Бобин-Васильев Владимир Иванович: другие произведения.

Том 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  
  * * *
  
  љ
  
  Владимир Бобин-Васильев.
  
  Во Славу Всевышнего Бога Отца, Сына и Духа Святого!
  Во Славу верной России Русской Освободительной Армии!
  Во Славу верной России героической Белой Гвардии!
  Во Славу Великой России!
  
  Том 4.
  
  Книга была уничтожена ФСБ России.
  Восстановлена близко к оригиналу. Не редактирована.
  
  Коммунисты
  
  выблядки
  
  антихриста.
  
  
  
  
  
  Россия. Ленинград. 1966 -1968 год.
  
  1
  
  
  * * *
  
  От издательства "Patriot".
  
  Владимир Михайлович Васильев.
  
  1950 год, в детском саду за антикоммунистические стихи
  воспитательницей сломана левая рука поэта.
  1956 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос,
  сломаны рёбра, вырван кусок мяса на указательном пальце
  правой руки поэта.
  1964 год, за антикоммунистические стихи первый суд.
  Дело на суде развалилось. Отправили на доследование.
  Поэт сбежал из-под подписки о невыезде.
  1971 год, за антикоммунистические стихи на допросе
  раздроблены пальцы на левой ноге поэта.
  1972 году арест, заключение, допросы под растормаживающими
  инъекциями, заборы крови до потери сознания, детектор лжи.
  1973 год, Задержание, арест жены. Её били на допросах,
  повреждён позвоночник. Дело на суде развалилось. Суд отправил
  дело на доследование, Поэт перешёл на нелегальное проживание.
  1981 год, за антикоммунистические стихи отбиты почки,
  повреждена грудная клетка, отбиты лёгкие, в горло был залит
  кипяток.
  1982 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросах вырваны без наркоза все зубы. Тюрьма, суд, срок....
  1985 год, за антикоммунистические стихи арест, уголовное дело,
  побег из под ареста.
  1989 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе черепно-мозговая травма. Вторая группа инвалидности.
  1990 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе травма кожного покрова черепа.
  1992 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос.
  За отказ от показаний сожгли дом поэта в селе Дубровке.
  Побег, проживание под чужим именем.
  1996 год, за антикоммунистические стихи сотрудники ФСБ РФ
  (члены КПРФ) отравили жену и дочь и сына поэта, они стали инвалидами.
  2000 год, сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) за антикоммунистические стихи отравили сына поэта, пробыв
  месяц в страшных муках, он умер.
  В 2006 году, 2007 году, 2008 году, 2009 году, 2010 году,
  2011 году, 2012 году сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) пытались отравить поэта радиоактивными веществами.
  Поэт тяжело заболел. Обратился за помощью к Президенту России, после чего был вынужден уехать в Германию.
  
  Подробности читайте в книге "Том 33".
  2
  
  
  * * *
  
  От автора.
  
  Стихи написаны мною под страхом смерти.
  Мои стихи это моей души боль.
  Мои стихи, это трагедия моей жизни
  и жизней моих родственников.
  Всевышний Господь всем дал талант.
  Мне Господь дал талант такой.
  
  На всё Воля Божья.
  
  * * *.
  
  Светлой памяти
  бесчисленным безвинным
  жертвам коммунизма
  настоящую книгу посвящаю.
  
  * * *
  
  Покупкой этой книги вы принимаете
  участие в создании памятника многомиллионным жертвам коммунизма.
  
  * * *
  
  Европейский день памяти жертв
  коммунизма и фашизма
  отмечается во всех странах
  23 августа.
  
  
  
  
  3
  
  
  * * *
  
  Коммунисты поработители венгерского народа!
  
  Ужасный Год пятьдесят шестой,
  кровавый, очень страшный год!
  Остановись, прохожий, постой!
  Здесь был убит венгерский народ!
  
  Совсем была больная голова
  у коммунистов-русских-невежд!
  Танки послала злобная Москва
  на наш беззащитный Будапешт!
  
  Против рабства вставший Будапешт!...
  Память, нам наши души не трави...
  Здесь кладбище свободы и надежд,
  коммунистами утопленных в крови!
  
  Палачи пришли (мы их не звали),
  русские советские убийцы-солдаты!
  Они подряд всех венгров убивали!...
  Могилы наших павших нам святы!
  
  Советские нас в цепи заковали!
  Мы помним и сегодня, как тогда
  нас во лживый коммунизм гнали,
  нас коммунисты гнали в никуда!
  
  Советские, это не освободители,
  это скопище страшного сброда!
  Коммунисты, это поработители
  свободного венгерского народа!
  
  Мы от своих потомков не скроем
  убитых советскими солдатами!
  Слава всем венгерским героям,
  убитым коммунистами-проклятыми!
  
  Девятнадцатое мая. 1966 год.
  4
  
  
  * * *
  
  Когда вдали, - люблю тебя!
  
  От всех друзей и от врагов
  всегда тебя смело защищаю.
  Я для тебя на всё теперь готов
  абсолютно всё тебе прощаю...
  
  Хотя в душе игранет скрипка,
  но только больно ты хитра́!
  Твоя дерзкая змеиная улыбка
  не предвещает мне добра.
  
  Больны укусы твоих слов,
  но их с улыбкой принимаю.
  Я к ним всегда уже готов,
  хотя тебя совсем не понимаю.
  
  Я тебе доверился как другу!
  А ты... Какое ж ты гнильё!...
  Летним днём ты гонишь вьюгу
  на сердечео страстное моё!
  
  Ты, наверно, совсем не та,
  что мне назначена судьбой!
  Мною ты пока не понята́,
  ещё не по́нят я пока тобой!
  
  Ты мне мечту не воскресишь!
  Не возбудишь мои желания!
  Даже, когда со мною спишь,
  мне это словно наказания!
  
  Что со мною? Сам не знаю.
  Зачем так мучаю сам себя?
  Когда ты рядом, - проклинаю!
  Когда вдали, - люблю тебя!
  
  Двадцать третье мая. 1966 год.
  5
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это дорога к смерти.
  
  По берегу речки тихо брожу.
  Зачем? Для чего? Сам не знаю.
  Взглядом по водам скольжу,
  жертвы коммунизма вспоминаю!
  
  Мою душу терзают страдания,
  как в лютый мороз босиком...
  Катятся горькие воспоминания,
  как с крутизны снежный ком!
  
  Через годы никто не узнает,
  что творилось с Россией родной!
  Ветер тихо прибой погоняет,
  шелестя изумрудной волной.
  
  Звезда покатилась, вдруг падает!...
  Загадать можно было много всего.
  Только меня ничего не обрадует,
  теперь не потревожит меня ничего.
  
  Я душой уже давным-давно постиг,
  борьба с коммунизмом не ерунда!
  Наша жизнь всего лишь только миг.
  А коммунизм в России не навсегда.
  
  Куда только Волгой ни поплыви,
  повсюду одни Ангелы и Черти!
  От Бога жизнь, - путь к любви!
  Коммунизм. это дорога к смерти.
  
  Двадцать девятое мая. 1966 год.
  6
  
  
  * * *
  
  Это жалость, а не любовь!
  
  Как превратна жизнь эта:
  то треволненья, то покой!...
  Ведь ты была мечтой поэта,
  а стала бабкою с клюкой...
  
  Идёшь по паперти боса́я,
  котомку тащишь на горбе́...
  Недавно, деньгами бросая,
  смеялась ты в лицо судьбе!
  
  Тебя судьба с высот низвергла,
  с рукой протянутой идёшь...
  Вчера поэта ты отвергла, -
  сегодня милостыню ждёшь!
  
  У меня, тебя встречая, поневоле
  от состраданья стынет кровь,
  Душа моя сжимается от боли,
  но это жалость, а не любовь!
  
  К тебе иду, объятый тревогой...
  Опали твои веки, словно спишь.
  Ты была когда-то недотрогой, -
  теперь вот с нищими стоишь!
  
  Тихо стою, сдержать не в силах
  в душе своей былой любви огня!
  У тебя ведь было столько милых,
  что уже совсем не помнишь меня.
  
  День начался плохой приметой.
  Слёзы сдержать мне всё трудней.
  Прости! Прощай! Но встречей этой
  буду жить весь остаток своих дней!
  
  Тридцать первое мая. 1966 год.
  7
  
  
  * * *
  
  Коммунизм и есть тот самый Ад.
  
  Хотя душою грешной давно маюсь,
  но против коммунистов всё грешу...
  Только перед Богом лишь покаюсь,
  у коммунистов прощения не прошу.
  
  Грех совершить вовсе не боюсь,
  (хотя он может мне жизни стоить!)
  Не редко в святом храме молюсь,
  чтобы грешную душу успокоить.
  
  Как-то однажды увидел себя во сне
  в тюремной серой смиренной одежде.
  Этим сном ясно подсказал Бог мне,
  что у меня есть ещё место надежде!
  
  Может быть когда-нибудь
  со стороны взгляну на путь,
  мне которым пришлось пройти.
  Промолвлю: "Господи, прости,
  что жил не так, как Ты велел,
  а жил я так, как сам хотел,
  что множил сам себе врагов,
  что к смерти был всегда готов,
  что не внимал жизни красе,
  что преступленья совершал,
  Твои Святые Заповеди все
  не раз я в жизни нарушал!"
  
  Людям добро всегда я делать рад,
  только его люди быстро забывают!
  Коммунизм и есть тот самый Ад,
  которым с детства всех пугают!
  
  Первое июня. 1966 год.
  
  
  8
  
  
  * * *
  
  Я обнимал молодую цыганку!
  
  Помню как в юности когда-то
  я ходил к цыганскому костру.
  Я уходил туда в часы заката,
  а возвращался лишь к утру!
  
  На свиданья приходил спозаранку!
  Среди винограда спелых кистей
  я обнимал молодую цыганку,
  с ней чувствовал бурю страстей!
  
  Читая по моей руке судьбу
  она мне путь сулила дальний!
  Прядь волос на её чудном лбу
  скрывала взгляд её печальный.
  
  Цветы цыганки мне бросали,
  на грудь упал один цветок!
  Они так пели, так плясали!...
  как уж никто бы так не смог!
  
  Я слушал как пели цыгане
  и был в восторге и в дурмане!
  Вспоминал под песни цыганские
  я все свои дни арестантские.
  
  Судьба цыганкой напророчена,
  но не вспомнить мне никак!
  Память временем источена,
  как молью старый лупсердак.
  
  Цыганка карты раскидала,
  туз виней как штырь торчал!
  Она мне счастье нагадала,
  но я пока его не повстречал.
  
  Третье июня. 1966 год.
  9
  
  
  * * *
  
  Настала коммунизма кровавая ночь!
  
  Огнём горит вечерний океан,
  зари яркое на водах отражение.
  Средь близких и далёких стран
  мне лишь к России притяжение!
  
  Вся цвела, обласканная славой,
  наша Россия при батюшке Царе!...
  Была тогда могучею державой!
  Дед служил мой верно при Дворе!
  
  Вдруг добра народного делёж
  пришёл в Россию незаметно.
  В награду только смерть и ложь
  тем, кто служил ей беззаветно.
  
  Но это были лишь ещё цветочки!
  Настала коммунизма кровавая ночь!
  Такие вдруг настали заморочки,
  что побежали все с России прочь!
  
  Долго Россия плутает во мгле!
  Где выход, теперь-то уж знаем!
  Всплеск интереса к русской земле
  сейчас на всём Западе наблюдаем!
  
  О чём ещё писать русскому поэту,
  как ни о страданьях Родины своей?
  Как ни скитаюсь по белому свету,
  но я верен всегда только лишь ей!
  
  Змеёй шипящей коммунизма годы,
  хоть из последних сил, но терплю!
  Россия стала кладбищем Свободы.
  Но я, России сын, её душой люблю.
  
  Пятое июня. 1966 год.
  10
  
  
  * * *
  
  Я страстно тебя целовал!
  
  Вспоминаю море в Сочи,
   корабельные яркие огни...
  Ты веселила со мной ночи,
  собою разделяла мои дни.
  
  Мы с тобой купались в море!
  Я тебе ракушки доставал!...
  В полутёмном сером коридоре
   тебя, обнажённую, я целовал!
  
  В рассветной дымке смотрели
  мы на серые силуэты кораблей.
  Казалось, что мы в руках имели
  стаю синиц и много журавлей!
  
  Разлились шальные краски
  на том лугу, где были мы,
  там, где ты мне дарила ласки
  целый день, до самой тьмы!
  
  Ромашек там было в изобилии!
  Скрывала нас высокая трава...
  Ты упала в сладостном бессилии,
  притаилась, словно чуть жива!...
  
  Темнела даль, река тихо гудела,
  словно предвещая скорую грозу!
  Ты выдавать очень легко умела
  притворную крокодилью слезу.
  
  Брызг прибоя как тысячи зеркал
  мне ярким одобрением мерцали!
  Тогда я, наивный, там тебя искал,
  но ты тогда уже уехала за дали...
  
  Седьмое июня. 1966 год.
  11
  
  
  * * *
  
  Пропади коммунизм про́падом!
  
  К размноженью влечёт нас природа.
  Только русские размножаться устали.
  Всё меньше становится у нас народа,
  деревни России пустынными стали.
  
  Коммунисты спать ложатся с сапогами.
  не услышишь: "Господи, прости..."
  При коммунистах, проклятых богами,
  мне, как поэту, места себе не найти.
  
  Давно не люблю кровавых знамён!
  Я перед Россиею душой честен!
  Я поэт ещё со сталинских времён,
  только в России почти неизвестен.
  
  Стариков в России очень уважали, -
  коммунисты их стали ядом травить!
  Уж так русских бедностью зажали,
  что русским невозможно стало жить!
  
  В русских садов тоскующая тень
  никаких гостей теперь не дождётся!
  Воруют все, кому только не лень,
  у коммунистов давно так ведётся!
  
  В Европе всех стран объединения.
  В России при коммунистах раздор!
  У каждого воровские стремления,
  всякий вор строит сам себе забор!
  
  Встревожен КГБешным топотом,
  тем, что слышу за собой позади.
  Пропади коммунизм про́падом,
  свиным стадом в пропасть пади!
  
  Одиннадцатое июня. 1966 год.
  12
  
  
  * * *
  
  Мы в огне любви сгорали оба!
  
  На столе стоит не тронут ужин,
  не сдержать обиды горьких слёз.
  Я теперь тебе совсем не нужен,
  словно старый беспородный пёс!
  
  А когда-то ты так меня ласкала,
  нежным словом за́ душу брала́...
  Много нежных слов ты мне сказала!
  Ты сколько обещаний мне дала́!...
  
  Ты клялась любить меня до гроба,
  Говорила, что без меня умрёшь!...
  Мы в огне любви сгорали оба!
  И не думал я, что ты мне врёшь.
  
  Ложная "любовь" твоя "большая".
  (Всё это по́нял только я теперь).
  Тогда, когда остался без гроша я,
  ты мне просто не открыла дверь.
  
  Ты теперь гуляй, пока неймётся!...
  Веселись, пока, за чужой счёт!
  Что отдашь, к тебе то и вернётся!
  Что отпустишь, то к тебе придёт!
  
  Я хотел прожить судьбой иною,
  славною, красивою судьбой!
  Всё, что сотворила ты со мною,
  то же скоро будет и с тобой...
  
  Тринадцатое июня. 1966 год.
  13
  
  
  * * *
  
  В России нам коммунизм-тьма!
  
  В России нам коммунизм-тьма!
  Только с этого я теперь и злюсь!
  Россия нам не крепость, а тюрьма.
  Но я коммунистов не очень боюсь.
  
  В окно теперь всё больше гляжу.
  Не прожить мне жизнь вторую...
  Но, когда из дома всё же выхожу,
  что-нибудь взорву или сворую.
  
  В России очередной катаклизм!
  Мои стихи читать вас не прошу.
  Дураки все строят коммунизм, -
  я только всё взрываю и крушу.
  
  Взорвал в Свердловске заводик,
  я стал с того лишь только злей!
  Хилый пошёл теперь народик,
  уже не кинут бомбу в мавзолей.
  
  Мавзолей давно пора взорвать!
  Покончить с Лениным-уродом!
  Коммунисты продолжают воевать
  со своим собственным народом.
  
  Я бомбу кинул бы, это точно
  в мавзолей, с него весь бред!
  Можно считать уже, заочно,
  что мавзолея в Москве нет!
  
  Семнадцатое июня. 1966 год.
  14
  
  
  * * *
  
  От любви к тебе сгораю!
  
  Мне ты пишешь или же нет?
  Но, думаю, что всё-таки, мне!
  Вот тебе и напишу в ответ!
  Моё сердце пылает в огне!
  
  Моего не слышишь сердечка,
  пребывая в любви чудном сне!
  Теперь ведь сгораю, как свечка,
  от любви, что зажгла ты во мне!
  
  Свою душу к тебе простираю!
  Для тебя ничего мне не жаль!
  От любви к тебе сгораю, -
  ты холодна́, словно печаль...
  
  К тебе крадусь, словно вор!
  Но чую, что ты меня погубишь!
  Своему сердцу жду приговор.
  Отвергнешь или же полюбишь?
  
  С тебя вовсе не требую минет!
  (Хотя без минета маюсь!...)
  Так ты полюбишь или нет?
  Неужто всё зря стараюсь?
  
  Неужто всё зря стихи пишу
  о любви своей тебе подробно?
  Пообещай хоть!... Тебя прошу!
  (Мне пред друзьями неудобно.)
  
  Девятнадцатое июня. 1966 год.
  15
  
  
  * * *
  
  Россию от коммунизма спасая!
  
  Среди лесов, болот, пустынь
  Россия моя расположилась.
  Небосвода мрачно-кровавая синь,
  беда в России приключилась!
  
  Разыгрался нерв блуждающий,
  это очень тревожный симптом.
  За Россию душою страдающий
  стою печально на склоне крутом.
  
  Россия моя, нищенка пьяная,
  как несметны богатства твои!
  С могильного слышу кургана я,
  как плачут в лесах соловьи...
  
  Мой предок близкий и далёкий
  в России вечным сном уснул.
  Мой ум холодный и жестокий
  с души все чувства выкину́л!
  
  Живёт в России очень много,
  кроме русских, других рас!
  Ни за что их судим строго,
  они тоже строго судят нас!
  
  Чуткий слух частенько ловит
  за моей дверью тихие шаги...
  Кто о России сквернословит,
  для меня они, точно, враги!
  
  Давайте, люди, в мире жить,
  друг в друга камни не бросая.
  Будем вместе коммунистов бить,
  Россию от коммунизма спасая!
  
  Двадцать третье июня. 1966 год.
  16
  
  
  * * *
  
  Любовь сможешь ли предать?
  
  Милашка, как ты хороша!...
  Красотой поспоришь с миром!
  Моя, тобой нетрезвая, душа
  пьяна тобой, как эликсиром!
  
  Как эликсиром счастья и любви!
  Меня заворожила чарами своими!
  Меня лишь только свистни, позови,
  у твоих ног буду! (Иль меж ними!)
  
  Ты не подумай, будто глумлюсь!
  (Глумился раньше я, любовь губя.)
  Думал, что не скоро влюблюсь!
  Влюбился с чего-то вдруг в тебя!
  
  Тихо сидишь, целуя свою руку...
  Любовью сможешь дорожить?
  Я с тобой несносную разлуку
  не в силах больше пережить!
  
  Пережить уж больше не смогу,
  что ты где-то, но ты не со мною!
  Ни словом, ни чувством не солгу!
  Душа звенит печальною струною.
  
  Моя душа с того и вопрошает:
  "Любовь сможешь ли предать?"
  Милашка, что же нам мешает
  любить, творить и созидать?
  
  Двадцать девятое июня. 1966 год.
  17
  
  
  * * *
  
  Коммунистов не люблю!
  
  Гоненья, боль и непогодину
  от коммунистов терплю!
  Принимаю Россию как Родину,
  но коммунистов не люблю!
  
  Покуда спит русских сознание,
  на коммунисте-воре шапка горит!
  В России жизнь, это соревнование:
  кто кого побольше обдури́т!
  
  Войны, бунты и невзгоды
  всю жизнь терзают мою Русь!
  Они как дань суровой моды,
  но судить их вовсе не берусь.
  
  Необъятны России просторы!
  Над ней путеводные звёзды горят!
  За полями холмы, дальше горы,
  за ними где-то бушуют моря...
  
  Но кровью Россию заволокло!
  Случиться может что угодно!
  В России русским очень тяжело!
  Очень хочу дышать свободно!
  
  Уже давно хочу сказать честно,
  что русским не будет рая в шалаше!
  Из-за коммунистов в России тесно
  моей русской истерзанной душе.
  
  Не хочет моя память вспоминать
  все, мною пережитые, событья.
  Мой разум не хочет понимать:
  зачем в России должен быть я?...
  
  Первое июля. 1966 год.
  18
  
  
  * * *
  
  Я, влюблённый, пошёл за тобой!
  
  Я о жизни своей промолчу...
  Рад я даже собачьему лаю!...
  Всех любя, - никого не хочу!
  Всё любя, - ничего не желаю!
  
  Лень беспечная мне незнакома,
  мне без неё жизнь и так хороша!
  Каждый день выхожу из дома,
  иду, куда меня ма́нит моя душа!
  
  Я случайно с тобою встретился!
  Сердце моё взвыло и я застонал!
  Словно я в кабана пулей метился,
  но в себя самого вдруг попал!
  
  Но ты, по-прежнему, смелая.
  Прямо в душу на полном бегу
  залетела мне, как очумелая!
  А вот я теперь так не смогу...
  
  Теперь я во всём осторожен.
  Живу тихо, о прошлом скорбя.
  Мир очень продажен, безбожен.
  Это всё я узнал тогда от тебя!
  
  А когда-то, тебя безрассудней,
  я, влюблённый, пошёл за тобой!
  И позорную ложь твоих будней
  принимал за счастливый покой.
  
  Третье июля. 1966 год.
  19
  
  
  * * *
  
  Коммунисты враги всех народов!
  
  Правят нами Господни персты!
  Как не все, но читаю псалтырь.
  Я за собой все сжигаю мосты
  и, наверно, уйду в монастырь.
  
  Надоело душою мне маяться,
  много зла плотью смог совершить!
  Хочу перед Господом покаяться
  во всём, в чём я смог согрешить!
  
  Но в мои покаянья не верьте!
  Душу чёрту чего бередить?...
  Люди, - они и есть те черти,
  нас которые будут судить!
  
  Будут судить нас греховных
  не за наши, за их лишь грехи!
  Но только в сферах верховных
  мы не очень-то уж и плохи́!
  
  В самом деле, Ленин Тиран!
  Кровь он хлебал, кровопийца...
  В Европе немало есть стран,
  где знают, что Сталин убийца!
  
  Коммунистов дьявол созда́л!
  Душой ненавижу этих уродов!
  Кто от коммунизма не страдал?
  Коммунисты враги всех народов!
  
  Пятое июля. 1966 год.
  20
  
  
  * * *
  
  Любовью мучаясь моя душа...
  
  В жгучий полдень жарким летом
  мы случайно встретились с тобой!
  Ты увлеклась тогда мною, поэтом,
  хотя тебе был к услугам любой!
  
  Немало у нас было встреч.
  Ты ко всему была так стрóга!
  Твою медлительную речь
  я принимал за мудрость Бога.
  
  Вялость медленных движений
  тогда за чистоту я принимал.
  Я не видел в этом унижений,
  тебя, лаская, нежно обнимал...
  
  Нас так влекло неудержимо
  друг к другу страстью роковой!
  Но наше счастье прошло мимо.
  Я навсегда запомнил образ твой!
  
  Тех ночей, что у нас были,
  уж невозможно повторить...
  Такое мы с тобой творили!...
  (что теперь стыдно говорить!)
  
  В кружении вальса быстром
  нас жизнь куда-то понесла!
  Только не был я министром,
  ты от меня поэтому ушла.
  
  Мой стих ничто тебе не значит.
  (Но до чего ж ты хороша!...)
  О той весне ушедшей плачет,
  любовью мучаясь моя душа!
  
  Седьмое июля. 1966 год.
  21
  
  
  * * *
  
  Ленин самый кровавый палач!
  
  Коммунистов давно ненавижу,
  моим спасибо матери с отцом!
  В каждом воре коммуниста вижу!
  Ленин был ещё тем подлецом!
  
  Встречаясь где-то с дураками
  спешу расстаться поскорей!
  Не бью себя в грудь кулаками
  не кричу, что я вовсе не еврей!
  
  Коммунизм очень не люблю!
  Всех коммунистов не уважаю!
  Их с большим трудом терплю,
  их своими стихами раздражаю.
  
  Жить в России будут вечно
  расы разные многих людей.
  Только Ленин был, конечно,
  самый кровавый палач-иудей!
  
  Декабрист, дворянин Рылеев,
  меня намного был добрей.
  Он очень не любил евреев!
  (Наверно, сам он был еврей.)
  
  Коммунисты мне не наливают,
  они со мною даже и не пьют.
  Тюрьмой меня лишь ублажают,
  они мне срока долгие дают...
  
  Есть в России много иудеев
  очень спокойно их терплю!
  Коммунисты хуже евреев!
  Всех коммунистов не люблю!
  
  Одиннадцатое июля. 1966 год.
  22
  
  
  * * *
  
  Никого не люблю, не женат.
  
  Жил я, как все живут, наверно.
  Я среди девок, мне не дорогих,
  кутил, курил и пил безмерно!...
  В общем, не хуже жил других.
  
  Душа с того моя страдала,
  что сам во всём я виноват.
  Цыганка правду нагадала.
  Никого не люблю, не женат.
  
  Делать что теперь, не знаю.
  Мысль неровна, как волна.
  Сижу, цыганку вспоминаю...
  Мне в душу врезалась она!
  
  С того и сердце не в покое,
  что в душе тревоги по края!
  Разве смогу забыть такое!...
  Она сказала, что она моя!...
  
  Да, она так сказала это!...
  После скрылась в темноту.
  Прошло то бархатное лето,
  только всё ту цыганку жду!
  
  Она мне ещё тогда сказала,
  что я к ней судьбой прикован!
  Она мне свои груди показала!...
  С тех пор хожу как околдован!
  
  Кто наколдует мне другое?
  Кто другое мне наворожит?
  Одно лишь её имя дорогое!
  Сердце лишь ею дорожит!
  
  Тринадцатое июля. 1966 год.
  23
  
  
  * * *
  
  Из-за коммунистов-поросят!
  
  Шиповник в цветах ароматных!
  Вся трава в серебристой росе!
  Воспоминаний, мне приятных,
  вижу много в природной красе!
  
  Шиповником рдеет гора
  на утренней ранней заре!
  Моё сердце желает добра,
  мои мысли все лишь о добре!
  
  Далеко звучат и долго
  на реке теплоходные гудки.
  Была кормилицею Волга.
  Ходили по ней бурлаки...
  
  Мне капал дождь за воротник,
  но я песни на весь лес орал!
  Ходил, раздвигая папоротник,
  себе в лесу я грибы собирал.
  
  К дурному нынче перемены.
  Порядка нет в полях, в лесах...
  Облака, как клочья серой пены,
  плывут куда-то в сивых небесах.
  
  Теперь уж нету рощ дубовых
  из-за коммунистов-поросят!
  Жалкие останки рощ кедровых
  по всей Сибири с горя голосят!
  
  Теперь исчезает природы краса.
  Леснику не раскурить с горя трубки.
  В мрачно-чёрном трауре леса
  стонут от беспощадной рубки.
  
  Семнадцатое июля. 1966 год.
  24
  
  
  * * *
  
  Храни же тебя Бог!
  
  В смятенье, сам не свой!
  Как бездна ночь темна!
  Стою, как часовой,
  у Вашего окна.
  
  Доверился мечтам!
  В воспоминаньях весь!
  Когда-то был я там...
  А вот теперь я здесь.
  
  Назад дороги нет!
  Дни мчатся в никуда...
  Но ваших окон свет
  мне светит как звезда!
  
  Среди кошмарной тьмы
  от окон мне светло!
  Раздет, среди зимы...
  Но на душе тепло!
  
  А передуман сколь!...
  Про это... И про то...
  Но в сердце моём боль
  не вылечит никто!
  
  Никто меня не звал.
  И знаю наперёд,
  что сколько б ни стоял,
  мне смена не придёт!
  
  Коль что-то я не смог,
  за это уж прости!
  Храни же тебя Бог!
  А мне пора идти.
  
  Девятнадцатое июля. 1966 год.
  25
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровь хлебают, как вино!
  
  От сумы и до тюрьмы
  жизнь нас распластала!
  Время наше, но власть тьмы
  на Руси настала!
  
  Что такое: гражданин
  Советского Союза? -
  Своего пуза господин,
  раб своего пуза!
  
  Набит с рожденья и навек
  коммунизма макулатурой
  простой советский человек.
  Знаю его образ хмурый.
  
  Наш быт... Куда ещё печальней!
  Коммунисты кровь хлебают, как вино!
  Кто ближний мой и кто мой дальний?
  Мне даже знать поныне не дано.
  
  Коммунистов давно знаю я!
  Страшным было то знакомство!
  Коммунизм, из Ада злобная змея,
  в России разводит своё потомство!
  
  Интеллигенцию прогнали!
  Кнут и пряник заткнули рты!
  Коммунисты не запятнали
  моей душевной чистоты!
  
  Двадцать третье июля. 1966 год.
  26
  
  
  * * *
  
  Всех любить вместо одной!
  
  С тобою других вспоминаю.
  Как им, тебе слова шепчу...
  Кого хочу и сам не знаю....
  Но только не тебя хочу!
  
  Чего в любви удостоюсь?
  Душа моя как ночь темна.
  Где, на которой успокоюсь?
  Где-то и с кем сейчас она?
  
  Никто мне на это не ответит.
  С того боль в душе терплю.
  Мимо пройдёт и не заметит,
  что только одну её люблю!
  
  Люблю её! (Только одну ли?)
  Хотел бы верить я, что да...
  В сердце чувства не уснули.
  Любовь ко всем, - это беда!
  
  Её, пока что, я не встретил.
  Зато с другими мне успех.
  Может её я просто не заметил,
  вот потому и люблю всех?
  
  Я что-то в жизни проглядел.
  Счастья нету, - ной-не-ной!
  Неужто это мне такой удел,
  всех любить вместо одной?
  
  Двадцать девятое июля. 1966 год.
  27
  
  
  * * *
  
  Коммуниста-вонючего клопа...
  
  Не раз Россия защищала
  покой Европы от татар!
  Долги Россия не прощала,
  за то от Бога ей удар!...
  
  Для России такой позор:
  все оболганы Святые!
  Глядят со злобою в упор
  глазища, кровью налиты́е!
  
  В России беда не в но́ви
  от окраин до кремля!
  Вкус огня и запах крови
  хранит Российская земля!
  
  Коммунисты уж давно
  русским делают такое:
  проповедуют они одно,
  а творят совсем другое!
  
  Чтобы русские не знали
  историю правдивую,
  коммунисты написали
  историю всю лживую!
  
  Хотя рекою льётся кровь,
  Христа оболганы заветы,
  по расцветёт Россия вновь!
  Того хотят певцы, поэты!...
  
  России разъярённая толпа
  страшный зев свой разевает!
  Коммуниста-вонючего клопа,
  давить совесть нас призывает!
  
  Тридцать первое июля. 1966 год.
  28
  
  
  * * *
  
  Много мне любви не надо!
  
  Непреступной была ты́!
  Ухажёров было много!
  Все тебе несли цветы,
  недотрога, недотрога!...
  
  Но я вдруг однажды увидал
  тебя с каким-то мужичишкой...
  Тогда я козлом его назвал,
  нехорошим был мальчишкой!
  
  Потом тебя увидел снова...
  Ты с другим навеселе была́.
  Один мужик сменял другого...
  И на панель ты вдруг пошла.
  
  Я не журавля, а лишь синицу
  однажды увидел, да и то в окне.
  Ночь, истрёпанную блудницу,
  ты подарила тоже и мне.
  
  Цветут сирень и вишни
  опять в твоём старом саду!
  Но сегодня я там лишний.
  Сегодня к тебе не приду.
  
  Жизнь меня везде швыряла,
  но вернулся я домой назад.
  На площади снова у вокзала
  в ряд пута́ны нищие стоят!
  
  Их на Лиговке!... Ну, стадо!
  От них в стороне стоишь.
  Много мне любви не надо,
  так, побаловаться лишь...
  
  Первое августа. 1966 год.
  29
  
  
  * * *
  
  Коммунизм проклянут потомки!
  
  Россию от суда наших потомков
  никогда и ничего не защитит!
  И страшной истории обломков
  коммунизму Россия не простит!
  
  Люблю Россию, только не ту,
  что коммунистами распята!
  Только лишь ту, которая Христу
  служила верой честно, свято!
  
  Уж только чего ни попроси я,
  мне может дать моя Россия!
  С тихой покорностью приму
  аресты, пытки, даже тюрьму.
  
  Не надо мне никакое прощение!
  Повторяю своими стихами вновь:
  у меня к КГБ России отвращение,
  к самой России сыновья любовь!
  
  В России коммунизма ухабы,
  днём в России сумрак ночной.
  Россия ведь вполне могла бы
  быть всем свободною страной!
  
  Словно пристрелый невольник
  смело иду в мерцающую даль.
  Среди русских я раскольник.
  но мне Россию душой жаль!
  
  Коммунизм проклянут потомки
  за то, что, Россию святую губя,
  только лишь руины и обломки
  коммунисты оставят после себя!
  
  Третье августа. 1966 год.
  30
  
  
  * * *
  
  Мне тихо скажешь: "Я твоя..."
  
  Рассудок мой душу тревожит.
  Многих я смог в любви предать.
  Еще в разлуке вечер прожит...
  Сколько же мне еще страдать?
  
  Любовь к тебе, такая мука!...
  С того всех девок я прогнал.
  Терзает душу мне разлука!
  Уж лучше б я тебя не знал!
  
  Но я тебя прекрасно знаю!
  Знаю, встречи с тобою ищу.
  Весь день тебя вспоминаю,
  весь вечер без тебе грущу...
  
  Еще в разлуке вечер прожит,
  но иного я сегодня и не ждал.
  Он мне страданий не умножит,
  я всё своей душой перестрадал.
  
  Перестрадал любовь, измену...
  Меня уже давно любила не одна!
  Что мне биться головою в стену?
  Ты ведь непреступна, как стена.
  
  Пойду по девочкам, развеюсь.
  Чью-то нежно поласкаю грудь...
  Но в глубине души надеюсь,
  что ты придёшь когда-нибудь.
  
  Тобой лишь душу успокою!
  Теперь так этого хотел бы я!...
  Прижмёшься ты ко мне щекою,
  мне тихо скажешь: "Я твоя..."
  
  Пятое августа. 1966 год.
  31
  
  
  * * *
  
  Много поэтов коммунистами казнено!
  
  В Петрограде зародилась
  власть страшнее сатаны!
  Россия в пропасть провалилась!
  Повсюду трупы лишь видны́!
  
  То разлука, то свидание,
  как уж взглянется властям!
  Мера есть и есть название
  души губящим страстям!
  
  Знаки есть на той дороге:
   плахи, виселиц столбы...
  Полстраны сидят в остроге,
  это вознаграждения борьбы!
  
  С вина красные, как раки,
  коммунисты всё крадут!
  Лишь бездомные собаки
  за коммунистами идут!
  
  Много коммунизма запретов
  Музе с Лирой уже возведено!
  Очень много русских поэтов
  коммунистами уже казнено!
  
  Коммунизма злющие законы:
  за стихи в тюрьму под арест!
  Кому-то звёзды на погоны,
  кому лишь на могилу крест!
  
  Упорно не поддаваясь худшему
  коммунизма маразму бредовому,
  жизнь мы изменим к лучшему!
  Коммунистов убиваем по-новому!
  
  Седьмое августа. 1966 год.
  32
  
  
  * * *
  
  Не одна мной обласкана грудь!
  
  Лучшее осталось в прошлом,
  растерялось где-то на пути.
  Не хочется думать о пошлом,
  но мне от дум никуда не уйти.
  
  Не уйти от того мне, что было...
  Теперь вспоминаю всё не спеша.
  Моё сердце от боли даже заныло,
  вдруг от страданий заныла душа.
  
  Воспоминания словно иголки!
  Если мог бы, я бы память убил!
  Теперь собираю былого осколки,
  сижу, вспоминаю кого я любил.
  
  Мысли, как вольные птицы,
  в моём сознании тихо плывут.
  Чьи-то руки, ноги, ягодицы...
  в моей памяти где-то живут.
  
  Любви было много и страсти!
  Не одна мной обласкана грудь!
  Разрывается сердце на части,
  только уже ничего не вернуть.
  
  Не хочется думать о пошлом,
  но думаю. (Это словно беда.)
  В том, божественном, прошлом
  всё лучшее я растерял навсегда.
  
  Одиннадцатое августа. 1966 год.
  33
  
  
  * * *
  
  Коммунисты мешают русским жить!
  
  Вышли на далёком полустанке,
  сюда власть нас силой занесла,
  разобьём все стаканы и банки,
  будем пить водку прямо из горла́!
  
  "Пить, не пить?" - это нелепость!
  Мы сами себе водочки нальём!
  Хоть серьёзна водки крепость,
  но эту крепость мы возьмём!
  
  Пей только так, чтобы не валяться.
  Коммунисты мешают русским жить!
  Может мы и будем похмеляться,
  но с коммунистами нам не дружить!
  
  Будем водку пить и похмеляться,
  будем красивых девочек любить,
  презирать, ненавидеть, влюбляться,
  беспробудно русскую водку пить!...
  
  После спиртного, выпитого нами,
  обычно просыпаюсь сам не свой
  рано утром с дрожащими руками,
  с обалдевшей с пьянки головой...
  
  С коммунистами нам не пить.
  Русским с ними не дружить!
  Подыхай коммунист живьём,
  ему никогда водки не нальём!
  
  Будем водку пить и веселиться,
  бурно веселиться и грустить!
  Пусть потомкам не приснится
  при коммунизме жизни нить.
  
  Тринадцатое августа. 1966 год.
  34
  
  
  * * *
  
  Сам тебя давно люблю!
  
  Полюбил я, в этом каюсь!
  О любви пока промолчу!
  Я с тобою не встречаюсь...
  (Хотя встретиться хочу!)
  
  И какие же будут речи?
  И о чём же шу-шу-шу?
  Боюсь с тобою встречи.
  Тебе лучше стих напишу!
  
  Тебе пишу, люблю и плачу!...
  Я словно бы кот на ремешке.
  Я для тебя хоть чего-то значу?
  (Так тебе и дал бы по башке!)
  
  Так покрыл бы матюгом!...
  (Сам не верю в том себе!)
  По башке чугунным утюгом
  так бы и вдарил я тебе!...
  
  Сразу бы других забыла!
  (Я их всех перегублю!)
  Меня бы сразу полюбила!
  (Сам тебя давно люблю!)
  
  Как мне решить эту задачу?
  У меня решений пока нет!
  Тебе пишу, люблю и плачу...
  Хотя бы пёрни мне в ответ!
  
  Семнадцатое августа. 1966 год.
  35
  
  
  * * *
  
  Коммунистами разорён край родимый!
  
  Родной простор, но не любимый
  от дальних окраин до Кремля!...
  Коммунистами разорён край родимый,
  моя, новгородская, стонет земля!
  
  Взором, трауром завешенным,
  молча смотрю на родимую Русь...
  Время летит потоком бешенным,
  но за ним совсем не тороплюсь.
  
  Нынче нехорошая примета
  вдруг появилась у нас тут,
  облака тьмы и крови цвета
  над павшей Россиею плывут.
  
  Коммунисты, как стая ворон,
  закрыли солнце над Россией.
  Живём средь вечных похорон.
  На душах русских страха иней.
  
  Коммунист нас в Ад заводит,
  спокойно не даёт нам жить!
  Глядя на всё, что происходит,
  как русскому поэту ни запить?
  
  Вся Россия корёжится от муки!
  Русские в трауре-страхе молчат.
  По всей России траурные звуки
  загробной музыкой тихо звучат.
  
  В вечности, звёздами усыпанной,
  наша голубая планета летит!
  Россия, вороной ощипанной,
  перед Миром в поклоне стоит...
  
  Девятнадцатое августа. 1966 год.
  36
  
  
  * * *
  
  Жить без тебя не могу!
  
  Твоё тело томится и ждёт,
  зная, что будут грубить!
  Но вряд ли какой идиот
  сможет тебя полюбить.
  
  Жрица Любви... Кто ты?
  Здесь знает ли кто-то тебя?
  Проходишь любви эшафоты,
  пошлостью души губя!
  
  Пока ты на пенисе, - любят!
  А после? Что будет потом?
  Тебя своей похотью губят!
  Но здесь расскажу не о том.
  
  У тебя прекрасное тело!
  Мужчинам на то наплевать!
  Признайся, разве то дело,
  кому-то себя продавать?...
  
  Будучи в похоти жажды
  желание я тоже изъявил!
  Трахнул тебя я однажды!
  Трахнул, - навек полюбил!
  
  Ты как судьбины издевка!
  Но теперь тебе не солгу.
  Знаю, ты блудная девка,
  но жить без тебя не могу!
  
  Судьбы предаваясь кошмару
  не знаю уж чем дорожить!
  Давай блудить уж на пару,
  или семьёй будем жить?
  
  Двадцать третье августа. 1966 год.
  37
  
  
  * * *
  
  Трупы замученных коммунистами!
  
  Словно злобным ураганом
  вдруг судьба Россию понесла!
  Сменился добрый царь тираном,
  вся Россия кровью истекла!
  
  Говорить нам теперь уж надо ль
  про коммунистов поганое гнильё?
  Трупы замученных, как падаль,
  расклевали коммунисты-вороньё!
  
  Как коммунист, так педераст!
  (никогда не будет это шуткой!)
  Коммунист мужскую честь предаст,
  за деньги станет проституткой!
  
  Смрадный жуткий запах смерти
  давно над всей Россиею стоит!
  В России коммунисты-черти!...
  В страхе сознание русское спит.
  
  Ничто уже не дорого, не жаль!
  Жить в России стало невозможно!
  Радость веселья превратить в печаль
  коммунистам-палачам не сложно!
  
  Теперь наблюдает мир свободный
  как в России коммунизм уже гниёт!
  Русский народ нищий и голодный
  в безысходности с горя водку пьёт!
  
  Украв на бутылку скинулись трое,
  чтобы грешные души укрепить!
  Думаем, "светлое" общество строя,
  где бы, что бы, украсть и пропить.
  
  Двадцать девятое августа. 1966 год.
  38
  
  
  * * *
  
  Жить без тебя не смогу!
  
  Моя жизнь, как лист мятый.
  Так я жил, никого не любя...
  Непонятной тревогой объятый
  я вдруг впервые увидел тебя!
  
  Не орёл я в свободном полёте,
  и душа у меня уже не поёт.
  Купидона стрела на излёте
  вдруг зацепила за сердце моё!
  
  Ты в углу скромно стояла
  в трамвае, набитом битком.
  Друг к другу толпа нас прижала,
  я тобой любовался тайком!
  
  В жизни видел красивых немало,
  ни к чему только память будить.
  Взглянув на меня ты сказала:
  "Разрешите, мне здесь выходить".
  
  Ещё ты мне что-то сказала.
  я от чувства слова позабыл.
  Так и вышла ты, и не узнала,
  что тогда я тебя полюбил!
  
  Теперь каждый день в тоже время
  сажусь в тот же самый трамвай.
  Непосильно любви моей бремя,
  но внушаю себе: "Не унывай!"
  
  Теперь никому тебя не отдам,
  сердце чистое в чистом снегу.
  Только вот как тебе передам,
  что жить без тебя не смогу?
  
  Тридцать первое августа. 1966 год.
   39
  
  
  * * *
  
  Против коммунистов пишу!
  
  Стихов звуками загробными
  жёстко щекочу вам рёбра я!
  За моими стихами злобными
  скрыта вся моя душа добрая!
  
  Пишу всегда молчание храня,
  осенью, зимой, весной и летом.
  Грязный теплоцентр для меня
  стал очень удобным кабинетом!
  
  Чувства, вздохи, междометия...
  разные слова, словно снегири!
  Из недалёкого прошлого столетия
  со мной, пожалуйста, поговори.
  
  Мятежный стих в душе ношу.
  В этот полуночный славный час
  не для себя стихи свои пишу,
  всё пишу только лишь для вас!
  
  Моего злого разума огонь и я,
  все мои не замоленные грехи,
  грешной души моей агония,
  мои злобные, мятежные стихи!
  
  Очень сочинять стихи спешу,
  как могу всё больше стараюсь!
  Всё против коммунистов пишу.
  В стихах грешу, в стихах каюсь.
  
  Пройдут года, настанут сроки...
  Переврут всё, что я кому сказал.
  Припишут мне такие даже строки,
  которых я никогда нигде не писал!
  
  Первое сентября. 1966 год.
  40
  
  
  * * *
  
  Люблю её! (Как ведьму чёрт!)
  
  Отзвенели весны воды талые.
  В сад весенний ночью иду!
  Расцвели в саду розочки алые.
  Под кустом милашку свою жду!
  
  Я любовью как к стенке припёрт,
  но о том не жалею нисколько!
  Люблю её! (Как ведьму чёрт!)
  Но она обещает всё только!...
  
  Похоть в плоти моей копится!
  (Чтоб не капало, пенис зажал!...)
  Что-то милашка не торопится!
  (Лучше бы в крапиве я лежал!)
  
  Внимая весеннему мраку
  представил я множество рыл!
  Я исколол себе розами сраку!
  (Но пенис руками прикрыл.)
  
  В сознании эротики грёзы
  про лёгкий, но чудный минет!
  (Милашка шипы-то от розы
  с моей задницы вынет иль нет?)
  
  Ожиданье как на рану соль!
  Члены мои милашку ждали!
  Похоть пениса, в заднице боль
  ночью той меня так измотали!...
  
  Так милашку я и не дождался!
  (Лиса она хитрая, как поглажу!)
  Из-за роз я уж так настрадался,
  теперь какать под них не хожу!
  
  Третье сентября. 1966 год.
  41
  
  
  * * *
  
  Коммунизма злобный сброд!
  
  За Россию мне очень обидно,
  она достойна лучшей судьбы.
  Коммунистов злодеяние видно,
  повсюду только лишь гробы!
  
  С бедою встретились большою!
  Такая, видно, нам выпала судьба.
  Россия нищая с израненной душою
  верой в Господа очень слаба́.
  
  Дикими стали русские просторы!
  Обезумленный мечется народ!...
  Были Люди, - стали теперь воры,
  коммунизма злобный сброд!
  
  В ленинградских ночах тёмных
  много русских людей маются!
  Много людей нищих и бездомных
  теперь по падшей Руси скитаются.
  
  В истории веками Русь озарена
  пожарами бунтов народных!
  Россия коммунистами заселена
  сбродом нищих и голодных.
  
  Во времени, конец несущим,
  любим воду мы в ступе толочь!
  Что можем знать мы о грядущем?
  Чем России мы сможем помочь?
  
  Осиротели вдруг России просторы,
  из-за коммунистов страдают края!
  Только не повторяй грехи Гоморры,
  мать-сирота, Россия, бедная моя!
  
  Пятое сентября. 1966 год.
  42
  
  
  * * *
  
  Любви остатки сохранил.
  
  Останки прошлого храню.
  Любви остатки сохранил.
  Ни в чем тебя не виню.
  (Ещё бы, я тебя винил!...)
  
  В душе своей былое сохраняю,
  вспоминая о тех, с кем дружил.
  Слезу горючую порою роняю
  в память того, чего я пережил!
  
  Ты всегда была лишь пра́ва.
  Такое стерпит не любой!
  Как живёшь теперь, забава?
  Кто забавляется тобой?...
  
  Ты была резка́ и гне́вна!
  Сердце страдало так моё!...
  Ты, конечно же, царевна...
  Но только царство где твоё?
  
  Одна в своём ты государстве.
  Так для чего ж твоя борьба?...
  Я не хотел царём быть в царстве!
  Мне подошла бы роль раба...
  
  Тогда молчал, сейчас кричу:
  "Забудь, что было встарь!"
  Твоим царём быть не хочу!
  Пока я даже и себе не царь!
  
  Седьмое сентября. 1966 год.
  43
  
  
  * * *
  
  Коммунист мне враг, не друг!
  
  Здесь не буду словами сорить,
  ведь утро вечера мудренее.
  Трудно теперь мне говорить,
  но мне молчать ещё труднее!
  
  Коммунизма кровавая вьюга
  всё у нас оскверняет вокруг!
  Одна лишь Муза мне подруга!
  Коммунист мне враг, не друг!
  
  Крест из Музы и Таланта
  для меня Господь соорудил!
  Он меня, от поэзии Атланта,
  щедрым даром вознаградил!
  
  Мои стихи словно поезда!...
  Строки как рельсы гудят!
  Моей музы мятежной звезда
  не скоро пойдёт на закат!
  
  Одиноко брожу по свету.
  Мне Муза душу бередит!...
  Только одиночество поэту
  ведь никогда не повредит!
  
  Для меня письмо стихов,
  только лишь дурачество!...
  Нет у меня черновиков,
  пишу сразу всё начисто!
  
  Я своей Музе не изменник,
  хотя терплю от ней всего!...
  Я Музы пожизненный пленник,
  покорный раб Таланта своего!
  
  Одиннадцатое сентября. 1966 год.
  44
  
  
  * * *
  
  Любовь, это злющая петля!
  
  У нас хорошо всё так было...
  Только вот потому и грущу.
  Хоть всё твоё сердце забыло,
  только тебе за всё то прощу.
  
  Прощаю тебе все обиды!
  Всё, что захочешь, прощу!
  У меня на тебя есть виды,
  но в сердце тебя не впущу!
  
  Моё сердце тебя так любило!...
  Всё было... как сказка во сне!
  Нам так хорошо с тобой было!
  Но с того теперь плохо так мне.
  
  Всё померкло однажды вдруг!
  Один теперь лишь страдаю!
  И снова в тот замкнутый круг
  своей грешной душой попадаю.
  
  Своей души расчищаю поля
  от прошлых любовных вьюг.
  Любовь, это злющая петля,
  хуже, чем замкнутый круг!
  
  Сколько девчонок вокруг!...
  Иметь можно их не одну!
  Снова в тот замкнутый круг
  опять с головою скоро нырну.
  
  Тринадцатое сентября. 1966 год.
  45
  
  
  * * *
  
  От коммунистов терпеть страдания!
  
  России простор распростёртый,
  я в нём лишь только прохожий.
  В моей памяти мир полустёртый,
  на нынешний так не похожий!
  
  Боль за Россию душу мою гложет!
  Из-за коммунистов на грани я!...
  Моё сердце больше уже не может
  терпеть от коммунистов страдания!
  
  Теперь больше не пролетают здесь
  С курлыканьем клином журавли.
  Русский дух давно совсем уж весь
  исчез безвозвратно где-то вдали!
  
  Остался только лишь, как святой,
  очень совсем-совсем небольшой
  России славный запас золотой:
  честные люди с русской душой!
  
  Вижу теперь только лес и поле,
  запустелые все русские луга...
  Когда я ещё учился в школе,
  были заняты лесом рек берега́!
  
  Царь, Церковью и народом воспетый,
  стоит, отлитый в холодном чугуне.
  В войну врага снарядом не задетый,
  Теперь не добрым кажется он мне...
  
  "Доверяй тому, кого знаешь!"
  "Знай того, кому доверяешь!"
  Только вот вас Господь упаси
  доверять коммунистам в Руси!
  
  Семнадцатое сентября. 1966 год.
  46
  
  
  * * *
  
   "Буду ждать!" - ты прокричала.
  
  Не первый раз пошёл на "дело"
  я этим ужасно жарким летом,
  вдруг душа моя похолодела, -
  ты была тогда под пистолетом!
  
  Опустил тогда я пистолет...
  перед девчонкою плаксивой.
  Кассиров грабил много лет,
  но не встречал такой красивой!
  
  Охрана тут же налетела...
  Успел кому-то врезать в глаз...
  Не первый раз пошёл на "дело",
  но повязали первый раз!
  
  И упекли меня в "Кресты".
  А ведь могло быть всё иначе...
  Только разыскала меня ты,
  в тюрьму мне слала передачи!
  
  На суде среди палачей,
  ментов, заполнивших всё зало,
  средь обвинительных речей:
  "Буду ждать!" - ты прокричала.
  
  Мне наступил желанный миг,
  шагнул за страшные ворота...
  Вдруг раздался чей-то крик!...
  Мне защемило в сердце что-то.
  
  Ты мне бросилась на шею,
  издав восторга дикий стон!
  Стою, даже дышать не смею,
  не верю, что это не сон.
  
  Девятнадцатое сентября. 1966 год.
  47
  
  
  * * *
  
  Коммунизм страшней бредовых снов!
  
  Люблю бродить порой ночною,
  тёмным плащом от всех скрываясь,
  с гранита серой мрачною стеною
  ночью в одно единое сливаясь.
  
  Мир коммунизма мне так тесен!...
  Коммунизм страшней бредовых снов!
  Я мог бы стать поэтом весёлых песен,
  стал поэтом чёрных, злобных строф!
  
  Ребятня без крова и одежды
  с голода скитается в стране
  без ласки, любви и надежды.
  Это знакомо с детства мне.
  
  Я не избалован судьбой нежной,
  также, как все испытываю гнёт!
  Дух антикоммунизма мятежный
  меня всю жизнь к борьбе зовёт!
  
  Я от смерти как заговорённый,
  хотя не раз смерть обнимал!
  Мой череп, шрамами клеймённый,
  в бойне коммунизма побывал!
  
  Или расстрелян, или в петле
  тот, кто коммунистам непокорный!
  Плоти казнённых в сырой земле...
  А души где? - вопросик спорный!
  
  Среди всех государственных систем
  хуже коммунизма не может быть!
  Поэтом на Землю я пришёл затем,
  чтобы злодеянья коммунистов осудить!
  
  Двадцать третье сентября. 1966 год.
  48
  
  
  * * *
  
  Почему люблю кого попало?
  
  Своё вчера от сегодня межую.
  Хоть не трус я, но всё же скажу.
  в письмо, словно в душу чужую,
   с тихой тоской и болью гляжу!
  
  Что-то там? Может снова ошибка?
  Может шутка лишь только всего?
  Может боль? Может чёрта улыбка?
  Может быть вовсе там нет ничего?...
  
  Хочу, чтобы так вдруг случилось,
  чтобы увидел там я счастье своё,
  чтобы весельем вдруг закружилось!
  Невесёлое горькое время моё.
  
  Друг далёкий, но желанный,
  встречу, или пройдёшь как сон?
  Я к тебе своей душевной раной,
  как ко Христу, явился на поклон!
  
  Хотел бы, просто нету мо́чи,
  я сейчас упасть в объятия твои,
  и закрыть от счастья свои очи,
  позабыть все горести свои!
  
  Но нельзя, я слишком осторожен.
  Очень многим палец не клади...
  Может быть союз наш и возможен,
  но только это где-то впереди!
  
  Я женщин перебрал уже немало
  в прошлом. Но только почему?...
  Почему люблю кого попало?
  И сам пока что это не пойму.
  
  Двадцать девятое сентября. 1966 год.
  49
  
  
  * * *
  
  Коммунистом не буду никогда!
  
  Мотылёк, летящий на огонь,
  всю жизнь мне примером был!
  Умрёт он, только его тронь!
  Его я за отвагу полюбил.
  
  Моего друга предательство
  хорошим уроком стало для меня.
  Это зловещее обстоятельство,
  всегда помню, в душе храня.
  
  Тогда не избежал я "Пряжки".
  Но и там я писать не бросал.
  Играл с коммунистом в шашки,
  ночью стихи мятежные писал.
  
  Пути страшные мною пройдены,
  но вот опять на распутье стою.
  Человек без родни и без Родины,
  теперь опять решаю судьбу свою.
  
  Я, видно, родился в рубахе,
  коль стороной прошла беда.
  Хотя вся моя жизнь в страхе,
  коммунистом не буду никогда!
  
  Живёт среди тяжких запоев
  при коммунистах гражданин.
  Я знал и трусов, и героев...
  Но я в борьбе, всегда один!
  
  Моя жизнь, это бой без правил!
  Антикоммунизм, страшный ринг.
  Жизнь я правильно направил,
  в своей борьбе я многого достиг,
  
  Первое октября. 1966 год.
  50
  
  
  * * *
  
  Мучаюсь, тебя ненавидя, любя!
  
  Чья-то душа меня приметит,
  услышав мои заветные мечты?
  И кто-то мне на зов ответит?
  Хотел бы чтобы это была ты!
  
  Чтобы ты, одна из многих,
  ласкала взглядом душу мне!
  Правил я не очень строгих,
  очень часто тебя вижу во сне.
  
  Вижу, как стелешь постель.
  В мыслях к одной тебе лечу!
  Я дверь твою снёс бы с петель!
  Но ничем тебя обидеть не хочу.
  
  Не хочу ничем тебя обидеть!
  Решил отдаться я своей судьбе.
  Если кто бы мог бы видеть,
  как теперь страдаю по тебе!
  
  Страдаю днём, ночью страдаю,
  мучаюсь, тебя ненавидя, любя!
  Не сплю, не пью, недоедаю!...
  Это лишь только из-за тебя!
  
  Солнце без тебя не светит!
  А судьба в ад меня несёт!
  И кто-то мне на зов ответит?
  Кто мою душеньку спасёт?
  
  Третье октября. 1966 год.
  51
  
  
  * * *
  
  Не дают коммунисты мечтать!
  
  Свою Музу как судьбу приму,
  хотя она мне как бессонница!
  Она мятежному таланту моему
  очень давнишняя поклонница!
  
  Души моей такой дремучий лес,
  из коммунистов не прошёл никто!
  Есть во мне и Пушкин, и Дантес,
  и, сам Господь знает, ещё кто!...
  
  Всей моей жизни де́бет-кре́дит
  моей святой борьбы лихие дни!
  Стихи мои, это не птичий щебет.
  для коммунизма серьёзнее они!
  
  Мне книги коммунизма читать,
  только лишь портить свои глаза!
  Не дают коммунисты мечтать,
  у коммунистов в мозгах тормоза.
  
  Муза моя, очень вредная карга,
  она давно мою терзает плоть!
  Мне стихи, это такая каторга́!...
  что не приведи уж вам Господь!
  
  Совершенно точно. так оно и есть:
  ведь стихи пишет совсем не голова!
  Для всех поэтесс и поэтов эта весть,
  думаю, что уже давно вовсе не нова́!
  
  Скитаюсь по всей России небритый,
  на допросах коммунистами избитый.
  В России поэта жизнь жалкую влачу,
  но другую жизнь не хотел и не хочу.
  
  Пятое октября. 1966 год
  52
  
  
  * * *
  
  Меня снова к тебе тянет!
  
  Поумнели в жизни я и ты,
  теперь вряд ли кто обманет!
  Боль разбившейся мечты
  до сих пор мне душу ранит!
  
  Нам было плохо или нет?..
  Вопрос мне душу гложет!
  Только никто не даст ответ,
  никто теперь не поможет!
  
  Никто не может мне вернуть
  то, что было между нами!
  Твою прекраснейшую грудь
  часто представляю ночами.
  
  Как бы хотел её прижать!...
  (Готов сожрать её на ужин!)
  Очень хочу к тебе бежать,
  только я тебе уже не нужен.
  
  "Не нужен", - мне сказала ты.
  Со мною быстро попрощалась.
  Острая боль разбившейся мечты
  из-за тебя в моей душе осталась!
  
  Злая боль разбившейся мечты
  до сих пор меня всё тиранит!
  Но если бы только знала ты,
  как меня снова к тебе тянет!
  
  Седьмое октября. 1966 год.
  53
  
  
  * * *
  
  Рёв коммунистов в тьме кромешной!
  
  Воевали мы в войне испанской!
  Где солдат коммунизма ни бывал!
  В России на войне Гражданской
  не раз брат своего брата убивал!...
  
  Война Гражданская Святая!
  Только всё закончилось не так.
  Свой рассказ, слёзы тихо глотая,
  ведёт герой былой Белоказак:
  
  Рёв коммунистов в тьме кромешной
  в русских душах тревогой отдаёт!
  Вся Россия в тоске безутешной,
  и сейчас война Гражданская идёт!
  
  Белые казаки утомились, устали...
  были в походе уже не первый день!
  В сёдлах качаясь мирно дремали,
  Казаки себе искали приюта тень.
  
  Где в Божий рай дорога? Где она?
  Каким нелёгким дальнейший путь?
  Боями с красными конница измотана́,
  казакам было даже негде отдохнуть.
  
  Русские от собственных жилищ
  бежали прочь с плачем и воем!
  Остался пепел русских пепелищ
  в моей душе тяжёлым слоем...
  
  Белогвардейцы от ужаса и горя
  локти свои потом будут кусать,
  они от берегов родного моря
  поплыли смерть себе искать...
  
  Одиннадцатое октября. 1966 год
  54
  
  
  * * *
  
  Скромно взяла бюстгальтер и трусы.
  
  Она скромна, словно овечка!
  Её часто вижу теперь во сне!
  Но зачем ты плачешь, свечка?
  Не вернётся уже она ко мне!
  
  Жизнь не прожить без вздоха!
  Я однажды встретился с одной!...
  С виду она была просто дурёха,
  но оказалась такою заводной!...
  
  Звенел капелью ласковый апрель!
  От похоти сердце моё аж ныло!
  Её хотел я затащить в постель!
  Мне больше ничего не надо было!
  
  Встретились случайно в ресторане!
  Понял сразу я, что это не к добру!
  Потом, продолжив вечер на диване,
  расстались с нею тихо поутру!...
  
  Скромно взяла бюстгальтер и трусы,
  покраснев, от денег отказалась...
  Помню с нею проведённые часы!...
  Моя душа навеки с ней осталась!
  
  Расстались, нет грустить причины.
  Чтобы влюбиться? - Я же не дурак!
  Так все, наверно, думают мужчины.
  И до неё я тоже думал точно так!
  
  Мне для неё не жаль сердечка!
  Вновь хочу увидеть её грудь!
  Но зачем ты плачешь, свечка?
  Её назад, увы, уж не вернуть!
  
  Тринадцатое октября. 1966 год.
  55
  
  
  * * *
  
  На смертном ложе коммунисты.
  
  От Бога мне дана судьба:
  антикоммунистическая борьба!
  Гонимый по́ миру судьбой
  вдруг повстречался я с тобой.
  
  Тебе очередной сборник посылаю
  своих, цензурой нетёсаных стихов.
  Как пёс цепной своими стихами лаю
  на злобных дьяволов-большевиков:
  
  "Зло, что творишь, не измерить!
  Русским всюду только лжёшь!
  Только чья душа устала верить,
  того своей ложью не возьмёшь!"
  
  Коммунизма родине тлетворной,
  честный народ, воспротивиться сумей!
  Святой Марии лик нерукотворный
  ещё пока не стёрся в памяти моей!
  
  Не смотри на меня так грозно,
  от страха вовсе не трясусь.
  Ну, а если вполне серьёзно,
  то коммунистов не боюсь!
  
  Мысли мятежные тайной лампадой
  мне освещают жизни моей путь:
  Говорит Господь: "Духом не падай!
  В борьбе с коммунизмом смелым будь!"
  
  Благодарю Тебя, Всевышний Боже!
  Хоть я злыми невзгодами зажат,
  вижу во сне. как на смертном ложе
  проклятые коммунисты все лежат!
  
  Семнадцатое октября. 1966 год.
  56
  
  
  * * *
  
  От встречи той в душе любовь осталась.
  
  На улице случайно мы столкнулись.
  (Мной водки уже выпит был стакан.)
  Мы друг другу нежно улыбнулись,
  я предложил пройти нам в ресторан.
  
  С ног до головы меня ты осмотрела
  не спеша. Сказала: "Ну, пошли..."
  Моя душа от страсти аж горела,
  картинки секса виделись вдали!...
  
  Жёлтый месяц путь нам освещал,
  нежно серебря ночного неба дали.
  Счастья нам с тобой никто не обещал,
  от нашей встречи счастья мы не ждали.
  
  В том ресторане был я завсегдатый,
  на водку там я много денег перевёл!
  Я частенько заходил туда поддатый,
  но женщину я первый раз привёл.
  
  По коньячку мы для начала вдели!...
  Сказала, что мужу хочет подарить рога.
  Девки знакомые так на неё глядели!...
  Как только рыцарь смотрит на врага!
  
  Подпили здорово мы в этом ресторане,
  к ночи закончилась той пьянки канитель.
  Дальнейшее плыло словно на экране!...
  Не припомню , как с ней легли в постель.
  
  От встречи той в душе любовь осталась.
  Вспомнил её и по ней снова загрустил.
  Очень жаль, что она замужней оказалась,
  иначе б от себя её уже не отпустил.
  
  Девятнадцатое октября. 1966 год.
  57
  
  
  * * *
  
  Коммунистов проклиная!
  
  Когда Сталин-Генсек коньяк сосал,
  не вспоминая о русском народе,
  Генерал Власов армию спасал
  на Чёрном озере в Малом Заходе!
  
  На Москву закрыли немцам путь
  собою русские отважные Иваны.
  В праздник не забудут помянуть
  теперь всех их той войны ветераны.
  
  За солдатами сзади шёл заградотряд,
  пулемётами солдат в атаку загоняя!
  Все воевали совсем не ради наград,
  коммунистов по-всякому проклиная!
  
  Шли на смерть, все это зная!
  (Что же... - кому как повезёт!)
  Всех коммунистов проклиная
  все грудью шли на пулемёт!
  
  Не раз мы в битве рукопашной
  ходили в бой, врагов круша!
  В мирный день и в битве страшной
  очень прекрасна русская душа!
  
  Потом послевоенные кусты,
  они к себе мальчишек звали.
  Каски фашистские, кресты...
  лишь состраданья вызывали.
  
  "В Гитлере погиб художник..." -
  так бы сказал о нём поэт.
  Он, как Сталин, был безбожник!
  И для него прощенья нет!
  
  Двадцать третье октября. 1966 год.
  58
  
  
  * * *
  
  Из-за неё, любимой стервы!
  
  Моя милашка где-то спит...
  Я здесь один сижу страдаю!...
  Немного водки мне не повредит.
  Часто к бутылочке припадаю!
  
  "Родная, моя милая бутылка!...
  Была бы девкой, - мне б дала́!
  Где-то с кем-то моя милка?..."
  Теперь такие вот у нас дела!...
  
  Милая, любви моей могилка,
  меня сама ведь бросила она!...
  Со мной лишь верная бутылка!
  (Со мной бутылка не одна!)
  
  Придёт весна!... Забуду к лету
  ту, что не хочет со мной спать!
  Только допью бутылку эту!...
  Пойду подругу новую искать!
  
  Той, измотавшей мне все нервы,
  теперь даже и стопку не налью!
  Из-за неё, любимой стервы,
  сегодня водку с горла пью!
  
  Кое-кто косо на меня глядит,
  хотя всем делаю только добро!
  Немного водки мне не повредит!
  Немного, - стало быть, ведро!..
  
  Двадцать девятое октября. 1966 год.
  59
  
  
  * * *
  
  Кто мы на коммунизма тризне?
  
  Мы какого-то ждём новоселья,
  все ожидаем скорого веселья.
  Но только в России ещё пока
  у всех на душе лишь тоска.
  
  Получка словно упорхнула.
  Дел накопилась целая гора!
  Погуляла душа, отдохнула,
  уж за дело бы браться пора!
  
  О лучшем будущем мечтая
  мы его не встретим никогда!
  Летят наши года, в забвении тая,
  нас покидая раз и навсегда!
  
  Взгляд скучный и ленивый...
  Зеркала́ уже давно в пыли...
  Быт коммунистов сиротливый.
  В русских душах цветы отцвели.
  
  С годами приходят знания,
  их для людей никогда не жалей.
  Хоть тяжелы мои воспоминания,
  но жизнь с годами всё тяжелей!
  
  Всю жизнь мы ждём перемен,
  они же к нам всё не приходят.
  Сколько порока, зла, измен...
  с коммунизмом в России бродят!
  
  Так повелось в нашей жизни:
  Кому - цветы! Кому - гробы!
  Кто мы на коммунизма тризне?
  Мы здесь герои или же рабы?
  
  Тридцать первое октября. 1966 год
  60
  
  
  * * *
  
  Любовью, ревностью и болью!
  
  Последний нерв надломлен!
  Я с тобою сейчас как в бреду!
  Сосуд терпенья переполнен!
  Ты сама уходи, или я уйду!...
  
  Никто не хочет оставаться,
  никто не хочет уходить!...
  Не надоело нам ругаться,
  вместе продолжаем жить!
  
  Уже спим давно мы врозь!
  Уже мерещатся измены!...
  Но, всё надеясь на авось,
  ждём от жизни перемены.
  
  Давно уж собраны одежды
  у каждого в свой чемодан.
  Но в душе огонь надежды
  ещё не тронул сердца ран.
  
  Ещё в душе надежда тлеет,
  хоть на уме у каждого своё.
  Вдруг твоё сердце потеплеет.
  Вдруг отогреется сердце моё!...
  
  Сошлись мы словно с перепуга!
  (Как на хвосты кто сыпал солью!)
  С тех пор и мучаем друг друга
  любовью, ревностью и болью!
  
  Первое ноября. 1966 год.
  61
  
  
  * * *
  
  Коммунисты как цепи нависли!
  
  Коммунисты как цепи нависли!
  Под их тяжестью горблюсь я!
  Падают все мои яркие мысли
  в чёрную бездну нашего житья!
  
  Всё условно в нашем мире.
  (Яркий свет, - он хуже тьмы!)
  Как от Питера мне до Сибири,
  Также мне от сумы до тюрьмы!
  
  В жизни шатко: "против" - "за".
  Всяк по-своему жизнь мерит.
  Посмотрит пристально в глаза,
  может быть, тогда ещё поверит...
  
  Уже мне спать давно пора,
  только не могу никак уснуть!
  Слышны мне звуки со двора,
  В душу мне лезет разная муть.
  
  Оттого мне нисколько не легче,
  что на всё у меня есть ответ.
  Всё, что было, теперь уж далече!
  А что будет, - того пока ещё нет.
  
  Тяжелы судьбы моей удары:
  то - "свобода", а то - нары!...
  Даже не всегда и разберёшь,
  где тут правда, а где ложь?
  
  Информация, это пища Богов,
  эту пищу мы очень любим!
   Коммунисты себе создают врагов!
  Вот с того и не живётся людям.
  
  Третье ноября. 1966 год.
  62
  
  
  * * *
  
  Отдайтесь мне!... Или умру!
  
  Лицо моей судьбы такое злое!...
  Но здесь расскажу Вам не о нём.
  Я встретил Вас и всё моё былое
  во мне вдруг вспыхнуло огнём!
  
  Я Вас привёл в этот подвал,
  дрожа от буйной страсти весь!
  Я здесь уже со многими бывал!
  Вы сейчас со мною тоже здесь!
  
  Я Вас хочу, прошу, отдайтесь!
  Отдайтесь мне хотя бы раз!...
  Вы не бойтесь, не стесняйтесь,
  никто же ведь не видит нас!
  
  Если вдруг увидят, ну и что же?
  Он на ней, очень прекрасный вид!
  Но Вы стесняетесь, похоже,
  прошу, оставьте ложный стыд!
  
  Минуты счастья не стыдитесь!
  Пока забудем обо всём сейчас!
  Вы раздевайтесь и ложитесь!
  Если хотите, сам раздену Вас!
  
  Передо мною не ломайтесь!
  Вас действительно очень хочу!
  Вас так хочу! Прошу, отдайтесь!
  Если хотите, - деньги заплачу!
  
  Вы надо мной не издевайтесь!
  Я весь дрожу, как на ветру!...
  Вас так хочу! Прошу, отдайтесь!
  Отдайтесь мне!... Или умру!
  
  Пятое ноября. 1966 год.
  63
  
  
  * * *
  
  Коммунистами замучена страна!
  
  Коммунисты нажирают пузо
  по кабинетам, не щадя штаны.
  Слабонервные, бегите из Союза!
  Здесь люди крепкие нужны!
  
  Коммунистами замучена страна!
  Всего меня за это раздирает злоба!
  В душе моей Гражданская война
  закончится только с крышкой гроба!
  
  Хоть я ни в чём не виноват,
  терплю коммунизма нещадье!
  Как все, пью коммунизма яд,
  но сильней во мне противоядье!
  
  Коммунизма кровавую жижу
  душой воспринимаю на беду!
  Коммунистов сердцем ненавижу!
  Почти слепой, но зрячих вас веду!
  
  Вас веду к борьбе за Свободу,
  (там не дремли́те, Караси!),
  чтобы всему Русскому Народу
  жилось свободно на Руси!
  
  Хвастать очень-то не стану
  тем, что пишу который год
  созвучно Бедному Демьяну,
  но только лишь наоборот!
  
  Седьмое ноября. 1966 год.
  64
  
  
  * * *
  
  В страсти устала бы дрожать!
  
  Пишу дерзко, сумасбродно!
  Минута, - и страница уж готова!
  В стихах пишу о чём угодно!...
  Но о промежности, - ни слова!
  
  Не то, чтобы о ней не знаю,
  (анатомию знаю плоховато),
  промежность не упоминаю.
  (Видать, талантов маловато!)
  
  А ты, - совсем другое дело!...
  Про промежность пишешь так,
  что у меня кой-где вспотело,
  с экстаза не вырваться никак!
  
  Пишешь с такой небрежностью,
  какой ни у кого больше и нет:
  "Жим-жим промежностью, -
  всего-то и женский секрет!..."
  
  В твоём стихе такая сила!...
  Как тут сердцу не страдать?
  Меня ты очень удивила!...
  Не могла бы мне уроки дать?
  
  Твою чудную промежность
  я помогал бы тебе жать!
  Я бы явил такую нежность!...
  В страсти устала бы дрожать!
  
  Одиннадцатое ноября. 1966 год.
  65
  
  
  * * *
  
  Коммунизма бесовская банда!
  
  Стали люди русские злы и нищи!
  Коммунисты всё строят "рай"...
  Стоят пута́ны от рубля до тыщи,
  по деньгам себе любую выбирай!
  
  Интригуют жизни контрасты:
  кто-то мёрзнет, кто-то в тепле...
   Коммунисты-лесбиянки-педерасты
  обосновались в московском кремле!
  
  Мои мысли тянутся нестройно,
  там воспоминанья дальних мест...
  Моему сердцу что-то беспокойно...
  Наверно скоро меня ждёт арест...
  
  Змеёй, пригревшейся в тепле,
  шипит коммунизма пропаганда!
  Обосновалась в московском кремле
  коммунизма бесовская банда!
  
  Среди многочисленных страстей
  душой мается русский народ!
  Писать стихи против властей,
  мне большой заслуги не даёт.
  
  Россию крестьяне кормили,
  они в Европу возили зерно!
  Наше прошлое, что не забыли,
  русской славою ярко озарено!
  
  Но уже близится то время,
  когда коммунизм падёт!
  Здравствуй, дерзкое племя,
  то, что коммунистов сметёт!
  
  Тринадцатое ноября. 1966 год.
  66
  
  
  * * *
  
  Во многих ты влюблённая...
  
  Ты снова вдруг передо мною!
  Я к нашей встрече не готов.
  Сокрыто сердце, как стеною!
  В рассудке нету нежных слов.
  
  Стоишь во всей своей красе!
  В глазах твоих весна смеётся!
  Лента пёстрая в твоей косе,
  как змея, на солнце вьётся!
  
  Твой голос, словно чайки крик,
  меня к тебе влечёт он и пугает!
  К нему я так пока и не привык,
  он слух, как розгами, стегает!
  
  В тёмных пещерах сердца твоего
  царит прошлых измен прохлада.
  Но только мне теперь уж ничего
  с твоего пошлого прошлого не надо!
  
  Своей небесной чудо-красотой
  в жизни не одного с ума свела ты!
  Сиять ты хочешь чистой простотой,
  но твои помыслы далеко не святы.
  
  Твои глаза словно змея зелёная,
  они не уже раз меня кусают!
  Во многих ты была влюблённая,
  но только мужики тебя бросают.
  
  Этой ночью мы с тобой вдвоём
  нашу последнюю песню споём...
  Все пути здесь наши разошлись,
  меня прости и на меня не злись...
  
  Семнадцатое ноября. 1966 год.
  67
  
  
  * * *
  
  Настала коммунизма пора злейшая!
  
  Я свои пути всегда сам выбираю!
  Жизнь по ним то мчится, то ползёт.
  В азартные игры всю жизнь играю,
  в карты мне всю жизнь не везёт.
  
  Давно меня к себе гитара ма́нит,
  давно струной душу ласкает мне!
  Меня фальшивой нотой не обманет!
  Она звучит мне ласково во сне!
  
  Вроде бы песней наслаждаюсь,
  тихо сидя в серой полутемноте.
  На самом деле только маюсь,
  мне все слова и музыка не те...
  
  Скрипач обязанности знает,
  хотя и много слишком пьёт!
  Заплачет скрипка, зарыдает...
  вдруг меня в былое позовёт!
  
  Вновь играет пианистка Валя!
  Чувства нежные, тревога ли,
  но только звуки старого рояля
  мою грешную душу растрогали!
  
  Гурьбой цыгане начали плясать
  в их, чарующем танцем, кругу!
  Только думать, слушать и писать
  я пока одновременно не могу!
  
  Жизнь коммунистами переломлена!
  Настала коммунизма пора злейшая!
  Злым уныньем и тоской наполнена
  вся русская душа моя пустейшая.
  
  Девятнадцатое ноября. 1966 год.
  68
  
  
  * * *
  
  Я тебя, наверное, люблю!
  
  За слова я свои отвечаю!
  По прошлому часто скорбя,
  о тебе я так часто скучаю,
  будто создан я был для тебя!
  
  Я о тебе много думал серьёзно.
  В нашей жизни всё было уже.
  Встретились мы слишком поздно,
  каждый с камнем своим на душе.
  
  Зачем, я сам того не знаю,
  (сам себя порой на том ловлю),
  о тебе так часто вспоминаю...
  Я тебя, наверное, люблю!
  
  Если не люблю, то, быть может,
  в прошлой жизни я тебя любил.
  Теперь тоска мне душу гложет.
  Я тебя пока ещё не позабыл!...
  
  Позабыть я тебя не в силах!
  Чувства мои нежные к тебе
  кровь греют в остывших жилах.
  Благодарен я за то судьбе!
  
  От тебя мне многого не надо,
  вспоминай, хотя бы иногда.
  Память о тебе мне как награда!
  В моём сердце будешь ты всегда!
  
  Много на Земле людей счастливых.
  Только там, где слёзы, - там и смех.
  Много слышал я имён красивых,
  ролько Мария мне дороже всех!
  
  Двадцать третье ноября. 1966 год.
  69
  
  
  * * *
  
  Коммунисты лживыми речами!...
  
  Коммунистов головы шальные
  Россия охладить всё же смогла!
  Крылья уже совсем больные
  у коммунистического орла!
  
  Небо коммунизма светлеет,
  но ещё много кровавых туч!
  Звезда коммунизма мрачнеет,
  на ней виден кровавый луч!
  
  Нас под арест берут ночами!
  От коммунистов спасения нет!...
  Коммунисты лживыми речами
  погасили в России солнца свет!
  
  Собрание очень красноречиво,
  только говорят всё о пустом!
  Надоело коммунизма чтиво,
  коммунисты пишут не о том!...
  
  Коммунизма злющие вьюги
  дуют нам в тюремные здания!
  Нас томят коммунизма недуги,
  от них России лишь страдания!
  
  Коммунисты нами, рабами, правят,
  помогает им в этом нерусское жульё!
  Они коммунизма жизнь славят,
  тихим шёпотком проклиная её!...
  
  Русских лишили рассудка и воли!
  Мечту о счастье утопили в крови!
  Очень много в душе моей боли,
  но есть в ней и немало любви!
  
  Двадцать девятое ноября. 1966 год.
  70
  
  
  * * *
  
  В глубине печальных глаз.
  
  В саду маслины, виноград...
  Шум прибоя за оградой!...
  С тобою встретиться я рад,
  хоть ты пропитана прохладой.
  
  Как от морзянки перестуков
  моя кру́гом идёт голова!
  Из твоих любовных звуков
  составляю стихов слова!
  
  Ты так вся собою хороша!
  Такая ты во всём искусница!
  Только спрятана твоя душа,
  как в раковине устрица!
  
  Ты так лилию целуешь,
  словно любимые уста!...
  Этим ты меня волнуешь!
  Всё здесь что-то неспроста!
  
  Покатились счастья слёзы!
  Как две змеи с тобою сви́лись!
  У старой поваленной берёзы
  с тобой на траву повалились!
  
  Нашего расставания пришёл час.
  Ты только своему верна престижу.
  В глубине твоих печальных глаз
  не любовь, а только упрёк вижу.
  
  Уходя ты сказала: "Вернусь..."
  За твою любовь не сражаюсь.
  В душе моей осталась грусть,
  а потому тебя не дожидаюсь.
  
  Первое декабря. 1966 год.
  71
  
  
  * * *
  
  Казни без суда коммунисты творят!
  
  На Руси теперь беда:
  коммунист-вонючий!
  Не иссякнет никогда
  слёз поток горючий!
  
  Сталинский перегиб,
  вся Россия во мгле!
  Кто от водки погиб,
  Кто-то погиб на игле!
  
  В крови русской небосвод
  над деревней серой.
  Как страдает весь народ
  не измерить мерой!
  
  И у дворян тоже беда,
  поместья их горят!
  Здесь казни без суда
  коммунисты творят!
  
  В голове туман,
  на душе дурман!
  И со всех сторон
  по России стон!
  
  У тёмного народа
  тёмная и кровь!
  Исчезла Свобода,
  сгинула любовь!
  
  Ночная прохлада
  студит нас и днём!
  Вышли мы из ада,
  обратно в ад идём!
  
  Третье декабря. 1966 год
  72
  
  
  * * *
  
  Любовь, вот главное на свете!
  
  Порой ленивая беспечность
  нас тащит в уют и тихий покой!
  Не страшен путь из мига в вечность,
  если вовсе нет жизни никакой!
  
  Если жить незачем и ни к чему,
  то, конечно, вечность лучше мига!
  Но только не пожелаю никому
  иметь в мозгах такого сдвига!
  
  Порою жизнь плоха, опасна!...
  Казалось бы, в ней нечем дорожить!
  И всё же, как она прекрасна!...
  Лишь ради неё и стоит жить!
  
  Стоит ли в законы жизни углубляться,
  зная, что нас ждёт впереди сатана?
  Ради жизни стоит влюбляться!
  Жизнь только раз ведь нам дана!
  
  Пусть в жизни нечем дорожить,
  и пусть она приводит к смерти!...
  Но всё же так надо так её прожить,
  чтоб даже позавидовали черти!
  
  За свою жизнь лишь сам в ответе,
  ведь перед Богом не солжёшь!
  Любовь, - вот главное на свете!
  Пока ты любишь, - ты живёшь!
  
  Пятое декабря. 1966 год.
  73
  
  
  * * *
  
  Коммунисты стреляют русских подряд!
  
  Дворяне коммунистами казнены...
  Среди русских широких просторов
  все дворянские гнёзда разорены
  толпою коммунистов-мародёров!
  
  Гибнут безвинно народы!
  Жизнь... - не стоит гроша!
  Наш разум жаждет Свободы!
  Ласки желает русская душа!
  
  Только ради денег и наград
  по России от края до края
  коммунисты стреляют подряд
  русских, вины не разбирая!
  
  Нету ни ограды, ни креста...
  святые помещения нечисты,
  Церковь православная пуста́,
  всё обокрали коммунисты!
  
  России очень убогая сторона...
  страхом закрыт русским рот!
  Россия совсем пропащая страна!
  Загубленный русский народ!...
  
  Слух неверен и нелеп,
  (но дуракам находка):
  "На Руси еда, - лишь хлеб,
  а питьё, - лишь водка!"
  
  Если здраво рассудить,
  не век же длится бедам!
  У власти долго не пробыть
  коммунистам-людоедам!
  
  Седьмое декабря. 1966 год
  74
  
  
  * * *
  
  Где любовь, там грязи много!
  
  Позволь же твой покой нарушу,
  ведь давний я поклонник твой!
  Про любовь, про грязь, про душу
  писать в стихах мне не впервой!
  
  Уж если разобраться строго,
  (коль я не прав, мне возрази),
  где любовь, там грязи много!
  А похоть так и вся в грязи!...
  
  На любовь похотью ответить,
  заведено греховной плотью так!
  Очень трудно ведь заметить,
  любишь когда словно дурак!
  
  Словно последствия маразма
  рассудку думать не дают!
  Только потом, после оргазма,
  поймёшь, что это просто блуд!
  
  Хотя душа верит уж реже,
  а в сердце от обиды вой,
  но опять, на грабли те же,
  наступаем, как впервой!
  
  Вот также и у нас с тобою.
  Меня за откровение прости,
  сама ходила хвост трубою!
  Так как мне мимо-то пройти?
  
  Меня пойми же, наконец,
  не рви сердце мне на части!
  Возможно, что я и подлец,
  всё только в твоей власти!
  
  Одиннадцатое декабря. 1966 год.
  75
  
  
  * * *
  
  Коммунисты злые звери.
  
  Где звезда горит высокая,
  там, где месяц тихо спит,
  там мечта моя далёкая
  где-то в Космосе летит...
  
  Грущу над мечтой умирающей.
  Мою душу терзает злая тоска.
  Мечта моя, искрой мерцающей,
  в сознании вьётся ещё пока!
  
  Всегда мечтой поэта скромной
  жизнь беспокойная была́,
  так и живу мечтою неровной,
  уже раскалённой аж добела!
  
  В душе надежды нету никакой,
  чтобы мне там ни говорили.
  Коммунисты-звери не покой,
  несчастья всем лишь подарили!
  
  Судить пытаются невежды.
  Мне кто-то что-то говорит...
  Не видно пламени надежды,
  оно в душах наших не горит.
  
  Алкоголизмом ещё не болею,
  не страдаю пока наркотой!...
  Только лишь одну мечту лелею,
  теперь живу только мечтою той!
  
  У поэта скромные одежды,
  поэта жизнь вовсе непроста.
  Из ярких лучей надежды
  соткана моя заветная мечта!
  
  Тринадцатое декабря. 1966 год
  76
  
  
  * * *
  
  Где же вы, обласканные мною?
  
  Дело хорошее трудно совершить.
  плохое всё творим для куражу!
  Не стоит откровением грешить,
  но кое-что вам всё же расскажу.
  
  Судьбу мою невзгоды сотрясали!
  Потерян счёт печали злым часам.
  Женщины не раз меня бросали.
  От многих женщин уходил я сам.
  
  Душа моя на многих разозлилась,
  за это мстить я никому не смел.
  Но, сколько бы печаль ни длилась,
  минуты счастья всё же я имел!
  
  Вот потому от скуки и не ною,
  сейчас живу, не замечая вовсе дня!
  Где же вы, обласканные мною?
  Где же все те, ласкавшие меня?
  
  Пропало всё, что в прошлом было,
  оставив место лишь пустым мечтам!
  От того-то моё сердце вдруг заныло,
  что прекрасное осталось где-то там...
  
  Хочется всё в памяти крушить!
  Когда-нибудь прошлое разрушу!
  Но стоит откровением грешить,
  хочется открыть кому-то душу.
  
  Семнадцатое декабря. 1966 год.
  77
  
  
  * * *
  
  Анна Ахматова от коммунизма проклятого...
  На воспоминание о встрече с Анной Ахматовой в 1964 году.
  
  Фонтанный Дом, Ахматовой тени...
  Не один год она здесь прожила́!
  Я здесь опускаюсь на колени,
  примером мне она всегда была́!
  
  Меня, диссидента заклятого,
  творящего только злые дела,
  великая Анна Ахматова,
  в твой дом судьба привела!
  
  Не писала ты коммунизма гимна,
  писала всё про русские края!
  Твоя любовь светла, наивна...
  Печаль очень весёлая твоя!
  
  На кой чёрт скажи, Анюта,
  ты за кордон не уплыла́?
  Может Ленина-вора-плу́та
  за джентльмена приняла́?
  
  Мне нравится Анна Ахматова,
  её короткий стройный стих!
  От коммунизма проклятого
  она бед приняла́ за двоих!
  
  Пусть сомневаются другие,
  мне все её строки дорогие!
  Для меня сомнений вовсе нет
  в том, что Ахматова, - Поэт!
  
  Девятнадцатое декабря. 1966 год.
  78
  
  * * *
  
  Любовь меня ведь может и убить!
  
  Говорят, что истина в вине!...
  Я же от вина словно в дурмане!
  Без тебя, милашка, скучно мне!
  (Истину я не нашёл в стакане!)
  
  Милая, ты душу мне не рань!
  Любовь меня ведь может и убить!
  Любой поэт, конечно, это пьянь!
  Но это же не повод не любить...
  
  О других девчонках помолчу!
  О всех о них я позабыл отныне!
  Что касается тебя, так тебя хочу!
  (Как путник хочет пить в пустыне!)
  
  Милая, ведь ты понять должна,
  что моё сердце только тебе радо!
  Тебя бы мне попить вместо вина!
  (Большего счастья мне не надо!)
  
  Любовь, это тяжёлое напастье!
  И на судьбу здесь нечего пенять!
  Милая, ведь я же твоё счастье!
  Как этого не можешь понять?
  
  Будет всё у нас благополучно!
  Вместо вина себя мне налей!
  Одному мне пить так скучно!...
  С тобою пить мне будет веселей!
  
  Ночью под окнами твоими кричу:
  "Милая, мне голову морочишь!
  Поверь, любимая, так тебя хочу!
  Почему же ты меня не хочешь?"
  
  Двадцать третье декабря. 1966 год.
  79
  
  
   * * *
  
  Коммунизм над Россией глумится!
  
  Коммунизм над Россией глумится!
  Теперь мечтаю лишь только о том,
  чтобы в травы упасть и забыться,
  чтоб не видеть того, что кругом!...
  
  Не могу быть поэтом нежным.
  Моя жизнь, без флангов фронт!
  Я стихом, как нож мятежным,
  вспорол коммунизма горизонт!
  
  Во мне душа с рассудком спорят!
  Кто из них прав пока не пойму.
  Чувства сердца им не вторят,
  это даже вовсе мне и ни к чему!
  
  Не будет моя жизнь примерной.
  Я давно своей рискую головой!
  Только лишь воли безмерной
  я тем обязан, что пока живой!
  
  Луна на небе лишь восходит,
  по городу листовки разношу!...
  За мной опасность всюду бродит,
  от ней укрываться в тень спешу!
  
  Мой стих в России запрещён!
  Но правды дух в России бродит!
  Коммунизм ещё не побеждён,
  но он теперь назад уже отходит!
  
  Борюсь с коммунистом-гадом,
  способным на ложь и на кражу!
  Стихом, словно медленным ядом,
  сознание русских людей будоражу!
  
  Двадцать девятое декабря. 1966 год.
  80
  
  
  * * *
  
  Наша любовь прошла так бурно!...
  
  Я вспомнил всё, что с нами было.
  Теперь горечь разлуки мы пьём.
  От боли моё сердце вдруг заныло:
  "Что же в преступлении моём?..."
  
  Тех, что любят, мы бросаем,
  принимая их любовь за ложь.
  Оба теперь свои локти кусаем!
  Но разве прошлое вернёшь?...
  
  Жизнь с нелюбимыми, скандал!
  (Сердцу не прикажешь любить).
  Сейчас я всё, наверно бы, отдал
  лишь за мгновение с тобой быть!
  
  Я сейчас отдал бы всё на свете,
  чтоб в наше прошлое вернуться,
  чтобы снова в сиреневом цвете
  на заре бы с тобою проснуться!
  
  Только далеко теперь та заря...
  Словно покоряясь злой судьбе
  теперь с другой живу, будто зря,
  своей душой страдая по тебе!
  
  "Что в преступлении моём?"
  Подумаю и сердце замерзает!
  "Былое порастёт быльём",
  меня же прошлое терзает!
  
  Тебя я вспомнил, стало дурно!
  В душе моей и в совести укор!...
  Наша любовь прошла так бурно,
  только всё помню до сих пор!...
  
  Тридцать первое декабря. 1966 год.
  81
  
  
  * * *
  
  Россия ядом коммунизма заражена!
  
  Словно пёс бездомный бродит
  коммунистами забитый человек!
  Он счастья нигде не находит
  в России, проклятой на век!...
  
  Россия стала как шальная,
  ядом коммунизма заражена!
  Больной народ, земля больная,
  вся больна хронически страна!
  
  Коммунисты в скотный двор
  Православные церкви превратили!
  На границах железный забор!
  В Россию сатану впустили...
  
  Моя душа измотана борьбою,
  только она пощады не просит!
  Она, моей гонимая судьбою,
  со смирением беды переносит.
  
  Красит листья на каштанах
  нашей осени ранний приход.
  Живёт в нищете и обманах
  в России безмолвный народ!
  
  Пришла кровавая стихия!
  Среди ужасных жутких снов
  десятки лет помнит Россия
  своих загубленных сынов!
  
  Сколько ещё есть угнетённых!
  Обездоленных сколько есть!...
  Жертв, за Свободу принесённых,
  в России будет век не перечесть!
  
  Первое января. 1967 год.
  82
  
  
  * * *
  
  Мы сведены любовью и судьбой!
  
  "Всяк наверху любуется собой!"
  Милашка, как ты не права́!
  Любуюсь только под тобой,
  нежные все для тебя слова!
  
  Скажешь: "Языком просто молоть!"
  Но от тебя я словно в чудном сне!
  Всё для тебя: душа моя и плоть!...
  Тобой любуюсь, когда ты на мне!
  
  Должен признаться тебе честно,
  одну только тебя желая и любя,
  наверху мне так неинтересно,
  что скорей стараюсь под тебя!...
  
  Но уже не лягу теперь с любою!
  Мы сведены любовью и судьбой!
  Только лишь когда я под тобою,
  только тогда любуюсь сам собой!
  
  Вернее, я тобой тогда любуюсь!
  Мне кажется в розовом всё свете!
  Только когда с тобою поцелуюсь,
  сразу забываю обо всём на свете!
  
  Вовсе не хочу жизнью жить иною!
  В этом клянусь у бездны на краю!
  Когда паришь, как ангел, надо мною,
  мне кажется, что я с тобой в раю!
  
  Третье января. 1967 год.
  83
  
  
  * * *
  
  На коммунизма кровавую власть!
  
  За стихи в тюрьму, без спора!
  Тюрьму прошёл я не одну!
  Но и в кабинете прокурора
  всех коммунистов кляну!
  
  Господь во мне Талант посеял,
  чтобы его вырастить я смог.
  Мой тёмный рок в судьбу навеял
  большое множество тревог!
  
  Может я был бы за Ислам,
  если бы не был Христианином.
  Да будет то известно вам,
  что мой дед был дворянином!
  
  Живём среди тюремных кле́тей,
  но только не противится никто.
  За мной стена тысячелетий!
  Впереди меня незнамо что...
  
  Кровавым саваном простёрта
  некогда святая моя Русь!
  Прошлое в памяти не стёрто,
  в церкви за Россию молюсь!
  
  На кремль, подобие сортира,
  проклятия не перестану класть!
  Мои стихи как чёрная сатира
  на коммунизма кровавую власть!
  
  Коммунизма антирусские порядки
  в России свирепствуют повсюду!
  Играю с коммунистами в прядки,
  только всё равно в тюрьме буду...
  
  Пятое января. 1967 год.
  84
  
  
  * * *
  
  Давай в любовь сыграем!
  
  Во мне проснулся дух природы,
  во мне проснулся плоти зов!
  Я, экземпляр мужской породы,
  теперь ищу себе весёлых вдов!
  
  Чтоб с ними так повеселиться,
  чтоб шум веселья не затих!
  Чтобы от прошлого забыться
  с одной, какой-нибудь, из них!
  
  Но где она, эта весёлая вдова?
  Я стал бы ей как верный друг!
  С того моя и кру́гом голова,
  что лишь замужние вокруг!...
  
  Любая в муже зрит врага,
  считая, что мстит ему за дело!
  Но ставить их мужьям рога
  мне уж порядком надоело!
  
  Ищу себе весёлую вдову,
  уж мы с нею порезвимся!...
  Представляю во сне и наяву,
  как мы с нею веселимся!...
  
  Я б ей писал любви слова!
  Я б её жизнь сделал раем!
  Милашка, ты-то не вдова?
   Давай в любовь сыграем!
  
  Седьмое января. 1967 год.
  85
  
  * * *
  
  Россия коммунизмом больная!
  
  Колонна коммунистов прёт,
  на пути священное сметая!
  В пьянстве и во лжи народ!
  Теперь гибнет Россия святая!
  
  Убивают левых, правых!...
  Весь народ в петле зажат!
  Там, на дне болот кровавых,
  безвинно павшие лежат!
  
  Среди смертей песнопения
  коммунисты-звери поют!
  Пророка, поэта и гения
  в России камнями забьют!
  
  Душевный царствует калека.
  Кричит, что жизнь хороша!...
  В России жизнь человека
  сейчас не стоит даже и гроша!
  
  В России навалила трупов ров
  коммуниста-палача рука стальная!
  Прерывисто дыхание ветров,
  Россия коммунизмом больная!
  
  В души бесовского зелья
  коммунистам льёт сатана!
  Звуки коммунизма веселья
  страшны́ как смерти тишина.
  
  Меня коммунисты достали!
  С ними всеми силами борюсь!
  Христа первый раз распяли,
  второй раз они распяли Русь!
  
  Одиннадцатое января. 1967 год.
  86
  
  
  * * *
  
  Давай попробуем друг друга!
  
  Моя плоть страдать устала!
  Ты меня правильно пойми.
  Милашка, ты меня достала!...
  Юбку выше кверху подними!
  
  Я одинок, мой труден путь!...
  Но ты ведь этого не знаешь!
  Я очень хотел бы заглянуть!...
  Куда?... Сама всё понимаешь!
  
  Про тебя не скажу что ты сучка...
  Мне б с тобою хотя бы во сне!...
  Ведь твоя маленькая штучка
  днём и ночью не даёт покоя мне!
  
  Хотя мне вольности прощаешь,
  но обижаешь меня! А за что ж?
  Ты мне всё только обещаешь!...
  Лишь обещаешь, - не даёшь!
  
  Хотя ты мне и не подруга,
  но пишу, тебя очень любя!
  Давай попробуем друг друга!
  (Может я создан для тебя!)
  
  Так хочу! - болят печёнки!
  С тобой в постели б помечтать!
  Тогда пойду к другой девчонке,
  раз уж тебе так жалко дать!...
  
  Тринадцатое января. 1967 год.
  87
  
  
  * * *
  
  О коммунистов скорой смерти!
  
  Не ем коммунистов "объедков",
  в коммунизм не стремлюсь!
  Я верен им, - заветам предков!
  С коммунистами не примирюсь!
  
  Не хочу свою душу насиловать,
  коммунистам стихов не пишу!
  Не попрошу меня помиловать!
  У коммунистов ничего не прошу!
  
  В провалах сумрачных дворов
  хорошо знаю пути проходные.
  Я наломал уже немало дров
  только вот за эти выходные!
  
  Жду вестей из стран свободных,
  чтобы их в Руси распространять,
  меж людей бесправных и голодных
  власть коммунизма возбранять!
  
  Хотя гоняется рок арестантский
  по моим злополучным следам,
  я, России Варяг Славянский,
  Русь коммунистам не предам!
  
  Не пью коммунизма жижу.
  Но волос мой уж поседел.
  Повсюду пред собою вижу
  коммунистов беспредел!
  
  Мой путь по жизни непростой:
  всюду со мною ангелы и черти.
  Всю жизнь живу одной мечтой
  о коммунистов скорой смерти!
  
  Семнадцатое января. 1967 год.
  88
  
  
  * * *
  
  У неё такая попа!...
  
  Ради чего нам стоит жить?
  Кто где-то наши души метит?
  Если с чёртом нам кружить,
  на это чёрт нам не ответит.
  
  Вопросом этим я припёрт!...
  Я пред читателем в долгу!
  Хоть я, конечно же, не чёрт,
  но всем вам ответить могу!
  
  Ради чего нам стоит жить?
  И чем нас жизнь удостоит?
  С девахой стрёмною дружить,
  это, конечно, жизни стоит!
  
  Не надо мне от ней минет!
  (И без него живу не худо!)
  Пусть она голая, - я нет!
  Ведь это же такое чудо!...
  
  Не буду от совести рыть!
  Но признаюсь вам не сдуру,
  что милашку голую накрыть
  я готов, как дота амбразуру!
  
  От смеха будите вы ржать,
  только у неё такая попа!...
  На голой милашке лежать
  я готов хоть до Потопа!
  
  Девятнадцатое января. 1967 год.
  89
  
  
  * * *
  
  С коммунистами борьба!
  
  На суд явился сам я, без повестки.
  Сдержать слезу мой адвокат не смог,
  обвинения мои так были очень вески!
  Мне корячился тогда немалый срок!
  
  Прокурор, в порыве вдохновения,
  кричал, что воровал я вещи и рубли!...
  Весь зал с усмешкой слушал обвинения,
  многие даже сдержать смех не смогли!
  
  Не доверив своему адвокату-паразиту,
  который не вступал с коммунистами в спор,
  я такую речь толкнул в свою защиту,
  что прослезился даже и сам прокурор!
  
  Статью тяжёлую тогда мне прилепили!
  Грехи чужие на меня тогда слили́сь.
  Судья заёрзала, как будто бы на шиле,
  как будто месячные сразу начали́сь!
  
  Тогда суд уединился в кабинет на совещание
  с дверьми закрытыми в тени тяжёлых штор.
  Страшнее смерти было приговора ожидание...
  И вот мне, наконец-то, объявили приговор...
  
  Я Бога за грехи просил прощения,
  И был за это Богом я награждён:
  "За отсутствием состава преступления"
  я из-под стражи был освобождён!
  
  Двадцать третье января. 1967 год.
  90
  
  
  * * *
  
  Не одна меня любила!
  
  О браке я даже не мечтал!
  Считал что брак души тиски!
  За мусор женщин я считал!
  И я менял их, как носки!...
  
  Хотя не одна меня любила,
  но не остался в сердце след!
  Думал, ты тёлка или кобыла,
  оказалась страшный сердцеед!
  
  Я погулял, с меня довольно!
  Тебя не обману и не солгу!...
  Просишь тебе сделать больно.
  Хоть я подлец, но не смогу!
  
  Хочешь злись, хочешь не злись!...
  (Что в голове твоей, мне знать бы!)
  Хоть под меня сама ложись,
  только всё будет после свадьбы!
  
  Ты мне сейчас не прекословь!
  (мне б валерьянку или бром!...)
  Не знал, не ведал я любовь!...
  И вдруг ты, - как с неба гром!
  
  И ты сама о счастье грезишь,
  сама впадая в похоти невольно!
  Хоть под меня сама ты лезешь, -
  лишь после свадьбы будет больно!
  
  Такой, как я, не знаешь мрази!
  Такой, как ты, не знаю простоты!
  Быть может, ты грязнее грязи,
  но только для меня святая ты!
  
  Двадцать девятое января. 1967 год.
  91
  
  
  * * *
  
  В России коммунизма беззаконие царит!
  
  Москва!... Но нет в душе восторга.
  Москва!... Но сердце моё не горит.
  От неё пахнет зловоньем, как от морга!
  Здесь коммунизма беззаконие царит!
  
  Как будто к покаянью приступаю,
  словно качнулась вдруг Земля...
  с тревогой и страхом вступаю
  в мрачные, злобные тени Кремля.
  
  Смотрю на древнею Москву,
  в ней вижу Россию святую...
  Даже боюсь помять её траву,
  как драгоценность непростую.
  
  Сколько лет в Москве я не был!
  Много долгих мучительных лет!
  Сотню лет не быть мне в ней бы,
  если бы не данный мною обет.
  
  Не воспылать мне любовью пламенной.
  Москва, ты всю мою жизнь украла!
  Ты была когда-то белокаменной,
  при коммунистах кровавой ты стала!
  
  Теперь здесь редко пролетает птица.
  Здесь даже змей, и тот не проползи!
  Когда-то славной России столица
  теперь в кровавой плавает грязи!
  
  Только не буду, как раб, послушно
  от коммунистов проклятых страдать!
  В Москве мне холодно и душно!
  В Санкт-Петербурге - благодать!
  
  Тридцать первое января. 1967 год.
  92
  
  
  * * *
  
  Нам переспать давно пора!
  
  Можешь верить, можешь нет,
  но только скажу тебе честно,
  врёт во всём всегда и всем поэт!
  (Но враньё его бывает лестно!)
  
  Моя строка дерзка и зво́нка!
  Без неё мне не прожить и дня!
  Откуда ты взялась, девчонка?
  Это откуда знаешь про меня?
  
  Спрошу тебя, но не в укор,
  (и чтобы за нос не водить)
  но только с каких это ты пор
  меня вдруг успела полюбить?
  
  С чего ты там кричишь: "Ура!..."
  Душе твоей влюблённой потакая
  нам переспать давно уже пора!
  Только ты ведь жадина такая!...
  
  Мне, пока, ты не досталась!
  Тебя люблю! Такие вот дела!
  Но ты бы мне бы показалась
  в том, в чём тебя мама родила!
  
  Если бы мне хоть разок да́ла,
  (Всё только дразнишься, зараза!),
  ты бы ночь всю только хохотала,
  от приятности бессрочного экстаза!
  
  Первое февраля. 1967 год.
  93
  
  
  * * *
  
  Коммунисты убивают русских как скот!
  
  Стоит сумрак над Россией душный!
  Терпим коммунистов кровавый гнёт!
  Гонят всех нас как скот послушный!
  Коммунисты убивают людей как скот!
  
  Коммунистов рожи мёртво-восковые
  со страшных портретов пялятся на нас...
  В страхе смотрю на морды их кривые:
  "Будет в России когда-нибудь наш час!"
  
  Сучья хрупких русских тополей
  не раз у нас сильные ветры ломали.
  Теперь в России запустение полей
   мы от зверей-коммунистов узнали.
  
  Несчастьям нашим потерян счёт,
  кто-то сидит, а кто-то в бегах...
  Только полынь лишь горькая растёт
  на русских нищих нивах и полях!
  
  От России уже пахнет могилой,
  давно в ней всё хорошее гниёт!
  Кто гонит нас с России милой,
  тот долго в ней не проживёт!
  
  Русские от коммунистов устали!
  Кровь студит страх в жилах у нас!
  Мы локти свои не раз уже кусали,
  коммунистов проклинаем не раз!
  
  От коммунистов терпим ужаса гнёт!
  Но ещё далеко России до Свободы...
  Сама Свобода в Россию не придёт,
  коль не поднимутся Европы народы!
  
  Третье февраля. 1967 год
  94
  
  
  * * *
  
  Помню Вас! (Точнее, Ваше тело!)
  
  Не спеша по Невскому канаю!...
  Если же только хотите Вы узнать,
  я Вас всегда с любовью вспоминаю!
  (Как же мне уж Вас не вспоминать?)
  
  Помню Вас! (Точнее, Ваше тело!)
  Все помню наши ночи и рассветы!
  Так вот и сейчас мне в душу залетело
  воспоминания, прошлого приветы!
  
  Простят меня за откровенность люди,
  но мне от воспоминаний хоть кричи!
  Нежный животик Ваш и Ваши груди
  мне до сих пор мерещатся в ночи́!
  
  Вспоминаю чердак на Вашей даче!...
  (Такое, может быть, кому-то ерунда.)
  Помню Вас! Ну как же мне иначе?
  Лучше Вас не встречу никогда!...
  
  Точнее, не хочу даже встречать!
  Но без меня Вы там не унывайте!
  На другой по Вам буду скучать!
  Вы меня под другим не забывайте!
  
  Меня, конечно, помните, я знаю!
  Ведь Вы мне были очень дорогой!
  Я Вас всегда с любовью вспоминаю,
  когда лежу на ком-нибудь другой!
  
  Пятое февраля. 1967 год.
  95
  
  
  * * *
  
  Злой коммунист-людоед!
  
  "Мать родную позабудешь,
  чтобы о коммунистах радеть.
  Вот прикажут, и не будешь
  ты на солнышко смотреть..."
  
  Ни мудростью, ни простотой
  в России травленой, забитой
  нежным словом, даже красотой
  не тронешь ты души разбитой.
  
  Подними, мужик, голову!
  Хватит под ноги смотреть!
  Хватит ходить тебе голому!
  Свои слёзы пора утереть!
  
  За всё, даже хорошее, тебе
  коммунисты спасибо не скажут.
  Крест, что на твоём горбе,
  они кровавой сажей перемажут!
  
  "Ты такой очень дурной поэт!
  Не хочешь в общее стадо!
  Хуже тебя никогда не было и нет!
  Да теперь, пожалуй, и не надо."
  
  Брось теперь ты всё это!...
  В своей душе заглуши печаль!
  Своей жизни последнее лето
  для России отдать не жаль!
  
  Пускай тебе спокойно спится
  среди коммунизма злых бед!
  Пусть никогда не приснится
  тебе злой коммунист-людоед!
  
  Седьмое февраля. 1967 год.
  96
  
  
  * * *
  
  Капли спермы, словно мои слёзы.
  
  Мы встретились случайно в кабаке.
  Тебя я нежным словом обласкал!
  Мечтала ты всю жизнь о дураке,
  я всю жизнь себе только дуру искал!
  
  Мы намертво взглядами сцепились,
  когда холдей нам предоставил счёт.
  Мы так с тобой наелись и напились,
  только захотелось что-нибудь ещё!...
  
  Мы повстречались, чтобы разойтись,
  хотя во всю цвёл и шумел апрель!
  Ты подмылась, пошла пись-пись
  и завалилась пьяная в постель!...
  
  Лежишь, раскинув ноги безмятежно,
  нажравшись вдоволь водочки и сала!
  В тебя я кончил пару раз небрежно.
  Ты пару раз потом лениво отсосала.
  
  Не торопясь, мы поменяли позы.
  (В сексе каждый ищет ведь своё!)
  Капли спермы, словно мои слёзы,
  с пениса капали на личико твоё.
  
  Не знаю, о чём ты там мечтала.
  (В глазах твоих того не прочитать!)
  Когда ты предо мною раком стала,
  мне тоже захотелось помечтать!
  
  Лежишь, раскинув ноги безмятежно!
  (Таких не видывал я пухлых лях!)
  Простынка не глядится белоснежно,
  вся в сперме и, как будто, в соплях!
  
  Одиннадцатое февраля. 1967 год.
  97
  
  
  * * *
  
  Коммунисты наглые лжецы!
  
  Не копаюсь в женских юбках,
  Богом совсем другое мне дано!
  Не видно мужества в поступках,
  зато в душе моей его полно!
  
  Мой мозг, для правды обнажённый,
  коммунисты во лжи хотели утопить!
  Но я, от лжи словно заговорённый,
  напитки правды стал душою пить!
  
  У меня с коммунизмом насмерть драка!
  Очень часто приходится мне лгать.
  Порой только на милость Зодиака
  могу лишь душой располагать!
  
  Швыряет жизнь меня как чёлн,
  но ни у кого пощады не прошу.
  Мой рассудок жаждой смуты полн,
  всё против коммунистов пишу!
  
  Пишу в тюремной темнице,
  куда коммунистами я заключён!
  Мой стих в полёте равен птице!
  Летит!... хотя бескрылый он.
  
  Мне за стихи давно грозит беда!
  Пред коммунистами не пресмыкаюсь!
  Лишь только в День Великого Суда
  в своих стихах перед Богом покаюсь.
  
  Как жало острой стали на клинке,
  таким делать свой стих стараюсь!
  Моё перо как меч в моей руке!
  С коммунизмом стихами сражаюсь!
  
  Тринадцатое февраля. 1967 год.
  98
  
  
  * * *
  
  Где гуляешь, моя зазноба?
  
  Путей огни, порою гасли вы,
  только об этом уже не грущу.
  Друзья мои все счастливы́,
  своё счастье всё ещё ищу.
  
  Я хороших немало приметил,
  от дрянных я немало страдал,
  Только я пока что не встретил
  ту, которой бы сердце отда́л!
  
  Хотя всюду смотрю в оба,
  но пока что мне не повезло.
  Где гуляешь, моя зазноба,
  кому даришь своё тепло?
  
  Я хороший и я не скряга...
  На мгновение хоть покажись!
  Неизвестный поэт-бродяга
  тебя ищет всю свою жизнь!
  
  Ты, как птица-мечта заветная,
  улетевшая в дальнюю синь.
  Где ходишь, неприметная?
  Мне хоть весточку кинь!
  
  Только однажды, верю в это,
  тогда обязательно мне повезёт!
  Внимая мечтам бродяги-поэта,
  меня с тобою судьба сведёт!
  
  Семнадцатое февраля. 1967 год.
  99
  
  
  * * *
  
  С коммунизма кровавым режимом!
  
  Не пищу, как приказали всем!
  Да и снисхождения не попрошу.
  Не хочу в России писать совсем,
  но ради свободы всё же пишу!
  
  Я России писатель прогрессивный!
  Я талант такой очень большой!...
  Только я уж очень агрессивный,
  на коммунизм с озлобленной душой!
  
  Что в жизни может быть нелепей,
  чем нашей России ужасный пример?
  Мразь собралась в кровавом склепе
  под страшным названием СССР!
  
  Коммунисты в мундирах новых.
  Из них кто-то вор, кто-то плут...
  Коммунисты в одеждах Христовых
  Россию в мрачные адовы дали зовут!
  
  Струится мрак от власти этой!
  Русскую душу оторопь берёт!
  Фальшивой платят нам монетой!
  Страдает от коммунистов народ!
  
  Нам говорят, что люди братья,
  только моё сердце под замком.
  Никогда не раскрою свои объятья
  перед тем, с кем вовсе не знаком!
  
  С коммунизмом пришла России беда!
  Теперь свобода и честь под зажимом!
  Хоть я и слаб, но не смирюсь никогда
  с коммунизма кровавым режимом!
  
  Девятнадцатое февраля. 1967 год.
  100
  
  
  * * *
  
  Ты так прекрасна!
  
  Опять милашка ноет,
  душа её очень болит...
  Да он того не сто́ит!
  Да у него и не стои́т.
  
  Милашка, твои муки
  уже какие дни...
  От похоти и скуки,
  от дури все они!
  
  В нём, "интеллигенте"
  душа как смоль "бела".
  В каком-то импотенте
  чего-то ты нашла...
  
  Пошли ты его к чёрту!
  Этот плюгавый идиот
  не к алтарю, к аборту
  тебя лишь приведёт.
  
  Посмотри в округе:
  кругом веселье и вино!...
  О тебе, как о подруге,
  мечтают многие давно!
  
  Ты печальна, как погост,
  твоя печаль напрасна.
  Повыше нос и хвост,
  ты же так прекрасна!
  
  Двадцать третье февраля. 1967 год.
  101
  
  
  * * *
  
  От коммунистов озверелых!
  
  Наступила коммунизма тьма!
  Русь гниёт как в сраной жопе!
  Вся Россия стала как тюрьма
  во устрашенье всей Европе!
  
  Несмотря на все наши старания,
  не превозмочь нам всех преград!
  У нас ни цели нету, ни желания!
  Жизнь в России катится назад.
  
  Не услышишь всплеск весла
  на русских реках омертвелых.
  Всем русским бедам нет числа
  от коммунистов озверелых!
  
  Здесь гибнет русский человек,
  ни за что русские страдают!
  Даже в мае перестал таять снег,
  собаки здесь трупы глодают!
  
  В архангельских гибнем лесах.
  Растёт недовольство в народе!
  Над Русью голос Бога в небесах
  нам поёт о Правде, о Свободе!...
  
  Отметаю всю коммунизма гадость!
  Верность только прошлому храня,
  теперь учусь вкушать земную радость,
  хотя коммунисты преследуют меня.
  
  Свобода, это тот самый полюс,
  к святой борьбе который тянет нас!
  Слышен через ложь Правды голос!
  Скоро в России наш наступит час!
  
  Первое марта. 1967 год.
  102
  
  
  * * *
  
  Мне ночь, хотя бы, обещай!
  
  Я о любви слов пару вновь...
  Затрону эту тему я больную.
  Кто только выдумал любовь
  на мою голову шальную?
  
  Моя душа всегда любила!
  О том в стихах моих прочти!
  Стерва одна мою душу убила!
  (Хотя не насмерть, но почти!)
  
  В моей душе от любви рана!
  Где исцеленье мне просить?
  Своею нежностью, Светлана,
  смогла меня ты воскресить!
  
  Теперь уж лучше тебя нету!
  (Чтоб я издох, если не так!)
  Не надо много ведь поэту,
  он от любви словно дурак!
  
  Мне писать об этом не с руки.
  Только пишу. Как мне иначе?
  Поэты все и так ведь дураки,
  а уж влюблённые тем паче!
  
  Тебя стихами прославляю!
  (Не говори мне: "Прощай!")
  Любить тебя не заставляю,
  мне ночь, хотя бы, обещай!
  
  Третье марта. 1967 год.
  103
  
  
  * * *
  
  Ленина-дьявола богом зовём!
  
  Бабахнул выстрел над Невой,
  и на Зимний толпа мчится!...
  В час свершилось роковой
  что не должно было случиться.
  
  Люди все мечты свои забыли,
  теперь днём сегодняшним живём.
  Душою к жизни мы давно остыли.
  От коммунизма добра не ждём...
  
  Не смотря на ложь и страх,
  вспоминаем о годах детских.
  Мыслями витаем в небесах,
  страдая в невзгодах советских.
  
  Героев русских мы позабыли.
  Ленина-дьявола богом зовём.
  Родники наши грязью заплыли.
  Мы в кровавом болоте живём!
  
  Коммунисты кровавые уроды!
  Не шевельнув даже бровью
  теперь они едят, как бутерброды,
  мясо людей со свежей кровью!
  
  Русских превратили в стадо!
  Русские души стонут от того.
  Кроме свободы ничего не надо
  русским людям теперь ничего!
  
  Русские, все объединяйтесь!
  Иначе скоро все вымрете вы!
  Против коммунизма сражайтесь,
  не жалея своей жизни и головы!
  
  Пятое марта. 1967 год.
  104
  
  
  * * *
  
  Нету любви, и Бог же с ней!...
  
  Вспоминаю как когда-то
  гуляли мы с тобой на берегу.
  Наши свидания в час заката
  никак позабыть не могу.
  
  В моей памяти проклятой
  из уже позабытой пустоты
  с улыбкой нежной, виноватой
  вдруг мне опять явилась ты.
  
  Моя память ещё не забыла,
  как тебе я крабов собирал.
  Ты мне тогда какое говорила,
  что я от смеха просто умирал!
  
  Довольны были мы судьбою!
  Ты была счастлива со мной!
  Но расстались мы с тобою,
  ничто не вечно под луной...
  
  В никуда промчались годы...
  Нету любви, и Бог же с ней!...
  Бурное время, как потопа воды,
  давно всё смыло из души моей.
  
  Всё у меня благополучно,
  только сердце моё как во сне.
  Живу, вроде бы, не скучно,
  но без тебя здесь плохо мне.
  
  Седьмое марта. 1967 год.
  105
  
  
  * * *
  
  За счастье коммунистов гниём!
  
  Вся Россия у фекальной канавы,
  которую мы коммунизмом зовём.
  У кого власть, так те всегда и правы!
  Мы за счастье коммунистов гниём.
  
  Среди жизни сумрачных течений
  русский народ душою как ослеп!
  Народ уже не хочет развлечений,
  а только водку, курево, хлеб...
  
  К пьянке наш народ стремится!
  Среди коммунистов-"врачей"
  Русь в страшной болезни томится
  у коммунистов-зверей-палачей!
  
  При коммунистах прогнивают
  забота, нежность, советь и любовь.
  У коммунистов праздники бывают,
  как вино они хлебают нашу кровь!
  
  С каждым годом нам всё труднее!
  Никто теперь не честен и не свят!
  От пьяной России кусок пожирнее
  отхватить коммунисты норовят!
  
  Из наших рук валится работа.
  Душа русская усталая молчит.
  Среди дерьма ядовитого болота
  Россия жизнь свою еле влачит!
  
  Кругом коммунисты-бандиты!
  Потому лишь только жизнь зла,
  что коммунисты нами не убиты,
  ещё недоделаны все наши дела!
  
  Одиннадцатое марта. 1967 год.
  106
  
  
  * * *
  
  Клятвы, ревности, измены...
  
  Ох, не простая жизнь штука,
  в ней уж кому как повезёт!
  Любовь, это ведь такая сука!...
  Она любое сердце изгрызёт!
  
  Примеров в жизни есть немало,
  когда влюбляемся мы в мразь!
  Жизнь не однажды нас ломала,
  кидала нас душою в грязь!...
  
  Но через все горечи обид,
  оболганные мы и в сраме,
  превозмогая боль и стыд
  встаём с чистыми сердцами!
  
  Любовь бывает так сурова,
  что она просто убивает нас!
  Но наше сердце уже снова
  любить готово ещё раз!...
  
  Рассудок жаждет перемены,
  он ждёт любви заветный час!
  Клятвы, ревности, измены...
  лишь только закаляют нас!
  
  Судьба порою очень странна!
  Девчонкам я и сам грубил!
  Но выше голову, Светлана,
  тебя Поэт уже ведь полюбил!
  
  Тринадцатое марта.1967 год.
  107
  
  
  * * *
  
  Россию коммунизм уничтожает!
  
  Союз писателей СССР к чему?
  Здесь планы лишь расстроят.
  Здесь не смогут помочь никому.
  Здесь никого ничем не успокоят.
  
  В кровавом зареве наша страна,
  Россия прочь от Бога мчится!
  В России коммунист-сатана
  над русским народом глумится!
  
  Теперь висит пустая тишина
  на наших выпасах и пашнях.
  Словно притаилась вся страна
  в воспоминаниях вчерашних.
  
  Россия среди кровавой пустыни,
  здесь не услышишь правды слов!
  Только хранят Господние святыни
  кресты святых церковных куполов!
  
  Проживаем у злобного царства,
  на нас разинувшего страшную пасть!
  Стоит на страже нашего государства
  всех русских истребляющая власть!
  
  От наших правителей верховных
  все люди ожидают лишь тюрьмы.
  Только слияньем похотей греховных
  при коммунизме занимаемся мы.
  
  Давно всему Миру угрожает
  коммунизма кровавый строй!
  Россию коммунизм уничтожает!
  Кто против коммунизма, тот герой!
  
  Семнадцатое марта. 1967 год.
  108
  
  
  * * *
  
  Чего уж там, если пришла любовь!
  
  Мы встретились!... Ну, здравствуй!
  Тебя я представлял совсем иной!
  Если хочешь, надо мной повластвуй!
  (Если хочешь, можешь подо мной!)
  
  Чтобы ты мне в ответ ни говорила,
  но затаил я нежную надежду!...
  Милая!... Меня ты покорила!...
  Хочу, чтобы ты сняла одежду!
  
  С кого снимать? Так это как захочешь!
  Хочешь, с меня, а хочешь, так с себя!...
  Ты очень многим головы морочишь,
  и отдаёшься им, их вовсе не любя!
  
  Ведь меня все только обижают!...
  Никто не хочет сделать мне минет!
  Девочки очень поэтов обожают,
  я, к сожаленью, очень плохой поэт.
  
  Я просто асс по части винопитий!
  (Порою пью побольше лошадей!)
  Меня мучает жажда открытий
  твоих чудных прекрасный грудей!
  
  Сердце моё душу не обманет!
  Зачем перед плотью быть в долгу?
  Тебя тоже на открытия тянет...
  (Тебе открыть кое-что смогу!)
  
  В тебе вижу верную подругу!
  Потому тебе предлагаю вновь.
  Так давай откроемся друг другу!
  Чего уж там, если пришла любовь!
  
  Девятнадцатое марта. 1967 год.
  109
  
  
  * * *
  
  Россию душат коммунисты-гады!
  
  Мыслей бессмысленных каши
  мы наелись от коммунизма властей.
  Потому затуманились головы наши
  безрассудством и бредом страстей!
  
  В коммунизма мгле светом лампады
  мои стихи освещают путь Свободы!
  Только душат коммунисты-гады
  ни в чём не виновные России народы!
  
  Кругом тюрьмы! Между ними
  пройти придётся нам с тобой!
  России гром раскатами глухими
  зовёт всех с коммунизмом на бой!
  
  Нельзя даже выдумать нелепей,
  чем коммунизма страшная беда!
  От России чудных великолепий
  не осталось даже никакого следа́!
  
  Дьяволом Россия запряжённая
  давит свой нищий рабочий класс!
  Только безмятежность напряжённая
  вдруг разорвётся взрывом масс!
  
  Когда толпою возмущённой
  к Кремлю придёт русская рать,
  в Кремле есть выход потаённый,
  чтобы коммунистам убежать.
  
  Все Заветы Господни оболганы!
  Ценней чести стала у нас клевета!
  Коммунистов терпим долго мы,
  но ведь будет же когда-то черта!
  
  Двадцать третье марта. 1967 год.
  110
  
  
  * * *
  
  Она пряталась в кровать.
  
  Я мальчишка заводной!...
  И развратник я, и плут!...
  Познакомился с одной!...
  Её все Машенькой зовут!
  
  Неопрятен я, небритый...
  Но лицо довольно мило...
  Заявился к ней подпитый!...
  И не помню, что там было...
  
  Только, точно, было что-то
  прямо там, средь бела дня!
  Назвала́ свиньёй кого-то...
  (Это, наверно, не меня.)
  
  Ну а, в общем, всё в порядке!
  (Что не так, так мне плевать!)
  Поиграли с нею в прятки!
  (Она пряталась в кровать.)
  
  Мы как дети, хоть и люди,
  поиграть тоже хотим!
  У Машуни чудо-груди!...
  (И понравился я им!)
  
  После такой лихой балды
  от Маши возвращаюсь!...
  Дождь смывает все следы...
  Что я пьяный, не смущаюсь!
  
  Не жаль дождику воды!
  Лужи теперь шире стали!
  Дождь смывает все следы,
  что мы с Машей натоптали.
  
  Двадцать девятое марта. 1967 год.
  111
  
  
  * * *
  
  Россией правит коммунист-сатана!
  
  В моей жизни с борьбою всё связано.
  Не предавал я никогда и никого!
  Жизнь прошла, но ещё не рассказано
  о себе мной пока почти ничего.
  
  Мой стих, быть может, некрасив,
  излишне жесток он и угловат.
  Но в нём звучит борьбы мотив!
  Он по России раздаётся как набат!
  
  Сражаюсь, чтобы не завыть!
  В России коммунисты-уроды!...
  Все моря я готов переплыть,
  чтобы добраться до Свободы!
  
  Среди коммунизма темноты
  Муза путь мне ярко освещает!
  Хотя живу в объятьях немоты,
  но писать мне это не мешает.
  
  Каким-то страшным многоверьем
  сейчас вся моя охвачена страна.
  Похлёбку лжи со всеми теперь ем.
  Россией правит коммунист-сатана!
  
  Мой талант живой и страстный
  коммунизм не может восхвалять!
  Я в борьбе совсем не безучастный,
  стал стихом в коммунистов стрелять!
  
  Коммунисты, с вами поспорю,
  покуда ещё не лежу в гробу!
  Вас на весь Мир опозорю!
  Своими стихами вас заебу!
  
  Тридцать первое марта. 1967 год.
  112
  
  
  * * *
  
  Переспать я хотел бы с такой!
  
  Я многим девчонкам грубил.
  (Поэта нет меня грубей!)
  Но я так милашку полюбил,
  что готов и отдаться я ей!
  
  Сживается сердце до боли!
  У меня такие настали дела!
  Поздравьте меня, что ли.
  мне милашка пока не дала́!
  
  А я-то надеялся так, идиот!
  Даже уж на́чал было мечтать
  не о том, что мне она не даёт,
  а о том, что не даёт почитать.
  
  А мечтаю лищь только о малом,
  почитать мне бы с нею стишки!
  (Почитать бы их под одеялом!...)
  Вы свои прекратите смешки!
  
  Нашли мне тоже тут забаву
  смеяться над страстью мужской!
  Себе вовсе не ищу в сексе славу,
  но переспать я хотел бы с такой!
  
  Если б видели вы бы её бы!...
  Вы бы с ней проводили часы!
  Для неё я готов на всё, чтобы
  мне подарила хотя бы трусы!
  
  Первое апреля. 1967 год.
  113
  
  
  * * *
  
  Где коммунисты-кровавые, там беда!
  
  Мы стали ужасней медведей!
  Горе в России хлебаем сполна!
  Серпом и молотом мирных соседей
  пугает наша страшная страна!
  
  Лёг коммунизма злобный запрет
  на речи славные России поэта!
  При коммунистах святого нет!
  Ненавистна мне вся власть эта!
  
  От этой жизни хоть волком вой!
  но в тюрьмах не скулит никто.
  Злой вологодский бьёт конвой
  нас просто так, так, ни за что!...
  
  Какой нам смысл водку пить,
  если вовсе нету в России веселья?
  Только нам невозможно жить
  без этого, нас губящего, зелья!
  
  России края коммунистами измучены!
  Где коммунисты-кровавые, там беда!
  Деревни России жутким горем скручены!
  Зажаты страхом все русские города́!...
  
  Русский луг кажется не поле,
  а океан весёлых живых цветов.
  Хоть я до сих пор ещё на воле,
  но нету мне жизни от ментов!
  
  Сколько России ещё терпеть?
  Коммунизм убивать продолжает!
  Жизнь, очень похожая на смерть,
  в России все народы окружает!
  
  Третье апреля. 1967 год.
  114
  
  
  * * *
  
  От к тебе безраздельной любви!
  
  До тебя всё, что мог, я украл!
  Не жалел ни других, ни себя!
  Я не жил... Просто я умирал,
  пока вдруг я не встретил тебя!
  
  Тебя встретил, - сердце взбесилось!
  Не хочу прошлое даже вспоминать!
  Всё однажды вокруг переменилось!
  Теперь мне себя самого не узнать!...
  
  Всегда только к тебе тороплюсь!
  (Хотя раньше я жил бесшабашно.)
  Тебя потерять очень-очень боюсь!...
  Мне об этом подумать аж страшно!
  
  Душа моя лишь к тебе рвётся,
  огонь любви разжигая в крови!...
  Тебя вижу, - и сердце смеётся
  от к тебе безраздельной любви!
  
  Ко мне нежно головку клоня
  снова жгучею страстью горишь!
  "Ты, наверно, не любишь меня", -
  каждый вечер это мне говоришь!
  
  На плечи тихо кладёшь мне руки!
  В моём сердце поют соловьи!...
  Какие страшные, жуткие муки
  мне слушать слова нежные твои!
  
  Не будь ко всему очень стро́га!
  Радуйся и любовь свою славь!
  Надо мною сжалься ради Бога,
  в любви свои сомненья оставь!
  
  Пятое апреля. 1967 год.
  115
  
  
  * * *
  
  Столько нам коммунисты наврали!
  
  Коммунисты рай не построят.
  так что русским нечего и ждать!
  Грехи коммунизма столько не стоят,
  чтобы нам теперь за них страдать!
  
  Коммунистов "ласки" изо льда!
  На песке наши "дворцы" стоят!
  В России что ни день, - то беда!
  Слово коммуниста, - змеиный яд!
  
  В наших мозгах ото лжи волдыри,
  столько нам коммунисты наврали!
  Слепые мы, слепых в поводыри
  сами же себе мы зачем-то избрали!
  
  Все гибнем в кровавой паутине!
  Мы не любим коммунизма строй!
  Человек русский грезит о Берлине,
  или о Вашингтоне ночною порой!
  
  Иной даже не хочет и бороться,
  но только свободу очень ждёт!
  Страдать ещё долго нам придётся,
  пока коммунизм-зверь нас жрёт!
  
  Со всей России смрад зловещий
  по свободной Европе всё ползёт!
  Давно подаёт Господь знак вещий,
  что нам уже в этом веке повезёт!
  
  Сердцем люблю тебя, родная Русь!
  Жизнь отдам за России Свободу!
  С небес говорит мне Бог: "Не трусь!
  Уже идёт всё к лучшему исходу!"
  
  Седьмое апреля. 1967 год.
  116
  
  
  * * *
  
  Любовь можно назвать борьбой!
  
  Как много женщин одиноких!...
  Вино только за их здоровье пью!
  Они все в помыслах высоких,
  все они хотят создать семью!...
  
  Многим в судьбе так не везёт!...
  Жизнь, это несчастные моменты!
  У одной муж чрезмерно пьёт,
  другой же платит алименты!...
  
  Попробуй мужика пойми?
  Иной уже и не одну обидел!
  Иной же, чёрт его возьми,
  вообще женщину не видел!
  
  Бывает, что иной интеллигент
  такой красавец! - только ахай!
  Но вдруг он оказался импотент...
  Самого его хоть бери и трахай!
  
  Любовь можно назвать борьбой!
  Только в этой борьбе кто́ мы?
  Может попасться даже голубой!
  Ну вообще!... - кругом обломы!
  
  В мечтах, от жизни так далёких,
  пребывают наши женщины пока.
  Очень много женщин одиноких
  ждут не дождутся своего мужика!
  
  На иную невозможно наглядеться!
  (Я и таких женщин тоже встречал!)
  Куда же русской бедной бабе деться
  когда мужик теперь так измельчал?
  
  Одиннадцатое апреля. 1967 год.
  117
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русской кровью Россию залили!
  
  Проклиная коммунизма царство
  каждый день свои стихи пишу,
  от коммунизма-заразы лекарство!
  Ночами по Питеру их разношу.
  
  Святой Свободы тихие голоса
  я в общем роптании слышу!
  Хотя нам грозит смерти коса,
  проломим коммунизма "крышу"!
  
  Порою так хочу прилечь я,
  но в России нигде покоя нет!
  Давит нестерпимо на заплечья
  страх коммунистических лет!
  
  Никому не делаю гадости.
  Моя душа о свободе мечтает!
  В жизни, лишённой радости,
  мне вполне стихов хватает!
  
  Свобода хотя уже не за горою,
  но в России все ходят по костям!
  Очень трудно мне скрывать порою
  ненависть к коммунизма властям!
  
  Нам рай и судьбу дивную сулили
  те, кто России народы обманул!
  Русской кровью Россию зали́ли,
  в своей крови русский народ утонул!
  
  Вся моя жизнь, это бой без правил!
  Мне в ней свою душу не согреть.
  Я своей жизни противопоставил:
  "Победить или за Свободу умереть!"
  
  Тринадцатое апреля. 1967 год.
  118
  
  
  * * *
  
  Любви хочу, хочу измены!
  
  Сердце моё не в покое!...
  Любви хочу, хочу измены!
  Бывает весною и не такое...
  Весною во всём перемены!
  
  Любовь, разве это не свято?
  Любви так обширны берега!
  Но меня потянуло куда-то...
  (Похоже, что к чёрту на рога!)
  
  Мне среди душевных влечений
  на всё остальное уже наплевать!
  Вдруг захотелось приключений!
  (В КВД неплохо бы побывать...)
  
  Жизнь моя пошлая такая!...
  Потому в огне похоти горю!
  В постель кого-то увлекая
  такой бред порою говорю!...
  
  Да вы ведь это знаете и сами
  всю о любви и плоти муть!
  Все женщины любят ушами!
  (Ушастых легче обмануть!)
  
  Жизнь становится развратней!
  (Как развратней ей не быть?)
  Но с ушастыми приятней
  в любви время проводить!
  
  Семнадцатое апреля. 1967 год.
  119
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровь русскую пьют!
  
  Свободу мой стих прославляет!
  Он словно пуля несётся у виска!
  Сейчас вместо веселья забавляет
  меня тирании коммунизма тоска.
  
  Голос тонкий и фальшивый
  в парадной под гитару пел.
  Я пришёл такой счастливый!...
  свои листовки разнести успел!
  
  Моё сознание наполнено страхом.
  Стихами наполнена моя грудь!
  Только не закончится крахом
  опасный мой творческий путь!
  
  Всегда со мною вдохновение,
  как в праздник, так перед грозой!
  Сочинённое каждое стихотворение
  мною омыто моей кровяною слезой!
  
  Коммунисты кровь русскую пьют!
  Все их зверства в стихах излагаю.
  Свой кровный очаг семейный и уют
  от коммунистов-палачей оберегаю!
  
  Уже не раз рок злобный нависал,
  уже не раз я попадал в тюрьму!
  Всё же я столько много написал,
  что даже не верится мне самому!
  
  Я не раз избит, не раз изруган...
  но с коммунизмом всё же борюсь!
  Коммунистами-зверьми так запуган,
  что теперь даже смерти не боюсь!
  
  Девятнадцатое апреля. 1967 год.
  120
  
  
  * * *
  
  Твои поцелуи на теле...
  
  Бывало всё это в апреле,
  не помню какого-то дня.
  Но твои поцелуи на теле
  до сих пор сияют у меня!
  
  Встретились и расстались,
  обычный курортный роман.
  Но твои поцелуи остались
  мне следами душевных ран.
  
  Помню твой пляжный наряд.
  В морали мы не были строги.
  До сих пор твои поцелуи горят
  на теле моём как сердца ожоги!
  
  Потом было так много обманов!
  Иногда бывали о счастье мечты!
  Среди многих любовных романов
  в моей памяти осталась лишь ты!
  
  В моей памяти ты средь других,
  среди которых одно лишь враньё!
  Но среди многих имён дорогих,
  помню первым лишь имя твоё!
  
  Что было у нас в самом деле?
  Вопрос мой тебе не в укор.
  Только твои поцелуи на теле
  душой чувствую до сих пор!
  
  Двадцать третье апреля. 1967 год.
  121
  
  
  * * *
  
  Коммунистов ненавижу сроду!
  
  Муза моя разрублена на части!
  Уже не стало сердце петь само,
  когда зло коммунизма власти
  русским навесило рабства ярмо!
  
  Выпьешь, усталый, на работе,
  сразу в вытрезвитель попадёшь,
  будешь потом как на эшафоте:
  тебя осудит коммунист-вошь!
  
  Коммунизм меня не изменит,
  каких только ни услышу слов!
  Коммунист всё поймёт и оценит
  антикоммунистических стихов.
  
  Теперь пишут, кто во что горазд
  на демократию злопыхатели!
  Россию предать мне Бог не даст,
  не друзья коммунизма писатели.
  
  Коммунистов ненавижу сроду!
  Стать поэтом России не спешу.
  сначала завоюю России Свободу,
  уже потом стихи России напишу!
  
  Когда коммунисты-сыщики
  оставят в покое мою семью?
  Они, как на жопе прыщики,
  всюду жизнь беспокоят мою!
  
  Только не стоит душу бередить!
  Пора писать о чувствах нежных.
  Злодеяния коммунистов осудить
  не хватит всех стихов мятежных!
  
  Двадцать девятое апреля. 1967 год.
  122
  
  
  * * *
  
  Всё думаю, как с ней бы переспать?...
  
  Все мы животные! Чего уж там?...
  Молока выпил не одну я уже чашку
  предназначенные кошкам и котам.
  Пишу про себя и про свою милашку!
  
  Не занимать мне в людях простоты!
  Всё у меня, как будто, честь по чести!
  А и верно, мы с милашкой чем не коты?
  Нету хвостов, зато другое всё на месте!
  
  Я ведь поэт, и, может быть, дурак!
  Ведь поэты все это такие дураки!...
  Осталось только подобрать чердак.
  (Милашка очень любит чердаки.)
  
  Если не любит, так полюбит скоро!
  Помурлыкаю на чердаке ей кой-куда!
  Она теперь почти моя уже, без спора!
  А остальное, в общем, просто ерунда!
  
  Лучше милашки нет никого на свете!
  Всё думаю, как с ней бы переспать?...
  Муж, родня, друзья, знакомые и дети!...
  Мне ни к чему об этом вспоминать!
  
  Похоть продолжает в сердце стукать!
  Хочу милашку! - это все мои мечты!
  Так хочется с милашкой помяукать!...
  (Чем хуже мы, чем драные коты?)
  
  Первое мая. 1967 год.
  123
  
  
  * * *
  
  На убийство коммунистами русского поэта.
  
  "Трудолюбив", науки "гложет",
  гимн коммунизма может спеть...".
  При коммунизме человек не может
  даже собственную душу иметь!
  
  Он счастья в жизни не нашёл.
  Он вдруг предал в Бога веру
  за коммунизма ужасную Химеру,
  в Ад с коммунистами пошёл!
  
  Не брит, полупьян, неопрятный,
  словно жизнь в заточении провёл,
  с работы, его душе неприятной,
  домой бредёт, как усталый осёл.
  
  В России коммунизма ненастья,
  но в брак вступать уже пора.
  Вступая в брак все ждём счастья,
  тепла, заботы, ласки и добра.
  
  Но в жизни идёт всё кру́гом:
  злобными коммунистами избит,
  женой обманут, предан другом...
  Он лишь только Богом не забыт!
  
  Всё лицо его в кровоподтёках,
  только душа не сломлена его!
  Вся его сила в русских истоках.
  Не оболгал он в жизни никого!
  
  Палачи ему стреляли прямо в лоб!
  Присыпали труп свежим снежком.
  Стороной обошли тот сугроб
  коммунисты с ехидным смешком.
  
  Третье мая. 1967 год.
  124
  
  
  * * *
  
  С той цыганкой хочу переспать.
  
  Не буду в чувствах копать,
  но однако скажу, между тем,
  мне хочется очень поспать!...
  Только не знаю вот бы с кем?...
  
  У вокзала тихонько брожу.
  Здесь кое над кем посмеюсь!
  Путан здесь взглядом нахожу.
  Но от них заразиться боюсь.
  
  Надоела прохлада-поганка,
  в тёплый зал ожиданья пойду.
  Там смотрю, молодая цыганка
  тихо дремлет в последнем ряду.
  
  И скажу откровенно, не ложно,
  из-за неё стал я больше хотеть!
  Поспать с нею тут невозможно,
  но можно с ней здесь посидеть.
  
  К ней только присесть я хотел,
  (она бы, конечно, меня подпустила),
  только вдруг поезд её подоспел
  и куда-то она от меня покатила!
  
  Чего тут по-пустому трепать?
  (скажу, но не будет это новью).
  С той цыганкой хочу переспать,
  с ней поделиться своею любовью!
  
  Пятое мая. 1967 год.
  125
  
  
  * * *
  
  Ликование коммунизма рабов!
  
  Простреленных пилоток
  дома храню который год
  с синявинских высоток,
  с синявинских болот.
  
  Сорок первый год проклятый!
  Война вовсю гремит окрест!
  Полуразрушенный, не взятый,
  сопротивляющийся Брест!...
  
  Помню все ужасы войны,
  все, от июня и до мая!
  Её забыть мы не должны,
  как Божью кару принимая.
  
  "Айн, цвай, драй...
  чего хочешь выбирай...",
  слышал я чужую речь.
  Кого к стенке, кого в печь.
  
  После войны на пепелищах
  не слышны крики воронья!
  Больных, израненных и нищих,
  таких русских героев видел я!
  
  Коммунисты в лучах "славы"
  снова возвратились в наши дни.
  Кто в войне той были пра́вы?
  Да только были ли они?...
  
  Была в Берлине мрачная победа
  под ликование коммунизма рабов!
  От ней скоро не будет даже сле́да
  среди антикоммунистических умов!
  
  Седьмое мая. 1967 год.
  126
  
  
  * * *
  
  Любовь намного слаще мёда!
  
  Быть может буду и не прав,
  стихами рассказав о том,
  что у природы дерзкий нрав,
  а у поэта всё вверх дном!
  
  Стихами рифму лишь калечу,
  мне она словно от Музы свет!
  Идём своей любви навстречу,
  да только встретим или нет?
  
  За пессимизм меня прости,
  но мой вопрос не будет новью.
  Как же мне узнать, куда идти,
  не разминуться чтоб с любовью?
  
  Вот и схожу с того с ума,
  (да так, что и душа не рада),
  что не придёт любовь сама,
  ведь за неё бороться надо!...
  
  Людям любовь, как Ева, мать!
  Но вопрос душу мне грызёт!...
  Куда пойти любовь искать?...
  Что мне в любви так не везёт?
  
  Любовь порой хуже тюрьмы,
  хоть ни одной воспета одой!
  Но чем же так рискуем мы?
  Лишь только мнимою свободой!
  
  Дурак лишь только не поймёт,
  что не продлить без любви рода!
  Любви надежды сладок мед!
  Любовь намного слаще мёда!
  
  Одиннадцатое мая. 1967 год.
  127
  
  
  * * *
  
  В коммунизма кровавой тишине...
  
  Коммунистам не буду другом!
  Коммунизм, это коварная змея!
  Сражена коммунизмом-недугом
  многострадальная Россия моя!
  
  Я коммунистов не бранил...
  Я пару слов лишь обронил...
  Скорый суд! Огромный срок!
  Везёт "Столыпин" на восток!
  
  Вот покидаю столицу пустую,
  очень больную, как и вся страна!
  Против коммунизма протестую!
  Власть коммунизма не нужна́!
  
  Прошёл я много учреждений!
  Мне давно знакома Воркута...
  Только не поменяю убеждений
  от коммунизма-лютого кнута!
  
  Сейчас я коммунистами гони́м,
  но мне далеко ещё до смерти!
  Любить и верить, что любим,
  дано не каждому, поверьте!
  
  Не сижу, без дел скучая,
  хоть на висках уж серебро.
  Учусь, обид совсем не замечая,
  творить милость и добро!
  
  На покой пока что рано мне,
  ещё не отсветили мои лу́ны!
  В коммунизма кровавой тишине
  Гимны Свободы поют струны!
  
  Тринадцатое мая. 1967 год.
  128
  
  
  * * *
  
  Для меня любовь словно беда!
  
  В своей судьбе не раз смотрелся
  я в чудных озёр водяные зеркала!
  Я не раз в любви горячей грелся!
  Мне уже не раз черёмуха цвела!
  
  То в озноб, то в жар меня кидало,
  страстью любви я извёл всего себя!
  Помню, с такою мукой ожидало
  в трепете страсти моё сердце тебя!
  
  Помню, тогда мне захотелось
  остаться только твоим навсегда!
  Мне не пилось и даже не елось,
  для меня любовь словно беда!
  
  В тот далёкий незабвенный миг
  у тебя твоей руки я попросил!...
  Ты в ответ сказала... И я сник...
  То стерпеть мужчине нету сил...
  
  Ты на меня взглянула странно,
  моё сердце от боли даже заныло...
  На Манежной у холодного фонтана
  летним тихим вечером то было.
  
  Тогда слова суровые сказали
  мне твои капризные дерзкие уста.
  Они моё сердце болью истерзали.
  Но только ты прекрасна и чиста́!
  
  Тогда не знал я что такое "мера"!
  Я в любви сгорел, как факел, дотла!
  То-ли злая Афродита, то-ли Венера
  тогда моей возлюбленной была́...
  
  Семнадцатое мая. 1967 год.
  129
  
  
  * * *
  
  Коммунисты России уже надоели!
  
  "За коммунистами идите!..."
  Уж седина, - а чёрт с ребро!
  Безумные, Свободы не хотите,
  а в ней ведь спрятано добро!
  
  Речей правдивых не услышите
  от коммунистов-блохастых-псов!
  Коммунизма вонью ды́шите!
  Каждый жопу лизать готов!
  
  Мне теперь уж нечего терять,
  потому коммунистов бичую!
  За мятежное перо берусь опять,
  русские души стихами врачую!
  
  Коммунисты-идиоты с перепою
  прутся все в одном кривом строю!
  Кровь народа с их рук я не смою.
  Хвалу коммунизму никогда не спою.
  
  Народу правду никогда не ска́жите!
  Коммунисты, души русские жрёте!
  Руки мои цепями тяжкими свяжите,
  но уста мои никогда не заткнёте!
  
  В лихую ночь не приведи вас Бог
  из дома зачем-то выйти за порог!
  Бесследно пропадёте, вот итог,
  во мраке не отыщет вас никто!
  
  Коммунизм создать себе хотели,
  только в России такому не бывать!
  Коммунисты России уже надоели!
  Давно пора коммунистов убивать!
  
  Девятнадцатое мая. 1967 год.
  130
  
  
  * * *
  
  С незнакомкою в постели!
  
  Поэт, какой я ни какой...
  Тревожусь не без причины!
  Тревожен призрачный покой
  для одинокого мужчины!
  
  Хоть сам себе я господин,
  но и страдаю ведь за то!...
  Спать ложусь, вроде, одни,
  утром со мной чёрт знает кто!
  
  Злая тревога мою душу гложет
  все ночи напролёт и даже дни!
  Кто в постель мне девок ложит?
  Откуда вдруг берутся все они?...
  
  В этом никак не разобраться,
  мешает мне любовь, апрель!...
  Не пить мне надо постараться,
  тогда узнаю тайны про постель!
  
  Очень моё сердце заболело,
  и захотелось выпить, кстати!
  Ну, согласитесь, разве это дело,
  девки незнакомые в кровати?...
  
  Чьи-то груди под моей рукой
  на протяжении всей недели!
  Тревожен призрачный покой
  с незнакомкою в постели!
  
  Двадцать третье мая. 1967 год.
  131
  
  
  * * *
  
  Коммунизма-зверя проклятый век!
  
  Мы из-за коммунистов умираем!
  Советский Союз тюремный сарай!
  Может быть, он был бы нам раем,
  только он коммунизма ад, а не рай!
  
  В коммунизме-тьме жизнь влачим
  коммунистам-кровавым в угоду!
  Тихо дрожим от страха и молчим,
  даже сказать боимся про свободу.
  
  В Европе даже ночь светлее дня,
  только в России день темнее ночи!
  В кремле идёт о мире болтовня,
  коммунизм штыки на всех точит!
  
  Злой антирусский, ненасытный
  коммунизма-зверя проклятый век!
  Он хуже, чем строй первобытный,
  в муках гибнет русский человек!
  
  В тайниках нашего сознанья спрятано
  то, что давно не помним уже мы.
  Сколько тачек русскими перекатано
  на рудниках советской Колымы!...
  
  Костей треск, мольбы и стоны
  над павшей ужасной Россией стоят!
  Коммунистов злобные законы
  страшную смерть для русских таят!
  
  Коммунизма кровавая река
  Русь в даль тревожную уносит!
  С коммунистов русская рука
  ответ за все зверства спросит!
  
  Двадцать девятое мая. 1967 год.
  132
  
  
  * * *
  
  Мне глоток бы любви обжигающей!
  
  Помню прошлые года.
  Кусточек сиреневый,
  супчик пельменевый
  не забыть мне никогда!
  
  Сам я себя так накажу,
  чтобы душа моя заныла.
  Стихом напишу и расскажу,
  что между нами было!
  
  Прекрасной выдалась ночка
  среди соловьиной нежной трели!
  Как два весёлых уголёчка
  твои глаза во тьме горели!
  
  Дырка в чёрно-синем небе,
  это грехоподобная Луна...
  Не думаю о насущном хлебе,
  горькую чашу пью до дна!
  
  Сосновая тихая рощица
  под луной как в снегу.
  Тебя мне так хочется,
  даже сказать не могу!...
  
  Что-то нас ждёт впереди?
  Где-то с кем завтра будем?
  Сердцу тесно в усталой груди,
  оно вырывается к людям!
  
  Вольной птицею, вдаль улетающей,
  Промелькнула любовь! И прохлада...
  Мне глоток бы любви обжигающей!
  Хоть глоток бы!... И больше не надо.
  
  Тридцать первое мая. 1967 год.
  133
  
  
  * * *
  
  Пусть коммунизм погибнет с нами!
  
  В России верой всё блистало!
  явились коммунисты-ЧМО...
  Всё, прежде милое, вдруг стало
  русским противно, как дерьмо!
  
  Неразлучные братик с сестрицею,
  свет полуденный и полночная тьма.
  Жить всем хорошо за границею,
  только в России для русских тюрьма!
  
  Русских, близких и враждебных,
  вдруг поток кровавый разделил!
  На полях русских очень хлебных
  наш народ напрасно кровь пролил!
  
  В России беда ужасная случилась,
  всех русских давит коммунизма гнёт!
  Святая Россия в крови заблудилась!
  Ждём, когда нас "Данте" поведёт.
  
  Мы страдаем в стране советов,
  власть коммунизма нам беда!
  Никто не спорит, среди поэтов
  хватало разной не́чести всегда!
  
  Без борьбы жизнь пресная каша,
  или же как драный кот в мешке.
  То ли дело теперь жизнь наша,
  то в душу бьют, то по башке!...
  
  Пусть грех нам Бог не отпускает!
  Пусть не будет места нам под небесами!
  Пусть гром! Пусть молния сверкает!
  Пусть коммунизм погибнет с нами!
  
  Первое июня. 1967 год.
  134
  
  
  * * *
  
  Со мною пока милой нет!
  
  Ночь темна, темна...
  А душа моя болит!
  Мне уже не до сна:
  "С кем-то милая спит?"
  
  Она же понять должна,
  я же ведь ей не шут!
  Ночь темна, темна...
  А я пьяный всё тут!...
  
  Я башкой в столбы!...
  Со мной женщина зла!
  Ты стала третьей бы,
  если бы ты пришла!
  
  Подходят ко мне все те,
  что вина уже напи́лись!
  Мы с ней бы в темноте
  вдоволь бы порезвились!
  
  Скоро ночь пройдёт,
  похоти отведёт нужду.
  Только она всё ждёт!
  И я всё чего-то жду...
  
  Опять ночь темна, темна...
  Даже вовсе не виден свет!
  Где же там бродит она?...
  Со мной пока милой нет!
  
  Третье июня. 1967 год.
  135
  
  
  * * *
  
  Всё творю коммунистам на зло!
  
  "Талант!" - говорит, кто меня знает.
  "Опасный тип!" - кричат менты.
  Меня КГБ очень часто вспоминает.
  Мне всегда распахнуты "Кресты"!
  
  Иметь друзей большое счастье!
  Кутить на праздничных столах!...
  Но только лишь вредит участье
  моих "друзей" в моих лихих делах!
  
  Я не кровавил лёд Кронштадтский,
  не воевал я за "честь" страны.
  Я поэт, человек сугубо штатский,
  но военные частенько вижу сны.
  
  Со мной случай необыкновенный
  произошёл в полночный час.
  Тревожный, вещий, откровенный,
  целых три сна увидел я за раз!
  
  Я, умиравший со всеми в блокаду,
  сам по себе не буду слёзы лить.
  Не воспеваю хвалу Ленинграду
  потому, что его не за что хвалить!
  
  Я к коммунистам не привык!
  Рвусь к жизни свободной, новой,
  хотя уже давно вижу злобный лик
  судьбы своей угрюмой и суровой.
  
  Среди торжества мероприятий
  всё творю коммунистам на зло!
  В ста́нах двух враждебных ратей
  мне быть одновременно тяжело!
  
  Пятое июня. 1967 год.
  136
  
  
  * * *
  
  Мы за любовь готовы в гроб!...
  
  Любовь!... Да что ж это такое?!
  В любви есть счастье и обман!
  Мои душа и сердце не в покое,
  в моём сознании розовый туман!
  
  Моя душа ослепла, она глу́ха!
  То стынет, то вскипает кровь!
  Лишает разума, зрения и слуха
  нас, нам желанная, любовь!
  
  О, как ужасны сердца муки!
  Мысли становятся грешней!
  Минуты тяжкие разлуки
  порою ада нам страшней!
  
  Как утомительна разлука...
  Всё же опять пишу о том.
  Любовь является без стука,
  любовь является как гром!
  
  Любовью сам себя погубишь!
  Не будешь спориться с судьбой!
  Считаешь, что ангела любишь,
  хотя стоит сам дьявол пред тобой!
  
  Порывы воли вдруг ослабли!
  Мы за любовь готовы в гроб!...
  И каждый раз на те же грабли!...
  (Как будто бы чугунный лоб!)
  
  Каким холодным ты ни будь,
  как ни живи ты бесшабашно,
  когда сольются губы, грудь!...
  За это умереть не страшно!
  
  Седьмое июня. 1967 год.
  137
  
  
  * * *
  
  У коммунистов правды нет!
  
  Тяжело в коммунизма стуже!
  Бог ведь не зря нас покарал!
  Поэтов много... Почему же
  Господь только меня избрал?
  
  В хмуром сереньком рассвете
  туманом скрылся Питер весь.
  В страшном кровавом свете
  всю Россию ясно вижу здесь!
  
  В этой страшной жуткой стране
  каждый день обливаемся кровью!
  Но, чтобы не было страшно мне,
  всегда икону ложу к изголовью.
  
  Не верю коммунизма слухам!
  У коммунистов правды нет!
  Хочу припасть к земле ухом,
  чтобы услышать добрый совет.
  
  Стать бы землёй плодородной,
  людям хлеб и цветы бы дарить!
  Своею раненой душой богоугодной
  всем людям о Свободе говорить!
  
  Я познал непраздность света!
  Тьмы прозрачность я познал!
  Ненавистна власть мне эта!
  За мной тяжёлый криминал.
  
  Не раз меня пытались бить,
  но мой стих Свободу славит!
  Коммунистов-злодеев любить
  меня никто и ничто не заставит!
  
  Одиннадцатое июня. 1967 год.
  138
  
  
  * * *
  
  Тебя умоляю, приди, пожалей!...
  
  Кончились наши свиданья
  из-за злой разлуки-стервы!
  Как до́лги дни ожиданья,
  все измотают мои нервы!
  
  Дни в страданиях проходят,
  за́ день не съесть ни крошки!
  В моём сознании тихо бродят
  плохие мысли, как злые кошки!
  
  Мне вечер приносит страдание,
  в ожидании счастья, как чуда!
  Уж скорее бы наше свидание!
  Мне без тебя здесь так худо!...
  
  Ночь!... - страшнее не бывает!
  Всю ночь снятся разлуки знаки!
  Моё сердце в тоске завывает,
  словно грызут его злые собаки!
  
  Моё утро не легче злой ночи!...
  Мучает страшная боль у виска!
  Лишь только открою свои очи,
  вокруг меня снова злая тоска!
  
  У нас не бывало вовсе прощания,
  но разлука с каждым днём злей!
  Как долги мне дни ожидания!...
  Тебя умоляю, приди, пожалей!
  
  Тринадцатое июня. 1967 год.
  139
  
  
  * * *
  
  Коммунистам Россию не ослепить!
  
  У нас опять торжественный парад!
  Снова Генсек с трибуны голосит!...
  Едким дымом коммунизма смрад
  над всею падшей Россией висит!
  
  Русские от Бога сами отвернулись.
  Только дьяволу молимся теперь.
  Все в бред кровавый окунулись!
  Уже не перечесть русских потерь!
  
  Россию Бог теперь не защищает.
  Теперь под нами стонет уж земля!
  Всех нас дьявол кровью причащает
  из народами ненавистного кремля!
  
  Мы все месим кровавое говно!
  В хвосте плетёмся за Европой!
  Нос коммунизма уже давно
  сросся с европейской жопой!
  
  Мы в жизни погрязли бесчестной,
  но придёт в Россию Правды час!
  Все боимся молнии небесной,
  даже свободы гром пугает нас!
  
  Каждый год в России запойный!
  От пьянки давно всех уже трясёт!
  С Запада вольный ветер знойный
  всем нам желанье бороться несёт!
  
  Коммунисты загадили мозги народу!
  Русские с горя стали водку пить.
  Но из России не вытравить Свободу!
  Коммунистам Россию не ослепить!
  
  Семнадцатое июня. 1967 год.
  140
  
  
  * * *
  
  Любовь взбодрит и мертвеца!
  
  Плоти страстное хотенье,
  чувство или просто ложь?...
  Любви причудливо плетенье,
  так сразу ведь не разберёшь!
  
  Порой кончается терпенье
  и начинается плотский порок!
  Любви причудливо плетенье
  в сплетении чьих-то рук и ног!
  
  Порой от похоти мученье
  нас загоняет в секса бред!
  Любви причудливо плетенье,
  когда любви и вовсе нет!
  
  Бывает блудное влеченье
  адреналин вгоняет в кровь!
  Любви причудливо плетенье,
  и мы охотно любим вновь!
  
  Похоть. - души опустошенье,
  то не любовь, а пустой звук.
  Любви причудливо плетенье,
  в переплетении страстном рук!
  
  Чувства вводят в заблужденье
  порою даже чистые сердца!
  Любви причудливо плетенье.
  Любовь взбодрит и мертвеца!
  
  Девятнадцатое июня. 1967 год.
  141
  
  
  * * *
  
  Я злодеянья коммунистов позабыть не в силах!
  
  С каждым годом прошлое дороже!
  С годами чаще посещаем врачей.
  Много лет я не был здесь, и всё же
  сердце помнит всё до мелочей!
  
  Напрасно мне память старается
  то, что было когда-то, вернуть.
  Помнить не хочет душа, упирается!
  Закрыт сердцу к прошлому путь!
  
  Прошлое по сердцу режет бритвой!
  Не расстаться прошлому со мной.
  Мой рассудок, занятый молитвой,
  ласкает грешную душу тишиной.
  
  Мной перенесённые страдания
  не исцелить всем будущим годам!
  Тюремные свои воспоминания
  никогда забвенью не предам!
  
  Остались в невозвратном прошлом
  мои тюремные тревоги и печаль.
  Хоть вспоминаю, как о пошлом,
  но лет потерянных мне жаль!
  
  Когда вдруг былое воскресает,
  то просто очень хочется рыдать!
  То в жар, то в лёд меня бросает,
  душа не хочет вновь страдать!
  
  Прошлое никак мне не забыть,
  оно хранится на святых могилах!
  Я не в силах коммунистов полюбить,
  их злодеянья позабыть не в силах!
  
  Двадцать третье июня. 1967 год.
  142
  
  
  * * *
  
  Трусы, бюстгальтер как игрушки...
  
  Проснулся я средь утра рани,
  душа с весной заговорила...
  Смотрю на наше поле брани!...
  Милашка, что ты натворила?
  
  Где одеяло? Где подушки?...
  Прошло, что ль, стадо поросят?
  Трусы, бюстгальтер как игрушки
  на люстре в спаленке висят!
  
  Хотя, конечно, что с того?...
  Тебя за эти шутки не обижу.
  Хотя совсем не помню ничего,
  но тихий ужас тут ясно вижу!
  
  Ты на меня, что ль, разозлилась?
  Скажи, что было между нами?
  Ну как же это так случилось,
  что и кровать-то вверх ногами?...
  
  Весь я же, словно бы, разбит!
  Памяти нет, когда напьюсь!
  Всё у меня "там" так болит!...
  Даже заглянуть очень боюсь...
  
  Давай уборку делать вместе!
  Пол хоть, что ли, протереть?...
  Ты посмотри-ка, "там" на месте?
  Сам боюсь туда посмотреть!
  
  Вино, что ль, завело так нас?...
  В глазах только стакана грани!
  Давай с тобой на следующий раз
  в кустах устроим поле брани.
  
  Двадцать девятое июня. 1967 год.
  143
  
  
  * * *
  
  Скоро придёт коммунистам крах!
  
  Кровь русская невинная течёт!...
  От коммунистов русские страдают!
  Жертвам русским потерян счёт!
  Коммунисты для забавы убивают!
  
  Вдруг я вспомнил Царское село,
  как нам жилось тогда привольно!
  Мою душу грустью вдруг свело,
  мне за мою Россию очень больно!
  
  Мой дед расстрелян и старуха,
  коммунисты русских убивают!
  А русские сугробы, как их пуха,
  русские трупы тихо прикрывают!
  
  Убивают коммунисты всех подряд
  крестьян, гражданских и военных!
  Тихо, глухо бьют в русский набат
  русские души безвинно убиенных!
  
  Свою косоворотку на жилетку
  тихо коммунист нынче сменил.
  Персональную страшную отметку
  на людей коммунист наклеймил!
  
  Нам коммунист заклятый враг!
  Коммунист давит России народы!
  По России раздаётся мерный шаг
  очень близкой к нам Свободы!
  
  Забудусь. мне Россия предстанет
  кладбищем вся в чёрных цветах!
  Только скоро Россия восстанет!
  Скоро придёт коммунистам крах!
  
  Первое июля. 1967 год.
  144
  
  
  * * *
  
  Хочу твоей страстной любви!
  
  Подарок прошлой красоте,
  (Ведь она была́, предполагаю),
  Как несбывшейся мечте,
  свои стихи тебе предлагаю.
  
  Моя душа, твоя поклонница,
  но твоё сердце словно сталь!...
  Ты одна души моей бессонница.
  Ты одна лишь радость и печаль.
  
  Среди других меня не замечаешь,
  хоть на других я вовсе не похож.
  Прошу тебя, но мне не отвечаешь!
  Зову тебя, - ко мне не подойдёшь.
  
  Я так устал душою от разлуки!
  Жду теперь лишь только дня,
  когда нежные, чарующие руки
  вдруг обнимут безумного меня!
  
  Только как увижу твои глазки,
  адреналин кипит в моей крови!
  Очень хочу твоей безумной ласки,
  хочется твоей страстной любви!
  
  Моя душа к твоим услугам,
  до сих пор тебя я не забыл.
  Хоть не́ был я приятным другом,
  но зато я верным другом был!
  
  Мне только ты одна награда!
  Даже не мыслю жизни иной.
  Не будет счастья, и не надо,
  только бы ты была́ со мной!
  
  Третье июля. 1967 год.
  145
  
  
  * * *
  
  Банда Ленина!
  
  В Петербурге часто дождь бывает,
  ничуть не портит дворцов красоту!
  Пыль и грязь он прилежно смывает,
  наводит в городе для нас чистоту!
  
  Он мочит людей и трамваи...
  Ничего не поделаешь с ним.
  Шустрый он и везде успевает,
  всех одарит вниманьем своим!
  
  Трамвай трясётся, как от страха,
  он то поедет, то вдруг стоит...
  То он бредёт, как черепаха...
  Но мне-то кажется, - летит!
  
  Машины мчат куда-то мимо...
  С интересом смотрю со стороны.
  Вижу город, мной очень любимый,
  великой, но опущенной страны.
  
  Подвержена проклятию и сраму,
  Россия, ругаю, в душе тебя любя.
  В семнадцатом ты угодила в яму,
  что банда Ленина отрыла для тебя!
  
  Россия-матушка, милее и дороже
  сердцу русскому нет в мире ничего!
  Я, раб грешный, молю тебя, Боже,
  скорей пошли ей хорошего всего!
  
  Пятое июля. 1967 год.
  146
  
  
  * * *
  
  Не любовь, а лишь только терпимость.
  
  Спать ложусь и сам не знаю,
  о чём в стихах завтра расскажу.
  Ночью в свою душу залезаю,
  в ней сны тревожные гляжу.
  
  Высоких чувств катился вал,
  звезда счастья мне светила!
  Я всё тогда с тобою забывал,
  мне ничего не надо было.
  
  Сначала ты была как друг,
  не целовались мы ни разу...
  Я полюбил тебя не вдруг,
  и разлюбил тебя не сразу.
  
  Второй такой притворной
  не встречал уж в жизни я.
  На душе твоей тлетворной
  дремлет зловещая змея.
  
  Помнишь, когда-то было,
  что я судьбу благодарил!
  Ты до тех пор меня любила,
  лишь пока деньгами я сорил.
  
  Дарил цветы тебе, очень любя!
  Ты для меня была царицей!
  Но воздала ты мне сторицей,
  теперь лишь презираю тебя!
  
  Между нами была примиримость.
  Черёмуха вовсе не нам тогда цвела.
  Не любовь, а только терпимость,
  тогда между нами всё время была.
  
  Седьмое июля. 1967 год.
  147
  
  
  * * *
  
  Среди коммунистов-скотов!
  
  Мою грешную душу не тронь,
  над ней чувства недобрые веют!
  Может теплится где-то огонь,
  где люди примут меня и согреют.
  
  Моя душа наполнена ли верой?
  Может быть её там вовсе нет?
  Моя голубая мечта стала серой,
  кровавым стал мрачный рассвет.
  
  Рифмы воют словно волки!
  Строфы выстроились в ряд!
  В душе моей мечты осколки
  звёздами тусклыми ещё горят!
  
  Не будешь умным никогда,
  коль в голове вовсе нету масла!
  Зажглась надежда, как звезда,
  вдруг, как звезда, она погасла.
  
  Облака серыми клочьями ваты
  медленно плывут надо мной.
  Мечты коммунистами смяты,
  не осталось мечты ни одной.
  
  Гонятся за мною всюду мысли,
  словно злые волки за конём!
  Они в грешной душе зависли,
  ночью меня мучают и днём!
  
  Среди коммунистов-скотов
  от дум тяжёлых не развеюсь.
  К плохому я всегда готов,
  только на хорошее надеюсь.
  
  Одиннадцатое июля. 1967 год.
  148
  
  
  * * *
  
  Похоть, будто любви сводня.
  
  Когда со мной милашки нет,
  то весь мир такой ужасный!
  Душу крашу в черный цвет,
  вином нос крашу в красный!
  
  В любви имею мало знаний,
  а так хотел бы много знать!
  Моих душевных наказаний
  на пальцах не пересчитать!
  
  Как вчера, так и сегодня,
  (словно в душу залез бес),
  похоть, будто любви сводня,
  опять меня вгоняет в стресс!
  
  Очень свою милашку хочу!
  Похоть давит мою грудь!
  Но только сижу тихо, молчу.
  (Ещё шкильнёт куда-нибудь).
  
  Взор её такой лучистый!
  Любуюсь ей со стороны!
  Она сказала, что я чистый,
  ей лишь грешники нужны!
  
  Кричу милашке в ответ:
  "За доброту меня прости.
  Душу крашу в черный цвет,
  чтобы за грешника сойти."
  
  Тринадцатое июля. 1967 год.
  149
  
  
  * * *
  
  Целят коммунисты нам в спины пулемёт!
  
  Когда в бой нас провожает,
  то, в помощь нашим врагам,
  нам коммунист не доливает
  наши солдатские сто грамм!
  
  Коммунисты жрут пайки сибирские.
  Хотят, чтоб каждый русский издох
  за то, чтобы шлюхи командирские
  вдруг не похудели, не дай Бог!
  
  Враг на меня смотрел в упор!
  Но вдруг заклинило затвор!...
  Всё же успел нажать я на крючок,
  но только выстрелить не смог.
  
  Взрывы, вой, проклятия, стон!...
  Вдруг земля поднимается круто!
  Пули свист, в грудь удар, и поклон
  тогда до земли я отвесил кому-то!
  
  Я думал: "Далеко ли до гроба?"
  Вперёд неровной поступью ступал.
  Тогда на ледяную грудь сугроба
  раненый своею грудью я упал!
  
  Мысль промелькнуть успела
  в сознании искрами боли и огня:
  "Неужели моя жизнь пролетела
  с пулей той, что сразила меня?"
  
  Мы в бой пошли не за награды,
  за то, чтоб счастлив был народ!
  А коммунистов заградотряды
  целят нам в спины пулемёт!
  
  Семнадцатое июля. 1967 год.
  150
  
  
  * * *
  
  Я до безумия любил!
  
  Где только в жизни ни бывал я!
  Чрез что я только ни прошёл!
  Любовь и ненависть познал я,
  но утешенья себе не нашёл...
  
  Тихо время мою душу излечило,
  теперь любить готов я хоть сейчас!
  Сколько раз моё сердце ни любило,
  всегда был первым каждый раз!
  
  Бывает, что мне и муки сладки.
  Душой вкушаю уже немало лет
  своего счастья горькие осадки,
  муки в сердце сладкий след.
  
  Вспоминаю день весенний,
  моё сердце рвётся на куски!
  Не избежать мне потрясений,
  ревности, разлуки и тоски!
  
  Я поэт, греховодный невежда,
  мне без Музы не прожить и дня!
  Звездою яркой милая надежда
  всю жизнь светит для меня!
  
  Когда-нибудь стану стариком,
  вспомню, может быть, о том,
  что ту, которую ещё не забыл,
  тогда я до безумия любил!
  
  Не всем нам сопутствует удача.
  Мы жалеем больше лишь себя.
  Живём, радуясь, смеясь и плача,
  душой терзаясь, ненавидя и любя!
  
  Девятнадцатое июля. 1967 год.
  151
  
  
  * * *
  
  Стоны коммунистами убитых!
  
  Жизнь неприятностями хлещет!
  Проклиная коммунизма вождей,
  уже по-иному смотрю на вещи,
  зверей, событья, жизнь и людей!
  
  Заметил я ещё с лет моих детских,
  полистав с портретами страниц:
  на лицах всех вождей советских
  улыбки вздрюченных блудниц!
  
  Давно слышу в шелесте страниц
  стоны коммунистами убитых!
  В них блики кровавых зарниц,
  боли утрат, Россией пережитых.
  
  Только ещё не всё завершено!
  Мне коммунизм душу студит!
  В моём сердце давно уж решено:
  лишним в борьбе ничто не будет!
  
  Вижу в полночь над Москвою
  зияют злобные числа сатаны!
  От коммунистов зверем вою,
  но утешения мне не нужны!
  
  Стихи распространяю в столице.
  Мне за то будет тюремная скамья!
  В коммунизма кровавой темнице
  душой мятежною свободен я!
  
  Жизнь устремила свой поток,
  куда мне вовсе не хотелось!
  Мне хотя бы свободы глоток,
  чтобы о счастье в душе пелось!
  
  Двадцать третье июля. 1967 год.
  152
  
  
  * * *
  
  Милашка, мне, хотя бы, дай!...
  
  Становлюсь на колени
  и молюсь, чертей кляня!
  Ночью отблески и тени
  страхом так мучают меня!
  
  Признаваться не стыжусь,
  что не очень боюсь смерти!
  Но милашку так боюсь!...
  (Как боятся Бога черти!)
  
  Боюсь, что мне она откажет...
  Она и я, - это такой контраст!
  Боюсь, что даже не покажет,
  а уж не то что мне там даст...
  
  Есть у неё, наверно, кто-то!
  Мне остаётся лишь мечтать.
  Вы там подумали чего-то?...
  Я "даст" в смысле почитать.
  
  Мне её имя очень дорогое!
  Дружбой с нею горжусь!
  Если даст мне что другое,
  конечно, уж не откажусь!
  
  С чувством попробуй, совладай!
  Лезут в мою голову разные грехи.
  Милашка, мне, хотя бы, дай!
  (Почитать твои чудные стихи.)
  
  Двадцать девятое июля. 1967 год.
  153
  
  
  * * *
  
  Ленина-сатану почитают за Бога!
  
  "Виват, Россия!", - царские слова!
  Огонь в крови нас не покинет!
  В русских слава русская жива́,
  Дух Петра в нас жив поныне!
  
  Очень тяжела у России дорога,
  все позабыли Господний Завет!
  Ленина-сатану почитают за Бога,
  утверждая, что Бога вовсе нет!
  
  Коммунист в услаждения манит,
  предлагает весёленький нам бал.
  Но меня он никогда не обманет,
  давно свою душу я Богу отдал!
  
  Богу душу я отдал безвозвратно!
  Сейчас нахожусь на верном пути!
  Теперь мне так хорошо и приятно
  в душе с Богом по жизни идти!
  
  В своём выборе я непоспешен,
  только не чёрта, а Бога люблю!
  Я тоже, как все, не безгрешен,
  каждый день о прощении молю!
  
  Каждый день обращаюсь к Богу,
  Ему каждый день молитву пою:
  "Укажи , Господь, прямую дорогу,
  укрепи в душе в Тебя веру мою!"
  
  Тридцать первое июля. 1967 год.
  154
  
  
  * * *
  
  Любви, как жизни, нет цены!
  
  От тебя, от самого себя уезжая,
  я не ждал ни такси, ни трамвая.
  С мечтою, надёжным дружком,
  от тебя я ушёл налегке и пешком!
  
  Твой непонятный жест картинный
  мне навек запомнить суждено.
  Твой голос вкрадчивый, невинный
  пьянит сердце моё, как вино!
  
  Много чего мы в жизни встретили,
  теперь иногда вспоминаем о нём.
  Любовь, которую мы не заметили,
  жжёт теперь наши души огнём!
  
  Давай же всё начнём сначала.
  Я понял, что ты мне нужна!
  С тобою музыка весёлая звучала,
  без тебя лишь одна тишина...
  
  Я вовсе не избалован судьбою,
  в небе журавля уже не ловлю.
  Но я снова пьян очень тобою!
  Снова тебя очень сильно люблю!
  
  Наша разлука слишком длинна.
  Встречи с тобой как счастья жду!
  Ты так свежа! Ты так невинна!...
  Как свежий снег на тонком льду.
  
  Так уж повелось со старины,
  (И ничего здесь не изменим),
  любви, как жизни, нет цены!
  Но часто мы любовь не ценим.
  
  Первое августа. 1967 год.
  155
  
  
  * * *
  
  У памятника В.Маяковскому. С-Пб.
  
  Маяковский, твой бюст бравасто
  всё ещё стоит на зло твоей судьбе!
  Полупьяный критик очень часто
  вслух здесь рассуждает о тебе:
  
  "Маяковский, трибун революции,
  рифмы месил на кровавом дерьме!
  Как закончил певец "конституции"?
  Лучше издох бы Маяковский в тюрьме!"
  
  "Володя, ну зачем ты влез
  В дерьмо вонючее такое?
  Тебя, может, попутал бес?
  Иль наваждение какое?..."
  
  "Дорогу выбрал ты не ту!
  Талант твой быстро поистёрся!
  Тебе бы грузчиком в порту...
  А ты в писатели попёрся!"
  
  "Не жалел среди кровавой драки
  Володя для коммунистов ничего..."
  Гадят бомжи, пьяницы и собаки
  теперь здесь у постамента его!
  
  Скверик стал сборищем пьяниц.
  Люди здесь рассуждают о нём:
  "Хороший был Вовка, засранец,
  но только писал не о том..."
  
  Ленинград. Третье августа. 1967 год.
  156
  
  
  * * *
  
  Я так хотел бы тебя встретить!
  
  В душе я очень одинок,
  но мне никого не надо.
  Один лишь только Бог
  мне счастье и награда!
  
  Когда душа уже не ждала,
  живя спокойно много лет,
  Ты письмо мне написала!...
  С трепетом пишу тебе ответ.
  
  "Здравствуй, моя незнакомка!
  Грущу, тихо мысли теребя.
  Как с наркоты бывает ломка,
  так вот мне плохо без тебя!
  
  Спешу скорей тебе ответить!
  Очень хочу родной тебя назвать!
  Я так хотел бы тебя встретить!...
  Обнять! Прижать! Расцеловать!...
  
  Но нету мне причины обольщаться,
  вновь раздувать в душе любви пожар.
  Ещё не встретившись, прощаться
  удел, увы, очень премногих пар!
  
  Мне два века, точно, не прожить,
  не прожить два века тебе тоже.
  Давай же просто так дружить,
  в остальном нам Бог поможет!"
  
  Пятое августа. 1967 год.
  157
  
  
  * * *
  
  Жертвы коммунизма просят: "Отомсти!..."
  
  С коммунизмом словом Христа
  я всю свою жизнь веду бой!
  Мне моя детская голубая мечта
  обернулась страшной судьбой!
  
  Всё очень просто и обыкновенно:
  есть у коммунистов моя графа...
  Горит злою отвагой дерзновенно
  моя антикоммунистическая строфа!
  
  С годами в России ужаснее даль,
  здесь всё страшнее кровопролития!
  Но только мою волю, словно сталь,
  не сгубят коммунизма кровопития!
  
  Свои стихи разношу не спеша,
  пишу против коммунизма власти!
  За Россию давно болит моя душа,
  моё сердце разрывается на части!
  
  Словно слепые, о свете мечтая,
  русские ищут к Свободе дорогу!
  Мои стихи мятежные читая,
  люди прозревают понемногу!
  
  Коммунизма в России не надо!
  Борюсь с коммунизмом строкой!
  Сырой могилы тихая прохлада
  мой будет вечно охранять покой.
  
  Жертвы коммунизма тихо дремлют
  в моей глубокой мятежной памяти́.
  Мои стихи их стонам буйно внемлют!
  Жертвы коммунизма просят: "Отомсти!..."
  
  Седьмое августа.1967 год.
  158
  
  
  * * *
  
  Нежная любовь, мне скучно с ней!
  
  Одинок я с друзьями, грущу,
  моё сердце ничему не радо...
  Говоришь: "Покайся, прощу",
  этого, пожалуйста, не надо.
  
  Не за что тебе меня прощать!
  Твои слова приятны, как крапива!
  Очень люблю твою злобу ощущать!
  Когда ты зла, безумно ты красива!
  
  Когда ты ко мне добрая приходишь,
  в моей душе становится темней.
  Меня ты своей лаской не заводишь.
  Нежная любовь, мне скучно с ней!
  
  Лишь когда на меня злобой дышишь,
  тогда тебя воспринимаю как мечту!
  Говорю, только ты меня не слышишь,
  вся в лютом гневе, извергая красоту!
  
  Мы готовы друг друга разорвать,
  (Как же хороши мгновенья эти!)
  В безумии мы падаем в кровать,
  забывая обо всём и всех на свете!
  
  Будто два чёрта сцепились рогами,
  даже нету силы, чтобы разнять нас!...
  На другой день расходимся врагами,
  чтобы поругаться в следующий раз!
  
  Одиннадцатое августа. 1967 год.
  159
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это такая гадость!
  
  Холмов зелёные вершины
  меня зовут куда-то вдаль!
  Унывать мне нет причины,
  хотя Россию очень жаль!
  
  Я научился месить глину,
  заваривать чай в кружках.
  Не пропаду, никогда не сгину
  в коммунизма теплушках!
  
  Коммунизма сердцем не хочу,
  коммунистов-зверей не боюсь.
  О чём в стихах мятежных не молчу,
  о том лишь только Богу сознаюсь!
  
  Хотя я на последнем этаже,
  но против коммунистов первый!
  Хотя забыто очень многое уже
  моею памятью, злой стервой!
  
  Коммунизм, это такая гадость!
  На Запад с надеждой гляжу.
  Там лишь вижу свою радость!
  Только там себе усладу нахожу!
  
  Дорожку пробью себе узкую
  через коммунизма-тюрьмы забор!
  Если бы пил, то только "Русскую".
  Если бы курил, только "Беломор".
  
  Коммунисты как по горлу бритва!
  Вся душа моя мятежная в огне!
  Вся моя жизнь, это дерзкая битва
  с коммунизмом, ненавистным мне!
  
  Тринадцатое августа. 1967 год.
  160
  
  
  * * *
  
  Мне только милая нужна!
  
  Заветов не нарушу,
  молва в этом права!
  Терзают мою душу
  о любви все слова!
  
  Мне узнать такая честь,
  (душа моя удивлённая),
  что девчонка где-то есть,
  и в меня влюблённая!
  
  Только где сейчас она?
  С кем-то она в шалаше?
  Или где-то там одна?...
  Больно аж моей душе!
  
  Я сердцем аж похолодел,
  душой предавшись стрессу!
  Я её бы так бы приодел!...
  словно бы принцессу!
  
  Так её бы приодел,
  как царицу бала!...
  Я, наверно, обалдел!
  (Даже дурно стало!)
  
  Все мне девки дорогие,
  одна другой ста́тней!
  Подошли бы мне другие,
  но мне милая приятней!
  
  Часто вижу во сне!...
  Любая как княжна!...
  Не нужна любая мне,
  только милая нужна!
  
  Семнадцатое августа. 1967 год.
  161
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских в тюрьмы бросают!
  
  Превратили Россию в отсталую!...
  Из русских сделали глупых дураков!
  Не заставить мне душу усталую
  веселиться среди коммунизма оков!
  
  Меня уже давно разочаровал
  коммунистов быт убогий!
  Я на своей шкуре испытал
   коммунизма режим строгий!
  
  Я бывал в столыпинских вагонах!
  Бывал я в тюрьмах, в концлагерях!
  Людей, как скот, держат в загонах!
  Коммунизма замки и цепи на дверях!
  
  Русских в тюрьмы бросают
  без разбора: "свой"-"не свой"!
  Невзгоды грозно нависают
  над моей буйной головой!
  
  Кандальный звон и звон загробный
  звучат в "Крестах" средь бела дня!
   В "Крестах" коммунист злобный
  под пытками исповедует меня.
  
  В сон погрузившись, как в омут,
  нету желания даже всплывать.
  Заключённые плачут и стонут!...
  Мне на коммунистов плевать!
  
  За Свободу не грех и подсесть,
  уж лучше, чем пьянка, гульба!...
  Просвещает моё сознание месть!
  Мою душу греет святая борьба!
  
  Девятнадцатое августа. 1967 год.
  162
  
  
  * * *
  
  Любовь, конечно, вечность!
  
  Сейчас пишу стихотворение,
  (находясь в пьяном бреду),
  про Вечность и Мгновение,
  про всякую другую ерунду!
  
  Хоть я в поэзии невежда,
  но удержаться я не смог!
  Меня вдохновила надежда
  и Пегас, чудный этот конёк!
  
  Разве я мог того предвидеть,
  что от девчонки буду не в покое?
  Как бы милашку не обидеть,
  но написать что-то такое!...
  Что бы в душе её осталась
  что-то такое, чему цены нет!...
  Чтобы она сразу рассмеялась
  и прытью побежала в туалет!
  
  Её, в мыслях, обнимаю!
  (Всем её хахелям на зло!)
  Сижу тут, голову ломаю!...
  И вот что в голову пришло:
  раз уж я стихи писать умею,
  и любовь рвётся в душу силой,
  написать смело здесь посмею,
  что мне теперь уже без милой
  жизнь, - пустая беспечность:
  то тяжкие утраты, то везение...
  Любовь, конечно, вечность!
  Оргазм, только лишь мгновение!
  
  Двадцать третье августа. 1967 год.
  
  
  
  163
  
  
  * * *
  
  С коммунизма властью мерзкой!
  
  В борьбе незримо время мчится!
  Написал стихов уже я целый рой!
  Не лень мне было бы трудиться,
  если бы не коммунизма строй!
  
  Порой, свободы мечтами увлекаясь,
  я на Запад с надеждой смотрю!
  За борьбу с коммунизмом не каюсь,
   к коммунизму презрением горю!
  
  Могу лишь только притвориться...
  Но только всегда, даже и тогда...
  с коммунизмом не примириться
  мне в жизни ни за что и никогда!
  
  Средь пожилых людей не часто
  встречаю себе близких друзей.
  Впивается мой злой стих зубасто
  в коммунистических мразей-князей!
  
  Борюсь с коммунизма властью мерзкой!
  Мой стих коммунизм не прославит!
  Огонь мечты свободы, до боли дерзкой,
  на стихи мою дерзкую душу плавит!
  
  Гремит невидимый мой фронт!
  В моей душе бушует непогода!...
  Смотрю на светлых далей горизонт,
  там прячется желанная Свобода!
  
  В душе тревога смутная шевелится...
  Мрачное предчувствие тревожит...
  В счастье мне уже давно не верится,
  при коммунистах быть его не может!
  
  Двадцать девятое августа. 1967 год.
  164
  
  
  * * *
  
  Как приятен грех разврата!
  
  Привет, развратницы, блудницы!
  Стихи я вам писал уже не раз!
  На Парнасе все мои страницы,
  все они только лишь для вас!
  
  Сердце, близость с вами чуя,
  чувства не в силах удержать!
  С любой из вас выпить хочу я!
  С любой из вас желаю полежать!
  
  Я целый месяц жил без вас!
  Так настрадался... - силы нету!
  Из вас блудницу любую сейчас
  принял бы как вкусную конфету!
  
  Стервы, развратницы крутые
  в жизни им всегда идёт успех!
  Недаром же попасть в святые
  возможно только через грех!
  
  Как приятен грех разврата!
  (Я согрешил уж не с одной!)
  Для меня любая из них свята!
  (Если лежит она со мной...)
  
  Знаю, что вы все хотите!...
  Для вас в душе любовь коплю!
  Блудницы, жду вас, заходите!
  Ведь только вас и люблю!
  
  Тридцать первое августа. 1967 год.
  165
  
  
  * * *
  
  Коммунизм скорей бы издох!
  
  Днём совсем ослеп я и оглох...
  Только ночью слышу всё и вижу!
  Коммунизм скорей бы уж издох!
  С детства его душою ненавижу!
  
  Прошёл я много учреждений.
  На допросах не раз я избит!...
  Моих гранитных убеждений
  во мне уже ничто не истребит!
  
  Кому там есть какое дело,
  на поминках готовы плясать...
  Я устал, но мне не надоело
  против коммунистов писать!
  
  Не светлым лириком, а тёмным
  поэтом людям России я предстал.
  Души желаньем мести неуёмным
  я в строфе жестокой заблистал!
  
  Горестен, убог и безотраден
  теперь вид бедной Родины моей!
  Мой стих печален и прохладен,
  но в душах он зажжёт много огней.
  
  Я тоже страдаю российской бедой,
  вместе с больною Россией болею!
  Томлюсь под коммунизма уздой!
  Мечту о прекрасной Свободе лелею!
  
  На борьбу не жаль мне ночи!
  Молю, чтоб день скорей прошёл!
  Ненавижу коммунистов очень!
  Я для коммунистов как осины кол!
  
  Первое сентября. 1967 год.
  166
  
  
  * * *
  
  Так хочу с тобой любви!
  
  Любовь мне душу искусала,
  на душе моей теперь замок!
  Но ты мне такое написала,
  что не ответить я тебе не мог.
  
  Не нужно клятв и обещаний,
  но сам клянусь, хоть на крови́,
  что не хочу с тобой прощаний,
  только с тобой хочу любви!
  
  Спросишь, наверное: "С чего бы?..."
  На протяжении очень многих лет
  молчал я. Только знал бы кто бы,
  что мне тебя дороже в мире нет!
  
  Могу сказать, (не для примера),
  вокруг меня только одни скоты!
  Теперь одна во мне осталась вера,
  моя святая вера, это только ты!
  
  Пока ты пишешь всё другому,
  только слышать не хочу о нём!
  Теперь давай с тобою по-иному
  свои судьбы вместе повернём!
  
  Мне стихов писать не надо,
  тебе сам их столько напишу!...
  Моё сердце тебе очень радо!
  Моей женою стань, прошу!...
  
  Третье сентября. 1967 год.
  167
  
  
  * * *
  
  Ведь коммунист дьявола змея!
  
  Ненависть продолжает крепнуть!
  Ей в душе моей уже не умереть!
  Лучше уж оглохнуть и ослепнуть,
  чем на коммунистов смотреть!
  
  Бог с коммунизмом не связуем,
  ведь коммунист, это дьявола змея!
  Как дальний путь непредсказуем,
  так непонятна вся жизнь моя.
  
  Только лишь недоступную цель
  мне однажды судьба показала.
  Много раз я садился на "мель",
  но бороться моя душа не устала!
  
  Гонений край, Россия дорогая,
  не ты ль жизнь искалечила мою!
  Уже не нужна мне Родина другая,
  но о России только правду пою.
  
  "Свобода! Равенство! Братство!..."
  но только не вижу в России их!...
  По России коммунизм-блядство!
  Управляет Россией коммунист-псих!
  
  Я уже перетерпел все наказания
  душою, мною от Бога полученной.
  Россия бедная, ты край изгнания
  для души моей, горем измученной!
  
  Ненавижу коммунизм-блядство!
  Мне Богом дан Талант, берегу его!
  Со мною Муза, - всё моё богатство!
  Больше в жизни мне не надо ничего!
  
  Пятое сентября. 1967 год.
  168
  
  
  * * *
  
  Я не любил, любовью занимаясь!
  
  Весёлый я поэт, гуляка и дурак!...
  Не жалею на девчоночек рубли!
  Всё время я, наверное, жил так!
  (Так, наверное, живут все кобели.)
  
  С очередною девкой обнимаясь
  я не от любви, - от похоти страдал!
  Я не любил, любовью занимаясь.
  Как любить, коль Бог любви не дал?
  
  Купидон меня однажды подстерёг!
  Вдруг в меня выстрелил из лука он!...
  Стрела попала мне прямо между ног,
  по телу моему прошёл экстаза стон!
  
  Купидон, быстрокрылый коропет,
  наверное даже побольше меня пил!
  Чтобы попасть в сердце, так ведь нет,
  он взял и мне мошонку прострелил!
  
  Стрела была с таким большим ершом,
  неделю её бедный доктор доставал!
  Мне лечение не обошлось грошом,
  месяц я с постели даже не вставал!
  
  Но злою похотью опять я ослеплён!
  В моей душе бушует похоти порыв!
  Я вдруг опять девчонками пленён,
  о святости любви с чего-то позабыв!
  
  Ко мне опять явился Купидон,
  когда его я стал уж забывать!...
  По телу пробежал экстаза стон,
  и я полез со страха под кровать!
  
  Седьмое сентября. 1967 год.
  169
  
  
  * * *
  
  Тем, кто от коммунизма пострадал!
  
  Всех коммунистов злобно порицаю!
  Мне не привыкнуть к их уродству!
  Везде всегда я на допросах отрицаю
  свою причастность к стихоплётству!
  
  С годами в России всё стало темней!
  Но всё же русские за Свободу бьются!
  Гибнут люди лучшие, но в памяти моей
  они всегда со мной живыми остаются!
  
  Я в своих мыслях поднимаю знамя!
  "Вперёд!" - моя душа мне говорит!
  В коммунизма злой ночи́, как пламя,
  мне мечта о свободе звездою горит!
  
  Мне ненавистный кровавый след
  в России вижу везде и повсюду!
  Но среди коммунистов меня нет!
  Коммунистом никогда не буду!
  
  Сидя за старой пишущей машинкой
  всегда думаю лишь только о стихах.
  Улетело моё счастье паутинкой,
  на моё сердце навалился страх...
  
  Знаю, мне не избежать Голгофы!
  Пускай буду гореть в адском огне,
  но приносит кто-то мне строфы,
  их в душу кто-то вкладывает мне!
  
  Я звёзд язык хотел постигнуть,
  только мне Бог совсем другое дал:
  своими стихами памятник воздвигнуть
  тем, кто от коммунизма пострадал!
  
  Одиннадцатое сентября. 1967 год.
  170
  
  
  * * *
  
  Твёрдо скажу ей: "Моею будь!"
  
  Я урождённый дворянин!
  Девчонки все у моих ног!
  На Парнасе я Поэт один!
  (Хотя многим это невдомёк!)
  
  Вам скажу напрямую, честно,
  Поэта честь смогу сберечь!
  На Парнасе мне со всеми тесно!
  (С милашкой негде тут прилечь!)
  
  Водки, что ли, мне напиться?
  Или заварить, что ли, чаёк?...
  Угораздил меня чёрт влюбиться!
  (Я ведь неженатый паренёк!)
  
  Издохнуть или провалиться?
  Не знаю, что и делать мне?...
  Хочу милашке присниться,
  видеть голую её хочу во сне!
  
  Но голого меня видали все!
  Аполлону я почти под стать!
  Пред милашкою во всей красе
   мне очень хочется предстать!
  
  Милая моя, не надо злиться
  уж раз влюбить меня смогла!
  Очень хочу тебе присниться
  в чём родная мама меня родила́!
  
  Моя душа пред ней не струсит!
  Твёрдо скажу ей: "Моею будь!"
  (Хотя боюсь, а вдруг откусит
  ночью мне она чего-нибудь?...)
  
  Тринадцатое сентября. 1967 год.
  171
  
  
  * * *
  
  Разграблена коммунистами Святая Русь!
  
  Коммунисты в мою душу как шилья!
  Как же их за злодеяния простишь?...
  Моя душа, вся избитая, не крылья.
  С раненой душою далеко не улетишь!
  
  Разграблена, споена, опозорена
  коммунистами-зверьми Русь!
  Хоть на Запад дорога проторена,
  только, пока что, туда не рвусь.
  
  Моей Музы несметные богатства
  все моя душа России тихо отдаёт!
  Я против "равенства" и "братства",
  коммунизм-дьявол о них нам поёт!
  
  Злой коммунист, со мною рядом.
  Провозгласил коммунист свой тост.
  Ко мне коммунист вдруг стал задом,
  я увидел у коммуниста чёрта хвост!
  
  С рифмой, коммунизму неугодной,
  расставаться, пока что, не спешу.
  Душой, от коммунизма свободной,
  России свои стихи мятежные пишу!
  
  Свои стихи не считаю пустяками,
  кроме них творю серьёзные дела!
  Венец лавровый высушен веками,
  но только моя Муза мне его дала́.
  
  Разрушить всё и внове воплотить
  коммунистам-зверям не под силу!
  Буду им всегда во всём вредить,
  пока меня не отправят в могилу!
  
  Семнадцатое сентября. 1967 год.
  172
  
  
  * * *
  
  Водит нас любовь по кругу!
  
  У всех попрошу внимания,
  вам о жизни буду говорить!
  На злой волне непонимания.
  такого можем натворить!...
  
  Несмотря на любви старания
  признать мы, всё-таки, должны,
  что на злой волне непонимания.
  муж куда-то уплывает от жены.
  
  А эти сексуальные желания?...
  Хотя в семье и нежно, и тепло,
  но на злой волне непонимания.
  вдруг жену куда-то понесло!...
  
  Причиняя всем страдания
  частенько от гнева дрожим!...
  На злой волне непонимания.
  сами от себя порой бежим!
  
  Это словно какая-то мания,
  водит нас любовь по кругу.
  На злой волне непонимания
  часто изменяем друг другу.
  
  Жизнь, это вечные скитания!
  Людей не ненавидя, не любя
  на злой волне непонимания
  в жизни губим сами же себя!
  
  Девятнадцатое сентября. 1967 год.
  173
  
  
  * * *
  
  Коммунистов лжи коварной!
  
  Теперь стала Россия запойной!
  На закуску лишь один винегрет!
  В этой нашей жизни беспокойной
  я лишь только борьбою согрет!
  
  Сквозь мглу коммунизма к свету
  иду среди коммунистов-страшил!
  На свете ничего страшнее нету
  кровавых коммунистов-горилл!
  
  Боюсь даже открыть очей
  от жизни страшной и угарной!
  Очень много слышатся речей
  коммунистов лжи коварной!
  
  Коммунизма вдыхаю вонь я,
  потому мне и трудно спать!
  Встаю с бессонницы. Спросонья
  мне очень хочется писать!
  
  Что я Поэт, ото всех скрою.
  Признания ни у кого не прошу.
  Очень мне страшно порою,
  но против коммунизма пишу!
  
  Нежные стихи, ласкающие душу,
  моя рука ещё не в силах написать!
  Клятву предкам я дал и не нарушу,
  в коммунистов "камни" буду бросать!
  
  Мне с коммунистами никогда не быть,
  к этому ничто меня не приневолит!
  Коммунистов я хотел бы возлюбить,
  только совесть мне это не позволит!
  
  Двадцать третье сентября. 1967 год.
  174
  
  
  * * *
  
  Могу любовью поделиться!
  
  Жизнь порою так сурова!
  Порой такую даёт сдачу!...
  Мне милашка пишет снова,
  теперь с того сижу и плачу...
  
  Я прочитал, душа моя заныла!...
  Я даже вовсе потерял покой!...
  "Любовь проститься приходила".
  Господи... это ужас-то какой!...
  
  Мне грустно, силы терпеть нет!
  Горьких слёз никак не сдержу!
  Всё это так серьёзно, или бред?
  Иль это просто так, для куражу?
  
  Я вовсе не бездушная скотина,
  потому за то я исстрадался весь!
  Есть правды хоть бы половина
  в том, что написала она здесь?
  
  Не очень-то сейчас тебе верю.
  (хотя есть в строчках правды свет).
  Сейчас зайду к тебе вот и проверю,
  с любовью ты ко мне там или нет!
  
  Хотя куда теперь мне торопиться?
  Любовь, она всегда будет со мной!
  Даже могу любовью поделиться
  со всеми вами! (Даже с сатаной.)
  
  Ты холодна, как злая льдинка.
  От меня моя любовь не убежит!
  Моего сердца вторая половинка,
  точно, тебе теперь принадлежит!
  
  Двадцать девятое сентября. 1967 год.
  175
  
  
  * * *
  
  Коммунист-палач русских убивает!
  
  Я не каменщик и не плотник,
  таланта у меня такого вовсе нет.
  Я русский кабинетный работник,
  тюремная камера мой кабинет.
  
  Я арестован из-за доносов,
  на допросах всё лгу потому!
  После страшных допросов
  теперь уже не верю никому.
  
  На тюремном дворе стою.
  Ветер злобно мне завывает!...
  Здесь жертву бедную свою
  коммунист-палач убивает!
  
  Здесь есть воры и "петухи",
  есть кто туберкулёзом болен...
  Тем читаю здесь свои стихи,
  кто коммунизмом недоволен!
  
  Может быть, чахотку злую
  заработаю в коммунизма тюрьме.
  Коммунизма герб не целую!
  Коммунист-убийца не по мне!
  
  В самых крайностях взлетая
  с коммунизмом бороться могу!
  Но смерти середина золотая
  достанется коммунисту-врагу!
  
  В России поэтов нету невеликих!
  Один лишь только я, и то пока...
  На всех просторах русских диких
  громыхает моя мятежная строка!
  
  Первое октября. 1967 год.
  176
  
  
  * * *
  
  Сама желаешь искушений!
  
  Глупости сам не совершай!
  Всё за себя лишь сам решаю!
  Мне говоришь: "Не искушай".
  Тебя вовсе ничуть не искушаю!
  
  Только в моё сердце посмотри
  среди разных чувств смешений.
  Но только мне-то уж не ври,
  сама желаешь искушений!
  
  Зачем противиться судьбе?
  (Хотя уж всё сама решай!)
  Всем сердцем рвусь к тебе,
  произнося: "Не искушай!..."
  
  Только кому же делаем услугу,
  твердя Завет: "Не согрешай..."?
  Это зачем твердим друг другу:
  "Не искушай! Не искушай!..."?
  
  Тебе похоть не внушаю,
  и не посмею попросить!...
  Тебя совсем не искушаю,
  но очень желаю искусить!
  
  Ты противишься напрасно!
  Тебя любить мне не мешай!
  Хочу тебе, лаская страстно,
  повторять: "Не искушай!..."
  
  Третье октября. 1967 год.
  177
  
  
  * * *
  
  Истерзана Россия коммунистами-палачами!
  
  Когда только дымкой серой
  подёрнется заката алая нить,
  вооружившись Крестом и верой,
  в город иду листовки разносить!
  
  Около домов и даже между ними
  тихонько ночами тёмными хожу.
  Мятежными листовками своими
  в России дураков сознание бужу!
  
  С каждым годом всё осторожней
  в городе свои стихи распространяю.
  Коммунисты становятся безбожней,
  только надежду на победу не теряю!
  
  По тихим тёмным улицам ночами
  часто скрываюсь от плохих людей!
  Истерзана Россия коммунистами-палачами,
  много у коммунистов дурных идей!
  
  Ближе к тревожному рассвету осторожней
  обхожу тусклые городские фонари.
  Моё сердце бьётся всё тревожней
  с приближением беспокойной зари!
  
  Мне коммунизма режим не мил!
  Стихами на всю Россию кричу:
  "Терпеть коммунистов нету сил,
  от коммунистов отдохнуть хочу!"
  
  Хотя Муза моя очень скромная,
  но мне Таланта не у кого просить.
  Помогай, ночь Петербурга тёмная,
  мне по городу листовки разносить!
  
  Пятое октября. 1967 год.
  178
  
  
  * * *
  
  Я, с годами, тебя больше полюбил!
  
  Я прочитал, что ты мне написала,
  про твоей жизни бархатный уют!
  Ох, милашка, если бы ты знала!...
  Короче говоря, лежачего не бьют!
  
  Думаешь, что я сыт и упакован?
  Увы, это совсем-совсем не так!...
  Я то ли проклят, то ли заколдован.
  Зачем с тобой расстался я, дурак?
  
  Расстались. Жизнь покатилась,
  не туда совсем, куда бы я хотел!
  Ты не однажды мне приснилась
  среди девок обнажённых тел!
  
  Все мечты мои судьбой разбиты!
  Но моя душа тебя не разлюбила.
  Зла желаешь мне? Тогда мы квиты,
  жизнь за тебя сполна мне отомстила!
  
  Страшна и беспощадна эта месть!
  Если б не ты, то я сам бы себя убил!
  Поверь, что это так оно и есть!...
  Я, с годами, тебя больше полюбил!
  
  В думах о тебе порой мне не уснуть!
  Что связано с тобой в уме перебираю.
  Уже вовсе не надеюсь тебя вернуть...
  Но без тебя, поверь мне, умираю!
  
  Мысли меня грызут как паразиты
  и ничего поделать с ними не могу!
  Мне пишешь, что теперь мы квиты...
  Я пред тобой всю жизнь буду в долгу!
  
  Седьмое октября. 1967 год.
  179
  
  
  * * *
  
  Коммунизм-кровавый не даёт!...
  
  Смерть по всей России разносится!
  Знак сатаны на коммунизма гербе!
  Моё сердце к Свободе просится!
  Мой смелый разум взывает к борьбе!
  
  С друзьями уже давно не выпиваю,
  с врагами тоже давно уже не пью.
  Но только никогда не забываю
  дерзкую Музу мятежную свою!
  
  Пишу свои стихотворения,
  хотя от страха порою дрожу.
  В годах скитанья и гонения
  стихами успокоенье нахожу.
  
  "Слуги" Музы "вдохновенной"
  коммунизму честь и славу воздают.
  Но только я поэт обыкновенный,
  меня коммунизма тюрьмы ждут!
  
  Очень хочу быть влюблённым,
  но коммунизм-кровавый не даёт!
  Может быть только заключённым,
  кто русские песни свободы поёт!
  
  Чтобы в русской тюрьме не побывать
  и бе́ды избежать очень большие,
  сейчас приходится мне выдавать
  все свои стихи за стихи чужие!
  
  Всё хорошее коммунистами убито
  в коммунистами затравленной стране!
  В России такое мною годами пережи́то,
  что вам не приснится в страшном сне!
  
  Одиннадцатое октября. 1967 год.
  180
  
  
  * * *
  
  Как от любви мне излечиться?
  
  В желании, плотью заданном,
  сердцу моему приходится стонать!
  Любовь, как чёрта ладаном,
  очень мне хочется прогнать!
  
  Где же от любви лекарство?...
  Любовь плоть и душу гложет!
  Любовь... это дьявола царство,
  в нём ладан, увы, не поможет!
  
  Как от любви мне излечиться?
  Любовь разбивает все мечты!
  Вчера опять я смог напиться!
  Гляну в стакан, - в стакане ты!...
  
  Вот и сегодня напился я вновь!
  Сорвать с тебя хочется платье!
  Моя ты, быть может, любовь?...
  Быть может, моё ты проклятье?
  
  Теперь других уже не вспоминаю.
  о них давным-давно даже молчу!
  Как тебя звать даже и не знаю,
  но, знала бы ты, как тебя хочу!
  
  У тебя не попрошу я прощение
  за то, что пока с другими сплю!
  Незнакомку любить, извращение.
  но всё же тебя, почему-то, люблю!
  
  Любовь, это только бред и беда,
  однако сердце своё не обманешь!
  Придёшь ли ко мне ты? Когда?
  Когда мучить меня перестанешь?
  
  Тринадцатое октября. 1967 год.
  181
  
  
  * * *
  
  Стрелять по коммунистам-палачам!
  
  Антикоммунистические листовки
  разношу по Питера тёмным ночам.
  Очень жаль, что нету винтовки,
  стрелять по коммунистам-палачам!
  
  Ночь дождливая, прохладная,
  мне ночь только такая и нужна!
  Ночная темень непроглядная
  сейчас мне ослепительно ясна́!
  
  Вот эта ночь была удачной,
  хоть я провёл её без сна.
  Волокна света в ночи мрачной,
  словно колдовская седина.
  
  Небес осенних тёмный лёд
  напомнил мне о буднях лета.
  Кто любит осень, тот поймёт
  грешную душу опального поэта!
  
  Я Неву, зажатую в гранит,
  хотел бы выпустить на волю!
  Ночь темна, и город спит,
  подобен он минному полю!
  
  Тёмной Невы гранитная оправа
  радует грешную душу мою.
  Чьи-то шаги слышу справа...
  Но в тени затаился... Стою...
  
  Холода хлещущих ливней
  среди ночи очень люблю!
  Ветер, вой же заунывней!
  Я не слабый, всё стерплю!
  
  Семнадцатое октября. 1967 год.
  182
  
  
  * * *
  
  Как же я тогда тебя любил!...
  
  В души нам горячий ветер веял!
  Обо всём на свете я тогда забыл!
  Как же я тебя тогда лелеял!...
  Как же я тогда тебя любил!...
  
  О любви ты мне ласково пела,
  но была обманом твоя красота.
  Белая пена, как с яблонь, слетела,
  обнажилась твоей души пустота.
  
  Помню, как раннею весной,
  сказал я: "Будь моею женой!"
  Ты мне ответила: "Да! Да...",
  но вдруг исчезла навсегда.
  
  Ты театра бросила подмостки.
  Как видно, жребий твой такой.
  Теперь на пыльном перекрёстке
  стоишь с протянутой рукой.
  
  Живу теперь жизнью иною,
  но лет прошлых память берегу.
  Ты не можешь быть со мною,
  теперь с тобою быть не могу.
  
  Когда ты, локти свои кусая,
  к моему порогу подойдёшь,
  будешь нищая, голодная, боса́я,
  но во мне опору не найдёшь!
  
  Ты очень многих в Ад позагнала́,
  хотя тебя поэт стихом прославил.
  Ты, наверно, Богом послана была,
  но только дьявол тобой правил!
  
  Девятнадцатое октября. 1967 год.
  183
  
  
  * * *
  
  Проклинаю коммунистов-палачей!
  
  Сижу, невольно брови хмуря,
  режим тюремный разум жрёт!
  У кого сны тревожные, как буря,
  конечно, он меня вполне поймёт.
  
  Не долго длился мой восторг,
  я совсем недолго на свободе был!
  С коммунистами невозможен торг,
  я до сих пор пытки их не позабыл!
  
  Судьба плохое мне пророчит,
  стерегут коммунисты-менты!
  В глубоком чреве тёмной ночи
  таятся мои мятежные мечты.
  
  В "Крестах" очень много ночей
  давно провожу без отдыха и сна.
  Проклинаю коммунистов-палачей!
  Всех павших героев помню имена!
  
  Немая теснота тюремных камер
  сначала очень мучила меня...
  Когда вошёл впервые, даже замер,
  всех коммунистов-псов браня!
  
  Много в "Крестах" томится бритых
  и очень отчаянных русских голов!
  Жуткие крики узников забитых,
  как траурный звон колоколов...
  
  Коммунизма-беса властью злою
  недовольна моя шальная голова!
  Расстреляют, присыплют землёю,
  скорбный прах мой примет земля.
  
  Двадцать третье октября. 1967 год.
  184
  
  
  * * *
  
  Мне любовь к тебе хуже тюрьмы!
  
  У ног твоих тихо восседаю!...
  (Можешь ногою меня пнуть.)
  Уж так старательно страдаю,
  тебя давно желая обмануть!
  
  И ты мне мозги пудришь тоже,
  только с того с тобою и не сплю!
  Хоть обмануть хочу, но всё же,
  тебя, наверно, всё-таки люблю!
  
  Люблю ли? Сам точно не знаю.
  Не знаю, стала ли ты мне дорогой?
  Но тебя очень часто вспоминаю,
  ночами мучаясь с какой-то другой!
  
  Я любим почти всею округой!
  Живу, женщин всех вокруг любя!
  Только ты не стала мне подругой,
  гордыни много слишком у тебя!
  
  Моя душа страдать уже устала!
  Мне любовь к тебе хуже тюрьмы!
  Если бы только ты попроще стала,
  может, были бы оба в счастье мы!
  
  Без тебя плохо сплю, недоедаю,
  стала мне холодною моя кровать!
  Старательно по тебе страдаю!...
  Но тебе на мои муки наплевать!
  
  Двадцать девятое октября. 1967 год.
  185
  
  
  * * *
  
  На поэтов от коммунистов гонения!
  
  Пока не познал я душою Египет,
  даже жриц я не испробовал его.
  Всем коммунизм неприятности сыпет,
  от коммунистов натерпелся я всего!...
  
  Очень жестокий ко мне мой рок
  дал мне талант мятежный и борьбу!...
  На страшный тяжкий путь меня обрёк!
  Не сержусь на свою горькую судьбу.
  
  Не украшу России жизнь мирскую
  своею страшной горькою судьбой.
  От себя прочь гоню молву людскую!
  Стихами веду с коммунизмом бой!
  
  В России я известным не стал нынче,
  хотя не раз я в пекло свою голову совал!
  Тот известный Леонардо (что из Винче)
  очень давно уже портрет мой рисовал!
  
  Жертв гниющей крови испарения
  по России от коммунистов чую я!
  На поэтов от коммунистов гонения!
  Коммунист-зверь-палач-свинья!...
  
  Давно против коммунизма пишу я́,
  и этого не перед кем не отрицаю.
  Моей родной России нищие края
  с болью в своём сердце созерцаю!
  
  Куда-то летят перелётные птицы,
   из России никуда не хочу улетать!
  Моей души мятежные страницы
  в России могут люди прочитать!
  
  Тридцать первое октября. 1967 год.
  186
  
  
  * * *
  
  В любви тебе клянусь!
  
  Вечер становится всё темнее,
  жду, когда подашь мне знак!
  Я многих, может быть. умнее,
  но, когда ты рядом, я дурак!
  
  Когда лишь рядом ты со мной,
  совсем вовсе ничего не понимаю!
  Я то-ли пьяный, то-ли дурной,
  когда тебя в постели обнимаю!
  
  Закрыто шторами твоё окно,
  мне ночь с тобою дня яснее!
  Ночь с тобой мне как вино!
  Ты для меня вина хмельнее!
  
  Угораздил меня чёрт влюбиться!
  (Он мою душу, что ли, купил?)
  Пью тебя, - мне не напиться,
  как будто я всю жизнь не пил!
  
  Как ты, такого чудного напитка,
  за всю свою жизнь я не знавал!
  Мне без тебя минуты, - пытка!
  Тебя бы я всю жизнь целовал!
  
  Сердце моё давно к тому готово,
  что в любви тебе уже клянусь!
  Скажи лишь только своё слово, -
  сразу на тебе тогда женюсь!
  
  Первое ноября. 1967 год.
  187
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи губят России население!
  
  Я одеваюсь словно франт
  вопреки тяжёлой судьбе!
  За Музу, Лиру и Талант
  спасибо, Господи, тебе!
  
  Много лет гонения терплю
  я от коммунистов-уродов!
  Слова плотью и душой люблю
  Христа, Спасителя народов!
  
  На обелиске профиль мой!
  Но только нету обелиска...
  Между сумою и тюрьмой
  в моей жизни очень близко!
  
  Я, антикоммунизма ветеран,
  на Парнас Музой вознесён!
  Струится свет из моих ран!
  Но только мне не светит он.
  
  Хотя пью коммунизма яд,
  но нахожу от него исцеление!
  Коммунисты-палачи гноят
  России русское население!
  
  Бывает, что слушаю смиренно
  других "поэтов" и "певцов".
  По нашему радио, обыкновенно,
  голоса коммунистов-подлецов!
  
  Всегда я, свято соблюдая обещания,
  что когда-то на могилах предков дал,
  не хожу на коммунистов совещания,
  из-за коммунистов я немало страдал.
  
  Третье ноября. 1967 год.
  188
  
  
  * * *
  
  Раз Вы отдаться не хотите мне!
  
  День уже катится к закату.
  Хотя душа твердит не пей,
  пропил я всю свою зарплату!
  Теперь письмо пишу вот ей!...
  
  С чего-то смог я в Вас влюбиться!
  Теперь забросил все свои дела!
  Пообещайте мне присниться
  в том, в чём Вас мама родила́!
  
  Сегодня смог опять напиться
  и к ночи я уж как в отрубе!
  Пообещайте мне присниться!
  (Не голая, так уж хоть в шубе!)
  
  В хмелю моя душа резвится,
  не замечая дней, минут, часов!
  Пообещайте мне присниться!
  (Хоть в валенках, но без трусов!)
  
  Мне ночью тёмною не спится,
  я всё о Вас мечтаю при луне!
  Пообещайте мне присниться!
  (И в этом сне отдайтесь мне!)
  
  Могу только к Вам стремиться
  теперь ночью каждую во сне!
  Пообещайте мне присниться,
  раз Вы отдаться не хотите мне!
  
  Пятое ноября. 1967 год.
  189
  
  
  * * *
  
  Коммунизм-кровавый разум холодит!
  
  Тихим вечером встретились мы.
  Расстались мы утром тревожным.
  Радость лишь от тюрьмы до тюрьмы,
  счастье стало для нас невозможным!
  
  Тень тюрьмы за мною стоит,
  против коммунизма писать смею!
  Каждый миг опасность мне таит,
  но пишу, другого просто не умею!
  
  Коммунизм-кровавый разум холодит!
  Уже никто протестовать не смеет.
  Жуткий стон по "Крестам" летит!
  От жуткого страха сердце моё холодеет.
  
  В "Крестах" каждый день незакатный,
  здесь днём и ночью ярко горят фонари!
  Подают здесь обед нам "бесплатный",
  коммунист конвоир сторожит у двери!
  
  Хоть напряжённый день в тюрьме,
  но и он медленно катится в закату.
  Не днём, а в холодящей душу тьме
  здесь ни за что получаем расплату!
  
  Очень тревожен сон опального поэта,
  (но ему тюрьма приют не на века.)
  для него подана тюремная карета,
  для него готовы тюремные срока́!
  
  В цветах, красотою расцвёвшихся,
  поют соловьи перед жуткою тьмой!
  Весь в кровоподтёках запёкшихся
  я из тюрьмы возвращаюсь домой...
  
  Седьмое ноября. 1967 год.
  190
  
  
  * * *
  
  Мне девки всю квартиру обоссали!
  
  Пока пью вы стихов написали?...
  А я вот нет... Чего душой кривить!
  Мне девки всю квартиру обоссали!
  Разве такое может вдохновить?...
  
  Когда заходят, все такие ти́хи,
  покуда не напьются коньяка!
  Зато потом уж эти все зассыхи
  до оргазма мне намнут бока!
  
  Казалось бы, что девки, ерунда,
  хотя ждать от них можно всего!...
  Куда же я без них? - Да никуда!
  Без девок, увы, не стою ничего!
  
  Сегодня, с похмелья, думал, издохну,
  уж столько наломал вчера я дров!...
  Думал, обоссусь, ослепну и оглохну!...
  Пришли они... - и я опять здоров!
  
  Сколько ласки в их прекрасных губках!
  И всё это для нас, мужчин, (скотов)!...
  Приходят ко мне в джинсах или в юбках,
  из них любую сердцем приласкать готов!
  
  Пускай не каждая мне делает минет...
  Признаться, что его не очень-то хочу!
  Пьяный я порой, а, иногда, даже и нет,
  но всем девчонкам от всей души кричу:
  
  "Душой готов любую принимать!
  Любая для меня словно везенье!
  Мне каждая из вас как божья мать!
  В любой из вас нахожу спасенье!"
  
  Одиннадцатое ноября. 1967 год.
  191
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских убивают!
  
  Пред коммунизмом Русь на коленях...
  Где же, Россия, достоинство твоё?...
  Кровь на полу, на стенах, на ступенях!...
  Коммунисты проливают за что её?
  
  Нам с детства радость не дана́!
  В Ад нас коммунизм призывают.
  Россия очень страшная страна,
  коммунисты русских убивают!
  
  Коммунизм, смертельно опасный,
  страшный яд разносит всюду свой!
  Куда ни глянешь, коршун красный
  коммунизма кружит над головой!
  
  Безумный сон с рождения навеять
  пытались коммунисты-воры нам!
  Они смогли только вражду посеять
  в жизни, подобной жутким снам.
  
  Не играют в тюрьмах русским туш!
  Правду коммунизм нам не прощает!
  Правда, светильник русских душ,
  России путь к Свободе освещает!
  
  Душа моя замучалась в безделье.
  Только речь веду вовсе не о нём.
  Днём как в тюремном подземелье
  при коммунистах все живём!
  
  Соблазны таинства жизни всегда
  рассудок дремлющий пугают!
  Коммунистам правда, - как беда!
  Коммунисты её, как ложь, ругают!
  
  Тринадцатое ноября. 1967 год.
  192
  
  
  * * *
  
  Нравиться мне девочек любить!
  
  Я всеми брошен, безутешен...
  Живу один, как в бочке Ной!
  Да, я, конечно, не безгрешен...
  Но разве можно так со мной?...
  
  Я удовлетворял похоти жажды!
  Возможно, что не тех я целовал!
  Не целован был я не однажды!...
  И я отвергнут много раз бывал!...
  
  От слёз мои глаза даже вспотели!
  Как только такое вынести я смог?
  Сколько раз бывал я бит в постели,
  каждый муж рога втыкал мне в бок!
  
  Но их жёны!... Они такие душки!...
  У каждой свой ведь сексуальный бред!
  Подставляли мне они свои мандушки...
  (компенсацию мне за моральный вред!)
  
  Всегда весёлый, сытый и подпитый
  я после приключений!... Боже мой!...
  Я, чьими-то мужьями весь избитый,
  каждую ночь бреду к себе домой!
  
  Любовь потихонечку смакую!...
  Нравиться мне девочек любить!
  Господи, где ж мне найти такую,
  за которую меня б не стали бить?
  
  Семнадцатое ноября. 1967 год.
  193
  
  
  * * *
  
  Про коммунистов кровавые бредни!
  
  Помню школу, третий класс...
  Разве забудет это кто? Едва ли
  Всех в линейку выстроили нас,
  всем ошейник-галстук повязали.
  
  Кому-то это было как и не беда.
  Только я это принял, как отравку.
  С тех пор повсюду, везде и всегда
  на своей шее чувствую удавку!
  
  Я познал коммунизм своим горбом!
  Всё верну коммунистам сторицей!
  Поневоле в России стал поэзии рабом,
  Муза стала мне всевластною царицей!
  
  Моё бедное сердце ноет и болит,
  как будто гвоздь в него забит!
  И этот самый страшный гвоздь,
  он в моём горле словно кость!
  
  В России из-за страшных бед
  лишь только на Западе вижу свет.
  Давно меня давит, словно пресс,
  эта самая кровавая кость - КПСС!
  
  Всю свою жизнь пишу про них,
  про коммунистов кровавые бредни!
  Антикоммунистический первый стих,
  не был моим стихом последним!
  
  В своих стихах меняю все штрихи,
  ночами распространяю их словно вор.
  Поставить подпись под свои стихи, -
  словно себе под смертный приговор!
  
  Девятнадцатое ноября. 1967 год.
  194
  
  
  * * *
  
  Хочу на ком-нибудь умереть!
  
  От любви на моём сердце раны!...
  От любви давно я потерял покой!
  Жизнь сложна́! (Как жопа обезьяны!)
  Сейчас припомню, кто же я такой?...
  
  А и верно, кто я, в самом деле?...
  Кругом только слышу ложь и лесть!
  С подругою нажрались на неделе
  и я забыл, кто я такой и есть!...
  
  С подругами, ночами не поспав,
  пересилив сексуальный бред,
  вспомнил я, немного поблевав,
  что я Великой Родины Поэт!
  
  Я Поэт, развратник и гуляка!
  Девочки, простите подлеца!...
  Мне женская упитанная срака
  куда приятней мужика лица!
  
  Вчера любовь давала обороты
  между страстных обнажённых тел!
  На одной вчера пахал до рвоты,
  хотя совсем другую очень я хотел!
  
  Среди покаяний и прощений,
  грех мне продолжает душу греть!
  И от сексуальных извращений
  хочу на ком-нибудь умереть!
  
  Двадцать третье ноября. 1967 год.
  195
  
  
  * * *
  
  Он не был коммунистом.
  
  (На рассказ боевого лётчика).
  
  Глаза закрываю,
  и слушаю вой!:
   В тиши вспоминаю
  последний свой
  бой!
  
  Жму на гашету, -
  но выстрела нету...
  Минуты потеряны!...
  Много их, гадов!...
  Патроны расстреляны!
  Нету снарядов!...
  
  Вспышки огня!...
  Небо словно экран!
  Зажали меня!...
  Иду на таран!...
  
  Бой
  подо мной!...
  Там свои погибают!
  Что было со мной,
  там свои не узнают!
  
  Ещё кто - кого! Поглядим!
  Хоть я весь изранен,
  но враг протаранен!
  Мой самолёт невредим!
  
  За мной гнались трое,
  сбил я всех их!
  Я вышел из боя,
  дотянул до своих!
  
  P.S.
  
   Он не был коммунистом и потому,
  Награды и званий не да́ли ему.
  Он инвалидом отправился к дому,
  А подвиг его приписали другому.
  
  Двадцать девятое ноября. 1967 год.
  196
  
  
  * * *
  
  Передо мной снимала ты штанишки...
  
  Тобою любовались все мальчишки!
  На работе когда твоя бывала мать,
  передо мной снимала ты штанишки
  и сама тогда ложилась на кровать....
  
  Мы плотями друг в друга упирались!
  Только ты норовила всё меня подмять!
  Мы до того тогда с тобою доигрались,
  что вдруг обо всём узнала твоя мать!
  
  Моим родителям всё рассказать грозя
  грозилась посадить меня в тюрьму!
  Она сказала просто нам: "Нельзя!"
  Но мы не поняли, нельзя-то почему?...
  
  Мы расстались, в том её заслуга...
  Разбились наши детские мечты...
  По жизни растеряли мы друг друга,
  и я сейчас даже не знаю, где же ты.
  
  Что скажут про меня, всё это ложь!
  К тебе любовью я сам сгубил себя!
  Не знаю, как ты сейчас живёшь,
  но страдаю сейчас очень без тебя!
  
  Давно забыты школьные все книжки!
  Всё на свете я теперь готов отдать,
  чтоб предо мной сняла бы ты штанишки
  и, как тогда, легла бы на кровать!...
  
  Первое декабря. 1967 год.
  197
  
  
  * * *
  
  Вижу коммуниста-сатану!
  
  Вид встревоженный на лицах,
  людей взгляды полные тоски...
  Коммунистическая больница,
  здесь все и "лечатся" дураки!
  
  Взгляд сестры такой колючий,
  до самых костей всех проберёт!
  Мне халат она ссаный вонючий,
  нежно, как подарок, подаёт!...
  
  Только солнце утром лишь встаёт,
  в стареньком затасканном халате
  пьяный доктор ходит по палате
  и больным лекарства раздаёт.
  
  Пока молод я ещё и сгоряча
  сейчас ругаю всю нашу страну!
  Хотя смотрю на этого врача, -
  в нём вижу коммуниста-сатану!
  
  Коммунист шепнёт врачу на ухо,
  и мечты все ваши сразу, - в дым!
  Эта коммунистическая психуха
  вдруг станет домом вам родным!
  
  Если только попадёшь туда,
  не будешь тому рад даже и сам!
  Без всякого срока и без суда
  навсегда останешься там!
  
  Третье декабря. 1967 год.
  198
  
  
  * * *
  
  Ты любому изменишь!
  
  Как собака ты злая.
  Я влюбился в тебя,
  ничего не желая,
  никого не любя.
  
  У тебя ведь у стервы
  не душа, а змея!
  У тебя я не первый,
  и последний не я!
  
  С тобой кашу не сваришь,
  тебя никак не поймёшь!
  Ты любовь не подаришь,
  ты любовь не возьмёшь.
  
  Безрассудно ты губишь
  и любовь, и весну!
  Конечно, ты любишь,
  но себя лишь одну!
  
  Ничего не оценишь!
  Честь за деньги продашь!
  Ты любому изменишь!
  Ты любого предашь!
  
  Мне найти бы другую,
  только я всё терплю...
  И за что-то такую
  тебя всё же люблю!
  
  Пятое декабря. 1967 год.
  199
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русские души терзают!
  
  Своих детей: сынов и дочерей
  Россия злая нисколько не жалеет!
  Нас воспитали как злых зверей,
  из нас каждый зло в душе лелеет!
  
  Коммунисты нам в разум влезают
  десятки безумно страшных лет!
  Коммунисты русские души терзают!
  Русским в России жизни уже нет!
  
  Запах жертв туманом злобным
  давно над всей Россией плывёт!
  Русских пугают местом лобным!
  Коммунизм русские души жрёт!
  
  Русская душа, хотя и молодая,
  коммунизма гнильём поражена!
  Живём, от коммунистов страдая!
  Стала русским тюрьмой страна!
  
  Мы с болью, стонами, слезами
  который год в тюрьме сидим!
  Горем обречёнными глазами
  в своё завтра страшное глядим!
  
  При коммунистах редьку с квасом
  русские едят на праздный день.
  В России всё хуже час за часом!
  Над Россией маячит смерти тень!
  
  Коммунистов жуткое вероломство
  свирепеет, русских год от года зля!
  Не истребить русское потомство!
  Сбросит коммунистов русская земля!
  
  Седьмое декабря. 1967 год.
  200
  
  
  * * *
  
  Моя рука в её трусах!...
  
  Жизнь!... Много в ней случалось!
  Перед судьбою жалок человек!
  Мало чего в памяти осталось.
  Что осталось, так уже на век!...
  
  Сидел я с дамой в ресторане...
  в каком не помню точно году.
  Она рукой мне шарила в кармане,
  тем временем я гладил ей манду!
  
  Так мы с ней время проводили,
  совсем не вспоминая о часах.
  Часы за полночь уж пробили,
  а моя рука была в её трусах!
  
  Сдури я решил развеять скуку,
  напрочь позабыв совсем о коньяке.
  В её трусы я запустил вторую руку...
  И очнулся со своим пенисом в руке!
  
  Башка болит! Бушуют мои нервы,
  будто после страшных жутких снов!
  Нет кошелька и нету этой стервы,
  и, почему-то, нет на мне штанов.
  
  Хотя, признаюсь, между нами,
  теперь не помню даже её лица!
  Да и чёрт бы с этими штанами,
  лишь бы не закапало с конца!
  
  Одиннадцатое декабря. 1967 год.
  201
  
  
  * * *
  
  Коммунисты стали русских убивать.
  
  В башке у нас были угары,
  но свободно мы могли дышать!
  Но вот явились комиссары,
  стали они русских убивать.
  
  Пойми, прости, но не забудь!:
  Мы перед Господом не святы.
  Не тот наша Россия взяла путь,
  правят коммунисты-супостаты!
  
  Коммунизма страна хулиганская,
  Россия, мрачна, словно склеп.
  Наша Святая вера Христианская
  превращена в языческий вертеп!
  
  Мы навоз коммунистов едим.
  Они кричат, что он полезный.
  Взором пристальным глядим
  на страшный занавес железный!
  
  В небе России сияющем синим
  серебряный ангел грустно поёт!
  В России, куда взгляд ни кинем,
  от коммунистов страдает народ!
  
  Даже когда-то свободная Нева
  скована коммунизма неволей!
  Правды все задавлены слова!
  Русские недовольны своей долей!
  
  От коммунизма всего досталось:
  холод, голод, тюрьмы, болезни, беда...
  Недолго России так жить осталось,
  скоро свобода вспыхнет как звезда!
  
  Тринадцатое декабря. 1967 год.
  202
  
  
  * * *
  
  На полуострове дикой любви!
  
  Ду́ши вдруг сбросят одежды,
  вдруг огонь забушует в крови
  на берегу хрупкой надежды,
  на полуострове дикой любви!
  
  Чувства души́ прекрасные
  в сердцах зажигают огни!
  У любви глаза то страстные,
  то вдруг печальные они...
  
  Чувство в душе вспыхнуло!
  Слышится счастья мотив!...
  Сердце постучало и притихнуло,
  все чувства и желанья затаив.
  
  Чувство было в душе и не стало,
  будто вдруг охладела душа...
  Словно сердце любить устало,
  теперь бьётся оно не спеша.
  
  Твой взгляд холодом завьюжен.
  Был я тебе когда-то дорогим.
  Я тебе теперь совсем не нужен...
  И теперь ты спишь с другим.
  
  Порою вдруг умиления слёзы
  приходят нам в счастливый час!
  Как хороши, как милы розы,
  покуда их шипы не ранят нас.
  
  Мысли мчаться в моей голове,
  мечутся яркие искры в крови
  на необитаемом полуострове
  нашей дикой безумной любви!
  
  Семнадцатое декабря. 1967 год.
  203
  
  
  * * *
  
  Коммунист кровь русскую сосёт!
  
  Коммунист проклятый и больной
  как паук над всей нашей страной!
  Коммунист кровь русскую сосёт,
  он русским заразу в кровь несёт!
  
  Россия согнулась перед вором!
  Ленин из русских сделал глупцов!
  Обводит Брежнев кровавым взором
  тупую толпу обманутых слепцов!
  
  Зияющие пропасти народу
  за светлые вершины выдают!
  Коммунисты, Ленину в угоду,
  кандалы всему Миру куют!
  
  Гремит Россия кандалами,
  сотворил такое Ленин-урод!
  Ленин кровавыми делами
  уничтожал русский народ!
  
  По всей России, святое круша,
  Ленин-зверь землю рыл рогом!
  Изливается тёмная русская душа
  перед сатаной как перед Богом.
  
  На всё теперь ввели запреты
  коммунисты на нашей Руси!
  Написал Ленин декреты, -
  теперь, Россия, лапоть соси!
  
  Живём в коммунизма дури,
  "труды" Ленина жопой жуя.
  Но слышу предвестье бури!
  Победу Правды предвижу я!
  
  Девятнадцатое декабря. 1967 год.
  204
  
  
  * * *
  
  Ты мне женщиной досталась!
  
  Любовь мне душу изорвала!
  Я любил, любила тоже ты!
  Но твоя маменька узнала!...
  Разбились наши все мечты!
  
  У тебя я был, увы, не первый,
  и потому не был у нас обман!
  А потом с цыганкой, стервой,
  я закрутил страстный роман!
  
  Мы случайно повстречались.
  (В ресторане был такой скандал!...)
  Быть может, мы и обознались....
  Но я-то ведь тогда тебя узнал!...
  
  Узнал, и моё сердце застонало...
  Живу теперь жизнью иной!
  Ты меня убила... - тебе мало?
  Зачем же ходишь ты за мной?
  
  В любой дом вхожу без стука,
  везде лишь обо мне мечты!
  Всегда мне рада любая сука!
  Рада любая сука, даже ты!
  
  Тебя средь ночи, среди дня
  увижу, и душа моя завыла!...
  Ты заем преследуешь меня?
  ты не девственницею бы́ла!
  
  Не рассудит нас теперь никто!
  Нам только муть любви осталась!
  Я сам себя убил бы лишь за то,
  что ты мне женщиной досталась!
  
  Двадцать третье декабря.1967 год.
  205
  
  
  * * *
  
  Ленин-палач сам суд вершил!
  
  Не истребит уже никакая пропаганда
  кровавую явь наших коммунизма дней!
  Россию захватила коммунистов банда!
  Ленин-дьявол-сифилитик во главе с ней!
  
  Лениным обманутых латышей полки
  убивать русских коммунисты нанимали!
  Лениным обдуренные латышские стрелки
  коммунистов от русского народа охраняли!
  
  Русский народ в безумии жестоком
  за Лениным-сатаною в Ад поспешил!
  Хотели всё решить быстро наскоком!
  Ленин-палач сам над всеми суд вершил!
  
  Русь пошла дорогою неправой,
  куда Ленин-лживый-кровавый звал!
  Под Ленина милой маской лукавой
  дьявол лик свой ужасный укрывал!
  
  С дикою кровожадностью львиной
  из Симбирска этот "мудрый" жид,
  всем такой "честный" и "невинный",
  в мавзолее этот гад гниёт лежит!
  
  В ложь ужасную гнуснейшую веря
  русский народ за Лениным пошёл!
  Теперь мы в мавзолее видим Зверя,
  этот зверь не русский, не хохол...
  
  Теперь не оживить Ленина труп
  водой ни мёртвой, ни живою!...
  Только не настолько я уж глуп,
  с "горя" не заплачу, не завою!
  
  Двадцать девятое декабря. 1967 год.
  206
  
  
  * * *
  
  Мне бы бездетную вдову!...
  
  Мой стих на дерзости основан!
  Хоть побывал я и в говне,
  я при деньгах и упакован,
  и всё моё всегда при мне!
  
  Я думал только о других!
  Своей судьбе я господин!
  Со мною нету дорогих,
  вот и остался я один...
  
  Что с того, что всё имею?
  Жизнь, словно бы, в бреду!
  Душой надеяться посмею,
  что себе женщину найду!
  
  Но мне не подойдёт любая!
  Среди моих лихих страстей,
  моей жизни мечта голубая:
  вдова без дома, без детей!
  
  Ищу только лишь такую!
  Мне другие девки не нужны!
  Её я как принцессу упакую!
  Все уважать будут её должны!
  
  Презрев мещанскую молву
  подругу я всю жизнь себе искал.
  Мне бы бездетную вдову...
  Ох, как бы я её бы приласкал!
  
  Тридцать первое декабря. 1967 год.
  207
  
  
  * * *
  
  На коммунистов сливал говно!
  
  Он был умён, он был хорош!
  В любые двери был он вхож.
  В нём было лучшее одно:
  на коммунистов сливал говно!
  
  Такой крутой, как кипяток!
  Лишь только я дружить с ним смог.
  Вовсе ничто не стоило ему
  подсесть в психушку иль в тюрьму!
  
  В рулетку русскую играя,
  он, почти, ничем не рисковал.
  Он сам себе не мыслил рая,
  только сам себе грехи ковал.
  
  Часто его едою у костра
  мы были сыты до утра.
  Но только засветил восток,
  бежать пустились со всех ног!
  
  Туча нам плещет дождём,
  мечется птица в испуге...
  Только мне дождь нипочём,
  сожалею о верно друге.
  
  Тот мой единственный,
  друг такой таинственный,
  хотя бы однажды ты мне
  покажись в каком-то сне.
  
  Были злобны жизни вьюги!
  Где же вы, старые друзья?
  Где вы, недруги и дру́ги? -
  растерял всех в жизни я!
  
  Первое января. 1968 год.
  208
  
  
  * * *
  
  Давай любовью заниматься!
  
  Так интригующе, нежданно
  ко мне вдруг ломится Сусанна!...
  Я написал ей что-нибудь не так?
  Господи!... Ну что я за дурак!
  
  Меня ругаешь ты за что?
  Мне на вопрос не отвечаешь.
  С тобою мы, пока, никто,
  а ты уже права качаешь!...
  
  Тебе напоминаю, Сусанна,
  я исполнил все твои мечты!
  Ты от любви была так пьяна,
  что не в лицо смотрела ты!
  
  Ведь мы уже не ребятишки,
  нам так хорошо было вдвоём!
  Твой бюстгальтер и трусишки
  давно висят на зеркале моём!
  
  Ты так загадочна, так странна!...
  Наша встреча, - это же наш рок!
  Так меня пленила ты, Сусанна,
  плотью и душой я у твоих ног!
  
  Так зачем же нам ругаться
  на ложе счастья, на святом?
  Давай любовью заниматься,
  всю брань оставив на потом!
  
  Третье января. 1968 год.
  209
  
  
  * * *
  
  Ленин-зверь-кровавый!
  
  Вопросов много, - нет ответов!
  Но только ясно давно мне:
  Ленин, вождь страны Советов,
  похож на антихриста вполне!
  
  На всех людей наводит страх
  Ленина-дьявола жуткая рожа!
  У всех мечта: "Прахом в прах
  уйти, других не потревожа".
  
  Ленин испоганил России судьбу!
  Он был рождён с душой дырявый!
  С улыбкой страшно-жуткою в гробу
  в мавзолее Ленин-зверь-кровавый!
  
  Коммунисты в адовы оковы
  заковали нашу Священную Русь!
  На копытах Ленина подковы!
  Рассказать об этом не боюсь!
  
  Давно бы должен называться
  Санкт-Петербургом Ленинград!
  Уже пора за Ленина-суку браться,
  в мавзолее залежался Ленин-гад!
  
  Все "Труды" Ленина тогда
  в дело пойдут для туалетов!
  Скоро не останется даже следа
  от коммунизма лжепоэтов!
  
  Не Сталинград, а Царицын!...
  Этого мне никогда не забыть!
  Не Ленин, а Солженицын
  в мавзолее должен быть!
  
  Пятое января. 1968 год.
  210
  
  
  * * *
  
  Не хочу любви вечной!
  
  Скалы чёрные, бледные огни
  во тьме с трудом различаю.
  Мы с тобой опять только одни...
  Но с тобой теперь уже скучаю.
  
  Скромных ландышей букет
  тебе, как обычно, дарю.
  Только смысла вовсе нет
  в том, что тебе говорю.
  
  Рано утром сумрачной порою
  тихо открою дверь ключом.
  Уйду, тихонько дверь закрою
  никогда не пожалею ни о чём.
  
  С тобой средь жары замерзаю
  и готов я пойти хоть в запой...
  С тобой душу словно терзаю
  безразличностью этой тупой.
  
  Не скажу никогда, никому,
  что душою всегда я один.
  Очень горек сердцу моему
  сладко пахнущий жасмин!
  
  Буду гостем незваным
  на дне рождения твоём.
  Многим покажется странным,
  что мы с тобою не вдвоём.
  
  Живу жизнью беспечной.
  По счетам всегда плачу́.
  Не хочу любви вечной!
  Вечной жизни не хочу.
  
  Седьмое января. 1968 год.
  211
  
  
  * * *
  
  От коммунистов Русские гибнут!
  
  Жизнь в России - горькая полынь.
  Всё испортили коммунисты-менты!
  В России, взгляд куда только ни кинь,
  везде веселятся коммунисты-скоты!
  
  С коммунизмом в схватке рукопашной
  много раз довелось сражаться мне!
  Русские причастились жизнью страшной
  в коммунизма, всех губящей, стране!
  
  Испил я из ключей священных
  свящённой самим Господом воды.
  В стихах, Свободой вдохновенных,
  мирской вы не прочтёте ерунды!
  
  Резвились мы гурьбою шумной
  в деревне часто летом до жары!
  За бурей жизни вольнодумной
  стало мне теперь уже не до игры.
  
  Кладбищ тишина бездыханная,
  это моя печальная Матушка-Русь.
  Явилась в Россию беда нежданная...
  С коммунизмом стихами борюсь!
  
  С сумой к тюрьме, - России дорога...
  Русские гибнут, все молчание храня!
  Всю мою жизнь печальная тревога
  в России мучает грешного меня!
  
  Россией правит коммунист-идиот,
  в мозгах который носит грыжу!
  В душе я России верный патриот,
  сердцем коммунистов ненавижу!
  
  Одиннадцатое января. 1968 год.
  212
  
  
  * * *
  
  Исчезли соблазны нашей ночи...
  
  Взор, словно хрусталь ясный!
  В нём столько намешано всего...
  В нём стоит вопрос безгласный...
  Но только кто ответит на него?
  
  Ночные часы давно пролетели,
  в утреннем небе луч зари горит!
  Весь вид предутренней постели
  о нашей бурной ночи говорит!
  
  После "Здравствуй!" последнего́,
  последует последнее "Прощай..."
  Был бурный наш роман, - нет его!
  Мне ничего теперь уже не обещай.
  
  Слово сама дала, так его держи,
  по себе мерзость ко всем мерю.
  Только после твоей этой лжи
  больше тебе никогда не верю!
  
  Я с тобой лишь немного побы́л,
  уже скоро теперь прочь полечу!
  Я простил тебя, только не забыл,
  теперь тебя вспоминать не хочу!
  
  Исчезли соблазны нашей ночи
  с лучами этой предутренней зари!
  Знаю, что сказать мне ты хочешь,
  но лучше вовсе ничего не говори!
  
  Платье чёрное, как ночь, с канвою,
  лента ярко красная в твоей косе...
  Но никогда не запла́чу и не завою
  по твоей жутко-страшной красе!
  
  Тринадцатое января. 1968 год.
  213
  
  
  * * *
  
  Коммунистов кровавые рога.
  
  В крови России все её берега...
  Русская душа болит от её стона!
  Коммунистов кровавые рога,
  как будто это дьявола корона...
  
  Луна России чахоточно-белёсая
  над грешной Россией висит.
  Россия, словно баба босая,
  по своим злым бедам колесит!
  
  России ничего, кроме беды,
  коммунисты никогда не дадут!
  Коммунистов пошлые труды
  все скоро в унитазе пропадут!
  
  Дождь мне вовсе не мешает,
  мне ветер тоже не вредит.
  Только мою судьбу решает
  коммунист-зверь-паразит!
  
  Меня убить хотели, - не убили.
  Сжечь меня хотели, - не смогли!
  Меня от коммунистов заговорили
  русские люди, мне очень помогли!
  
  Я, Святой Свободы рядовой,
  с коммунизмом опять веду бой!
  Я, России дерзкий солдат удачи,
  по своей жизни не могу иначе!
  
  Хотя темень в моих глазах,
  знаю, что моя жизнь не прах!
  Хотя коммунистов и боюсь,
  но всё равно с ними борюсь!
  
  Семнадцатое января. 1968 год.
  214
  
  
  * * *
  
  Тебя разлюбить не смогу!
  
  Письмо твоё снова читаю,
  моя кру́гом идёт голова!
  О тебе лишь одной мечтаю!
  Милая, уж как ты не права́!
  
  Пишешь такие мне штуки!...
  Но знаю, что всё это ложь!
  Желаннее ты любой суки
  мне! (Надеюсь, поймёшь!)
  
  Моё сердце тебя лишь хотело!
  В мыслях с тобою лишь сплю!
  Но мне слушать тебя надоело!
  Только одну лишь тебя люблю!
  
  Прости, если слишком я грубо,
  какой-никакой, я же мужик!
  Мне в твоём теле всё любо!
  (Но к нежностям я не привык!)
  
  Любовь сердце болью зажала!
  Если бы только моей стала ты,
  ты страсти бы так завизжала!...
  (Как даже не могут в марте коты!)
  
  Твоё сердце ко мне охладело,
  но ты не кому не в долгу!...
  Так горячо твоё нежное тело,
  что тебя разлюбить не смогу!
  
  Девятнадцатое января. 1968 год.
  215
  
  
  * * *
  
  После коммунизма концлагерей.
  
  Злая судья намотала мне срок!
  Я в тесном тюремном загоне,
  уже я на северной лагерной зоне!...
  Мне стал близким Дальний восток!
  
  В столыпинских вагонах нас везли.
  Коммунисты-дьявольские сатрапы
  гнали безвинных нас в этапы.
  Мы сквозь муки адовы прошли!
  
  Денёк солнечный, прекрасный!
  Буйный ветер, туч нам нагони!
  За решёткой, как узник опасный,
  здесь коротаю свои серые дни!
  
  Сгибают годы нас всё ниже
  после коммунизма концлагерей.
  С годами к Господу мы ближе,
  с годами наше сердце всё добрей!
  
  Друзья, помню все лица ваши,
  ещё множество разных вещей...
  Сколько я съел тюремной каши!...
  Сколько я съел тюремных щей!...
  
  Призывом свободы окрылённый
  с коммунизмом насмерть бьюсь!
  Я, словно рыцарь ослеплённый,
  бью всех подряд, - не ошибусь!
  
  Двадцать третье января. 1968 год.
  216
  
  
  * * *
  
  Милая, одну тебя так люблю!...
  
  Дни идут, но их не замечаю,
  будто нахожусь в каком-то сне!
  Об одной тебе только мечтаю,
  а ты такое написала тут мне!...
  
  "Не стоит сожалеть о том, что было"
  Так просто и легко сказала ты!...
  Но моё сердце от того заныло,
  где же наши прошлые мечты?
  
  "Поверь" ты мне, уходя, сказала!
  Но как тебе поверить в то смогу?...
  Меня убить для тебя было мало!...
  В своих чувствах тебе не солгу!
  
  С тобой нас разлучили люди-звери,
  выждав подходящий день и час!
  Людям простим обиды и потери,
  Бог простит с тобою грешных нас!
  
  Поверь, мне без тебя так худо!
  Пишу тебе снова неспроста!
  Милая, ты ведь мне такое чудо!...
  Ты для меня, как явление Христа!
  
  Я одиноко беды все терплю!
  Одичал и стал я всем грубить.
  Милая, одну тебя так люблю,
  как никто не может полюбить!
  
  Двадцать девятое января. 1968 год.
  217
  
  
  * * *
  
  Приказал так Ленин-дьявол-псих.
  
  Коммунизм, это очень страшный омут,
  но всё-таки борюсь всю жизнь в нём!
  Гнильём коммунизма мозг мой не тронут!
  Душа моя не пачкана коммунизма дерьмом!
  
  Руководимая коммунистом-уродом
  в крови по горло вся Россия бредёт.
  К победе над русским народом
  русский народ коммунизм зовёт!
  
  Лёд в русских душах расплавлю,
  ведь за свободу сердцем бьюсь!
  Своим стихом Россию славлю!
  Проклинаю душою Советский союз!
  
  Все кресты и соборы обглоданы,
  Приказал так Ленин-дьявол-псих.
  Камни с короны России распроданы,
  теперь своими стихами выкупаю их!
  
  С коммунизмом на́ смерть я биться готов!
  За коммунизма жизнь не буду цепляться!
  Мой взвод из многих смелых строф
  уже пошёл с коммунизмом сражаться!
  
  В коммунизма тупом суеверии
  уже давно Россия грешная гниёт!
  Я не главный камень короны империи,
  но я, точно, бриллиант именно с неё!
  
  Тридцать первое января. 1968 год.
  218
  
  
  * * *
  
  Знала бы ты, как тебя люблю!...
  
  Я получил твоё письмо,
  и мои чувства загрустили!
  Неужто я и верно такой ЧМО,
  что ты решаешь: или - или?
  
  С чего это ты ко мне на Вы,
  как будто слов других и нету?
  По слухам западной молвы
  всё теперь идёт к минету!
  
  Милая, чего ты написала?
  (устал я голову чесать.)
  Лучше бы меня ты обоссала,
  чем мне такое написать!
  
  Я как игристое вино?...
  А ты совсем уж одурела!
  В моей душе уже давно
  страсть к другим перегорела!
  
  Любовь как камень, - я ко дну,
  чтоб других девок не обидеть!
  Но только лишь тебя одну
  на этом дне хочу увидеть!
  
  Но только кто ты, не знаю!
  Быть может ты сама и чёрт?
  Когда тебя вспоминаю,
  как будто рогом я припёрт!
  
  Из-за тебя ночей не сплю,
  ты меня опутать так смогла!
  Знала бы, как тебя люблю,
  ко мне бы сразу ты пришла!
  
  Первое февраля. 1968 год.
  219
  
  
  * * *
  
  Ленин кровожадный убийца!
  
  На столе была скатерть постелена
  цветом словно ржаное жнивьё.
  Поэтесса читала стихи про Ленина,
  тогда очень жалко мне было её...
  
  У ней был он кудрявым, красивым...
  Вознесла она так Ленина в стихах!...
  Мне казался горбатым, плешивым...
  с русской кровью на грязных руках!
  
  Я его представлял паразитом.
  Улыбка его как звериный оскал!
  Людей жрал он живьём с аппетитом,
  без разбора там: стар или мал!
  
  Как о нём заходила беседа,
  или о пользе его сверхъидей,
  я себе представлял людоеда,
  пожиравшего малых детей!
  
  Для меня он всегда был убийца
  с ароматом дерьма и сортира!
  Ведь такого ещё кровопийца
  мир не знал от создания Мира!
  
  Здесь не легко мне, "иммигранту",
  сражаться ночью, биться днём...
  "Всё, хватит! - я сказал Таланту, -
  Давай с тобой немного отдохнём!"
  
  Третье февраля. 1968 год.
  220
  
  
  * * *
  
  Бокалы наполняйте за измены и за блуд!...
  
  Пишешь ты: "мой верный муж".
  А ты сама уверенна хоть в этом?
  В душах бывает много стуж,
  но ты же девочка с приветом!...
  
  В ЗАГСе несколько часов
  я ждал тебя, дыхание тая!
  И вот уже ты без трусов,
  вся уже, практически, моя!
  
  О, как тогда сияли твои очи!...
  Но счастье рухнуло, как сон!
  Я только после первой ночи
  узнал, что у тебя есть он...
  
  Всё! - любовь как помидоры...
  Чувство ушло, закисла кровь...
  Все ни к чему уж разговоры
  про верность, дружбу и любовь!
  
  Выйдя замуж ты сглупила!
  И, женившись, я сглупил!
  Меня ты точно не любила,
  хотя тебя я так любил!...
  
  Мужчины, помните и знайте,
  любой их вас, - рогатый шут!
  Скорей бокалы наполняйте
  за все измены и за блуд!...
  
  Пятое февраля. 1968 год.
  221
  
  
  * * *
  
  Россией правят коммунисты-бандиты!
  
  Портреты рыцарей, царей
  глядят на нас со стен музея.
  Лики коммунизма главарей
  здесь висят для ротозея...
  
  В России от создания Мира
  никто даже не знает про добро.
  Найдёте среди дураков Шекспира
  в России любого из Политбюро!
  
  Арест, допрос... - обычные дела...
  Россией правят коммунисты-бандиты!
  При коммунистах Россия заживо сгнила́!
  Все люди лучшие коммунистами убиты!
  
  Ясного солнца золото нежных лучей
  нам в России не приносит радость.
  От коммунистов, этих сволоче́й,
  получают русские лишь гадость!
  
  В бесправной нищете живя замечаем,
  что живём при коммунистах во тьме!
  Душой и разумом уже все понимаем,
  что давно живём в стране-тюрьме!
  
  Лучшие годы напрасно пройдут.
  Злая тоска рассудок нам студит!
  Только смерти несколько минут
  нам для счастья нашего и будет!
  
  На душах мерзко и тревожно!
  Слышим смерти дикий свист!
  Счастье просто невозможно,
  пока ещё у власти коммунист!
  
  Седьмое февраля. 1968 год.
  222
  
  
  * * *
  
  Любовная жара сжигала нам сердца и души!
  
  Жизнь стала как дерьмо...
  и на меня оно свалилось.
  Я получил твоё письмо,
  время вдруг остановилось!
  
  Пишешь мне, что ты жена!
  Что твой муж хорош и весел!
  Что ты мне больше не нужна!
  Чтоб я забыл мотив тех песен,
  Что пела ты мне у костра,
  когда я их, безумный, слушал!
  Тогда полночная любовная жара
  сжигала нам сердца и души!
  
  Тогда клялась ты быть со мной
  до гроба и, быть может, дольше!..
  Мог ли я думать, Боже мой,
  что не увижу тебя больше.
  
  Твоё письмо в руке держу.
  Тебе я верил словно чуду!
  Я весь в рыданиях дрожу,
  без тебя и жить не буду!...
  
  Не нарушу твой тихий покой,
  муж в постели твой кимарит.
  Но страсти и любви такой
  тебе никто уж не подарит!...
  
  Одиннадцатое февраля. 1968 год.
  223
  
  
  
  * * *
  
  В России коммунистов не станет!
  
  С доброжелательным лицом,
  ещё и воровать при этом...
  Быть безопасней подлецом,
  чем прославленным поэтом!
  
  Возмущённое сердце стучит!
  Душа моя стихами негодует!
  А кто-то жрёт и всё молчит,
  живёт как раб и в ус не дует!
  
  Теперь, как часто водится у нас,
  что ни поэт, то домогатель!
  В России такое было уж не раз.
  Иной поэт ещё так и предатель!
  
  Поэтов усмирять строптивых
  коммунист-невежда умеет.
  В статьях грязных, лживых
  коммунизм ложь всюду сеет!
  
  На опасных поворотах
  всё пожирающей судьбы
  висят поэты на воротах.
  ими увешены столбы!...
  
  Но и в эти тяжёлые годы
  Муза с души рифмы льёт!
  В сердце сиянье Свободы!
  Лира в душе моей поёт!...
  
  Однажды Русь восстанет,
  её Господь всё же разбудит!
  Коммунистов не станет!
  Что не́ было, - то будет!
  
  Тринадцатое февраля. 1968 год.
  224
  
  
  * * *
  
  Любовь!... Что может быть прекрасней!
  
  На поцелуи я пока не скуп!...
  Наша жизнь словно во сне...
  Вкус твоих медово-нежных губ
  очень теперь нравится мне!
  
  В рубинах пудреницу золотую
  тебе на Пасху, точно, прикуплю.
  Люблю тебя, словно святую,
  и как шлюху тебя тоже люблю!
  
  Мне тяжело любить того,
  любить вовсе не за что кого!
  Только не раз уже бывало,
  что мы любим кого попало!
  
  Может любовь показаться раем,
  может быть, дорогою трудной...
  Не в бою мы головы теряем,
  а в плену любви безрассудной!
  
  Я любовью пьяный, как вином!
  от неё мне не опомниться никак!...
  В сердце чувства горячий ком!
  В голове сумасшедший сквозняк!
  
  Кажется, мы неразлучны навек!
  Чувство меня к тебе очень тянет!...
  Шаг от тебя для меня как побег!
  любовь, словно пуля, достанет!
  
  Любовь, - нет пропасти опасней,
  чуть что, не соберёшь своих костей!
  Любовь!... Что может быть прекрасней
  её безумных, чарующих страстей!
  
  Семнадцатое февраля. 1968 год.
  225
  
  
  * * *
  
  Россией правит коммунист-сатана!
  
  Словно кривые зеркала́
  нам жизнь несёт картины.
  Россия, как же ты смогла
  докатиться до скотины?...
  
  Продали Русь басурманам!...
  На позорище сдали врагам её!
  Мы ложью живём и обманом,
  слушаем коммунизма враньё!
  
  Душа в России жить устала!
  Нас коммунисты жрут как хлеб!
  Когда-то Святая Россия стала
  похожей на страшный склеп!
  
  Соловьи в России нищей
  не поют, а только плачут!
  Кормят нас такою пищей,
  по которой блохи скачут!
  
  Россия, страшные бунты́
  твои без края и без меры!
  Чтобы не бунтовали ты,
  тебя лишили святой веры.
  
  Коммунизм, пещера заточения
  слепцов, глупцов и дикарей!
  От Бога нету России прощения!
  Похожи русские на зверей!
  
  Россией правит коммунист-сатана!
  Руководит Россией через уродов!
  Россия, безбожная страна,
  будет уроком для народов!
  
  Девятнадцатое февраля. 1968 год.
  226
  
  
  * * *
  
  Ты мне бесконечно желанная!
  
  Ты бесконечно желанная!...
  Ты бесконечно прекрасная!
  Ты словно гостья незваная.
  Ты словно кобра опасная!...
  
  Май заиграл птичьей трелью!
  Распустятся скоро цветы!
  Моей недоступной целью
  вдруг стала случайно ты!
  
  Я тебя обнял бы, приласкал!...
  Рядом с тобой душа всё забывает!
  Но твой бесчувственный оскал
  во мне все чувства убивает.
  
  У тебя в душе такая буря,
  какой даже не видели моря.
  Ты, свои тонкие брови хмуря,
  меня опять ругаешь зря.
  
  Злобу на меня напрасно точишь,
  случайность называешь судьбой.
  Уйду сегодня, если не захочешь,
  чтобы я на ночь оставался с тобой.
  
  На цветущий подоконник
  солнце тёплые лучи свесило!
  Я серьёзен, как покойник,
  зато тебе уже всё весело!
  
  Для меня как змея ты опасная!
  Как загадка ты чудная, странная!
  Ты бесконечно прекрасная!
  Ты мне бесконечно желанная!
  
  Двадцать третье февраля. 1968 год.
  227
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи у власти!
  
  Коммунизм только берёт!
  Мы всё, последнее, отдали!
  Ничего коммунизм не отдаёт!
  Мы теперь и ждать устали...
  
  Страшным ядом наполняют
  коммунисты русским души!
  Нас работать заставляют, -
  мы на работе бьём баклуши!
  
  Нас не прельщают их идеи!
  Мы душою не приемлем их!
  Правят Россией коммунисты-злодеи!
  Злодеями правит Брежнев-псих!
  
  Вдруг сила бесовская погнала
  Русь морем крови по волнам!
  Мечта, которая ярко сияла,
  на деле стала бездной нам!
  
  Коммунисты-палачи у власти,
  они нас очень строго стерегут!
  Сердце разрывается на часть
  от того, что все видим тут!
  
  Всё коммунистами распято!
  Как гады здесь они ползут!
  Привыкли мы, что нас куда-то
  всё время гонят иль везут!
  
  В России человек словно ослеп.
  Дали русским страшную дорогу!
  Мы вдруг стали волей злых суде́б
  смертельною угрозой Миру и Богу!
  
  Двадцать девятое февраля. 1968 год.
  228
  
  
  * * *
  
  При всех целую тебя в груди!
  
  Услышав звук твоих шагов,
  душу, как двери, открываю!
  Для тебя всегда на всё готов,
  обо всём на свете забываю!
  
  Когда томлюсь в ожидании,
  как вино, твои шаги меня пьянят!
  С тобой легко мне на свидании,
  хоть страстью пламенной объят!
  
  При всех целую тебя в груди!
  Твои подруги аж раскрыли рты!
  Мне всё равно, что скажут люди!
  Мне главное, что скажешь ты!
  
  Твоё желанье, скрытое стыдом,
  в страстных твоих глазах читаю!
  Сам тоже думаю только о том!...
  И о том во сне и наяву мечтаю!
  
  Только взгляну в твои глазки,
  замирает от счастья моя душа!...
  Нужны мне лишь земные ласки,
  но только ты как ангел хороша!
  
  Теперь уж никуда не скроюсь
  от жарких поцелуев твоих!
  Лицом в твои груди зароюсь!
  Слезами горькими омою их!
  
  Просто чудо твоя внешность!
  Тобой любуюсь! Мы одни...
  Твоя жестокая безгрешность
  пороку страшному сродни!
  
  Первое марта. 1968 год.
  229
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-палачи правят страною!
  
  Могу над смертью посмеяться,
  я столько лет с нею дружил!
  Тому ведь смерти не бояться,
  кто при коммунистах жил!
  
  От Солнца мечутся на Землю
  огня жаркого небесного лучи!
  Я небесному голосу внемлю,
  он мне говорит: "Молчи!..."
  
  От коммунистов идёт вонь,
  почти уже их силы на исходе!
  Мечта, как пламенный огонь,
  зовёт меня вперёд, к Свободе!
  
  Коммунисты-палачи правят страною!
  Жизнь русских словно в жутком сне!
  Происходит будто это не со мною...
  Все эти страхи будто снятся мне.
  
  Я свои стихи, как баррикады,
  против коммунизма возвожу!
  Меня боятся коммунисты-гады!
  Своими стихами Свободе служу!
  
  Коммунистов позорные речи
  своими стихами заглушить спешу!
  Избегаю с коммунистами встречи,
  только стихи мятежные пишу!
  
  На коммунистов ядом брызнуть
  для меня это просто благодать!
  Стать известным, - только свистнуть,
  в России лишь стихи свои издать!
  
  Третье марта.1968 год.
  230
  
  
  * * *
  
  В любви безумие и сила!
  
  Душа моя горела огоньком,
  фанфары весело трубили!..
  Я не был круглым дураком,
  но девочки меня любили!
  
  Разве кто виновен в том,
  что всё прекрасно было,
  И любовью, как вином,
  тогда меня ты опоила!
  
  Я тебе уж о том говорил,
  сердце с рассудков в борьбе!
  Я бы сердце тебе подарил,
  но не надо всё это тебе...
  
  В любви безумие и сила!...
  Я с любовью, как на небе был!
  Быть может, ты меня забыла,
  но я тебя ещё не позабыл!...
  
  Мы роль судий на себя берём,
  выбираем хороших, плохих...
  Мы, с душевным играя огнём,
  часто губим себя и других.
  
  Спасибо скажу, может быть.
  Но пока до поры помолчу,
  что могу, но не в силах любить.
  Теперь даже любить не хочу!
  
  В душе нету любви, ну и пусть,
  зато уж вольная воля со мной!
  Но почему же осенняя грусть
  пришла ко мне ранней весной?
  
  Пятое марта. 1968 год.
  231
  
  
  * * *
  
  В России от коммунистов несчастья!
  
  По ночам, когда в тумане
  по городу листовки разношу,
  распятие держу в кармане,
  у Бога себе помощи прошу.
  
  С ночным городом прощаюсь.
  я всё уже уцелел на этот раз!...
  Ещё все спят, возвращаюсь
  после ночных своих проказ.
  
  Я слышал не однажды шорох
  шагов, крадущихся ко мне.
  Всегда держу сухим порох!
  Всегда на страже я, даже во сне.
  
  Власть коммунизма не мать,
  она мне даже вовсе не сестра!
  Её давно уже пора бы прогнать
  с ею испоганенного русского двора!
  
  Словно наручники запястья
  моё сердце сдавила злая беда!
  При коммунистах в России счастья
  не познать русским никогда!
  
  Своими дерзкими стихами
  я нанёс коммунистам обиды!
  Вниз под моими грехами
  идёт чаша весов Фемиды.
  
  Свободы песни буду петь!
  Стихом за правду буду драться!
  Бороться и в борьбе умереть!
  но коммунистам не сдаваться!
  
  Седьмое марта. 1968 год.
  232
  
  
  * * *
  
  Прошу тебя, отдайся Бога ради!
  
  Любовь скажет как отрубит!
  А я ведь такой наивный лох!...
  Любовь к тебе меня погубит!
  (Я уже почти что как издох!...)
  
  На Лиговке снимаю проституток!
  Уже подряд со всеми теперь сплю!
  Но, милая, поверь мне, кроме шуток,
  только тебя одну желаю и люблю!
  
  На твой портрет не в силах наглядеться!
  Очень хочу тебе по попочке кнутом!...
  Уж сотню раз просил тебя одеться,
  но стоишь, как Ева пред Христом!
  
  Милая, ох, наглая ты стерва!...
  Будь я тигром, - я тебя бы съел!
  У меня уж не осталось нерва,
  который по тебе бы не болел!
  
  Болит везде: и спереди, и сзади!...
  Меня мучает эротики злой бред!
  Прошу тебя, отдайся Бога ради!
  Ты моё лекарство от всех бед!
  
  Милая, меня послушай, дорогая,
  перестань с моей судьбой играть!
  Ведь ты же мне нужна, а не другая!
  (С чего же рогом в пенис упирать?)
  
  Друг другу не давали мы присягу!
  Поэтому ты на меня не злись!
  Чёрт с торбою, хочешь, сам уж лягу,
  но надо мною лихо пошевелись!
  
  Одиннадцатое марта. 1968 год.
  233
  
  
  * * *
  
  Палачам-коммунистам кричу!
  
  Скрываю своё мировоззрение
  и мысли все свои скрываю.
  На коммунистов презрение
  своими стихами изливаю!
  
  Коммунизма кровавой мглою
  Россию всю давно заволокло!
  Мне сердце колит как иглою!
  Стихи пишу коммунистам на зло!
  
  В тревожной заботе и печали
  наша жизнь катится вперёд!
  Только долго проживу едва ли,
  грозит мне смертью каждый год!
  
  Не получу за труд свой вымпел,
  везде во всём врежу изо всех сил!
  Я крови бы коммуниста выпил,
  плотью бы коммуниста закусил!
  
  В душе весь Мир обнимаю!
  Счастья желаю людям всем!
  Но всё прекрасно понимаю
  и потому, пока, я глух и нем.
  
  Чужих не слушаю мнений,
  мне ничьей не надо похвалы!
  Цепи минувших мгновений
  таскаю, словно кандалы.
  
  Сознание помнит до боли
  то, что забыть очень хочу!
  "Воли! Мне дайте же воли!..." -
  палачам-коммунистам кричу!
  
  Тринадцатое марта.1968 год.
  234
  
  
  * * *
  
  Моя к тебе бесконечна любовь!
  
  Меня по другим только меришь.
  Ошибиться очень боишься вновь.
  Будешь счастлива, если поверишь,
  что моя к тебе бесконечна любовь!
  
  Ты, также как и я, уединённая.
  Твоё чувство пока словно спит.
  Моя душа, тоской пронзённая,
  к твоей душе прильнуть спешит!
  
  Твой путь прошлый тёмен!...
  Твоё слово грубо, как топор!
  Как взгляд змеи тягуч и томен,
  так опасен твой нежный взор!
  
  Моя голова от раздумий опухла,
  до того стала ты мне дорогой!
  Для меня ты любимая кукла,
  без тебя не грущу по другой!
  
  Ходишь в платьице драном.
  Давай для тебя другое куплю.
  Тебе куплю дом с фонтаном.
  Как царицу тебя полюблю!
  
  Для тебя я просто прохожий,
  но ты для меня словно беда!
  Этот день на другие похожий,
  но запомнится мне навсегда!
  
  Никуда от жизни не денешься!
  Чего хочешь, - того не найдёшь.
  Счастлив тот, перед кем разденешься,
  с кем бессонную ночь проведёшь!
  
  Семнадцатое марта. 1968 год.
  235
  
  
  * * *
  
  Русских гонит коммунизма рок!
  
  Трус брюзжит на власть советскую,
  бороться с нею вовсе не желая.
  А я писал уже в пору детскую,
  стихами на коммунистов лая!
  
  Правят кнутом и конфетой...
  То радость для нас, то беда!...
  От злой вампирской власти этой
  русским уже не деться никуда!
  
  Мой чуткий слух давно приметил,
  что коммунист ходит по пятам.
  Я окликнул, коммунист не ответил.
  Но только знаю, что он где-то там.
  
  Словно злой дух рыцаря немого
  опять мне тень грозит из темноты!
  Всю ночь следят за мною строго
  проклятые коммунисты-менты!
  
  Хоть написать я много смог,
  но не найдёте вы стих нежный.
  Наверно это сам Господь зажёг
  в душе моей огонь мятежный!
  
  Мой путь "свободен" и "широк",
  весь цепями только лишь обвешен!
  В Ад русских гонит коммунизма рок!
  Я стихами антикоммунизма грешен!
  
  Страшно сквозит унылая суровость
  в портретах жалкой Родины моей.
  Только для меня совсем не новость,
  что всем русским очень плохо в ней!
  
  Девятнадцатое марта. 1968 год.
  236
  
  
  * * *
  
  Восторги первые любви!
  
  Восторги первые любви,
  слёзы первые измены!...
  Перемешалось всё в крови,
  чувствами вздувая вены!
  
  Кто в рассветной тишине
  душой не слушал соловья,
  тот совсем не интересен мне,
  о нём даже писать не буду я.
  
  Сладкие чудные речи
  нежно звучат для двоих!
  Тихо заплакали свечи
  в канделябрах моих.
  
  У меня поклонниц стадо,
  и со всеми ими сплю...
  Даже тех, кого не надо,
  всё равно очень люблю!
  
  Есть дама для постели,
  есть дама для души...
  Все уже мне надоели,
  хотя они все хороши!
  
  Счастливого пути
  мне пожелайте вновь!
  Очень хотел бы я сойти
  на станции "Любовь"!
  
  Но остановок нет
  среди глухого стука...
  Достался мне билет
  до станции "Разлука".
  
  Двадцать третье марта. 1968 год.
  237
  
  
  * * *
  
  Коммунисты всем цепи куют!
  
  Отзвуки Царского Гимна
  мне надежду и радость дают!
  К России любовь не взаимна,
  коммунисты всем цепи куют!
  
  Спокойно не могу смотреть,
  как русских принуждают жить!
  По мне уж лучше бы сгореть,
  чем коммунистам служить!
  
  От коммунистов прёт зараза,
  в зло превращается добро!
  Более мерзко, чем проказа,
  мне портреты Политбюро!
  
  Боль ворвалась в мою душу,
  словно злая озверелая пчела!
  Своими стихами коммунизм рушу
  до самого основания, - дотла!
  
  В моей душе Россия льдиною...
  но отогреть её никак не могу!
  К России верность лебединую,
  теперь как святыню берегу!
  
  Дорожу каждой минуткой!
  Жизнь, - не забавы детские!
  Для меня стали не шуткой
  мои стихи антисоветские!
  
  Среди коммунизма-душеломни
  своим стихом сознание долблю!
  Чтоб ни случилось, одно помни,
  Россия, лишь только тебя люблю!
  
  Двадцать девятое марта. 1968 год.
  238
  
  
  * * *
  
  Тебе до гроба верным буду!
  
  Стало мне вдруг не до сна,
  душа опять заулыбалась!
  Это моя последняя весна
  ко мне тихо подкралась!
  
  Будет плохо потом, пускай!
  Воспоминания будут го́рьки.
  Обними, расцелуй, приласкай!
  С тобою пробуду до зорьки!
  
  Моя душа вольна как птица,
  не купишь долларом, рублём!
  Хотя понимаю, что ты синица,
  но не гоняюсь за журавлём!
  
  В моей жизни бывали другие,
  только я забыл про ту гульбу!
  Только твои глаза, мне дорогие,
  теперь ведут меня через судьбу!
  
  Мне твои нежные груди
  теперь нигде покоя не дают!
  На них жадно смотрят люди,
  и к ним взгляды пристают!
  
  Не говори мне лишних слов,
  моя дорогая нежная кроха!
  Ты один из моих секс-снов,
  мне с тобой совсем неплохо!
  
  Ни за что никогда не забуду
  твой самый первый поцелуй!
  Тебе до гроба верным буду!
  Но ты с другими не балу́й.
  
  Тридцать первое марта. 1968 год.
  239
  
  
  * * *
  
  В коммунизма злых откровениях!
  
  Сердцем очень брезгую знакомством
  с ментами, коммунистами-гопотой...
  С антикоммунистическим вероломством
  тихо к свободе иду дорогою святой!
  
  Бывает, что "дружу" с мента́ми,
  чтобы кое-что от них узнать.
  Они не станут мне кента́ми,
  мне на них на всех плевать!
  
  Во всех своих стихотворениях
  прославляю родную старину!
  В коммунизма злых откровениях
  вижу в крови жуткую страну!
  
  Мне суждено было судьбою
  Россию прославлять стихом!
  Только такой "чести" не сто́ю,
  Россия прославилась грехом!
  
  Русские теперь уже понимают,
  бороться надо с коммунизма властью!
  Но меня когда-нибудь поймают,
  не долго быть свободе-счастью!
  
  Малы мои на победу шансы!...
  Мне коммунизм жить не даёт!
  Только теперь моя душа романсы
  всё антикоммунистические поёт!
  
  Моя Муза с коммунизмом бьётся!
  Мои жертвы за свободу все не зря!
  Скоро по всей России разольётся
  святой свободы чудесная заря!
  
  Первое апреля. 1968 год.
  240
  
  
  * * *
  
  Душа моя любить уже устала.
  
  В моей душе бывает нежность,
  но чаще в ней живёт печаль.
  В сердце холодная небрежность:
  кого я бросил, мне не жаль...
  
  Мне нету веселья с тобой...
  Вечер мне кажется нудным.
  Горячее сердце дано мне судьбой,
  но спит оно сном беспробудным.
  
  Душа моя словно разбита,
  в сердце моём одна пустота...
  Наигрались в любовь досыта!
  Я не тот... Да и ты уж не та...
  
  Душа моя любить уже устала.
  Смог я камень с души сдвинуть!
  Чтобы ты родней мне стала,
  мне пришлось тебя покинуть.
  
  Жизнь тоску мне в душу гонит,
  моё сердце печалью грызёт...
  Хоть умри, но никто не позвонит!
  Хоть издохни, но никто не придёт!
  
  Нету до меня никому дела.
  Обо мне никто не загрустит.
  Сердце умерло, душа окаменела,
  и рассудок беспробудно спит...
  
  Сколько выпито мной зелья!
  Сколько несчастий позади!...
  Слова любви, слова веселья
  давно угасли в моей груди.
  
  Третье апреля. 1968 год.
  241
  
  
  * * *
  
  Антикоммунистические дела.
  
  По дорогам распятой страны
  всюду вижу сёла угрюмые.
  За оружие браться должны
  все те, кто по-моему думает!
  
  Антикоммунистические дела,
  покуда жив, не оставлю!
  Свобода в плен меня взяла,
  своими стихами её славлю!
  
  Рифма маятником гулким,
  как сердце, отбивает стук!
  Летит по России закоулкам
  моих стихов мятежный звук!
  
  Жизнь ото лжи стала тёмная,
   своими стихами о Свободе пою!
  Только правды жажда неуёмная
  мучает мятежную душу мою!
  
  Пахнет страшною угрозой
  от коммуниста-змея-жида́!
  Мне коммунизм занозой
  вонзился!... (Не скажу куда).
  
  Доволен я любой погодой!
  Теперь живу, не глядя на беду.
  Теперь за желанною Свободой
  хоть на край света пойду!
  
  С распростёртыми руками
  всегда встречаю друзей своих!
  Антикоммунистическими стихами
  очень частенько угощаю их.
  
  Пятое апреля. 1968 год.
  242
  
  
  * * *
  
  О том, что тебя давно хочу.
  
  Всего на час к тебе заехав,
  (угодно так моей судьбе),
  здоровья, счастья и успехов
  всею душой желаю тебе!
  
  Ты всегда с иглою острой
  шитьём каким-то занята́.
  Берёшь из жизни пёстрой
  только очень яркие цвета́!
  
  Тайна твоего молчанья
  известна мне лишь одному.
  Хоть изнываю от отчаянья,
  о ней не расскажу никому!
  
  В душе какое-то смятение!
  Сон это? Или это наяву?...
  Ты моё земное тяготение!
  Только для тебя одной живу!
  
  Жизнь без тебя всё ужасней,
  но я не покорился судьбе.
  Тебя другие есть прекрасней,
  но скучаю только по тебе!
  
  Душу жрёт страсть голодная!
  только ты, увы, не свободная.
  О том, что тебя давно хочу,
  тобою любуясь, молчу!
  
  Кому-то все дороги в Рим!
  Мои все дороги только к тебе!
  И сейчас к тебе иду по ним,
  покорный выпавшей судьбе.
  
  Седьмое апреля. 1968 год.
  243
  
  
  * * *
  
  От коммунистов сердцу больно!
  
  Не торопись, душа, постой,
  моя плоть мчится за тобою!
  Что нам жизнь? - звук пустой!
  Но я, поэт, борюсь с судьбою!
  
  Немой тоской зажаты губы.
  Моя душа печалью скована.
  Лишь сильней сжимаю зубы,
  жизнь для борьбы дарована!
  
  Как бы хотел орлом вольно
  я простор Земли облететь!
  От коммунизма сердцу больно,
  сталось невозможно терпеть!
  
  Огнём вдали переливаясь
  мечта Свободы светит мне!
  От диссидентов избавляясь
  коммунисты жгут их в огне!
  
  Среди родимых берегов
  как зверь загнанный кочую.
  Коммунистов шорох шагов
  за километр сердцем чую.
  
  Поэты Россию "славят"!
  В этом есть и моя часть!
  Добровольно не оставят
  коммунисты свою власть!
  
  За разливающейся мглой
  вижу чудные рассветы!
  Скоро скинет Россия долой
  коммунизма-зверя Советы!
  
  Одиннадцатое апреля. 1968 год.
  244
  
  
  * * *
  
  Нестерпимой любовью к тебе!
  
  Ты мне ничего не прощала!
  Ты ушла, чуть почуяв беду.
  Хоть вернуться и не обещала,
  но тебя по-прежнему жду!
  
  Написала мне "До свидания.".
  С тех пор по ночам не сплю.
  Кричу через все расстояния,
  как тебя всей душою люблю!
  
  Для тебя пишу эти строки,
  душа то во льду, то в огне!...
  Прошли уж последние сроки...
  Не ужели не вернёшься ко мне?
  
  О нежных локонах твоих,
  мною всё ещё не позабытых,
  затерялся мой грустный стих
  в письмах, печалью покрытых.
  
  Так много раз тебя я целовал
  в грешных мыслях и во сне!
  Твой портрет я слезой обливал,
  очень тогда нравилась ты мне!
  
  Шар земной быстро вертится!
  День пройдёт, - не успеешь зевнуть!
  Очень хочется с тобой встретиться,
  на тебя хочется снова взглянуть!
  
  Сколько цветов тебе отправлено!
  Но я теперь покорился судьбе.
  Мне общение с другими отравлено
  нестерпимой любовью к тебе!
  
  Тринадцатое апреля. 1968 год.
  245
  
  
  * * *
  
  Не поддамся коммунисту-псу!
  
  Господь мне дал ключи судьбы,
  но только я их дел куда-то...
  Всю жизнь отдаю для борьбы,
  мне лишь это дело стало свято!
  
  Душу давит мне власть эта
  с каждым годом всё больней!
  Чем глубже чувство у поэта,
  тем боль за Россию сильней!
  
  На очень страшную тюрьму
  сейчас Россия злобная похожа!
  Теперь не пожелаю никому
  здесь оказаться с нами тоже!
  
  Дальше плыву по жизни-морю!
  Становится всё шире горизонт!
  Со злой судьбой своею спорю.
  Вся моя жизнь, - это фронт!
  
  Как кузнец слова железные
  рифмой как молотом кую!
  Мои стихи не бесполезные,
  в них о скорой Свободе пою!
  
  В свои дела конспиративные
  пока никого не посвящаю.
  Коммунистов рожи противные
  своими стихами освещаю!
  
  Сожрать готовы с потрохами!
  Не поддамся коммунисту-псу!
  Пусть я не Данте, но стихами
  горю в коммунизма злом лесу!
  
  Семнадцатое апреля. 1968 год.
  246
  
  
  * * *
  
  Как мне милашку легче обмануть?
  
  В вечном споре душа и разум,
  противятся они порой страстям!
  Мне милашку хочется всю разом!
  Но могу любить и по частям...
  
  За что я полюбил эту девчонку?...
  Любовью она может заражать!
  Мечтаю её весёлую душонку
  к своей душе тихонечко прижать!
  
  От этих дум и начал я грустить...
  Что со мною? Сам не понимаю!
  "Как мне милашке разум замутить?"
  Теперь над этим голову ломаю!
  
  И моё сердце стало не в покое!
  В мыслях к ней обращаюсь вновь.
  Что бы наврать милашке мне такое,
  чтобы она поверила в любовь?
  
  Что бы мне такое ей загнуть?...
  (Всё думаю, словно бы в бреду!)
  Как бы мне милашку обмануть?...
  (Так хочется! - Покоя не найду!)
  
  От любви я впал словно в горячку!
  В душе только милашку берегу!
  Всё думаю, аж разум в раскорячку!
  Но ничего придумать не могу!
  
  Купидон, уж ты-то не промажешь!
  В думах о любви мне не уснуть!
  Купидон, а может ты подскажешь,
  как мне милашку легче обмануть?
  
  Девятнадцатое апреля. 1968 год.
  247
  
  
  * * *
  
  Не нахватать от коммунистов блох!
  
  Во мне два чувства бьются,
  идёт моя аж кру́гом голова!
  Так очень трудно мне даются
  теперь светлые, весёлые слова.
  
  Муза как жесть очень жёсткая моя,
  на Сфинкса так она очень похожа.
  Презренье к коммунистам не тая
  холуёв их ненавидит очень тоже!
  
  Порою общаюсь не с теми...
  Но их только лишь терплю!
  Хоть я вежливый со всеми,
  но коммунистов не люблю!
  
  Среди кровавых берегов
  жизнь коммунизма течёт.
  Я многих пережил врагов,
  мною им уже потерян счёт.
  
  России Герб в душе храню!
  За Россию читаю молитву!
  Коммунистов стихами браню!
  Рифму точу словно бритву!
  
  Кольцом молитвы обнесу
  от сатаны все свои дела,
  только свою душу не спасу.
  Мне Муза меч борьбы дала!
  
  Прошу: "Убереги же меня, Бог,
  чтоб в жизни, столь опасной,
  не нахватать от коммунистов блох,
  не заболеть чумою красной!"
  
  Двадцать третье апреля. 1968 год.
  248
  
  
  * * *
  
  Пою про любовь и разлуку!
  
  К исходу дня всё веселею,
  ждёт меня встреча впереди!
  В душе мечту заветную лелею!
  Молю тебя: "Ко мне приди!"
  
  Ко мне придёшь, войдёшь,
  тогда увидишь, что плачу!
  Только меня ты не поймёшь,
  хотя и очень много значу!
  
  Пою про любовь и разлуку,
  о жизни прошедшей пою!
  Вечерние сумерки скуку
  тихо наводят на душу мою.
  
  Любви в душе исчезла сладость,
  только мне ночами не до сна,
  не возвратится в сердце радость.
  (Да в нём даже и не была она!)
  
  Моё сердце тебе словно трон!
  На этом троне ты одна сидишь!
  И, под злое карканье ворон,
  о любви тихонечко молчишь.
  
  Когда-нибудь отдам долги.
  Но только мне в этом помоги
  найти назначенный мне путь!
  Дай склонить голову на грудь!
  И у твоих смуглых колен
  сам тебе отдамся в плен!
  К тебе приникну головой...
  \Не прогоняй, я только твой.
  
  Двадцать девятое апреля. 1968 год.
  
  249
  
  
  * * *
  
  Русские коммунистами убиты!
  
  Святая Россия своими корнями
  в моё русское сердце вросла!
  Но нету любви между нами,
  мне только горе она принесла.
  
  Как родного меня принимают
  в коммунизма концлагерях.
  Наручники запястья обнимают,
  ночь тюремная в ярких фонарях!
  
  В звёздах кровавых на Кремле
   вижу фашистской свастики оттенки!
  Тех, кто пока не болтается в петле,
  коммунисты стреляют у стенки!
  
  Память страшных суровых времён
  мою грешную душу не радует.
  Сколько русских героев имён
  в истории реку забвения падает!
  
  Весенний день высок и тих,
  России небеса словно раскрыты!
  Вспоминаю теперь лишь о них,
  что коммунистами-палачами убиты!
  
  Ведут Россию как слепца
  к безумной цели коммунисты!
  Но бороться буду до конца!
  (Пока у власти экстремисты!)
  
  Погрязли в жизни блудной!
  Теперь пьют кубинский ром.
  За тишиною беспробудной
  уже ясно слышу битвы гром!
  
  Первое мая. 1968 год.
  250
  
  
  * * *
  
  Приди! Тебя не обижу!
  
  В голове моей весёлый шум,
  но в душу он не попадает...
  Внимая мукам своих дум
  моя душа унылая страдает.
  
  Настроение моё дурное...
  Я тихо вышел на крыльцо.
  Вдруг лицо далёкое, иное,
  мне твоё напомнило лицо!
  
  Душа говорит: "Не трусь,
  это же вовсе не крапива!"
  Только тебя очень боюсь,
  мне больно ты красива!
  
  Я никогда такую не видал!
  Я о такой не слышал никогда!
  Наверное сам Бог тебя созда́л!
  Твоя небесная краса мне беда!
  
  Боль в душе моей хуже,
  чем в бренном теле боль!
  Она подобна дикой стуже!
  Она как в раны злая соль!
  
  Юная милая глупышка,
  зайди ко мне на часочек!
  Моя пухленькая пышка,
  ты мой лакомый кусочек!
  
  Вечерами в зеркале вижу
  только лишь отраженье твоё!
  "Приди! Тебя не обижу!" -
  моё сердце тихонько поёт!
  
  Третье мая.1968 год.
  251
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-кровожадные веселятся!
  
  Ночь бездонная, как пропасть...
  Мы над этой пропастью висим!
  Стих мне словно винта лопасть,
  мне теперь всегда опасно с ним!
  
  Прошлую жизнь вспоминаю,
  и говорю только лишь потому.
  Кто вам скажет: "Всё знаю...",
  русские люди, не верьте тому!
  
  Тихо молчу всегда при народе,
  за свободу всегда молча бьюсь!
  Мечтал я с детства о Свободе,
  до сих пор к ней стремлюсь!
  
  Всею душою к траве припадаю!
  Все её чудные ро́сы вбираю в себя!
  Душой за Россию очень страдаю,
  сердцем ненавидя её и любя!
  
  Коммунисты сожгли дворянские поместья!
  Коммунисты-кровожадные веселятся!...
  В своём сердце затаил святую месть я!
  В голове моей планы мщения роятся!
  
  Коммунизм русские души ранит!
  При коммунизме всё чистое гниёт!
  А мечта о свободе зовёт и манит,
  мне коммунизм покоя не даёт!
  
  Теперь вам стихи пишу вновь
  про печаль разлуки и любовь...
  Только, если мои стихи читать,
  можно даже диссидентом стать!
  
  Пятое мая.1968 год.
  252
  
  
  * * *
  
  Изведал я любви дурманы!
  
  Я жизнью своей не дорожил.
  Могу сказать ещё при этом,
  я очень много горя пережил
  прежде, чем я стал поэтом.
  
  Влюблённых видел я немало!
  Даже я сам влюблённым был!
  В свою постель под одеяло
  уже не раз я девок приводил!
  
  Красовались румяные щёки
  на ярком фоне светлого окна!
  Как же теперь те дни далёки,
  когда, любя, ждала́ она меня!
  
  Девчонка нежная, как роза,
  была со мной до самого утра!
  Вдруг подкралась жизни проза,
  вдруг расставаться нам пора.
  
  Я взглядом пристальным окинул,
  всё здесь вокруг чужое, не моё...
  Я в предрассветный час покинул
  упругое, нежное, тёплое тело её.
  
  Жарким золотом небесным
  тёплого юга все дни напоены́!
  Этот отпуск был чудесным!
  (Если смотреть со стороны.)
  
  Изведал я любви дурманы,
  души счастливой вдохновения.
  Ложь, притворство и обманы
  я принимал как откровения.
  
  Седьмое мая. 1968 год.
  253
  
  
  * * *
  
  От встречи с коммунистами-палачами.
  
  Коммунисты разграбили мой дом,
  но только моей не увидят слезы!
  Ночь коммунизма над городо́м...
  В воздухе предчувствие грозы!
  
  Мне бы только птичьи крылья,
  всю бы Землю вокруг облетел!
  В свободном краю изобилья
  теперь жить я очень бы хотел!
  
  От коммунизма душою страдая
  с ним ни за что никогда не смирюсь!
  Душой к русской земле припадая
  с коммунизмом стихами борюсь!
  
  Патриотов не слышно речей.
  Коммунисты нажили грыжу.
  Горящих пламенем смелых очей
  уже давно в России не вижу.
  
  Я устал от гнева и борьбы,
  но ещё рано мне отдыхать!
  Не всю испил я горечь судьбы.
  Ещё мне надо пахать и пахать!
  
  Люблю светлыми белыми ночами
  бродить по всему городу всю ночь!
  От встречи с коммунистами-палачами
  всегда стараюсь убегать прочь!
  
  Смерть моя коммунистам будет кстати!
  Коммунисты про меня многое солгут!
  Но моим всем стихам быть в печати,
  стихи мои коммунисты не сожгут...
  
  Одиннадцатое мая.1968 год.
  254
  
  
  * * *
  
  Прошу, отдайтесь, ради Бога!
  
  Сказали Вы: "Не обижайтесь...".
  Что за обиды могут быть?...
  Вы мне только лишь отдайтесь!...
  Тогда буду Вас очень любить!
  
  Любовь такая ведь зараза,
  что её порой даже боюсь!
  Отдайтесь мне! С первого раза
  так сразу в Вас и влюблюсь!
  
  Не с первого, так со второго...
  Оргазмам счёт в уме коплю.
  Кому какая разница, с какого...
  Ведь всё равно Вас полюблю!
  
  Пока Вы можете не верить,
  только Вам повторяю вновь:
  "Можете лечь, сами проверить...
  Один лишь раз! И всё, -любовь!..."
  
  Любовь!... Да и ещё какая!...
  В жизнь воплощу Вашу мечту!
  (Похоти своей плоти потакая
  Вам ещё такого наплету!...)
  
  Но Вы не будьте так уж строга,
  моим поверьте Вы словам!
  Прошу, отдайтесь, ради Бога!
  (Или я сам отдамся Вам!)
  
  Тринадцатое мая. 1968 год.
  255
  
  
  * * *
  
  Люди, коммунистам давайте мстить!
  
  А вот вам история другая:
  восстали 700 мирных жителей
  во Фрунзе, 1967 год, 17-го мая
  на коммунистов-мучителей!
  
  Мирные, но счастьем обделённые,
  ничего не познавшие, кроме беды,
  разные люди, до нищеты доведённые,
  стали требовать от коммунистов еды!
  
  Коммунисты ответили строго!
  Год прошёл, но это не забыто!
  Ранено демонстрантов было много,
  было немало безвинно убито!
  
  Имена павших запомним на век!
  Мы их не забудем никогда!
  В тюрьму восемнадцать человек
  коммунисты отправили тогда!
  
  За что?... За что нам всё это такое?
  Каждый из нас только счастья хотел!
  Моё мятежное сердце не будет в покое
  пока коммунисты творят беспредел!
  
  Нельзя коммунистам такое простить!
  Герои не сгинут среди позабытых!
  Люди, коммунистам давайте мстить
  за наших братьев, безвинно убитых!
  
  Семнадцатое мая. 1968 год.
  256
  
  
  * * *
  
  От поцелуя твоего змеиного...
  
  Угодно было, знать, судьбе,
  что вдруг любовь твоя остыла.
  Я столько много лет отдал тебе!
  но это ты совсем не оценила....
  
  Хотя на меня зубы и точишь,
  но всё же прошу: "Не уезжай!..."
  Отдам тебе всё, что захочешь,
  только меня, прошу, не обижай.
  
  Была когда-то мне подругой,
  стала ты мне теперь врагом!
  Теперь в душу мне веет вьюгой!
  Всё серым стало мне кругом!
  
  Горит в крови огонь желаний,
  моё сердце разрывает страсть!
  Мне от тебя столько страданий!...
  Но мне твоя приятна власть.
  
  Может быть, осудят люди...
  Но ты в душе моей, как клин!
  Твои вздыбленные груди
  мне гонят в кровь адреналин!
  
  Пора бы стать мне мужчиной,
  и кулаком ударить по столу!...
  Какой-то маюсь чертовщиной,
  иногда даже сплю на полу.
  
  Не добиться чувства взаимного,
  память прошлого мне не стереть!
  От поцелуя твоего змеиного
  я готов хоть сейчас умереть!
  
  Девятнадцатое мая. 1968 год.
  257
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-кровожадные-воры!
  
  В России за тумана серой стеною
  скрывается коммунист-паразит!
  "Хвост" всюду следует за мною.
  Грядущий день бедою мне грозит!
  
  Коммунисты делают внушения,
  что мне пора бы ручным стать.
  Но не принимаю приглашения
  мною стихи коммунистам читать!
  
  Русь захвачена коммунистами-скотами!
  Потому и пишу часто мятежный стих!
  Мои стихи расцветают яркими цветами,
  но только кровь русская алеет на них!
  
  Моя Россия, без конца без начала,
  вдруг стала мне тесной тюрьмой!
  От коммунизма горя познал немало
  я, бродя по ужасной России с сумой!
  
  Режим сомкнутых острых граней
  и затворённых решётками границ
  никогда не оценит моих страданий,
  не простит моих мятежных страниц!
  
  Коммунисты-кровожадные-воры,
  всё из России не успеют упереть!
  Как рухнут коммунизма заборы
  ещё мне доведётся посмотреть!
  
  Мне детство горькое досталось!
  Со всеми вместе столько я терпел!
  Терпеть уже недолго нам осталось
  коммунистов кровавый беспредел!
  
  Двадцать третье мая. 1968 год.
  258
  
  
  * * *
  
  Не обещай любви мне вечной!
  
  Не будь такою бессердечной,
  мне обиды мелкие прощай.
  Не обещай любви мне вечной,
  счастливых дней не обещай!
  
  Ты свои клятвы давно забыла,
  огонь в твоём сердце уснул.
  Если б только ты меня любила,
  для тебя бы я горы свернул!
  
  Было у нас такое красивое начало,
  но ушло, как старенький трамвай.
  Для тебя лишь одной любви мало,
  тебе всё только деньги подавай!...
  
  Теперь, словно птица к ветке,
  тщетно рвусь от тебя прочь!...
  Я с тобою словно белка в клетке,
  даже не знаю, чем себе помочь!
  
  Много раз уходить собираюсь,
  но ты препятствуешь мне всегда.
  А то, что слезами обливаюсь,
  того не замечаешь никогда!
  
  Я с тобой свою жизнь искалечил,
  позабыть, простить я всё готов.
  Ухожу, ещё даже вовсе не вечер,
  ещё вполне я молод и здоров!
  
  Невзгод немало мы встречали,
  ты мою душу речами не трави.
  Ведь только из зёрен печали
  вырастают колосья любви!
  
  Двадцать девятое мая. 1968 год.
  259
  
  
  * * *
  
  Есть за что на коммунизм злиться!
  
  Я вышел из тюрьмы в печали,
  себе там утешенья не нашёл.
  Два друга меня тогда встречали,
  я ни с одним тогда не пошёл!
  
  Время тоскливо и спокойно
  смывает в жизни каждый след.
  Того, что памяти достойно,
  в моём сознании теперь нет.
  
  Есть за что на коммунистов злиться,
  мне есть за что им люто мстить!
  Только мне не с кем веселиться,
  теперь мне не с кем даже погрустить.
  
  Куда деться от коммуниста-психа
  теперь мне не посоветует никто!
  В голове моей гудит неразбериха,
  в животе моём чёрт знает что!...
  
  Я почти свободен, но не одинок.
  Сейчас я в жизни хорошо устроен.
  Написал уже я очень много строк
  о том, чем я в душе обеспокоен!
  
  День уже закончен трудовой,
  тоскливый домой возвращаюсь.
  Мне от тоски хоть волком вой!
  Но пока ни с кем не общаюсь.
  
  Я так хотел бы в дружбе жить,
  только мне не с кем дружить!
  Дожил я уже почти до седин,
  только везде и всегда я один...
  
  Тридцать первое мая. 1968 год.
  260
  
  
  * * *
  
  Тебя всю допьяна расцелую!
  
  Ты, наверно, царица минета!
  Не подумай, что всё это ложь!
  Боюсь наступленья рассвета,
  когда ты встанешь и уйдёшь!
  
  Надо мною ты просто смеёшься!
  Насмешки твои мне словно нож!...
  Боюсь, что уйдёшь - не вернёшься,
  уже никогда-никогда не придёшь!
  
  Что подумают, - мне наплевать!
  Наплевать на судьбу мою злую!
  Я твои груди готов целовать,
  тебя всю допьяна расцелую!
  
  До сих пор был котом я приблудным.
  Теперь для меня кошки все, - ерунда!
  Твоим клитором нежным и чудным
  до зари я готов забавляться всегда!
  
  Чёрт с ним!... - не надо минета!
  Хотя ты такая!... (Горжусь!)
  Боюсь наступленья рассвета,
  без тебя проснуться боюсь!
  
  Милая, если ты слышишь,
  могу умереть уже к утру!
  Написаешь мне иль напишешь,
  только знай, - без тебя умру!
  
  Первое июня. 1968 год.
  261
  
  
  * * *
  
  Коммунизма кровавый мрак.
  
  После дневных наблюдений
  мой разум словно тоску пьёт.
  Рой кошмарных сновидений
  по ночам спать мне не даёт!
  
  России все лучшие сыны
  отдали жизнь свою народу!
  Порой не сплю, но вижу сны
  про Россию, про Свободу!...
  
  В ночном небе "Близнецы"
  мне сияньем сказать хотят,
  что коммунисты-подлецы
  за мною всю ночь следят!
  
  Ото всех держу в тайне,
  что пишу, что я поэт...
  Озабочен тем я крайне,
  что КГБ мой ищет след!
  
  Читаю часто молодёжи
  свои стихи мятежные.
  Недовольные вижу рожи,
  но есть и улыбки нежные.
  
  Безысходностью смердит
  коммунизма кровавый мрак.
  Только мой стих огнём горит,
  освещая коммунизм-бардак!
  
  Давно хочу вознести стихами
  свою Россию до самых небес!
  Только пробежал между нами
  антикоммунизма лютый бес!
  
  Третье июня. 1968 год.
  262
  
  
  * * *
  
  Моя душа твоей любви просила!
  
  Ко мне ты льстиво подползла
  такою нежно-ласковой змеёю!
  Ты так коварна! Так ты зла!...
  но доверием тебя не удостою.
  
  Души необъяснимая тоска
  весь день меня тревожит.
  Разлука наша так близка́...
  это она мне печали множит!
  
  Меня не любишь, - ну и пусть!
  Моя душа твоей любви просила!
  Сладко-радостную розовую грусть
  словами ты в мою душу поселила!
  
  Не строй мне больше глазки!
  Больше не зови меня в кусты...
  Я так устал от твоей "ласки",
  от твоей безумной красоты!
  
  Скрипка то смеётся, то плачет!
  В ресторане веселятся все кругом!
  Теперь это мне ничто не значит,
  теперь мечтаю о совсем другом!
  
  Всплеск сексуальной активности
  внезапно во мне возбудила ты!
  Надоела ты мне до противности!
  Теперь не о тебе все мои мечты.
  
  Себе ты требуешь так много,
  взамен не дав мне вовсе ничего.
  Катись ты! Скатертью дорога!
  Дальне беги от дома моего!
  
  Пятое июня.1968 год.
  263
  
  
  * * *
  
  Муки коммунизма-ада.
  
  Пишу свои мятежные стихи я,
  стихами веду с коммунизмом бой!
  Моей жизни счастливая стихия
  пока меня обходит стороной.
  
  Запад мне уже теплей, чем юг!
  Туда поехать с детства мечтаю.
  Только тюремные стены вокруг!
  А я же не птица, увы, не летаю.
  
  Ночь лучезарная, словно день.
  Таких вот ночей очень боюсь,
  не скроет меня случайная тень,
  потому на улицу не стремлюсь.
  
  Тайны ночи днём прозрачны,
  но они вовсе не пугают меня.
  Пока не все мои дела удачны,
  но дождусь счастливого дня!
  
  К стеклу окна лицом прикасаюсь,
  им свою горячую душу стужу.
  Не сожалею, ни в чём не каюсь,
  только лишь коммунизм сужу!
  
  Приготовила мне нищенства суму
  с большой дырой моя судьбина.
  Про советскую психушку и тюрьму
  прямо скажу теперь, что всё едино!
  
  Уже не раз жизнь ставила ребром
  вопрос: "Мне надо, или не надо?"
  Помянет не раз меня только добром,
  прошедший муки коммунизма-ада.
  
  Седьмое июня. 1968 год.
  264
  
  
  * * *
  
  Я для тебя уже на всё готов!
  
  У влекались тобою одной
  в нашем дворе все ребята!
  Как ветра встречною волной
  ты пушинкой унеслась куда-то!
  
  Пять лет не виделись с тобою!
  Пять лет прошли как один день!
  Почти доволен я своей судьбою!
  Только предо мною твоя тень...
  
  От тебя я словно в стрессе!
  Перемешались радость, страх...
  О тебе, как о чудо-принцессе,
  часто я пишу в своих стихах!
  
  Как запах сорванных цветов
  сегодня опять благоухаешь!
  Я для тебя уже на всё готов!
  Ты ведь и сама об этом знаешь.
  
  Когда бы ты меня любила,
  то мне б довериться смогла,
  меня бы за нос не водила,
  тогда бы меньше мне лгала́.
  
  Я от тебя не жду уж ничего,
  в моей душе умолкли соловьи.
  Капли на стёклах окна твоего
  то не дождик, а слёзы мои...
  
  Об ушедшем больше не грусти,
  позабудь то пасмурное лето.
  Однажды скажешь мне "Прости!",
  только мне не надо будет это.
  
  Одиннадцатое июня. 1968 год.
  265
  
  
  * * *
  
  Коммунисты-кровавые бандиты!
  
  Тринадцатое июня 1967-й год
  датой кровавой можно назвать!
  В Чикменте собрался народ
  коммунистам правду сказать!
  
  Больше тысячи вышли мирно
  уставших от коммунизма погонь!
  Прозвучала команда: "Смирно!
  Заряжай! Целься! Огонь!..."
  
  Больше десятка граждан убиты!
  Раненых безвинных больше ста!
  Коммунисты-кровавые бандиты!
  Грязная совесть поганая их нечиста!
  
  Полсотни граждан пошли под суд!
  Нахватали за то коммунисты наград!
  Своими лозунгами коммунисты трясут,
  зовущими в страшный кровавый ад!
  
  Помним всех павших, осуждённых!...
  Герои эти не запятнали свою честь!
  Теперь в наших мыслях потаённых
  на коммунистов зреет наша месть!
  
  Пускай всех нас ожидают муки,
  кроме борьбы, дороги нам нет!
  Коммунисты, кровожадные суки,
  издохнут через двадцать пять лет!
  
  Тринадцатое июня. 1968 год.
  266
  
  
  * * *
  
  Давай сломаем пенис мой!
  
  Пока даже не знаю там где ты,
  но только написала ты мне сама:
  "Все теперь к чёрту запреты!".
  От того теперь схожу с ума!
  
  Милая, мы, мысленно, раздеты
  здесь друг перед другом стоим!
  Сходят с ума многие поэты!
  Давай же мы поможем им!
  
  С тобой мы, всё-таки, не звери!
  Ты же как Ева! (С плоти той!)
  Нам зачем ломать окна и двери?
  Давай лучше сломаем пенис мой!
  
  Как Ева ты же ведь нахалка!
  Доверься мне душою, не грусти!
  Неужто тебе будет очень жалко
  со мной ночь страсти провести?
  
  Милашка, милая, меня послушай,
  (я, райский змей, мудрее всех!)
  Со мной запретный плод покушай!
  Тоска исчезнет, сразу будет смех!
  
  Вот мечтаю лишь только о малом
  в безумии любви нашей большой!
  Твой страстный смех под одеялом
  разбудит всех, кто сник душой!
  
  Семнадцатое июня. 1968 год.
  267
  
  
  * * *
  
  На коммунистов-палачей смотрю.
  
  Нож, карандаш, авторучка, тетрадь
  только они всегда и всюду со мною!
  Не смогу никогда стихами врать
  о том, что стало с моею страною!
  
  Давно, словно глазами покойника,
  на коммунистов-палачей смотрю.
  Своими стихами спокойненько
  русским людям правду говорю!
  
  Братоубийственной войною
  коммунисты крестили Русь,
  они издевались надо мною...
  Им отомстить за всё клянусь!
  
  Стала мне истории тёмная печаль
  коммунизма праздников светлее!
  Мне для борьбы стихов не жаль!
  С мятежной Музой мне теплее!
  
  Ухожу вглубь русских степей,
  там от коммунистов скрываюсь.
  Только перекати-поле и репей...
  Ими здесь от ветра укрываюсь.
  
  В дни странствий юности моей
  бывало я доходил до Магадана.
  Меня ливень хлестал, суховей...
  На мятежной душе моей рана!
  
  Дует злобный ветер на меня
  всю жизнь с восьми сторон!
  Коммунистов стихами браня
  тихо готовлю для них патрон!
  
  Девятнадцатое июня. 1968 год.
  268
  
  
  * * *
  
  В тебе любви ни грамма нет.
  
  Жил я вольготно, бесшабашно!...
  Подряд всех женщин целовал!...
  Теперь даже вспомнить страшно,
  как я бесцельно жизнь убивал!
  
  Годы куда-то в пьянстве мчались!...
  Теперь молю: "Боже, прости!..."
  Женщины хорошие встречались
  мне на жизни развратном пути.
  
  Любовь во мне рождала смех,
  я под этот смех разврата пил...
  Любил я женщин сразу всех!...
  Иль никого, наверно, не любил.
  
  Я из мятежной был породы!
  Я располнел, поздоровел!...
  Неслись незримо мои годы,
  однажды вдруг я протрезвел.
  
  Однажды я словно очнулся...
  Явилась ты, как солнца свет!
  Душой в любовь я окунулся...
  В тебе любви ни грамма нет.
  
  Надо мной перестань издеваться,
  дерзостью душу мою не трави!
  С тобою одною рыдать и смеяться
  очень хотел бы я в вечной любви!
  
  Двадцать третье июня.1968 год.
  269
  
  
  * * *
  
  Ленин-сифилитик на метле!
  
  Не надо зрелищ мне и хлеба!
  В моей душе страданий груз!
  Я Поэт, посланник с неба,
  пишу про Советский Союз!
  
  Служители разврата и порока
  в нищету загнали всю страну!
  Рыцари без страха и упрёка
  полегли в Гражданскую войну!
  
  Я на могиле клянусь деду,
  (при сём колени преклоняю),
  смерть за свободу, за победу
  никогда на покой не променяю!
  
  Мне пока далеко ещё до могилы,
  Ещё помучу́ коммунистам воду!
  Правда дарит мне мощные силы,
  борьба обещает Святую Свободу!
  
  России век, от крови жаркий,
  принёс Ленин-сифилитик на метле!
  Моя душа горит, как факел яркий,
  в коммунизма кровавой мгле!
  
  От коммунистов России все беды!
  Мне их со всеми приходится терпеть.
  Пока у власти коммунисты-душееды,
  спокойно мне никак не умереть!
  
  Двадцать девятое июня. 1968 год.
  270
  
  
  * * *
  
  Любовь от страсти я не отличал.
  
  "Люблю..." - мне она шептала,
  но только я в ответ молчал...
  Моя душа давно любить устала,
  любовь от страсти я не отличал.
  
  Взор её наполнен был слезами,
  на губах её во всю цвела весна!
  Ту женщину трогал я глазами,
  мне всё больше нравилась она!
  
  Потом она со мной гуляла.
  Взор её страстью блестел!
  Она себя трогать позволяла,
  и я её касался, где хотел!...
  
  Не видел я таких красивых тел,
  хотя женщин перебрал немало!
  Я её тело трогал, где хотел,
   она мне это тихо позволяла!
  
  Она всё мне трогать позволяла,
  с нею был я дерзок, очень смел!
  Но того мне было очень мало,
  я ею всею обладать очень хотел!
  
  Друг друга мы ближе узнали!
  Под весёлую соловьиную трель
  в страсти безумной стонали,
  обильно пачкая спермой постель!
  
  Любовь бывает порой так опасна,
  ждёт если не пуля, так стакан!...
  Поэт и женщина, это прекрасно!
  Поэт и женщина словно вулкан!
  
  Первое июля. 1968 год.
  271
  
  
  * * *
  
  Коммунист, это такая гнида!...
  
  По грешной России кочую.
  С горя слов не проронить...
  Только лишь душою чую
  с Россией связующую нить.
  
  Тени прошлого жестоко
  меня часто мучают порой!
  Пока живу тихо, одиноко,
   проклиная коммунизма строй!
  
  Имею кнуты, а не пряники
  от коммунистов сполна,
  но живу тихо, без паники,
  мне совсем ни к чему она!
  
  Коммунист, это такая гнида!...
  Мятежные песни Свободы пою!
  Только тёмная горькая обида
  печалит сейчас душеньку мою.
  
  Память о моих предках свежа́!
  Она всегда мне очень дорогая!
  В моих мыслях планы мятежа
  всё горят, мне душу сберегая!
  
  Уже познал я немало наук,
  мне тюрьма ещё их добавляет!
  Тупая боль моих душевных мук
  теперь меня бороться заставляет!
  
  Теперь для меня нет авторитета,
  только лишь кроме Бога и Царя!
  Моя лебединая песня не спета!
  Своим стихом протестую не зря!
  
  Третье июля. 1968 год.
  272
  
  
  * * *
  
  Снимай трусы и бюст снимай!
  
  Мы по загсам с тобой не ходили.
  Ни к чему предрассудки нам эти!
  Мои чувства лишь с того взвыли,
  что вдруг увидел тебя на портрете!
  
  Милашка, мой ласковый ребёнок,
  ото всех свои чувства и дела таи.
  Сама ещё только лишь с пелёнок,
  но поклонники уж все давно твои!
  
  Тебя назвал бы я кобылой сивой!
  Тебя любовью мог бы заразить!...
  Нельзя же быть такой красивой,
  всех мужиков собой дразнить!
  
  Придёт однажды твой апрель!
  Как сука ты начнёшь дерзать!
  Я старый опытный кобель,
  (дай хотя бы тебя полизать!)
  
  Хуже меня нету подонка,
  это ты буквально понимай!
  Милашка, дерзкая девчонка,
  снимай трусы и бюст снимай!
  
  Тебе скажут все мальчишки,
  (если заглянешь им в штаны),
  твои бюстгальтер и трусишки,
  они хуже даже самого сатаны!
  
  Мальчишки, это же ведь псы!
  О том лишь только веду речь,
  мне отдай бюстгальтер и трусы,
  всегда у сердца буду их беречь!
  
  Пятое июля. 1968 год.
  273
  
  
  * * *
  
  От коммунистов-палачей.
  
  За жизни тусклой пеленой
  мне моё будущее светит...
  Что будет с моею страной,
  кто мне сейчас ответит?
  
  Россия кровавою рекою
  вся, до капли, истекла...
  Муза моя властною рукою
  меня из бездны извлекла!
  
  Моей судьбы пути кривые
  вдруг привели меня назад.
  Мне все мои рифмы боевые
  дороже коммунизма наград!
  
  Получаю много знаний
  от коммунистов-палачей.
  Несладкий сок познаний
  с годами только всё горчей!
  
  Я родня самому Одиссею,
  но только в России я изгой.
  На своей ниве мятеж сею,
  пожнёт его кто-то другой.
  
  Душа моя грешная горит
  свечкой у святой иконы,
  ничего пока не говорит,
  держит в себе горя стоны!
  
  Среди России мрачных дней
  свобода становится видней!
  Но только очень того боюсь,
  что свободы вдруг не дождусь!
  
  Седьмое июля. 1968 год.
  274
  
  
  * * *
  
  Нет ничего прекрасней писеньки твоей!
  
  Я, может, дьявола опасней!
  Ты как Ева! (Я б отдался ей!)
  И нету ничего прекрасней
  чудесной писеньки твоей!
  
  Ты знаешь, как она страдает!...
  Ей жарко так! - словно в огне!
  Ни за грош она ведь пропадает!
  так отпусти скорей её ко мне!...
  
  Ох, как бы я её тогда ласкал,
  владычицу твоих души и тела!
  Я бы её нежно гладил, целовал...
  делал бы всё, чего она хотела!
  
  Я бы её так ласкал, очень берёг!...
  Сказал бы: "Писенька, не плачь!..."
  Но только ты зажала между ног
  её и давишь бедную, как палач!
  
  Провалиться мне на месте,
  но только не поддамся куражу!
  Я рыцарь совести и чести,
  я писеньку твою освобожу!
  
  Сама же скажешь мне спасибо,
  у тебя украду её, словно вор!
  Я первым буду с тех, кто либо
  твоей письке даст простор!
  
  Мы с ней друг друга прославляем,
  поддавшись низменным страстям!
  Ох, как мы с нею тогда загуляем!...
  А ты?... - Да шла бы ты к чертям!
  
  Одиннадцатое июля. 1968 год.
  275
  
  
  * * *
  
  Коммунисты продолжают угрожать!
  
  Рокот бурь, нас ожидающих,
  в спокойной слышу тишине.
  Сколько гибнет душ страдающих
  от коммунизма в нашей стороне!
  
  Режим коммунизма суров,
  множит нам страданий годы!
  Далёких стран слушаю зов!
  Там голос Правды и Свободы!
  
  В нашей стране любой калека!
  Любой грехов густая смесь!
  Достойных званья человека
  в животных превращают здесь!
  
  Сколько же безвинно павших
  перетерпели страшных мук!
  Ужасный хруст скелетов наших,
  коммунизма-душеломни звук!
  
  Скоро, словно страшная гроза,
  придёт к нам битва за Свободу!
  Из глаз моих тихо катится слеза
  за тех, кто канул словно в воду.
  
  Давно веет вольною Свободой
  ото всех наших западных гостей!
  За западной помчишься модой,
  тогда не соберёшь своих костей!
  
  Коммунисты продолжают угрожать!
  Совсем не жалко им на нас патроны!
  От коммунистов невозможно убежать,
  на всём решётки и запретные законы!
  
  Тринадцатое июля. 1968 год.
  276
  
  
  * * *
  
  Ты меня ласкала, не любя!
  
  За мой счёт кутили мы полгода!
  Но ты меня ласкала, не любя!
  В кабаке средь шумного народа
  тогда я отдыхал с тобою от себя!
  
  Протрезвев к зорьке вечерней,
  с тобой опять гуляли в кабаке!
  Ты моих друзей считала черней!
  Думала, что я у тебя на поводке!
  
  Ты со мной гуляла и кутила!
  В кабаке с тобой сидели до утра!
  Ты мне не раз по пьянке говорила,
  что венчаться нам уже давно пора!
  
  Я с тобой всегда во всём согласен!
  (Деньги есть, на всё мне наплевать!)
  Но твоих я наслушался вдоволь басен
  я тогда решил, что надо когти рвать!
  
  Гоню коней, а мне навстречу вьюга!
  Но не вернусь уж никогда назад!
  Венчаться ждёт меня моя подруга,
  но я несусь, куда глаза глядят!...
  
  Пускай мороз дерёт мои ладони,
  но в степи замёрзнуть не боюсь!
  Несусь туда, куда несутся кони!
  Несусь туда, откуда не вернусь!...
  
  Мои сани вслед летят за рысаками,
  а навстречу вьюги снежный ком!
  Лучше мне быть съеденным волка́ми,
  чем всю жизнь быть под каблуком!
  
  Семнадцатое июля. 1968 год.
  277
  
  
  * * *
  
  В коммунизма тюрьме!
  
  В России жизнь коротаем
  без счастья, ласки и во тьме!
  Будто долгий срок мотаем
  все в коммунизма тюрьме!
  
  Ведёт нас вождь мгновений
  сквозь нам непосильные труды
  по следам прошлых поколений,
  по следам несчастья, горя и беды!
  
  Мы в лапы дьявола стремимся,
  хотя давно очень боимся его!
  Теперь над гробами веселимся,
  вовсе даже не чуя горя своего.
  
  Спокойных нету даже полчаса,
  русских коммунисты убивают!
  Наших убитых предков голоса
  давно всех ко мщению взывают!
  
  Нам путь закрыт к окну Петрову!
  Коммунистами души сломаны у нас!
  Ведут на убой, словно худую корову,
  в России коммунисты рабочий класс!
  
  Над Россией плывёт смерти тень.
  народ давно не рад белому свету!
  Сирых, голодных, бедных деревень
  теперь в нищей России конца нету!
  
  Всем за топоры пора уж браться,
  а не ждать всем нам тот самый час,
  когда будут, издыхая, загибаться
  коммунисты-палачи сами у нас!
  
  Девятнадцатое июля. 1968 год.
  278
  
  
  * * *
  
  Любить меня ты научила!...
  
  Мои письма ты не получила.
  Но лишь тебе пишу их, поверь!
  Любить меня ты научила!...
  (До тебя же я был словно зверь!)
  
  Мои письма получишь едва ли.
  (Не позволит конвой и тайга.)
  Между нами громадные дали!
  Словно саван немые снега...
  
  Здесь дуют холодные ветры,
  и с колючкой высокий забор!
  Между нами года... километры...
  Но ты в сердце моём до сих пор!
  
  Твои нежные письма читаю,
  прислоняясь от ветра к столбу.
  О нашей скорой встрече мечтаю!
  Здесь верю в тебя как в судьбу!
  
  Средь зимы убежать не смогу.
  Но, как только начнутся дожди,
  с тёплым летом отсюда сбегу!...
  От меня осенью весточку жди!
  
  Пишу тебе снова и рву страницу,
  чтоб никто в нашу жизнь не встревал!
  Увезу тебя далеко... за границу!...
  (Я не зря же всю жизнь воровал!...)
  
  Двадцать третье июля. 1968 год.
  279
  
  
  * * *
  
  За меня коммунистам отомстите!
  
  Коммунисты угрожают мне,
  разжигая во мне злую месть!
  Живу теперь словно на войне!
  В общем, так всё оно и есть.
  
  Жизнь, война... Но русские спят.
  В жизни воюет каждый за себя.
  Русские в дерьме... Я не виноват.
  Живу, коммунистов-злых не любя!
  
  Жизнь моя такая, как уж есть,
  не смогу прожить жизнь другую.
  Дорога́ мне дворянская честь!
  Жизнь моя война, стихами воюю!
  
  Воюю за правду, за свободу!...
  Я советский, только я не глуп!
  Как объяснить глухому народу,
  что с рожденья он вовсе не глуп?
  
  Но объяснять ничего не стану,
  а лучше тихо посижу и помолу...
  Мне, представьте, всё по барабану!
  С того лишь только стихи вам пишу!
  
  Вы меня, пожалуйста, простите,
  но прошу, если прочтете всё же,
  за меня коммунистам отомстите!
  За детей моих отомстите тоже!...
  
  Двадцать девятое июля. 1968 год.
  280
  
  
  * * *
  
  СОДЕРЖАНИЕ.
  
   1. Титульная страница.
   2. От издательства.
   3. От автора.
   4. Перевод с венгерского.
   5. Когда вдали, - люблю тебя!
   6. Коммунизм, это дорога к смерти.
   7. Это жалость, а не любовь!
   8. Коммунизм и есть тот самый Ад.
   9. Я обнимал молодую цыганку!
   10. Настала коммунизма кровавая ночь!
   11. Я страстно тебя целовал!
   12. Пропади коммунизм про́падом!
   13. Мы в огне любви сгорали оба!
   14. В России нам коммунизм-тьма!
   15. От любви к тебе сгораю!
   16. Россию от коммунизма спасая!
   17. Любовь сможешь ли предать?
   18. Коммунистов не люблю!
   19. Я, влюблённый, пошёл за тобой!
   20. Коммунисты враги всех народов!
   21. Любовью мучаясь моя душа...
   22. Ленин самый кровавый палач!
   23. Никого не люблю, не женат.
   24. Из-за коммунистов-поросят!
   25. Храни же тебя Бог!
   26. Коммунисты кровь хлебают, как вино!
   27. Всех любить вместо одной!
   28. Коммуниста-вонючего клопа...
   29. Много мне любви не надо!
   30. Коммунизм проклянут потомки!
   31. Тихо скажешь: "Я твоя..."
   32. Много певцов и поэтов коммунистами казнено!
   33. Не одна мной обласкана грудь!
   34. Коммунисты мешают русским жить!
   35. Сам тебя давно люблю!
  
  281
  
  
  * * *
  
   36. Коммунистами разорён край родимый!
   37. Жить без тебя не могу!
   38. Трупы замученных коммунистами!
   39 . Жить без тебя не смогу!
   40. Против коммунистов пишу!
   41. Люблю её! (Как ведьму чёрт!)
   42. Коммунизма злобный сброд!
   43. Любви остатки сохранил.
   44. Коммунист мне враг, - не друг!
   45. Любовь, это злющая петля!
   46. От коммунистов терпеть страдания!
   47. "Буду ждать!" - ты прокричала.
   48. Коммунизм страшней бредовых снов!
   49. Почему люблю кого попало?
   59. Коммунистом не буду никогда!
   51. Мучаюсь, тебя ненавидя, любя!
   52. Не дают коммунисты мечтать!
   53. Меня снова к тебе тянет!
   54. Рёв коммунистов в тьме кромешной!
   55. Скромно взяла бюстгальтер и трусы.
   56. На смертном ложе коммунисты.
   57. От встречи той в душе любовь осталась.
   58. Коммунистов проклиная!
   59. Из-за неё, любимой стервы!
   60. Кто мы на коммунизма тризне?
   61. Любовью, ревностью и болью!
   62. Коммунисты как цепи нависли!
   63. Отдайтесь мне!... Или умру!
   64. Коммунистами замучена страна!
   65. В страсти устала бы дрожать!
   66. Коммунизма бесовская банда!
   67. Во многих ты влюблённая...
   68. Настала коммунизма пора злейшая!
   69. Я тебя, наверное, люблю!
   70. Коммунисты лживыми речами!
   71. В глубине печальных глаз.
   72. Казни без суда коммунисты творят!
  
  282
  
  
  * * *
  
   73. Любовь - вот главное на свете!
   74. Коммунисты стреляют русских подряд!
   75. Где любовь, там грязи много!
   76. Коммунисты злые звери.
   77. Где вы, обласканные мною?
   78. Анна Ахматова от коммунизма проклятого...
   79. Любовь меня ведь может и убить!
   80. Коммунизм над Россией глумится!
   81. Наша любовь прошла так бурно!
   82. Россия ядом коммунизма заражена!
   83. Мы сведены любовью и судьбой!
   84. На коммунизма кровавую власть!
   85. Давай в любовь сыграем!
   86. Россия коммунизмом больная!
   87. Давай попробуем друг друга!
   88. О коммунистов скорой смерти!
   89. У неё такая попа!...
   90. С коммунистами борьба! (На свой первый суд.)
   91. Не одна меня любила!
   92. В России коммунизма беззаконие царит!
   93. Нам переспать давно пора!
   94. Коммунисты убивают русских как скот!
   95. Помню Вас! (Точнее, Ваше тело!)
   96. Злой коммунист-людоед!
   97. Капли спермы, словно мои слёзы.
   98. Коммунисты - лжецы!
   99. Где гуляешь, моя зазноба?
  100. С коммунизма кровавым режимом!
  101. Ты так прекрасна!
  102. От коммунистов озверелых!
  103. Мне ночь, хотя бы, обещай!
  104. Ленина-дьявола богом зовём!
  105. Нету любви, и Бог же с ней!...
  106. За счастье коммунистов гниём!
  107. Клятвы, ревности, измены...
  108. Россию коммунизм уничтожает!
  109. Чего уж там, если пришла любовь!
  
  283
  
  
  * * *
  
  110. Россию душат коммунисты-гады!
  111. Она пряталась в кровать.
  112. Россией правит коммунист-сатана!
  113. Переспать я хотел бы с такой!
  114. Где коммунисты - там беда!
  115. От к тебе безраздельной любви!
  116. Столько нам коммунисты наврали!
  117. Любовь можно назвать борьбой!
  118. Коммунисты русской кровью Россию залили!
  119. Любви хочу, хочу измены!
  120. Коммунисты кровь русскую пьют!
  121. Только твои поцелуи на теле...
  122. Коммунистов ненавижу сроду!
  123. Думаю, как с ней бы переспать?...
  124. На убийство коммунистами русского поэта.
  125. С той цыганкой хочу переспать.
  126. Ликование коммунизма рабов!
  127. Любовь намного слаще мёда!
  128. В коммунизма кровавой тишине...
  129. Для меня любовь, - беда!
  139. Коммунисты России надоели!
  131. С незнакомкою в постели!
  132. Коммунизма-зверя проклятый век!
  133. Мне глоток бы любви обжигающей!
  134. Пусть коммунизм погибнет с нами!
  135. Со мной пока милой нет!
  136. Всё творю коммунистам на зло!
  137. Мы за любовь готовы в гроб!...
  138. У коммунистов правды нет!
  139. Тебя умоляю, приди, пожалей!
  140. Коммунистам Россию не ослепить!
  141. Любовь взбодрит и мертвеца!
  142. Я злодеянья коммунистов позабыть не в силах!
  143. Трусы, бюстгальтер как игрушки...
  144. Скоро придёт коммунистам крах!
  145. Хочу твоей страстной любви!
  146. Банда Ленина-сифилитика.
  
  284
  
  
  * * *
  
  147. Не любовь, а лишь только терпимость.
  148. Среди коммунистов-скотов!
  149. Похоть, будто любви сводня.
  150. Целят коммунисты нам в спины пулемёт!
  151. Я до безумия любил!
  152. Стоны коммунистами убитых!
  153. Милашка, мне, хотя бы, дай!...
  154. Ленина-сатану почитают за Бога!
  155. Любви, как жизни, нет цены!
  156. У памятника Маяковскому в С.-Пб.
  157. Я так хотел бы тебя встретить!
  158. Жертвы коммунизма просят: "Отомсти!..."
  159. Нежная любовь - мне скучно с ней!
  160. Коммунизм, это такая гадость!
  161. Мне только милая нужна!
  162. Коммунисты русских в тюрьмы бросают!
  163. Любовь, конечно, вечность!
  164. С коммунизма властью мерзкой!
  165. Как приятен грех разврата!
  166. Коммунизм скорей бы издох!
  167. Так хочу с тобой любви!
  168. Ненавижу коммунизм-блядство!
  169. Я не любил, любовью занимаясь.
  170. Тем, кто от коммунизма пострадал!
  171. Твёрдо скажу ей: "Моею будь!"
  172. Разграблена коммунистами Святая Русь!
  173. Водит нас любовь по кругу!
  174. Коммунистов лжи коварной!
  175. Могу любовью поделиться!
  176. Коммунист-палач русских убивает!
  177. Сама желаешь искушений!
  178. Истерзана Россия коммунистами-палачами!
  179. Я, с годами, тебя больше полюбил!
  180. Коммунизм-кровавый не даёт!
  181. Я тебя очень хочу!
  182. Стрелять по коммунистам-палачам!
  183. Как же я тогда тебя любил!
  
  285
  
  
  * * *
  
  184. Проклинаю коммунистов-палачей!
  185. Любовь к тебе хуже тюрьмы!
  186. На поэтов от коммунистов гонения!
  187. В любви тебе клянусь!
  188. Коммунисты-палачи губят России население!
  189. Раз Вы отдаться не хотите мне!
  190. Коммунизм-кровавый разум холодит!
  191. Мне девки всю квартиру обоссали!
  192. Коммунисты русских убивают!
  193. Нравиться мне девочек любить!
  194. Про коммунистов кровавые бредни!
  195. На ком-нибудь хочу я умереть!
  196. Он не был коммунистом.
  197. Передо мной снимала ты штанишки.
  198. Вижу коммуниста-сатану!
  199. Ты любому изменишь!
  200. Коммунисты русские души терзают!
  201. Моя рука в её трусах!
  202. Коммунисты стали русских убивать.
  203. На острове дикой любви!
  204. Коммунист кровь русскую сосёт!
  205. Ты мне женщиной досталась!
  206. Ленин-палач сам суд вершил!
  207. Мне бы бездетную вдову!...
  208. На коммунистов сливал говно!
  209. Давай любовью заниматься!
  210. Ленин-зверь-кровавый!
  211. Не хочу любви вечной!
  212. От коммунистов Русские гибнут!
  213. Исчезли соблазны нашей ночи...
  214. Коммунистов кровавые рога.
  215. Тебя разлюбить не смогу!
  216. После коммунизма концлагерей.
  217. Милая, одну тебя так люблю!...
  218. Приказал так Ленин-дьявол-псих.
  219. Знала бы ты, как тебя люблю!...
  220. Ленин кровожадный убийца!
  
  286
  
  
  * * *
  
  221. Бокалы наполняйте за измены и за блуд!...
  222. Россией правят коммунисты-бандиты!
  223. Любовная жара сжигала нам сердца и души!
  224. В России коммунистов не станет!
  225. Любовь!... Что может быть прекрасней!
  226. Россией правит коммунист-сатана!
  227. Ты мне бесконечно желанная!
  228. Коммунисты-палачи у власти!
  229. При всех целую тебя в груди!
  230. Коммунисты-палачи правят страною!
  231. В любви безумие и сила!
  232. В России от коммунистов несчастья!
  233. Прошу тебя, отдайся Бога ради!
  234. Палачам-коммунистам кричу!
  235. Моя бесконечна любовь!
  236. Русских гонит коммунизма рок!
  237. Восторги первые любви!
  238. Коммунисты всем цепи куют!
  239. Тебе до гроба верным буду!
  240. В коммунизма злых откровениях!
  241. Душа моя любить уже устала.
  242. Антикоммунистические дела.
  243. О том, что тебя давно хочу.
  244. От коммунистов сердцу больно!
  245. Нестерпимой любовью к тебе!
  246. Не поддамся коммунисту-псу!
  247. Как мне милашку легче обмануть?
  248. Не нахватать от коммунистов блох!
  249. Пою про любовь и про разлуку!
  250. Русские коммунистами убиты!
  251. Приди! Тебя не обижу!
  252. Коммунисты-кровожадные веселятся!...
  253. Изведал я любви дурманы!
  254. От встречи с коммунистами-палачами.
  255. Прошу, отдайтесь, ради Бога!
  256. Люди, коммунистам давайте мстить!
  257. От поцелуя твоего змеиного...
  
  287
  
  
  * * *
  
  258. Коммунисты-кровожадные-воры!
  259. Не обещай любви мне вечной!
  260. Есть за что на коммунизм злиться!
  261. Тебя всю допьяна расцелую!
  262. Коммунизма кровавый мрак.
  263. Моя душа любви просила!
  264. Муки коммунизма-ада.
  265. Я для тебя уже на всё готов!
  266. Коммунисты-кровавые бандиты!
  267. В безумие любви большой!
  268. На коммунистов-палачей смотрю.
  269. В тебе любви ни грамма нет.
  270. Ленин-сифилитик на метле!
  271. Любовь от страсти я не отличал.
  272. Коммунист, это такая гнида!...
  273. Снимай трусы и бюст снимай!
  274. От коммунистов-палачей.
  275. Нет ничего прекрасней писеньки твоей!
  276. Коммунисты продолжают угрожать!
  277. Ты меня ласкала, не любя!
  278. В коммунизма тюрьме!
  279. Любить меня ты научила!...
  280. За меня коммунистам отомстите!
  281. - 288. Содержание.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  288
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"