Бобин-Васильев Владимир Иванович: другие произведения.

Том 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  
  * * *
  
  љ
  
  Владимир Бобин-Васильев.
  
  Во Славу Всевышнего Бога Отца, Сына и Духа Святого!
  Во Славу верной России Русской Освободительной Армии!
  Во Славу верной России героической Белой Гвардии!
  Во Славу Великой России!
  
  Том 3.
  
  Книга была уничтожена ФСБ России.
  Восстановлена близко к оригиналу. Не редактирована.
  
  Ленин
  
  сукин сын
  
   антихриста.
  
  
  Россия. Ленинград. 1964 - 1966 год.
  
  1
  
  
  * * *
  
  От издательства "Patriot".
  
  Владимир Михайлович Васильев.
  
  1950 год, в детском саду за антикоммунистические стихи
  воспитательницей сломана левая рука поэта.
  1956 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос,
  сломаны рёбра, вырван кусок мяса на указательном пальце
  правой руки поэта.
  1964 год, за антикоммунистические стихи первый суд.
  Дело на суде развалилось. Отправили на доследование.
  Поэт сбежал из-под подписки о невыезде.
  1971 год, за антикоммунистические стихи на допросе
  раздроблены пальцы на левой ноге поэта.
  1972 году арест, заключение, допросы под растормаживающими
  инъекциями, заборы крови до потери сознания, детектор лжи.
  1973 год, Задержание, арест жены. Её били на допросах,
  повреждён позвоночник. Дело на суде развалилось. Суд отправил
  дело на доследование, Поэт перешёл на нелегальное проживание.
  1981 год, за антикоммунистические стихи отбиты почки,
  повреждена грудная клетка, отбиты лёгкие, в горло был залит
  кипяток.
  1982 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросах вырваны без наркоза все зубы. Тюрьма, суд, срок....
  1985 год, за антикоммунистические стихи арест, уголовное дело,
  побег из под ареста.
  1989 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе черепно-мозговая травма. Вторая группа инвалидности.
  1990 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе травма кожного покрова черепа.
  1992 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос.
  За отказ от показаний сожгли дом поэта в селе Дубровке.
  Побег, проживание под чужим именем.
  1996 год, за антикоммунистические стихи сотрудники ФСБ РФ
  (члены КПРФ) отравили жену и дочь и сына поэта, они стали инвалидами.
  2000 год, сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) за антикоммунистические стихи отравили сына поэта, пробыв
  месяц в страшных муках, он умер.
  В 2006 году, 2007 году, 2008 году, 2009 году, 2010 году,
  2011 году, 2012 году сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) пытались отравить поэта радиоактивными веществами.
  Поэт тяжело заболел. Обратился за помощью к Президенту России, после чего был вынужден уехать в Германию.
  
  Подробности читайте в книге "Том 33".
  2
  
  
  * * *
  
  От автора.
  
  Стихи написаны мною под страхом смерти.
  Мои стихи это моей души боль.
  Мои стихи, это трагедия моей жизни
  и жизней моих родственников.
  Всевышний Господь всем дал талант.
  Мне Господь дал талант такой.
  
  На всё Воля Божья.
  
  * * *
  
  Светлой памяти
  бесчисленным безвинным
  жертвам коммунизма
  настоящую книгу посвящаю.
  
  * * *.
  
  Покупкой этой книги вы принимаете
  участие в создании памятника многомиллионным жертвам коммунизма.
  
  * * *
  
  Европейский день памяти жертв
  коммунизма и фашизма
  отмечается во всех странах
  23 августа.
  
  
  
  
   3
  
  
  * * *
  
  Будьте прокляты советские "освободители"!
  Написано под впечатлением бесед с болгарами.
  Болгария, прекрасная страна!
  Россия была нам как сестрою.
  Но вдруг стала нам врагом она!
  Обиды горьких слёз не скрою!
  
  От фашистов мы пострадали,
  ждали советских спасителей!
  Мы своих братьев ждали,
  а дождались поработителей!
  
  Бравый советский солдат,
  Болгарии сердце не позабыло!
  Не повернуть историю назад,
  что было, так уж то и было!...
  
  На тебя мы смотрим со слезами...
  От фашистов нас освободил зачем?
  Ты сделал нас коммунизма рабами!
  Это ты ведь сделал нас ничем!...
  
  Мы считали, что советский воин друг.
  Стала зверем Русь в Ленина ученьях!
  Фашисты ведь нас убивали без мук,
  при коммунистах умираем в мученьях!
  
  Теперь правду узнать не хотите ли?
  Вы зачем нас от фашистов спасли?
  Нам не какие вы не освободители,
  если рабство Болгарии вы принесли!
  
  Вы народа Болгарии душители,
  у вас ни совести нету, ни чести!
  Будьте прокляты "освободители"
  и ваш коммунизм с вами вместе!
  
  Одиннадцатое марта. 1964 год.
  4
  
  
  * * *
  
  Без тебя теперь я сам не свой!
  
  Я по свету повидал немало...
  Мне седины с годами намело.
  В моей жизни всё уже бывало!
  В моей жизни всё уже прошло...
  
  Свои дни без грусти провожая,
  столько долгих лет к тебе я шёл!
  Но, когда тебя всё-таки нашёл,
  оказалось, что ты совсем чужая...
  
  Совсем рядом будучи с тобой,
  (больно вспомнить, Боже мой!),
  как же я по тебе тогда страдал!
  Только лишь надежду тихую тая,
  верил в то, что будешь ты моя!
  Только вот когда? Тогда не знал.
  
  Ты совсем свободная теперь
  в этой нашей жизни суетливой.
  Ты мне только на́ слово поверь,
  что будешь самою счастливой!
  
  Лишь в тебе души давно не чаю!
  Без тебя теперь я сам не свой!
  Без тебя давно уж так скучаю,
  что порой, хоть волком вой!
  
  Душа моя, это словно окно!
  За окном этим очень темно!
  В страшной той темноте
  образ твой в чёрной фате!
  С горя мне хоть зверем вой!
  Ты в гробу, а я живой...
  
  Тринадцатое марта. 1964 год.
  
  5
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавую мглу!
  
  Запрещено в России думать и мечтать,
  никому нельзя в России честным быть!
  Потому я так хотел бы волком стать,
  на коммунистов злобным зверем выть!
  
  Коммунизму давно могилу рою,
  одним лишь только этим и грешу.
  Бывает очень страшно мне порою,
  но каждый день свои стихи пишу!
  
  Всегда молчу, всегда скрываю,
  свои думы, все дела свои таю!
  Хотя рот нигде не раскрываю,
  но только песни свободы пою!
  
  Рассудок налит жаждой мести,
  негодованием наполнена душа!
  Живу в России, невольник чести,
  своим стихом коммунизм круша!
  
  Не один я воин в чистом поле,
  хотя я человек и небольшой.
  Я вырос в коммунизма неволе
  со свободной мятежной душой!
  
  Я сейчас как зверь зажат в углу,
  прокурор тюрьмой меня пугает.
  Коммунизма кровавую мглу
  порой луч светлый пробегает!
  
  Сам себе выбрал я путь свой,
  нет у меня сожалений о том.
  Не замутить рассудок мой
  ни пряником и ни кнутом!
  
  Семнадцатое марта. 1964 год.
  6
  
  
  * * *
  
  Влюбиться до ужаса боюсь!
  
  С тобой ни радостно, ни скучно
  мне с вечера до утренней зари.
  Всё у нас, пока, благополучно,
  только, прошу, словами не сори!
  
  Мне словами душу не трави,
  оставь её, пожалуйста, в покое!
  Не говори мне о своей любви,
  даже не знаю, что это такое!
  
  С тобой встречаюсь всё чаще,
  но не волнуясь, даже не любя.
  С каждым разом ты всё слаще,
  каждый раз мне хочется тебя!
  
  К одной тебе теперь дорогу
  с закрытыми глазами найду!
  К тебе привыкаю понемногу,
  все наши встречи как в бреду!
  
  На соседей сплетни наплевать!
  Пусть судачат все соседи эти!...
  Как в бреду падаем в кровать,
  до утра забыв о всём на свете!
  
  Только ночные знают фонари,
  как с тобой в постели бьюсь!
  Но о любви мне не говори...
  Влюбиться до ужаса боюсь!
  
  Девятнадцатое марта. 1964 год.
  7
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом сражаться клянусь!
  
  В кровью залитое поместье
  Россию дьявол превратил!
  Хотя мы рядом, но не вместе!
  Я коммунистов не простил!
  
  Иду поклониться могилам
  моих предков, что пали за Русь.
  Я, небесным повинуясь силам,
  с коммунизмом сражаться клянусь!
  
  Очень трудно, порой невозможно,
  своё место под солнцем найти.
  Пытаюсь тихо, очень осторожно
  между жизнью и смертью пройти!
  
  Коммунистов нет знакомых,
  за версту чувствую вонь их!
  Их бы давить, как насекомых!
  Это делает мой мятежный стих!
  
  Помилуй, Господи, прости ты,
  что я, поэт, оказался таков!...
  У Бога вновь прошу защиты
  от злых коммунистов-ментов.
  
  Я так устал душой и телом,
  как будто что-то вновь украл!
  На коне, как айсберг белом,
  мне снится Белый генерал!
  
  Переживу все эти невзгоды,
  скоро падут коммунизма столбы!
  Лучи незримые нашей свободы
  мне душу жгут огнём борьбы!
  
  Двадцать третье марта. 1964 год.
  8
  
  
  * * *
  
  Тебя не буду ревновать.
  
  Меня ты кормишь, одеваешь,
  меня зовёшь к себе в кровать!
  Сама прекрасно понимаешь,
  что тебя не буду ревновать!
  
  Хотя я прохиндей отпетый,
  но мне твоё сердечко радо!
  Я с тобою сытый и одетый,
  мне больше ничего не надо!
  
  Если ляжешь под другого,
  тебя даже не буду ревновать.
  Не скажу тебе даже ни слово,
  мне на это просто наплевать!
  
  Да и с чего мне сердце рвать
  коль нет в душе моей огня?
  Ни к кому не буду ревновать,
  но и ты тоже не ревнуй меня!
  
  Пока не знаешь, дорогая,
  что у нас будущего нет.
  Ведь мне давно уже другая
  чудесный делает минет!
  
  Что теперь уже скрывать,
  мы с нею над тобой смеёмся!
  Никогда не буду ревновать...
  С тобою скоро расстаёмся!
  
  Двадцать девятое марта. 1964 год.
  9
  
  
  * * *
  
  Местью коммунистам плачу!
  
  Вокруг я с ужасом смотрю,
  душу мою охватывает страх!
  То, что вслух не говорю,
  то пишу в своих стихах!
  
  Безвестный и нелюбимый,
  давно я коммунистами гоним,
  пишу стихи, как одержимый,
  на зло всем карателям своим!
  
  По тенистой, душистой аллее
  хорошо с авторучкой бродить!
  С каждым годом буду смелее
  коммунистов стихами громить!
  
  Напуган я коммунизма тучей,
  только я очень-очень везучий!
  Теперь, всем коммунистам назло,
  молюсь, чтобы мне повезло!
  
  Мне хватает силы и терпения,
  хотя уже и повидал я всего!
  Кроме спокойного презрения,
  у меня к коммунистам ничего!
  
  Обидно так, что плакать хочется
  за людей, за себя и за милую Русь!
  Пускай мне погибель пророчится,
  но всё равно за Свободу борюсь!
  
  Я сам собою всегда остаюсь.
  местью коммунистам плачу́!
  Я пролил за Советский Союз,
  но не кровь, не слезу, а мочу!
  
  Тридцать первое марта. 1964 год.
  10
  
  
  * * *
  
  Сделай вид, что меня любишь.
  
  Я тобой так очарован!...
  Я так тобою опьянён!...
  Я так тобою околдован!...
  В тебя я, кажется, влюблён!
  
  Я тебе чего хочешь куплю,
  в твоей душе уныние развею!
  За тебя, может, себя погублю,
  но однажды ты будешь моею!
  
  Манит ночь меня к себе
  нежной, мягкой теплотою!
  Вот я опять пришёл к тебе,
  хотя тебя совсем не сто́ю.
  
  Ты бриллиантовой слезой
  меня однажды одарила!
  Стою я как перед грозой,
  моя грешная душа заныла!
  
  Но все мои сладкие печали
  порою очень радуют меня!
  Ты поймёшь меня едва ли,
  всё только ругая и кляня.
  
  Образуется всё потом,
  а пока на меня не злись...
  Со мною любви опыто́м,
  прошу тебя, поделись.
  
  Ведь вполне такое может быть,
  что свой сук сама ты рубишь.
  Если не можешь никого любить,
  сделай вид, что меня любишь...
  
  Первое апреля. 1964 год.
  11
  
  
  * * *
  
  Под коммунистическими бичами!
  
  На коммунистов кровавую рать
  мне давно уже просто насрать!
  За их скорую погибель молюсь,
  давно с коммунизмом борюсь!
  
  С моих далёких детских пор,
  пишу стихи против власти!
  Всё давно творю наперекор
  коммунизма злой напасти!
  
  Борясь стихом за дело правое,
  я уже всю Россию исходил!
  Болото мрачное, кровавое
  своим стихом я пробудил!
  
  Стать известным не мечтаю.
  Для коммунистов я неуловим.
  Негромко свои стихи читаю,
  чтоб слышно было лишь своим.
  
  Не сдаюсь нигде и никогда!
  Не сдаюсь ничему и никому!
  Уже столько сделал я вреда,
  что страшно теперь самому!
  
  Борюсь с коммунистами-палачами,
  со страшной ложью их лживых идей!
  Под коммунистическими бичами
  потухли души у русских людей!
  
  Я диссидент дерзкий не один
  среди России забитого народа!
  России я лишь приёмный сын,
  но мать мою зовут: Свобода!
  
  Третье апреля. 1964 год.
  12
  
  
  * * *
  
  Я любил бы лишь тебя до гроба!
  
  Тебя придумал я уже давно.
  Вот мы и встретились, зазноба!
  Если бы не встретил, всё равно
  любил бы лишь тебя до гроба!
  
  Бьётся моё сердце как овечка,
  страхи в восторге все тая!
  На стук не каждого сердечка
  Лира откликнется моя!...
  
  Ты за мной как за стеною!...
  Поёшь как страстный соловей!
  Пусть слова, написанные мною,
  вольются в звуки музыки твоей!
  
  Моя жизнь, базар шумный!
  Только твоим мечтаю стать я!
  Я от страсти, как безумный,
  падаю опять в твои объятья!
  
  Ты так на рыцаря похожа!...
  только лишь вся обнажена...
  С каждым днём ты мне дороже!
  Ты как воздух мне нужна!
  
  Сидишь в интимной позе ты,
  не стесняясь своей наготы...
  Так прекрасна ты собой!...
  Я как мальчишка пред тобой!
  
  Душа в восторге понеслась!
  Так она вдруг в тебя влюбилась!
  То ль часть меня в тебя влила́сь,
  то ль часть тебя мне перели́лась!
  
  Пятое апреля. 1964 год.
  13
  
  
  * * *
  
  Коммунизма грязные склоки!
  
  Не слушаю радио поутру,
  коммунизма грязные склоки!
  Мне совсем уже не по нутру
  слышать эти лживые потоки!
  
  Нисколько я теперь не рад тому,
  что с коммунистом надо жить!
  Ненавистному строю проклятому́
  я никогда не намерен служить!
  
  Мне с коммунистами сражаться,
  я на другое, наверно, не гожусь!
  С коммунизмом пора разобраться,
  но пока ещё на свободе держусь!
  
  Страны большой, но неизвестной
  всем вам предстоит ещё узнать.
  В борьбе неравной и бесчестной
  с коммунизмом продолжаю воевать!
  
  В мыслях руки жму поэтам,
  что коммунистам не сдали́сь!
  Говорю им всем при этом,
  что знамя их вздымаю ввысь!
  
  Я в жизни плотные слои
  вошёл как дерзкий саморез!
  Все стихи мятежные мои,
  это мой кулацкий обрез!
  
  Я для коммунистов не награда!
  К спокойной жизни не вернусь!
  Власть коммунистов будет рада,
  если раньше времени загнусь!
  
  Седьмое апреля. 1964 год.
  14
  
  
  * * *
  
  Я никогда тебя не разлюблю!
  
  Кипит во мне горячая кровь,
  мне жарко от того, и потому
  у меня только лишь любовь,
  любовь ко всем и ко всему!
  
  Такая сладкая истома!...
  Какая нежная печаль!...
  Тропою тишины и грома
  прошла любовь сквозь даль!
  
  Твои перламутровые очи,
  невзгодам жизненным на зло,
  радугою светят среди ночи,
  мне излучая ласку и тепло!
  
  Нас с тобою свёл Всевышний Боже!
  С каждым годом жизнь всё трудней.
  С каждым годом ты мне всё дороже!
  С каждым годом ты мне всё родней!
  
  Мы с тобой друг друга сто́им!
  Хоть не поют нам соловьи,
  слезами радости омоем
  мы души грешные свои!
  
  Бьётся трепетно сердечко!
  Но отчего так и почему?...
  Своё обручальное колечко
  я уже до гроба не сниму!
  
  Тобой разбитую посуду
  я как сокровища коплю.
  Никогда тебя не позабуду,
  никогда тебя не разлюблю!
  
  Одиннадцатое апреля. 1964 год.
  15
  
  
  * * *
  
  Коммунисты опаснее фашистов!
  
  От напряжения вздуты вены!
  Я коммунистов всех послал!...
  Ожидпю скорые перемены!
  Я вдруг свободы возжелал!
  
  Мне терпеть еле хватает мо́чи!...
  Власть продолжает русских косить!
  С нетерпением жду тёмной ночи,
  чтобы свои листовки разносить!
  
  В борьбе погибну или нет,
  но мне не избежать напасти!
  Я, Божьей милостью, поэт
  пишу против коммунизма власти!
  
  Рванётся моё сердце в забытьи,
  но вдруг успокоится от муки.
  Всем о том пишу свои статьи,
  как губят нас коммунисты-суки!
  
  Коммунисты опаснее фашистов!
  Всем это повторяю вновь и вновь!
  На руках у палачей коммунистов
  запеклась невинная русская кровь!
  
  Среди нашей страшной борьбы
  мятежный поэт я свободы певец!
  Только у моей несчастной судьбы,
  будет, очень верю, добрый конец!
  
  Не привык я к ласки нежной,
  моя очень суровая судьба!
  Мечты души моей мятежной:
  Диверсии! Свобода! Борьба!
  
  Тринадцатое апреля. 1964 год.
  16
  
  
  * * *
  
  Не для любви ты создана.
  
  С годами образ твой не стёрся,
  ты везде и всюду предо мной!
  Сегодня я опять к тебе припёрся,
  у тебя проведу весь выходной!
  
  Тебе вопрос был мною за́дан,
  но молчишь ты, торт жуя...
  Каждый шаг твой предугадан,
  твой каждый жест предвижу я!
  
  Скрыто всё за далью зыбкой,
  словно бы жизни нет конца!
  Своей младенческой улыбкой
  ты умы тревожишь и сердца!
  
  Своей небесной красотой
  умы и души сладко жалишь!
  Твои слова как звук пустой,
  ими лишь сердца печалишь.
  
  Но никому совсем ты не нужна,
  твои годы уже давно улетели...
  Вовсе не для любви ты создана́,
  а лишь только для постели!
  
  На душе ощущение такое,
  словно я в карты себя проиграл!
  Моё сердце не будет в покое,
  за тебя меня Бог покарал!
  
  Твои слова меня не тронут,
  в душе огонь не разожгут.
  Душа твоя бездонный омут,
  который черти стерегут!
  
  Семнадцатое апреля. 1964 год.
  17
  
  
  * * *
  
  Коммунисты губят поэтов честных!
  
  Не поддаюсь коммунизму-блуду!
  Все мои помыслы очень чи́сты!
  Бороться с коммунизмом буду,
  покуда живы все коммунисты!
  
  Теперь вспоминаю голубую,
  далёких лет своих мечту!
  Только за неё отдам любую
  коммунизма-ада "красоту"!
  
  Во снах, Богом дарованных,
  вижу нашу страшную страну!
  В её устах, печалью скованных,
  слышу только скорби тишину.
  
  Нету в России серебряных рос!
  Коммунисты губят поэтов честных!
  Молчанье, много хуже, чем вопрос,
  слышу от могил героев безвестных!
  
  Душою лишь к борьбе стремлюсь!
  Мне Божье в том благословение!
  Припав к родной земле молюсь,
  чтоб к нам явилось избавление!
  
  С коммунистами я в драке!
  Вижу в коммунизма мраке
  России Свободу, Зарю и Свет
  в сиянии её грядущих лет!
  
  Кремля зубчатою стеною
  любуюсь, но со стороны.
  Добьюсь любой ценою
  освобождения страны!
  
  Девятнадцатое апреля. 1964 год.
  18
  
  
  * * *
  
  За дураков не выходите замуж!
  
  Ты замуж вышла всем на зло,
  только тебе так не повезло,
  твой муж, это какой-то псих!
  В печальных твоих глазах
  теперь один лишь только страх,
  веселья давно нету в них.
  
  Всегда тебя вижу одну.
  Среди жизни теней потока
  похожа на печальную Луну,
  ты, как и она, также одинока.
  
  Хочешь не счастья, а воли!
  Ты бросить готова покой!
  Слова, жестокие до боли,
  ты говорила ночью той!...
  
  Твои лобзанья как награда
  за чувства нежные мои!
  То ли поцелуй, то ли помада,
  но губы вкусные твои!
  
  Смотришь в зеркало пред тем,
  как умываться начинаешь.
  Вся обнажена ты, но зачем?
  Даже сама этого не знаешь.
  
  Сама не знаешь, чего хочешь,
  сдержанность гордую храня!
  Зачем ты мне беду пророчишь,
  разве не любишь ты меня?
  
  Сначала влюби́тесь, а там уж
  семью создавайте и свой дом.
  За дураков не выходите замуж,
  чтобы не мучиться потом.
  
  Двадцать третье апреля. 1964 год.
  
  19
  
  
  * * *
  
  Россия в коммунистах-людоедах!
  
  В России Батюшке-царю на смену
  вдруг пришла коммунизма чума!
  Считаю эту страшную перемену
  просто помешательством ума!
  
  Россия в коммунистах-людоедах!
  Давно не вижу спокойных снов!
  Теперь даже на дружеских беседах
  никогда не говорю красивых слов.
  
  Теперь не могу спокойно спать я,
  очень пострадать мне довелось!
  Наши стоны, жалобы, проклятья...
  на коммунистов-палачей слило́сь!
  
  Я стал с коммунизмом сражаться!
  Мятежные стихи пишу Свободы для!
  Коммунистам не долго любоваться
  со стен проклятого кровавого Кремля!
  
  Пускай погибну в схватке страшной,
  хотя живу всего лишь только раз!
  Когда-нибудь сойдёмся в рукопашной!
  Когда-нибудь, но только не сейчас...
  
  Пока ещё я вовсе даже не старик,
  но по живому жизнь свою режу!
  К рабству коммунизма не привык,
  до сих пор святой Свободой грежу!
  
  Очень не скоро увижу Победу.
  Не вдруг свою Свободу обрету.
  Но, кто пойдёт за мной по следу,
  тот встретит мою яркую мечту!
  
  Двадцать девятое апреля. 1964 год.
  20
  
  
  * * *
  
  Любовь не купить!
  
  Тогда тебя я принял за удачу,
  тогда я за тобою поспешил!
  Теперь сижу и горько плачу,
  я такую глупость совершил!...
  
  В твоём сердце чувства нет!
  Правды нет в твоих речах!
  В твоей душе не веры свет,
  только ложь одна и страх...
  
  Не проливай напрасно слёзы,
  не вернёшь ты любовь тем.
  Сегодня подарю тебе не розы,
  а лишь букетик хризантем.
  
  Надеждой свою душу не трави,
  наши отношения как служба.
  Между нами, вместо любви,
  только ненадёжная дружба.
  
  В любви клянёшься вновь,
  но ты же вовсе не святая...
  Для души моей твоя любовь
  как просто клетка золотая!
  
  Себя нисколько не унижу
  тем, что расстаёмся, не любя.
  Тебя больше никогда не увижу
  и не услышу больше я тебя!
  
  Порог мой ты не переступишь!
  Мне с тобой вино уже не пить...
  Дружбу, может быть, и купишь,
  только любовь уж не купить!
  
  Первое мая. 1964 год.
  21
  
  
  * * *
  
  Обманул Россию сифилитик Ленин!
  
  Пошли, куда вёл дьявол-Ленин.
  Как только верить ему могли?
  Те, "вверх" идущие ступени,
  нас в преисподнюю привели!
  
  Ленин-палач с любезной миной,
  слизью погладил Русь по голове.
  Он, как в истории старинной,
  стоит всех тиранов во главе!
  
  Я коммунизмом в душу ранен!
  Обманул Россию Ленин-жид!
  Сердце ждёт священной брани,
  собой пожертвовать спешит!
  
  Своим стихом прямо и смело
  обличаю коммуниста-подлеца!
  Хоть не спеша берусь за дело,
  но всегда всё довожу до конца.
  
  Среди ночи, даже среди дня
  у мавзолея призрак бродит!
  Мою Россию ругая и кляня,
  кровавый взор на всех наводит!
  
  Лик жёлтый Ленина-тирана
  теперь как чучело лежит!
  Бедная душа седого ветерана
  перед ним уже не задрожит!
  
  Мрачный, жёлтый и вонючий
  в мавзолее Ленин-дьявол гниёт!
  Жопу Ленина нюхать целой кучей
  тащится обманутый русский народ.
  
  Третье мая. 1964 год.
  22
  
  
  * * *
  
  Твои груди, твои ноги!...
  
  Я тебе совсем не посторонний!
  Моё сердце по тебе просто мрёт!
  Страстный взор твой вороний
  меня за́ душу грешную берёт!
  
  Без вина с тобой балдею!
  Люблю тебя только одну!
  С тобой тоску свою развею,
  с тобою душой отдохну!
  
  Я своей благодарен судьбе!
  Твои груди, твои ноги!...
  их для себя создали боги,
  а вот досталось всё тебе!
  
  В доме твоём такая тишь...
  я эту тишину еле терплю!
  Но что же всё молчишь?
  Только одну тебя люблю!
  
  В этот полуночный час
  ругаю только лишь себя!
  Сегодня в последний раз,
  может быть, вижу тебя!
  
  Может быть ты и права́.
  Только вот вдруг почему
  кру́гом идёт моя голова?
  Сам никак не пойму.
  
  Мне все твои злые слова,
  словно кричит вороньё!
  Кругом идёт моя голова!
  Только всё это враньё.
  
  Пятое мая. 1964 год.
  23
  
  
  * * *
  
  Ленин много выпил русской крови!
  
  Осенней мерзопакостной порой
  Ленин натворил столько дел!...
  Перед кровью залитой зарёй
  народ российский обалдел!
  
  Сам Ленин наливал стаканы!
  Всю Россию водкой споил он!
  Вся голытьба, как тараканы,
  за красных шла со всех сторон!
  
  На Руси это никому не в но́ви,
  когда правитель творит зло!
  Ленин много выпил русской крови,
  но то ему никак не помогло!
  
  С сарказмической улыбкой
  в мавзолее Ленин лежит.
  Земля здесь кажется зыбкой,
  здесь Ленин-дьявол-жид!
  
  В страхом подсвеченном гробу
  Ленин-дьявол в мавзолее.
  Зверя число на его жёлтом лбу
  для коммунизма веры милее!
  
  С детства желал ему смерти я!
  Наводил на всех Ленин страх!
  Но только не обретёт бессмертия
  в России Ленина зловонный прах!
  
  С именем Ленина ходили к горшку,
  когда нам в туалет не терпелось!
  На Ленина сифилисную башку
  накакать с детства мне хотелось!
  
  Седьмое мая. 1964 год.
  24
  
  
  * * *
  
  Девственницы первая ночь.
  
  Ты прочтёшь меня, услышишь!
  (Но правда ведь не всем нужна́!)
  Про ночь первую ты пишешь...
  Бог это знает, знает сатана!...
  
  Только они, лишь эти двое
  знают всё, что было, есть!...
  Оставь же душеньку в покое!
  Оставь в покое свою честь!
  
  Ты, сумасшедшая, заткнись!
  Зачем звать демона к ответу?
  Назад ты только оглянись,
  там ведь ничего плохого нету!
  
  Там вовсе нету ничего с того,
  что могло бы твою душу злить!
  Минуты только лишь всего...
  По ним не стоит слёзы лить.
  
  Это что такое: "Первая ночь"?
  Это русское наше или восточно?
  Если только есть у кого дочь,
  то уж меня поймёт он точно!
  
  Да! - всё понятно и без слов!
  Всё по наущенью самого Бога.
  Кому-то лёгким был его улов,
  кому в самую пропасть дорога!
  
  Одиннадцатое мая. 1964 год.
  25
  
  
  * * *
  
  За то, что коммунистов не добили!
  
  Портупеи чёрными ремнями
  накрест грудь моя рассечена.
  В страшных боях бываем днями!
  Будь трижды проклята эта война!
  
  Вперёд пехота грустная идёт,
  очень много смерти повидали!
  Нам внезапно с фланга пулемёт
  ударил, когда мы его не ждали!
  
  Весенним днём, таким прекрасным,
  нам надежды, сил и бодрости прилив!
  Вдруг взвился дым грибом ужасным,
  страшный вдруг раздался взрыв!...
  
  Война, для всех тяжёлая работа!
  Она людские кровь и слёзы пьёт!
  А здесь заградотряд из пулемёта
  по нашим спинам с тыла бьёт!
  
  Грохнул вдруг выстрел за рекой,
  боец наш раненый упал назад...
  Он онемевшей оцепенелой рукой
  намертво впился в свой автомат!
  
  Даже не услышав свиста пули
  он своею кровью окропил тропу.
  Ноги его в сторону свернули,
  направив к смерти пропасти стопу!
  
  В дерьме флаг коммунизма полощу!
  Его Ленин и Сталин очень любили.
  Ни за что никогда фашистов не прощу
  за то, что коммунистов не добили!
  
  Тринадцатое мая. 1964 год.
  26
  
  
  * * *
  
  В любви не смыслю ни хрена́!
  
  Кобель я, наверное, драный!
  В любви не смыслю ни хрена́!
  Но сегодня снова я пьяный!
  Но пьян я сегодня не от вина!
  
  Не надо коньяк мне и виски,
  водочка мне тоже не нужна!
  Но моей девочки сиськи
  пьянят меня больше вина!
  
  Живого во мне нету нерва!
  Моё сердце пожаром горит!
  Она, это такая ведь стерва,
  что хочет со мною творит!
  
  Я, пока, парень свободный,
  честь не позволю срамить!
  К ней прихожу как голодный,
  она меня начинает кормить!...
  
  Желания словно предвидя,
  (о них я болтаю с братвой...)
  то раком, то стоя, то сидя,
  то боком, то вниз головой!...
  
  Она это творит и не только!...
  Я вроде бы как бы секс раб!
  Утром я сытый настолько,
  что нету мне дела до баб!
  
  Семнадцатое мая. 1964 год.
  27
  
  
  * * *
  
  Коммунизм катится к закату!
  
  Я без жалости и без тревоги
  пишу стихи о коммунистах!
  Я к Свободе не нашёл дороги,
  но намерений полон чистых!
  
  Власти не люблю московской!
  С ней нет спокойного мне дня.
  Мрачный свет звезды кремлёвской
  пугает русских, не радует меня.
  
  Смотрю спокойным взглядом,
  как лютуют коммунисты-палачи!
  Коммунисты не где-то, они рядом!
  Притаился, тихо сиди и молчи...
  
  Грусть мою сменили уныния,
  моё веселье сменила тоска.
  Никак не могу забыть поныне я
  пистолета ствол холодный у виска!
  
  Моя судьба не льётся плавно,
  коммунизм стихами кляну!
  Когда убьют, тогда уж славно
  я против своей воли отдохну.
  
  Меня умом Бог не обидел,
  раболепства во мне нет!
  В дали закатной я увидел
  свободы радостный рассвет!
  
  Расскажу тебе, как брату,
  этим тяжким жутким днём:
  коммунизм катится к закату,
  ещё немного... и вздохнём!
  
  Девятнадцатое мая. 1964 год.
  28
  
  
  * * *
  
  Других желая и любя...
  
  С тобою мы безумны, юны!...
  От похоти мы только злей!
  Меж ног оно щекочет струны,
  но с того нам только веселей!
  
  Нам веселее! Пусть, что будет!
  Нам веселей! Остальное ерунда!
  Но только сердце не забудет
  всех наших любимых имена!
  
  Они в сердце как в граните!
  Не вырубить их ни за что!
  Вы их навечно сохраните,
  хотя вовсе не хотите того!
  
  Хоть не хотим, но они рядом!
  Они здесь, рядом навсегда!...
  Бывают слёз потоки градом,
  но не исправить никогда!...
  
  Готовы клясться мы богами!
  В сознании мысли не уснули!
  Рядом не обманутые нами,
  рядом те, кого мы обманули!
  
  Знают только одни луны
  о наших близких, дорогих...
  Меж ног оно щекочет струны,
  но мы вспоминаем о других!
  
  Тебя, конечно, хорошо знаю!
  Хотя других желая и любя
  вовсе не хочу, но вспоминаю
  одну тебя! Только одну тебя...
  
  Двадцать третье мая. 1964 год.
  29
  
  
  * * *
  
  Коммунистам скоро крах!
  
  В стихах душу свою раскрываю
  перед теми, с кем я не знаком.
  Но никогда того не забываю,
  что Русью правит Совнарком.
  
  Хотя живу в стране мрачной,
  но очень часто в добром сне
  струёй холодной и прозрачной
  свобода в душу льётся мне!
  
  Не держу на полках книг,
  хотя душою к ним приник.
  Россия вся заполнена жульём!
  Пользуюсь временным жильём.
  
  Всё хорошо лишь на словах.
  Я всегда в колонне пятой!
  На коммунизма торжествах
  сижу, тихим унынием объятый.
  
  На нас злые невзгоды насылая
  покинул наши души грешные Бог.
  У всех коммунистов душа гнилая,
  не раз я в этом убедиться смог!
  
  Беда с каждым годом близится,
  лишь за святую Свободу борюсь!
  Мне даже во сне порою видится
  без коммунистов Святая Русь!
  
  Отцовский лик часто вижу
  в своих мечтаниях и снах.
  Мой отец, тебя не унижу,
  коммунистам скоро крах!
  
  Двадцать девятое мая. 1964 год.
  30
  
  
  * * *
  
  Она меня не хочет любить!
  
  Я с похмелья, была уже рвота.
  Сейчас меня качает аж слегка!
  Пора моей любви, пора полета...
  И я лечу!... Я всё лечу пока....
  
  Лечу куда я ? Ясно же, к Ирине!
  Сердце её любовью оболью!
  Бутылок!... Словно на витрине!
  Всё только за её здоровье пью!
  
  Мне Иринка только лишь нужна!
  Любовью сердце мне она щекочет!
  Только она... Да что уж там она?
  Даже в бокал пописать мне не хочет!
  
  А я бы выпил! Я бы выпил, точно!
  Как бы наладить с нею мне контакт?
  Хотя знаком я с ней только заочно,
  но я бы выпил, выпил! - Это факт!
  
  Я говорю вам вовсе не в насмешку!
  Иринку мог бы в любви я утопить!
  Там месячные, может, вперемешку,
  но если пить, так уж тогда и пить!
  
  Она мне только голову морочит!
  Но только ей стараюсь не грубить.
  В бокал написать она мне не хочет,
  она меня не хочет даже и любить...
  
  Тридцать первое мая. 1964 год.
  31
  
  
  * * *
  
  На коммунизма кровавом болоте.
  
  Боль села толстыми слоями
  в глубинах страждущей души.
  Какими высказать словами
  то, что кипит в её в глуши!
  
  Посылают русские поля, нивы,
  наши люди (в муках от врачей)
  со стоном бесполезные призывы
  к совести коммунистов-палачей!
  
  Нас кормят мразью рвотной!
  У нас не видно этому конца!
  Живут в России "беззаботной"
  в грехе погрязшие сердца.
  
  Молний огни лучезарные
  видим в Господних словах!
  Коммунистов речи базарные
  у нас только вызывают страх.
  
  Коммунисты, Миру угрожая,
  с годами становятся всё злей!
  Они много собирают урожая
  с русских кровавых полей!
  
  Как ты ни старайся на работе,
  но в перспективе лишь обман!
  На коммунизма кровавом болоте
  кровавый удушливый дурман!
  
  Коммунисты стали ворами,
  ничего не поделаешь тут!
  "Гуманисты" с топорами
  вершат свой кровавый суд!
  
  Первое июня. 1964 год.
  32
  
  
  * * *
  
  Живу, тебя лишь любя!
  
  Доволен я своей судьбою!
  Жил я ненавидя, не любя!...
  Счастлив был с одной тобою,
  но всё же бросил я тебя.
  
  Много лет я спасал тебя тем,
  что держался вдали от тебя.
  Мы стали чужими совсем,
  но живу, тебя лишь любя!
  
  По ночам звонить мне брось,
  не хочу слушать твои злые речи.
  Мы с тобою столько были врозь,
  что я устал от жажды встречи.
  
  Из невозвратного далёка
  опять ко мне явилась ты,
  изранив сердце мне глубо́ко
  воспоминанием мечты!
  
  Комната заставлена цветами,
  отдыхаю в ней, как в саду.
  Своими увлечён я мечтами,
  теперь их исполнения жду!
  
  Диски с песнями твоими
  в моей душе всегда звучат!
  Я очарован только ими,
  я их услышать очень рад!
  
  До тех пор буду я на коне,
  пока любовь будет во мне,
  пока мечта в душе горит
  и разум спорить норовит!
  
  Третье июня. 1964 год.
  33
  
  
  * * *
  
  День сокрушенья коммунизма!
  
  Кровавую тень навели на плетень
  сатрапы крови, бед и ИЗМА!
  Где же заветный бродит день,
  День сокрушенья коммунизма?
  
  Детей в России не рожают,
  коммунисты мутантов плодят!
  Они всему Миру угрожают,
  коммунисты русских живьём едят!
  
  Вещает коммунизма оракул
  из стен кровавого Кремля.
  Я на его слова просто накакал!
  Стихи пишу Свободы для!
  
  В Кремле кровавом, мрачном
  русских планируют губить!
  В этом месте, таком злачном,
  не дай мне, Господи, побыть!
  
  Я, стихи писать умея,
  во всём доверился судьбе!
  Охраняет коммуниста-змея
  России ненавистный КГБ!
  
  Из-за коммунистов глупея
  коммунизма будней горечь пьём!
  Коммунистического "Змея"
  "Георгий" поразит копьём!
  
  В России гибнет святое, невинное!
  Коммунистов невозможно простить!
  Московский кремль, гнездо змеиное,
  нам уже давно пора разворотить!
  
  Пятое июня. 1964 год.
  34
  
  
  * * *
  
  Без твоей любви умру!
  
  Когда захочется любви?
  Пока хочу её всё время!
  Милашка, душу не трави!
  Тебя ждать такое бремя!...
  
  За откровенность не злись!
  Хотя знакомы мы заочно,
  в своих чувствах разберись!
  Только тебя желаю, точно!
  
  Готов клясться на крови!
  (Даже и спьяну поутру!)
  Когда захочется любви...
  Без твоей любви умру!
  
  Во мне нету даже нерва,
  чтоб, тебя видя, не дрожал!
  Наверно ты такая стерва!...
  Но я тебя душой зауважал!
  
  Зауважал за что? Не знаю!
  Я лишь свободой дорожил!
  Своё былое вспоминаю...
  Как только без тебя я жил?
  
  Меня как хочешь обзови!
  От страсти даже багровею!
  Когда захочется любви,
  приди, тебя собой согрею!
  
  Седьмое июня. 1964 год.
  35
  
  
  * * *
  
  Россия терпит коммунизма гнёт!
  
  Что ни день, то всё похмелье!
  Россия, как же ты смогла?...
  На коммунизма злобное веселье
  в России давно тень траура легла.
  
  Коммунистическая Русь могила,
  нету на ней православных крестов.
  Всех честных россиян здесь загубила
  поганая власть коммунистов-ментов!
  
  Все живём в хаосе стихийном
  коммунизма бредовых речей!
  Только видим в списке партийном
  блядей, ментов, судей и палачей!
  
  В России тюрьмы все забиты!
  В них много не попишешь ты.
  Холодной сталью перекрыты
  в России все горизонты и мечты!
  
  Коммунисты пытки применяют.
  В России давно со всех сторон
  всю нашу Россию наполняют
  запах крови, жертвы, плач и стон!
  
  В России, где вечерняя заря,
  порой мерещится Свобода!
  Туда обращены туда не зря
  глаза русского забитого народа.
  
  Россия терпит коммунизма гнёт!
  В России тюрьмы забиты нами!
  Бей коммунистов! Всё пройдёт!
  Свобода ведь уже не за горами!
  
  Одиннадцатое июня. 1964 год.
  36
  
  
  * * *
  
  Пленённая любви пороком!
  
  "Всё суждено давно нам роком!"
  Так нам гласит народная молва!
  Пленённая страшным пороком
  наша душа, наверное, мертва.
  
  Мертва. Любви в ней даже нету.
  (Нету любви, наверное, нигде!)
  Есть лишь стремление к минету
  и к прочей плотской ерунде!
  
  Чувства нам выходят боком!
  Что впереди-то нам грядёт?
  Пленённая плоти пороком
  наша душа любви всё ждёт!
  
  Но любви нету! Её нету!...
  С того гуляем, с того пьём!
  Как будто сладкую конфету
  свои мысли о любви жуём!
  
  Нашим пленённая пороком.
  в грехах наша страдает плоть!
  Но будет всем это уроком!...
  (Что языком-то зря молоть?)
  
  Всё уже сказано пророком!
  Мы живём, к аду спеша!...
  Пленённая любви пороком.
  в грехах горит наша душа!
  
  Тринадцатое июня. 1964 год.
  37
  
  
  * * *
  
  Трупный запах коммунизма.
  
  В жутком шабаше кремлёвском
  сатаны мерцает страшный свет!
  Долго сидит в кремле московском
  коммунист-проклятый-людоед!
  
  Он русских жрёт, как овец волк!
  Ядовит очень коммуниста укус!
  Он в жутких казнях знает толк!
  Он любит русской крови вкус!
  
  Любуемся градом Петровым...
  Россией правит коммунист-бандит!
  Взглядом мрачным и суровым
  с небес Господь на Русь глядит!
  
  Россия сдвинулась с орбиты,
  она во тьму кровавую летит!
  Все России люди лучшие убиты.
  Страною правит коммунист-паразит!
  
  Словно в огненном кольце
  жалкий человек законами зажат!
  Со страшной маской на лице
  Россией правил Сталин-гад!
  
  Коммунист Сталина хвалит.
  Россией правит коммунист-идиот!
  Как клопов он русских давит!
  Русских он убивает как скот!
  
  Восхваление сталинизма
  так похоже на дьявола вой!
  Трупный запах коммунизма
  стоит над грешною страной!
  
  Семнадцатое июня. 1964 год.
  38
  
  
  * * *
  
  Ваши груди, бёдра Ваши!...
  
  Всегда я верен лишь надежде!
  Вновь говорю Вам ерунду!
  Искушаю Вас, как прежде!
  А Вы молчите, как в бреду.
  
  Ваши груди, бёдра Ваши!...
  (Это явь, или это только сон?)
  Сейчас близки так плоти наши,
  что сердца бьются в унисон!
  
  Моё сердце рвёт на части
  любовь, эта зловещая змея!
  Вы сегодня в моей власти!...
  И в Вашей власти сейчас я!
  
  В Вашей власти я отныне!
  Только Вы теперь главная из нас!
  Как пить жаждущий в пустыне,
  теперь так же вот желаю Вас!
  
  Наверно, это Вам не ново,
  Вы не верите моим словам!
  Только скажите своё слово,
  и будет всё, что надо Вам!
  
  Вы предо мною не в одежде!
  Казалось бы: "Вот звёздный час!"
  Искушаю Вас как прежде!...
  Но искусить не смею Вас...
  
  Девятнадцатое июня. 1964 год.
  39
  
  
  * * *
  
  Коммунистов лживые слова!
  
  Уж разобраться если строго,
  то коммунист простой холдей!
  Любой мертвец живей намного
  лживых коммунистических идей!
  
  Забудь все призывы Октября!
  Всё, что было, это было зря!
  С коммунистами никогда не будь!
  Про все их обещания забудь!
  
  Коммунисты много обещают,
  но от них болит лишь голова!
  Меня нисколько не прельщают
  коммунистов лживые слова!
  
  Всему во всём везде есть мера,
  живём лишь волей наших судеб.
  Православная твёрдая вера
  не даст мне поверить в Совдеп!
  
  Душу ненависть мне гложет!
  Коммунисты хуже, чем тьма!
  Только врать коммунист может!
  Коммунист давно сошёл с ума!
  
  Солнце, нам радость разливая,
  горечь нашей жизни гонит прочь!
  Куда только нас выведет кривая?
  Когда падёт коммунизм-ночь?
  
  Коммунизма власть, наказание,
  нам из глубины веков пришла!
  У меня только одно желание:
  чтобы Россия свободной была́!
  
  Двадцать третье июня. 1964 год.
  40
  
  
  * * *
  
  Поругаемся в постели?...
  
  Ты меня разозлить не старайся,
  никак не навредишь моей судьбе.
  Говоришь: "Катись, убирайся..."
  От тебя катиться или к тебе?...
  
  От слов твоих даже тупею,
  но тебя всё понимать учусь.
  От тебя катиться ещё успею...
  Уж лучше к тебе прикачусь!
  
  Ну чего ты, в самом деле,
  разошлась, как кипяток?...
  Ты в таком красивом теле!...
  Ты мне как любви глоток!
  
  Так зачем ты меня гонишь?
  (Или ты так меня зовёшь?)
  Мою любовь не похоронишь,
  ты мои чувства не убьёшь!
  
  Потому скажу тебе, кстати,
  я всё от тебя стерпеть готов.
  Если ругаться, так в кровати!
  (В ней не надо даже слов!...)
  
  Ты меня звала супостатом
  не на прошлой ли недели?
  Хоть без мата, а хоть с матом
  поругаемся в постели?...
  
  Двадцать девятое июня. 1964 год.
  41
  
  
  * * *
  
  Люди русские, собирайте силы!
  
  Всех нас достал Хрущёв-урод!
  Собрался управлять Россией век!
  В подмосковных Бронницах 1964-й год
  восстали сразу триста человек!
  
  Всем только врёт Хрущёв-емеля!
  Народу он выдал нищую долю!
  Восстали шестнадцатого апреля
  за лучшую жизнь, за веру и волю!
  
  Только они смогли бы едва ли
  исправить свой ужасный век.
  Их менты схватили, повязали,
  осудили тогда восемь человек!
  
  Они сидят за что, скажите?
  Нам теперь как дальше быть?
  Камни за пазухой держите,
  чтоб коммунистов ими бить!
  
  Люди осуждённых не забудут!
  Смогу ещё к тому сказать,
  что через тридцать лет не будут
  коммунисты Россию терзать!
  
  Коммунисты нам не милы!
  На коммунистов мне плевать!
  Люди русские, собирайте силы,
  чтобы коммунистов убивать!
  
  Первое июля. 1964 год.
  42
  
  
  * * *
  
  Ведь ты такая супер-девка!...
  
  Поэта нет меня дряннее,
  но осуждать меня не спеши.
  Утро вечера мудренее!...
  (Как твои груди хороши!...)
  
  Это я так, как, вроде, к слову.
  (Твоих грудей прекрасней нет!...)
  Прощу, прости поэта Вову
  за его к тебе любовный бред.
  
  Мои слова ведь не издевка.
  Мне слов любви не удержать!
  Ведь ты такая супер-девка!...
  Никто не будет возражать,
  
  Ты Венеры много краше,
  ты затмишь собой зарю!...
  Но когда свиданье наше?
  О чём ты знаешь говорю.
  
  В моей душе любви гитара,
  звенит любовный перебор!
  Когда же встреча-то, Тамара?...
  (Ведь не отстану до тех пор!)
  
  Разожгла во мне ты страсти!
  Ох, это, чую, не к добру!...
  Только всё в твоей ведь власти!
  (А то ведь с похоти помру!)
  
  Ведь не бесчувственный я дуб!
  А ты вкусна, словно конфета!
  Тебе что, нужен лишний труп,
  в тебя влюблённого поэта?
  
  Третье июля. 1964 год.
  43
  
  
  * * *
  
  Браню режим коммунизма поганый!
  
  Сети всюду преграждают
  моей жизни трудный путь!
  Коммунисты поэтам угождают,
  только мне уже не свернуть...
  
  Хотя свои локти буду кусать,
  но не могу бросать писать
  стихи против коммунизма власти!
  Хладнокровно и без страсти,
  не горячась и не спеша
  всё пишу, что выдаёт душа!
  
  Ненавижу власть эту грешную!
  Скрипят зубы, но всё терплю!
  Темень люблю кромешную,
  очень осенние ночи люблю!
  
  Браню режим коммунизма поганый,
  что на Россию лёг кровавою межой!
  Как гонимый гость не званный
  везде и всюду я лишний и чужой!
  
  Коммунистам собственную плоть
  добровольно отдаю на истязания.
  Но только меня им не "расколоть",
  не добиться им от меня признания!
  
  Коммунисты кровожадные палачи!
  В тюрьмах много русских поубивали
  те коммунисты-палачи "врачи",
  которые меня в тюрьмах пытали!
  
  Пятое июля. 1964 год.
  
  
  
  44
  
  
  * * *
  
  Я не люблю Вас, но хочу!
  
  Вы так прекрасны и чудесны!
  Мне взор от Вас не отвернуть!
  Хотя глаза мои бесчестны,
  но не хочу Вас обмануть!
  
  Мужчины врут, это известно,
  только о вранье я промолчу.
  Я скажу Вам прямо и честно,
  что не люблю Вас, но хочу!
  
  Хочу! Да так, что нету силы
  терпеть с Вами разлуки миг!
  Будьте со мной добры и ми́лы!
  (Ведь я к отказам не привык!)
  
  За дерзость Вы меня простите,
  но я вопрос всё же задам:
  А, может быть, и Вы хотите?
  Так плоти мучить зачем нам?
  
  Со мною рядом посидите.
  Не бойтесь обо мне молвы.
  В глаза мои Вы не смотрите.
  В них не найдёте правды Вы.
  
  Они наполнены обманом,
  так нечего смотреть Вам в них.
  Вас окружу любви дурманом
  и брошу, как и всех других!
  
  Седьмое июля. 1964 год.
  45
  
  
  * * *
  
  Губит невинные души россиян!
  
  Куда Россия всё несётся?
  Она не ведает даже сама.
  Всё дрожит и всё трясётся,
  вся России в горе от ума!
  
  Коммунисты-звери нагоняют
  в Россию тысячи смертей!
  Россию теперь наполняют
  гром расстрелов и хохот чертей!
  
  Народ забитый сам не знает
  ни своё завтра, ни вчера!
  Уже давно не вспоминает
  то, что вспомнить бы пора!
  
  Коммунизм-кровавое-болото!
  В страшном аду Россия живёт!
  В том аду давно рыдает кто-то!
  Кто-то кого-то жалобно зовёт...
  
  От коммунизма страдаем, не от чего-то!
  Кругом только предательство, обман!
  Коммунизм-кровавое-болото,
  губит невинные души россиян!
  
  Висит страшная кровавая луна
  над коммунизма проклятой страною.
  Мне тёмными ночами не до сна,
  обходит счастье Россию стороною.
  
  Хотя мне счастья не было и нет,
  но всё же на него всегда надеюсь!
  На протяженье очень многих лет
  огнём святой Свобода греюсь!
  
  Одиннадцатое июля. 1964 год.
  46
  
  
  * * *
  
  Так свою писиньку проспишь!
  
  Прошу, проснись Наталия́!...
  Позволь словами посорить!
  Поэт самозабвенный я!...
  Хочу с тобой поговорить!
  
  Наташка, на тебя злюсь!
  Меня не хочешь, не желаешь!
  Вот возьму сейчас напьюсь,
  раз ты меня не уважаешь!
  
  Сказал бы я тебе, Наталья,
  всё о чём поют мои мечты!
  Но я развратник и каналья!
  (В общем такой же, как и ты!)
  
  Не буду в прошедшем копать!
  И ты о прошлом промолчишь!
  Наталья, хватит тебе спать!
  Так свою писиньку проспишь!
  
  Слава Богу, ты проснулась!
  Как ты столько спать могла?
  Моя душа аж улыбнулась!
  Ведь ты же мне почти дала́!
  
  Не расцелую тебя в попку
  и больше ничего не попрошу!
  Пойду я лучше выпью стопку,
  потом стихи другие напишу!
  
  Тринадцатое июля. 1964 год.
  47
  
  
  * * *
  
  В коммунизмом затравленной стране!
  
  Русь под властью экстремистов!
  Что натворил поганый Ленин!...
  С благословенья коммунистов
  живём под властью лжи и лени!
  
  Какого русские хотели строя,
  такого и дал им Ленин-тиран!
  Какого надо народного героя,
  такой России Богом будет дан!
  
  Ни царь, ни Бог нам не поможет!
  Живём словно в кошмарном сне!
  Каждый год страданья множит
  в коммунизмом затравленной стране!
  
  В Кремле коммунисты-козлы!
  От них вся Россия страдает!
  Хотя боюсь коммунизма-мглы,
  но страсть к Свободе побеждает!
  
  Довольно тесен мир безбрежный,
  куда ни глянешь, смерть кругом!
  Свой коммунист иль зарубежный,
  всегда России будет он врагом!
  
  Что б ни случилось в жизни с нами,
  всё покорно со смирением приму!
  Стихами, словно бы кострами,
  сжигаю коммунизма поганую тьму!
  
  Власть коммунизма не нужна!
  Коммунистов-скотов лупим!
  Пусть ночь опасна и темна,
  но от борьбы мы не отступим!
  
  Семнадцатое июля. 1964 год.
  48
  
  
  * * *
  
  Лишь об одной тебе мечтаю!
  
  Наш мир продажный и дурной!
  Все мы гнёмся перед судьбою.
  Пускай сейчас ты не со мной,
  но, в мыслях, сейчас я с тобою!
  
  Лишь об одной тебе мечтаю,
  презрев мещанскую молву!
  От одних мыслей словно таю!
  А что же тогда будет наяву?...
  
  А наяву я в твои ножки
  лицом уткнусь! (выше колен!)
  На память подарю серёжки!...
  Душой попал я тебе в плен!
  
  Не хочу вырваться из плена!
  Тебя за нежный плен прощу.
  Ласково обниму твои колена,
  больше никуда тебя не отпущу!
  
  Не отпущу, хоть и захочешь!
  От тебя всё покорно стерплю!
  Ты мне лишь голову морочишь,
  а я тебя просто очень люблю!
  
  Все наши встречи под луной
  будут для одних только нас!
  Пускай сейчас ты не со мной,
  но это только лишь сейчас...
  
  Девятнадцатое июля. 1964 год.
  49
  
  
  * * *
  
  Если бы коммунисты в аду сгорели...
  
  Коммунисты людей едят,
  звериным рычат языком,
  сердце тебе здесь остудя́т!
  Это место зовётся "Обком".
  
  Ленинградский Обком КПСС,
  что такого в нём заключено?
  В нём есть чёрт и даже бес...
  В нём не́чисти полным полно!
  
  Коммунисты-пауки в том комитете
  плетут сети для русских людей!
  Страшнее нет на белом свете
  кровавых коммунистов-блядей!
  
  Набралось теперь уже немало
  кровавых палачей в Политбюро!
  Между собою уже тесно стало
  им, вовсе неспособным на добро!
  
  Будённый шпорою кровавой
  в кремле полы перепятнал!
  Он прославился расправой,
  что над русскими он учинял!
  
  Фрунзе за власть был горой,
  Сталиным в больницу отправлен,
  врачами советскими отравлен
  и погребён как будто бы герой!
  
  Мои глаза на них бы не смотрели,
  коммунистов не знала бы душа!..
  Если бы коммунисты в аду сгорели,
  то жизнь в России была бы хороша!
  
  Двадцать третье июля. 1964 год.
  50
  
  
  * * *
  
  Поэта нелегко любить!
  
  Второй раз себя тебе предложить,
  мне как через себя переступить!
  Вот я потому только на этот раз
  не принимаю твой дерзкий отказ!
  
  Жду тебя, мой друг далёкий!
  Нам хорошо будет вдвоём!
  Мечта, как парус одинокий,
  в сознании плавает моём!
  
  На твоё фото, моя рыбка,
  смотрю уж очень много лет.
  Печали горькая улыбка
  твой испортила портрет.
  
  Яркий лист осенний падает...
  Гонит его ветер, об осени трубя.
  Знаю, что почта меня не обрадует
  долгожданным письмом от тебя.
  
  Только тебе безрассудно верю,
  свои чувства к тебе не таю!
  Ты словно эталон, тобою мерю
  свои стихи и всю жизнь свою!
  
  Теперь в питейных заведениях
  я в тоске целыми днями торчу.
  Какой толк в сновидениях?...
  Быть наяву с тобой очень хочу!
  
  По кабакам весёлым шляться,
  коньяки с шампанским пить!...
  Легко с поэтом забавляться,
  но нелегко его просто любить!
  
  Двадцать девятое июля. 1964 год.
  51
  
  
  * * *
  
  Русских загнали в коммунизма дурдом.
  
  В России метёт кровавая пороша!
  Всё хорошее превращается в беду!
  Мой путь кремнист, тяжела ноша...
  Но, что бы там ни было, пройду!
  
  Зов коммунизма партии "заветной",
  куда-то ты мою Россию заведёшь?
  Россию от жизни беспросветной
  во тьму кромешную ада зовёшь!
  
  Коммунизма гоненья и скитания
   загнали всех в коммунизма дурдом.
  В прах превратились наши мечтания,
  сожжённые коммунизма адским огнём.
  
  Но хорошее время скоро придёт!
  Свобода не за горами уже, вроде.
  Послушай, что вольный ветер поёт,
  нам он о России поёт, о свободе!
  
  Пишу стихами о силе молодецкой,
  (о ней теперь пытаются забыть!),
  Сегодня живём в стране советской,
  завтра этой страны может и не быть!
  
  Всю эту ночь с восторгом пела
  во сне свобода свои песни мне!
  Власть коммунизма пока ещё це́ла,
  или только всё это снится во сне?
  
  Полна вся Россия речи бранной,
  во лжи и мерзости русская страна!
  Скоро зов раздастся долгожданный,
  русский народ разбудит ото сна!
  
  Тридцать первое июля. 1964 год.
  52
  
  
  * * *
  
  С тобою полежать хочу!...
  
  Что сказать?... Я поэт, повеса!...
  Чувствами я многих подразнил!
  Я родственник того самого беса,
  который в раю Еву соблазнил!
  
  И на него, христопродавца, глядя,
  сказал я сердцу: "Чувства отпусти!"
  Это я с виду такой спокойный дядя,
  а наяву я, точно, дьявол во плоти́!
  
  Не одну Еву соблазнить я смог!
  Но эти Евы все меня прощают!
  Но вот теперь себе я дал зарок:
  "Меня пусть девки развращают!"
  
  Я так устал от блуда и разврата!
  Я устал от подлостей людских!
  Мне к былому нет уже возврата!
  Девчонки!... Как забыть мне их?
  
  Как забыть, что дорого и свято?
  Над этим безвластна моя спесь!
  Моя душа волнением объята!
  В страсти и волнении я весь!
  
  Моя душа десятки лет дерзала!
  Только о своих подвигах молчу...
  Мне не одна женщина сказала:
  "С тобою полежать хочу!..."
  
  Первое августа. 1964 год.
  53
  
  
  * * *
  
  В кровавом дыму морда Сталина!
  
  Коммунизма кровавая окалина
  попортит русским зрение не раз.
  В кровавом дыму морда Сталина
  щурит ещё порой кровавый глаз!
  
  Коммунизм суров, словно сталь,
  русские невинные головы рубит!
  Живым останется теперь едва ль
  тот, кто Россию беззаветно любит!
  
  Широка река русской крови! Бурливо
  мечется она в российских берегах.
  Ленинцы-коммунисты-палачи лениво
  бредут по ней во рваных сапогах!
  
  Хочу только лишь правды и воли!
  Во лжи погрязла грешная Русь!
  Мне Россию очень жаль, до боли!
  Стихами с коммунистами борюсь!
  
  Пускай погибну в борьбе правой,
  клеймить буду коммунистов-сволочей!
  Долог наш путь во тьме кровавой,
  жутки ночи коммунистов-палачей!
  
  Но мне вовсе не надо бессмертия.
  Коммунизм, это просто лишь смех!
  Давно готов предаться смерти я,
  если она коммунистов скосит всех!
  
  Объятая святой борьбы пламенем
  Россия сама справится с грехом!
  Коммунизма мрак, как знаменем,
  освещается мятежным стихом!
  
  Третье августа. 1964 год.
  54
  
  
  * * *
  
  Меня ты от любви спасёшь!
  
  Сердце моё так тебя хотело!...
  Хоть я развратник и большой,
  настолько нежно твоё тело,
  что млею плотью и душой!
  
  Тебя люблю, но что с того!
  Разве ты меня поймёшь...
  Ведь ты не любишь никого!
  Твои слова всего лишь ложь!
  
  Лжёшь, нисколько не стесняясь!
  (Если не так, - издох я чтоб!...)
  Ты, без любви мне отдаваясь,
  мою любовь вгоняешь в гроб!
  
  Не могу уж спать с иною!
  Любовью разум мой кружа
  хоть на мне, хоть подо мною,
  лишь только ты мне госпожа!
  
  Любовь меня не отпускает,
  в душе застряла словно клин!
  Твое дыханье грудь ласкает
  и гонит в кровь адреналин!
  
  Наверно, ты меня погубишь!
  Меня от этой страсти удержи!...
  Скажи, что ты меня не любишь!
  Мне плохое что-нибудь скажи!
  
  Объяснять тебе то надо ль?
  (Что говорю, всё это ложь!)
  Скажи, что сволочь я и падаль,
  меня этим от любви спасёшь.
  
  Пятое августа. 1964 год.
  55
  
  
  * * *
  
  Ломаю коммунизма догмы!
  
  Идём не в ногу, невпопад!
  Только я в том не виноват,
  что коммунизма сраный строй
  вдруг стал анальною дырой!
  
  Провожаю день пережитый,
  убегающий в чёрную муть.
  Народ безгласный и забитый...
  Но не жалко его мне ничуть!
  
  Дом родной уже не помню
  и не хочу его вспоминать.
  Но коммунизм-душеломню
  всегда буду проклинать!
  
  Я тихим поэтом быть мог бы,
  но я в диссидентском строю!
  Ломаю коммунизма догмы!
  О счастливой Свободе пою!
  
  Коммунизм поганый кляня
  с мечтою наивною, детской
  в сумрак жутких кровавого дня
  тихо иду по России советской!
  
  Я не такой, каким бы хотели
  меня видеть коммунисты!
  Я злее их, на самом деле,
  но мои помыслы все чисты!
  
  Только хочу такого счастья,
  когда не давит сталь запястья!
  Когда бы жила спокойно мать,
  и не стали бы по ночам брать!
  
  Седьмое августа. 1964 год.
  56
  
  
  * * *
  
  "Не люблю", - сказала, - "но хочу!"
  
  Я о любви!... (Нет ближе темы!)
  Без любви не проживу даже дня!
  Тебя люблю!... Какие же проблемы?
  Проблема есть: не любишь ты меня!
  
  Многое чего ты мне уже сказала.
  Я всё об этом помню, но молчу.
  Мне пальцем на пенис показала,
  "Не люблю", - сказала, - "но хочу!"
  
  Чтоб я издох иль стал бы гадом,
  или был в больнице бы дурной!...
  Я так хочу с тобой быть рядом!...
  Так хочу с тобою быть одной!...
  
  Но как тебя, дурную, уломаешь?
  Я так хочу тебя просто обнять!...
  Ты даже и сама себя не знаешь!
  И как же мне тогда тебя понять?
  
  Но понять тебя очень стараюсь!
  Судьба!... Как же поспоришь с ней!
  Против судьбы как рогом упираюсь!
  Когда-нибудь, но станешь ты моей!
  
  Когда-нибудь судьба помирит нас!
  Всё сражаюсь за тебя с судьбою!
  Когда-нибудь!... Но хочу сейчас
  с тобою быть и обладать тобою!
  
  Одиннадцатое августа. 1964 год.
  57
  
  
  * * *
  
  За что коммунизм любить?
  
  Можно стать от работы горбатым,
  так за что же коммунизм любить?
  Никогда не мечтал стать богатым,
  свободным всегда мечтаю быть!
  
  Когда нету совсем настроения,
  тогда давай, трудись вдвойне,
  не дожидаясь вдохновения,
  покуда солнца светит в окне.
  
  Из недр глубоких и опасных
  шахтёрский каменный уголёк!
  Создание рук и душ прекрасных
  бесконечный чёрный ручеёк!
  
  Так вставать порою лень!...
  Хорошо бы ночь продлилась!
  Работать надо каждый день,
  чтобы душа не заленилась!
  
  Не Чистый Четверг, не суббота,
  сегодня только простая среда!
  Мне никогда не идёт на ум работа,
  это словно просто какая-то беда!
  
  Час пик, рванулись все с работы,
  словно дети от страшного быка!
  Не всё русские работают до рвоты
  зная, что любит работа дурака!
  
  Тринадцатое августа. 1964 год.
  58
  
  
  * * *
  
  Ночная ваза и любовь...
  
  Я привык громить, сметать!...
  (За то слыву дурным поэтом.)
  "Осколкам вазою не стать!"
  Да разве думал я об этом!...
  
  Да разве думал я, что так?...
  Во мне другие мысли вьются!
  Наверное, я был тогда дурак...
  Я думал, что вазы не бьются.
  
  Вдруг угас огонь в моей крови.
  Осталась только похоти зараза!
  Что же касается самой любви,
  так ведь я не знал, что это ваза.
  
  За мною не один есть грешок,
  припомнил я тут одним днём.
  Ваза - это же ночной горшок!
  Разве любовь хранится в нём?
  
  Я сейчас готов даже заплакать,
  вдруг всё моё в унынье тело...
  В ночную вазу надо какать,
  а любовь совсем другое дело!
  
  Не понимаю, может быть,
  в душе такие страсти видя!
  Но разве можно ли любить
  на ночной вазе тихо сидя?
  
  Ночная ваза и любовь?...
  Сам чёрт теперь не разберёт!
  Не прольётся с сердца кровь,
  если кто эту вазу разобьёт!
  
  Семнадцатое августа. 1964 год.
  59
  
  
  * * *
  
  Коммунистами убитые безвинно!
  
  Закат в крови, рассвет в кровище,
  нету России просвета впереди!
  Россия сама себе смерти ищет
  в дерьме кровавом по груди́!
  
  С каждым годом всё тревожней
  среди стальных жить занаве́с.
  Становится всё безнадёжней
  нам ожидание манны с небес!
  
  Виновен, прав ли - всё едино!
  В России адвокаты все молчат.
  Коммунистами убитые безвинно,
  из могил тихим шёпотом кричат!
  
  За рекой прекрасная свобода,
  над рекою коммунистов полки.
  Сколько погубили здесь народа
  кровожадные коммунисты-волки́!
  
  Давят Россию коммунизма мглою!
  Коммунистов Россия не простит!
  Жизнь в России огненной стрелою
  к святой Свободе солнечной летит!
  
  Чтоб небеса России стали чистыми,
  могилы гадам коммунистам копай!
  Только в борьбе с коммунистами,
  в бой открытый никогда не вступай!
  
  С коммунизмом вступили в бой,
  нам теперь не надо тихого покоя.
  Если уж так назначено судьбой,
  мы смерть свою встречаем стоя!
  
  Девятнадцатое августа. 1964 год.
  60
  
  
  * * *
  
  Ночь страсти мне подари!
  
  Солнце светит, лучами звеня,
  в тихий полуденный час!
  Эта весна для тебя и меня!
  Эта весна только для нас!
  
  Очень часто к тебе прихожу,
  обо всём беседую с тобою.
  Разговоры с тобой завожу,
  хотя тебя совсем не стою.
  
  Наша земля многое скрывает!
  От нас многое скрывают небеса!
  Говоришь, что чудес не бывает,
  но продолжаю верить в чудеса!
  
  Моё сердце любовью объято!
  Любовь, она ведь как полынья!
  Сегодня ты любовница чья-то,
  завтра будешь лишь только моя!
  
  Нам скоро предстоит венчание!
  Я всей душою тому очень рад!
  Приятно мне твоё молчание,
  твой нежный, добрый взгляд!
  
  Наше счастье как снежинка,
  на него даже боюсь дышать...
  Но у тебя на сердце льдинка,
  смотри сама, всё тебе решать.
  
  Не брани свою женскую долю,
  меня ни за что напрасно не кори.
  Тебя прошу: "Дай сердцу волю,
  ночь страсти мне сегодня подари!"
  
  Двадцать третье августа. 1964 год.
  61
  
  
  * * *
  
  Кровавые годы коммунизма власти.
  
  В России, Богом давно позабытой,
  в безумье мечется русский народ!
  К бездне, ложью чуть прикрытой,
  Россию коммунизм кровавый ведёт.
  
  Порывы ветра тучи кровавые гонят.
  Моей души раны старые очень болят.
  Коммунисты русских заживо хоронят!
  Коммунисты русских заживо гноят!
  
  Нету на Земле мрачнее мрака,
  чем в России мрак "Октября",
  когда в крови месилась драка,
  коммунисты русских губили зря!
  
  Моя душа взрывается на части
  от коммунистического труда.
  Кровавые годы коммунизма власти
  из жизни не исчезнут никуда!
  
  В нищете всех преуспевший
  всё теперь творит наоборот
  с детства хлеба досыта не евший
  и затравленный русский народ!
  
  Кто замучен, кто просто забит!
  Страдаем от коммунизма дубины!
  Словно русскою кровью облит
  серой осенью кустарник каины.
  
  Среди коммунизма ненастья
  не гадаем: быть или не быть?
  Неумирающего жизни счастья
  коммунизм не может погубить!
  
  Двадцать девятое августа. 1964 год.
  62
  
  
  * * *
  
  Ты не могла бы немного дать?...
  
  По морю я любви поплавал!...
  Тебя вот встретил на пути!
  Девчонка, ты чёрт или дьявол?
  (Меня за откровение прости!)
  
  Прости. За что? И сам не знаю!
  Пересеклись как-то наши пути!
  Тебя люблю и вспоминаю!...
  Ну хоть за что-нибудь прости!
  
  Я пред тобой пригну колена!
  Коль не влюбился, то влюблюсь!
  Но, вообще, какого хрена
  я перед тобою так стелюсь?
  
  Люблю! Того скрывать не стану!
  Ты на коленях у друга сидишь...
  Если только обоих вас застану!...
  Что будет? Вот и поглядишь!
  
  Ну а пока оставлю свою злобу.
  (Пока её спокойно перетерплю.)
  Души моей нежданную зазнобу,
  тебя, и ненавижу и люблю!
  
  Так люблю тебя!... (Как целку!)
  Душа моя любовью излила́сь!
  Но ты порвать, как Тузик грелку,
  вдруг меня за что-то покляла́сь!
  
  Но признаюсь тебе, заразе,
  (тебе всё по́ хрену видать!),
  сейчас сижу, дрожу в экстазе!
  Ты не могла бы немного дать?
  
  Тридцать первое августа. 1964 год.
  63
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это фекальный слив!
  
  Коммунизма тоска позорная
  всё губит, могилы русским роя́,
  простор лугов и синь озёрная,
  родные новгородские края!
  
  Дождались мы время ужасного,
  русский народ всё доброе забыл!
  Кровавый пруд болота красного,
  миллионы русских душ сгубил!
  
  Народ, в сознании дурном,
  ум незрячий водкой студит,
  хочет того, что будет сном,
  поверил в то, чего не будет!
  
  О славном прошлом забывая,
  влачим свой холопский век.
  Коммунизм, злобно завывая,
  в души метёт кровавый снег!
  
  Сосульки падают звеня,
  на чёрной мостовой белея.
  Живу, коммунистов кляня,
  свою мечту о свободе лелея!
  
  Может быть страшная сила
  приблизит печальный дебют.
  Но ни коммунист, ни могила
  поэта во мне никогда не убьют!
  
  Коммунизм, это фекальный слив!
  Хотя с детства вовсе не труслив,
  но очень боюсь зияющих высот,
  куда коммунизм Россию ведёт!
  
  Первое сентября. 1964 год.
  64
  
  
  * * *
  
  Ложись и мне давай!...
  
  С тобой, милашка, я давно знаком!
  Друг к другу мы взаимностью горим!
  Ты с финкой, а я русский с тесаком!...
  Давай приляжем, всё обговорим!
  
  Даже не знаю, с тобой кто мы!
  Но твой чудный запах ловлю!
  Мы с тобою даже не знакомы.
  но тебя уже, наверное, люблю!
  
  Люблю тебя!.. Но за что не знаю!
  Люблю тебя и в этом не солгу!...
  Своих прошлых девок вспоминаю,
  среди них тебя вспомнить не могу!
  
  Пьяный я!... А ты чего хотела?..
  Но не подумай, что говорю ложь!
  Все только и хотят твоего тела!
  Но ты же никому ведь не даёшь!
  
  Никому!... А я почти что свой!
  Мне отдайся только и поверь!...
  Не даёшь, я в похоти, хоть вой!
  И чего же делать мне теперь?
  
  Теперь так, или ложись, иль раком!
  Я ведь мужик! О том не забывай!...
  У нас с тобой закончится всё браком,
  поэтому ложись и мне давай!...
  
  Третье сентября. 1964 год.
  65
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русским врут!
  
  Я свои стихи пишу украдкой.
  С друзьями больше всё молчу.
  Знобит русских лихорадкой!...
  Своими стихами Россию лечу!
  
  От коммунизма прёт вонищей!
  Запах смрада столь густой!...
  Поэт в России всегда нищий,
  но я не смирился с нищетой!
  
  С коммунистами в ссоре я!
  Коммунисты русским врут!
  России нет, есть территория,
  на которой русские живут!
  
  Я на тюрьму сменил уют,
  Талант свой в землю не зарыл.
  Мои стихи кровью текут,
  я для России душу вскрыл!
  
  Власть коммунистов опасна,
  но я жив, благодарен судьбе!
  Господи, жизнь прекрасна!
  За всё спасибо, Господи, Тебе!
  
  Выбрал я дорожку очень узкую.
  Я грамматику в тюрьмах учил.
  Я Православную судьбу русскую
  от Бога вместе с верой получил!
  
  Не будет ни стона, ни вздоха,
  я лишь перед Россией в долгу!
  Понимаю, что закончу плохо,
  но стихи не писать не могу!
  
  Пятое сентября. 1964 год.
  66
  
  
  * * *
  
  В любви не могу разобраться!
  
  Страдать моё сердце устало!
  Очень устало с судьбой воевать.
  Когда всё это настолько достало,
  что на всех захотелось блевать!
  
  В судьбе пережил я немало,
  в горе не раз с головою нырнул!
  Но, когда меня всё это достало,
  я на жизнь по-иному взглянул!
  
  Я увидел, какой я, всё-таки, дурак...
  Не тем надо в жизни мне дорожить!
  Я понял, что живу совсем не так,
  как надо бы мне, грешному, жить!
  
  Я все старания в любви применил!
  Дурью теперь больше не маюсь!
  Свою жизнь я вдруг так переменил,
  что теперь сам себе удивляюсь!
  
  Я словно с дуба внезапно упал!
  Только этому очень теперь я рад!
  Я раньше с одной только спал,
  теперь со всеми сплю подряд!
  
  Всё пошло в жизни на лад!
  (Я раньше был словно изгой.)
  Мне женщины как мармелад,
  одна намного вкуснее другой!
  
  В любви не могу разобраться,
  хотя ведь мне немало уже лет.
  В грязь не боюсь замараться,
  грязнее меня поэта ещё нет!
  
  Седьмое сентября. 1964 год.
  67
  
  
  * * *
  
  Явилась коммунизма кровавая ночь!
  
  У власти коммунисты-уроды!
  Они русским готовят гробы!
  Не исчезло желанье свободы,
  не покинула жажда борьбы!
  
  Концы с концами сводим еле-еле,
  не находим в душах тёплых слов.
  Вся наша жизнь, на самом деле,
  только видения кошмарных снов!
  
  Когда-то уйдёт с нами в гробы
  наш рабский нищенский удел,
  не бесполезность нашей борьбы,
  не бессмысленность ратных дел!
  
  Злодеев у нас много настоящих
  терпит сейчас вся русская земля,
  толпой кроваво-грязною кишащих
  у стен московского кровавого Кремля!
  
  Явилась коммунизма кровавая ночь!
  Коммунизм русские души гложет!
  Только никто не хочет России помочь!
  А кто и хочет, так тот никак не может.
  
  Хотя нам избавленье принесёте,
  от нас прогоните наш злой страх,
  но только состраданья не найдёте
  в коммунизма зловещих глазах!
  
  Спокойнее в загробном царстве,
  только пока что туда ещё не рвусь.
  Страшно в коммунизма государстве,
  но с коммунизмом стихами борюсь!
  
  Одиннадцатое сентября. 1964 год.
  68
  
  
  * * *
  
  Мне никогда тебя не разлюбить!
  
  Ну, привет моя зазноба!
  Ты меня ранишь как иглой!
  Мы с тобой поэты оба...
  Ты поэт добрый, а я злой!
  
  На всех, и на себя, злюсь!
  Ты разозлить меня смогла!
  Хочешь, злобой поделюсь?
  Не хочешь. А ты тоже зла!
  
  Ты прекрасней всех на свете!
  Ну как такую не любить?!
  Ты с мужчиной на портрете!
  Обоих вас я готов убить!...
  
  От любви скрываюсь в круговерти
  быта, что на Парнасе распростёрт!
  Если только есть на свете черти,
  то, милашка, ты самый главный чёрт!
  
  Ты чёрт! (Иль с чёртом побывала.)
  Но мне на это просто наплевать!
  Любовью ты меня околдовала!
  (Во что бы мне тебя поцеловать?...)
  
  Тебе писать мне как-то не с руки,
  и без тебя в жизни не мало тем!
  Мужчины, сама знаешь, дураки!
  А поэты сумасшедшие совсем!
  
  Тебя давно стараюсь позабыть!
  Потому тебя не раз я смог обидеть!
  Мне никогда тебя не разлюбить!
  (Хотя хочется тебя мне ненавидеть!)
  
  Тринадцатое сентября. 1964 год.
  69
  
  
  * * *
  
  Коммунисты Россию тюрьмами застроили!
  
  Друзья, товарищей помянем
  сегодня тех, кого с нами нет...
  Памятью их мы крепче станем!
  В святой борьбе остался их след!
  
  Была бы жизнь полною чашей,
  если бы не сволочи большевики!
  Всё истребили в стране нашей
  проклятые коммунисты-еретики!
  
  Обещая построить нам рай,
  Россию тюрьмами застроили!
  Россию превратили в сарай,
  кандалами русских удостоили!
  
  В России жить очень опасно!
  Но протесты зреют в головах.
  Всё у коммунистов прекрасно...
  это всё лишь только на словах!
  
  От коммунистов есть спасение!
  Мы не покоримся злой судьбе!
  Подобно смерти промедление
  с коммунистами в нашей борьбе!
  
  Уйдут одни, - придут другие!...
  Только России ведь не всё равно...
  Расстреляны герои нам дорогие
  палачами-коммунистами давно!
  
  В России когда-то кончится беда!
  Отойдём от коммунизма угаров!
  В России не останется даже следа́
  от могил красных комиссаров!
  
  Семнадцатое сентября. 1964 год.
  70
  
  
  * * *
  
  Когда она поднимет юбку!...
  
  Любовь... Это такая шлюха!
  Рядом с ней спермы река!
  В моей душе была разруха:
  экстаз, оргазм и "Пока!..."
  
  "Пока!" до следующей бабёнки!
  Их сам себе всегда я выбирал!
  Любовь изгрызла мне печёнки!
  Никого я не любил, а презирал!
  
  Я о любви всем только врал!
  Столько испробовал я тел!...
  Я столько девок перебрал!...
  Я всех, почти, перехотел!
  
  Меня жизнь, как море шлюпку,
  швыряло в море моего бытия,
  пока не встретил я голубку!...
  Без памяти влюбился в неё я!...
  
  Хотя с любовью я знаком,
  но так влюбился в девку эту!...
  Влюбился и стал дураком
  таким, что уж дурнее нету!
  
  Я так люблю свою голубку!
  У меня к ней такая страсть!...
  Когда она поднимет юбку,
  готов я в обморок упасть!...
  
  Девятнадцатое сентября. 1964 год.
  71
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшные годы!
  
  Русь терзают коммунисты уроды!
  Коммунистам-злодеям кричу:
  "Больше, чем счастья Свободы,
  в жизни совсем ничего не хочу!"
  
  Коммунизма страшные годы!...
  Правит Россией коммунист-козёл!
  Трубы медные, страшные воды...
  я уже всё в своей жизни прошёл!
  
  Коммунисты не сделают рая!
  Но об этом совсем не грущу.
  Всю Россию, от края до края,
  обойду и друзей своих отыщу!
  
  Свою душу рифмой успокоя,
  я, подумав, даже обалдел!:
  "Если Россия выйдет из запоя,
  то какой начнётся беспредел!"
  
  Коммунизм, это смерти музей:
  коммунисты навалили трупов груду!
  Среди могил моих верных друзей
  коммунистам никогда петь не буду!
  
  От борьбы моё сердце не устало.
  Давно живу как одинокий волк!
  Для России уже сделал я немало!
  Хорошо знаю в диверсиях толк!
  
  Возлюбите Россию так, как я!
  Никогда Россию не бросайте!
  В кремле коммунист-свинья!...
  Нашу Россию от него спасайте!
  
  Двадцать третье сентября. 1964 год.
  72
  
  
  * * *
  
  Отдайся!... Или сам возьму!
  
  Познал я жизни кнут и пряник!
  Только о свободе все мои мечты!
  Я шёл по жизни как Титаник!
  Вдруг мне айсберг... - это ты!...
  
  Вдруг на тебя я напоролся!
  (До тебя близко знал я не одну!)
  С любовью я, как мог, боролся!
  Но вот теперь иду душой ко дну!
  
  Иду ко дну и нету спасения!
  Теперь в бреду сознание моё!
  Души хотел бы воскресения,
  но только ты убила ведь её!...
  
  В моей душе такие раны!...
  Забудусь, когда напьюсь!
  Все вы, женщины, тираны!
  Всю жизнь вас очень боюсь!
  
  Твои слова как на рану соль!
  Но только это в твоём стиле!
  Причиняешь мне такую боль,
  какую я терпеть уже не в силе!
  
  Я, до тебя, ведь не любил.
  Ты мне голову морочишь!
  Я всем о свадьбе раструбил,
  ты замуж за меня не хочешь...
  
  Мне страдать уже надоело!
  Терпеть нету силы потому!
  Я так желаю твоё тело!...
  Отдайся!... Или сам возьму!
  
  Двадцать девятое сентября. 1964 год.
  73
  
  
  * * *
  
  Как все, коммунистов терплю!
  
  Как я здесь вдруг появился?
  просто Бог меня, наверно, спас!
  К вам не с неба вдруг свалился,
  я уже давно живу среди вас!
  
  Люблю очень дальние поезда,
  люблю морские теплоходы!...
  Очень хочу видеть новые места!
  Очень хочу знать новые народы!
  
  Кто-то от чего-то лечится.
  мне во сне бредовом мечется.
  Я же всегда без проблем
  спокойно сплю, пью и ем.
  
  Хоть я был очень смел,
  но только никак не сумел
  ни добрым к людям стать,
  ни иконы для церкви писать.
  
  Появилась величия мания,
  мечты развеялись в дым!
  От недостатка внимания
  вот и стал я таким худым.
  
  Всё теперь по мне трын-трава!
  Уже не страшит меня "воронок"!
  Давно живу по жизни как сова,
  хоть я с рождения жаворонок!
  
  Россию рассудком понимаю,
  как все, коммунистов терплю!
  Свою Россию душой обнимаю!
   Россию-Родину очень люблю!
  
  Первое октября. 1964 год.
  74
  
  
  * * *
  
  Жду, когда же ты мне дашь!
  
  Люди какие-то... Кабак...
  Сижу за стойкой одиноко.
  Быть может, что я и дурак,
  но мыслю очень глубо́ко!
  
  Играешь ты со мною в прятки.
  Мои стихи смогла перелистать!
  А я бы мог до шейки матки
  тебе бы пенисом достать!
  
  Моих стихов листочки
  продолжают всё летать!
  Я бы пенисом и почки
  смог бы тебе пощекотать!
  
  Фантазии предела нет!
  В этих фантазиях грехи!
  Ты могла бы ведь минет
  мне сделать за мои стихи!
  
  Отложила бы ты штопку!
  Мне тебя так захотелось!...
  Ты могла бы дать и в попку,
  всё остальное мне приелось!
  
  Ты в мечтах, но так далёко!
  А твоя писка как мираж!...
  Сижу за стойкой одиноко
  жду, когда же ты мне дашь!
  
  Третье октября. 1964 год.
  75
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавая тьма!
  
  В души страхом залезая
  в Россию пришла беда!
  Зло творят, народ терзая,
  не боясь Христа суда!
  
  Деревни наши опустели,
  обнищали русские города...
  Мы с детства до́сыта не ели,
  кругом лишь разруха и беда!
  
  Мы позабыли старину.
  За это Бог нас покарал,
  многострадальную страну
  Бог нам в родину избрал!
  
  Школа, работа, тюрьма...
  так вот в России и живём.
  Коммунизма кровавая тьма
  русских пожирает живьём!
  
  Мы душою протестуем
  на коммунизма враньё!
  Всю свою жизнь воюем,
  воюем каждый за своё.
  
  На работе пашем днями
  на коммунизм, дураки!
  Сияет улица огнями,
  зазывая нас в кабаки!
  
  Жизнь сплошная маята
  под небесами мглистыми.
  Нас задолбала нищета
  вместе с коммунистами!
  
  Пятое октября. 1964 год.
  76
  
  
  * * *
  
  Закрутила нас любовь!
  
  Однажды среди кабацкой драки
  на оскорбления стал я отвечать!
  Мы с тобой, как злобные собаки,
  друг на друга начали рычать!
  
  Но не долго наша вражда длилась,
  нету смысла спориться с судьбой!
  Ты со мною быстро помирилась,
  и закрутила нас любовь с тобой!
  
  Вспоминаю очень часто те дни!
  Только не вернуть уж их обратно!
  Когда с тобою были мы одни,
  одиночество было так приятно!...
  
  Мне одиночество лишь с тобой
  когда-то радостью весело сияло!
  Каждую ночь под одеялом бой!...
  Нам ночи было очень мало!
  
  Потом в любви что-то сломалось.
  Только что? И сам не скажу...
  Это прошлое в памяти осталось.
  Этим прошлым очень дорожу!
  
  Любовницы ко мне гурьбой...
  С ними ни весело, ни скучно.
  Помню одиночество с тобой.
  Оно пока со мною неразлучно.
  
  Седьмое октября. 1964 год.
  77
  
  
  * * *
  
  Гнёт коммунизма терплю.
  
  Душа задавлена грехами,
  теперь диссидентом слыву.
  Своими дерзкими стихами
  ещё не одну жизнь проживу!
  
  Вспоминаю о старом друге,
  ему так тогда не повезло!...
  Сколько их в кровавой вьюге
  без вести где-то полегло!...
  
  Знаю коммунистов повадки!
  Присосались к власти ЧМО!
  Для кого-то остатки сладки,
  для меня коммунисты дерьмо!
  
  Коммунисты-прокажённые,
  живут, людей и Бога не любя!
  Лица, страхом искажённые,
  всюду вижу тут вокруг себя!
  
  Жизни мрачна и скучна суета,
  но сам себя веселю борьбою!
  На крыльях надежды мечта
  ко мне летит и зовёт за собою!
  
  Жизнь моя не сахар и не мёд,
  но только ведь она и не помёт.
  Хотя гнёт коммунизма терплю,
  всё равно жизнь очень люблю!
  
  Как сатану Господь ненавидит,
  также ненавижу большевиков!
  Пусть меня судьба моя обидит,
  в борьбе за свободу на всё готов!
  
  Одиннадцатое октября. 1964 год.
  78
  
  
  * * *
  
  Бред любовный.
  
  Любовь что, чувство или тень?
  Что же это, вообще, такое?...
  Наведёт нам тени на плетень,
  оставив сердце не в покое!
  
  Все любят, и все изменяют.
  Так от любви не жди добра!
  Все уже давно об этом знают!
  Разобраться с этим не пора?
  
  Влюбляться мне совсем не лень!
  С любимой быть очень удобно!
  Измена, это и есть любви тень!
  Это что-то очень бесподобно!...
  
  За откровение, пожалуйста, прости,
  тобою словно к стенке я припёрт.
  Я же ведь явился из Млечного Пути,
  то есть я и есть сам дьявол или чёрт!
  
  Прошлых своих девок вспоминаю!...
  (Их, таких беспутных, всех кляня!)
  Где они теперь, даже и не знаю!
  Но лишь одна из них волнует меня!
  
  Может где-то вдруг однажды
  вновь переспали мы вдруг с ней.
  Она меня уже имела не однажды,
  Теперь вдруг я беременен от ней?
  
  Одну её лишь только вспоминаю!
  Вдруг и верно кого-нибудь рожу?
  Что теперь делать мне не знаю!...
  Беременностью кого-то заражу.
  
  Тринадцатое октября. 1964 год.
  79
  
  
  * * *
  
  Коммунисты за стихи судят строго!
  
  В страшном Советском Союзе
  только лишь стихи пишу и молчу.
  Всё отдаю своей мятежной Музе,
  для себя самого ничего не хочу.
  
  Свободу славить стихами смею
  среди коммунизма кровавых затей!
  Коммунисты глупостью своею
  похожи на своих безумных детей!
  
  Когда-то у меня друзей было много,
  теперь же не осталось вовсе никого.
  Коммунисты за стихи судят строго,
  но никогда не брошу дела своего!
  
  Над всей Россией в тучах грозовых
  уже ясно вижу свободы зарницы!
  В своих стихах мятежных, боевых,
  мною исписаны многие страницы!
  
  Если есть наша страна дураков,
  значит есть где-то страна гениéв.
  Жуткую тяжесть коммунизма оков
  стойко терплю, как от Музы лев!
  
  Всю свою жизнь у Бога прошу
  спасения, помощи, любви, смирения.
  Только против коммунизма пишу
  дерзкие все свои стихотворения!
  
  На протяжении уже многих лет
  из тьмы смотрю на белый свет.
  Из тьмы выйти пока очень боюсь,
  но с коммунизмом всё же борюсь!
  
  Семнадцатое октября. 1964 год.
  80
  
  
  * * *
  
  Кто сказал, что любовь умерла?
  
  Жизнь, это губительный стресс!
  Эту жизнь стойко душою терплю!
  Не раз умирал и не раз я воскрес
  потому, что тебя лишь люблю!
  
  Мосты за собою сжигаю дотла!
  Любовь прётся за мною по следу!
  Кто сказал, что любовь умерла?
  Да не верьте вы этому бреду!...
  
  Я в таких передрягах бывал,
  каких не пожелаю даже врагу!
  Много раз я любовь убивал!
  А сейчас не любить не могу!
  
  Не могу без любви ни минуты!
  Вообще без любви не могу!...
  На сердце приятные путы!...
  Чтобы поверила, ей так лгу!...
  
  Ей лгу, что не знал никого!...
  Ей лгу, что никого не имею!...
  Я без неё даже жить не смогу!
  Её обмануть потому посмею!
  
  К её ножкам прилягу как кот,
  даже если подумает, что я дурак!
  (Разве, скажите, я не идиот,
  уж если влюбился вот так?)
  
  Девятнадцатое октября. 1964 год.
  81
  
  
  * * *
  
  Свирепствуют коммунисты-тираны!
  
  Времена вспоминаю далёкие,
  про наших братьев и отцов!
  Окрасились степи широкие
  кровью алою Белых бойцов!
  
  Свирепствуют коммунисты-тираны!
  Ничем их совесть не пронять!
  Как дым расплывчатые планы
  русских заставляют выполнять!
  
  Мы на работе бьём баклуши!
  Но только язык не развяжи!...
  Тихо дервенеют русские души
  от коммунизма наглой лжи!
  
  То ли устали, то ли пьяны,
  то ли назад, то ли вперёд...
  всё плетётся, как бараны,
  одураченный русский народ!
  
  В сознание льют нам кровавые помои
  правители нашей страшной страны!
  Стойко молчат на допросах герои
  нашей незримой Гражданской войны!
  
  Возьмут без видимой причины!
  Причину для ареста потом найдут.
  Все настоящие русские мужчины
  в страшной России это всё пройдут!
  
  Не вьются по ветру наши знамёна,
  здесь русских заключённых полки́!
  Всех мы перечислим поимённо,
  когда издохнут коммунисты-волки́!
  
  Двадцать третье октября. 1964 год.
  82
  
  
  * * *
  
  Упала обнажённой на кровать!
  
  После столь длительной разлуки
  с тобой мы встретились опять!
  Ты, страстно заламывая руки,
  упала обнажённой на кровать!
  
  Душе чувств поток обильный
  порою невозможно воспринять!
  Зов страстей настолько сильный,
  что просто невозможно устоять!
  
  Захлестнуло нас чувства море,
  душа моя словно горит в огне!
  Со страстным безумием во взоре
  ты вдруг на шею кинулась ко мне!
  
  На колени ко мне дерзко села,
  меня за шею страстно обхватив!
  Я твоего нежно коснулся тела
  и страстью увлёкся, всё забыв!
  
  Твой томный взор любви...
  Он моё сердце так тревожит!
  Только зажечь огонь в крови
  моей он, увы, никак не сможет.
  
  Нежно тебе на шею лебединую
  повязал я шёлковый платок.
  Твою душу с тёмной льдиною
  я вполне сравнить бы мог.
  
  Кажешься многим недотрогой,
  но твоя невинность, это ложь!
  Ты ступай теперь своей дорогой,
  больше душу мою не тревожь!
  
  Двадцать девятое октября. 1964 год.
  83
  
  
  * * *
  
  Страну коммунизма ненавидим!
  
  Страшно стонет русская земля!
  Не соловьи, а смерть нам свищет!
  Жуткое рычанье слышно из Кремля!
  КГБ за нами всюду смертью рыщет!
  
  Все мы коммунизм ненавидим!
  Коммунизм воняет как сортир!
  Совсем и жизни-то не видим
  из крепко запертых квартир!
  
  В жизни любые расстояния
  подвластны мыслям и ногам.
  От коммунистов гоненья и скитания,
  слышен коммунизма лживый гам!
  
  Коммунизм ничего не разрешает!
  В этом строй коммунизма весь!
  Даже солнца белый свет мешает
  нашей мрачной жизни здесь!
  
  Курящий наркоту и пьющий
  с коммунистических невзгод,
  от службы в армии бегущий,
  в тюрьме скрывается народ!
  
  Всё в нашей жизни условно...
  Никто не слышит, хоть кричи!
  Смотрят "радостно-любовно"
  на жертвы коммунисты-палачи!
  
  Их злоба на русских нацелена,
  она Свободе нашей так вредит!...
  Моя душа не раз прострелена,
  но только мой рассудок не убит!
  
  Тридцать первое октября. 1964 год.
  84
  
  
  * * *
  
  Кого мы любим, те не любят нас!
  
  На лице твоём нежная улыбка,
  твои зубы жемчугом блестят!
  Голос твой как будто скрипка,
  глаза твои огнём любви горят!
  
  Ты с самой Венерой красотой
  вполне можешь сравниться!
  Твои клятвы это звук пустой,
  зло давно в душе твоей таится.
  
  Твоя юбка яркая мелькнула!
  Твой взгляд восторгами горит!
  В сердце взором так пальнула,
  что у меня оно теперь болит!
  
  Как тень брожу за тобою.
  Я был везде, где ты была!
  Ты стала вдруг моей судьбою,
  теперь такие вот мои дела...
  
  Злая мечта владения тобою
  мне просто жизни не даёт!
  Только не суждено судьбою
  нам встретить Новый год.
  
  Частенько случается подчас
  в нашей любви такое с нами,
  что те совсем не любят нас,
  кого мы очень любим сами.
  
  Серый рассвет... В свете его
  сгорели все надежды ночи!
  От тебя я не добился ничего...
  как лёд прохладны твои очи.
  
  Первое ноября. 1964 год.
  85
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма гонений.
  
  Где солнце по утрáм встречаю,
  туда душой мятежной рвусь!
  Восток, очень по тебе скучаю!
  Но до тебя не скоро доберусь!
  
  Мой лоб, нос, профиль, фас...
  Всё говорит, что я русский!
  Но мне сказали как-то раз,
  что кругозор мой очень узкий.
  
  День промчался! Ночь проскочит.
  Словно какая-то дерзкая змея
  мне сознание душу мою точит:
  "Так ли делаю всё в жизни я?"
  
  Среди коммунизма гонений
  наша жизнь кошмарная идёт.
  Ко мне явился мрачный Гений,
  он мою душу страстью жжёт!
  
  К Музе давно любовью страдаю,
  я неразлучен с ней во сне и наяву!
  Чей-то век, быть может, заедаю,
  может, свой совсем не так живу.
  
  Бывает, что много снов увижу,
  бывает, не увижу вовсе ничего...
  Во сне даже и муху не обижу!
  Во сне быть добрым... Что с того?
  
  Теперь я перестал на жизнь злиться,
  перед очень многими в долгу.
  Своими стихами хочу поделиться
   со всеми, с кем только смогу!
  
  Третье ноября. 1964 год.
  86
  
  
  * * *
  
  Горячий поцелуй прощальный.
  
  Порой скучна жизни проза.
  Я танцевать Вас пригласил.
  Вам ничего не скажет роза,
  но я её вам всё же подарил!
  
  Колоколен звон печальный
  о Всевышнем Господе гласит.
  Горячий поцелуй прощальный
  мною поныне ещё не забыт!
  
  Ваши глаза злобой блеснули...
  Я Вам подал вежливо пальто...
  Вы меня тогда так обманули,
  как не обманывал меня никто!
  
  В тот, мне столь тяжёлый час,
  душа со мной словно рассталась!
  Я ведь жил тогда только для Вас!
  Без Вас моя жизнь оборвалась.
  
  Жизнь словно замкнутый круг,
  ни одной души нету окрест,
  возле меня никого нет вокруг,
  лишь один только я, как перст!
  
  Я от брака судьбой застрахован,
  хотя не раз уже попробовал его.
  К одиночеству жизнью прикован,
  мне теперь не надо вовсе никого.
  
  Всё, что было, всё в душе прошло,
  о том даже не выскажешь словами.
  Мне одному теперь так хорошо,
  как хорошо когда-то было с Вами!
  
  Пятое ноября. 1964 год.
  87
  
  
  * * *
  
  Кто коммунистами убит!
  
  Душа моя негодования полна
  рассудок мой полон протеста!
  Плачет ночью вся моя страна
  вся в ожидании скорого ареста.
  
  "У тех крестов нет на могилах,
  кто был коммунистами убит!"
  От этих слов кровь стынет в жилах!
  От этих слов душа моя болит!
  
  С незапамятных мрачных времён,
  со старины давно нами забытой,
  русский в России злобно угнетён
  своей судьбою рабской и забитой!
  
  Только того не могут господа,
  что могут их бедные холопы!
  Не пройти угнетателям никогда
  русским народом хоженые тропы!
  
  Мысль моя высоко к Богу взбегает,
  моя душа вдохновенно свободу поёт!
  Песня русская нам жить помогает,
  коммунистическая жить не даёт!
  
  Священных войн вообще не бывает
  (Мир ещё не знает такую не одну!)
  Господь Всевышний благословляет
  против коммунистов святую войну!...
  
  Ни деньгами, даже ни валютой
  меня коммунизму не прельстить!
  Лучше сгинуть в борьбе лютой,
  чем с коммунизмом в мире жить!
  
  Седьмое ноября. 1964 год.
  88
  
  
  * * *
  
  Милая, прости мне измену.
  
  "Как жаль, что нет того, о ком мечтала".
  С того во мне страсти желания ревут!
  Ты всего лишь только это и сказала,
  но чёрта помяни, и он уж тут как тут!
  
  Ещё ты не позабыла обо мне!
  И образ твой во мне не стёрт!
  К тебе не раз являлся я во сне,
  только ты не знала, что я чёрт!
  
  Любовь, такая ведь морока!...
  Не всем в ней повезёт в судьбе!
  Рыцарем без страха и упрёка
  часто по ночам являлся я к тебе!
  
  Наша история ночами долго длилась!
  Всегда потакал я твоему кокетству!
  Когда в меня ты по уши влюбилась,
  я ушёл! Тут, к ведьме, по соседству!
  
  Но не прожить мне с нею и полвека!
  Лишь только о тебе теперь мои мечты!
  Себе в мужья ты ищешь человека,
  но одного лишь чёрта любишь ты!
  
  Голос твой прекраснее Сирен!
  Зачем тебе земную жизнь терпеть?
  Станешь моей, дьяволицы взамен,
  тебе в аду все черти будут петь!
  
  Не шепчу, перережь, мол, вену...
  Такое мне, как будто, не с руки!
  Милая, прости же мне измену,
  черти же ведь тоже мужики!
  
  Одиннадцатое ноября. 1964 год.
  89
  
  
  * * *
  
  Гореть коммунистам в аду!
  
  Живу средь советской пустыни,
  за мной ходят коммунисты попятам.
  Меня Господь уберёг от гордыни,
  справлюсь со всеми соблазнами сам.
  
  Я коммунизма праздникам не рад,
  в стороне всегда стою, скучаю.
  Пьёт вино коммунист-палач-гад!
  Я же попью, но лишь только чаю.
  
  Не нужны мне лавры славы,
  я счастлив тем, что пишу!
  У коммунизма злой державы
  прощенья никогда не попрошу!
  
  В коммунизма мраке петляя
  я куда-то с Россией несусь!
  Путь борьбы благословляя
  Господь спасает мою Русь!
  
  С чистой совестью взираю
  на чистые Господни небеса!
  Всех коммунистов презираю!
  Коммунист намного злее пса!
  
  Сколько же надо мне горя,
  чтобы слеза у меня потекла?
  С коммунистами дерзко споря,
  свою жизнь сжигаю дотла!
  
  Ни на какие компромиссы
  с коммунизмом не пойду!
  Коммунисты хуже крысы!
  Гореть коммунистам в аду!
  
  Тринадцатое ноября. 1964 год.
  90
  
  
  * * *
  
  Она мне падала в объятья!
  
  Помню женщину с рыжей косой,
  ту, которой я был тогда нужен!
  Ночью она приходила босóй,
  много раз я был ею разбужен!
  
  С ней случайно повстречались,
  мы с нею были счáстливы тогда!
  Очень быстро наши дни сливались
  в недели быстрые, месяцы, года́...
  
  Я входил, садился на диван,
  она ко мне падала в объятья!
  Только всё это был обман,
  любви не мог ей тогда дать я.
  
  Гибкий стан её метался
  под моей гитары перезвон!
  Я так однажды размечтался,
  что моя душа издала стон!
  
  Девушка юная, страстная,
  с бледным от чувства лицом!...
  Она до чего же прекрасная!...
  А я был тогда таким наглецом...
  
  Она заламывала свои руки
  так, чтобы это видел я!...
  В её рыдающие звуки
  врывались песни соловья!
  
  Нежная речь её была напевна,
  словно красивой розою цвела!
  Моей слепой души царевна
  отнюдь не ангелом была́!
  
  Семнадцатое ноября. 1964 год.
  91
  
  
  * * *
  
  Коммунистам скоро крах!
  
  Давно со своими стихами
  очень тревожно сплю.
  Но с родными и друзьями
  никогда тревоги не делю.
  
  У Господа Бога прощение
  каждый свой день прошу!
  Это из рабства искупление
  всё то, что вам напишу!
  
  Коммунисты как в бреду
  у мавзолея Ленина-сатаны!
  Но мимо дьявола пройду,
  мне эти страсти не нужны!
  
  Пошёл бы кино поглядеть
  я про кота и мудрую сову,
  но мне даже нечего одеть,
  в нищете, как и все, живу.
  
  Моя плоть давно уж умерла,
  но только всё живу и живу...
  Антикоммунистические дела
  по ночам всё творю наяву!
  
  Коммунистам я помеха,
  даже работаю хуже всех!
  Нету в труде нам успеха,
  но мне в том и есть успех!
  
  Что такое леденящий страх
  уже давно прекрасно знаю.
  Коммунистам скоро крах!
  Коммунистов проклинаю!
  
  Девятнадцатое ноября. 1964 год.
  92
  
  
  * * *
  
  Напрасно любя и страдая.
  
  Много было жадных взоров,
  готовых всю тебя сожрать!
  Очередной какой-то боров
  хотел к рукам тебя прибрать.
  
  Выглядишь ты безупречно!
  Всегда любимой хочешь быть!
  Но красивою не будешь вечно
  и вечно не сможешь любить.
  
  Сердцу твоему утомлённому
  давно очень хочется любви!...
  Меня, от греха исцелённому,
  своим грехом душу не трави.
  
  Только лишь рядом с тобою
  я ещё чего-нибудь и стою!
  Только лишь рядом с тобой
  я доволен своею судьбой!
  
  Плывут голубые туманы,
  чувства мне душу сосут...
  А в море любви ураганы
  мою душу на скалы несут!
  
  Были красавицы и уроды,
  сердца́ многие я покорял!
  Где же вы, прошлые годы?
  Я где-то вас всех растерял.
  
  Напрасно любя и страдая
  не будем хорошею парой.
  Ты ещё очень молодая,
  я давно душою старый...
  
  Двадцать третье ноября. 1964 год.
  93
  
  
  * * *
  
  Против коммунизма стою!
  
  Не продам честь свою
  ни за что на свете!
  (Если Гимн и пою,
  то только в туалете).
  
  В кремле я не обедал,
  мне туда запрет!
  Я родину не предал,
  её у меня и нет!
  
  Матери-старушке,
  уже в который раз,
  пишу я о психушке,
  где терзают нас!
  
  О Свободе мечтаю,
  горя схватить успев!
  Стихи свои не читаю,
  до времени онемев.
  
  В коммунизма бред
  не поверю никогда!
  Ещё с детских лет
  за мною идёт беда.
  
  Стихи писать могу!
  Правды в России нет!
  В своих стихах не лгу!
  На правду запрет!
  
  Сила есть у меня пока,
  могу свалить даже быка!
  В диссидентском строю
  против коммунизма стою!
  
  Двадцать девятое ноября. 1964 год.
  94
  
  
  * * *
  
  Как приятна женщина в постели!
  
  Теперь не хочу писать про любовь,
   потом чтобы локти свои не кусать.
  Только к любви возвращаюсь вновь.
  Как мне про любовь не написать?
  
  Но про любовь одной строкой
  при всём желании не напишешь.
  Мои стихи не принесут покой!
  Все их прочтёшь или услышишь.
  
  Любовь у каждого, конечно, своя.
  Всех нас любовь радует и злит!
  Про свою любовь пишу тоже и я,
  с того-то душа моя очень болит.
  
  Болит моя душа и сердце стонет!
  В сознание отдаёт сердечный стон!
  Кто только любви тему затронет,
  тот надолго покой потеряет и сон!
  
  Моя душа опять влюбиться рада!
  В моём сознании любви дурман!
  Верность, измена - нам награда
  за преданность или за наш обман.
  
  В любви несутся годы как недели!
  Кроме любви нам нечем дорожить!
  Как приятна женщина в постели!
  Ради этого, пожалуй, стоит жить!
  
  Первое декабря. 1964 год.
  95
  
  
  * * *
  
  Кровь, убитых коммунистами!
  
  В Москве сидит кровавый дядя,
  он управляет всем быдло́м!
  Грустит душа, на кремль глядя,
  вспоминает о далёком былом...
  
   Коммунисты лишь только дьявола знают!
  Все коммунисты друг друга продают!
  Коммунисты дьявола отцом называют!
  Коммунисты смерть за жизнь выдают!
  
  У русских ни доллара нет, ни рубля.
  Работать стало некому в деревне.
  Заброшена, истощена русская земля.
  Коммунизм словно сумрак древний!
  
  Стоит погода тихая, прекрасная,
  небесами она блестит чистыми!
  На снегу, словно калина красная,
  кровь, убитых коммунистами!
  
  Блюстители коммунизма порядка,
  все они русского народа палачи!
  Могильный ряд, ко грядке грядка!
  Постой...Подумай... Помолчи...
  
  Коммунисты-палачи чёрной татью
  всё в России испоганить смогли тут!
  Русскими небесами рать за ратью
  только тучи грязно-кровавые плывут!
  
  С коммунизмом насмерть бьются
  герои русские, всем им пою хвалу!
  Только плоды победы достаются
  только тем, кто прячется в тылу.
  
  Третье декабря. 1964 год.
  96
  
  
  * * *
  
  Давай с тобою переспим!...
  
  Люди, знали бы вы, как мне худо!
  Знали бы вы, сколько я потерпел!
  Может быть, сотворили бы чудо!
  Я тогда вас бы стихами воспел!...
  
  Квартира моя одиночки берлога.
  Кто ты не знаю, но тебя люблю!
  Пожалей ты меня ради бога...
  Ведь сам себя любовью гублю.
  
  Своя у каждого в жизни дорога.
  За грехи всех люби и прощай!
  Пожалей ты меня ради бога...
  Не даёшь, так уж хоть обещай!
  
  Обещай, что меня не погубишь!
  Обещай, что всё прошлое ложь!
  Обещай, если уж не полюбишь,
  хотя бы, тогда меня не убьёшь!
  
  Убьёшь... Да и Бог же с тобою!
  Не пойму я: убит или сплю!...
  Любви, быть может, и не стою,
  но одну тебя только люблю!
  
  Не верности жду и не рога!
  Но быт мне уж мой нестерпим!
  Пожалей ты меня ради бога,
  давай уж с тобой переспим!...
  
  Пятое декабря. 1964 год.
  97
  
  
  * * *
  
  Коммунизма страшной пропагандой...
  
  Правят Россией коммунисты-тираны!
  Русские в кровище по горло бредут!
  Россию коммунисты-наркоманы
  к ада бездонной пропасти ведут!
  
  В вечерней серой вышине
  видны следы кровавого заката.
  В этой затравленной стране
  никто не свят, ничто не свято!
  
  "Духовно-нравственные" песни
  нам коммунисты всё поют,
  что с каждым днём "чудесней",
  с каждым днём всё "лучше" тут!
  
  Хорошего нам быть не может
  от этих сволочных властей!
  Честь и лесть одно и то же
  для коммунистов всех мастей!
  
  Ужасные беды страшною гирляндой
  давно висят у нашего крыльца.
  Коммунизма страшной пропагандой
  давно русские скованы сердца́!
  
  Коммунист шантажирует, пугает...
  Никакого предела его угрозам нет!
  Коммунист-хищник лапы напрягает,
  русскому поэту вглядываясь вслед!
  
  На русских поэтов грязь всю валят,
  на них воротят грязный мусор весь!
  Живых поэтов в России не хвалят!
  Только мёртвых превозносят здесь!
  
  Седьмое декабря. 1964 год.
  98
  
  
  * * *
  
  Всегда за любовь стою горой!
  
  Наверное я развратный хам...
  Я не одну не пропускаю сучку!
  Любовь, это маленький храм.
  (Я про ту, маленькую, штучку!)
  
  Мех её!... Приятней нету!
  Приятно возле ней уснуть!
  Её, как вкусную конфету,
  очень хочется лизнуть!...
  
  Если б лизнуть... А то не только!
  Мне праздник, когда с нею сплю!
  И не стыдно мне нисколько,
  что эти штучки очень люблю!
  
  Да их с чего бы не любить?...
  В них столько нежности и страсти!
  Все мужчины в их лишь власти,
  друг друга за них готовые убить!
  
  Вот и я, как рыцарь чести,
  за них сражаюсь, как герой!
  В них столько доброты и лести!
  Всегда за любовь стою горой!
  
  Прочитав, кто-то скажет: "Срам!"
  Возникнет у кого-то грусти тучка.
  Любовь, это же маленький храм,
  в котором правит бархатная штучка!
  
  Одиннадцатое декабря. 1964 год.
  99
  
  
  * * *
  
  Коммунистам рты нам не зажать!
  
  Глядит России унылая заря
  на тех, что коммунизм строят.
  Всё, что ни делают, - всё зря!
  дураки сами себе могилу роют!
  
  В России кровавые болота,
  кругом непролазная грязь!
  К горлу подступает рвота!
  У власти коммунизма мразь!
  
  "В Кремле сатаны совещания, -
  это гласит народная молва, -
  Только одни пустые обещания!
  Одни лишь лживые слова!"
  
  Так лживы обещанья эти,
  что, проклиная всё на свете,
  мы десятилетия молчим,
  душою стонем и кричим!
  
  Все обещанья, это лишь сны
  коммуниста-лживого-урода!
  Речи их туманны и темны,
  и непонятны для народа!
  
  Не верят больше в ерунду!
  В умах людей уже брожение,
  люди чуют незримую беду!
  Чуют Свободы приближение!
  
  Давно идёт брожение в народе!
  Коммунистам рты нам не зажать!
  Навстречу долгожданной Свободе
  Россия в страхе бросилась бежать!
  
  Тринадцатое декабря. 1964 год.
  100
  
  
  * * *
  
  Помню, с тобой мы венчались.
  
  Помню, с тобой мы венчались.
  Сколько было счастливых очей!
  Те мгновения в сердце остались
  нежным пламенем брачных свечей.
  
  Скрывала фата твои плечи,
  на них волосы нежно легли...
  Только не эти ли брачные свечи
  нашу с тобою любовь и сожгли?
  
  Гости рвались за стол стадом,
  каждый нажраться не прочь!
  Вместо смеха слёзы градом
  у нас были в ту брачную ночь.
  
  Ревности поток бредовый,
  разговоры про совесть и стыд...
  Оказался наш месяц медовый
  месяцем горьких взаимных обид.
  
  Всё твоя рассказала подруга...
  Не получился нам рай в шалаше.
  Разошлись, обвиняя друг друга,
  со своею обидой каждый в душе.
  
  Судьба наша как-то сломалась.
  Больше нету тех нежных речей.
  От нашей любви лишь осталась
  сердцам нашим копоть свечей.
  
  Семнадцатое декабря. 1964 год.
  101
  
  
  * * *
  
  Ненавистный флаг советский!
  
  Веду список преступлений,
  что коммунисты здесь творят!
  Звездой для многих поколений
  стихи в Советской тьме горят!
  
  Хотя не нравлюсь кому-то,
  но пишу коммунистам на зло!
  Я поэт! И это очень круто!...
  Я поэт! - мне просто повезло!
  
  Когда я был ещё ребёнком,
  мне кандалы уже ковали!
  В кандальном звуке звонком
  гимн коммунисты распевали!
  
  В детстве автомат не детский
  я уже, не глядя, разбирал!
  Ненавистный флаг советский
  уже я не однажды раздирал!
  
  Хожу тёмными дворами,
  но дворов этих не боюсь!
  Тёмной ночью, вечерами
  разнести листовки тороплюсь!
  
  В красные праздники жгу
  поминальные свечи.
  Не пожелаю даже врагу
  с коммунистами встречи!
  
  Только фальшивой монетой
  могу коммунистам платить!
  Я давно бы ушёл из жизни этой,
  кто коммунистам будет мстить?
  
  Девятнадцатое декабря. 1964 год.
  102
  
  
  * * *
  
  Тебя я любил и жалел!
  
  Недостатки и малости
  вижу не только во сне!
  "Я не просила жалости", -
  вдруг ты сказала мне!
  
  Я тебе возразить не посмел,
  глупый, наивный простак.
  Тебя я любил и жалел!
  За что ты со мною так?
  
  Я тобой к стенке припёрт!
  Что делаешь, точно знаешь!
  С жалостью борется чёрт,
  ему в том сама помогаешь!
  
  Твой портрет, улыбка странно.
  Может нечем уже дорожить?...
  Только мне помирать ещё рано,
  за любовь ещё стоит пожить!
  
  За откровение мне не мсти,
  нету огня уже в моей крови.
  Ты не просила жалости́,
  у меня не просила любви.
  
  Вот и дошли мы до ручки!
  И хорошо ли теперь нам?
  Со мною какие-то сучки,
  ты с другим где-то там!...
  
  Коль что не так, уж прости!
  (Тебе даже я не грубил).
  Ты не просила жалости́,
  я тебя просто очень любил!
  
  Двадцать третье декабря. 1964 год.
  103
  
  
  * * *
  
  Коммунистов простить не могу!
  
  В России куда ни пойду, ни поеду,
  всюду коммунистическая блядь!
  За мной коммунисты идут по следу,
  всегда в меня готовые стрелять!
  
  Я жизни счета́ все оплатил,
  но всё равно я опять в долгу!
  Своих должников я всех простил.
  Коммунистов простить не могу!
  
  Среди коммунистов-сволоче́й
  своим стихом служу народу!
  Счастлив тем, что я поэт ничей,
  что мне дано любить Свободу!
  
  Коммунистов злые насмешки
  не смогут сбить меня с пути!
  Свои стихи пишу без спешки
  такие!... Меня, Господи, прости!
  
  Никаких восхвалений не сто́ю,
  вообще совсем не стою ничего.
  Тихо живу с растерзанной душою
  на зло всем врагам народа моего!
  
  Понятно всем: в России нету
  уже давно закона, Бога и Царя!
  Я только Бога следую Завету,
  мятежные стихи пишу не зря!
  
  Пишу о коммунистах-суках,
  их посылаю очень далеко!...
  Может умру в тяжких муках,
  но с жизнью расстанусь легко!
  
  Двадцать девятое декабря. 1964 год.
  104
  
  
  * * *
  
  Взор твой любовью горит!
  
  Мне влюбляться ещё рано,
  (мне моя мама говорит).
  На меня глядишь с экрана,
  взор твой любовью горит!
  
  Любовью, словно змеёю,
  вдруг душа ужалена моя!
  От скуки даже волком вою!
  Что делать, сам не знаю я!
  
  Я готов во мраке ночи
  тебя ждать хоть до зари!
  Так твои сияют очи,
  что не надо фонари!
  
  Ты моя злая бессонница,
  ты вся такая скромница,
  стихов моих поклонница,
  всех бед моих виновница!
  
  Повторяю тебе всегда:
  " Да, моя милая, да!..."
  Только слышу в ответ:
  "Нет, милый мой, нет!"
  
  Наше чудное свидание
  мне запомнилось на век!
  Ты такое нежное создание,
  просто ангел, а не человек!
  
  Пускай то будет между нами,
  (чтобы ду́ши грешные спасти),
  то, что нельзя сказать словами,
  что вслух нельзя произнести!
  
  Тридцать первое декабря. 1964 год.
  105
  
  
  * * *
  
  Против коммунизма стихи пишу!
  
  Кто-то из русских поэтов спился,
  кто повесился, кто застрелился...
  А я всё только грешу и грешу...
  против коммунизма стихи пишу!
  
  Борюсь строфою и куплетом,
  иногда даже приходится лбом!
  Лев не может быть поэтом,
  зато поэт быть может Львом!
  
  Что творю, то совесть не гложет!
  (Но об этом не буду трубить).
  За всё берусь, что только может
  всем коммунистам навредить!
  
  На коммунизм грязь сливаю!
  (Мы всё равно живём в хлеву!).
  Я победы предков воспеваю,
  Россию к сопротивлению зову!
  
  Для нас победы предков святы!
  Только ведь у каждого род свой.
  Мои стихи - мятежные солдаты,
  на коммунистов посылаю в бой!
  
  Словно старого доброго коня
  их глазами на бой провожаю...
  Все они ушли и бросили меня,
  я за это их ничуть не осуждаю.
  
  Мои стихи побеждают! - я рад!
  Я душой к победе прикоснулся!
  Но из моих доблестных солдат
  ещё никто из боя не вернулся.
  
  Первое января. 1965 год.
  106
  
  
  * * *
  
  Любви чудесная ночь!
  
  На курортах бывал не дважды,
  я тёплое море и солнце любя!
  Всё перевернулось однажды,
  когда вдруг повстречал я тебя!
  
  Раньше я солнце очень любил,
  но теперь ночи в душе берегу!
  Если бы мог, я бы солнце убил,
  больше терпеть его не могу!
  
  Я свету белому больше не рад!
  Я днём становлюсь только злее!
  Солнце тёплое светит, а я и не рад!
  Мне с тобой ночью намного теплее!
  
  Иду, спотыкаясь средь белого дня,
  даже однажды чуть-чуть не упал!
  Ты по ночам так ласкаешь меня,
  что я с тобою ночами не спал!
  
  Теперь смысла нет никакого во сне,
  я в тебя, как мальчишка, влюблён!
  С тобою без сна хорошо очень мне!
  Так какой уж, к чертям, нужен сон?
  
  Рядом с тобою сна ночью мне нет!
  Любовь от меня прогоняет сон прочь!
  Если демоны ночи задержат рассвет,
  продлится любви нашей чудная ночь!
  
  Третье января. 1965 год.
  107
  
  
  * * *
  
  Коммунистами много русских убито!
  
  В России всё русской кровью зали́то!
  Русской кровью напиталась трава.
  Коммунистами много русских убито!
  Чётко слышу Господа мудрые слова:
  
  "Неси взрывчатку и не трусь,
  что вместе с нею взорвёшься!
  Местью за Православие, за Русь
  ты в рай на небо вознесёшься!"
  
  Поёшь коммунизма гимны ты,
  (как и другие многие поют).
  Взрываю заводы, поезда, мосты!
  Буду вредить, покуда не убьют!
  
  Совесть мою душу не грызёт.
  Вперёд с надеждою гляжу!
  Но, если только мне повезёт,
  много навзрываю, наврежу!...
  
  Я на могиле клялся деду,
  хотя и знал, что ждёт беда,
  что никогда ни за что не уеду
  из своей России никуда!
  
  В известные поэты не мечу.
  (Уже не раз об этом говорю).
  Перед Богом только лишь отвечу
  за всё, что коммунистам натворю.
  
  Пятое января. 1965 год.
  108
  
  
  * * *
  
  Душа всегда любить готова!
  
  Встречи разлук тяжелее,
  взгляды печальней тоски...
  Мысли с годами всё злее
  души сжимают в тиски!
  
  Как реки́ мы стали берегами,
  так ведь тогда решила ты сама.
  Не стали мы с тобою врагами,
  хоть на то нам хватило ума.
  
  От тебя истекает прохлада.
  Любезничать нам ни к чему.
  Ты для меня вовсе не награда.
  Кто ты́ пока никак не пойму.
  
  Душа всегда любить готова!
  Как же мне ею не страдать?
  Давай же попробуем снова
  как-нибудь счастье создать...
  
  Любить никто не заставляет!
  Совет в любви никто не даст.
  Нас любовь порою окрыляет!
  Порой любовь лишь губит нас.
  
  Любовь, - непонятная штука!
  Часто нас несут куда-то вдаль
  то нежные свиданья, то разлука,
  то душу щемящая болью печаль!
  
  Нашей жизни тяжкие уроки
  никогда не понять до конца.
  Мы рядом... но так далёки
  наши плоти, души и сердца́!
  
  Седьмое января. 1965 год.
  109
  
  
  * * *
  
  Коммунисты, поправ закон и честь.
  
  Среди кровавой непогоды
  дождь кровавый души бьёт!
  Переживать свои невзгоды
  мне вера в Бога сил даёт!
  
  Шальная чья-нибудь строка
  во мне трёхкратно отзовётся!
  Господь всё видит свысока!
  Талант мой с коммунизмом бьётся!
  
  Коммунизм, это страшная мумия
  всё подмял под кровавой пятой!
  Давно доводит меня до безумия
  неуёмная жажда Свободы святой!
  
  Коммунисты, поправ закон и честь,
  давно в душу пытаются мне влезть!
  Только им сопротивляюсь, как могу!
  Коммунистов травлю, злобствую и лгу!
  
  Советскую психушку и тюрьму
  мне пришлось душой коснуться!
  Я, уходя в глухую тюремную тьму,
  даже не надеялся к воле вернуться!
  
  Мир Запада познав мой ум не хочет
  поверить в то, что очень плохо здесь!
  Давно сомненье мою душу точит...
  Давно ненавижу коммунизм весь!
  
  Мне до мечты далеко, как до звезды!
  Хватит ли всей жизни мне добраться?
  Может пора мне спуститься с высоты?
  Я должен с коммунизмом сражаться!
  
  Одиннадцатое января. 1965 год.
  110
  
  
  * * *
  
  Любви не пожелаю и врагам!
  
  Я жил спокойно и свободно!
  Любовниц я не вспоминал.
  Я изменял! (это ведь модно).
  Пока тебя случайно не узнал!
  
  Узнал, и всё перевернулось!
  В жизни всё пошло не так!
  Душа моя словно проснулась!
  И от тебя хожу я как дурак!...
  
  Меня смогла ты покорить!
  Не знал такого я, клянусь!
  "Прощай" не стану говорить,
  хоть ухожу. Любви боюсь!
  
  Свобода мне любви дороже,
  могу лишь только ею дорожить!
  Хоть ухожу, но только всё же
  в душе моей будешь ты жить!
  
  Любовь, она хуже тюрьмы!
  Я сам с собою в душе бьюсь!
  С тобою встретимся ли мы?
  Этой встречи очень боюсь!...
  
  Боюсь! - женщины все стервы!
  Любви не пожелаю и врагам!
  Боюсь, не выдержат вдруг нервы,
  и упаду к твоим чудным ногам!
  
  Мне словами стоит ли сорить,
  их бросать, как мелкую монету?
  Прощай, не стану говорить,
  что без тебя мне жизни нету!
  
  Тринадцатое января. 1965 год.
  111
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи!
  
  Мои последние дни не далёки,
  палачи мне долго писать не дадут!
  Коммунисты меня за мои строки
  на расстрел однажды поведут.
  
  Власть поэтов так зажала,
  что даже не смеют песни петь!
  Лучше б меня мама не рожала,
  чем теперь коммунистов терпеть!
  
  Люди, что стихи мои печатают,
  также, как и я, рискуют головой,
  за коммунистов они не ратуют,
  ненавидят они коммунизма вой!
  
  Открыто, честно, прямо, смело
  не раз мне приходилось говорить!
  Хотя Муза очень опасное дело,
  мне есть за что её благодарить!
  
  Заря последний луч роняет,
  наступает за ней ночи мгла.
  Толком даже ночь не знает
  про все мои тёмные дела.
  
  Все черты уродливо-позорны
  коммунизма кровавой страны!
  Очень мои строки непокорны,
  коммунистам они не нужны.
  
  В муках шепчутся берёзы
  среди безвестных могил.
  По тем катятся мои слёзы,
  кого коммунист-палач убил!
  
  Семнадцатое января. 1965 год.
  112
  
  
  * * *
  
  Жрицам любви!
  
  Лоб и затылок я устал чесать
  до боли, даже выступает пот!
  Хочу о мерзопакости писать,
  но Бог к тому таланта не даёт!
  
  Потому-то и взываю: "Бес,
  помоги, тебе же это ерунда!"
  Давно знаю с десяток поэтесс,
  мерзопакости пишут без труда!
  
  Им, наверно, и сам чёрт не брат!
  Я бы тоже так писать хотел, не лгу!
  Вульгарности писать я был бы рад,
  только, почему-то, никак не могу!
  
  С чего это я вдруг переменился?
  (Так ведь и талант свой погублю!)
  Может, я в кого-нибудь влюбился?
  Хотя всю жизнь смерть люблю.
  
  Может, страдаю каким-то недугом?
  Сердце к пошлостям стало глухое!
  Голова моя идёт с того аж кру́гом,
  что не могу теперь писать плохое!
  
  Но не погас огонь в моей крови!
  Меня можете за то и не прощать,
  только всё равно, жрицам любви
  ночами стихи буду посвящать!
  
  Девятнадцатое января. 1965 год.
  113
  
  
  * * *
  
  В борьбе с коммунизма властью!
  
  Мне в России нету места!
  Живу честь и память храня.
  Святой собор - Христа невеста
  с укором смотрит на меня.
  
  Россия поруганной и нищей
  столько лет стоит передо мной!
  Давно пахнет жуткою вонищей
  за поганой кремлёвскою стеной!
  
  Коммунизм страшнее сатаны,
  он интеллигентов русских губит!
  Но вовсе нету моей в том вины,
  что моё сердце Россию любит!
  
  , Россия, Царь, Бог, народ!...
  для меня равносильны счастью!
  Всё это мне силы большие даёт
  в борьбе с коммунизма властью!
  
  Среди злой коммунизма ночи
  устал я не видеть светлого дня!
  Коммунизм давно топоры точит,
  давно готовит плаху для меня!
  
  Коммунисты-злые-черти
  меня в тюрьме могли убить.
  Водки напьюсь до полусмерти,
  чтобы тюремные годы забыть!
  
  Бытьрлэтом, вредителем и вором
  мне судьбой с рождения дано!
  Теперь не спорю с прокурором.
  коммунизм, это вонючее говно!...
  
  Двадцать третье января. 1965 год.
  114
  
  
  * * *
  
  Тебя в шампанском искупаю!
  
  Быстрое время стремит свой бег,
  словно хищный голодный пёс!
  Прошлого года исчезнувший снег
  все наши следы куда-то унёс.
  
  Тебя очень часто вспоминаю,
  даже порой ночами плохо сплю.
  Часто тебя хвалю и проклинаю!
  Тебя ненавижу, ревную, люблю!
  
  Как-то я тебя кобылой сивой
  однажды при друзьях назвал.
  Наш роман, такой красивый,
  я разом сам взял и разорвал...
  
  Теперь с обиды душой вою!
  Даже с горя я готов запить!...
  Я так виновен пред тобою!...
  Как свою вину мне искупить?
  
  Для тебя все цветы скупаю!
  Об одной тебе лишь говорю!...
  Тебя в шампанском искупаю,
  Мерседес на память подарю!
  
  В крутой ресторан тебя сведу,
  там закажу тебе все угощения!
  Там к ногам твоим ниц упаду,
  попрошу у тебя прощения!
  
  Любви глубокие страдания,
  просто так не разберёшь!
  Мужчины, слабые создания,
  все пропадают ни за грош!
  
  Двадцать девятое января. 1965 год.
  115
  
  
  * * *
  
  Все коммунисты России враги!
  
  К тупому нежеланью жить
  приводит коммунизма строй!
  Нам давно пора его крушить,
  только не пришёл ещё Герой.
  
  Идут по тюремной мостовой
  коммунизма узников отряды!
  С коммунизмом не закончен бой!
  Нам наши сроки как награды!
  
  Русские лица серы от страданий!
  Коммунисты-конвойные строги́!
  Мы бойцы без имён и званий.
  Все коммунисты России враги!
  
  Свет идёт с глубоких впадин
  русских, с горя выцветших, очей.
  В русских душах много ссадин
  от зверства коммунистов-палачей!
  
  У нас любой разумный знает,
  что тирания вовсе не игрушка!
  В мире терроризм возглавляет
  коммунизма злобная верхушка!
  
  В моём сознание ещё свежи́
  воспоминания утрат разных.
  Тянет смрадом мрачной лжи
  от всех коммунистов грязных!
  
  Победно по Миру идёт демократия,
  народам звездою надежды горит!
  Коммунистов громом проклятия
  всё человечество всюду клеймит!
  
  Тридцать первое января. 1965 год.
  116
  
  
  * * *
  
  Никому любви не обещай!
  
  Так любил, что сердцу было больно,
  я так страдал, что плакала душа!
  Отлюбил!... С меня уже довольно,
  прочь ухожу, мечты свои круша!
  
  Моё сердце тоска давно гложет,
  мне мою душу некому излить.
  Теперь весёлая песня не сможет
   меня развеять иль развеселить.
  
  О море, кораблях и о паромах
  часто грущу, закрывая глаза!
  Тоска без друзей и знакомых.
  Уж скорее пришла бы гроза!
  
  Я пришёл на дорогу широкую,
  на ней мне лишь только беда!
  Злую тоску свою одинокую
  не смогу покинуть никогда.
  
  В душе моей прошлого зеркала́
  сокрыты серой туманною далью.
  Их тоска в моей душе заволокла
  всё серою угрюмою печалью.
  
  Моя жизнь холодная, как лёд.
  Мне ничего теперь уже не жаль!
  Мутным серым облаком плывёт
  моей жизни скорбная печаль.
  
  Чтобы не иметь страданий,
  свой покой от тревог защищай!
  Никому не назначай свиданий,
  никому любви не обещай!
  
  Первое февраля. 1965 год.
  117
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма гонений.
  
  Господь ласковой рукой
  давно стучит в моё окно!
  Хочет знать, кто я и какой,
  что мне в жизни суждено.
  
  Среди моей жизни грозной
  стих мой пулей свистит!
  Церковь в дымке морозной
  словно невеста стоит!
  
  Хотя, как и все, грешу
  и порою творю гадость,
  но только Господа прошу
  дать душе свет и радость!
  
  Может я чем-то нехорош,
  (такая жизнь моя шальная!)
  только душу мою не трош,
  она и так совсем больная!
  
  Среди коммунизма гонений
  моя вера в Бога как гранит!
  У меня в душе нету сомнений,
  что Бог меня спасает и хранит!
  
  Бранное слово острой бритвой
  иногда режет грешную душу мою!
  Начинаю новый день молитвой,
  на коленях перед иконой стою.
  
  Мать, Благословенная Мария,
  тебя на небе Бог давно хранит!
  Хоть преисподнюю разгроми я,
  Господь грехов мне не простит.
  
  Третье февраля. 1965 год.
  118
  
  
  * * *
  
  Хотел бы я всех возлюбить!
  
  Пустая комната просторная...
  Сижу один средь серой пустоты.
  Печаль растёт, как трава сорная,
  как злая тень растёт из темноты.
  
  Тоска в душе червем точится.
  Песни грустные хочется петь.
  Так пострадать порой хочется,
  что нету мне силы терпеть!
  
  Грусть въелась в душу глубоко,
  в ней пытается скрываться.
  Мне сегодня очень не легко
  со своей грустью расставаться.
  
  С годами мои силы тают,
  вдруг сердце начало колоть.
  Сомненья душу мне пытают,
  злая тоска пытает мою плоть.
  
  Когда придёт тоска к виску,
  слёз я горьких не роняю.
  Своего одиночества тоску
  весёлой рифмой разгоняю!
  
  Моя жизнь совсем не свята,
  часто унылые песни пою.
  Грусть, за веселье расплата,
  цепко впилась в душу мою.
  
  Хотел бы я всех возлюбить,
  но мои чувства так нестройны...
  Как мне своё сердце убедить,
  что все любви достойны?
  
  Пятое февраля. 1965 год.
  119
  
  
  * * *
  
  На всё коммунизма запреты!
  
  Я был в гостинице советской,
  людей русских вовсе нету там!
  Французской речью и немецкой
  наполнен этот весь бедлам!
  
  На всё коммунизма запреты!
  Но я всем открыто говорю:
  подобострастно на портреты
  коммунистов не смотрю!
  
  Коммунистам не верю никогда!
  Ложь как вешний снег растает!
  Речь коммунистов, как мыльная вода,
  она глаза мне режет и щипает!
  
  Я, по лично своему разумению,
  служу только Богу, России, народу!
  Жажда жизни ничто по сравнению
  с моей жаждой Борьбы за Свободу!
  
  Я устал от коммунизма-химеры,
  очень хочется мне отдохнуть!
  От любви, от надежды, от веры
  хоть глоточек бы мне отхлебнуть!
  
  Мне ночь ясна, день мне тёмный!
  И завтра тоже будет как всегда...
  В борьбе с коммунизмом неуёмный
  я душой не успокоюсь никогда!
  
  В душе моей волнения и страсти!
  Уже колышется советская земля!
  О конце злой коммунизма власти
  мечтаю у кровавых стен кремля!
  
  Седьмое февраля. 1965 год.
  120
  
  
  * * *
  
  Если с развратницами мне по пути...
  
  Со временем превратимся в прах!
  Поэтому-то вот мне и неймётся!...
  В моей душе живёт какой-то страх.
  Страх плотской похотью зовётся!
  
  Хочу вот эту, но очень хочу и ту!...
  Сколько себя помню, я хочу всегда!
  Одну, жизни моей заветную мечту,
  изнасилую когда-нибудь! Когда?...
  
  Вот этого даже и сам не знаю!...
  Меня девчонки многие любили!
  Своих прошлых девок вспоминаю,
  страстными насильницами были!
  
  Меня сношали просто как хотели!
  А я им не противился ни чуть!...
  Гениталии мои всех их терпели!
  Но это только лишь ко блуду путь!
  
  Господи, меня помилуй и прости,
  я душою предан лишь только Тебе!
  Если с развратницами мне по пути,
  так мне стоит ли противится судьбе?
  
  Когда-нибудь и мне наступит крах!
  Но пока во всём чувствую контраст!
  В моей душе живёт какой-то страх:
  вдруг, последняя, возьмёт не даст!...
  
  Одиннадцатое февраля. 1965 год.
  121
  
  
  * * *
  
  О всех, коммунистами убитых.
  
  В борьбу увёл меня судьбы рок
  и до сих пор мне не вернуться!
  Против коммунизма пойти смог,
  мне перед ним не согнуться!
  
  Что же касается лично меня,
  то мне бы лучше нацистов!...
  Стихами воспеваю славу дня
  паденья кровавых коммунистов!
  
  Не надо коммунизма-химеры!
  Моя совесть пред Богом чиста́!
  Не для славы пишу, а для веры,
  ради России, Отца Бога, Христа!
  
  Рисунок грубый не искусный,
  такова картина родины моей.
  Финал довольно-таки грустный
  уготовлен Богом страдалице ей.
  
  Из колеи, во тьму ведущей,
  никак не вырваться стране!
  Отец мой Небесный Сущий,
  помоги грешному Ты мне!
  
  Власть коммунизма меня достала!
  На неё мне проклятий не жаль!
  Мать-Родина мачехой мне стала,
  гонит она в мою душу печаль.
  
  На мне немало ран забытых,
  не только Муза ведает о них!
  О всех, коммунистами убитых,
  мятежный мой расскажет стих!
  
  Тринадцатое февраля. 1965 год.
  122
  
  
  * * *
  
  Нельзя ли с тобой мне прилечь?
  
  В моём рассудке мысли негодуют!
  А я, словно нищий, тихо стою...
  Мне в сердце любви ветры дуют!
  Только любовь свою ото всех таю!
  
  Таю, что люблю и страдаю!...
  Таю, что лишь в сердце одна!
  Её я так уже давно знаю!...
  И меня давно тоже знает она!
  
  Она, - это ты! Не понятно?...
  Ты душу мою смогла сжечь!
  Тебя вспоминать мне приятно!
  Нельзя ли с тобой мне прилечь?
  
  Прилечь просто так, на минуты!
  Или, если захочешь, на ночь!...
  Разорви ты любви моей путы,
  лишь тогда от тебя уйду прочь.
  
  В ночь уйду безвозвратную,
  откуда мне возврата уже нет.
  Но тебя, до чего же приятную,
  в душе сохраню, словно свет!
  
  Моё сердце тебе очень радо!...
  Ты словно моей жизни мотив!
  Как мало для счастья надо!...
  Ты жива!... И я, значит, жив!
  
  Семнадцатое февраля. 1965 год.
  123
  
  
  * * *
  
  Я с коммунизмом не примирился!
  
  Людей думы лишь только о хлебе,
  страшно в России ночью и днём!
  Видна свастика кровавая на небе
  над коммунистическим кремлём!
  
  Хотя таится смерти жуткий страх
  в моих, пока ещё всё видящих глазах,
  хотя невзгод и поражений горечь пью,
  только о Свободе в своих стихах пою!
  
  Я б лишний день в борьбе потратил!
  Только нету в жизни лишних дней.
  Пока я с ума ещё совсем не спятил,
  свобода мне всего дороже и важней!
  
  Не страшусь с коммунизмом битвы!
  Мстить коммунистам жаждою горю!
  Свои мятежные стихи-молитвы
  днями очень часто Богу говорю!
  
  Мой гнев на коммунизм не остыл!
  Я с коммунизмом не примирился!
  Грешной души моей мятежный пыл
  уже давно в другие души поселился!
  
  Счастье хорошо знаю, знаю горе.
  Сопротивляюсь, как могу, судьбе!..
  Моей жизни взволнованное море
  зовёт меня к святой борьбе!
  
  Мелькают мои годы как столбы,
  теперь свою жизнь вспоминаю.
  Судьбу несчастий, гонений, борьбы
  от коммунистов-палачей принимаю!
  
  Девятнадцатое февраля. 1965 год.
  124
  
  
  * * *
  
  Пред алтарём с тобой стоим.
  
  Мы познакомились, судьба.
  (Хотя и был я с перепоя.)
  Вдруг надоела так гульба,
  вдруг захотелось мне покоя.
  
  А кабак? Да чёрт бы с ним!
  К нему уж нету мне дороги!
  Пред алтарём с тобой стоим.
  В душе сомненья и тревоги!
  
  Тревожно таинство венчания,
  но всё, что делается, не зря.
  Замирая в мученьях молчания
  с тобою мы стоим у алтаря...
  
  Волнуюсь, аж не чую ног!
  Твоё лицо в вуали скрылось.
  Столько сомнений и тревог
  вдруг на душу навалилось!...
  
  Вдруг ты не та, иль я не тот?
  Уж сколько было невезений!
  Прошибает меня даже пот
  от, душу губящих, сомнений!
  
  Уйти бы... Только остаюсь!
  Ты смиренна, словно раба...
  Рискнуть сейчас не побоюсь,
  вдруг ты и верно мне судьба.
  
  Надеюсь, что, после венчания,
  любовь ко мне придёт потом.
  Прощайте, пьяные гуляния!
  (Только не пожалею ли о том?)
  
  Двадцать третье февраля. 1965 год.
  125
  
  
  * * *
  
  От коммунизма стынет кровь!
  
  От коммунизма стынет кровь!
   Я коммунизмом ужасаюсь!
  Который раз я вновь и вновь
  душой к России обращаюсь.
  
  Как ни крути, всё же смогла,
  из-за коммунистов-уродов,
  Россия стать империей зла,
  тюрьмою страшною народов!
  
  Лучших людей расстреляли!
  Остальных загнали в страх!
  Люди веру в душе потеряли,
  надежда угасла в их глазах!
  
  Что нам хуже, что полезней
  не знает наша русская земля.
  Веет жгучим холодом болезней
  от коммунистического кремля!
  
  Коммунизм змеёй стелется,
  русским сладкие сказки поёт.
  Сомненье в душе не поселится,
  с дороги меня уже не собьёт!
  
  Лишь грехи простите ей,
  (об этом можно не писать),
  скоро намаетесь с Россией,
  свои локти будите кусать!
  
  Расслабляться слишком рано!
  Европа, знай об этом наперёд.
  С атомной бомбой обезьяна...
  Куда она её швырнёт?...
  
  Первое марта. 1965 год.
  126
  
  
  * * *
  
  Любовь одна в жизни моей!
  
  Любовь одна в жизни моей,
  одна от юности до гроба!
  Верен я лишь только ей!
  Она души моей зазноба!
  
  Но та, в которую влюблён,
  моей не будет никогда...
  Она чудесна, словно сон,
  и недоступна, как звезда!
  
  Как будто бед она не знает,
  улыбка словно солнце ясное!
  Нежной розою ярко сияет
  лицо её распрекрасное!
  
  От любви душа моя балдеет,
  выдаёт мне нежные слова!
  Счастья жар душой владеет,
  но прохладна моя голова.
  
  Для своей нежной подружки,
  только для одной любви своей,
  в ювелирном салоне безделушки
  покупаю и дарю их часто ей!
  
  О любви своей страстной молчу,
  от неё мне ночами не спится.
  Не решаюсь, но очень давно хочу
  с нею в любви объясниться!
  
  Моей душе очень грустно в ответ,
  в ожидании мне желанного "Да!",
  порой услышать холодное: "Нет!
  Не люблю! Ни за что! Никогда!"...
  
  Третье марта. 1965 год.
  127
  
  
  * * *
  
  Терплю коммунизма беспредел!
  
  Моя жизнь сплошной фронт!
  Страданий выдержал я море!
  В кровавой лжи скрылся горизонт.
  Куда ни глянь, - одно лишь горе!
  
  Безвинно пролитая русская кровь
  на коммунизма флагах и знамёнах!
  От безвестных могил слышу вновь
  призывы к мщенью в тихих стонах!
  
  Я много сам себе нажил врагов,
  от них часто бывает мне так лихо!
  Часто слышу шорохи чьи-то шагов,
  за мной в ночи крадущегося тихо.
  
  Для многих путь мой невозможен:
  здесь то провал, то бездны полынья!...
  С людьми теперь я крайне осторожен,
  но к ним недоверия сердцем полон я!
  
  С крутой высоты птичьего полёта
  вижу России бескрайний простор.
  Только тесно мне в ней что-то,
  Россией правит коммунист-вор!
  
  Святой свободы сновидения
  мне льют на душу, как вино!
  Взрыв народного терпения
  ожидаю в России уже давно!
  
  Терплю коммунизм-беспредел!
  Я стал коммунистами гонимым!
  Жесток русского изгнанника удел:
  Русь любить, не будучи любимым.
  
  Пятое марта. 1965 год.
  128
  
  
  * * *
  
  Всё в русской женщине найдёшь!
  
  Ходит она важною гусыней
  всегда везде только одна.
  Окружена надменною гордыней,
  вся загадкой окутана она.
  
  Не курит, не пьёт, не наркоманит,
  но всё равно ей в жизни не везёт!
  Жизнь её душу унынием ранит,
  тоска змеёй в её сердце ползёт.
  
  Она печальный взгляд роняет
  со вздохом, тяжело дыша...
  Небесный свет распространяет
  вокруг её прекрасная душа!
  
  Время стремительно мчится,
  никому не сдержать зим и лет.
  Глядит женщина как волчица,
  годы уходят, а мужа-то нет...
  
  Минуты грусти хоть бывают,
  но они все светлы и легки.
  Красивый лоб слегка скрывают
  её волос кудрявых завитки!
  
  Дерзкий взгляд она бросает,
  как будто жертву выбирает.
  Кого-то, может быть, спасает,
  а кого-то взглядом и карает!
  
  В ней доброта есть и ехидство,
  есть в ней то, чего не ждёшь!
  В ней и робость, и бесстыдство!...
  Всё в Русской женщине найдёшь!
  
  Седьмое марта. 1965 год.
  129
  
  
  * * *
  
  Не верю коммунизму-бреду!
  
  Всею душой внимаю Творцу,
  слышу только плач и стоны!
  Мне совсем вовсе не к лицу
  носить коммунизма погоны!
  
  Но Бог свою волю изъявил:
  со мной теперь Талант и Муза!
  В борьбе трачу очень много сил
  против коммунистического Союза!
  
  Не верю коммунизму-бреду!
  Не жду за стихи никаких наград!
  Каждому новому зэку-соседу
  я в своей тюремной камере рад!
  
  Только о хорошем лишь мечтаю
  в коммунизма кровавой глуши!
  Словно пыль тоску сметаю
  со своей приунывшей души!
  
  Коммунизма краю чужому
  ни душу, ни сердце не отдам!
  Никогда не могу жить по-иному:
  ни за что своих предков не предам!
  
  Я родился русским человеком,
  но стал зверем затравленным!
  Только я доволен своим веком,
  хотя не стал я прославленным!
  
  Мои строфы отважные, смелые!
  Много смог я их разбросать!
  Хоть умею писать стихи белые,
  но только чёрные буду писать!
  
  Одиннадцатое марта. 1965 год
  130
  
  
  * * *
  
  Пока любовь сближает нас!
  
  Я тебе не стал бы отвечать,
  но ты мне стала дорогою!
  Ты будешь по мне скучать.
  По тебе скучаю с другою!
  
  Перед ней не буду каяться
  в полуночный тихий час.
  Так и будем дурью маяться,
  пока любовь сближает нас!
  
  Я с другою, ты уже с другим...
  Как это тяжко!... (Сама знаешь!)
  Его ты тихо называешь дорогим,
  только меня ты в нём ласкаешь!
  
  Теперь ласкаю тоже не тебя...
  Не тебя сейчас лаская, а другую.
  Так как и ты, я сам гублю себя,
  только тебя помня, дорогую!
  
  Делать мне что, скажи Татьяна?
  На это не ответит мне никто!
  Ты опять, наверно, очень пьяна.
  Оба страдаем только лишь за то!
  
  Нам жизнь сто́ит заново начать!
  Сто́ит воспротивиться злой судьбе!
  Всегда будешь по мне скучать,.
  Буду скучать лишь только по тебе!
  
  Тринадцатое марта. 1965 год.
  131
  
  
  * * *
  
  Чтобы стало хуже коммунистам!
  
  Меня предал лучший друг,
  за что его тогда простили.
  Но в КГБ на меня вдруг
  за то вниманье обратили!
  
  Меня заметил сыщик строгий,
  целый день за мной ходил.
  Меня тот парень кривоногий
  весь день по городу "водил".
  
  Как яркая звезда на небосводе
  ведёт меня в коммунизме-тьме
  дорога очень длинная к Свободе,
  дорога очень короткая к тюрьме!
  
  Меня в тюрьме не раз терзали
  коммунистические князья!
  Меня с побегом поздравляли
  лишь только близкие друзья!
  
  Покуда коммунизма флаг реет,
  пока звучит коммунизма гимн,
  меня даже солнце не согреет!
  Но пускай горит оно другим!
  
  Меня всё больше беспокоит
  коммунизма проклятый век!
  Ничего коммунистам не стоит
  наш простой русский человек!
  
  В борьбе приходится мне быть
  диверсантом и террористом...
  Я даже сам себя готов убить,
  чтоб стало хуже коммунистам!
  
  Семнадцатое марта. 1965 год.
  132
  
  
  * * *
  
  Меня развратней просто нет!
  
  Ладно, хватит пачкать душу,
  и так только грязища вокруг.
  Я твой покой слегка нарушу.
  Но только я тебе пока не друг.
  
  Я не друг. Мы спим не вместе!
  Только мне толку что с того?
  Кто с тобой лежит на моём месте,
  из твоей постели выкину его!
  
  Но ты сама-то как считаешь?
  Не буду долго ждать ответ!
  Ты о ком это ещё мечтаешь?
  Меня развратней просто нет!
  
  Нет и всё! Давай!... Сдавайся!
  Хватит кобелей к себе таскать!
  Приходи, тихонько раздевайся,
  буду тебя любовью ласкать!
  
  Наплевать, что скажут люди!
  Главное только то, что я скажу!
  Твои чудесные попочку, груди,
  письку до оргазма оближу!
  
  Она, что в мехе, твоя штучка,
  устоит передо мной едва ль!
  На тебя уйдёт моя получка,
  на тебя денег мне не жаль!
  
  Девятнадцатое марта. 1965 год.
  133
  
  
  * * *
  
  Коммунизма приблизим конец!
  
  В России очень грустные лица,
  мы не на праздник собрались.
  Как могло всё так случиться,
  что мы коммунистам сдались?
  
  Посмотри, как солнца много,
  но место есть под ним не всем.
  Мы живём нищенски, убого...
  Кто был кем-то, стал ничем!
  
  Страдаем уже очень много лет!
  Не рады мы ни зимы, ни лету!
  Скучный серенький рассвет...
  при коммунистах другого нету!
  
  Утомились, но отдых не ждём.
  До конца мы пойдём за Победу!
  Коммунисты кровавым дождём
  всё поливают по нашему следу!
  
  Мы коммунистов ублажаем,
  их совсем нисколько не любя.
  Своё возмущенье выражаем
  с оглядкой, тихо, про себя...
  
  В ту же бездну гонят нас,
  куда наших отцов загнали!
  Хотя близится Свободы час,
  но доживём ли мы? Едва ли.
  
  Коммунизма страшное племя!
  Ленин-сатана коммунизма отец!
  Переживём это жуткое время,
  коммунизма приблизим конец!
  
  Двадцать третье марта. 1965 год.
  134
  
  
  * * *
  
  Страдаю, мучаясь, любя!
  
  У тебя только взгляд покорный,
  сама же ты тверда, как сталь!
  Твой голос ласковый, притворный
  скрывает твою тёмную печаль.
  
  Твой взгляд, похожий на иглу,
  мне очень больно ранит душу!
  Твоей тёмной души немую мглу
   своим взглядом не нарушу!
  
  Твой стан!... (стройнее не бывает!)
  Он пленяет очень многие сердца
  только тех мужчин, кто забывает,
  что воду пить не с женского лица!
  
  С тобою в счастье нам не быть!
  Счастье наше вазой разобьётся!
  Что-то мешает мне тебя любить,
  только с этим не буду бороться!
  
  Ворожит твой взгляд змеиный,
  мне рваться очень хочется к тебе!
  Но от тебя, как от пасти львиной,
  прочь бегу наперекор судьбе!
  
  Цветы осенних дней прощальных
  подобны сдержанной тихой тоске.
  Не помню слов твоих прощальных,
  все следы наши размыты на песке.
  
  Мне очень плохо без тебя, не скрою.
  Сердцем страдаю, мучаясь, любя!...
  Собаку бездомную тёмной порою
  очень часто обнимаю вместо тебя.
  
  Двадцать девятое марта. 1965 год.
  135
  
  
  * * *
  
  Пускай КГБ убьёт и меня тоже.
  
  Кровь обжигает мне темя,
  вижу коммунистов разврат!
  Если бы была зима всё время,
  очень этому был бы я рад!
  
  Коммунизма зловонное зелье
  моё сердце змеёю больно жалит!
  Коммунизма праздников веселье
  мою мятежную душу печалит.
  
  Я коммунистов невзлюбил!
  Душу мою сжигает злобы пыл!
  Последний час мой не пробил!
  Свой Девятый вал я переплыл!
  
  Сердце моё бороться не устало,
  хотя злом давит коммунист-мент!
  Счастья в моей жизни и так мало,
  а я жк ведь, к тому же, диссидент.
  
  Коммунист-зверь завывает!...
  Но мне в жизни очень повезло!
  У меня даже никогда не бывает,
  чтобы вдохновения не было́!
  
  Мои стихи мне лишь в убыток,
  хотя ими не славлю свою страну.
  Сколько бы впереди ни было пыток,
  с дороги борьбы никогда не сверну!
  
  Мне нету ничего жизни дороже!
  Меня замучило коммунизма враньё!
  Пускай КГБ убьёт и меня тоже,
  только призвание выполню своё!
  
  Тридцать первое марта. 1965 год.
  136
  
  
  * * *
  
  Любовь попробуй воскресить.
  
  Наша жизнь вечный бой!
  Только тебя за это не браню.
  В могилах, вырытых тобой,
  теперь наше прошлое хороню.
  
  Хоть впереди разлуки тень,
  не поспоришься с судьбою,
  только храню на чёрный день
  свою любовь, убитою тобою.
  
  Я позабыть прошлое не в силах.
  Крохи прошлого бережно коплю.
  Многое лежит в твоих могилах.
  В них есть даже первое "люблю".
  
  Ты уже давно о всём позабыла,
  о том, что я забыть не в силе.
  Ты в свои могилы всё зарыла,
  но только сама ты не в могиле.
  
  Я тебя уже давно бы закопал,
  только, почему-то, всё терплю.
  Я сам в твою могилу бы упал,
  так безрассудно тебя люблю!
  
  Твои черты, как прежде, милы!
  Тебя уже давно хочу попросить:
  раскопай свои ты все могилы!
  Любовь попробуй воскресить!
  
  Первое апреля. 1965 год.
  137
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма кровавой тьмы!
  
  Дух плоть увядшую покинул,
  теперь все мы трупы ходячие!
  Как будто дьявол душу вынул,
  все глухие мы стали, незрячие!
  
  Сколько глухих, немых, незрячих
  среди коммунизма кровавой тьмы!
  Россия, не гони коней горячих,
  и так очень быстро едем в ад мы!
  
  Ненавистной властью этой
  мы все уже давно утомлены!
  Давно платим чёрною монетой
  за то, что мы терпеть должны!
  
  Коммунизм русским всё врёт!
  Загнали русских в одно стадо!
  Уже даже сам чёрт не разберёт,
  что коммунистам от нас надо!
  
  Множатся убиенных гробы!
  Строятся тюремные заборы!
  В России русские люди рабы!
  У власти все коммунисты-воры!
  
  Нам рай коммунисты обещали,
  они всё продолжают обещать!
  Мы коммунистам всё прощали,
  не будем больше им прощать!
  
  У коммунистов понос и рвота,
  так стали коммунистов мы ругать!
  Только теперь уже им из пулемёта
  весь русский народ не разогнать!
  
  Третье апреля. 1965 год.
  138
  
  
  * * *
  
  Ты мне одна любовь и друг!
  
  Я просыпался в поздней ране.
  (В постели я бывал вдвоём!)
  Пока не встретились цыгане
  и их весёлый дерзкий неуём!
  
  С тех пор неймётся моей плоти,
  чувства сумбурные в моей душе!
  Я словно был на страшном эшафоте,
  хотя был я с цыганкой в её шалаше!
  
  Её нежные слова о любви певучи!
  Хорошо знаю о чём стихом говорю!
  Те ночи страстные настолько жгучи,
  что до сих пор в них любовью горю!
  
  Горю, других любовью зажигая!
  Горю, сжигая все мосты вокруг!
  Ты мне одна лишь только дорогая!
  Ты только мне одна любовь и друг!
  
  Ты хотя бы вспоминаешь обо мне?
  Моё сердце с груди к тебе рвётся!
  Без тебя тихо грущу один в тишине.
  (А что же ещё мне делать остаётся?)
  
  Теперь мне остаётся лишь одно.
  Одно! - ведь ты меня погубишь!
  Давай сгорим же вместе заодно!
  Если ты, конечно, меня любишь!
  
  Пятое апреля. 1965 год.
  139
  
  
  * * *
  
  Ложь коммунистов обещания!
  
  Как в труде ты ни упорствуй,
  только песни грустные поём.
  Бывает хлеба корки чёрствой
  не найти в бедном доме моём.
  
  В России забитой, бедной...
  рекою горе к нам слило́сь!
  В моей памяти зловредной
  бессвязно всё переплелось!
  
  Ложь коммунистов обещания!
  В них не вздумай верить ты!
  Печатью строгого молчания
  давно закрыты все мои мечты!
  
  Хотя в душе моей бушует пламень,
  мысли мои мятежные тихо кричат,
  уста мои, застывшие как камень,
  после допросов до сих пор молчат.
  
  На том конце дорог железных
  железный занавес у нас висит!
  В моих стараньях бесполезных
  до сих пор он мною не пробит.
  
  Коммунистов тупые марионетки
  управляют всей нашей страной!
  Мои дерзкие стихи как пули метки,
  не облетят коммунистов стороной!
  
  Я поклялся на своё святое дело
  Талант, мне данный, применить!
  Стал я скрытно, дерзко, смело
  стихами коммунистов громить!
  
  Седьмое апреля. 1965 год.
  140
  
  
  * * *
  
  Как мне любить научиться?
  
  В кабаке, словно бы с пожара,
  истерический смех, плачь и вой!
  Сквозь крики пьяного угара
  слышу нежный голос твой!
  
  Одну тебя слушаю часами,
  позабыв обо всём, обо всех!
  Но сжигает мосты между нами
  дерзкий твой обжигающий смех.
  
  Я ни у кого не видел краше
  твоей распущенной косы!
  Было коротким счастье наше,
  промчались радости часы.
  
  В душу холод стремится,
  спешу поскорее её запереть.
  Как мне любить научиться?
  Свою душу мне как отогреть?
  
  Осенний дождь и слякоть.
  Я теперь уже не с тобой...
  Но мне даже и не поплакать
  над своею грешной судьбой!
  
  Потоком разные стремнины
  куда-то рвутся по моей судьбе!
  Хоть тосковать нету причины,
  только опять тоскую по тебе...
  
  Полюблю, может, в будущем,
  пока что моё сердце молчит.
  Научи меня быть любящим!
  Как мне себя пожалеть, научи!
  
  Одиннадцатое апреля. 1965 год.
  141
  
  
  * * *
  
  Среди коммунистов я не свой!
  
  Обидой мою душу наполняет
  коммунистов сучий дикий вой.
  Никто в лицо меня не знает,
  среди коммунистов я не свой!
  
  Мои стихи острее бритвы,
  мятежной Музы я поэт-слуга!
  Я расчистил место для битвы,
  теперь жду коммуниста-врага!
  
  Коммунистам всё неймётся!
  В России невозможно жить!
  Может быть и мне придётся
  свою буйную голову сложить!
  
  Читать уже давно мне надоело,
  но я писать пока что не устал!
  Скрытно продолжаю своё дело,
  о котором я с детства мечтал!
  
  Каждый день с коммунизмом битва!
  По всей России коммунисты-вороньё!
  Очень кратко, словно воина молитва,
  перед людьми и Богом покаяние моё.
  
  Святой России вольные просторы
  только в тюрьмах снятся мне пока!
  Сейчас у власти коммунисты-воры,
  слёз и крови по России прёт река!
  
  Мой стих не избежал запрета,
  бывал он за тюремною стеной!
  Знаю, что песня моя не допета!
  Слово последнее будет за мной!
  
  Тринадцатое апреля. 1965 год.
  142
  
  
  * * *
  
  Пойду девчонок целовать!
  
  Похмельем озабоченный
  с мордой развороченной
  спешу в задрюченный кабак!
  От стопочки, от рюмочки,
  от тюрьмы, от сумочки
  не оторваться мне никак!
  
  День прошёл совсем впустую.
  В свой ресторанчик я помчал!
  Но то ли ведьму, то ль святую
  я вдруг по дороге повстречал!
  
  Она была тоскливей скуки,
  в глазах её печали огонёк...
  Взял её я дрожащие руки,
  к себе небрежно её привлёк!
  
  Потом веду её в кабак,
  сразу стол шикарный!...
  А она мне: "Ты дурра!.
  Ты мужик вульгарный!..."
  
  Ей покупаю розовый букет,
  тут она вдруг просветилась!
  И, мой увидев портмонет,
  не спеша она перекрестилась.
  
  Меня ведь кинула та сука!
  На неё мне теперь наплевать!
  Вот чеснока наемся, лук...
  и пойду девчонок целовать!
  
  Только не надо мне любую
  среди прокуренных шмар!
  Променял я мечту голубую
  на серый кабацкий кошмар!
  
  Семнадцатое апреля. 1965 год.
  
  143
  
  
  * * *
  
  Коммунизма смерть близка!
  
  На собраниях профсоюзных
  всегда сижу тихо в уголке.
  От речей пустых и нудных
  аж пыль висит на потолке.
  
  Я всегда очень плохой работник,
  никак хорошим не могу быть я!
  Коммунистический субботник,
  нам прекрасный повод для питья!
  
  Иду ночью тёмной стороною.
  Нервы натянут как струна!
  По небу следует за мною
  кроваво-бледная луна.
  
  Один по городу брожу,
  вовсе не подаяние прошу.
  От зданья к зданию хожу,
  свои листовки разношу!
  
  За столом не уютно мне
  средь веселящихся гостей!
  В этой страшной костоломне́
  слышу жуткий хруст костей!
  
  В глазах какое-то смятение,
  в душах наших какая-то тоска.
  Напрягаю всё своё терпение,
  коммунистов смерть близка́!
  
  Терплю коммунизма гнёт,
  но не покорен я судьбе!
  Жизнь всё равно пройдёт,
  так пусть лучше в борьбе!
  
  Девятнадцатое апреля. 1965 год.
  144
  
  
  * * *
  
  Ни любви, ни верности не веря...
  
  Жизнь такая!... Даже и не знаю...
  Но в любви мне только лишь успех!
  Всех девочек порою вспоминаю...
  Только ты одна затмила девок всех!
  
  Чтобы я был последним гадом,
  с тобою счастье вижу аж в бреду!
  Моё счастье бродит где-то рядом,
  непременно когда-нибудь найду!
  
  Найду, раз возбудили во мне зверя!
  Жизнь наша обезумевший бардак!
  Ни любви, ни верности не веря
  каждый день влюбляюсь, как дурак!
  
  Как дурак, словам слащавым веря,
  я в любви как рыцарь поступал!
  А на утро, велика ль моя потеря?...
  Просто с какой-то девкой переспал.
  
  Встал я с похмелья словно во сне.
  Стопку не налить мне и не охнуть.
  Твой голос: "Помни обо мне..."
  Мне лучше бы тогда издохнуть!
  
  Мне бы башку оттяпали на пне!...
  Это бы стал конец моему блуду!
  Как молоточком: "Помни обо мне!"
  Да разве тебя когда-то позабуду!
  
  Двадцать третье апреля. 1965 год.
  145
  
  
  * * *
  
  Коммунизму душа моя мстит!
  
  Я для коммунистов неудобен,
  всю жизнь с коммунистами бой!
  Знаю, что я на многое способен,
  могу даже пожертвовать собой!
  
  Не за горами моей жизни осень,
  а я даже и летом душу не согрел.
  Когда мне было двадцать восемь,
  на сорок лет я сразу постарел!
  
  Держат в клетке, словно птицу,
  коммунисты-звери русский народ!
  Уже давно уехал бы я за границу,
  только я России верный патриот!
  
  Свою грусть выдавая за мудрость
  свою жизнь потихоньку влачу...
  На коммунизма жизни грубость
  теперь даже смотреть не хочу!
  
  Я прошёл Лубянку и Петровку!
  На Литейном след остался мой!
  Скинул я последнюю листовку,
  теперь без страха спешу домой!
  
  От тюрьмы не имею бронь,
  но никогда о том не забываю!
  Свободы тихо тлеющий огонь
  всем своим талантом раздуваю!
  
  Коммунизму душа моя мстит,
  хотя грозит мне то острогом!
  Вместо меча в моей руке горит
  перо, мне дарованное Богом!
  
  Двадцать девятое апреля. 1965 год.
  146
  
  
  * * *
  
  Клятвы любви все сохранил!
  
  Почему взгрустнулось вдруг?
  Грущу лишь просто так и только.
  Сколько забыто мной подруг!...
  Друзей забыто мною сколько!...
  
  Сколько мной сношено одежд
  в той, прошлой, жизни не знаю.
  Мой сад утерянных надежд,
  где был с тобою, вспоминаю.
  
  Вспоминаю мой старый сад.
  Нектар воспоминаний пью.
  Взглянув по сторонам назад,
  под меня ложилась на скамью.
  
  А я был счастлив, словно пёс,
  которому вдруг досталась сука!...
  Всё вдруг ветер прошлого унёс.
  В моей душе осталась злая мука.
  
  Жизнь стала сказкою дурной!
  Романы словно любви чеки.
  Только скучаю по тебе одной,
  всех остальных забыв навеки!
  
  Я тебя вспомнить всегда рад,
  из памяти ничто не проронил.
  Надежд утраченных мой сад
  клятвы любви все сохранил!
  
  Первое мая. 1965 год.
  147
  
  
  * * *
  
  Развал коммунистического режима!
  
  Верный друг, и мне налей,
  выпьем же за дело наше!
  Как вчера своё ни жалей,
  но завтра будет ещё краше!
  
  Я рождён под славным Зодиаком,
  в судьбе уже немало преуспел!
  Бороться мне с коммунизма мраком
  Господь Всевышний повелел!
  
  Стало мне бедой очень большою
  то, что о коммунизме я сказал!
  Я не ногой споткнулся, а душою.
  Не ногу я, а свою душу сломал!
  
  Всё поёт мне голос нежный
  о моей заветной мечте одной:
  "Край неба чистый, безмятежный
  не над моей висит страной!"
  
  С коммунизмом не примириться,
  но бороться мне хватит сил!
  Скорбный запах жертв струится
  от русских безвестных могил!
  
  Боль в душе моей нестерпима,
  выжигает словно злобный суховей!
  Развал коммунистического режима
  стало святым делом жизни моей всей!
  
  Всё творю, что лишь в моих силах,
  что только может выдать моя голова!
  На коммунистов поганых могилах
  растёт бурьян, полынь и трын-трава!
  
  Третье мая. 1965 год.
  148
  
  
  * * *
  
  Хотя ты мне дороже всех на свете!
  
  Мы случайно встретились с тобой
  в каком-то захудалом кабаке,
  любовь, как листья ветер, закружила!
  На улице нас встретил супер-бой.
  Был не хилый нож в его руке...
  Ты мне сказала, что ты с ним дружила.
  
  Он грубо мне сказал: "Уйди!..."
  Он меня даже убить грозил...
  От него так разило перегаром!
  Вскипела кровь в моей груди!
  Он свой нож в меня вонзил...
  А я его убил одним ударом.
  
  Потом была больница, затем суд...
  Скорый суд неправый, но простой.
  (Его отец был злобным прокурором)
  И вот меня уже в "столыпине" везут
  на зону дальнюю среди тайги густой
  сибирским неизведанным простором.
  
  На зоне позабыть я тебя не смог,
  как мне Богом данную судьбу свою...
  Я отсидел, хоть чист перед законом!
  Вот, наконец, закончился мой срок.
  И вот опять, как раньше, тихо стою
  перед твоим, словно родным, балконом.
  
  Наверно только на свою беду
  до сих пор любовь к тебе храню,
  хоть у тебя, я знаю, муж и дети!
  Я ни за что к тебе уже не подойду,
  теперь уж никогда тебе не позвоню,
  хотя ты мне дороже всех на свете!
  
  Пятое мая. 1965 год.
  149
  
  
  * * *
  
  Коммунисты Россию обокрали!
  
  От крестьян землю отобрали,
  превратили русских в рабов!
  Коммунисты Россию обокрали,
  веселятся среди святых гробов!
  
  Коммунисты-палачи-злые-звери!
  Они русских уничтожают, скоты!
  На замке нашей границы двери!
  Коммунисты русским зажали рты!
  
  Тучи мрачны, наше небо хмуря,
  проплывают будто как во сне.
  Видно уже скоро грянет буря
  в русской рабской стороне!
  
  Земля русская греховная дрожит
   то ли бес, то ли ангел поёт!
  Кто Россией сердцем дорожит,
  тот антикоммуниста поймёт.
  
  Давно знакома русская печаль
  душе гонимого русского поэта.
  Россию мне душой до боли жаль,
  только она меня казнит за это!
  
  Моё сердце тревогой утомилось.
  В голове мысль мудрая молчит.
  Но мне однажды приснилось,
  что Россия пьяная крепко спит.
  
  За Россию, могучую державу,
  стихом сражаться буду до конца!
  Стихами подниму России славу,
  как в бою знамя павшего бойца!
  
  Седьмое мая. 1965 год.
  150
  
  
  * * *
  
  Любви клятвы, секс, разлука!
  
  Ночь, костёр, луна и ты,
  мне как предвестие чудес.
  Среди этой чудной пустоты
  рядом с нами сидит бес!
  
  Он совсем не знает о добре!
  Он только злу лишь потакает!
  Он крепко сидит в моём ребре
  к тебе на грех меня толкает!
  
  Как вокруг всё романтично!
  Терзанье похоти как мука!
  Но у беса всё практично:
  любви клятвы, секс, разлука!
  
  Мы с тобой не первый раз!...
  Мы друг друга любим! (Честно!)
  Только как всё кончится у нас?...
  Одному Богу лишь известно.
  
  Эти наши ночи под луною
  с тобою меня куда-то заведут?
  Они закончатся лишь тою,
  что злою разлукой зовут!
  
  Опять ночь, костер, луна и ты
  будут, среди жизни бытия!
  Конечно, там будут и цветы!
  Только с тобой уже буду не я!
  
  Одиннадцатое мая. 1965 год.
  151
  
  
  * * *
  
  Коммунистов терпим гнёт!
  
  Вы стихов хотели, нате!
  Что вы глаза таращите?
  Да меня даже на канате
  в коммунизм не втащите!
  
  Злодеи царствуют страною!
  Коммунистов терпим гнёт!
  Твердь небесная над мною
  к борьбе с коммунизмом зовёт!
  
  Моим забавам и веселью
  ни времени, ни места нет!
  Будет всегда моею целью,
  коммунистам делать вред!
  
  Коммунизма власть тёмная,
  как серые воды осенней Невы!
  К тюрьме моя дорога ровная,
  не сносить мне своей головы!
  
  Даже в страшный случай
  уста мои уже не замолчат!
  Рифмы, как сборища созвучий,
  в душе моей всегда звучат!
  
  Сердце моё кровью обольётся,
  встрепенётся и опять замрёт!
  Мой стих с коммунизмом бьётся,
  но верх над ним пока не берёт.
  
  В коммунизме хорошего нет!
  Страх и тоска людей гложет!
  При коммунизме родился Поэт?
  Такого быть просто не может!
  
  Тринадцатое мая. 1965 год.
  152
  
  
  * * *
  
  Греховные слышу слова.
  
  На подиуме такие недотроги,
  что моя кру́гом идёт голова!
  Не на руки смотрю, а на ноги,
  чьи-то греховные слышу слова.
  
  Ноги расставив, уши раскрыв
  слушает девка любовный мотив.
  Счастьем сияет радостный взор!
  К ней незаметно крадусь, как вор.
  
  Сколько людей, столько мнений,
  есть у каждого свой нрав и пыл.
  Счастливее не знал я мгновений
  чем тех, когда с тобою рядом был!
  
  Только на меня злобу не таи,
  к тебе мои слова чисты и прямы.
  На все письма длинные твои
  шлю тебе только телеграммы.
  
  Помню твой образ печальный,
  свою грешную душу им раню́.
  Башмачок, словно хрустальный,
  твой до сих пор всё ещё храню.
  
  Быстро кончилось наше лето,
  уже опадает золотая листва.
  Ты теперь с кем-то, где-то...
  Но я твои помню все слова:
  
  "Среди тёмной мрачной ночи́
  в мою дверь тихонько постучи.
  Сама тихонечко открою тебе,
  как навстречу желанной судьбе!"
  
  Семнадцатое мая. 1965 год.
  153
  
  
  * * *
  
  Не прощу коммунистам грехи!
  
  Разобраться если строго,
  то, в чётких понятиях моих,
  стран демократии немного.
  Наизусть хорошо знаю их!
  
  Свой талант и волю напрягший
  с коммунистами борюсь тут!
  В России, в грехах погрязшей,
  дураки-слепцы духовные живут!
  
  Хоть я вырос в Православной вере,
  но Русь никак не в силах я понять!
  Я служить хотел бы в Бундесвере,
  от коммунистов всех бы охранять!
  
  Разгоняю в душе коммунизма тучу!
  Взрываю истории кровавые пласты!
  В свою борьбу, как в мусорную кучу,
  валю свои мятежные строфы и листы!
  
  С коммунизмом борюсь и в этом
  в России я пока никем не заменим!
  Я несравним с другим поэтом,
  вообще ни с кем я несравним!
  
  Бьюсь с коммунизма властью!
  Не прощу коммунистам грехи!
  Я лишь одной охвачен страстью:
  писать антикоммунистические стихи!
  
  Я всё давно норовлю поперёк!
  Вчера мне вдруг приснилось,
  что яд с души моей совсем истёк
  и злоба во мне тоже источилась!
  
  Девятнадцатое мая. 1965 год.
  154
  
  
  * * *
  
  Мне снова хочется любить!
  
  Моя жизнь теперь уже не та!...
  Давно в ней нету никаких чудес.
  Подруга лучшая моя это темнота.
  Сам я очень тёмный, словно бес!
  
  Годы лучшие, куда вы делись?
  В душе тоску о вас мне не унять!
  Одна лишь ты, подруга Эллис,
  можешь меня воистину понять!
  
  Твоих писем страницы листаю,
  они мне вовсе не звук пустой!
  О прошлой жизни часто мечтаю,
  но только давно нету жизни той!
  
  Я от себя всех друзей прогнал!
  Такой дерзкий хам я и невежда!
  Я тебя бы сотню лет не знал!...
  Письма твои!... а в них надежда!
  
  Мысли мои, как старые одежды,
  как все мои минувшие дела!...
  В письмах твоих столько надежды,
  что моя душа от них вдруг ожила!
  
  Мне снова очень захотелось жить!
  К любви я раньше был глухой!
  Со мной не против ты дружить?
  (Но только мальчик я плохой!)
  
  Даже не знаю, как мне быть!...
  Ведь я же жил, душу свою губя!
  Мне снова очень хочется любить!
  (Но почему-то только лишь тебя!)
  
  Двадцать третье мая. 1965 год.
  155
  
  
  * * *
  
  Только коммунистов не терплю!
  
  Это словно какое-то наваждение,
  коммунистов давно не терплю.
  Люблю серых туч нагромождение,
  их в серой Неве отраженье люблю!
  
  Выпил я всего лишь только малость,
  но в моём теле вдруг такая вялость...
  Чекисты-коммунисты-звери-господа
  за стихи меня скрутили без труда.
  
  Меня схватили сволочи-менты,
  всё равно песни Свободы пою!
  Осколки свободы великой мечты
   грешную душу терзают мою!
  
  Благородным мягким взглядом
  в глаза мне смотрит адвокат.
  Я вовсе не доволен этим гадом,
  я встречи с ним совсем не рад!
  
  Я сам себе всегда могу помочь
  там, где беда меня подстерегает.
  Яркими звёздами взирающая ночь
  мне всегда скрываться помогает!
  
  Обхожу болото вокруг зоны мимо,
  на вышках часовые где-то спят.
  Клубы какого-то серо-белёсого дыма
  над кровавым болотом низко висят.
  
  Свобода жизни мне много дороже!
  Коммунистов всею душою не люблю!
  Друзья, враги... это ведь одно и тоже!
  Одних только коммунистов не терплю.
  
  Двадцать девятое мая. 1965 год.
  156
  
  
  * * *
  
  Любви что может быть прекрасней?
  
  Пришла пора нам попрощаться,
  не́ о чем нам больше говорить.
  С тобою больше не встречаться,
  влюблённых взглядов не дарить.
  
  Но не хочу своим видом показать,
  что мне разлука будет стоить...
  Что тебе на прощание сказать?
  Мне нечем твою душу успокоить.
  
  Хотя к нам приближается гроза,
  но в ситуации сложной такой
  твои твёрдо-спокойные глаза
  мне тихо дарят ласку и покой.
  
  Мне в том ужасном полумраке
  чётко виднелось бледное лицо,
  ты тогда в заброшенном бараке
  не спеша моё читала письмецо.
  
  Его ты прочитала, гордо, смело
  с барака быстро удалилась прочь!
  Утром вдруг тебе завечерело,
  день словно превратился в ночь!
  
  Теперь никогда ночью лунной
  моей души не тронешь струны.
  Хотя твой голос и очень хорош,
  мне песен больше не споёшь.
  
  Слова твои яда намного опасней,
  и дело хорошо знаешь ты своё!
  Любви что может быть прекрасней?
  Что может быть страшней её?...
  
  Тридцать первое мая. 1965 год.
  157
  
  
  * * *
  
  Ленина бесовские черты!
  
  На смерть пойду за Свободу!
  Мне в России жизнь недорога́.
  Пока не видно глупому народу,
  что на башке у Ленина рога!
  
  О Ленине, как об ублюдке,
  рассказать всем вам берусь!
  С Богом, с Россией в рассудке,
   с коммунизмом борюсь!
  
  Коммунисты смели нашу свободу!
  Звёзды у коммунистах на черепах!
  Стала страшной петлёй всему народу
  над Русью власть у Ленина в руках!
  
  Страшной дьявольской утопии мечты
  теперь читаю во всех Ленина заветах!
  Ленина-дьявола бесовские черты
  ясно вижу на всех его портретах!
  
  Я его портрет повесил задом!
  Он, мёртвый, продолжает лгать!
  Его лицо с коварным взглядом
  любого человека может испугать!
  
  Создание Ленина-лысого-урода
  давно не по душе уж стало мне!
  Поруганье всего русского народа
  царствует в коммунизма стране!
  
  Коммунизм, это страшный дурдом!
  Живём поганым ленинским учением!
  В правду верится с большим трудом,
  зато все лжи верим с вдохновением!
  
  Первое июня. 1965 год.
  158
  
  
  * * *
  
  Если любит, так уж любит!
  
  Её руки мне радость дарили,
  с нею жил, словно в радостном сне!
  Люди мне правду о ней говорили,
  только в правду не верилось мне.
  
  С ней ночью мне весело, легко,
  расстаёмся утром с петухами!
  Её пьянит "Мадам Клико",
  она меня пьянит ласками-духами!
  
  В минуты эти грех дороже,
  душа от страсти вся дрожит!
  На греховном сладком ложе
  она, счастливая, лежит!
  
  Она меня или погубит,
  или она меня спасёт!...
  Если любит, так уж любит!
  Если верит, то поймёт!
  
  Наш скорбный миг разлуки
  отодвиньте, молю, боги!
  Я ей нежно целую руки!
  Я ей ласково целую ноги!
  
  Только её давно со мною нет,
  она ушла, как сон чудесный!
  Я вспомнил через много лет
  черты женщины прелестной!
  
  Мы ревновали и любили,
  только для нас цвела весна!
  Ах, какие тогда были
  золотые времена!...
  
  Третье июня. 1965 год.
  159
  
  
  * * *
  
  Россией правят коммунисты-бесы!
  
  Золотоглавый монастырь
  сусальным золотом сияет!
  России православной ширь
  коммунизм зло притесняет.
  
  Коммунистов злые капризы
  России покоя нигде не дают!
  Коммунизма саваны да ризы
  по России смертью снуют!
  
  Над этой ужасной страной
  мне раз довелось пролететь.
  Даже птицы летят стороной,
  не то, чтобы песни в ней петь!
  
  В Руси на русских гонения,
  коммунисты таланты жгут!
  Сколько же надо терпения,
  чтобы выжить русским тут!
  
  Коммунисты правят государством
  под руководством своих сволочей!
  Россия стала страшным царством:
  свобода только лишь для палачей!
  
  Коммунисты в демократию играют,
  из себя изображают России друзей!
  Всю Россию распри раздирают
  коммунистических палачей-князей!
  
  Россией правят коммунисты-бесы!
  От них страдает весь русский народ!
  Русских границ стальные занаве́сы
  однажды свобода всё же перейдёт!
  
  Пятое июня. 1965 год.
  160
  
  
  * * *
  
  Только тебя ласкать хочу!
  
  Добрый день, а может ночь.
  (Я пока что всё ещё не сплю.)
  Твой портрет похож точь-в-точь
  на ту, которую очень люблю!
  
  Так люблю я стерву эту!...
  Только в том смысл небольшой.
  Ты бы сердцем ответила поэту
  с разбитно́й шальной душой!
  
  Раз не хочет стерва эта!...
  Что же, не буду тужить!
  Вполне разгульного поэта
  ты смогла б приворожить!
  
  А чего тут? - Ноги в руки!...
  (Ноги твои, руки мои!)
  Отдохнём давай от скуки!
  Все свои чувства не таи!
  
  Не таи, что душе больно!
  Не таи, что сердце мрёт!
  Отдохнём давай прикольно!
  Сердца наши любовь рвёт!
  
  Хоть с тобою не знакомы,
  пусть любовь нас заберёт!
  И не знаем даже кто мы!
  Так, тем более, вперёд!...
  
  Чёрт бы с тем, что уже было!
  О своём прошлом промолчу!
  Моё сердце вдруг заныло,
  только тебя ласкать хочу!
  
  Седьмое июня. 1965 год.
  161
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровь русскую сосут!
  
  Холодный разум сердце студит,
  вот потому-то в нём и нет огня.
  Мой острый стих ответом будет
  на всё то, что спросите меня!
  
  Россия очень большая рана,
  с ней коммунисты кровь сосут
  по заветам Ленина-тирана!
  Ленин душегуб, ворюга, плут!
  
  В России один другого предаёт,
  прельстившись блеском серебра!
  А моё сердце всё пока ещё поёт
  светлые гимны Свободы и Добра!
  
  Тускней дни осени глубокой!
  Темнее стали ночи без луны!...
  Но в моей жизни одинокой
  только такие ночи и нужны́!
  
  Мои ночи тёмны и безлунны,
  по ним дороги мои пролегли!
  Зловонным запахом коммуны
  мозг отравить мой не смогли!
  
  Страшен, мрачен России простор.
  Растоптаны православные святыни!
  Мои стихи, как души моей костёр,
  горят среди коммунизма пустыни!
  
  Я не сбежал! Я между вами!
  Заветный час только и жду!
  Вас в мятежный час стихами
  в бой за Свободу поведу!
  
  Одиннадцатое июня. 1965 год.
  162
  
  
  * * *
  
  Любовь пылала между нами!
  
  В шумном застолье лишний прибор
  теперь мне всегда говорит о тебе.
  Он мне за прошлую жизнь укор.
  Он как моя благодарность судьбе!
  
  В Петербурге Белыми ночами
  мы с тобой гуляли на Неве.
  Любовь пылала между нами
  так, что было жарко голове!
  
  Как-то вдруг само собою
  мои воспоминания плывут...
  О ночах, проведённых с тобою,
  теперь иногда вспоминаю тут.
  
  Гомон птиц соловьиного сада
  мне о счастье напомнил былом.
  Хоть когда-то была ты мне рада,
  но на добро мне ответила злом.
  
  "Все победы свои перечисли,
  не будет такой мрачной ночь."
  Вздымаются светлые мысли,
  моя грусть удаляется прочь.
  
  Ни в чём тебя упрекнуть не смею
  за то, что со мной резкой была.
  Ты тогда, обвив руками мою шею,
  сама меня в паденье увлекла!
  
  Твоя коса, спадающая вниз,
  змеёй вкруг стана обернулась...
  Любой исполню твой каприз,
  только бы ты ко мне вернулась!
  
  Тринадцатое июня. 1965 год.
  163
  
  
  * * *
  
  Коммунистам террор не прощаю!
  
  Погрязла в коммунизма грехах
  моей России русская душа!
  Слепая Фемида на своих весах
  их тщетно измеряет не спеша.
  
  Против коммунизма грешу понемногу,
  за этот грех меня не пугает страх.
  Вместо того, чтобы молиться богу,
  всё думаю о сладостных грехах!
  
  Пишу о коммунизме плохом.
  В тюрьме о свободе скучаю!
  Как жить с коммунизмом-грехом?
  Коммунистам террор не прощаю!
  
  Вера в душе моей очень горяча́!
  Для меня Господь не прохожий!
  Нежно горит перед иконой свеча,
  освещая светлый лик Божий!
  
  Куда б меня ни вывела кривая,
  каким бы ни был трудным час,
  стоит и смотрит, как живая,
  Святая Мать Господняя на нас!
  
  Над Русью коммунизма созвездия,
  все кончину коммунизма ждём!
  Под страшной тучею возмездия
  при коммунизме в России живём!
  
  Не думаем о зрелищах и хлебе,
  мечтаем только о покое и тепле!
  Пока Свобода только в небе.
  Зато есть вера в Бога на Земле!
  
  Семнадцатое июня. 1965 год.
  164
  
  
  * * *
  
  Моя душа тебя любить устала.
  
  Ты для меня тогда берегла
  этот волшебный свой танец!
  Опускается синяя мгла,
  щёк твоих закрывая румянец.
  
  Огнём пылают твои очи,
  с чего-то хмурятся мои...
  Мне холодней осенней ночи
  объятья страстные твои!
  
  Швыряешь словечками модными
  ты буквально на каждом шагу.
  Мне своими речами холодными
  гонишь в душу снежную пургу.
  
  Что-то в душе моей сломалось,
  вдруг все чувства сгорели огнём!
  Теперь места тебе не осталось
  в, тобою разбитом, сердце моём.
  
  О любви ты быстро забываешь,
  когда кричишь, меня браня.
  Свою злобу ревности сливаешь
  вовсе понапрасну на меня.
  
  Закат уже угас и ночь настала,
  вдруг стало холодно кругом...
  Моя душа тебя любить устала,
  теперь мои думы уже о другом.
  
  Часто жизнь свою кромсаем,
  в любви ошибаемся не раз!
  Не чаще женщин мы бросаем,
  чем и они бросают нас!
  
  Девятнадцатое июня. 1965 год.
  165
  
  
  * * *
  
  Коммунисты прокляты навеки!
  
  Стала Россия страной предателей!
  Лишь коммунисты живут всласть!
  Сколько бы было учёных, писателей...
  если б не коммунизма поганая власть!
  
  Души коммунизма сановников
  бед людских не принимают!
  Пустые глазницы чиновников
  не взор, а деньги понимают!
  
  Коммунисты, Россию разрушая,
  народу русскому цепи куют!
  Бранью нашу жизнь украшая
  нам песни коммунизма поют!
  
  Коммунисты с иголочки одеты,
  но нам, нищим, не дадут рубля!
  Стоят грозно-зловеще силуэты
  коммунистов на трибуне кремля!
  
  Русь гонят, к пропасти толкая!
  Мы ничего для них не значим!
  Не нужна нам власть такая,
  при которой мы только плачем!
  
  Коммунисты прокляты навеки,
  все в страшный ад они бредут!
  Коммунисты духовные калеки,
  никогда и ничего не создадут!
  
  Повсюду слышен только мат,
  коммунистов кроют х-рами!
  Они же знай себе твердят,
  что коммунизм не за горами!
  
  Двадцать третье июня. 1965 год.
  166
  
  
  * * *
  
  Любви наполненный свой взор...
  
  Вдруг заметила ты друга,
  в лице переменилась вдруг.
  Удалилась прочь из круга,
  всё веселящихся подруг.
  
  Про всех, про всё позабыла,
  вдруг словно роза расцвела,
  на бёдра руки положила,
  словно бы лебедь поплыла́!
  
  Сказала, что пойдёшь к соседке.
  К соседке можно, что с того?...
  Ждала, волнуясь, на беседке
  пьяного ночного принца своего!
  
  На тебя он устремляет снова
  похоти наполненный свой взор...
  И ты уже опять стерпеть готова
  все униженья, дерзость и позор!
  
  На колючие алые розы упала,
  даже не почувствовав шипов!
  От острой боли ты не застонала,
  нисколько не убоялась грехов...
  
  Ты, от позора тогда задыхаясь,
  поднялась с примятой травы...
  Пошла, твоя грудь, колыхаясь...
  Прокричала: "Будь прокляты вы!"
  
  Смахнув платком душистым слёзы,
  ты свой взор печальный отвела.
  Отгоняя счастья пустые грёзы,
  от прошлой жизни прочь пошла!
  
  Двадцать девятое июня. 1965 год.
  167
  
  
  * * *
  
  Россией правит коммунист-вор!
  
  Я человек обыкновенный.
  Мне душу коммунизм сковал!
  Я, раб ничтожный и смиренный,
  в конце концов забунтовал!
  
  Коммунисты творят безобразие!
  Кошмары везде вижу наяву...
  Жизни люблю многообразие!
  Теперь, как раб, больше не живу!
  
  Набираюсь с годами терпения,
  но спокойно не живу ни дня!
  Все мои взлёты и мои падения
  тяжкой наукой стали для меня!
  
  Не всё идёт дорогой гладкой,
  только у Бога помощи прошу.
  Листовки тайно и украдкой
  ночью по Ленинграду разношу!
  
  Коммунизма холод души студит,
  продолжаю свои стихи писать!
  Знаю, что будут русские люди
  скоро книги стихов моих читать!
  
  Очень много вижу беспредела
  в коммунизма жуткой стороне!
  Рать антикоммунистов поредела,
  может быть, скоро очередь и мне...
  
  Людей благородных поубивали!
  Россией правит коммунист-вор!
  Кого-то насильно в могилу загнали,
  я добровольно взошёл на костёр!
  
  Первое июля. 1965 год.
  168
  
  
  * * *
  
  Не только одну тебя ласкаю!
  
  Бывало я смотрел украдкой
  на груди женщин молодых.
  Злая тоска глубокой складкой
  в чувствах сложена моих.
  
  Не только одну тебя ласкаю,
  но ты одна лишь мне нужна!
  Мыслей даже не допускаю,
  что ты мне тоже не верна́!
  
  Когда утром просыпаюсь,
  рядом с собой тебя не нахожу,
  в своих изменах себе каюсь!
  Бесцельно по дому брожу!
  
  Рядом с тобой забываю
  все обиды горькие свои.
  От сплетен людских укрываю
  запылавшие щёки твои!
  
  Передряги жизни много лет
  время ценить меня учили.
  Столько бурь и столько бед
  меня с тобой не разлучили!
  
  Но зовёт меня к себе другая,
  не оставляет в покое ни дня.
  Ты, подружка моя дорогая,
  хоть однажды послушай меня.
  
  Все твои издёвки терплю,
  обиды все тебе тихо прощаю!
  Хотя очень давно тебя люблю,
  но верным быть не обещаю...
  
  Третье июля. 1965 год.
  169
  
  
  * * *
  
  Я русский мятежный Поэт!
  
  Из смрада чёрной пропасти веков
  власть коммунизма к нам явилась!
  В России кучи траурных венков!...
  Только на Божью надеюсь милость!
  
  В храме стою перед святой иконой,
  язвит мне душу Господа укор...
  Среди людей стал я белою вороной,
  коммунистам во всём иду наперекор!
  
  Такую я сам избрал себе дорогу,
  я только по своей лишь воле одинок.
  С коммунизмом борясь понемногу,
  я написал мятежных много строк!
  
  Я за все свои стихи, куплеты
  в тюрьме бывал уже не раз!
  Сидят философы, поэты...
  в "Крестах", набитых по завяз!
  
  Не избежал я наказания,
  до сих пор гонения терплю!
  Не добиваюсь изгнания,
  слишком Россию люблю!
  
  Русских к Свободе зовущий
  в России забитой много лет,
  против коммунизма идущий,
  я, русский мятежный Поэт!
  
  С негодованием принимаю
  всё, что коммунистами творится!
  Среди коммунизма понимаю,
  что коммунизм долго не продлится!
  
  Пятое июля. 1965 год.
  170
  
  
  * * *
  
  Женою стать Вам предлагаю!
  
  Кто не любил, тот и не знает,
  как в душу тихо вползает змея!
  Чёрная ревность меня терзает,
  хотя жена Вы вовсе не моя!
  
  Моя душа словно проснулась!
  В ней никого. Лишь только Вы!
  Весна вдруг осенью вернулась
  ко мне на берега родной Невы.
  
  О Вас мечтаю, как о награде.
   А Вы о мне думаете едва ль...
  Но нахожу в Вашем взгляде
  нежность, ласку и печаль...
  
  С душистых кружев воротник
  Вам шею нежную ласкает.
  К нему губами я приник,
  он о Вас так много знает!...
  
  Я снова нашей встречи рад!
  Здесь Вас давно подстерегаю.
  Я, уже который раз подряд,
  женою стать Вам предлагаю!
  
  Вдруг прихлынувшая кровь
  лицо Вам краской распалила!
  Наверно вспомнили Вы вновь
  то, что память давно позабыла.
  
  Вы предо мною в платье новом.
  Хочу сказать Вам: "Не грусти!"
  Но Вы боитесь лишним словом
  меж нами пропасть перейти.
  
  Седьмое июля. 1965 год.
  171
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских убивают!
  
  Жить хорошо в России было,
  пока не пришли большевики.
  Сердце моё горестно заныло,
  невольно сжались кулаки!...
  
  Россия была глупей быка,
  на тряпку красную польстилась!
  Россия очень многие века
  мечом и пламенем крестилась!
  
  Тяжёлые, как словно из свинца,
  нависли над Россией облака.
  Не освежит черты русского лица
  горя русского кровавая река.
  
  Облака с кровоподтёками
  теперь над Россией плывут...
  Русская кровь течёт потоками,
  всех убивают коммунисты тут!
  
  Россия с Западом не станет
  до конца Света враждовать!
  Народ озлобленный восстанет,
  коммунистов будет убивать!
  
  Власть коммунизма много стран
  кровавым порабощеньем задавила!
  К нам с Запада идёт Свободы ураган!
  Ничем неукротима его могучая сила!
  
  Коммунизм страшен, как вулкан!
  Это скоро все русские увидят!
  Народы от Кавказа до Балкан
  злобно коммунизм ненавидят!
  
  Одиннадцатое июля. 1965 год.
  172
  
  
  * * *
  
  На свете нет любви чудесней!
  
  Тебе мама твоя запрещает,
  но ты страстно целуешь меня!
  Всё тебе моя душа прощает,
  тихо молчание во всём храня.
  
  В ночи пою любви песни,
  чтобы ты найти меня могла!
  На свете нет любви чудесней,
  что ты мне испытать дала́!
  
  Вечером в сад я забрался,
  чтоб цветами тебя удивить!
  От погони я долго скрывался,
  меня долго пытались ловить!
  
  Голос твой так тогда дрожал,
  будто я тебе чем угрожал,
  будто за что-то тебя сгублю...
  Я же просто тебя очень люблю!
  
  Вспоминаю тот вечер чудесный!
  Только как же он быстро прошёл!
  Без тебя дом печальный и тесный,
  с тобой мне везде очень хорошо!
  
  Мы были вместе много дней!
  Ты от меня ушла, тебе видней.
  Ты жизнью странною живёшь,
  и от другого мужика уйдёшь.
  
  Ты, как из-под нежной маски,
  злобно смотришь на всех кругом.
  Забудешь все мои стихи и ласки,
  будешь мне злейшим врагом...
  
  Тринадцатое июля. 1965 год.
  173
  
  
  * * *
  
  Когда издох Сталин.
  
  Царствуют под крик вороний
  в России коммунисты-скоты!
  Но я далеко не посторонний
  среди коммунизма сучьей суеты!
  
  Вы мне поверите едва ль,
  но, когда издох Сталин,
  я вовсе не был опечален!
  Мне казнённых было жаль!
  
  В России слышатся: "Хрю-хрю!".
  Все бредут в одном потоке.
  С надеждой на Запад смотрю,
  но не забываю и о Востоке!
  
  Простор для России тесен,
  во всём ей нужен беспредел!
  Я много спел мятежных песен!
  Я наделал много вредных дел!
  
  Адом стал коммунизм-"рай"!
  Наши души оторваны от тела.
  Осиротел российский край
  от коммунизма-беспредела!
  
  Россией правят пустословы,
  власть коммунизма не нужна!
  В России времена очень суровы,
  давно мы ждём другие времена!
  
  Идёт конец коммуне праздной!
  Теперь идут серьёзные дела!...
  Покончим с чумою заразной,
  чтобы опять Россия расцвела!
  
  Семнадцатое июля. 1965 год.
  174
  
  
  * * *
  
  Со мною, хоть немного, полежи!
  
  Твои стихи вовсе так не плохи́,
  а я над каждой строчкой бьюсь!
  Ты учишься замаливать грехи.
  Я до сих пор раскаянья боюсь!
  
  Моя душа в темницу мной запёрта!
  И жизнь моя среди грехов течёт!
  Раскаянья боюсь больше чёрта!
  Моим грехам давно потерян счёт!
  
  Я вовсе не являюсь райским гадом,
  но жизнь грехов мне много нанесла!
  А, если бы, была со мной ты рядом,
  то, может быть, меня бы ты спасла!
  
  Мои грехи, - на душу мою рана!
  С грехами я средь адовой межи!
  Ты меня можешь спасти, Марьяна!
  Со мною, хоть немного, полежи!
  
  Быстро ночь пойдёт, утро настанет!
  Встанешь ты с постели как заря!
  Моя душа с тобою лишь воспрянет!
  Грехи свои будем замаливать не зря!
  
  Тогда на всех перестану злиться!
  Грех, покаяние... сама ты выбирай!
  Я за тебя всю жизнь буду молиться!
  (Если ты покажешь мне, где рай!)
  
  Девятнадцатое июля. 1965 год.
  175
  
  
  * * *
  
  Борюсь с коммунистами-палачами!
  
  Ни солдатом, ни курсантом
  вовсе не хочу в России быть!
  Почётнее быть арестантом,
  чем в красной армии служить!
  
  Я на свободе, как ни странно!
  Пишу, и даже жив-здоров!
  Сквозит Свободой неустанно
  между жестоких моих строф!
  
  Клянусь, перед иконой стоя:
  не дам коммунистам покоя!
  За всю жизнь опасную мою
  своими стихами дань отдаю!
  
  Я давно борюсь стихами
  с коммунистами-палачами!
  От них гонения терплю,
  ночами тёмными не сплю!
  
  Из души, как из плавильни,
  свои стихи ночами разливаю!
  Среди коммунизма говорильни
  занавес железный пробиваю!
  
  Я русский Поэт-хулиган!
  Мой стих коммунизм разрушит!
  Голос коммунизма как орга́н,
  но моих стихов он не заглушит!
  
  Кричать я хотел бы на весь Мир,
  вместо того иду в ближний трактир!
  Со слезами пьём там горькое вино
  потому, что коммунизм это говно!
  
  Двадцать третье июля. 1965 год.
  176
  
  
  * * *
  
  Любовь я забвению предал.
  
  Пишу тебе, но нет ответа...
  Я жду тебя, волнуясь и любя!
  В час лазурного рассвета
  вспоминаю только лишь тебя!
  
  Моя очень давняя подруга,
  помнишь ли теперь меня?
  Наверно уже позабыла друга,
  живу вдали, твой лик храня.
  
  С огнями яркими возник
  вдруг образ твой чудесный,
  в моей душе раздался крик!
  Ты словно ангел небесный!
  
  Среди огней один был больше
  и ярче был других огней!
  Прогорел других он дольше!
  Угас. И сумрак стал мрачней.
  
  Надежду на встречу лелея,
  (без тебя мне так нелегко!),
  тебя вспоминаю, очень жалея,
  что сейчас от тебя так далеко.
  
  Какие ни будут кумиры,
  мне все они не хороши!
  Умолкните Музы и Лиры,
  послушайте крики души!
  
  К тебе побежал бы любой,
  кто горя ещё не изведал.
  Не хочу увлекаться тобой.
  Любовь я забвению предал.
  
   Двадцать девятое июля 1965 год.
  177
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма страданий...
  
  Тюрьмой сделали всю страну!
  На коммунистов как не злиться?
  Объявляю коммунистам войну,
  до конца буду с ними биться!
  
  В душе таю надежды кроху
  среди коммунизма страданий...
  Даже в страшную Римскую эпоху
  люди таких не знали злодеяний!
  
  Мать-Земля, я прах всего лишь,
  потому-то с тобою я родня!
  Неужели возьмёшь и позволишь
  коммунистам съесть меня?
  
  Поэт всего лишь я, не вор,
  но за стихи свои страдаю!
  Я раба непокорного взор
  стихами на коммунизм кидаю!
  
  Коммунисты гордятся датой,
  которую называю проклятой!
  Много страшных красных дат
  установил коммунист-гад!
  
  Своею строкой обидеть
  вовсе не желаю никого!
  Легко ли видеть и не видеть?
  Легко ль не слышать ничего?
  
  Лёд в душе моей и пламень,
  слёзы мои горькие и смех...
  В коммунизм бросаю камень,
  хотя ведь я грешнее всех!
  
  Тридцать первое июля. 1965 год.
  178
  
  
  * * *
  
  В очах притворных, непослушных!
  
  Я недоволен был своей синицей,
  я журавля себе ловил всю ночь!
  Любовь вспорхнула дикой птицей,
  вдруг унеслась куда-то прочь!...
  
  За моим окном огни окон чужих.
  На них с тихой надеждою смотрю.
  Рядом нету мне моих родных...
  С чужими окнами стихами говорю.
  
  Люблю очень тёмные ночи
  намного больше светлого дня!
  Я не молод, но только не очень
  это теперь уже волнует меня.
  
  Не покатится моя слеза...
  С Россией горькая разлука
  не защиплет мне мои глаза,
  словно бы от чеснока и лука.
  
  Изнываю от другой разлуки,
  за нашу встречу всё отдам!
  Твои божественные руки
  так хочу прижать к губам!
  
  Совсем забыла ты мои черты,
  облик мой с годами стёрся.
  Когда уже меня не ждала ты,
  к тебе с цветами я припёрся!
  
  В твоих объятьях резких, душных,
  я словно зачарованный стою!
  В очах притворных, непослушных,
  погибель чувствую свою!
  
  Первое августа. 1965 год.
  179
  
  
  * * *
  
  Коммунизм очень вреден!
  
  Музы святого ремесла
  я ни на миг не оставляю!
  Хоть на меня Россия зла,
  её стихами прославляю!
  
  В чёрном отряде состою,
  но далеко не пионерском.
  Советских песен не пою
  о коммунизме мерзком!
  
  Все мои приятели,
  (хоть их прочь гони!),
  наверно с ума спятили,
  (Бог их сохрани),
  подались в предатели.
  Все сволочи они!
  
  Мне дал же Бог судьбу такую!...
  Нету мне спасения от сволочей!
  Душой по России в России тоскую,
  проклиная коммунистов-палачей!
  
  Коммунизм всем очень вреден!
  от него нам столько много бед!...
  Сейчас я очень болен и беден,
  на лечение у меня денег нет...
  
  От всего дурного ограждён
  я святой молитвой поутру!
  Я в России был урождён
  и только в России умру.
  
  Третье августа. 1965 год.
  
  
  
  180
  
  
  * * *
  
  К тебе, в меня влюблённой!
  
  По траве, росой краплёной,
  в юности я бегал босиком.
  К тебе, в меня влюблённой,
  я приходил от всех тайком.
  
  Чёрную ложь не отмыть добела.
  Чашу терпения пил я до дна...
  С ликом ангельским ты так лгала́,
  как не мог бы лгать сам сатана!
  
  В прах превратились грёзы!
  Ты сама же разбила их всех.
  Всё обман: твои лживые слёзы...
  даже твой "невинный" смех!
  
  Не познал я любви муки.
  В сердце я не изведал огня.
  Только лишь горечь разлуки
  постоянно терзает меня!
  
  Но я ведь тоже человек,
  счастья хочется мне тоже.
  Твой образ позабыл я навек,
  теперь другая мне дороже!
  
  Может быть вспоминаешь меня,
  только это теперь мне не надо.
  А когда-то ведь не было дня,
  чтобы ты не была бы мне рада!
  
  Мы расстались навсегда.
  На душе тяжёлые одежды...
  Ещё не все потеряны года,
  не все растрачены надежды!
  
  Пятое августа. 1965 год.
  181
  
  
  * * *
  
  Жизнь с коммунистами борьба!
  
  Стал народ каким-то нервным,
  словно всем щиплет глаза дым!
  Каждый второй шпионит за первым,
  каждый первый следит за вторым!
  
  Люди тревогами словно скорчены,
  стали послушней больных лошадей,
  с младенческих лет все испорчены
  пропагандой коммунизма злых идей!
  
  Коммунисты-палачи-бандиты,
  они Православной веры враги!
  На ворота священники прибиты...
  На колокольнях сушат сапоги!
  
  Крутая России выпала судьба!
  Её тревог ничто не успокоит!
  С коммунизмом жестокая борьба,
  Но она, точно, жизни стоит!
  
  В неизвестных канавах закопаны
  жертвы коммунистов-палачей!
  Многие коммунистами слопаны
  среди жутких кровавых ночей!
  
  Мне легче вырубить камень,
  чем сознание дураков пробудить!
  Когда в душе бушует пламень,
  как русскому Свободу не любить?
  
  С коммунизмом стали спорить!
  В умах не удержать брожение!
  Но не замедлить и не ускорить
  коммунизма вонючее разложение!
  
  Седьмое августа. 1965 год.
  182
  
  
  * * *
  
  Я опять душой влюблённый!
  
  Ты мне знак рукою подала́,
  когда я мимо тебя проходил.
  Словно привет весеннего тепла
  вдруг мою душу разбудил!
  
  Тороплю, понукаю себя,
  на свиданье боюсь опоздать!
  Я только лишь для тебя
  всё на свете готов отдать!
  
  В соловьином саду уж не буду
  золотые рассветы встречать!
  Цветов я принёс тебе груду!
  Жизнь снова решил я начать!
  
  Воспоминания... я с ними.
  Вот уже так много дней
  твержу дорогое мне имя
  желанной подруги моей!
  
  Выбрал из многих имя одно,
  мне оно как доброе вино!
  Теперь нету такого дня,
  чтоб не любила ты меня!
  
  Душа шумит, как лес зелёный,
  чиста, как утром свежая роса!
  Я опять душой влюблённый!
  Опять мне счастья полоса!
  
  Соловьи со всех сторон!
  Но долго счастью не быть.
  Явь, очень похожая на сон!...
  Но, как сон, её не продлить!
  
  Одиннадцатое августа. 1965 год.
  183
  
  
  * * *
  
  Коммунизм стал России врагом!
  
  Забыли мы про наслаждения.
  терпим ужас, терпим гнёт!...
  Сквозь миражи и наваждения
  Россия к пропасти бредёт!
  
  Коммунистам свобода не надо!
  Они лютуют, на Россию злясь!
  Железный занавес-ограда
  вокруг всей России обвила́сь!
  
  Россией песни не все спеты,
  но смерть гуляет всюду тут...
  Все смертны мы. Даже поэты,
  и те в России долго не живут.
  
  Сумой поэтов угощают!
  Острог всегда для нас готов!
  Противоречия прощают
  тем, кто служит на ментов!
  
  Только уму блестящему поэта
  всегда лишь дури не хватает!
  Жизнь в России без просвета,
  она поэтов дурью той питает.
  
  Ветер злобный и колючий
  по моему рассудку полоснул!
  Коммунизма мрак вонючий
  в России души людей затянул!
  
  Душу хрустальную поэта
  коммунисты смяли сапогом!
  Кто отомстит теперь за это?
  Коммунизм стал России врагом!
  
  Тринадцатое августа. 1965 год.
  184
  
  
  * * *
  
  Тебя совсем не хочу.
  
  "Живёшь в сомнении вечном,
  увядая с каждым днём...".
  Речь не о первом встречном,
  речь идёт о суженом твоём!
  
  Облетел вдруг сирени цвет,
  вдруг слова забылись дорогие...
  Прошли заботы прежних лет,
  на место их пришли другие.
  
  Меня пронзает холодом
  взгляд безразличный, пустой.
  Словно я измучен голодом,
  будто я встал с ноги не той.
  
  В саду яркие гроздья рябины
  низко склонились к пруду.
  Могу тебе подарить рубины
  те, что в пепле костра найду.
  
  Годы несутся, друг мой...
  Всё заметнее день ото дня
  старею, может быть, другой
  с тобой скоро заменит меня.
  
  День как ночь. И в этой но́чи
  у страшной пропасти стою.
  Смерть заглядывает мне в очи,
  страхом волю пробует мою.
  
  Во всём виною только ты одна,
  но за всё только я один плачу́!
  Я даже пить не желаю вина,
  и даже тебя совсем не хочу.
  
  Семнадцатое августа. 1965 год.
  185
  
  
  * * *
  
  Загубил коммунизм жизнь мою.
  
  Часто хожу нахмуренный.
  Хотя меня коммунист и пасёт,
  но я спокойный, как укуренный,
  мне по барабану абсолютно всё!
  
  Я бывал в больницах и острогах!
  Я от пыток и отчаянья кричал!
  Я на всех своих путях-дорогах
  много людей хороших встречал.
  
  Нет у меня печали и укора...
  Только свободы очень жаль.
  Грустить рано, только скоро
  ко мне заглянет тихая печаль.
  
  Всегда молчу на все вопросы,
  которые коммунисты задают!
  Меня коммунисты-кровососы
  вопросами своими достают!
  
  Мрачные тени на серой стене
  мне о тюрьме напоминают.
  В душе тревожно что-то мне,
  (кто был в тюрьме, те знают).
  
  Загубил коммунизм жизнь мою.
  Не долго мне ждать приговора.
  Вдруг в нашу дружную семью
  ворвались сумраки злого раздора!
  
  Ворвалась в душу непогода!
  Катит в сердце снежный ком!
  Не пройдёт даже ещё и года,
  как меня спрячут под замком!
  
  Девятнадцатое августа. 1965 год.
  186
  
  
  * * *
  
  После смерти фату пусть наденут.
  
  Не увидишь меня, не услышишь,
  но тебе лишь только одной пою!
  Наклонился, а ты и не дышишь,
  но всё же твою красоту узнаю́.
  
  О тебе скучаю здесь очень!
  На злобу злодейке судьбе
  через тяжёлые темные ночи
  во сне пробиваюсь к тебе.
  
  Страдаю от нашей разлуки!
  Своим предаваясь мечтам,
  твои нежные тёплые руки
  во сне прижимаю к губам!
  
  Тебе, с другой несравнимой,
  но так оклеветанной молвой,
  дарю единственной, любимой
  цветок прекрасный, неживой.
  
  Я лишь только тобою одною
  дорожу в своей злой судьбе!
  Как воющий волк под Луною,
  тоскую только лишь по тебе.
  
  В жизни течении равномерном
  вдруг закружилась моя голова.
  В моём сердце, одной тебе верном,
  все твои не смолкают слова:
  
  "Труп мой куда-нибудь денут...
  а была я только твоею судьбой.
  После смерти фату пусть наденут,
  пусть меня обвенчают с тобой".
  
  Двадцать третье августа. 1965 год.
  187
  
  
  * * *
  
  Коммунизм с меня сделал злодея.
  
  Сложно в коммунизма мире.
  Нет в России правды света.
  Коммуниста иметь в квартире
  намного хуже, чем даже поэта!
  
  В мечтах витаем очень высоко,
  совсем не замечая то, что рядом.
  Поэту русскому очень нелегко
  писать перед цензуры взглядом!
  
  Мы Свободе в верности кляли́сь!
  Всех поразбросало нас по свету.
  Но вот опять мы снова собрали́сь
  помянуть тех, кого с нами нету...
  
  Мандельштам, Есенин, Гумилёв...
  Их имена мы никогда не позабудем!
  Наломал за них я столько дров!...
  что боюсь рассказать о том людям.
  
  Коммунисты в злодействах тупы.
  Отечество-Русь, я не пре́дал его!
  Листовки, диверсии, трупы...
  За мною ещё очень много чего...
  
  Вспоминает душа моя, холодея,
  как мщу за Православие, за Русь!...
  Коммунизм с меня сделал злодея,
  но только русским Поэтом зовусь!
  
  Двадцать девятое августа. 1965 год.
  188
  
  
  * * *
  
  Познав со мною страсть греха!
  
  Ты справедливая и скромная!
  Но, может, в этом твоя беда?
  Ведь с чего-то хворь бездомная
  тебе давно вселилась кой-куда!
  
  Безгрешен я, как Ной в Потопе,
  но я с тобой хотел бы поиграть!
  Вдруг меня ты розгами по попе
  с чего меня решила отодрать?
  
  Тебе мой за́вистен успех?
  Иль злишься ты, меня любя?
  Может быть, трахаю не тех?
  Может быть, надо лишь тебя?
  
  Твой слог приятен, сладок!
  Милая, прошу тебя, не лги!
  Ты мне задала много загадок!
  Их разгадать мне сама помоги!
  
  Мне тут видение явилось:
  стоишь нагая меж ветвей!...
  Сделай так, чтобы случилось,
  чтобы ты стала вдруг моей!
  
  Знаю, от похоти вся млеешь!
  Секс твой прошлый чепуха!
  Милашка, ты не пожалеешь,
  познав со мною страсть греха!
  
  Тридцать первое августа. 1965 год.
  189
  
  
  * * *
  
  Коммунизма жуткий быт!
  
  К нам не сама беда пришла,
  мы её сами пригласили!
  Теперь такие начались дела,
  что с горя мы заголосили!
  
  Сегодня символы и знаки
  нам небо свыше подаёт!
  Словно безумные собаки
  в России мечется народ!
  
  Что с нами дальше будет?
  Кто нам на это даст ответ?
  Только история рассудит,
  кто славы стоит, а кто нет!
  
  Бог на нас всех с неба глядит,
  все грехи нам тяжкие прощая.
  Земля России вся стонет и гудит,
  паденье коммунизма предвещая!
  
  Пёс конвойный где-то сзади
  злобным лаем на нас залился́!
  Вкалывать лишь пайки ради,
  лишь вот это наша жизнь вся!
  
  Мы давным-давно уже забыли,
  что на свете существует любовь!
  В России все по-звериному завыли
  так, что стынет в жилах кровь!
  
  Народ русский словно неряха,
  такой ужасно-грязный его вид!
  По́лон смерти, ужаса и страха
  коммунизма жуткий быт!
  
  Первое сентября. 1965 год.
  190
  
  
  * * *
  
  Хочу тебя, - тронуть не смею!
  
  Ты просишь меня: "Укради!..."
  Я бы тебя и украл уж давно!...
  Но только что там, впереди?...
  Этого знать никому не дано!
  
  Ты ещё учишься в школе...
  Я пропойца, гулящий поэт!
  Девчонка, гуляй ты на воле,
  у нас впереди счастья нет!...
  
  Против меня твоя мама...
  Твой папа грозится убить!
  Зачем тебе этого срама?
  Поэта не стоит любить...
  
  Стихи, это только сердца обманы!
  Измены поэту?... Да не вопрос!
  Меня прости за душевные раны,
  что тебе я стихами своими нанёс!
  
  Только тем сам себя я сгубил:
  стихи, проститутки, водка, вино!
  Только если бы тебя я не любил,
  то, конечно, украл бы давно!
  
  За душой ничего не имею...
  Мог иметь бы, только не коплю.
  Хочу тебя, - тронуть не смею
  лишь только потому, что люблю!
  
  Третье сентября. 1965 год.
  191
  
  
  * * *
  
  Коммунист русских убивает!
  
  Наши дни несчастные плывут,
  нам коммунизма наказания!
  Все мысли злобные живут
  в дремучих зарослях сознания!
  
  В России кругом враньё!
  Коммунист жрёт за двоих!
  Зовут коммунисты-вороньё
  жрать товарищей своих!
  
  Бредём куда-то без дороги
  с ночью кошмарною в душе!
  Коммунизма ужас и тревоги
  русских совсем замучили уже!
  
  В России жизни топь болотная,
  она в ад кого угодно засосёт!
  Наша жизнь не беззаботная,
  коммунизм гибель нам несёт!
  
  От коммунизма бесчестного
  Россия терпит гоненья и гнёт!
  Но призовём Отца Небесного,
  когда совсем Россия упадёт!
  
  Всю жизнь путаемся мы
  в сетях мечтаний и надежд!
  Россия подобие тюрьмы
  патологических невежд!
  
  На душе обиды серый ком:
  коммунист русских убивает!
  На борьбу с большевиком
  Россию голос разума взывает!
  
  Пятое сентября. 1965 год.
  192
  
  
  * * *
  
  Любовью себя лишь калечу!
  
  Успокоюсь только в гробу,
  а пока сердце моё жизни радо!
  Мы играем с тобою в судьбу...
  Только кому и зачем это надо?
  
  Тебя, для меня, лучше нету!
  Если не так что, меня прости!
  Но ты же бросаешь монету:
  остаться мне или тебе уйти...
  
  Сжимается сердце невольно,
  тебя лишь одну возлюбя!
  Знала бы ты как мне больно
  поутру уходить от тебя!
  
  Но ты от меня не узнаешь,
  как по тебе душа изнывает моя!
  Со смехом меня прогоняешь,
  лишь на ночь тебе нужен я.
  
  В лицо мне смеёшься бесстыдно!
  А я-то, влюблённый дурак!...
  Больно мне, горько, обидно...
  Но, подожди, - свистнет рак!...
  
  Всё у нас, вроде, прилично.
  Превращаешь любовь в ерунду.
  Прогонишь меня, как обычно,
  но больше к тебе не приду.
  
  Любовью себя лишь калечу!
  Любовь, - не круги на пруду!
  Если лучше тебя не встречу,
  всё равно к тебе не приду!
  
  Седьмое сентября. 1965 год.
  193
  
  
  * * *
  
  Коммунистов кровавая клика!
  
  В России коммунистов кровавая клика,
  под запретом Свобода, Правда, Свет!...
  Все больные мы от мала до велика,
  избавленья для нас теперь, наверно, нет!
  
  В толпу безумцев легковерных
  народ в России превращён!
  Живёт в условиях он скверных!
  Он без веры в Бога, не крещён!...
  
  Коммунистами человек обижен!
  В России жизнь - позорная стена...
  В России мужчина позорно унижен,
  русская женщина в России унижена́!
  
  Всю Россию тоска охватила.
  Ночи звёздные не радуют меня.
  Коммунизма истребляющая сила
  свирепствует в России день ото дня!
  
  России ширь многострадальная
  теперь перегорожена решётками!
  Стала "родной" тюрьма центральная,
  палачи стали нам "родными тётками"!
  
  Не забывай даже ни на минутку,
  с кем в Россию пришла эта беда!
  Душе поверь, поверь рассудку,
  не пожалеешь тогда никогда!
  
  Наступит скоро ясная погода,
  Россию покинет эта злая темнота!
  Скоро пройдёт безволие народа,
   исчезнет нашего народа немота!
  
  Одиннадцатое сентября. 1965 год.
  194
  
  
  * * *
  
  Теперь болен я тобой!
  
  О любви есть много мнений!
  Любовь... Что надо от нас ей?
  Плоти чужой прикосновений
  уж не осталось в памяти моей.
  
  Чего уж в душу мне не лезло,
  но я любви в ответ молчал.
  Вдруг всё из памяти исчезло,
  когда вдруг тебя я повстречал!
  
  Меня ты как приворожила!
  Чувства кричат наперебой!
  Ты мою голову вскружила!
  Теперь болен я! Болен тобой!
  
  Моё сердце любовью объято!
  Ты и я?... С тобою кто́ мы?...
  Подумать страшно, что когда-то
  с тобой мы были не знакомы!
  
  Любви чудесные мгновенья
  уже предвкушаю впереди!...
  Жажду твоего прикосновенья.
  или просто так хотя бы приди!
  
  Приди, развей мои печали!
  Или меня к себе ты позови!...
  Кто не любил, поймёт едва ли,
  как тяжело жить без любви!
  
  \Жажду твоего прикосновенья!
  Не думай, что говорю лесть,
  мне хватит воли и терпенья
  тебя такой любить, какая есть!
  
  Тринадцатое сентября. 1965 год.
  195
  
  
  * * *
  
  Не поддамся коммунизма сброду!
  
  Поёт старательно артистка,
  коммунистов песнею лаская.
  Она, конечно, коммунистка,
  но, как певица, она никакая!
  
  На сцене очень радостно поёт
  актриса о жизни "прекрасной".
  Потом всю ночь винище пьёт
  от жизни скучной и ужасной.
  
  Идёт тоска за нами следом,
  перед нами кровавое горе прёт!
  Мы под коммунистом-людоедом,
  который русские души жрёт!
  
  Творец людей, да знал ли Он,
  какими станем мы с годами?
  Здесь правит дьявол (не закон)!
  Коммунисты стали господами!
  
  Мятеж в семнадцатом году
  отбросил Русь на сотни лет!
  По нашей истории пройду...
  Только есть ли в ней ответ?
  
  Слова Библейского Пророка
  с годами всё понятней мне!
  Не прожить мне без порока
  в этой затравленной стране!
  
  Не поддамся коммунизма сброду,
  хоть не кончится всё подобру!
  Я рождён умереть за Свободу,
  и я за Свободу России умру!
  
  Семнадцатое сентября. 1965 год.
  196
  
  
  * * *
  
  Трезвым девки не дают!
  
  Моя холостяцкая квартира!...
  В ней дряни больше, чем добра!
  Она подобие грязного сортира!
  В ней женских трусиков гора!
  
  Вот и хожу, чешу затылок!...
   Вид как будто с порно клипа!
  Винно-водочных бутылок!...
  Сдать, так хватит на два джипа!
  
  Так мне всё это надоело!...
  Может, верно, джип купить?
  Уже моё сердце так заболело,
  что решил я бросить пить!
  
  Бросил пить я! Я в завязке!
  Очень полюбил я свой уют!
  Жизнь настала словно в сказке!
  Только девки трезвым не дают!
  
  Помню водку, сигаретку,
  толпу девок у моих дверей!...
  Трахал всех я, даже Светку,
  выпив водки пару пузырей!
  
  Теперь на меня девки плюют!
  Как мне на это промолчать?
  Трезвым девки не дают!
  Может, снова пить начать?
  
  Девятнадцатое сентября. 1965 год.
  197
  
  
  * * *
  
  Ненависть к коммунизма власти!
  
  Синий-синий, как небо весною,
  цвет твоих успокоенных глаз!
  Мы стремимся к любви и покою,
  но коммунисты преследуют нас!
  
  Нам делают предупреждения,
  нам говорят: "Не подходи!"
  В поедании своего испражнения
  коммунисты всего мира впереди!
  
  Во всех вопросах без понятья
  всё нашу жизнь они решают!
  Говорят, что все люди братья.
  нам быть братьями мешают!
  
  Нас коммунисты-псы охраняют!
  Россией правит коммунист-труп!
  Теперь вокруг себя объединяют
  мои стихи русских, кто не глуп!
  
  Тяжкий крест на моей Музе.
  под ним аж сгорбилась она.
  Страшно в Советском Союзе!
  Русской кровью залита страна!
  
  Коммунизм нам пока не дали!
  В душе над этим лишь смеюсь!
  Глядя в померкнувшие дали
  мыслью в прошлое стремлюсь.
  
  Порою даже очень тошно мне,
  негодованье рвёт душу на части!
  Я душою весь в любви, но в глубине
  ненависть к коммунизма власти!
  
  Двадцать третье сентября. 1965 год.
  198
  
  
  * * *
  
  С тобой мечтаю переспать!
  
  Просишь во всём тебя винить!
  От слов твоих на сердце рана!
  Как мне молчанье сохранить,
  когда одна ты мне желанна?
  
  Ты во всём винишь себя!
  Перестань в душе копать!
  А я, только одну тебя любя,
  с тобой мечтаю переспать!
  
  Никакой вины за тобой нет!
  (А, если есть, то это ерунда!)
  Очень хвалят все твой минет!
  Ты же девчонка хоть куда!...
  
  От лжи и грязи стих мой чист!
  Но посмею всё же тебе сказать:
  Милашка, да ты же мазохист!
  К чему самой себя так истязать?
  
  С любви к тебе напился в стельку!
  (В тебя ведь влюбится любой!)
  Нырнула б ты ко мне в постельку!..
  Уж мы бы позабавились с тобой!...
  
  Я так обласкать бы тебя смог,
  хотя ты очень-очень своевольна!
  Твоя забавная игрушка, (между ног),
  осталась бы мной очень довольна!
  
  Так что бросай себя обвинять!
  Всегда будешь мне желанной!
  Тебя всегда любой смогу принять!
  (Но лучше бы пришла ты пьяной!)
  
  Двадцать девятое сентября. 1965 год.
  199
  
  
  * * *
  
  На коммунизма кровавом болоте!
  
  Когда совсем не давит душу страх,
  тогда душа поёт весело в полёте!
  Но мы живём, увы, не в небесах,
  на коммунизма кровавом болоте!
  
  Мы идём кровавою дорогой
  на коммунизма чёрную зарю!
  Я охвачен радостной тревогой,
  когда на Запад с надеждой смотрю!
  
  В Европе люди весело поют,
  лишь в России страдают народы...
  Меня мои мысли к Свободе зовут,
  но, пока, нету в России Свободы!
  
  Свобода не придёт с востока,
  она только на Западе живёт!
  В России без времени и срока
  коммунизм наши души жрёт!
  
  Обшивку своих кресел дорогих
  коммунисты задами стирают!
  Из-за коммунистов-зверей злых
  в деревне русские люди умирают!
  
  Коммунизма лжи курятся фимиамы
  в нашей жизни тупой, бестолковой.
  Коммунизма праздники как шрамы
  на душе моей мятежной не совковой!
  
  Кто-то машет красным флагом,
  кто портрет Ленина-дьявола несёт...
  Коммунисты идут чеканным шагом.
  Но их уже ничто от ада не спасёт!
  
  Первое октября. 1965 год.
  200
  
  
  * * *
  
  Ваши божественные груди!...
  
  Мне очень хочется напиться,
  а любовь пусть отдохнёт пока!
  Не могу, простите, измениться.
  Ведь иной поэт упрямее быка!
  
  Мне наплевать, что скажут люди!
  Мне вообще на всё давно плевать!
  Но Ваши божественные груди!...
  Ваша чудная небесная кровать!...
  
  Как мне приятно с Вами спа́лось!
  Ваш голос словно чудный соловей!
  Всего лишь только это и осталось
  в душе больной истерзанной моей!
  
  Да, чуть не забыл, ещё и ноги!...
  Ваши нежные ноги это такое чудо!
  Простят мне богохульство боги,
  без Ваших ног теперь мне худо!
  
  \Мне очень худо!... Худо так!...
  Я, словно, упустил Жар-птицу!
  Но вот зачем же бросил я, дурак,
  Вас, любви и пошлости царицу?
  
  Сам на себя могу лишь злиться!
  Куда ведёт судьбы гнилая нить?
  Не могу, простите, измениться.
  Я ничего не в силах изменить!...
  
  Третье октября. 1965 год.
  201
  
  
  * * *
  
  Коммунисты становятся всё злей!
  
  Звезда Свободы светит мне,
  с надеждою иду вперёд за ней!
  Моя душа давно горит в огне
  моя жизнь смерти страшней!
  
  Россия-мать под игом стонет
  уже так много страшных лет!
  Русский народ в крови тонет!
  Но виден уже Свободы свет...
  
  В России человек горем убит,
  против коммунизма не протестует.
  Ветер жуткого страха горьких обид
  давно в наши души русские дует!
  
  Так душа русская стонет и болит,
  злое уныние в ней давно пляшет.
  Русских полей простор не веселит,
  в полях никто не сеет и не пашет.
  
  Россия наша тёмная страна,
  где ещё быть коммунизму?
  Раком давно поставлена она
  ей коммунисты ставят клизму.
  
  Теперь клики белых журавлей
  от России всё дальше удаляются.
  Коммунисты становятся всё злей,
  русские трупы повсюду валяются!
  
  Россия стала словно гробница,
  будто заснула вечным сном она.
  Лежит, как пьяная блудница,
  России не подняться ото сна.
  
  Пятое октября. 1965 год.
  202
  
  
  * * *
  
  Про разлуку, про любовь...
  
  Петух влюблённой курице
  уже с утра всё о чём-то поёт!
  Взгляд внимательный на улице
  мне забыться всю ночь не даёт.
  
  Взгляд обольстительно-небрежный...
  Но до чего же она собою хороша!:
  "Тебя погубит её голос нежный,
  и её продажная холодная душа..."
  
  Она так холодно взглянула,
  все мечты мои разом круша.
  Должно быть на века уснула
  её, охладевшая к чувствам, душа.
  
  Мне вовсе ничего от ней не надо.
  Вдруг посчитав меня за подлеца,
  она ушла внезапно с маскарада,
  так и не открыла мне своего лица.
  
  Прости меня ты, дорогая,
  что я разбил твои мечты!
  Ляжет со мной теперь другая,
  встанет со мной уже не ты.
  
  Ветер, спой мне, милый,
  про разлуку, про любовь...
  чтоб в душе моей остылой
  вдруг заиграла снова кровь!
  
  Мне любовных встреч немало
  пришлось в жизни пережить.
  Даже не помню, где моё начало.
  Уже не знаю мне чем дорожить.
  
  Седьмое октября. 1965 год.
  203
  
  
  * * *
  
  Злодеянья коммунистов-палачей!
  
  Колокольным звучат звоном
  мои стихи в России мгле ночей!
  Мы бессильны пред законом
  коммунистов-зверей-палачей!
  
  Залита коммунизма гадостью
  вся жизнь в нашей стране!
  То печалью, а то радостью
  рвётся жизнь в душу ко мне!
  
  В жизни много мне досталось,
  до сих пор меня терзает страх!
  Моя судьба теперь осталась
  только лишь в твоих руках!
  
  Квартира твоя обставлена...
  в ней спокойно с тобою сплю.
  Люблю тебя больше Сталина,
  больше Ленина тебя люблю!
  
  Мои уста молчание хранят,
  душа моя усталая страдает!
  За меня тебя осудят и казнят
  все, кого зависть заедает.
  
  Коммунизма кровавый век!
  Не помнит Русь такого века!
  В духовных превратил калек
  коммунизм русского человека!
  
  Живём во времени жестоком!
  Таком, что белый свет не мил!
  Россия, дай припасть к истокам
  твоих целебных чудных сил!
  
  Одиннадцатое октября. 1965 год.
  204
  
  
  * * *
  
  Тебя всю жизнь любить буду!
  
  С лицом, с бессонницы опухшим,
  цыганка в чужедальней стороне
  перед костром, давно потухшим,
  всю ночь танцует страстно мне!
  
  Жизнь цыганская душу тревожит,
  меня куда-то всё зовёт и зовёт!...
  Моих бедствий она не умножит,
  только мне всё о тревоге поёт!
  
  С печальным наслаждением,
  цыганка пляшет предо мной.
  В мыслях, словно наваждением,
  удаляюсь куда-то в мир иной.
  
  До́рог мне голос напевный,
   слушаю лишь только его.
  За бурей страстною душевной
  уже не вижу вовсе ничего!
  
  Нас разлучила судьба злая.
  К другим она меня мани́т!
  Но ночь незабытая, былая,
  огнём в душе воспламенит!
  
  Я, уехав в дальние края,
  тебя и там не позабуду!
  Не бойся, девочка моя,
  тебя всю жизнь любить буду!
  
  Меня к себе с того света в гости
  встречай своею грешною душой.
  С моими рядом лягут твои кости
  в могиле страшной и большой.
  
  Тринадцатое октября. 1965 год.
  205
  
  
  * * *
  
  Страдаем в коммунизма сраме!
  
  Страдаем в коммунизма сраме,
  души наши убиты горем и тоской!
  Душой усталой в древнем Храме
  я лишь на миг нашёл себе покой.
  
  Разговаривать много не умею,
  чего мне зря языком чесать!
  Но уж зато писать такое смею,
  вам того никогда не написать!
  
  Вряд ли вы что новое найдёте
  в моих несбывшихся мечтах.
  Если всю Россию обойдёте,
  в глазах у русских только страх!
  
  Меня зовёт желание Свободы
  на битву с коммунизма тьмой!
  Проснитесь, России народы!
  именно к вам обращён голос мой!
  
  Его все слышат, хотя он тих.
  Его коммунизма цензор не затёр!
  К вам выходит мой мятежный стих,
  как еретик на жертвенный костёр!
  
  Но коммунисты меня не забыли.
  Помню, что они, сволочи, есть!
  Пока коммунисты меня не убили,
  но в России мне негде присесть.
  
  За Россию боль нестерпимая
  терзает сознание мятежное моё!
  Россия, отчизна моя любимая,
  от коммунистов страданье твоё!
  
  Семнадцатое октября. 1965 год.
  206
  
  
  * * *
  
  Для вас любовь лишь ерунда!
  
  Пишу стихи Вас лишь ради!
  Крадусь за Вами словно вор.
  С гитарой звонкой на эстраде
  не привлеку к себе Ваш взор.
  
  Ваш платок духами нежными
  навевает мне в душу печаль.
  Мысли волнами безбрежными
  меня несут в былую даль...
  
  Я Вас увидел первый раз,
  когда Вы девочкою были!...
  Блики ваших юных глаз
  в душе моей туманом плыли!
  
  Мне Вас лишь стоило коснуться,
  как к горлу подкатывал комок!
  Ни дышать, ни шелохнуться
  от счастья я тогда даже не мог!
  
  Вся Ваша жизнь прошла в игрушках.
  Для Вас любовь лишь ерунда!
  Я как мальчик был на побегушках
  у Вашей вольной прихоти тогда!
  
  Очень люблю девочек любить!
  Люблю быть ими любимым!
  Но никогда мне не забыть,
  как я был тогда Вами гонимым.
  
  Стоит яркое солнце в зените
  над Пицунды высокой горой.
  Пожалуйста, меня Вы извините,
  но я теперь уже не Ваш герой.
  
  Девятнадцатое октября. 1965 год.
  207
  
  
  * * *
  
  Коммунист в России озверел!
  
  В ту страшную годину роковую
  Россия, сдуру, не туда пошла!
  Дорогу выбрала злобно-кривую,
  кровь русская рекою потекла!
  
  Наша жизнь лучшею не станет,
  так коммунист в России озверел!
  Кто России прошлое помянет,
  того коммунисты под расстрел!
  
  Коммунисты землю хотели сжечь
  в огне страшного пожара Мирового!
  Коммунисты на Россию подняли меч,
  убить готовые в России любого!
  
  Время хорошее давно прошло,
  только лишь осталось времечко!
  Печалью всю Россию заволокло!
  Боль стучит русским в темечко!
  
  Коммунисты Русь заполонили:
  всюду серпы, молоты, навоз!...
  Всех, кого смогли, они убили!...
  Море народной крови и слёз!...
  
  Вряд ли есть что в мире тяжелей
  коммунизма страшных кровавых лет!
  Нет ничего коммунистов страшней,
  в мире опаснее коммунистов нет!
  
  В России давно непогодина,
  здесь погибаем ни за что мы́!...
  С чего начинается людей Родина?
  Коммунистическая с тюрьмы!
  
  Двадцать третье октября. 1965 год.
  208
  
  
  * * *
  
  Зачем любовь нам? Я не знаю.
  
  Нельзя любовь измерить,
  даже не пытаюсь потому.
  Но тогда чему же верить?
  Не надо верить ничему!
  
  Мы во лжи не знаем меру!
  Друг другу ложью души жжём!
  Зачем иметь во что-то веру,
  если все сами только лжём?
  
  Любовь, верность и измена...
  Это всё пустые лишь слова!
  Но найдётся ль им замена?
  Об этом не болит уж голова!
  
  Я все обманы вспоминаю,
  желанья, похоти, минет...
  Зачем любовь нам? Я не знаю.
  В любви правды, точно, нет!
  
  В любви есть только измена!
  Измена всего и всех верней!
  Не желаю себе любви плена!
  Измена... Мне приятней с ней!
  
  Любви намного мне приятней
  измена! (Если её ждёшь!)
  Мир становится развратней!
  Верность уже и не найдёшь!
  
  Так зачем же лицемерить?
  Ложь, словно любовь, приму!
  На вопрос: Чему же верить?
  Всем вам отвечу: Ничему!...
  
  Двадцать девятое октября. 1965 год.
  209
  
  
  * * *
  
  Жажда борьбы с коммунистами!
  
  Жуткий крик с тюремных о́кон
  мне спать ночами спокойно не даёт!
  Русский народ, как только мог он
  допустить коммунистический гнёт?
  
  Коммунисты меня и остальных
  содержат в кандалах стальных!
  Не счесть под кандалами нарывов!
  Мои стихи опасней даже взрывов!
  
  Под коммунизма властью ужасной
  все страдаем за свои тяжкие грехи!
  Овеяны мечтой мятежною прекрасной
  все мои антикоммунистические стихи!
  
  Жажда борьбы с коммунистами
  моей душе покоя нигде не даёт!
  Коммунисты руками нечистыми
  душат в России русский народ!
  
  Что ни день, то опять поединок!
  Что ни день, с коммунизмом бой!
  Наша судьба блошиный рынок...
  Что-то мы купим в ней с тобой?
  
  В России лживое искусство!
  Страна эта рассадник клеветы!
  Очень редко искреннее чувство
  теперь в России встретишь ты!
  
  Обещаниям коммунистов не верим!
  Коммунизма уже больше не хотим!
  Всё наше время жизнями мерим!
  Коммунистов ни за что не простим!
  
  Тридцать первое октября. 1965 год.
  210
  
  
  * * *
  
  Вспоминаю, как я тебя любил!
  
  Мне напоминают над Невой мосты
  юности пропащей славные мечты.
  О той, с которой счастлив был,
  за все эти годы я ещё не позабыл!
  
  Может быть ещё не позабуду
  тебя очень много будущих лет!
  Тебя к себе не звал, звать не буду,
  к прошлому возврата больше нет.
  
  Счастьем в жизни обойдённый,
  я сердцем познал, что такое беда.
  Тот вечер, с тобой проведённый,
  в память врезался мне навсегда!
  
  Наши годы не были плохими.
  Я с тобою тогда счастлив был!
  Вечерами тёмными, глухими
  вспоминаю, как я тебя любил!
  
  Ты всю жизнь занята бездельем,
  хоть у тебя за душою ни гроша!
  Лишь свободой и диким весельем
  наполнена твоя грешная душа!
  
  Твои слова для меня были,
  словно на открытую рану соль!
  Но звуки Лиры поглотили
  в душе моей страданья боль!
  
  Вдруг застыла душа молодецкая!
  Ты ушла!... Я тебя так любил!...
  Месяц узкий, как сабля турецкая,
  вдруг нашу любовь разрубил!
  
  Первое ноября. 1965 год.
  211
  
  
  * * *
  
  Сквозь коммунизма жуткие обманы!
  
  Какой-то силой непонятной
  воды́ вздымаются столбы!
  Огонь и блеск волны закатной
  мне предвещает день борьбы!
  
  Я наделал очень много грехов.
  Один лишь Бог об этом знает.
  Громогласное эхо моих стихов
  всех коммунистов проклинает!
  
  Безысходная необходимость
  меня стихи заставила писать!
  За них не раз была судимость,
  только не буду локти кусать!
  
  Русские не сыты, зато пьяны...
  Протрезветь коммунисты не дадут!
  Сквозь коммунизма жуткие обманы
  к свободе мои стихи людей ведут!
  
  Никогда не выбираю выражения,
  но каждым своим словом дорожу!
  В стихах даю словам движения,
  в душах мысль мятежную бужу!
  
  Сосредоточие воли жёсткой
  мне помогает стихи писать,
  и своей строфою хлёсткой
  не только воздух сотрясать!
  
  Своей поэзии скорбное искусство
  великим искусством не назову.
  В моей душе лишь мести чувство!
  Ненавистью к коммунизму живу!
  
  Третье ноября. 1965 год.
  212
  
  
  * * *
  
  Я в тебя влюбился невзначай!
  
  Шёл спектакль "Клеопатра",
  который уже видел я не раз.
  На сцене сельского театра
  пел то ли тенор, то ли бас.
  
  С тобою встретились случайно,
  я в тебя влюбился невзначай!
  С тобою мы встречались тайно,
  я часто приходил к тебе на чай.
  
  Купидона стрелою раненый,
  я тебя ненавидел, очень любя!
  Без памяти был одурманенный
  тем, что слышал я тогда от тебя!
  
  Хотел быть я только с тобой,
  но ничего не получилось...
  Мне дарована моей судьбой
  совсем другая Бога милость.
  
  Стала птицей полёта высокого,
  а была ты простушкой тогда.
  Нежные губы из время далёкого
  порой вспоминаю теперь иногда.
  
  Но уже такое времечко грядёт,
  когда для всех станешь лишней.
  Ты позовёшь, но только не придёт
  никто на твой голос еле слышный.
  
  Теперь вечера вспоминаю майские,
  ароматом-дурманом сады расцвели...
  Тогда хороши были яблочки Райские!
  Но только куда нас они завели?...
  
  Пятое ноября. 1965 год.
  213
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских губят нещадно!
  
  От народа в кремле под запорами
  притаилась коммунизма мразь!
  Гниют русские под заборами,
  всех нас губит коммунизм-грязь!
  
  Злыми коммунистами обдуре́нный
  имеешь лишь только хлеб да щи.
  "Смирись, России раб презренный,
  на коммунизм никогда не ропщи!"
  
  В наших мечтах жизнь прекрасней,
  чем на самом деле она у нас есть.
  С каждым годом зло всё опасней,
  коммунисты могут живьём съесть!
  
  Коммунист-сатана о рае говорит...
  Как в морге в России прохладно.
  В России вместо света тьма горит!
  Коммунисты русских губят нещадно!
  
  Из жуткой тьмы идёт к рассвету
  вот почти что пятьдесят уж лет
  наша страна, где солнца вовсе нету.
  Не проникает в Россию солнца свет!
  
  Все уже забыли своих дедов и отцов,
  словно будто они вовсе и не жили.
  России не жалко своих мертвецов,
  хотя уваженья все они заслужили!
  
  С коммунизмом биться сто́ит!
  Воля русских как сталь крепка!...
  Как вешний лёд круша, так смоет
  коммунизм русской крови река!
  
  Седьмое ноября. 1965 год.
  214
  
  
  * * *
  
  Среди танца любви и печали!
  
  Через силу прошёл я ступени,
  хотя был здесь не раз я, не два.
  В призывном чарующем пении
  словно утонула моя голова!
  
  В твою, чуть приоткрытую, дверь
  на тебя смотрю, почти не дыша.
  Какою ты стала прекрасной теперь!
  Как ты стала теперь вся хороша!...
  
  Угнетённый душевной борьбой
  у тебя ничего ни о чём не спрошу!
  Никак не могу надышаться тобой!
  На тебя олну наглядеться спешу!
  
  Мы такого ещё не встречали:
  горящая в пылких страстях,
  среди танца любви и печали
  ты металась, как птица в сетя́х!
  
  На щеках твоих смуглый глянец.
  Ты танцуешь!... Стою в стороне...
  Нелегко танцевать южный танец
  в холодной печальной стране!
  
  Прекрасной, высоко занесённой рукой,
  ты мне, смеясь, помахала во след.
  Объятый тяжёлой несносной тоской
  грущу о тебе вот уже несколько лет.
  
  Вот ночь в свои права вступила,
  ты ко мне никогда не придёшь...
  В любви моей к тебе такая сила!...
  Твои чувства ко мне просто ложь.
  
  Одиннадцатое ноября. 1965 год.
  215
  
  
  * * *
  
  Пока коммунисты у власти!
  
  Мы в тюрьме сидим босы́е,
  коммунисты охраняют нас!
  Часто вижу взгляды косые
  колких враждебных глаз!
  
  Не могу мириться с вами,
  так много сделали вы зла!
  Своими лживыми словами
  вершите свои подлые дела!
  
  Я вами пойман и связан!...
  Только мне на вас плевать!
  И совсем я даже не обязан
  пред вами душу изливать!
  
  Лучше пусть язык отсохнет,
  чем расскажу чего-то вам!
  Прокурор скорей издохнет,
  чем признаюсь в чём-то сам!
  
  Провожает меня до ворот
  коммунист тюремный хмурый.
  из тех, кто никогда не рискнёт
  ради Свободы своей шкурой!
  
  Остаётся всего три минуты,
  скоро сброшу тюрьмы путы!
  С друзьями буду пить, гулять!...
  Буду Свободу прославлять!
  
  В нашей тёмной убогой стране
  горе рвёт наши души на части!
  Нету покоя мне даже во сне,
  пока коммунисты у власти!
  
  Тринадцатое ноября. 1965 год.
  216
  
  
  * * *
  
  Научишь ты меня любить.
  
  По утрам пью крепенький чай,
  в мыслях странствую по свету.
  Только счастья мне не обещай,
  ведь у тебя его совсем и нету...
  
  Жизнь, - не издохнуть от скуки!
  Только мой не пришёл ещё час!
  Наши встречи и наши разлуки,
  они только сближают лишь нас!
  
  Для тебя мне ничего не жаль!
  О тебе лишь все мои заботы!
  Ты свою позабудешь печаль!
  Позабудешь для чего и кто ты!
  
  Нас теперь никому не осудить!
  Так вполне может получиться,
  что научишь ты меня любить,
  хотя уже поздно мне учиться.
  
  Только душа моя ещё не ста́ра!
  Среди цыганок я словно свой!
  Повеселей звени, моя гитара!
  Повеселей мне, цыганка, пой!
  
  Ты насквозь пропитана духами!
  От страсти словно в огне горю!
  Балуюсь целый день стихами,
  их вместо роз одной тебе дарю!
  
  Не верь, что ты уже не молода́!
  Не верь, что жизнь уже на исходе!
  Поверь, что самая яркая звезда
  лишь для тебя горит на небосводе!
  
  Семнадцатое ноября. 1965 год.
  217
  
  
  * * *
  
  Коммунистами убитые не забыты!
  
  Злая толпа безумием взметена,
  всё в России погубила святое!
  Тюрьма настолько уж полна́,
  даже в ней уже и сидят стоя!
  
  Скрипучие петли тюремные
  мне забыться на миг не дадут!
  Сообщают их скрипы напевные,
  что кого-то опять на казнь ведут.
  
  Опять под лай сторожевых псов
  коммунисты кого-то повезли.
  Дикие стоны и обрывки голосов
  ночью далеко разносятся вдали.
  
  Умолкли, наконец, злобные собаки,
  на тюрьму спустился тревожный сон.
  Над тюрьмой висят зловещи знаки
  словно смерти страшный скорпион!
  
  Только лишь две песни: день и ночь
  в тюрьме сливаются ужасном хоре.
  Так вдруг запоют, - хоть беги прочь,
  но только двери тюрьмы на запоре!
  
  Стены тюрьмы давят полумраком
  тёмной тюремной камеры моей!
  Целых четыре года, даже с гаком,
  я своей жизни невольно отдал ей!
  
  Тюрьмы коммунизма открыты!
  Никто из русских их не избежит!
  Коммунистами убитые не забыты!
  Коммунист-пёс и сам уже дрожит!
  
  Девятнадцатое ноября. 1965 год.
  218
  
  
  * * *
  
  Очень хочется сердцу любить!
  
  Не учите меня так уж рьяно!
  Но, если только хотите знать,
  учиться мне ещё очень рано,
  не следует мне и начинать!
  
  Не надо мне ваши науки,
  на них вам не промолчу:
  с вами помрёшь от скуки,
  только веселиться хочу!
  
  Мне хочется жить до боли!
  Пылает огонь в моей крови!
  Сейчас мне так хочется воли!
  Но также очень хочу и любви!
  
  В жизни моей всё: или-или...
  Золотой середины не быть!
  Хочу, чтобы меня любили!
  Сам кого-то хочу полюбить!
  
  Только не нужны мне учителя,
  не нуждаюсь в учении строгом!
  Теперь живу лишь только для
  любви, мне дарованной Богом!
  
  Не учите меня так уж рьяно!
  Судьбе моей дайте меня побить!
  В сердце моём светло и пьяно!
  Очень хочется сердцу любить!
  
  Двадцать третье ноября. 1965 год.
  219
  
  
  * * *
  
  Коммунисты тянут нас в ад!
  
  Всем русским жить бы да жить,
  но коммунисты тянут нас в ад!
  Очень скоро уже, может быть,
  жизни своей буду вовсе не рад.
  
  Весь изранен я вдоль и поперёк,
  одиноко грущу теперь в тиши...
  Печально, тускло светит огонёк
  измученной страданьями души.
  
  Из груди сердечко своё выну,
  пускай оно валяется в пыли.
  Только сам Голгофу не покину,
  меня коммунисты сюда привели!
  
  Я от вина давно уж не пьянею,
  от него лишь только дурно мне.
  От коммунистов очень сатанею,
  зло они творят по всей стране!
  
  Мне на коммунистов наплевать,
  и просто им по мордам растереть!
  Я пришёл с коммунизмом воевать,
  чтобы за свободу России умереть!
  
  Жаждой свободы давно горю!
  Обращаясь часто ко Христу
  уже не раз Творца благодарю
  за жизнь, за борьбу, за мечту!...
  
  В своих делах никогда не каюсь,
  только о них повсюду не кричу.
  Стихом Россию спасти собираюсь,
  только стать героем вовсе не хочу.
  
  Двадцать девятое ноября. 1965 год.
  220
  
  
  * * *
  
  Женщина не разменная монета.
  
  В мужчине усмотрев тирана,
  (от части, может, и не врёт),
  пишет о женщинах Светлана
  такое!... Меня аж страх берёт!
  
  Раньше я очень любил девчонок!
  Теперь из-за Светланы один сплю.
  Бывало только стану спросонок, -
  уже с утра кого-нибудь люблю!
  
  В стихах Светланы вздохи, ахи...
  (Но её очень стоит почитать).
  В её стихах такие жуть и страхи,
  что можно импотентом стать!
  
  Нанесла она мне в душу рану...
  (Вполне меня могла бы и убить).
  Но всё же люблю эту Светлану!
  (Кого же мне теперь ещё любить?)
  
  Ведь так прекрасна девка эта!
  Её портрет!... душа моя заныла!
  "Женщина, это разменная монета",
  это так Светлана нежно пошутила.
  
  Это лишь просто так она сказала,
  что бы только рифму сохранять.
  Точно знаю, что ни один меняла
  не сможет женщин разменять!
  
  С сотворенья и до конца света
  есть и будет слышен этот бред:
  "Женщина, это разменная монета".
  Но только монете этой цены нет!
  
  Первое декабря. 1965 год.
  221
  
  
  * * *
  
  Я русский опальный Поэт!
  
  Болтают мамины братья́:
  "От коммунистов нет житья!
  Все песни весело поют,
  но только с горя водку пьют!"
  
  Хоть обойдите всё по свету,
  второй такой храм вряд ли есть!
  Пустой склеп, памятника нету,
  коммунисты всё грабят здесь!
  
  При коммунистах жизнь гадость,
  наша жизнь даже не стоит и гроша!
  Юность нам теперь уже не в радость.
  Теперь в горьком трауре наша душа.
  
  Все остались в степных ковылях
  трупы, коммунистами истреблённых.
  Теперь горький зреет хлеб в полях
  русской безвинною кровью напоённых!
  
  Среди нашей нищеты и унижения
  коммунисты веселятся всласть!
  Без войны и даже без сражения
  коммунисты русских убивает власть!
  
  Коммунисты на всех наводит страх,
  в коммунистах ни ума, ни веры нету!
  Коммунисты держат Россию в цепях,
  глупцов коммунисты плодят по свету!
  
  Среди коммунистов "прославленный"
  в России уже так очень много лет,
  коммунистами совсем затравленный,
   ещё всё живу, русский опальный Поэт!
  
  Третье декабря. 1965 год.
  222
  
  
  * * *
  
  Огонь обид в сердцах затих.
  
  Я не встречал красивей мордочки!
  Ты красивей даже актрисы Штаубе!
  В метро прошла ты, как по жёрдочке!
  Я за тобой шёл, как в шторм по палубе.
  
  На зло своей злобной судьбе
  уже спешу навстречу к тебе!
  Грешная душа моя в тревоге.
  Даже шаг не могу преодолеть,
  будто чья-то спутанная сеть
  тихо сплела мне руки и ноги!
  
  Огонь обид в наших сердцах затих,
  давай с тобою мир провозгласим!
  Закажем в ресторане столик на двоих
  на праздник наш никого не пригласим!
  
  Между нами вовсе нет секретов
  в нашей простенькой судьбе.
  Светлых утренних рассветов
  от всей души пожелаю тебе!
  
  Смех твой лёгкий и притворный,
  твой открытый грешный слог,
  образ жизни твой тлетворный,
  но и он разложить меня не смог!
  
  Уже не раз мне в жизни довелось
  ждать в ожидании, как на шильях!
  При расставании давно уж повелось
  бурные потоки слёз лить крокодильих.
  
  Судьбой жизнь каждому отмерена,
  есть в ней счастье, есть в ней беда.
  Хотя искренне каюсь, но ты потеряна
  для моей будущей жизни навсегда!
  
  Пятое декабря. 1965 год.
  
  223
  
  
  * * *
  
  Коммунистами зверски убиты.
  
  Россией правил Царь достойный!
  Лебеди плавали в Летнем пруду...
  Нарушен жизни уклад спокойный
  коммунистами в семнадцатом году!
  
  Русь досталась на злую потеху
  коммунистам-ворам-подлецам!...
  Теперь не найти в России утеху
  истерзанным русским сердцам!
  
  Коммунизмом истерзанная, больная
  Россия продолжает страшный путь.
  Коммунизма власть безумная шальная
  русских людей пытается согнуть!
  
  Россия вся в муках и стонах,
  русских казнить продолжают!
  В России того, кто в погонах,
  русские ненавидят, не уважают!
  
  Славилась Волга своими красотами,
  теперь по ней только трупы плывут.
  Вдоль Волги крестьяне сиротами
  в полусгнивших избушках живут.
  
  Чеканный шаг, сапог со шпорой...
  так ходит только зверь-комиссар.
  Он своей ухмылкой зверино-матёрой
  всех людей бросает в холодный жар!
  
  Очень печален список тех поэтов,
  что были коммунистами убиты.
  В стране убийственных запретов
  лишь коммунисты пьяны, сыты!
  
  Седьмое декабря. 1965 год.
  224
  
  
  * * *
  
  Не раз валялись мы в кустах!
  
  Тёплый ветер путался, играя,
  в её подраспущенной косе!
  К солнцу свои руки простирая
  она сияла в сказочной красе!
  
  С её внешностью прекрасной
  она любима многими была!
  Речь её порой была ужасной,
  когда она очень много пила́.
  
  Запомнил я навсегда её такою
  на закате того чудного дня.
  Она нежной, дрожащей рукою
  резко привлекла к себе меня!
  
  Порой в её порывистую речь
  вдруг врывались звуки неземные!
  Не смог нашу любовь я уберечь,
  в душу хлынули чувства иные.
  
  С улыбкой дерзкой на устах
  она могла к любому подойти!
  Не раз валялись мы в кустах!...
  Только разошлись наши пути.
  
  Помнят Питера мосты и здания,
  как мы ночами гуляли вдвоём!
  Быльём давно поросшие предания
  теперь тихо живут в сознании моём.
  
  Порывы тех прежних наших дней
  сердце моё ещё пока не позабыло!
  Я, может, сейчас полетел бы к ней,
  но всё в душе моей давно остыло...
  
  Одиннадцатое декабря. 1965 год.
  225
  
  
  * * *
  
  Терзают Русь коммунисты-враги!
  
  Надежда русскую душу греет,
  в своём сердце её свято береги!
  Кровавый флаг над Русью реет!
  Терзают Русь коммунисты-враги!
  
  Живём при коммунистах ужасно!
  В душе от ужасного горя кричим!
  Слово вслух сказать очень опасно,
  потому-то все мы только молчим...
  
  У всех наших стен есть тоже уши.
  В халатах грязно-кровавых "врачи"...
  Коммунисты-злые-звери-палачи
  умерщвляют невинные русские души!
  
  Русью правят коммунисты-воры!
  Коммунисты злее любого врага!
  Они нам обещают золотые горы,
  молочные реки, с киселя берега...
  
  Только нам в это не верится что-то,
  коммунисты обманули всех не раз!
  В жуткое трясинное кровавое болото
  ведут коммунисты запуганных нас!
  
  Мужики в деревнях всё воруют,
  как за ними уж только ни смотри!
  Теперь сиротливо уныло пустуют
  русские чернозёмные пустыри.
  
  Даже Сфинкс на Неве развернулся,
  теперь на Запад с надеждой глядит!
  Русский мятежный рассудок проснулся,
  теперь уже больше раболепно не спит!
  
  Тринадцатое декабря. 1965 год.
  226
  
  
  * * *
  
  Меня любовью искушала!
  
  Мирская жизнь мне близка́,
  её воспела моя мятежная Лира!
  Но в наших душах серая тоска
  растворена с создания Мира.
  
  Нашу жизнь сама же губишь,
  сама не знаешь, чего ждёшь.
  Меня давно уже не любишь,
  словно невольницей живёшь.
  
  Голос твой тих, мне неприятен,
  то ли одобренье, то ли протест...
  Не каждый твой намёк понятен,
  не каждый твой понятен жест.
  
  Тебя ведь, падшую когда-то,
  я словно богиню превознёс!
  Только одной тебе я верен свято,
  как старый добрый, верный пёс!
  
  Тебя люблю так очень давно!
  О моей любви к тебе все знают.
  Твои глаза для меня словно вино,
  они мой разум нежно опьяняют!
  
  Красивых я встречал немало!
  Даже многим я дарил цветы!
  Меня любовью искушала
  даже сама богиня красоты!
  
  Мы трепетом объяты оба!
  Просишь меня: "Помолчи!"
  Мне запомнятся до гроба
  твои глаза, горящие в ночи!
  
  Семнадцатое декабря. 1965 год.
  227
  
  
  * * *
  
  Как русских убивали комиссары!
  
  Их было очень много, но одною
  намертво сковали цепью бедных их!
  Убили их за заводской проходною,
  а цепь надели на русских других!
  
  Погода тогда стояла очень дивна!
  Коммунист пьяный рукой взмахнул,
  прозвучали звуки советского гимна,
  залп винтовок страшно громыхнул!
  
  Тогда из-за ремня я быстро достал,
  вскинул тяжёлый отцовский наган.
  Прямо в грудь коммунисту попал,
  сволочь упал, зарычав как кабан!
  
  От моей большой к России любви,
  за святого Православного Христа,
  мои руки в коммунистической крови́.
  Зато совесть моя, словно роса, чиста́!
  
  Коммунисты запытали мою мать.
  Но учился я в школе отличником.
  И тогда я быстро научился стрелять
  в спины коммунизма опричникам!
  
  Коммунистам меня не сыскать!
  Не боюсь ни тюрьмы, ни доноса!
  Зато теперь славно умею пускать
  поезда коммунистов с откоса!
  
  Пусть пройдут года, но и тогда,
  (насколько бы ни стали ста́ры)
  не позабуду ни за что и никогда
  как русских убивали комиссары!
  
  Девятнадцатое декабря. 1965 год.
  228
  
  
  * * *
  
  Против собственной воли люблю!
  
  Любви давно истрёпано клише!
  Но по нему мы любовь крутим.
  Ни с кем не будет рая в шалаше,
  друг другу лишь сознанье мутим!
  
  Мы с тобой знакомы две недели,
  встречаемся, друг друга не любя.
  Кто ты такая есть на самом деле?
  С чего мне очень плохо без тебя?
  
  С чего так плохо мне и сам не знаю.
  Тебе, как и другим, во всём я лгу.
  Без тебя других девок вспоминаю,
  никого их них вспомнить не могу!
  
  Не могу! Ты их всех собой затмила!
  До тебя у меня словно была ночь!...
  Меня к себе ты чем-то приманила!
  Зачем теперь гонишь меня прочь?
  
  Тебе мою любовь хочется убить?
  От тебя лишь пошлости терплю.
  Теперь вовсе не хочу тебя любить.
  Против собственной воли люблю!
  
  Теперь вовсе не хочу тебя любить!
  Сейчас у меня девок!... не счесть!
  Тебе признаюсь, так уже и быть:
  в душе твоей что-то такое есть...
  
  Тебе совсем не собираюсь грубить.
  За откровение, пожалуйста, прости:
  Теперь вовсе не хочу тебя любить...
  Меня помилуй, сжалься, отпусти...
  
  Двадцать третье декабря. 1965 год.
  229
  
  
  * * *
  
  Теперь воюем с коммунизмом!
  
  Война закончилась с фашизмом,
  наши бойцы разошлись по домам.
  Мы теперь воюем с коммунизмом,
  потому-то по ночам не спится нам!
  
  Чёрный, белый, - нам всё равно!...
  Что немецкий культурный фашист,
  что русский хам-зверь коммунист,
  для России очень опасны давно!
  
  Тридцатых, сороковых, пятидесятых,
  и даже ещё более поздних лет,
  русских, по доносу в тюрьмы взятых,
  давно в живых, конечно, уже нет!
  
  От песен грустно-печальных твоих,
  Россия, мятежную душу мою раздирает!
  Коммунисты теперь убивают своих!
  Вера в хорошее в наших душах умирает.
  
  Сгубила своих людей умных, сильных
  Россия во устрашение других стран!
  На страшной России холмах могильных
  теперь вместо цветов растёт бурьян...
  
  Русский народ живёт глухим, незрячим
  на протяжении уже многих десятков лет!
  Ты своим дерзким разумом горячим
  во тьму веков вглядись, русский поэт!
  
  Ясно там увидишь, что в изобилии
  Россия святости и радости полна!
  Россию веками очень многие давили,
  но всех врагов своих сбросила она!
  
  Двадцать девятое декабря. 1965 год.
  230
  
  
  * * *
  
  В любви свечкой сгораю!
  
  Наша жизнь, это пошлая игра!...
  В ней только невзгоды ловишь.
  Остановиться давно бы уже пора!
  Только разве жизнь остановишь?
  
  Стала и мне жизнь моя игрой.
  Без приключений нету мне дня.
  Блевать мне очень хочется порой
  от этой жизни, что вокруг меня!
  
  Не любя в любовь только играю.
  Любовь сладка, как словно мёд!
  В паутине чувств углём сгораю,
  душой холодным будучи как лёд!
  
  Пока даже не живу, но и не умираю...
  В своих стихах лишь правду говорю.
  В любви свечкой церковною сгораю,
  но только, почему-то, никак не сгорю!
  
  В объятьях нежных даже замерзаю.
  В глазах моих царит пустая мгла.
  В любви ниже в пошлости сползаю.
  А ты бы меня спасти вполне смогла.
  
  Смогла бы, но только не захочешь...
  Вовсе не о такой ты думаешь судьбе.
  Мне только дурную голову морочишь.
  (Или это я голову морочу сам себе?...)
  
  Как это было бы здорово и мило!...
  Быть может, тогда ожил бы я вновь!
  Сердце моё тебя бы очень полюбило,
  ведь ты для меня и есть сама любовь!
  
  Тридцать первое декабря. 1965 год.
  231
  
  
  * * *
  
  Скоро сгинет коммунизма тьма!
  
  России кроваво-лиловое марево...
  Свыше знак нам Господь подаёт!
  Коммунизма страшное чёрное зарево
  над грешной Россией зловеще встаёт!
  
  Коммунисты убивают за дело, без дела!
  Миллионы русских исчезли во мгле!
  Даже белая соль в России почернела...
  Только горе ликует на русской земле!
  
  Коммунисты сожгли русские поля,
  всех крестьян убили, кто пахал и сеял!
  Всё в России пожрал коммунизм-тля,
  Православную веру бесовски развеял.
  
  От русского горя мне хоть завой,
  коммунист-сатана в кремле сидит!
  Россия с безысходной горькой тоской
  в безбожную бездну со страхом глядит.
  
  В России Православные Христиане
  коммунистами гонимы как скоты.
  Пригнулись тихо к земле россияне,
  даже звери прижали уши и хвосты.
  
  В России всё трещит и трясётся!
  Давно в нашей жизни страшно так!
  Россия-корабль на скалы несётся, -
  ей никакой не один не мигает маяк!
  
  До чего же порой мне очень обидно,
  что моей родиной стала злая тюрьма!
  Хотя из-за туч звёзд пока не видно,
  но скоро сгинет коммунизма тьма!
  
  Первое января. 1966 год.
  232
  
  
  * * *
  
  Любовь будет всегда!
  
  Поэтов ум воспламеняет
  загадка женской красоты!
  Душа влюблённая роняет
  нежные чувства, как цветы!
  
  Уста так просятся к устам,
  они так жаждут поцелуя!...
  Здесь в парке вижу тут и там
  теснятся парочки, воркуя!
  
  Всегда мы любим безотчётно,
  и не за что, лишь просто так!
  Любовь промчится искромётно,
  не вернёшь её назад никак...
  
  Хотя и хочется мне очень,
  только былому уже не быть.
  Вдруг потускнели мои очи,
  я больше не в силах любить.
  
  Душу, в грехе утонувшую,
  мне терзает мирская печаль!
  Любовь, в душе уснувшую,
  разбудишь теперь едва ль!
  
  Трава вся в инее, звенит
  как серебряным звонком!
  Душа о ком-то всё болит,
  но только не пойму, о ком.
  
  Всё исчезнет в тьме кромешной,
  только всё это словно не беда!
  Всё умрёт на Земле грешной!
  Только любовь будет всегда!
  
  Третье января. 1966 год.
  233
  
  
  * * *
  
  Стонут от коммунизма русские люди!
  
  Тогда совесть русская молчала
  в нужный России решающий час.
  Выбран путь без конца, без начала
  коммунистами-палачами для нас!
  
  В желании Мира переустройству
  коммунисты отпустили тормоза!
  Коммунизм, это гроза спокойству,
  коммунизм всей экологии гроза!
  
  В России больше тюрем год от года
  при коммунизма злобных властях.
  Страшный корпус тюрьмы-завода
  нами построен на русских костях!
  
  Здесь времянки стали навсегда!
  Такие трущобы нигде не виданы!
  Коммунизма жалких лачуг города́
  по печальной России раскиданы!
  
  Мечтаем о Свободе как о чуде,
  суд бросает нам тюремные годки!
  От коммунистов стонут люди
  под зловещие заводские гудки!
  
  От табака пожелтели наши зубы,
  в наших глазах печальный испуг!
  Злобно дымятся фабричные трубы,
  всю нашу природу отравляя вокруг!
  
  В покое дремлют наши страсти,
  не распалить огнём нашего ума!
  Приучили при коммунизма власти
  так, что нам очень хочется дерьма!
  
  Пятое января. 1966 год.
  234
  
  
  * * *
  
  Любовь у нас не получилась.
  
  Любовь уносила нас вдаль!...
  Мы тогда обо всём забывали!
  Но однажды явилась печаль...
  хотя мы её тогда вовсе не звали.
  
  Нам хорошо было вдвоём!...
  Теперь вспоминать не хотим.
  Вместо вина, тоску серую пьём,
  среди веселья только грустим.
  
  Друг другу мы чужие стали.
  Друг другу мы и не нужны.
  Мы друг от друга так устали...
  что расстаться мы должны.
  
  Поникли внезапно берёзы...
  Серым стал небосвод голубой.
  То ли вода по щекам, то ли слёзы,
  под дождём расстаёмся с тобой.
  
  Любовь у нас не получилась,
  время потраченного мне жаль.
  Душа поэта прослезилась,
  вновь унеслась куда-то вдаль!
  
  Помнится сцена прощальная.
  Мы рай не нашли в шалаше.
  Мерцает свеча поминальная
  в моей одинокой грешной душе.
  
  Посланием этим описана вся́
  наша жизнь во всех чудесах.
  Если в этой жизни не встретимся́.
  может встретимся на небесах.
  
  Седьмое января. 1966 год.
  235
  
  
  * * *
  
  Кругом коммунизма поганое гнильё!
  
  Меня коммунисты так достали!...
  Я в России кровавом болоте живу!
  Родиною смерти, горя и печали
  коммунистическую Россию зову!
  
  В России теперь кровавые росы,
  словно в гробу лежит вся страна.
  На все моей души острые вопросы
  один ответ лишь, - злая тишина.
  
  Те, кто меня совсем не знают,
  может, скажут будто я нахал.
  Пусть меня лучше все ругают,
  не надо от коммунистов похвал!
  
  Моя душа словно чистое поле,
  но только рвутся сорняки в неё!
  Стал я скрытно грешить поневоле,
  кругом коммунизма поганое гнильё!
  
  Уж на виске моём седая прядь,
  я ко всему давным-давно готов!
  Теперь мне вовсе нечего терять,
  кроме коммунизма позорных оков!
  
  Мой стих над Россией, как тучей,
  несётся, словно свободы ураган!
  На то свободный, великий и могучий
  язык с рождения мне Господом дан!
  
  Могу Россию своими стихами славить.
  Мне от коммунистов хуже смерти беда!
  Россию мне когда-то придётся оставить,
  но Русский язык не оставлю никогда!
  
  Одиннадцатое января. 1966 год.
  236
  
  
  * * *
  
  Порочная, наверное, как грех.
  
  Честь России защищают
  её славные воины-сыны,
  а вот меня всё посещают
  только эротические сны!
  
  Бабы, стервы, они все суки!...
  между ними водка и вино!
  Ноет моя душа от злой скуки!
  За что всё это мне суждено?
  
  Очень велик соблазн сатаны!
  Грех в грешную душу ломится!
  Потому давай, снимай штаны,
  и давай с тобой знакомиться!
  
  Ночь бурно прошла, пора домой...
  но мне от тебя уходить не охота.
  Всю ночь усердно работали с тобой
  в твоей постели до седьмого пота!
  
  Ты вся такая распутная, лживая,
  порочная, наверное, как грех,
  но зато такая вся счастливая!
  Ты даже приодета лучше всех.
  
  Всё чаще думаю украдкой
  ночами под душевный вой
  о судьбе своей несладкой,
  о жизни моей такой кривой.
  
  В первой нашей встрече
  всё было у нас как во сне!
  Позабудь все те мои речи,
  не думай больше обо мне...
  
  Тринадцатое января. 1966 год.
  237
  
  
  * * *
  
  Коммунизма тюремные засовы.
  
  Россия в зловещую тьму погружена́,
  никто даже не знает сейчас где́ он.
  В сером проёме моего тёмного окна
  ночью стоит то ли ангел, то ли демон.
  
  Одобрения нету, нету у нас протеста.
  Всем, буквально, стало на всё плевать!
  В тюремной камере нету борьбе места,
  здесь некуда людям свои силы девать!
  
  Тюремной ночью не спим, как совы.
  Здесь зато хоть день, но всё же твой!
  О коммунизма тюремные засовы
  русские люди с горя бьются головой!
  
  Тяжко пыхтит угрюмый тепловоз.
  Куда несётся он по России грешной?
  Куда-то заключённых мчит в мороз
  ужасный поезд во тьме кромешной!
  
  Коммунизма суд нас осуждает,
  русских отправляет в никуда!
  Из безвестных могил выступает
  России окровавленная руда!
  
  Задрожали тюремные стены!
  Такое в России бывало не раз.
  Это то ли райские сирены,
  то ли это дьявол манит нас!
  
  К коммунистам ненависти пламя
  в русских душах время своё ждёт!
  Взметнётся Православное знамя,
  Россию вера к свободе поведёт!
  
  Семнадцатое января. 1966 год.
  238
  
  
  * * *
  
  Люблю тебя,- к другому рвёшься!
  
  Пишу письмо, а слёзы льются...
  С любовью я уже давно знаком.
  Даже на небе ангелы смеются
  надо мной, влюблённым дураком!
  
  Особо дерзок этот... Купидон!
  Он один, наверно, вредней всех!
  Вот в меня опять стреляет он
  под сарказма злобный смех!
  
  Такое надо бы всем видеть!...
  Зачем людям любовь нужна?
  Легко влюблённого обидеть,
  его душа любовью сражена!
  
  Но ангелам не буду мстить.
  Знать всё начертано судьбою.
  Теперь готов я ангелов простить.
  Но как мне поступать с тобою?...
  
  И ты тоже надо мной смеёшься!
  Так унизителен твой дерзкий смех!
  Люблю тебя,- к другому рвёшься!
  За то сейчас готов убить я всех!
  
  Всех бы убить! (Кроме тебя одной).
  (Наверно, всё же, я дурак наивный.)
  Ну побудь хоть немного со мной...
  Неужто я и впрямь такой противный?
  
  Может в любви я и есть невежда,
  только ты мне словно солнца свет!
  Очень люблю тебя, моя Надежда!...
  Ведь мне тебя дороже в жизни нет!
  
  Девятнадцатое января. 1966 год.
  239
  
  
  * * *
  
  Коммунистами из нас всё лучшее выбито.
  
  Не излечить в душе нам рану...
  Уже спилась вся наша страна!
  Стакан так тянется к стакану,
  как к грешнику льнёт сатана.
  
  Нам тяжелы с водки похмелья!
  Пьют на Руси уже не первый год.
  Только пьют теперь не для веселья,
  а уже совсем-совсем наоборот...
  
  В нашей жизни бед и горестей немало,
  Только не зальёшь в душе вином пожар.
  Если пить начнёшь, всё тогда пропало!
  Превратиться тогда жизнь в кошмар.
  
  Коммунистами уже всё лучшее выбито
  с наших русских душ в конце концов.
  Чтобы закусить то, что в России выпито,
  нам никаких просто не хватит огурцов!
  
  Если только тебе вдруг сто грамм
  коммунисты, по их злобе, нальют,
  значит, снова будешь пьяный в хлам!
  У тебя неприятности снова пойдут.
  
  Мы в России гибнем не от простуды,
  настали для нас лихие нынче времена!
  По пьянке сколько перебито посуды!
  Сколько нами выпито отравы-вина!...
  
  Человек Заветы Господа позабыл,
  Вы о чём, безумные, теперь поёте?
  Разве Иисус Христос пьяницею был?
  Так зачем же, русские, водку пьёте?
  
  Двадцать третье января. 1966 год.
  240
  
  
  * * *
  
  Любить, не будучи любимым!
  
  Часы пропикали шесть раз...
  а Вы ко мне всё так и не идёте!
  С нетерпением ожидаю Вас!...
  А Вы другого, может, ждёте?
  
  Вы пришли! Какое счастье!
  Очень благодарен я богам!...
  В душе развеялось ненастье!
  Готов я пасть к Вашим ногам!
  
  Весенний светло-розовый туман
  меня и Вас от всех скрывает!
  В шальной голове моей дурман
  любви блаженства проплывает!
  
  Не оторвать от Вас мне взора!
  Я Вас, наконец-то, встретить смог!
  В ожидании Вашего приговора,
  в смятении томлюсь у Ваших ног!
  
  В любви Вам первым признаю́сь,
  но не жду от вас никакого ответа.
  Я Ваш отказ услышать не боюсь,
  нужна ли Вам любовь-то эта?...
  
  Скажу Вам, дел прочих между,
  что я никогда измены не прощал.
  Трепет рук, снимающих одежду,
  не раз я в своей жизни ощущал!
  
  Клянусь Вам в этот сладкий час,
  что я всегда готов для Вас
  любить, не будучи любимым,
  быть Вам всегда незаменимым!
  Коль будет суждено судьбой,
  за Вас пожертвовать собой!
  
  Двадцать девятое января. 1966 год.
  
  241
  
  
  * * *
  
  В моей борьбе антисоветской!
  
  Знает лишь один Создатель,
  что творится в России вокруг.
  Мне коммунист не приятель!
  Вольный ветер мне лишь друг!
  
  Меня Господь давно оберегает
  в моей борьбе антисоветской!
  Моей судьбой Он мудро управляет
  давно, от кроватки моей детской!
  
  Только мой Небесный Мститель,
  лишь Он один палач мне и судья!
  Он моей Музы добрый покровитель,
  перед Ним лишь только каюсь я!
  
  Все мои душевные страдания
  не разожгут в моём сердце огня.
  Хоть заслужил строгие наказания,
  но мой Господь помилует меня!
  
  Мои мысли ясны и стройны́,
  гнетут моё дерзкое сознание.
  На что тела людей обречены?
  Каково их душ призвание?...
  
  Церквей российских красота
  любовью мою душу наполняет!
  России неба тревожная чистота
  на борьбу зовёт и вдохновляет!
  
  Презираю коммунистов-скотов!
  Стихами на борьбу благословляю!
  Но у меня и ствол давно готов,
  коммунистов много постреляю!...
  
  Тридцать первое января. 1966 год.
  242
  
  
  * * *
  
  Вспоминаю тебя совсем голую.
  
  Однажды мимо дома я шёл твоего,
  занавеска вдруг плавно качнулась.
  Но только не значит вовсе ничего,
  то, что ты мне нежно улыбнулась!
  
  Ты задёрнула штору тяжёлую,
  в окне исчез твой чудный силуэт.
  Вспоминаю тебя совсем голую,
  нежной луны зачарованный свет!
  
  Каждый раз с замиранием сердца,
  убежав от своих домашних забот,
  жду, когда же откроется дверца
  у твоих старых садовых ворот!
  
  Здесь любому всегда будут рады!
  Всем знаком стук воротных колец.
  Мхом поросшие старые камни ограды
  знают, сколько здесь сгибло сердец!
  
  Сколько раз тебя ждал у плетня!
  Ты сколько раз обманула меня!...
  Много раз в саду у калитки твоей
  мне песни лживые пел соловей!
  
  Беседка, в цветах утонувшая,
  знает твой зажигающий смех!
  Мне ветка сирени, качнувшая,
  опять предвещает скорый успех!
  
  Сквозь ограду глядит и смеётся
  та, которую так долго жду!...
  Своей дерзостью скоро добьётся,
  что однажды вдруг не приду...
  
  Первое февраля. 1966 год.
  243
  
  
  * * *
  
  Под гнётом коммунизма!
  
  Где-то жизнь как вешняя река,
  вольна́, бурлива, глубока́!...
  Лишь в России всё наоборот:
  дерьмо с русской кровью плывёт!
  
  Идти бы нам святою дорогой...
  но коммунисты того не хотят.
  Все, довольствуясь судьбой убогой,
  под гнётом коммунизма кряхтят!
  
  Коммунизм-паук стоглазый
  во всей России раскинул сети!
  Он травит всех своей заразой,
  все страдают взрослые и дети!
  
  Русской деревни судьбины:
  все обнищали в России поля.
  Только серп и молот не едины,
  как холодный Космос и Земля.
  
  В наших деревнях осиротевших
  коммунизм много хуже, чем град!
  В стёклах окон деревни опустевших
  русской кровью светится закат.
  
  Томится Россия несвободная!
  Стон стоит!... - не понять чей.
  Стекает кровь русская народная
  по лапам коммунистов-палачей!
  
  Все загублены левые, правые...
  в России царит коммунист-сатана!
  Клубятся дурманы кровавые,
  смердит, издыхая, наша страна!
  
  Третье февраля. 1966 год.
  244
  
  
  * * *
  
  Как с Лиговки проститутка!
  
  Ты мне мозги всё морочишь,
  такая хитрая, как погляжу!...
  Для тебя украду, что захочешь,
  и к ногам твоим всё положу!
  
  Ты так застенчива, скромна́...
  В волосах лишь незабудка...
  Но донельзя ты обнажена,
  как с Лиговки проститутка!
  
  Ты для постели мне нужна,
  потому, пойдём в кровать!
  Ты, наверно, чья-нибудь жена,
  мне на это просто наплевать!
  
  Ты же ведь сама меня хотела!
  Приставала ко мне целый день!
  Надо мною твоё чудное тело
  невесомо, словно лёгкая тень!
  
  Мужики к тебе ходят недаром,
  хотя у них деньги воруешь!
  Своим телом, как товаром,
  днями и ночами торгуешь!
  
  Питера все чердаки и подвалы,
  это всё твоя безумная гульба!
  Твоя слеза прожгла бы скалы,
  но для меня она очень слаба́!
  
  Тебя никак не опишешь пером,
  о тебе словом расскажешь едва ль!
  Может награжу тебя трипером,
  ничего для тебя мне не жаль!
  
  Пятое февраля. 1966 год.
  245
  
  
  * * *
  
  Ты же коммунистов тварь!
  
  Во всё горло напевая
  про жизнь весёлую свою,
  пивко из горла попивая
  разные песни громко пою.
  
  Ты ушла, пришла другая,
  мне теперь уж всё равно!
  Никого не хваля, не ругая
  весёлой жизни пью вино!
  
  Судьба у каждого своя,
  гора с горой не сходится!
  Но только эта милая моя
  с коммунистом водится.
  
  Хороший жизнь дала урок
  Среди дней, стрелой летящих,
  не прочитаешь моих строк,
  страстью любови звенящих!
  
  С тобою встречаюсь от скуки,
  любви в тебе никакой не ищу.
  Прижимая к губам твои руки
  о другой безнадёжно грущу.
  
  Обиды все давно я позабыл.
  Подарю с примиреньем янтарь.
  Я бы тебя, может быть, любил,
  но ты же коммунистов тварь!
  
  Седьмое февраля. 1966 год.
  246
  
  
  * * *
  
  Если сможешь, меня полюби.
  
  Всё у нас как-то неладно...
  Любовь и все чувства кляня
  люблю лишь тебя безоглядно!
  Но ты же не любишь меня.
  
  Ты любовь мою не уничтожишь,
  уж как только ты мне ни груби.
  Боль почувствуй, если сможешь.
  Если сможешь, то меня полюби.
  
  А не сможешь, и Бог же с тобою...
  Моей так угодно, наверно, судьбе.
  Я, конечно, быть мог бы с любою,
  только тянет меня лишь к тебе...
  
  Мне другие теперь уж не милы.
  Поверь, тебе нисколько не лгу!
  Наступаю на грабли и вилы,
  помочь сам себе уже не смогу.
  
  Как же теперь дальше быть?
  Как? Даже и сам того не знаю.
  Мне теперь уж тебя не забыть!
  Я с другими тебя вспоминаю.
  
  Другую девчонку лаская, балуя
  не тебе, а лишь ей отдаю себя.
  Только нежно её обнимая, целуя
  в ней вижу только лишь тебя!
  
  Одиннадцатое февраля. 1966 год.
  247
  
  
  * * *
  
  Всех, кто коммунистами казнён!
  
  Так не хочу идти на работу,
  моё сердце аж стало стонать!
  Коммунизма злую дремоту
  как от себя мне прогнать?
  
  Меня совсем не зажигает,
  когда кругом всё тихо спит.
  Россия, твой покой пугает,
  в нём душа моя очень болит!
  
  Терплю всё коммунизм-горе,
  но честь мою им не отнять!
  Очень хотелось бы Белое море
  на море Чёрное мне поменять!
  
  По житейскому бурному морю
  с Богом в душе мятежной плыву.
  С коммунизмом вечно спорю,
  я давно диссидентом слыву!
  
  Между могилами снова могилы!
  Без крестов, без таблиц, без имён...
  Смилуйся, Господи, дай мне силы
  коммунисту не отвесить поклон!
  
  Сегодня навестить пришёл я друга,
  закопан в безвестной могиле он.
  Здесь воют голоса, как вьюга,
  всех, кто коммунистами казнён!
  
  Тринадцатое февраля. 1966 год.
  248
  
  
  * * *
  
  Ты как богиня хороша!
  
  У моря вечерком прохлада...
  Ты шла куда-то тихо, не спеша.
  Смугла́, как отблеск шоколада,
  была ты как богиня хороша!
  
  Когда-то на дне моря илистом
  тебе я устриц в ведро собирал.
  Сидя на дереве извилистом
  о любви тебе тогда я врал!
  
  Было вокруг сыро и темно...
  струилась от воды прохлада.
  На берег я пришёл давно,
  там ждал тебя, моя отрада.
  
  Гуляли пёстрыми лугами
  там, где тропинок даже нет.
  Твоё платье с васильками
  запомнил я на много лет!
  
  Я красивее танца не видал
  того, что ты мне исполняла!
  Тебе я очень много денег дал,
  только тебе всё было мало.
  
  Тобой, наверно, двигал чёрт,
  но всё с годами уже скрыто.
  Твой лик временем не истёрт,
  твоё имя мной не позабыто.
  
  В меня было много влюблённых,
  но о тебе лишь память берегу!
  Рук твоих, зноем осмуглённых,
  до сих пор позабыть не могу!
  
  Семнадцатое февраля. 1966 год.
  249
  
  
  * * *
  
  Коммунистов стихами кляну!
  
  В моих глазах печаль и боль,
  на сердце моём недомогание....
  Уже натворил я дел-то сколь!...
  Только не ищу себе оправдание.
  
  С неровным почерком бумажки
  лежат на столе моих черновиков.
  Написал в них как на "пряжке"
  русские томятся среди дураков.
  
  Бывал я в коммунизма тюрьме,
  где ЗЭК коммунистов ругает!
  Злая тень, дрожащая во тьме,
  меня теперь больше не пугает!
  
  Много лет провёл я в мучении,
  на коммунистов-палачей злюсь.
  Я столько лет был в заточении! ...
  Потому теперь на воле веселюсь!
  
  Расскажу теперь, между нами,
  что порою свои локти я кусал.
  Молчал я очень долгими годами,
  но против коммунизма я писал!
  
  Я порой неосторожным словом
  к себе внимание привлекал,
  когда бывало я в месте новом
  паденье коммунизма предрекал.
  
  В душе горит Свободы пламя
  на всю коммунизма страну!
  Несу стихом Свободы знамя!
  Коммунистов стихами кляну!
  
  Девятнадцатое февраля. 1966 год.
  250
  
  
  * * *
  
  Никогда уже не полюблю другую.
  
  Тебя я очень часто баловáл!...
  Мои ласки ты очень любила!
  Я каждый камень целовал
  на мостовой, где ты ходила!
  
  Я всегда только о тебе мечтал!
  Мы были друг другу так нужны!...
  Все те стихи, что я тогда писал,
  были лишь тебе одной посвящены!
  
  Всех женщин прекрасней и милей
  в то время уж была не ты ли?...
  Нам наши ночи были дня светлей!
  Друг друга мы тогда очень любили!
  
  "Только вам быть вместе не дано́!" -
  мне все наши друзья тогда трубили.
  Судьбой нам счастье было суждено,
  но только его мы сами погубили.
  
  Плоть твоя меня очень желала,
  хотя была ты девка "тёртая"!
  Потом ты передо мной лежала
  в гробу сине-зелёном мёртвая.
  
  Тогда я увидел женщину рабу,
  рабу любви, царицу блуда пира,
  судьбою упокоенную в гробу...
  Вокруг неё тогда витала моя Лира.
  
  Я на могилу, мне очень дорогую,
  со скорбью свою голову склоню.
  Никогда уже не полюблю другую.
  Ей в мыслях никогда не изменю!
  
  Двадцать третье февраля. 1966 год.
  251
  
  
  * * *
  
  Коммунисты всем делают гадости!
  
  В прозрачных сумерках печаль
  мою душу тихонько обнимает.
  Душе моей ушедших лет не жаль,
  она про них теперь не вспоминает.
  
  Вдруг умчалась моя юность вдаль,
  ко мне больше никогда не придёт...
  Но только мне её совсем не жаль!
  Кто жил так, как я, меня поймёт.
  
  Коммунисты всем делают гадости!
  Теперь думаю: "Ну и Бог с ней...".
  Стало больше печали, чем радости
  в жизни опасной тревожной моей.
  
  Ангел белый, как яркая вспышка,
  в проёме тёмного моего окна!...
  Жизнь моя словно скитаний книжка!
  Но мне тем, наверно, и дорога она!
  
  Хотя мне очень часто не везёт,
  немало мне в моей жизни забот.
  Только для меня жизнь как вино!
  Иного мне моей судьбой не дано!
  
  В моих стихах есть часть труда
  демянских школьных учителей!
  Надо мной ярко горит моя звезда,
  мне от неё в душе как-то теплей!
  
  Отдохнуть от крутых бурь удачи
  иногда просится грешная душа!
  Порою у меня бывает всё иначе,
  всё равно жизнь для меня хороша!
  
  Первое марта. 1966 год.
  252
  
  
  * * *
  
  Её люблю, она меня боится!
  
  Без тебя я так прекрасно жил!...
  Не чувствуя и даже не любя,
  с девчонками я многими дружил,
  пока не повстречал я вдруг тебя!
  
  Как тиски меня любовь зажала!
  Тебе сказал: "Позволь тебя любить!"
  Ты не ответила, ты просто убежала,
  как будто собирался я тебя убить.
  
  Теперь хожу, других не замечая,
  мне они теперь уж не нужны!
  Иногда, тебя где-то встречая,
  с болью на тебя смотрю со стороны.
  
  Ну а ты, завидев лишь меня,
  бледнея, словно бы покойник,
  бросаешься бежать, как от огня!
  Как-будто я убийца и разбойник.
  
  Повторяю: "Без тебя меня нет!
  Без тебя не живу, погибаю!"
  Сам себе твержу я этот бред!
  Этим сам себе мозги долбаю!
  
  От любви и сердце не в покое!
  От любви рассудок мой злится.
  Господи, да что же это такое:
  Её люблю, она меня боится?
  
  Третье марта. 1966 год.
  253
  
  
  * * *
  
  Кошмар коммунизма кончится!
  
  Жуткий стон коммунизма ночи
  в России продолжается и днём!
  Коммунизм на народ злобу точит,
  только тюрьмами заботится о нём!
  
  Коммунисты в России Свободе
  уже давно кровавые сети сплели!
  Жизнь в русском забитом народе
   страхом течёт от тюрьмы до петли!
  
  В России все дураки ушехлопы,
  жрут коммунизма гнилое говно!
  Мирных путей свободной Европы
  никогда коммунистам не будет дано!
  
  Святая Россия, как птица вольная,
  попалась коммунистам в силки!
  К нам пришла пора раскольная,
  рвут коммунисты Россию на куски!
  
  Стоит ли коммунизма власть,
  чтобы русским жить для неё?
  Напились русской крови всласть
  звери-коммунисты-вороньё!
  
  Россия, грехом опоённая,
  в грехопадении тяжком спит.
  Россия, кровью опьянённая,
  давно негодованьем кипит!
  
  Вся Россия в муках корчится!
  Её коммунизм нещадно гнетёт!
  Кошмар коммунизма кончится!
  Россия скоро снова расцветёт!
  
  Пятое марта. 1966 год.
  254
  
  
  * * *
  
  Угораздил меня чёрт влюбиться!
  
  Когда тебе станет очень приятной
  жизнь грешного распутства твоего,
  промолвит ангел речью внятной,
  но только не поймёшь ничего!
  
  Как и все, ты тоже не свята!
  Но даже такой тебя приму.
  Ты мне находка или утрата?
  До сих пор всё никак не пойму.
  
  Ты повторяешь мне, не любя
  (голос словно бы простужен):
  "Выйду замуж только за тебя!
  Больше мне никто не нужен!"
  
  В гости едем к твоим тёткам.
  На лице твоём словно любви заря!
  Туфли белые к чёрным колготкам
  надела сегодня ты, видно, не зря!
  
  Кольца блестят на пальцах тонких
  твоей чудной, нежной, ласковой руки.
  В твоих речах дерзких, звонких
  весело журчат мне счастья ручейки!
  
  Всем твоим причудам потакая
  теперь и сам себе тоже лгу!
  На душе моей тяжесть такая,
  что смотреть на тебя не могу.
  
  Угораздил меня чёрт влюбиться!
  Теперь в сердце злую боль терплю.
  Мне бы в пору сейчас застрелиться,
  но только слишком тебя люблю!
  
  Седьмое марта. 1966 год.
  255
  
  
  * * *
  
  Обманутые за Лениным-зверем попёрлись!
  
  Всех жертв имён Россия не забудет,
  хотя уже многие в памяти стёрлись!
  Разве знали мы, что с нами будет,
  когда за Лениным-зверем попёрлись!
  
  Мы снам своим не поверим вещим.
  Думаем, что всё плохое уже позади.
  Будет будущее тёмным и зловещим
  у русских-рабов в России впереди!
  
  Мы всё ожидаем в России рая.
  Между тем, этой жуткой порой,
  уже наливается с края до края
  небо России кровавой зарёй!
  
  Мы страдаем как в муках вечных,
  души нам коммунисты сожгли!
  Под лучами звёзд пятиконечных
  русские только рабство обрели!
  
  Для русских будут карой вечной
  лучи адской звезды пятиконечной!
  Вместо того, чтоб лететь ввысь,
  в русские души злобно впили́сь!
  
  В своих страданиях бесполезных
  мы все о коммунизме всё орём.
  Ужасный стук копыт железных
  гремит под бронзовым царём!
  
  Бог уже давно знак пода́л
  но только мы не поняли его.
  Каждый русский пострадал,
  продолжаем не делать ничего!
  
  Одиннадцатое марта. 1966 год.
  256
  
  
  * * *
  
   Вы будете только моею!
  
  Мы повстречались случайно!
  Наша встреча была странна!
  Теперь встречаемся мы тайно
  в том же саду у ресторана!
  
  Зачем Вы мне так нагло лжёте,
  что, будто бы, живёте Вы одна?
  С другим Вы мужчиной живёте,
  тупая ложь Ваша мне не нужна!
  
  Когда только глаза закрываю,
  то, словно в эротическом сне,
  с Вас я одежду дерзко срываю,
  в том Вы сама помогаете мне!
  
  Презирая людскую молву
  Вас ничем никогда не унижу,
  но исполнится вдруг наяву
  всё, что в виденьях вижу!
  
  Дерзновенно надеяться смею,
  (на это есть много причин!),
  что Вы будете только моею,
  забыв остальных всех мужчин!
  
  Ну а пока вечерами приходите
  в этот старый редеющий сад!
  Как обычно, дальше мне лгите!
  Слушать Вас буду очень рад!
  
  Тринадцатое марта. 1966 год.
  257
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских убивают!
  
  Всему смыслу здравому вопреки
  коммунисты русских убивают!
  До боли сжимаются мои кулаки!
  Ко мщенью жертвы призывают!
  
  Наклонена голова моя ниже,
  чтобы скрыть во взоре страх.
  Мне становятся невольно ближе,
  кто с коммунизмом не в ладах!
  
  К равенству дьявола призывы
  нам из глубины веков звучат.
  Коммунисты пока ещё живы,
  о братстве и равенстве кричат!
  
  Нас не по закону судят строго,
  а просто так, как сами захотят!
  Коммунисты убили очень много,
  они русских режут, как поросят!
  
  В гниющем коммунизме свобода
  коммунистам не нужна, ни к чему.
  Тюрьмы строят для русского народа,
  строят и дворцы, но только не ему!
  
  Разум русских словно разворочен!
  Мысли русские словно бы прибой!
  Теперь каждый очень озабочен
  лишь только собственной судьбой!
  
  Всей России ослеплённые народы
  за коммунистами слепо в ад идут.
  Вожди из дьявольской породы
  Россию к жуткой пропасти ведут!
  
  Семнадцатое марта. 1966 год.
  258
  
  
  * * *
  
  Погасшей любви уголёк...
  
  Мне твоё имя как святое,
  повторяю вновь и вновь!
  Но что между нами такое?
  Ты зачем убиваешь любовь?
  
  Я ласкал твои груди и плечи,
  первый твой поцелуй не забыт!
  Но теперь твои дерзкие речи...
  Я речами твоими почти что убит!
  
  В прошлом остались все грёзы,
  приятных мечтаний простор.
  Чадит, вызывая лишь слёзы,
  любви догоревший костёр.
  
  Чадит дымом горше полыни!
  Мне он сердце дерёт, а не глаза!
  От прошлой, чарующей, сини
  вдруг с души покатилась слеза!
  
  Слёзы кровавые вдруг покатились!
  Я в душе боль и обиду терплю!
  Тогда мы друг в друга влюбились!
  Теперь говоришь: "Не люблю!..."
  
  Любовь в сердце хуже занозы!
  Нашей разлуки уже час недалёк.
  Чадит, вызывая лишь слёзы,
  нашей погасшей любви уголёк.
  
  Девятнадцатое марта. 1966 год.
  259
  
  
  * * *
  
  Во тьме коммунизма живём.
  
  Во тьме коммунизма живём.
  Хоть рвётся душа моя к свету,
  нету радости в сердце моём,
  любви в душе моей тоже нету.
  
  Вопреки коммунизма невзгодам,
  не рвусь пока за манящий кордон.
  Волгу никогда не выпить народам!
  Коммунистам не вычерпать Дон!
  
  Мимо деревень одиноких,
  (от холодного страха дрожал)
  утопая в сугробах глубоких,
  из тюрьмы я на волю бежал!
  
  В деревнях, сном пьяным спящих,
  (мне всех их так искренне жаль...),
  в криках птиц, из России летящих,
  слышу лишь только тоску и печаль.
  
  Сколько крови, слёз и стонов
  на коммунистах-зверях-палачах!
  Не было коммунизма пагонов
  на дворянских моих плечах.
  
  В душе моей бывает благодать,
  я сам, добровольно, её и нарушу.
  Чтобы мне век воли не видать,
  если перед коммунизмом струшу!
  
  Наплевать на Владимира Ильича,
  Коммунизма сраную отраву он пил.
  Против коммунистического меча
  я мятежными стихами выступи́л!
  
  Двадцать третье марта. 1966 год.
  260
  
  
  * * *
  
  Наш роман не будет жарким.
  
  Во тьме красотой неземною
  горят бездонные ночные небеса!
  Ты стоишь рядом со мною!
  В твоих глазах небес краса!
  
  Слова твои в душе моей
  десятки раз повторены́!
  Они, как чудный соловей,
  грешной душе моей нужны́!
  
  Как струна душевной Лиры
  голос нежный твой звучит!
  На ушах блестят сапфиры,
  о любви твой взор кричит!
  
  К тебе одной всегда ведут
  все мои скорбные пути!
  Мои стихи люди прочтут,
  ну а пока ты их прочти!
  
  До тебя мне такая охота!...
  Вся собою ты так хороша!...
  Ты принесла с собою что-то,
  взволновалась моя душа!
  
  Следы твоих острых ногтей
  ясно на моих видны плечах.
  Сколько же скрыто страстей
  в твоих чудных очумелых очах!
  
  Светит мне пламенем ярким
  твоя страстная жгучая любовь!
  Наш роман не будет жарким,
  охладела к тебе моя кровь.
  
  Двадцать девятое марта. 1966 год.
  261
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-псы-подлецы!
  
  Если кто от пули невредим,
  того ждёт коммунизма петля!
  Русский дух никак непобедим
  для коммунистического кремля!
  
  Легионы кровавых сатанистов
  в России создали большевики!
  Лживым басням коммунистов
  верят русские иваны-дураки!
  
  Течёт русской крови река,
  нигде нету воды напиться!
  Хотя Россия очень велика,
  от коммунистов не скрыться!
  
  Коммунизм, это горе злобное,
  навалилось на русский народ!
  Россия, это место казни лобное,
  потерян русским жертвам счёт!
  
  Коммунисты-псы-подлецы
  горе русским творят большое!
  Разграбили храмы и дворцы!
  Сами себе присвоили чужое!
  
  Теперь термоядерную водку
  русские мужики в России пьют!
  Заливают зельем свою глотку!
  Песни теперь похабные поют!
  
  Свою судьбу как только ни крои,
  но всё мы в тюрьмы попадаем!
  Россия, мы дети родные твои,
  мы вместе с тобою страдаем!
  
  Тридцать первое марта. 1966 год.
  262
  
  
  * * *
  
  Я в любовь упал, как в яму!
  
  Вся душа моя горит в огне!
  чувствую что-то неладное...
  Всё никак не даёт покоя мне
  нежное тело твоё шоколадное!
  
  Я в любовь упал как в яму,
  так я поломал себе бока!...
  Люблю тебя, как твою маму,
  ты меня любишь, как быка!
  
  Всё на словах прекрасно!
  Но ты мне душу не трави,
  не обнадёживай напрасно,
  нет в душе твоей любви.
  
  Да ведь и моя любовь куда-то
  вдруг улетела без возврата...
  Но в моей душе остался след
  от того, чего уже больше нет.
  
  Прощаемся до новых встреч,
  покидая курорт этот шумный.
  Долго буду в памяти беречь
  твоих очей огонь безумный!
  
  Моего прошлого страницы
  летят куда-то, словно птицы!
  Воспоминание чудного лета
  очень сладко, как конфета!
  
  Сейчас во сне к тебе опять бегу,
  сердце моё сильно колотится!
  Тебя никак позабыть не могу,
  только прошлое не воротится.
  
  Первое апреля. 1966 год.
  263
  
  
  * * *
  
  Мне ненавистен коммунизма гнёт!
  
  Ночью сырою, туманной
  тихо иду чужою стороной.
  Спутник очень странный,
  незримо следует за мной.
  
  По переулочкам кривым
  пройтись иногда люблю.
  Частенько зрением боковым
  чей-то злобный взгляд ловлю.
  
  Не посмотрю тогда назад,
  когда мне мерещится гроза!
  Глаза коммуниста глядят,
  как злого хищника глаза!
  
  Бывает страшно, даже очень,
  мне за мятежное творчество моё.
  Тревога застилает мои очи,
  но мои руки дело делают своё!
  
  Что ни день, то день военный!
  Мне что ни ночь, то ночь в бою!
  Я, русский поэт обыкновенный,
  над коммунизмом победу кую!
  
  Злобным коммунизма верхушкам
  свои стихи готовлю, словно яд!
  Нет счёта тюрьмам и психушкам,
  где коммунисты русских гноят!
  
  Не нуждаюсь в коммунизма услуге!
  Мне ненавистен коммунизма гнёт!
  От коммунистов по всей округе
  в России вонища смрадная идёт!
  
  Третье апреля. 1966 год.
  264
  
  
  * * *
  
  Тебя целую нежно на прощание!
  
  Вся моя жизнь чёрно-белая,
  а мне хотелось бы цветную!
  Судьба моя, калина неспелая.
  Бросить бы жизнь блатную!
  
  Словно яркие жемчужины
  твои, слегка влажные, глаза!
  Чувства словно завьюжены,
  на них, как будто, тормоза...
  
  С души поток рванул горячий!
  Глаза твои вдруг начали сиять
  твоею нежностью телячьей!
  Пред ними мне не устоять!
  
  Глаза твои, зелёные, как луг.
  Они меня к тебе приворожили!
  В них есть и радость, и испуг!
  В них есть всё, что пережи́ли!
  
  Твой страстный милый взор
  мне душу ласкою сжигает!
  Теперь, всем чертям наперекор,
  душа моя тебе стихи слагает!
  
  Тебе, настырной и строптивой,
  свиданья назначаю в ночной час!
  Твой муженёк себялюбивый,
  как на прицеле держит нас!
  
  Тебя целую нежно на прощание!
  Душа моя полна любви огня!
  Вечерний свет, как обещание,
  нам счастья завтрашнего дня!
  
  Пятое апреля. 1966 год.
  265
  
  
  * * *
  
  Злые-псы-коммунисты-палачи!
  
  От страха всколыхнулась
  холодным трепетом душа,
  во тьму Россия окунулась,
  заела нас коммунизма вша!
  
  Задыхаясь упал рысак,
  уронив своего седока.
  Но не сдамся просто так,
  ведь победа уже близка́!
  
  От коммунистов страдая
  дождался я тяжёлый час.
  Застыла моя душа молодая,
  когда схватили первый раз!
  
  Коммунисты мою душу зажали!
  Теперь от боли мне хоть кричи!
  Всех священников растерзали
  злые-псы-коммунисты-палачи!
  
  Мятежную мысль не прогнать
  мне из воспалённого сознания.
  Сейчас мне очень хочется узнать,
  когда конец борьбы и ожидания?
  
  Я, среди тоски и вдохновений,
  борьбой с коммунизмом живу.
  Всё смелей, всё дерзновенней
  стихами русских к борьбе зову!
  
  Коммунизм сгниёт во прахе!
  Своими стихами об этом кричу!
  Моё детство, прожитое в страхе,
  позабыл и вспомнить не хочу!
  
  Седьмое апреля. 1966 год.
  266
  
  
  * * *
  
  Ты всех собой заворожила!
  
  Ты вся пропитана духами!
  От страсти как в огне горю!
  Весь день балуюсь стихами
  и, вместо роз, их тебе дарю!
  
  Ты всех собой заворожила!
  Всех ты собой с ума свела!
  Меня чувством закружила
  и в грехопаденье увлекла!...
  
  Тебе, как ангелу прекрасной,
  пойдёт к лицу любой наряд!
  Игрою дерзкой и опасной
  завлекаешь мужчин подряд!
  
  В душе меж нами пролегла
  та ночь, та тайна и та мгла!...
  Оскорблён я тайной этой,
  тебе плачу той же монетой!
  
  Я не красавец идеальный,
  но души женские пленяю!
  Жест и голос театральный
  очень часто применяю!
  
  Последний ласковый закат
  с тобой сегодня провожаю!
  Хоть и я сам тому не рад,
  но мне всё надоело, уезжаю!
  
  Со своей Музой неразлучно
  мне быть судьбою суждено!
  Не от того ли мне так скучно?
  И не от того ли пью вино?...
  
  Одиннадцатое апреля. 1966 год.
  267
  
  
  * * *
  
  Среди коммунизма кровавого мрака.
  
  Разбежались вдоль дороги,
  словно святые свечи, тополя!
  Набеги, бунты, беды и тревоги
  веками терпит русская земля!
  
  Сердце моё уже давно устало
  от коммунизма лжи густой!
  Теперь чуждо, дико, пусто стало
  в моей России, некогда святой!
  
  На Руси кругом калеки, трупы...
  Нет никакой вокруг меня родни!
  Коммунисты-звери злы и тупы,
  губят русских людей зазря они!
  
  Среди коммунизма кровавого мрака
  самим уж страшно стало палачам!
  То ли злой дьявол, то ль собака
  теперь в России воет по ночам!
  
  Русло Волги давно пересохло,
  русской кровью подмыты берега.
  Русских много уже передохло!
  Русский народ ударился в бега!
  
  России всю не измерить оком!
  Не перечесть все страдания её!
  Коммунистам выйдет боком
  позорный коммунизм-гнильё!
  
  На Руси всюду виселиц столбы!
  Убили мать, отца, брата, деда!...
  Хотя уже горят огни борьбы,
  но очень далеко наша Победа.
  
  Тринадцатое апреля. 1966 год.
  268
  
  
  * * *
  
   Любовь не просто ерунда!
  
  Говорят, я плохой мальчик!
  Все меня пытаются бранить!
  Не кладите в рот мне пальчик!
  (Меня может ведь стошнить!)
  
  Вам похвастаться посмею,
  блюду строго свою честь!
  Я уже очень многое имею!
  (У меня даже пенис есть!)
  
  Есть колени, ноги, руки!...
  Знаю очень нежные слова!
  Не умрёшь со мной от скуки!
  (У меня ведь есть и голова!)
  
  Вдруг набегает любви тень,
  мне на сердце словно волна!
  Свой пенис мою каждый день,
  но не даёт пока мне ни одна!
  
  Моя морда слегка брита,
  лишь о любви всё грущу!
  Голова моя теперь забита
  только той, которую ищу!
  
  Любовь не просто ерунда!
  Пока ни с кем не флиртую,
  но я ведь парень хоть куда!
  Мне бы деваху бы крутую!...
  
  Семнадцатое апреля. 1966 год.
  269
  
  
  * * *
  
  Коммунисты навалили трупов гору!
  
  Над Россией висит серп луны,
  он от жуткого страха дрожит!
  Когда-то, в годины старины,
  очень уважал Россию жид.
  
  Кровь русская невинная течёт!
  Коммунисты навалили трупов гору!
  С годами народный гнев растёт
  на коммунистов злую свору!
  
  Коммунисты-сволочи-гады
  русским покоя нигде не дают!
  Они выпили винные скла́ды,
  русскую кровь теперь пьют!
  
  Правят коммунисты-супостаты
  от имени русских забитых рабов!
  Заветы коммунистам не святы,
  коммунисты не знают добрых слов!
  
  В крови всей России берега,
  русская кровь рекою льётся!
  Коммунизма кровавая пурга
  по грешной России несётся!
  
  На Руси теперь уже не вьют
  никакие птицы своих гнёзд!
  Птицы теперь песен не поют,
  вся Россия стала как погост!
  
  Если этот страшный миг тебя
  сегодня ни за что погубит,
  умри, святую Россию любя,
  хотя она тебя вовсе не любит.
  
  Девятнадцатое апреля. 1966 год.
  270
  
  
  * * *
  
  Девчонка, как сон кошмарный!
  
  Поэт я дерзкий и вульгарный!
  Говорят те, чью я любовь отверг.
  Девчонка, как сон кошмарный,
  мне приснилась наяву в четверг.
  
  Куда моя вульгарность делась?
  Дерзость моя пропала вдруг куда?
  Она в журнальчик засмотрелась.
  Понял я, ко мне пришла беда!...
  
  Ко мне пришла беда, даже хуже!
  Не любил я раньше! (Как святой.)
  Не глядя она шлёпала по луже.
  Я вслед за ней по луже той...
  
  Она была такой нарядной!
  (Таких я раньше не имел.)
  За ней прошёл я до парадной,
  но пойти дальше не посмел.
  
  А так хотел! (Аж стал дрожать,
  как будто раньше со мной спа́ла.)
  Её в парадной бы прижать!...
  Но моя наглость вдруг пропала.
  
  Я в окна проглядел все очи,
  торчать под окнами не лень.
  Теперь у её дома дни и ночи
  хожу, как Дон Жуана тень!
  
  Поэт я, в общем, не бездарный.
  (Почитайте, я в стихах не лгу!)
  Девчонка, как сон кошмарный!
  Но никак проснуться не могу!
  
  Двадцать третье апреля. 1966 год.
  271
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это бой без правил!
  
  В России карканье ворон,
  стала помойкой вся страна!
  То вдруг весёлый пира звон!
  то гробовая стоит тишина...
  
  Давно переполнила тревога
  коммунизма все жуткие дни!
  Страшна́ коммунизма дорога:
  по ней окровавленные пни...
  
  В преисподней зародилась
  коммунизма страшная чума!
  Вдруг Россия ею заразилась,
  посходили все русские с ума!
  
  Все общим хором повторяют
  коммунизма лозунгов слова.
  Все разумом в дерьмо ныряют,
  блевотиной полна у всех голова!
  
  Бесовских слов круговорот
  нам коммунисты предлагают!
  Только выходит всё наоборот,
  что коммунисты ни затевают!
  
  Наш день прошёл и не оставил
  нам не веселья, лишь тоски...
  Коммунизм, это бой без правил,
  здесь каждый рвёт себе куски!
  
  Не дошли очень многие до цели
  из тез, кто пошёл за мною вслед.
  Они песни свободы громко пели,
  вот потому в живых их уже нет!
  
  Двадцать девятое апреля. 1966 год.
  272
  
  
  * * *
  
  Коммунизму в России не быть!
  
  Никто из нас не станет вором.
  Никто из нас не хочет умирать!
  Но между смертью и позором
  часто приходится нам выбирать!
  
  Расстаться с жизнью нам придётся,
  весь мир потонет вдруг во мгле!
  Душа, как дым, ввысь вознесётся,
  грешную плоть оставит на земле!
  
  Смерть, словно бездушная птица,
  гнёзд не вьёт и не кормит птенца!
  Коммунисты смотрят нам в лица,
  выбирают себе в жертву мертвеца!
  
  Нас под коммунизма звездой
  всех как стадо гонят на убой!
  Ещё даже не кончилась и ночь,
  а наши души уже мчатся прочь!
  
  Коммунизм, это смерть с косою
  среди нас без души, без лица...
  Коммунизм чёрной идёт полосою,
  заберёт родных: детей, мать, отца...
  
  Мы то как боги, то как черти,
  а то, бывает, как дети мы порой!...
  Даже совсем не думаем о смерти,
  а ведь в России она не за горой!
  
  Глохнем от коммунизма крика.
  В России трудно и боязно жить!...
  Наша жизнь до чего разнолика...
  Но коммунизму в России не быть!
  
  Первое мая. 1966 год.
  273
  
  
  * * *
  
  Надоели коммунисты до рвоты!
  
  В России лгут писатели безмерно!
  Русским очень приятна эта ложь.
  В коммунистических книгах, верно,
  слово Правды никак не найдёшь!
  
  Не найдёте даже слов нежных
  в том, что дерзкий поэт говорит.
  В глазах его злых и мятежных
  пламя святой борьбы ярко горит!
  
  Забыта Господом наша страна,
  на молитвы нету нам ответа!
  Дыханьем бурь борьбы напоена́
  грешная душа мятежного поэта!
  
  В России не все безумные поэты.
  Не все писатели в России без ума!
  Но мне наплевать на все запреты,
  родным домом стала мне тюрьма!
  
  С руды словесной выплавляют
  иные поэты стихи прекрасные,
  диссидентов они прославляют
  в коммунизма-зла дни ужасные!
  
  Не в споре с сердцем моя голова!
  При коммунистах ничто не свято.
  Коммунистами запрещённые слова
  были очень нежными когда-то.
  
  Средь лжи серебра и позолоты
  чёрным цветком стихи цветут!
  Надоели коммунисты до рвоты!
  Скорей бы им пришёл капут!
  
  Третье мая. 1966 год.
  274
  
  
  * * *
  
  Коммунистов проклинаем!
  
  Горе мне встречать не в но́ви,
  но только боюсь каждый раз!
  Сколько выпито русской крови
  коммунистами-гнидами из нас!
  
  В России, словно горя морем,
  окружены русские ненастьем!
  Коммунизм нас угощают горем,
  тюрьмой, пытками, несчастьем!
  
  Ночная бабочка из чёрной тьмы
  на яркий огонь безумно мчится!
  С равнодушием наблюдаем мы
  на то, что с ней в огне случи́тся.
  
  В ложных убеждениях своих
  мы жизнью несчастною живём.
  Кто-то очень любит на троих...
  а мне нравится только вдвоём.
  
  Жизни очень быстрое течение!
  Зато все мы получаем от того
  ненависть, любовь, увлечение...
  а то просто даже и вовсе ничего.
  
  Любовью мы давно уже не горим.
  Коммунистов теперь проклинаем!
  Всё о чём-то бестолково говорим,
  только сами того не понимаем!
  
  Несётся наше время как вода,
  жизни плотину прорвавшая!
  Коммунизм, это гнилая листва,
  нам с иудовой осины упавшая.
  
  Пятое мая. 1966 год.
  275
  
  
  * * *
  
  И честь надо беречь, и платье...
  
  Я привёл однажды не старуху,
  не девушку, а простую шлюху!
  Ей говорю: "Почём нынче честь?"
  Она отвечает: "А деньги-то есть?"
  
  Ей был мою дан прямой ответ
  откровенно и прямо в упор:
  "О чём ты?... Ведь я же Поэт!
  Да к тому же я ещё и вор!"
  
  Она отвечает: "Тогда, может быть,
  честь мою вам по карману купить.
  Только понапрасну время не трачу,
  купите тогда мою совесть в придачу,
  если только, конечно, найдёте её,
  вам на это даю разрешенье своё".
  
  Ты будешь, наверно, смеяться,
  а мне так на это вовсе плевать!
  Если женских зубов бояться,
  то пенис в уж рот не давать!
  
  Быстро разделась она догола,
  на кровать она быстро легла!
  Стал искать я у ней совесть
  (написать я мог бы повесть!),
  там погляжу, там полижу...
  совесть её нигде не нахожу!
  
  Сто раз раздел, сто раз одел!...
  У неё буквально всё переглядел!
  Но там, где думал, совесть есть,
  нашёл лишь дырочку и шерсть!
  
  
  
  276
  
  
  * * *
  
  продолжение:
  
  Всё же судьба благословила
  (хотя от поисков очень устал),
  её честь так глубоко бы́ла,
  что её еле пенисом достал!
  
  Вот уже я так проворно
  с нею дело делаю своё!
  Ночку целую упорно
  вместе ищем честь её!
  Хотя поиски напрасны,
  но часы те как прекрасны!
  
  Она такою милой стала,
  на прощанье мне сказала:
  "Сама я совесть не нашла.
  Тебе я платье подарила!"
  Прямо, какой она бы́ла,
  за двери голая пошла!
  
  Только мелькнула её жопа!
  Что мне воду с ней толочь?
  Зато мои полгардероба
  куда-то делись в эту ночь!
  
  Теперь ожидаю почти целый год,
  когда она честь мне свою принесёт!
  Её в Питере на Лиговке всюду ищу.
  За честь её всё ей, наверно, прощу!
  
  Одно, вам теперь могу сказать я
  (душа моя горит, словно в огне!),
  и честь надо беречь, и платье...
  Так разорваться, что ли, мне?...
  
  Седьмое мая. 1966 год.
  
  277
  
  
  * * *
  
  Голос России, это голос Бога!
  
  Россия азиатская дикая
  в невежестве долго была́.
  Царица, Екатерина Великая,
  образование многим дала́.
  
  России даль ясно-лучезарная!
  В ней былого виденья встают.
  Россия, как площадь базарная,
  кого только ни встретишь тут!
  
  Походкой беременной бабы
  жирный прошёл господин.
  Мышцы оплывшие сла́бы...
  он в России такой не один.
  
  Бывают случаи смешные,
  бывают дни темней ночей...
  Теперь в России нищие иные
  богаче зарубежных богачей!
  
  России в крови страшная дорога!
  Святого у нас вовсе нету ничего.
  Голос России, это голос Бога,
  но только не слышат русские его!
  
  Нам не надо ни зрелищ, ни хлеба
  среди наших душ тревожащих дней.
  Теперь над Россией кровавое небо,
  бездонная страшная пропасть под ней!
  
  Одиннадцатое мая. 1966 год.
  278
  
  
  * * *
  
  Жизнь без любви такая ерунда!
  
  Проживаю среди умных и невежд!
  Не выделяться среди них стараюсь.
  По краешку несбывшихся надежд
  куда-то тихо упорно пробираюсь!
  
  Но точно знаю, стремлюсь куда!
  Мне далеко на всё не наплевать!
  Жизнь без любви такая ерунда!
  Её даже и жизнью не назвать!
  
  Может быть, дурью порой маюсь,
  но к своей цели знаю точно путь!
  Всё к любви тихонько пробираюсь,
  боясь её, свою любовь, вспугнуть!
  
  Она не знает и ни сном, ни духом,
  что за ней хожу давно попятам,
  что её давно знаю не по слухам!
  Ночью о ней предаюсь мечтам!
  
  Она резвится, как весёлая коза!
  На неё смотрю, словно в бреду!
  Боюсь, мои не сдержат тормоза,
  ночью её однажды ночью украду!
  
  Ни тоски она не знает и ни бед.
  Ей в любви признаюсь поутру!
  Если она мне скажет "Нет!",
  сразу прямо перед нею умру!
  
  Тринадцатое мая. 1966 год.
  279
  
  
  * * *
  
  Коммунизм мёртвою петлёю!
  
  Давно мне уже не до водки,
  ведь наша жизнь не игра!
  Мне дни стали очень коро́тки,
  мне стали очень кратки вечера́!
  
  Была молодость, вдруг старость,
  жизни лишь только два глотка!
  Мне совсем немного осталось,
  ведь наша жизнь очень коротка́.
  
  Не плачь, подруга, не горюй,
  таких, как я, на свете много.
  Сколько, кукушка, ни кукуй,
  коротка́ нашей жизни дорога.
  
  Я отпор всегда дам подлецу!
  Жизнь не хвалю и не ругаю.
  Сойтись с врагом лицом к лицу
  в жизни никогда не избегаю!
  
  Сани летом, - телегу зимой
  готовить завещал мне дед!
  По жизни глубокий мой
  стихами проложен след!
  
  С момента нашего создания,
  (уж так судьбой заведено),
  хоть жизнь вечное страдание,
  только как приятно нам оно!
  
  Стихами говорю с землёю,
  вдохновением ответствует она!
  Коммунизм мёртвою петлёю
  сдавил Россию словно сатана!
  
  Семнадцатое мая. 1966 год.
  280
  
  
  * * *
  
  СОДЕРЖАНИЕ.
  
   1. Титульная страница.
   2. От издательства.
   3. От автора.
   4. Перевод с болгарского.
   5. Без тебя теперь я сам не свой!
   6. Коммунизма кровавую мглу!
   7. Влюбиться до ужаса боюсь!
   8. С коммунизмом сражаться клянусь!
   9. Тебя не буду ревновать.
   10. Местью коммунистам плачу́!
   11. Сделай вид, что меня любишь...
   12. Под коммунистическими бичами!
   13. Я любил бы лишь тебя до гроба!
   14. Коммунизма грязные склоки!
   15. Я никогда тебя не разлюблю!
   16. Коммунисты опаснее фашистов!
   17. Не для любви ты создана́.
   18. Коммунисты губят поэтов честных!
   19. За дураков не выходите замуж!
   20. Россия в коммунистах-людоедах!
   21. Любовь не купить!
   22. Обманул Россию сифилитик Ленин!...
   23. Твои груди, твои ноги!...
   24. Ленин много выпил русской крови!
   25. Девственницы первая ночь.
   26. За то, что коммунистов не добили!
   27. В любви не смыслю ни хрена́!
   28. Коммунизм катится к закату!
   29. Других желая и любя...
   30. Коммунистам скоро крах!
   31. Она меня не хочет любить!
   32. На коммунизма кровавом болоте.
   33. Живу, тебя лишь любя!
   34. День сокрушенья коммунизма!
   35. Без твоей любви умру!
  
  281
  
  
  * * *
  
   36. Россия терпит коммунизма гнёт!
   37. Пленённая любви пороком!
   38. Трупный запах коммунизма.
   39. Ваши груди, бёдра Ваши!...
   40. Коммунистов лживые слова!
   41. Поругаемся в постели?...
   42. Люди русские, собирайте силы!
   43. Ведь ты такая супер-девка!...
   44. Браню режим коммунизма поганый!
   45. Не люблю Вас, но хочу!
   46. Губит невинные души россиян!
   47. Так свою писиньку проспишь!
   48. В коммунизмом затравленной стране!
   49. Лишь об одной тебе мечтаю!
   50. Если бы коммунисты в аду сгорели...
   51. Поэта нелегко любить!
   52. Русских загнали в коммунизма дурдом.
   53. С тобою полежать хочу!...
   54. В кровавом дыму морда Сталина!
   55. Меня ты от любви спасёшь!
   56. Ломаю коммунизма догмы!
   57. "Не люблю, - сказала, - но хочу!"
   58. За что коммунизм любить?
   59. Ночная ваза и любовь...
   60. Коммунистами убитые безвинно
   61. Ночь страсти мне подари!
   62. Кровавые годы коммунизма власти.
   63. Ты не могла бы немного дать?...
   64. Коммунизм, это фекальный слив!
   65. Ложись и мне давай!...
   66. Коммунисты русским врут!
   67. В любви не могу разобраться!
   68. Явилась коммунизма кровавая ночь!
   69. Мне никогда тебя не разлюбить!
   70. Коммунисты Россию тюрьмами застроили!
   71. Когда она поднимет юбку!...
   72. Коммунизма страшные годы!
  
  282
  
  
  * * *
  
   73. Отдайся!... Или сам возьму!
   74. Как все, коммунистов терплю!
   75. Жду, когда же ты мне дашь!
   76. Коммунизма кровавая тьма!
   77. Закрутила нас любовь!
   78. Гнёт коммунизма терплю.
   79. Бред любовный.
   80. Коммунисты за стихи судят строго!
   81. Кто сказал, что любовь умерла?
   82. Свирепствуют коммунисты-тираны!
   83. Упала обнажённой на кровать!
   84. Страну коммунизма ненавидим!
   85. Кого мы любим, те не любят нас!
   86. Среди коммунизма гонений.
   87. Горячий поцелуй прощальный.
   88. Кто коммунистами убит!
   89. Милая, прости же мне измену.
   90. Гореть коммунистам в аду!
   91. Она мне падала в объятья!
   92. Коммунистам скоро крах!
   93. Напрасно любя и страдая.
   94. Против коммунизма стою!
   95. Как приятна женщина в постели!
   96. Кровь, убитых коммунистами!
   97. Давай с тобою переспим!...
   98. Коммунизма страшной пропагандой...
   99. Всегда за любовь стою горой!
  100. Коммунистам рты нам не зажать!
  101. Помню, с тобой мы венчались.
  102. Ненавистный флаг советский!
  103. Тебя я любил и жалел!
  104. Коммунистов простить не могу!
  105. Взор твой любовью горит!
  106. Против коммунизма стихи пишу!
  107. Любви чудесная ночь!
  108. Коммунистами много русских убито!
  109. Душа всегда любить готова!
  
  283
  
  
  * * *
  
  110. Коммунисты, поправ закон и честь...
  111. Любви не пожелаю и врагам!
  112. Коммунисты-палачи!
  113. Жрицам любви!
  114. В борьбе с коммунизма властью!
  115. Я тебя в шампанском искупаю!
  116. Все коммунисты России враги!
  117. Никому любви не обещай!
  118. Среди коммунизма гонений.
  119. Хотел бы я всех возлюбить!
  120. На всё коммунизма запреты!
  121. Если с развратницами мне по пути...
  122. О коммунистами убитых.
  123. Нельзя ли с тобой мне прилечь?
  124. Я с коммунизмом не примирился!
  125. Пред алтарём с тобой стоим.
  126. От коммунизма стынет кровь!
  127. Одна любовь в жизни моей!
  128. Терплю коммунизма беспредел!
  129. Всё в русской женщине найдёшь!
  130. Не верю коммунизму-бреду!
  131. Пока любовь сближает нас!
  132. Чтобы стало хуже коммунистам!
  133. Меня развратней просто нет!
  134. Коммунизма приблизим конец!
  135. Страдаю, мучаясь, любя!
  136. Пускай КГБ убьёт и меня тоже.
  137. Любовь попробуй воскресить!
  138. Среди коммунизма кровавой тьмы!
  139. Ты мне одна любовь и друг!
  140. Ложь коммунистов обещания!
  141. Как мне любить научиться?
  142. Среди коммунистов я не свой!
  143. Пойду девчонок целовать!
  144. Коммунизма смерть близка!
  145. Ни любви, ни верности не веря...
  146. Коммунизму душа моя мстит!
  
  284
  
  
  * * *
  
  147. Клятвы любви все сохранил!
  148. Развал коммунистического режима!
  149. Хотя ты мне дороже всех на свете!
  150. Коммунисты Россию обокрали!
  151. Любви клятвы, секс, разлука!
  152. Коммунистов терпим гнёт!
  153. Греховные слышу слова.
  154. Не прощу коммунистам грехи!
  155. Мне снова хочется любить!
  156. Только коммунистов не терплю!
  157. Любви что может быть прекрасней?
  158. Ленина бесовские черты!
  159. Если любит, так уж любит!
  160. Россией правят коммунисты-бесы!
  161. Только тебя ласкать хочу!
  162. Коммунисты кровь русскую сосут!
  163. Любовь пылала между нами!
  164. Коммунистам террор не прощаю!
  165. Моя душа тебя любить устала.
  166. Коммунисты прокляты на веки!
  167. Любви наполненный свой взор...
  168. Россией правит коммунист-вор!
  169. Не только одну тебя ласкаю!
  170. Я русский мятежный Поэт!
  171. Женою стать Вам предлагаю!
  172. Коммунисты русских убивают!
  173. На свете нет любви чудесней!
  174. Когда издох Сталин.
  175. Со мною, хоть немного, полежи!
  176. Борюсь с коммунистами-палачами!
  177. Жду, волнуясь и любя!
  178. Среди коммунизма страданий...
  179. В очах притворных, непослушных!
  180. Коммунизм очень вреден!
  181. К тебе, в меня влюблённой!
  182. Жизнь с коммунистами - борьба!
  183. Я опять душой влюблённый!
  
  285
  
  
  * * *
  
  184. Коммунизм стал России врагом!
  185. Тебя совсем не хочу.
  186. Загубил коммунизм жизнь мою.
  187. После смерти фату пусть наденут.
  188. Коммунизм с меня сделал злодея.
  189. Познав со мною страсть греха!
  190. Коммунизма жуткий быт!
  191. Люблю тебя, - тронуть не смею!
  192. Коммунист русских убивает!
  193. Любовью себя лишь калечу!
  194. Коммунистов кровавая клика!
  195. Теперь болен я тобой!
  196. Не поддамся коммунизма сброду!
  197. Трезвым девки не дают!
  198. Ненависть к коммунизма власти!
  199. С тобой мечтаю переспать!
  200. На коммунизма кровавом болоте!
  201. Ваши божественные груди!...
  202. Коммунисты становятся всё злей!
  203. Про разлуку, про любовь...
  204. Злодеянья коммунистов-палачей!
  205. Тебя всю жизнь любить буду!
  206. Страдаем в коммунизма сраме!
  207. Для вас любовь лишь ерунда!
  208. Коммунист в России озверел!
  209. Зачем любовь нам? Я не знаю.
  210. Жажда борьбы с коммунистами!
  211. Вспоминаю, как я тебя любил!
  212. Сквозь коммунизма жуткие обманы!
  213. Я в тебя влюбился невзначай!
  214. Коммунисты русских губят нещадно!
  215. Среди танца любви и печали!
  216. Пока коммунисты у власти!
  217. Научишь ты меня любить.
  218. Коммунистами убитые не забыты!
  219. Очень хочется сердцу любить!
  220. Коммунисты тянут в ад!
  
  286
  
  
  * * *
  
  221. Женщина не разменная монета.
  222. Я русский опальный Поэт!
  223. Огонь обид в сердцах затих.
  224. Коммунистами зверски убиты.
  225. Не раз валялись мы в кустах!
  226. Терзают Русь коммунисты-враги!
  227. Меня любовью искушала!
  228. Как русских убивали комиссары!
  229. Против собственной воли люблю!
  230. Теперь воюем с коммунизмом!
  231. В любви свечкой сгораю!
  232. Скоро сгинет коммунизма тьма!
  233. Любовь будет всегда!
  234. Стонут от коммунизма русские люди!
  235. Любовь у нас не получилась.
  236. Кругом коммунизма поганое гнильё!
  237. Порочная, как грех!
  238. Коммунизма тюремные засовы.
  239. Люблю тебя - к другому рвёшься!
  240. Коммунистами из нас всё лучшее выбито.
  241. Любить, не будучи любимым!
  242. В моей борьбе антисоветской!
  243. Вспоминаю тебя совсем голую.
  244. Под гнётом коммунизма!
  245. Как с Лиговки проститутка!
  246. Ты же коммунизма тварь!
  247. Если сможешь, меня полюби.
  248. Всех, кто коммунистами казнён!
  249. Ты как богиня хороша!
  250. Коммунистов стихами кляну!
  251. Никогда уже не полюблю другую.
  252. Коммунисты всем делают гадости!
  253. Её люблю, она меня боится!
  254. Кошмар коммунизма кончится!
  255. Угораздил меня чёрт влюбиться!
  256. Обманутые за Лениным-зверем попёрлись!
  257. Вы будете только моею!
  
  287
  
  
  * * *
  
  258. Коммунисты русских убивают!
  259. Погасшей любви уголёк...
  260. Во тьме коммунизма живём.
  261. Наш роман не будет жарким.
  262. Коммунисты-псы-подлецы!
  263. Я в любовь упал как в яму!
  264. Мне ненавистен коммунизма гнёт!
  265. Тебя целую нежно на прощание!
  266. Злые-псы-коммунисты-палачи!
  267. Ты всех собой заворожила!
  268. Среди коммунизма кровавого мрака.
  269. Любовь не просто ерунда!
  270. Коммунисты навалили трупов гору!
  271. Девчонка, как сон кошмарный!
  272. Коммунизм, это бой без правил!
  273. Коммунизму в России не быть!
  274. Надоели коммунисты до рвоты!
  275. Коммунистов проклинаем!
  276. - 277. И честь надо беречь, и платье...
  278. Голос России, это голос Бога!
  279. Жизнь без любви такая ерунда!
  280. Коммунизм мёртвою петлёю!
  281 - 288. Содержание.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  288
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"