Бобин-Васильев Владимир Иванович: другие произведения.

Том 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  * * *
  
  љ
  
  Владимир Бобин-Васильев.
  
  Во Славу Всевышнего Бога Отца, Сына и Духа Святого!
  Во Славу верной России Русской Освободительной Армии!
  Во Славу верной России героической Белой Гвардии!
  Во Славу Великой России!
  
  Том 2.
  
  Книга была уничтожена ФСБ России.
  Восстановлена близко к оригиналу. Не редактирована.
  
  Я
  
  ЖЕРТВА
  
  коммунизма.
  
  
  
  Великий Новгород. 1962 - 1964 год.
  
  1
  
  
  * * *
  
  От издательства "Patriot".
  
  Владимир Михайлович Васильев.
  
  1950 год, в детском саду за антикоммунистические стихи
  воспитательницей сломана левая рука поэта.
  1956 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос,
  сломаны рёбра, вырван кусок мяса на указательном пальце
  правой руки поэта.
  1964 год, за антикоммунистические стихи первый суд.
  Дело на суде развалилось. Отправили на доследование.
  Поэт сбежал из-под подписки о невыезде.
  1971 год, за антикоммунистические стихи на допросе
  раздроблены пальцы на левой ноге поэта.
  1972 году арест, заключение, допросы под растормаживающими
  инъекциями, заборы крови до потери сознания, детектор лжи.
  1973 год, Задержание, арест жены. Её били на допросах,
  повреждён позвоночник. Дело на суде развалилось. Суд отправил
  дело на доследование, Поэт перешёл на нелегальное проживание.
  1981 год, за антикоммунистические стихи отбиты почки,
  повреждена грудная клетка, отбиты лёгкие, в горло был залит
  кипяток.
  1982 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросах вырваны без наркоза все зубы. Тюрьма, суд, срок....
  1985 год, за антикоммунистические стихи арест, уголовное дело,
  побег из под ареста.
  1989 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе черепно-мозговая травма. Вторая группа инвалидности.
  1990 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе травма кожного покрова черепа.
  1992 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос.
  За отказ от показаний сожгли дом поэта в селе Дубровке.
  Побег, проживание под чужим именем.
  1996 год, за антикоммунистические стихи сотрудники ФСБ РФ
  (члены КПРФ) отравили жену и дочь и сына поэта, они стали инвалидами.
  2000 год, сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) за антикоммунистические стихи отравили сына поэта, пробыв
  месяц в страшных муках, он умер.
  В 2006 году, 2007 году, 2008 году, 2009 году, 2010 году, в 2011 году, 2012 году сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) пытались отравить поэта радиоактивными веществами.
  Поэт тяжело заболел. Обратился за помощью к Президенту России, после чего был вынужден уехать в Германию.
  
  Подробности читайте в книге "Том 33".
  2
  
  
  * * *
  
  . От автора.
  
  Стихи написаны мною под страхом смерти.
  Мои стихи это моей души боль.
  Мои стихи, это трагедия моей жизни
  и жизней моих родственников.
  Всевышний Господь всем дал талант.
  Мне Господь дал талант такой.
  
  На всё Воля Божья.
  
  * * *.
  
  Светлой памяти
  бесчисленным безвинным
  жертвам коммунизма
  настоящую книгу посвящаю.
  
  * * *
  
  Покупкой этой книги вы принимаете
  участие в создании памятника многомиллионным жертвам коммунизма.
  
  * * *
  
  Европейский день памяти жертв
  коммунизма и фашизма
  отмечается во всех странах
  23 августа.
  
  
  
  
  3
  
  
  * * *
  
  Или палачи коммунисты, - или Я!
  
  Если, стихи мои перечитав,
  меня кто-то примет за Поэта,
  скажу: "Читатель, ты не прав!
  Я вовсе не поэт, я с Того света
  явлён Самим Богом и судьбой,
  (хорошо помня слово "осторожно")
  против ужасов коммунизма бой
  вести чем можно и не можно!
  Мечту свою заветную лелея,
  хотя меня в России ждёт беда,
  в борьбе здоровья не жалея,
  вредить везде, вредить всегда!
  "Врач" коммунист сделал меня
  в раннем детстве полузрячим.
  Даже не мог я различить огня,
  но только вижу сердцем горячим
  как гибнут люди, стонет вся Русь!
  Русский Генофонд уничтожают!
  С этим никогда не примирюсь!
  Хотя мне коммунисты угрожают,
  но только отомстить за всё берусь!
  В тюрьмы пускай меня сажают...
  от того лишь только сильнее злоба!
  В крови моей России вся колея...
  Мщу и буду мстить до своего гроба!
  Или палачи коммунисты, - или Я!
  Моя гибель моё сердце не остудит.
  Будет не вечен коммунизма гнёт!
  Россия меня никогда не позабудет!
  Меня вся Европа добром помянёт!
  Коммунизм страшней даже фашизма!
  Моя пока всё ещё на месте голова!
  На мрачном надгробье коммунизма
  прочтёте всех моих стихов слова!"
  
  Первое января. 1962 год.
  4
  
  
  * * *
  
  Поэт коварный и притворный.
  
  Чудным блеском рябь морская
  разводит луны золотые лучи.
  Нам не страшна́ молва мирская,
  мы с тобою затеряемся в ночи!
  
  Волн поток, ветру покорный,
  с шумом резво на берег бежит!
  Поэт коварный и притворный
  покорно возле ног твоих лежит!
  
  На берегу валяюсь с блудней!
  Только наш союз не навсегда...
  К зною солнечных полудней
  не смогу привыкнуть никогда.
  
  В тёплых волнах этого залива
  не раз купались мы с тобой!
  Волна бежит неторопливо,
  тихо, ласково плещет прибой.
  
  Среди весёлых волн прибоя
  стоишь вся нагая, как заря!
  С обнажённой грудью стоя
  всё соблазняешь меня зря.
  
  Мне волны твоё имя дорогое
  тихо шепчут прибоем в ночи.
  Только время теперь другое,
  я сердцу приказал: "Молчи!"
  
  Я, на заветном месте стоя,
  об утрате безмолвно скорбя,
  за добрым шёпотом прибоя
  снова услышать пытаюсь тебя!
  
  Третье января. 1962 год.
  5
  
  
  * * *
  
  Коммунистов нет грешней!
  
  21-е июня 1961-й год, Алтайский край
  поныне нами всё ещё не позабыт!
  Бийск, советский жуткий рай!
  Пятнадцать раненых. Один убит!
  
  За что, скажите, в самом деле?
  Коммунистов нет грешней!
  Люди ведь просто есть хотели!
  Свобода им тюрьмы страшней!
  
  Их коммунисты голодом морили!
  Свинопас Хрущёв больной псих!
  Люди только о правде говорили!
  Коммунисты за это стреляли в них!
  
  Пятнадцать восставших в ранах!
  Теперь уже "Ура!..." мы не орём.
  Коммунистов-палачей сраных
  всех мы из России скоро уберём!
  
  Один убит. Но с ним так много
  в России за свободу полегло!
  Уж если разобраться очень строго,
  иначе быть, наверно, не могло!
  
  Никак не могло бы так случиться,
  что пришло рабство в Русь на века!
  .Нам с коммунизмом не смириться!
  Скоро намнём коммунистам бока!
  
  Рядом со мною в борьбе вставайте!
  Свобода или рабство, - выбирай!
  Убивайте коммунистов, убивайте!
  За это Бог нас впустит в светлый рай!
  
  Пятое января. 1962 год.
  6
  
  
  * * *
  
  Дай отведать мне тебя!
  
  Я на любовной почве словно псих!
  Любовь мне чувства в душу льёт!
  Молчите, пожалуйста, о грехах моих!
  (А то моя милашка морды вам набьёт!)
  
  Если про нас вы знаете, так знайте!...
  Мы с милашкой очень давние друзья!
  Про милашку лишку никому не болтайте,
  а то ваши морды всем вам набью я!
  
  И, вообще, пошли бы вы к аллаху!...
  Вам болтовню я не смогу простить!
  Да за свою такую чудесную деваху
  я даже сам себя готов поколотить!
  
  Мною ей не одна песня ночью спета!
  Не полюбит её так, как я, никто!
  Вы посмотрите, как она вся разодета!
  (Видели бы под одеждой у ней что!...)
  
  Я зла на вас, пока что, не держу.
  С милашкой быть для меня честь!
  Милашку я почти святою нахожу!
  (Под трусами у неё иконка есть.)
  
  Так я люблю эту свою девчонку!...
  Как ею мне теперь не дорожить?
  Я на чудную милашкину иконку
  готов своё сердечко положить!
  
  Моя милашка, никого не слушай,
  это говорю тебе, только тебя любя!
  Если хочешь, ты меня хоть скушай,
  но только дай отведать мне тебя!
  
  Седьмое января. 1962 год.
  7
  
  
  * * *
  
  Коммунистов мы прогоним!
  
  В Подольске 11-го июня 1957 года
  коммунистами убит рабочий человек!
  С протестом поднялись 3000 народа!
  Лозунг: "Коммунизм не на век!..."
  
  Проклиная дьявола-Ленина Вову,
  который всем народам только лгал,
  обратились тогда люди к Хрущёву,
  а он войска с милицией прислал!
  
  Людей скрутили, повязали!...
  Хрущёв, он тоже ведь злодей!
  Людей так очень строго наказали,
  что они стали от того лишь злей!
  
  Девять невинных человек осуждено!
  Они канули как в страшную ночь!
  Но мы будем бороться всё равно!
  Мы коммунизм прогоним прочь!
  
  Хотя мы под коммунизмом стонем,
  и наша жизнь коммунизма плен,
  коммунистов мы всё-таки прогоним!
  Поднимем Россию-матушку с колен!
  
  Подольск, Россия вся теперь с тобою!
  Строй кровавый коммунизма нелюдим!
  Не горюйте, люди, над своей судьбою,
  мы зверей-коммунистов скоро победим!
  
  Объяснять мне это только надо ль,
  что русский теперь стал как плебей.
  Коммунисты-суки, это жуткая падаль!
  Русские люди, всех коммунистов бей!
  
  Одиннадцатое января. 1962 год.
  8
  
  
  * * *
  
  Бесстыжих щёк не тронет краска!...
  
  Играет локон ярко-золотой
  на лбу красавицы прелестной!
  Но кому станет она женой,
  с тем не будет она честной.
  
  На её лице лишь только маска.
  Маску она не снимет никогда!
  Бесстыжих щёк не тронет краска
  её блуд осудившего стыда!
  
  Сверкают властные черты
  в её глазах, как сталь холодных!
  Всегда до её чудной красоты
  есть много охотников голодных!
  
  Ей подарил я стихотворение.
  Она же мне всё наперекор,
  на устах её не восхищение,
  а лишь один прямой укор!
  
  Взгляд её словно стрела!
  Ходит она вечно недовольной!
  Её брови словно два крыла
  какой-то птицы своевольной!
  
  Сперва она тебя прима́нит.
  (хоть её хитрости просты́.)
  Потом она тебя обманет,
  но этим будешь счастлив ты!
  
  Разговаривает она всегда сухо,
  словно словом бьёт под дых!
  Её сердце холодно-каменное глухо
  к страданьям близких и родных.
  
  Тринадцатое января. 1962 год.
  9
  
  
  * * *
  
  За миллионы коммунистами убиенных.
  
  Краснодар 15-го января 1961 год.
  Здесь натворили коммунисты дел!
  Коммунист, этот проклятый урод,
  творит в России всюду беспредел
  
  Но надоело! Людям надоело!...
  Нами правит коммунизма сброд!
  Коммунистов бить святое дело!
  И восстал затравленный народ!
  
  Коммунистов, над нами властников,
  готовы мы всех их, гадов, задушить!
  На митинге было более 1300 участников,
  готовых ради свободы подвиги вершить!
  
  О них случайно услышал я в эфире!
  О них уже написал я не один стих!
  Осуждено было двадцать четыре...
  Они герои, мы помним имена их!
  
  Коммунист, пока что, господин.
  Скоро сбросим коммунистов-гондонов!
  Из протестующих убит всего один...
  Но он один из многих миллионов!
  
  Я не стану коммунистам льстить!
  Все, из гражданских и военных,
  клянёмся коммунистам мстить
  за миллионы коммунистами убиенных.
  
  Братва России, меня не забывайте!
  Под страшной истории колёсный стук
  всех коммунистов-палачей убивайте!
  Убивайте всех КГБЭэшных грязных сук!
  
  Семнадцатое января. 1962 год.
  10
  
  
  * * *
  
  Для меня любовь теперь святая!
  
  Любовь?... Да что же это такое?
  Её давно пора бы запретить!
  Но с чего-то сердце не в покое.
  За любовь я всё могу простить!
  
  В любовь не верил я и не любил!
  Я не любил, любовь за блажь считая.
  Но кто бы знал, я столько пережил!...
  И для меня любовь теперь святая!
  
  Пусть говорят, будто любовь отстой!
  Пусть говорят, что будто любви нету!
  Остановись, пожалуйста, постой...
  Любовь не разменяешь как монету!
  
  Девчонки, юродствовать не стану.
  Люблю вас ночью, даже среди дня!...
  Я вас люблю и мне по барабану,
  что кто-то там не любит вдруг меня!
  
  Я за любовь себя готов убить!...
  Любовь не составляет мне труда!
  Главное мне только вас любить,
  а остальное, это просто ерунда!
  
  Всё ерунда! И юбочку повыше!...
  Всё ерунда! Качайся не любя!
  Всё ерунда! Но, если меня слышишь,
  сегодня я издохну без тебя!
  
  Девятнадцатое января. 1962 год.
  11
  
  
  * * *
  
  Нам коммунизм никогда не полюбить!
  
  Александров Владимирской области́...
  Мы тогда только о счастье мечтали!
  Грешных, Господь, нас за то прости,
  что но на коммунистов мы восстали!
  
  Восстали 23-его июня, 1961-го года.
  Жить нам стало невозможно, из-за того
  пошли против Хрущёва-сумасброда,
  и против всей кровавой партии его!
  
  На митинг вышли больше, чем 1200!
  Нас житьё коммунизма так достало!
  Четырёх наших расстреляли на месте!
  Коммунистами раненых 11 упало!
  
  Все они упали в свою кровь!...
  Зверьми коммунисты завыли!
  Упавшим не подняться вновь...
  Из коммунисты били!... Били!...
  
  Убиты только лишь четыре...
  Смелых, молодых и ладных!...
  Страшнее нет ничего в мире
  коммунистов кровожадных!
  
  Сердце моё теперь злобу затаило!
  Нам коммунизм никогда не полюбить!
  Осуждено нас только двадцать было...
  Отсидим и коммунистов будем бить!
  
  Двадцать третье января. 1962 год.
  12
  
  
  * * *
  
  Тебя ласкать готов я до рассвета!
  
  Плохо так, что хуже не бывает!...
  Устало сердце от тоски стонать!
  Душа моя с тоски аж завывает!...
  Ты могла бы тоску мою прогнать!
  
  Ты знаешь ли, о чём я говорю?...
  Не знаешь. Да оттуда тебе знать!
  Я давно к тебе желанием горю!...
  Ты меня не хочешь вспоминать.
  
  Не хочешь! От того мне скверно!
  От тоски мне избавления уж нет!
  Ты так сыта мужчинами, наверно,
  что зачем тебе какой-то там поэт.
  
  Мы с тобой, наверное, равны!
  Ты в другом души не чаешь.
  Любуюсь я тобой со стороны!
  Ты меня, увы, не замечаешь.
  
  Твои груди, ноги очень хороши!...
  Тебя ласкать готов я до рассвета!
  Ты женщина для ветряной души,
  любви и страсти заблудшего поэта!
  
  Очнись ты! - пред тобой стою!
  К тебе пришёл, тебя я не покину!
  Своими стихами твои ноги воспою,
  рифмой опишу меж них картину!
  
  Оставь все свои прошлые мечты,
  они, как цветы осенью, засохнут.
  Кто знал тебя, не видя красоты,
  с моих стихов от зависти издохнут!
  
  Двадцать девятое января. 1962 год.
  13
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи над нами глумятся!
  
  Муром, Владимирской области́...
  Здесь месть народная изли́лась!
  Грусти уже теперь, не грусти,
  но что случилось, то случилось!
  
  Тридцатого июня 1961-го года
  вспыхнули нешуточные страсти!
  Восстали рабочие нашего завода
  против коммунизма злой власти!
  
  Участвовало полторы тысячи́!...
  Может и был бы восставшим успех!...
  Ранили двух! Остальные, - молчи!...
  Угрозой расстрела задавили всех!
  
  Осуждено из нас двенадцать было
  на тюремные страшные муки!
  Их вспоминаю, и сердце заныло!...
  Коммунисты кровожадные суки!
  
  Наши братья в тюрьмах томятся!
  Мы обрезы готовим и топоры!
  Коммунисты над нами глумятся!
  Мы всё стерпим до нашей поры!
  
  Пускай нам пока совсем не везёт!...
  Теперь нету покоя нам ночью и днём!
  Но я знаю, что скоро время придёт,
  убивать коммунистов-палачей начнём!
  
  Тридцать первое января 1962 год.
  14
  
  
  * * *
  
  Я всю жизнь только тебя одну любил!
  
  Бываю часто я печален и угрюм,
  когда в душе вдруг черти запоют,
  когда на суд безмолвных тайных дум
  из прошлого вдруг образы встают!
  
  На душе моей так тяжко потому,
  что нету мне спокойного ни дня!
  Но кто же кого судит, никак не пойму:
  то ли я их осуждаю, то ли они меня?
  
  Думы тайные не то, что как врачи!
  Они только лишь исцелением дразня́т!
  Бесчувственны они, словно мои палачи!
  Они меня за прошлое жестоко казнят!
  
  В своём сердце все чувства иссушил
  мой разум злой, дерзкий, непокорный!
  Любви я в сердце столько потушил,
  что оно стало словно уголь чёрный!
  
  В твоих словах я боль свою узнал!
  Чувства помчались, как с обрыва воды!
  Я прочитал твои слова и простонал:
  "Где же была ты прошлые все годы?"
  
  Сердце моё в тебе родню признало!
  Столько много лет за зазря я загубил!
  Мне тебя всю жизнь не очень хватало!
  Я всю жизнь только тебя одну любил!
  
  Первое февраля. 1962 год.
  15
  
  
  * * *
  
  Мы завоюем для России свободу!
  
  Беслан Северо-Осетинской АССР
  бунт 1961-го года, 16-го сентября
  всем людям наглядный тому пример,
  что мы коммунистам верили зря!
  
  Человек было в бунте более семисот!
  Этот бунт в народе не будет забыт!
  Людей коммунисты били как скот!...
  Не один был коммунистами убит!
  
  Это было не так уже и давно.
  Камни в коммунистов летели!
  Было семь человек осуждено
  за то, что свободы они захотели!
  
  За свободу они пошли в тюрьму.
  Нам их никак не освободить.
  Теперь я их дело душою приму:
  коммунистов за них буду бить!
  
  У меня с коммунистами разные взгляды.
  У коммунистов не будет никогда успех!
  Коммунисты, эти кровожадные гады,
  всегда сожрать готовые всё и всех!
  
  Но мы боремся как только можем!
  Мы только правду говорим народу!
  Мы всех коммунистов уничтожим!
  Мы завоюем для России свободу!
  
  Третье февраля. 1962 год.
  16
  
  
  * * *
  
  Глаз твоих леденящая муть!
  
  Мы смотрели друг другу в глаза!
  До сих пор мы с тобой не забыли!
  В наших чувствах сейчас тормоза,
  но тогда мы друг друга любили!
  
  Теперь, через столько-то лет,
  тебе через мрачные годы кричу:
  "Ты любишь меня, или нет?"
  Знать я это зачем-то хочу!
  
  Твой нежный божественный голос!
  Ему я в ответ стихами не смолчу!
  Твой лоб прикрывает твой волос,
  как его целовать я снова хочу!...
  
  Слова мне твои словно розги!
  Ты в позу мне тут не вставай!
  Словами не пудри мне мозги!
  Тебя я люблю! - Так давай!...
  
  Ты для меня много значишь,
  хотя мы и разных кровей!
  Ты очень однажды заплачешь
  о том, что навсегда не стала моей!
  
  Но хочешь ты всё по-иному!
  Говоришь, не для меня твоя грудь!
  Так пускай достаётся другому
  глаз твоих леденящая муть!
  
  Пятое февраля. 1962 год.
  17
  
  
  * * *
  
  Буду писать коммунистам на зло!
  
  Сегодня здесь я, завтра - там...
  Кто-то мчится за мной по пятам.
  Я спешу, ведь жизнь, - момент!...
  Кто не со мною, - тот и мент!
  
  Повидал уже я в жизни много!
  К чужим бедам не буду глухим!
  Уповаю я только лишь на Бога!
  Но порох всегда держу я сухим.
  
  Зачем смерть мне сторожить?
  И так приходится мне терпеть.
  Никак нельзя наполовину жить,
  никак нельзя умереть на треть!
  
  Коммунизм страшнее сновидений!
  Он страдания русским продлит!
  Мой разум дрожит от потрясений!
  Душа моя русская очень болит!
  
  Стихами служу своей отчизне!
  Это мне такое нелёгкое дело...
  Мой разум тянется к жизни,
  но сердцу уже всё надоело...
  
  Нет, просто так я не утешусь,
  со мной коммунистам не повезло!
  Не застрелюсь и не повешусь!
  Буду писать коммунистам на зло!
  
  Седьмое февраля. 1962 год.
  18
  
  
  * * *
  
  Я давно в твою жену влюблён!
  
  Прекрасен стройный стан грузинки,
  словно нежная виноградная лаза!
  В руках её с продуктами корзинки,
  добром и счастьем светятся её глаза!
  
  Она движеньями неспешными
  вечером на окне штору опускает.
  Влажный взгляд лучами нежными
  жгучей страстью душу мне ласкает!
  
  Из-под венца шесть раз бежала,
  но вышла замуж на седьмой!...
  Но с каждым столько раз лежала,
  сколько хотелось ей самой!
  
  Для меня накрыт стол пышный!
  Бокал вином доверху нали́т!
  Молитвы шёпот еле слышный
  её губами страстно шевелит.
  
  Глаза прекрасные сверкают
  за тёмными стёклами её очков!
  Они вглубь сердца проникают!
  И я её любить уже готов!
  
  Я, на её взирая истомы муки,
  предложил присесть за стол,
  вдруг она, заламывая руки,
  со стоном рухнула на пол!...
  
  Жёлтый цвет скатерти приятен,
  хотя ведь это измены цвета он.
  Закадычный мой старый приятель,
  я давно в твою жену влюблён!
  
  Одиннадцатое февраля. 1962 год.
  19
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русским не строят эшафоты!
  
  Был человек, - нет человека!
  Исчез он в коммунизма мгле!
  Из нас иному даже и полвека
  Бог не оставил на этой земле!
  
  Коммунисты казнят по ночам,
  Гимн петь нас заставляют!...
  Жертвы полупьяным палачам
  сами свои затылки подставляют.
  
  Их расстреляли! Их уже нет!...
  Но не забыт тот день далёкий!
  Как страшного чудовища хребет
  здесь появился холм высокий.
  
  Здесь ряды могил безвестных
  по всей России разлили́сь!
  Убили всех, душою честных,
  и друг за друга приняли́сь!
  
  Никто не избежал расправы,
  хотя боролись со всех сил!
  Теперь тянутся сочные травы
  из недр безвестных могил!
  
  Слёзы сдержать я не в силах!
  Душа моя замирает от страха.
  Сочные травы на здешних могилах
  выросли прямо из героев праха!
  
  Коммунизм противен до рвоты!
  В дерьме коммунизма ум погряз!
  Палачи русским не строят эшафоты,
  коммунисты живьём хоронят нас!
  
  Тринадцатое февраля. 1962 год.
  20
  
  
  * * *
  
  После жаркой страстной ночи!
  
  Она, красавица плясунья,
  с обнажёнными грудями
  говорит она, такая лгунья,
  что любовь есть между нами!
  
  Танец быстрый песней звонкой,
  душу он мою приворожил!
  Заворожён я этой девчонкой!
  Мне её танец голову закружил!
  
  С виду она покорная рабыня,
  только очень непокорная она!
  В душе она властная графиня
  ясным днём и даже среди сна!
  
  Душа её вздрогнула и снова
  вдруг затаилось всё в её груди.
  Но она всегда верить готова
  в то, что её счастье впереди!
  
  Давно сам себя за то ругаю,
  что нет любви в душе моей.
  И очень часто предлагаю
  вместо любви я дружбу ей.
  
  До утра не сомкнуть очи!...
  Наши сердца горят огнём!
  После жаркой страстной ночи
  без неё холодно мне днём.
  
  Одну люблю я как богиню!
  А с другой всю ночь грешу!
  Цыганку или герцогиню
  взять в жёны? Так и не решу.
  
  Семнадцатое февраля. 1962 год.
  21
  
  
  * * *
  
  Коммунизма лжи слышу немало!
  
  Бывал я здесь, бывал я там...
  Менял пароли, имена и клички...
  Жизнь меняя, меняешься и сам,
  Друзей меняешь и привычки...
  
  Не думаю в стихах вам врать я,
  Так уж повелось со старины,
  говорят: "Все люди - братья",
  но они, увы, все вовсе не равны́...
  
  Доводят нас до исступления.
  Коммунизм холодом нас жжёт
  Души́ тревожные стремления,
  где мыслей пламенный полёт!
  
  Коммунизма лжи слышим немало!
  Кто только что о благе ни говорит!
  Только мне судьбу цыганка нагадала
  такую, что теперь душа моя болит.
  
  Теперь буду жить совсем иначе,
  теперь позабуду все невзгоды свои.
  Глаза мои больше уже не плачут,
  на моей душе все слёзыньки мои!
  
  Уже ни к чему не стремимся,
  как крысы во тьме шуршим.
  Коммунистов очень боимся,
  все давно никуда не спешим.
  
  Значит, мы злые дикие люди,
  если у нас коммунисты-вожди.
  Скоро в пещерах жить будем...
  То-то ждёт нас ещё впереди!...
  
  Девятнадцатое февраля. 1962 год.
  22
  
  
  * * *
  
  Так хочется кого-то полюбить!...
  
  Ты уже спишь, а я порой ночною
  стою под окнами твоими как сова.
  Не слышишь под дремлющей луною
  моих стихов призывные слова!
  
  Мне тебя увидеть очень надо!
  Но не могу лишь только потому,
  камней холодных высокая ограда
  скрывает твой терем-тюрьму.
  
  Твои виски не тронут сединою,
  на твоём лице морщинок нет.
  Давно рассталась ты со мною,
  до сих пор ты словно розы цвет!
  
  Не наберёшь теперь мне земляники.
  Мне от тебя не надо вовсе ничего...
  И прежних лет тоскующие блики
  больше не утешат сердца моего!
  
  Спустилась ночь, а тебя нету.
  Но я тебя уже, почти, не жду.
  И я, конечно же, к рассвету
   другую стерву сам себе найду!
  
  Мой путь идёт куда-то вдаль,
  без меня одна здесь остаёшься.
  Мы больше уж увидимся едва ль,
  ты ко мне никогда не вернёшься.
  
  Не утешает меня уже моя работа.
  Мне очень надоело одиноким быть!
  Как хочется обрадовать кого-то!
  Так хочется кого-то полюбить!...
  
  Двадцать третье февраля. 1962 год.
  23
  
  
  * * *
  
  Антикоммунизма надёжный приют!
  
  Утром бреюсь всегда чисто,
  (ни для кого это не новь),
  сливаю зло на коммуниста,
  начинаю писать про любовь!
  
  Я любовь перенёс как простуду,
  видно, так и должно было быть.
  Возможно, тебя когда-то забуду,
  или вовсе не смогу тебя забыть!
  
  От тебя снова спешу куда-то прочь,
  (как грех от праведной Мадонны.).
  Твои глаза темны всегда как ночь,
  как пропасть страшная бездонны.
  
  Тебя я не хвалю, не проклинаю,
  с тобой сошёлся всем на зло.
  Как с тобой выжил? Я не знаю.
  Просто, видно, мне очень повезло.
  
  Теперь тебе признаюсь, как себе:
  нет, угрызения меня не гложут.
  Все мои воспоминанья о тебе
  меня уже нисколько не тревожат.
  
  Уже облетает с деревьев листва
  от мороза ночных причащений.
  Свежих мыслей полна́ голова,
  душа свежих полна́ ощущений!
  
  Мести полна по самые края,
  (ничего никак не поделаешь тут),
  душа грешная мятежная моя,
  антикоммунизма надёжный приют!
  
  Первое марта. 1962 год.
  24
  
  
  * * *
  
  Теперь не прошу любви у тебя.
  
  Я полюбил тебя, совсем не зная.
  Надо мной смеялись все кругом.
  Ты была когда-то мне родная,
  а теперь ты стала мне врагом.
  
  Ты меня в дерьмо уткнула мордой,
  видно уж так задумано судьбой.
  Хоть по жизни я крутой и гордый,
  только вот стелюсь перед тобой.
  
  За что ты так меня караешь?
  Я же с намерением благим...
  О меня ты ноги вытираешь,
  если бы одна, а то с другим.
  
  Любовь, это дело только случая,
   её ведь так просто не найдёшь.
  Ты, сладкой мукой меня мучая,
  никогда нигде покоя не даёшь.
  
  За каприз, мною исполненный,
  что я хотел, то ты мне и дала́:
  кубок, твоими ядами наполненный,
  ты мне с нежной улыбкой подала́.
  
  Один мой оплот единственный,
  остался лишь только он со мной:
  твой силуэт в ночи таинственный,
  твой нежный голос неземной!
  
  Иногда приходишь ко мне не любя,
  смотришь скучающим взглядом.
  Теперь не прошу любви у тебя,
  прошу, будь со мною ты рядом!
  
  Третье марта. 1962 год.
  25
  
  
  * * *
  
  Коммунизма век кровавый!
  
  Коммунистами я зажат в тиски,
  не боюсь с коммунизмом драки!
  Мою душу рвут мне на куски
  коммунисты-палачи-злые-собаки!
  
  Коммунисты, это вонючее говно!
  Власть их не будет бесконечна!
  "России нет!..." - кричат они давно.
  Но знаю, что моя Россия вечна!...
  
  На коммунизм пишу сатиры,
  но на свободе я всё ещё пока.
  В моих стихах не трепет Лиры,
  а звон антикоммунизма клинка!
  
  Мои кони-стихи разъярённые,
  куда-то вы так несёте меня?
  Мятежной мечтой напоённые
  горите вы ярче солнца огня!
  
  Я наблюдаю за державой,
  она уж в муках корчится!
  Коммунизма век кровавый,
  поверьте, скоро кончится!
  
  Тёмную ночь, утро тихо ждущую,
  пытаюсь мысленно продлить.
  Представляю жизнь грядущую.
  Своё прошлое пытаюсь позабыть!
  
  Горькой тоскою мне горло сдавило,
  тихонько стою у безвестных могил...
  Русских расстреляно много здесь было
  по приказу коммунистов-палачей-горилл!
  
  Пятое марта.1962 год.
  26
  
  
  * * *
  
  Давай же выпьем за любовь!
  
  Подруги все меня забыли,
  А был когда-то я хорош!...
  Годы меня не пощадили,
  Но ты как розочка цветёшь!
  
  Ты ворвалась в быт мой строгий!
  Я понял, что жил я раньше зря!
  Пришла и мой приют убогий
  ты собою осветила как заря!
  
  От твоей песни соловьиной
  в душе моей рассеивается тьма.
  Своею мудростью змеиной
  любого ты сведёшь с ума!
  
  Не думая: "Ты пара мне иль нет?"
  на коленях сейчас руки твоей прошу.
  Красных роз, огнём пылающий, букет
  с любовью тебе сейчас преподношу!
  
  Ты мой нежный дьявол-искуситель,
  мою жизнь превративший в тюрьму.
  Ты мой дьявол или ангел-спаситель?
  Но до сих пор никак тебя не пойму!
  
  Похоже, что ты вовсе не сокровище,
  а лишь только страсти горячей глоток.
  Знаю, что ты моё любимое чудовище.
  Красное вино твой аленький цветок!
  
  С годами тихо стынет наша кровь,
  огонь в душе медленно угасает.
  Давай же выпьем за любовь,
  ведь нам её так не хватает!
  
  Седьмое марта. 1962 год.
  27
  
  
  * * *
  
  На Островского "Как закалялась сталь".
  
  Собрат по перу, наш Островский,
  (наверное он в стельку был пьян!),
  хоть парень был свой он, таковский,
  но очень дурной написал он роман!
  
  Он был инвалидом по зрению,
  (такой же, как я, может быть.).
  Подверг он стыду и презрению
  наше простое желание, - жить!
  
  Комсомол он вознёс как чудо!
  И так написал он, кроме того,
  что было очень в России худо
  без сраного комсомола его!
  
  Мечтая в душе об Италии,
  описал он природы красу,
  и как хорошо гениталии
  морозить в глухом лесу!...
  
  Души в нём не было полёта,
  он с коммунистами дружил.
  Свою книгу зловонного помёта
  нам на десерт он предложил!
  
  Время тратить на чтение жаль!
  "Герои" его романа очень жалки!
  "Как закалялась сталь" -
  чтоб сделать весло для говномешалки!
  
  Одиннадцатое марта.1962 год.
  28
  
  
  * * *
  
  Без меня счастья не найдёшь!
  
  По всем видам ты птичка ранняя...
  Хотя твоя уже помятая краса,
  твои глаза как даль бескрайняя,
  они красивы, как голубые небеса!
  
  Ты стала мне душевной раной!
  По тебе страдаю, мучаюсь, любя...
  Хотя тебя зовут Светланой,
  но жуткой тьмою тянет от тебя.
  
  Видно, нашему счастью не быть.
  Должен был я всё это предвидеть.
  Так хотел бы я тебя очень любить!
  Но только буду тебя ненавидеть.
  
  Вдруг поникли судьбы моей розы.
  От мрачно-тёмной печали моей
  зарыдал даже вдруг в саду соловей,
  заплакали даже ели, ивы, берёзы...
  
  Мои глаза стали слезами по́лны,
  но о счастье всё же стихами пою.
  Берег счастья, где нежные волны,
  давно ожидает грешную душу мою.
  
  Ты так стройна, красива, хороша!...
  Как мне пережить с тобой разлуку?
  На короткое время воспрянет душа
  и вдруг снова провалится в скуку...
  
  Не будешь ждать меня. Напрасно
  замуж без любви за старого пойдёшь.
  Хоть в жизни будет всё прекрасно,
  только без меня счастья не найдёшь!
  
  Тринадцатое марта. 1962 год.
  29
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-палачей зверей!
  
  В России всё время непогода.
  Все русские будто сошли с ума!
  У кого-то Родиной свобода,
  моя страна ужасная тюрьма!
  
  Не выйти мне с этого круга,
  жизнь моя слишком строга́.
  Для меня просто иметь друга,
  значит иметь себе злого врага!
  
  Не прославлял я речки Яузы,
  не дарил коммунистам стих.
  Звуков немного, больше паузы
  в печальных песенках моих.
  
  Россию трудно мне представить
  без тюрем и без концлагерей!
  Стихом не перестану "славить"
  коммунистов-палачей-зверей!
  
  Лживым словом, как дурманом,
  Россию в бездну коммунизм зовёт!
  Ослеплённая грязным обманом
  толпа за коммунистами бредёт!
  
  Не рассмотрев в кровавой вьюге
  прищур ужасный Ленина-сатаны,
  все погибли не́други и дру́ги
  у Красной проклятой стены!
  
  Пред смертью можно зарыдать,
  пред смертью можно рассмеяться!
  Уж лучше жизнь борьбе отдать,
  чем лживым коммунистам сдаться!
  
  Семнадцатое марта.1962 год.
  30
  
  
  * * *
  
  На тебе пусть буду только я...
  
  Люблю я!... Ну и что с того?...
  Мне любовь взаимная не светит!
  Никто не слышит сердца моего,
   никто моему сердцу не ответит!...
  
  А я страдаю! Очень я страдаю!...
  Страдаю так, что застывает кровь!
  Недосыпаю теперь, даже недоедаю.
  Очень жду свою взаимную любовь!
  
  Любовь взаимная... Она бывает?
  Но верить в это очень я пока хочу!
  Похоть меня ночью так долбает!...
  Сношаться к сатане во сне лечу!
  
  Я по ночам во сне кончаю и плыву...
  Проснувшись, продолжаю всё дрожать!
  А я хотел бы очень так бы наяву
  с какой-нибудь девахой полежать!...
  
  Я полежал бы... Я б не возражал...
  Себя в сношениях уж не веду строго!
  Со многими уже я ночь полежал...
  только толку, в общем, никакого!
  
  Пусть станет так, что станешь ты моя!
  Ох, как доволен буду своей судьбою!
  Но на тебе пусть буду только я,
  пусть остальные будут под тобою!
  
   Девятнадцатое марта. 1962 год.
  31
  
  
  * * *
  
  Россия поверила в Ленина ложь!
  
  Бездомный пёс в ночи залаял,
  предвещая утра ранний час!
  Пришла весна, уж лёд растаял,
  но коммунизм-зло сту́дит нас!
  
  Богом забыты мы одни на Земле.
  Душа в прегрешеньях страдает!
  Мы, как слепые, плутаем во мгле!
  Теперь где мы? Никто уж не знает!
  
  Душа русская совсем уже закисла!
  В ней накопилось горя по самые края!
  Зачем над страшной пропастью зависла,
  мать-Россия, добром бедная, моя?
  
  Все ринулись дружною гурьбой,
  Россия поверила в Ленина ложь!
  Знала ли, Россия, что случится с тобой,
  если ты с коммунистами пойдёшь?
  
  России железной занавеси сталь
  вдруг переломала силой мрачной
  мечты, как тоненький хрусталь,
  как первый лёд, ещё прозрачный!
  
  Бредём вслепую через мрачные годы
  злою судьбой гонений и невзгод!...
  Где наш маяк? Где знак Свободы?...
  Куда судьба Россию грешную ведёт?
  
  Мы все других судить умеем,
  у нас на это каждый уж мастак!
  Может ли гений быть злодеем?
  Антикоммунистическим? - ещё как!
  
   Двадцать третье марта. 1962 год.
  32
  
  
  * * *
  
  Любовь!... Она такая злая!
  
  Змеёю в душу заползая,
  любовь готова нас убить!
  Любовь!... Она такая злая,
  что даже и боюсь любить!
  
  Но иногда лишь, заезжая,
  под мою душевную метель,
  теперь делит женщина чужая
  со мной холодную постель.
  
  Тебя повстречал я случайно.
  С тех пор одну мысль таю:
  "Какая же страшная тайна
  так душу печалит твою?"
  
  Снова грешу и снова каюсь.
  Хотя заглушаю чувства свои,
  заглянуть с опасеньем пытаюсь
  в бездонный колодец, очи твои!
  
  До меня тебя уж многие помяли.
  Ты напрочь отпустила тормоза...
  Губы твои совсем уже полиняли,
  потускнели твои голубые глаза.
  
  Вдруг исчезли солнечные дни,
  вдруг пропали бархатные ночи...
  Только мы виноваты в том одни,
  что наши встречи стали всё короче!
  
  Нет для любви в душе заслона.
  Слова любви всегда так хороши!
  Только меткие стрелы Купидона
  пока ещё не ранили моей души!
  
  Двадцать девятое марта. 1962 год.
  33
  
  
  * * *
  
  Против коммунистов пишу помногу!
  
  Нас все наши пути приводят к Богу!
  Самый грешный путь, наверно, мой.
  Против коммунистов пишу помногу
  стихи пишу между сумою и тюрьмой!
  
  Не потому лишь, что дерзкую отвагу
  решил я своими стихами воспевать,
  Просто стало давно некуда бумагу,
  мне очень надоевшую, куда-то девать!
  
  Стены школ моих и детских садов,
  для меня это словно стены тюрьмы!
  Мне не жалко пропавших стихов,
  мне всегда светят они среди тьмы!
  
  Вдоволь желчи горести испив мы
  теперь проживаем, словно во сне.
  Часто снятся мне стихи и рифмы,
  Муза с Лирой часто снятся мне!
  
  Мне теперь стихи всё чаще снятся,
  Всё чаще стихи сон тревожат мой.
  Мои стихи к читателю стремятся,
  наверно почуяв миг свой золотой!
  
  Я над пропастью шёл по канату,
  и за мною горел тот самый канат!
  В жизни не одну пережил я утрату!
  Но я пока жив, я счастлив, я рад!...
  
  Поэты многие строчат стихи-куплеты,
  но только мне из них никто не кент.
  Они же просто так... только поэты,
  а я же ведь ещё и дерзкий диссидент!
  
  Тридцать первое марта. 1962 год.
  34
  
  
  * * *
  
  Обмани и брось меня!
  
  Я поднимаю свой бокал,
  в твои глаза в упор гляжу...
  Что тогда я тебе не сказал,
  то сейчас я тебе расскажу.
  
  Твой взгляд меня уже не греет,
  слова твои меня не веселят...
  Никто теперь уж не сумеет
  вернуть мою любовь назад!
  
  Помню, как в той жизни дальней
  я жил сердцем страдая, но любя!
  С тобой мне стало ещё печальней,
  нежели когда-то было без тебя.
  
  Небосвод мне стал вдруг низким.
  Друг от друга мы куда-то бежим!
  Я был тебе родным и близким,
  а стал теперь далёким и чужим.
  
  Если только будет тебе легче,
  то, хладнокровие дерзко храня,
  ты влюби меня в себя покрепче,
  потом обмани и брось меня!...
  
  Расстаюсь навсегда с тобой,
  сам от тяжёлой тоски погибая.
  Сейчас я прилёг бы с любой,
  только меня не устроит любая!
  
  Я прошёл путём непроходимым
  там, где смерть начало всех начал!
  Хорошо любить и быть любимым!
  Я такого пока в жизни не встречал.
  
   Первое апреля. 1962 год.
  35
  
  
  * * *
  
  Для коммунистов я словно угроза!
  
  Я очень много написал стихов
  вопреки собственных желаний.
  Мы несчастные рабы своих грехов.
  Мы рабы своих глупых мечтаний.
  
  Для коммунистов я словно угроза!
  Все мои стихи для них не хороши.
  В моих стихах лишь жизни проза,
  в них по России боль моей души...
  
  Днём жизнь одна, ночью другая!
  Я больше всё слушал и молчал.
  Боль в душе своей превозмогая,
  я молча думал и стихи писал.
  
  С каждым годом всё прилежней
  стихи пишу, дарю их другим...
  Я всё тот же, я всё прежний,
  всю жизнь буду только таким!
  
  Стихи писать я не зарёкся,
  хотя из-за них я пострадал.
  От стихов я своих не отрёкся!
  Я просто их людям раздал.
  
  Я не люблю, где многолюдно,
  толпа не в силах мне помочь.
  Когда мне бывает очень трудно,
  стихи пишу весь день и ночь!
  
  Туман тоски мне душу застилает,
  В неё он лезет как в пустую нишу.
  Смерть моя где-то собакой лает,
  только я её пока ещё не слышу.
  
  Третье апреля. 1962 год.
  36
  
  
  * * *
  
  Когда и с кем найду рай в шалаше?
  
  Черты лица не рассмотреть
  мне в темноте ночного сада.
  Не сможет душу мне согреть
  ночи пасмурной прохлада.
  
  Меня уединенье не пугает,
  я к одиночеству давно привык.
  Здесь никто меня не отругает,
  никто не скажет, что я бык...
  
  Я хотел бы избежать страданий.
  Но мне не нравится тихий уют!
  Тро́пы моей грешной души желаний
  меня стихами в сады греховные ведут!
  
  Туго твои стянутые тёмные косы,
  на лице твоём как будто страх...
  Ты молчишь, но все твои вопросы
  ясно в твоих читаются глазах.
  
  С тобою мне только беда,
  хотя ты в мои жёны метишь.
  Ты словно погасшая звезда,
  уж холодна, но ещё светишь.
  
  Ты прекрасна и очень мила́.
  Но расстаёмся мы, прости...
  Пытку любовью не смогла
  моя грешная душа перенести!
  
  Мне две луны повсюду светят:
  луна на небе и луна в моей душе!
  Но только мне лу́ны не ответят,
  когда и с кем найду рай в шалаше.
  
  Пятое апреля. 1962 год.
  37
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-чекисты-легавые!
  
  Может быть и я жил бы тихо,
  даже мог бы песни весёлые петь!
  Но от коммунизма мне так лихо,
  что нету мне больше сил терпеть!
  
  Коммунисты-чекисты-легавые,
  они за мною повсюду снуют!
  Но струны души моей ржавые
  мои песни Свободы людям поют!
  
  Коммунистов-палачей проклинаю!
  Беспощадно терзают русские края!
  Кто умрёт раньше? Того не знаю.
  Может быть даже что раньше я...
  
  Мимо злобного коммуниста-быка
  со своими стихами иду гордо!
  Уже давно не стремлюсь в облака,
  на русской земле стою твёрдо!
  
  За коммунизма тюремной стеною
  коммунистический лютует сатрап!
  В тюрьме днём беседуют со мною
  те, кому ночью отбывать на этап.
  
  Часто то ли наяву, то ли во сне,
  словно заветный победный клик,
  вдруг является как-то ко мне
  заветной Свободы гордый лик!
  
  Пока ещё я своей цели не достиг,
  судьба моя мною ещё не разгадана,
  но только коммунисты моих книг
  боятся, словно черти святого ладана!
  
  Седьмое апреля. 1962 год.
  38
  
  
  * * *
  
  Зачем собою дразнишь мужика?
  
  Живу жизнью очень грешной,
  о годах, мною прожитых, скорбя.
  В минуты грусти безутешной
  вспоминаю только лишь тебя!
  
  Жду, охвачен нетерпением,
  когда опять ко мне придёшь!
  Ты забавляешь меня пением,
  хотя все твои песни ложь!
  
  Любишь нежности "телячьи"!
  Ты перепоёшь хоть соловья!
  Твои глаза зелёные кошачьи,
  лёгкая поступь мягкая твоя...
  
  Не знавала, наверно, загара
  светло-белоснежная кожа твоя.
  Зазвучала вдруг твоя гитара
  и замолкла вдруг, звуки тая́.
  
  Не смыслишь в музыке ни хрéна,
  а всё пытаешься мне что-то петь!
  Поёшь словно страшная сирена,
  мне уже нету сил тебя терпеть!
  
  Не сыпь на раны мои солью!
  Несётся крýгом моя голова!
  С гневом, горестью и болью
  твои дурные слушаю слова!
  
  От слов твоих на душе больно,
  мой разум даже мýтится слегка!
  Со мною пошутила и довольно!...
  Зачем собою дразнишь мужика?
  
  Одиннадцатое апреля. 1962 год.
  39
  
  
  * * *
  
  Не приму от коммунистической Руси!
  
  Когда вдруг вдохновения нету,
  когда попал я в чёрную струю,
  куда деваться бедному поэту?
  С кем поделить печаль свою?
  
  Сколько раз я хотел бросать,
  однако всё пишу. Но от скуки
  не стал бы я стихи писать,
  не взял бы даже перо в руки!
  
  Вовсе не хочу быть генералом,
  мне просто лучше быть рядовым.
  Я Поэт в большом и в малом,
  всегда буду лишь только таковым!
  
  Меня читая кто-то хмурит брови,
  хотя вовсе даже не понял ничего.
  Мои стихи, они как капли крови,
  из больного сердца каплют моего!
  
  Хоть много лет служу искусству,
  признания ни у кого не попрошу.
  Мой талант подвластен чувству,
  что есть в душе, только то пишу!
  
  Стихов я написал уже целую груду,
  будет мне хорошим комплиментом.
  Ни царём, ни рабом никогда не буду,
  стал я только простым диссидентом.
  
  Среди коммунизма сверхдержавы
  мне стать известным? Бог меня упаси!
  Не приму ни признания и ни славы
  от коммунистической злобной Руси!
  
  Тринадцатое апреля.1962 год.
  40
  
  
  * * *
  
  Я тебя, счастье моё, просмотрел!
  
  Тебя вспоминаю, (верь не верь),
  сразу кру́гом идёт моя голова!
  Ты пишешь что я нежный зверь...
  В чём-то ты, возможно, и права́!
  
  Что я зверь, я и сам это знаю.
  Только вот нежный ли? Едва ль!
  Я очень часто тебя вспоминаю.
  Мы расстались, мне теперь жаль!
  
  Жаль мне, что тебя со мной нету!
  Лет разбазаренных мне очень жаль!
  Я один поскитался по белому свету,
  теперь мою душу терзает печаль.
  
  Я всё одинок, как всегда, и теперь...
  Путь дальнейший мой очень неясен.
  Я не нежный, но загнанный зверь.
  Наверное даже кому-то очень опасен.
  
  Один лишь сам во всём я виною.
  Я тебя, счастье моё, просмотрел!
  Если ты была бы сейчас со мною,
  то бы, наверное, я сразу подобрел.
  
  Но в судьбе не поставлена точка!
  Разум шепчет: "Своё ты возьми!"
  И брожу я, как зверь-одиночка,
  меж зверей, что зовутся людьми.
  
  Семнадцатое апреля. 1962 год.
  41
  
  
  * * *
  
  Коммунист-негодяй подлец-палач!
  
  Жизнь в России ненормальная,
  мы несёмся от граблей к косе!
  Россия страна криминальная.
  Я такой же преступник, как все!
  
  Хоть моё сердце болью ноет по утрам,
  не доверюсь коммунистам-"докторам",
  лишь потому, что коммунист-"врач"
  коммунист-негодяй-подлец-палач!
  
  Коммунизма вонючее кровавое поило
  я не посоветую пить никогда никому!
  Очень много тюрем Россия настроила,
  теперь сама угодила в свою же тюрьму!
  
  Мне говорить вам об этом надо ль,
  что несёт зловоньем от сраного кремля?
  В падшей России коммунизм-падаль,
  заражена коммунизмом русская земля!
  
  От коммунистов-палачей беды терплю.
  Мятежными стихами коммунистов караю!
  Я из русских дворян, свою Россию люблю,
  вместе с патриотами за свободу её умираю.
  
  Долго не будет лить Россия горькие слёзы
  о поэте, душой и плотью пострадавшем за неё.
  Тихо заплачут лишь только русские берёзы,
  закаркает кровавого коммунизма вороньё!
  
  Мои стихи коммунисты-палачи уже знают.
  Знаю, что не приведёт это меня к добру!
  Коммунисты-людоеды меня растерзают,
  но только я для России никогда не умру!
  
  Девятнадцатое апреля. 1962 год.
  42
  
  
  * * *
  
  Тебя я, кажется, всё-таки люблю...
  
  Гордо проходишь меня мимо!...
  Какой ты стала! Тебя не узнаю́!
  Твой приговор жесток неумолимо!
  Но его душой смиренно признаю́.
  
  В твоём взоре ум дерзко сквозит.
  Тебе умной быть очень к лицу!
  Твой жёсткий взор насквозь пронзит
  сердце и душу любому хитрецу!
  
  Жизнью хорошей, благополучной
  в России пока ещё не жил я никогда.
  Для жестокой жизни моей скучной
  ты мне веселье или же злющая беда?
  
  С твоей речью, как мёд липкой,
  я так очень давно уже знаком...
  Встречаешь меня тёплою улыбкой,
  но провожаешь с колким холодком.
  
  "Не будет наш роман забавным",
  ты постоянно это мне твердишь.
  Своим колким взором своенравным
  мне сердце острой болью холодишь!
  
  Тебя я, кажется, всё-таки люблю...
  Но пока я в этом не очень уверен.
  В душе какое-то смятение терплю,
  но торопиться к тебе не намерен!
  
  Ты горячо-холодная небрежность.
  Я от слов твоих не раз даже стонал!
  Только тот ценить умеет нежность,
  кто горе в жизни горькое познал!
  
  Двадцать третье апреля. 1962 год.
  43
  
  
  * * *
  
  Ненавистно коммунистов племя!
  
  Ненавистно коммунистов племя!
  Я антикоммунист до потрохов.
  У отдыха мною украденное время
  трачу лишь на сочинение стихов!
  
  Мы не все безвестными умрём.
  Но быть не каждому воспетым!
  Никогда не мечтал я быть царём,
  быть хочу лишь только поэтом!
  
  Мои душещипательные грёзы,
  все мои пораженья и успех...
  Стихи, это души поэта слёзы,
  сарказма жизни жуткий смех!
  
  Не смог сбежать я из Союза
  на моём переломном рубеже,
  хотя часто жаловалась Муза
  на всё моей, истерзанной, душе:
  
  "Твои рифмы зла отстойник!
  Ты в стихах безмерно груб!
  Ты не поэт, а ты разбойник,
  Антикоммунизма душегуб!"
  
  Не хочу быть другом личным
  для коммунистов всех мастей.
  Всегда буду третьим лишним
  для коммунистических властей!
  
  Уже немало копий поломал я,
  круша всё коммунизм-гнильё!
  Все стихи, что только написал я,
  это есть и будет завещание моё!
  
  Двадцать девятое апреля. 1962 год.
  44
  
  
  * * *
  
  Моей любви к тебе нет меры!
  
  Я рано пришёл на свидание,
  "вдруг не придёшь" - боюсь...
  Томит мне душу ожидание,
  встречи с тобой не дождусь!
  
  К тебе я всё нежней с годами,
  теперь не разлучит судьба нас!
  К тебе одной я рвусь мечтами!
  Нашей встречи уже близок час!
  
  Луны́ бледней стало твоё лицо,
  пошла ты замуж против воли!
  Теперь жмёт обручальное кольцо
  твою страстную душу до боли!
  
  Красота твоя просто ужасна!
  Она моё сердце сжигает дотла!
  Ты словно кошка дикая опасна!
  Как ручная кошка ты мне мила́!
  
  Ты прекрасней Моны-Лизы!
  (Не с тебя ль тот образ взят?)
  Но твои детские капризы
  стальною волею сквозят!
  
  Ты прошла все огни и воды,
  преодолела своей плоти страх!
  Молитвы страсти и свободы
   вижу в твоих чарующих глазах!
  
  Твоё чудное лицо как у Венеры,
  а может даже ещё покрасиве́й!
  Моей любви к тебе нет меры!
  Предаюсь тебе всею душою всей!
  
  Первое мая. 1962 год.
  45
  
  
  * * *
  
  Коммунизма звон цепей кандальных!
  
  Вопреки коммунизма бредней
  вас меня послушать попрошу.
  Даже и в свой час последний
  мятежные стихи вам напишу!
  
  Передо мной без края ширь,
  но всё равно мне места мало!
  Талант, слепой мой поводырь,
  теперь ведёт меня куда попало!
  
  Я был в историях скандальных,
  (ещё не раз об этом вам спою).
  Коммунизма звон цепей кандальных
  не заглушит Музу дерзкую мою!
  
  От всех скрываю талант свой,
  (Всегда всему свои есть сроки).
  Я поплатиться своею головой
  всегда готов за свои строки!
  
  Я вдруг расписался не на шутку,
  приёмы Музы ста́ры и ветхи́.
  Сердцем живу, доверяя рассудку,
  разрывая свою душу на стихи!
  
  На меня камень не поднять,
  в этом мне сам Бог поможет!
  Мою мятежную поэзию понять
  далеко, увы, не каждый может.
  
  Я был, я есть и буду я всегда!
  Мои стихи остры как шило!
  Мои стихи читайте, господа,
  в ком ещё сердце не остыло!
  
  Третье мая. 1962 год.
  46
  
  
  * * *
  
  Безумной похотью сгорая!
  
  Трепещет её сердце, замирая!
  Всю её от страсти аж трясёт!
  Она, безумной похотью сгорая,
  сама себя любовнику несёт!
  
  Она своим курносым носом
  своих подруг куда смешней.
  Не раз я мучаюсь вопросом:
  "Что так меня волнует в ней?"
  
  Речь её льётся струёю звонкой
  прямёхонько в душу мне течёт!
  Крутой бюст её за тканью тонкой
  меня к себе словно сон влечёт!
  
  Часто, против собственной воли,
  (она мне, словно на душу соль!)
  крепко сжимаю пальцы ей до боли,
  в своей душе испытывая злую боль!
  
  Все драгоценные украшения на ней
  от яркой красоты её все поблёкли!
  Она с годами стала лишь стройней.
  Тогда такое я предвидеть мог ли?...
  
  Красивые руки её раскинуты лежат!
  Кое-где пробит зелёною травою
  тёмных волос её тяжёлый водопад
  под её гордой красивой головою!
  
  Покинуть просто так её не смею,
  её назвать не в моих силах дорого́й.
  Я мог быть счастлив, но не с нею,
  мог быть несчастлив, но с другой...
  
  Пятое мая. 1962 год.
  47
  
  
   * * *
  
  Коммунистами затравленный народ!
  
  Когда наша душа в страхе трепещет,
  тогда святая свобода нас к себе зовёт!
  Но беспробудно вино и волку хлещет
  коммунистами затравленный народ!
  
  Так коммунисты людям надоели!...
  глаза на них бы русские не смотрели!
  Но русские дураки хотят не много:
  лишь только хлеба да спиртного.
  
  Я милиции ночной обыск и налёт...
  душой тихо безропотно встречаю.
  Не знаю, что мне Господь пошлёт,
  что будет завтра, я совсем не знаю.
  
  Смерть всегда хорошо помнит обо мне,
  пока живу здесь, во мне вражьем стане!
  В советской тёмной тревожной тишине
  смотрю на свободы факел в злом тумане.
  
  Всех коммунистов-палачей ненавижу,
  это давно дано мне Богом и судьбой.
  Пускай сам самого себя судьбой обижу,
  постоянно с коммунизмом веду бой!
  
  Не какой-то Хельзой и не Хильзой,
  даже не Жанной не хочу прослыть!
  Винтовки скромной стреляною гильзой
  после боя за свободу очень хочу быть!
  
  В бой послав дал Бог мне смелость,
  чтобы я своим стихом сражаться мог!
  Не пишу то, чего бы мне хотелось!
  Пишу лишь то, что мне диктует Бог!
  
  Седьмое мая. 1962 год.
  48
  
  
  * * *
  
  С любовью близко я знаком!
  
  Всегда моя любовь со мной!
  Да без любви бы я пропал!
  Летал всю ночь я на одной!...
  (Пока с кровати не упал!)
  
  Но продолжаю я мечтать!
  С любовью близко я знаком!
  Мне снова хочется летать!
  (И даже знаю я на ком!...)
  
  Только твоим очень хочу стать!
  Это желание мне дано судьбою!
  Теперь мне снова хочется летать!
  (Хоть на тебе, хоть под тобою!)
  
  Скажи, не вредно же хотеть?...
  Кроме тебя, мне все уж надоели!
  Со мною не могла бы пролететь
  этой ночью тёмною в постели?
  
  Что бы потом о нас ни говорили,
  мы бы к тому ослепли и глохли!
  Друг другу мы б такое подарили,
  что все бы с зависти издохли!...
  
  А что, и верно, в самом деле,
  тебя так я смог бы полюбить!...
  Ты хороша! Ты в чудном теле!
  С чего бы вместе нам ни быть?
  
  Одиннадцатое мая. 1962 год.
  49
  
  
  * * *
  
  От коммунистов я чуть не погиб!
  
  Вот опять я очень круто влип...
  Меня коммунизм-змей кусает!
  От коммунистов я чуть не погиб,
  но Господь меня всегда спасает!
  
  Счастья очень редкие мгновения
  бывают мне в моей злой судьбе.
  В древней книге "Откровения"
  теперь читаю строки о самом себе.
  
  Моя судьба, как смерть опасная,
  несёт меня будто в жутком сне!
  Есть любовь, и та несчастная,
  от которой очень больно мне!
  
  Что я Талант никто не возражает!
  Только им не возгоржусь никогда.
  Давно над судьбой моей мерцает
  ужасная мрачно-кровавая звезда!
  
  С непосильной тяжкой ношею своей
  иду, на свою злую судьбу не ругаюсь.
  Как мелкий трудолюбивый муравей
  из всех сил последних напрягаюсь!
  
  Жизнь моя горька, словно с перцем!
  В России всюду вижу смерти и гробы.
  Горе, что принял я своим сердцем,
  наверно, на три назначалось судьбы!
  
  Доносы каждый друг на друга стро́чит.
  Чистая правда, вам чем угодно клянусь!
  Теперь место страшной жуткой но́чи
  стало там, где ранее была́ Святая Русь!
  
  Тринадцатое мая. 1962 год.
  50
  
  
  * * *
  
  Меня разлюбила она.
  
  Лишь только силой взора своего
  она любовью сердца воспламеняет!
  Только она вовсе не любит никого!
  Она в любовь только просто играет.
  
  Очень соблазнительные её груди!
  Такой розово-нежный детский рот!
  Пускай нас га любовь осудят люди,
  но наша жизнь всегда своё берёт!
  
  Что такое происходит между нами?
  Мне на этот вопрос где найти ответ?
  Хотя пока ещё не стали мы врагами,
  только уже ни слов, ни чувства нет.
  
  В платочке тёмном ярко-узорном
  она, словно в каком трауре, молчит.
  Только во взгляде её непокорном
  её страсти грозная музыка звучит!
  
  Сейчас изменяю жизнь свою круто!
  Мне до всего теперь имеется дело!
  Очень хорошо, если сердце к кому-то
  навсегда горячей любовью прикипело!
  
  Но только меня вдруг разлюбила она.
  Мы прощаемся перед вечной разлукой.
  Моё сердце больное, как чаша полна́
  очень тихою мягкою нежною мукой!
  
  Её чудненькие миленькие глазки
  словно любви огромная яркая заря!
  Тот, кто не изведал женской ласки,
  тот свою жизнь прожил просто зря!
  
  Семнадцатое мая. 1962 год.
  51
  
  
  * * *
  
  Со сталинских кровавых лет!
  
  Наверно я успел наскучить,
  за то у вас прощения прошу.
  Чтобы читателя не мучить,
  я на этом эту книгу завершу.
  
  Мои года на мне как груз висят.
  Только лишь труд меня спасал.
  Бывало, что строф по пятьдесят
  я каждый день запросто писал!
  
  Давно хочу издать что-либо,
  как живу, коммунизм кляня...
  Но я говорю издателю спасибо,
  что он пока не издают меня.
  
  Я коммунизма лютый кровник!
  В Советском Союзе уже много лет
  что ни поэт, то сразу уголовник!
  Как уголовник, так уж, точно, поэт!
  
  Со сталинских кровавых лет
  я душой и рассудком поэт!
  Но я жестокую плату плачу
  за то, что пишу, не молчу!
  
  "Спасибо" родине за ласки,
  но только я пока не вижу их.
  Не верю в коммунизма сказки!
  Против коммунизма пишу стих!
  
  Поэт я русский только лишь всего!
  В моих стихах, как правда чистых,
  я Богом послан лишь только для того,
  чтобы написать о зверях-коммунистах!
  
  Девятнадцатое мая. 1962 год.
  52
  
  
  * * *
  
  Женским слезам не верьте никогда!
  
  Шепчем всем пустые обещания,
  чтоб только лишь добиться своего!
  Женские лживые слёзы прощания
  не значат ровным счётом ничего!
  
  Женским слезам не верьте никогда,
  это всего лишь крокодильи слёзы!
  Но они для мужчин просто беда!
  Они в душе моей словно занозы!
  
  Когда мы вдруг злым гневом горим
  (за что нас надо строго наказать!),
  то мы порою вдруг такое говорим!...
  что вовсе не должны бы мы сказать.
  
  Брак наш вышел очень неудачный.
  За что теперь плачу́ своей головой!
  Твоя душа словно дворец мрачный,
  а я в нём как бессменный часовой!
  
  Большие между нами расстояния!
  Только я всё продолжаю беречь
  в душе тёмные печали расставания,
  светлые восторги наших встреч!
  
  Нету проблем неразрешимых!
  Решения находим каждый раз.
  Живые звенья уз неразрушимых
  с годами больше связывают нас!
  
  Беда уже прошла, и даже не одна!
  Только ты наш покой охраняешь.
  Полную чашу горя не выпив до дна
  счастья в жизни никак не узнаешь!
  
  Двадцать третье мая.1962 год.
  53
  
  
  * * *
  
  Чтобы коммунизм победить!
  
  От коммунистов покоя мне нет!
  Я в этой жизни вечный странник!
  Везде и всюду я лишь изгнанник!
  Везде и всюду я одарённый поэт.
  
  От коммунистов многие устали,
  но не сгибаюсь я перед бедой.
  Мои дети уж большими стали,
  а я в душе всё ещё молодой!
  
  Порой хотел бы поваляться...
  Так мне надоел Таланта гнёт!
  Но сладкой лени предаваться
  мне моя Муза рифмой не даёт!
  
  Искусство, ноша не из лёгких,
  не каждый может его пронести.
  Лишь из глубин души далёких
  рифмы могут стихами прорости!
  
  Идите, стихи мои, до свидания!
  Всем людям вас отдаю навсегда.
  Скажу только лишь на прощания,
  что вы моя боль и моя вы беда.
  
  Люблю Россию так, как мои деды!
  За свободу стихами бьюсь тут.
  Под славным знаменем Победы,
  может быть, меня и пронесут.
  
  Не влюбляюсь в стройных не́мок.
  Всегда лишь с русской хочу быть!
  Давно творю всё, что мог и не́ мог,
  чтобы лишь коммунизм победить!
  
  Двадцать девятое мая. 1962 год.
  54
  
  
  * * *
  
  Не найти ни любви, ни обмана!
  
  В кафешке грязной и прокуренной
  мы однажды встретились с тобой.
  Я увидел твой взгляд прищуренный,
  мне вдруг стала ты моей судьбой!
  
  Когда с тобою вместе ночь и день
  мы безмерным счастьем ублажались,
  к нам несчастья подкрадывалась тень,
  уже тогда к нам беды приближались.
  
  Был среди чумы у нас весёлый пир!
  Возле нас народ сновался суетливый!
  Очень люблю весь наш жестокий мир,
  хоть такой жестоко-несправедливый!
  
  Раннею весною встретились с тобой,
  разошлись мы вдруг поздней осенью.
  Видно была послана самой судьбой
  нам серая разлука седой просинью.
  
  Вот настал нашего расставания час,
  но только тебе грустить ещё рано.
  В синеве твоих неискренних глаз
  мне не найти ни любви, ни обмана!
  
  Ты от меня ушла! Меркнущие звуки
  твоих шагов всё еще чуть слышу я.
  В моей душе остались только муки,
  как злой ядовитой гадюки чешуя!
  
  Что у нас тогда было, так о том ведь
  даже слова теперь никому не пророню!
  Печальных дней теперь не буду помнить,
  в грешной душе лишь праздники храню!
  
  Тридцать первое мая. 1962 год.
  55
  
  
  * * *
  
  Давит всех поэтов коммунизм-тьма!
  
  Расскажу вам, между прочим,
  что на протяжении многих лет
  я был простым чернорабочим.
  Только для России и Бога я Поэт!
  
  Когда моя очень страдала голова,
  грязь с ложью в мою душу рвались,
  все мои негромкие рифмы и слова
  трёхкратным громом раздавались!
  
  Я сам себе врагов стихами множил,
  но без стихов я не жил даже ни дня.
  Так вот я почти уже полвека про́жил
  в злом советском подполье без огня.
  
  Увлёкся я мятежным своим стихом.
  Не жалко мне бумаги, чернил и пера
  Почему же пишу всё лишь о плохом?
  Давно мне писать о хорошем пора!
  
  Коммунистами обдурённое стадо,
  дураки в стихах не ведают нужду.
  Кроме стихов мне ничего не надо!
  Кроме Музы никого в себе не жду!
  
  Мне всё равно: зимой ли, летом,
  но только коммунизм не по мне!
  Очень хочу быть русским поэтом,
  только не в коммунизма стране!
  
  Давит всех поэтов коммунизм-тьма!
  Хвалят поэтов только лишь в гробу!
  Знаю, меня скоро ожидает тюрьма,
  только всё равно выбираю борьбу!
  
  Первое июня. 1962 год.
  56
  
  
  * * *
  
  Люблю, вспоминаю, скучаю...
  
  Наше время тихо течёт, убивая
  наши надежды и наши мечты...
  Вьётся моей жизни дорога кривая.
  Где-то и с кем сейчас живёшь ты?
  
  Наша жизнь меняется круто!
  Где счастье, там ждёт и беда!
  Но я вспомнил тебя почему-то.
  (Тебя помню везде и всегда!)
  
  Вспомнились ночи хмельные!
  Как недолго была наша связь!
  Я вспомнил те страсти ночные,
  что дарила ты мне не скупясь!
  
  Мои туманятся памятью очи...
  Не поверишь, но тебе не солгу,
  слова нашей последней ночи.
  до сих пор всё в душе берегу!
  
  Меня так поносило по свету!...
  Горечь жизни испил я до дна.
  Теперь ничего в моей памяти нету,
  одна только лишь ты! Ты одна!
  
  На тебя вдруг похожих встречаю,
  в рассудке любовная крутится муть...
  Тебя люблю, вспоминаю, скучаю...
  Только мне время назад не вернуть.
  
  Третье июня. 1962 год.
  57
  
  
  * * *
  
  С кровавых сталинских времён!
  
  Есть слова, на которые рифмы нету.
  Чувства есть, на которые нету слов.
  Вторую свою тяжкую книгу к лету
  уже закончить вполне я буду готов.
  
  Быть может, сто́ят грош медный
  все моих тяжёлых дел многие пуды́,
  Но знаю, что не пропадут бесследно
  мои мятежные стихи, мои труды!
  
  Очень много думаю об этом,
  вслух сказать о том посмею:
  Даёт же Бог другим поэтам!...
  Я хорошо так писать не умею.
  
  Стихи пишу сам себе на беду!
  Кто ещё, скажите, так сможет?
  На случай счастливый надеясь жду,
  когда мне тот случай поможет.
  
  Мои стихи с шипами, как и розы,
  который год цветут, - и ничего...
  Кровавого коммунизма морозы
  никогда не остудят сердца моего!
  
  Давно даёт крутое вдохновение
  мне моя Муза мятежная сама.
  Свобода лишь только мгновение!
  Вечность, вот настоящая тюрьма!
  
  Не принимал рассудок детский
  коммунистических кличек-имён!
  Вырос Я, Поэт антисоветский,
  с кровавых сталинских времён!
  
  Пятое июня. 1962 год.
  58
  
  
  * * *
  
  Буду пить лишь только за разлуку.
  
  Снова вдруг случай сблизил нас!
  Так стоит ли с судьбою спорить?
  Вовсе не хочу этот чудесный час
  не задержать, но и не ускорить!
  
  Пропала вдруг куда-то смелость,
  когда с тобой остались мы вдвоём...
  Мне поговорить бы так хотелось!...
  Только молчу в присутствии твоём.
  
  Нас уже не беспокоит ночью тихой
  волнами шумными морской прибой.
  В твоём саду уютном облепихой
  так объелись ночью мы с тобой!...
  
  Наших плотий греховный союз,
  что мы с тобой любовью называем,
  осрамить при всех ничуть не побоюсь,
  то ведь это не любовь, мы это знаем.
  
  Твоего чудного романса звуки
  так нежны, приятны, хороши!...
  Но ты не прогонишь злые муки
  из моей, настрадавшейся, души!
  
  За тебя не дам даже козла я!
  На кой чёрт ты мне сдала́сь?
  Ты потому всегда такая злая,
  что такой уж просто родила́сь.
  
  Теперь с тобой испытываю вновь
  в своей душе разбитой боль и скуку.
  Пусть кто-то выпьет за любовь,
  буду пить лишь только за разлуку.
  
  Седьмое июня. 1962 год.
  59
  
  
  * * *
  
  Всё коммунистами отравлено!
  
  Что я написал, давай забудем,
  хоть я в стихах своих не лгу.
  Такую дрянь пишу всем людям!
  Лучше писать просто не могу.
  
  Как все, всё мучаюсь грехами,
  хотя одарённым поэтом слыву.
  Я даже думаю часто стихами,
  ими чувствую, болею и живу!
  
  Кто-то по жизни шпарит!...
  Я давно никуда не спешу.
  Кто-то в обед тихо кимарит,
  в это время свои стихи пишу.
  
  То ли с горя, то ли от скуки
  ищу себе спасение в словах.
  Своей души шальные муки
  пишу в своих рифмах и стихах!
  
  Всё с ног на голову поставлено!
  Всё коммунистами отравлено!
  И много-много лет уже как тут
  поэты давно больше не растут!
  
  Открыто всем сказать посмею,
  что память героев павших берегу!
  Я - Поэт! Я очень многое умею.
  Я - Поэт, я очень многое смогу!
  
  Вдруг если кто-то здесь не поймёт
  моего антикоммунистического стиха,
  тогда пусть в меня камень бросит тот,
  у кого нету в душе никакого греха!
  
  Одиннадцатое июня. 1962 год.
  60
  
  
  * * *
  
  Когда мы любим беззаветно!
  
  Богиня вечного молчания,
  Луна, безмолвна и бледна.
  До моего с тобой венчания
  пройдёт ещё неделя не одна.
  
  Луна над древними холмами
  блестит, как новая копейка!
  Покрыта нашими грехами
  в твоём саду жёсткая скамейка.
  
  Ничто не может быть случайным,
  всё давным-давно задумано судьбой!
  Ни для кого уже не будет тайным,
  что мы опять встречаемся с тобой.
  
  С тобой рассветы не встречали,
  но всё равно сейчас неплохо нам!
  Стихи, дары души своей печали,
  тебе опять читаю тихо по ночам.
  
  Как дрожит в ночи сегодня роза,
  будто живая в ней бьётся душа!
  Словно опять какая-то угроза
  ночью к нам крадётся не спеша.
  
  С годами мы познать должны,
  что любовь!... - такая глубина!
  У этой, полной страсти, глубины
  ни берегов нету, и даже нету дна!
  
  Когда кого-то любим беззаветно,
  то нам все недостатки не важны́!
  Они проходят как-то тихо незаметно
  тогда, когда друг другу мы нужны!
  
  Тринадцатое июня. 1962 год.
  61
  
  
  * * *
  
  Ленин и Сталин враги человечества!
  
  Мы родом из страшного Ада,
  все в ужасную бездну летим!
  Нам дана жизнь как награда,
  а мы жить совсем не хотим!
  
  Нам жизни вовсе не надо!
  Мы все про неё позабыли...
  Мы родом из ужасного Ада!
  Нам коммунисты души убили!
  
  Жизнь вовсе нам не усла́да!
  (Не знаю, поймёте ли вы?)
  Мы родом из советского Ада!
  Давно наши души мертвы...
  
  Нам даже смерть не преграда!
  Её мы в мученьях перейдём!
  Мы родом из коммунисзма-ада!
  Все мы в настоящий Ад бредём!
  
  Плутаем в коммунизма ночи́!
  Мы вперёд идём иль назад?
  Всех нас коммунисты-палачи
  ведут в свой кошмарный Ад!
  
  Перед расстрелом играют нам туш...
  Теперь проклинаем своё отечество!
  Ленин и Сталин лишили нас душ!
  Ленин и Сталин враги человечества!
  
  Семнадцатое июня. 1962 год.
  62
  
  
  * * *
  
  Любви восторги и мученья!
  
  Любовь придёт как наваждения:
  то стынет всё, то всё горит в крови!
  Кто страсти не познал забвения,
  тот не познал всей прелести любви!
  
  Вдруг бесшумно, внезапно и точно
  в нас Купидон посылает стрелу!
  Вдруг хочется встретиться срочно,
  себе добровольно принять кабалу!
  
  Нас туман серебряный всю ночь
  от посторонних глаз скрывает...
  В мутном тумане этом чья-то дочь
  кому-то свою душу открывает.
  
  Глаза тихого омута спокойней,
  морской волны страшней они,
  Они злой пропасти бездонней,
  безумной страсти в них огни!
  
  Любовь не подвластна запретам!
  Она начало и конец всем мечтам!
  Не даёт любовь молчать поэтам,
  царям, разбойникам, шутам!...
  
  Любви все восторги и мучения
  в нашей душе свои посевы сеют!
  Страстных рук горячие сплетения
  через многие годы сердце греют!
  
  Сердце бьётся нежным стуком!
  Бурное пламя мечется в крови!
  И уже парит с готовым луком
  над душою нашей бог любви!
  
  Девятнадцатое июня. 1962 год.
  63
  
  
  * * *
  
  Сталин-людоед не спит ночами!
  
  Сегодня двадцать первое июня...
  "Спите спокойно!..." Сталин говорит!
  Я сплю, спит сладко моя Дуня...
  Лишь бодрствует Сталин-паразит!
  
  Сталин-людоед не спит ночами!
  Не спит и Берия, верный лизоблюд!
  Они все ночи со своими палачами
  истребляют планомерно русский люд!
  
  Кричат, шапками мы всех закидаем!
  Я это всё ещё со школы затвердил!
  Со страха мы не спим, не доедаем!...
  Пришёл бы кто-то и нас освободил!
  
  Россия вся сейчас тревожно спит...
  Не убиваем коммунистов? Не пойму!
  У границы коммунизма враг стоит!...
  И мы давно готовы сдаться все ему!
  
  Фашизм явится, мы все ему сдадимся!
  Пусть издохнет в кремле Сталин-блядь!
  В борьбе мы с коммунизмом пригодимся!
  Погибнем все, но коммунизму не бывать!
  
  Из-за коммунистов мы издыхаем тут!
  Коммунисты убивают нас проворно!
  Ждём, когда фашисты к нам придут!
  От фашистов умереть менее позорно!
  
  Двадцать третье июня. 1962 год.
  64
  
  
  * * *
  
  Сердце не любит, не страдает...
  
  Нельзя свободу и любовь
  в одно единое сплотить!
  Чувством пылающую кровь
  рассудок может остудить.
  
  Над ресторанными столами
  в дыму табачном спит тоска.
  Опустошёнными глазами
  проститутка ищет мужика.
  
  Цепкий взор оценит сразу,
  чего достоин в жизни ты.
  Только не подцепи заразу
  от "королевы" красоты.
  
  Жизнь бесцельно пропадает.
  Душа как айсберг холодна́!
  Сердце не любит, не страдает,
  равнодушно оно, как луна.
  
  Хотя тихое смирение овечье
  оно пока до времени хранит,
  но живое сердце человечье
  порою твёрже, чем гранит!
  
  Между нами расстояние,
  ты всё мечтаешь о дворце...
  Словно Полярное сияние
  сияет улыбка на твоём лице.
  
  Только нам поют уж впереди
  не соловьи, а чёрные во́роны...
  Если хочешь, то от меня уходи
  на любые все четыре сто́роны!
  
  Двадцать девятое июня. 1962 год.
  65
  
  
  * * *
  
  Сталин-палач, точно это знаю.
  
  Расстрелы, голод по стране...
  Сталин-палач, точно это знаю.
  Но как не вспомнить о войне?
  О ней теперь часто вспоминаю!
  
  Я на коммунистов разозлился!
  Коммунисты, это очень злая мразь!
  Сталин пьяный всё веселился!...
  А война не вдруг-то началась!...
  
  Война только лишь народу мука!
  К нам фашист шёл в полный рост!
  Сталин, трусливая больная сука,
  сидел, поджавши сраный хвост!
  
  Столько взяли в плен народа
  фашисты и их разный сброд!...
  Но Сталина, кровавого урода,
  вовсе не хотел спасать народ!
  
  Коммунисты-палачи злые гады,
  Сталин-педераст трусливая блядь,
  для русских придумали заградотряды,
  в спины стали русским стрелять!
  
  В русскьй крови фашистов утопили!
  Наша жизнь снова покатилась вспять.
  Так мы фашистов кровью победили,
  чтобы снова рабами коммунизма стать!
  
  Первое июля. 1962 год.
  66
  
  
  * * *
  
  О встрече завтрашней мечтая!
  
  Прямо в самое сердце ранит
  нас Купидона горячая стрела!
  Если надолго она застрянет,
  даже будет жизнь не мила́!
  
  "Во Христе мы сёстры, братья!
  Все живём, любовь храня!..."
  О жизни твои детские понятья
  порою очень радуют меня!
  
  Как неверны́, как непонятны
  спутники в космосе любви!
  Но только те из них приятны,
  от которых дурь кипит в крови!
  
  Словно лёгкой поступью ребёнка
  чувства в душу входят к нам!
  Ты, такая вреднущая девчонка,
  вновь по моим гуляешь снам!
  
  Мы с тобою так несхожи!
  Мне мои отпели соловьи.
  На ласку детскую похожи
  все объятья нежные твои!
  
  День, в вечернем мраке тая,
  от нас уходит снова до утра...
  О встрече завтрашней мечтая
  расставаться нам уже пора...
  
  Но только ты душе моей поверь
  нежной, доброй, светлой, честной!
  Мы с тобой вдвоём пойдём теперь
  по жизни этой очень интересной!
  
  Третье июля. 1962 год.
  67
  
  
  * * *
  
  Живу среди коммунистов-дикарей!
  
  Я счастье сам себе творю,
  несчастья напрочь отгоняя!
  С небом очень часто говорю,
  но оно молчит, звёзды роняя.
  
  Сердце мне тревога гложет,
  коммунист мне душу гнёт...
  Как Бог на душу положит,
  так судьба наша повернёт!
  
  Упорхнуло счастье птичкой
  от меня за тридевять земель!
  Хотя владею сейчас синичкой,
  но мне ведь нужен жураве́ль!
  
  Я большого счастья захотел,
  но в душе только горе таскаю.
  Журавль мой куда-то улетел,
  сам свою синицу отпускаю.
  
  На судьбу свою не жалуюсь,
  ведь сам себе я её выбирал.
  Судьбой своею сам ба́луюсь,
  я же судьбе своей генерал!
  
  Хотя судьба со мною стро́га,
  коммуниста не боюсь никого!
  Живу, уповая только на Бога,
  не боюсь, не прошу ничего!
  
  Всегда в запасе пол-литруха,
  чтоб откупится от "зверей".
  Живу я, как Маклай Миклуха,
  среди коммунистов-дикарей!
  
  Пятое июля. 1962 год.
  68
  
  
  * * *
  
  С тобою провалиться в любви омут!
  
  Я бы ночь с тобой провёл без спешки...
  Я тебя всю ночь бы так ласкал!...
  А ты в ответ мне лишь насмешки!...
  (Мне они как злого дьявола оскал!)
  
  Видишь, как ты со мной жестока!
  Ты себя лишь только забавляешь!
  Душа моя сейчас так одинока!...
  Ты мне страданий добавляешь!...
  
  Смех всегда будет лишь смехом,
  после него на сердце только муть...
  На твою штучка, ту, что с мехом,
  нельзя ли как-то мне взглянуть?
  
  Цветы тебе сам куплю в получку...
  Ими постель твою буду устилать!
  Мне бы твою маленькую штучку,
  не могла бы на ночь бы прислать?
  
  Когда со мной контакт наладишь?
  Этому тебя не мне же ведь учить!
  Сидишь, небось, и клитор гладишь!...
  (Мне, что ли, пойти подрочить?...)
  
  Я не возьму свои слова обратно!
  Тобою я настолько теперь тронут!
  Мне было бы сейчас очень приятно
  с тобою провалиться в любви омут!
  
  Седьмое июля. 1962 год.
  69
  
  
  * * *
  
  Коммунисты сгубили Русский Генофонд!
  
  Коммунисты, дураки послушные,
  они только лишь знают лень да мат.
  Коммунистов родители бездушные
  себе губителей бездушных плодят!
  
  Вокруг знамёна кроваво-красные,
  всех жрут нас пропаганды вши,
  Коммунизма холопы ужасные,
  в нас ни сердца нету, ни души!
  
  Но я-то не из робкого десятка!
  Что нам у коммунизма впереди?
  Мне уже давно суровая Камчатка
  моей души злом раны бередит!
  
  Камчатка, Магадан и Сахалин,
  коммунистов злодеяния местечки!
  Они в моём сердце словно клин,
  они мне словно падение с печки!
  
  Коммунисты-твари-кровопийцы
  кровавую работу сделали свою!
  Коммунисты-людоеды-детоубийцы
  с детства жизнь испоганили мою!
  
  От крови руки коммунистов нечисты,
  хотя Россия давно вовсе и не фронт!
  Кровопийцы-детоубийцы-коммунисты
  сгубили напрочь Русский Генофонд!
  
  Одиннадцатое июля. 1962 год.
  70
  
  
  * * *
  
  Меня любовью не испытывай!
  
  Тогда ты ноги мои нежно обнимала,
  рыдала, мне клялась, но... - лгала́!
  Сама лишь только время жда́ла.
  Моей душой овладеть не смогла!
  
  Своими нежно-лживыми речами
  ты мне только накликала беду!
  Ты напрасно тёмными ночами
  меня молить будешь, не приду!
  
  Быстро пролетела осень золотая,
  похоронным звоном нам звеня!
  Такая страстная, но только пустая,
  ты теперь не увлечёшь меня!...
  
  Ты меня любовью не испытывай,
  уже все передохли наши соловьи!
  На меня теперь не рассчитывай.
  Ты меня к себе напрасно не зови!
  
  Тебе бы жизнью жить совсем иною.
  Как только ни крутись, как ни крои,
  обошла весёлая жизнь стороною.
  Теперь уже не горят огнём очи твои.
  
  Ты своей душою грешною мечтала
  вечно жить счастливою в своём раю.
  Не ценила ты людей, ты ими играла,
  теперь ты оказалась на самом краю...
  
  Так на шерсть похожий твой волос!
  Твой злой характер словно стена!
  Твоё взгляд лукавый, лживый голос...
  Да уж не ты ли та самая сатана?...
  
  Тринадцатое июля. 1962 год.
  71
  
  
  * * *
  
  Не стали коммунистов любить!
  
  Всё в мире к единению стремится,
  только моя Россия-сирота одна.
  Над Русью адский огонь струится,
  даже и он не знает злого ада дна!
  
  А я пошёл на блеск того ада огня,
  русские люди, помолитесь за меня!
  Может быть назад уже и не вернусь
  из битвы с коммунистами за Русь.
  
  В бой пошли, душою чистыми,
  мы за свободы светлою мечтой!
  Нас поле битвы с коммунистами
  теперь смертной студи́т красотой.
  
  Героев погибло русских уже немало,
  кто вступил с коммунизмом в бой!
  Среди коммунизма-чумы в разгаре бала
  слышу коммунистов похоронный вой!
  
  Но, только лишь когда глаза зажмурю,
  свободную вижу Россию, свою страну!
  Если только хорошо вслушаешься в бурю,
  в ней тогда услышишь свободы тишину.
  
  Среди к свободе безумного влечения
  мы совсем не замечаем тёмных туч.
  Давно среди ярко-кровавого свечения
  вижу чёрно-кроваво-мрачный луч!
  
  Стали мы теперь умнее и проворней,
  мы не стали коммунистов любить!
  Ничего не может быть позорней,
  чем коммунистам-палачам служить!
  
  Семнадцатое июля. 1962 год.
  72
  
  
  * * *
  
  Только лишь одну тебя люблю всегда!
  
  Моя квартира, как в могиле тихо тут.
  Мой скромный дом печален и суров.
  Теперь ни слух, ни память не вернут
  мне всех родных ушедших голосов!
  
  Не помню я роман свой ранний.
  Не помню своей ранней звезды!
  А на песке моих воспоминаний
  все размыты временем следы!
  
  Даже не помню кого когда целовал.
  Потому совсем не моя в том вина,
  что под утро я всё совсем забывал,
  отходя от кошмарной ночи сна!
  
  Теперь, когда до боли вспоминаю
  все свои, в никуда ушедшие, года,
  только лишь одну тебя проклинаю!
  Только лишь одну тебя люблю всегда!
  
  Где ты теперь? Совсем даже не знаю.
  Время всё былое занесло, как снега.
  Но с острой болью в душе вспоминаю
  твоих белоснежных зубов жемчуга́!
  
  Такою со мной нежной ты бывала,
  со мной бывала обаятельной такой!...
  Часто мой тревожный сон прерывала
  ты своею нежной ласковой рукой.
  
  Но зачем волнуешь ты меня опять?
  Моей души зачем тревожишь раны?
  Не повернётся наше время вспять
  туда, где счастья бьют фонтаны!
  
  Девятнадцатое июля. 1962 год.
  73
  
  
  * * *
  
  К "героям" Гражданской войны.
  
  На коммунистах кровавые погоны,
  в глазах коммунистов кирпичи...
  Коммунисты-педерасты-скорпионы!
  Коммунисты Святой России палачи!
  
  Впереди только тьма непроглядная,
  при коммунистах нам она маяком.
  Атмосфера коммунизма смрадная!
  Правду мы узнаём лишь тайком!
  
  Не занимаюсь пустозвонной пальбой,
  к насилию не имею особой страсти.
  Но только мне дана моей судьбой
  борьба против коммунизма власти!
  
  Жизнь мной спокойная оставлена,
  я поставил цель себе только одну...
  На карту мною жизнь поставлена,
  со своей дороги борьбы не сверну!
  
  У коммунизма педерастов-ротозеев
  их сраная душа затянута гнильём!
  Вчера все вместе пили за евреев,
  сегодня все мы за Палестину пьём!
  
  У людей России страшной страны
  ведь наступит когда-то прозрение.
  К "героям" Гражданской войны
  у всех будет проклятье, презрение!
  
  Двадцать третье июля. 1962 год.
  74
  
  
  * * *
  
  До сих пор мне некого любить!
  
  Кто-то мчится с букетом цветов,
  ни людей, ни дороги не видя!...
  Влюблённых так много дураков
  я припомнил, в тихом покое сидя.
  
  Очень многие курят девки-суки!
  (я, мужик, но даже вовсе не курю).
  Таким никогда не целую ссаные руки,
  таким даже цветов никогда не дарю.
  
  Хотя влюблённым светят лу́ны,
  но им они, вообще, и не нужны́.
  В лучах луны все бледно-юны,
  как перед смертью все озарены.
  
  Только лишь одно желание двоих
  в ту минуту страстную сплело!
  Соединило только чувство их,
  в тупое безрассудство повело!
  
  Судьба распорядилась грозно,
  за счастьем вдруг пришла беда.
  Мы о нашем будущим серьёзно
  даже вовсе и не думали тогда.
  
  Мы тогда друг друга потеряли!
  Ты где-то там! А я теперь вот тут...
  В душе моей слова твои застряли,
  они как жуткие ожоги меня жгут!
  
  Я даже вовсе не хочу тебя обидеть,
  но вместе нам с тобой уже не быть.
  Мне пришлось многих ненавидеть,
  но до сих пор мне некого любить!
  
  Двадцать девятое июля. 1962 год.
  75
  
  
  * * *
  
  Ленин своей кровавою рукою!
  
  На Руси опять в народе смута!
  Ленин-демон долго того ждал....
  Обратился Ленин к кому-то,
  чашу с ядом он Ленину подал!
  
  Ленин своей кровавою рукою
  Русь повернул на путь опасный!
  Над спокойною Невой рекою
  Авроры грянул залп ужасный!
  
  В степь распустили табун
  Казаки, за кордон уезжая.
  Власть захватил Ленин-лгун,
  святому смертью угрожая!
  
  Не всех он обмануть тогда смог
  этот Ленин, сифилисный "пророк".
  Не все покорились тогда судьбе,
  многие русские пали в борьбе!
  
  Будто бы ни в чём невинный,
  в мавзолее Ленин-сатана лежит!
  Страшный злобный лик звериный
  затаил симбирский Ленин-жид!
  
  Под ним даже колышется земля.
  Безразлично, ночь иль день,
  теперь бродит у стен Кремля
  сатаны Ленина-дьявола тень!
  
  Все чахнем в коммунизма дури,
  сраные заветы Ленина жуя.
  Но только слышу предвестье бури!
  Скорую победу правды чую я!
  
  Тридцать первое июля. 1962 год.
  76
  
  
  * * *
  
  Все мы Купидонами ранены!
  
  Увидеть рад в дверном проёме
  я фигуру очень стройную твою!
  Ты со мною в моём доме...
  перед тобой обалдевший стою!
  
  Острый блеск твоих перстне́й
  мне словно в сердце забегает!
  Блеск драгоценных камней
  очень меня заводит и пугает.
  
  Мне черты лица давно знакомы,
  но вижу словно в первый раз!
  Я утомился от сладкой истомы,
  с тобой свиданья ожидая час...
  
  Уже звезда вечерняя горит,
  я трелям соловья внимаю!...
  Твоё молчанье много говорит,
  его душою очень понимаю.
  
  Страстною нежною влагой
  очи наши опять затуманены!...
  Сердца как проткнуты шпагой!
  Мы опять Купидонами ранены!
  
  Ведь знают взрослые и дети,
  что Купидон совсем не злой!
  Но сердца многие на свете
  сражены Купидона стрелой!
  
  Слезами зря подушку мочишь,
  ведь наше счастье ещё впереди!
  Всё будет так, как ты захочешь!
  Но пока что, прошу, подожди...
  
  Первое августа. 1962 год.
  77
  
  
  * * *
  
  От коммунистов русские страдают!
  
  Я - камень брошенный в пруд.
  От меня стихи кругами бегут!
  Эти самые мои стихи-круги
  для коммунизма как злые враги!
  
  Страшнее нет коммунизма страны,
  тут с вас рубашку снимут и штаны!
  Коммунисты на вас накинут сотни пут!
  Коммунисты на расстрел вас поведут!
  
  Русские в тюрьмах пропадают!
  Нету в России спокойного сна!
  От коммунистов русские страдают,
  хуже, чем от наркоты и от вина!
  
  Наши рассудки гадостью забиты!
  Кто честен, тот в тюрьме сидит!
  Хоть наши двери наглухо закрыты,
  кто-то в скважину за нами следит...
  
  У нас что ни день, то всё напастья!
  Кому - больница, кому - тюрьма...
  От коммунизма "светлого счастья"
  у нас понемногу все сходят с ума!
  
  Смерти, костлявой вопреки карге,
  куда-то идём и в счастье не верим,
  навстречу злющей жизненной пурге,
  навстречу страшным бедам и потерям!
  
  Живём с коммунистами-врагами!
  Сегодня, в этот судьбоносный час,
  все те люди, которые не с нами,
  все они, тем самым, против нас!
  
  Третье августа. 1962 год.
  78
  
  
  * * *
  
  Ты моя Муза! (Я люблю её!)
  
  Не люблю курящих папироски.
  Ты не курить мне обещаешь?
  Тебе ещё только сосать бы соски,
  а ты уже собой поэта совращаешь!
  
  Может вкусна ты, как конфетка.
  (если ты сядешь на мой конец).
  Но ты ещё ведь только малолетка...
  Ещё я не законченный подлец.
  
  Милашка, ты же ещё с пеленок.
  тебе бы ещё грудь мамину сосать.
  Если бы я знал, что ты ещё ребёнок,
  тебе не стал бы пошлости писать.
  
  Может я и грязный поросёнок...
  Но очень не люблю хвалить себя.
  Милашка, ты ласковый ребёнок.
  Такой, как я, поверь, не для тебя!...
  
  Тебе моё спасибо за терпение.
  Ты ведь моя Муза! (Я люблю её!)
  Ты моё ведь лихое вдохновение!
  Ты же, мой ангел, солнышко моё!
  
  Милаша, слушай, разве это дело?
  Меня зачем ты дразнишь, мужика?
  Так мне терпеть всё это надоело!...
  К другой пошёл я! Ну и всё! Пока!...
  
  Пятое августа. 1962 год.
  79
  
  
  * * *
  
  Коммунизма лживые пророки!
  
  Коммунисту-зверю славу и почёт
  России безумный народ воздаёт.
  Коммунист-тиран не ценит ничего!
  Теперь лишь только смерти жду его!
  
  Россия словно в страшном сне!
  В моих, всё видящих, глазах
  давным-давно исчезнул страх,
  но до сих пор тревожно мне.
  
  Не все русские такие дураки!
  Я от лжи коммунизма устал!
  И, смыслу здравому вопреки,
  я с коммунизмом бороться стал!
  
  Нельзя сказать, что будто я нахал,
  только я на коммунистов не пахал!
  Мой вклад в борьбу очень мал,
  я всё лишь только портил и ломал!
  
  Я столько дел перелопатил,
  везде коммунизму портя путь!
  Но я сам с ума ещё не спятил!
  Мне в борьбе никак не отдохнуть.
  
  Коммунисты, словно сороки,
  трещат уж который год подряд.
  Коммунизма лживые пророки
  нам неправду всюду говорят!
  
  Подождите, дайте только сроки,
  русские скоро проснутся мужики!
  Скоро очнутся русские лежебоки,
  отрежут коммунистам злые языки!
  
  Седьмое августа. 1962 год.
  80
  
  
  * * *
  
  Очень люблю тебя, чудо моё!
  
  Смотрю перед страшной угрозой
  на твой портрет, мечты сои втая.
  Любуюсь, как чудесною розой,
  твоим образом, прелесть моя!
  
  Тебе рассказать давно собираюсь
  про чистое нежное чувство своё.
  Признаться в том не стесняюсь,
  что очень люблю тебя, чудо моё!
  
  При встречах кратких и случайных
  каждый раз о тебе всё новое узна́ю.
  В своих мыслях, самых тайных,
  теперь очень часто тебя вспоминаю!
  
  Я жил как сердцем бескровный,
  хотя часто слёзы напрасно лил.
  Твой вздох страстный, непокорный
  мои к тебе все желанья распалил!
  
  В этот миг, такой прекрасный,
  этой встречи с тобою очень рад!
  В сумраке слышу голос страстный,
  вижу твой обезумивший взгляд!
  
  Всю ночь мы будем веселиться!
  Всю ночь ласкать буду твою грудь!
  Представь, что ты сейчас Царица!
  О всём другом, пожалуйста, забудь!
  
  Мне с тобой хорошо в любом месте!
  С тобою мне рай даже в шалаше!
  Но ничего, кроме дворянской чести,
  нету в моей страждущей душе!
  
  Одиннадцатое августа. 1962 год.
  81
  
  
  * * *
  
  С коммунизма кровавым режимом!
  
  Признаюсь, только между нами,
  топор войны мне никак не зарыть!
  Но сил, мною утраченных с годами,
  мне теперь уже никак не возвратить!
  
  Теперь выбивает меня из равновесия
  злющая гостья моя, эта депрессия.
  Власть пока ещё коммунистов стоит,
  для падшей России это позор и стыд!
  
  Никак нельзя с озлобленной душой
  на свете легко и счастливо прожить.
  Только мне с коммунизма "лапшой"
  ни за что никогда никак не дружить!
  
  Жажду счастья, веселья и радости
  ради Свободы пришлось мне убить!
  Творю коммунистам диверсии, гадости!...
  По другому не могло даже и быть!
  
  Мой только там успокоится прах,
  где будет угодно моей злой судьбе.
  Мои вера, надежда, воля и страх
  мне всегда помогают в моей борьбе!
  
  Не тружусь честно на своей работе.
  От всех скрываю все свои мечты!
  За мной, словно за зверем на охоте,
  теперь гоняются коммунисты-менты!
  
  Коммунизм для падшей Россию беда,
  свобода и честь в России под зажимом!
  Хоть я очень слаб, не смирюсь никогда
  с коммунизма кровавым режимом!
  
  Тринадцатое августа. 1962 год.
  82
  
  
  * * *
  
  Грешную плоть мою собою искушай!
  
  Перед любовью никогда не струшу!
  Лишь только глупостей не совершай!
  Не искушай собой мою больную душу,
  грешную плоть мою собой не искушай!
  
  Случайно тебя я встретил, полюбил!
  Моя душа тебя вдруг полюбила!
  Ради тебя я всех своих подруг забыл!
  Не всех своих друзей ты позабыла...
  
  Ради одной тебя забыл я напрочь всех!
  Другие женщины стали мне не милы!
  Вызывал я в людях сарказма смех,
  но не любить тебя мне не было силы!
  
  Мне силы не было как-то позабыть
   ту ночь, что ты была тогда со мною!
  Тебя я, может, мог бы не любить,
  если бы только ты была совсем иною!
  
  Жизнь меня трясёт словно грушу!
  Очень много плохого я насовершал!
  "Не искушай мою грешную душу...", -
  меня просила ты. И я не искушал.
  
  Ради тебя всё своё прошлое разрушу!
  Но только ты любить мне не мешай!
  Искушай собою мою больную душу,
  грешную плоть мою собою искушай!
  
  Семнадцатое августа. 1962 год.
  83
  
  
  * * *
  
  Коммунистами затравленный народ!
  
  Я себя признаньем не унижу
  в том, что в борьбе я постарел.
  Хоть я по-прежнему не вижу,
  зато душою очень я прозрел!
  
  Мне коммунист давно не друг,
  хоть было много предложений...
  Не надо мне от коммунистов услуг!
  Мне не надо от них одолжений!
  
  Русские Россию вздумали предать
  за обещание коммунистами наград!
  Хотели коммунисты рай создать -
  получился только коммунизм-Ад!
  
  Потом Ад в Рай хотели перестроить,
  но вышло ещё только намного хуже!
  Никогда нам лучшее не построить,
  коммунизма удавка давит всё туже!
  
  Россия назад несётся как вперёд!
  Коммунистом-сатаной путь обозначен.
  Но не весь русский затравленный народ
  коммунистами-палачами одурачен!
  
  Меня где-то ждёт страшная судьба моя:
  коммунизма злого ада стенка каменная!
  Все у коммунизма расстрельной стены
  погибнуть русские патриоты должны!
  
  Я свою жизнь дерзко жертвую за то,
  чтобы приблизилась России свобода!
  Пускай в борьбе погибну, но уж зато,
  отдам свою жизнь для свободы народа!
  
  Девятнадцатое августа. 1962 год.
  84
  
  
  * * *
  
  Любовь сводила нас с ума!
  
  Мы случайно повстречались.
  любовь сводила нас с ума!
  Так неожиданно расстались...
  Вдруг наступила в сердце тьма.
  
  В жизни нам так не повезло...
  Теперь страдаем от разлуки!
  В душе ещё храню твое тепло,
  твои нежные трепетные руки!
  
  Теперь я за тюремною стеною...
  Из-за любви к тебе я погорел!
  Всюду ты теперь передо мною,
  куда бы только я ни посмотрел!
  
  Вдруг заколет в сердце что-то
  (так, как кололо при аресте),
  сразу открываю твоё фото,
  и мы с тобою снова вместе!
  
  Даже оторвать глаза не смею!
  На фото долго пристально гляжу!
  К тебе любовь!... - спасён я ею!
  Только в тебе спасенье нахожу!
  
  Всем нашим неприятностям назло
  любовь в душе моей как знамя реет!
  В сердце свято сохраню твое тепло,
  только оно меня как солнце греет!
  
  Двадцать третье августа. 1962 год.
  85
  
  
  * * *
  
  От коммунистов спасения нет!
  
  Жизни нет от коммунизма власти,
  от коммунистов спасения нет!
  Россию тьма разрывает на части,
  впереди нам вовсе невиден свет
  
  Мальчик остался на пороге,
  его мать потащили с тюрьму!
  Она будет томиться в остроге,
  он сироткою канет во тьму!
  
  Мальчик за матерью кинулся,
  его коммунист прикладом огрел!
  Свет на мгновение сдвинулся!
  Ребёнок в страхе сердцем оробел.
  
  Он тогда еще маленький был.
  Он плакал, людей призывая!
  Крылечки тихий дождик омыл,
  материнскую кровь замывая.
  
  Маленький бедный озябший ребёнок
  по своей матери плачет он зря!
  Его тихий голос тонок и звонок,
  как на тихом рассвете спокойном заря.
  
  Поесть хлеба бы с водою... да нету,
  у них всю еду отобрал продотряд.
  Все русские в деревне умрут к лету.
  Никто в России такой жизни не рад.
  
  Усадив ребёнка на худые колени,
  бабка горько слезами залила детей:
  "Всё сделал дьявол сифилитик Ленин
  с его сатанинских безумных идей!"
  
  Двадцать девятое августа. 1962 год
  86
  
  
  * * *
  
  Пишу стихи своей любимой!
  
  Когда сердечку не помочь
  страдаю я душой и телом.
  Когда бывает мне невмочь,
  я на асфальте пишу мелом.
  
  Пускай читает удивлённый,
  жизнью задавленный народ.
  Пишет им поэт влюблённый,
  с ними который здесь живёт.
  
  Пишу стихи кому-нибудь!...
  Сей труд мой ничего не стоит.
  Стихов не жалко мне ничуть!
  Ночью дождик всех их смоет.
  
  Дождик стихи, конечно, смоет,
  но все они останутся со мной.
  Душа моя влюблённая всё ноет,
  страдая лишь по ней, одной!
  
  Но она меня не вспоминает,
  а я из-за неё ночей не сплю!...
  Она меня вовсе даже не знает,
  не знает даже, что её люблю!
  
  Всё дурное отгоняю прочь!
  Стала мне она незаменимой!
  Когда бывает мне невмочь,
  пишу стихи своей любимой!
  
  Тридцать первое августа. 1962 год.
  87
  
  
  * * *
  
  Если бы прогнал он коммунистов!
  
  Дворцы, свидания, обеды...
  При Царе так Россия жила́!
  В ней блистали мои деды!
  В ней жизнь счастливая была!
  
  Времена те вдруг уплыли,
  когда пришли большевики.
  Они всё в России загубили!
  Из ада их кровавые штыки!
  
  Коммунисты на алтарь Всевышнего
  бросают людские кости для собак!
  Не скажу вам ни лжи, ни лишнего:
  мне не полюбить коммунизм никак!
  
  Я бы любил, ходил на танцы...
  (люблю, где пляшут и поют!)
  Но мне коммунисты-засранцы
  даже дышать свободно не дают!
  
  Коммунист мне справку выписал,
  весь Мир он о правах на раструбил,
  Силы духовные с русских высосал,
  Любовь и Надежду в душах убил!
  
  Душу, с рожденья свободную,
  у страшной бездны на самом краю
  засадили в клетку холодную
  коммунисты горячую душу мою!
  
  Я бы сам себя бы обозвал!
  Стал бы на сторону нацистов!
  Я чёрту б хвост поцеловал,
  если бы прогнал он коммунистов!
  
  Первое сентября. 1962 год.
  88
  
  
  * * *
  
  Я ей всё готов простить!
  
  Живу, конечно, я не с первой!
  И каждую я так любил, дурак!
  Вот я сошёлся с этой стервой,
  и с ней не разойдусь никак!
  
  Меня она так удивляет!...
  Мне то танцует, то поёт!...
  На работу меня отправляет,
  сама баклуши где-то бьёт!
  
  Наработавшись до рвоты,
  где я до чёртиков устал,
  прихожу домой с работы,
  тут начинается скандал!...
  
  Каждый день меня ругает!
  Только она руганью своей
  любовь больше разжигает!
  Когда-нибудь скажу я ей!...
  
  Уж как она меня ни назовёт,
  как только уж ни оскорбит:
  "блудный пёс" и "блудный кот"!...
  А у меня сердце по ней болит!
  
  Если к ней уж приглядеться,
  то ничего там в ней и нет!
  Но никуда от ней не деться,
  она так мне делает минет!...
  
  Она мне такую дарит ночку,
  что не приходится грустить!
  Пенис так берёт за щёчку,
  что я ей всё готов простить!
  
  Третье сентября. 1962 год.
  89
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшный человек!
  
  На семь бед, - один ответ!
  Из тюрьмы вам шлю привет!
  Не слушайте голос кремля,
  всё так же вертится земля!
  
  В России всё ухабы да пороги,
  путь наш страшный и кривой.
  Впереди нашей "светлой" дороги
   вижу только сумрак гробовой!
  
  Бредёт куда-то без времени и срока
  в страданьях, выпавших на век,
  бездушное дитя обмана и порока,
  коммунизма страшный человек!
  
  Не обойтись уж им без нянек,
  что подают им есть и пить!
  Так возлюбили кнут и пряник,
  что без них уже не могут жить!
  
  Гимн, нами с детства заученный,
  моей душе никак покоя не даёт!
  Народ, коммунизмом измученный,
  теперь в коммунизме-болоте гниёт!
  
  На мрачные скалы парусник мчит!
  Только такой представляю страну.
  Моё сердце как камень... Молчит!
  Пусть погибну, от борьбы не сверну!
  
  Все годы жизни моей истерзаны,
  потому нигде не найти мне покой!
  Коммунистами крылья мои подрезаны,
  но зато свободен голос мятежный мой!
  
  Пятое сентября. 1962 год
  90
  
  
  * * *
  
  Как змеёй мне в яйца впилась!
  
  Откуда только ты свалилась
  в мою судьбу средь бела дня?
  Сегодня ты любви добилась,
  всю ночь ты мучила меня!...
  
  Я переспать с тобой был рад,
  очень хотелось мне минет!
  Тебе ночью то тапки, то халат,
  то кофейку, то в туалет!...
  
  То телевизор включить надо!
  То вдруг чаю просишь вновь!
  То анекдотов гонишь стадо!
  То вдруг рассказы про любовь!
  
  Так меня ты ночью умотала!...
  (Не может даже так и алкоголь!)
  У меня вся похоть аж пропала
  и между ног от этого вдруг боль!
  
  Боль эта мне вовсе не к добру!
  (Как змеёй мне в яйца впилась!)
  С тобой расстались мы к утру.
  Ты прийти на ночь погрозилась!
  
  Не сомкнул я за всю ночь очи
  даже без оргазма, но тебя любя!
  На кой мне хрен такие ночи?
  Мне куда бы деться от тебя?
  
  Седьмое сентября. 1962 год.
  91
  
  
  * * *
  
  Отец мой коммунистами убит!
  
  Как на замутнённом экране
  моей нелёгкой жизни всей
  образ отца, словно в тумане,
  часто вижу в памяти своей.
  
  Отец мой коммунистами убит!
  От многих я людей об этом знаю.
  Он в безвестной могиле лежит.
  Но его очень часто вспоминаю.
  
  Я всю грусть свою преодолею,
  хотя по родному отцу очень грущу.
  Своего родного отца очень жалею.
  Его могилу в России всё время ищу!
  
  Я приложил весь ум свой и силу,
  очень много мне пришлось пройти!
  Но своего отца безвестную могилу
  до сих пор никак не могу найти.
  
  С моего самого рожденья и поныне
  (до моего отца ужасного конца)
  мой отец ничего не знал о сыне!
  Я, сын, не знал вовсе своего отца.
  
  Советская тюрьма избавила меня
  от похорон моего отца родного.
  Я скорбного того траурного дня
  не испытав, утратил очень много!
  
  О своём отце память сохраняю.
  Уже почти больше двадцати лет
  моего отца на этом свете уже нет!
  Его, родного, всё время вспоминаю.
  
  Одиннадцатое сентября. 1962 год
  92
  
  
  * * *
  
  Однажды проснёшься среди омута роз!
  
  Как-то так получилось само,
  (словно в загадочном сне),
  твои тетради и твоё письмо
  вдруг как-то достались мне!
  
  От них столько чувства идёт,
  меня завораживая и пьяня!
  Пишешь, что никто не поймёт...
  Я понял, что ты любишь меня!
  
  Надеюсь, меня ты услышишь!
  К тебе я вернусь! Тому быть!
  То, что не любишь ты пишешь,
  так это любовь чтобы убить?
  
  Я прочитал и душой застонал!
  Тебя хорошо вспоминаю, любя!
  Если бы только тогда я знал!...
  Разве бы бросил тогда тебя?!...
  
  Пусть пройдут снега и дожди,
  не поддайся капризной судьбе!
  Не спеши, я прошу, подожди,
  я ведь уже на дороге к тебе!
  
  Я приду так же, как и ушёл!
  Вернусь по своим же следам!
  Я в тебе своё счастье нашёл!
  Уже я тебя никому не отдам!
  
  Во мне безумное множество грёз
  душу будоражат, к тебе лишь маня!
  Однажды проснёшься среди омута роз,
  у своих чудных ног увидишь меня!
  
  Тринадцатое сентября. 1962 год.
  93
  
  
  * * *
  
  Я никогда коммунистам не рад!
  
  Мне в вине радость и услада,
  но мной всё выпито до дна!
  Моя душа была бы очень рада
  вместо коммунизма иметь вина!
  
  Своей русской душой разбитно́й
  не люблю коммунизм хмельной!
  Я никогда коммунистам не рад!
   Им везде врежу я не для наград!
  
  Могу вам подарить свои часы,
  рубашку снять, отдать трусы...
  Но, когда вина лишнего хвачу,
  то коммунистов убивать хочу!
  
  Бокал шампанского уже налит,
  но моя рука его не поднимает.
  Вино меня совсем не веселит,
  оно мне только скуку навевает.
  
  "Водку пить дерьмом травиться!
  Совсем брось проклятую её!"
  Когда не пью, моя душа резвится,
  она от радости пляшет и поёт!
  
  Коммунизма очень злобный мир,
  вонзил в Россию ядовитое жало!
  Вино на мою душу как эликсир,
  оно от бед не раз меня спасало!
  
  Коммунизм души русские студит
  мёртвым холодом в тяжкой заботе!
  "Светлого" общества тёмные люди
  пьют в быту они, пьют на работе!
  
  Семнадцатое сентября. 1962 год.
  94
  
  
  * * *
  
  Никогда не признаюсь в любви.
  
  В любви мне опять признаёшься!
  (О любви я девчонкам лишь лгу.)
  Ты серьёзно, иль так ты смеёшься?
  Понять я тебя до сих пор не могу.
  
  Я от слов твоих словно дурак!
  Голова моя впала в горячку!
  Так мне верить тебе, или как?
  Рассудок мой стал в раскорячку.
  
  Очень шустрая ты девчонка-егоза!
  Не смогу врать одной лишь тебе.
  Сам раскрою твои чудные глаза,
  всю правду скажу о самом себе.
  
  Думаешь, я мальчик паинька.
  Христопродавец я, да ещё тот!...
  Ты вся такая девочка-заинька,
  смотрю как на сметану кот!...
  
  Объяснилась в любви мне и рада?
  Мои уши с того и завянуть могли!
  Да такого, как я, зловредного гада
  свет не видел с создания Земли.
  
  "Ненавижу, люблю, прощаю..."
  Все слова я твои вспоминаю...
  О всём подумать тебе обещаю,
  а пока что ответить не знаю...
  
  Что отвечу, я сам не предвижу.
  Но пока ты меня к себе не зови.
  Я тебя никогда ничем не обижу!
  Никогда не признаюсь в любви.
  
  Девятнадцатое сентября. 1962 год.
  95
  
  
  * * *
  
  О коммунистах будем говорить!
  
  Я поэт в большом и в малом!
  Часто в музеи и в театры хожу.
  Взрывчатку с маленьким запалом
  везде всегда при себе держу!
  
  Если надо коммуниста грохнуть,
  то уж тогда пригласите меня.
  Не успеет коммунист охнуть.
  Срок исполнения всего два дня.
  
  Не каюсь в грехах своих старых,
  мне даже и на новые плевать!
  Часто снилась мне на нарах
  с прекрасной женщиной кровать!
  
  Помню зону и то, как делил
  с другом на зоне скудную пайку.
  Помню я, как тогда полюбил
  с разбитною душой воровайку!
  
  На еду́ я парень без запросов:
  ем всё, на что глаза глядят!
  Вопреки тому, что пел Утёсов,
  у нас теперь, в Одессе, всё едят!
  
  Пить водку никогда не перестану!
  Не перестану никогда курить!
  А ну давай, налей же по стакану,
  о коммунистах будем говорить!
  
  Ещё не вся мною выпита водка!
  В патронах не дробь, а картечь!
  Но хочу, как подводная лодка,
  в глубине непроглядной залечь.
  
  Двадцать третье сентября. 1962 год
  96
  
  
  * * *
  
  Ты нравишься мне! Чем? Не знаю!
  
  Я обидел тебя, в этом каюсь!
  Но я в стихах своих неволен!
  Мысленно к тебе прикасаюсь!
  Этой малостью я так доволен!...
  
  Стихи, как молнии разрядом,
  рвутся, задевая чью-то честь!
  Я доволен, хоть нету тебя рядом!
  Я доволен, что ты где-то есть!
  
  Стихи мне это пустяшное дело,
  хотя сердце терзают до боли!
  Мне писать их давно надоело,
  пишу против собственной воли!
  
  Ты была у меня в чёрном списке,
  в душе боль я с того и терплю!
  Жизнь моя в стрессе и в риске!
  Всю свою жизнь кого-то люблю!
  
  Все мои ты читаешь страницы,
  как и другие, кто того захотят!
  О тебе нежные мысли, как птицы,
  из сознания мне в сердце летят!
  
  С того наше прошлое вспоминаю!
  Саокойную жизнь твою не нарушу.
  Ты нравишься мне! Чем? Не знаю!
  Твой образ нежно ласкает мне душу.
  
  От ласки такой только лишь маюсь,
  хоть в душе она мне словно свет!
  Мысленно снова к тебе прикасаюсь!
  На остальное мне смелости нет.
  
  Двадцать девятое сентября. 1962 год.
  97
  
  
  * * *
  
  Коммунистов душой ненавижу!
  
  Только с тюрьмою Россия сравнится!
  В ней сознанье русского народа гниёт.
  Рвётся душа моя на свободу как птица,
  проклятый коммунизм не отпускает её!
  
  Душу мою разрывают злобные муки!
  Мне от них нигде избавления нет!
  Ведь где-то звучат весёлые звуки...
  Там есть Вера, Надежда и Свет!
  
  Через железный занавес Свобода
  давно мне светит ярким маяком!
  Среди России мёртвого народа
  свои стихи пишу ночью тайком!
  
  В борьбе с коммунизмом окрепший,
  уже мой стих мятежный не молчит!
  От коммунистов днём ослепший,
  без них хорошо вижу даже и в ночи!
  
  Грешу мятежным стихом и куплетом!
  Из души моей рифма песнею льёт!
  Так давно хочу стать русским поэтом,
  но мне проклятый коммунизм не даёт!
  
  Мой стих не спрячешь и не скроешь!
  В нём мои шальные мысли и мечты.
  Но ты, если вдруг меня прикроешь,
  антикоммунистом будешь тогда ты!
  
  Стихи против коммунизма пишу давно!
  Своими стихами своих предков не унижу!
  Собачей покорности мне с роду не дано,
  сволочей коммунистов душой ненавижу!
  
  Первое октября. 1962 год.
  98
  
  
  * * *
  
  Любовь иль похоть? Думай сам!
  
  Часто бываем в любви мерзки!
  С похоти приходится дрожать!
  О любви порою думаем по-зверски:
  "Кого бы трахнуть и сбежать?..."
  
  Так уже ведётся век от века!
  Так стоит ли менять всё нам?
  Человек просто хочет человека!
  Любовь иль похоть? Думай сам!
  
  Порою клятвы пишем кровью,
  клянясь в любви на целый век!
  Что называется истинно любовью
  того даже совсем не знает человек!
  
  То ни для кого не будет новью,
  что иногда вселяет любовь страх!
  Часто похоть путаем с любовью,
  в плотских запутавшись страстях!
  
  Так нам зачем же притворяться?
  Любви в нас нету даже и на треть!
  Мы порой готовы разорваться,
  чтобы кого-то просто поиметь!
  
  С похоти наши мысли очень дерзки!
  Только говорить об этом что теперь?
  О любви порою думаем по-зверски!
  Как ни крути, но человек ведь зверь!
  
  Третье октября. 1962 год.
  99
  
  
  * * *
  
  Всех коммунистов проклиная!
  
  Поиграла с куклой в прятки,
  спел ей нежный соловей...
  Сладко дремлется в кроватке
  любимой доченьке моей!
  
  Язык сам мольбу бормочет,
  (у Православной иконы стою).
  Ведь обидит, кто захочет,
  сиротиночку милую мою...
  
  Кляксы жирные в тетрадке,
  это школьному дань дню.
  Моя дочка спит в кроватке,
  её покой, как могу, я храню!
  
  Всех коммунистов проклиная
  бодрствую ночами, не сплю!
  Моя доченька любимая родная,
  тебя только лишь одну люблю!
  
  Вот опять вдохновение дикое,
  будто я с Музой самой говорил!
  Моя доченька, это чудо великое,
  что мне сам Господь подарил!
  
  Без заботы нету ни одного дня,
  единственная дочь родная у меня,
  она мне лучшая при самая!...
  Только жаль, что вовсе не мама я.
  
  Ставлю в стихе последнюю точку,
  страстей заглушая дикий накал!
  За свою родную любимую дочку
  вина поднимаю полный бокал!
  
  Пятое октября. 1962 год.
  100
  
  
  * * *
  
  Мы были очень прекрасною парой.
  
  Вовсе не считаю себя за сокола,
  а тебя так и вообще не поймёшь.
  Ходишь всё вокруг меня да около.
  Почему ко мне никогда не зайдёшь?
  
  Надеюсь, моя милашка, милый друг,
  меня когда-нибудь всё же простишь.
  Все твои подруги уже веселы вокруг,
  лишь только ты одна всё грустишь.
  
  Рядом с тобою я словно сам не свой,
  даже сам теперь никак не узнаю себя!
  Мне сейчас очень хорошо пока с тобой,
  очень скоро мне будет лучше без тебя.
  
  Под прикрытьем доброй нежной маски
  уже не раз ты дерзко предала меня.
  Я очень устал от твоей лживой ласки,
  прочь от тебя скоро сбегу, как от огня!
  
  Своими друзьями всеми ты оставлена,
  хотя лицом ты даже очень хороша.
  Вином, развратом, пошлостью отравлена
  твоя падшая грешная заблудшая душа.
  
  С тобою нас жизнь веселила гитарой.
  Всё разошлось, как по водам круги.
  Мы были очень прекрасною парой,
  вдруг теперь стали мы заклятые враги.
  
  Без тебя вина или водки напьюсь!...
  Позабуду всё про тебя в пьяном бреду!
  Душою к тебе во сне только вернусь...
  только не жди, к тебе никогда не приду.
  
  Седьмое октября. 1962 год.
  101
  
  
  * * *
  
  В войне Гражданской братьев били!
  
  Коммунисты церкви России сжигали,
  Ленина-сатану славили, превознесли!
  Коммунисты в святые так и не попали,
  даже свои души коммунисты не спасли!
  
  В войне Гражданской братьев били!
  Господь допустил всё это неспроста,
  а потому лишь, что русские позабыли
  мудрые Заветы, полученные от Христа!
  
  Коммунизм намного зловоннее параши!
  Грешней Россия, чем сгоревший Садом!
  Постом и терпением спасёте души ваши!
  Свой разум успокоите лишь только трудом.
  
  При коммунистах жизнь страшна, непроста́,
  за безверие падшую Россию Господь покинул.
  Словно смерть сковала всем русским уста!
  Будто дьявол с русских грешные души вынул.
  
  Теперь России не хватит года, даже века
  для того, чтобы понять, что жизнь глуха́.
  Но навряд ли пьяного русского человека
  одним грехом удержишь от другого греха!
  
  "Что делал ты в падшей стране советов?
  Что говорил? О чём при всех молчал?..."
  (Вопросов намного больше, чем ответов),
  Тогда я перед Самим Господом отвечал.
  
  Неотвратимо будет Господнее наказание!
  (Господь над нами грешными есть не зря!)
  Месть к России скоро придёт за поругание
  святой России, Бога и помазанника Царя!
  
  Одиннадцатое октября. 1962 год.
  102
  
  
  * * *
  
  Ради оргазма короткой минуты.
  
  Открывая лжи словом-ключом
  чьи-то нежные души невинные
  никогда не клянитесь ни в чем!
  Все влюблённые очень наивные!
  
  Сердце в пропасть столкнуть?...
  Как это? По совести сам назови.
  Лучше уж молча взять обмануть,
  чем клясться в вечной любви!
  
  Чистое сердце в грязь замарать,
  бросить, как в помойку монету!...
  Но так хочется с похоти врать,
  что сил удержаться просто нету!
  
  Вот потому мы любящим врём!
  Чёрт знает в чём им клянёмся!
  Но, когда своё всё мы берём,
  с сарказмом над этим смеёмся!
  
  Нам не важно, что будет потом!
  На плоти похоти жёсткие путы!
  Но стоит ли становиться скотом
  ради оргазма короткой минуты?
  
  Никогда не клянитесь ни в чем!
  Клясться в любви совсем не гоже!
  Лучше уж по башке кирпичом!...
  Вот это ведь почти одно и то же!
  
  Тринадцатое октября. 1962 год.
  103
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-палачей своими стихами караю!
  
  Коммунизм всю судьбу мою сломал,
  каждый день у меня только экстремал!
  Сегодня снова в глубоком стрессе я.
  У меня завтра снова будет депрессия.
  
  Желанье жить с души моей не выбито,
  хоть коммунисты-палачи калечат нас!
  За жизнь мною столько водки выпито!...
  Давай выпьем за смерть хоть один раз.
  
  Давай забудем спор весь тогдашний,
  нам о злом прошлом нечего грустить!
  Нам не стоит пить за день вчерашний,
  за крах коммунизма давай водку пить!
  
  На коммунистов-палачей стихами лаю
  от безысходности и от нищей нужды!
  Коммунистам-палачам недобра желаю,
  всем им желаю откровенной вражды!
  
  Русским людям счастья желаю без меры,
  чтобы огонь борьбы горел в горячей крови!
  Желаю русским свободы, надежды, веры
  и очень большой настоящей святой любви!
  
  Коммунистов-палачей своими стихами караю,
  хотя от страха ужаса стынет во мне кровь.
  В святой борьбе каждый день словно умираю,
  каждый день Божьей волей воскресаю вновь!
  
  Семнадцатое октября. 1962 год.
  104
  
  
  * * *
  
  Люблю груди, письки, попочки!...
  
  Кому стихи писать? Даже не знаю.
  (Уже всем я надоел стихом своим!)
  Но своих девчонок часто вспоминаю.
  Пишу свои стихи лишь только им!
  
  Мне нравятся девчонки активные
  в любви ночной и страстный час!
  Какие вы, девчонки, противные!...
  Но никак не могу обойтись без вас!
  
  От девчонок грешная душа бесится,
  с любой девчонкой бы переспал!
  Когда на пенис девчонка повесится,
  тогда я словно в чудесный рай попал!
  
  Люблю женские ножки стройные!
  (И все женское остальные тоже!)
  Девчонки развратные и своевольные
  на ведьм-колдуний очень похожи!
  
  Люблю груди, письки, попочки!...
  Аж мрёт от них моя грешная душа!
  Только после водки седьмой стопочки
  мне любая женщина очень хороша!
  
  Бывают попадаются писки дивные
  такие между чудных женских ног!
  Какие все вы, девки, противные!...
  Но только я бы жить без вас не смог!
  
  Девятнадцатое октября. 1962 год.
  105
  
  
  * * *
  
  От коммунизма проклятого непогоды!
  
  Соли хрустят в моём позвоночнике,
  от соли суставы мои тоже хрустят...
  Сегодня купаюсь в целебном источнике,
  но только мои годы меня не простят...
  
  Давно артрозом мучаюсь проклятым,
  только потому всегда куда-то спешу!
  Пером, с последних сил моих зажатым,
  сегодня свои стихи сейчас вам пишу!
  
  В моём позвоночник словно гвоздь
  мне коммунистами-палачами забит.
  Мучает меня мой очень старый гость:
  советский концлагерный радикулит!
  
  Моё время мне никак не удержать,
  оттого и приходится мне суетиться!
  Мне бы в больнице немного полежать,
  мне хотя бы лишь малость полечиться.
  
  Очень уже тяжелят мои веки годы...
  Сердце моё теперь медленней стучит.
  От коммунизма проклятого непогоды
  теперь в душе моей рана старая болит.
  
  Порой мне очень нелегко поутру!
  Но только никак нельзя мне болеть.
  Если вдруг однажды когда-то умру,
  меня даже некому будет пожалеть.
  
  Время моё так очень быстро мчится!
  Жизнь моя тихо ползёт, ни то и ни сё.
  Может мне вовсе не стоит лечится,
  если нам от самого Господа дано всё?
  
  Двадцать третье октября. 1962 год.
  106
  
  
  * * *
  
  О загубленной мною прекрасной любви!
  
  Где теперь ты, моя любимая, где ты?...
  Рядом со мной тебя давно уже нет.
  Моё сердце тебе шлёт стихами приветы
  сквозь тернии мною загубленных лет!
  
  Рядом теперь со мною женщина другая.
  Теперь, вместо тебя, с нелюбимою сплю.
  До сих пор хорошо помню тебя, дорогая,
  тебя душой, сердцем и плотью люблю!
  
  Вспоминаю, как тёмною ночью тогда,
  желая тебя навсегда разлюбить-позабыть,
  я вдруг тихонько ушёл от тебя в никуда,
  только одну лишь тебя продолжая любить!
  
  Мои годы быстро куда-то промчались.
  (Все они будто бы в пропасть слили́сь!)
  Словно вчера мы с тобой повстречались,
  как будто вчера мы с тобой разошлись!
  
  Только прошло лет уже очень немало...
  Пока я до сих пор не позабыл ничего...
  Но легче с того мне нисколько не стало.
  Кроме тебя никогда не полюблю никого!
  
  Где ты теперь, моя любимая, где ты?...
  Умоляю тебя, отзовись, иль меня позови!
  Теперь скорбно пишу стихи и куплеты
  о загубленной мною прекрасной любви!
  
  В памяти среди имён мне очень дорогих,
  есть многие прекрасные женские имена!
  Но только лишь твоё имя важнее других!
  Только лишь ты одна мне очень нужна!
  
  Двадцать девятое октября. 1962 год.
  107
  
  
  * * *
  
  Заря свободы встаёт на России небосводе!
  
  Перед коммунистами никогда не тру́шу!
  Я их, сволочей поганых, в Россию не звал!
  Свою клятву верности никогда не нарушу
  ту, что тогда у могилы своей матери давал!
  
  На всю Россию коммунистам насрать!
  Никак не подняться России самой!
  Русские рабы имеют право выбирать
  лишь только между тюрьмой и сумой!
  
  Заплатил я очень большою ценой
  за то, что стихи мои кто-то читает.
  Коммунист-грязный как пёс цепной
  на меня всё злобно рычит и лает!
  
  Не забыть мне коммунизма невзгоды,
  не простить мне коммунистов никогда!
  Страшно-тревожные пятидесятые годы
  в мою грешную душу вошли навсегда!
  
  Только одной лишь надеждою живу,
  своей больной душой испытывая муки.
  Приснилось всё это мне, или это наяву,
  но только ясно слышу Свободы звуки!
  
  Заря свободы встаёт на России небосводе!
  Уже со всех сторон она всем хорошо видна!
  Песня только лишь одна, о России Свободе!
  О победе свободы только лишь дума одна!
  
  Всё это уже далеко не в первый раз,
  когда коммунизма поганый флаг срываю!
  В говне и в ссанье весь грязный унитаз
  кровавым флагом коммунизма накрываю!
  
  Тридцать первое октября. 1962 год.
  108
  
  
  * * *
  
  Чудесную ночь проведём в страсти!
  
  Многозвучно журчит ручеёк,
  излучая покой и прохладу.
  Нынче выдался тёплый денёк,
  жду тебя как мечту и награду!
  
  По тенистой дорожке прохлада
  растекается весёлым звоном ручья.
  Видно нашей судьбе так надо:
  я - ничей, и ты тоже - ничья.
  
  Сегодня какая чудная стоит погода!
  Сердце моё опять волнуется, любя!
  Сегодня снова жду Луны восхода!
  С нетерпением снова жду к себе тебя!
  
  Этой ясною светлою лунною ночью
  ты в прозрачной одежде пришла.
  Красоту твою я увидел воочию,
  ты вся какой распрекрасной была́!
  
  Только шептали ручей и кусты,
  что морочишь мне голову ты!
  Я, как наивный простой дурачок,
  на твой клюнул развратный крючок!
  
  Только стараюсь отогнать прочь
  свои беспокойные мысли о дурном!
  Мы с тобой эту чудесную ночь
  до утра проведём в страсти вдвоём!
  
  Не будешь жив единым хлебом!
  Чувства в сердцах бурею ревут!
  Две души под мрачным небом
  к себе друг друга жалобно зовут.
  
  Первое ноября. 1962 год.
  109
  
  
  * * *
  
  Проклинаем коммунизма узду!
  
  Всем бедам на Руси раздолье!
  К нам беда приходит не одна.
  Борьба скрывается в подполье,
  на первый взгляд и не видна́!
  
  Не любим коммунизма строя,
  он столько горя России принёс!
  Не от дождя моё лицо сырое,
  от мною пролитых горьких слёз!
  
  Мы все бедны, разуты и раздеты,
  нам даже уже нету сил кричать!
  На всё наложены строгие запреты,
  на всё навешена запретная печать!
  
  Даже солнце вдруг потускнело
  над нашей грешною страной!
  Но иду вперёд спокойно, смело
  коммунизма страшной стороной!
  
  Всё, что только в школе я учил,
  с души моей дерьмом слило́сь!
  Я от коммунистов-зверей получил
  только страх, ненависть и злость!..
  
  Нелёгкое мне досталось детство.
  В коммунистической школе я учил...
  Такое страшно-жуткое наследство
  я, совсем не желая того, получил!
  
  Теперь проклинаем, ненавидим
  коммунизма проклятого узду!
  Мы все туда пойдём, где видим
   свободы России яркую звезду!
  
  Третье ноября. 1962 год
  110
  
  
  * * *
  
  В глазах твоих пугающая страсть!
  
  Идёт влюблённый человек,
  от него многим другим светлее!
  На сердце тает серый снег,
  становится вдвойне теплее!
  
  Шагом плавным и скользящим
  плывёшь, как лебедь по воде!
  Болею чувством настоящим!
  Душе своей покоя не найду нигде!
  
  Как только закрываю свои очи,
  так мою душу разрывает стон!
  Ты горишь звездой средь ночи,
  мне навеваешь страстный сон!
  
  Дрожа пришла ты на свидание,
  как будто зверю смотришь в пасть!
  В устах - без связи бормотание!
  В глазах твоих пугающая страсть!
  
  Мне кивнула гордой головою
  этим знак мне тайный подала́!
  Я от счастья чуть ли не вою!
  Весна в душе вдруг расцвела!
  
  Опустим штору, свет погасим,
  сумрак нежный сблизит нас!
  Мы жизнь скучную украсим
  грехами в этот страстный час!
  
  Дрожащих в страсти рук и ног
  я к себе очень много прижимал.
  Но лишь тебя запомнить я смог,
  как будто других вовсе не знал!
  
  Пятое ноября. 1962 год.
  111
  
  
  * * *
  
  Коммунизма конец приближая!
  
  Коммунист-злодей-емеля,
  сам пьянущий с водки в хлам,
  с головой, дурной от хмеля,
  теперь в души лезет к нам!
  
  Как котёнку глупому, слепому
  коммунизм предлагает мне...
  Но хочу жить совсем по-иному,
  в святой борьбе сгорая как в огне!
  
  Коммунистами злыми не прощённые,
  славные Герои русские в земле лежат.
  Дороги, русскими костями мощёные,
  уводят грешную Россию в зияющий ад!
  
  Не смирюсь ни за что, никогда,
  Россию душой своей уважая!
  За годами проходят куда-то года,
  коммунизма конец приближая!
  
  К коммунистам ненависть взаимна!
  Мне нету без борьбы даже ни дня!
  Звуки коммунизма поганого гимна
  злобно жестоко растревожили меня!
  
  В руки попались мы сволочам,
  нету конца нашим стенаниям!
  Счёт давно потерян дням и ночам,
  счёт потерян нашим страданиям!
  
  Беда России на годы умножена,
  борьба всю нашу жизнь займёт!
  Но то, чем земля растревожена,
  скоро с России навсегда уйдёт!
  
  Седьмое ноября. 1962 год.
  112
  
  
  * * *
  
  Тебя целую в губы, в грудь...
  
  Хотя ты мне только знакома,
  но ты уже владеешь мной!
  В твоих движениях истома
  и жажда страсти неземной!
  
  Мне себя надо бы поберечь!
  Слова твои меня совсем изводят!
  Движенья твоих смуглых плеч
  меня с утра страстью заводят!
  
  Самому себе счастье пророчится,
  только в сердце вдруг холода сталь!
  Чего-то вдруг светлого хочется!
  Мне себя до обиды вдруг жаль!
  
  Нежно обнимаю твои плечи!
  Тебя целую в губы, в грудь...
  Но только от этого не легче,
  душу мне терзает злая грусть!
  
  Стоишь словно на картинке!
  Режут мою душу на куски
  твои жёлтые полуботинки,
  твои белоснежные носки!
  
  Разлуку с тобой проклинаю!
  Неистово спорю с судьбой!
  Как дождаться заката? Не знаю!
  Как дожить до встречи с тобой?
  
  Очень томны страсти ожидания!
  Их я страстным сердцем пережил!
  Познали сладкие страдания
  все, кого любили, кто любил!
  
  Одиннадцатое ноября. 1962 год.
  113
  
  
  * * *
  
  Коммунизм наводит страх!
  
  Душа в смятении замирает!
  Разум не хочет понимать...
  Россию коммунизм карает!
  Мы его не можем принимать!
  
  Горю́ враждою откровенной,
  с коммунизмом биться клянусь!
  Но этой тайной сокровенной
  даже с друзьями не делюсь.
  
  В борьбе проходят мои годы.
  Что-то дальше мне будет там?
  Жажда протеста и свободы
  злую разлуку предвещает нам!
  
  Хорошо засыпать под молитву,
  хорошо под молитву вставать!
  С коммунизмом затеял я битву,
  мне теперь тюрьмы не миновать!
  
  Коммунизм на всех наводит страх,
  но я всё ещё в войне Гражданской!
  В моих, гордо поднятых, плечах
  ясно сквозит осанкою дворянской!
  
  Куда-то идём дорогою кривою!
  Страшен России кровавый след!
  Но только за пеленою кровяною
  снова возвратиться солнца свет!
  
  Среди поэтов я вовсе не старше,
  но песни борьбы за свободу пою!
  Я всю жизнь то на борьбы марше,
  я то в засаде, то в скрытном бою!
  
  Тринадцатое ноября. 1962 год.
  114
  
  
  * * *
  
  Когда сольются наши губы!...
  
  Вспоминаю те страстные ночи...
  Ни души, только мы лишь вдвоём!
  Ярко светятся ярко-синие очи
  на лице вдохновлённом твоём!
  
  Ты обняла руками нежными,
  ко мне голову близко клоня,
  словно кольцами железными
  ты вся обвилась вокруг меня!
  
  Я с тобой! Это чудная сказка
  чувством бежит по моей крови́!
  В твоём голосе нежная ласка!
  На лице твоём жажда любви!
  
  Смотришь пристальным взглядом,
  сигаретой дымишь не спеша...
  Когда только ты со мной рядом,
  вдруг молодеет моя больная душа.
  
  Снова нежно тебя обнимаю!
  (Для храбрости выпит стакан!)
  С нервной дрожью к себе прижимаю
  твой, на солнце обугленный, стан!
  
  Ты и я... и не нужен нам третий!
  Так нам хорошо только вдвоём!
  Из восторга страстных междометий
  друг другу о любви песни поём!
  
  Поют восторгом се́рдца трубы!
  Сегодня ты так очень хороша!
  Когда сольются наши губы,
  рванётся птицею моя душа!
  
  Семнадцатое ноября. 1962 год.
  115
  
  
  * * *
  
  При коммунистах свет померк!
  
  При коммунистах свет померк,
  Мрак стал наши души есть!
  Совсем гибнет русский Человек,
  спасая свою поруганную честь!
  
  Коммунизм стал мне пошлым!
  Тогда стал я, себе же на беду,
  грезить тихим нежным прошлым
  в страшном коммунизма аду!
  
  Русский народ споен и забит.
  Давит всю Россию тёмная сила!
  Страшен коммунистический быт!
  Мне власть коммунистов не ми́ла!
  
  Смотрю своими глазами детскими
  на кровь, на боль, на крики, стоны...
  Над всеми жертвами советскими
  коммунизма кровавые воро́ны!
  
  Не выйти с порочного круга,
  всюду коммунизма флаг реет.
  Даже за спиною моего друга
  коммунист-палач уши "греет"!
  
  Огонь моей борьбы неугасимо
  мне продолжает душу греть!
  Порой мне очень невыносимо
  то, что вижу в России терпеть!
  
  Борьбы кровавой круговерть
  победой кончится, точно знаю!
  На жизнь, медленную смерть,
  свободу никогда не променяю!
  
  Девятнадцатое ноября. 1962 год.
  116
  
  
  * * *
  
  Мне любовь другая подарила!
  
  Сижу одиноко, тихо грущу...
  Мне ничто не дорого, не свято.
  "Я тебе никогда не прощу..."
  Сказала ты, помню, когда-то.
  
  Вдруг такое зачем обещать?
  Душу режут твои те слова!
  Мне нечего просто прощать.
  Была ты тогда совсем не права!
  
  Тогда была ты моею зазнобой!
  Тогда тебя ласкал я не для вида!
  Ты осталась со своею злобой,
  со мной лишь горькая обида...
  
  Что поделать?... Уже ничего...
  А ведь звала ты меня дорогим!
  Что тебе до души чувства моего,
  ты теперь, наверное, с другим...
  
  Но и я не уподобился изгою,
  хотя живу, по правде, жизнь губя.
  Забавляюсь я теперь другою,
  но только в ней ласкаю я тебя!
  
  С тобою теперь встречи не ищу.
  Мне любовь другая подарила!
  "Я тебе никогда не прощу..."
  Зачем ты мне такое говорила?
  
  Двадцать третье ноября. 1962 год.
  117
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи стерегут!
  
  Страдает Россия за что-то
  по воле кровавого Кремля:
  реки, леса, поляны и болота...
  Страдает наша русская земля!
  
  Увлекают нас, дураков, куда-то,
  но оттуда нету нам возврата!
  Песни коммунизма пока орём...
  Скоро от коммунистов умрём!
  
  Избежал я, к счастью, казнь!
  Я близко вокруг неё кружил.
  Ложь, коварство и боязнь...
  я от коммунистов пережи́л!
  
  Душой страдаю, в счастье веря,
  мои годы быстро куда-то всё бегут!
  Меня, как злого загнанного зверя,
  теперь всюду коммунисты стерегут!
  
  Следят коммунисты за мною...
  от них только куда-то хоть беги!
  Часто слышу за своей спиною
  коммунистов-палачей шаги!
  
  Коммунисты всегда рядом,
  не пропустят ни одного дня!
  Впиваясь злобным взглядом,
  они злобно смотрят на меня!
  
  Часто слышу злобный шёпот
  коммунистов сзади за собой!
  За спиною коммунистов топот...
  Значит впереди снова будет бой!
  
  Двадцать девятое ноября. 1962 год.
  118
  
  
  * * *
  
  Очень люблю и ненавижу!
  
  Проглядел на твой дом я все очи.
  Твой силуэт мне мелькает в окне.
  Твоё платье белое в сумраке ночи
  злобным саваном кажется мне!
  
  Средь распущенных чёрных волос
  крови цвет удивительных роз!
  Он пленяет, к себе манит меня!
  Теперь ночью хожу как среди дня.
  
  Чары любви к тебе меня ма́нят!
  Среди душевных сладких мук
  колючие розы нисколько не ранят
  моих, тебе их срывающих, рук!
  
  Ты ко мне щекой прильнула,
  вдруг мою голову вскружив!
  Во тьме проблеском мелькнула
  твоя улыбка, зубы обнажив!
  
  Твои загорелые нежные ноги
  похотью возбуждают меня!
  Но во мне чувство тревоги
  всё ширится день ото дня.
  
  Намного очень ты змеи опасней,
  признаться мне в том нелегко.
  Ты незабудки намного прекрасней,
  только до розы тебе ещё далеко!
  
  Когда бы я знал тебя поближе,
  то понял, может быть, тогда,
  что очень люблю и ненавижу
  одну только лишь тебя всегда!
  
  Первое декабря. 1962 год.
  119
  
  
  * * *
  
  Коммунисты пускай злятся!
  
  Жутким страшным ураганом
  вся Россия охвачена вновь!
  Из России страшным фонтаном
  вдруг хлынула русская кровь!
  
  Посреди падшей России-тюрьмы
  коммунистов находится берлога.
  Смотрим очень часто в небо мы,
  но не видим над Россией Бога!
  
  Россия, от коммунистов маясь,
  от жуткого страха вся дрожит!
  На смертном одре, улыбаясь,
  в русской крови Россия лежит!
  
  Этот страшный образ рая
  коммунисты нам создали́.
  Русские, в борьбе умирая,
  видят Свободу где-то вдали!
  
  Коммунисты пускай злятся!
  Пускай кричат: "Не укради!..."
  Чего уж мёртвому бояться?
  Уже все страхи давно позади!
  
  Часто во сне, как на экране,
  вижу убитых своих родных
  в мрачно-кровавом тумане
  коммунистами убитых их...
  
  Мои родные, помню всех вас!
  Вы все мне до́роги и милы!
  Когда-нибудь наступит час,
  с России сгинут дьявольские силы!
  
  Третье декабря. 1962 год.
  120
  
  
  * * *
  
  Я был в тебя такой влюблённый!
  
  Когда некуда мне деться от скуки,
  тогда часто вспоминаю судьбу свою.
  Образ твой, словно цепкие руки,
  как когтями вцепился в душу мою!
  
  Помню, как вместе с тобою мы были.
  Я был тогда словно в любви бреду!
  Птицы песней весёлой меня оглушили
  в твоём старом заросшем тихом саду!
  
  Слышались чудные звуки напевные...
  Жизнь казалась мне чудесным сном!
  Ты песни мне пела очень душевные,
  часто меня угощала золотым вином!
  
  Я был в тебя такой влюблённый!
  Но на сердце была печали печать.
  Жарким огнём любви опалённый,
  теперь не могу о тебе не мечтать!
  
  С тобой до безумия счастлив я был!
  Никогда не забыть мне мгновения эти!
  Я в страстных объятьях твоих забыл,
  что есть и другие женщины на свете!
  
  "Между нами не будет измены!
  Ты не слушай своих стариков!"
  Только не укрыли заборы и стены
  нас от злобных людских языков!
  
  До сих пор никак не забываю,
  что мы с тобой тогда прошли!
  Образ твой теперь к себе взываю
  из той далёкой, чарующей дали́!
  
  Пятое декабря. 1962 год.
  121
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавые тени встают!
  
  Ищут русские бродяги бездомные
  в России себе хоть какой-то приют.
  Над грешной Россией огромные
  коммунизма кровавые тени встают!
  
  Над русской страдающей далью
  висит коммунизма кровавая заря!
  Ведь кровавою злобной эмалью
  герб коммунизма блестит не зря!
  
  Теперь считаю за радость и счастье,
  когда дремлют коммунисты-враги.
  Небесный мрачный ангел ненастья,
  мне в борьбе с коммунизмом помоги!
  
  Закрутила меня жизнь опасная своя
  антикоммунистическим волчком!
  По тёмным ночам свои листовки я
  по Ленинграду разношу молчком!
  
  Свет церковной тусклой лампадки
  моей раненой душе как яркий маяк.
  С коммунистами-палачами "в прятки"
  теперь играю совсем не просто так!
  
  В тяжкий сон часто клонит меня
  от коммунизма бесовских ансамблей.
  Мне и впрямь бы сейчас бы на коня,
  на коммунистов-палачей с саблей!
  
  Я вовсе не сторонник экстремизма,
  хотя вполне я мог бы быть и в нём.
  Но только день паденья коммунизма
  мне будет самым светлым днём!
  
  Седьмое декабря. 1962 год.
  122
  
  
  * * *
  
  Ты - светлая радость моя!
  
  Мечтами в облаках витая,
  шёл я грозною дорогой,
  Лишь об одной тебе мечтая,
  тебя считая недотрогой!
  
  Красивой, смелою, невинной,
  (тебя всегда увидишь издали!).
  Ты шла такой походкой чинной,
  какой лишь только ходят короли!
  
  Ещё помню как утренней порою,
  тебе в чужом саду я розы рвал.
  Алый бархат нежною зарёю,
  стройный стан твой покрывал!
  
  Мысль грешная мелькнула,
  когда мы встретились в кустах.
  Улыбка нежная скользнула
  на твоих трепетных устах!
  
  Мрачные шапки гнёзд вороньих
  облепили цветущий каштан.
  Скрывал от глаз посторонних
  нас тяжёлый вечерний туман!
  
  Я рукой дрожащею провёл
  по твоим пышным волосам.
  Я так нескромно себя вёл,
  что даже удивлялся тому сам!
  
  Ты как Венера красива!
  Тобою любуюсь, мечты тая.
  Ты - моё дивное диво!
  Ты - светлая радость моя!
  
  Одиннадцатое декабря. 1962 год.
  123
  
  
  * * *
  
  При коммунистах нету счастья!
  
  При коммунистах нету счастья,
  лишь только очень жуткий страх.
  Растут Руси народные несчастья
  в коммунизме, тонущем в грехах!
  
  Коммунист-дьявол между нами,
  рядом днём и в полуночный час!
  Своими кроваво-злыми глазами,
  злобно глядит повсюду на нас!
  
  Но все наши мысли и слова,
  дела все наши и все страсти,
  архипелаги, океаны, острова,
  всё всегда в Господней власти!
  
  На Землю брошены мы Богом
  на одну жизнь - не навсегда!
  Нас в существовании убогом
  Господь не покинет никогда!
  
  Шар земной стал нам тесный,
  очень неуютный стал нам он.
  Только знает Отец небесный,
  когда нам придёт Армагеддон.
  
  Когда придёт Глава Вселенной,
  мы ужаснёмся, гладя на себя!
  Наступит крах жизни тленной!
  Он Суд свершит, нечесть губя!
  
  Не пребываем в посте строгом.
  Простая трапеза нас не прельстит.
  Все мы дети перед нашим Богом!
  Он всех в конце концов простит.
  
  Тринадцатое декабря. 1962 год.
  124
  
  
  * * *
  
  Я не был ещё так влюблён!
  
  Солнцем налитый колос
  гнулся, с ветрами споря!
  Нежный и ласковый голос
  заглушал рокотание моря!
  
  Ты меня лаской встречала.
  Среди акаций зелёных ветвей
  твоя нежная песня звучала,
  и тебе подпевал соловей!
  
  Твоё нежное лицо ребячье,
  волосы светлые с завитком...
  Обняла ты... Дыханье горячее
  обдало меня словно кипятком!
  
  Я сегодня вёл себя недостойно...
  Ты поняла, что я тебе всё лгу.
  На душе до того беспокойно,
  что теперь даже спать не могу!
  
  Я как улов тебя жду терпеливо,
  словно старый заправский рыбак!
  Мне светит во мгле сиротливо
  вдали одинокий далёкий маяк!
  
  Моё сердце ты чувством задела!
  Высоко руки подняв, как в мольбе,
  закружилась ты в танце, запела...
  Душа моя вдруг улетела к тебе!
  
  Мне жизнь виски посеребрила,
  но не был я так ещё влюблён,
  чтобы зверем вдруг душа завыла,
  чтобы стал я глух и ослеплён!
  
  Семнадцатое декабря. 1962 год.
  125
  
  
  * * *
  
  Жертв коммунизма не счесть!
  
  Скованы коммунизма дурманом
  когда-то милые русским края.
  Кровавым залилась туманом
  бедная Россия-матушка моя!
  
  Нам коммунисты в души рвутся,
  хотят нас в бездну ада затянуть!
  Из бездны той нам не вернуться,
  с ней в небеса никак не заглянуть!
  
  Тюрьмы строят для народа,
  но только будет всё наоборот.
  Над Россией тихонько свобода
  зарёю радости ярко взойдёт!
  
  Очень тревожны все мои сны,
  плоды моих душевных мук:
  Святой России славные сыны
  погибли от коммунистов рук!
  
  Россия, слышишь ли сквозь сны
  свободы призывные крики боевые?
  Там твои погибшие верные сыны,
  твои славные герои фронтовые.
  
  Только одни русские в силах
  зло такое стойко перенесть!
  В безвестных кровавых могилах
  жертв коммунизма не счесть!
  
  В гробы здесь многих уложили!
  Пишу стихи коммунистам на зло!
  Другие намного больше пережили,
  мне же просто очень повезло!
  
  Девятнадцатое декабря. 1962 год.
  126
  
  
  * * *
  
  Хоть во сне, но тебя люблю!
  
  Среди петербургской прохлады
  под балконом стою, чуть дыша.
  Для тебя пою свои серенады,
  только твоя равнодушна душа!
  
  Твои жгучие карие очи татарские
  в мои русские смотрят глаза.
  Твои дерзкие замашки барские
  для моей грешной души гроза!
  
  Твои речи страстные, смелые...
  огнём сердце моё разжигают они!
  Очи твои, от любви очумелые,
  в душу мне страстные мечут огни!
  
  Помню утро, мечтой озарённое...
  Серебром разливалась по лугу роса!
  В окошко твоё, тобой растворённое,
  я букеты сирени ночами бросал!
  
  Теперь, когда залезаю на крышу,
  где храню все секреты свои,
  голос твой до сих пор я слышу!
  Всё ещё чувствую руки твои!
  
  Много дней я один пропадал,
  где ласкал нас весёлый прибой!
  Пожалуй сейчас я всё бы отдал,
  чтобы встретиться снова с тобой!
  
  До сих пор в одиночестве маюсь,
  хотя я женские взгляды ловлю.
  Во сне лишь с тобою встречаюсь!
  Хоть во сне, но тебя люблю!...
  
  Двадцать третье декабря. 1962 год.
  127
  
  
  * * *
  
  Сквозь коммунизма кровавую пыль!
  
  Спокойной утренней порой,
  труба подъём ещё не спела,
  а банда коммунистов, как рой,
  на стан казацкий налетела!
  
  Вот сошлись полки с полками!
  Кто дороже для родной страны?
  Знамя святое русское над нами,
  у них флаг коммунизма-сатаны!
  
  Сошлись в бою атакой лобовою
  враг на врага, - к лицу лицом!
  К земле приникнув головою
  конь склонился над бойцом.
  
  Задний пал, пал и передний...
  Уже потерян жертвам счёт!
  Не первый пал и не последний,
  русских погибнет много ещё!
  
  Пуля горячая висок смертью студит!
  Силён коммунист, но не сдамся ему!
  Мне покоя не было, нет и не будет!
  Да он мне вовсе не нужен, ни к чему!
  
  Русской кровью окрашен ковыль,
  Белым Героям будет за то покаяние.
  Сквозь коммунизма кровавую пыль
  вижу Гражданской войны окончание!
  
  Который год русская мать рыдает,
  сколько не спит тревожных ночей...
  Трубач подъём никогда не сыграет
  жертвам коммунистов-палачей!
  
  Двадцать девятое декабря. 1962 год.
  128
  
  
  * * *
  
  Читаю в страдающем взоре.
  
  Тянутся мысли мои не спеша.
  Тебя вижу, или ты приснилась?
  Когда-то очень гордая душа
  к тебе с поклоном заявилась.
  
  Стала ты предметом торга.
  Но до чего ты всё же хороша!
  Задыхаясь от страсти восторга,
  ко мне жмёшься, чуть дыша.
  
  В этот день, от чувства душный,
  тебе в угоду или каким-то бога́м,
  я лёг, покорный и послушный,
  как верный пёс, к твоим ногам!
  
  Накрыло вдруг волною томной
  души моей ликующий простор!
  Как разбойник ночью тёмной,
  стерегу твой страстный взор!
  
  Высоко в облаках витаешь где-то,
  как будто бы там ищешь образа́.
  На мой вопрос, уклоняясь от ответа,
  отводишь скромно в сторону глаза!
  
  Вдруг нахмурилось Чёрное море,
  неласково плещет шумный прибой.
  Читаю в твоём страдающем взоре,
  что сегодня вечер последний с тобой...
  
  Для многих кривотолков будет пища
  в этой, Богом заброшенной, глуши.
  Сладко-горький запах пепелища
  теперь с моей разносится души!
  
  Тридцать первое декабря. 1962 год.
  129
  
  
  * * *
  
  Мою мать коммунисты убили молодою.
  
  Мать коммунисты убили молодою.
  Но навсегда её запомнил я слова:
  "Коммунисты кровавою ордою
  ринулись на Русь, как татарва!"
  
  Буду на щите, иль под щитом...
  Но это будет только лишь потом.
  Ну а пока жизнь идёт сама собой,
  как могу, веду с коммунистами бой!
  
  С коммунистами бьюсь недаром!
  Клеймлю их, поганых, стихами не зря!
  Вижу, как широким и тихим пожаром
  встаёт над Россией свободы заря!
  
  В крови России истории страницы,
  русским жертвам уже потерян счёт!
  Над Россией страшные зарницы,
  по всей России кровь русская течёт!
  
  На тюремных нарах спавший
  пока народ затравленный молчит.
  Крик ворон над Россией павшей
  десятки лет уже как стон звучит!
  
  Тех, что себя в борьбе не берегли,
  невольно запомнит Россия навеки!
  Героев России повсюду стерегли
  коммунисты-палачи-недочеловеки!
  
  Герои России были не без чести,
  в России помнить их будут века!
  Ушли, пропали без славы, без вести
  все, кто попал в проклятую ВЧКа!
  
  Первое января. 1963 год.
  130
  
  
  * * *
  
  Твой поцелуй как снег прохладный!
  
  Всюду искал я на тебя похожих,
  страстно увлекаясь за юбкой любой.
  В толпе безразличных прохожих
  я случайно столкнулся с тобой!
  
  В моей судьбе не раз бывало,
  когда душа моя вдруг запоёт!
  Думы скучные мигом прогнало
  с моей души очарование твоё!
  
  Я целую руку твою нежно,
  тебе перчатку подаю твою...
  В перчатку серую небрежно
  ты оденешь рученьку свою!
  
  Просишь тебе купить колечко.
  Со мной нежна́ ты и мила́...
  Смуглянка, ты своё сердечко
  давно другому парню отдала́!
  
  Нежный голос, (будь неладный!),
  на языке твоём так просто мёд!
  Твой поцелуй как снег прохладный!
  Душа твоя холодная как зимой лёд!
  
  Что за дела тебе до моей Музы,
  хоть от неё ты словно без ума?
  Наши с тобой любовные узы
  ты вдруг все разорвала сама!
  
  Все твои пустые обещания.
  Мне ты вовсе ничего не обещай!
  Ты мне сказала: "До свидания."
  А я в душе сказал: "Прощай!..."
  
  Третье января. 1963 год.
  131
  
  
  * * *
  
  На моих антикоммунистических стихах!
  
  Ямб мой, дактиль и хорей...
  вступили в битву с силой чёрной!
  Я с каждым годом всё бодрей
  стихи пишу рукой проворной!
  
  Стихи, бессмертно павшие солдаты,
  стоят, презрев безвестности страх!
  Нету никакой подписи, никакой даты
  на моих антикоммунистических стихах!
  
  Стихи свои точу остро, как шпагу!
  Сердцем переживаю невзгод шквал!
  Я из России за границу ни шагу,
  когда бы и кто бы туда меня ни звал!
  
  Я очень доволен, что стал поэтом!
  Теперь быть не хочу никем другим!
  Только писать стихи, скажу при этом,
  стало мне делом очень дорогим...
  
  Сердцем переживая годы грозные
  не пришлось мне кусать своего локтя!
  Пишу стихи хотя очень серьёзные,
  только отношусь к ним просто шутя!
  
  Утешу своего сердца злую рану,
  Музу никогда не думаю бросать!
  Пока я жив, никогда не перестану
  свои стихи мятежные писать!
  
  Русские, вы мне на слово поверьте,
  стихи пишу все мысли свои не тая!
  Мои стихи, это моё бессмертье!
  Стихи мои, это смерть скорая моя.
  
  Пятое января. 1963 год.
  132
  
  
  * * *
  
  Сегодня я в тебе влюблён.
  
  Не поддаваясь никакому суеверью,
  сердцем никого не ненавидя, не любя,
  я за твоею приоткрытой дверью
  вдруг случайно увидел ангела, тебя!
  
  Наконец-то ко мне ты вернулась!
  Столько лет ты чего-то ждала́!...
  Вдруг душа моя снова проснулась,
  столько лет она спящей была́!...
  
  Тебя ласкаю нежно и несмело.
  Трепет в теле моём ужасный!
  Огнём пронизывает всё моё тело
  твой поцелуй горячий, страстный!
  
  Свела нас опять судьба-сводня!
  Наконец-то моя сбывается мечта!
  Но вдруг показалось мне сегодня,
  что ты какая-то совсем уже не та...
  
  Приподняла на окне тяжёлые шторы,
  полумрак яркий луч солнца пробил.
  Ты вдруг припомнила все наши ссоры,
  о которых уже я совсем позабыл!
  
  Тебе бы лишь только лавры славы!
  Тебе совсем даже неведома тоска!
  Тебе всё только бы шутки да забавы,
  но только проза жизни так близка́!...
  
  Огонь любви в душе моей силён!
  За тебя наломал уж дров я груду!
  Сегодня я в тебе очень влюблён,
  а завтра, может, совсем позабуду.
  
  Седьмое января. 1963 год.
  133
  
  
  * * *
  
  Россия, проснись от пьяного сна!
  
  Тихо иду России родными берегами,
  никогда которых не отдам врагам!
  Волны Волги быстрыми кругами
  бегут к моим тревожным берегам.
  
  В судьбе себе предвижу скандал,
  там пытаюсь что-то рассмотреть.
  Что мой дед коммунистам "отдал",
  мне вернуть бы хотя бы на треть!
  
  За то борюсь! Душа моя скорбит.
  Моё сердце, полное любовью,
  истекает моей жаркой кровью,
  рассудок мой огнём борьбы горит!
  
  В борьбе своё счастье найду,
  без добра никогда не бывать худу!
  Когда к своим предкам отойду,
  даже там коммунистов не забуду!
  
  Я с нетерпением ждал счастья!
  (Мы быть счастливы могли...)
  Железным холодом мои запястья
   жёсткие наручники прожгли!
  
  С коммунизмом насмерть драка!
  Но не скоро наш Победный День.
  Темноту коммунистического мрака
  светлой души моей пронзает тень!
  
  Жизнь совсем не царство сонное!
  Моя жизнь скорбной тревоги полна́.
  Идеей святой борьбы вдохновлённая,
  Россия, проснись от пьяного сна!
  
  Одиннадцатое января. 1963 год.
  134
  
  
  * * *
  
  Твоя любовь, - моя тюрьма!
  
  Была ты порядочною шмарой,
  я тебя только как суку ждал!
  Звоном струн гитары старой
  тебя не раз я ночью услаждал!
  
  Своей небесной красотою
  ты многих сдвинула с ума!
  Но я тебя, увы, не стою!...
  Твоя любовь, - моя тюрьма!
  
  Ты вся как кукла упакована,
  занимаешься злою игрой!
  Как бесценный ларец окована
  вся ты золотою мишурой!
  
  Твоим желаниям безумным
  я часто предавался по весне!
  Любовь к тебе, потоком шумным,
  нигде покоя не давала мне!
  
  Ты мне хитрые сети расставила,
  но из них тогда вырвался я!
  В это утро как дымка растаяла
  в моём сердце прелесть твоя!
  
  Женщин было большое количество!
  Но за то теперь не корю сам себя.
  Скажу пенису: "Ваше величество,
  я всю жизнь отда́л для тебя!"
  
  Неисповедимы нашей судьбы силы,
  они совсем не знают меры и границ!
  На кладбищах рядом высятся могилы
  дев красавиц-непорочных и блудниц!
  
  Тринадцатое января. 1963 год.
  135
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это к смерти дорога!
  
  Коммунисты русских смертью косят!
  Те, что уже пали от их грязных рук,
  ни о чём больше никогда не спросят,
  они не застонут от адовых мук!...
  
  Губит Россию коммунизм-омут!
  Коммунизм, это к смерти дорога!
  Теперь безвинно убитых не тронут
  ни позор, ни любовь, ни тревога!
  
  Кто за свободу России пострадал,
  стойко перенося гоненья, муки...
  Кто за свободу свою жизнь отдал,
  больше не услышит счастья звуки.
  
  Конечно, я очень хотел бы счастья,
  но только мне и так жизнь хороша.
  Наручниками стянуты мои запястья,
  зато свободная моя мятежная душа!
  
  Своею душой страдаю за народ,
  Россию мучают коммунисты-суки!
  Когда Бог грешную душу заберёт,
  в ней тогда утихнут жизни муки!
  
  Но однажды Россия восстанет!
  Её Всевышний Господь разбудит!
  Коммунистов-палачей не станет!
  В России народам свобода будет!
  
  Пока под игом многие народы,
  но никогда не покорюсь судьбе!
  Непобедимый дух святой свободы
  меня давно зовёт к святой борьбе!
  
  Семнадцатое января. 1963 год.
  136
  
  
  * * *
  
  Я желал, как безумный, только тебя!
  
  Мы схлестнулись, как в страсти собаки!
  Тогда отдавалась ты мне, не любя...
  Хотя очень недобрые видел я знаки,
  но желал, как безумный, только тебя!
  
  Очень заигрались мы тогда с тобой
  в любовь, как в странную игру!
  Но только было суждено судьбой
  нам расстаться однажды поутру!
  
  Тогда мы расстались с рассветом,
  когда уже стало совсем светло.
  Чувство к тебе нежным цветом
  в душе моей тогда не расцвело.
  
  Ночь шептала нам рассказы
  о любви дикой, неземной...
  Только расхлёбывать проказы
  теперь тебе приходится одной.
  
  Пишешь мне. Мне что за дело,
  что ты ещё не замужем пока?
  Хотя ещё я помню твоё тело,
  дрожащее от похоти слегка.
  
  Сама не сотвори себе кумира,
  живи, как Бог тебе пошлёт.
  Моя, жизнью измученная, Лира
  в меня любви нектары льёт.
  
  Твоя любовь останется мечтою,
  только не мочи слезами грудь.
  Я чистых слёз твоих не сто́́ю,
  ты обо мне скорей позабудь!
  
  Девятнадцатое января. 1963 год.
  137
  
  
  * * *
  
  Под гимн коммунизма ели мертвечину!
  
  На пыльных окнах шторы пыльные.
  Здесь всюду пылью дышит старина.
  Здесь пятна тусклые чернильные
  ещё с тех пор, когда была́ война.
  
  Кутались кто в тряпки, кто в овчину.
  С голодухи даже начали все сохнуть.
  Под гимн коммунизма мертвечину
  ели ленинградцы, чтобы не издохнуть!
  
  Под бомбами ходить мы не боялись,
  хотя на них смотрели мы с тревогой.
  Через горькие слёзы тихо смеялись
  с улыбкой старческой и строгой.
  
  В своих покойников мы впились,
  как в желанных спасителей своих!
  Умерших хоронить не торопились,
  все мы получали карточки на них.
  
  Покойники кругом лежали, гнили...
  Были мы словно под ужасным сном.
  Своих умерших мы не хоронили,
  мы их ели под гулкий метроном!
  
  Мы землю голодные жрали, где были
  до войны продовольствия склады Бодая.
  Сирены зло-протяжно часто нам выли...
  Жрали трупы, за коммунистов страдая.
  
  Теперь Ленинграда-монстра нарядного,
  может быть, не коснётся никакая беда.
  Страшный звук метронома блокадного
  остался в моём сердце болью навсегда.
  
  Двадцать третье января. 1963 год.
  138
  
  
  * * *
  
   "Не люблю...", - сказала мне ты.
  
  "Не люблю...", - сказала мне ты,
  потускнело всё в жизненной прозе.
  Тихонько качаясь чернели цветы
  на самом первом осеннем морозе.
  
  Жизнь бежит тяжёлым топотом,
  а я всё на том же месте остаюсь.
  Твоё имя повторяю тихо шёпотом,
  вслух произнести его очень боюсь.
  
  День ли, ночь ли, мне всё едино,
  теперь мне абсолютно всё равно...
  На моей душе большая льдина
  злобно лежит уже давным-давно!
  
  Если кто любил, они-то знают,
  вам о чём сейчас свои стихи пою.
  Душевные муки юных лет ласкают
  грешную душеньку мрачную мою.
  
  Даже несётся моя кру́гом голова,
  вспоминаю своей жизни самую рань!
  Давно забылись все нежные слова,
  вместо них теперь одна лишь брань.
  
  Хоть моя песня ещё вовсе не допета,
  теперь пусть за меня её другие допоют.
  В лучах смерти лазурного рассвета
  как-нибудь найду себе серый приют!
  
  Обидишь женщину хоть сколько,
  тогда наживёшь себе злого врага!
  Женщины ведь добрые настолько,
  что даже дарят мужьям своим рога!
  
  Двадцать девятое января. 1963 год.
  139
  
  
  * * *
  
  Коммунисты, бросьте пулемёты!
  
  Русский поэт, не забывай кто́ ты!
  Музою озарены все твои дни!
  Коммунисты, бросьте пулемёты,
  против стихов бессильные они!
  
  Не к хозяину, только к месту,
  словно кот, привыкает поэт!
  Он жилище своё, как невесту,
  бережёт от коммунизма бед!
  
  Спокойно поэт жить не может:
  то вдохновения, то серая тоска...
  Его грешную душу Муза тревожит
  злой рифмой, как пулей у виска!
  
  Порой из мыслей очень злобных,
  из грязной словесной трухи,
  в строках, для Музы неудобных,
  взрастают очень нежные стихи!
  
  Рифмы душа слезой роняет.
  Стихи в душе цветком цветут!
  Только лишь Муза одна знает,
  какой нелёгкий поэта труд!
  
  Своим призванием высоким
  поэт нигде никем не заменим!
  Поэт никогда не будет одиноким,
  покуда Господь и Муза с ним!
  
  близится конец коммунизма света.
  Коммунизм на себе волосы рвёт!
  Только лишь высокое слово поэта
  всех коммунистов переживёт!
  
  Тридцать первое января. 1963 год
  140
  
  
  * * *
  
  Почему мне холодно с тобой?
  
  Я твоё лицо увидел милое,
  судьба меня не обошла!
  Ты в жильё моё унылое
  яркой надеждою вошла.
  
  Сам я, ничего не понимая,
  (за откровение меня прости),
  боюсь вздохнуть, тебе внимая,
  от тебя взор не в силах отвести!
  
  "С тобою пройду жизни путь..."
  Слова твои меня дурманят!
  Замерла на вздохе моя грудь!
  Слёзы счастья взор туманят!
  
  Ты страшным обладаешь даром,
   тебя теперь уже даже боюсь.
  Твоим дерзким напористым чарам
  безрассудно душой и плотью отдаюсь!
  
  Словно океан ты переменчива,
  и вся очень хороша, как океан!
  Ты так открыта, так доверчива...
  Но это всё только лишь обман!
  
  С тобой провёл я много дней!
  Мне не забыть былое наше.
  В ночи ты месяца бледней,
  а на заре зари ты краше!
  
  Вроде не обижен я судьбой.
  Давно все, вроде, пролетели
  моей жизни невзгоды-метели!
  Почему мне холодно с тобой?
  
  Первое февраля. 1963 год.
  141
  
  
  * * *
  
  Терплю от коммунистов гнёт!
  
  Коммунисты с безумными глазами,
  с вечно красной рожей от вина,
  ночами тёмными гоняются за нами.
  Тюрьмами покрыта вся страна!
  
  Праздник коммунизма химеры
  для русских очень большая беда!
  Время нашей надежды и веры
  вдруг из России ушло навсегда.
  
  Стараюсь всегда быть открытым,
  хотя за это не раз пострадал.
  Коммунистам-козлам недобитым
  никогда я своих стихов не писал!
  
  Тщетно с мольбою и стоном
  в закрытые двери стучать!
  Давят нас зверским законом,
  всех заставляют молчать!
  
  Бывает очень плохо, не скрою.
  Терплю от коммунистов гнёт!
  Случайная радость бывает порою
  грешную душу мою всколыхнёт!
  
  С надеждой в душе нам теплее,
  нас к святой борьбе зовёт она.
  К победе страсть жизни милее,
  намного хмельнее крепкого вина!
  
  Стихи свои пишу не от скуки,
  тюрьмы пришлось мне пройти.
  Не позабыл я про старые муки,
  но готов на другие муки пойти!
  
  Третье февраля. 1963 год.
  142
  
  
  * * *
  
  Про нежность, ласку и любовь.
  
  Мы с тобою проводили вечера...
  Ты так любила менять платья!
  Голос твой мне пел вчера, -
  сегодня он мне шлёт проклятья!
  
  Всё, что смогу, тебе отдам,
  чтобы сердце моё не ныло.
  Лицо ты жмёшь к моим губам,
  но только мне всё опостыло.
  
  Изнемогаешь ты от скуки,
  когда читаю тебе свой стих.
  Целуя твои в перстнях руки,
  о перстнях думаю твоих!
  
  "Ты одна лишь мне нужна", -
  твердит рассудок мой прохладный.
  Не жадный я до водки, до вина...
  и до тебя тоже совсем не жадный!
  
  Моей души печаль-разлука,
  вовсе не весёлая ты штука.
  Развеселюсь я, может быть,
  ну а пока люблю грустить.
  
  Жёсткий взгляд пронзительный
  насквозь мою душу пробил!
  Колючих глаз покой презрительный
  меня жутким покоем охладил.
  
  Твоя душа давно совсем забыла
  про нежность, ласку и любовь.
  Сколько раз ты от меня уходила,
  столько раз являлась ко мне вновь!
  
  Пятое февраля. 1963 год.
  143
  
  
  * * *
  
  Коммунисты злобные идут!
  
  По России, всё уничтожая,
  коммунисты злобные идут!
  Россия русским стала чужая,
  коммунисты жить не дадут!
  
  Страдает вся русская земля!
  Ей смерть оракулы пророчат!
  Звёзды кровавого Кремля
  русской кровью кровоточат!
  
  Коммунисты-бешеные-звери,
  хоть домой теперь не приходи!
  Стук ночной, изломанные двери,
  плач и стон, и крики: "Выходи!"
  
  Сражаться с коммунизма законом
  не одному мне в России пришлось!
  Моё счастье серебряным звоном
  резвой лошадью вдаль унеслось!
  
  Я прошёл все страданья свои,
  прослушал жертв плач и стоны!
  Теперь поют в России соловьи
  голосами зловещей вороны!
  
  Какие часы нам покажут,
  сколько осталось страдать?
  Напишут о нас и расскажут,
  за что пришлось жизнь отдать!
  
  Я о святой борьбе и о свободе
  своими стихами людям говорю!
  На коммунизма кровавом небосводе
  давно звездою чёрною горю!
  
  Седьмое февраля.1963 год.
  144
  
  
  * * *
  
  С тобою мне рай в шалаше!
  
  Среди разных попугаев и синиц
  с тоскою томной, непонятной,
  услышал я среди пения птиц
  твой голос, дьявольски приятный!
  
  Словно молнией сверкнувшей
  меня ты ослепила, обожгла...
  О жизни суетной минувшей
  ты позабыть мне помогла!
  
  В розово-серебристом камыше
  тихо гуляет ветерок несмелый.
  С тобою мне рай в шалаше!
  Я стал от любви очумелый!
  
  Не смог я вспомнить заклинаний,
  от тебя уберечься я не смог!
  Твой дерзкий взор огнём желаний,
  огнём страстей меня прожёг!
  
  В моём сердце бушует пожар!
  Пред тобой, как пред ангелом, стоя
  среди твоих божественных чар
  теперь не помню откуда и кто я!
  
  Мир, не достигнув совершенства,
  уже готов сам себе могилу рыть!
  Дверь, ведущую в блаженство,
  не вздумай даже приоткрыть!
  
  Ты, словно дьявол смелый,
  в любви и в гневе хороша!
  Но пеленою плесневелой
  твоя закрыта мрачная душа!
  
  Одиннадцатое февраля. 1963 год.
  145
  
  
  * * *
  
  Жить не даёт коммунизм-бред!
  
  Я ещё с лет младенческих, детских,
  стал непокорным рабом этой страны!
  В кровавых глазах вождей советских
  ясно вижу блики озлобленного сатаны!
  
  Из лет, мной в памяти перебранных,
  Россию всё давно взнуздать хотят!
  Из-под копыт России серебряных
  в стороны брызги кровавые летят!
  
  Дорогу выбрал я очень плохую,
  но всё же до конца её пройду!
  В коммунизма тьму кроваво-глухую
  я на ощупь к Свободе упорно бреду!
  
  Покой нахожу лишь в курении.
  Каждый день захожу я в трактир
  пить вино, смеяться в одурении,
  чтоб не видеть коммунизма мир!
  
  Свои стихи мятежные слагая
  чашу терпенья пью до дна!
  Мне России свобода дорогая
  сквозь тьму коммунизма видна́!
  
  Поэтом я не стал известным,
  у меня больших гонораров нет.
  В этом мире большом, но тесном
  жить не даёт коммунизм-бред!
  
  Не может рыцарь быть поэтом?
  А я очень злой рыцарь и поэт!
  Своим стихом, своим куплетом
  гашу коммунизма кровавый свет!
  
  Тринадцатое февраля. 1963 год.
  146
  
  
  * * *
  
  Ты мне словно в сердце нож воткнула!
  
  В душе то отлив, то прибой!
  Самому не понять мне себя.
  Молчалив я и замкнут с тобой,
  но как весело мне без тебя!
  
  Наша жизнь тенью промелькнула.
  Оказалась ты совсем не той...
  Ты меня бесстыдно обманула,
  а ведь ты была моей мечтой!
  
  Любовь в душе словно уснула,
  холод смерти над нею кружи́т!
  Ты по сердцу моему хлестнула
  грубою нагайкой наглой лжи!
  
  Что же мне делать, если обманула?
  Что же мне делать, если солгала́?
  Ты мне словно в сердце нож воткнула,
  мою жизнь без остатка забрала́.
  
  Мою уставшую мрачную душу
  ты обожгла ледяным холодком!
  Я покой твой больше не нарушу.
  Ты не помашешь мне платком.
  
  Мне пора задуматься серьёзно,
  ведь жизнь почти уж прожита́!
  Когда очнёшься, будет поздно:
  вместо меня, - лишь пустота!
  
  Хоть смерть давно уж косу точит,
  только нам всё означено судьбой!
  В холодном мраке вечной ночи
  уж мы не встретимся с тобой...
  
  Семнадцатое февраля. 1963 год.
  147
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавый строй!
  
  Россией правят кровососы,
  им правда вовсе не нужна!
  Все помнят пытки и допросы:
  мои грудь, ноги, плечи, и спина!
  
  "Чёрный ворон" ночью тёмной
  всё по улицам России снуёт!
  В зверстве страсти неуёмной
  коммунисты истребляют народ!
  
  Борцов безвестные могилы
  венки забвенья украшают!
  Коммунистов злые силы
  нам страданья предвещают!
  
  Могилы коммунистам роя
  частенько чувствую порой,
  что неприятней геморроя
  коммунизма кровавый строй!
  
  Против коммунистов смело иду,
  но вы моего не увидите следа!
  Как ангелу трудно жить в Аду,
  так мне среди коммунизма-бреда!
  
  Тянут коммунисты поводья,
  с власти опасаются упасть.
  Как бурные потоки половодья
  мои стихи подмоют власть!
  
  Перенесу все свои невзгоды!
  Ради этого свою жизнь положу!
  Всех палачей Святой Свободы
  своим стихом и делом накажу!
  
  Девятнадцатое февраля. 1963 год.
  148
  
  
  * * *
  
  Муки ревности жестокой.
  
  Ты в мою душу не гляди,
  она теперь для всех закрыта.
  Разлука ждёт нас впереди,
  наша жизнь тобой разбита.
  
  Изведал я любви высокой,
  в прошлом есть, чем дорожить!
  Все муки ревности жестокой
  не раз пришлось мне пережить!
  
  Полураскрыты груди, плечи...
  Взъерошен волос, словно куст...
  Притворной ласки полны речи
  мне текут из твоих лживых уст!
  
  Не раз проходишь меня мимо
  с розой красной на пышной груди!
  Наши года идут неумолимо,
  всё лучшее осталось позади!
  
  Чьё имя часто повторяешь,
  как будто молишься ему?
  Не знала ты что потеряешь,
  не знала, что конец всему!
  
  Всё, что было, уже позабыто!
  Жизнью живу теперь иной.
  Мглой осеннею покрыто
  всё, что тревожило весной!
  
  В душе бушуют вдохновения,
  хотя я их совсем к себе не звал!
  Любовь, проклятия, презрения...
  шлю на всех тех, кого я знал!
  
  Двадцать третье февраля. 1963 год.
  149
  
  
  * * *
  
  Коммунизма жуткий смрад!
  
  В нашей книге истории прочтёте
  про коммунизма жуткий смрад!
  В говно-кровавом чавкает болоте
  страшный злой город Ленинград!
  
  Россия, коммунизма рассадник,
  напрочь забыла святыни свои!
  Что видишь ты, медный всадник?
  О чём все думы холодные твои?
  
  Объехал я север весь холодный:
  блядство везде! - не буду врать.
  Я, до баб немыслимо голодный,
  на Лиговку припёрся выбирать!
  
  Среди коммунизма страшных идей
  пока всё-таки надеюсь на удачу!
  На Лиговке всегда рынок блядей!
  Там даже трипер выдают на сдачу!
  
  По Лиговке пасутся проститутки!
  За десятку можно снять двоих!
  Совсем не уважаю предрассудки,
  но кто-то ведь очень любит их!
  
  Снова серое утро печального дня,
  фонари над свинцовой Невою качая,
  тихой печалью встречает меня,
  опять неприятности мне обещая.
  
  В моего сознанья суровой тиши
  я, как опытный старый хирург,
  злой Ленинград вырезаю с души,
  оставляю один Санкт-Петербург!
  
  Первое марта. 1963 год
  150
  
  
  * * *
  
  От страсти той любви осталась...
  
  Мы в стога убегали бо́сыми,
  на луга опускалась ночная тьма.
  Своими светло-русыми косами
  ты меня просто сводила с ума!
  
  Не предвещало нам разлуки
  то яркое утро весёлого дня.
  Твои слабые нежные руки
  дикой силой держали меня!
  
  Я шёл к тебе с душой открытой,
  а ты нагло наплевала мне в неё!
  Теперь о судьбе моей разбитой
  в душе ангел мне тихо поёт.
  
  Соловей на реке заливается,
  где-то далеко на другом берегу!
  Кровью душа моя обливается,
  но ей помочь ничем не могу.
  
  Молчим, ни к чему многословье.
  Мы не встречались лет шесть.
  Я бы выпил с тобой за здоровье,
  но оно у меня и так пока есть.
  
  От первой страсти роковой
  осталось лишь воспоминание!
  Как будто томной сон-травой
  вдруг заросло моё сознание.
  
  Во мне уж не цветёт сирень,
  вера в любовь во мне сломалась.
  В душе лишь серенькая тень
  от страсти той любви осталась!
  
  Третье марта. 1963 год.
  151
  
  
  * * *
  
  Не верю коммунизма обещаниям!
  
  Указали путь нам ложный.
  Россия стала вдруг больной!
  Непонятный звук тревожный
  висит всё время над страной!
  
  Не верю коммунизма обещаниям!
  Под их дудку не стану плясать!
  Предела нету нашим страданиям!
  Хочу бороться и стихи писать!
  
  Плащом чёрным укрываясь,
  крадусь ночью, словно вор...
  С ночною темнотой сливаясь,
  свои стихи тут клею на забор!
  
  На перекрёстках постовые
  мне спину взглядом холодят.
  Все мои строфы боевые
  из сердца вырваться хотят!
  
  Среди коммунистических пиров,
  наблюдая за властью советской,
  наломал я коммунистам дров,
  потакая мечте своей детской!
  
  Меня милиция часто искала...
  Но обо всём не скажешь тут.
  Не раз тюрьма меня ласкала,
  уже не раз я попадал под суд!
  
  Судов жестоки приговоры!
  Россия, опомнишься когда?
  В твои кровавые просторы
  дети твои уходят без следа!
  
  Пятое марта. 1963 год
  152
  
  
  * * *
  
  Пожалей, позабудь и прости!
  
  Под луною в тихом парке,
  где чуть слышен был прибой,
  вспомнил я как летом жарким
  в Туапсе гулял вечером с тобой!
  
  Белый лебедь спал, качаясь,
  на серебряной тихой волне.
  Помню: здесь со мной встречаясь,
  ты страстно о любви шептала мне!
  
  Ты вдруг предстала предо мною,
  как то ли призрак, то ли бред...
  Той странной встречею с тобою
  теперь живу я много скучных лет
  
  В судьбе моей дела и речи
  оставили печальный след.
  Столько лет до нашей встречи
  казалось мне, что счастья нет!
  
  То ли сплю, то ли забылся,
  то ли видение, то ль сон...
  Сердца стук сильней забился,
  с моей груди выдавливая стон!
  
  В бытие, в грехе погрязшем,
  чистым быть может не любой!
  Над костром любви, погасшим,
  мы теперь тихо плачем с тобой!
  
  Много вспомнишь между дел
  на долгом жизненном пути.
  Та, я к которой вернуться хотел,
  пожалей, позабудь и прости!
  
  Седьмое марта. 1963 год.
  153
  
  
  * * *
  
  На убийство коммунистами Гумилёва.
  
  Стихи мои исходят из души,
  но пишет их, однако, разум!
  В душевной прячутся глуши,
  вдруг на свет выходят разом!
  
  Душа с коммунизмом в споре,
  стих невозможно сочинить.
  Для поэта очень большое горе
  молчанье скорбное хранить.
  
  Герой Народа! Только где он?
  Быть может в поле он один?
  Поэт ещё не значит "Демон",
  порой не значит "Гражданин"!
  
  Незаметно его жизнь прошла.
  Он лежит: не спит, не дышит...
  По ком теперь звонят колокола,
  тот ничего больше не услышит!
  
  Его стих прямой и хлёсткий
  звучит в России уже давно!
  Жёсткий гроб ему не жёсткий,
  теперь ему уже всё равно...
  
  Нету теперь тревоги и печали
  в его душе, уснувшей навсегда.
  Все чувства в сердце замолчали,
  не встрепенутся больше никогда!
  
  Он для России сердце вынул.
  Его теперь уже с нами нет!
  Железный занавес раздвинул
  талантом собственным Поэт!
  
  Одиннадцатое марта. 1963 год.
  154
  
  
  * * *
  
  Любви изведав страшный яд!
  
  Твои нежные руки проворные
  ласково волосы гладят мои.
  Словно ночь волосы чёрные,
  цвета коралла губы твои!
  
  Наш небосвод красив и светел,
  кругом красота и спокойная тишь.
  Ты, словно любви чудный ветер,
  мою грешную душу пленишь!
  
  С плеч покатых свой наряд
  ты предо мною опустила.
  Сам я был уже тому не рад,
  меня ты в сети заманила!
  
  Светла печаль души весёлой,
  мысль совсем не мучает её!
  Распутницей прекрасной голой
  ты вошла вдруг в сознание моё!
  
  К тебе страстною жаждой пылая
  тогда поспешил я тебя полюбить!
  Теперь же, тебя и себя проклиная,
  тщетно пытаюсь тебя позабыть.
  
  Никак не могу я тебя позабыть!
  В памяти образ твой всё берегу.
  Сейчас мне в самую пору запить,
  только с чего-то никак не могу.
  
  Твоей любви изведав страшный яд,
  теперь живу с отравленной душою!
  Очень хотел бы всё вернуть назад,
  с любовью встретиться большою!
  
  Тринадцатое марта. 1963 год.
  155
  
  
  * * *
  
  Пред коммунистами не струшу!
  
  Веет от коммунизма властей
  кровавой зловонной порошей!
  Я грешный до мозга костей,
  до мозга костей нехороший!
  
  Коммунизма проклятого создания
  обругать никаких не хватит слов!
  Советских улиц мерзкие названия
  читаю на стенах Ленинграда домов!
  
  Иду по городу ночью не спеша,
  погружённый в мечтах детских.
  Часто таюсь, порой едва дыша,
  во тьме от сыщиков советских!
  
  Часто "хвосты" за собой обрываю,
  сыщики-пастухи мне ни к чему!
  Сам все свои фланги прикрываю,
  никогда не доверяя ни а чём никому!
  
  Плотный лёд из Ладоги лавиной
  внезапно наглухо заградил Неву.
  В упрямости дерзкой ослиной
   по городу флаги коммунизма рву!
  
  Надеюсь, скоро увижу поутру,
  что развивается словно пламя
  над всей моей Россией на ветру
  нашей победы трёхцветное знамя!
  
  Пусть сочтены мои уже дни,
  пред коммунистами не струшу!
  У меня побед не много, но они
  мне восторгами ласкают душу!
  
  Семнадцатое марта. 1963 год.
  156
  
  
  * * *
  
  Не спеши любить меня...
  
  Своим нежным голосом звеня
  ты твердишь мне постоянно:
  "Не спеши любить меня..."
  Мне услышать это странно.
  
  Вместе ночь уже какую!...
  Ты мой демон, мой кумир!
  Пью не спеша тебя, смакую!
  Ты мой бесценный эликсир!
  
  Пью тебя, мне не напиться!
  Я всё на свете вдруг забыл!
  Это надо ж так влюбиться!...
  (Я никого ещё так не любил!)
  
  Тебе цветов букеты к изголовью
  часто приношу я в утра рань!
  Ты стала первой мне любовью,
  последней мне любовью стань!
  
  С тобой рассветы я встречаю!
  Без тебя мне всюду стресс!
  Я в тебе души теперь не чаю!
  Ты мой ангел, ты мой бес!
  
  Но, тихо спокойствие храня,
  на вопрос: "Любишь или нет?"
  "Не спеши любить меня..."
  всё повторяешь мне в ответ!
  
  Девятнадцатое марта. 1963 год.
  157
  
  
  * * *
  
  Коммунизм сердцем ненавижу!
  
  Как будто в смутном сне я вижу
  святой свободы чудные черты!
  Коммунистов сердцем ненавижу!
  Мои слова понятны и просты́.
  
  Смотрю, глазам своим не веря,
  даже верить им вовсе не хочу!
  Проклинаю коммуниста-зверя!
  Ему везде вредительством плачу́!
  
  В ночи морозной воздух чистый,
  на небе звёзды очень яркие горят.
  Куда ведёт нас путь кремнистый?
  К милой свободе, или к горю назад?
  
  Больница в тьму погружена́,
  дежурный свет лишь еле тлеет.
  С мрачной тюрьмой схожа она,
  и не каждый отличить сумеет.
  
  Мои глаза от слёз давно сухие,
  бесполезно теперь плакать мне.
  Люди-дураки незрячие, глухие
  уже давно живут в моей стране!
  
  Скорей бы к нам пришла свобода!
  Больше мне совсем не надо ничего!
  (Зачем свобода для дурного народа,
  когда души совсем нет у него?)
  
  В глазах дураков притворность!
  Хотя все их речи очень хороши,
  одна только позорная покорность,
  в них нет ни сердца, ни души...
  
  Двадцать третье марта. 1963 год
  158
  
  
  * * *
  
  Любовь прошла, - я не заметил!
  
  У ног твоих руки́ просили
   художники, поэты-князья...
  Все клялись, все голосили,
  что они тебе верные друзья!
  
  То вдруг яма, то - канава
  преграждают счастью путь.
  Знаю, что твои слова отрава,
  но тебя не смею упрекнуть.
  
  Тобою, словно бы картиной,
  наглухо закрыл я горе своё.
  Моё время снежною лавиной
  уже заносит всё прошлое моё!
  
  Цветы в комнате вечно зелёные
  теперь мне о лете зимой говорят.
  Глаза твои, в жизнь влюблённые,
  божьей искрою страстно горят!
  
  Нам было очень весело вначале
  под серенаду, романс, под сонет!
  Что теперь тебе до моей печали?
  Тебе до моих несчастий дела нет!
  
  Твои глаза, как ночь большие,
  источник всех горестей моих.
  Теперь под песни нежные, чужие
  вспомнишь мой упрямый стих!
  
  Любовь прошла, - я не заметил!
  Уж не вернётся, жди - не жди...
  А мне всё дует вешний ветер
  даже в серые осенние дожди!
  
  Двадцать девятое марта. 1963 год.
  159
  
  
  * * *
  
  Хотя на русских коммунизма цепь!
  
  Навалились как черти они,
  коммунисты нас просто достали!
  Кровавые ночи да чёрные дни
  давно на всей России настали!
  
  Они Россию заковали в цепи!
  Ожидает всех русских тюрьма!
  На бескрайние русские степи
  навалилась коммунизма тьма!
  
  Святое коммунистами разбито!
  Сколько убито дворян столбовых!
  Столько могил по России нарыто,
  сколько нету столбов верстовых!
  
  Россия за "великими" делами.
  (русский человек здесь смят!)
  Слышишь ли, как кандалами,
  Россия, твои сыны звенят?
  
  Душа моя словно дикая степь!
  Моё сердце страхом наполнено.
  Хотя на русских коммунизма цепь,
  но сопротивление не сломлено!
  
  Кто в борьбе будет правым
  пока предсказать не берусь.
  Селенья по рекам кровавым,
  это и есть наша скорбная Русь!
  
  Сколько на казнь отправлено!
  Коммунисты сделали ради чего?
  Сердце убито, сознанье отравлено.
  Нет впереди у коммунистов ничего!
  
  Тридцать первое марта. 1963 год.
  160
  
  
  * * *
  
  Жаль, что не моя ты любимая,
  
  Горьких мне воспоминаний
  с годами в память намело.
  Душа горит огнём желаний,
  мне от него всю жизнь светло!
  
  Жаль, что не моя ты любимая,
  хотя очень ты нравилась мне!
  Ты такая вся неотразимая!...
  Губы раскрыты, сердце в огне!
  
  В санях мчусь теперь с другою,
  эту нашу тайну ночь хранит!
  Бубенчик звонкий под дугою
  о счастье будущим звенит!
  
  С ней, о тебе вспоминая,
  только время трачу зря.
  Сбруя, словно кровяная,
  блестит при свете фонаря!
  
  Я женщин перебрал немало,
  но это мне совсем не помогло.
  Однажды мне цыганка нагадала,
  что моё счастье давно прошло.
  
  Надежда словно провалилась,
  ты теперь совсем уже не та.
  В мутной дымке растворилась
  любви моей заветная мечта!
  
  Меня любишь? Только ой ли?...
  И я к тебе тоже остыл давно.
  Мне теперь с тобой, с другой ли
  стало абсолютно всё равно!
  
  Первое апреля. 1963 год.
  161
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавый режим!
  
  Коммунизм в Россию рванулся,
  вся Россия кровью залила́сь!
  С головою народ окунулся
  в кровавую страшную грязь!
  
  Русский бескрайний простор,
  бесправные люди деревни
  терпят коммунизма террор,
  какой на Руси был древней!
  
  Россия от страданий устала!
  Русские уже натерпелись всего!
  Простор без конца, без начала!
  В нём стон, неизвестно кого!...
  
  О коммунизма терроре кричащие
  так, что терпеть нету больше сил,
  на закате кресты кровоточащие
  встают из безвестных могил!
  
  Кровоточат цветочки в степях!
  Из Русской земли ушла радость!
  Коммунисты нас держат в цепях,
  нам вливают в сознание гадость!
  
  Коммунизма террор всех коснулся,
  не обошёл стороной никого!
  Куст калины от страха рванулся,
  но только корни сдержали его!
  
  Где-то там, за рекой полноводной,
  где-то за морем холодным чужим,
  страна живёт жизнью свободной,
  не то, что коммунизма режим!
  
  Третье апреля. 1963 год.
  162
  
  
  * * *
  
  Любовь обещаешь мне вечную!
  
  В ресторане на низенькой сцене,
  куда очень редко талант забредёт,
  о любви южных ночей, об измене
  молодая цыганка страстно поёт!
  
  Голос печальный и нежный
  о несчастной любви мне поёт.
  Кажется жизнь безбрежной,
  сладкой, как сотовый мёд!
  
  "Тебя любовью околдую!...
  Я сюда явилась неспроста!
  Позабудешь мать родную
  за лесть, за сладкие уста!"
  
  Любовь обещаешь мне вечную!
  Неземные мне шепчешь слова!
  Душу мне распалила беспечную
  так, что кру́гом пошла голова!
  
  Мне на ухо любовью воркуешь
  среди карканья злобных ворон.
  Моё сердце так волнуешь,
   как будто снова я влюблён!
  
  Я заворожён глазами твоими!
  Очень мне нравятся песни твои!
  По ночам твоё красивое имя,
  как в бреду, повторяют губы мои!
  
  Ночами стихи, песни и гулянки...
  Теперь я сам тебе о любви пою!
  За губы алые прекрасной цыганки
  безоглядно сам отдам судьбу свою!
  
  Пятое апреля. 1963 год.
  163
  
  
  * * *
  
  Кнут коммунизма полюбили!
  
  Коммунисты-тупые-дебилы,
  нету породы коммунистов глупей!
  Им безделье, табак и водка милы!
  Русских призывают: "Больше пей!"
  
  Поэтам лишь набить живот!...
  (тем, что коммунистов воспевали)
  Россия без поэтов проживёт,
  поэты без неё проживут едва ли!
  
  Среди ужасных на всё запретов
  коммунисты нам гимн поют!
  Люди как скот в стране советов,
  их так же кормят, так же бьют!
  
  В коммунизма деревнях страшных
  люди ужасные в злобе живут!
  В головах дурных, бесшабашных
  жуткие мысли страшно плывут!
  
  Сатану коммунисты возносят,
  забыли про Спасителя Христа!
  У сатаны они прощенья просят!
  Жизнь в России развратна, пуста!
  
  Честь и совесть совсем позабыли!
  За пряник могут всё стерпеть!
  Кнут коммунизма так полюбили,
  что коммунистам стали петь!
  
  Давно под коммунистов яму рою,
  их своим стихом постоянно кляня!
  На посошок такое им устрою,
  что навсегда запомнят здесь меня!
  
  Седьмое апреля. 1963 год.
  164
  
  
  * * *
  
  Не дай же Бог тебя любить!
  
  Любовь не где-нибудь живёт,
  она давно живёт в душе поэта.
  Любовь только своё время ждёт,
  в одежды очень скромные одета.
  
  Осенней ночью в тёмной мгле
  бывает часто мне не спится.
  Как уголь в серенькой золе
  в моей душе любовь таится!
  
  Любовь, расстаться нам пора!
  Так превратна наша жизнь эта.
  Ты доживёшь ли со мной до утра
  разделишь участь опального поэта?
  
  Откуда только ты ко мне взялась
  на душу страдающую мою?
  Любовь, порочная как грязь,
  испачкала грешную душу твою.
  
  Но я любил! И так люблю я!...
  Жить без любви никак я не могу!
  Измены все твои терплю я,
  и сам тебе я тоже давно лгу...
  
  Меня ты больше не зови,
  ты мне просто не нужна.
  В твоей душе нету любви,
  у тебя только похоть одна.
  
  Как стройна ты и прекрасна,
  так же любовь твоя опасна!
  Хоть мне тебя не позабыть,
  не дай же Бог тебя любить!
  
  Одиннадцатое апреля. 1963 год.
  165
  
  
  * * *
  
  Режим коммунизма опасный!
  
  Россия была как невеста,
  как нищая вдруг стала она!
  Русь ни у дел, ни у места...
  правит коммунист-сатана!
  
  Русских загнали в один угол.
  Держат русских за дураков.
  Как подземный чёрный уголь
  совесть черна́ большевиков!
  
  Коммунизм страшным ликом
  весь мир держит в страхе диком,
  хочет держать над всеми верх,
  хоть не Господь, но судит всех!
  
  Коммунисты создают вооружение!
  Держат в страхе весь народ!
  Россию кровавое кружение
  скоро на Голгофу приведёт!
  
  Поправьте, если я не прав,
  но о житье расскажу своём:
  уши свесив, хвост поджав...
  При коммунистах так живём!
  
  На душах наших кровавый иней.
  Режим коммунизма опасный!
  Нам запретили жёлтый, синий...
  Можно теперь только красный.
  
  Наше небо как склепа потолок,
  в России такая жуткая картина!
  Но только чем сильнее лжи поток,
  тем ближе коммунизма кончина!
  
  Тринадцатое апреля. 1963 год.
  166
  
  
  * * *
  
  Любовь остаётся при нас!
  
  Небо ярко-розово-голубое,
  такая Русская весёлая весна!
  Что же теперь со мной такое?:
  Стало мне вдруг не до сна!
  
  Сознанье своё воспалённое
  теперь от новых невзгод берегу.
  Но лицо молодое, влюблённое
  до сих пор позабыть не могу!
  
  Люди очень быстро забывают,
  кто им помог в тяжёлый час.
  Наши любимые нас покидают,
  но любовь остаётся при нас!
  
  Твой крик, на ослиный похожий,
  тогда раздавался над тихой рекой.
  В твоей жизни я просто прохожий,
  но только тебя и люблю я такой!
  
  Мне встречи с тобой как награда!
  Я очень ждал окончания дня!...
  Твои милые нежные руки из сада
  рано утром прогоняли меня!
  
  Полностью был я в твоей власти!
  Я даже царицей тебя называл!
  Обезумив от любовной страсти,
  я тогда где попало тебя целовал!
  
  Но счастье ведь долго не длится.
  Не слышал Господь мою мольбу.
  Теперь мне приходится злиться
  на себя, на тебя, на нашу судьбу!
  
  Семнадцатое апреля. 1963 год.
  167
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи свиньи бесовские!
  
  В Библии черти ослепли и оглохли,
  в пропасть страшную свалились!
  В свином стаде они тогда издохли,
  но теперь в России возродились!
  
  Веселятся коммунисты-суки!
  Всё молочных едят поросят!
  Коммунизма музыки звуки
  плоти режут и души мертвят!
  
  Глаза пылают жаждой крови,
  лбы коммунистов кровью мечены!
  Господь уже нахмурил брови,
  души коммунистов искалечены!
  
  Все коммунисты без имени святого
  всё мечтают скопом в рай угодить!
  Коммунисты натворили грехов много,
  продолжают всё по России блудить!
  
  Россией теперь правят супостаты!
  Свободы дух коммунистами подмят!
  Только грома свободы раскаты
  в душе давно мне музыкой гремят!
  
  От коммунистов душа моя устала,
  предлагают коммунисты дружить!
  Такая жизнь меня уже давно достала,
  давно по-другому очень хочу жить!
  
  Коммунистов-палачей стены кремлёвские,
  спасают всего лишь только до поры...
  Коммунисты-палачи-свиньи бесовские
  по воле Божьей в пропасть кинутся с горы!
  
  Девятнадцатое апреля. 1963 год.
  168
  
  
  * * *
  
  Ты нужна и дорога ты мне!
  
  Каким-то чудом дожив до седины,
  я ничего пока почти не позабыл...
  Вспоминаю те весёлые дни весны,
  когда с тобою очень счастлив был!
  
  Вздох горячий, страстный, душный
  румянцем вспыхнул на твоих щеках!
  Твой стан упругий, но послушный
  страстно в моих затрепетал руках!
  
  Уже немало выпил вин я терпких.
  Ты мне шепнула: "Постучи..."
  Ты вдруг из моих объятий крепких
  скользнула, словно тень в ночи!
  
  Я постучался, но мне ты не открыла,
  только лишь свет погасила в окне.
  Моя душа вдруг от боли даже заныла,
  очень нужна ты и очень дорога мне!
  
  Юга среднего зимы неснежные,
  то вдруг оттепель, то - гололёд...
  Твои руки, как лебеди нежные,
  от меня словно рвались в полёт!
  
  При тебе розовеют вдруг берёзы!
  При тебе расцветают ярко цветы!
  Даже зимою в душе моей розы
  оживают, когда со мной рядом ты!
  
  Весь рассудок мой словно в огне,
  палит его поток любви терзаний!
  Без тебя часто жизнь в сердце мне
  злобно вонзает нож воспоминаний!
  
  Двадцать третье апреля. 1963 год.
  169
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшный гнёт!
  
  Россию власть антихриста взяла́!
  Русские под коммунистом-сатаною!
  Теперь не звучат церквей колокола
  над Россией, зло-мрачною страною.
  
  Стонут под пытками народы!
  От коммунистов тяжело и мне.
  Нету в России никакой свободы,
  ни наяву нету, нету даже во сне!
  
  Коммунисты многих прогнали,
  их великого таланта не поняв!
  Коммунисты что делали, знали,
  кровавый топор на Россию подняв!
  
  Мне часто грезится Свобода!
  Душа моя надежду всё хранит!
  Месяц бледный с небосвода
  насторожённо мне блестит.
  
  Нету радости в сердце моём,
  её власть коммунизма убила!
  Теперь странные песни поём
  о том, что давно уже было.
  
  Порою мне воспоминание
  даже уснуть спокойно не даёт!
  Мутит моё русское сознание
  коммунизма страшный гнёт!
  
  Вам бы заметить уж давно пора,
  (делюсь с вами своим мнением),
  что от Москвы кремлёвского двора
  давно несёт трупным растлением!
  
  Двадцать девятое апреля. 1963 год.
  170
  
  
  * * *
  
  Приличья все отбросим прочь!
  
  Тогда я был рад даже кильке,
  стоя голодным на постовых часах.
  Золотом вспыхнули шпильки
  в твоих чёрных густых волосах!
  
  Ты от меня отошла, обернулась...
  Вдруг на шею ты бросилась мне!
  Ко мне словно радость вернулась!
  Душа моя снова в любовном огне!
  
  Взгляд безумен, речь бессвязная...
  Не мог тогда я совладать с собой!
  Ты каждый раз была такая разная!
  Я быть хочу всегда только с тобой!
  
  В страстный час я как безумен!
  Весёлая весна стоит уж на дворе!
  Как злой инквизитор иль игумен
  себя сжигаю на любви костре!
  
  Друг друга взглядами сжигая,
  вечером ждём спасительную ночь!
  Тогда, все запреты низвергая,
  приличья все отбросим прочь!
  
  Походкой плавною, неспешной
  ко мне идёшь, затянута в шелка.
  Не раз страдала дрожью грешной,
  когда на пути встречала мужика!
  
  Над нами встал рассвет туманный.
  Остались наши чувства все в ночи.
  Мне сказал твой голос странный:
  "Я промолчу, и ты молчи..."
  
  Первое мая. 1963 год.
  171
  
  
  * * *
  
  Стихи антикоммунистические пишу.
  
  Злой смерч извечных "Да" и "Нет"
  вдруг унёс с души моей все чувства.
  Остался только лишь Пегаса след
  на страшной дороге моего искусства!
  
  Не занимать ни у кого мне честности.
  В известные поэты пока вовсе не спешу.
  Под мятежным флагом неизвестности
  стихи антикоммунистические пишу.
  
  Между стихом и нежной прозой
  порою никакой грани не найти.
  Муза в душу мне острой занозой
  очень глубоко смогла войти!
  
  Мой стих рождается как стон!
  Только лишь стихами грешу.
  Холодной стали слышу звон
  в своих стихах, когда пишу.
  
  В моих стихах не видно красоты.
  Сами они полёт не совершают.
  Их мятежные о свободе мечты
  душе моей взлететь мешают.
  
  Муза страстная моя яркой свечой
  мне освещает жуткой жизни путь.
  Злато-серебряной яркой парчой
  прикрыта моей строгой Музы грудь!
  
  Мне моя Муза в жизни не вредит.
  Всё продолжаю стихи "шпарить"!
  Талант отпущен мне Богом в кредит.
  Как мне его теперь не разбазарить?
  
  Третье мая. 1963 год.
  172
  
  
  * * *
  
  Самую первую страстную любовь!
  
  Ты мне обольстительно-приятна!
  Ты очень соблазнительно мила!
  Словно ночь темна и непонятна,
  загадочна, как будто неба мгла!
  
  Взор мой слезою мутной слезится,
  теперь себе покой нигде не нахожу!
  В твои окна нежно месяц глядится,
  дай и я вместе с ним тоже погляжу!
  
  Покуда нету ничего между нами,
  но только моё сердце уже болит!
  Твой стан, охваченный шелками,
  мне тревогой вдруг зашелестит!
  
  Мне счастье грезится как тень!
  Мы каждой встрече очень рады!
  Любовью подрываю каждый день
  между нами ставшие преграды!
  
  У меня не будет случая другого,
  как только вот эта тёмная ночь!
  Вихри моего чувства рокового
  мои сомнения прогонят прочь!
  
  Теперь послушай, что тебе говорю:
  "Приди ко мне, любовь тебе подарю!
  Там, где слёз и горя вовсе взор нет
  мы в счастье проведём остаток лет!"
  
  Хотя в жизни никогда не скучал я,
  но от любви не кипела во мне кровь.
  Только в конце жизни повстречал я
  самую первую страстную любовь!
  
  Пятое мая. 1963 год.
  173
  
  
  * * *
  
  Коммунизм страшный ад, а не рай!
  
  В России другой теперь вид,
  зажали русских в тёмном углу!
  Уже много лет Россия терпит
  коммунистов кровавую мглу!
  
  Сколько бурь и мрачных невзгод
  пережил в России русский народ!
  От коммунистов страдает наш край!
  Коммунизм страшный ад, а не рай!
  
  Что Россию теперь ждёт впереди
  там, куда нас коммунизм ведёт?
  Моя жизнь почти уже вся позади,
  но с надеждой смотрю вперёд!
  
  Видно в проклятии у самого Бога
  оказалась вся моя родная сторона.
  Всегда в печальном трауре, убога
  вся моя Россия, несчастная страна.
  
  Россия-мать моя, Родина родная,
  многострадальная несчастная страна,
  бредёшь куда-то, сама пути не зная,
  нам цель похода непонятна, не видна!
  
  Очень мне хотелось бы прочесть
  хотя бы в вещих снах о том весть,
  что не будет у нас больше потерь,
  что моя Россия свободна теперь!
  
  Таскают русских по концлагерям,
  от казней давно уже уставшим!
  Доколе плакать в России матерям
  по сыновьям, безвинно павшим?
  
  Седьмое мая. 1963 год.
  174
  
  
  * * *
  
  К твоим грудям припасть душой!
  
  Так много ты в письме сказала!...
  Я представил всё как бы во сне!
  Но кому же ты всё это писала?...
  Буду считать, что пишешь мне.
  
  Тебя никак не смог я не заметить.
  Тебе никак не смог не отвечать!
  Как же тебе мне не ответить?...
  Я теперь не в силах промолчать!
  
  Поверь, я, как и ты, страдаю!
  Давно страдаю тоже от того,
  что сам себя тоской съедаю,
  уже устав от всех и от всего!
  
  Моя душа словно уснула,
  словно её присвоил бес!
  Но ты вот Бога помянула,
  и я, как будто бы, воскрес!
  
  Тебя хоть знаю очень мало,
  но, кажется, что так давно!...
  Вдруг снова сердце запылало,
  к тебе рванулось вдруг оно!
  
  Никем не зацелованная боль
  изнутри всего меня сжигает,
  она мне словно на душу соль!
  Но Господь меня оберегает!
  
  Вовсе нет мужчины без изъяна!
  Я тоже грешник очень большой.
  Как мне хочется, милая Татьяна,
  к твоим грудям припасть душой!
  
  Одиннадцатое мая. 1963 год.
  175
  
  
  * * *
  
  Все коммунистами запуганы!
  
  Когда в России кровавая пурга
  взметнула наши души ввысь,
  тогда-то чёрно-кровавые снега
  русской алой кровью налились!
  
  Забиты русские люди, изруганы!
  От страха боимся даже вздохнуть.
  Так все коммунистами запуганы,
  что боимся на солнце взглянуть!
  
  Постоянно речей безумное течение
  мы слышим от коммунизма вождей!
  Как будто это какое-то наваждение,
  пли последствия ядовитых дождей.
  
  От коммунистов нам такие страсти!...
  Коммунист чудный рай нам наобещал!
  Говорил коммунист о скором счастье,
  но русским только горе замышлял!
  
  Теперь уже не согреет солнце того,
  кто погиб за России Святую Свободу.
  Ему не надо уже больше ничего,
  всю свою жизнь подарил он народу!
  
  Не хочу себе судьбу иметь иную!
  Россию святую никогда не предам!
  Жизнь отдам за мою Россию родную!
  Коммунистам Русь ни за что не сдам!
  
  Знамя трёхцветное в моей руке!
  Сердце моё борьбы само просит!
  Уже звуки скорой битвы вдалеке
  ветер Свободы с Запада доносит!
  
  Тринадцатое мая. 1963 год.
  176
  
  
  * * *
  
  Смотрю в твои глаза, мне дорогие.
  
  Как богиня священною шалью
  ты брачной покрыта фатой.
  Но глаза твои светятся сталью,
  твоей холодной немой красотой!
  
  Ты пришла, как мечта величава,
  гордым взглядом надежду даря!
  Но идёт о тебе нехорошая слава.
  И, наверное, это вовсе не зря...
  
  То тиха, как печаль безутешная,
  то ты как нежная роза мила...
  Души твоей темень кромешная
  все мои чувства спалила дотла!
  
  Ты вся такая!... Как роза нежна!
  Смотрю в твои глаза, мне дорогие.
  Лишь одна ты мне только нужна!
  Теперь не нужны мне другие!
  
  Может, был я в том вовсе не прав,
  что говорил тебе всё лишь поперёк.
  Тебя я обнял, твою речь прервав,
  к себе покорную нежно привлёк!
  
  Средь темноты кошмарной ночи
  ты вся дрожишь в моих руках.
  Твои, страстью зияющие, очи
  наводят мне на душу страх!
  
  Дрожь обнажённых плеч твоих
  меня с ума сегодня совсем сводит!
  Но завтра, может, позабуду их...
  У меня каждый раз так происходит.
  
  Семнадцатое мая. 1963 год.
  177
  
  
  * * *
  
  Призрак Ленина-сифилитика людоеда!
  
  Россия в коммунизма дурмане,
  всюду слышим лживые слова!
  Закат в дыму! Рассвет в тумане!
  Кроваво-серая свинцовая Нева...
  
  Среди наших ужаснейших пороков
  мы нахватали коммунизма вшей!
  Мы все пророчества всех пророков
  бездумно пропустили меж ушей!
  
  Коммунизм нами трижды клятый!
  Все терпим коммунизма беспредел!
  В небе кометы грозной и хвостатой
  уже теперь не помним среди дел!
  
  Наперекор коммунизма мерам,
  я стихом бороться с ними не устал!
  Антикоммунистическим Люцифером
  я давно бы с удовольствием стал!
  
  От Москвы до нас доносится беседа,
  коммунист-дьявол сам с собою говорит.
  Призрак Ленина-сифилитика людоеда
  у зловещего мавзолея злобно шебаршит!
  
  Взмахнув своим кровавым рукавом,
  дьявол нам кричит, что люди братья!
  Русская душа в стремление роковом
  несётся прямо к дьяволу в объятья!
  
  Куда идём, того никто даже не знает!
  Бредём куда-то не шатко и не валко...
  Душа русская вся от страха замирает,
  у русских взор угас... Россию жалко...
  
  Девятнадцатое мая. 1963 год.
  178
  
  
  * * *
  
  Признаться в любви не умею.
  
  Признаться в любви не умею,
  да мне это совсем ни к чему.
  Никого не люблю, но не смею
  об этом рассказать никому.
  
  Распали мне холодную кровь!
  Я в объятьях твоих замерзаю.
  Ты поверь, что такое "Любовь",
  я до сих пор пока что не знаю!
  
  Под вуалью розово-белой тонкой
  ты мне плавно кивнула головой!
  В моей душе струною звонкой
  звонко играет нежный голос твой!
  
  Твой строгий вид меня смущает,
  дерзкие глаза твои меня зовут!
  Мне ночь блаженство обещает,
  в сознании картины Эроса плывут!
  
  От того теперь я такой радостный,
  что о нашей будущей ночи пою!
  Свет свечей настольных сладостный
  высоко возносит грешную душу мою!
  
  Под окном серенады пою тебе я...
  Ты же нежно просишь: "Помолчи".
  Моя нежная песня, тихонько слабея,
  тонет где-то в сумраке серой ночи́.
  
  Тёмной ночью звуки странные звучат
  непонятной песни вовсе неземной!
  В забвении страсти наши сердца стучат
  под бледно-жёлтой грешною луной.
  
  Двадцать третье мая. 1963 год.
  179
  
  
  * * *
  
  Трижды проклятым будь, Ленинград!
  
  Смотрю я восхищённым взглядом
  на Питера вечный священный гранит!
  День прекрасный, Пушкин рядом!...
  Только моя Муза скромная молчит...
  
  Вода хрустальная с высоких небес
  белой ночью тихо льёт на Питер!
  Высоко в небе словно звёздный лес:
  оттуда смотрят Марс, Юпитер!...
  
  Мне очень нравится белыми ночами
  бродить по Петербургу всю ночь!
  Сфинкс смотрит грустными очами,
  не в силах я ему чем-нибудь помочь!
  
  Шпиль горит как перст Господний!
  Над серой Невской гладью тишина...
  Есть ли что-то краше, благородней,
  чем моей Святой России сторона?
  
  Петербург стал портом важным!
  Заводы встали по Невы берегам!
  Основан царём Петром отважным
  на зло поверженным Руси врагам!
  
  В Петербурге мои вдохновения!
  Стихами с радостью о том говорю:
  Петербург, в твой День рождения
  своими стихами тебя щедро одарю!
  
  Теперь в мыслях возвращаюсь назад.
  Всю свою жизнь я всегда готов к бою!
  Трижды проклятым будь, Ленинград!
  Санкт-Петербург, я всю жизнь с тобою!
  
  Двадцать девятое мая. 1963 год.
  180
  
  
  * * *
  
  Мы все любви покорные рабы!
  
  Забвение всех прошедших лет
  мне ты навела своей любовью.
  Было моё прошлое, - вдруг нет...
  Всё моё былое мне стало новью!
  
  На людьми хоженой дорожке,
  даже трава и та уж не растёт.
  Я, нежно целуя твои ножки,
  разлуку нашу вижу наперёд!
  
  Мне шепчут речка и трава:
  "Она не права. Она не права!
  Она твоё сердце себе забрала́,
  сама тебе только всё врала́!..."
  
  Наконец, мне пришло прозрение,
  расставаться нам уже пришла пора.
  В тебе нет любви, лишь презрение.
  Ты для всех только мерзкая игра!
  
  Мы все подвластны Купидону,
  Мы все любви покорные рабы!
  Влюбившись в драную ворону,
  порой гадаем ка́бы да кабы́!
  
  Желчь душу жжёт как пламя
  уже нами утраченной любви!
  Тихо облака плывут над нами,
  они все перепачканы в крови.
  
  Счастье только повстречали, -
  и вдруг с нами его уж нету тут!
  Но только не из зёрен ли печали
  колосья нашей радости растут?
  
  Тридцать первое мая. 1963 год.
  181
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавый век!
  
  Десятки лет в России разрухи!
  В горе мечется русский народ!
  Все люди слепы, немы, глухи...
  В кровавых тучах Руси небосвод!
  
  Русские теперь стали как воры:
  не прожить на зарплату-гроши.
  Всей России мрачные просторы
  лишь бездорожьем очень хороши.
  
  От коммунистов уже всласть
  настрадалась бескрайняя страна!
  Но верю, что коммунизма власть
  Богом России не на век дана!
  
  В русских сказках и преданиях
  всегда счастлив русский человек!
  Тянется в страшных страданиях
  России коммунизма кровавый век!
  
  Ночь, темнотища, дождь и слякоть...
  За мной коммунистов тянется "хвост"!
  От безысходности можно заплакать,
  но только ночью иду в полный рост!
  
  Скорей свободы хочется мне очень!
  Хотя давно меня тюрьма и ждёт,
  исчезнет тьма коммунизма-ночи
  туда, откуда никогда не придёт!
  
  В коммунизма обществе жутком
  с детства всё стало чужое для меня!
  Чужие мы плотью, душой, рассудком...
  С коммунистами мы вовсе не родня!
  
  Первое июня. 1963 год.
  182
  
  
  * * *
  
  Прошу любовь: "Не умирай!".
  
  Свои божественные руки
  ты опускала на плечи мне!
  Не ждали мы тогда разлуки,
  когда сердца были в огне!
  
  Всё не важно в жизни суетливой,
  важно только чтоб любовь цвела!
  Не много лет такой счастливой
  ты тогда со мною как в Раю была.
  
  Годы прошлые в памяти тают,
  они в забвении находят приют.
  Корни древние жизнь питают,
  нам любовь и надежду дают!
  
  С тобою был таким счастливым,
  я даже ничего вокруг не замечал!
  Хотя вовсе не был я трусливым,
  но всё тебе прощал и всё молчал!
  
  В сердце впилась вдруг стужа!
  Мне лето вдруг стало зимой!
  В душе моей лжи грязная лужа
  весь рассудок испачкала мой!
  
  С тобою жизнь была как Рай,
  но мы поссорились серьёзно.
  Прошу любовь: "Не умирай!".
  Но сделать что-либо уж поздно!
  
  Не по-доброму как-то расстались
  мы вдруг с тобою внезапно тогда.
  Боль прошла, но обиды остались
  в моём сердце больном навсегда!
  
  Третье июня. 1963 год.
  183
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшная кровавая тьма!
  
  В грязных лохмотьях, нищая, боса́я...
  сегодня ужасным страшным днём,
  всю Европу грозно пугая, сотрясая,
  куда-то несётся Русь стальным конём!
  
  Голос звёзд порою мне понятней,
  чем страшный голос родины моей!
  С каждым годом всё мне невнятней,
  как только ни прислушиваюсь к ней!
  
  Нашим жертвам скрипки не играют,
  трубы и барабаны теперь не звучат.
  Русские-рабы молча тихо умирают,
  они лишь только под пытками кричат!
  
  Пришёл сюда с душою неспокойной,
  хотя вовсе ничего сегодня я не украл.
  Пьяный оркестр музыкой нестройной
  Гимн проклятого коммунизма проиграл.
  
  Бывало, речью путаной, боязливой
  я на допросах на вопросы отвечал.
  В тюрьме печальной песней молчаливой
  я коммунизма праздники встречал!
  
  Самого дьявола устрашающие числа
  очень давно сводят всех русских с ума!
  Страшной смертью над Россией нависла
  коммунизма страшная кровавая тьма!
  
  Коммунисты-людоеды-злые-черти!
  В тюрьме натерпелся от них я всего!
  Кроме коммунизма скорой смерти
  мне теперь больше не надо ничего!
  
  Пятое июня. 1963 год.
  184
  
  
  * * *
  
  Вдруг повстречал я измену!
  
  Моё бедное сердце разбитое...
  Я влюбляться его не просил!
  Стрелой Купидона пробитое
  стучит оно из последних сил.
  
  Мысль моя злой собакой лает
  где-то в серой ночной тишине!
  Моё страстное сердце пылает,
  сознанье моё в страсти огне!
  
  Я словно ударился в стену!
  Теперь душа моя вся в крови!
  Вдруг повстречал я измену
  под нежною маской любви...
  
  Мы поженились с перепугу...
  а теперь вот судьбу клянём!
  Давно надоевшие друг другу
  мы под одной крышей живём.
  
  Она может казаться святой,
  когда выходит на крыльцо,
  покрыто праведной фатой
  её лживое прекрасное лицо.
  
  Она свободна, своенравна,
  никогда не боится никого!
  Всегда со всеми равноправна,
  она всегда добьётся своего!
  
  У неё на уме только тряпки!...
  Быть стремится моднее подруг!
  А ей давно бы пора белые тапки
  купить в ателье ритуальных услуг.
  
  Седьмое июня. 1963 год.
  185
  
  
  * * *
  
  Не верю в коммунистов лживые слова!
  
  Стал вдруг хуже дьявола святой,
  Бога в России совсем позабыли!
  Обманом, лестью, ложью, клеветой...
  русских коммунисты приманили!
  
  В зловещем ночном кровавом тумане
  по России всюду бродит смерти тень.
  В коммунизма кровавом злом дурмане
  тревогой полон каждый русский день!
  
  В деле любом надо большое упорство,
  чтобы везенье во многом тоже помогло!
  Коммунизма праздников притворство
  на мою грешную душу трауром легло!
  
  Уже с самых ранних лет своих детских
  не верю в коммунистов лживые слова!
  Средь мрачных праздников советских
  теперь жду совсем другие торжества!
  
  Мрачно-кровавой встретило зарёю
  Россию унылое утро нынешнего дня!
  Теперь часто задумываюсь порою
  о героях тех, кто сгинул за меня!
  
  Не каждый одарённый поэт оратор.
  Не каждый речистый оратор поэт!
  Не раз злой коммунист-провокатор
  натыкался на мой осторожный след!
  
  Меня повязали коммунисты-суки!
  Они готовы с радости даже плясать!
  Но только развяжите мои руки, -
  против коммунизма буду писать!
  
  Одиннадцатое июня. 1963 год.
  186
  
  
  * * *
  
  О будущей любви мечты смакую!
  
  Своими нежно-смуглыми плечами
  она уже многих соблазнить смогла!
  Страсть греховная тёмными ночами
  безжалостно сжигает всех нас дотла!
  
  Сознанье мою душу не разбудит,
  уныние в ней словно тупой нож...
  В любви моего признания не будет
  потому, что любовь просто ложь!
  
  Страстно целую её нежные руки,
  с нежной лаской в глаза её гляжу...
  Но только не от счастья, а от скуки
  в постели с нею пока ночи провожу.
  
  Любви у меня к ней вовсе нету...
  Её теперь через силу еле терплю!
  Другую любовницу найду к лету,
  а покуда с этой стервой посплю.
  
  Скоро успокоится зимняя вьюга,
  звонкой капелью заплачет весна...
  К другому кобелю уйдёт подруга...
  Только не очень она мне и нужна́!
  
  Пока ложусь с первой встречной,
  чтобы только сперму в неё стряхнуть.
  Но я очень хотел бы любви вечной
  свою грешную душу распахнуть!
  
  О будущей любви мечты смакую,
  для неё свои лучшие чувства коплю!
  Но как же мне найти любовь такую,
  когда сам себя нисколько не люблю?
  
  Тринадцатое июня. 1963 год.
  187
  
  
  * * *
  
  В России нету к коммунистам любви!
  
  Ленина-дьявола-людоеда-вора
  дурак-народ себе в вожди избрал!
  Сталин-палач, в роли дирижёра,
  на русских душах вдоволь поиграл!
  
  Кровавый властвует правитель
  моею нищей русской стороной!
  Пуста, бедна и пасмурна обитель
  поэта русского в стороне родной.
  
  В России коммунист-инквизитор
  злорадствуя творит кровавые дела!
  В крови рубаха, брюки, свитер...
  в сапоги коммунистам кровь натекла!
  
  Повнимательнее на Россию во́ззри,
  в России нету к коммунистам любви!
  Морда, брови, усы, уши, нос и ноздри...
  у палача Сталина кровавого в крови!
  
  Сталин-палач явил о русских "заботу":
  по ночам арест, расстрел, погром!...
  Коммунисты-звери дьявольскую работу
  ночами творят кровавым топором!
  
  Только лишь в угоду Сталина-урода
  ( он издох, и коммунисты бы с ним!)
  загублено столько русского народа,
  что страшно коммунистам самим!
  
  Имеет даже "учёные" "заслуги"
  Сталин-палач в кровавых сапогах!
  Страшной России нéдруги и дрýги
  от коммунистов испытывают страх!
  
  Семнадцатое июня. 1963 год.
  188
  
  
  * * *
  
  Греховною мечтой душа согрета!
  
  К мужу неприязнь напоказ!
  (хотя ведь ты интеллигенция...)
  Ты его называешь: "Экстаз!"
  Он тебя - "Импотенция!"...
  
  Кругом странные контрасты
  в наш избалованный век!
  С тобой рядом педерасты,
  и муж несчастный гомосек!
  
  Позвоню, помолчу тебе в трубку...
  Голос твой для души утешение!
  Однажды задрать тебе юбку
  я твёрдое принял решение!
  
  Греховною мечтой душа согрета:
  я тобою обладать очень хочу!
  За то, чтобы сбылась мечта эта,
   теперь тебе любую цену заплачу!
  
  Дым сигареты колечками,
  вяло течёт наша пьяная речь...
  Серьги в твоих ушах сердечками
  от греха тебя не смогут уберечь!
  
  В жизни всё вдруг изменилось
  что-то так уж очень круто!
  Вроде как ниже пояса забилось
  моё страстное сердце почему-то!
  
  Между друзей, между врагов
  всю свою жизнь тихо живём.
  Опилки спиленных рогов
  почему-то перхотью зовём...
  
  Девятнадцатое июня. 1963 год.
  189
  
  
  * * *
  
  Сполна отомстим Ленину Вовке!
  
  "Чёрная ложь шита белыми нитками
  Лениным-дьяволом-Ильичом!
  Коммунистам-палачам под пытками
  твой отец не сказал ни о чём!"
  
  Гладит старик малыша по головке:
  "Отец твой пропал ни за грош...
  Сполна отомстим Ленину Вовке,
  Когда ты чуть-чуть подрастёшь!"
  
  России, счастьем обойдённой,
  коммунистам не жаль ничуть!
  Ленин к пропасти бездонной
  нам указал кротчайший путь!
  
  Ленину-сатане продавши честь
  коммунист как дьявол зло лает!
  Коммунист-палач лелеет месть!
  Русских под расстрелы посылает!
  
  Дурное коммунист нам внушает!
  (Я, как от чёрта, от этого мчался!)
  Коммунист-дьявол искушает,
  но только я ему не поддался!
  
  С безумной миной на лице,
  гробы священные взломали!
  О Ленине-сифилитике, подлеце,
  коммунисты долго скрывали!
  
  Казался Ленин таким простым,
  только дьявола намного он злее.
  Клонясь над чучелом пустым
  Ленина-гада видим в мавзолее.
  
  Двадцать третье июня. 1963 год.
  190
  
  
  * * *
  
  Расставанья вздохи, слёзы...
  
  Ты всю ночь кричала "Больно!",
  но я продолжал тебя ласкать!
  Но когда я сказал "Довольно!"
  ты не хотела меня отпускать.
  
  Расставанья вздохи, слёзы...
  всё это напрасно, всё это зря.
  Все равно минует жизни грозы
  жажда свободы светлая заря!
  
  Одинокая жизнь не сла́дка,
  скука серая день ото дня...
  Я бы отдался тебе без остатка,
  если бы ты полюбила меня.
  
  У тебя прекрасная плоть!
  И скажу тебе я при этом,
  что тебя миловал Господь,
  не стала писателем, поэтом!
  
  Я в чувствах своих не скуп,
  ведь я с удовольствием отведал
  касание твоих страстных губ,
  которые когда-то я пре́дал!
  
  Но вот опять пора мне в путь
  на склоне серого хмурого дня...
  Ты без меня счастливой будь!
  Если сможешь, позабудь меня...
  
  Тебе говорю, опять уезжая
  в очень дальние глухие края:
  "Радость ты теперь чужая,
  но только беда ты моя!..."
  
  Двадцать девятое июня. 1963 год.
  191
  
  
  * * *
  
  Коммунисты всех стреляли!
  
  Новочеркасск, Ростовская область, 1962 год.
  Не одна там просвистела злая пуля!...
  4000 собрались и на коммунистов вперёд
  среди знойного кровавого июля!
  
  Среди разных тварей прочих,
  у которых на месте была голова,
  четыре тысячи честных рабочих
  вышли защищать свои права!
  
  Расскажу, не отведи свой взгляд!
  Это история позабудет едва ли!
  Ранено было рабочих семьдесят!...
  Коммунисты во всех их стреляли!
  
  Среди коммунизма кровавого века
  мы не могли коммунизм любить!
  Погибли двадцать три человека
  за то, что они очень хотели жить!
  
  Восстание закончилось только едва,
  не прошло с него даже одной недели,
  Судом осуждено сто тридцать два
  за то, что просто жить они хотели!
  
  Великой России Герои павшие они!
  Поминального колокола слышу звук!
  Но уже сочтены коммунистов дни!
  Скоро уничтожим коммунистов-сук!
  
  Первое июля. 1963 год.
  192
  
  
  * * *
  
  Если бы ставили оценки за любовь.
  
  При свете тусклых фонарей
  всегда я домой возвращался.
  С делами закончить скорей,
  чтобы увидеть её я старался.
  
  Я не мыслил без неё и дня...
  Я ей даже вовсе не грубил,
  только лишь одну её любил!
  Только она любила не меня...
  
  Нас всё же поссорили люди,
  распуская про нас враньё.
  Уже почти не помню её груди,
  не помню даже вкус губ её.
  
  Я полон грусти и печали,
  теперь тоскую на причале...
  Жду заветный теплоход,
  она ко мне на нём плывёт!
  
  С лаской приму её, бывшую,
  хотя срок разлуки большой.
  Я её грешную душу остывшую
  отогрею своею горячей душой!
  
  Уже не раз горела моя кровь!
  Очень многих я когда-то любил.
  Если бы ставили оценки за любовь,
  я бы, наверно, отличником был!
  
  Третье июля. 1963 год.
  193
  
  
  * * *
  
  Пока коммунизм проклятый не издох!
  
  Чего в жизни моей ни бывало!...
  Только на судьбу свою не ропщу!
  Этого мне почему-то так мало,
  что всё приключения себе ищу!
  
  Мысли летят, как птичьи стайки,
  как жизни моей верстовые столбы!
  Мне не пора ли закручивать гайки
  моей бесшабашной опасной судьбы?
  
  Судьбой своей нелёгкою измучен,
  до сих пор я ей дань грезами плачу́!
  Любить я с детства вовсе не научен.
  Ненавидеть больше уже не хочу!
  
  С людьми очень легко сближаюсь!
  По мукам совсем не боюсь ходьбы.
  На Россию ничуть не обижаюсь.
  Жизнь моя, это лишь рок судьбы!
  
  Цыганка нагадала долгую дорогу,
  предсказала мне горькую судьбу,
  будто быскоро отправлюсь к Богу
  в развесёлом цинковом гробу...
  
  Каждый день для души моей гнёт!
  Каждый день для души моей бой!
  Жизнь меня стремниною несёт!...
  Я своею вполне доволен судьбой!
  
  Жизнь коротка́, как выдох-вздох!
  Но в ней мною столько пережи́то!
  Пока коммунизм проклятый не издох
  никто не забыт и ни что не забыто!
  
  Пятое июля. 1963 год.
  194
  
  
  * * *
  
  Любовь не продать и её не купить!
  
  Бокал недопит, не хочется пить...
  Как-то всё стало вдруг сложно...
  Любовь не продать и её не купить!
  Но жить без любви невозможно!
  
  Без любви остывает вдруг кровь,
  жизнь становится словно тюрьма!
  Спасти и убить нас может любовь,
  она может любого свести с ума!
  
  В душе любовь нежно звенит!
  Но это не радость, а что-то иное!
  Любовь так нас порою пьянит,
  как не может пьянить и спиртное!
  
  "Любовь", нету загадочней слова!
  Один раз я отведал всю горечь её!
  Но почему же мы снова и снова
  раскрываем кому-то сердце своё?
  
  Зачем к любви душу торопить?
  Пускай бы любовь прошла мимо!
  Но на всё те же грабли наступить
  нам хочется порой неудержимо!
  
  За целый вечер бокал недопит,
  будет стоять до грядущего дня.
  О тебе душа моя память хранит,
  как о той, что не любит меня...
  
  Седьмое июля. 1963 год.
  195
  
  
  * * *
  
  Из-за коммунистов Россия поблёкла...
  
  Тенистый парк, прибежище поэта.
  Здесь я смеялся, здесь я и грустил.
  Мне без тебя не написать куплета,
  сегодня вновь тебя я посетил.
  
  Российской природы чудная краса
  вся из-за коммунистов поблёкла.
  Раньше в траве серебрилась роса,
  теперь в ней блестят битые стёкла!
  
  Берег падал здесь в воду лазурную,
  когда-то была здесь роса серебром.
  Всё было застелено зеленью бурною,
  как богатым персидским ковром!
  
  Теперь равнодушные волны
  тихо плещутся в берег родной.
  Ветви ивы, тоской серой по́лны,
  склонились над грязной водой!
  
  Из густого тенистого леса,
  где царят тишина и покой,
  где нет ни русалки, ни беса,
  возвращаюсь в гул городской!
  
  В Ленинграде сегодня не жара,
  в его скверах тень и прохлада...
  Только мне уезжать уж пора,
  мне теперь ничего здесь не надо...
  
  Одиннадцатое июля. 1963 год.
  196
  
  
  * * *
  
  Прелесть твоих чудных ягодиц!
  
  Минула моей жизни середина,
  жизнь моя спокойная пошла!
  Только однажды вдруг Ирина
  мне любовью сердце сотрясла!
  
  Ириночка, любимая, ради Бога,
  не серчай на меня, не грусти!...
  Не будь со мною очень строга!
  Если что не так, тогда прости!
  
  Тебя я вспомнил, жалко стало...
  Жалко стало мне не самого себя!
  Сердце моё страстное так устало
  любить, Ириночка, только тебя!
  
  Провожу я много время в баре
  за то, что не со мною теперь ты!
  Тебя хочу! Даже в пьяном угаре
  лишь только о тебе мои мечты!
  
  А ты? Да что с тобою будет?...
  Прочтёшь среди моих страниц,
  что моё сердце никогда не забудет
  прелесть твоих чудных ягодиц!
  
  Ириночка, родная, мои страницы
  посвящены ведь людям всем!
  Но твои прелесть чудо-ягодицы!...
  Их страстно поцелую! (Но не съем!)
  
  Теперь купаюсь в солнечном загаре,
  живу, как в бочке библейский Ной!
  Теперь провожу всё время в баре
  лишь за то, что нет тебя со мной!
  
  Тринадцатое июля. 1963 год.
  197
  
  
  * * *
  
  Под коммунизма жестокой уздой...
  
  Очень долго плутал я в тумане,
  потом запутался где-то в бурьяне...
  Разнося листовки по тёмным ночам
  попал в лапы коммунистам-палачам!
  
  Вот теперь стал я новоиспечённый
  очередной коммунизма заключённый
  Хоть это вовсе и не какое чудо,
  но прибыл я почти что ниоткуда!
  
  Прошу, коммунистов кляня,
  (Чтобы разрази их всех гром!)
  сволочи, отпустите на волю меня
  хоть черепахой, хоть орлом!...
  
  Избавления своего жду как чуда!
  Вся в ожидании моя голова!
  "Живым не выйдешь отсюда!",
  услышал я прокурора слова.
  
  Коммунизма опасную тревожность
  в сердце своём с детства храню.
  Из грешной души безнадёжность
  мыслей весёлою напрочь гоню!
  
  В противостоянии политическом,
  под коммунизма жестокой уздой,
  на ярком небосводе поэтическом
  теперь горю ярко-чёрною звездой!
  
  Я диверсант, убийца, техник...
  (Хуже меня, наверно, нигде нет!)
  Пьющий сапожник-сантехник,
  но я непьющий от Бога Поэт!
  
  Семнадцатое июля. 1963 год.
  198
  
  
  * * *
  
  Одну тебя желаю и люблю!
  
  Милая, ты помнишь ли меня?
  Мой жизни путь небезопасный!
  Годы долгие, молчание храня,
  любить тебя, мой рок ужасный!
  
  Расстались мы... Минули годы...
  Никогда любовь забвенью не предам!
  Теперь без жилья, средь непогоды
  скитаюсь я по разным городам...
  
  Я не в одну уже влюблялся.
  С иной, бывает, пересплю.
  Одну тебя любить поклялся!
  Одну тебя желаю и люблю!
  
  Ты свои клятвы позабыла...
  А ведь любить меня кляла́сь!
  Ты моё сердце погубила,
  и за других теперь взялась!
  
  Но бог уж с этими, с другими!
  Ради нашей, прошлой, любви
  молю тебя, расстанься с ними,
  меня к себе обратно позови!...
  
  Я, тебя любящий, изгнанник!
  Покорен я своей злой судьбе!
  Я одинокий вечный странник
  по злой милости любви к тебе!
  
  Девятнадцатое июля. 1963 год.
  199
  
  
  * * *
  
  Душой люблю Россию пылко!
  
  Историк часто вспоминает
  то, что известно без него.
  О жизни прожитой болтает,
  совсем не понимая ничего.
  
  Во мгле веков, тысячелетий
  всё пытаюсь усмотреть себя!
  Среди звона кандалов и пле́тей,
  вижу в крови, Россия, я тебя!
  
  День, что траурный, базарный...
  России бедной горестной моей!
  С неба светлый ангел лучезарный
  со скорбью смотрит в очи ей!
  
  Мне поверить в это не легко,
  былое скрыто чёрной тучей.
  Пусть это время очень далеко,
  но ведь была же Русь могучей!
  
  Россия, ты куда теперь идёшь,
  напялив саван страшно-красный?
  Даже сынов своих не бережёшь,
  пустившись в путь очень опасный!
  
  Нет ни Луны, ни огня на пути...
  Коммунисту-чёрту попали в пасть!
  Решили к свободе пропасть перейти...
  Дай, Бог, в эту пропасть не упасть!
  
  Утешет водки горькая бутылка
  в России теперь горюшко моё!
  Душой люблю Россию пылко,
  хотя уже не раз отведал кнут её!
  
  Двадцать третье июля. 1963 год.
  200
  
  
  * * *
  
  Муки ревности в сердце ревут!
  
  Читаю то, что ты мне пишешь,
  от слов твоих не мил мне свет!
  Может прочтёшь иль услышишь
  то, что сейчас пишу тебе в ответ!
  
  Почему от слов твоих так больно?!
  (Ведь, вроде бы, обычные слова...)
  Ты привыкла жить свободно, вольно,
  может быть, ты в этом и права...
  
  Почему так больно нестерпимо?
  Мне в грехах покаяться кому?
  Почему любовь проходит мимо?
  И ещё сто тысяч разных почему!
  
  Только не найти на них ответа!
  Я ж тебя действительно любил!
  Огонь в сердце тлеет с того лета!
  Память о тебе в душе я не убил!...
  
  Ты меня вспомянешь, может быть.
  (Тебя я помню даже когда сплю!)
  Мне о тебе память никак не убить,
  ведь я тебя только одну люблю!
  
  Поиграли в любовь и довольно...
  Муки ревности мне в сердце ревут!
  Почему от слов твоих так больно?
  Почему они мне болью душу рвут?
  
  Двадцать девятое июля. 1963 год.
  201
  
  
  * * *
  
  Казнят коммунисты России сынов.
  
  В России часто так бывает:
  то веселье, то яростный гнёт!
  Звон колокольный взывает!
  Молитвенный голос зовёт...
  
  Краше невесты под фатой
  Моя Россия тогда бы́ла!...
  Теперь стала уже не той,
  исчезла красота её и сила.
  
  Иду дорогою грешной,
  обиды смиренно терплю.
  Объятый тоской безутешной,
  душой по России скорблю.
  
  Хотя давили вольнодумство,
  но всё-таки Россия сорвала́сь!
  Россия вольная в безумство
  за коммунистами понеслась!
  
  Россия по-своему мерила.
  Кто-то молился, кто-то крал!
  Видно уж в Бога не верила,
  раз её коммунизм покарал!
  
  Рядовые и господа офицеры,
  что за Святую Русь полегли,
  ни Царя, ни России, ни Веры
  коммунистам предать не могли!
  
  Не защитишь и не обидишь,
  среди своих кошмарных снов.
  Россия, что за сны ты видишь,
  когда казнят твоих сынов?
  
  Тридцать первое июля. 1963 год.
  202
  
  
  * * *
  
  Наша любовь была обманом!
  
  Всё у нас было как-то странно!
  Мы друг на друга словно в бой!...
  Сошлись негаданно, нежданно...
  Теперь вдруг расходимся с тобой!
  
  Любили мы, или не любили?
  Ты-то любила хоть меня?...
  Об этом совсем уже забыли,
  друг друга с ревности браня!
  
  Что за клятвы тогда мы давали!...
  (Вспомню, - мурашки аж бегут!)
  Выходит, мы друг другу лгали!
  (Как, в общем, и другие лгут!...)
  
  Любили с розовым туманом!
  Только вдруг рассеялся туман!
  Наша любовь была обманом!
  (Да и вся наша жизнь обман!)
  
  Мы обманулись и довольно!
  Пора расстаться нам давно!
  Но почему так сердцу больно?
  Почему так очень болит оно?
  
  Давай разойдёмся достойно!
  Я же без тебя ведь не умру.
  Закрой глаза и спи спокойно,
  меня не будет к этому утру.
  
  Первое августа. 1963 год.
  203
  
  
  * * *
  
  Славяне, с колен подымайтесь!
  
  Где могу, везде бываю честным!
  Мне ли своей жизнью дорожить?
  Но очень боюсь быть известным,
  поэта славу никак не пережить.
  
  Боль за Россию мою душу гложет,
  Русь попала коммунистам в плен!
  Только того ведь быть не может,
  чтобы Россия не встала с колен!
  
  Коммунизм не общество, дикое стадо!
  Не могу коммунистов людьми назвать!
  Мне бы давно из России уехать надо,
  чтобы ничего не видеть и не знать...
  
  Один вопрос, другой перебивая,
  жёстко звучит в сознании моём!
  "Куда нас выведет коммунизма кривая?
  Куда мы с коммунистами придём?..."
  
  Ощущаю жуткий холод в крови,
  когда о русском думаю народе...
  Я хотел бы писать только о любви,
  но пишу только лишь о Свободе!
  
  Русский народ многострадальный,
  перестань покоряться злой судьбе!
  Сегодня я, поэт дерзкий, опальный,
  тебя призываю к святой борьбе!
  
  Славяне, с колен подымайтесь!
  Перед угрозой всеобщей беды,
  славяне все, объединяйтесь!
  Плотнее смыкайте боевые ряды!
  
  Третье августа. 1963 год.
  204
  
  
  * * *
  
  Любовь, это напрасный труд!
  
  Ложимся, когда смеркается,
  но не скажем любви слов.
  Только тело откликается
  на природы вечный зов!
  
  Похоть в теле разлила́сь
  безрассудно и развратно!
  Не любовь, а только грязь,
  но и это нам тоже приятно!
  
  Совесть сердце не остудит.
  Живут все, наверно, так.
  Ну а после будь, что будет!
  Жизнь дешевле, чем пятак!
  
  Зо́ву злого греха потакая
  будет похоть в плоти тлеть.
  Наша жизнь дешёвая такая,
  так чего же нам её жалеть?
  
  Как с того не разозлиться?
  На себя очень злюсь, чудак!
  Может стоит мне влюбиться,
  только вот сделать это как?...
  
  Душа моя с того лишь и мается,
  что любовь, это напрасный труд!
  Только тело охотно откликается
  не на любовь, а лишь на блуд!
  
  Пятое августа. 1963 год.
  205
  
  
  * * *
  
  Коммунизм ещё не издох!
  
  Мне среди коммунистов тесно,
  Россию мне никогда не предать!
  Лишь потому, что живу честно,
  хотя мне приходится страдать!
  
  Жизнь словно в страшном сне!...
  Стихами коммунистов проклинаю!
  Расскажи теперь мне обо мне,
  ведь я себя совсем ещё не знаю.
  
  Если в мою жизнь окунёшься,
  то никак не отвяжешься потом!
  К прежней жизни не вернёшься,
  хотя тебя будут бить кнутом!
  
  Куда бы меня пути ни завели,
  с местами теми расстанусь.
  Пришёл я от русской земли
  и навсегда в ней останусь!
  
  "Ты не поэт, а хулиган...", -
  власть мне не раз говорила!
  Не заткнёте стихов фонтан,
  что мне Муза моя подарила!
  
  Россией правит маразматик!
  Ведёт бедную Россию в никуда!
  Для кого-то это словно праздник,
  для меня же это просто ерунда!
  
  Ещё не скоро конец битвы!
  Коммунизм ещё не издох!
  Мои негромкие молитвы
  слышит Россия, слышит Бог.
  
  Седьмое августа. 1963 год.
  206
  
  
  * * *
  
  Тебя хочу лелеять и ласкать!
  
  Встретились мы с тобой случайно.
  Наша встреча не заденет нашу честь,
  ведь ни для кого теперь не тайно,
  что нет любви, лишь похоть есть!
  
  Ты спрашиваешь, как меня зовут.
  Что ответить мне тебе, не знаю.
  Когда ночи с другими вспоминаю,
  чувства страсти в душе моей ревут!
  
  В стихотворении дерзком, смелом
  могу тебе столько всего намолоть!...
  Рвусь к тебе, но не душой, а телом!
  И того тоже твоя желает плоть!
  
  Ты в ответ молчание хранишь.
  Молчание, согласия верный знак.
  Словно рыба ты в ответ молчишь,
  От того всё не решусь никак!...
  
  Не могу тебя от себя отпускать!
  За сотворённое буду в ответе!
  Тебя хочу лелеять и ласкать,
  как самую хорошую на свете!
  
  Чувства наши грешные души рвут,
  уничтожая всё лучшее при этом!
  Ты спрашиваешь, как меня зовут...
  Очень многие меня зовут поэтом.
  
  Одиннадцатое августа. 1963 год.
  207
  
  
  * * *
  
  Коммунизма флаг кровавый...
  
  Жизнь я прожил очень дурную:
  допросы, ссылки, тюрьмы, кровь...
  Только не взял бы я судьбу иную,
  когда бы вдруг родился вновь!
  
  Приходят в жизни перемены,
  напрасно спориться с судьбой!
  Уже совсем другие вещи, стены...
  вижу наяву теперь перед собой!
  
  Терплю всю жизнь непогоду,
  судьбу свою нелёгкую браня!
  То кипяток, то ледяную воду
  льёт судьба на грешного меня!
  
  Я прошёл ужасною дорогой,
  на судьбу никогда не роптал!
  Мёд и горечь жизни строгой
  в своей судьбе я испытал!
  
  Моя судьба у смерти крутит,
  но я пока ещё стою в строю!
  Не голод мой рассудок мутит,
  а боль за Россию-Родину мою!
  
  Море судьбы меня швыряло,
  но тихо вынесло на сушу...
  Жизнь нанесла грехов немало
  в мою страдающую душу.
  
  Кто-то левый, кто-то правый,
  так оно есть и было так всегда!
   Коммунизма флаг кровавый
  скоро в России сгинет навсегда!
  
  Тринадцатое августа. 1963 год.
  208
  
  
  * * *
  
  Себе парня другого найди!
  
  Заходишь ты ко мне без стука,
  как только закончится день.
  Сидишь ты, ни слова, ни звука
  весь вечер в углу, словно тень.
  
  Всё на свете ругая, кляня,
  с тобой изнываю от скуки.
  Прошу, не ложи на меня
  свои чудные нежные руки.
  
  Вечера для меня стали мукой,
  судьбой посланной неспроста!
  Ты была бы моею сукой,
  только ты слишком чиста́!
  
  Ради тебя лучше стать я
  даже очень хотел бы! Но
  все подлецы мои братья,
  а все остальные говно.
  
  Вокруг меня сук, - псарня!
  На них ничуть не жалею рубля!
  Ты достойна хорошего парня,
  только не такого, как я, кобеля!
  
  Ты и я, это несчастный случай!
  Твоё лучшее ещё всё впереди!
  Ни себя, ни меня ты не мучай,
  себе парня другого найди!
  
  Семнадцатое августа. 1963 год.
  209
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи звери-волки!
  
  Молчу под пытками на допросах!
  Лишь сильней сжимаю кулаки!
  Сколько крови на вас, кровососах,
  коммунисты-палачи звери-волки́!
  
  Рукой спокойной берёт взятку
  прокурора невозмутимое лицо...
  Через его тонкую перчатку
  вижу с бриллиантом кольцо.
  
  Взяв деньги удалился поскорее
  от меня прокурор, как будто вор.
  Суд ко мне стал сразу подобрее,
  вынесен был мягкий приговор.
  
  Что толку-то, что я был прав?
  Покатились мои слёзы солёные!
  Даже прелесть любви не познав,
  я отправлен в места отдалённые!
  
  За что? Хотя многие не знают,
  но каждый крест нести готов.
  Лампы круглосуточно сияют
  в глазах узников "Крестов".
  
  Как сердце бедное вспомянет
  про тот, столыпинский, вагон,
  вдруг в душе опять воспрянет
  замученных загробный стон!
  
  Мне теперь совсем уже не новь
  узнать о кляузах, подлых доносах.
  Не раз я ощущал как стынет кровь
  от страха смерти на допросах!
  
  Девятнадцатое августа. 1963 год.
  210
  
  
  * * *
  
  Всех подряд люблю, ласкаю!...
  
  В жизни мне к чему стремиться?
  В моей душе немало разных грёз!
  Мне жениться или не жениться?
  Если подумать, вот это вопрос!...
  
  Спал я уже с этими и с теми!...
  К ним любовь, вроде, не видна́!
  Я переспал, кажется, со всеми,
  но не годится в жёны ни одна!
  
  У одной жиденькие косы,
  другая, как сапожник, пьёт!
  Седьмая ставит лишь засосы!
  Восьмая всем подряд даёт!...
  
  Ни одну теперь не пропускаю!
  Среди тёмной ночи, среди дня
  всех подряд люблю, ласкаю!...
  (Только хватит ли на всех меня?)
  
  Вроде, всех их даже уважаю
  за развратно-сексуальные дела.
  Искать до сих пор продолжаю
  ту, что мне бы вполне подошла!
  
  Во мне о женитьбе мысль бродит,
  но только безуспешно всё пока...
  Как примерю, всё мне не подходит:
  то очень мала, то слишком велика!
  
  Но надежду на счастье не теряю!
  Что ни ночь, у меня с другой улёт!
  Всех подряд по ночам примеряю,
  Бог увидит, мне ту самую пришлёт!
  
  Двадцать третье августа. 1963 год.
  211
  
  
  * * *
  
  Проклиная власть советскую!
  
  По Руси БОМЖом скитаюсь,
  очень часто меняю себе жильё.
  Вспомнить теперь не пытаюсь
  далёкое, невесёлое детство своё.
  
  Живя в России различных городах
  вижу везде только одно и тоже.
  В мною прожитых тяжких года́х
  даже не знаю, что мне дороже.
  
  Цветок герани на чьём-то окне
  мне детство скучное напомнил.
  Хоть неприятно очень это мне,
  сегодня очень многое вспомнил.
  
  Я в настроении очень ужасном,
  (Душа моя страдает и болит!),
  цветок вижу в свете красном,
  как будто кровью он облит...
  
  Меня за небольшую шалость
  ругают словно за грабёж и разбой.
  Мне бы ласки небольшую малость,
  но от жизни получаю только бой.
  
  Проклиная злую власть советскую
  в душе надежду на счастье храню!
  Загубили мою душу детскую
  коммунисты-палачи на корню!
  
  В России не слава Богу всё у нас!
  Привыкли мы с бедой дружить.
  Но только совсем не хочу ещё раз
  детство при коммунистах прожить!
  
  Двадцать девятое августа. 1963 год.
  212
  
  
  * * *
  
  Осторожно! Любовные неприятности!
  
  Среди жизни всеобщей развратности
  часто забываем, как правило, мы:
  "Осторожно! Любовные неприятности!"
  А ведь любовь пострашнее тюрьмы!
  
  Хоть плохое любовью пророчится,
  но по-своему норовим поступать!
  Да что делать, если так хочется
  с новой женщиной переспать?
  
  Мы не духовные вовсе уроды,
  но новая женщина нам как улов!
  Как пойти против зова природы?
  Вот все и рвёмся на этот мы зов!
  
  Вовсе никому не будет новью,
  (И действительно это не новь!)
  мы блуд называем любовью,
  принимаем похоть за любовь!
  
  Своей жизни видим уродство,
  но у нас не болит от того голова.
  Верность, честь, благородство...
  нам теперь лишь пустые слова!
  
  На фоне приличной опрятности
  мы развращаем себя же самих.
  "Осторожно! Любовные неприятности!"
  Но нашей плоти очень хочется их!
  
  Тридцать первое августа. 1963 год.
  213
  
  
  * * *
  
  Антикоммунистический юморист.
  
  Помню, что ещё в школе
  я опасные выбрал себе пути.
  Жизнь моя как минное поле,
  но мне его надо пройти.
  
  Себе не оставлю ни строчки.
  В бескомпромиссном бою
  душу свою разорвал на кусочки,
  всем людям стихами её раздаю!
  
  Люблю страстно всю планету!
  Для меня все люди хороши!
  Есть неприятности иль нету,
  но рифмы просятся с души.
  
  Мгновение и все мысли тают!
  Но я за ними так и не спешу.
  Куда ни гляну, - все читают!
  Один лишь только я пишу.
  
  Я критик, циник и артист...
  Но далеко мне до идиллии.
  Антикоммунизма юморист,
  смеха мои слёзы крокодильи!
  
  Стих течёт горячей лавой,
  я его от людей не храню.
  Кто-то гонится за славой,
  я сам славу прочь гоню!
  
  Скорбью разум затуманив,
  жуткой болью разрывая грудь,
  сознанье горечью изранив,
  по жизни продолжаю путь.
  
  Первое сентября. 1963 год.
  214
  
  
  * * *
  
  Я из мальчиков очень плохих!
  
  Так не люблю от тебя уезжать,
  но люблю к тебе возвращаться!
  Люблю с тобою от страсти дрожать!
  Но не люблю с тобою прощаться...
  
  Раз тебе вино наливаю, - пей!
  Сердце моё вину очень радо!
  Ты моей бывшей намного глупей,
  но мне ведь только такая и надо!
  
  Тебя от души своей отрывая
  никогда не обещаю тебе рая.
  Ещё нету даже и утра девяти,
  а мне в дорогу пора, прости...
  
  Без меня ни о чём не грусти.
  Я здесь словно залётная птица.
  Грешную душу мою отпусти,
  она словно в клетке синица...
  
  Пред тобою ни в чём не каюсь.
  Обид на тебя никаких не держу.
  Очень тебя позабыть пытаюсь,
  но тебя позабыть никак не могу!
  
  Что на себя только ни оденешь,
  всё всегда тебе идёт к лицу!...
  Почему до сих пор не изменишь
  мне, такому лживому подлецу?
  
  У меня много красивых крошек,
  только ты всё же лучшая из них!
  Ты из девочек очень хороших!
  Я из мальчиков очень плохих!
  
  Третье сентября. 1963 год.
  215
  
  
  * * *
  
  Коммунизм Россию к столбу позорному ведёт!
  
  Своею судьбою играешь
  напрасно, пока не поймёшь:
  через ложь правду познаешь!
  Через горе счастье найдёшь!
  
  Судьба ты моя арестантская,
  России любимые сердцу края!...
  Пролетела, как тройка цыганская,
  в даль разудалая юность моя!
  
  Мне уже маячит смерти тень...
  Но шанс спасенья мне подарен.
  Мною прожит ещё один день...
  Я за это Богу очень благодарен!
  
  Не туда судьба меня направила.
  Но не поспоришь ведь с судьбой!
  Она мне даже выбор не оставила.
  Коммунизм-зло, мы враги с тобой!
  
  На пороге моего родимого дома,
  в течение жаркого летнего дня,
  ясно слышны рокотания грома!
  Но только он не пугает меня!
  
  Теперь далеко за синими морями
  те, кого прогнала прочь голытьба,
  тихо вспоминают тёмными ночами,
  какая России-родине выпала судьба!
  
  Вином пустой рассудок заливая
  Россия в коммунизм еле бредёт!...
  Коммунизма "дорога столбовая"
  Россию к столбу позорному ведёт!
  
  Пятое сентября. 1963 год.
  216
  
  
  * * *
  
  Любовь, то благо иль порок?
  
  Я ухожу... Не надо слов...
  Не надо брани и упрёков!
  Я сам тебе сказать готов
  о пользе и вреде пороков!
  
  Пока я сам понять не смог
  с чего огонь любви так жарок!
  Любовь, то благо иль порок?
  Или она от дьявола подарок?
  
  Скорей всего, что так и есть,
  любовь, это злое исчадие ада!
  Забыв про гордость и про честь
  плоть наша другой плоти рада!
  
  Плоть довольна и резвится,
  впадая, словно бы, как в стресс!
  А что в душе у нас творится,
  того не знает даже и сам бес!
  
  Любовь пьём с адовой чаши!
  И каждый этому очень рад!...
  Все наши бесы, чувства наши,
  всех тянут нас в кромешный ад!
  
  Наша душа для беса как улов!
  Не люди мы, а бесовское стадо!
  От тебя ухожу... Не надо слов...
  Мне от тебя ничего уже не надо!
  
  В аду, меж дьявольских клыков,
  где ничего не дорого, не свято,
  ты мне подбросишь угольков
  за то, что я тебя любил когда-то!
  
  Седьмое сентября. 1963 год.
  217
  
  
  * * *
  
  Против коммунистов стихи пишу.
  
  Глаза и глотки вином залив мы,
  очень хотим туда, где эмигрант...
  Но заставляют писать злые рифмы
  меня моя Муза и мятежный Талант!
  
  У меня без труда не бывает дня,
  этим, пока что, совсем не горжусь.
  Всегда много больше, чем огня,
  тупого рабского безделья боюсь!
  
  Мне не мила родная местность.
  Коммунисты-палачи не по мне!
  Я славе предпочёл безвестность
  в России, затравленной стране!
  
  Антикоммунизма идеи ношу,
  избегая пустого многословья.
  Против коммунистов стихи пишу,
  на остальное мне нету здоровья.
  
  Мне моя авторучка, словно ствол,
  Музой в таком настроен я ключе.
  Моя сумка, это мой рабочий стол,
  везде, всегда она на моём плече.
  
  Всем коммунистам я не в жилу,
  хотя ничего я у них не воровал.
  Мой Талант, антикоммунизма силу,
  словно меч, Господь мне даровал!
  
  Одиннадцатое сентября. 1963 год.
  218
  
  
  * * *
  
  Как нам приятен грех разврата!
  
  Безгрешною и неподкупной
  мечтала ты всю жизнь прожить,
  но стала всем такой доступной,
  что больше уже нечем дорожить.
  
  За всё платим горькою монетой,
  грехи мы часто путаем с трудом.
  Мы все уйдём из жизни этой!
  Мы все предстанем пред Судом!
  
  Поддался чувству я поспешному,
  своё счастье я так хотел продлить!
  Можно войти в Храм грешному,
  но не любой грех можно замолить.
  
  Греховной жизнью живущий,
  без греха не прожить мне дня!
  Карает Господь Всемогущий
  за все грехи и гордыню меня!
  
  Последний раз у тебя дома,
  когда звенела нам капель,
  была уже давно знакома
  мне твоя спальня и постель!
  
  Нежный румянец на щеках
  в лучах пурпурного заката.
  Ты вся дрожишь в моих руках...
  Как нам приятен грех разврата!
  
  Хочу сказать, но нету мочи,
  не хочу тебя перебивать....
  На протяжении целой ночи
  под нами мучилась кровать!
  
  Тринадцатое сентября. 1963 год.
  219
  
  
  * * *
  
  Вставайте под Белогвардейские знамёна!
  
  Пока тираны Русью управляют
  я коммунист зло творить готов!
  Но все государства погибают
  от бунтов собственных рабов!
  
  Иду по нищей падшей России,
  слышу коммуниста-дьявола вой!
  Всюду вижу лишь взгляды косые.
  Я русский, но в России не свой...
  
  Россия, что с тобой вдруг стало?
  Терпишь коммунизма злое гнильё!
  Любить Россию слишком мало,
  русским надо бороться за неё!
  
  Боль за Россию, за весь её народ
  из-за коммунистического сброда,
  давно меня к святой борьбе зовёт
  за счастье всего русского народа!
  
  Никогда не пойду общим строем!
  Мне перед Господа светлым лицом,
  чем быть каким-то свадебным героем,
  уж лучше быть скромным бойцом!
  
  В России что ни год, то всё беда!
  Так происходит уже который век!
  Веками своей Россией никогда
  ещё не правил русский человек!
  
  В крови больной России берега!
  Моя душа страдает от её стона!
  Вставайте, кому Россия дорога,
  под Белогвардейские знамёна!
  
  Семнадцатое сентября. 1963 год.
  220
  
  
  * * *
  
  Мне о любви мечтать не лень!
  
  Когда я с Музой бываем одни
   душой вдохновенье ловлю!
  Люблю сумасшедшие дни!
  Но ночь больше дня люблю!
  
  Дурное всегда отгоняю прочь,
  унынью не дам и мгновение!
  Спасибо тебе, бессонная ночь
  за то, что даёшь вдохновение!
  
  Я ночь как подругу встречаю!
  С нетерпением жду её весь день!
  Часы дневные даже не замечаю,
  мне о любви мечтать не лень!
  
  Ночь не сплю, тебя всё ожидаю!
  (Не подумай, будто бы всё ложь.)
  Без тебя ночью очень страдаю!...
  Ночь не сплю, думаю: "Придёшь!"
  
  Не идёшь! А я ведь так тоскую!
  Мне не мил уже и белый свет!
  Не сплю ночь вот уже какую!...
  Только тебя всё нет пока и нет!
  
  И не в силах я сердцу помочь!
  Смогло оно тебя лишь полюбить!
  Тебе спасибо, бессонная ночь,
  что не даёшь о милой позабыть!
  
  Девятнадцатое сентября. 1963 год.
  221
  
  
  * * *
  
  Скоро коммунизму конец!
  
  Останови хоть на мгновения
  желание за свободу борьбы.
  Вокруг одни лишь привидения,
  Кругом лишь коммунизма гробы.
  
  Все всё про эту Россию знают,
  все её давно обходят стороной!
  Коммунисты-палачи возникают
  всегда ночною страшною порой!
  
  Мир предо мною распростёрт,
  только все пути в один слили́сь!
  Явись мне ангел или хоть чёрт!
  Хоть кто-нибудь ко мне явись!
  
  Глухими, злыми вечерами
  в России творятся чудеса.
  Под сумасшедшими ветрами
  смерть взмывает в небеса!
  
  Волна бежит себе лениво,
  тихо омывает России берега.
  Вдруг появляются, как диво,
  коммунистов кровавые рога!
  
  Вот и забрели куда-то мы
  в этой кровавой круговерти!
  Среди сгущающейся тьмы
  воют коммунисты-черти!
  
  Ворон на кладбище кричит!
  Ангел над Россией трубит!
  В небе горит свободы венец!
  Скоро коммунистам конец!
  
  Двадцать третье сентября. 1963 год.
  222
  
  
  * * *
  
  Любовь, ведь это такая сука!...
  
  Жизнь очень непростая штука!
  Счастье в руках не удержать!
  Любовь, ведь это такая сука,
  что может заживо сожрать!
  
  Сожрать может с потрохами
  и ничего не сделать с ней!
  Любовь, воспетая стихами,
  порою дьявола страшней!
  
  То примиренья, то скандалы,
  то вдруг огонь, то лёд в крови!
  Только лишь обрывы и обвалы
  у бездонного омута любви!
  
  Душою мы стремимся к раю,
  грех принимая словно дар!
  Но только ходим мы по краю
  пропасти любовных чар!
  
  Клятвы верности, измены,
  слёзы, ревность и разврат!...
  Каждый день всё перемены!
  Но только кто в том виноват?
  
  Вместо любви наступит мрак,
  он принесёт конец мечтам!
  Кто виноват, что всё не так,
  как бы того хотелось нам?
  
  Двадцать девятое сентября. 1963 год.
  223
  
  
  * * *
  
  Добрался к власти Ленин-псих!
  
  То ли в сон кошмарный окунулись,
  то ли покатилось время вспять,
  но все в Европе содрогнулись!
  Умом никак Россию не понять.
  
  Добрался к власти Ленин-псих!
  Пала Русь, вскрикнуть не успев!
  Не слышно, Россия, песен твоих.
  Слышен коммунизма злой напев.
  
  Посреди широкой площади,
  как святой доблести пример,
   с вороной упавши лошади,
  за Россию погиб белый офицер!
  
  Коммунистами разбиты мечты!
  Ещё могу добавить при этом,
  всё сделали коммунисты-скоты,
  чтобы я никогда не был поэтом!
  
  Колонн святого Исаакия гранит
  мне о былой России тихо плачет,
  о России былой славе говорит.
  Для меня он очень много значит!
  
  Россия, никому не будет новью,
  что в твоей страшной судьбе
  кровь татарская с русскою кровью
  веками густо смешалась в тебе!
  
  На протяжении уже сотен лет,
  Россия, а ведь это не они ли
  богач, гусар, цыган, поэт...
  не раз у тебя помощи просили?
  
  Первое октября. 1963 год.
  224
  
  
  * * *
  
  Лишь только тебя любя и желая!
  
  Я в тебя как-то сразу влюбился!
  Но любовь к тебе хуже тюрьмы!
  Не долго наш роман продлился,
  вот уже с тобою расстаёмся мы.
  
  Ходишь ты, брови чёрные хмуря...
  На лице то ли тревога, то ли страх.
  Наш роман, словно страшная буря,
  чувства разрушил в наших сердцах!
  
  Ты просто чудный ангел наяву!
  Меня своим взглядом заводишь!
  Но никогда тебя назад не позову,
  хотя жаль, что от меня уходишь.
  
  Ты уходишь!... Сердце заныло.
  Но только что разлучает нас?...
  Нам очень хорошо с тобою было!
  И как же мне плохо стало сейчас!
  
  На прощание хоть улыбнись,
  только лишь этого очень хочу!
  Хочется крикнуть: "Вернись!",
  но только тихо стою и молчу...
  
  Давно слышу людскую молву
  о тебе, она очень ядовито-злая.
  Тебя никогда к себе не позову,
  лишь только тебя любя и желая!
  
  Третье октября. 1963 год.
  225
  
  
  * * *
  
  Стихами луплю коммунистов!
  
  Тоже, как все, грешу и каюсь...
  Но только лишь верой держусь!
  С Богом в душе просыпаюсь!
  С Богом в душе спать ложусь!
  
  Только лишь успел проснуться,
  как опять спешу в который раз
  душой, рассудком прикоснуться
  к слову Божьему в утренний час!
  
  Порой свои дурные сновидения
  за святые пророчества берём.
  Мне, слепому от рождения,
  стал Сам Господь поводырём!
  
  Я одного лишь Бога подданный!
  Я лишь только ему отдался весь!
  Как этот Мир, не нами созданный,
  также и все мы не вечны здесь!
  
  Моя могила, это вся Вселенная!
  Моё поле битвы, это вся Земля!
  Душа моя, Богом вознесенная,
  мне даёт стихи Свободы для!
  
  Господь мне дал Поэта муку,
  чтоб жизнь впустую не прожил!
  Он Сам в мою протянутую руку
  вместо хлеба камень положил!
  
  Мятежный стих и есть тот камень!
  Хотя и не в рядах я экстремистов,
  горит в душе он словно пламень!
  Стихами луплю коммунистов!
  
  Пятое октября. 1963 год.
  226
  
  
  * * *
  
  Живу, в душе любовь храня!
  
  Прошлое рвётся в душу стоном,
  нету силы, чтобы его прогнать!
  Прошлое, хреновое с лимоном,
  стоит ли о нём и вспоминать?
  
  Думаю, что, наверное, не стоит.
  Всё забыв хочется дальше жить!
  Но с того душа моя порою ноет,
  что прошлое никак не позабыть!
  
  Беды прошлые мне душу не убили.
  Живу, в душе любовь свято храня!
  Как забыть тех, что меня любили?
  Как забыть тех, что бросили меня?
  
  И кого любил я мне не забыть!
  Вспомню и влажнеют мои веки.
  Вот с того и продолжаю пить,
  что моё прошлое со мной навеки!
  
  Тех, которые меня тогда любили,
  не смогу я их когда-то позабыть!
  А вот они меня уже давно забыли,
  или позабудут скоро, может быть.
  
  Всё судьбы предрешено законом.
  Прошлое в нас намертво сидит!
  Вместо любви хреновое с лимоном
  усталую душу прошлым бередит!
  
  Седьмое октября. 1963 год.
  227
  
  
  * * *
  
  Чадят коммунизма дурманы!
  
  Шкура коммунистов, уязвлённая,
  теперь им всё никак покоя не даёт!
  Их похоть, кровью окроплённая,
  нас к бездонной пропасти зовёт!
  
  О жизни все мысли гонит прочь
  коммунизма страшная вершина!
  Русским смерть готовит день и ночь
  коммунизма страшная машина!
  
  Нету ничего коммунистов опасней!
  Противиться коммунизму Россия не могла!
  С каждым годом в России всё опасней,
  всё страшнее над нами коммунизма мгла!
  
  Ни за что не стану коммунистам ровней!
  Никогда коммунистам не сделаю добра!
  С каждым годом всё черней и огромней
  становится в наших познаниях дыра!
  
  Чадят в России коммунизма дурманы,
  в России давно всё общество гниёт!
  Давно видит коммунизма обманы
  дерзкое, мятежное сознанье моё!
  
  Свой арест сам я смог предвидеть.
  Хотя мог бы я скрываться по лесам,
  но, чтобы только злее ненавидеть,
  тогда я коммунистам сдался сам!
  
  Изгнали из России веру! Вместо ней
  к нам пришли тревожные сомнения!
  Среди коммунизма страшно-жутких дней
  читай мои мятежные стихотворения!
  
  Одиннадцатое октября. 1963 год.
  228
  
  
  * * *
  
  Мне без тебя не прожить!
  
  Мы с тобою весной повстречались.
  Тогда друг друга пленили мы чем?
  Мы с тобою друг друга дождались,
  но только вот непонятно зачем?...
  
  Рядом с нами холодные люди,
  от них не тепло, а только вонь!
  Но помню твои горячие груди,
  твоих поцелуев страстный огонь!
  
  Было всё это ранней весною!
  Цветами кипел весь простор!
  Зачем ты рассталась со мною?
  Этот вопрос мой тебе как укор!
  
  На душе безысходности иней,
  со мною распрощалась ты!
  В лёгкой дымке сиренево-синей
  куда-то мои улетают мечты!
  
  С моими мечтами ты улетела,
  сбежала, как будто бы вор!
  Но ты так мою душу задела,
  что страдает она до сих пор!
  
  Очень часто тебя вспоминаю,
  тем прошлым хочу дорожить!
  Зачем ты мне надо не знаю,
  но мне без тебя не прожить!
  
  Тринадцатое октября. 1963 год.
  229
  
  
  * * *
  
  О блокаде в Ленинграде.
  
  Помню о блокадном Ленинграде!
  С коммунистами с тех пор не дружу!
  Об этой страшной ужасной блокаде
  всё вам стихами сейчас расскажу.
  
  Кричали коммунисты-черти,
  глядя на Ленина гнойную плешь:
  "Если не хочешь своей смерти,
  то ребёнка поймай и съешь!"
  
  Нас, детей-сирот, по подвалам ловили...
  Мне теперь так жутко вспомнить о том!
  Потом нас коммунисты на бойню водили,
  мясом детским коммунисты кормили Обком.
  
  Мы дети-сироты ужасной блокады,
  из нас очень многие не уцелели:
  проклятые коммунисты-палачи-гады,
  нас, детей, в Смольном в столовой ели!
  
  Смольный, гнездо кровожадных людоедов
  коммунистов-живодёров разных мастей!
  Много в блокаду в Смольном было обедов:
  коммунисты жрали сирот бездомных детей.
  
  Я только каким-то чудом тогда уцелел!
  Я мог быть съеден коммунистами не раз...
  Меня только потому коммунист не съел,
  что Всевышний Бог тогда чудесно спас!
  
  Семнадцатое октября.1963 год.
  230
  
  
  * * *
  
  Чтобы только вернулась она!
  
  Учит нас жизнь, но мало!
  Но время берёт своё!...
  Когда вдруг её не стало,
  я понял, что люблю её!
  
  До этого жили, как жили.
  (Наверное живут все так.)
  Кого-то других любили.
  Но наступил вдруг мрак!
  
  Стало всё вдруг по-иному!
  Она не умерла, не пропала,
  а просто ушла к другому!
  И жизнь моя тьмою стала!
  
  На душе уныния слякоть,
  с печали не поднять руки.
  Когда мне хочется плакать,
   лишь сжимаю крепче кулаки!
  
  Когда она была со мной рядом
  я ею ничуть не дорожил...
  Каким же тогда я был гадом!
  Теперь вот до чего я дожи́л!...
  
  Она ко мне уже не вернётся!
  Жизнь повернулась вверх дном!
  С горя душа моя к ней рвётся!...
  Плачу, слезу запивая вином.
  
  Так я никогда не страдал!
  Вдруг упал я до самого дна!
  Я сейчас ей всё бы отдал,
  чтобы только вернулась она!
  
  Девятнадцатое октября. 1963 год.
  231
  
  
  * * *
  
  При коммунистах можно нам...
  
  От коммунистов слабнешь,
  силы в душе нету никакой!
  Только стопочку дерябнешь,
  сразу тянет плоть на покой!
  
  Что пьян давно, не замечаю,
  тоску в вине хочу топить...
  Молчу, друзьям не отвечаю,
  и дальше продолжаю пить!
  
  Запела скрипка под смычком,
  тоску мне в сердце нагоняя!
  От водки станешь дурачком,
  жить будешь, тоски не зная!
  
  Хотя сейчас на сердце душно,
  но зато было так весело вчера!
  Я по зову дьявола послушно
  в кабаке глушил водку до утра!
  
  После того шумного веселья
  осталась лишь бутылки на столе.
  Морду, опухшую с похмелья,
  не могу даже узнать в зеркале́!
  
  Мне водку всю не перепить,
  не стоит даже и стремиться!
  От коммунистов хочется завыть
  но лучше всё-таки напиться!
  
  Пьём и пьём все безрассудно!
  Пьём так, как можно лишь слонам!
  Без веры жить, пить беспробудно
  при коммунистах можно нам!
  
  Двадцать третье октября. 1963 год.
  232
  
  
  * * *
  
  Ушла любовь, оставив место скуки.
  
  Любовь! Что может быть прекрасней,
  и что её ужасней может быть?...
  Уныние в душе всего опасней,
  когда душа не в силах уж любить!
  
  Ушла любовь, оставив место скуки.
  Вместо дел только одна лишь суета.
  От бессилия опускаются мои руки,
  в душе моей, как пропасть, пустота.
  
  Как дальше жить? И сам не знаю.
  Только не ропщу на жизнь, не браню.
  Одну тебя лишь только вспоминаю.
  Тебя ни в чём нисколько не виню.
  
  Сам виноват! За то мне наказанье!
  Сознание вины меня лишь злит!
  Я помню наше первое свиданье,
  сердце моё теперь от этого болит.
  
  Болит с того, что нет тебя со мною.
  С того в душе унынья бродит тень.
  А мы могли бы жизнью жить иною
  и радовать друг друга каждый день!
  
  Но нет того и никогда не будет...
  Ты ушла, убив мою душу тоской!
  Сердце моё тебя ни за что не судит,
  тебе желая только счастья и покой!
  
  Двадцать девятое октября. 1963 год.
  233
  
  
  * * *
  
  Борюсь коммунистам наперекор!
  
  Не играл с коммунистами в прятки,
  мною утрачено многое в бою.
  Стихов прежней роскоши остатки
  как на десерт сейчас вам подаю!
  
  Пускай ворчат тупые скептики,
  (им бы дуб отличить от ольхи).
  Постигаю закон Диалектики,
  совершенствую нынче стихи!
  
  Книги, газеты читаю всё лето.
  Я в жизни много прочитал!
  Наверно потому за всё за это
  тысячи стихов я уже написал!
  
  Борюсь коммунистам наперекор!
  Святой России мне устои святы!
  Мои стихи все как на подбор,
  как Русской Гвардии солдаты!
  
  Мои стихи давно уж стали
  к любой иконе, как оклад!
  Прочней они дамасской стали,
  мои стихи острее, чем булат!
  
  Они острей сабли турецкой!
  На них следы с коммунистами войны!
  Огнём борьбы антисоветской
  как меч возмездия они закалены́!
  
  Тридцать первое октября. 1963 год.
  234
  
  
  * * *
  
  Больше не живу тобой.
  
  Не властны над судьбой
  люди, слабые создания!
  Больше не живу тобой,
  тяжелы воспоминания.
  
  Не лягу спать с любой!
  О тебе часто слышу молву.
  Больше не живу тобой,
  больше никем не живу.
  
  На небе месяц голубой,
  звёзды яркие считаю.
  Больше не живу тобой,
  о тебе даже не мечтаю.
  
  Вместо мечты печали тень
  там, где с тобою встречались.
  Я умер в тот же самый день,
  когда с тобою мы расстались.
  
  На чувства я душою скуп,
  но сердцем никогда не лгу.
  Живой ли я, или я труп?...
  Теперь сам понять не могу.
  
  Жизнь, это за счастье бой!
  Очень опасна жизни колея!
  Больше не живу тобой.
  Вообще, теперь живу ли я?
  
  Первое ноября. 1963 год.
  235
  
  
  * * *
  
  Не буду коммунистом никогда!
  
  Умей от жизни отвлекаться,
  когда душа вдруг заболит,
  душою Богу предаваться,
  делать всё, как Он велит!
  
  Как бы ни был жребий мой плох,
  как бы в жизни мне ни крутиться,
  если только со мной будет Бог,
  то со мной ничего не случи́тся!
  
  Среди ночи иду домой устало,
  крест нательный мне как звезда!
  Грехов за мной, увы, немало,
  не буду коммунистом никогда!
  
  Уже побывал я тюрьме, в шалаше...
  Встречал не раз я, не дрогнув, беду.
  Убоюсь ли чего, если с Богом в душе
  между коммунистов-палачей иду!
  
  О жизни прожитой пока не плачу.
  Чего поделаешь, если не смог?
  Всю жизнь ищу свою удачу,
  так живу, как даёт мне Бог!
  
  Совет однажды у Бога я спросил:
  "По чьему пойти мне следу?..."
  Меня Он на мятеж благословил,
  не обещая мне скорую победу!
  
  Третье ноября. 1963 год.
  236
  
  
  * * *
  
  Есть любовь или нет?
  
  "Есть любовь или нет?"
  На это я только молчу.
  Но мне не нужен ответ,
  о любви знать не хочу!
  
  Может быть, кого и люблю,
  но только признаться боюсь.
  В своём сердце боль терплю,
  но, чтобы не плакать, смеюсь.
  
  Зачастую смеюсь просто так,
  без особых видимых причин.
  Только вот не пойму никак,
  что это так заводит мужчин?
  
  И меня вдруг тоже завело!...
  Теперь снова смеюсь до слёз!
  На душе моей то очень тепло,
  вдруг очень ужасный мороз!
  
  Виной тому лишь только она!
  Вдруг полюбил с чего-то её я́!
  Очень хороша она и стройна!
  Но, увы, пока что ещё не моя.
  
  Сегодня снова напьюсь
  и пойду спать с любой!
  Чтобы не плакать, смеюсь.
  Смеюсь над самим собой!
  
  Пятое ноября. 1963 год.
  237
  
  
  * * *
  
  Ядовитые плоды коммунизма едим!
  
  Знаю, ждёшь меня на пороге.
  По России шатаюсь с сумой.
  Спотыкаюсь на ровной дороге,
  не хочу возвращаться домой!
  
  Так суждено быть судьбою!
  Но я не благодарен судьбе.
  Не знаю, что делать с собою?
  Я сам уже не нужен себе!
  
  Бреду скоро согбенный старик.
  Головы не поднять мне с горя.
  Призывающий жалобный крик
  раздаётся над волнами моря.
  
  Я забыл своё имя и отчество.
  Чему быть, так тому уж и быть!
  Своё шумное одиночество
  понемногу я стал уже любить!
  
  Жизнь проскакал, как на коне я!
  Как словно бы степную даль!
  Теперь вот сижу один на пне я,
  мою душу терзает серая печаль.
  
  Своею русской кровью окропив мы,
  ядовитые плоды коммунизма едим!
  Антикоммунистические рифмы
  в Ленинграде распространяю один!
  
  Перед вами всегда буду честным.
  Прошёл немало я страшных дорог!
  Я очень хотел уйти безвестным!
  Я так того хотел!... Но я не смог.
  
  Седьмое ноября. 1963 год.
  238
  
  
  * * *
  
  За страсть деньгами заплачу!
  
  Здесь наше тайное свидание,
  ни для кого мы не видны́.
  Нарушают лишь молчание
  шорохи зыбкой тишины!
  
  Мы скрываемся как воры
  на диком пляже вдалеке...
  Наши следы, словно узоры,
  волной смывает на песке.
  
  Шепчешь слова мне приятные,
  но не меня ведь любишь ты!
  Все твои реплики невнятные
  мне вовсе непонятны и пусты.
  
  Среди бесшумного простора
  всё затаилось, всё молчит...
  Словно щёлканье затвора
  речь твоя во тьме звучит!
  
  Не упрекай меня, рыдая,
  крокодильих слёз не лей!
  Не буду грустить, страдая,
  теперь другая мне милей!
  
  Тебе не верю. Но не скрою,
  тебя только лишь терплю!
  Твои слова обманные порою
  послушать очень люблю!
  
  Только земного счастья хочу,
  а ты всё в облаках витаешь!
  За страсть деньгами заплачу.
  Ты перед ними словно таешь!
  
  Одиннадцатое ноября. 1963 год.
  239
  
  
  * * *
  
  Чтобы коммунистов свалить!
  
  На них всех Господа пометы,
  все они верные слуги Его:
  скульпторы, художники, поэты...
  Все они далеко не от Мира сего!
  
  Пусть меня кто-нибудь осудит,
  что я, Поэт, прославиться не смог.
  Не хочу, чтоб меня знали люди,
  хватит того, что меня знает Бог!
  
  Бога всем сердцем почитаю,
   его о милости часто прошу.
  Только пока Библию читаю,
  живу, сочувствую, пишу!...
  
  Мне с Богом не бывало лихо,
  хотя дожил я до волос седых.
  В Бога верую так очень тихо,
  что это незаметно для других!
  
  В законах Господних строгих
  дерьма в душе много пригоршне́й.
  Я, может быть, лучше многих,
  но зато многих намного грешней!
  
  Я сделал всё, что только смог,
  чтобы коммунистов свалить!
  Молю чтобы Всевышний помог
  мне коммунистов победить!
  
  Тринадцатое ноября. 1963 год.
  240
  
  
  * * *
  
  Чем за ночь со мной заплатишь?
  
  С цыганами в ресторане гуляю!
  Ругаю только лишь самого себя.
  Пью вино и чётко представляю,
  что не вино, а по каплям пью тебя!
  
  Рифмой в душу не промажешь,
  ведь она сама же огнём горит!
  Только словами так не скажешь,
  как мне струной гитара говорит!
  
  Скрипач, на зло всем скукам,
  (с похмелья такой больной),
  тронул сердце нежным звуком
  скрипки дерзкой, озорной!
  
  В кабаке музыка со всех сторон!
  Здесь есть всё, даже шарманка!
  Треск кастаньет, гитары звон...
  На сцене полуголая цыганка!...
  
  Она ещё совсем не пожилая,
  щёки её яркой зари красней!
  С ней познакомиться желая
  я шаги замедлил перед ней.
  
  Жизнь я никчёмную влачу.
  Пьяньчушки все мои друзья.
  Я у её руки просить хочу,
  но только не достоин её я!
  
  "Зачем напрасно время тратишь!
  Теперь иные нынче времена!
  Чем за ночь со мной заплатишь?", -
  меня спросила дерзкая она.
  
  Семнадцатое ноября. 1963 год.
  241
  
  
  * * *
  
  Забудут всех коммунизма поэтов.
  
  У меня, поэта, очень тяжкая работа
  в споре с коммунизмом и судьбой!
  Что ни день, то у меня труд до пота!
  Что ни день, с коммунизмом бой!
  
  Наказание мне это или милость,
  что ждёт меня, поэта, впереди?...
  Поэт, как я, коммунизма гнилость
  своим стихом смело разбереди!
  
  Иной поэт ночами тихо у камина
  свои стихи мятежные творит!
  Его стихи страшнее, чем мина,
  он в них о правде жизни говорит!
  
  Коммунизм поэта всюду гонит!
  Коммунисты кандалы ему куют!
  Где поэт свою голову приклонит?
  Где он найдёт себе тихий приют?
  
  Огнём святой борьбы опалена
  гонимая душа мятежного поэта!
  Словно ада головня она черна,
  но много в ней тепла и света!
  
  На коммунистов сучий слёт,
  где жополизы многие бывали,
  русский поэт никогда не придёт,
  как бы его коммунисты ни звали!
  
  Участь всех Ленинских декретов,
  бесследно исчезнуть в никуда!
  Забудут всех коммунизма "поэтов".
  Поэтов русских не забудут никогда!
  
  Девятнадцатое ноября. 1963 год.
  242
  
  
  * * *
  
  Я обречён всю жизнь Вас любить!
  
  Мы не любовники. Но кто мы?
  Этот вопрос мне задаёт душа.
  Мы так давно с Вами знакомы!
  Но Вы, как прежде, хороша!...
  
  Мужчины перед Вашими ногами
  раскрывали кошельки и сердца!
  Где все они, отвергнутые Вами?...
  Они уже не помнят Вашего лица!
  
  Один лишь я остался предан Вам!
  Вас люблю уже столько много лет!...
  Как относиться мне к Вашим словам?
  Вы не сказали "Да", не сказали "Нет"!
  
  Ваши слова частенько вспоминаю!
  Слова такие!... - даже могут убить!
  Как поступить мне с Вами не знаю!
  Любить ли Вас мне, или позабыть?
  
  Но позабыть я Вас уже пытался!
  Я понял, что не в силах позабыть!
  Я один лишь предан Вам остался!
  Я обречён всю жизнь Вас любить!
  
  Так помогите моему Вы сердцу,
  не дайте в нём любви моей уснуть!
  Мне отворите души Вашей дверцу,
  позвольте мне в неё хоть заглянуть!
  
  Станьте же Вы для меня доступной!
  Все сбудутся тогда мои мечты!
  Вашего сердца айсберг неприступный
  своей любовью превращу в цветы!
  
  Двадцать третье ноября. 1963 год.
  243
  
  
  * * *
  
  При коммунистах русские в остроге!
  
  При коммунистах русские в остроге!
  В России темно, как ночью, даже днём!
  Каждый раз хочу писать только о Боге,
  только каждый раз пишу всё не о Нём.
  
  Люблю попадать в приключения.
  Хоть дела мои не совсем уж плохи́,
  новые чувства и впечатления
  в душе моей порождают стихи!
  
  Не ищу себе за стихи награду,
  только меня правильно пойми.
  Вдохновение, горечь и отраду
  разделяю с Богом и с людьми!
  
  Коммунистов стихами я обидел,
  но извинения у них не попрошу.
  Что в жизни когда-то я увидел,
  лишь только о том стихами пишу!
  
  Мои стихи, что к вам направлены,
  вам кажутся, может быть, сухи́?
  Чувства в них в рифмы сдавлены!
  В них слова спрессованы в стихи!
  
  Заветы предков для них святы!
  Любой из них был как Атлант!
  Без вести павшие солдаты, -
  все мои стихи и мой Талант!
  
  Двадцать девятое ноября. 1963 год.
  244
  
  
  * * *
  
  Страсть вижу во взгляде твоём!
  
  Беспокойно сердце бьётся,
  но от тебя стою в стороне!
  Для меня уж не зажжётся
  теперь свет в твоём окне.
  
  Разлучены с тобой судьбою
  за то, что очень много грешу.
  Своею страстною мольбою
  теперь у Бога помощи прошу!
  
  Своею прытью стрекозиной
  вокруг себя заводишь всех!
  Своей упрямостью ослиной
  имеешь у мужчин успех!
  
  Друзья, с тобой стоящие,
  все они тебя и предают.
  Глаза, огнём тоски горящие,
  мне боль души передают.
  
  Всегда твои очи дерзко сияют
  каким-то очень недобрым огнём!
  Всех мужчин везде они пленяют!
  Страсть вижу во взгляде твоём!
  
  Твои уста, молча молящие,
  целую только лишь во сне!
  Твои глаза, болью горящие,
  не дают нигде покоя мне!
  
  Ты к одиночеству стремишься,
  верность только лишь ему храня.
  Зачем же ты мне часто снишься?
  Зачем тревожишь ночами меня?
  
  Первое декабря. 1963 год.
  245
  
  
  * * *
  
  Теперь мы коммунистов травим!
  
  Кривой Рог Днепропетровской области́,
  восстал на коммунистов весь народ!
  Только ты обо мне, братуха, не грусти!
  Коммунисты-палачи, это сраный сброд!
  
  Восстало нас шесть сотен человек!
  Не заросли ещё те времена быльём!
  Из отважных четверо пали навек!
  Сколько коммунистов за то убьём!...
  
  Пятнадцать раненых невинных
  недосчитались мы тогда своих!
  В тюремных коридорах длинных
  коммунисты до смерти пытали их!
  
  Сорок один был тогда осуждён!...
  Как о них теперь мне не грустить?
  Я даже поныне очень возбуждён!
  За них коммунистам буду мстить!
  
  Я мстить коммунистам очень рад!
  Ничего, что не мы, пока, правим!
  На пищеблоках раздаю с едою яд,
  теперь мы коммунистов травим!...
  
  Все коммунисты, их все дети
  отраву жрут, что мы им даём!
  Коммунисты, кровавые звери эти!...
  У нас к ним кровной мести неуём!...
  
  Третье декабря. 1963 год.
  246
  
  
  * * *
  
  Сам себя отдаю тебе во власть!
  
  Жила недолго с музыкантом,
  но с ним нажилась "всласть".
  Самого себя с Музой и талантом
  добровольно отдаю тебе во власть!
  
  Твои черты неповторимы,
  природа уж безвластна здесь!
  Так далеко с тобой зашли мы,
  что я сам тебе отдался весь!
  
  Ты мне как солнышко ясное!
  Я красивее тебя не видал!
  Что в мире есть прекрасное,
  я всё бы тебе лишь отдал!
  
  В душе моей твои приливы
  меня качают словно волна!
  Твои подружки говорливы.
  Мне говорят: "Всё врёт она!"
  
  Прогони все мысли прочь,
  со мною счастлива будешь!
  Будешь помнить нашу ночь,
  всё остальное позабудешь!
  
  В твоих глазах разлуки тень.
  Если уже чувства не вернуть,
  забудь про ночь, забудь про день,
  но только лишь со мною будь!
  
  Вопреки твоему суеверью
  мои мысли тебя не простят.
  Уйду, но так я хлопну дверью,
  что из окон стёкла полетят!
  
  Пятое декабря. 1963 год.
  247
  
  
  * * *
  
  Боясь коммунистов-волков!
  
  Сколько лет уже пролетело!
  Теперь уже никуда не спешу.
  Что на душе моей наболело,
  о том лишь стихами пишу.
  
  Не носил советские погоны,
  мне всё это просто ерунда.
  Листы бумаги, как патроны,
  всюду при себе держу всегда!
  
  Со мной навек таланта узы!
  Их время никогда не разорвёт!
  Не пересохнет река моей Музы!
  Голос моей Лиры не замрёт!
  
  Не надо мой Талант ругать
  и угрожать мне кулаками.
  "Талантам надо помогать,
  бездарности пробьются сами!"
  
  Муза моя помочь мне рада!
  Я так перед нею в долгу.
  Пишу потому, что так надо,
  без этого жить уже не могу!
  
  Все продались с потрохами,
  боясь коммунистов-волков!
  Своими дерзкими стихами
   бужу России тупых дураков!
  
  Седьмое декабря. 1963 год.
  248
  
  
  * * *
  
  Страстная жажда желания!
  
  Не нужны ученья и знания,
  только жду окончания дня...
  Страстная жажда желания
  вдруг так изменила меня!...
  
  Свисают кисти винограда
  прямо в беседке надо мной.
  С тобою встреча мне награда!
  Ты мой ангел неземной!
  
  Я припал к твоим ногам!
  Мне от них не оторваться!
  Ты промолвила: "Я дам..."
  Стали страстно целоваться!...
  
  Мы обнялись и повалились...
  Всю ночь валялись на траве!...
  Чувства вихрем закружились
  опять в моей ретивой голове!
  
  Хохот дерзкий и надменный
  у прекрасной красавицы моей!
  Нет никого во всей Вселенной,
  кто мог бы понравиться ей.
  
  В воспоминаньях рыться лень.
  На кой чёрт они мне сдались!
  Уже почти совсем забыт тот день,
  когда с тобой мы повстречались.
  
  Теперь живу тихий, одинокий
  я в забытой Богом стороне.
  Образ грустный и далёкий
  укором горьким служит мне.
  
  Одиннадцатое декабря. 1963 год.
  249
  
  
  * * *
  
  Не я, жаль, в Ленина стрелял!
  
  Драный нищий из Иванова,
  с той самой родины советов,
  не дам даже рубля рваного
  я тебе за всё, за это!...
  
  Я знаю коммунизма неволье,
  но я дерзок, находчив и смел!
  Я в таком глухом подполье,
  что только лишь этим уцелел.
  
  Хоть я антикоммунист битый,
  но я примирения не попрошу.
  Ремень кадетский, пулею пробитый,
  много лет на себе с гордостью ношу!
  
  Нахватались у коммунистов пошлого,
  у всех этой дрянью рассудок забит!
  Блики жуткие страшного прошлого
  теперь освещают наш нищенский быт!
  
  В русские сердца Ленин влез змеёю,
  он смог русские души опленять.
  Он небо с грешною землёю
  хотел местами поменять!
  
  Уже не раз я мужество являл!
  Умом пока я вовсе не рехнулся!
  Не я, жаль, в Ленина стрелял,
  уж я б в него не промахнулся!
  
  Тринадцатое декабря. 1963 год.
  250
  
  
  * * *
  
  Не нужна ты мне, не злись...
  
  Ты снова вдруг передо мною!
  Я к нашей встрече не готов.
  Скрыто сердце, как стеною,
  в рассудке нету нужных слов.
  
  А ты стоишь во всей красе!
  В глазах твоих весна смеётся!
  Лента пёстрая в твоей косе
  как змея на солнце вьётся!
  
  Твой голос, словно чайки крик,
  меня к себе влечёт он и пугает!
  Пока к нему я так и не привык,
  он слух, как розгами, стегает!
  
  А в пещерах сердца твоего
  царит прошлых измен прохлада.
  Но только мне, точно, ничего
  с твоего прошлого не надо!
  
  Своей небесной красотой
  не одного с ума свела ты!
  Сиять ты хочешь простотой,
  но твои помыслы не святы.
  
  Твои глаза, - змея зелёная
  не раз уже меня кусают!
  Во многих ты влюблённая...
  Но мужики тебя бросают.
  
  Сегодня мы с тобой вдвоём
  песню последнюю споём...
  Пути здесь наши разошлись!
  Не нужна ты мне, не злись...
  
  Семнадцатое декабря. 1963 год.
  251
  
  
  * * *
  
  Коммунисты жить русским не дают!
  
  Я проснулся... Утренняя рань!
  Но мне вставать уже пора давно!
  Всё в нашей жизни только срань!
  И мы жрём коммунизма говно!
  
  Всех от говна этого тошнит:
  родню, "друзей" и близких!
  Поэт, хотя совсем не знаменит,
  но погряз я в рифмах слизких!
  
  Погряз, не вылезти никак!
  Но я надеждой душу грею!
  Я не совсем пока ещё дурак,
  но вместе со всеми дурею!
  
  Дурею я от срани коммунизма!
  Негодование в моём всём теле!
  Ленин мне, как в жопу клизма!
  Так оно и есть в самом деле!
  
  Коммунизм, это в срани маята!...
  Никогда того Россия не забудет!
  Где жизнь, в которой есть мечта?
  При коммунистах этого не будет!
  
  Коммунизм, это смерти грань!
  За нею черти с ада нам поют!
  Жизнь при коммунистах срань!
  Коммунисты жить нам не дают!
  
  Девятнадцатое декабря. 1963 год.
  252
  
  
  * * *
  
  Не ты постель мне приготовишь.
  
  Ты свидание мне назначала!
  И вот сегодня снова я здесь...
  У нас всё начинается сначала.
  Душой и телом я твой весь!
  
  Ты как цветок передо мною!
  Прекрасен небесный образ твой!
  Любуюсь тобой только одною!
  От страсти мне хоть зверем вой!
  
  Ты мне дала пустое обещание,
  в любви признавшись, не любя.
  Теперь твоё глубокое молчание
  меня совсем выводит из себя!
  
  Хмель твоих слов сильней отравы,
  он мою жажду счастья угасил!
  С тобою оба мы очень неправы,
  только признаться в этом нету сил.
  
  Твоя грудь спокойно дышит,
  а я от чувств не пью, не ем!...
  Скорее статуя услышит, чем ты,
  уже давно оглохшая ко всем!
  
  Твои слова в тишине парка
  как барабанной дроби звук!
  Рычишь, как злобная овчарка,
  так, что не слышен сердца стук!
  
  Хотя порою сквернословишь,
  но всегда дарю тебе цветы!
  Не ты постель мне приготовишь,
  хотя в душе моей лишь только ты.
  
  Двадцать третье декабря. 1963 год.
  253
  
  
  * * *
  
  Коммунистов звериная мафия!
  
  Членом Союза писателей
  я быть никогда не хотел.
  Там есть немало предателей,
  кто гимны коммунизма пел!
  
  Не надо мне коммунизма "забот",
  и так хватает их в моей судьбе.
  По жизни, как дикий лев или кот,
  везде просто гуляю сам по себе!
  
  Я с намереньями только благими
  стихи пишу и моя рифма не дурна.
  Я не связан с диссидентами другими,
  но только в этом вовсе не моя вина.
  
  Мою творческую мастерскую
  иногда посещают мои друзья,
  где из слов пустых вручную
  стихи талантом вырубаю я!
  
  Была бы весела́ судьбы дорога,
  издай стихи, под сенью их балдей...
  Не для себя живу, только для Бога!
  Для Бога и, конечно, для людей!
  
  Коммунистов звериная мафия
  на весь мир наводит ужас и страх!
  Люди, читайте вся моя автобиография
  в моих антикоммунистических стихах!
  
  Двадцать девятое декабря. 1963 год.
  254
  
  
  * * *
  
  Всю жизнь тебя буду беречь!
  
  Часто грущу в своих хоромах,
  в мыслях о тебе порой не сплю.
  Жемчужина на нити знакомых,
  только лишь тебя одну люблю!
  
  Моё сердце давно одиноко.
  Твой брат, обманщик и нахал,
  как плуг, вонзившийся глубо́ко,
  меж нами пропасть пропахал.
  
  Душу, переполненную светом,
  на стихи по каплям изливаю!
  И я, конечно же, при этом
  про свою любовь не забываю!
  
  Та ночь, та комната... во мне
  остались в памяти навечно!
  Цветы герани на своём окне
  ты разбросала бессердечно!
  
  Не ел я с тобой соли, каши...
  На меня ты очень-то не злись!
  Близко прошли судьбы наши,
  только в одну они не сплелись.
  
  Захожу в знакомый сад,
  той, любимой, розы нету.
  Не вернуть любовь назад,
  как вдруг упавшую монету.
  
  Во сне тебя частенько вижу,
  я не забыл твою нежную речь!
  Приди ко мне, тебя не обижу,
  всю жизнь тебя буду беречь!
  
  Тридцать первое декабря. 1963 год.
  255
  
  
  * * *
  
  В коммунизма экстремальных условиях.
  
  Я не издавался очень много лет,
  при коммунистах невозможно было.
  Во мне так очень долго зрел поэт,
  что ожиданье меня уже и утомило!
  
  Чего такого есть в имени моём?
  Всего лишь только псевдоним.
  Но только им я укрываюсь днём,
  когда я коммунистами гоним!
  
  Погрязла страна в пустословиях.
  Пугает нас всех тележный скрип...
  В коммунизма экстремальных условиях
  вырос я, антикоммунистический гриб!
  
  Облака клубятся, словно дым,
  не спешат с землёю расставаться.
  Ведь и я был когда-то молодым,
  теперь пора уже представляться!
  
  Я не намерен просить прощения,
  что веду борьбу против чванства,
  жизнь веду на грани преступления,
  творчество на грани хулиганства!
  
  Не верьте коммунизма экстазу!
  Господь грехи им не простит!
  Бойтесь все коммунизм-заразу
  себе в светлые души занести!
  
  Первое января. 1964 год.
  256
  
  
  * * *
  
  Грудей и плеч твоих упругости!
  
  Хоть хожу крадучись к подруге,
  но сплетни идут меж стариков.
  Чуть свет, слышны всей округе
  все сплетни местных дураков.
  
  Часто вижу в щёлочку забора
  твой строгий стройный силуэт.
  Ты прекрасна! - нету спора!
  Я написал тебе такой сонет!...
  
  Дымкой розовой в тумане
  истлел мерцающий закат.
  Вижу в окне, как на экране,
  твой чудный облик! Ему рад!
  
  Не грущу о прошлых го́дах,
  мне хватит жизни будущей!
  Что скрыто в глубоких водах
  дерзкой души твоей бушующей?
  
  Мрачная темнота души моей
  разум путает мой уже не раз!
  Не сможет справиться с ней
  даже свет твоих чудесных глаз!
  
  Все мысли мои ярко розовеют,
  когда с тобою встречаемся мы!
  И вдруг ветры весенние веют
  среди лютой душевной зимы!
  
  Порой от тебя слышу грубости,
  но воду мне не пить с лица...
  Грудей и плеч твоих упругости
  меня опять заводят как юнца!
  
  Третье января. 1964 год.
  257
  
  
  * * *
  
  Я коммунистам не сын!
  
  Коммунисты нас всё ниже опускают!
  По тюрьмам коммунизм нас таскает!
  Места проклятые народы покидают,
  но нас занавес железный не пускает!
  
  Мы с коммунизмом враги кровные!
  Но только не дрогну в неравном бою!
  Антикоммунистические стихи ровные
  мои, как солдаты в расстрельном строю!
  
  Коммунист-педераст-вонючий-свин!
  От него так всегда тошнит меня!...
  Но только я коммунистам не сын,
  и коммунисты мне тоже не родня!
  
  Душа моя всё занята в моленьях!
  Я стихами ублажаю свою плоть.
  На моих дерзких плечах и коленях
  звёзды непокорности наколол Господь!
  
  Этот символ дерзкой непокорности
  всегда перед коммунистами ношу!
  Но в моей вере нет притворности,
  своими стихами коммунизм крушу!
  
  Богом жизнь каждому даётся по уму.
  Судьба всем предначертана сроду.
  Борясь за свободу имеем тюрьму!
  Через тюрьму обретаем свободу!
  
  Пятое января. 1964 год.
  258
  
  
  * * *
  
  Моя душа опять влюбилась!
  
  Моя душа опять влюбилась!
  Сейчас опять терзается она!
  Ночь на мои веки навалилась,
  но мне пока что не до сна!...
  
  Потоком горного ручья
  мчат годы юности куда-то!
  Я пока ничей и ты ничья!...
  И ничего для нас не свято!
  
  Поверь, не хочу даже знать я,
  с кем ты бываешь и когда...
  Все твои лобзанья и объятья
  бросают в дрожь меня всегда!
  
  Цветы моей души глубин
  положу к твоим ногам!
  Так устал я жить один...
  пора прибиться к берегам.
  
  Склонился грозный и немой
  утёс над чёрною водою.
  Тебе пора идти домой,
  а то всё кончится бедою.
  
  Крабы, медузы, улитки...
  всё тут в диковинку мне!
  Проводил я тебя до калитки,
  ты исчезла в ночной тишине.
  
  Седины с годами прибавляю
  сам ретивой голове своей.
  Сколько лет как в мае гуляю!
  Ещё далеко до осени моей!
  
  Седьмое января. 1964 год.
  259
  
  
  * * *
  
  После коммунистических пыток.
  
  Коммунизм, дьяволом распахнутый!
  К нему Россия в страхе держит путь.
  Напишет историк прибабахнутый
  обо мне, может быть, что-нибудь.
  
  Жизнь в России злое дурачество,
  от которого так очень тошно мне!
  Переходит количество в качество...
  но только это не в нашей стране.
  
  Мой предок Россией гордился!
  Ему служба не в тягость была́!
  Я для России просто не родился!
  Для меня Россия давно умерла́.
  
  Коммунизм ничего не прощает!
  Пред Россией каяться не спешу!
  И Россия, знаю, тоже ощущает
  ту же боль, что в сердце ношу!
  
  После коммунистических пыток
  за что, скажите, Россию любить?
  Кровью своей разбавляю напиток,
  что моя Муза даёт мне испить!
  
  Темна Нева. Сфинксы уснули...
  Но мне пока сегодня не до сна!
  "Свои листовки разнесу ли?..." -
  голова такими думами полна́.
  
  Я свои мысли не оставляю,
  что меня в будущем поймут.
  Россию-Родину благословляю
  стихом на борьбу и на труд!
  
  Одиннадцатое января. 1964 год.
  260
  
  
  * * *
  
  Любовь моя, давай забудем.
  
  Помню очень много девиц!
  Я помню груди их тугие!...
  В чертах случайных лиц
  иногда вижу черты дорогие!
  
  Живу со стервою приблудной.
  Никак мне не расстаться с ней!
  Вдруг возникает образ чудный
  из грешной памяти моей!...
  
  Пришёл не пьяным, не укуренным,
  не спеша снял промокшее пальто...
  По бровям твоим нахмуренным
  я понял: "Что-то здесь не то..."
  
  Получку я снова не принёс.
  Духами пахнет сигарета...
  Слышу твой прямой вопрос,
  но нету сейчас у меня ответа.
  
  Пока я не жирею, не худею,
  ты разъелась словно слон!
  Пойди к любому чародею,
  только не поможет тебе он.
  
  "Всё! - говорю, - До свидания!
  Ни пера, ни пуха не желай!
  Свои приворотные заклинания
  теперь другому посылай!"
  
  Былые чувства не разбудим,
  они давно загублены судьбой!
  Любовь моя, давай забудем,
  что были счастливы с тобой!
  
  Тринадцатое января. 1964 год.
  261
  
  
  * * *
  
  Кто в коммунизма тюрьмах сидит!
  
  Под пытками коммунизма приспешников
  тихо гибнет вся наша священная Русь!
  Ещё не знавала Земля таких грешников!
  Чертей-коммунистов давно очень боюсь.
  
  В душе моей есть столько впадин!...
  Но что там? Не знаю даже и сам.
  Ранений столько в ней и ссадин!...
  Никогда не пожелаю столько вам.
  
  Я только всего лишь мизерная часть
  всех тех, кто с коммунизмом бьётся.
  Мне наплевать на коммунизма власть!
  (А что ещё мне делать остаётся?)
  
  Душой проклинаю стихами бесправие!
  Тех воспеваю, кто коммунизму вредит!
  Свою свечу сейчас зажигаю за здравие
  тех, кто в коммунизма тюрьмах сидит!
  
  Куда только в России ни пойду,
  мне не поднять головы с горя-груза.
  Погибшие, вы счастливы ль в аду?
  (В рай не попасть с Советского Союза!)
  
  Хорошо знаю коммуниста-гадину!
  Стихом попадаю в глаз, а не в бровь!
  Коммунисты русских едят как говядину,
  коммунисты хлебают Русскую кровь!
  
  Недовольство движется в народе!
  Жизнь с каждым годом страшней!
  Моя плоть стремится лишь к Свободе!
  Все мои мысли только лишь о Ней!
  
  Семнадцатое января. 1964 год.
  262
  
  
  * * *
  
  Твои греховные капризы!
  
  По ночам восторженные луны
  для кого-то светят! - ну и пусть.
  Твоей души тоскующие струны
  на моё сердце нагоняют грусть.
  
  Тебе, конечно, себя очень жаль!
  Но ты души моей не тронешь.
  Утешешь ты сама себя едва ль,
  тоску из сердца не прогонишь.
  
  Твои бранные тяжёлые слова
  мне грузом на душу ложатся.
  Хотя во многом ты права́,
  не буду за тебя держаться.
  
  Хоть не подвержен я внушению,
  но ты мне в душу влезть смогла!
   Мою грешную душу к утешению
  моя скорбная молитва привела.
  
  Идёшь походкой грациозной!
  Ты вся так стройна и хороша!
  Только метёт зимой морозной
  твоя грешная заблудшая душа!
  
  Твоё мне жестокое послание
  я прочитал так много раз...
  Но какое это мне наказание,
  ждать тебя в полночный час!
  
  Ты красивее Моны-Лизы
  в сто, а может больше раз!
  Твои греховные капризы
  когда-нибудь погубят нас!
  
  Девятнадцатое января. 1964 год.
  263
  
  
  * * *
  
  Антикоммунистам памятник строю!
  
  Мы с моей Музою вдвоём
  связаны навечно без разлук!
  Только что в имени моём?...
  Только один пустейший звук.
  
  Я уж не одну продумал ночку:
  "Поэтом быть? Или не быть?"
  В мои стихи добавить строчку,
  словно в камень гвоздь забить!
  
  Я прошёл свою жизнь не верхами.
  Не от кого теперь уже не скрою,
  что своими мятежными стихами
  антикоммунистам памятник строю!
  
  Мои стихотворения боевые,
  все, как солдаты из картин!
  Все, как грибочки боровые,
  стоят все ровны, как один!
  
  Всегда живу лишь только ими!
  (Как жил своим ковчегом Ной.)
  Все стихи мои, вот это моё имя,
  с пелёнок и до савана со мной!
  
  Разорвутся коммунистов глотки
  кричавши, что пишу только ложь!
  Мятежные стихи, мои высотки,
  их даже с боем не возьмёшь!
  
  Двадцать третье января. 1964 год.
  264
  
  
  * * *
  
  Нам обещая страсти ночь!
  
  Через беды, расстояния,
  наперекор самой судьбе,
  после долгих лет скитания
  я опять возвратился к тебе.
  
  В этот чудный день, любимая,
  тебе сейчас искренне скажу,
  что между нами связь незримая,
  этой связью очень дорожу!
  
  Мой стих нескладен и нелеп!
  В душе он чувства не умножит.
  Вечер тихий, словно склеп,
  нас никто не потревожит.
  
  Взглядом томным не спеша
  меня ласкают твои глазки!
  Млеет моя грешная душа
  от твоей нежности и ласки!
  
  Хотя сомнения приходят,
  но отгоняю всех их прочь!
  Соприкосновения заводят,
  нам обещая страсти ночь!
  
  Я странным трепетом объят,
  к тебе прижался, как от страха...
  И у тебя тоже ноги дрожат...
  Душа трепещет, словно птаха!
  
  И никак не пойму ничего!...
  Ты там что-то всё мудруешь.
  Кто ты для сердца моего?
  Зачем его ты так волнуешь?
  
  Двадцать девятое января. 1964 год.
  265
  
  
  * * *
  
  Страна загубленных поэтов!
  
  Моя семья против коммунизма бы́ла,
  Поклясться в этом всегда смогу!
  Погоны юнкера мне бабка подарила,
  Я до сих пор их как святыню берегу!
  
  Пускай пока коммунисты-ослы
  кричат, что скоро моя тризна!
  Мне их злословие дороже похвалы!
  Чужбина мне милее, чем отчизна!
  
  Коммунистам ложь родная мама,
  хотя ведёт нас она на жизни дно.
  Ложь вкрадчива, но до того упряма,
  что победить её не каждому дано!
  
  Коммунистам лишь пошлость краса,
  для них убийцы стали вдруг святыми!
  В России раньше были голубыми небеса,
  теперь коммунисты стали "голубыми"!
  
  Если б русский народ, не зная броду,
  в этой кровавой бойне не кружил,
  тогда бы царю, Богу, русскому народу,
  Святой России я бы послужил!
  
  Средь окровавленных гробов
  уже смердит страна Советов!
  Страна Тиранов и Рабов,
  страна загубленных поэтов!
  
  . Тридцать первое января. 1964 год.
  266
  
  
  * * *
  
  Ты красотой томишь мне душу!
  
  Ты на душе, как на рояле,
  порой умеешь поиграть!
  Твоя воля, как из стали,
  но хочу твоим лишь стать!
  
  Милая, не отводи своих очей,
  я не собака, тебя не облаю.
  Не нужен звук пустых речей,
  с тобой лишь близости желаю!
  
  Холодно мне даже летом
  от ледяных твоих слов!
  Твой взгляд сияет светом,
  но холоден он и суров!
  
  Всё у тебя прекрасно и уютно
  в твоём шумном доме-теремке!
  Живёшь открыто и беспутно,
  твоя дверь всегда не на замке.
  
  Скоро подарю тебе подарок,
  но не тот, что хочешь ты.
  Он не будет слишком ярок,
  только это будут не цветы.
  
  Льются нежные мотивы
  мне из твоей крутой груди!
  Наши встречи торопливы.
  Просишь ты: "Не уходи...".
  
  Красотой томишь мне душу!
  В грех уводишь мысль мою!
  Только из-за тебя не разрушу
  семью, мною любимую, свою.
  
  Первое февраля. 1964 год.
  267
  
  
  * * *
  
  Коммунизма строй мёртвородящий!
  
  У моей жизни есть серьёзное название,
  а на остальное мне просто плевать!
  "Антикоммунистическое противостояние",
  только так можно жизнь мою назвать!
  
  Я натворил против коммунистов дел,
  из-за них волосы мои стали седые.
  Я смерти столько раз в глаза смотрел,
  что не боюсь взглянуть в глаза любые!
  
  Такая ложь в коммунизма стане,
  что даже муторно русским ушам!
  Диктор жуёт дерьмо в экране
  и вонью дышит в души нам!
  
  Все мы обдуренные личности!
  Жизнь не в радость и не в сласть.
  Пустозвоним о приличности,
  упали так, что ниже не упасть!
  
  Коммунизм на пакости готов,
  только мы всё же его победим!
  Побольше тёплых нежных слов
  дарите своим близким и родным!
  
  Живу в стране совсем пропащей,
  в стране-тюрьме, хоть и большой.
  Коммунизма строй мёртвородящий
  с детства ненавижу всей душой!
  
  Третье февраля. 1964 год.
  268
  
  
  * * *
  
  Я красотой твоей сражён!
  
  Звон гитары, кастаньеты...
  Смотрю, тобой заворожён!
  Все твои слушают куплеты!
  Я красотой твоей сражён!
  
  За бурей музыки прекрасной
  даже своей души не слышу я!
  Но ты мне кажешься опасной!
  Твой взор, как рыбья чешуя...
  
  Сведут когда-нибудь с ума
  меня твои глаза собачьи!
  И ты понять должна сама,
  что игры кончились ребячьи!
  
  Ты вся отражённая в алмазе!...
  Твоих колец рассыпалась лазурь...
  Я бриллианты подарил тебе, заразе!
  (Видно дала мне в башку дурь!)
  
  Моё сердце только студишь,
  то прогоняя меня, то маня!
  Если меня вдруг позабудешь,
  будет намного лучше для меня.
  
  Любовь исчезла, словно дым.
  Да ты сама об этом знаешь.
  Ты своим почерком кривым
  только душу мне терзаешь!
  
  Вижу почерк твой знакомый,
  только слов твоих не узнаю!
  Я объят тревожною истомой:
  пишешь мне, что ты на краю.
  
  Пятое февраля. 1964 год.
  269
  
  
  * * *
  
  Коммунизм Россию погубил!
  
  Ввязался с коммунизмом в драку,
  стала страшным боем жизнь моя.
  Я завёл бы себе кота или собаку,
  но только есть у меня уже змея!
  
  С нею в душе давно живу так я.
  Я готов с ней пойти хоть на казнь.
  Ведь эта самая, моя злобная змея,
  к поганому коммунизму неприязнь!
  
  В России под ногами плывёт твердь!
  Русские души коммунисты воруют!
  Для русских жизнь медленная смерть!
  Русские не живут, лишь существуют.
  
  Коммунисты убивают не военных,
  Бог коммунистам это не простит!
  Толпа русских, безвинно убиенных,
  на Красной площади молча стоит!
  
  Жертвы пропали, словно во мгле!
  Безвестность стала им как награда!
  Все, коммунистами убитые, в земле.
  Им уже больше ничего не надо...
  
  Коммунистов убиваю не зря,
  их злодеяния народ не позабыл.
  Коммунисты убили детей царя!
  Коммунизм всю Россию погубил!
  
  Седьмое февраля. 1964 год.
  270
  
  
  * * *
  
  Ты такая бесстыжая, нежная!...
  
  День прошёл, ночи не видно.
  Я всё грущу, тоскуя и любя!...
  До чего мне горько и обидно,
  этот день я прожил без тебя.
  
  Ты такая бесстыжая, нежная!...
  Совесть вовсе исчезла, или спит!
  В душу несётся пурга белоснежная,
  или ко мне ангел небесный летит?
  
  Я до тебя стал такой голодный,
  что посторонних не стесняюсь!
  Я к тебе, безразлично-холодной,
  горячим сердцем прикасаюсь!
  
  До того мне вовсе нету дела,
  что ты прошла все бардаки,
  сколько на коленях ты сидела,
  сколько тебя мяли мужики...
  
  От счастья просто как летаю!
  Не говори, что это всё ложь!
  Ты, о которой так мечтаю,
  ночами спать мне не даёшь!
  
  Позабудешь про свою печаль,
  будет прошлого вовсе не жаль!
  Проживёшь очень много дней
  в страсти любви и ласке моей!
  
  Только не всё так непросто у нас.
  Счастье любви не вдруг найдёшь.
  За него в жизни не один уже раз
  я становился под ствол и под нож!
  
  Одиннадцатое февраля. 1964 год.
  271
  
  
  * * *
  
  Разжигаю антикоммунизма пожар!
  
  Я вместе со всеми стойко терплю
  коммунизма-зла кровавую жижу!
  Россию всей грешной душою люблю!
  Только всех коммунистов ненавижу!
  
  Не раз я уже голову склонял
  в Питере у церкви "На крови".
  Русь я ни на что не променял,
  поклявшись только ей в любви!
  
  Наскитался я много по миру,
  когда беда гналась по следу!
  Скоро на свою новую квартиру
  я потихоньку ночью перееду.
  
  Своими дерзкими стихами сотрясаю
  я весь коммунистический кошмар!
  Как огонь мятежные стихи бросаю,
  разжигаю антикоммунизма пожар!
  
  Теперь, через ужасное время и годы
  я страшную жизнь вспоминаю свою.
  Кругом одни лишь коммунисты-уроды!
  Поганые песни я их никогда не пою.
  
  Святой инстинкт самосохранения
  однажды напрочь исчез у меня вдруг!
  Теперь пишу мятежные стихотворения
  о том, что в России зло царит вокруг!
  
  Во мне на коммунистов горит злоба!
  Я за Свободу России пасть клянусь!
  Если только встану вдруг из гроба,
  с усердием опять за старое возьмусь!
  
  Тринадцатое февраля. 1964 год
  272
  
  
  * * *
  
  Тебя очень люблю!
  
  Ясно понимаю, что ты не моя,
  но мысли о тебе не оставляю!
  В который раз опять и снова я
  тебя моей женой стать умоляю!
  
  "Тебя люблю", - тебе всё повторяю!
  Ты молчишь, как в рот воды набрав!
  Теперь уже совсем терпение теряю,
  мне непонятен твой холодный нрав!
  
  Твоего сердца холод разрушу!
  Какие тайны разум твой хранит?
  Любовью бьюсь в твою душу,
  только она прохладна, как гранит!
  
  Вовсе не хочу тебе нагрубить!
  Красотой своей мужчин маня
  беспощадно можешь погубить
  ты любого, но только не меня!
  
  Говорю, как прежде, и сейчас
  тебе опять о том всё и о том...
  отдайся мне хотя бы раз,
  узнаешь, что будет потом!
  
  Я за слова свои всегда в ответе.
  Ты среди жизни бурной суеты
  позабудешь всё потом на свете!
  Только моею потом станешь ты!
  
  Опять прошу тебя: "Моею будь!"
  Столько лет холод твой терплю!
  Не молчи, скажи хоть что-нибудь!
  Всё пойму, тебя ведь очень люблю!
  
  Семнадцатое февраля. 1964 год.
  273
  
  
  * * *
  
  Коммунист палач и террорист!
  
  Мне одному совсем не одиноко,
  так уж, видно, пролегла моя стезя.
  Если мстить, так мстить жестоко,
  а не просто лишь пальчиком грозя!
  
  Если за одного гада, лишь всего,
  сорок грехов нам Бог прощает,
  то за убийство коммуниста одного
  Господь уже в святые посвящает!
  
  Всего только одна кровавая картина
  занимает всю нашу жизнь-музей.
  Только страх за себя, за дочь, за сына...
  Страшный страх за родных и за друзей!
  
  Путь России очень страшен, мглист,
  сквозь кровь русскую к аду проложен.
  Мне коммунист-палач и террорист
  всегда было и будет одно и тоже!
  
  Коммунистов хоть хлебом не корми,
  они готовы чёрту честь свою оставить.
  Дай им только поглумиться над людьми,
  дай им только выше всех себя поставить!
  
  Коммунисты с любого сделают мутанта.
  Давно всею Россией правит злой мутант.
  Святым долгом каждого русского Таланта
  считаю поглубже закопать свой Талант!
  
  Девятнадцатое февраля. 1964 год.
  274
  
  
  * * *
  
  Всё мечтаешь о венчании!
  
  Твои движения торопливые
  меня ласкают в ночной час!
  С лицом невинным речи лживые
  говоришь мне уже каждый раз!
  
  Запах розы в твоих волосах
  непристойные мысли внушает!
  Молоко не обсохло ещё на губах,
  а сам дьявол тебя уже искушает!
  
  Тебе родиться стоило бы богатой,
  а ты почему-то нищей родила́сь.
  От нищеты нашей, этой проклятой,
  в любви не одна беда стряслась!
  
  Искры света в брызгах моря
  настолько ярки, как алмазы!
  Только не прогонят с души горя
  все твои пакости-мерзопроказы!
  
  Твои кошачьи жгучие глаза
  мне моё сердце прожигают!
  В них есть покорность и гроза!
  Они меня и манят, и карают!
  
  Дремота вод старого пруда́
  меня влечёт к себе в ночи!
  Сегодня ты сама пришла сюда,
  шепчешь тихо мне: "Молчи..."
  
  Твоё стыдливое молчание
  скрывает юности гульбу.
  Всё мечтаешь о венчании,
  только видал я его в гробу!
  
  Двадцать третье февраля. 1964 год.
  275
  
  
  * * *
  
  Идём против коммунизма судьбы!
  
  Не нарвёшь в России незабудок.
  Все под страхом живут, чуть дыша.
  Искалечен клеветой наш рассудок,
  злой нищетой убита русская душа!
  
  Рвёмся мы из порочного круга!
  Идём против коммунизма судьбы!
  Тишина, ведь она смерти подруга,
  она самый лютый враг для борьбы!
  
  День сегодняшний станет вчерашним,
  когда к нам утро Свободы придёт!
  Назовём строй коммунизма тогдашним,
  когда этот страшный режим упадёт!
  
  Коммунист-сатана, иначе не мыслю!
  Мне другим никак не представить его.
  Сам себя к диссидентам причислю.
  От коммунистов-палачей не хочу ничего!
  
  Давно очень уважаю звуки Баха,
  хотя порой они звучат скорбя.
  Не из мужества, а из-за страха
  коммунист-скорпион убивает себя!
  
  В моей судьбе есть место счастью,
  хотя несчастья уже был поток!
  Для борьбы с коммунизма властью
  всегда делаю всё, что только смог!
  
  Двадцать девятое февраля 1964 год.
  276
  
  
  * * *
  
  Ты так собою хороша!...
  
  В саду маслины, виноград...
  слышен шум прибоя за оградой!
  С тобою встретиться я очень рад,
  хотя ты вся пропитана прохладой.
  
  Как от морзянки перестуков
  кру́гом идёт моя голова!
  Из твоих обидных звуком
  составляю о любви слова!
  
  Ты так собою хороша!
  Ты в любви искусница!
  Но спрятана твоя душа,
  как в раковине устрица!
  
  Ты так лилию целуешь,
  как чьи-то любимые уста!
  Меня этим так волнуешь!
  Всё здесь что-то неспроста!
  
  Покатились счастья слёзы!
  Как змеи мы с тобою сви́лись!
  У старой поваленной берёзы
  на траву с тобою повалились!
  
  Нам расставанья пришёл час...
  Ты только своему верна престижу.
  В глубине твоих печальных глаз
  вместо любви упрёк лишь вижу.
  
  Уходя ты сказала: "Вернусь..."
  За твою любовь не сражаюсь.
  В душе моей осталась грусть,
  вот потому тебя не дожидаюсь.
  
  Первое марта. 1964 год.
  277
  
  
  * * *
  
  Коммунисты Русь благородную терзают!
  
  Перед коммунизма афёрой
  (с больною были головой)
  самодержавию верной опорой
  был народ русский трудовой!
  
  Была страшная кровавая заря
  тогда разожжена большевиками!
  Сколько русских погибли зря,
  очень много заколото штыками!
  
  В лучах этой зари кровавой
  к нам и пришли большевики.
  Они своей кровавой "славой"
  вонзают в Русь мою штыки!
  
  Штыком путь Правде преградив,
  к нам в души ложью залезают!
  Коммунисты, рабство насадив,
  Россию благородную терзают!
  
  Как динозавр страшный древний,
  весь в кровью пропитанной пыли,
  коммунизм, даже в глухой деревне,
  неприемлем для русской земли!
  
  Россия средь коммунизма-смрада!
  Мы ненавидим сами себя и других!
  В том, что коммунисты родом из ада,
  не может быть сомнений никаких!
  
  От крови стала красной наша Волга!
  Теперь в России больше будущего нет!
  За нищей Россией ещё очень долго
  будет ползти страшный кровавый след!
  
  Третье марта. 1964 год.
  278
  
  
  * * *
  
  Обману потому, что люблю!
  
  Пропитана жизнь обманом.
  По горло во лжи мы стоим.
  Я буду твоим талисманом!
  (Если только будешь моим.)
  
  Я счастья тебе напророчу,
  тебе столько много навру!...
  Тебя рифмою так заморочу,
  что станешь моею к утру!
  
  Напущу тебе в душу дурмана!
  Клянусь, что ни с кем не сплю!
  Тебя обману, но не ради обмана.
  Тебя обману потому, что люблю!
  
  Ну, а делать мне что остаётся?
  При встречи со мною дрожишь!
  Сердце моё к одной тебе рвётся,
  от меня, как от чёрта, бежишь!
  
  Моей души ты тяжёлая рана,
  бессильны врачи помочь ей!
  Ну, как же, скажи, без обмана
  сделать так, чтоб ты стала моей?
  
  Потому о любви буду врать,
  иначе никак не станешь моею!
  В одной любви вместе сгорать!
  Лишь об этом мечтать посмею!
  
  Потом расскажу и признаюсь,
  что нёс я тебе сущий бред,
  что я по тебе сердцем маюсь,
  что лучше тебя в свете нет!
  
  Пятое марта. 1964 год.
  279
  
  
  * * *
  
  Коммунистами затравленный народ!
  
  Когда душа в страхе трепещет,
  свободы голос нас к себе зовёт!
  Но беспробудно волку хлещет
  коммунистами затравленный народ!
  
  Так мне коммунисты надоели,
  глаза на них бы не смотрели!
  Русские дураки хотят немного:
  только лишь хлеба и спиртного.
  
  Не раз ночной обыск и налёт
  душой безропотно встречаю.
  Не знаю, что Господь пошлёт,
  что будет завтра даже не знаю.
  
  Смерть всегда помнит обо мне,
  пока я здесь, во вражьем стане!
  В тёмной тревожной тишине
  смотрю на факел в злом тумане.
  
  Сердцем коммунизм ненавижу,
  давно дано мне Богом и судьбой.
  Пускай сам самого себя обижу,
  с коммунизмом веду стихами бой!
  
  Не Мартой, Хельзой и Хильзой,
  не Жанной не хочу прослыть!
  Скромной стреляною гильзой
  после боя очень хочу быть!
  
  В бой послав дал Бог мне смелость,
  чтоб я своим стихом сражаться мог!
  Не пишу то, чего бы мне хотелось!
  Пишу лишь то, что мне диктует Бог!
  
  Седьмое марта. 1964 год.
  280
  
  
  * * *
  
  СОДЕРЖАНИЕ.
  
   1. Титульная страница.
   2. От автора .
   3. От издательства.
   4. Или палачи коммунисты, - или Я!
   5. Поэт коварный и притворный.
   6. Коммунистов нет грешней!
   7. Дай отведать мне тебя!
   8. Коммунистов мы прогоним!
   9. Бесстыжих щёк не тронет краска!...
   10. За миллионы коммунистами убиенных.
   11. Для меня любовь теперь святая!
   12. Нам коммунизм никогда не полюбить!
   13. Тебя ласкать готов я до рассвета!
   14. Громить коммунистов начнём!
   15. Я всю жизнь только тебя одну любил!
   16. Мы завоюем для России свободу!
   17. Глаз твоих леденящая муть!
   18. Буду писать коммунистам на зло!
   19. Я давно в твою жену влюблён!
   20. Коммунисты русским не строят эшафоты!
   21. После жаркой страстной ночи!
   22. Коммунизма лжи слышу немало!
   23. Так хочется кого-то полюбить!...
   24. Антикоммунизма надёжный приют!
   25. Теперь не прошу я любви у тебя.
   26. Коммунизма век кровавый!
   27. Давай же выпьем за любовь!
   28. На Островского "Как закалялась сталь"..
   29. Без меня счастья не найдёшь!
   30. Коммунистов-палачей-зверей!
   31. Но на тебе пусть буду только я...
   32. Россия поверила в Ленина ложь!
   33. Любовь!... Она такая злая!
   34. Против коммунистов пишу помногу!
   35. Обмани и брось меня!
  
  281
  
  
  * * *
  
   36. Для коммунистов я словно угроза!
   37. Когда и с кем найду рай в шалаше?
   48. Коммунисты-чекисты-легавые!
   39. Зачем собою дразнишь мужика?
   40. Не приму от коммунистической Руси!
   41. Я тебя, счастье моё, просмотрел!
   42. Коммунист-негодяй-подлец-палач!
   43. Тебя я, кажется, люблю...
   44. Ненавистно коммунистов племя!
   45. Моей любви к тебе нет меры!
   46. Коммунизма звон цепей кандальных!
   47. Безумной похотью сгорая!
   58. Коммунистами затравленный народ!
   49. С любовью близко я знаком!
   50. От коммунистов я чуть не погиб!
   51. Меня разлюбила она.
   52. Со сталинских кровавых лет!
   53. Женским слезам не верьте никогда!
   54. Чтобы коммунизм победить!
   55. Не найти ни любви, ни обмана!
   56. Давит всех поэтов коммунизм-тьма!
   57. Люблю, вспоминаю, скучаю...
   58. С кровавых сталинских времён!
   59. Буду пить лишь только за разлуку.
   60. Всё коммунистами отравлено!
   61. Когда мы любим беззаветно!
   62. Ленин и Сталин - враги человечества!
   63. Любви восторги и мученья!
   64. Сталин-людоед не спит ночами!
   65. Сердце не любит, не страдает...
   66. Сталин-палач, точно это знаю.
   67. О встрече завтрашней мечтая!
   58. Живу среди коммунистов-дикарей!
   59. С тобою провалиться в любви омут!
   70. Коммунисты сгубили Русский Генофонд!
   71. Меня любовью не испытывай!
   72. Не стали коммунистов любить!
  
  282
  
  
  * * *
  
   73. Только лишь одну тебя люблю всегда!
   74. К "героям" Гражданской войны.
   75. До сих пор мне некого любить!
   76. Ленин своей кровавою рукою!
   77. Мы Купидонами ранены!
   78. От коммунистов русские страдают!
   79. Ты моя Муза! (Я люблю её!)
   80. Коммунизма лживые пророки!
   81. Очень люблю тебя, чудо моё!
   82. С коммунизма кровавым режимом!
   83. Грешную плоть мою собою искушай!
   84. Коммунистами затравленный народ!
   85. Любовь сводила нас с ума!
   86. От коммунистов спасения нет!
   87. Пишу стихи своей любимой!
   88. Если б прогнал он коммунистов!
   89. Я ей всё готов простить!
   90. Коммунизма страшный человек!
   91. Как змеёй мне в яйца впилась!
   92. Отец мой коммунистами убит!
   93. Проснёшься средь омута роз!
   94. Я никогда коммунистам не рад!
   95. Никогда не признаюсь в любви.
   96. О коммунистах будем говорить!
   97. Ты нравишься мне! Чем? Не знаю!
   98. Коммунистов душой ненавижу!
   99. Любовь иль похоть? Думай сам!
  100. Всех коммунистов проклиная!
  101. Мы были очень прекрасною парой.
  102. В войне Гражданской братьев били.
  103. Ради оргазма короткой минуты.
  104. Коммунистов-палачей своими стихами караю!
  105. Люблю груди, письки, попочки!...
  106. От коммунизма проклятого непогоды!
  107. О загубленной мною прекрасной любви!
  108. Заря свободы встаёт на России небосводе!
  109. Чудесную ночь проведём в страсти!
  
  283
  
  
  * * *
  
  110. Проклинаем коммунизм-узду!
  111. В глазах твоих пугающая страсть!
  112. Коммунизма конец приближая!
  113. Тебя целую в губы, в грудь...
  114. Коммунизм наводит страх!
  115. Когда сольются наши губы!...
  116. При коммунистах свет померк!
  117. Мне любовь другая подарила!
  118. Коммунисты-палачи стерегут!
  119. Очень люблю и ненавижу!
  120. Коммунисты пускай злятся!
  121. Я был в тебя такой влюблённый!
  122. Коммунизма кровавые тени встают!
  123. Ты - светлая радость моя!
  124. При коммунистах нету счастья!
  125. Я не был ещё так влюблён!
  126. Жертв коммунизма не счесть!
  127. Хоть во сне, но тебя люблю!
  128. Сквозь коммунизма кровавую пыль!
  129. Читаю в страдающем взоре.
  130. Мою мать коммунисты убили молодою.
  131. Твой поцелуй как снег прохладный!
  132. На моих антикоммунистических стихах!
  133. Сегодня я в тебе влюблён.
  134. Россия, проснись от пьяного сна!
  135. Твоя любовь, - моя тюрьма!
  136. Коммунисты русских смертью косят!
  137. Я желал, как безумный, тебя!
  138. Под гимн коммунизма ели мертвечину!
  139. "Не люблю...", - сказала мне ты.
  140. Коммунисты, бросьте пулемёты!
  141. Почему мне холодно с тобой?
  142. Терплю от коммунистов гнёт!
  143. Про нежность, ласку и любовь.
  144. Коммунисты злобные идут!
  145. С тобою мне рай в шалаше!
  146. Жить не даёт коммунизм-бред!
  
  284
  
  
  * * *
  
  147. Ты мне словно в сердце нож воткнула!
  148. Коммунизма кровавый строй!
  149. Муки ревности жестокой.
  150. Коммунизма жуткий смрад!
  151. От страсти той любви осталась!
  152. Не верю коммунизма обещаниям!
  153. Пожалей, позабудь и прости!
  154. На убийство коммунистами Гумилёва.
  155. Любви изведав страшный яд!
  156. Пред коммунистами не струшу!
  157. Не спеши любить меня...
  158. Коммунизм сердцем ненавижу!
  159. Любовь прошла, - я не заметил!
  160. Хотя на русских коммунизма цепь!
  161. Жаль, что не моя ты любимая,
  162. Коммунизма режим!
  163. Любовь обещаешь мне вечную!
  164. Кнут коммунизма полюбили!
  165. Не дай же Бог тебя любить!
  166. Режим коммунизма опасный!
  167. Любовь остаётся при нас!
  168. Коммунисты-палачи-свиньи бесовские!
  169. Ты нужна и дорога ты мне!
  170. Коммунизма страшный гнёт!
  171. Приличья все отбросим прочь!
  172. Стихи антикоммунистические пишу.
  173. Самую первую страстную любовь!
  174. Коммунизм страшный ад, а не рай!
  175. К твоим грудям припасть душой!
  176. Все коммунистами запуганы!
  177. Смотрю в твои глаза, мне дорогие.
  178. Призрак Ленина-сифилитика людоеда!
  179. Я признаться в любви не умею.
  180. Трижды проклятым будь, Ленинград!
  181. Мы все любви покорные рабы!
  182. Коммунизма кровавый век!
  183. Прошу любовь: "Не умирай!".
  
  285
  
  
  * * *
  
  184. Коммунизма страшная кровавая тьма!
  185. Вдруг повстречал я измену!
  186. Не верю в коммунистов лживые слова!
  187. О будущей любви мечты смакую!
  188. В России нету к коммунистам любви!
  189. Греховною мечтой душа согрета!
  190. Сполна отомстим Ленину Вовке!
  191. Расставанья вздохи, слёзы...
  192. Коммунисты всех стреляли!
  193. Если бы ставили оценки за любовь.
  194. Пока коммунизм проклятый не издох!
  195. Любовь не продать и её не купить!
  196. Из-за коммунистов Россия поблёкла.
  197. Прелесть твоих чудных ягодиц!
  198. Под коммунизма жестокой уздой...
  199. Одну тебя желаю и люблю!
  200. Душой люблю Россию пылко!
  201. Муки ревности в сердце ревут!
  202. Казнят коммунисты России сынов.
  203. Наша любовь была обманом!
  204. Славяне, с колен подымайтесь!
  205. Любовь, это напрасный труд!
  206. Коммунизм ещё не издох!
  207. Тебя хочу лелеять и ласкать!
  208. Коммунизма флаг кровавый...
  209. Себе парня другого найди!
  210. Коммунисты-палачи звери-волки!
  211. Всех подряд люблю, ласкаю!
  212. Проклиная власть советскую!
  213. Осторожно! Любовные неприятности!
  214. Антикоммунистический юморист.
  215. Я из мальчиков очень плохих!
  216. Коммунизм Россию к столбу позорному ведёт!
  217. Любовь, то благо иль порок?
  218. Против коммунистов стихи пишу
  219. Как нам приятен грех разврата!
  220. Вставайте под Белогвардейские знамёна!
  
  286
  
  
  * * *
  
  221. Мне о любви мечтать не лень!
  222. Скоро коммунизму конец!
  223. Любовь, ведь это такая сука!...
  224. Добрался к власти Ленин-псих!
  225. Лишь только тебя любя и желая!
  226. Стихами луплю коммунистов!
  227. Живу я, в душе любовь храня!
  228. Чадят коммунизма дурманы!
  229. Мне без тебя не прожить!
  230. О блокаде в Ленинграде.
  231. Чтобы только вернулась она!
  232. При коммунистах можно нам...
  233. Ушла любовь, оставив место скуки.
  234. Борюсь коммунистам наперекор!
  235. Больше не живу тобой.
  236. Коммунистом не буду никогда!
  237. Есть любовь или нет?
  238. Ядовитые плоды коммунизма едим.
  239. За страсть деньгами заплачу!
  240. Чтоб коммунистов свалить!
  241. Чем за ночь со мной заплатишь?
  242. Забудут всех коммунизма поэтов.
  243. Я обречён всю жизнь Вас любить!
  244. При коммунистах русские в остроге!
  245. Страсть вижу во взгляде твоём!
  246. Теперь мы коммунистов травим!
  247. Сам себя отдаю тебе во власть!
  248. Боясь коммунистов-волков!
  249. Страстная жажда желания!
  250. Не я, жаль, в Ленина стрелял!
  251. Не нужна ты мне, не злись...
  252. Коммунисты жить русским не дают!
  253. Не ты постель мне приготовишь.
  254. Коммунистов звериная мафия!
  255. Всю жизнь тебя буду беречь!
  256. В коммунизма экстремальных условиях.
  257. Грудей и плеч твоих упругости!
  
  287
  
  
  * * *
  
  258. Я коммунистам не сын!
  259. Моя душа опять влюбилась!
  260. После коммунистических пыток.
  261. Любовь моя, давай забудем.
  262. Кто в коммунизма тюрьмах сидит!
  263. Твои греховные капризы!
  264. Антикоммунистам памятник строю!
  265. Нам обещая страсти ночь!
  266. Страна загубленных поэтов!
  267. Ты красотой томишь мне душу!
  268. Коммунизма строй мёртвородящий!
  269. Я красотой твоей сражён!
  270. Коммунизм Россию погубил!
  271. Ты такая бесстыжая, нежная!...
  272. Разжигаю антикоммунизма пожар!
  273. Тебя очень люблю!
  274. Коммунист палач и террорист!
  275. Всё мечтаешь о венчании!
  276. Идём против коммунизма судьбы!
  277. Ты так собою хороша!...
  278. Коммунисты Русь благородную терзают!
  279. Обману потому, что люблю!
  280. Коммунистами затравленный народ!
  281. - 288. Содержание.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  288
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"