо мне проронят?...
  
  Схоронят так, как будто я не жил,
  как будто я ещё и не родился...
  А я ведь жизнью очень дорожил!
  И в душе я Россией гордился!
  
  Прах мой примут русские берёзы,
  тень их скорбью ляжет мне на лоб.
  Но не бросит мне Россия розы
  в мой холодный и бесцветный гроб.
  
  Пятое декабря. 1979 год.
  52
  
  
  * * *
  
  Моя милая Маруся Куприна!...
  
  Опять смотрю на твой портрет,
  от радости душа рвётся плясать!
  Мысль грешная является нет-нет
  и вот отважился тебе я написать.
  
  Ох, моя милая Маруся Куприна,
  поэта русского совсем свела с ума!
  Если бы знала ты, как мне нужна,
  наверно, сразу прибежала бы сама!
  
  Пришлось тебе в жизни страдать?
  В ясных глазах твоих печали свет.
  Моей душе так хочется рыдать,
  глядя на твой, мне дорогой, портрет!
  
  Боролся я, и я судьбе не сдался!
  На меня ужасы из прошлого глядят.
  Я и сам так в жизни настрадался!...
  Мне понятен твой печальный взгляд.
  
  Если бы тебе я мог чего-то стоить,
  за счастье стал бы Бога я молить!
  Тебя вполне я мог бы успокоить,
  а, может, даже и развеселить...
  
  С плеч твоих скинуть хочу бретельки,
  слезами ласки грудь твою омыть...
  А там ведь недалеко и до постельки...
  Жаль только, никогда этому не быть.
  
  По тебе страдаю очень много лет,
  понимая, что вовсе недостоин тебя я́.
  Опять смотрю на милый твой портрет
  и слёзы капают. Увы, ты не моя...
  
  Седьмое декабря. 1979 год.
  53
  
  
  * * *
  
  Россию от коммунизма-сатанизма спасём!
  
  Коммунизма-сатанизма облик дикий!
  На самом краю пропасти стою.
  Уныние, это грех очень великий,
  не мучает грешную душу мою!
  
  СССР бабы только стервенеют!
  Здесь каждый быдлом уже стал!
  Здесь мужики просто звереют!
  Здесь праздник Тьмы уже настал!
  
  Против даже пикнуть не смеют,
  кто в лапы коммунистов попал!
  Здесь дети со злобы сатанеют,
  Коммунист-дьявол правит бал!
  
  Не могу слёзы скрыть и удержать.
  Сами видите, что в этом вам не лгу.
  Никак не могу из России уезжать,
  Но и жить в России никак не могу!
  
  Над Россией говённо-кровавое небо!
  Как присмотришься, даже ужас берёт!
  Тот, кто ночью на кладбище не был,
  тот, пожалуй, меня даже не поймёт!
  
  Я терпеть уже больше не в силах
  коммунизма погано-лживый "уют"!
  Кривые обелиски на братских могилах
  мне о терроре-голодоморе поют!
  
  Хотя кажется, что во всю бушует лето,
  но приметы осени уж видятся во всём,
  Всем нам ненавистна очень власть эта!
  Россию от коммунизма-сатанизма спасём!
  
  Одиннадцатое декабря. 1979 год.
  54
  
  
  * * *
  
  Не смогла ты вся моею стать.
  
  Прочитал я, что мне тут пишешь.
  Твоё сердце в тоске какой-то тонет.
  Моё сердце вовсе и не слышишь,
  а оно ведь в страшных муках стонет!
  
  Не тронуть мне души твоей струну.
  Ты ко мне давно уже совсем остыла.
  Любишь лишь только себя одну!
  Даже самоё себя в себя влюбила!
  
  Может быть, меня и не поймёшь,
  но не беду просить прощенье.
  "Ты чужой" - это как в сердце нож,
  как ужасной смерти причащенье!
  
  Пишешь, что измучилась мечтать.
  Да и я скоро в своих мечтах остыну.
  Почему не смогла ты вся моею стать?
  Я не согласен лишь наполовину!
  
  Наша жизнь ужасней истязаний!...
  Но до сих пор не хочешь всё понять,
  что пагубных твоих дерзких желаний
  я вовсе не намерен больше исполнять!
  
  Ты, только лишь меня во всём виня,
  от меня отгородилась, как стеною!
  Любить хочешь, но только не меня.
  Желаешь счастья, только не со мною.
  
  Подобную историю знаю не одну!
  Но не хочу тебя в том убедить:
  Влюбиться можно даже в сатану!
  Дьявола в себя можно влюбить!
  
  Тринадцатое декабря. 1979 год.
  55
  
  
  * * *
  
  Коммунистами гони́м!
  
  Очень скудной питаюсь пищей.
  Даже хлеба нету... Бог же с ним.
  Я ведь, как ты, такой же нищий,
  и также коммунизмом гони́м!
  
  Твой разум дрянью загружен,
  лишь только от того и потому
  ты, плохой, нигде не нужен.
  Ты такой не нужен никому...
  
  Во сне проводишь жизни треть.
  Об этом страшно даже вспомнить!
  Живёшь лишь только чтобы умереть,
  чтобы прах Земли собой пополнить.
  
  Ты словно очень жуткая примета!
  Твоя речь, пустой словесный жмых!
  Ты как грозная косматая комета
  для многих близких и даже чужих!
  
  Только судьбу свою не обманешь!
  Свой тяжкий крест не обойдёшь!
  До сих пор всё также хулиганишь!
  С кем попало везде водку пьёшь!
  
  Обвинять тебя ни в чём не смею,
  но твоя совесть очень нечиста́!
  Вместе с тёмной совестью своею
  продашь мать, Бога и Христа...
  
  Ты очень долго сам себе грозил!
  Теперь вот мгновенье наступило:
  по самую рукоять клинок вонзил
  ты в своё сердце, чтоб оно не ныло.
  
  Семнадцатое декабря. 1979 год.
  56
  
  
  * * *
  
  Позови меня в кровать!
  
  На любовь я хрен забил,
  но разговор тобою начат!
  "Меня никто не полюбил",
  эти слова чего-то значат?
  
  На всё твоя лишь только воля,
  так зачем же чушь тебе молоть?
  Ведь ты сама за капли алкоголя
  всем сдавала щедро свою плоть!
  
  Пела ты, подобно канарейки,
  возле мужицких пьяных тел!
  За какие-то несчастные копейки
  всем подставляла, кто хотел!
  
  В постели безумных баталий
  ты в страсти безумной кричала!
  Кровь текла из твоих гениталий,
  но, по пьяни, ты не замечала!
  
  Кто хотел, тот тебя и долбил!
  Так долго всё это продлилось!
  Тебя никто никогда не любил?
  Не поздно-ли ты спохватилась?
  
  Не прельстишь своим видом!
  А свои локти поздно уж кусать!
  Теперь больная ты, со СПИДом,
  вдруг стихи надумала писать...
  
  Но ты в сердце моём больная рана!
  Ну, только позови меня в кровать!
  Что до меня, ты мне так желанна!...
  (А на твой СПИД мне наплевать!)
  
  Девятнадцатое декабря. 1979 год.
  57
  
  
  * * *
  
  Страшна коммунизма зловещая ночь!
  
  Я передумал всего очень много,
  счёт потерян бессонным часам!
  У меня врага никакого иного
  нету, только лишь один я сам!
  
  Я коммунистам-палачам незаметен,
  всегда и всюду я в тёмной тени...
  Обо мне ходит очень много сплетен,
  но только все совсем неверные они!
  
  Со мной всегда везде двойник,
  его лишь в зеркале всегда вижу!
  Он очень давно во мне возник,
  его люблю, его и ненавижу!
  
  Я лик, мне неведомый доселе,
  случайно сегодня в зеркале узрел!
  В нём узнал себя я еле-еле!
  Вдруг с чего же я так постарел?
  
  Коммунисты-сволочи пустили "утку",
  будто где-то умер я уже давным-давно.
  Но постарел я, правда, не на шутку,
  раз вместо водки пью теперь вино!
  
  Я среди коммунизма жуткой ночи.
  Страшна коммунизма зловещая ночь!
  Только нету уже во мне никакой мочи
  воду коммунизма в ступе толочь!
  
  Я за свои вредительства в ответе.
  Я перед Россией и Богом в долгу!
  Моя душа в глухом бронежилете,
  раскрыться коммунистам не могу!
  
  Двадцать третье декабря. 1979 год.
  58
  
  
  * * *
  
  Друг в друга влюбимся давай!
  
  Люблю лишь только вино пить!
  С одним вином я только дружен!
  Ты не давала повод мне любить,
  а повод мне совсем не нужен!
  
  Ещё могу тебе сказать в ответ,
  что слово твоё меня щекочет.
  Хочу люблю, а хочу, так нет...
  Это уж как душа моя захочет!
  
  Меня поднимешь ты на сме́х
  из-за прямого разговора моего?
  Когда я пьян, то люблю всех!
  Когда трезвый, - вовсе никого...
  
  Сегодня, как раз, пьян я в мат!...
  Быть трезвым я как-то не привык.
  Душой твоим словам я очень рад!
  Зачем мне повод? Я же не бык!
  
  Ну, хорошо, уж так тому и быть,
  друг в друга влюбимся давай!
  Тебя как хочешь буду любить,
  только повод на меня не надевай!
  
  За тобой хоть в рай и ад пойду!
  Ради тебя с чёртом подружусь!
  Но чтобы только не на поводу...
  За твою юбку лучше подержусь!
  
  Двадцать девятое декабря. 1979 год.
  59
  
  
  * * *
  
  Как могу с коммунизмом борюсь!
  
  Внушают нам: "Союз чудесный",
  Народ затравленный молчит.
  Коммунистов понос словесный
  о скором рае нам нагло кричит!
  
  Для меня Союз всегда был тесен,
  неуютен, как тюремный подвал!
  Я никогда не пел коммунизма песен,
  всегда я только русские певал!
  
  Очень опасна мною выбрана дорога,
  Только за себя не очень-то боюсь!
  Я дворянин, интеллигент от Бога,
  как могу с коммунизмом борюсь!
  
  Вас, коммунисты "братишки",
  я бы всех назвал на букву "б"!
  Давно играю в кошки-мышки
  со всеми проклятым КГБ!
  
  КГБ поганого прислужники
  куда ни плюнь везде в Союзе есть.
  Человеку голому в гадюжнике
  не страшно так, как страшно здесь!
  
  Как я выжил? Сам уж удивляюсь.
  В этой страшной коммунизма глуши
  теперь очень редко кому улыбаюсь,
  Но если уж смеюсь, то от всей души!
  
  Тридцать первое декабря. 1979 год.
  60
  
  
  * * *
  
  Любовь, это форма сумасшествия!
  
  Любовь-ли? Или просто бред?
  Ещё в том кто бы сомневался!
  Любви на свете просто нет!
  в этом уже не раз я убеждался.
  
  Не будет до второго Пришествия
  в любви, кроме страданий, ничего!
  Любовь, это форма сумасшествия!
  В ней страсть безумия, только всего!
  
  Тем не менее, бывает очень приятно,
  когда радостно забьётся сердце вдруг
  Душа шепнёт что-то совсем невнятно,
  всё почему-то как-то изменится вокруг!
  
  Рядом быть, - не сметь дышать...
  Шепча: "Покой твой не нарушу..."
  Или сразу затащить в кровать,
  или томить истомой свою душу?
  
  Или заснуть, или проснуться?
  То жар, то душу не согреть!...
  К губам губами дотянуться
  чтоб на мгновенье умереть!
  
  Упасть вдвоём в порыве страсти
  душа с душой сцепились чтоб!
  "Я твоя! Ты в моей власти!..."
  Потом пусть будет хоть потоп!
  
  Первое января. 1980 год.
  61
  
  
  * * *
  
  Нас в Афганистан послали коммунисты.
  
  Зажрались кремлёвские суки
  и, своего увеселения ради,
  в Афганистане войну от скуки
  развязали коммунисты-бляди!
  
  Нас в Афганистан послали коммунисты
  всех насиловать, грабить, убивать...
  Наши командиры очень речисты!...
  На солдат всем им просто наплевать!
  
  Командиры, в штабах натирая сраки,
  (из них каждый дезертировать готов!),
  нас посылают в безумные атаки
  на женщин, малых детей, стариков...
  
  С беззащитными легко расправляться,
  невинной кровью землю поливать.
  Но стал Афганистан сопротивляться!
  Афганцы стали с нами воевать!
  
  Солдату гранатой оторвало руки.
  Коммунистов за то проклинаю!
  Терплю здесь страданья и муки!
  Только вот за что? Пока не знаю.
  
  Погибших врачам не излечить.
  Павшим больше не носить мундиров.
  Потому мне очень хочется сдрочить
  на портреты наших командиров!
  
  Третье января. 1980 год.
  62
  
  
  * * *
  
  Я за тобой хоть на край света!
  
  Меня давненько уже знаешь!
  Тебе желаю другом стать!
  Мои страницы посещаешь
  с безделья, или почитать?
  
  Я случайно тебя повстречал.
  Теперь во мне рифма горит!
  Твоё письмо читал я и молчал,
  Пускай душа моя заговорит!
  
  Нас вдруг поэзия связала.
  Тебе б ответил я давно...
  Своё бы имя мне назва́ла!
  А так... как мутное пятно.
  
  Как ты чиста́ в своей мечте!
  Пишешь вполне прилично!
  Во сне мечтаешь о фате!...
  Как это очень романтично!
  
  Читаю, и слезятся мои очи.
  Даже темнеет всё вокруг!
  Печальны твои дни и ночи.
  С чего ты про саван вдруг?
  
  Я, тебя душой почти любя,
  с тоски уже даже завывал!
  Не знаю, как мне звать тебя,
  я тебя невестой бы назвал!
  
  Я за тобой хоть на край света!
  (Хотя ты рядом. совсем тут!)
  Два сумасшедших, два поэта,
  с ума друг друга пусть сведут!
  
  Пятое января. 1980 год.
  63
  
  
  * * *
  
  Afghanistan. (Перевод с арабского.)
  
  За мяса бесформенный шмат,
  за насущного хлеба кусок
  стреляет невольник-солдат
  по приказу кому-то в висок!
  
  Вы пришли нашу жизнь отнять!
  В чём вы, скажите мне, правы́?
  Никогда не смогу вас понять:
  за что афганцев убиваете вы?
  
  Убить вы многих успели!
  Брат и отец мой убит!...
  Вот уж в моём прицеле
  солдат коммунизма стоит!
  
  На свете дорог очень много,
  очень много красивых стран!
  Зачем же, скажи мне ради Бога,
  явился ты в мой Афганистан?
  
  Ты не ответишь, не знаешь,
  с каких таких высших идей
  таких же, как сам, убиваешь
  от имени русских людей!
  
  Быть может к последнему шагу
  в жизни никчёмной своей
  посмертно медаль "За отвагу"
  получишь тут с пулей моей!
  
  Седьмое января. 1980 год.
  64
  
  
  * * *
  
  Твоё дерзкое: "Дай мне!..."
  
  Как же ты дерзко написала!...
  В мыслях с тобой давно грешу!
  "Дай мне..." ты, наконец, сказала!
  Я у тебя уже давно прошу!
  
  Ты на фото словно картинка!
  В твоих глазах лёд и пламень!
  Твоих жгучих глаз слезинка
  прожечь способна даже камень!
  
  Ты чиста, как русская берёзка!
  (Хотя ты ведь ещё из тех!...)
  Твоя бриллиантовая слёзка
  бриллиантов мне дороже всех!
  
  Со мною всю любовь познаешь!
  И рай, и ад тебе тоже покажу!
  Слезу от похоти роняешь,
  иль просто так, для куражу?
  
  Душою сможешь ты согреться
  от моей любви чудесных снов!
  Тебе позволю насмотреться!
  (Ведь же буду без штанов.)
  
  Хотя я и развратный мальчик,
  но меня лучше просто нет!
  У губ твой скромный пальчик?...
  Это что, намёки на минет?
  
  Тебя имею только лишь во сне!
  Но надежду всё же не теряю!
  На твоё дерзкое: "Дай мне!..."
  Дай мне! - в ответ повторяю!
  
  Одиннадцатое января. 1980 год.
  65
  
  
  * * *
  
  Мы пришли в Афганистан.
  
  Опасный путь через ущелья
  угрюмый держит караван.
  Утомлены, не до веселья.
  Мы пришли в Афганистан...
  
  Коммунисты ночью тёмной,
  словно осторожные скоты,
  тропой, луной неозарённой,
  обходят афганские посты.
  
  Бывалые собрались ребята,
  но не слышны веселья и смех.
  Опасаюсь лишь только Форхата,
  он любопытней и опаснее всех.
  
  Это религиозный фанатик,
  объехал он немало стран.
  сменив кровавый автоматик
  на свой озлобленный Коран
  
  Спешу познать красу востока
  и в своё сердце всё собрать.
  С какого ни посмотрю бока,
  ничего не могу разобрать!
  
  Сок целебный эвкалипта
  для здоровья благодать!
  Тайны древнего Египта
  очень я хотел бы разгадать.
  
  У звезды своей высокой
  себе вдохновения прошу!
  О стране чужой, далёкой,
  словно о Родине пишу!
  
  Тринадцатое января. 1980 год.
  66
  
  
  * * *
  
  Хоть на ней, а хоть под нею!
  
  Ещё тот я пёс-барбосина,
  но сердце моё страдать устало!
  Пишет тут мне Маруся Осина!...
  Прочитал, и мне полегче стало!
  
  Как будто темы другой нет,
  словно жизнь катит обратно,
  пишет про какой-то бред...
  Но даже это мне приятно!
  
  Вполне подумать могут люди,
  что мои строки о ней просто лгут!
  Только на её взгляните груди!...
  У мужиков даже слюнки текут!
  
  Груди действительно ядрёны!
  Увидел я, - не смог не охнуть!
  А её ноги!... Словно точёны!...
  Можно от похоти издохнуть!
  
  Бредит, незнамо там о ком!...
  Ну как мне с этого не злиться?
  Надо быть круглым дураком,
  чтобы в такую не влюбиться!
  
  Стоит, на стенку распласталась!
  Взгляд к небу, будто страсти зов!
  Как хочу, чтобы мне досталась!...
  Ради неё одной уже на всё готов!
  
  Бред пишу, стыдно, краснею,
  но от неё не брошусь прочь!
  Хоть на ней, а хоть под нею
  готов я в бредить день и ночь!
  
  Семнадцатое января. 1980 год.
  67
  
  
  * * *
  
  В Афганистане гремит бой!
  
  Кто-то гуляет на взморьях
  под изумрудной луной...
  А на далёких плоскогорьях
  в Афганистане гремит бой!
  
  Среди афганских вершин
  русские парни погибают!
  Их было трое, - как один,
  они друг друга прикрывают!
  
  Они на милой родине своей
  уважения к себе не нашли.
  Они служили честно ей,
  в Афганистан они пошли!...
  
  Они в Афгане храбро бились,
  хотя они тоже знали страх...
  Они без победы возвратились
  в Россию в цинковых гробах.
  
  Нам ни за что и никогда не позабыть,
  как нас коммунисты в Афган загоняют!
  Кто не хочет в бой позорный уходить,
  тому коммунисты в спину стреляют!
  
  Коммунисты здесь, в Афгане, раздают
  кому дешёвые медали, кому крест...
  Коммунисты-командиры только пьют!
  Если что скажешь, - сразу под арест!
  
  В хорошее свою память увлекаю,
  не сдержать мне горьких слёз!
  Во сне погибших тихо окликаю,
  а мне в ответ, - молчание берёз...
  
  Девятнадцатое января. 1980 год.
  68
  
  
  * * *
  
  Грежу Вами наяву.
  
  Ваш портрет... На нём река,
  за ними вижу лес, траву...
  Вас ещё не знаю, но пака
  уже грежу Вами наяву!
  
  Вы так прекрасна и нежна́!
  В Вашем взоре чувства прыть!
  Кофточка... Закрытая она,
  мне очень хочется раскрыть!
  
  Я бы душою, как монетой,
  платил за прелесть красоты!
  Прекрасны были б Вы раздетой!
  Увы, но это лишь мои мечты!
  
  Но мечты эти могут сбыться!
  Как знать, всё ещё может быть!
  Вы мне позволили влюбиться,
  что же меня Вам ни любить?
  
  Моих к Вам чувств и половина
  не умещается в этом стихе!
  Сердцем Вас люблю, Марина!
  Хотя мечтаю только о грехе.
  
  Только Вам сказать посмею:
  Вы для меня и тьма, и свет!
  Марина, будьте же моею!
  Мне, лучше Вас, на свете нет!
  
  Двадцать третье января. 1980 год.
  69
  
  
  * * *
  
  Детей афганских убиваем!
  
  От меня оправданье не ждите!
  Скажу, о погибших всех скорбя:
  Идёт война!... Так что же хотите?
  Если не ты... - тогда убьют тебя!
  
  Душман передо мной возник!
  Хотя его душою понимаю,
  я щекою к прикладу приник,
  медленно спуск нажимаю...
  
  Взвёл затвор рукой спокойной,
  в грудь прямо выстрелил ему.
  Такой смерти недостойной
  никогда не пожелаю никому.
  
  По себе афганцев судишь,
  а на войне, - как на войне...
  Если сам стрелять не будешь,
  то тогда уж дай-ка мне!...
  
  Короткий выстрел прозвучал,
  смерть куда-то с пулей понеслась!
  Кто-то навеки вдруг замолчал,
  вдруг чья-то жизнь оборвалáсь.
  
  Но не праздную эту победу,
  тихо скорбно встречаю её...
  По солдата коммунизма следу
  с кровью шагает враньё!
  
  На всех наводим жуткий страх,
  все свои зверства не скрываем!
  Душманы прячутся в горах, -
  детей афганских убиваем!
  
  Двадцать девятое января. 1980 год.
  70
  
  
  * * *
  
  Ваши слова наводят грусть.
  
  Ваши слова наводят грусть
  на душу страстную поэта.
  Мы не вместе, ну и пусть,
  только о Вас строка моя эта.
  
  Вы и я, такое было чудо!...
  Только разлучили люди нас.
  Вспомню, и мне сразу худо!
  Так худо мне теперь без Вас!
  
  Вас, конечно же, не стою,
  видеть Вас хочу совсем иной.
  Помню Вас, но только тою,
  какою тогда были Вы со мной!
  
  Под меня Вы так стелились
  ночью среди бархатной травы!
  На меня Вы очень злились,
  когда я звал Вас не на "Вы".
  
  Вас по-прежнему люблю,
  хотя живу, увы, не с Вами.
  На том себя часто ловлю,
  чего не высказать словами.
  
  Словно чёрт стоит меж нами!
  Злую разлуку с Вами терплю!
  Я мог бы взором и руками
  Вам доказал, как Вас люблю!
  
  Тридцать первое января. 1980 год.
  71
  
  
  * * *
  
  Убиваем и насилуем по заданию кремля!
  
  Ручей как струйка серебра
  под солнышком палящим.
  Здесь не ждём уже добра,
  бой будет самым настоящим!
  
  По горам дорога наша тянется,
  проклинаю весь Афганистан!...
  Командир мой горький пьяница!
  Замполит пьяница и наркоман!
  
  Старшина наливает водки,
  чтобы мы лучше драли́сь.
  Провались они, те водки сотки,
  на кой чёрт нам они сдали́сь!
  
  После каждого боя наливают нам,
  чтоб могилы было легче рыть.
  Сколько этих выпито сто грамм!...
  Мне про них никак не позабыть.
  
  Со знанием дела, наотмашь, горло
  режем штыками безусым юнцам...
  "На кой нас чёрт сюда припёрло?" -
  кричу тут коммунистам-подлецам!
  
  Свои души войною лишь студим!
  В сером бреду все ночами кричим!
  Давай нальём, тогда о всём забудем!
  Давай о зверствах тоже помолчим.
  
  Афганских детей не щадим, не милуем!
  После нас горит афганская земля!
  Всех афганцев убиваем и насилуем
  по заданию коммунистического кремля!
  
  Первое февраля. 1980 год.
  72
  
  
  * * *
  
  Люблю тебя дерзкой, развратной!
  
  "Мне больнее уже не будет...",
  пишешь, ставя крест на судьбе!
  Разве сердце такое забудет?
  Было-ли когда-то больно тебе?...
  
  Хоть раз твоё сердце болело
  хотя бы чуть-чуть, хоть немного,
  когда я заставал твоё тело
  в объятьях мужчины другого?
  
  К тебе ведь когда ни зайдёшь,
  на коленях с другим, обнимаешь!
  Злую боль в моё сердце несёшь!
  Но только этого не понимаешь!
  
  Или не хочешь понять, может быть!
  Ревность душу грызёт мне давно!
  Много раз я уже собирался убить
  его подлеца и тебя с ним заодно!
  
  Это не просто пустые слова!
  Злобу ревности тут всё коплю!
  Потому до сих пор ты жива,
  что люблю тебя! Просто люблю!
  
  Для меня всегда будешь приятной!
  От тебя всё, что хочешь, стерплю!
  Люблю тебя дерзкой, развратной!
  Любую тебя!... Просто люблю!
  
  Время твою прыть осту́дит!
  Вспомнишь однажды про стыд!
  Но мне больнее уже не будет
  от тобой нанесённых обид!
  
  Третье февраля. 1980 год.
  73
  
  
  * * *
  
  Афганистан утопили в крови!
  
  Россия уже давно не свята.
  В ней Бога нету! Потому
  попадают русские ребята
  кто в Афган, кто в тюрьму!
  
  Автомат мне дали новый,
  стою, как дурак, в строю...
  Тут гублю, бестолковый,
  шальную молодость свою!
  
  Нет справедливости в войне!
  Войну в Афгане проклинаю!
  Не вам объяснять это мне,
  давно уже сам всё это знаю!
  
  Кругом слёзы и проклятья,
  бинты в запёкшейся крови́!...
  Когда рвётся смерть в объятья,
  здесь всем уже не до любви!
  
  Вам не стану объяснять
  того, что каждый знает.
  Во врага надо стрелять,
  он пока ещё не стреляет!
  
  Чем воевать в Афгане.
  лучше сидеть в тюрьме
  в холодном Магадане
  на дальней Колыме!
  
  Войны и славы нам не надо,
  живём ради тихой любви.
  Коммунистов дикое стадо
  Афганистан утопило в крови!
  
  Пятое февраля. 1980 год.
  74
  
  
  * * *
  
  На её писеньке лежит её рука.
  
  Ночь в кабаке незримо проплыла́,
  и спать я лёг когда забрезжил свет.
  Марина Пусина со мною там была,
  она мне подарила свой портрет.
  
  Сегодня я с похмелья встал едва,
  водки в бутылке ещё половина.
  "Знаю, что романтика жива..."
  мне написала Пусина Марина.
  
  Я глянул на её чудный портрет
  и покачнулся даже аж слегка!
  Её красивей нигде в мире нет!
  На её писеньке лежит её рука.
  
  С чего бы это? Что это за знак?
  Он радует меня и он меня пугает!
  Быть может я совсем уже дурак,
  но понял я: Марина предлагает!...
  
  "Только в какое время, где, когда?..."
  Сам с собой с похмелюги толкую.
  Ох, эти женщины, с ними одна беда,
  зовут в постель, не говоря в какую!
  
  С нею в баре я до чёртиков напился!
  Как, вроде, я в Мариночку влюбился!
  Мариночка, это что за такая ерунда?
   Скажи где, в какой постели и когда...
  
  Седьмое февраля. 1980 год.
  75
  
  
  * * *
  
  Из-за коммуниста-тирана!
  
  Оружия сколько на свете!...
  Только новое всё создаём!
  Земли неразумные дети
  играем с опасным огнём!
  
  Вспоминаю в траншее,
  когда стихает огня шквал,
  как твою родинку на шее
  я ночами страстно целовал!
  
  В глухой ночи мои шаги
  звучат как палица набата!
  А где-то рядом ведь враги...
  Моя душа тревогою объята!
  
  Из-за коммуниста-тирана
  чуть не погиб я сгоряча!
  До сих пор всё ноет рана
  возле моего левого плеча...
  
  На грудь сугроба я упал...
  Снег подо мною побурел.
  Наверняка бы я пропал,
  афганец спас и обогрел.
  
  Из себя не строю героя,
  войну эту душа не простит!
  На память последнего боя
  под сердцем осколок сидит.
  
  Без героев будет здесь "победа",
  все мы здесь побеждённые...
  Чумою коммунистического бреда
  все мы с детства заражённые!
  
  Одиннадцатое февраля. 1980 год.
  76
  
  
  * * *
  
  Сказала ты: "Пусть будет грусть..."
  
  Сказала ты: "Пусть будет грусть..."
  Я мог сказать бы: "Ну и пусть!..."
  Но я же не какой-то там скотина,
  потому не скажу того, Валентина!
  
  Весёлый нрав прошу простить.
  Зачем с тобою нам грустить?...
  Я не совсем законченный дурак.
  В шикарный поведу тебя кабак!
  
  С тобой до чёртиков напьёмся
  вперёд на много долгих лет!
  Мы так с тобой там насмеёмся,
  что часто будем бегать в туалет!
  
  Есть будем осетрину, сёмгу и икру!
  Шампанское пить будем, не скучая!
  Мы разойдёмся только лишь к утру,
  весёлые, других совсем не замечая!
  
  На всех нам будет просто наплевать!
  Такой вечер будет нам подарен!...
  Если позволишь в грудь поцеловать,
  тогда буду тебе очень благодарен!
  
  До дома мы, конечно же дойдём,
  в душе веселье праздника храня!
  Но, если всё же где-то упадём,
  не буду против, коль ты под меня.
  
  Тринадцатое февраля. 1980 год.
  77
  
  
  * * *
  
  Им, чей сын погиб в Афгане.
  
  В кулаке Ислама сжата
  вся воля азиатских стран!
  Насколько вера в Коран свята
  нам показал Афганистан!
  
  Я в афганских бываю горах,
  там узнал я, что такое страх,
  когда с потом слеза бежит
  и сердце беззвучно дрожит!
  
  В Афганистане курим зелье.
  В Афганистане русский прах...
  Даже в призрачном веселье
  не покидает наши души страх!
  
  Под пулями кроем хуями
  всех коммунистов-подлецов!
  Из долины мы вышли с боями,
  потеряв половину бойцов!
  
  Мать и отец, уже не ждите,
  не вернётся с Афгана сын!
  Но верить в это не хотите,
  он у вас был только один...
  
  Им, чей сын погиб в Афгане,
  теперь уже некому помочь!
  Все утешения в водки стакане,
  чтобы прогнать печали прочь.
  
  Мы отпустим наши тормоза,
  вернувшись с войны Афганской!
  Нас в России ждёт скорая гроза...
  Как избежать войны гражданской?
  
  Семнадцатое февраля. 1980 год.
  78
  
  
  * * *
  
  Мне тебя не разлюбить!
  
  Здравствуй, бывшая подруга!
  Из-за тебя себя я погубил!
  Неужто позабыла меня, друга,
  который так тебя любил?
  
  Меня другая позвала и я побрёл.
  Я не в ладах с тех пор с судьбою!
  Что же тогда я в итоге приобрёл?
  Только сны, в которых я с тобою!
  
  Как хорошо с тобою было нам!...
  Я вспомнил, и душа моя заныла!
  Пишешь: "Гуляю ночью по снам",
  неужто ты уже обо всём позабыла?
  
  Как ты приятна была мне!...
  Я тебя, конечно, вполне стоил!
  Тебя вижу только лишь во сне.
  Прости, уж раз побеспокоил.
  
  С тобою прошлое мне свято!
  Тебя не разлюбить уж мне!
  Как наяву тебя ласкал когда-то,
  теперь тебя ласкаю так во сне!
  
  Приведёт меня судьба куда-то?
  То, что во снах, и есть мои мечты!
  Что во снах, мне дорого и свято,
  потому, что в них лишь я и ты!
  
  Ты мне лишний раз приснись
  в полночи моей унылый час!
  Или наяву ко мне возьми явись,
  как ты когда-то делала не раз!
  
  Девятнадцатое февраля. 1980 год.
  79
  
  
  * * *
  
  Коммунизму скоро придёт крах!
  
  Февраль... Мне сегодня худо...
  Сталин сказал, что мир - могила!
  Красная армия, это такое чудо!...
  Она такого всему миру начудила!...
  
  На злой красной армии штыках
  власть коммунистов до сих пор.
  Но коммунизму скоро придёт крах,
  хотя русские не в силе дать отпор!
  
  На Запад лишь одна надежда!
  Не жизнь мне в России, а позор!
  Я поэт, политический невежда,
  на Германию свой обращаю взор!
  
  Пока вся Германия на две разделена
  по воле злых коммунистов-палачей.
  Скоро объединится в единою страна!
  Не будет в Германии скучных ночей!
  
  Восточная Германия, такая гадость!...
  Смотрю на карту, всею плотью злюсь!
  Объединится Германия, будет радость!
  За объединение до чёртиков напьюсь!
  
  Кто-то советские поганые песни поёт,
  обнажая пасть свою гнилую львиную!
  Кто-то за кровавую Красную армию пьёт.
  Пью всегда только за Германию единую!
  
  Двадцать третье февраля. 1980 год.
  80
  
  
  * * *
  
  Посмотри, какой нахал!
  
  С шефом загуляла?... Чего же?
  Ты не женщина, ты баба Яга!
  Вопрос, ответ... игра похоже.
  Очень похоже на чёрта рога!
  
  Заняли директорское ложе?
  Только посмотри какой нахал!
  С ним ты и там лежала тоже?
  А я об этом даже и не знал!
  
  С кем, интересно, там лежала?
  Не припомню, что бы со мной!
  То-то, припоминаю, ты дрожала
  после того, придя к себе домой!
  
  Для ревности почвы не имея
  ты часто говорила, что всё так...
  Я, ревновать тебя не смея,
  тебе так верил... Как дурак!
  
  Тебя считали все приличной.
  У тебя не было даже врагов.
  Глупость стала вдруг публичной.
  на фоне их, моих рогов!
  
  Тебя люблю, сама же знаешь!
  Ревность и боль в кулак зажал!
  Любимая, меня так обижаешь
  как никогда никто не обижал!
  
  Двадцать девятое февраля. 1980 год.
  81
  
  
  * * *
  
  Коммунисты развязали войну в Афганистане.
  
  Против русского народа воли...
  Весть потрясла всю страну!
  Сжимается сердце до боли,
  коммунисты развязали войну
  
  Генсек в Афган шлёт одурелых,
  обалдевших глупых дураков!
  Слепых, глухих и онемелых
  коммунизмом долбанных совков!
  
  Темнеют горы. За кустами
  где-то там нас гибель ждёт!
  Идём зловещими местами!
  "Кто погибнет? Кто пройдёт?..."
  
  Трепетом душа моя объята,
  не боюсь хоть, вроде, ничего.
  Кто-то крикнул: "У него граната!"
  Кто-то крикнул: "Бомба у него!"
  
  Близ марширующих солдат
  вдруг раздался взрыв ужасный!
  Живьём не выпустит назад
  Афганистан, такой опасный!
  
  Не заметил я в небе ракету...
  Взрыв!... И всё словно во мгле!
  Моего боевого товарища нету!
  На земле я, а он уже в земле...
  
  Ни днём убьют, так уж к закату.
  Мы коммунистам не нужны!
  Конец коммунизма солдату,
  но не конец проклятой войны.
  
  Первое марта. 1980 год.
  82
  
  
  * * *
  
  За что воюем в Афганистане!
  
  Хотелось посидеть бы в ресторане,
  выпить бы за счастье, за любовь...
  За что же мы воюем в Афганистане?
  Русская зачем рекою льётся кровь?
  
  Мы во тьме, и не видна́ свобода,
  хотя нам она мерещилась не раз!
  Убивать от имени русского народа
  коммунисты заставляют нас!
  
  За камнем может быть напастье,
  но не видать ещё конца войны!
  Нам неизвестно, за какое счастье
  в Афганистане погибают пацаны!
  
  Их невесты (они не чета "героям"),
  они своих парней не дождали́сь.
  Под гимн коммунизма весёлым строем
  они в гостиничные шлюхи подали́сь!
  
  Мы знамя коммунизма не целуем!
  Свои сомнения высказываем вслух!
  Так выходит, что мы здесь воюем
  за счастье и здоровье грязных шлюх!
  
  Генсек Брежнев, отращивая пузо,
  сидит в Кремле, проклятый педераст,
  Афганцев убивать от имени Союза
  он подневольных заставляет нас!
  
  Третье марта. 1980 год.
  83
  
  
  * * *
  
  Коммунисты заставляют убивать!
  
  Война, это безумие народа,
  уже не раз приходила сюда.
  Тускнеет память год от года,
  потихоньку забывается беда.
  
  Лепестки росою тронуты́,
  излучают нежный аромат!
  "Береги свои патроны, ты́!
  Держи на взводе автомат!"
  
  Афганских гор зубчатые короны
  меня манят к себе под небеса!
  У меня давно кончились патроны,
  надеюсь только лишь на чудеса!
  
  Даже мысли как-то замирают,
  когда над пропастью стою!
  Чувства мою душу раздирают
  у самой смерти на краю!
  
  Прошёл я немало перевалов!
  Сколько мне ещё пройти?
  Вылезают из горных провалов
  тени афганцев на моём пути.
  
  Полосы света в кромешной мгле
  мне тускло освещают путь.
  Снайпер засел где-то на скале,
  но я, может, пройду как-нибудь.
  
  Нас заставляют афганцев убивать
  коммунисты, эти злые черти!
  Всем так нам надоело воевать,
  что сами себе ищем смерти!
  
  Пятое марта. 1980 год.
  84
  
  
  * * *
  
  В порыве страсти неуёмной!
  
  "Побалуй себя, как ребёнка!"
  Надеюсь, чего пишешь, знаешь!
  Ах, ты, вреднущая девчонка,
  это что мне тут предлагаешь?
  
  Тебе в ответ не буду стесняться,
  на твой призыв тебе не промолчу!
  Предлагаешь баловством заняться?
  Таким, как в детстве? Не хочу!...
  
  Твой призыв страстен и жгуч!
  Уж не сидится мне на месте!
  Твой призыв как страсти луч,
  давай побалуемся вместе!
  
  Не занимаюсь хвастовством,
  но ты навеяла греховные мечты!
  Уж если заниматься баловством,
  так только лишь с такой, как ты!
  
  Я в поэзии дерзкий невежда.
  Стихи пишу, их вовсе не любя!
  Твой призыв мне как надежда!
  С диким нетерпеньем жду тебя!
  
  Давай сойдёмся ночью тёмной!
  Мне теперь ты как подруга!
  В порыве страсти неуёмной
  давай побалуем друг друга!
  
  Седьмое марта. 1980 год.
  85
  
  
  * * *
  
  Коммунисты заставляют афганцев убивать.
  
  Я в трижды проклятом Афгане
  лежу с гранатою в кармане!
  Под перекрёстным артогнём
  коммунистов матом клянём!
  
  Мы крещены огнём и боем!
  Коммунистам предъявим счёт!
  К коммунизму общим строем
  русская толпа безумная бредёт!
  
  С кремлёвских проклятых сортиров
  в души нам дерьмо вонючее течёт!
  У всех афганских командиров
  к коммунистам тоже свой счёт!
  
  Не плакать мне хватает силы!
  Я коммунизму мстить готов!
  На коммунистов могилы
  в Афганистане нету цветов!
  
  Мой друг от раны умирает,
  теперь стреляю за нас двоих!
  Чей-то сын медалями играет,
  но лучше бы выбросил он их!
  
  Везут в вагонах арестантских,
  эта война нам хуже, чем беда!
  Страх и холод гор афганских
  в наших душах застрял навсегда!
  
  В ушах звучат вопросов отголоски,
  (мне теперь на них не наплевать!):
  "За что нас коммунисты-недоноски
  афганцев заставляют убивать?"
  
  Одиннадцатое марта. 1980 год.
  86
  
  
  * * *
  
  С чего же нам любви стесняться?
  
  Мне почитать сегодня довелось
  твой стих дерзкий и лихой!
  Ну что же, тебе всё удалось,
  бред получился неплохой!
  
  Может, не стоит он наград,
  но моё сердце не в покое!
  Я с тобой бредить очень рад!
  (Сам иногда несу такое!...)
  
  Как мне тебя ни полюбить?...
  Моё сердце тебе очень радо!
  За что же хочешь всех убить%
  (Только меня, прошу, не надо!)
  
  И так уже я почти в твоей власти!
  К тебе приду, лишь только позови!
  В твоих словах так много страсти,
  много вранья, лукавства и любви!
  
  К тебе приду очень осторожно
  и постараюсь тебе не грубить!
  Ну как такую девчонку можно
  лишь за слова ни полюбить?!
  
  Сижу, в свои раздумья погружён!
  Мечтаю о поступке дерзком, смелом!
  Твоим я словом просто поражён!
  И очень восхищён твоим я телом!
  
  С чего же нам любви стесняться?
  Пусть Муза будет нам как сватья!
  Давай с тобою вместе оступаться,
  друг другу падая в объятья!
  
  Тринадцатое марта. 1980 год.
  87
  
  
  * * *
  
  Груз "200"!!! Коммунистам до того нету дела!
  
  Кто получит груз "200",
  тот речь не будет говорить...
  К коммунизму жажду мести
  война лишь может породить!
  
  Суровый резкий ветер дует
  в Афганской дикой стороне!
  Здесь редкий командир воюет
  с простым солдатом наравне.
  
  По песку вьётся след кровавый,
  это дорога наша в медсанбат.
  В войне ужасной и неправой
  в Афгане гибнет коммунизма солдат!
  
  К сухой стенке горячего окопа
  раненый тихонько прислонился он.
  Здесь, на войне, не надо трёпа!
  Здесь всё решает лишь патрон!
  
  Лишь только пуля свиснет, и его
  навсегда застынет мёртвое тело...
  Здесь он погибнет за что, за кого?
  Коммунистам до того нету дела!
  
  Он молод был и ещё в силе...
  Теперь его никто нигде не ждёт.
  В Афганистане к его могиле
  даже собака писать не придёт.
  
  Остались там, в чужой земле
  лежать останки русские навечно!
  В трижды проклятом Кремле
  живут нескучно и беспечно!
  
  Семнадцатое марта. 1980 год.
  88
  
  
  * * *
  
  Похоти скрывая дрожь!
  
  Какая есть, Вас терплю,
  не могу никак по-иному!
  Просто так Вас люблю,
  но у Вас всё по-другому!
  
  Мне, пока что, Вы не лгали,
  и мне Вас не за что ругать.
  Но Вы удержитесь едва-ли,
  ведь способны только лгать!
  
  Я для Вас во всём хорош,
  но Вы мне во всём дерзите!
  Вы в мою душу, словно нож,
  однажды ложь свою вонзите!
  
  Вас люблю, с меня довольно!
  Без Вас не мыслю даже дня!...
  Вас люблю, но как мне больно
  то, что Вы не любите меня!
  
  Мне даже верить не хотите!
  И, похоти скрывая дрожь,
  всё о любви мне говорите!...
  Все Ваши клятвы, это ложь!
  
  Вы давно уж не девчонка,
  но чисты помыслы мои!
  Моя любовь, слеза ребёнка!
  Ваша любовь, как яд змеи!
  
  Вам и такой я очень рад!
  Я лишь Ваш, это бесспорно!
  Вашей любови змеиный яд
  я весь испить готов покорно!
  
  Девятнадцатое марта. 1980 год.
  89
  
  
  * * *
  
  Афганцев за свободу война свята!
  
  Самолёт наш исчез на экране,
  на последнем погиб вираже.
  Экрана свет, как лампадка в тумане,
  светит по чьей-то погибшей душе.
  
  Мину дрожащими руками
  с земли я тихо приподнял...
  Мгновенья тянутся веками!...
  Всех коммунистов я прокля́л!
  
  Я не откидывал приклада,
  внезапно вскидывая ствол.
  Солдату многого не надо...
  Афганистан я весь прошёл!
  
  Ночами здесь не спится мне,
  я о победе даже не мечтал!
  Как-то рано утром на броне
  я такую надпись прочитал:
  
  "Оставьте, коммунисты, дом мой!
  От вас плачет уже вся округа!
  Идите, коммунисты, домой,
  убивайте в России друг друга!"
  
  Вспоминая погибших бойцов
  на коленях совсем седой генерал
  на глазах новобранцев-юнцов,
  склонившись на знамя, рыдал.
  
  Бой был с рассвета до заката...
  В том бою погиб полк мой весь!
  Афганцев за свободу война свята!
  Но что делают коммунисты здесь?
  
  Двадцать третье марта. 1980 год.
  90
  
  
  * * *
  
  Мужику рога может наставить!
  
  На го́ре я себе завёл подружку.
  Глаза серые, приятненькая грудь!
  Она со мной затеяла войнушку,
  того гляди, откусит что-нибудь!
  
  Пишет: "Мы почему не вместе?"
  Совсем сердце измотала уж моё!
  Речь не о любви и не о чести,
  просто очень боюсь пока её!
  
  У меня даже дрогнуло очко!...
  Рассказать о всём подробно?
  Эта душка, поэтесса Затычко́,
  сердце её на многое способно!
  
  Она лошадь остановит на скаку!
  Может своим стихом ославить!
  Обломать может рога даже быку!
  Мужику рога может наставить!
  
  Себя не считаю виноватым,
  не хочу с ней заводить вражду!
  На хрена́ мне ходить рогатым?
  В стороне уж лучше подожду!
  
  А когда гнев у неё пройдёт,
  буду незаменим уже кем-то!
  Подкрадусь тихонечко, как кот,
  и улягусь у неё меж чем-то!...
  
  Моя ласка всё у нас наладит!
  Вот вам крест, заранее скажу,
  поцелует мне, она погладит...
  Про секс ей кое-что расскажу!
  
  Двадцать девятое марта. 1980 год.
  91
  
  
  * * *
  
  За напрасно пролитую кровь!
  
  Мы с боем выходили не из танцев!
  Пока были патроны, - я стрелял!
  Пендосами зовут в Руси Американцев,
  я бы этим словом коммунистов называл!
  
  Бой рукопашный! Где здесь свой?...
  Штурмовики ревут надрывными басами!...
  Пули афганские, что у нас над головой,
  нас жуткими торопят голосами!
  
  Ходуном ходит земли твердь!
  Кровь льётся, очень страшно нам!
  Рвёмся вперёд, хотя там смерть!
  Но и свобода тоже только там!
  
  Идём сквозь смерти ураганы,
  хотя пугает нас порою страх!
  Лишь потом, залечивая раны,
  плачем о павших там друзьях!
  
  Не повезло так нашему отряду!...
  Могилы-холмики травою заросли.
  Теперь безвестность лишь в награду
  им за то, что жизни не спасли.
  
  Ордена, что в боях заслужили,
  (что скажу, это нынче не новь)
  мы афганским детям подарили
  за напрасно пролитую кровь!
  
  Тридцать первое марта. 1980 год.
  92
  
  
  * * *
  
  В омуте безумной страсти!
  
  Я бросил пить! Бросил курить!...
  Всё лишь на твой портрет смотрю!
  О прошлом нам не стоит говорить,
  о будущем с тобой поговорю!
  
  Твой взгляд!... (про твой портрет)
  В нём бесы с ангелами вместе!
  В нём темень ада, рая свет!...
  Что б провалиться мне на месте,
  если не станешь вдруг моей!...
  Зная, что меня не любишь,
  отдамся прихоти твоей,
  хотя, может, меня погубишь!
  
  Веришь, что любовь проходит?
  Милая, такие эти шутки брось!
  Моя душа с твоей душою бродит,
  но только плоти наши врозь!
  
  Так давай дадим им волю!
  Растопи в сердце льдинки!
  Зачем искать другую долю,
  мы друг друга половинки!
  
  Твой взгляд!... Погибаю в нём!
  Он мне сердце рвёт на части!
  Давай погибнем же вдвоём
  в омуте безумной страсти!
  
  Первое апреля. 1980 год.
  
  93
  
  
  * * *
  
  На страшных Афганских полях!
  
  Где только уж ни побывал
  сапог коммунизма солдата!
  В Испании испанцев убивал,
  в Венгрии убивал он брата!
  
  В России вновь разруха, голод...
  Россия стала беднейшей из стран!
  Посылает коммунизма холод,
  убивать людей в Афганистан!
  
  От коммунистов мучает рвота!
  Наш командир просто кретин!
  Погибла вся моя первая рота,
  в живых я остался только один!
  
  Вперёд я не сделал ни шагу,
  ни шага не сделал назад!
  Только медаль "За отвагу"
  повесил мне пьяный комбат...
  
  Кто в армии был, они знают,
  что в службе смекалка важна́!
  Трусость у нас награждают,
  храбрость у нас не нужна.
  
  Здоров я! - хрен с остальными!
  Пусть кто-то от боли там голосит!
  Мои ноги на месте! И между ними
  пока ещё тоже на месте висит!...
  
  Не все калеки получат коляски,
  большинство будут на костылях
  за то, что сражались за сказки
  на страшных Афганских полях!
  
  Третье апреля. 1980 год.
  94
  
  
  * * *
  
  Где же те, которых я ласкал?
  
  Любовь такая странная забава!...
  В моей душе от неё много ран.
  Кому-то горная река, кому канава,
  а мне так сумасшедший ураган!
  
  Ураган, сметающий все чувства!
  Нельзя любовь измерить и понять.
  Великой магией любви искусства
  очень люблю женщин соблазнять.
  
  Я многих страстною любовью
  любил намного больше, чем хотел!
  Для меня совсем не будет новью
  проснуться среди женских тел.
  
  О страстях любви мне пели в уши,
  вливая в сердце мне любви тепла.
  Мне вовсе не нужны были их души,
  нужны мне только женские тела!
  
  Много их, безмозглых и бездушных,
  я поимел, хотя их вовсе не хотел.
  Безумно страстных, но послушных
  подо мною побывало женских тел!
  
  Жизнь моя теперь стала иною,
  смерти уж мерещится оскал.
  Где же вы, не ласканные мною?
  Где же те, которых я ласкал?
  
  Пятое апреля. 1980 год.
  95
  
  
  * * *
  
  На подарок солдата коммуниста-мародёра.
  
  Я о стихах лишь говорил,
  ты моей рифмою возбýжен,
  стеклянный шар мне подарил,
  который мне совсем не нужен.
  
  Не русский ты, какой-то смуглый.
  А гонор!... Ходишь хвост трубой!
  Ты дурачок такой же круглый,
  как шар, мне подаренный тобой!
  
  Не тешь себя пустой надеждой
  глупой несбыточной мечты.
  Деньгами, золотом, одеждой
  в Афгане не разживёшься ты!
  
  Твой подарок память на часок,
  ни с чем не связанная нить.
  Прозрачный шар, стекла кусок
  мне никуда не применить!
  
  Подарок, ну прямо "на вкус".
  С "радости" я еле не "заплакал".
  От "счастья" в брюхе такой груз,
  как будто месяц я не какал!
  
  На свете было не слыхать
  ещё нигде такого "чуда".
  Его бы в жопу запихать,
  да он ведь выпадет оттуда.
  
  Много не буду говорить.
  Хотя нет худа без добра,
  зачем людям то дарить,
  что давно выбросить пора?
  
  Седьмое апреля. 1980 год.
  96
  
  
  * * *
  
  Когда влюбился?... Сам того не знаю!
  
  Вместо того, чтобы просить прощения,
  (я же думал, что не всё потеряно у нас),
  "Не хочу твоего возвращенья",
  пишешь мне, как обухом меж глаз!
  
  Ты не права́, сказав, что мне не нужен
  никто, что не смогу никого полюбить!
  (Хотя, порой, я сам с собой не дружен!
  Я даже сам себя, порой, готов убить!)
  
  Мне всё давно уж очень надоело!
  Мне даже Муза давно уж не нужна!
  Но ты!... это совсем другое дело!
  В моей душе лишь только ты одна!
  
  Лишь на тебя моя душа молилась!
  Даже во сне тебе я не грубил!
  Ты недавно только появилась,
  а я тебя очень давно уже любил!
  
  Со мною ты вполне уже знакома!
  Жизнь моя!... как в ураган ладья!
  Твоё молчанье мне страшнее грома!
  Но ты молчишь... И Бог тебе судья
  за то лишь, что меня не полюбила!
  За то, что ты моему сердцу беда!
  За то, что ты мою любовь убила,
  какой уже не встретишь никогда!
  
  Водку пью, былое вспоминаю!...
  Не Бог, так чёрт, но кто-то сблизил нас!
  Когда влюбился?... Сам того не знаю!
  Как я, такие любят только раз!
  
  Одиннадцатое апреля. 1980 год.
  
  97
  
  
  * * *
  
  Нас в Афганистан не звали!
  
  Народ Афгана... Сердце сжалось!
  Афган многострадальная страна!
  Ей немало горестей досталось,
  с достоинством всё вынесла она!
  
  Здесь нет коммунизма дурмана!
  Пусть издохнет Брежнев-паразит!
  Коммунизма штык в руках душмана
  теперь солдата коммунизма разит.
  
  Пригнали нас путём обмана!
  Ложем на коммунистов мат!
  В руках у каждого душмана
  сейчас коммунизма автомат!
  
  Не говорят нам тёплых слов
  в Афганистане наши "братья".
  Летят из окон всех домов
  на коммунизм одни проклятья!
  
  Свободы нет у нас в стране!
  Горе нам души рвёт на части!
  Того, кто побывает на войне,
  не обмануть коммунизма власти!
  
  Терзает жажда, вши и холод...
  От войны русский солдат устал!
  Тем неизвестны боль и голод,
  кто нас на смерть сюда прислал!
  
  Нас в Афганистан не звали,
  но мы здесь воюем! И зато
  мы всему миру показали
  на самом деле кто есть кто!
  
  Тринадцатое апреля. 1980 год.
  98
  
  
  * * *
  
  Прощу-ли тебя, стерву?...
  
  Спокойного нету мне дня!
  Так меня собою достаёшь!
  "Простишь когда-то меня?"
  Никогда не прощу ложь!
  
  Одна лишь ложь твои слова!
  Тебе я словно удачный улов?
  Но кру́гом идёт у меня голова
  от твоих неискренних слов!
  
  Но только тут ввиду имей,
  твоего обмана не стерплю!
  Лжёшь, как райский змей!
  Но, всё равно, тебя люблю!
  
  От души прямо говорю тебе,
  оставь ложь гнусную свою!
  Кровь будет на моей судьбе!
  Коль мне изменишь, то убью!
  
  Только одну тебя в душе кляня
  только к тебе любовь ощущаю!
  Но только простишь-ли меня
  за то, что твою ложь не прощаю?
  
  Покоя нету мне ни одному нерву!
  Ни к кому тебя теперь не отпущу!
  Прощу-ли тебя, вредную стерву?
  Делать нечего, конечно же прощу!
  
  Семнадцатое апреля. 1980 год.
  99
  
  
  * * *
  
  Ужасные видения войны.
  
  На зло смертям и воскресениям,
  (чтоб век свободы не видать!),
  по шрамам, ссадинам, ранениям...
   могу судьбу солдата предугадать!
  
  Время наше катится к закату,
  пора бы нам о Боге вспоминать...
  При себе ношу без чеки гранату,
  чтобы афганских пыток не узнать.
  
  Холодный автомат в моей руке...
  Звезда блестит слезою на штыке...
  Мои друзья в казарме давно спят,
  а у меня опять ночной наряд.
  
  Стоят ужасные видения войны.
  Ночью глаза как только закрываю,
  сразу вижу словно со стороны,
  как там опять кого-то убиваю...
  
  Стреляют в спину и в упор!
  Не поймёшь, чего случилось!
  Приехал бронетранспортёр,
  всё вдруг сразу затаилось.
  
  Не слышен снарядов вой...
  Молитвы кончили читать...
  Вот и всё... Закончен бой!
  Пора погибших посчитать.
  
  Такой огромный небосвод!
  Есть место всем под ним.
  В Афгане маленький народ,
  но Россией он непобедим!
  
  Девятнадцатое апреля. 1980 год.
  100
  
  
  * * *
  
  За похотливые влеченья!
  
  Много-ли женщине надо?...
  Только немного похвали,
  и её сердце уже очень радо,
  счастье мерещится вдали!
  
  Хотя от лести есть лекарство,
  (рецепт уж больно непростой!)
  она душой ответит на коварство
  любовью, лаской теплотой!...
  
  Сердце её лестью задето,
  она о свадьбе мысль ведёт!...
  Мужику только и надо это...
  он только этого и ждёт!...
  
  Себе добьётся он её доверья,
  чтобы ударить побольней!
  Только она распустит "перья",
  а он, глядишь, уже на ней!
  
  За похотливые влеченья,
  за своё подлое враньё
  сколько грязи, униженья
  потом он выльет на неё!...
  
  Всё переменится вдруг круто
  в любимом вдруг увидит зверя...
  Она потом достанется кому-то
  ни в ласки, ни в любовь не веря!
  
  Двадцать третье апреля. 1980 год.
  101
  
  
  * * *
  
  Шлёт Афганистан России проклятья!
  
  Каждый был здоров и молод,
  но наступил проклятый час!...
  Болезнь, раненья, боль и холод
  ждут в горах афганских нас.
  
  Войска проходят вереницей
  сквозь перевал афганских гор.
  Самолёт, железной птицей,
  неба коверкает простор!...
  
  Средь горной сырости, туманов
  тут боль душевную терплю...
  Под шальным огнём душманов
  посылаем проклятия кремлю!
  
  Простому русскому солдату
  намного горше, чем другим!
  Смерть несём афганцу-брату,
  распевая коммунизма гимн!
  
  Гибнут друзья, родные, братья...
  в крови русской дни плывут.
  Шлёт Афганистан проклятья
  той стране, что Россией зовут!
  
  У офицеров пьянство, блядство...
  Водку пьют, а мы лишь кумыс...
  Разгул, разврат и казнокрадство
  среди штабных пресытых крыс!
  
  В Афганистане жутки дни!
  Русских солдат смерть метит!
  За что здесь погибают они,
  никто в России не ответит.
  
  Двадцать девятое апреля. 1980 год.
  102
  
  
  * * *
  
  Без тебя никак жить не могу!
  
  Меня безумно ты любила!
  А я нисколько не любил.
  Ты это всё не позабыла.
  Я сам твою любовь убил!
  
  Когда-то ты меня ласкала!
  Но это было так давно...
  "Ухожу!", - ты мне сказала.
  Тогда мне была всё равно...
  
  Промчались годы мои шумно!
  Ты по мне даже не грустишь...
  Теперь тебя люблю безумно!
  А ты за прошлое мне мстишь!
  
  Молю тебя ко мне вернуться!
  Прошу прошения при всех!...
  Не хочешь даже улыбнуться!
  Мне в ответ, - сарказма смех!
  
  Как чудесны твои платья!
  Как ты прекрасна вся сама!
  Так хочу в твои объятья!...
  Меня совсем свела с ума!
  
  Угораздил меня чёрт влюбиться,
  хоть вовсе не хотел я полюбить!
  Тебя нет, - стремлюсь напиться,
  чтобы на время тебя позабыть!
  
  Одну тебя стихами восхваляю!
  Поверь, тебе нисколько не солгу!
  Вернись ко мне, тебя умоляю!
  Без тебя никак жить не могу!
  
  Первое мая. 1980 год.
  103
  
  
  * * *
  
  О войне России против Афганистана.
  
  Мне не раз бывать случалось
  там, где есть пропасти без дна!
  Средь гор красивых затерялась
  Афганистан, эта гордая страна!
  
  Слышу не раз приказ: "К бою!"
  Душманы с гор стреляют в нас!
  Наши пушки горною тропою
  мне пришлось тащить не раз!
  
  Среди осколков душманских снарядов
  многих своих друзей я тихо схоронил.
  Я проклинаю коммунистов-гадов,
  всегда, везде, как мог, я их бранил!
  
  Скажу без лишних многословий:
  мне в бою не раз быть довелось!
  Солёный вкус своей горячей крови
  мне не раз испробовать пришлось!
  
  Идти вперёд не было мне мóчи,
  я укрылся среди сена стогов.
  Лежал один... Лишь тени ночи
  тихо меня скрывали от врагов!
  
  О нашей войне против Афганистана
  мне нету сил, чтобы рассказать...
  Давно проклятого коммуниста-тирана
  мировым судом бы надо наказать!
  
  Здесь гуляет смерть с заката до заката,
  ворон злобный не раз над нами кружил!
  Под гашиш среди нашего разврата
  помянем тихо тех, кто не дожи́л...
  
  Третье мая. 1980 год.
  104
  
  
  * * *
  
  С нею немного побудем в раю!
  
  Первого мая все идут на парад,
  но не надо нам никакого парада!
  Я с любимой в кусты пойти рад!...
  Она со мною в кусты тоже рада!
  
  Мы в кустах сядем на травушку
  в любимом скверике родном.
  Обниму её нежно, шалавушку,
  угощать милую буду вином!
  
  Икру буду на булки намазывать,
  мечтою её называть голубой,
  о тюремной жизни рассказывать,
  как вели меня там на убой...
  
  Молчать будет она, как немая,
  как тревожным охвачена сном.
  Будет плакать, меня обнимая,
  запивать слёзы будет вином.
  
  Поцелую её, влюблённую!
  Под тихий, но радостный смех
  упадём на траву зелёную,
  позабудем о всём и о всех!
  
  С нею в любовь играем
  у бездушной судьбы на краю.
  Кусты нам покажутся раем,
  с нею немного побудем в раю!
  
  Пятое мая. 1980 год.
  105
  
  
  * * *
  
  За что они погибли в Афганистане?
  
  Следов много в горах Афгана
  мы оставили там навсегда!
  До сих пор, как ни странно,
  часто вспоминаю, как тогда
  я сам отполз от места боя,
  был я доставлен в лазарет...
  Теперь, на том же месте стоя,
  понимаю, что моего друга нет!
  
  Здесь под огнём не раз бывало
  я из боя своего друга выносил...
  Когда мне силы не хватало,
  у Господа я помощи просил!
  
  Судьба как смерть неумолима:
  кто-то пропал, а кто-то пан!
  Кровавый столб огня и дыма,
  афганский про́клятый "тюльпан"!
  
  У нашего обгоревшего танкиста
  кистей уже не будет на руках...
  Видели всё!... Давай по триста!...
  может из нас прогонит это страх.
  
  Пушечное мясо командарму...
  он его бросает войне в пасть!
  Боимся заходить в казарму,
  чтобы под обстрелы не попасть!
  
  Из павших никто не встанет!
  Они верные товарищи мои!...
  За что все они в Афганистане
  сложили молодые головы свои?
  
  Седьмое мая. 1980 год.
  
  106
  
  
  * * *
  
  Он лежит с другою!
  
  Из года в год, и день за днем,
  словно сподобившись изгою,
  ты всё думаешь только о нём,
  а он давно лежит с другою!
  
  Ты ко всему теперь готова,
  тебе даже измена не беда!
  Ждала ты ласкового слова...
  Услышала: "Пошла ты кой-куда!"
  
  Ведь знала, что произойдет,
  что он поддался блуду!
  Он под венец с другой пойдёт...
  Зато тебя любить буду!
  
  Он проклятый идиот!
  Он всё с другими блудит!
  Что ждешь который год,
  того, увы, никогда не будет!
  
  Мне от любви как понос,
  сижу словно в вонючей луже!
  Люблю одну тебя до слез!...
  Ты других, может быть, хуже!
  
  Для тех чудесных грез
  моя душа стихи развозит!
  Кое-где жестокий мороз
  мне кое-что морозит!
  
  Одиннадцатое мая. 1980 год.
  107
  
  
  * * *
  
  За Россию, страну мне дорогую!
  
  Май... Праздник в России опять.
  Я окна занавесил, закрыл дверь...
  Всё на немцев пытаются пенять,
  хотя фашисты в России все теперь!
  
  Отпраздновали праздник кое-как.
  Над Германией "победу" отмечали.
  От Бога я Поэт! Я вовсе не дурак!
  Этот праздник добавляет мне печали.
  
  Множество бед пережила моя страна!
  Что коммунисты творят, если бы знали!
  Коммунистами устроена мировая война.
  Коммунисты Германию в этом обвиняли!
  
  Германию только в чём ни обвиняли!
  Сердце моё тому совсем не радо!
  Коммунисты на Афганистан напали
  и всё, как будто, так оно и надо!...
  
  Победа эта, она была кого над кем?
  Одна чума тогда победила другую!...
  Русскую водку пью, закуску ем
  за Россию, страну мне дорогую!
  
  Другие тоже водку пьют, гуляют!...
  Глядят на праздничный салют...
  "Победу" ту они не прославляют...
  Русские с горя водку теперь пьют.
  
  Тринадцатое мая. 1980 год.
  108
  
  
  * * *
  
  За счастье Западной Германии пью!
  
  Русские уже пропили день победы,
  но до сих пор пьют водку мужики...
  В войне погибли наши отцы, деды...
  Теперь пьют за это русские дураки!
  
  Русскую водку иногда выпиваю,
  но сейчас пить желаньем не горю.
  В день победы на кладбище бываю.
  С покойным дедом тихо говорю.
  
  Все веселятся самим себе назло...
  Спокойствие стараюсь сохранить.
  России в той войне не повезло,
  в коммунизме продолжаем гнить.
  
  Ту войну нельзя назвать народной,
  воевали за антинародную страну.
  Половина Германии стала свободной,
  вся Россия у коммунистов в плену!
  
  Любимая радиостанция "Свобода"...
  Волны её с душевным трепетом ловлю!
  Несёт она голос правды для народа!
  Она в Германии, слушать её люблю!
  
  Ненависть к коммунистам кую!
  Власть советская уже загнила!...
  За счастье Западной Германии пью,
  хотя она в той войне не победила!
  
  Семнадцатое мая. 1980 год.
  109
  
  
  * * *
  
  Нас гнали коммунисты на расправу!
  
  Хочу уснуть крепким сном,
  но, как когда-то, спать мешает
  в мирное время гулко метроном
  снова блокаду мне напоминает!
  
  Блокада. Взрыв... Сижу дома...
  Вот опять снаряда злобный вой!...
  Только лишь удары метронома
  мне говорят, что я ещё живой!
  
  Спокойно Балтийское море. Зеленеют
  в мрачной туманной дымке берега.
  Среди яркой весёлой зелени чернеют
  форты опасного заклятого врага!
  
  Когда наша подбитая подлодка
  ложится медленно на донный грунт,
  у всех от страха засыхает глотка,
  в сознании рождая дикий бунт!
  
  Мы, сыскавшие у коммунистов славу,
  но каким-то чудом уцелевшие в боях.
  Нас гнали коммунисты на расправу!
  В нас страхом смерти подавляли страх!
  
  Как скот нас выгоняли из вагона:
  "Ни шагу в сторону!.. Вперёд!.."
  Был за спиной у штрафбатальона
  заградотряда ненасытный пулемёт!
  
  Раны в боях бывалого солдата
  ему забыться даже ночью не дают!
  Для него победа та совсем не свята
  Теперь победу ту не ценят тут...
  
  Девятнадцатое мая. 1980 год.
  110
  
  
  * * *
  
  Ты стала б самою здоровой!
  
  Мария!... Имя-то какое!...
  Звучит как гром из-под тешка!
  Имя у тебя, конечно, святое,
  но дури твоя полная башка!
  
  Дурь так просто не отстанет,
  когда душа в любви огне!
  К оголённому проводу тянет?
  Мария, потянись ко мне!...
  
  Твоему завидую терпению,
  но я не понял тебя до конца.
  Я секс-терапевт по объявлению,
  души лечу и гнилые сердца!
  
  Там, где пенис нарисован.
  там мою клинику найдёшь!
  Мой бизнес мною и основан,
  мимо него уж не пройдёшь!
  
  Сердце разбойничье твоё?
  От любви его даже трясёт?
  Заведение интимное моё
  тебя подлечит и спасёт!
  
  Среди жизни, столь суровой,
  я тебя едва узнал и обалдел!
  Ты стала б самою здоровой,
  а я только тобою бы болел!
  
  Двадцать третье мая. 1980 год.
  111
  
  
  * * *
  
  В Россию из Афганистана груз "200"...
  
  Наши войны людские терзают
  святую бедную земную грудь!
  Поводыри наши вовсе не знают,
  куда ведёт нас страшный путь!
  
  Средь командиров нет примера!
  Нам служба, как тюремный срок!
  В глазах у советского офицера
  не отвага, а только родине упрёк!
  
  За каждым камнем затаилась
  афганская смерть, ожидающая нас!
  "Москва, да чтоб ты провалилась!",
  повторяем как в бою много раз.
  
  Из кабинетов проклятых столичных
  (коммунистам на нас наплевать!)
  всех нас, людей прежде обычных,
  коммунисты заставляют убивать!
  
  Здесь гибнут русские парни даром!
  Здесь своего же брата убивает брат!
  Ввязались в бой под Кандагаром,
  ни за что потеряли почти весь отряд!
  
  Опять приходится грузить!...
  (ну как здесь без стакана!)
  Нам не легко перевозить
  груз "200" из Афганистана!
  
  Нас взывая к совести и чести,
  нам коммунисты лгут и лгут!
  В Россию из Афгана груз "200"
  всё везут, везут, везут, везут ...
  
  Двадцать девятое мая. 1980 год.
  112
  
  
  * * *
  
  Это любовь, в ней всё нормально!
  
  "Любить безудержно мечту!"
  Слова какие!... Очень гениально!
  Влюбилась в морду ты не в ту...
  Это любовь, в ней всё нормально!
  
  Любовь полна страстей, сомнений!...
  Любовь!... - Она всегда красива!
  В любви, сгорая от волнений,
  будешь несчастливо-счастли́ва!
  
  Будешь тихо сидеть у телефона,
  ждать когда раздастся его звон.
  Смогла полюбить мудозвона...
  Без тебя с другою бродит он!
  
  Милашка, бросай-ка всё это!
  Душой очнись от этой дури-сна!
  На дворе в разгаре бабье лето,
  это намного круче, чем весна!
  
  Забудь его, как шутку злую!
  Жирный крест поставь на нём!
  Так тебя закружу, зацелую!...
  Забудешь разом всё и обо всём!
  
  Дальше живи в любви с успехом!
  Лишь ты и я, третьего нам нет!
  Его вспомнишь лишь со смехом!
  (Даже тебя потянет в туалет!)
  
  Тридцать первое мая. 1980 год.
  113
  
  
  * * *
  
  Афганистан! Он здесь, рядом!
  
  Афганистан! Он здесь, рядом!
  Мы еле выиграли этот бой!...
  Безразличным мутным взглядом
  смотрим вдаль перед собой...
  
  Жизнь течёт, как будто из песка,
  кто-то всеми нами управляет.
  Посвист шальной пули у виска
  седины́ на виски нам добавляет!
  
  Смерть всюду рыщет, карауля
  тех, кто сражаться не привык.
  Опять жутко просвистела пуля,
  вдруг оборвался чей-то крик!
  
  Осколок около левого виска
  на всю жизнь во мне остался!
  Не хватило всего лишь волоска,
  чтобы я с жизнью расстался!
  
  Однажды тут вино рекой лилóсь,
  о павших моё сердце чаще билось!
  Мне из рога пить не довелось,
  пить из гильзы часто приходилось!
  
  В нас воля к победе не стальная,
  не горячая к любви наша душа.
  Свистнет вдруг пуля шальная...
  Служба солдата идёт не спеша!
  
  Мне старшина мой недольёт
  мои боевые водки сто грамм.
  Команда прозвучит: "Вперёд!",
  жизнь за коммунизм не отдам!
  
  Первое июня. 1980 год.
  114
  
  
  * * *
  
  Памятью первой любви!
  
  России плодородные долины
  горькой полынью заросли!
  Корóтки дни и ночи длинны,
  память в сумрачной пыли́...
  
  Душа моя вспомнить рада,
  как в ночи шумит река,
  терпкий вкус вина и сада,
  горький запах табака!...
  
  Сердце в памяти находит
  имена людей любимых!
  Вдохновение приходит
  от высот Музы незримых!
  
  Память воет как волчица,
  потерявшая в лесу приют!
  До боли знакомые лица
  из памяти тихо встают.
  
  Иду родимою сторонкой,
  вспоминаю мать, отца...
  Завивает снег воронкой
  морозный ветер у крыльца!
  
  Память словно бы в пыли,
  я в раздумье глубоком
  памятью первой любви,
  тоскою о счастье далёком.
  
  Зарёю яркою вся аллея
  словно пожаром залита.
  Память, прошлое жалея,
  как надгробная плита!
  
  Третье июня. 1980 год.
  115
  
  
  * * *
  
  Русские мальчики гибнут в Афганистане!
  
  В смертельном лихом урагане,
  что сорвался с кремлёвских небес,
  русские мальчики гибнут в Афгане
  по злому приказу поганой КПСС!
  
  Боль и страх утопили в стакане,
  здесь каждый свой ожидая черёд.
  Русские парни гибнут в Афгане,
  но молчит одураченный народ!
  
  Кто-то видит в Брежневе-тиране
  свою мать и даже отца своего...
  Солдаты русские гибнут в Афгане
  за длинные пустейшие речи его!
  
  Брежнев, святой на лишь экране,
  гонит мальчишек куда ни попало...
  Парни русские гибнут в Афгане,
  чтобы больше Россия нищала!
  
  Гонит парнишек у смерти на грани
  Брежнев полутруп-получеловек.
  Солдаты русские гибнут в Афгане,
  чтобы дольше прожи́л наш Генсек!
  
  Купола золотятся над храмом,
  пёс на них загляделся, скуля...
  Покрыта коммунизмом-срамом
  павшей России святая земля!
  
  Пятое июня. 1980 год.
  116
  
  
  * * *
  
  Обними! Поцелуй!
  
  Это тут чего мне пишешь?...
  Хоть подумай своей головой!
  Моего сердца не слышишь?
  Оно кричит: "Я только твой!"
  
  Быть может я последний хам,
  но так люблю тебя, родную!
  Тебя ревную даже к стихам
  и, вообще, ко всем ревную!
  
  Мне эта ревность душу гложет
  перцем, пылающим в крови!
  Твоя душа понять не может,
  что это только всё из-за любви!
  
  Любовь мне душу разъедает!
  Что делать? Сам не знаю я.
  Раз так моя душа страдает,
  пусть тогда страдает и твоя
  
  Слушай, милая подружка,
  тут погорячился я слегка.
  Ты вся такая пышка-душка!
  Ну прости же меня, дурака.
  
  Не будь же вредною такою!
  Да, я хам, дурак, холуй...
  Давай помиримся с тобою...
  Ну, обними... Ну, поцелуй!
  
  Седьмое июня. 1980 год.
  117
  
  
  * * *
  
  Война с афганцами не свята!
  
  Отряд идёт нестройным шагом,
  нестройным голосом поёт...
  Не сладко служится беднягам,
  из них кто колется, кто пьёт!...
  
  Война как штыком душу колет,
  нам не даёт спокойно жить!...
  Патриот русский не позволит,
  чтоб его сын пошёл служить!
  
  Те достойны восхищения,
  кто среди тревожных снов
  из тюрьмы ждут возвращения
  спасённых от войны сынов!
  
  Беспредел и "дедовщина",
  в казармах мучают солдат!
  Козлом становится мужчина,
  всю речь пропитывает мат!
  
  Желанье подвиг совершить
  есть в сердце каждого солдата!
  Но за что себя жизни лишить?
  Война с афганцами не свята!
  
  Ей, чей сын погиб в Афгане,
  теперь уже некому помочь!...
  Днём держит письмо в кармане,
  чтобы читать его всю ночь.
  
  Коммунизма "славный" воин
  афганской пулей успокоен!
  Из-за угла своими же убит,
  закопан в Кандагаре и забыт!
  
  Одиннадцатое июня. 1980 год.
  118
  
  
  * * *
  
  Он от любви сойдёт с ума!
  
  Твои стихи я тихо пролистал,
  сердце моё от них даже заныло!
  Я тоже от всего давно устал...
  Надо жить, что бы там ни было!
  
  Как и все, живёшь страдая.
  Вот смотрю на твой портрет.
  Ты хороша! Ты молодая!...
  И ты красива! - спора нет!
  
  Знать тяжела твоя планида,
  видно, терзает тебя страх,
  раз отголоски злого суицида
  болью звучат в твоих стихах!
  
  Суицид, это злой русский ген!
  Им страдают все наши поэты!
  Но подожди лучших перемен,
  свято помни Господа Заветы!
  
  Груди себе резать ни к чему,
  о том не может быть и речи!
  Их лучше просто подари тому,
  кто ожидает с тобой встречи!
  
  Себя мыслями лишь губишь,
  это поймёшь очень скоро сама!
  Он к тебе придёт! Его полюбишь!
  Он от любви твоей сойдёт с ума!
  
  У вас всё будет в лучшем виде!
  Он будет только лишь с тобой!
  Забудешь навсегда о суициде!
  Посмеёшься над своей судьбой!
  
  Тринадцатое июня. 1980 год.
  119
  
  
  * * *
  
  Война в Афганистане не по мне!
  
  Здесь не должно быть сада,
  но только люди создали его,
  оазис!... Только в нём засада!
  Все пить хотим больше всего!
  
  Я в бинтах, кровью промокших.
  Солнце поднялось почти в зенит.
  Смутный звон в ушах оглохших
  мне о скорой гибели звенит.
  
  То откос вдруг под ногами,
  то вдруг, - отвесная стена!...
  Всю ночь погоня шла за нами,
  от нас к утру отстала лишь она.
  
  Теперь себя, безумного, сужу
  за то, что свой оставил дом!
  Здесь на чужой земле лежу
  в окопе от нашей крови сыром!
  
  Кругом здесь минные межи,
  нам через них нельзя ни шагу!
  Здесь нам наставили "ежи",
  но нам не занимать отвагу!
  
  Летят снаряды, смертью воя!
  Немало крови я уже проли́л!
  Но сегодня прямо среди боя
  внезапно сон меня свалил.
  
  В душе я вовсе не военный!
  Война в Афганистане не по мне!
  Только смерти лишь мгновенной
  сам себе желаю на этой войне.
  
  Семнадцатое июня. 1980 год.
  120
  
  
  * * *
  
  Мы ещё с тобой не переспали!
  
  Так скучаю я (от злости),
  что не хочу даже мечтать!
  Вот и зашёл к тебе я в гости,
  чтобы от скуки почитать...
  
  Читаю, по душе мурашки!...
  Думаю: "Что же такое с ней?"
  Тебе бы берёзовой кашки
  всыпать по попочке твоей!
  
  Больно ты дерзка́ и сме́ла!
  Страдаешь, в душе дурь храня!
  Собой покончить захотела?
  Но почему вдруг без меня?...
  
  Жизнь не стала летним пляжем!
  За душами тоска серая бредёт!
  Давай с тобой на рельсы ляжем,
  тот поезд с рельс пускай сойдёт!
  
  Или, как у классика в прозе,
  давай применим другой приём:
  на одной русской белой берёзе
  с тобою закачаемся вдвоём!
  
  Но всё это просто срам и стыд!
  Собой кончать не будет новью!
  Пошел бы к чёрту этот суицид!
  Нам не заняться-ли любовью?
  
  С тобой от жизни мы устали!
  В наших сердцах тоски печать.
  Мы ещё с тобой не переспали!
  Рано нам пока собой кончать!
  
  Девятнадцатое июня. 1980 год.
  121
  
  
  * * *
  
  Коммунисты невинных велят убивать!
  
  Помню всё точно по минутам.
  Мой левый мотор горит!...
  Лечу неизвестным маршрутом,
  штурман ранен, стрелок убит.
  
  Холодною мглой, когда мой
  был афганцем подбит самолёт,
  в окопе над чёрной скалой
  я заряженный нашёл пулемёт.
  
  Мой товарищ дойти не сумеет,
  но помочь ему никак не смогу.
  Я в плечо ранен, кровь розовеет
  на нетоптаном белом снегу.
  
  Что есть силы швырнул я гранату
  в приближавшийся слева огонь!
  "Сразу получишь расплату,
  только меня ещё раз тронь!"
  
  Взрыв рассеялся, всё стало тихо.
  "Кто остался там жив, или нет?"
  Афганцу на войне тоже лихо,
  тело прячет он в бронежилет.
  
  На войне этой злой, безобразной
  нету спасенья нигде никому!
  Этот снайпер такой неотвязный,
  но только его сегодня сниму.
  
  За свою Родину с нами сражается,
  его тоже ждёт где-то в тоске мать.
  Что же делать? Ведь так получается:
  коммунисты невинных велят убивать!
  
  Двадцать третье июня. 1980 год.
  122
  
  
  * * *
  
  Нас уродуют коммунисты-уроды!
  
  Я свои следы, как на экране,
  на тюремных оставил полах.
  Мои стихи, как каторжане,
  у коммунизма в кандалах!
  
  Арест, "расследование", суд!...
  И коммунизма осуждённый ты!
  В скотном вагоне в Сибирь везут
  нас коммунисты-поганые менты!
  
  Летом гостеприимные Канары
  теперь не суждено мне посетить!
  Ожидают меня тюремные нары,
  восемь лет на них буду грустить...
  
  По рельсам катится наш вагон...
  Куда везут нас? Никто не знает.
  Решётки частые сереньких око́н
  мне о многом здесь напоминают!
  
  Моё время краткое свободы
  только от тюрьмы и до тюрьмы!
  Нас уродуют коммунисты-уроды!
  Но и в тюрьмах не сдаёмся мы!
  
  Мне заглушить бы тоску водкой!
  Под собачий дикий злобный вой
  ветер сурово свищет за решёткой,
  редко на кого-то крикнет часовой.
  
  Иней на душах, как на шишках.
  Свобода есть, но только спит...
  Вся Россия в лагерях и вышках
  Весь народ за колючкой сидит!
  
  Двадцать девятое июня. 1980 год.
  123
  
  
  * * *
  
  "Груз 200" меня назовут!
  
  Покой у нас не вызывает стресса,
  но с ним в нас мужество умрёт.
  Лишь во́йны, двигатель прогресса,
  они наши науки двигают вперёд!
  
  В Афганистане такая тоска...
  Где-то слышу в ночи пулемёт...
  Пуля свиснет вдруг у виска,
  и опять всё вокруг замрёт!
  
  Взрыв то далеко, то рядом...
  Всё это нашей смерти для!
  Вдруг вознесённая снарядом,
  опять на Землю падает земля!
  
  Вдруг шальная пуля пролетела,
  с ней красным серый стал туман!
  Коммунистам теперь какое дело
  до тех, кто сгинул в войны ураган!
  
  Поле чистое, только там мины,
  его обойти никак не смогу...
  Капли крови, как гроздья калины,
  алеют на белом афганском снегу!
  
  На нашем пути всё только бо́роны.
  Зубья этих борон вверх не ту́пы!
  Где трупы, там кружат во́роны!
  Где вороны лежат наши трупы!
  
  Если паду в афганском огне,
  то меня к тебе, может, привезут.
  Но только не обрадуешься мне,
  ведь "Груз 200" меня назовут!
  
  Первое июля. 1980 год.
  124
  
  
  * * *
  
  Была бы ты моей единственной.
  
  Может стоит су́дьбы склеить?
  Понимаешь, о чём веду речь?
  Так бы стал тебя одну лелеять!...
  Так бы стал тебя одну беречь!...
  
  С тобой такой, таинственной,
  хочу встречать в рассвет лазурь!
  Была бы ты моей единственной,
  так не несла б мне в душу дурь!
  
  Моя душа аж стон сдержала!
  Ведь очень я ревнивый псих!
  А ты что, меня за́ ноги держала?
  Или лежала, может, между них?
  
  Я правил даже очень строгих!
  Ты лишь одна в душе моей!
  Ты одна... Одна из многих!...
  Поверь сама душе своей!
  
  Тогда я был незнамо кто!...
  Я был разбойником и вором!
  Меня любила ты за что?...
  Я не покрыл тебя позором!
  
  Не буду затевать с тобой вражду!
  Ты могла бы быть незаменимой.
  Ответь скорее, а то ведь уйду...
  Уйду к другой, хоть нелюбимой.
  
  Третье июля. 1980 год.
  125
  
  
  * * *
  (Перевод с Арабского).
  Где вы, коммунисты-гады?
  
  Нас горной тропою ведёт проводник
  мимо проклятых коммунистов засады.
  Я на перевале к биноклю приник:
  "Где вы там, коммунисты-гады?"
  
  Опять не спал я этой ночкой,
  снова в небо с тревогой гляжу.
  Вертолёт завис над моей точкой,
  тут один со "Стингером" сижу!
  
  Не рассмотреть меня пилоту,
  мне цель в небе хорошо видна́!
  Выстрелю сейчас по вертолёту,
  для него закончится эта война.
  
  Не ждут в небе гады-каратели
  неотвратимой смерти своей.
  Не дождутся коммунистов матери
  с Афганской войны своих сыновей!
  
  Не боюсь попасть в окружение
  злобных коммунистов-волкóв!
  Я готов даже на самосожжение,
  к своей смерти всегда я готов!
  
  Всегда держу гранату в кармане,
  вообще при этом не испытывая страх.
  Каково вам, коммунисты, в Афгане?
  Здесь вам не у тёщи на блинах!
  
  Не дождётся сына русская мать!
  Мы здесь русских режем, колем!
  Афганских стариков и детей убивать
  мы, афганцы, здесь вам не позволим.
  
  Пятое июля. 1980 год.
  126
  
  
  * * *
  
  Последний раз прошу простить!
  
  Своим молчаньем так достала,
  что от обиды мне хоть плачь!
  Ответ душа моя ждать устала,
  но всё молчишь, словно палач!
  
  Милашка, хватит издеваться.
  Ведь от горя же могу запить!
  Перед тобой устал я извиняться,
  ну как мой грех мне искупить?
  
  Ты во всём, конечно же, права́!
  Только мне толку что с того?
  Тебе шепчет даже нежная трава:
  "Ну прости же дурака, его!"
  
  Там где-то бродишь по воде,
  на тебя дождик льётся с крыш.
  Смотри, уж точно быть беде,
  если меня сегодня не простишь!
  
  Но на тебя совсем не злюсь.
  За что же так на меня злишься?
  Добьёшься, точно застрелюсь,
  хоть знаю, крови не боишься!
  
  Только тебе ничуть не угрожаю.
  Последний раз прошу простить!
  Смотри, пистолет уже заряжаю,
  меня сама ведь будешь хоронить!
  
  Седьмое июля. 1980 год.
  127
  
  
  * * *
  
  За что нас коммунисты гонят на смерть?
  
  Знамёна все при командирах...
  Не излечить в душе нам ран!..
  В, от пота выцветших, мундирах
  кровью поливаем Афганистан!
  
  Всё в этой войне нам не свято!
  Теперь её не хочет уж никто!
  Помнит кто про смерть солдата,
  который пал здесь ни за что?
  
  Из теплых рук убитого бойца
  я автомат тихонько вынул...
  Не ожидал такого он конца,
  но он своё оружие не кинул.
  
  Страхом души нам целует
  кровавых будней круговерть!
  Коммунистов не волнует
  нас ожидающая смерть!
  
  Нас под кровавые знамёна
  гонит коммунизма гнёт!
  Будем помнить поимённо
  всех тех, кого война берёт!
  
  Здесь убивают только русых!
  Как ночь, кто-то убит где-то...
  Здесь для солдат, ещё безусых,
  бывают ночи без рассвета!
  
  Их губы мёртвые впивались
  в горячую от крови твердь!
  За что, скажи, они сражались?
  За что гонят нас на смерть?
  
  Одиннадцатое июля. 1980 год.
  128
  
  
  * * *
  
  Любовь позабыть не могу!
  
  Живу, судьбе своей не переча,
  как будто давно лежу в гробу.
  Моя с тобою случайная встреча
  совсем погубила мою судьбу!
  
  Безропотно судьбу принимаю.
  Спорить бесполезно с судьбой!
  Через годы теперь вспоминаю:
  на миг, но был счастлив с тобой!
  
  Всё ещё вспоминаю тот вечер,
  что мне был подарен судьбой!
  Не погасли в душе моей свечи
  того бала, где были с тобой!
  
  Твой взгляд, как оружия ствол,
  на меня был в упор нацелен!
  Нас разделял всего лишь стол,
  но я молчал, словно прострелен!
  
  Помню тот перрон вокзала,
  вечер того самого злого дня!
  Ты так тогда и не сказала
  о том, что любишь-ли меня.
  
  Всё помню, что было когда-то!
  Плохое пришлось полюбить.
  Прошлое мне дорого и свято,
  вовсе не хочу его позабыть!
  
  Сердце моё разбитое заныло...
  В нём боль зачем-то берегу.
  Хотя всё это уже давно было,
  но любовь позабыть не могу!
  
  Тринадцатое июля. 1980 год.
  129
  
  
  * * *
  
  Воюем за коммунистов-подлецов!
  
  Чужая жизнь в мои страницы
  вписала свой тяжёлый слог.
  Все те военные зарницы,
  какие я тогда запомнить смог!
  
  Если что, меня прикроет
  с тыла мой верный друг!
  Пока он окопчик роет,
  строго смотрю вокруг.
  
  В глазах, прежде покорных,
  теперь горят мятежные огни!
  На полях войны просторных
  сражаться вовсе не хотят они!
  
  Война как зеркало кривое,
  сложное кажется простым!
  Теперь наше знамя полковое
  нам вовсе не кажется святым!
  
  "На кой нам чёрт война сдалáся!..
  Воюем за коммунистов-подлецов!"
  Нету теперь единого согласья
  у наших командиров и бойцов!
  
  Пули свист и вой снарядов
  никак не долетают до кремля!
  Как может коммунистов-гадов
  носить наша русская земля?
  
  Афганцы под вечер начинают
  прицельно с гор по нам стрелять.
  Бойцы открыто проклинают:
  "Какая нас пригнала блядь!..."
  
  Семнадцатое июля. 1980 год.
  130
  
  
  * * *
  
  В безумной страсти час!
  
  В двух словах, история такая:
  девочка, поддатая слегка,
  думала, тихонечко мечтая:
  "Только не хватает мужика!"
  
  История такая и не нова.
  Но напишу о ней недаром.
  Вдруг милашка Иванова
  на меня дыхнула перегаром!
  
  Когда я ей дорогу уступал,
  ничего не видя среди дня,
  на меня дыхнула, - я упал,
  а она сама упала под меня!
  
  Кровь во мне вдруг заиграла!
  Я плоть своё всегда берёт!
  И она меня так отодрала! ...
  (Курицу петух так не дерёт!)
  
  Мы секса не нарушили закона
  в тот, безумной страсти час!
  Сколько было визга, писка, стона!...
  Даже коты шарахались от нас!
  
  Опомнились, но было уже поздно.
  В души любовь вошла как тень!
  И теперь у нас всё так серьёзно!
  С ней на том же месте каждый день!...
  
  Я тут всем глаза уж намозолил...
  Так её хочу, хоть волком завывай!...
  Она кричит мне: "Как ты позволил?
  Но раз позволил, уж тогда давай!..."
  
  Девятнадцатое июля. 1980 год.
  131
  
  
  * * *
  
  За тот Афганский беспредел!
  
  Была Россия свехрдержавой!
  Злодействам был потерян счёт!
  Звуки той войны кровавой
  с Афгана ветер в Россию несёт!
  
  Хотя к службе не имею рвения,
  только я в атаку сам вставал.
  Спирта мне за разные ранения
  не раз мой полковник наливал.
  
  Не встречал нас хлебом-солью
  простой афганский человек.
  Злая память острою болью
  мне в душу врезалась навек!
  
  Порою хочется забвения,
  с головой утонуть в уют,
  но только тяжкие видения
  Афган забыть мне не дают!
  
  Как танк заглох на перевале
  не позабуду это никогда!
  Орудие, как зверь в оскале,
  по нам бабахнуло тогда!...
  
  Война Афганская когда-то
  перевернула жизнь мою!
  Погибли русские ребята,
  остался я один в строю...
  
  Теперь с истории рвут звенья,
  ряд очевидцев очень поредел.
  Не будет прошлому забвенья
  за тот, Афганский, беспредел!
  
  Двадцать третье июля. 1980 год.
  132
  
  
  * * *
  
  Твоей плоти чувствую тепло!
  
  Сердце твоё так мне написало,
  что у мня сам раскрылся рот!
  Похвалить? Нет, слишком мало!
  Лучше напишу тебе экспромт!
  
  Ты меня о встрече не просила,
  да и я тебя вовсе не знавал!
  В твоём письме такая сила!...
  она меня сразила наповал!
  
  Только лишь ахнуть я и смог!
  Погас вдруг свет средь бела дня!
  Кому грозит твой жёсткий слог?
  Но им сразила ты именно меня!
  
  Но с тобой встречи я так рад!...
  Твой слог меня словно таранил!
  Опасный твой, как шпага, взгляд
  любовью душу мне изранил!
  
  Моя душа к тебе меня зовёт!
  Но твой покой собою не нарушу.
  Твоё молчанье больно меня бьёт!
  (Если б куда-то, но ведь в душу!)
  
  Рядом ты! - (хотя за далью!)
  Твоей плоти чувствую тепло!
  Только едкой горькою печалью
  почему-то моё сердце свело.
  
  Здесь ни к чему пустые речи.
  Чему быть, тому уже и быть!
  Только первой нашей встречи
  мне до гроба будет не забыть!
  
  Двадцать девятое июля. 1980 год.
  133
  
  
  * * *
  
  Афганской войны герои-калеки.
  
  Память ползёт как таракан.
  Я беззащитен пред судьбой.
  Хорошо помню Афганистан.
  Часто вспоминаю каждый бой.
  
  Стрелять приказывал комбат,
  мы все, безумные, стреляли!...
  В тех убийствах я не виноват,
  меня там насильно заставляли.
  
  Слышу щёлканье затвора,
  патрон не стреляный летит...
  На нас из-за высокого забора
  чей-то прицел уже глядит.
  
  Яркий свет на мгновение:
  вдруг пулемёт застрочил.
  Тяжёлое пулевое ранение
  я рядом с сердцем получил.
  
  Кто дожил до конца войны.
  тот на войну не стремится.
  Вижу по ночам жуткие сны,
  о войне мне ужасное снится.
  
  Русской крови пролили реки.
  Той войны неценен человек.
  Афганской войны герои-калеки,
  в пьянстве доживают свой век.
  
  Тридцать первое июля. 1980 год.
  134
  
  
  * * *
  
  Мыслью грешною терзаюсь!
  
  Хотя подруг и много новых,
  но живу, по прошлому скорбя.
  Средь хоровода дней суровых
  помню только лишь одну тебя!
  
  Я прошёл к тебе много дорог.
  Наконец-то нашей встречи час!
  Прошу у твоих смуглых ног
  поверить мне в последний раз!
  
  Я объехал очень много стран,
  тебя нет краше! В том признáюсь!
  Смотрю на твой чудесный стан
  и мыслью грешною терзаюсь!
  
  С тобой испытываю страсть я!
  К твоим ногам я сердце положил!
  Годы тревог, минуты счастья...
  я всё в душе с тобою пережи́л!
  
  С лесным зверьком проворным
  вполне мог бы я тебя сравнить.
  Ты своим взором непокорным
  себе любого можешь покорить!
  
  В ответ на пламенную ласку
  от тебя получаю только боль!
  Ложь преподносишь как сказку.
  Тем сыплешь мне на раны соль!
  
  Горю к тебе любовью вечной,
  а ты со мной заводишь всё вражду.
  Говоришь: "Ты только встречный.
  А я ведь себе суженого жду!"
  
  Первое августа. 1980 год.
  135
  
  
  * * *
  
  Пишет спившийся герой Афганистана
  
  Под сердцем ещё очень ноет рана,
  афганская война является во сне.
  Пишет спившийся герой Афгана
  о той, всеми проклятой, войне.
  
  Афганистан!... Свиданья и разлуки!
  Здесь русские кровь проливают за что?
  Сюда пригнали нас коммунисты-суки
  Ты афганец...А я, русский, здесь кто?
  
  Я такой же подневольный, как и ты.
  Не война в Афганистане, а скандал.
  Меня мучают коммунисты-скоты!
  Как и ты от их я тоже пострадал.
  
  Так давно я не был в ресторане!
  Я стал от жизни злее и грубей!
  Коммунистов я в Афганистане
  стреляю, как сраных голубей!
  
  Меня снова, почему-то, не убили!
  Как остался жив? - сам не поёму!
  Мои нервы от досады аж завыли!
  Я живой!... Но надо-ли это кому?
  
  Наверное мой никудышный слог.
  Вообще, на что война мне сдала́сь?
  Я в Афганистане воевал, как мог,
  моя подруга со всеми перееблась.
  
  Афганская земля мне даром не нужна
  Не хочу себе в Афганистане власти.
  Когда закончится афганская война?
  Тогда, когда СССР развалится на части.
  
  Третье августа. 1980 год.
  136
  
  
  * * *
  
  Коммунисты глумятся над нами!
  
  Ночь коммунизма страхом бродит
  после ночью поверженного дня.
  Сны только тревожные приводит,
  надежду нам на лучшее храня.
  
  Наша жизнь страшнее сновидений!
  Нет конца коммунизма жутким снам!
  Дурманом фекальных испарений
  коммунизм отравляет жизни нам!
  
  Наши мечтания детские не сбы́лись
  вопреки нашим желаниям, снам...
  Но они в бездне души притаились,
  теперь боятся возвращаться к нам.
  
  Нам порою даже очень сложно
  разобраться в жизни пустяках.
  Очень часто просто невозможно
  нам избежать пред ними страх!
  
  Светят нам теперь из небосвода
  звёзды, давно потухшие уже.
  Всех нас где-то ждёт свобода
  на том, на смертном, рубеже!
  
  Коммунизма наш век не золотой.
  Коммунисты глумятся над нами!
  Кто-то теперь торгует наркотой,
  кто-то просто мается грехами!
  
  Нам от коммунистов маята...
  Жизнь коммунистическая не та,
  какую бы я себе хотел иметь,
  чтобы о любви стихами петь!
  
  Пятое августа. 1980 год.
  137
  
  
  * * *
  
  При коммунистах как в гробу!
  
  Вспомнил я о себе, о подростке.
  При коммунизме как в гробу!
  Вот стою на вещем перекрёстке,
  жду то-ли смерть, то-ли судьбу...
  
  Теперь я, как усердный чародей,
  тружусь под судьбою угрюмой!
  Склад антикоммунистических идей,
  это рассудок мой, томимый думой!
  
  Злая судьба моя плетью свита
  из-за всех моих тяжких грехов!
  Вся душа моя жизнью разбита
  на множество жёстких стихов!
  
  Мне Муза теперь как царевна,
  её грешной душой боготворю!
  Судьба властительна и гневна,
  но с ней на равных говорю!
  
  Хотя вся жизнь моя разбита.
  но моё сердце тянется к добру!
  Моя душа для всех открыта,
  для всех видна́, как на юру́!
  
  Бушует рок мой разъяре́нно,
  но ему не выскажу протест.
  Судьбу нелёгкую смиренно
  несу по жизни, словно крест.
  
  У меня на рубахе у шеи булавка,
  я лишь во рваньё и лохмотья одет.
  У меня, вместо паспорта, справка.
  У меня ни флага, ни Родины нет!
  
  Седьмое августа. 1980 год.
  138
  
  
  * * *
  
  От любви безумной замирая!
  
  Уж не богиня-л- ты Аврора?...
  Я в поэзии, конечно, не гигант,
  а ты талант! Талант, - без спора!
  Но какой-то скучный ты талант.
  
  Навалилась пустота как глыба.
  Не ма́нят тебя больше соловьи.
  Пожалуй веселее казни дыба,
  чем все строки грустные твои.
  
  Сердце не трепещет, спит истома
  на то без всяких видимых причин.
  Милашка, выйди на улицу из дома,
  посмотри, сколько вокруг мужчин!
  
  Они мимо тебя пройдут едва-ль!
  Ведь ты девчонка, - хоть куда!
  Будет и прошлого тебе не жаль,
  и закрутит так любовь тогда!...
  
  Твоё сердце будет жить играя,
  в такт чувствам трепетно стуча!
  То от любви безумной замирая!
  То от безумной ревности крича!
  
  И тогда сама же скажешь "Нет!..."
  тебя в грусть вгоняющим причинам!
  Тогда твоя подружка близкая или нет
  подохнет с ревности к мужчинам!
  
  Одиннадцатое августа. 1980 год.
  139
  
  
  * * *
  
  Мою мать коммунисты убили!
  
  В России законы всё строже!
  Хотя коммунистов боюсь,
  очень опасаюсь, но всё же
  против коммунизма борюсь!
  
  Всё святое в России забыли,
  в ад прутся дорогой прямой!
  Мою мать коммунисты убили!
  Россия мне стала тюрьмой...
  
  Коммунист русских травит,
  сатанят пытается плодить!
  Пока сатана Россией правит
  не перестану во всём вредить!
  
  Кругом коммунисты-скоты!
  Очень их с детства не люблю!
  Я сам ведь такой же, как ты...
  Как ты коммунистов травлю.
  
  День красивый и прекрасный,
  мои чувства просятся в полёт!
  Коммунизма строй ужасный
  моим чувствам взлететь не даёт!
  
  Россия заполнена гадостью,
  но жить мне в ней суждено.
  Душа наполняется радостью,
  яркими чувствами сердце полно́!
  
  Коммунисты, вы нагло врёте,
  о моей смерти распуская молву!
  Вы меня так просто не убьёте,
  надолго всех вас ещё переживу!
  
  Тринадцатое августа. 1980 год.
  140
  
  
  * * *
  
  Я так любил, как на Земле не любят!
  
  Наши чувства нас лишь только губят.
  Любовь свет! Но ведь за светом мгла...
  Я так любил, как на Земле не любят!
  Только ты мне всё, коварная, лгала́!
  
  Лгала́, что я прекрасней всех на свете!
  В порыве своих низменных страстей
  лгала́, что не нужны нам вовсе дети.
  Лгала́, что очень хорошо нам без детей.
  
  Любовь к тебе затмила мне сознанье!
  Из-за тебя сам я жизнь свою сломал.
  Твоё лживое мне в любви признанье
  я, как дурачок, за правду принимал.
  
  Я изменил своим жене и сыну...
  Каюсь теперь, только себя браня!
  Тебе купил квартиру и машину,
  ты вдруг на ней умчалась от меня!
  
  Какая ведь я всё-таки скотина!...
  Теперь женщине не верю не одной!
  Нету со мною ни жены ни сына...
  Любовница лишь только подо мной.
  
  Любовь есть! Всё это точно знаю,
  хотя любовью губим лишь себя.
  Лёжа с другою часто вспоминаю
  только лишь одну, коварную, тебя!
  
  Семнадцатое августа. 1980 год.
  141
  
  
  * * *
  
  . Коммунисты для русских беда!
  
  Только из-за коммунистов грущу,
  об этом сожалею лишь одном.
  Свою русскую душу полощу
  в своём горе, залитом вином!
  
  Сейчас в России у нас, как всегда,
  то светлый день, а то - ненастье!
  Коммунисты для русских беда!
  Пьянство наше русское несчастье!
  
  В жизни, хоть невесёлой, но шумной,
  из-за коммунистов наступает мрак.
  Ходишь трезвый, степенный, умный...
  Как выпьешь, становишься сразу дурак!
  
  От коммунизма в России ненастье!
  Русские даже смеются тихо, скорбя.
  Уже не верим в коммунизма счастье,
  горькой водкой губим сами себя!
  
  Везде всегда готовы на троих.
  Все уже без бутылки скучаем.
  Коммунистов, палачей своих,
  с покорным видом встречаем.
  
  Всё время надо делать что-то.
  Нам уж так судьбою суждено:
  Иль пить вино, - или работа!
  Нам иного в жизни не дано!
  
  Увидишь правду лишь во сне!
  Но пропадёт она к рассвету.
  Откуда там истина в вине,
  когда её даже и в жизни нету?
  
  Девятнадцатое августа. 1980 год.
  142
  
  
  * * *
  
  Только лишь одну тебя хочу!
  
  Память выжигает всё дотла,
  звеня в душе свирелью звонкой!
  Ты тогда уж женщиной была,
  только я тебя любил девчонкой!
  
  Передо мной стояла ты нагая!
  Перед тобой одетый я стоял!...
  "Возьми!" - ты это мне сказала!
  и тогда... Тогда тебя я взял!...
  
  Потом?... Не знаю, что потом!
  Я к тебе любви своей боялся!
  И оказался я таким скотом!...
  Тебе ребёнка сделать побоялся.
  
  Пред тобой, как Богом, каюсь!
  Каюсь в том, что ты мне не жена!
  Без тебя тут не живу, а маюсь!
  Только ты одна мне лишь нужна!
  
  Только ты!... Ты, а не другие!...
  в моём сердце только одна ты!
  Твои черты мне очень дорогие!
  Лишь только о тебе мои мечты!
  
  О тебе лишь только мечтаю!
  Мои мечты!... О них помолчу!
  Тебя своей женщиной считаю!
  Только лишь одну тебя хочу!
  
  Двадцать третье августа. 1980 год.
  143
  
  
  * * *
  
  Коммунисты для России беда!
  
  Разинув рот стоит босáя
  Россия с красным фонарём!
  Конь, собой округу сотрясая,
  несётся с бронзовым царём!
  
  От них кружилась голова,
  те, России годы молодые!
  Все народы слушали слова
  для сердца русского святые!
  
  "Мозги дурью себе не "парь"!
  Ты зря в историю подался.
  Один в Руси был русский царь,
  и тот Ленину-сатане попался!"
  
  Теперь не помню уж когда
  в России началось брожение.
  Коммунисты для России беда!
  Лишь в Господе наше спасение!
  
  Кто здесь живёт, тот понимает,
  что всё плохое ещё не позади!
  На Руси умных людей не хватает!
  А дураков, - хоть ими пруд пруди.
  
  Господа офицеры, что кровей голубых,
  ушли из России, кто остался в живых.
  Господа офицеры недворянских кровей,
  послужите России, как служили мы ей!
  
  Двадцать девятое августа. 1980 год.
  144
  
  
  * * *
  
  В тебе вижу женщин других.
  
  "Бокал вина за тебя поднимаю",
  говоришь мне, как будто назло.
  Сказала бы: "Трусишки снимаю.",
  вот это так бы меня так завело!...
  
  "Здравствуй, мужчина мечты!..."
  Ничего себе, как размечталась!
  Нет, конечно, очень красивая ты,
  но только на что ты мне сда́лась?
  
  На столе нашем, блёкло мерцая,
  желтое пламя свечей дорогих...
  Своё прошлое в душе не отрицая
  в тебе вижу женщин других.
  
  Мне не надо признаний и слёз,
  я изменами свою жизнь перемерил.
  "Ты желанный мой рыцарь из грёз!".
  Ну да, так тебе я сейчас и поверил!
  
  Догорает печально огарок свечи.
  Вечер наш совсем не прекрасен.
  О любви тут мне лучше молчи,
  я уже наслушался этих басен!
  
  Много женских трепещущих тел
  я в постели ласкал среди ночи!
  "Я так хотела... и ты так хотел..."
  Хватит мне мозги морочить!
  
  Тридцать первое августа. 1980 год.
  145
  
  
  * * *
  
  Не могу коммунистов принимать!
  
  Бедная мать, обосранные дети...
  по России коммунизма беспредел!
  Второй раз прожить на свете
  я бы при коммунистах не хотел.
  
  В России много есть дурного,
  но жизнь, в общем, неплоха́.
  За Россию смогу убить любого,
  кто только пожелает ей греха!
  
  За стихи плачу́ душевной болью:
  для меня они и радость, и беда!...
  Но пронёс свою любовь сыновью
  к моей России я через все года!
  
  Всей моей жизни будет мало,
  создать России стихами венец.
  Россия, - всех путей начало,
  она же всех моих путей конец!
  
  Россия, ты-ли мне ни мать!
  Мне-ль ни любить тебя, родная!
  Не могу коммунизм принимать,
  душа моя молчит, словно немая.
  
  В борьбе с коммунизмом не трушу!
  Только, Россия, об этом не забудь.
  Коммунисты плевали в мою душу,
  но лишь попали только мне в грудь.
  
  За свою Россию горой стою!
  Мне ничто Россию не заменит!
  Собачью преданность мою
  Россия, может быть, оценит.
  
  Первое сентября. 1980 год.
  146
  
  
  * * *
  
  Давно страдаю по тебе!
  
  Изредка, тебя порой встречая,
  я благодарен Богу и судьбе,
  хотя идёшь, меня не замечая...
  Уж так давно страдаю по тебе!
  
  Встретить давно любовь свою,
  томясь от себялюбия, мечтаешь!
  Посмотри же, рядом ведь стою!
  Но меня в упор не замечаешь.
  
  А я, (пусть Бог меня простит!)
  тобою своё сердце иссушил!
  Во мне к тебе такая страсть кипит,
  коль не любил бы, точно задушил!
  
  Когда на миг дела оставляю,
  (об этом никому не говорил),
  тебя под собою представляю!
  О, что бы я с тобою сотворил!...
  
  Тебя зажал бы, словно бы в тиски!
  (Тебе бы было это как наркотик!)
  Я б целовал твоих грудей соски,
  щёчки, губки, попку и животик!
  
  Я бы любил тебя, как киску!
  Сам чёрт не разлучил бы нас!
  Я так ласкал бы твою писку,
  что ты бы кончила сто раз!
  
  Потом, в бессилье сладком лёжа,
  (я бы притворился, будто сплю),
  ты полюбила бы страстно тоже
  меня бы так, как тебя люблю!
  
  Третье сентября. 1980 год.
  147
  
  
  * * *
  
  Против коммунизма власти!
  
  В детском саду, в тот первый раз,
  сияли счастьем наших детей лица.
  Нам всем читали Ленина наказ,
  но я-то знал, что Ленин убийца!
  
  Я тогда ещё не пил и не курил,
  тогда я не солгал ещё ни разу,
  на меня тогда уж диктор лил
  из репродуктора злую заразу!
  
  Слова коммунистов как перхоть,
  я от них уже с детства устал.
  За границу подальше уехать
  из России я с детства мечтал!
  
  Надоела нам, прямо скажем,
  коммунизма гнусная ложь!
  Я давно диссидент со стажем,
  меня просто так не возьмёшь!
  
  Наперекор коммунистов брéхал,
  горькие слёзы не стал тогда лить,
  Из России никуда я не уехал,
  чтобы коммунистам вредить!
  
  В душе у меня много шрамов и ран.
  Мы еди́м коммунистов "сласти".
  Я, конечно, очень старый ветеран
  борьбы против коммунизма власти!
  
  Пятое сентября. 1980 год.
  148
  
  
  * * *
  
  Со мною познаешь любовь!
  
  На твоём пальчике колечко...
  Мне очень приятно твоё лицо!
  Разбила ты моё сердечко!
  А ну, давай, снимай кольцо!
  
  Отбрось тоску и суеверности!
  Повеселее вздёрни бровь!
  К мужу не может быть верности!
  В душе всегда царит любовь!
  
  А твой муж, такая гнида!...
  Тебя не любит он ничуть!
  Прошу, мне отдайся, Ираида!
  Ведь как прекрасен греха путь!
  
  Не перешагнуть любовь, как лужу!
  От тоски свою душеньку развей!
  Давай, наставь же рожки мужу!
  Будет он с того только красивей!
  
  Тебе от мужа только лишь обида!
  Вот потому предлагаю тебе вновь:
  давай, скорее раздевайся, Ираида ,
  со мной познаешь радость и любовь!
  
  Прошу, не будь со мною так робка!
  Ведь жизнь как разменная монета!
  Твои ножки, груди, писка, попка!...
  Только они лишь просто чудо света!
  
  Со мною так в грехах заблудишь,
  что воспылает в груди твоя кровь!
  С того даже своё имя позабудешь,
  будешь помнить лишь только любовь!
  
  Седьмое сентября. 1980 год.
  149
  
  
  * * *
  
  Надзиратели-коммунисты-скоты!
  
  Жизнь коммунизма некрасива.
  Коммунисты на мой напали след!
  В омут я шагнул с крутого обрыва,
  то-ли там выплыву, то-ли и нет!
  
  Кто же знал, что на скачке́
  том тогда на меня была засада!
  Теперь сижу тут на "толчке",
  мне никуда спешить не надо.
  
  С хлеба катаю тут шарики,
  идёт очень медленно мой срок.
  Тихо грызу чёрные сухарики,
  как на воле сладкий сахарок!
  
  Судьба такая нелёгкая моя,
  куда-то меня ведёшь? Куда?
  Порой, дыхание тихо тая,
  я ждал своего решения суда.
  
  Песня коммунизма ночами
  мне отдохнуть никак не даёт,
  тюремщик, звякая ключами,
  нам о коммунизме всё поёт.
  
  Тюремные страшные ночки!...
  Надзиратели-коммунисты-скоты!
  Всё тело: печень, лёгкие, почки
  отбили мне коммунисты-менты!
  
  На зоне хожу под автоматом,
  только лучших времён дождусь!
  Свободы сладостным ароматом
  когда-нибудь вдоволь наслажусь!
  
  Одиннадцатое сентября. 1980 год.
  150
  
  
  * * *
  
  Любовь страшней тюрьмы!
  
  Смотрю на твой портрет...
  Из-за него теперь страдаю я!
  Думал, что таких вовсе нет!
  а тут вдруг есть, и не моя!...
  
  Какие пухленькие щёчки!...
  С портрета на меня глядишь.
  Ты без меня проводишь ночки
  и этим очень меня злишь!
  
  Фотка как с иконы взята!
  Ты моё сердце беспокоишь!
  Тебя не зря назвали "Злата"!
  Наверно дорогого стоишь!
  
  Поцеловать (хотя бы в пятку,
  иль куда скажешь мне сама!)
  Ещё пишешь про кроватку!...
  Этим меня совсем свела с ума!
  
  Мне от тебя надо так мало!...
  (Но не подумай, что я псих!)
  Не надо простынь, одеяло...
  Намного лучше бы без них!
  
  Ведь дело-то совсем за малом.
  Свои мечты не буду скрывать.
  Стань простынёй, я - одеялом!
  Вот и получится у нас кровать!
  
  Как на духу признаюсь, Злата,
  любовь, она страшней тюрьмы!
  Ты лишь одна в том виновата,
  что до сих пор не вместе мы!
  
  Тринадцатое сентября. 1980 год.
  151
  
  
  * * *
  
  От коммунистов-полутрупов.
  
  Что ни город, - город Глупов!
  Таких городов много знаю я.
  От коммунистов-полутрупов
  русским в России нет житья!
  
  Я сегодня приехал в Москву:
  других посмотреть, себя показать,
  послушать людскую молву
  и своё слово людям сказать.
  
  В Москве нет прелести полей,
  не умеют здесь сеять, пахать...
  Под сенью истощённых тополей
  в Москве пришлось мне отдыхать.
  
  Не обольстят меня восторгом
  на Красной площади в Москве.
  Честь моя не будет торгом
  в моей мятежной голове!
  
  Наблюдаю без веселья,
  средь осуждающей молвы,
  грязных улиц тесные ущелья
  старой сумрачной Москвы.
  
  Жизнь свою порочную
  я словно всю перелистал.
  Как телеграмму срочную
  я её мгновенно прочитал!
  
  В жизни только пни и кочки,
  от них душой и плотью я устал.
  одни лишь только заморочки!...
  Где же то, о чём я так мечтал?
  
  Семнадцатое сентября. 1980 год.
  152
  
  
  * * *
  
  Всё же эту стерву люблю!
  
  У ней, при входе, ноги вытер.
  Ей покоряюсь, как своей судьбе!
  Прости меня, мой город Питер,
  но эта стерва, точно, по тебе!
  
  Словно по лбу два щелчка,
  что мне милашка написала!
  Пишет мне тут милашечка...
  (Лучше меня бы обоссала!)
  
  Пишет: "Добро пожаловать!"
  Только вот пожаловать куда?
  Только не её не буду жаловать!
  И не прощу её стихи никогда.
  
  Её портрет... Сидит у гниды!...
  Так хочу быть ей дорогим!
  Тут горько плачу от обиды!
  Она в объятиях с другим...
  
  Души покоя нет и нерву!
  Забыл про ад я и про рай!
  Очень люблю эту стерву!
  От любви, хоть помирай!
  
  Ну, подохну, а что толку?
  "Ею свою душу не трави..."
  Вот и трещу без умолку
  этой стерве о своей любви!
  
  Призыв этой бесстыжей сучки:
  "Добро пожаловать!". К кобелю!
  Знакомы мне все её штучки!...
  Но всё же эту стерву люблю!
  
  Девятнадцатое сентября. 1980 год.
  153
  
  
  * * *
  
  Кто знает коммунизма холод...
  
  Тяжёлые прошагал я дороги...
  Только лишь прилягу отдохнуть,
  встают в душе неясные тревоги,
  снова собираюсь в дальний путь!
  
  Мне дороги тревожные снятся
  вот уже какую ночь подряд!
  Хочется всё бросить и умчаться
  куда-то в даль, куда глаза глядят!
  
  Я всю жизнь в дорожной пыли.
  К себе зовёт меня дорога чем-то!
  Опять несусь на самый край Земли
  то-ли от кого-то, то-ли за кем-то!
  
  На небе шлейф звезды сгоревшей
  мне ясно след на Запад указал!
  Смотрю вокруг, обалдевший:
  ночь, вагон, перрон, вокзал...
  
  Ждёт меня нелёгкая дорога.
  Вдруг зашевелились у виска
  смутная но светлая тревога,
  лёгкая, приятная тоска!...
  
  Кто знает коммунизма холод,
  в непосильном мучаясь труде,
  кто горе знает и ведает голод,
  тот не оставит путника в беде!
  
  Мне жизни пустой суета
  надоела, мои нервы устали!
  Нужна мне шальная мечта
  и дорога в тревожные дали!
  
  Двадцать третье сентября. 1980 год.
  154
  
  
  * * *
  
  Месть из ревности.
  
  Храбрая Маша Суворова!
  (Не впервой у неё так бывает).
  Своего грохнула борова,
  на части теперь разрубает!
  
  Среди крови изобилья
  вопросов несётся шквал:
  "Не знаю, зачем тебе крылья?
  Зачем ты так яйца назвал?
  
  Не знаю, зачем тебе сердце?"
  Отбросив кусок дерьма,
  его повалявши в перце,
  она спросила себя сама.
  
  "Не знаю, зачем тебе руки?"
  На что тебе жопа сдала́сь?".
  Топориком тюкнув от скуки
  снова вопросом она задалась!
  
  "Не знаю, зачем тебе голос?
  Блядей, что-ли, им пленять?"
  Нарезав из его кожи по́лос
  тихо спросила она опять!
  
  Она над ним нежно дышит,
  простив ему всё его враньё!
  Мёртвый лежит и не слышит
  нежный ласковый голос её.
  
  Двадцать девятое сентября. 1980 год.
  155
  
  
  * * *
  
  Коммунистов гнилое веселье.
  
  "С милашкой уже не буду
  больше пить никогда!"
  Как только это забуду,
  мне сразу приходит беда!
  
  Сколько бы ни пил я зелья,
  тоска на мою душу падает...
  Коммунизма гнилое веселье
  меня давно совсем не радует!
  
  Трезвость нами повергнута,
  всюду лишь брани слова!...
  С водки, портвейна и вермута
  никогда не болит моя голова!
  
  Над Невой стоит серый туман
  такой, что мосты не различаю.
  Этой ночью я снова сыт и пьян,
  всех друзей своих угощаю!
  
  Выпью водочки три стопки
  сразу нету нервотрёпки!
  Как выпью пьяного зелья,
  так сразу я полон веселья!
  
  Злого-весёлого Бахуса тень
  мне, наверное, хочет сказать,
  что эти стопки водки весь день
  потом будут меня терзать!
  
  На счастье бросил я монету,
  удачно поймал её прямо налету!
  Раз уж счастья в жизни нету,
  то уж выпьем тогда за мечту!
  
  Первое октября. 1980 год.
  156
  
  
  * * *
  
  Всё равно ты не моя мечта.
  
  Красота женская...Нету опасней!
  Сгорают в ней наши все мечты!
  Что может быть ещё прекрасней
  проклятой женской красоты?
  
  У женской красоты недолог век.
  Остался я у женщины в долгу.
  А я простой мужчина, я человек,
  и очень многое пока ещё могу!
  
  Своей жене никогда не лгу,
  мне она даже не делает минет...
  Перед женой своей я не в долгу,
  вот потому у меня жены и нет...
  
  Вместо жены любовные напасти!
  Оргазм бывает только под минет.
  Лишь только пошлости и страсти,
  в моей душе любви нисколько нет.
  
  Вместо любви лишь переспанья,
  которым я нисколечко даже не рад.
  Моей души безмолвные страданья
  тащат меня, наверно, прямо в ад.
  
  Купил бы какой-нибудь колготки,
  но ты ведь не какая-то, не та...
  Пойду-ка, лучше, выпью водки!...
  Ведь, всё равно, ты не моя мечта.
  
  Третье октября. 1980 год.
  157
  
  
  * * *
  
  Коммунист бесится, о коммунизме трубя!
  
  Россию коммунизма зло не покидает!
  Коммунист бесится, о коммунизме трубя!
  Только за то, что Россия страдает,
  пеняй только лишь на самого себя!
  
  Тебе наверно вовсе не известен
  лоэт со скорбною судьбой?
  Он пред людьми и Богом честен!
  Его жизнь, - с коммунизмом бой!
  
  Слова смертельней картечи!
  От слов поэта спасения нет!
  Бледный вид, но яростные речи
  в толпу невеждам шлёт поэт!
  
  Даже сама природа помогает
  скрываться этому беглому поэту.
  Кто-то его хвалит, кто-то ругает...
  А он скитается по белому свету.
  
  Среди героев он любимый,
  хотя порою он даже неправ.
  Взгляд его непримиримый!
  Его крутой суровый нрав!
  
  С детства досыта не евший
  он загнан в общую колею.
  Клянёт, без вина одуревший,
  всю жизнь несчастную свою!
  
  Водка с вином, - ему пища.
  Всегда пьяный с утра до утра.
  С похмелья таращит глазища,
  сам не веря, что было вчера!
  
  Пятое октября. 1980 год.
  158
  
  
  * * *
  
  Впереди только любовь!
  
  Милашка, ты чего разнылась?
  "Не уберег, уронил и разбил..."
  Ты что, с дуба, что ли, свалилась?
  Он же тебя совсем и не любил!
  
  "Не променяй меня, ни на кого".
  Ты для него, разменная монета.
  Да позабудь скорее про него!
  Он от тебя желает лишь минета!
  
  Любовные письма, писала жена:
  "К твоему не вернётся он дому..."
  Да на кой хрен ты ему нужна?
  Пиши кому-нибудь другому!
  
  Милашка, престань страдать,
  самоё себя, безвинную, губя!
  Пиши тому, кому хотела б дать!
  Пиши тому, кто бы хотел тебя!
  
  Но никогда не станешь пошлой!
  Тоска в душе твоей пускай умрёт!
  Отвернись от жизни прошлой,
  с любовью посмотри вперёд!
  
  Тогда исчезнет вдруг ненастье!
  Душа твоя воспрянет вновь!
  Впереди лишь только счастье!
  Впереди ждёт лишь любовь!
  
  Седьмое октября. 1980 год.
  159
  
  
  * * *
  
  Народ коммунистами одурачен!
  
  Мой шаг с годами всё короче.
  Время мчится всё быстрей...
  Мне судьба тюрьму пророчит.
  Боль в моём сердце острей!
  
  Слышали русские луга и нивы
  когда пел я, Свободы певец!
  Мне не из роз, а из крапивы
  коммунизмом уготовлен венец!
  
  Россия жизни мне дороже,
  хоть нет огня в моей крови.
  Россия и Бог, это одно и тоже!
  Но нет в моей душе любви.
  
  Мне коммунистическое мерзко
  также, как для Господа сатана!
  Пишу в своих стихи дерзко,
  что мне Свобода лишь нужна!
  
  Народ коммунизмом одурачен!
  Гибнут России святые края!
  Как труп смердящий тих и мрачен,
  так вот же и вся родина моя.
  
  У меня ещё есть много силы!
  Пишу очень быстро и легко,
  хоть от роддома до могилы
  в нашей стране так и недалеко.
  
  В неволе жить не буду, не хочу!
  Смело пройду трубы, огонь и воду,
  даже если своею жизнью заплачу
  за мною долгожданную Свободу!
  
  Одиннадцатое октября. 1980 год.
  160
  
  
  * * *
  
  Меня насилуй, сколько хочешь!
  
  Милашка, ты меня достала!...
  Живёшь, только себя любя!
  Пишешь мне, что ты устала.
  Как я любить устал тебя!
  
  Ты бы рифмою блистала,
  но не блистаешь. Почему?
  Пишешь мне, что ты устала...
  Но только это надо-ли кому?
  
  Твоей души всего лишь малость
  блуждает, будто бы, во сне...
  Мне пишешь про свою усталость,
  но от неё так тяжело и мне!
  
  Ты лишь одна, из всех девчонок,
  я которых знал когда-то и любил.
  Ты меня уже достала до печёнок!
  С чего тогда с тобою я сглупил?...
  
  С тобою мне страшна разлука!...
  Я душу всю тебе готов излить!
  Милашка, ты же супер-сука!
  (Как мне тебя ни похвалить?)
  
  Тебя хвалю так ,как умею,
  тебя плотью и душой любя!
  И даже думать не посмею,
  чтобы изнасиловать тебя!
  
  Тут мне бесплодие пророчишь!
  В душе моей любви лишь вой!
  Меня насилуй, сколько хочешь,
  ведь, всё равно, я только твой!
  
  Тринадцатое октября. 1980 год.
  161
  
  
  * * *
  
  . Стал я с коммунистами сражаться!
  
  Стал я с коммунизмом сражаться,
  но властью я к стенке припёрт.
  К чему мне в чёрта наряжаться,
  когда и так сидит во мне чёрт?
  
  Незаметно наша жизнь идёт
  среди коммунизма мрачных тризн.
  Всех вечность тихая нас ждёт,
  ну а покуда в нас бушует жизнь!
  
  Нас коммунизм злобно окружает
  грязной ложью, фальшью как теплом.
  Нас коммунизм до смерти провожает
  чёрной лестью, завистью и злом!
  
  Нас коммунисты судят очень строго!
  Шлю проклятья коммунистам, скотам!
  Счастья земного очень немного
  в жизни судьбой отпущено нам.
  
  Коммунизм гоняет круговертью
  всех нас от сумы и до тюрьмы!
  Рядом, рука о́́б руку, со смертью
  ходим при коммунистах все мы.
  
  Мечты коммунизм сокрушает!
  "Не зарекайся от сумы и тюрьмы!"
  Нам опыт прежних лет мешает,
  но без него не можем прожить мы!
  
  Однажды вдруг тут всё изменим!
  Мир для нас станет совсем другим!
  Всё, что до время никак не ценим,
  станет нашему сердцу дорогим!
  
  Семнадцатое октября. 1980 год.
  162
  
  
  * * *
  
  Ты моя любовь последняя.
  
  Потому несу тут бредни я,
  что сам себя готов убить!
  Ты моя любовь последняя.
  Но тебе меня не полюбить...
  
  Со стороны тобой любуюсь...
  Мне в октябре вдруг стал апрель!
  С нелюбимой женщиной целуюсь,
  делю с нелюбимой свою постель.
  
  Во мне страсти разжигаешь!
  Я тебя готов даже украсть!...
  Когда смеяться начинаешь,
  сразу готов я в обморок упасть.
  
  Ревность сердце бьёт как градом,
  его дотла сжигает страсти зной!
  Мне хорошо, когда ты рядом,
  плохо мне, когда ты не со мной!
  
  Тебе в любви я не признаюсь,
  чтобы тебя не оттолкнуть.
  Сам над собою удивляюсь,
  не в силах без тебя уснуть.
  
  Моё сердце только тебе радо,
  но только с горя стал я пить.
  С этим делать что-то надо.
  Как тебя мне разлюбить?
  
  Девятнадцатое октября. 198 год.
  163
  
  
  * * *
  
  Коммунистам наперекор!
  
  Остановится сердце, закроются очи,
  в небеса унесётся моя грешная душа...
  Теперь мне хочется, хочется очень,
  чтобы хоть Та жизнь была хороша!
  
  Смерть не придёт за мною дважды,
  хоть много раз мне явится беда!
  Но вдруг настанет миг однажды,:
  когда сомкнутся мои очи навсегда.
  
  Не избежать со смертью встречи.
  К ней пока не спешу навстречу я!
  Страшнее самой страшной речи
  лозунги коммунизма бытия!
  
  Я видел смерть, перед глазами
  картина очень страшная стоит!
  Теперь молюсь перед образа́ми,
  только вряд ли Бог меня простит.
  
  Последние напрягаю свои силы,
  но пред глазами моими лишь тьма...
  Ничто пред холодом могилы
  коммунизма ужасная тюрьма!
  
  Однажды смерть скажет: "Хватит!"
  В сознании кровавая брызнет роса...
  Ангел мой грешную душу подхватит
  и унесёт её куда-то в свои небеса!
  
  Коммунистам-палачам наперекор,
  хоть не умру на кровавом эшафоте,
  против них писать буду до тех пор,
  пока меня не отравите или убьёте!
  
  Двадцать третье октября. 1980 год.
  164
  
  
  * * *
  
  Сначала все самцы и самки.
  
  Как оторвутся лишь от мамки,
  так хоть лупи их всех кнутом,
  сначала все самцы и самки...
  А люди?... это уж потом!...
  
  Лишь потом, после оргазма,
  мужа вспомним иль жену.
  В порыве низкого сарказма
  в мыслях восславим сатану.
  
  Какой ни обозначь приметой,
  только жизнь её опять сотрёт.
  Мы все уйдём из жизни этой:
  кто не погибнет, тот умрёт.
  
  Мелькают годы, словно тени,
  сжигая все наши мосты дотла.
  Вдруг однажды днём осенним
  поймёшь, что жизнь уже прошла.
  
  Прошли кровавые восходы,
  всё плохое теперь уже далеко.
  Мне вспоминать былые годы
  всё же, как прежде, нелегко.
  
  За мной беда везде шныряла,
  но не добралась до меня пока.
  Меня всюду жизнь швыряла,
  жестоко колотила мне бока!
  
  Терплю, насколько хватит сил,
  Но давно крикнуть собираюсь:
  "Всё! Хватит! Я отмолотил!
  Я отработал! Увольняюсь!"
  
  Двадцать девятое октября. 1980 год.
  165
  
  
  * * *
  
  Коммунистов голос лживый!
  
  По всей России скитаюсь
   словно как Перекати-поле!
  Найти приют не пытаюсь,
  живу, как могу, на "воле"!
  
  Живу просто, словно трава,
  так же к солнышку тянусь!
  Никогда не болит моя голова.
  Коммунистов теперь не боюсь!
  
  Коммунистов голос лживый
  никогда мне не навеет в душу сон!
  Теперь сплю такой "счастливый",
  такой спокойный, словно слон!
  
  Сирен прекрасные напевы
  слышу в грохоте ночном!
  Тут, потомок райской Евы,
  томлюсь в сомнении мирском!
  
  Не прогнать мысль хмельную,
  от неё только лишь страдаю.
  Всё жизнь какую-то иную
  для себя всё время ожидаю!
  
  Вот я уже почти старик...
  Но очень хочу теперь жить!
  Но за каждый счастья миг
  дорого приходится платить!
  
  Неприятности все, - мелочь!
  Всё само собою так пройдёт!
  Я отведал коммунизма желчь!
  Впереди меня ждёт смерти мёд!
  
  Тридцать первое октября. 1980 год.
  166
  
  
  * * *
  
  Любовь не отдавай кому-то!
  
  "Где ты, сказочный странник?"
  Тут свою странницу тоже ищу!
  Не знаю, твой-ли я избранник
  и не по тебе-ли здесь грущу?
  
  Не знаю, так-ли или нет-ли?
  Мне твои очи за далью мигнули!
  Но только судьбы моей петли
  вдруг мою душу болью стянули!
  
  Не зная ты-ли, или не ты-ли
  но своей покоряюсь судьбе.
  В душе моей чувства завыли!
  Теперь душа моя рвётся к тебе!
  
  Любовь не отдавай кому-то!
  Тебя скоро найду, не грусти!
  Где-же ты так спряталась круто,
  что тебя мне никак не найти?
  
  Пройду все огни и воды,
  сквозь медные трубы пройду,
  но средь любой непогоды
  только тебя, дорогую, найду!
  
  Знаю точно, что нет тебя краше!
  "Найдёшь!", - моё сердце не врёт!
  От счастья мой разум запляшет!
  Моё сердце от радости замрёт!
  
  Знаком я с сумой и с тюрьмою.
  К тебе нежданно однажды явлюсь!
  Всю тебя слезами горькими омою,
  у твоих ног загорелых свалюсь!
  
  Первое ноября. 1980 год.
  167
  
  
  * * *
  
  Зажмём в железные тиски большевиков!
  
  Я родился под Созвездьем Льва,
  думал, что предсказанья пра́вы!
  Кружилась моя шальная голова
  от предвкушенья Лавр и Славы!
  
  Но только, ещё в пору детскую,
  я сказал между прочих сопляков:
  "Мы надеемся на силу молодецкую,
  зажмём в железные тиски большевиков!"
  
  В детстве были злопыхатели,
  эту тему они быстро пропасли.
  Нашлись "хорошие" приятели,
  они-то ментам на меня донесли.
  
  Стучало сердце, словно колёса!
  Ещё бы, ведь предатель друг...
  Тяжёлым бронепоездом с откоса
  моя судьба свалилась вдруг!
  
  За одни лишь только слова
  (видать боялись моих слов)
  я перешёл с Созвездия Льва
  в созвездие Бродячих Псов!
  
  Домов сменил наверно сотню,
  даже не раз на улице дрожал...
  Я вхож в любую подворотню,
  вот и сюда погреться забежал.
  
  Всю жизнь бездумно лезу в драку,
  неприятностей я много перенёс...
  Когда-нибудь в "Бродячую Собаку",
  к вам, заявлюсь "Бродячий Пёс"!
  
  Третье ноября. 1980 год.
  168
  
  
  * * *
  
  Надо только верить и ждать!
  
  "Вспоминай обо мне, Любимый!"
  Ну, конечно, как бы уж не так!
  К другим бабам распутством гонимый,
  но только я всё-таки ведь не дурак!
  
  Мы переспали, ну и что с того?
  Утром разбежались! И, привет!
  "И уйдет паровоз от Курского"
  Обкурилась? - Паровозов нет!
  
  На мне костюмчик американский.
  А ты в грязных лохмотьях была́!
  С Курским путаешь Казанский?
  Ничего себе, такие здесь дела!...
  
  Тогда мы были очень пьяны!
  Даже не помню, как расстались!
  Но только знаю, затянутся раны,
  что на душе моей с того остались!
  
  Вернусь, зацветут каштаны!
  На прошлое мне наплевать!
  Будем с тобой, сыты и пьяны,
  под водочку всё вспоминать!
  
  Ни к чему понапрасну страдать!
  Скоро у нас новая жизнь начнётся!
  Надо лишь только верить и ждать!
  когда вдруг любовь подвернётся!
  
  Пятое ноября. 1980 год.
  169
  
  
  * * *
  
  Генсек, от русской крови багровея.
  
  Смотрит труп окоченелый
  на нас глазами злого сатаны!
  То Генсек наш "всеумелый"
  говорит свою речь для страны.
  
  Слова Свободы от трухи
  коммунизма люди отделяют!
  Но плоти страшные грехи
  душам взлететь не позволяют.
  
  Речь вождя стала нам нудной.
  Все словно его дерьмо жуём.
  Под смех всей Европы мудрой
  дураками русскими слывём!
  
  Больной, дурной и сумасшедший
  Генсек ведёт куда-то глупых нас!
  Тяжёлый год для нас прошедший,
  а он всё живёт, сраный педераст!
  
  Среди нашего времени шального
  ясно вижу, словно со стороны,
  образ Брежнева, злобного больного
  руководителя страшной страны!
  
  Ложью, хитростью, коварством,
  от русской крови даже багровея,
  покойник правит государством,
  во власть вцепившись, костенея!
  
  Рукой, уже совсем оцепенелой,
  Брежнев держится за власть!
  Но не хватит жизни целой
  ему напиться крови всласть!
  
  Седьмое ноября. 1980 год.
  170
  
  
  * * *
  
  Любовь новая зовёт!
  
  "Где же ты, мой милый друг?"
  Милая, меня другие позвали.
  Да вроде нету никого вокруг...
  Так тебя обидел уж не я-ли?
  
  Милашка, ты меня сразила!
  Порою нам любовь, - беда!
  Если бы так меня любила!...
  Я от тебя не делся б никуда!
  
  Я бы забыл про прежних сук,
  с прошлым сердце рассталось!
  И ни боли, ни горечи, ни мук
  в твоей душе бы не осталось!
  
  Предательство, - оно ужасно!
  Но уже любовь новая зовёт!
  Тобою слезы пролиты напрасно,
  в твоём сердце рана заживет.
  
  Своей жизни мрачные картины
  видим, если только сами хотим.
  Кругом тебя славные мужчины!
  Пока очень нравишься всем им!
  
  Моя душа твою душу зовёт!
  Забудем прошлую всю гадость!
  В сердцах наших рана заживет,
  и в жизни будет снова радость!
  
  Одиннадцатое ноября. 1980 год.
  171
  
  
  * * *
  
  Метёт горем коммунизм.
  
  Наши русские кровавые туманы
  с другими туманами не сравнить!
  На Западе все счастливые страны,
  только нам в них никогда не жить!
  
  Платформы, рельсы, светофоры,
  полустанки станции, мосты...
  России бескрайние просторы
  невозмутимой жёсткой красоты!
  
  Прекрасен моей родины простор,
  наводит он на душу злую нехоть.
  Столько морей, рек, болот, озёр...
  что всей жизни мало всё объехать!
  
  Краем радуюсь русским берёзовым!
  Его почти весь обошёл я с сумой.
  Его духи туманом кроваво-розовым
  дерзко пьянят рассудок бедный мой!
  
  Горы, леса, поля... Не видно края
  дубам, берёзам, елям и кедра́м!
  Сторона страдалица, моя родная,
  твоя природа словно Божий храм!
  
  Равнины, пашни, степи, перелески,
  знакомые мне новгородские края...
  Разной рыбы в реке Явони всплески...
  Это Россия, несчастная Родина моя!
  
  Среди русских бескрайних полей,
  Метёт горем коммунизм-суховей,
  Сполна окропили степных ковылей
  коммунисты кровью России сыновей!
  
  Тринадцатое ноября. 1980 год.
  172
  
  
  * * *
  
  Тебя по-прежнему люблю!
  
  Душой мятежною любя
  тебя нежно обнимаю!
  Но: "Я могу без тебя..."
  Тебя никак не понимаю!
  
  Я же парень в цвете, в силе,
  не лишённый даже красоты!
  Мои друзья мне объяснили...
  Теперь уж знаю, кто есть ты!
  
  Да, принцесса несмеянка,
  узнав я чуть не закричал!
  Сказали мне, - ты лесбиянка!
  Я такого ещё не встречал!...
  
  Всё словно как в кошмарном сне!
  Ведь моё сердце тебе было радо!
  Твердишь часто: "Это надо мне."
  Но мне-то, точно, уж не надо!
  
  Не встречал ещё я лесбиянок!
  Только тебе верность храню!
  Я всех твоих, этих засранок,
  от тебя скоро напрочь отгоню!
  
  Не вгоняй меня в прострацию!
  От тебя все унижения терплю!
  Меняй скорей свою ориентацию,
  тебя по-прежнему очень люблю!
  
  Семнадцатое ноября. 1980 год.
  173
  
  
  * * *
  
  Моего деда застрелил большевик.
  
  Дед мой был русский художник,
  России нагую жизнь нарисовал.
  Антикоммунистический безбожник,
  он много раз собою рисковал!
  
  Он всегда во всём был честным,
  очень коммунистов не любил!
  Он казался мне таким чудесным,
  хотя очень уродливым он был.
  
  Однажды его застрелил большевик
  в его усадьбе дворянской старинной.
  Его широкий белоснежный воротник
  ярко кровью окрасился невинной.
  
  Схоронили моего деда кое-как
  зимою в русском поле чистом.
  Поверил русский народ-дурак
  лжецам-зверям-коммунистам!
  
  Невинными жертвами тихо пали
  артисты, поэты, певцы, художники...
  Самых лучших людей уничтожали
  палачи-коммунисты-безбожники!
  
  На Бога грешной душой уповаю!
  Власть коммунистам не удержать!
  Всех честных людей призываю
  коммунистов беспощадно убивать!
  
  Девятнадцатое ноября. 1980 год.
  174
  
  
  * * *
  
  Любовь ни купить, ни украсть!
  
  Говоришь, всех на свете кляня,
  что раскаянью там предаёшься.
  Просишь: "Ну, прости же меня",
  сама же ведь к дьяволу рвёшься!
  
  Хоть своей-то душой не криви!
  Оставь свою душеньку в покое!
  Пишешь мне о какой-то любви,
  но даже не знаешь, что это такое.
  
  Ты познала лишь похоть и страсть!
  В грехах страшных твоя вся дорога!
  А любовь ни купить, ни украсть!...
  Любовь, чудесный подарок от Бога!
  
  Могла бы жить жизнью иною,
  но только тебе понравился бес!
  То, что ты сотворила со мною,
  Господь видел с высоких небес!
  
  Я не Бог, тебя судить не буду,
  раз Господь тебе не́ дал любви!
  Своему подчиняясь лишь блуду
  теперь вместо беса меня позови!
  
  Не надо на древнюю Еву кивать!
  Дьявол ты, до последнего нерва!
  Себя стервою просишь назвать!
  Зачем? Ты и так же ведь стерва!
  
  Только я лишь одной тебе рад!
  Поклянусь перед всеми богами!:
  За тобою готов пойти в рай или ад!
  (Ну а рай меж твоими ногами!)
  
  Двадцать третье ноября. 1980 год.
  175
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи!
  
  Не выделяюсь вольнодумием,
  скрываю своё вольнодумие!
  Мне уехать бы было безумием,
  в России жить тоже безумие!
  
  В страну холодную, чужую
  от коммунистов скоро убегу!
  Придётся кланяться буржую,
  только жить в России не могу!
  
  Скоро зима морозная пройдёт,
  растает снег по зайца следу...
  Весной подснежник расцветёт!...
  Но в Россию никогда не приеду.
  
  В России я не пригодился,
  буду за границей душу греть.
  Но приходит туда, где родился,
  обязательно волк умереть.
  
  Я в России... но в мыслях нету.
  В мыслях я далеко-далеко!...
  Скитаться буду по всему свету,
  хотя будет мне там нелегко.
  
  От обиды сердце моё рвётся,
  только не буду Россию ругать.
  Не думал я, что мне придётся
  от коммунистов из России убегать.
  
  В моей душе не погасить огня,
  коммунисты об этом знают.
  Коммунисты-палачи гонят меня...
  Они с поэтами так поступают!
  
  Двадцать девятое ноября. 1980 год.
  176
  
  
  * * *
  
  Убила ты во мне любовь!
  
  Откуда ты такая странная
  и мне непонятная мадам?
  "Рифма", ещё и "безымянная"!
  Если хочешь, тебе имя дам?
  
  Хочешь быть Плахою, Доскою?
  Псевдонимы эти очень хороши!
  Но всё же назову тебя Тоскою
  моей, очень страдающей, души.
  
  Что наш союз мне принесёт?
  Из-за тебя уже не рад я свету!
  Меня всего колотит и трясёт
  с того, что тебя рядом нету!
  
  В этой жизни с тобой кто мы?
  Моя душа словно твоя раба!
  Тоска, мы так давно знакомы!
  Ты одна мне Муза и судьба!
  
  Ты так давно ко мне явилась!
  Ты словно вдохновение моё!
  В душе моей ты поселилась,
  взяла изгнала всех и всё с неё!
  
  Я для тебя ничто не значу!
  Ты охлаждаешь мою кровь!
  Из-за тебя тут горько плачу,
  убила ты во мне любовь...
  
  Смерть от тебя не будет новью!
  Повесь меня, иль просто заруби!
  Или стань мне моей любовью,
  или меня окончательно сгуби!
  
  Первое декабря. 1980 год.
  177
  
  
  * * *
  
  Есенин коммунистами убит!
  
  Ливни строк с души Есенина
  струились в мрачную среду!
  Написал он стихи про Ленина,
  только всё лишь гадкую ерунду!
  
  Один, как воин в поле чистом,
  своим стихом в набат он бил!
  Есенин не был коммунистом!
  Свою Россию очень он любил!
  
  Хорошим русским поэтом был,
  но правду он сказать боялся!
  С волками жил, по волчьи выл,
  но в диссиденты не подался!
  
  Он был поэт обыкновенный.
  Свои стихи в народ бросал!
  Иконописец вдохновенный
  церкви с него иконы не писал.
  
  В большом и маленьком, везде,
  он никогда не бывал трусом.
  Он никогда не унывал нигде,
  обладал очень отменным вкусом!
  
  Есенин был поэтом всенародным,
  в России был он очень знаменит.
  Был мужиком он сумасбродным!...
  Был Есенин коммунистами убит.
  
  Он был всегда среди сильных,
  русским горем он был зажат.
  Цветы венков его могильных
  мягкой грустью в памяти лежат.
  
  Третье декабря. 1980 год.
  178
  
  
  * * *
  
  Буду тебя ждать, награду!
  
  "Скоро ты шедевром станешь".
  Ты обо мне? Аж взвыло тело!
  Стихи писать никак не устанешь,
  а мне давно уже всё надоело!
  
  Твой стих... Нет у меня такого,
  хоть моя строчка и неплоха.
  Твой лучше моего любого!
  Но твой потрет лучше стиха!
  
  В твоих глазах поэта дерзость!
  Но не смотри же так, прошу!
  (Мои стихи, такая мерзость!...)
  Но, с наглой рожей, всё пишу!
  
  Твой портрет как в дымке зыбкой!
  Ты словно как за далью голубой!
  Манишь меня к себе улыбкой,
  но только пропасть пред тобой!
  
  Стоишь над нею одинокой!...
  Мне, как мост, бросаешь стих!
  В твоей пропасти глубокой
  уже сколько сгублено таких?...
  
  Через пропасть меня манишь
  зарёй на серьгах дорогих!
  Ведь только меня обманешь,
  погубишь, как и всех других!
  
  Тобой любуюсь чуть дыша!...
  На камень тихонько присяду...
  Но не уйду, к другим спеша!
  Здесь буду тебя ждать, награду!
  
  Пятое декабря. 1980 год.
  179
  
  
  * * *
  
  Антикоммунизма суеверьем...
  
  Злая молва, шипящею змеёю,
  давно за мною ползает везде.
  Я, как поэт, чего-то стою,
  но счастья не найду нигде.
  
  Фраз затёртых, избитых
  слышу много среди дня.
  Звуки слов, уже забытых,
  порой доходят до меня.
  
  Литературным подмастерьем,
  Музы рабом я решил стать.
  Антикоммунизма суеверьем
  свои стихи я стал писать!
  
  Про литературного барыгу,
  что поэтом слыл в миру,
  напишу последнюю книгу
  и спокойно тогда умру.
  
  Я в деревенской глуши
  утром встаю с петухами!
  Бунт и крик моей души
  разливаются стихами!
  
  Мне смысл слов пустых
  не значит вовсе ничего!
  Смысла нет в словах иных,
  в них даже не ищу его.
  
  Преодолел я путь далёкий,
  нигде пристанища мне нет!
  Хотя я странник одинокий,
  но я, всё-таки, русский Поэт!
  
  Седьмое декабря. 1980 год.
  180
  
  
  * * *
  
  . Татьяна!... тебя очень люблю!
  
  Много рассказывать не стану
  про прошлое преступное своё.
  Я встретил нищую Татьяну,
  тогда богатой сделал я её!
  
  Не раз клянусь в любви, не дважды!
  Тебе цветами путь мостил!
  Ментам сдала́ меня однажды,
  но я тебя тогда за то простил!
  
  Прошлое годы запороши́ли!
  И вспоминать то ни к чему!
  С тобою столько пережи́ли!...
  Мой Бог, не дай то никому!
  
  Не хочу, но вспоминаю вновь,
  как ты меня смогла предать...
  Но ко мне страстную любовь
  смогла ты детям передать!
  
  Я Богом был тебе подарен,
  и мне не надобно иной!
  Татьяна, как я благодарен
  только за то, что ты со мной!
  
  С тобой мы в Православной вере!
  Ну как тебя мне ни ласкать!
  Во мне, таком ужасном звере,
  смогла ты нежность отыскать!
  
  Любви и ласки душа хочет!
  Душою боль ужасную терплю!
  От любви сердце кровоточит!
  Татьяна!... тебя очень люблю!
  
  Одиннадцатое декабря. 1980 год.
  181
  
  
  * * *
  
  Среди коммунистов-палачей!
  
  Тогда ещё уважал я милицию,
  делал лишь небольшие грехи.
  Девчонку любил круглолицую,
  тогда о любви писал ей стихи!
  
  Коммунисты привели меня на суд,
  Судья сурово брови сдвинул...
  Мрачным злом наполненный сосуд
  мне прямо в душу опрокинул!
  
  Вот в коммунизма тюрьме я снова,
  но только судить меня не спеши!
  Дай же слово мне, дай же мне слово,
  валдайский колокол моей души.
  
  Сказать так много мне хотелось,
  лишь только стекло межу нами тут,
  но вдруг пропала моя смелость...
  Наше свиданье только пять минут!
  
  Очень далеко зона абаканская...
  Знаю, что будешь локти кусать.
  Милая невеста моя арестантская,
  не могу тебе письма написать!
  
  Со слезами твои письма читаю,
  в сердце мне боль не стерпеть!...
  С нетерпением денёчки считаю,
  что осталось мне в тюрьме сидеть!
  
  Среди унизительных побудок,
  среди злодеев-убийц-врачей,
  замри, душа, молчи, рассудок,
  среди коммунистов-палачей!
  
  Тринадцатое декабря. 1980 год.
  182
  
  
  * * *
  
  Ты так любила, как могла.
  
  Ты от меня ушла, и что?...
  Я думал, всё переиначим.
  Из нас не выиграл никто!
  Теперь с тобою оба плачем.
  
  Плачем о том, что не сбылось
  и о том, что не свершилось!...
  Слёз уже немало пролилось,
  только ничего не получилось.
  
  Теперь ни у тебя, ни у меня
  нет ничего, чем дорожить.
  И мы, судьбу свою кляня,
  дальше продолжаем жить.
  
  Зачем? Даже сами не знаем!
  Живём зачем? Да просто так.
  Друг друга часто вспоминаем...
  Теперь считаю, что я сам дурак!
  
  Дурак я! Да, дурак набитый!
  Грущу среди жизни кутерьмы.
  В той жизни, нами не забытой,
  друг друга так любили мы!...
  
  Ты порою часто мне лгала́.
  Ты сама ничего не позабыла?
  Но ты так любила, как могла.
  Ты, как могла, меня любила.
  
  Что теперь былое вспоминать?
  Нам оно души только отравляет.
  Подожду пока, а там, как знать!...
  Время лечит, время вдохновляет...
  
  Семнадцатое декабря. 1980 год.
  183
  
  
  * * *
  
  Коммунист-страшный убийца.
  
  В России хватало вольнодумцев,
  но Ленин первым среди них был.
  Многие сотни тысяч он безумцев
  к себе своим безумием прельстил!
  
  Здесь коммунисты злобны бродят,
  не отличить их от диких зверей!
  Теперь коммунизм они возводят
  нам в краю безумных дикарей!
  
  Коммунизм, это поганое корыто!
  Ум без искры, без блеска глаза!
  Сердце русское наглухо закрыто!
  В душе на всю жизнь тормоза!
  
  Чтоб жизнь коммунистов была пуста!
  Чтоб передохнуть их всей братии!
  Европы вонюче-злачные места,
  страны "народной демократии"!
  
  Советский диктор, словно попугай,
  нам о коммунизме мелит снова...
  Даже не говори мне и не предлагай
  душе моей коммунизма пустое слово!
  
  Коммунист-палач и кровопийца!
  Живу, в тайне всю жизнь его кляня!
  Коммунист, это страшный-убийца!
  Коммунист зло пугает всех и меня!
  
  Все потянулись в казнокрадство
  от жадного господина до раба!
  Смерть, это равенство и братство!
  Жизнь, это только лишь борьба!
  
  Девятнадцатое декабря. 1980 год.
  184
  
  
  * * *
  
  Люблю теперь другую стерву!
  
  У меня нету даже никаких слов!...
  Люблю шприц, счастья занозу!
  Стихами расскажу про Могилёв,
  стихами расскажу про передозу!
  
  Пришёл героин гашишу на смену,
  я покатился по наркоты дорожке!
  Грязным шприцом заехал в вену,
  в психушку загремел на неотложке!
  
  Мне кажется эта психушка
  смутным миражом в пустыне!
  Только знай, моя подружка,
  тебя больше не люблю отныне!
  
  Чего глаза на меня таращишь
  и говоришь, что себя гублю?
  Если дозу мне притащишь,
  тогда тебя снова полюблю!
  
  Сравни ломка лишь потопу!
  Хоть бы меня кто бы уколол!
  Уж не в вену, хоть бы в жопу!
  Нет иглы, тогда хотя бы кол!
  
  Звонишь несколько раз в день,
  с этого можно с ума спятить!
  Неужели тебе совсем не лень
  на меня свои деньги тратить?
  
  На все твои вопросы отвечаю:
  есть куда девать мне сперму,
  под простынёй пенис не качаю.
  Люблю теперь другую стерву!
  
  Двадцать третье декабря. 1980 год.
  185
  
  
  * * *
  
  Жизнь России! Душу Богу! Честь никому!
  
  Раскинулась кругом необозримо
  моя Россия между многих морей.
  Проходим с тихой скорбью мимо
  коммунизма ужасных концлагерей!
  
  Маскарад коммунисты затеяли.
  При коммунистах маску не сниму.
  Между людьми вражду посеяли.
  Гонят нас в психушку и в тюрьму!
  
  Коммунистов приходится терпеть,
  только с ними мне не подружиться!
  Я очень хотел бы вороном взлететь,
  над всей Россией тихо покружиться!
  
  Только погибаем за правду не зря!
  В мире жить хотим совсем ином!
  Нам теперь с Запада свободы заря
  ярко горит на шпиле городском!
  
  Яркий свет, он ведь словно тьма,
  он всех в округе ярко ослепляет!
  Всем, кто ещё не лишился ума,
  Запад надежду в победу вселяет!
  
  Кровавой мстительной химерой
  души грязные полны большевиков!
  Только какой нам измерить мерой,
  что терпим от коммунистов-скотов?
  
  Своими сердцем, душой и рассудком
  коммунизм никогда ни за что не приму!
  Не верю коммунизма пустым прибауткам!
  Жизнь России! Душу Богу! Честь никому!
  
  Двадцать девятое декабря. 1980 год.
  186
  
  
  * * *
  
  Не знаешь кого любить?
  
  На Парнасе поэтов целое стадо!
  Лозунг: "Сам за себя сражайся!"
  Критику прослушать очень рада?
  Ну, держи! (Потом не обижайся!).
  
  Случайно Муза свела с тобой нас.
  Критиковать очень хорошо умею!
  Я уже давно изгадил весь Парнас!
  Твои страницы пачкать не посмею.
  
  Как я такого злого критика-гада
  (Муза тебе ещё не говорила?)
  никогда не было, нет и не надо!
  Своей душой меня ты покорила!
  
  Чего я только в жизни ни прошёл!
  В моей душе любовь почти уснула.
  Своей душой так пишешь хорошо,
  моя душа от нежности всплакнула.
  
  Не спешу с тобою расставаться!
  Но, ангел мой, тебе тут не солгу.
  Не торопись в лёд превращаться,
  лёд растопить никак не смогу!
  
  Зачем же тебе льдом-то быть?
  Его солнце в грязь размажет...
  Не знаешь кого тебе любить?
  Не торопись, время подскажет.
  
  Тридцать первое декабря. 1980 год.
  187
  
  
  * * *
  
  Коммунистов нет развратней!
  
  На Россию только поглядите!...
  Повсюду только пьянка, мат!...
  Прошу всех, в гости заходите,
  не забудьте прихватить автомат!
  
  Мне коммунист в гробу приятней
  намного больше, чем живой!
  Коммунистов нет развратней!
  (За свой базар отвечаю головой!)
  
  Я коммунизма гнилым поносом
  свой мятежный рассудок не забил!
  Мой дедушка, с славянским носом,
  коммунистов-палачей не любил!
  
  Режим кровавый, коварный, строгий
  Богом за грехи заброшенной страны!
  Жалок наш русский приют убогий,
  мутные мысли наши все грустны.
  
  Словно баран на новые ворота
  русский "совок" на кремль глядит!
  Годами он ещё всё ждёт чего-то,
  коммунистами обруган, споен, забит!
  
  Коммунизм страшно скрипит
  словно палача кровавая телега.
  Весь народ то пьяный, а то спит,
  ожидает прошлогоднего снега.
  
  Нам туда нельзя, сюда нельзя!
  Все в пропасть падаем скользя!
  Никак не удержаться за откос!
  На всю Европу кричим: "СОС!!!"
  
  Первое января. 1981 год.
  188
  
  
  * * *
  
  Подружка, больше так не делай!
  
  "Или испи́салась я уже?"
  Когда же это мы успели?
  Буду теперь настороже.
  (Мокро в моей постели!)
  
  Я взглянул на Ваш портрет:
  и усомнился, это Вы-ли?
  В Вас плохого, вроде, нет,
  а в постель что натворили?...
  
  Открытой дверь не оставляю,
  сушу матрац своей постели.
  Даже сам себе того не позволяю,
  что себе позволить Вы посмели!
  
  У нас же даже не был "Трах"?
  Уж молчу про мелочь прочую,
  что бы талант мой не зачах,
  в моче Вашей жаркой ночью.
  
  Себя теперь считаете смелой?
  Мне стыдно так, словно я вор!
  Подружка, больше так не делай!
  (Мне, мужику, это такой позор!)
  
  Мне теперь никак и не уснуть!
  (Только Вас за то не проклинаю!)
  Очень хочу животик Ваш куснуть!
  (Только вот удобно-ли, не знаю?)
  
  Если сама хочешь примириться,
  мне тогда бельё постельное купи!
  На тебя больше не буду злиться,
  только так вот больше не глупи!
  
  Третье января. 1981 год.
  189
  
  
  * * *
  
  Биться с коммунизмом призываю!
  
  Когда я был ещё ребёнком,
  я знал про деда, про царя...
  Не буду тупым телёнком,
  коммунисты лгут мне зря!
  
  Всё лучшее ввергнуто в прах!
  Коммунист над святым смеялся!
  Коммунизм внушает мне страх,
  я его с детства очень боялся...
  
  Точно знаю, что там за морем
  большая и свободная страна!
  Россия живёт, убитая горем.
  Такая жизнь никому не нужна!
  
  Себе своей избрал я стороной
  ту, что там лежит, за океаном.
  С коммунистической страной
  бьюсь стихами, как тараном!
  
  Я усердно правоведенье учил,
  чтоб с коммунизмом бороться.
  Пока я никого не "замочил",
  но, вижу, всё-таки придётся.
  
  Люблю коммунизм критиковать,
  на него брызнуть стихом-ядом!
  Мне на коммунизм наплевать,
  сажусь на него голым задом!
  
  Все чужие судьбы проживаю
  с такой же болью, как свою!
  Биться с коммунизмом призываю!
  О свободе России песни пою!
  
  Пятое января. 19981год.
  190
  
  
  * * *
  
  Хочу быть твоим любимым!
  
  Милашка, ну ты написала!...
  У многих челюсти отвисли!
  Ты словно в душу мне нассала!
  (Это я в хорошем смысле!)
  
  Ты и он!... Любовь меж вами!
  Быть с тобой рядом мне бы честь!
  Мне даже не выразить словами
  всего того, что в тебе есть!
  
  Не лишён твой стих искусства!
  (А мне пора писать бросать...)
  Сколько мысли, сколько чувства!
  Как же можешь так писать?
  
  Стихом спасёшь, стихом погубишь!
  Стихами натворишь много чудес!
  Или действительно так любишь,
  или в тебя вселился дикий бес!
  
  Я прочитал, - мне стало худо...
  Теперь покоя не найду ни дня!
  Твоя любовь, это такое чудо!...
  Как жаль, что любишь не меня!
  
  Конечно, тебя совсем не стою,
  счастьем я доволен мнимым.
  Но очень хочу быть с тобою!
  Хочу быть твоим любимым!
  
  Седьмое января. 1981 год.
  191
  
  
  * * *
  
  Поверив Ленина-дьявола словам!
  
  В Россию со всех грязных сторон
  нанесло разных вольнодумцев!
  Дрогнул Российской империи трон
  под напором коммунизма безумцев!
  
  В Европе честно трудится народ
  добрый, хотя и разноязыкий.
  В России тоже много кто живёт,
  но в основном народ всё дикий.
  
  На Россию глядит Запад сурово,
  Восток с грустью манит к себе нас.
  Россия падшая, где же твоё слово
  в этот судьбоносный трудный час?
  
  Богохульствует и сквернословит
  в России весь некрещёный народ!
  В грязи кровавой счастье ловит,
  по пуп в своей крови бредёт!
  
  Всю нищую Россию покрывает
  зыбь коммунизма кровавых болот!
  Коммунист-дьявол завывает,
  нещадно истребляет русский народ!
  
  В России ни восхода, ни заката,
  только лишь одна сплошная ночь!
  Вся Россия дьяволом в плен взята!
  Из России уже все несутся прочь!
  
  Пошли войною брат на брата,
  поверив Ленина-дьявола словам!
  Но где же цель? И где расплата?
  Где всё то, что обещали нам?...
  
  Одиннадцатое января. 1981 год.
  192
  
  
  * * *
  
  Долго-ли любовь моя продлится?
  
  Настроение!... - Хочется плясать!
  С утра опять бумагою шуршу.
  Мне о жизни захотелось написать,
  вновь почему-то о любви пишу.
  
  В любви я скромный, не герой.
  С чего же так? Сам удивляюсь.
  Всегда за любовь стою горой!
  Очень часто без ума влюбляюсь!
  
  Моё имя женщины склоняют.
  Но горжусь именем своим!
  Любимые мне часто изменяют,
  тоже изменяю очень часто им.
  
  Девки мне весь пенис иссосали,
  текли их слюни по моим трусам.
  Много раз меня любимые бросали!
  Очень многих бросил я и сам.
  
  Сердце к хорошему стремится,
  душой к постоянству стремлюсь.
  Вот опять я смог влюбиться,
  на этот раз разлюбить боюсь.
  
  Разлюбить моё сердце боится,
  мне чувство в этот раз не ерунда!
  Долго-ли любовь моя продлится?
  На этот раз хочу чтоб навсегда!
  
  Тринадцатое января. 1981 год.
  193
  
  
  * * *
  
  Коммунистами загубленный народ!
  
  Если себя кто вдруг обидел,
  кому не в силу дома преть,
  если кто варваров не видел,
  в России может посмотреть!
  
  Гибнут здесь сёстры и братья,
  путём пробираясь кривым!
  Коммунистов злые объятья
  сердца умерщвляют живым!
  
  Здесь беззакония творятся!
  Народ покорствует судьбе...
  Живым не просто притворяться!
  Давно об этом знаю по себе!
  
  С коммунистов взятки гладки!
  Нет у них ни Бога, ни Креста!
  Их мысли низменны и гадки!
  Их жизнь бесцельна и пуста́!
  
  Мои приятели, соратники, друзья,
  не дадим покоя коммунизма трону!
  Чем слушать коммунизма "соловья",
  послушаем заморскую "ворону"!
  
  Просить не вздумай о пощаде
  за коммунистами загубленный народ!
  Борись! Не думай о награде,
  она сама тебя когда-нибудь найдёт!
  
  Семнадцатое января. 1981 год.
  194
  
  
  * * *
  
  Женщин всех ласкаю и люблю!
  
  Очень хорошо живётся мне,
  мне никакая не грозит беда.
  Никогда не забываю о вине,
  о любви не забываю никогда!
  
  Про любовь никогда не забываю!
  Ради любви себя готов убить!
  Даже когда очень пьяный бываю,
  всё равно мне хочется любить!
  
  Кого любить? Мне это всё равно,
  лишь бы от чувств душа балдела!
  С любовью я знаком очень давно,
  но мне она пока ещё не надоела!
  
  Не надоела! Как может надоесть
  любовь иль похоть, как ни назови?
  Мне хорошо, когда любовь есть!
  Мне очень плохо, когда нет любви.
  
  Когда нет любви в моей постели
  ночами тёмными совсем не сплю.
  Мне женщины ещё не надоели!
  Женщин всех ласкаю и люблю!
  
  Как мне их, любимых, ни ласкать!
  Мне хочется ласкать и ту, и эту!...
  Мне единственную надо бы искать,
  но у меня на это время вовсе нету.
  
  Девятнадцатое января. 1981 год.
  195
  
  
  * * *
  
  Грядёт конец коммунизму-мгле!
  
  Режим коммунизма ужасный!
  Хотя нас всех преследует беда,
  вино, любовь и пол прекрасный
  в России нам не мешают никогда!
  
  Свободных скал утёсы дикие
  нас к непокорности зовут!
  Впереди у нас дела великие,
  хоть коммунисты души рвут!
  
  Никчёмной нашей жизни суета
  наш скучный скрадывает час.
  Власть казнокрадством занята́,
  ей теперь уж вовсе не до нас!
  
  Коммунисты нас давят законом!
  В стихах мятежных пишу о них!
  Порою скрежетом и стоном
  звучит мой непокорный стих!
  
  Раздетые мы все и голодные,
  мы за что страдать должны?
  За границей люди свободные
  видят спокойно чудесные сны!
  
  Мелькает окровавленный топор!...
  Коммунисты не одну загубили тыщу!
  Мясо русских братьев и сестёр
  коммунисты готовят нам в пищу!
  
  Давно мы надоели всему Миру!
  Грядёт конец коммунизму-мгле!
  Уже несутся по всему эфиру
  мои стихи по всей нашей Земле!
  
  Двадцать третье января. 1981 год.
  196
  
  
  * * *
  
  Без любви не прожить!
  
  Ты очень молода, красива!
  В мечты твой разум погружён!
  Твои стихи как будто диво!
  Ими я совсем заворожён!
  
  Хотя локти буду кусать,
  во мне иссякла Музы сила.
  Такого мне не написать!
  Меня взяла бы́, поучила...
  
  Все наша встречи впереди!
  Могу представить (мне стыдно).
  "Близко ко мне не подходи!"
  Как слышать это мне обидно!
  
  Ты что же так-то на меня?
  Я тебя обидел, или другие?
  Ты мне в кровь добавила огня!
  Мне твои строки очень дорогие!
  
  Их читаю с большим упоением!
  Их чувством стоит дорожить!
  Любовь не будет наслаждением,
  но без любви нам не прожить!
  
  Мне чувством душу не трави!
  У костра любви приятно греться!
  Моей, ещё не сбывшейся, любви
  в твоей душе дай разгореться!
  
  Двадцать девятое января. 1981 год.
  197
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-злые звери!
  
  Куда б судьба ни заносила,
  душа моя по России болит!
  Земли родной живая сила
  в моей душе огнём горит!
  
  Коммунисты-злые-звери,
  сами себе играют туш.
  Стучусь стихами в двери
  русских загубленных душ!
  
  Жизнь коротка, потому спешу,
  стихами на коммунизм лаю!
  В стихах искренне каюсь и грешу,
  стихами свою душу изливаю!
  
  Когда ещё бывал я молодым,
  мечтал про свободные края.
  Ушла, развеялась как дым,
  о России мечта заветная моя.
  
  Теперь за тюремной стеною
  моя рука как Музы кисть.
  Всегда везде она со мною
  к коммунизму ненави́сть!
  
  Кто-то повешен, кто убит!...
  Коммунизм церкви разрушает!
  Коммунизма страшный быт
  жуткий ужас мне внушает!
  
  Тюрьмы, как язвы, покрыли
  всю бедную страдалицу Русь!
  Могил коммунисты нарыли!...
  Отомстить за всё это клянусь!
  
  Тридцать первое января. 1981 год.
  198
  
  
  * * *
  
  Люблю всех тихо и спокойно.
  
  С рожденья я кого-нибудь любил.
  Любил маму, бабушку и деда...
  Никого я не зарезал, не убил,
  но в КГБ со мной была беседа.
  
  Про любовь мне всё там рассказали:
  любовь как чемоданчик на вокзале.
  Только вы в это поверите едва-ли:
  "Сношайтесь в танцевальном зале."
  
  Вот потому-то я не танцевал.
  Не веришь? У других спроси.
  На ощупь девок многих я знавал,
  от презрения, Господь, меня спаси!
  
  Так люблю всех тихо и спокойно.
  Как сам умею, так всех и люблю.
  С девчонками веду себя достойно,
  с какой-нибудь, бывает, пересплю.
  
  Не предаюсь чувству дорогому,
  мне бы пенис во влагалище мочить.
  Надо любить учиться по-другому,
  но только меня некому учить.
  
  К себе я правил очень строгих,
  наверно скучно женщине со мной.
  Из женщин люблю очень многих,
  но пока, конкретно, ни одной.
  
  Первое февраля. 1981 год.
  199
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-злодеев ругать!
  
  Сожгу все строфы и куплеты!
  Теперь навек враги с Россией мы.
  С России все уже бегут Поэты,
  как в старь народы от чумы!
  
  Беглец я, страну покидающий...
  Лишь стихи в моём старом мешке.
  Мне бы водки стакан обжигающий,
  или просто, бревном по башке...
  
  Душе затравленной неймётся
  коммунистов-злодеев ругать!
  Думал-ли я, что мне придётся
  из России вот так убегать?
  
  С палачами играя в прятки
  в страхе я не раз дрожал.
  Бежал с России без оглядки,
  и вот я до стенки добежал...
  
  Теперь тюремную камеру мерю:
  семь шагов от стены до стены.
  Уподобившись дикому зверю
  мне бы сбежать из этой страны.
  
  Убежать от тюрьмы, от наручников!
  Избежал бы я много плохого чего!
  Я устал от случайных попутчиков.
  Теперь мне не надо сейчас никого.
  
  Коммунисты у меня мечту упёрли,
  что единственной надеждою зовут.
  Для всей России это не позор-ли,
  что из неё все поэты прочь бегут?
  
  Третье февраля. 1981 год.
  200
  
  
  * * *
  
  Я за тебя!... - Хоть умереть!
  
  У тебя намётан провидением глаз,
  предвидишь планеты гиблость!
  "Там где-то притаился мой алмаз".
  Да, я Алмаз, - ты не ошиблась!
  
  Мне на висках уж серебро
  придаёт тихой красоты.
  Но только лезет чёрт в ребро!
  И этим чёртом стала ты!
  
  Дай твою душу мне согреть!
  Лишь только твоего хочу тела!
  Я за тебя!... - Хоть умереть!
  (Если бы ты этого хотела!)
  
  Пускай не станешь моею,
  раз так этого желает рок,
  но подмыть тебе посмею
  своей слезою между ног!
  
  Слеза невольно выступает.
  Ну что ещё тебе сказать?...
  (Если слезаю защипает,
  то можно просто полизать!)
  
  У твоих ног тут горько плачу,
  в душе любовь к тебе храня!
  Тебе вовсе ничего не значу.
  Ну погляди хоть на меня!...
  
  Пятое февраля. 1981 год.
  201
  
  
  * * *
  
  За стихи коммунисты мстят мне!
  
  Зовут российские просторы,
  нету мне причины горевать!
  Мне наплевать на светофоры,
  на коммунистов наплевать!
  
  Мой взгляд вперёд стремится!
  Но стоит лишь мне оглянуться,
  кажется, что это всё мне снится.
  Скорей мне хочется проснуться!
  
  Свободы дух, удушенный властями,
  до сих пор ещё живёт в душе моей!
  Путь коммунисты мостят костями!
  С каждым годом в России страшней!
  
  За стихи коммунисты мстят мне́!
  За то, что я правду сказать не боялся,
  меня изваляли в крови и в дерьме...
  Но я встал и над ними поднялся!
  
  Коммунизма власть многих убила,
  коммунисты кровожадные скоты!
  Речь иностранная частенько уводила
  меня от жизни страшной суеты.
  
  Коммунисты говорят про братство,
  только в России нигде нету его.
  Со мною Муза, разве ни богатство?
  Больше мне не надо вовсе ничего!
  
  С коммунизмом не до приличности:
  коммунист-кровожадная-тварь!
  У меня раздвоение личности:
  днём я раб, а ночами - бунтарь!
  
  Седьмое февраля. 1981 год.
  202
  
  
  * * *
  
  Мне девки здоровые дорогие!
  
  Ну, моя милашка, и даёшь!...
  Там не под кайфом-ли млеешь?
  Мне это вправду, или врёшь?...
  (Я о том, что ты болеешь.)
  
  То-то мне парни говорили,
  (Но я об этом, - глух и нем!),
  что тебя чем-то заразили...
  Но только я не понял, чем?
  
  Моя душа к твоей собра́лась.
  Узнав сам я даже обалдел!
  Как хорошо, что ты призналась,
  а то и я бы тоже заболел!
  
  Прилечь с тобою не посмею!
  Но у меня ты девка не одна!
  Представить, что будешь моею...
  Больная, куда ты мне нужна?
  
  Мне девки здоровые дорогие!
  (Хотя не скажу, что я трус.)
  Пусть к тебе ходят другие,
  я всё же пока воздержусь!
  
  Со всеми себя лишь калечишь!
  Тебя понять никак не смогу!
  Как только кое-что подлечишь,
  звони, к тебе, может, прибегу!
  
  Одиннадцатое февраля. 1981 год.
  203
  
  
  * * *
  
  Не пристанет коммунизма грязь!
  
  Всё на свой аршин мерим,
  мы все святые на словах.
  То, во что в жизни верим,
  для поэта просто лишь прах!
  
  В России коммунизма мразь!...
  Страдают русские только за это!
  Не пристанет коммунизма грязь
  к душе моей свободного поэта!
  
  Мы все струи одного чувства,
  все в одну мы косу сплетены!
  Великой магии искусства
  служить до гроба мы должны!
  
  С торжества сатанинских идей
  Россия для русских, - тюрьма!
  Глядя на коммунистов-нелюдей́
  думаем, что они сошли с ума!
  
  В России такое творится!...
  Хоронят здесь заживо нас!
  Душа никогда не смирится
  с тем, что в России сейчас!
  
  С каждой получки попойку
  каждый рабочий устроить рад.
  Превратив Россию в помойку,
  по Европе разносим смрад!
  
  Утром лишь вода огуречная
  может с похмелья помочь.
  Где-то ждёт жизнь вечная,
  в России лишь вечная ночь!
  
  Тринадцатое февраля. 1981 год.
  204
  
  
  * * *
  
  Тебя полюблю!
  
  Другую никогда я не хотел!
  Сама спроси хоть у любого.
  Милашка, что за беспредел?
  То того хочешь, то другого!...
  
  Только от скромности молчу.
  Сердце твоё поторопилось!
  Такого от одной тебя хочу,
  твоим подругам и не снилось!
  
  В душе терплю любви горячку!
  Мои мысли не очень стро́ги!
  У меня мозги враскорячку!
  (Я бы хотел, что б твои ноги!)
  
  Стань для души моей отрадой!
  Любовью страстную сгорая
  на твоей попочке помадой
  нарисую чудные кущи рая!
  
  Если бы я в девках был знаток,
  разве про девственность забыл бы?
  Русской водочки небольшой глоток
  меня надолго вдохновил бы!
  
  Тебя так очень долго я искал!
  Теперь, к столь этой славной дате,
  шампанского большой бокал
  мне сейчас был бы очень кстати!
  
  Мои друзья, конечно, правы,
  крича, что сам себя гублю!
  Пусть издохну от любви отравы,
  но только тебя всё же полюблю!
  
  Семнадцатое февраля. 1981 год.
  205
  
  
  * * *
  
  Коммунисты меня гонят!
  
  Все мечты мои разрубили
  коммунисты кровавым топором!
  Лучше бы они меня убили
  в том семьдесят втором!...
  
  Не дано предчувствий вещих,
  тихо бреду по жизни наугад.
  Среди призраков зловещих
  я тень Свободы видеть рад!
  
  К Свободе путь мощён костями,
  нам его сам дьявол промостил.
  Круговорот борьбы с властями
  меня всего, как омут, поглотил!
  
  Мне снятся дни в "Крестах",
  когда судьбу на карту я ставил,
  когда с мольбою на устах
  стихами я Свободу славил!
  
  Велят забыть, что надо помнить
  коммунисты-палачи-скоты!
  Мне нечем теперь заполнить
  душевной тяжкой пустоты.
  
  Коммунисты меня гонят!
  Пусть меня здесь проклянут,
  обо мне память похоронят...
  Но всё равно останусь тут!
  
  Россия пропитана заразой!
  (На это многим наплевать!)
  Как заражённую проказой
  Россию мне не целовать...
  
  Девятнадцатое февраля. 1981 год.
  206
  
  
  * * *
  
  Если бы была бы ты со мною!
  
  Жизнь такое ведь гнильё!...
  Тут по неволе загрустишь!
  Ведь ты сокровище моё!
  Но что мне тут творишь!...
  
  Пускай меня осудят люди,
  пускай осудят нас они...
  Где твои ноги, твои груди?...
  На дискотеках ночи, дни!...
  
  Я ни в чём не виноватый,
  тебе твержу в который раз!
  Я приодетый и поддатый,
  но я же в розыске сейчас.
  
  Что же, разыщут и повяжут...
  Ведь ментов полно вокруг!
  Но ещё люди-то что скажут,
  меня посадят если вдруг?...
  
  Они скажут, что ты не свята.
  Ведь все эти подлые скоты
  знают, во всём ты виновата,
  что виновата только одна ты!
  
  Сама себя и меня погубишь!
  Тебе только побольше бы всего!
  Ты виновата, что не любишь!...
  (Себя не любишь, никого!)
  
  Моя жизнь... Проклинаю её!
  Я хотел бы жизнью жить иною!
  Было бы мгновенье, но моё.
  если бы была бы ты со мною!
  
  Двадцать третье февраля. 1981 год.
  207
  
  
  * * *
  
  Муза моя на коммунизм нацелена!
  
  Мне с материнским молоком
  любовь к России вошла в душу!
  Только буду круглым дураком,
  если перед коммунизмом струшу!
  
  Мои стихи, на коммунистов сатира!
  В них места нет нежным словам!
  Моя жестокая варварская Лира
  пускай встревожит души вам!
  
  Народ мается некре́щеным,
  коммунизму нисколько не рад!
  За светлым будущим, обещанным,
  нам страшный мерещится ад!
  
  Журавль издох, околела синица...
  Работает каждый трудяга за двух!
  Мне коммунистов поганые лица
  напоминают продажных шлюх!
  
  Мою родню свели в могилу...
  Коммунизму до гроба буду мстить!
  Коммунистам никак не под силу
  мятежный талант мой погасить!
  
  Голова моя пулей прострелена,
  всё моё тело от пыток болит...
  Муза моя на коммунизм нацелена!
  Мой дерзкий стих свободой горит!
  
  Мне злобу в душе не сдержать!
  Вызов нелёгкой судьбы принимаю.
  Мне зачем из России бежать?...
  Я здесь ещё дров много наломаю!
  
  Первое марта. 1981 год.
  208
  
  
  * * *
  
  Любовь, как Бог, не умирает!
  
  "Всех люблю и ненавижу..."
  Мне знакомы чувства эти!
  То, что будет, не предвижу,
  ведь влюблённые как дети!
  
  Не бойся, меня не обидишь!
  Зря мне тут не многословь!
  Любишь всех и ненавидишь,
  вот это ведь и есть любовь!
  
  Любовь никак не воскресить?
  В тебе просто кровь играет!
  Хоть у кого можешь спросить,
  любовь, как Бог, не умирает!
  
  Голос твой уже не слышу.
  Он же не пёс на ремешке.
  Да снесла бы ему "крышу",
  ломом двинув по башке!
  
  Кроме тебя, всех позабыл бы!
  (Даже свою родную мать!)
  Так тебя он полюбил бы,
  не смогла бы его отогнать!
  
  Приходи со мной проститься.
  Вот опять тут бред несёшь!
  Ему только стоит появиться,
  перед ним сразу вся плывёшь!
  
  Подожди, сама скоро увидишь,
  только лишь немного подожди!
  Если всех любишь-ненавидишь,
  то все страстные романы впереди!
  
  Третье марта. 1981 год.
  209
  
  
  * * *
  
  Коммунисты жить народу не дают!
  
  Война закончилась. Год сорок пятый.
  Но только кто же победил кого?
  Фашизм повергнутый, проклятый!...
  Но нету русским радости с того.
  
  Коммунизм злодеяний не скроет!
  Коммунисты жить народу не дают!
  Война закончилась, но все её герои
  на Соловках в безвестности гниют!
  
  Лью злобу стихом на бумагу,
  коммунистам проклятия шлю!
  Свою рифму точу как шпагу!
  Всех коммунистов ею колю!
  
  В СССР не до честности!...
  Потому всё больше молчу.
  Очень боюсь известности!
  Быть неизвестным хочу.
  
  Россия в коммунизма мгле...
  Честным людям топор и плаха!
  Половина русских сидит в тюрьме,
  все остальные дрожат от страха.
  
  Теперь могилу Русь Европе роет!
  От того пол-Европы в печали.
  Только где же настоящие герои,
  те, что с коммунизмом воевали?
  
  Пятое марта. 1981 год.
  210
  
  
  * * *
  
  Я не достоин тебя!
  
  Просишь тебя взять в прошлое?
  Я бы тебя с удовольствием взял,
  но у меня оно такое пошлое!...
  (Только я с ним уже завязал!)
  
  Память кровавой порошею
  всё сознание мне заметает.
  Будешь хозяйкой хорошею,
  сердце моё об этом знает.
  
  Мечты мои стали короче,
  хотя мечтать и стараюсь.
   Будешь любить меня очень,
  в этом не сомневаюсь.
  
  Будешь готовить обеды...
  Все мысли мои аж завыли!
  Прошлого страшные беды
  мне сердце и душу убили.
  
  Рубашки гладить и брюки,
  можешь ещё ведь рожать.
  Я б хотел твои нежные руки
  однажды в своих подержать!
  
  Знаю что всё это можешь!
  Я бы тебе счастье принёс!
  Чувствами меня тревожишь,
  не сдержать горьких слёз!
  
  Напрасно счастье пророчишь.
  Честно отвечу, рассудком любя.
  Женою моею быть хочешь,
  но только я не достоин тебя!
  
  Седьмое марта. 1981 год.
  211
  
  
  * * *
  
  Коммунизму кол осиновый!
  
  Может быть я и круглый дурак,
  но мне с коммунизмом не дружить!
  Моему бедному сердцу тяжко так,
  что невозможно в России мне жить.
  
  Вся злоба в коммунистах-псах,
  но перед ними нисколько не дрожу!
  В далёких зарубежных "голосах"
  от коммунистов противоядия нахожу!
  
  Коммунистам я с детства не друг!
  У них подачки никогда не попрошу!
  Коммунистам нужен всеобщий испуг,
  против коммунистов стихи пишу!
  
  Всегда царит строгий порядок
  на моём письменном столе.
  Я исписал уже много тетрадок
  о коммунизма страшной мгле!
  
  Скоро, может, паду на тротуар
  от пули коммунистов-палачей!
  А, может быть, схвачу удар,
  с "благословения" "врачей"!
  
  Муза моя писать всегда готова
  русской ненавистью к вождям!
  Стихи пишу назло снова
  всем коммунистам-блядя́м!
  
  Ещё не всю истратил я силу
  в борьбе священной против них!
  Коммунизму кол осиновый в могилу,
  это мой мятежный жёсткий стих!
  
  Одиннадцатое марта. 1981 год.
  212
  
  
  * * *
  
  О любви мне говорила тихо.
  
  Куда ни пойду или поеду,
  всё равно что-то сближает нас.
  Помню ту нашу тихую беседу,
  мы виделись в последний раз.
  
  О любви мне говорила тихо,
  о том, что я судьбу тебе сломал.
  На душе моей так было лихо,
  что я тебя совсем не понимал.
  
  Разговор тот на закате дня...
  Меня ты называла дорогим.
  Говорила, что любишь меня,
  а я тебя уже видел с другим.
  
  Ты резко стала мне недорогой.
  я понял, что тебя не удержать.
  Не стремился перейти к другой,
  лишь хотел я от тебя сбежать.
  
  Ушел, даже не хлопнув дверью,
  не обвинил тебя, но не простил.
  Какому-то поддавшись суеверью,
  я тихо дверь твою перекрестил.
  
  Я очень одинок с тех пор поныне,
  даже не снятся счастья шалаши.
  Живу словно в снежной пустыне.
  Нету со мною родственной души.
  
  Тринадцатое марта. 1981 год.
  213
  
  
  * * *
  
  Из-за коммунистов умирает душа.
  
  Мечту о свободе сердце лелеет,
  зарубежные радиосводки ловлю!
  Душа моя лишь Россией болеет,
  но не одну лишь Россию люблю!
  
  Из-за коммунистов умирает душа,
  меня здесь уже не будет до снега!
  Со злобной России сбегу не спеша,
  чтобы чувствовать радость побега!
  
  Мне судьба нелёгкая досталась
  со стихами мятежными вольными!
  Вдоволь душа моя настрадалась!
  Теперь убегаю путями окольными.
  
  За границею жизнь не слаще,
  но всё же уехать придётся мне...
  Мне элегия снится всё чаще,
  с Россией прощаюсь во сне.
  
  Душой к России не остыну,
  честно говорю вам в этот час.
  Друзья, уже скоро вас покину,
  но всегда буду помнить о вас!
  
  Жить за границей будет не худо.
  Бежать, последнее решение моё!
  Никогда не будет в России чудо,
  и всё же с тоской покидаю её.
  
  Не спеша свой багаж загружаю...
  прощаюсь с Россией, злою страной:
  Россия, хотя от тебя сейчас уезжаю,
  но в сердце будешь всегда со мной!
  
  Семнадцатое марта. 1981 год.
  214
  
  
  * * *
  
  Тебя ненавижу, только всё же...
  
  Выходной, а я один в квартире,
  сижу, из памяти былое теребя.
  Я одинок в этом огромном мире.
  И всё это лишь из-за одной тебя...
  
  Из-за тебя! Ещё из-за кого же?
  Ты любовью была в моей судьбе.
  Тебя ненавижу, только всё же
  очень часто вспоминаю о тебе.
  
  По выходным ко мне ты приходила
  на часок, лишь только переспать.
  Я понимал, меня ты вовсе не любила.
  Тебе нужна была только лишь кровать.
  
  Ты говорила, разведёшься с мужем.
  В словах твоих я правду не искал.
  Понимал, что я тебе совсем не нужен.
  Я просто очень хорошо тебя ласкал.
  
  Исчезла вдруг ты, как и появилась.
  С тобой исчезли радость и покой.
  Мне потом ты очень долго снилась.
  Без тебя не стало жизни никакой.
  
  Утром, беря неспешно бритву,
  молю, чтобы мой смягчился рок!
  Молю тебя, услышь мою молитву!
  Если жива, приди хоть на часок.
  
  Девятнадцатое марта. 1981 год.
  215
  
  
  * * *
  
  Коммунисты, это дьявола стадо!
  
  Убив виновных и безвинных,
  коммунисты всех стали убивать
  в коммунизма кровавых паутинах!
  Но мне на это просто наплевать!
  
  Сердце моё коммунистам не радо!
  Мне людьми их никак не назвать!
  Может быть мне давно уехать надо,
  не видеть коммунистов и не знать!
  
  Россия, какая-же ты русским мать,
  если сама детей своих уничтожаешь?
  Но только меня не сможешь сломать,
  хотя с детства меня очень унижаешь.
  
  Как только уж душою ни криви,
  но коммунисты, это дьявола стадо!
  Подачек, почёта, уважения, любви...
  мне ничего от них совсем не надо!
  
  Коммуниста-вонючего-козла
  Господь скоро в ад приведёт!
  Неприятие коммунизма-зла
  в моей душе с детства живёт!
  
  Как бурная весенняя река
  льды непослушные ломает,
  также моя мятежная строка
  весь коммунизм проклинает!
  
  У коммунистов в уме сдвиги!
  Чёрт с того от радости дрожит!
  Но коммунист от моей книги
  как чёрт от ладана бежит!
  
  Двадцать третье марта. 1981 год.
  216
  
  
  * * *
  
  Ты моё счастье, моё горе...
  
  С тобою нас столкнул мой путь,
  объехал я уже немало стран...
  Но твои груди в мою грудь
  больно ударили, словно таран!
  
  Кто ты такая? Даже не знаю.
  В сердце ты моём как хрень!
  Только о тебе думать начинаю,
  и мои мозги сражу набекрень!
  
  Ты любовь! Сказать иначе
  не в силах, даже и не хочу!
  Ты не моя, с того, тем паче,
  тебя тем более очень хочу!
  
  Нет никого теперь со мною,
  очень мало сплю и мало ем.
  Ты одна лишь в том виною,
  что жить не хочу совсем!
  
  Смерть моя уже недалека,
  а я в сознании не глуп.
  Я жив пока ещё слегка,
  но я почти что уже труп.
  
  Умру, наверное, вскоре,
  смерть уже вижу наяву...
  Ты моё счастье, моё горе...
  Из-за тебя, наверное, умру...
  
  Двадцать девятое марта. 1981 год.
  217
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом борюсь!
  
  Россия, душу рвёшь на части,
  меня пытаешься прогнать!
  Жгучие, мучительные страсти
  ты мне позволила познать!
  
  Над Россией тучи низко,
  всё покрыли кровь и ложь!
  Хотя до Запада и близко,
  но не вдруг-то попадёшь!
  
  Просит с горькими слезами
  Россия, кто бы ей помог.
  Полными надежды глазами
  Европа смотрит на Восток!
  
  Хотя на душе моей ноют раны,
  с коммунизмом борюсь, молчу.
  Меня манят заморские страны,
  но только в России быть хочу!
  
  Поэту свою Родину утратить,
  как ребёнку утратить мать!
  Можно даже с ума спятить!
  Дров можно много наломать!
  
  Я однажды так низко упал,
  чуть не попал в эмигранты.
  Но вместо того я отыскал
  мне Богом данные таланты!
  
  Настанет свободы заря!
  За границу пока не рвусь.
  Мои чувства, как якоря́,
  зацепились навечно за Русь!
  
  Тридцать первое марта. 1981 год.
  218
  
  
  * * *
  
  Люблю твою сестру!
  
  Я раньше пел и веселился,
  всё было, кажется, давно.
  Когда в сестру твою влюбился,
  сразу забросил я гитару и вино.
  
  Когда-то я стихом блистал!
  Сам сотворил себе тюрьму.
  Я от любви своей очень устал,
  и что мне делать, не пойму.
  
  Только делать что-то надо,
  не приведёт это к добру!
  Моё сердце тебе очень радо,
  только люблю твою сестру!
  
  Песен уже давно не пою,
  несчастлив я своей судьбою.
  Очень люблю сестру твою,
  только сплю пока с тобою.
  
  Пора расстаться мне с тобою,
  так больше жить не смогу.
  Я мог бы переспать с любою,
  только твою сестру берегу!
  
  Ночами тёмными не спится.
  Твоя сестра как яркий свет!
  Сестра твоя ночами снится,
  мне от неё нигде покоя нет!
  
  Первое апреля. 1981 год.
  219
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма злой нужды!
  
  Как много выпито и спето
  среди коммунизма злой нужды!
  Фальшиво ликованье это,
  нам эти "праздники" чужды́!
  
  Сильным ветром вой собак
  по всей нашей округе носится!
  Всё у нас как-то не то и не так...
  За границу сердце моё просится!
  
  Хотя слуги коммуниста-сатаны
  свою пасть на нас и разевают,
  заветы нашей славной старины
  надеждою нам души согревают!
  
  Боль коммунизма-недуга
  несём как крест, душой скорбя!
  Всё скрываем друг от друга,
  друг друга очень не любя!
  
  Над Россией ворон вьётся,
  кругом маячит тень тюрьмы!
  Нас время торопит бороться,
  покуда ещё на свободе мы!
  
  Коммунистов-воров грабежи
  нищим сделали русский народ!
  Сметая коммунизма рубежи,
  демократия к нам с Запада идёт!
  
  Моя рука лежит уж на затворе,
  мой патрон уже в моём стволе!...
  Такое будет в России вскоре!...
  Пока стихи лишь на моём столе.
  
  Третье апреля. 1981 год.
  220
  
  
  * * *
  
  Поверишь очень скоро, что люблю!
  
  "Уйду, раз просишь, дверь прикрыв".
  Подруженька, что это за дела?
  Эмоций сколько! И какой порыв!
  Неправильно меня ты поняла́!
  
  Куда это ты, милая, собралась?
  Очень прошу, любимая, не злись!
  Милая, ты просто растерялась.
  Постой, очень прошу, не торопись!
  
  Уйдёшь, без тебя буду страдать!
  С тобой злую разлуку не переношу!
  Скажи, кому сие приносит благодать?
  Останься, милая, очень тебя прошу!
  
  Нельзя так мои чувства проверять.
  Моё сердце с тобой счастливо и радо!
  Как нестерпимо радость потерять!
  Не уходи, моя любимая, не надо!...
  
  Я о любви тебе писал немало строк!
  В ответ лишь оскорбления терплю.
  Пока тебе я доказать любовь не смог,
  поверишь очень скоро, что люблю!
  
  Любовь тебе лью со своих страниц,
  только сердце твоё того не понимает.
  Синь бездонная у высохших глазниц
  лучами радости и счастья просияет!
  
  Всё будет хорошо у нас, малыш!
  Меня полюбишь очень глубоко!
  От счастья тогда мне прокричишь.
  Мне вдох и выдох сделать нелегко!
  
  Пятое апреля. 1991 год.
  221
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом сражаюсь!
  
  Власть коммунизма всё украла!
  Но мой талант всё же расцвёл!
  От Великого Новгорода до Урала
  я смело со стихом своим прошёл!
  
  От коммунизма чёрной злобы
  скрываюсь много долгих лет!
  У меня, не поймали меня чтобы,
  постоянного жительства нет.
  
  Пули свист, своей крови медь,
  я всё это увидел, всё познал.
  Мне боль приходится терпеть,
  но никогда от боли не стонал.
  
  Судьба моя мне благ не обещает,
  она меня к святой борьбе зовёт!
  Коммунизм стихи мне не прощает,
  коммунист мои рукописи рвёт!
  
  Боль нестерпимо мою душу жжёт
  от зверств коммунистов-"врачей"!
  Но Господь меня повсюду бережёт
  от коммунистов-злобных палачей!
  
  Моей душе коммунизм так немил!
  Сопротивляться, как могу, пытаюсь!
  Среди коммунизма враждебных сил
  с коммунизмом стихами сражаюсь!
  
  За границей, за недалёкой далью,
  есть святой Свободы сторона!
  Всё злее, пустынней и печальней
  мне становится моя родная страна.
  
  Седьмое апреля. 1981 год.
  222
  
  
  * * *
  
  Если бы только ты была со мною!
  
  Жизнь такое ведь гнильё!...
  Тут поневоле загрустишь!
  Ведь ты сокровище моё!
  Но со мною что творишь?...
  
  Пускай меня осудят люди,
  пускай осудят нас они...
  Где твои ноги, твои груди?...
  Где-то на дискотеках они!
  
  Я ни в чём не виноватый,
  тебе твержу в который раз!
  Я приодетый и поддатый,
  но я же в розыске сейчас.
  
  Что же, разыщут и повяжут...
  Ведь ментов полно вокруг!
  Но ещё люди-то что скажут,
  меня посадят если вдруг?
  
  Они скажут, что ты не свята.
  Ведь все эти подлые скоты
  знают, что лишь ты виновата,
  во всём виновата только ты!
  
  Сама себя и меня погубишь!
  Тебе только побольше бы всего!
  В том виновата, что не любишь!
  (Сама себя не любишь и никого!)
  
  Моя жизнь!... Давно кляну её,
  хотел бы жизнью жить иною!
  Было бы счастья мгновенье моё,
  если бы только ты была со мною!
  
  Одиннадцатое апреля. 1981 год.
  223
  
  
  * * *
  
  Коммунистов не прощу!
  
  Одетый как иностранец
  опять из тюрьмы прибыл я.
  Снова вижу смерти танец
  среди коммунизма-гнилья!
  
  Окаянная сила надвинулась:
  на Господа позабывшую Русь!
  Орда коммунистов накинулась!
  За свободу России стихами боюсь!
  
  Где бы судьба меня ни носила,
  везде Талант мой стих роняет!
  Везде какая-то неведомая сила
  мой путь опасный охраняет!
  
  Коммунистов пестрят портреты,
  мне на них на всех наплевать!
  Пишу свои мятежные куплеты,
  их по России будут распевать!
  
  Не любуюсь небесной красою,
  ведь в России, как прежде, беда!
  Смерть придёт за мной с косою,
  коммунистов не прощу и тогда!
  
  Уничтожают всё подряд безумно
  коммунисты на родине моей!
  Подкрадываются тихо, бесшумно
  коммунисты с жертвою своей.
  
  Россию завели в сраную клоаку,
  всем говоря, что будто это рай!
  Я коммунистов послал в сраку!
  Господь, коммунистов покарай!
  
  Тринадцатое апреля. 1981 год.
  224
  
  
  * * *
  
  Ты такая дорогая штучка!...
  
  Так научил тебя милый?
  Чему он может научить?
  Какой-то мудак хилый!...
  Может он только дрочить!
  
  Сидишь и нервно дышишь!
  Мысль в голове лишь одна:
  "Милый мой, слышишь?..."
  Да не слышит он ни хрена́!
  
  Он и раньше тебя не слышал!
  Грустишь теперь, в это не веря!
  Он пришёл и быстро вышел...
  Подумаешь, то же, - "потеря"!
  
  Эту потерю другими заполни!
  Тебе нечего больше плакать!
  На него наплевать с колокольни!
  (На него можно даже накакать!)
  
  Смотрю на тебя, душой ною!
  О каком-то мудаке скучаешь!
  Думаешь: "Что теперь сто́ю?"
  Ты ещё себе цену не знаешь!
  
  Таких, как он, на рубль кучка!
  Забудь его! Забудь его измену!
  А ты такая дорогая штучка!...
  (Я заплатил бы любую цену!)
  
  Семнадцатое апреля. 1981 год.
  225
  
  
  * * *
  
  За всё коммунистам отомщу!
  
  Я в борьбе с коммунизмом честен,
  я рабом коммунизма не стал!
  Под своим именем я не известен,
  сегодня впервые стихи подписал!
  
  Держат в клетке, как птицу,
  меня коммунисты-господа!
  Хоть гоните меня за границу,
  всё равно никогда не уеду туда!
  
  По горю мой рок меня носил!
  Какие пережил я жизни страсти!...
  Много тружусь сверх своих сил,
  чтобы вредить коммунизма власти!
  
  Спокоен внешне я, но нервы
  моей душе покоя нигде не дают!
  Коммунизма власти, этой стервы,
  я вовсе не хотел бы видеть тут!
  
  Коммунисты-дьяволы хохочут,
  они с России сделали тюрьму!
  Жизнь счастливую они пророчат,
  вижу кругом только лишь тьму!
  
  Не желаю ни дёгтя, ни мёду я,
  ничего не хочу от этих властей!
  Свою душу, как жертву, уродуя
  прохожу между тысяч костей!
  
  По жертвам плачут церкви свечи,
  но я душою грешной не грущу.
  Подожду, - ещё совсем не вечер!
  За всё я коммунистам отомщу!
  
  Девятнадцатое апреля. 1981 год.
  226
  
  
  * * *
  
  Когда боролась ты со страстью!
  
  Тебя словно попутал сатана!
  Подвернулся кобель сраный!...
  Ты от любви была словно пьяна,
  а он был просто водкой пьяный!
  
  "Мой милый, моя в чём вина?"
  То, что случилось, не простуда!
  Дело в том, что вовсе не нужна
  теперь ему твоя грязная посуда!
  
  Когда боролась ты со страстью
  была в отключке твоя голова!
  И потому не быть уж счастью!
  О тебе среди людей пошла молва.
  
  Тебе словно какая-то беда!...
  Его ты своим телом грела!...
  Душа твоя сгорала от стыда,
  вместе с ней любовь сгорела!
  
  Не сразу ты смогла подняться.
  Он тебе даже руку не пода́л!
  Он не просил тебя остаться,
  он к себе уже другую ждал!
  
  Что сказать, несчастный случай?
  Кобели словно лосиные клещи́!
  Но только себя тоской не мучай,
  теперь себе любовь другую поищи!
  
  Теперь живёшь зачем и для?...
  Ты ему для счёта, для примера!
  Напрочь забудь того кобеля,
  ведь у тебя же имя: "Вера!"
  
  Двадцать третье апреля. 1981 год.
  227
  
  
  * * *
  
  Сквозь коммунизма кровавые тучи!
  
  Томлюсь в коммунизме-горе я.
  Мечемся, к пропасти скользя!
  Страшна́ российская история,
  но изменить никак её нельзя!
  
  При коммунистах я лишний.
  Моё сердце в мятежном огне!
  Господи, Боже Всевышний,
  на небе не позабудь обо мне!
  
  Мне судьбою, этой стервой,
  дан громаднейший Талант!
  Я не последний и не первый
  в тюрьме-России арестант!
  
  Коммунистов и тех, кто с ними,
  в России как собак развелось!
  В чёрных списках своё имя
  мне не раз увидеть довелось.
  
  Мне борьба стала жизни дороже!
  Без борьбы жизнь, звук пустой!
  Прошу тебя, Всевышний Боже,
  мне помоги в борьбе святой!
  
  Мой путь нелёгок и опасен!
  Хотя я вовсе даже не святой,
  но разум будет твёрд и ясен
  перед моей могильною чертой.
  
  Сквозь коммунизма кровавые тучи
  ясно вижу Свободу на Западе вдали!
  В России кругом только трупов кучи
  в грязно-кровавой квасятся пыли!
  
  Двадцать девятое апреля. 1981 год.
  228
  
  
  * * *
  
  Будь верной лишь надежде!
  
  Чувству, судьбой сгубленному,
  никогда не воскреснуть, не ожить!
  Пишешь некогда возлюбленному.
  Давай с тобою просто так дружить!
  
  С портрета тут глядишь устало.
  Ведь я тебя совсем другою знал!
  Милая, что с тобой вдруг стало?
  Я тебя увидел, даже застонал!
  
  Милашка, неужели это ты?
  Гляжу и моё сердце замерзает!
  Твой взгляд глядит из пустоты
  и мраком душу мне пронзает!
  
  Твой портрет, мёртвая картина!
  Смерть видел я уже немало раз!
  Хоть, может, я бездушная скотина,
  только твой портрет меня потряс!
  
  Век человеческий очень недолог!
  Стихами смог я Бога разозлить:
  Я Чёрный маг-парапсихолог,
  и в тебя могу дьявола вселить!
  
  Моя жизнь, вражда без правил!
  Обо мне знают смерть и ночь!
  Я многих на Тот свет отправил!
  Даже могу в этом тебе помочь!
  
  Тебя, словно свою сестру, любя,
  прошу, будь верной лишь надежде!
  Ну что сейчас мне сделать для тебя,
  чтоб стала ты такой, как прежде?
  
  Первое мая. 1981 год.
  229
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом биться, не воду толочь!
  
  Все куда идём, вперёд или назад?
  Дни счастья при коммунистах редки.
  Теперь на нас с грядущего глядят
  то-ли наши потомки, то-ли предки.
  
  Давно на Руси разучились смеяться,
  русский смех стал похожим на стон.
  Чем в России всем от горя спиваться,
  не лучше-ли всем ехать за кордон?
  
  Жизнь несравнима та и эта!
  Но будет лучше там едва-ль.
  Дерзкий вихрь музыки и света
  уносит меня куда-то вдаль!...
  
  Русских пугают даже джазом!
  Хоть говорят: "Жизнь хороша!",
  но страхом наш пропитан разум,
  страхом скована русская душа!
  
  На фоне бойни и пожарищ,
  под злобное карканье ворон,
  всем ненавистное "товарищ",
  давит русских со всех сторон!
  
  Погибнем в пламени борьбы!
  Для нас опасен каждый миг!
  Уже нам приготовлены гробы!
  Только палач ещё не всех настиг.
  
  Ещё долго не кончится нашей битве!
  С коммунизмом биться, не воду толочь!
  Господь, помяни на вечерней молитве
  всех, кто сгинул в безмолвную ночь!
  
  Третье мая. 1981 год.
  230
  
  
  * * *
  
  В огне любви и похоти сгорая!
  
  Подруга, что ты натворила?
  Моё сердце теперь не в покое!
  Уж лучше мне бы говорила,
  а не писала бы тут мне такое!
  
  С любовью я к тебе большою!
  Ведь ты же солнышко моё!
  Я к тебе с открытою душою,
  а ты взяла и плюнула в неё!...
  
  Выходит, ничего не значу?...
  Сказала бы мне прямо в глаза!
  От боли не заною, не заплачу,
  хотя, может, выступит слеза.
  
  Со мною дерзко лицемеришь!
  Убеждаюсь в этом вновь!
  В любовь мою ещё не веришь?
  Пока не верю в твою нелюбовь!
  
  Но только мне душу не осту́дишь
  потому, что любовь горит в ней!
  Добьюсь того, что меня полюбишь!
  Издохну пусть, но будешь моей!
  
  Только лишь тебя одну желаю!
  Ты мне назначена самой судьбой!
  Даже сам пока не ведаю, не знаю
  того, чего сделаю с тобой!...
  
  В огне любви и похоти сгорая
  ко мне прильнёшь, ангел мой!
  Тогда не захочешь даже рая,
  так хорошо тебе будет со мной!
  
  Пятое мая. 1981 год.
  231
  
  
  * * *
  
  Страдает Русь от коммунизма угаров!
  
  Страдает Русь от коммунизма угаров!
  Тошно от коммунистов не только мне!
  Двадцать шесть бакинских комиссаров.
  теперь купаются в собственном говне!
  
  С ними история произошла такая вот!...
  Что творили коммунисты, просто страх!
  Может какой-то о них вспомнит идиот
  когда в Баку присядет срать в кустах.
  
  Я коммунистов из своего сознания убрал!
  Очень хочу коммунисту дать по роже!
  На комиссарские могилки писал я и срал!
  (И на красноармейские могилки тоже!)
  
  Коммунистов-палачей знаем давно!
  Мы от них уже давно очень устали!
  Коммунисты, это вонючее говно,
  пахнет так, как только что насрали!
  
  Коммунистов нет на свете злее!
  Всем им давно пора уж умирать!
  Я на Ленина насрал бы в мавзолее!
  И на Ленина могилу буду срать!
  
  Те, что пишут нам о комиссарах,
  это педерастов сраный сброд!
  Засадят им в жопу хуй на нарах,
  засунут коммунистам хуй в рот!
  
  Седьмое мая. 1981 год.
  232
  
  
  * * *
  
  Пусть говорят, что любви не бывает!
  
  "Все это неправда. Любви не бывает."
  Это моё сердце даже очень злит!
  Но почему же вдруг сердце страдает?
  Почему же оно вдруг так болит?...
  
  "Со мной никогда, с другими не знаю."
  Мне даже льда холоднее твой слог!
  При этих словах других вспоминаю,
  полюбить я которых так и не смог.
  
  Они все давно уж меня позабыли,
  лишь потому и признаюсь вам:
  "Любви не бывает!", мне твердили,
  сердцем я верил лживым словам!
  
  Теперь пришло просветленье!
  Словно злая тревожная весть
  моё сердце терзает сомненье:
  "Вдруг всё-таки любовь есть?"
  
  Что будит нас ночью, тревожа,
  не можем понять до конца!
  Коль не любовь, тогда что же
  наши огнём зажигает сердца?
  
  Бедное сердце к рассудку взывает,
  стараясь в нём правду прочесть!
  Пусть говорят, что любви не бывает,
  но всегда любовь была, будет и есть!
  
  Одиннадцатое мая. 1981 год.
  233
  
  
  * * *
  
  От коммунистов скоро убегу!
  
  Меня с России прогоняют...
  Не дают здесь жизни мне!
  Моё сердце дерзко наполняют
  любовь и ненависть к стране!
  
  Вопрос давно стал мной решённым:
  навсегда скоро покину эту страну...
  Взглядом холодным, опустошённым
  смотрю на Невы свинцовую волну.
  
  Россия во мне своего сына убила!
  Служить России никак не могу!
  Россия, это страшная могила...
  От коммунистов скоро убегу!
  
  России без конца простор!
  За окном поезда мелькает:
  холмы равнин, вершины гор...
  Всё мою душу привлекает!
  
  Очень темны просторы русские.
  Нигде не светит надежды огонёк.
  Дорожки моей жизни очень узкие
  я все пройти пока ещё не смог.
  
  Я не живой, ещё и не покойник,
  но для России меня больше нет!
  Для России я вор и разбойник,
  но в другой стране буду Поэт!
  
  Я обо всём на свете позабыл бы,
  когда бы Россия садом расцвела!
  Уж как я свою Родину любил бы,
  если бы только у меня она была́!
  
  Тринадцатое мая. 1981 год.
  234
  
  
  * * *
  
  Никогда бы немцы не обидели меня!
  
  Победы праздник... Тёплый май...
  Нету мне радости с этого дня.
  Господь, судьбу мою переломай!
  Что же всё так плохо у меня?
  
  Частенько вспоминаю вечернею порой,
  когда я был ещё несмышлёный и мал,
  коммунисты меня в детстве звали немчурой.
  Я за обиду то совсем никак не принимал.
  
  Я русский или немец? Кто поймёт...
  Национальность?... Да и Бог бы с ней!...
  С коммунистами моё житьё, увы, не мёд!
  Мне бы в Германию!... Но я здесь нужней!
  
  В родной России я Германию хвалю!
  Русский поэт неугодным России я стал.
  Ночами очень часто Господа молю,
  чтобы Германии воссоединение послал!
  
  Я под следствием, меня скоро посадят...
  Коммунисты боятся мятежных стихов моих!
  Коммунисты в мою грешную душу гадят!
  Мои мятежные стихи все только против них!
  
  Мне бы в Германию!... Я там бы отдохнул.
  О зловещей России в душе память храня
  немцам свою бы душу настежь распахнул!
  Никогда бы немцы не обидели меня!
  
  Семнадцатое мая. 1981 год.
  235
  
  
  * * *
  
  В коммунистической живодёрне.
  
  "Мучить душу, рифмы, перестаньте!"
  Тихо повторяю им вновь и вновь!
  Каждый раз им говорю: "Отстаньте!
  Лучше бы про нежность, про любовь..."
  Но они всё про террор, про анти...
  Всё про безвинно пролитую кровь!
  
  Россия среди безвестных курганов
  крови русской по горло полна́!
  Стала страной мясников и баранов!
  Для русских бойнею стала она!
  
  На штыках коммунистической рвани
  у всей свободной Европы на виду:
  "Элои! Элои! Лама савахфани!" *
  Россия крикнула в семнадцатом году!
  
  Коммунисты-проклятые-звери!
  Из-за них русские земли горят!
  Коммунистам давно не верим!
  Коммунисты, это дьявола отряд!
  
  Сколько влито в нас грязи уша́т,
  в угоду Ленину-палачу-божкý!
  Мозги в дерьмо окунут, высушат
  и нам засунут обратно в башку!
  
  Вспомню, словно током дёрнет!
  Погибли здесь все мои друзья.
  В коммунистической живодёрне
  под страхом смерти живу я!
  
  * "Элои! Элои! Лама савахфани!"
  Возглас Христа на кресте на Голгофе.
  
  Девятнадцатое мая. 1981 год.
  236
  
  
  * * *
  
  Я за неё готов хоть в тюрьму!
  
  "Сердце зажала дрожащей рукой."
  Я сам из себя чуть не вышел!
  От этой строки потерял я покой,
  такого ещё никогда я не слышал!
  
  Слышал, конечно: "Давай полежим",
  "Подкурим, водки выпьем давай!"
  Бывало от похоти низкой дрожим!...
  Переспали: "До свиданья, бывай!"
  
  Твоего письма читаю слова!...
  Сердцем с чего-то вдруг ною!
  Кру́гом с чего-то идёт голова,
  но сам не пойму, что со мною.
  
  С кем, интересно, там говоришь?
  Кто стал там твоею судьбою?
  Бедное сердце, ну что болишь?
  Моё сердце болит лишь тобою!
  
  Деньгами набиты мои карманы,
  с ними от скуки я только завыл!
  На сердце ты вскрыла мне раны,
  я о которых уже почти позабыл.
  
  На сердце своём раны я зализал.
  Но что же со мной? Не пойму...
  Господи, кто бы мне что сказал...
  Я за неё готов хоть в тюрьму!
  
  Двадцать третье мая. 1981 год.
  237
  
  
  * * *
  
  Под коммунизма страшным игом!
  
  В Россию горе хлынуло рекою!
  Что-то ещё нам будет впереди?
  Россия серая с тоской вековою
  на веселье Европы слёзно глядит.
  
  Под коммунизма страшным игом
  в России подыхаем который год...
  Нам не избавиться просто мигом
  от коммунизма злющих невзгод!
  
  Своею "мудростью учёной"
  всё сгубил коммунизма вождь!
  Беда пришла к нам тучей чёрной,
  нам в души льёт кровавый дождь!
  
  Авантюристов разные масти
  нагло повисли у наших плечей.
  Явились к нам дикие страсти
  коммунистов-бесов-палачей!
  
  Совсем загажена вся Волга,
  ещё долго той гадости тлеть.
  Россия будет ещё очень долго
  коммунизма заразой болеть!
  
  От коммунизма терпим срамов!
  Сгорают люди, просто как дрова!
  От коммунизма "фимиамов"
  в расстройстве у русских голова!
  
  В тюрьмах мои русские братья,
  в России нету нам жизни иной.
  Не слышат мольбы и проклятья
  за кровавой кремлёвской стеной!
  
  Двадцать девятое мая. 1981 год.
  238
  
  
  * * *
  
  Мне только с тобою был бы рай!
  
  Милашка, здравствуй, дорогая!
  К тебе не состоится визит мой.
  Хотя со мною вовсе не другая,
  но не с тобою я и не с другой!
  
  Меня твоя ревность не пускает
  и не сможет к тебе отпускать!
  Ты с другим!... Другой ласкает
  всё то, что хочу тебе ласкать!
  
  Вы с ним ведёте разговоры...
  (Твой портрет вижу вновь!)
  Оба вы, как очень злые воры,
  мою чистую изранили любовь!
  
  Но взгляни на мой портрет!
  (Для тебя лишь выставил его!)
  Меня красивей в свете нет!
  И ты девчонка тоже ничего!...
  
  Так про тебя затем я рассказал,
  чтобы ты вовсе не зазналась!
  Сам себя лишь тем я наказал,
  что ты моей любовью оказалась!
  
  Ревность?... Да и чёрт бы с нею!
  Смогу с ней сердце примирить!
  Прошу, милашка, будь моею!
  Ну как бы мне тебя уговорить?
  
  Моё сердце очень загрустило!...
  Мне только с тобою был бы рай!
  Ты с другим!... Вот это мило!...
  Мне без тебя, - хоть помирай!
  
  Тридцать первое мая. 1981 год.
  239
  
  
  * * *
  
  Коммунистам проклятья!
  
  От коммунистов себя межую,
  я скоро навсегда покину Русь.
  Из страны "родной" в чужую
  переехать вовсе не побоюсь.
  
  От коммунистов прочь сбегу!
  Злая печаль мне душу гложет.
  Жить в России больше не могу,
  но без неё умру, быть может.
  
  Всё ловлю свою Жар-птицу,
  другим русским не в пример.
  Уже скоро сбегу за границу,
  как Белый русский офицер!
  
  С раннего детства я недаром
  в России песни Свободы пою!
  Провонявшую жутким перегаром
  уже скоро покину Родину свою!
  
  Что-то в России вам оставлю?
  Что с собою за границу заберу?
  В душе всё прошлое расплавлю,
  в разуме своё прошлое не сотру.
  
  Совсем не по своему пошёл я следу.
  Если жизнь в России будет хороша,
  может быть в Россию и приеду...
  Приеду один, не приедет моя душа.
  
  Скоро последнюю встречу зарю,
  за которой должен уезжать я...
  Коммунистам на прощание подарю
  души моей дерзкой проклятья!
  
  Первое июня. 1981 год.
  240
  
  
  * * *
  
  Его любишь, - меня нет!
  
  Милашка, ну ты и загнула!...
  Весь уже от ревности горю!
  Меня по яйцам ты лягнула!
  (Это про ревность говорю.)
  
  "Я лишь в мыслях с тобой."
  Я по его бокам пройдусь!
  Нас не свело пока судьбой,
  но до него скоро доберусь!
  
  В моей душе трепетная боль!
  Тебе вполне серьёзно говорю.
  Стерпеть такое? Нет, уволь!
  Скоро с его сердца суп сварю!
  
  Его так любишь, - меня нет!
  Не собака, на тебя не залаю!
  Мне не мил аж белый свет,
  когда ревностью пылаю!
  
  Одна лишь только у меня забота:
  смерть ему сделать посмешней!
  Страшен тот, кому жить не охота!
  Моя ревность будет пострашней!
  
  Топор точу и уже представляю!...
  (Я с ним, как с поросёнком Борькой!)
  Мысленно его кровь пью и запиваю
  эту кровь своей слезою горькой!
  
  Его, своего соперника, кляня,
  мне предложить тебе под силу:
  или ты замуж выйдешь за меня,
  или его скоро сведу в могилу!
  
  Третье июня. 1981 год.
  241
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-псы завывают!
  
  Опять меня поймали, словно птицу!
  На нарах словно на распятии лежу.
  Разных смертей ужасных вереницу
  в жизни от коммунистов нахожу!
  
  Хотел бы я расправить крылья,
  только в тесной камере сижу.
  В стране жестокого насилья
  на Запад с надеждой гляжу!
  
  В России мне связали крылья,
  теперь не дают никуда улететь!
  Вкушаю коммунизма гниль я,
  мне зло приходится терпеть!
  
  Коммунисты-псы завывают!
  Свои мятежные песни пою!
  Коммунисты грязью обливают
  беззащитную грешную душу мою!
  
  Вот уже подряд который год
  меня на следствие таскают!
  Я сам взошёл на этот эшафот.
  (Меня на сцену не пускают.)
  
  Пусть не будет мне прощение,
  для меня всё это нипочём!
  Я прошёл муками крещение,
  но пока не покаюсь ни в чём!
  
  Другой поэт, на моём месте,
  уже давно бы известным стал.
  Не буду с коммунистом вместе!
  Голгофа, - вот мой пьедестал!
  
  Пятое июня. 1981 год.
  242
  
  
  * * *
  
  Твой вопрос: "Хочешь меня?..."
  
  Встречи виртуальны и случайны
  у нас. На твой смотрю портрет!...
  Нелепым отголоском тайны
  во мне вдруг сексуальный бред!
  
  Твой портрет!... Он чёрно-белый.
  Сидишь, свои груди вперёд клоня!
  Дерзкий взгляд прямой и смелый!
  И в нём вопрос: "Хочешь меня?..."
  
  Знаю, милашка, что блефуешь!...
  Твой бюст!... Смотри же он каков!...
  К себе любовь от всех тут чуешь!
  С того собою дразнишь мужиков!
  
  Вот и меня ты до дразнилась!
  (Никак не могу тебе грубить!)
  Моя душа в тебя влюбилась!
  Даже не знаю, как мне быть?
  
  Вот уже которую недельку
  думаю, как тебя взять на лесть?
  То-ли тебя втащить в постельку?
  То-ли в твою постельку влезть?
  
  Не знаю, мозги враскорячку!
  Но только от страха не дрожи,
  Не буду с тобой пороть горячку!
  Что делать? Мне сама подскажи.
  
  Седьмое июня. 1981 год.
  243
  
  
  * * *
  
  Коммунистов матом клянут!
  
  Коммунисты, как в диком бреду,
  русским лгут в большом и малом!
  Коммунистов "боги" все в аду!
  Их черти жалят огненным жалом!
  
  В России солнце чёрное, как ночь,
  с приходом коммунистов стало!
  Все теперь бегут с России прочь!
  Здесь всё хорошее давно пропало!
  
  Убивать, прикрываясь идеями,
  не долго смогут коммунисты!
  Кремль наполнили змеями,
  которые хуже, чем фашисты!
  
  О своей мировой революции
  коммунисты мечтают всерьёз.
  Грош, - цена их конституции!
  Их речи, - зловонный навоз!
  
  К жизни светлой призывая,
  к тёмному прошлому ведут!
  Русские, как звери завывая,
  коммунистов матом клянут!
  
  Перед Европою пригожей
  Россия голодная нищая стоит,
  она с окровавленною рожей,
  вокруг, словно в бреду, глядит!
  
  Докатилась Русь до самого края,
  но не позволит ей Господь упасть!
  Нам, как своих ушей, не видеть рая,
  у коммунистов пока в руках власть!
  
  Одиннадцатое июня. 1981 год.
  244
  
  
  * * *
  
  Страсть безумной любви достану!
  
  У меня всегда чёрт под ребром!
  Прочёл, страсти во мне закипели!:
  "Выливается имя твое серебром",
  Милашка, ты это не обо мне-ли?
  
  Если серьёзно ты это так обо мне,
  что же ты раньше-то молчала?
  Душа моя горит в страсти огне!:
  "К ней хочу!", она мне прокричала!
  
  Напишу тебе очень много страниц!
  Верным псом тебе в жизни стану!
  У тебя из-под чудных спящих ресниц
  страсть безумной любви достану!
  
  Хотя между нами путь дальний...
  (Разве знал я, что так страдаешь!)
  Приди в полумрак моей спальни,
  что такое любовь тут узнаешь!
  
  Рукоблудием травит рассветным?
  Теперь твоя жизнь будет иной!:
  Навсегда позабудешь об этом
  оказавшись в постели со мной!
  
  Мне заменишь даже Жар-Птицу!
  (Такою страстью запылаешь!)
  На руках тебя, словно царицу,
  отнесу, куда сама пожелаешь!
  
  Мои руки не будут с дрожаньем!
  Хоть любовь моя будет груба́,
  покрывая меня своим обожаньем,
  во мне получишь верного раба!
  
  Тринадцатое июня. 1981 год.
  245
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавый день.
  
  Висит над Россией смерти тень.
  Народ на коммунистов злится!
  Коммунизма кровавый день
  печальной грустью веселится.
  
  Русская печаль темна и широка.
  В ней тускло счастья луч мерцает.
  Но где-то там, очень издалека,
  России Свободу кто-то прорицает!
  
  За что, Россия, так страдаешь?
  Народ страдает за что твой?
  Или, может быть, не знаешь?
  Или не слышишь смерти вой?
  
  Россия, дурью тут не майся,
  не людей плодишь, а поросят!
  Русь, перед Европою кайся,
  может тогда тебя простят.
  
  В глазах, от горя почерневших,
  порою вспыхнет яркий свет!
  В устах, от крика онемевших,
  ничего, кроме истины, нет!
  
  Коммунистам-тиранам угождая
  сами себя же карают народы!
  В коммунизма потёмках блуждая
  прошли перекрёсток Свободы.
  
  Россия лабиринтом страшным
  блуждает долгие десятки лет!
  Нет спасенья душам нашим,
  из лабиринта смерти пути нет...
  
  Семнадцатое июня. 1981 год.
  246
  
  
  * * *
  
  Не любя всё о любви орём.
  
  Что даётся, не храним, не ценим.
  Не любя всё о любви орём.
  Друг другу запросто изменим:
  "всё равно когда-нибудь помрём".
  
  Что такое, правда, между нами?
  Никак не остановились-же часы?...
  Просишь развести хандру руками,
  руками лазают в женские трусы...
  
  Всё это, конечно же, пустяк,
  что трусы руками снимаю.
  Но зачем тебе второй дурак?
  Вот этого никак не понимаю.
  
  Опять кому-то мы нужны.
  Я твой, а ты нужна другому.
  Чувства не причём и не важны,
  привыкаем только лишь к дому.
  
  Потом клянём судьбу и плачем,
  вновь делая ошибки почему-то...
  Друг другу вовсе ничего не значим,
  а хочется быть значимым кому-то.
  
  Я к тебе привык. В изменах каюсь.
  Ты тоже смогла душу расплескать.
  Терем тебе построить постараюсь,
  если меня в него будешь впускать.
  
  Уже скоро тебе построю терем
  ты меня к себе в него впусти!
  С тобой с балкона всех осерим,
  кто к терему захочет подойти!
  
  Девятнадцатое июня. 1981 год.
  247
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровавые падут!
  
  За антикоммунизма дерзания,
  хотя пока ещё не дрожишь,
  никак не избежишь наказания,
  если из России не сбежишь!
  
  Нас ждут тюремные запоры,
  но об этом сердцем не скорби.
  В тюрьме есть свои просторы,
  только рассмотри их, полюби.
  
  На многое не найдёшь ответа,
  если родные бросишь берега!
  Тьму познав узнаешь цену света!
  Лишь в тюрьме свобода дорога́!
  
  Подойди, взгляни в окошко:
  за решёткой такая красота!...
  Потерпи ещё душой немножко,
  скоро твоя сбудется мечта!
  
  Весною вспаханной земли
  не увидишь в наших сёлах.
  К нам не залетают журавли,
  им пищи нету в полях голых.
  
  Русские объявлены вне закона,
  жестоко их казнят большевики!
  Вокруг России, кровавого загона,
  видны лишь коммунизма штыки!
  
  Коммунисты в России всё крадут!
  Жизнь для жизни стала непригодна!
  Коммунисты кровавые скоро падут,
  скоро снова Россия будет свободна!
  
  Двадцать третье июня. 1981 год.
  248
  
  
  * * *
  
  На хрена́ тебе такой грязный пёс?
  
  Такого в жизни я ещё не видел,
  что бы милашку обидел кто б!
  Эта сволочь, что тебя обидел,
  пусть заранее себе готовит гроб!
  
  Тут о том только лишь мечтаю:
  Будь же он с другою сукой ссучен!
  В асфальт его, как падаль, закатаю!
  Тихо убивать я уже давно обучен!
  
  Милашка, тут на меня не злись!
  Хорошо будет, не успеет охнуть!
  Теперь мне давай, заранее колись:
  может ещё мне кого-то грохнуть?
  
  Ну ладно, с этим мы решили!
  Какие дальше там у нас дела?
  Мы брачный акт не совершили!
  Ты только обещала, - не дала!
  
  С чего моя душа к твоей пристала?
  От чёрной похоти уже я подустал!
  Хотя бы хоть разочек мне да́ла,
  может быть тогда бы я отстал!
  
  Но раскинул я своим умишком,
  не туда словами что-то я понёс!
  На счет "да́ла", это я уж слишком!
  На хрена́ тебе такой грязный пёс?
  
  Двадцать девятое июня. 1981 год.
  249
  
  
  * * *
  
  Вскормила коммунистов-палачей.
  
  Не видно над Россией неба!
  Из сердец выбита любовь!
  Жрём пепел вместо хлеба!
  Вместо вина хлебаем кровь!
  
  В России Бога невзлюбили,
  оказались русские среди тьмы!
  Коммунисты стольких загубили,
  что по трупам ходим теперь мы!
  
  Пожгли дворянские дома!
  Все монастыри позакрывали!
  Вся Россия стала как тюрьма,
  так нас коммунисты наказали!
  
  Русской крови прёт река!
  Нас убивают втихомолку!
  За границей свобода широка,
  у нас она сдавлена в иголку.
  
  Свой коммунизм не построив
  коммунист нам всё лишь врёт!
  Мне снятся профили героев,
  жизни свои отдавших за народ!
  
  Среди мрака коммунизма-тьмы
  мечта свободы продолжает гореть!
  Нас не очень много, зато мы
  все за Россию готовы умереть!
  
  Убийствам, грабежам и рукоблудью
  коммунисты предаются средь ночей!
  Мать-Россия не своей-ли грудью
  ты вскормила коммунистов-палачей?
  
  Первое июля. 1981 год.
  250
  
  
  * * *
  
  Лежала ты, страстью сияя!
  
  Скучаешь всё не обо мне...
  Где ж мне ещё найти такую?
  Сидишь в тоскливой тишине.
  Милашка, по тебе тоскую!...
  
  Любовь была мне словно рвота.
  Я жил, в себе все чувства губя!
  Не то, чтоб не любил кого-то,
  я не любил даже самого себя!
  
  Очень многих я уже обидел.
  В этом очень многого достиг.
  Однажды вдруг тебя увидел...
  чуть не издох я в тот же миг!
  
  Лежала ты, страстью сияя!
  Я аж от похоти вспотел!...
  Подумал я, что ты святая!
  Так тебя трахнуть захотел!...
  
  Тогда тебе письмо я написал,
  ведь ты была мне ярче света!
  Потом свои локти я кусал,
  не ждал от тебя я такого ответа!
  
  Думал я, что мня позовёшь!
  Душа моя страдала, ныла!...
  "Меня голым сексом не возьмёшь",
  меня ты этим очень оскорбила!
  
  Простить обиду? - Никогда
  то не позволит мне природа!
  И, (между ног), твоя звезда
  с моего скатилась небосвода!
  
  Третье июля. 1981 год.
  251
  
  
  * * *
  
  В России власть коммунизма-тирана!
  
  Я познакомился с темницей.
  Был я в воде, бывал в огне!...
  Коммунизм страшной колесницей
  прокатился по России и по мне!
  
  Я от Господа Свободы певец,
  никогда нигде о том не забываю!
  Яркого таланта своего венец
  до времени от всех скрываю.
  
  Слышу "Голос Америки" из-за океана,
  мне о Свободе он песни поёт!
  В России власть коммунизма-тирана
  жить спокойно русским не даёт!
  
  Но Свободы слышится дыхание
  уже где-то в русской стороне!
  Святой борьбы страстное желание
  огнём свободы сердце греет мне!
  
  Хотя коммунистов очень боюсь,
  но о Свободе свои песни пою!
  В ратном поле открыто не бьюсь,
  я всегда только в скрытном бою.
  
  Пустоту души отверженной
  я мятежными стихами оглашу!
  Музе, коммунизмом сдержанной,
  я всё, что она хочет, разрешу!
  
  Боль времён разъединённых
  огнём терзает мою грудь!
  Всех, безвестно погребённых,
  помянем здесь когда-нибудь!
  
  Пятое июля. 1981 год.
  252
  
  
  * * *
  
  Хотя бы раз со мною прилегла!
  
  Что пишешь, не вызывает рвоту,
  но читать это просто не хочу!
  Сколько любимых у тебя по счёту?
  Всё молчишь... Я тоже промолчу.
  
  Очень обидны мне твои слова!
  Вином стараюсь чувства заглушить!
  Пишешь, что я любовник номер два...
  Как бы хотел тебя я задушить!...
  
  А твой портрет... Тебя помню иною,
  как будто в светло-розовом рассвете!:
  Ты, весёлая, валялась предо мною!
  Но, правда, это только на портрете.
  
  Ты всё с ним... (Знаешь, я о ком!)
  Моя душа тебя лишь обожает,
  а ты сошлась с каким-то мудаком,
  тебя который только обижает!
  
  Милашка, где-же твои мозги́?
  Дурака холодного лелеешь!
  Лишь для него себя не береги!
  Приходи ко мне, не пожалеешь!
  
  Пока ты мне ни разу не дала́,
  а я ведь по тебе совсем иссох...
  Хотя бы раз со мною прилегла!
  (Я бы тогда от счастья не издох!)
  
  Седьмое июля. 1981 год.
  253
  
  
  * * *
  
  Коммунизм крушить!
  
  Вся Россия коммунистами раздета,
  в душах русских людей погашен свет!
  Покоя нет под ветхой кровлею поэта.
  От коммунизма в России жизни нет!
  
  Страдаем от коммунизма-сброда!
  Все Русские ненавидят этот сброд!
  Коммунисты "от имени" народа
  уничтожают весь русский народ!
  
  Россия стала страной пленных!
  Повсюду слышен только стон и вой!
  Русских невоенных, как военных,
  ведут под суд военно-полевой!...
  
  Кто не отважился сражаться,
  тех коммунист к ногтю прижал!
  Жизнь может раем показаться
  тем, кто от коммунистов сбежал!
  
  Плачет моя душа! - глаза сухие.
  Свободу в клетку, словно птицу...
  В коммунизма тирании годы глухие
  мне непросто слушать заграницу!
  
  Коммунизм, королём голым,
  с рычаньем по нищей России идёт.
  Но разве можно быть весёлым,
  когда русский страдает народ?
  
  Народ, коммунистами гонимый,
  скоро свой Суд начнёт вершить!
  Скоро бунт русский неудержимый
  будет в Руси коммунизм крушить!
  
  Одиннадцатое июля. 1981 год.
  254
  
  
  * * *
  
  Живу к одной тебе любовью!
  
  Не для кого не было новью,
  что мы друг друга так любили!...
  Живу к одной тебе любовью!
  От ревности все мои суки выли!
  
  Но ревность и тебя достала!
  (Какая-то накапала свинья!)
  Ты где-то что-то прочитала,
  что будто бы неверный я.
  
  И вот, не разобралась даже,
  своим подругам-сукам веря,
  ты изваляла меня в саже!...
  Ты возбудила во мне зверя!
  
  Милашка, ну теперь держись!...
  Пришёл конец любви, как чуду!
  Теперь спать без меня ложись!
  Тебя ласкать больше не буду!
  
  Теперь увидишь лишь во сне,
  как тебе оргазм нежно катит!
  Твой язык бежит по мне...
  Всё!... Побегал, и уж хватит!
  
  В конце концов могу сказать,
  что больно хитра ты, погляжу!
  Хотел тебе я что-то полизать,
  хрена с два, теперь не полижу!
  
  У меня теперь проси прощение,
  чтобы закончилось всё браком!
  Теперь, как моральное возмещение,
  должна раз сорок дать мне раком!
  
  Тринадцатое июля. 1981 год.
  255
  
  
  * * *
  
  Коммунизм в крови Россию топит!
  
  Коммунисты губят народы!
  Не могу коммунизм любить.
  В моей душе слова Свободы!
  Моё сердце жаждет победить!
  
  Я стихи писать очень проворный,
  но не только одними ими грешу!
  Для коммунизма столб позорный
  то, что уже я написал и напишу!
  
  Коммунизм в крови Россию топит,
  смерть по трупам пустилась плясать!
  Время меня неумолимо торопит:
  "Взрывать!... Вредить!... Писать!..."
  
  Коммунисты в бреду красном
  растоптали всю Святую Русь!
  Хотя живу во времени опасном,
  за границу пока не стремлюсь!
  
  Я отведал коммунизма кнут
  так, что негде клеймо ставить!
  Может, поэты поздние дерзнут
  коммунистов "прославить!".
  
  Бегу подальше от всех прочь,
  боясь быть схваченным ментами!
  Только ветер и дождливая ночь
  теперь стали моими друзьями!
  
  Свою душу не буду насиловать,
  для неё путь я верный нашёл!
  Не могу даже в мыслях помиловать
  тех, кто против России пошёл!
  
  Семнадцатое июля. 1981 год.
  256
  
  
  * * *
  
  Если любишь, то я твой!
  
  С похмелья тяжелы ресницы...
  (Не похмелившись, - не орёл!)
  Листал тут разные страницы,
  и на твою вдруг я набрёл!...
  
  Читаю... Что за ерунда?...
  С похмелья не пойму никак...
  "Любовь уходит в никуда...".
  Да чтобы я подох, если так!
  
  Да чтобы в ад мне провалиться,
  чтоб разорвалась моя голова,
  чтобы мне больше не напиться,
  если ты только в том права́!
  
  Мне никак не подойдёт любая.
  Тут мне в том не прекословь!
  Я дворянин, - кровь "голубая"!
  И ты тоже про голубую кровь
  взяла вот так мне написала,
  словно тайну какую-то храня!
  Если бы ты только знала...
  этим в себя влюбила ты мне!
  
  Сижу, теперь всех вспоминаю
  под души мятежной дикий вой!
  Пока тебя совсем ещё не знаю...
  Но, если любишь, то я твой!
  
  Девятнадцатое июля. 1981 год.
  
  257
  
  
  * * *
  
  Коммунисты ненавидят всех нас!
  
  Воля Господняя исполнена,
  по грехам каждому будет своё!
  Свободой душа переполнена,
  коммунизма цепи сковали её!
  
  На нас не жалеют патроны.
  Ни хлеба нам нет, ни кваску.
  Колокольные мрачные звоны
  разносят по всей России тоску.
  
  Я пошире окно своё распахнул,
  В ночь гляжу, как в глаза дорогие!
  Я воздух, как радость, вдохнул,
  за тьмой вижу страны другие!
  
  Коммунизм для Свободы душный!
  Коммунисты ненавидят всех нас!
  Живу, коммунистам непослушный!
  Скрываюсь тут среди вас от вас!
  
  Мне многого в жизни не надо.
  За грехи свои ответить берусь.
  Наказание меня ждёт или награда
  за то, что с коммунизмом борюсь?
  
  Пройдут коммунизма невзгоды,
  издохнут все те, кто нас гнали́!
  Яркое зарево светлой Свободы
  ясно вижу над Россией вдали!
  
  Россия, зачем тебе эта злая тьма?
  Вольному сердцу не надо тюрьма!
  Мы натерпелись кошмарных ночей!
  Пора убивать коммунистов-палачей!
  
  Двадцать третье июля. 1981 год.
  258
  
  
  * * *
  
  Ночь и постель сближают нас!
  
  От имени мужчины в словах странных
  своим стихом напомнили мне Вы
  многих их, забытых, безымянных,
  со мной лежавших, не боясь молвы!
  
  Поэт!... Кто будет любить его?
  Ночь с ним провести любая рада!
  В женщине намешено много всего
  не только с Рая, но и даже с Ада!
  
  В любви интригах сам себя гублю!
  Быть долго не могу ни с одной!
  До тех пор только женщину люблю,
  лишь пока она ликует подо мной!
  
  С виду всё достойно и прилично!
  Лишь ночь и постель сближают нас!
  А потом всё также, как обычно,
  она к своему мужу, а я на Парнас!
  
  И сейчас опять с другою сплю!
  О любви, как всем, шепчу и ей.
  В Вас уже всех женщин люблю!
  (Но лишь пока не стали Вы моей!)
  
  Только смерть моё сердце остудит.
  Перед Вами ни в чём не дубу врать.
  Хорошая с поэтом спать не будет,
  приходится любых мне подбирать!
  
  Двадцать девятое июля. 1981 год.
  259
  
  
  * * *
  
  В коммунизм нас гонят стадом!
  
  Терпкость прошедших столетий
  в душе оскомину мне не набьёт.
  В тюрьмах у нас каждый третий,
  свободу нам коммунизм не даёт!
  
  В коммунизм нас гонят стадом!
  В России к тюрьме широка колея!
  Приди, побудь со мною рядом,
  мой друг, пока ещё на "воле" я.
  
  Мы познакомлены тюрьмою,
  но ни к чему судьбу корить.
  Давай "приколемся" с тобою,
  нам есть о чём поговорить!
  
  Сквозь жизнь тяжёлую мирскую,
  сквозь судьбы́ жуткие невзгоды
  вглядись получше в даль морскую,
  там увидишь статую Свободы!
  
  Коммунисты на кровь падки!
  Страх и смерть правят страной!
  Садись в свой чёлн и без оглядки
  скорей плыви за занавес стальной!
  
  Зовёт к борьбе Поэт докучный,
  а ты уж сам себе на ус мотай!...
  Стихов моих ты в вечер скучный
  на ночь лучше вовсе не читай.
  
  Звучит, как жизни вечный зов,
  мой голос, к свободе зовущий!
  В России много разных псов,
  коммунист, он самый злющий!
  
  Тридцать первое июля. 1981 год.
  260
  
  
  * * *
  
  В неё я по́ уши влюблён!
  
  От совершенства я очень далёк.
  Что впереди, не вижу и в упор!
  В своей душе я так же одинок,
  как в Космосе холодном метеор.
  
  Куда ни посмотрю, одна картина,
  в которой есть и суета и даже суть.
  Одна лишь только Ванина Полина
  мне всюду преграждает жизни путь!
  
  Меня поджидает она у метро!...
  Это ни судьба-ли нам начертила?
  Она ведь лишь Адамово ребро,
  а со мной она такое закрутила!...
  
  Один меж водкой и закуской
  сижу, а в сердце дурь и маята!
  Куда податься душе русской?
  Ванина сказала мне: "Не та..."
  
  Я за неё готов хоть на эшафот!
  Только лишь она мне дорогая!
  Говорит она мне: "Ты не тот!..."
  и что она теперь совсем другая!
  
  С гордостью держу свою натуру,
  но я Полиной словно ослеплён!
  Господи, как убедить мне дуру,
  что в неё я по́ уши влюблён?
  
  Первое августа. 1981 год.
  261
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшный беспредел.
  
  Были все яблони в цвету, -
  их расстреляли на мосту...
  Тех далёких яблонь цвет
  вспоминаю уже много лет.
  
  Я златом в летопись вписал бы
  всех павших дорогие имена!
  Я вместе с ними в бою пал бы,
  чтобы Русь очнулась ото сна!
  
  Коммунизма злой беспредел
  русские позабудут едва-ли.
  Жалобно тихо ветер мне спел
  о тех, кого здесь расстреляли.
  
  Когда меня коммунист избивал,
  думал я, что всё преодолею!
  Я ему бы в его рожу наплевал,
  но для него даже слюны жалею!
  
  Хотя не утешаюсь обманом,
  но к Свободе сердцем рвусь!
  Германия за розовым туманом, -
  во мгле кровавой моя Русь!
  
  Терплю коммунизма тряску,
  привыкнуть к ней не могу.
  Вспоминаю бабкину сказку
  про коммунизма бабу Ягу.
  
  От с коммунизмом драки
  в моей душе боль и стон!
  Над кремлём зловещи знаки
  вижу ясно со всех сторон!
  
  Третье августа. 1981 год.
  262
  
  
  * * *
  
  Прости меня, развратного парня!
  
  На фото такая мордашка!...
  Во всём тебе будет успех!
  Подружка моя, ты милашка!
  Для меня ты лучше всех!
  
  Надо же сложиться так судьбе:
  кого мы любим, нас не уважают!
  Милашка, я опять душой к тебе,
  обижают меня суки, обижают...
  
  Мои стихи, они для меня же позор!
  Вообще я, может быть, с "приветом"!
  Наш последний с тобой разговор...
  лишний раз мне убеждение в этом!
  
  У меня разных сук просто псарня!
  Но все надоели мне, не в мочь!...
  Прости меня, развратного парня,
  если тебе приснюсь вдруг в ночь!
  
  Свой у каждого по жизни путь.
  Грех порой мы в душу допускаем.
  Трахаться не будем, но чуть-чуть
  кое-где друг другу поласкаем.
  
  Что будет, то пускай уж будет!
  Как сложится, так будем жить.
  Нас с тобою никто не осудит
  если будем просто дружить.
  
  Пятое августа. 1981 год.
  263
  
  
  * * *
  
  С коммунистами борюсь!
  
  Просто так тихо посидим,
  просто ни о чём поговорим,
  просто тихо вспомним тех,
  кто погиб за нас за всех...
  
  Все ночи с ужасом встречаю,
  мне не заснуть даже полчаса!
  В полночном шуме различаю
  моих друзей погибших голоса.
  
  Свободы нам хочется очень!
  Измучены коммунизма пургой!
  Десятки лет всё кровавые ночи!
  Одна ночь страшнее другой!...
  
  Я мог бы давно уехать за моря,
  но не брошу свою Родину-Русь!
  Живу в России совсем не зря,
  с коммунизмом диверсиями борюсь!
  
  От коммунизма злых лжеучений
  в моей голове лишь только бред!
  Чувствую сквозь боль мучений
  радость наших будущих побед!
  
  Унесённая кровавой метелью,
  сейчас за границей Свобода живёт.
  Стало теперь моей святой целью,
  разбудить от спячки России народ!
  
  Непосильную ношу опять подыму,
  взвалю её снова на свои плечи.
  Россия несётся в кровавом дыму!
  Только точно знаю, что ещё не вечер!
  
  Седьмое августа. 1981 год.
  264
  
  
  * * *
  
  Полюби меня просто так!
  
  Тихо сижу, винцом домашним
  помыв себе голову, ноги, грудь...
  Никогда не живу вчерашним.
  Но только меня не позабудь.
  
  Ложится нежно женская щека
  не твоя и не на мою щёку.
  Но как же от меня ты далека!
  А я ведь рядом, здесь я, сбоку...
  
  Хочешь отогнать любовь назад,
  но назад чувства её не пускают!
  Я слезам любовным очень рад!
  Они мне душу греют и ласкают!
  
  Наш разговор не будет длинным!
  Даже если и очень захочешь,
  заговором бабкиным старинным
  грешную душу мне не заморочишь!
  
  Многие думают только о хлебе,
  об этом серьёзно всем говорю!
  Есть зеленое солнце в оранжевом небе.
  (Только когда гаши́ша подкурю...)
  
  Душа моя нищенка в любви.
  Сам себе пытаюсь пророчить.
  Что хочешь, только не груби...
  Мозги мне зачем морочить?
  
  Милая, я, может быть, дурак...
  Может быть зря тебя ловлю?
  Но полюби меня за просто так!
  Ведь без лести тебя люблю!
  
  Одиннадцатое августа. 1981 год.
  265
  
  
  * * *
  
  Коммунистов ненавижу!
  
  При коммунистах мы как в загоне!
  Коммунисты не отпустят никогда!
  На России кровавом небосклоне
  ярко чернеет моей судьбы звезда!
  
  Сколько уже выпили мы водки,
  чтобы издох коммунист-паразит!
  Месяц жёлт, словно от чахотки,
  над моею грешной Россией висит!
  
  Мысли у русских очень просты́...
  Коммунистов души грязны, пусты́!
  У коммунистов смерть зияет в глазах!
  У коммунистов только злоба и страх!
  
  Ночью листовки пишу смелые,
  в них мятежный дерзкий стих!
  Не люблю ночи ясные белые,
  ещё с юности очень боюсь их!
  
  С детства коммунистами гонимый,
  только в борьбе счастье нахожу!
  Ночью с листовками, неуловимый,
  дворами ленинградскими хожу!
  
  Иду, словно странник одинокий,
  на протяженье уже многих лет.
  Во всём вижу смысл глубокий,
  на все вопросы у меня есть ответ.
  
  Коммунизм как дьявол однобокий
  на Россию льёт кровавый свет!
  Только знай, потомок мой далёкий,
  что в коммунизме смысла нет!
  
  Тринадцатое августа. 1981 год.
  266
  
  
  * * *
  
  Люби безумно, безоглядно!...
  
  Не смог тебя я не заметить,
  моё сердце тебе очень радо!
  Я тебе не в силах не ответить,
  хотя тебе это вовсе не надо.
  
  В твоём стихе грусти немало...
  (Так на всю жизнь разозлиться!)
  Как ты прекрасно написала!
  Ну как с тобой ни согласиться?
  
  В России многим я ужасен,
  многим неприятности принёс!
  Но твой стих просто прекрасен!
  Мне душу тронул он до слёз!
  
  В нём столько размышлений...
  Им ду́ши многим бередишь!...
  Ты, как поэтесса, яркий гений,
  в моей душе звездой горишь!
  
  Коснулась рек и гор утёсов,
  пилигрим в них господин!...
  Ты задала мне пять вопросов,
  но только у меня ответ один...
  
  Пускай в судьбе не всё так ладно!
  Пусть не поймала ты синицы!...
  Люби безумно, безоглядно
  со страстью дикою волчицы!
  
  Семнадцатое августа. 1981 год.
  267
  
  
  * * *
  
  Коммунизму служить не желает!
  
  Хлебнули китайского чая,
  Гонконга покинув причал.
  Головою красивой качая,
  китайский болванчик молчал.
  
  Тёплое море тихо лижет сушу.
  В душе мне больно, хоть кричи!
  Синий свет, мертвящий душу,
  над морем разливается в ночи́.
  
  Очень люблю этот тихий залив,
  где меня чайки громко окликают.
  Как только приходит прилив,
  волны снова утёс мой ласкают.
  
  Серебром волна блеснула,
  вдруг опять вокруг покой...
  Лишь по сердцу полоснула
  мне дума резкою тоской!
  
  Во мраке утреннем сыром
  дожидаюсь тут в море зарю.
  Жадно жгучий глотаю ром,
  молюсь морскому царю!
  
  Команда меня очень уважает!
  Со мною она хоть на смерть!...
  Коммунизму служить не желает!
  Не может коммунистов терпеть!
  
  Дело нам это вовсе не новое.
  Мы все, как кулак, за одно!
  Коммунистов судно торговое
  снова сегодня пустим на дно!
  
  Девятнадцатое августа. 1981 год.
  268
  
  
  * * *
  
  Влюбившись свободой рискую!
  
  На твой портрет взглянул немножко.
  Я не встречал таких прекрасных дев!
  Ты, милашка, просто супер-кошка!
  Ну а я с рождения, по Зодиаку, Лев.
  
  Ответа просишь, ну изволь,
  мне дерзости на это хватит!
  Твой портрет (на сердце боль!)
  кого угодно в плен захватит!
  
  "Простой русской бабище...", -
  лихо о себе мне пишешь ты!
  Твои дерзкие кошачьи глазищи
  страсти полны и красоты!
  
  Воло́с сбегающий поток!...
  Два прекрасные колена!...
  Ты словно бы любви глоток!
  Очень боюсь твоего плена!
  
  Льва, конечно, ты прекрасней!
  Тут на тебя за это очень злюсь!
  Но ты намного Льва опасней,
  в тебя влюбиться так боюсь!...
  
  Боюсь попасться тебе в плен!
  Но, от любви-похоти сгорая,
  гадаю: "Что выше колен?...".
  Там что-то круче даже рая!
  
  Влюбившись свободой рискую!
  Вновь сочиняя тебе глупый стих
  тихонечко тут плачу и рисую
  грозного Льва у ног твоих!
  
  Двадцать третье августа. 1981 год.
  269
  
  
  * * *
  
  Коммунистов буду взрывать, громить!...
  
  Перед Святой иконой стоя,
  ещё в начале моих юных лет,
  однажды я спросил у Бога: "Кто я?"
  Господь ответил: "Ты - Поэт!"
  
  Он сказал мне: "Будь достоин!
  Что б ни случилось, но держись!
  Не просто ты Поэт, ты - Воин!
  С коммунистами смело борись!"
  
  Вот и борюсь стихом и прозой!
  Пишу, что власть у нас пошла́!
  Мне власть коммунизма занозой
  в моё сердце мятежное вошла!
  
  Много песен о Свободе спевший,
  (Всех их в своём сердце берегу),
  иду вперёд, от счастья обалдевший
  тем, что такие стихи писать могу!
  
  Хоть небеса покуда мглисты,
  я на могиле своему поклялся деду,
  что пока у власти коммунисты,
  из России никуда ни за что не уеду!
  
  Мне могилы предков святы!
  Пускай погибну, может быть...
  Все коммунисты-супостаты!
  Буду их взрывать, громить!...
  
  Двадцать девятое августа. 1981 год.
  270
  
  
  * * *
  
  Тебя не хочу разлюбить!
  
  Эта тема ужасно банальна,
  но этот вопрос очень жгуч!
  Ты своенравная, нахальна́,
  прекрасна, как солнца луч!
  
  Чего только от тебя ни терплю,
  но тебя продолжаю любить!
  Не как стерву тебя люблю,
  но стервою хочешь быть!
  
  Объясниться в любви спешу.
  Я подарил тебе алую розу!
  Тебе о любви стихи пишу!...
  Ты мне всё про белую берёзу...
  
  Золотою листвой берёзку
  клён осыпал на фотке твоей.
  Я из-за тебя пьяный в доску!
  Что делать с любовью моей?
  
  Мне словно солнышко светишь!
  Лучезарна улыбка нежная твоя!
  Что делать? - Мне не ответишь.
  Что делать? - Сам не знаю и я!
  
  Надо мной дерзко хохочешь!
  С того вот и начал я пить.
  Меня полюбить не хочешь,
  тебя не хочу разлюбить!
  
  Моё сердце тебе только радо!
  Разве можно в любви обвинять?
  Одна ты мне только и надо!...
  Ну как это не можешь понять?
  
  Тридцать первое августа. 1981 год.
  271
  
  
  * * *
  
  Мне продай, коммунист, пистолет.
  
  Среди пьяных многозвучий
  тонул в дыму табачном зал!
  В таверне скрипки звук певучий
  мне душу грешную терзал!
  
  Добавляли в кровь адреналина
  танцы аргентинских бардаков!
  Позади осталась Аргентина,
  впереди скитанья моряков!
  
  "План" курил я, глотал алкоголь!
  Жён бросал и менял я квартиры!
  Злое время, как мерзкая моль,
  в моей памяти делает дыры.
  
  Мне не так ещё много лет,
  Водки стакан ещё хлопну!
  Продай, коммунист, пистолет,
  из которого тебя шлёпну!
  
  Можно запросто подсесть,
  ведь один не справишься.
  В одну харю будешь есть,
  скоро сам подавишься!
  
  В моей жизни шальной
  лишь ржаные сухарики...
  Лишь вольты и лишь гарики
  везде постоянно со мной!
  
  Когда кого-то подопрёт,
  с поклоном он ко мне придёт:
  "От всей братвы тебе привет!
  Ведь ты такой авторитет!"
  
  Первое сентября. 1981 год.
  272
  
  
  * * *
  
  Заласкаю, зацелую!...
  
  Моё сознание ещё не позабыло
  о том, что пишешь мне в стихах!
  Тебя читаю, сердце моё взвыло,
  вся душа моя теперь в слезах!
  
  Мой рассудок не в покое!
  Твой стих читаю не спеша.
  Ведь надо-ж написать такое!...
  Плачет плоть, плачет душа!...
  
  Слов твоих ласковые звуки!
  Но что за ними будет впереди?
  Сколько надежды, страсти, муки
  в одном лишь слове: "Приходи!"
  
  Слова твои, словно вино,
  ласкают, мою голову пьяня!
  Пришёл бы я к тебе давно,
  но ведь зовёшь тут не меня!
  
  Всё, что хочешь, тебе отдам!
  Ты для меня, - святая дева!
  Жаль, что я не твой Адам!
  Жаль, что ты не моя Ева!
  
  Рвусь вперёд напропалую!
  К тебе дорога пролегла!
  Так заласкаю, зацелую,
  забудешь всех, кого звала́!
  
  Третье сентября. 1981 год.
  273
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-псы!
  
  Везде у коммунистов глаза и уши!
  Каждый на другого грязью льёт!
  Коршун коммунизма русские души
  уже десятки страшных лет клюёт!
  
  Русским только виселиц столбы
  власть коммунизма предлагает!
  Святой голос пламени борьбы
  во мне желанья все дотла сжигает!
  
  В свою кровь Россия окунулась,
  разбои к нам пришли опять!
  Россия в страхе содрогнулась!
  Наше время покатилось вспять!
  
  Многохрамная столица Москва
  стала гнездом большевиков!
  Знать это Божья воля такова,
  не избежали русские оков!
  
  Лживы истории строки
  среди коммунизма тьмы!
  Мы не знаем свои истоки,
  устье где не знаем мы!
  
  Как все живём знаю сам,
  ложь от правды отличаю!
  По зарубежным голосам
  тут коммунизм изучаю!
  
  Держат в кровавых цепях
  русских коммунисты-псы!
  На всех они нагоняют страх...
  Только их уже сочтены часы!
  
  Пятое сентября. 1981 год.
  274
  
  
  * * *
  
  Давай друг друга в сексе сгубим!
  
  Тебя прекрасней в мире нет!
  (Не подумай, что смеюсь!)
  Ты мне как огненный рассвет!
  Тебя даже слегка боюсь!
  
  Живёшь, как айсберг в море,
  всех безразличием губя!...
  Для любого сердца горе
  вдруг напороться на тебя!
  
  Злой красотою своей тираня
  всех, кто тебя очень хотят,
  волною страсти больно раня
  мужчин топишь, как котят!
  
  Мужчины, от тебя в прострации.
  Жить без тебя душой устав,
  готовы в твоей менструации
  утонуть, это за счастье посчитав!
  
  Я эту слышал о тебе молву!
  Только в неё верю и не верю!
  Но я пока остался наплаву!
  (Не утонуть такому зверю!)
  
  Пускай всех мужиков губишь!
  Мне на это просто наплевать!
  Но однажды меня полюбишь
  и позовёшь в свою кровать!
  
  Я в сексе как голодный пёс!
  С тобою оба секс так любим!...
  Погибнем-ли? - вот в чём вопрос!
  Давай друг друга в сексе сгубим!
  
  Седьмое сентября. 1981 год.
  275
  
  
  * * *
  
  За коммунистами-палачами!
  
  Банда коммунистов-казнокрадов
  давно обосновалась в Кремле!
  Распространеньем своих смрадов
  коммунисты всё губят на Земле!
  
  Свободы ветер Запада давно
  к России ломится в окно!
  Коммунисты в смрадный час
  очень боятся свежести у нас!
  
  Как по России ни скитайся,
  всюду только мерзость, тьма!...
  Здесь попробуй, догадайся,
  где свобода, где тюрьма?
  
  Я раннею порою детской
  коммунистов невзлюбил!
  По борьбе антисоветской
  я профессором прослыл!
  
  От страха кровь застыла в жилах!
  Казнят нас тёмными ночами!
  Поспевать могильщики не в силах
  за коммунистами-палачами!
  
  Среди вождей обыкновенных
  всегда найдётся вор и плут!
  Не ведая никаких побед военных
  русских миллионы гибнут тут!
  
  Тем, кто с нами и кто нет,
  у нас для всех один ответ:
  Мы коммунистов не хотим!
  Мы террор им не простим!
  
  Одиннадцатое сентября. 1981 год.
  276
  
  
  * * *
  
  Милашка, тебя люблю!
  
  Тебе пишу тут не от скуки
  на склоне пакостного дня.
  Мои невыносимы муки!
  Зачем так мучаешь меня?
  
  Должна же всё-таки быть мера!
  Мою любовь словно покупаешь!
  Ведь ты моя единственная вера!
  Зачем со мной так поступаешь?
  
  Я тебя любил ещё девчонкой!
  Часто молился за тебя богам!
  Мою любовь монетой звонкой
  с души ты сбросила к ногам!
  
  Моя душа страдать устала,
  но разлюбить тебя не смог!
  Мою любовь ты растоптала,
  словно копеечку у ног!
  
  Может, ты права, наверно...
  Только я тобой так дорожил!
  Всё это даже очень скверно.
  Но только я до этого дожи́л!
  
  Я пострадал!...С меня довольно!
  Но свой взор к тебе стремлю!
  Только всё это очень больно.
  Милашка, так тебя люблю!
  
  Тринадцатое сентября. 1981 год.
  277
  
  
  * * *
  
  Коммунисты, ненавижу вас!
  
  Я поднял голову и небо
  увидал всё во всей красе!
  Не надо зрелищ мне и хлеба,
  и жить не буду так, как все!
  
  Коммунистам стихи-шилья
  с детства я воткнуть хотел!
  Если бы дали мне крылья,
  давно на Запад бы я улетел!
  
  Чувство любви во мне убили,
  жажду борьбы во мне не убить!
  Меня коммунисты не позабыли,
  никогда не дам им себя забыть!
  
  Коммунизма тиранию взахлёб
  поэты многие хвалят сейчас.
  Я вас, коммунисты, просто ёб,
  я русский, душой ненавижу вас!
  
  На коммунизм не устану злиться,
  стихами их пройму до потрохов!
  Коммунистам сволочам не отмыться
  от моих мятежных песен и стихов!
  
  Режим коммунизма антинародный!
  Власть коммунизма очень зла!
  Вовсе я не рыцарь благородный,
  ждите мой удар из тёмного угла!
  
  На коммунистов очень злюсь,
  они мне все зубы выбили.
  Но только не смерти боюсь,
  лишь бессмысленной гибели.
  
  Семнадцатое сентября. 1981 год.
  278
  
  
  * * *
  
  Кого любишь или любила.
  
  Я прочитал твоё стихотворенье!
  Утра свежего с него пахнула рань!
  Мне на Парнасе пока невезенье,
  пишу какую-то разную дрянь!
  
  Так о любви писать не умею!
  Твой стих мне раздирает грудь!
  Если даже смогу, то не посмею
  к твоему добавить что-нибудь!
  
  Своей не покоряюсь судьбе
  среди жизни скучных заморочек.
  Мне позволь, но всё же о тебе
  добавлю пару скупых строчек!
  
  Даже сам порою не пойму,
  с чего в любви такая сила!
  Как сердцем завидую тому,
  кого любишь или любила!
  
  Никогда не смогу тебя забыть!
  Вся сто́ишь очень дорогого!
  С тобою рядом хочу быть,
  только зовёшь к себе другого!
  
  Хоть на край света бы пойти
  мне за тобой имею смелость!
  Такую, как ты, мне не найти!
  А очень-очень бы хотелось!
  
  Девятнадцатое сентября. 1981 год.
  279
  
  
  * * *
  
  Молю, чтобы коммунизм издох!
  
  Чудо-Рай обещают нам Советы.
  Рай обещают нам коммунисты.
  Русские бедой в траур одеты,
  в России слышны смерти свисты.
  
  Лгут коммунисты народу,
  от того в душе обиды ком...
  Не оскверняй святую свободу
  коммунизма поганым языком!
  
  Партия коммунистов лже-словами
  всю Россию одурачить смогла.
  В открытый бой не вступлю с вами,
  буду всех вас громить из-за угла!
  
  Тяжёлый труд и вдохновение
  порой мне не дают уснуть!
  Стихи, как молнии мгновение,
  к Свободе освещают путь!
  
  Свобода возле окон бродит,
  но только зарешечены они!
  Вид свободы грусть наводит,
  печалят свободы яркие огни.
  
  Звёзды тýсклы, как лампады,
  надеждой мне сжигают грудь!
  Русских за решёткой держат гады,
  в цепях коммунизма к свободе путь!
  
  "Свободы" голос давно знаю,
  без него давно бы я оглох!
  Всех коммунистов проклинаю!
  Молю, чтобы коммунизм издох!
  
  Двадцать третье сентября. 1981 год.
  280
  
  
  * * *
  
  СОДЕРЖАНИЕ.
  
   1. Титульная страница.
   2. От издательства.
   3. От автора.
   4. Коммунисты были, есть и будут оккупантами!
   5. Хочешь, тебе где-нибудь поглажу?
   6. Среди звона коммунизма кандалов.
   7. Лишь потому, что тебя люблю!
   8. Коммунисты-фашисты и прочие...
   9. Любовь не подвластна заразе!
  10. С коммунистами воруем и пьём!
  11. Тебя люблю как жизнь, как волю!
  12. Коммунизма время России позорное!
  13. Я лишь её любил в своей судьбе.
  14. Коммунисты русских убивают!
  15. Умру, если не станешь моей!
  16. Давит Россию коммунизма закон!
  17. Любви что может быть прекрасней?
  18. Коммунистов я обидел!
  19. Меня, пожалуйста, оставь!
  20. Коммунисты-палачи карают нас!
  21. Всем дарить свою любовь!
  22. Гримаса Ленина-дьявола сияла!
  23. Мы счастье выстрадали оба!
  24. О Ленине-палаче-дьяволе-гаде!
  25. Расцелую страстно твои руки!
  26. Коммунисты ведут нас во тьму!
  27. Возможно, тебя совсем не сто́ю!
  28. Россию терзают коммунисты-злодеи!
  29. Ласкать люблю твои губки!
  30. Коммунизм, это мерзкая падаль!
  31. В твоих глазах мольбы и стоны...
  32. Всё у коммунистов под запретом!
  33. Была бы ты пьяна любовью!
  34. За тех, кто от коммунистов погиб!
  35. Что ты девственность жалеешь?
  
  281
  
  
  * * *
  
  36. Строй коммунизма - ужасна картина!
  37. К тебе тайком я прихожу!
  38. Коммунисты под меня роют.
  39. Нет любви, одна привычка.
  40. Узники коммунизма.
  41. Не дашь, - издохну словно пёс!
  42. Коммунисты - учителя фашистов!
  43. Лишь только ты желанна мне!
  44. Ленин-дьявол давил всех не спеша.
  45. Милашка, милая, не злись!
  46. Я коммунистов не оставил бы в живых!
  47. Мне с другой так хочется прилечь!
  48. Нас гнали коммунисты на расправу!
  49. Рвётся к тебе моя грешная душа!
  50. Не дружить с коммунистом-вором!
  51. Я тебя не разлюбил!
  52. Коммунисты мою поубавили прыть.
  53. Моя милая Маруся Куприна!...
  54. Россию от коммунизма-сатанизма спасём!
  55. Не смогла ты вся моею стать!
  56. Коммунистами гони́м!
  57. Позови меня в кровать!
  58. Страшна коммунизма зловещая ночь!
  59. Друг в друга влюбимся давай!
  60. Как могу с коммунизмом борюсь!
  61. Любовь - форма сумасшествия!
  62. Нас в Афганистан послали коммунисты.
  63. Я за тобой хоть на край света!
  64. Afghanistan. (Перевод с арабского.)
  65. Твоё дерзкое: "Дай мне!..."
  66. Мы пришли в Афганистан.
  67. Хоть на ней, а хоть под нею!
  68. В Афганистане гремит бой!
  69. Грежу Вами наяву.
  70. Детей афганских убиваем!
  71. Ваши слова наводят грусть.
  72. Убиваем и насилуем по заданию кремля!
  
  282
  
  
  * * *
  
   73. Люблю тебя дерзкой, развратной!
   74. Афганистан утопили в крови!
   75. На писеньке лежит её рука.
   76. Из-за коммуниста-тирана!
   77. Сказала ты: "Пусть будет грусть..."
   78. Им, чей сын погиб в Афгане.
   79. Мне тебя не разлюбить!
   80. Коммунизму скоро придёт крах!
   81. Посмотри, какой нахал!
   82. Коммунисты развязали войну в Афганистане.
   83. За что воюем в Афганистане!
   84. Коммунисты заставляют убивать!
   85. В порыве страсти неуёмной!
   86. Коммунисты заставляют афганцев убивать.
   87. С чего же нам любви стесняться?
   88. Груз "200"!!! Коммунистам до того нету дела.
   89. Похоти скрывая дрожь!
   90. Афганцев за свободу война свята!
   91. Мужику рога может наставить!
   92. За напрасно пролитую кровь!
   93. В омуте безумной страсти!
   94. На страшных Афганских полях!
   95. Где же те, которых я ласкал?
   96. На подарок солдата коммуниста-мародёра.
   97. Когда влюбился?... Сам того не знаю!
   98. Нас в Афганистан не звали!
   99. Прощу-ли тебя, стерву?...
  100. Стоят видения войны.
  101. За похотливые влеченья!
  102. Шлёт Афганистан России проклятья!
  103. Без тебя никак жить не могу!
  104. О войне России против Афганистана.
  105. С нею немного побудем в раю!
  106. За что они погибли в Афганистане?
  107. Он лежит с другою!
  108. За Россию, страну мне дорогую!
  109. За счастье Западной Германии пью!
  
  283
  
  
  * * *
  
  110. Нас гнали коммунисты на расправу!
  111. Ты стала б самою здоровой!
  112. В Россию из Афганистана груз "200"...
  113. Это любовь - в ней всё нормально!
  114. Афганистан! Он здесь, он рядом!...
  115. Памятью первой любви!
  116. Русские мальчики гибнут в Афганистане!
  117. Обними! Поцелуй!
  118. Война с афганцами не свята!
  119. Он от любви сойдёт с ума!
  120. Война в Афганистане не по мне!
  121. Мы ещё с тобой не переспали!
  122. Коммунисты невинных велят убивать!
  123. Нас уродуют коммунисты-уроды!
  124. "Груз 200" меня назовут!
  125. Была бы ты моей единственной.
  126. Где вы, коммунисты-гады? (Перевод с Арабского).
  127. Последний раз прошу простить!
  128. За что нас коммунисты гонят на смерть?
  129. Любовь позабыть не могу!
  130. Воюем за коммунистов-подлецов!
  131. В безумной страсти час! .
  132. За тот Афганский беспредел!.
  133. Твоей плоти чувствую тепло!
  134. Афганской войны герои-калеки.
  135. Мыслью грешною терзаюсь!
  136. Пишет спившийся герой Афганистана
  137. Коммунисты глумятся над нами!
  138. При коммунистах... - как в гробу!
  139. От любви безумной замирая!
  140. Мою мать коммунисты убили!
  141. Я так любил, как на Земле не любят!
  142. Коммунисты для русских беда!
  143. Только лишь одну тебя хочу!
  144. Коммунисты для России беда!
  145. В тебе вижу женщин других.
  146. В борьбе с коммунизмом не трушу!
  
  284
  
  
  * * *
  
  147. Давно страдаю по тебе!
  148. Против коммунизма власти!
  149. Со мною познаешь любовь!
  150. Надзиратели коммунисты-скоты!
  151. Любовь страшней тюрьмы!
  152. От коммунистов-полутрупов.
  153. Всё же эту стерву люблю!
  154. Кто знает коммунизма холод...
  155. Месть из ревности.
  156. Коммунистов гнилое веселье.
  157. Всё равно ты не моя мечта.
  158. Коммунист бесится, о коммунизме трубя!
  159. Впереди только любовь!
  160. Народ коммунистами одурачен!
  161. Меня насилуй, сколько хочешь!
  162. Стал я с коммунистами сражаться!
  163. Ты моя любовь последняя.
  164. Коммунистам-палачам наперекор!
  165. Сначала все самцы и самки.
  166. Коммунистов голос лживый!
  167. Любовь не отдай кому-то!
  168. Зажмём в железные тиски большевиков!
  169. Надо только верить и ждать!
  170. Генсек, от русской крови багровея.
  171. Любовь новая зовёт!
  172. Метёт горем коммунизм.
  173. Тебя по-прежнему люблю!
  174. Моего деда застрелил большевик.
  175. Любовь ни купить, ни украсть!
  176. Коммунисты-палачи!...
  177. Убила ты во мне любовь!
  178. Есенин коммунистами убит!
  179. Буду тебя ждать, награду!
  180. Антикоммунизма суеверьем...
  181. Татьяна!... тебя очень люблю!
  182. Среди коммунистов-палачей!
  183. Ты любила, как могла!
  
  285
  
  
  * * *
  
  184. Коммунист-страшный убийца.
  185. Люблю теперь другую стерву!
  186. Жизнь России! Душу Богу! Честь никому!
  187. Не знаешь кого любить?
  188. Коммунистов нет развратней!
  189. Подружка, больше так не делай!
  190. Биться с коммунизмом призываю!
  191. Хочу быть твоим любимым!
  192. Поверив Ленина-дьявола словам!
  193. Долго-ли любовь моя продлится?
  194. Коммунистами загубленный народ!
  195. Женщин всех ласкаю и люблю!
  196. Грядёт конец коммунизму-мгле!
  197. Без любви не прожить!
  198. Коммунисты-злые звери!
  199. Люблю всех тихо и спокойно.
  200. Коммунистов-злодеев ругать!
  201. Я за тебя!... - Хоть умереть!
  202. За стихи коммунисты мстят мне!
  203. Мне девки здоровые дорогие!
  204. Не пристанет коммунизма грязь!
  205. Тебя полюблю!
  206. Коммунисты меня гонят!
  207. Если бы была бы ты со мною!
  208. Коммунисты жить народу не дают!
  209. Любовь, как Бог, не умирает!
  210. Муза моя на коммунизм нацелена!
  211. Я недостоин тебя.
  212. Коммунизму кол осиновый в могилу!
  213. О любви мне говорила тихо...
  214. Из-за коммунистов умирает душа.
  215. Тебя ненавижу, только всё же...
  216. Коммунисты дьявола стадо!
  217. Ты моё счастье, моё горе...
  218. С коммунизмом борюсь!
  219. Люблю твою сестру!
  220. Среди коммунизма злой нужды!
  
  286
  
  
  * * *
  
  221. Поверишь очень скоро, что люблю!
  222. С коммунизмом сражаюсь!
  223. Если бы только ты была со мною!
  224. Коммунистов не прощу!
  225. Ты такая дорогая штучка!...
  226. За всё коммунистам отомщу!
  227. Когда боролась ты со страстью!
  228. Сквозь коммунизма кровавые тучи!
  229. Будь верной лишь надежде!
  230. С коммунизмом биться, не воду толочь!
  231. В огне любви и похоти сгорая!
  232. Страдает Русь от коммунизма угаров!
  233. Пусть говорят, что любви не бывает!
  234. От коммунистов скоро убегу!
  235. Никогда бы немцы не обидели меня!
  236. В коммунистической живодёрне.
  237. Я за неё готов хоть в тюрьму!
  238. Под коммунизма страшным игом!
  239. Мне только с тобою был бы рай!
  240. Коммунистам проклятья!
  241. Его любишь ,- меня нет!
  242. Коммунисты-псы завывают!
  243. Твой вопрос: "Хочешь меня?..."
  244. Коммунистов матом клянут!
  245. Страсть безумной любви достану!
  246. Коммунизма кровавый день.
  247. Не любя всё о любви орём.
  248. Коммунисты кровавые падут!
  249. На хрена́ тебе такой грязный пёс?
  250. Вскормила коммунистов-палачей.
  251. Лежала ты, страстью сияя!
  252. В России власть коммунизма-тирана!
  253. Хотя бы раз со мною прилегла!
  254. Коммунизм крушить!
  255. Живу к одной тебе любовью!
  256. Коммунизм в крови Россию топит!
  257. Если любишь, то я твой!
  
  287
  
  
  * * *
  
  258. Коммунисты ненавидят всех нас!
  259. Ночь и постель сближают нас!
  260. В коммунизм нас гонят стадом!
  261. В неё я по́ уши влюблён!
  262. Коммунизма страшный беспредел.
  263. Прости меня, развратного парня!
  264. С коммунистами борюсь!
  265. Полюби меня просто так!
  266. Коммунистов ненавижу!
  267. Люби безумно, безоглядно!
  268. Коммунизму служить не желает!
  269. Влюбившись свободой рискую!
  270. Коммунистов буду взрывать, громить!...
  271. Тебя не хочу разлюбить!
  272. Мне продай, коммунист, пистолет.
  273. Заласкаю, зацелую!...
  274. Коммунисты-псы!
  275. Давай друг друга в сексе сгубим!
  276. За коммунистами-палачами!
  277. Милашка, тебя люблю!
  278. Коммунисты, я русский, ненавижу вас!
  279. Кого любишь или любила!
  280. Молю, чтобы коммунизм издох!
  281. - 288. Содержание.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  288
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"