Бобин-Васильев Владимир Иванович: другие произведения.

Том 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  
  * * *
  
  љ
  
  Владимир Бобин-Васильев.
  
  Во Славу Всевышнего Бога Отца, Сына и Духа Святого!
  Во Славу верной России Русской Освободительной Армии!
  Во Славу верной России героической Белой Гвардии!
  Во Славу Великой России!
  
  Том 5.
  
  Книга была уничтожена ФСБ России.
   Восстановлена близко к оригиналу. Не редактирована.
  
  Коммунисты
  
  всему Миру
  
  враги.
  
  
  
  Россия. Ленинград. 1968 - 1970 год.
  
  1
  
  
  * * *
  
  От издательства "Patriot".
  
  Владимир Михайлович Васильев.
  
  1950 год, в детском саду за антикоммунистические стихи
  воспитательницей сломана левая рука поэта.
  1956 год, за антикоммунистические стихи задержание,
  допрос, сломаны рёбра, вырван кусок мяса на
  указательном пальце правой руки поэта.
  1964 год, за антикоммунистические стихи первый суд.
  Дело на суде развалилось. Отправили на доследование.
  Поэт сбежал из-под подписки о невыезде.
  1971 год, за антикоммунистические стихи на допросе
  раздроблены пальцы на левой ноге поэта.
  1972 году арест, заключение, допросы под растормаживающими
  инъекциями, заборы крови до потери сознания, детектор лжи.
  1973 год, Задержание, арест жены. Её били на допросах,
  повреждён позвоночник. Дело на суде развалилось. Суд отправил
  дело на доследование, Поэт перешёл на нелегальное проживание.
  1981 год, за антикоммунистические стихи отбиты почки,
  повреждена грудная клетка, отбиты лёгкие, в горло был залит
  кипяток.
  1982 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросах вырваны без наркоза все зубы. Тюрьма, суд, срок....
  1985 год, за антикоммунистические стихи арест, уголовное дело,
  побег из под ареста.
  1989 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе черепно-мозговая травма. Вторая группа инвалидности.
  1990 год, за антикоммунистические стихи арест, допросы, на
  допросе травма кожного покрова черепа.
  1992 год, за антикоммунистические стихи задержание, допрос.
  За отказ от показаний сожгли дом поэта в селе Дубровке.
  Побег, проживание под чужим именем.
  1996 год, за антикоммунистические стихи сотрудники ФСБ РФ
  (члены КПРФ) отравили жену и дочь и сына поэта, они стали инвалидами.
  2000 год, сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) за антикоммунистические стихи отравили сына поэта, пробыв
  месяц в страшных муках, он умер.
  В 2006 году, 2007 году, 2008 году, 2009 году, 2010 году,
  2011 году, 2012 году сотрудники ФСБ РФ (члены КПРФ) пытались отравить поэта радиоактивными веществами.
  Поэт тяжело заболел. Обратился за помощью к Президенту России, после чего был вынужден уехать в Германию.
  
  Подробности читайте в книге "Том 33".
  2
  
  
  * * *
  
  От автора.
  
  Стихи написаны мною под страхом смерти.
  Мои стихи это моей души боль.
  Мои стихи, это трагедия моей жизни
  и жизней моих родственников.
  Всевышний Господь всем дал талант.
  Мне Господь дал талант такой.
  
  На всё Воля Божья.
  
  * * *
  
  Светлой памяти
  бесчисленным безвинным
  жертвам коммунизма
  настоящую книгу посвящаю.
  
  * * *.
  
  Покупкой этой книги вы принимаете
  участие в создании памятника многомиллионным жертвам коммунизма.
  
  * * *
  
  Европейский день памяти жертв
  коммунизма и фашизма
  отмечается во всех странах
  23 августа.
  
  
  
  
  3
  
  
   * * *
  
  Насадить коммунистов на вилы!
  
  Русью правят коммунисты-дебилы,
  от которых уже давно я так устал!...
  Насадить всех коммунистов на вилы
  ещё с детских лет я в деревне мечтал!
  
  Парнишкой был я ещё без усов,
  стихи писал, коммунизм браня!
  А взгляды злых коммунистов-псов
  уже тогда повсюду стерегли меня!
  
  Ещё скажу, что (к сожалению)
  жизнь у нас всего только одна!
  Моему досталось поколению:
  коммунисты, голодомор, война!
  
  Закон коммунистов очень суров,
  но только дело своё не предам,
  хотя лапы злы коммунистов-псов
  уже давно идут по моим следам.
  
  Все россияне забитые, бедные...
  Рады даже чёрного хлеба куску!
  Праздников звуки "победные"
  нагоняют мне в душу тоску!...
  
  Кормят нас коммунизма "кашей",
  от неё мы безумны и очень злы!
  У людей теперь в России нашей
  на устах коммунизма кандалы!
  
  Русских церквей сияют купола
  в русском небе прозрачно-чистом!
  Никогда не отмыться добела
  грязным зверям коммунистам!
  
  Тридцать первое июля. 1968 год.
  4
  
  
  * * *
  
  Здесь ты снова со мной!
  
  Конечно знаешь ты,
  что летом потеплей.
  Только осенние цветы
  душе моей милей!
  
  Не забыть мне про это!
  Как прекрасны они,
  уходящего нашего лета
  предпоследние дни!
  
  Пусть же их не коснутся
  ни наша печаль, ни беда!
  Только они не вернутся
  к нам ни за что, никогда.
  
  Среди дней моих трудных
  в сердце всё надежду таю.
  Память дней этих чудных
  теплом греет душу мою!
  
  То, что было меж нами,
  мне не забыть никогда!
  Ещё не стара ты годами,
  и собой ещё так молода!
  
  Вновь сирень зацвела!
  А!... Была-не-была!...
  Здесь ты снова со мной!
  Так тряхнём стариной!...
  
  Помню я, помнишь ты!...
  Память нам как вино!
  Так давай же в кусты!...
  как когда-то давно!...
  
  Первое августа. 1968 год.
  5
  
  
  * * *
  
  Коммунисты Есенина убили!
  
  Коммунисты Есенина убили и кричат,
  что он враг с Цветаевой на пару...
  Уже давно хорошо знаю тех ребят,
  что наглотались коммунизма угару!
  
  Убийства тень по лицу бледному,
  по твоему лицу скорбному течёт!
  Ты вовсе не чета Демьяну Бедному!
  ты слишком очень тихий патриот.
  
  Прошло совсем ещё немного лет,
  но теперь уже кто-то позабыл,
  кем для России был этот поэт,
  и чем он для нашей России был!
  
  Сергей, я не закрыл тебе очей!
  Только с неба опустись и глянь,
  как долбаю коммунистов-палачей
  за тебя, за твою русскую Рязань!
  
  Поблекли коммунистов лики.
  (Не поперечишь здесь судьбе!)
  Есенин, ты Поэт очень великий!
  Россия всегда помнит о тебе!
  
  Коммунистам ни стиха, ни куплета!
  Коммунисты только могут лгать!
  Они всё сделали, чтобы великого поэта
  в гроб раньше времени вогнать!
  
  Третье августа. 1968 год.
  6
  
  
  * * *
  
  Люблю тебя такой, какая есть!
  
  Смогла ты многих опленять!
  Всё в тебе всегда прекрасно!
  Очень хотел бы я тебя понять!
  Но только всё это напрасно...
  
  Всех твоих грехов не перечесть!
  У тебя кобелей было целое стадо!
  Люблю тебя такой, какая есть! -
  другую мне совсем просто не надо!
  
  Мужики с тобою очень гру́бы.
  Водку пьёшь с ними наравне.
  Свои всеми обсосанные губы
  настырно подставляешь мне.
  
  Твои явно-притворные улыбки
  уже не вдохновят меня на стих.
  Твои клятвы слишком зыбки,
  чтобы я вдруг поверил в них!
  
  Нету уже огня в твоих очах!
  В них даже и желания нету.
  Вместо радости в них страх,
  словно они не рады свету.
  
  Тебя, такую роскошно-модную,
  наколотить по жопе бы коло́м!...
  Твою постель грязно-холодную
  уже не буду греть своим теплом.
  
  Я только время с тобой провёл зря!
  На моей душе мутной досады тень.
  Вырву, как со старого календаря,
  из своей жизни этот серый день!
  
  Пятое августа. 1968 год.
  7
  
  
  * * *
  
  Мне злодеянья коммунистов снятся!
  
  Я быть всегда хотел поэтом.
  Уже пишу стихи который год.
  Мне так хорошо не свете этом,
  что даже пока не спешу на тот!
  
  Стихов своих вовсе не читаю,
  мне их даже некогда прочесть.
  Только лучше написать мечтаю,
  у меня талант и силы к тому есть!
  
  Мои стихи порою так нестройны...
  Они словно обгоревшие в огне.
  Хулы иль славы ли они достойны?
  Судить об этом теперь уже не мне!
  
  Мои стихи не зеркала́ разбитые,
  что только искажают всё подряд.
  Мои стихи, это окна раскрытые
  в коммунизма кровавого злой ад!
  
  Традиций своих предков не нарушу.
  Помню февраль, десятое число,
  в этот день мне так не повезло!...
  Мне в этот день убили мою душу!
  
  Я верный сын только своей страны.
  Мне все грехи когда-нибудь простятся.
  Теперь вижу тревожные страшные сны,
  мне все злодеянья коммунизма снятся!
  
  Горькая скорбь моя и моё покаяние
  в моих антикоммунистических стихах.
  Знать Господнее мне в том наказание:
  жить на совесть, писать не на страх!
  
  Седьмое августа. 1968 год.
  8
  
  
  * * *
  
  Любим не тех, кто любит нас!
  
  Я твой портрет повесил к изголовью,
  чтоб тебя на миг не позабыть!
  С этой неожиданной любовью
  теперь не знаю, как мне быть!
  
  Любовью полюбил тебя большою!
  Иначе не могло, наверно, быть!
  Но ты своей истасканной душою
  никого не можешь полюбить...
  
  Сам себя оскорблю и унижу
  тем, что стихи тебе посвятил.
  Той, которую так ненавижу!...
  Той, которую так полюбил!...
  
  От чувства нежного недалеко до драмы.
  Самих себя порой нам очень жаль.
  Любовь прошлая, на сердце шрамы!
  Чувство ушедшее, обиды и печаль!
  
  Как часто порой бесчеловечно
  "Нет!" отвечаем тем, кто любит нас,
  хоть наше сердце любит вечно,
  пока в груди зов жизни не угас!
  
  Часто всё наоборот порой у нас,
  отвергнет сердце, как отрубит!
  Любим не тех, кто любит нас,
  зачастую тех, кто нас не любит!
  
  Одиннадцатое августа. 1968 год.
  9
  
  
  * * *
  
  От коммунистов стынет кровь!
  
  От коммунистов стынет кровь!
  Давно ими просто ужасаюсь!
  Который раз уж вновь и вновь
  душой к России обращаюсь.
  
  Как ни крути, а всё ж смогла,
  Россия по повелению уродов,
  стать кровавой империей зла,
  тюрьмой страшною народов!
  
  Лучших людей расстреляли!
  Остальных загнали в страх!
  Люди веру в душе потеряли!
  Надежда угасла в русских глазах!
  
  Коммунизм по России змеёй стелется,
  всем народам сладкие сказки поёт...
  Только сомненье в душе не поселится,
  коммунизм с дороги меня не собьёт!
  
  Россия...Только лишь грехи прости ей,
  (об этом даже можно вовсе не писать),
  в Европе все ещё намаетесь с Россией!
  Свои локти ещё не раз будите кусать!
  
  Народам расслабляться слишком рано!
  Народы все, об этом знайте наперёд:
  Россия, с атомной бомбой обезьяна,
  неизвестно, куда она её швырнёт.
  
  Тринадцатое августа. 1968 год.
  10
  
  
  * * *
  
  Не любовь это, видно, и бы́ла!
  
  Что ты всё про тоску и разлуку?
  Нынче в моде сюжеты не те.
  Разгони свою мутную скуку!
  И давай о любви, о мечте!...
  
  Не любовь это, видно, и бы́ла,
  раз так быстро внезапно прошла.
  Только душу мою она распалила,
  только мне разум она разожгла!
  
  Часто, смотря на прохожую,
  о любви вдруг ушедшей грущу.
  На тебя хоть немного похожую
  до сих пор безнадёжно ищу!
  
  О тебе снова пишу в газету.
  Теперь о тебе постоянно грущу.
  Ту ищу, какой, может быть, нету.
  Только всё равно лишь её ищу!
  
  Жду тебя всегда как бога!
  Тоску гоню как вороньё.
  Одна у нас с тобой дорога,
  но как мне выйти на неё?
  
  Черты твои славные ми́лы!
  Не встречал я такую красу!
  Как икону тебя до могилы
  на руках пред собой понесу!
  
  Семнадцатое августа. 1968 год.
  11
  
  
  * * *
  
  Стал я коммунистов стихами бранить!
  
  Луч солнца, радугой разъятый,
  в моих рассыпался стихах!
  Я коммунистами зажатый,
  плоть мою терзает страх.
  
  Смотрю на Россию советскую,
  кругом лишь один алкоголь!
  Мою душу весёлую детскую
  за Россию печалит ужасная боль!
  
  Давно сердцем ясно понимаю я,
  что беда в России оказалась!
  Коммунизм, Библейская змея,
  теперь в кремле обосновалась!
  
  Ночью ненастную люблю погоду,
  гораздо лучше дождик небольшой!
  Только одну симфонию - Свободу
  всю жизнь слушаю дерзкой душой!
  
  Коммунизма власть судьбу мою сломала,
  стал я коммунистов стихами бранить!
  Земля России меня никак не принимала,
  когда меня пытались коммунисты хоронить!
  
  С коммунистами-палачами на Русь
  смерть кровавым ураганом залетела!
  Хотя давно от страха и трясусь -
  душа-страдалица моя не омертвела!
  
  Мне коммунизм давно покоя не даёт!
  Он всю жизнь трясёт меня как грушу!
  Только огонь борьбы сильнее жжёт
  с годами мой разум, сердце и душу!
  
  Девятнадцатое августа. 1968 год.
  12
  
  
  * * *
  
  Гибну в сексуальной борьбе!
  
  Со мною сейчас какие-то суки...
  Гибну в сексуальной борьбе!
  Очень грущу от тоски и разлуки,
  теперь, милашка, грущу о тебе!
  
  Наплевать, меня любишь иль нет!
  В этом теперь разбирайся сама!
  Я на твой загляделся портрет!...
  Ты же, стерва, свела всех с ума!
  
  Для меня бардаки слишком шумны!
  Лишь о тебе в мыслях буду дерзать!
  Теперь и я среди тех, что безумны,
  твои чудные груди хочу полизать!
  
  Сколько было б уже у нас ночек!...
  Ведь нам не помешал бы никто!
  Я целовал бы нежно твой пупочек,
  в страсти лизал бы тебе кое-что!
  
  Тебя к безрассудству склоняю,
  в тебе любви разжигая пыл!
  Лучше пойду трусы поменяю,
  а то я, как вроде, приплыл!...
  
  В душе и любовь, и тревога!
  Только ты обо мне не страдай!
  Пожалей ты меня, ради Бога,
  на портрете оденься, или мне дай!
  
  Двадцать третье августа. 1968 год.
  13
  
  
  * * *
  
  Не сдавайтесь, чехословацкие братья!
  
  Чехословакия под советским сапогом!..
  Не будет Чехословакия с Россией дружить!
  Россия давно стала всему миру врагом,
  а ведь могла бы со всеми в дружбе жить!
  
  СССР, это зла страшная империя!
  Коммунизм, это убийц жуткий бред!
  Не будет России никакого доверия
  во всём мире ещё не одну сотню лет!
  
  Коммунисты, поработители народов!
  Коммунистам никто в мире не рад!
  Натравили на Чехословакию уродов,
  злых и безмозглых советских солдат!
  
  Хлынул в Чехословакию страшный сброд
  на погибель чехословацких талантов!
  Гибнет чехословацкий мирный народ
  под пулями советских солдат-оккупантов!
  
  В СССР отсутствует всякая свобода!
  Россией правит коммунистическая блядь!
  Генсека Брежнева, умалишённого урода,
  уже давно пора бы русским расстрелять!
  
  Не сдавайтесь, чехословацкие братья!
  С вами вся честная сознательная Русь!
  Умею не только бумагу марать я! -
  в России давно с коммунизмом борюсь!
  
  Двадцать девятое августа. 1968 год.
  14
  
  
  * * *
  
  Кровавых коммунистов-палачей!
  
  Мы, коммунизма холопы,
  за коммунистами бредём...
  На виду у всей Европы
  богохульствуем, крадём!...
  
  Днём над Россией висят
  мрачные тучи, чернее чернил!
  Коммунисты-палачи голосят!
  Жить у нас нету уж сил!...
  
  Мы гибнем не из-за Лиры,
  а только из-за своих речей
  под страшными ударами секиры
  кровавых коммунистов-палачей!
  
  Старого, глухого и незрячего
  в России теперь не ждёт приют...
  Коммунисты как раз лежачего
  только лишь всегда и бьют!
  
  Как же у нас не быть обиды,
  кровавые коммунисты-гниды
  русским обещают терема́, -
  открыта нам только тюрьма!
  
  Всем понапрасну слёзы лить
  в России стало теперь модой.
  Жажду борьбы нам утолить
  можно лишь только Свободой!
  
  Если бы не водка да табак,
  что нам коммунисты дали,
  разве жили бы мы плохо так?
  Разве бы мы так страдали?
  
  Тридцать первое августа. 1968 год.
  15
  
  
  * * *
  
  Пришло в Чехословакию рабство коммунизма!
  (Перевод со словацкого.)
  Я с фашистами не воевал,
  с того теперь душой не маюсь.
  Ветераны, я вас героями назвал!
  Я перед вами преклоняюсь!
  
  Из вас не многим повезло,
  в тех боях против фашизма.
  За вами рабство к нам пришло.
  Пришло рабство коммунизма!
  
  Слава нашему павшему народу
  в сердцах исчезнуть не смогла.
  Вы кровь пролили за свободу, -
  нам победа рабство принесла!
  
  Побиты были все фашисты.
  (Будь они прокляты в веках!)
  Рабство дали коммунисты
  нам не на ваших ли штыках?
  
  Небеса над нами чисты!
  Но скажу теперь вам всё же,
  что коммунисты и фашисты
  это ведь нам одно и то же!
  
  Сначала мы вас так любили,
  стихами стали воспевать!
  Лучше бы сразу нас убили,
  чем коммунистам отдавать!
  
  Первое сентября. 1968 год.
  16
  
  
  * * *
  
  Ты на счастье надежда моя!
  
  Не отсветили нам ещё все лу́ны!
  С каждым годом на душе светлей!
  Души твоей серебряные струны
  вдруг зазвучат на зов души моей!
  
  Путь Господний неисповедимый.
  О будущем никто сказать не может.
  Тебя люблю, и образ твой любимый
  думы грешные в душе моей тревожит!
  
  Знаю, что ты ждёшь меня где-то,
  обо мне душою грустя и любя.
  Сколько чудных зорь и рассветов
  в жизни встретил я без тебя!
  
  Ты моё скучное одиночество.
  Ты же и веселье шумное моё!
  Но только ни имя, ни отчество
  до сих пор пока не знаю твоё!
  
  Теперь свой покой охраняю
  от бед, от сумы и тюрьмы.
  Но однажды, точно знаю,
  с тобою встретимся мы!
  
  Тебе свою душу открою,
  ничего от тебя не тая.
  Моей жизни поздней порою
  ты на счастье надежда моя!
  
  Третье сентября. 1968 год.
  17
  
  
  * * *
  
  Замученным коммунистами.
  
  Коммунизма кровавый флаг
  моя душа и сердце не приемлет!
  Напоминает, что коммунист-враг
  ещё очень силён и он не дремлет!
  
  Коммунизма ложью уши "греем",
  но только всё песни Свободы пою!
  Своим мятежным ямбом и хореем
  я сам испортил всю жизнь свою.
  
  Неужто только чтоб стихи писать
  был я Богом вызван с Того Света,
  русских людей сознание сотрясать
  своими стихами мятежного поэта?
  
  Хочу святое Божественное слово
  в своей душе оставить навсегда!
  Сердце моё всегда любить готово,
  но только не полюбит никогда...
  
  Строкой, внимания достойной,
  бьюсь со своей нелёгкою судьбой!
  Образ моей матери покойной
  очень часто вижу пред собой!
  
  Сжимается моё сердце до боли!
  На части горе мою душу рвёт!
  Мятежный дух, ослушник воли,
  в моих стихах уже давно живёт!
  
  Лишь блики мёртвенных теней
  меня всю жизнь сопровождают.
  Рожи коммунистов-палачей-свиней
  меня бороться с ними вынуждают!
  
  Пятое сентября. 1968 год.
  18
  
  
  * * *
  
  Нам ещё не отзвучала музыка любви!
  
  Не ждал я у моря погоду!
  Я, всегда душою молодой,
  смело шёл в огонь и в воду
  за своею яркою звездой!
  
  Но наша судьба так сурова,
  она разлучила вдруг нас.
  Вдруг мы встретились снова,
  и мы снова вместе сейчас!
  
  Подо мной земля как поплыла,
  обо всём я вдруг позабыл!
  Ведь меня ты тогда любила,
  и я тогда тебя очень любил!
  
  Наша жизнь почти пролетела
  среди разных забот, среди дел...
  Ты с годами теперь постарела,
  да и я тоже очень постарел.
  
  И ты мне с болью рассказала,
  через что ты без меня прошла.
  Как меня ты везде искала,
  как найти нигде не могла!
  
  Давай всё начнём сначала!
  Мне душу словами не трави.
  Ведь нам ещё не отзвучала
  весёлая музыка нашей любви!
  
  Седьмое сентября. 1968 год.
  19
  
  
  * * *
  
  Коммунисты глумятся над Русью святой!
  
  Писать мне боязно и трудно,
  стала очень злобною страна!
  Только сею, где многолюдно,
  свои стихи, Свободы семена!
  
  Своей душою жадно всё вбираю,
  очень боюсь чего-то пропустить!
  Пока ни к аду не спешу, ни к раю,
  коммунистам продолжаю мстить!
  
  Соловьёв у нас не слышны трели!
  В России кровью светят фонари!
  По всей святой России почернели
  православных церквей алтари...
  
  Ценный брильянт в оправе золотой
  меня уже нисколько не прельщает!
  Коммунисты глумятся над Русью святой!
  Мой рассудок им это не прощает!
  
  Краса русской природы убывает,
  теперь не поёт в России соловей.
  Меня уже давно гнетёт и убивает
  вид наших обесчещенных церквей!
  
  Звон русских церковных колоколен
  мне очень родной для сердца звук!
  Я только одним желаньем болен:
  истребить всех коммунистов-сук!
  
  На костре коммунизма сгорю!
  Но за это и благодарен я Богу,
  что костёр превратится в зарю
  и просветит к Свободе дорогу!
  
  Одиннадцатое сентября. 1968 год.
  20
  
  
  * * *
  
  Не называй любовь обманом.
  
  Моя милашка, милая, приветик!
  В тебе любви и ласки столько!...
  Опять смотрю на твой портретик,
  текут слюнки похоти, и не только!
  
  Я так устал от похоти дрожать!
  Разум шепчет: "Возьми, скушай!"
  Знаю, что ты будешь возражать,
  только, всё-таки, меня послушай!
  
  От тебя любви чудным дурманом
  своей душой и сердцем я вдохнул!
  Только не называй любовь обманом,
  раз тебя когда-то кто-то обманул.
  
  Лишь на тебя давно имею виды!
  Но только в меня вселился страх...
  Сколько тревоги, чувства и обиды
  читаю в твоих страстных стихах!
  
  В прошлом души своей не ройся!
  Мы лишь перед будущем в долгу!
  Моя милашка, милая, не бойся,
  никогда тебя обидеть не смогу!
  
  Смогу любить! Смогу ласкать!...
  В моей любви будешь купаться!
  (А если уж и затащу в кровать,
  так чтоб с тобой не расставаться!)
  
  Меня теперь зовут все хулиганом,
  но всё это уж как-нибудь стерплю!
  Милая, не называй любовь обманом,
  только тебя одну душой люблю!
  
  Тринадцатое сентября. 1968 год.
  21
  
  
  * * *
  
  Коммунист-сатана свирепеет!
  
  Не гонюсь за лёгкой славой,
  когда стихи мятежные пишу.
  Недоволен я нашей державой,
  коммунизма заразой дышу!
  
  В коммунизма обществе диком
  давно я против течения встал!
  В этом противостоянии великом
  я всё своё здоровье подорвал!
  
  Сошлись в едино лёд и пламень
  в непокорной душе моей мятущейся!
  Я в коммунизм бросаю стих-камень
  душой, для борьбы проснувшейся!
  
  Я уже немало стихов сотворил
  и дальше никогда не буду молчать!
  Я за всё, что сам писал, говорил...
  хоть сегодня головой готов отвечать!
  
  Как французу Эйфелева башня,
  так и мне самому Свобода дорога́!
  Залита нашей кровью русская пашня!
  В церквях торчат коммунизма рога!
  
  Меня коммунисты никогда не помилуют
  за то, что про них стихами расскажу.
  Коммунисты русские души насилуют!
  На коммунистов за пазухой камень держу!
  
  Коммунист-сатана всё свирепеет!
  Русских людей косит как траву!
  Только в душе моей надежда тлеет,
  что до Свободы всё-таки доживу.
  
  Семнадцатое сентября. 1968 год.
  22
  
  
  * * *
  
  Я Вас полюбил, совсем не зная.
  
  Ошибки прошлого признавая
  не до конца все, может быть,
  я Вас полюбил, совсем не зная.
  Когда узнал, не мог уж разлюбить!
  
  Моя любовь не мимо пролетела,
  не пропала в бездне Ваших глаз.
  Она не кончилась, - сгорела...
  Но угли мою душу жгут сейчас!
  
  Моя любовь не сноп соломы,
  сгоревший в миг и без следа!
  Сколько неги, страсти и истомы
  моя любовь мне принесла!
  
  Не судите меня, недотрога,
  не желаю Вас оскорбить,
  лишь прошу Вас, ради Бога,
  фотографию мне подарить!
  
  Душа моя счастья уже не ищет,
  только обиды на Вас не держу.
  На сгоревшей любви пепелище
  Вашу фотографию положу!
  
  И заставить ничто не сумеет
  Вас забыть среди суетных дней.
  Образ Ваш мою душу согреет,
  как бы холодно ни было ей!
  
  Девятнадцатое сентября. 1968 год.
  23
  
  
  * * *
  
  На русских коммунизма цепи!
  
  В русских садах ничего не цветёт,
  от коммунистов омертвели степи.
  В русских душах не мечты полёт.
  На русских коммунизма цепи!...
  
  Без драки, даже без стрельбы,
  в ужасном вдруг я оказался месте!
  Но не оборвалась нить моей судьбы
  на первом страшном том аресте.
  
  Все мои прошлые злые обиды
  в душе моей застыли глыбой льда.
  Коммунистов чумные "панихиды"
  русских сердец не тронут никогда!
  
  Живу судьбой не обречённой...
  Россией правит коммунизм-ложь!
  В душе, судьбой опустошённой,
  нежного чувства уже не найдёшь.
  
  Теперь прошу помощи у неба,
  чтобы избежать мне дураков.
  Никогда не возьму вина и хлеба
  с кровавых рук большевиков!
  
  Средь коммунизма берегов
  громлю стихами всех подряд!
  Мой для коммунистов-врагов
  всегда только злобный взгляд!
  
  Постиг я слухом жизнь иную,
  ту, которая пока на Западе живёт!
  Коммунизма занавесь стальную
  Свободы голос однажды пробьёт!
  
  Двадцать третье сентября. 1968 год.
  24
  
  
  * * *
  
  Пока любовь твоё терзает тело!
  
  Я вовсе не плохой рассказчик,
  вам такое мог бы рассказать!...
  Я совсем не злой душеприказчик,
  а то бы мог такое приказать!...
  
  Дело не дошло бы до гроба!
  О том пытаюсь мечтать,
  с тобою мы легли бы оба
  но не в гроб, а на кровать!
  
  Не рано ль думать о душе?
  Да и вообще, чего её беречь?
  Нам рай был бы в шалаше!
  (Для смеха в гроб могли бы лечь!)
  
  От любви, этой сладкой заразы,
  на всю жизнь в сердце занозы!
  Какие там души моей приказы,
  коль терзают плоть любви грёзы?
  
  Тебе совсем я даже не указчик
  средь жизни шумной балагана!
  Я не твой душеприказчик,
  в моей душе от любви рана!
  
  Сто́ит ли жизнью дорожить?
  Но и смерть?... Разве то дело?
  Тебе желаю очень долго жить!
  (Пока любовь твоё терзает тело!)
  
  Двадцать девятое сентября. 1968 год.
  25
  
  
  * * *
  
  Коммунист всегда предатель!
  
  Серым утром после-рассветным
   возвращаюсь усталый домой.
  Всю ночь ходил я незаметным,
  чтоб не заметил меня постовой.
  
  Свои стихи расклеил на заборе
  под свет полночных фонарей.
  Теперь стою, молюсь в соборе!
  Здесь очень хорошо душе моей!
  
  Коммунизма действительность
  меня уже почти до ручки довела!
  Строго соблюдая бдительность
  теперь творю очень опасные дела!
  
  Прошлись они по всей Сибири,
  мои антикоммунистические стихи!
  Только найдутся ли такие гири,
  чтоб ими взвесить все мои грехи?
  
  Не стало ни кваса, ни хлеба....
  Пойду, что ли, с горя напьюсь.
  Божья кара вдруг упала с неба
  на Бога совсем позабывшую Русь!
  
  Коммунист-вор-завоеватель
  хочет весь мир поработить!
  Коммунист всегда предатель!
  Никогда не смогу его простить!
  
  Все обиды никогда не позабуду,
  стихом буду коммунистов злить!
  Но судьёй для России не буду,
  я не Бог, чтобы Россию судить.
  
  Первое октября. 1968 год.
  26
  
  
  * * *
  
  Рай познаешь в шалаше!
  
  Вновь написать я тебе посмел!
  Прости, уж коль побеспокою!
  Девок уже немало я имел...
  Но никогда не был с такою!...
  
  Не был с такою я, как ты!
  Мысли мне любить мешают!
  Мне мои чувства, как цветы,
  грешную душу украшают!
  
  У любви разные одежды,
  от того порой нам больно!
  В стихах столько надежды!...
  Я позавидовал невольно!
  
  Всю жизнь судьбе перечу!
  Не заскучаешь ты со мной!
  Живу надеждою на встречу...
  С тобою встретимся весной!
  
  Знаю, что ты мне не лжёшь!
  В тебе любви и ласки много!
  Однажды ты ко мне придёшь!
  (Хотя ждала совсем другого!)
  
  Тебя радостно встречу как красу!
  Зачем сердца друг другу рвать!
  Я на своих руках тебя снесу,
  хочешь в ЗАГС, хочешь в кровать!
  
  Во всём тебе будет успех!
  Будет лишь радость на душе!
  Забудешь всё, забудешь всех,
  и рай познаешь в шалаше!
  
  Третье октября. 1968 год.
  27
  
  
  * * *
  
  Русь коммунистическая тюрьма!
  
  Я от лжи коммунистов устал!
  Меня слова их в дрожь бросают.
  Русские книги, что я прочитал,
  стеной от лжи меня спасают!
  
  Коммунисты, как злые пчёлы,
  ядом-сранью-ложью жалят меня!
  У нас такие страшные приколы,
  коммунизм всем русским западня!
  
  Коммунисты-суки-супостаты
  записали меня в уголовники!
  Теперь кладут на меня маты
  КГБ вшивые полковники!
  
  Истязали меня зла приспешники!
  Тогда я с разбитой ходил головой!
  Пытали меня ещё КГБэшники,
  Меня бил коммунизма конвой!
  
  Всех я хотел бы замочить,
  кто давно гоняются за мной.
  Только нечего меня "лечить"!
  я же ведь совсем не больной.
  
  Во всём видятся приметы
  страшных коммунистов-сук!
  ГРУ теперь крадёт секреты
  для советской Академии наук.
  
  Русь коммунистическая тюрьма!
  Ничего уже в ней теперь не свято!
  Давно прошли холера и чума,
  и коммунизм пройдёт когда-то!
  
  Пятое октября. 1968 год.
  28
  
  
  * * *
  
  Только лишь одну тебя хочу!
  
  Разносортной холодной любви
  в моей судьбе уже не раз бывало,
  только нет от неё огня в крови,
  она сквозит, будто поддувало.
  
  Сам себя я только тем обидел,
  что всё лучшее уже позади...
  Только лишь тебя опять увидел,
  и моё сердце ёкнуло в груди!
  
  Пускай даже попаду в беду,
  но только от тебя не отстану!
  Всё, что хочешь тебе украду!
  Всё, что хочешь тебе достану!
  
  Среди весеннего чудного звона,
  любовь, бывает, даже и враньё,
  только под стрелы Купидона
  сами подставляем сердце своё!
  
  Только к тебе, как боженьке,
  я вновь заявиться очень рад!
  Расцелую ручки и ноженьки!
  Расцелую тебе всё подряд!
  
  Словно безумный заласкаю
  груди пышно-жгучие твои!
  Эту мечту пока не выпускаю,
  меня заводят Купидона соловьи!
  
  Обниму тебя, всю зацелую!...
  Только лишь одну тебя хочу!
  В душе твоей тоску злую
  страстным сердцем излечу!
  
  Седьмое октября. 1968 год.
  29
  
  
  * * *
  
  Всех коммунистов перевешать!
  
  Раннего утра приятна прохлада,
  Всегда с зарёю ранней встаю.
  Много ли в жизни мне надо?...
  Только лишь авторучку мою!
  
  Стих мою душу так и гложет!
  Она то сникнет, то плясать!...
  Писать стихи не каждый может.
  Не каждый может не писать!
  
  Фужеры с чарующим зельем,
  очень приятные сердцу слова...
  Душа закружилась весельем,
  стихами полна моя голова!
  
  Теперь всегда и повсюду со мною
  мои Вера, Надежда, Любовь!
  С ними я как за каменной стеною,
  будоражат они мою плоть и кровь!
  
  Куда бы меня судьба ни кидала,
  везде стихи продолжаю писать!
  Только этого мне слишком мало,
  чтобы России долги все отдать!
  
  Я бы так сильно не страдал,
  я тем бы мог себя утешить,
  если бы мне Господь власть дал
  всех коммунистов перевешать!
  
  Одиннадцатое октября. 1968 год.
  30
  
  
  * * *
  
  Тебя, как безумный, люблю!
  
  Ты прислала мне порнуху!
  Ты не похожа на старуху!
  Башкой-то думала сама?
  Ведь ты свела меня с ума!
  
  Очень хочется выпить вина
  и тобой бы потом закусить!
  Ты понять меня должна,
  разве посмею попросить
  чтоб ты дала иль показала...
  Мне всё это слишком мало!
  В душе такую боль терплю!...
  Тебя, как безумный, люблю!
  
  Люблю тебя очень давно!...
  (О письке лучше промолчу!)
  Да на хрен мне сдалось вино!...
  Теперь только тебя пить хочу!
  
  Только тебя всю жизнь я искал!
  К тебе любовь во мне таилась!
  Мне бы тебя налить в бокал!...
  Как бы душа моя повеселилась!
  
  Чего мне голову морочишь?
  (О, как бы я тебя ласкал!...)
  Если отдаться мне не хочешь,
  на брудершафт выпьем бокал!
  
  Плевать на мнение мещанское!
  Опять повторяю тебе вновь.
  тебя бы выпил, как шампанское,
  за дружбу, верность и любовь!
  
  Тринадцатое октября. 1968 год.
  
  31
  
  
   * * *
  
  Повёл Россию сифилитик-Ленин!
  
  Повёл Россию сифилитик-Ленин.
  Какая пришла, Господи, беда!
  Мы пропадаем, как днём тени,
  на коммунизма дороге в никуда!
  
  "Не возжелай себе кумира...",
  тебе не даст он, точно, ничего!
  Я прославил бы злодея мира,
  только душою ненавижу его!
  
  Люди не знали с сотворенья Мира
  беды такой, что в России стряслась!
  К ногам безумного Ленина-вампира
  святая Русь в кровище улеглась.
  
  "Он гуманный, добр, умён!...",
  твердят в уши мои с детства.
  Но счастлив я, что издох он!
  Мне ни к чему его соседство!
  
  Ленин башкою встряхнувшись!
  Жизнь его дикий позор и срам!
  На всю Россию замахнувшись
  Ленин тьмы своей не ведал сам!
  
  Занят делом был кровавым-неправым
  Ленин-дьявол! И за то он в гробу!
  Как на коммунизма знамени кровавом,
  так знак сатаны у Ленина на лбу!
  
  Когда в мыслях иду к мавзолею,
  что бы я ни делал и где бы ни был,
  сердцем искренне очень сожалею,
  что Сталин, а не я Ленина убил!
  
  Семнадцатое октября. 1968 год.
  32
  
  
  * * *
  
  Родная, как ты хороша!
  
  Немало я бродил по свету,
  но возвращаться не спешу.
  Той, которой со мной нету,
  теперь стихи нежные пишу!
  
  Меня отвергла ты, ну что же...
  Мне уже нет пути теперь назад.
  Знает лишь всевышний Боже
  ты или я в том был виноват!
  
  Мы с тобой стары ещё не очень,
  не все ещё промолвлены слова.
  Отчего тускнеют наши очи?
  Вдруг отчего седеет голова?
  
  Оглянуться не успеешь,
  как сгинут лучшие года.
  Ты тихо постареешь,
  медленно поседеешь...
  Вспомнишь ты меня тогда,
  когда больная и с клюкой,
  вся поседевшая, как снег,
  дрожащей немощной рукой
  смахнёшь слезу с опавших век.
  
  Я нежно обнял бы за плечи,
  сказал бы: "Ведь ещё не вечер.
  Стареет плоть, а не душа.
  Родная, как ты хороша!"
  
  Девятнадцатое октября. 1968 год.
  33
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских травят как пса!
  
  Россияне, открывайте ворота́
  перед бедою страшной красной.
  Жизнь в России пошла не та,
  стала для русских опасной!...
  
  За окном темно и грустно,
  как в русской душе моей!
  Притворяюсь очень искусно
  уже много страшных дней!
  
  Коммунизма лозунгам в ответ
  говорю всегда лишь: "Нет!"
  Со всеми не хожу в строю!
  Песен коммунизма не пою!
  
  Кто не слушает наших властей,
  тот сидит в тюрьме "Таганке"!
  Чьи-то стоны, хруст костей...
  слышны за дверьми "Лубянки"!
  
  Уже не одна на России могила
  вернувшихся бывших пленных!
  Взошла Луна и скорбно осветила
  холмы русские безвинно убиенных!
  
  Нет крестов на безвестных могилах!
  Коммунисты русских травят как пса!
  Такую жизнь терпеть уже не в силах
  ни я, ни реки, ни русские леса!...
  
  Всё загубили огнём и свинцом
  коммунисты-нехристи-черти!
  Стою прямо к смерти лицом,
  тоже смотрю в глаза смерти!
  
  Двадцать третье октября. 1968 год.
  34
  
  
  * * *
  
  Меня не любишь и не веришь...
  
  Мы часто видимся на даче,
  ты загораешь прямо на траве.
  Хочу дружить с тобой иначе,
  чтоб кровь пылала в голове!
  
  Мысли словно задрожали,
  закружилась моя голова!...
  Сердце как тисками сжали
  вдруг твои обидные слова!
  
  Но ты не подумай, я не дурак,
  от слов твоих мне больно так!...
  Хотя не в силах я боль терпеть,
  но буду песни весёлые петь!
  
  За тобой бегаю как мальчик!
  А тебе на это всё плевать!...
  На ноге твоей хоть пальчик
  я всегда готов расцеловать!
  
  Глупости нежные тебе говорю,
  ты не рассердишься, полагаю.
  Тебе в подарок стихи подарю,
  стать женою тебе предлагаю!
  
  Всегда ходишь "хвост трубою",
  тебя пока никак не могу понять!
  Когда мы встречаемся с тобою,
  просто не смею глаз поднять.
  
  Всех по себе людей меришь.
  Твоё жёсткое сердце как гранит!
  Меня не любишь и не веришь...
  Но пусть же Бог тебя хранит!
  
  Двадцать девятое октября. 1968 год.
  35
  
  
  * * *
  
  Казнённых коммунистами-палачами.
  
  Обагрённые кровавыми лучами
  здесь застыли страшные холмы!
  Казнённых коммунистами-палачами,
  отыщем в холмах-могилах этих мы!
  
  Гряда ужаснейших холмов
  уходит вдаль до горизонта!
  Коммунисты закопали без гробов
  убитых без вины, без фронта!...
  
  Скопленья мрачных облаков
  солнце пытаются закрыть.
  Темнеет, полный трупов, ров.
  рядом другой уж стали рыть...
  
  Открыты, обнажены останки тех,
  кто коммунистами безвинно убит!
  Только закопали здесь не всех,
  кто коммунистами замучен иль забит!
  
  Тени тех, кого здесь расстреляли,
  можно увидеть даже светлым днём!
  Помнить их мы клятву России дали!
  Всех коммунистов-палачей клянём!
  
  Суд вершит коммунист и наган!
  Сколько русских зарыто в ямах!...
  Не заглушит коммунизма ураган
  голос моих стихов упрямых!
  
  Не найдёшь ни креста, ни ограды
  на могиле заброшенной той.
  Погубили здесь коммунисты-гады
  россиян Генофонд золотой!
  
  Тридцать первое октября. 1968 год.
  36
  
  
  * * *
  
  Всегда я мысленно у твоих ног!
  
  Все вы суки, все вы стервы,
  из-за вас я словно бы во тьме!
  Измотали душу мне и нервы,
  а моя любимая в тюрьме...
  
  Моя милая, тебя не забываю!
  Семь лет ещё тебе "трубить"!
  Иногда зверем завываю!...
  За тебя я всех готов убить!
  
  Тебя взяли среди наркоты колхоза!
  Видно уже так задумано судьбой!
  Пошла за всех, но не за паровоза,
  ты никого не потащила за собой!
  
  Прокляни свою судьбу злую!
  Ради тебя лишь я на всё готов!
  Тебе только за то всю расцелую,
  что ты не стала сукой для ментов!
  
  Не повернуть судьбу уже назад!
  Только тебя... Тебя одну люблю!
  Прости меня, во многом виноват!
  Но перед тобой вину искуплю!
  
  Свобода!... Только о ней речь!...
  Всегда душою я возле твоих дорог!
  Прости меня, не смог тебя уберечь!
  Всегда я мысленно у твоих ног!
  
  Первое ноября. 1968 год.
  37
  
  
  * * *
  
  Проклинаю коммунизма гниль я!
  
  Не пересечь границу мышки!
  Поэтому в России остаюсь.
  Тюрьмы, концлагеря, вышки...
  это и есть наш советский союз!
  
  Когда рассудок твой поймёт,
  что нет Свободы и в помине,
  страх вдруг твою душу обоймёт,
  твоё сердце в ужасе застынет!
  
  Нас коммунисты судят строго,
  законы чистой совести поправ!
  Русских в тюрьме погибло много,
  на суд коммунистический попав!
  
  В России слышен страшный го́пот
  коммунистов-зверей, чумой больных.
  Лишь только мой негромкий шёпот
  громче ораторов коммунизма иных.
  
  В ходе коммунизма "созидания",
  что мы ни делаем, - делаем зря!
  Слова сочувствия и сострадания
  коммунисты вырвали из словаря!
  
  Проклинаю коммунизма гниль я!
  Лишь только о свободе могу петь!
  Мне, как птице, подрезали крылья,
  теперь мне уже никогда не взлететь!
  
  Мой Талант как обнажённая шпага!
  Я против коммунизма направил его!
  У меня дворянская честь и отвага!
  За душою моей больше нет ничего!
  
  Третье ноября. 1968 год.
  38
  
  
  * * *
  
  Без тебя умирает сердце моё.
  
  Назначала ты здесь мне свидание,
  только тогда я сюда не пришёл.
  Я сглупил! И моё в том признание,
  что я лучше тебя не нашёл!
  
  Вспоминаю время непростое,
  смех и слёзы все в одно слили́сь.
  Твоё лицо мне было как святое!
  Тугие косы в душу мне вплелись.
  
  Такой красивой не встречал я сроду,
  до сих пор тебя я сердцем не забыл.
  Тебя любил я больше, чем свободу!
  Но любви боялся больше, чем любил.
  
  Что тогда только я в тебе нашёл?
  Всё как у всех, обычно: ноги, тело...
  Я на любое дело с тобой бы пошёл,
  Но не пойдёшь со мною на дело.
  
  Было дело, тебя я очень любил!
  (Дай Бог полюбить так же снова!)
  Когда я к тебе однажды подкатил,
  ты мне сказала, что ты не готова...
  
  С днём рожденья тебя, дорогая,
  ярким будет пусть счастье твоё!
  В моём сердце всё ты, не другая!
  Но без тебя умирает сердце моё.
  
  Пятое ноября. 1968 год.
  39
  
  
  * * *
  
  Коммунизм ужасная чума!
  
  Сыны России, что всё время пьяны,
  не отличить вам будни от ночей!
  Гадят в мозги вам бедные демьяны,
  подручные коммунистов-палачей!
  
  Коммунизм дьявола сильней,
  многих русских он лишил ума!
  Чумы Бубонной пострашней
  коммунизм ужасная чума!
  
  Сказать могу при всех смело,
  что я потомственный дворянин!
  За России святое правое дело
  с коммунизмом борюсь не один!
  
  Таких, как я, нас отряды!
  Не стану в этом вам лгать,
  что скоро коммунисты-гады
  своей кровью будут рыгать!
  
  Мщу за своего любимого деда,
  за свою любимую бабку, за мать...
  У меня с коммунистами будет беседа!
  Мне есть что коммунистам сказать!
  
  Скоро будут коммунистам вилы
  от царского орла на России гербе!
  Коммунисты, копайте могилы
  глубже, сраные суки, сами себе!
  
  Седьмое ноября. 1968 год.
  40
  
  
  * * *
  
  Тебя разлюбить я не смог!
  
  На твой портрет смотрю вновь!
  Моя душа тебя не забывает!
  "Прощай, сбежавшая любовь!..." -
  мне стоном сердце разрывает!
  
  Сидишь в платье подвенечном...
  (Мне до сих пор тебя не разлюбить!)
  Но твой взор в вопросе вечном,
  как у Шекспира: "Быть, - не быть?"
  
  Одно страданье в твоём взгляде!
  (Поправь, коль буду я не прав),
  Ты вдруг отдалась чужому дяде,
  нашу с тобой любовь поправ!
  
  Пожелала ты вдруг воли!...
  С чего твой взор полон тоски?
  В твоей улыбке столько боли,
  что сердце рвётся на куски!
  
  Над твоим портретом плачу!
  Тебя разлюбить я не смог!
  Коль для тебя хоть что-то значу,
  то я всегда у твоих ног!
  
  Своей судьбе воспрекословь!
  Пусть не покажется то странно,
  "Прощай, сбежавшая любовь!",
  мне говорить пока что рано!
  
  Я за любовь готов страдать,
  хоть горя будет мне немало!
  Только тебя не устану ждать,
  дождусь, во что бы то ни стало!
  
  Одиннадцатое ноября. 1968 год.
  41
  
  
  * * *
  
  Коммунисты России горе и зло!
  
  Вдруг сединою на висках
  к моей душе пробился страх.
  Хоть коммунистов и боюсь,
  но стихами с ними бьюсь!
  
  Призыв к Свободе душу рвёт!
  Не каждый свободы достоин.
  Коммунизм-зверь пока ревёт,
  скоро будет нами успокоен!
  
  Сражаюсь стихами страстными
  в России все ночи тёмные и дни
  с коммунистами уродами красными!
  Что бы скорей передохли все они!...
  
  Меня за мои стихи боевые
  коммунисты смогли повязать!
  Но даже в те минуты роковые
  я знал, что палачам сказать!
  
  Раздаётся звон кандальный
  посреди коммунизма-тьмы,
  ведь это я, поэт скандальный,
  убегаю из коммунизма тюрьмы!
  
  Коммунисты России горе и зло!
  Нет никого страшнее их, злющих!
  Русских очень много полегло
  от коммунистом проклятущих!
  
  Тринадцатое ноября. 1968 год.
  42
  
  
  * * *
  
  От любви умираю на воле!
  
  Кровь застывает в утробе,
  с того водку хлебаю как яд!
  Рядами в оплаканной робе
  красотки на зоне стоят!
  
  Люди!.. Вы если бы знали,
  что вы их намного грешней!
  Они из-за вас ведь попали
  на нары, что смерти страшней!
  
  Она стала мне необходимой!
  В моём сердце лишь только она!
  Душа моя рвётся к любимой,
  но только меня не пускает стена!
  
  Стена, это очень страшная сука!
  Теперь её через силу еле терплю!
  Нестерпима с любимой разлука!
  Но, уж если люблю, так люблю!
  
  В жизни не всё так, как в школе.
  Если хочешь, то будем дружить!
  От любви умираю на воле,
  но только для тебя буду жить!
  
  Я сам-то с собою не дружен!
  Душою так ненавижу покой!
  Я даже себе сам не нужен!
  А нужен ли тебе я такой?...
  
  Семнадцатое ноября. 1968 год.
  43
  
  
  * * *
  
  Убивают коммунисты-палачи!
  
  Мне дружба ни с кем не нужна.
  Но я не один за Свободу борюсь!
  Победа ещё пока что не видна,
  но к ней всей душою стремлюсь!
  
  С каждым разом всё проворней
  листовки свои стихами пишу!
  Чем ночь темнее, тем спокойней
  по городу листовки эти разношу.
  
  Вранья наслушались до тошноты,
  от коммунистов натерпелись всего!
  Настоящее темнее Ада темноты,
  будущее наше ещё страшнее его!
  
  Одичала Россия в кровавой ночи!
  Загублены лучшие русские люди!
  Нас убивают коммунисты-палачи!
  Бог знает, что-то ещё с нами будет.
  
  В России всё трещит и трясётся!
  Давно в нашей жизни всё так!
  Россия-корабль на скалы несётся,
  но нам ни один не мигает маяк...
  
  Коммунизма злобным верхушкам
  свои стихи готовлю, словно яд!
  Нет счёта тюрьмам-психушкам,
  где коммунисты русских гноят!
  
  Затравленный коммунистами-ментами
  народ всё выстрадал на своём горбе!
  Обманутый красивыми мечтами
  народ проклятья шлёт своей судьбе!
  
  Девятнадцатое ноября. 1968 год.
  44
  
  
  * * *
  
  Раны сердца моего!
  
  Было всё у нас прекрасно!
  Была такая пара: я и ты!...
  Но мечтали мы напрасно,
  не сбыли́сь наши мечты.
  
  Провидение неумолимо!
  Всех достанет нас оно!
  Пусть проходит время мимо,
  будет всё, что суждено!
  
  Снова встретимся с тобою?
  (Мне, поверь, не всё равно!)
  Но, что задумано судьбою,
  нам предвидеть не дано!
  
  Ты одна, предполагаю...
  Жизнь стала мне пустой.
  Нашей встречи желаю,
  как желал я встречи той!...
  
  Самой первой, самой нежной,
  когда в душе цвела сирень!...
  (Тогда над жизнью безмятежной
  уже была нашей разлуки тень.)
  
  Мы разошлись, как корабли!...
  (Ты сама со мной рассталась.)
  Счастье сберечь мы не смогли.
  Но в сердцах любовь осталась!
  
  Моя жизнь, только одни ухабы!
  Без тебя уже настрадался я всего!
  Но ты вылечить вполне могла бы
  все раны больного сердца моего!
  
  Двадцать третье ноября. 1968 год.
  45
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских злобно косят!
  
  Народ живёт глухим, незрячим
  на протяжении уже многих лет!
  Но ты своим разумом горячим
  во мглу веков вглядись, поэт!
  
  Теперь в России, кровью залито́й,
  каждый день как смерть опасный!
  Здесь теперь не сон есть золотой,
  а бред кошмарный и ужасный!
  
  Дураков, безумных рабов, погоняя
  коммунисты строят нам "рай".
  Нас, как беглых рабов, охраняя
  превратили в тюрьму родной край!
  
  Коммунисты русских злобно косят!
  Те, кто пали от их кровавых рук,
  ни о чём уже больше не спросят,
  они не застонут от адовых мук!...
  
  Тем, кого коммунисты убили,
  всё равно: снег или дождик идёт.
  Только мы имена тех не забыли,
  кого сгубил коммунизма гнёт!
  
  Теперь полна Россия речи бранной!
  Во лжи и мерзости тонет страна!
  Но зов раздастся долгожданный,
  разбудит русских от ужасного сна!
  
  С коммунизмом насмерть драка!
  Ещё не скоро наш Победный день!
  Кровавую тьму коммунизма-мрака
  стихами души моей пронзает тень!
  
  Двадцать девятое ноября. 1968 год.
  46
  
  
  * * *
  
  Вера! Надежда! Любовь!...
  
  Ты тяжёлый слиток лжи,
  нету тебе в том оправдания!
  Но в моей памяти свежи́
  прошлого воспоминания:
  
  В ожидании нежных лобзаний
  ты в истоме словно замерла́!...
  Полная огня любви желаний,
  ты сейчас любому бы дала́...
  
  Мои воспоминания свежи́...
  Не всё у нас былое свято.
  Меня спать с собою уложи
  так же, как бывало когда-то.
  
  Утоли ты все мои печали!
  Разгони серую тоску мою!
  Унеси меня в такие дали,
  где с тобой буду как в раю!
  
  От тебя никогда не уйду,
  хотя будут ещё перемены.
  От тебя что угодно жду,
  только лишь не измены!
  
  Ты моя чудесная забава!
  Ты мне радость и отрава!
  Теперь только лишь одна
  ты в жизни моей нужна́!
  
  Эти слова мои не пустые!
  Как вчера и сегодня вновь
  твержу опять имена святые:
  Вера! Надежда! Любовь!...
  
  Первое декабря. 1968 год.
  47
  
  
  * * *
  
  Коммунисты зажали русским рот.
  
  Огонь безумной красотой
  всю жизнь жжёт меня!
  Занят я борьбой святой:
  пишу, коммунизм кляня!
  
  Бывает плохо мне, не скрою.
  Терплю коммунизма гнёт!
  Случайная радость порою
  вдруг душу мою всколыхнёт!
  
  Ненависть, сжатой пружиной,
  от родных и друзей скрываю.
  С бунтарскою силой звериной,
  ненасытную месть воспеваю!
  
  Коммунизма тёмный народ,
  голосует он только лишь "За!".
  Коммунисты зажали русским рот,
  страхом смерти закрыли глаза!
  
  Наша жизнь никчёмна и пуста,
  никчёмное наше существование.
  От страха молчат русских уста!
  Страхом мутится русских сознание!
  
  Тщетно с мольбою и стоном
  нам в закрытые двери стучать!
  Коммунисты звериным законом
  заставляют русских молчать!
  
  В исполненье кровавых идей
  нас держат среди тюремных дверей!
  Русских, когда-то весёлых людей,
  коммунисты превратили в зверей!
  
  Третье декабря. 1968 год.
  48
  
  
  * * *
  
  Твой милый разлюбил тебя.
  
  Ты ко мне незваною явилась,
  словно меня подстерегла.
  Хитрой лаской подкатилась,
  моё сердце в плен забрала́!
  
  На лице твоём застыло горе.
  Твой голос нежен, сладок, тих.
  Глаза твои глубже, чем море...
  Много надежды утоплено в них!
  
  Ходишь с пышною укладкой,
  бережёшь только лишь себя.
  Пока томишься мукой сладкой,
  твой милый разлюбил тебя.
  
  Тесен твой дворец просторный
  моей мятущейся буйной душе!
  Я, твоей власти непокорный,
  рай найду с другою в шалаше!
  
  Твою покидаю тихую гавань я,
  больше счастья свободу любя!
  Подлодкою в дальние плаванья
  сейчас ухожу от других, от тебя!
  
  Долго своими слушал я ушами
  тобою сладко-сказанную речь.
  "Ничего хорошего между нами,
  потому нам и нечего беречь..."
  
  Ну, зачем ты такая злая, Светка!...
  Смогла совсем свести меня с ума!
  Думал, что ты вкусная конфетка,
  ты лишь фантик с кучкою дерьма!
  
  Пятое декабря. 1968 год.
  49
  
  
  * * *
  
  Из-за коммунистов-палачей!
  
  Коммунисты убили моего отца,
  они давно русские души бьют!
  Зверски калечат русские сердца,
  но всё о любви нам они поют...
  
  Душа, почуяв гнёт несносный,
  на помощь свой разум призовёт.
  Разум, стрелой молниеносной,
  всегда дорогу верную найдёт!
  
  От пули задыхаясь упал рысак,
  уронив своего казака-седока.
  Коммунистам не сдамся за так.
  свобода России уже близка́!...
  
  С верой в душе намного теплее,
  к святой свободе зовёт нас она!
  Свободы зов мне жизни милее,
  мне он хмельнее крепкого вина!
  
  Коммунисты-гады-проклятые,
  русским некуда никак сбежать!
  Мои мятежные строфы крылатые
  мне в грешной душе не удержать!
  
  Стихов моих мятежный отряд
  на коммунистов пускаю в бой!
  Антикоммунистический заряд
  есть под каждой моей строкой!
  
  Из-за коммунистов-палачей
  многие поэты тронулись умом.
  Строки коммунизма рифмачей
  все пахнут кровавым дерьмом!
  
  Седьмое декабря. 1968 год.
  50
  
  
  * * *
  
  Ты, моя любимая, на зоне!...
  
  Всё у нас с тобой прекрасно было!...
  Но только всё предрешено судьбой!
  Вспомнил и сердечко вдруг заныло,
  как же хорошо было мне с тобой!
  
  В утра лучезарном перезвоне
  проклятья шлю своей судьбе!
  Ты, моя любимая, на зоне!...
  Как же здесь скучаю по тебе!
  
  Тяжелы воспоминанья эти!...
  Их порой листаю не спеша.
  Ты в тюрьме, но наши дети
  думают, что ты всё в США.
  
  Они порой меня просто тиранят!
  В воспоминаниях они к тебе бредут!
  Каждый день они мне душу ранят!
  Каждый день они лишь маму ждут!
  
  Что им говорить, и сам не знаю,
  потому им каждый день всё вру!
  Каждый день тебя лишь вспоминаю!
  Ночь ли, день? Никак не разберу!
  
  Иду с соседями порою на вражду!
  Наши дети меня намного посмелее!
  Родная, домой тебя очень жду!...
  Ты одна мне всех дороже и милее!
  
  Одиннадцатое декабря. 1968 год.
  51
  
  
  * * *
  
  Взвожу на коммунистов курок!
  
  Принимают с наивностью детской
  русские за правду коммунизма ложь!
  Дураки отупели от жизни советской,
  правды у коммунистов не найдёшь!
  
  В тюрьмы давно течёт, не иссякая,
  невиновных русских душ поток!
  Не нравится мне власть злая такая!
  Взвожу на коммунистов курок!
  
  Всё слышней и громче шёпот!
  В русских глазах ненависть горит!
  Толпы́ притихшей мрачный ропот
  о скором русском бунте говорит!
  
  Иные люди так тихо кричат,
  что их никто даже не слышит.
  Пускай уста мои пока молчат,
  зато рука моя всё стихи пишет!
  
  Поеду в Псков или в Саратов,
  может, поменьше там блядей!
  Никак не могу терпеть развратов
  коммунизм хвалящих людей!
  
  Церковь, вечный вдохновитель
  всеми крестами смотрит на восток!
  Мне ненавистен России правитель!
  Он скоро издохнет, дайте лишь срок!
  
  Давно в России человеческий поток
  течёт по тюрьмам и зонам бесконечно!
  Мне бы лишь Свободы хоть глоток!...
  Власть коммунистов будет не навечно!
  
  Тринадцатое декабря. 1968 год.
  52
  
  
  * * *
  
  Тебя всегда буду помнить и любить!
  
  Писать всё это как-то не с руки,
  с того мне и приходится скучать.
  Что за дерьмо мы все, мужики?
  Но об этом лучше промолчать.
  
  Жизнь как есть, так и принимаю!
  Над судьбой своей слёзы не лью.
  Пить нельзя, это хорошо понимаю,
  только всё равно беспробудно пью!
  
  Тебя люблю! Ты вся из себя такая!...
  Мне кажется, что с тобой дружу!...
  Твоим похотям капризным потакая
  свою душу дьяволу скоро заложу!
  
  Я с тобой жил и, кажется, живу,
  (Я без тебя не мыслю даже дня!)
  Но до сих пор никак всё не пойму
  люблю тебя, или любишь ты меня?
  
  Знаю, что скажешь мне в укор.
  Скажешь, что я на тебя орал...
  что я бездельник, пьяница и вор,
  что святую душу я твою украл!
  
  Да, возможно, так оно и было!...
  Судьбе сопротивляться я устал!
  Моё сердце от тоски заныло,
  но я тебя любить не перестал!
  
  Не в силах я любовь к тебе убить!
  Живу, лишь одну тебя в душе храня!
  Тебя всегда буду помнить и любить!
  Но, если сможешь, позабудь меня...
  
   Семнадцатое декабря. 1968 год.
  53
  
  
  * * *
  
  До смерти с коммунистами борьба!
  
  Взвод за взводом и штык за штыком.
  пёрли коммунисты на Кронштадт!
  "Всех уничтожить!" - приказал Ревком.
  Уже некуда русским податься назад!
  
  Кровавою той самой круговертью
  русских людей загублено немало!
  За своею мучительной смертью
  без конца очередь русских стояла!
  
  Люди уже не видят вовсе ничего,
  ничего и никого уже не замечают.
  Русские родства не помнят своего,
  своего дальнейшего пути не знают!
  
  Русских людей, на смерть обречённых,
  в концлагеря битком за вагоном вагон,
  коммунистами от семей отлучённых,
  несчастные жертвы покидали перрон!
  
  В страшном поезде этом немало имён
  невозвратимо безызвестно пропали!
  От русской кровью пропитанных знамён
  коммунисты русским всё время лгали!
  
  На солнце ярко сияет купол золотой
  православного благословенного собора,
  Я с детства недоволен властью той,
  что из меня сделала рецидивиста вора!
  
  В нашей России забитой и голодной
  со всеми проживать, это моя судьба.
  Возможна лишь моей душе свободной
  до смерти с коммунистами борьба!
  
  Девятнадцатое декабря. 1968 год.
  54
  
  
  * * *
  
  Зачем нужны нам любви муки?
  
  Задаюсь тем вопросом вновь
  и оттого не сплю, даже не ем!
  Да и нужна ли нам любовь?...
  Если нужна она, тогда зачем?...
  
  Зачем нужны нам любви муки?
  Зачем любить, зачем страдать?
  Чьи-то ноги целовать и руки...
  чтобы их же потом и предать?
  
  Предать... Не раз такое было,
  чему даже сам я очень удивлён!
  Только сердце вдруг заныло!...
  И я опять!... Опять влюблён!...
  
  Господин ли ты, иль раб ли,
  всем любовь взбодряет кровь!
  Опять, опять на те же грабли
  мы наступаем вновь и вновь!
  
  Любовь порою так сурова!...
  Нас от любви не излечить!
  Нам так приято порой снова
  граблями по́ лбу получить!
  
  Любовь как воздух нам нужна!
  Любовь нужна для людей всех!
  Любовь безжалостно грешна!
  Она всех нас и вводит в грех!
  
  Все от любви мы и грешим!
  (За любовь можно и убить).
  Не разлюбив одну спешим
  скорей другую полюбить!
  
   Двадцать третье декабря. 1968 год.
  55
  
  
  * * *
  
  Коммунистам-палачам.
  
  Мы во власти подлых дельцов!
  Что впереди? Никто не знает.
  Из-за коммунистов-подлецов
  давно Россия бедная страдает!
  
  В России лишь горе и страдание
  в души наши прёт со всех сторон!
  Словно полынь России молчание,
  вместо песен слышен лишь стон!
  
  С жутким страхом и дрожью
  часто просыпаюсь по ночам!
  Человек, одурманенный ложью,
  верит коммунистам-палачам.
  
  Погрязла Россия во лжи доносах,
  продукте людских междоусобий.
  Тем, кого забивают на допросах,
  коммунисты не ставят надгробий.
  
  Только жуткой смертью правят
  коммунисты-палачи из кремля!
  Чёрной ложью наши души травят!
  Гибнет наша святая русская земля!
  
  Преклонились бедные крестьяне
  перед мрачной силой городов.
  В России погибают христиане!
  Сколько стало сирот и вдов!...
  
  Им что плохо, что отлично...
  Ждут они только скорого конца.
  На жизнь смотрят безразлично
  русские полумёртвые сердца.
  
  Двадцать девятое декабря. 1968 год.
  56
  
  
  * * *
  
  Может быть это просто любовь?
  
  Мы с тобою внезапно расстались,
  моя душа вдруг догорела дотла.
  Пламя нет, одни у́гли остались
  от костра, что любовь разожгла!
  
  Мне тебя поздравить надо было,
  (хотя на это тебе ведь наплевать!),
  но застыла душа, словно могила,
  хоть бы стон, и того не слыхать!
  
  Я купил тебе ярко-белую розу,
  (сердце бьётся, как будто бежал),
  не тебя, в моём сердце занозу,
  розу я тихо к сердцу прижал!
  
  Так я и стоял, её гладя несмело.
  Как ты, она в сердце моё впила́сь.
  Посмотри, как она вдруг заалела,
  словно кровью моей налила́сь!
  
  Все огни и воды я уже прошёл!
  Знаю точно: у жизни есть край.
  Мне с тобой было так хорошо,
  что невольно поверилось в Рай!
  
  Недолго продлится нашей разлука.
  Я уверен: скоро встретимся вновь!
  Изглодала мне душу злая скука...
  Может быть это просто любовь?
  
  Тридцать первое декабря. 1968 год.
  57
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это к смерти дорога!
  
  Ворошиловские стрелки
  убийц-коммунистов обучали.
  Они многовесомые пайки
  за смерть невинных получали!
  
  В коридорах страшных длинных
  мрачной тенью смерть плыла́.
  Для комиссаров смерть невинных
  вместо смешной комедии была́!
  
  Коммунисты сгубили сильных
  во устрашенье других стран!
  На холмах святых могильных,
  вместо цветов, растёт бурьян!
  
  По жизни русской нищенской
  за мною следит коммунистов стая!
  Иду по дороге кладбищенской,
  о будущей радостной жизни мечтая.
  
  Средь могилок белеют берёзки,
  словно крылья седых лебедей.
  Здесь коммунисты-отморозки
  расстреляли невинных людей!
  
  Коммунисты-кровавые-бандиты
  разграбить кладбища смогли!
  Русских могил святые плиты
  торчат печально из мрачной земли.
  
  Россию губит коммунизм-омут!
  Коммунизм, это к смерти дорога!
  Но безвинно убитых не тронут
  ни позор, ни любовь, ни тревога.
  
  Первое января. 1969 год.
  58
  
  
  * * *
  
  Пир любви давай справлять!
  
  Ты довольно-таки странна...
  В твоих словах тревогу ловлю.
  Удивить ты просишь, Анна...
  Ну что же, тебя сейчас удивлю!
  
  Ты на мою пришла страницу.
  Зачем? (Душою не криви!)
  Поймаю тебя, словно птицу,
  в свои сети страсти и любви!
  
  Покуда ещё ни с кем не сплю,
  ты мне шанс предоставляешь!
  Тебя так ночью очень удивлю,
  что даже сама себя не узнаешь!
  
  Сады Эдема нами не забыты!
  Только мечта о рае не сбылась!
  В твоей душе те чувства скрыты,
  которым в Раю Ева поддалась!
  
  Стихом, как ремеслом искусства,
  в своей душе сомнения развей!
   Разбужу в тебе такие чувства!...
  хоть я совсем не райский змей.
  
  Жизнь ведь так непостоянна!
  Но пир любви давай справлять!
  Будем потом с тобою Анна,
  всю жизнь друг друга удивлять!
  
  Третье января. 1969 год.
  59
  
  
  * * *
  
  В тюрьме коммунизма сижу не один.
  
  Вместо восторга вдохновения,
  один лишь лживый шум и гам!
  Рабский труд и принуждения
  коммунисты навязывают нам!
  
  Всем нам дано общее корыто
  властью страшной и больной!
  Всё наше будущее скрыто
  за кровавой жуткой пеленой!
  
  Боятся жалкие дураки-холопы
  против коммунистов говорить.
  Всё продолжают эти ушехлопы
  врать, воровать и водку пить!
  
  Лишь смиреньем и молитвой
  не скинуть коммуниста-сатану!
  Моя жизнь давно стала битвой
  за Россию, свободную страну!
  
  В России спасения нету никому!
  Русь страшною репрессией объята!
  Я с коммунизмом борюсь потому,
  что для меня только Россия свята!
  
  За то лишь, что я русский дворянин,
  мою судьбу коммунисты сломали!
  В тюрьме коммунизма сижу не один.
  Таких здесь очень много понагнали!
  
  Люди все от рождения разные,
  коммунисты "ровняют" нас тут!
  Коммунизма дороги грязные
  в ада зияющую пропасть ведут!
  
  Пятое января. 1969 год.
  60
  
  
  * * *
  
  Чёрт с ним, что вы лесбиянки!
  
  Душа моя была в покое,
  не перед кем я не в долгу.
  Но ты написала мне такое,
  что тебе не ответить не могу!
  
  Горит моё сердце отважное!
  Оно всё продолжает дерзать!
  Мятежное, буйное, важное
  только тебе хочу рассказать!
  
  Меня ты, наверно, погубишь!
  (Хотя многих я сам погубил!).
  Без комплексов девушку любишь,
  я вдруг почему-то тебя полюбил!
  
  Стихи мои зачем читаешь?
  Тебе нравятся блуда края?
  Ты девушку предпочитаешь!
  Но как тогда без тебя буду я?
  
  Я без тебя тогда как же буду?...
  Как быть мне с любовью своей?
  Тебя никогда ни за что не забуду,
  хотя ты общаешься только с ней.
  
  Мне надоели все мои пьянки!
  Люблю тебя! - нету аж слов!...
  Чёрт с ним, что вы лесбиянки,
  я вас трахнуть обеих готов!
  
  Седьмое января. 1969 год.
  61
  
  
  * * *
  
  Русских мучают коммунисты-суки!
  
  Был когда-то я людям открытым.
  Я за это много раз пострадал!
  Коммунистам, козлам недобитым,
  я честь и совесть свои не протда́л!
  
  В России всюду дьявола приметы:
  чувства веры теперь не важны́!
  России больше не нужны поэты,
  да и русские ей тоже не нужны́!
  
  Нам пришлось в кровь окунуться!
  К нам явилась страшная напа́сть!
  России желаю скорее очнуться
  и к могилам предков припасть!
  
  Кто погибель народу пророчит,
  тот не выстроит пламенный мост!
  Кто боится коммунизма ночи,
  не видит свободу в мерцании звёзд!
  
  Я давно уже ушёл бы на покой,
  но не с властью поганой такой!
  Меня коммунисты-козлы-менты
  уже довели до жуткой тошноты!
  
  Своей душой страдаю за народ!
  Русских мучают коммунисты-суки!
  Когда Бог мою душу к себе заберёт,
  в ней только тогда утихнут муки!
  
  На всех устрашающих знамёнах
  вижу струйки русской крови алой!
  Буду скоро в списках поимённых
  истории строкой записан малой.
  
  Одиннадцатое января. 1969 год.
  62
  
  
  * * *
  
  Любовь, что сожгла нас когда-то!
  
  Позади уже любви все речи,
  вместо счастья лишь беда...
  Только память нашей встречи
  не забуду ни за что и никогда!
  
  Я гоним судьбой жестокой,
  ты тоже несчастная в судьбе...
  В стране холодной и далёкой
  теперь вспоминаю лишь о тебе.
  
  Мы познакомились случайно.
  Я был под следствием тогда.
  К тебе пришёл я ночью тайно.
  С тобой свела меня моя беда.
  
  Влюбились мы друг в друга оба!
  Любовь нам души стала греть!
  Мечтали вместе быть до гроба!
  Даже мечтали вместе умереть...
  
  От любви головы шли кру́гом!
  Ты ждала ночь! И я терпел!...
  Любовались мы друг другом,
  нам соловей так чудно пел!...
  
  Недолго наше счастье длилось.
  Вдруг, (как встал не с той ноги),
  в судьбе что-то надломилось,
  с тобою стали мы теперь враги.
  
  Я пока жив, и даже невредим,
  хоть моя жизнь совсем не свята.
  Так неужели теперь мы предадим
  любовь, что сожгла нас когда-то?
  
  Тринадцатое января. 1969 год.
  63
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это смерти тень!
  
  Двери в церквях срывала,
  грабила русская голытьба!
  Бед принесла нам немало
  коммунистическая судьба!
  
  Сгубили лес, - реки пересохли,
  весь народ ушёл из деревень.
  Даже собаки, и те передохли...
  Коммунизм, это смерти тень!
  
  Когда-то рыбу здесь ловили,
  давала щедрый урожай земля...
  Всю рыбу в реках потравили,
  сгубили "химией" все поля!
  
  Средь необузданных идей
  живём, к пропасти скользя!
  В России родителям детей
  теперь иметь никак нельзя!
  
  Вой коммунизма химеры
  для России большая беда!
  Время Надежды и Веры
  из России ушло навсегда!
  
  Бултыхаемся, как в воде мутной,
  нам не виден Свободы рассвет.
  Без борьбы в этой жизни беспутной
  ничего, кроме горькой печали, нет!
  
  Коммунизма законы тяжёлые
  словно тяжкие цепи давят нас!
  Все русские голодные и голые,
  только близится свободы час!
  
  Семнадцатое января. 1969 год.
  64
  
  
  * * *
  
  Тебя одну душою полюблю!
  
  Погулял в прошлом я на славу,
  но о прошлом своём не грущу.
  Гульба мне теперь не по нраву,
  теперь для души лишь покоя ищу.
  
  Теперь вспоминаю былые веселья,
  свою душу злою памятью пьяня!
  Много мною выпито пьяного зелья!
  Сколько женщин легло под меня!...
  
  Теперь не вспомнить мне их всех!
  Своё прошлое я сам в себе убил.
  У женщин я имел большой успех,
  но ни одну из них тогда я не любил.
  
  Не любил, моя душа была пустою.
  Да и меня никто, наверно, не любил.
  Любви вполне, быть может, я и стою,
  но чувства нежные в душе я погубил.
  
  Чувства нежные сгубил в душе навеки,
  зато лишь только я себе сам господин.
  Вспоминаю, - от слёз влажнеют веки...
  Почему же до сих пор я всё ещё один?
  
  Приди хоть кто! Какая? - мне плевать!
  Постель холодная и в ней один я сплю.
  Тебя только одну буду нежно целовать!
  Тебя одну, клянусь, душою полюблю!
  
  Девятнадцатое января. 1969 год.
  65
  
  
  * * *
  
  Россию захватили коммунисты-жульё!
  
  Сказочник добрый, нас не жалей,
  расскажи нам страшную сказку
  о том, как злой коммунист-Бормолей
  на себя напялил невинную маску!
  
  В России коммунисты-жульё!...
  Змеёй коммунист к нам подкрался!
  Ветер лютой смерти в наше жильё
  вместе с коммунизмом ворвался!
  
  Тихий доверчивый мальчик
  коммунистам дверь отворил...
  Ему коммунист отрубил пальчик,
  чтобы он на своих наговорил!
  
  В страхе ребёнок приник к старику,
  смотрит, как его мать избивают!
  Видит лежащей её на боку,
  вся алой кровью она истекает!
  
  Много бед коммунизм натворил
  Куда больше, чем злые татары!
  Ребёнок лишь дверь отворил, -
  его мать стразу убили комиссары!
  
  Только добру меня моя бабка учила.
  Она мне ни в чём никогда не лгала.
  Всё, что она мне в детстве подарила,
  коммунизма власть злобная забрала!
  
  В дверь постучали, - нету отца!
  В дверь постучали, - нет брата!
  Коммунистам мстить до конца
  меня призывает родных утрата!
  
  Двадцать третье января. 1969 год.
  66
  
  
  * * *
  
  Поцелуй, у кого-то украденный.
  
  Поцелуй, у кого-то украденный,
  я тебе, недостойной, тогда подарил.
  Но оказалась такою ты гадиной!...
  Всем друзьям я о тебе говорил.
  
  Я не раз нарываюсь на грубость,
  ни с кем рай не найдя в шалаше.
  Водки напьюсь, вроде, забудусь!...
  Только останется шрам на душе.
  
  Я сбежал к разгульным будням
  от твоей нежной ласки неземной!
  Теперь рассказываю блудням,
  как ты нежна́ была́ со мной.
  
  Не хожу теперь я на свидания,
  чтобы потом себя не стало жаль.
  Нужны ль моей душе страдания?
  Нужна ль моей душе печаль?
  
  Вспоминаю, как будто во сне,
  безжалостной предавшись скуке.
  Ты обо всём тогда сказала мне...
  Но только не сказала о разлуке.
  
  Теперь вспомню уж едва ли
  чудо-груди белоснежные твои.
  В немые провалы памяти упали
  прошлого мечты далёкие мои!
  
  Прозвучит последнее "Прощай...",
  когда пойду я в дальнюю дорогу...
  Ты вспоминать меня не обещай.
  Теперь верю одному лишь Богу!
  
  Двадцать девятое января. 1969 год.
  67
  
  
  * * *
  
  Бред коммунистов-палачей заглушая!
  
  Необходимость борьбы внушая
  свободы голос в России не молчит!
  Бред коммунистов-палачей заглушая
  мой стих над всею Россией звучит!
  
  Порой своих "друзей" остерегаюсь
  даже намного больше, чем врагов!
  Всех к борьбе призвать пытаюсь
  среди коммунизма кровавых берегов!
  
  Мне известность, слава не важны́,
  хотя сейчас всё это стало модно!
  Мне шум и слава вовсе не нужны,
  очень хочу жить тихо, но свободно!
  
  Мне давно угрожают менты,
  но только это ничто не меняет!
  Власть моей потаённой мечты
  из души моей страх изгоняет!
  
  Коммунисты злобой дышат!
  Они верёвки русским плетут!
  Русские стихи мои услышат!
  Русские мои стихи прочтут!
  
  Душа поэта не может согнуться,
  от страха никогда не задрожит!
  Все коммунисты содрогнуться,
  когда поэт меч-стих обнажит!
  
  С коммунизмом примирения нет!
  Вся моя жизнь стала борьбой!
  Сошлись: коммунизм и Поэт!
  Считаю, что это равный бой!
  
  Тридцать первое января. 1969 год.
  68
  
  
  * * *
  
  Тебя больше жизни люблю!
  
  Здравствуй, милая подруга,
  светлый луч в моей судьбе!
  Позабыла уже, видно, друга...
  до сих пор всё помню о тебе!
  
  Я тебя ещё поныне не забыл.
  Ещё тоска мне душу гложет.
  Ведь я тебя уж так любил...
  когда был чуточку моложе.
  
  Мне перед глазами вдруг опять
  картинки прошлого кружатся!
  Очень хотел бы я тебя обнять,
  к груди твоей хочу прижаться!
  
  В моём сердце ты вроде занозы,
  столько лет боль в душе терплю!
  Куплю торт, куплю алые розы,
  тебе в день рожденья пришлю!
  
  Мне тебя не заменит другая.
  Даже тогда, когда с другой сплю.
  лишь тебя, женщина моя дорогая,
  больше свободы и жизни люблю!...
  
  Хоть в ада огонь, хоть в воду
  за тобой хоть сейчас побегу!
  Но только тебя на свободу
  обменять никогда не смогу!
  
  Первое февраля. 1969 год.
  69
  
  
  * * *
  
  Коммунисты как ядовитые клопы!
  
  Не выбрать правильный фарватер
  в море крови, захлестнувшем Русь!
  Власть захватил коммунизм-узурпатор!
  С коммунизмом давно стихами борюсь!
  
  Во мне враждебном окружении
  себе покой нигде не нахожу!
  Притих в зверином напряжении,
  теперь, как зверь, в засаде сижу.
  
  На миг я замер без движения
  в ночной тени чернеющей стены.
  Ночью тень, мои отображения
  застыли в отблеске бледной луны.
  
  Меня все "победы" трудовые
  коммунизма, только пугают!
  Моих стихов строфы боевые
  тьму коммунизма разрывают!
  
  Коммунисты как ядовитые клопы!
  Свои стихи протестом заряжаю!
  Не боюсь коммунизма злой толпы!
  Коммунистов давно не уважаю!
  
  Мне бы скромная келья монаха
  вполне могла бы очень подойти.
  Ожидает меня коммунизма плаха.
  Мимо неё мне никак не пройти!
  
  Только, пока я бороться ещё в силе,
  услышат русские дерзкий протест!
  Скромный крестик на моей могиле, -
  всем коммунистам страшный крест!
  
  Третье февраля. 1969 год.
  70
  
  
  * * *
  
  Я опять в тебя влюблён!
  
  В саду мелькали чьи-то тени...
  Мне то ли грезится, то ли снится,
  то ли наяву, то ли это во сне.
  ты тихо становилась на колени
  не для того, чтоб помолиться,
  а чтобы лишь отдаться мне!
  
  Не один год с той поры прошёл,
  но образ твой воспоминания будит!
  С тобою было мне так хорошо,
  как никогда ни с кем уже не будет!
  
  То ли от счастья или от скуки,
  мне вот опять приснился сон.
  будто опять твои целую руки,
  будто я опять в тебя влюблён!
  
  Только снится он напрасно,
  я уже к одиночеству привык.
  Ты по-прежнему прекрасна!
  Я теперь совсем уже старик.
  
  Всё ближе и яснее жизни дно.
  Образ твой в годах минувших тает.
  Но только точно знаю лишь одно,
  меня, как ты, никто не приласкает!
  
  Никто не расцелует так, как ты,
  а другими я уже по горло сыт.
  В душе моей увядшие цветы
  теперь уже никто не воскресит!
  
  Пятое февраля. 1969 год.
  
  
  
  71
  
  
  * * *
  
  Кто коммунистам отомстит, будет спасён!
  
  На России печальном примере
  показать наглядно всем берусь,
  как коммунисты в тупой вере
  погубили нашу святую Русь!
  
  Тёмный народ в минуты бунта
  сдуру за коммунистами пошёл!
  У народа под ногами нету грунта,
  русский народ стал нищий, гол!
  
  Коммунисты свирепствуют без меры!
  Все они свои души дьяволу продáли!
  Православный Храм, опору веры,
  коммунисты поруганию преда́ли!
  
  Коммунизма ужасного сброда
  всё святое в России вдруг смело!
  Страшное безумие всего народа
  русских к такой жизни привело!
  
  Только мерзость, кровь и срам
  коммунисты очень восхваляют!
  В Москве взорвали Христа Храм!
  Там теперь только собаки лают.
  
  Все святые в ужасе застыли!
  Растёт везде только одна полынь.
  Коммунисты Русь поработили!
  Бог ушёл с поруганных святынь!
  
  Коммунисты камни бросили в святых!
  Коммунистами меч на веру занесён!
  Спасенья нету в словах лживых и пустых.
  Кто коммунистам отомстит, будет спасён!
  
  Седьмое февраля. 1969 год.
  72
  
  
  * * *
  
  Когда прижму твой бюст тугой!
  
  Тебя опять вижу на экране,
  он для тебя как пьедестал!
  То ли в Завете, то ли в Коране
  твои слова уже я прочитал!
  
  Милашка, сердце-то как бьётся!
  Страсть к тебе ощущаю вновь!
  Во мне всё дьяволу неймётся,
  но ты святая, как любовь!...
  
  Ты сама того ещё не знаешь,
  какую вызываешь страсть!
  Меня собой так соблазняешь,
  что я тебя уже готов украсть!
  
  Хоть ненавижу твои брюки,
  но, как на зло всем чертям,
  сами так и рвутся мои руки
  к твоим чарующим грудя́м!
  
  Не будь со мною очень стрóга,
  перед тобой вкушаю страх!
  У тебя в душе есть вера в Бога,
  есть искра дьявола в глазах!
  
  Мне для тебя не жаль стиха!
  Моя речь вовсе даже не о том.
  Давай с тобой отведаем греха,
  чтобы вместе каяться потом!
  
  В меня вольются веры знания,
  когда прижму твой бюст тугой!
  Есть только радость покаяния,
  и нам нету радости другой!
  
  Одиннадцатое февраля. 1969 год.
  73
  
  
  * * *
  
  Страдает Русь, коммунисты в восторге!
  
  Две дороги лежат предо мною:
  одна в тюрьму, вторая с сумою.
  Как, судьба, мною ты ни крути,
  придётся обе дороги мне пройти!
  
  Сквозь коммунизма "обряды"
  я с тихим смирением прошёл.
  Мои стихи, это мои награды!
  Мне авторучка словно ствол!
  
  Дорожкою кривой и узкой
  мой злой рок меня прогнал!
  Нищету деревни русской
  ещё в детстве я познал.
  
  Хорошо живут лишь те,
  кто что-то смог урвать!
  Все подыхают в нищете,
  кто боится воровать...
  
  В страну острогов и смертей
  Русь коммунисты превратили!
  Они, как полчища злых чертей,
  всю Россию святую захватили!
  
  Стала мёртвою наша страна,
  мы живём, как будто в морге!
  Страдает вся Русь, разорена,
  коммунисты все в восторге!
  
  Лица вождей, во мрак ведущих,
  год от года становятся страшней!
  Никогда не забудем лет гнетущих,
  не позабудем страшных дней!
  
  Тринадцатое февраля. 1969 год.
  74
  
  
  * * *
  
  Любви хочу лишь, а не блуда!
  
  Когда не пьян, про всё молчу
  в ожидании любви, как чуда!
  Любви сегодня очень хочу!...
  Любви хочу лишь, а не блуда!
  
  Может быть, я на́ хрен сдался,
  я же, конечно, вовсе не святой!
  Но я душой пока не истаскался
  в томном ожидании лишь той,
  ко мне придёт которая однажды,
  Богом назначенная только мне!
  Не раз её я, даже и не дважды,
  видел в своём кошмарном сне!
  
  По жизни как по течению плыву
  и спать сейчас ложусь с любою!
  Но как же мне повстречать наяву
  ту, что мне назначена судьбою?
  
  Я ко всем выпил ненависть до дна
  и всё продолжаю ненависть пить!
  Из вас всех, хотя бы, хоть одна,
  позволила бы мне её любить!...
  
  Ох, как бы я её тогда любил!...
  Ради её свернул бы любые кручи!
  Я б за неё даже сам себя убил!...
  (А, может, и её тоже, до кучи!)
  
  Я вовсе не хотел вам нагрубить,
  но очень-то вы не зазнавайтесь!
  Кого из вас мне теперь полюбить,
  девчонки, сами признавайтесь!
  
  Семнадцатое февраля. 1969 год.
  
  75
  
  
  * * *
  
  Звереют коммунисты-палачи!
  
  Я через многие страдания прошёл,
  не проронив даже ни одного вздоха!
  Мне с Богом сейчас очень хорошо,
  без Господа мне было очень плохо!
  
  От коммунистов научился врать я.
  В Москве кровавые звёзды горят!
  Опять коммунизма лживые "братья"
  русским о равенстве ложь говорят!
  
  Я борьбой со смертью обвенчался!
  Хоть я живой, но только что с того?
  Того, кто ещё при жизни скончался,
  больше не беспокоит уже ничего!
  
  Нет ни одобрения, ни протеста,
  мне буквально на всё наплевать!
  В тюрьме нету чувству места,
  мне просто некуда силы девать!
  
  В русских душах многое убито.
  Всё звереют коммунисты-палачи!
  Небо кровавыми тучами закрыто.
  Но вижу свет в коммунизма ночи́!
  
  Я нашёл своей борьбы призвание.
  Тюрьмою стала мне моя страна!
  Лишь в подарок, а не в наказание,
  мне моя жизнь Господом дана́!
  
  Моя жизнь мне стала фронтом!
  Как волны ходит земли твердь!
  За моим последним горизонтом
  то ли счастье, то ли моя смерть!
  
  Девятнадцатое февраля. 1969 год.
  76
  
  
  * * *
  
  Я к одной тебе любовь сберёг.
  
  Смотрю на твой портрет...
  Твоё лицо с чего тоскливое?
  В душе моей какой-то бред.
  Сердце моё ноет сиротливое.
  
  Строки твои меня разволновали!
  Ты от меня за каменной стеной.
  Меня ты вспомнишь уж едва ли,
  ночью ты, мысленно, со мной!
  
  Друг друга мы не повстречали.
  Это судьбою просто назови.
  В твоих глазах море печали...
  в них океан бурной любви!
  
  Мне теперь не охнуть, не вздохнуть...
  Не могу терпеть с тобой разлуки!
  В твоих глазах хотел бы утонуть,
  свои хотел бы утопить в них муки!
  
  Не живу без тебя, а пропадаю!
  Мне без тебя все женщины не те!...
  Без тебя, милая, очень страдаю!...
  (Как ерети́к, распятый на кресте!)
  
  Я к одной тебе любовь сберёг,
  всё на свете проклиная и браня!
  Я хотел бы быть у твоих ног!
  (Но, боюсь, описаешь меня).
  
  Двадцать третье февраля. 1969 год.
  77
  
  
  * * *
  
  Правит Россией коммунист-сатана.
  
  Раз никогда вы не были в Союзе,
  что вам о коммунизме рассказать?
  Русские думают о водке и о пузе,
  на коммунизм русским наплевать!
  
  Здесь гонорея, сифилис, проказонд...
  Здесь про здоровый быт уже забыли!
  Святой России ценный генофонд
  коммунисты-палачи весь погубили!
  
  "Хорошо" в коммунизма царстве.
  Но всё борюсь, поэт простолюдин!
  В коммунизма мёртвом государстве
  мой зов к святой свободе не один!
  
  Коммунистам с жира всё неймётся,
  не дают подняться России с колен!
  Если вдруг, дай Бог, война начнётся,
  все мы с радостью сдадимся в плен!
  
  Правит Россией коммунист-сатана.
  Речь дьявола порою так приятна,
  всем проста, доступна и понятна,
  только в страшный Ад ведёт она!
  
  Немало в душах чёрных дупел,
  но я излечить стихами их готов.
  Коммунизм, это страшный жупел
  для всей земли народов и Миров!
  
  Первое марта. 1969 год.
  78
  
  
  * * *
  
  Так приятно твоё тело!...
  
  Я прочёл твоё проклятье
  с кофейком, (ещё с утра).
  Снимай трусики и платье,
  помириться нам пора!
  
  Ну какой я был дурак!...
  Ревновал тебя к другому!
  Если б знал, что любишь так,
  всё бы было по-иному!
  
  Но чего же зря трепаться?
  Всё исправим, это не беда!
  А пойду-ка подмываться,
  ты готовься (как тогда...)
  
  Ты приятна мне, Матрёна,
  мне остальное стало ерунда!
  Грудь твоя крепка, ядрёна,
  в лице краска от стыда!...
  
  Вернусь к тебе обратно!
  Нам с тобою вместе быть!
  До чего с тобой приятно
  ночью время проводить!
  
  Моё сердце аж запело!
  Ты сведёшь меня с ума!
  Так приятно твоё тело!...
  Как приятна ты сама!...
  
  Третье марта. 1969 год.
  79
  
  
  * * *
  
  Мне коммунистов не любить.
  
  Поднимется чья-то вдруг бровь:
  "Как пишет слепой от сохи!"
  Скажу вам, что во мне не кровь,
  во мне одни лишь только стихи!
  
  Стихами, как патронами,
  сражаюсь с ними гадкими,
  с коммунизма законами,
  с коммунизма порядками!
  
  Все законы и порядки,
  (с ними играю в прятки),
  стали мне тяжкой обузою!
  Я за кровь свою голубую
  замочить готов любую
  сволочь краснопузую!
  
  Сначала я стрелял из-за угла,
  перестал коммунистов бояться!
  Спокойна голова моя, светла,
  в полный рост иду сражаться!
  
  Не судите, люди, меня строго,
  в моей душе есть мести муть.
  Конечно, мой талант от Бога,
  но и от дьявола чуть-чуть!
  
  Мне коммунистом не быть,
  этим грехом предков не обидеть!
  Мне коммунистов не любить,
  их могу лишь ненавидеть!
  
  Пятое марта. 1969 год.
  
  
  
  80
  
  
  * * *
  
  Возьму и отдамся другой!
  
  Всегда помни, не забывай
  судьбы лихие повороты!
  Никогда назад не призывай
  всех тех, бросил кого ты.
  
  Жизнь наша очень непроста!
  В судьбе нашей всё серьёзно!
  Начать жизнь с чистого листа
  никогда, поверь, ещё не поздно!
  
  Надоела одинокой жизни суета.
  Круговоротов очень много в ней!
  Давай начнём не с чистого листа,
  а уж лучше с чистых простыней!
  
  У нас всё будет без обмана!
  (Не посчитай, что я грубил.)
  Буду тебя любить, Татьяна!...
  (Адам так Еву не любил!)
  
  Ещё позволю сказать, кстати,
  не будь со мною слишком стро́га!
  Нам так хорошо будет в кровати!
  (Словно за пазухой у Бога!)
  
  Не будет наша жизнь угрюмой!
  Только ты мне будешь дорогой!
  Не молчи в ответ, скорее думай!
  (А то возьму и отдамся другой!)
  
  Седьмое марта. 1969 год.
  81
  
  
  * * *
  
  Громить коммунистов-гадов!
  
  Я уже на ниточке висел,
  идя на "дело" это видел.
  Вот потому я и подсел.
  Ни на кого я не в обиде!
  
  Никого никогда не предам!
  Мне назад дороги уже нет.
  Всем подругам и друзьям
  из "Крестов" шлю привет!
  
  Шагаю за метрами метры,
  вижу стены вблизи и вдали.
  Здесь гуляю, мои километры
  по тюремным камерам легли!
  
  Иду то в сторону, то прямо...
  Обхожу других на своём пути.
  По тюрьме шагаю упрямо,
  словно с неё пытаюсь уйти!
  
  Считаю от снега до снега
  года, что за правду плачу́.
  Пока не замышляю побега,
  только на волю очень хочу!
  
  Знаю: "откинусь" этим летом.
  Среди диссидентских рядов
  снова буду стихом и куплетом
  громить коммунистов-гадóв!
  
  Одиннадцатое марта. 1969 год.
  82
  
  
  * * *
  
  В глазах твоих, любовью жгучих!
  
  Красавиц видел я немало!...
  Я успех изведал и даже позор.
  Но вдруг однажды среди бала
  я встретил твой лукавый взор!
  
  Когда ты с друзьями иль одна,
  твоё сердце пламенно пылает!
  В кого теперь ты точно влюблена
  душа твоя сама даже не знает!
  
  Несут в душу твои сладкие слова
  мне сладкую мечту грехопадения!
  От них очень кружится моя голова!
  У меня от них такие сновидения!...
  
  Огонь, неведомый мною доселе,
  моё сердце зажёг, словно дрова!
  Бодрость появилась в моём теле,
  вдруг помутилась моя голова!...
  
  Вдруг тихо грусти розовый туман
  на мою душу нежно накатился.
  Приятный в голове моей дурман...
  Я от счастья даже прослезился!
  
  В глазах твоих, любовью жгучих,
  давно мерещится какой-то недуг.
  От всех житейских вьюг колючих
  всегда тебя согрею, я же твой друг!
  
  Вот я твою руку взял опять,
  молча, не лаская, не грубя...
  Мне свой разум легче потерять,
  чем вдруг потерять одну тебя!
  
  Тринадцатое марта. 1969 год.
  83
  
  
  * * *
  
  От коммунистов останется помёт!
  
  Наша жизнь по-прежнему неслáдка,
  только голод, расстрелы, тоска...
  Власть коммунизма нам гáдка!...
  Надежда наша тоньше волоска...
  
  Стал я не красным, а Белым!
  Не стану красным никогда!
  Дом родной стал запустелым,
  уже готовым к обыску всегда.
  
  Живу, коммунистов браня!
  Мне нету спокойных ночей!
  Мой дом вряд ли спасёт меня
  от злых коммунистов-палачей!
  
  В борьбе я не стал подлецом!
  Моей России горе не измерить!
  Теперь стал я вечным беглецом.
  Коммунистам не могу верить!
  
  Я в тюремных учился школах.
  О счастье я с детства мечтал!
  В злых ментовских протоколах
  не раз я своё имя прочитал!
  
  Всех нас губит кровавое пламя!
  Проклятым будь интернационал!
  Я свободы народа священное знамя
  своими стихами над Русью поднял!
  
  Пусть веселятся пока коммунисты.
  От русской крови все они нечи́сты!
  Когда возьмут русские пулемёт,
  от коммунистов останется помёт!
  
  Семнадцатое марта. 1969 год.
  84
  
  
  * * *
  
  Поцелуи нам ничего уже не значат!
  
  Наш роман не по-доброму нáчат.
  Как-то кувырком наши катятся дни!
  Поцелуи нам ничего уже не значат,
  хотя ещё как огонь горячие они!
  
  Нам наплевать на слухи грязные,
  что люди о нас распускают сейчас.
  Мы с тобою ведь такие разные!...,
  Но только друг к другу тянет нас!
  
  Бегут у твоей садовой калитки,
  как сладкие минуты, наши дни!
  Мне наши встречи словно пытки...
  но только как нам сладостны они!
  
  Знать суждено самой судьбою
  нам с тобою не сойтись никогда.
  Мы настолько разные с тобою,
  как жгучее пламя и ледяная вода!
  
  Только нам с тобой, моя подруга,
  ничего уже теперь не поменять.
  Мы не поймём никак друг друга,
  даже не хотим друг друга понять!
  
  С тобою не плачем, не смеёмся...
  Давно уже сказано "Прощай..."
  Час настал, и вот мы расстаёмся...
  Но вспоминать меня не обещай.
  
  Наша жизнь проходит как во сне...
  Время нам всё лечит, как простуду.
  Постарайся скорее забыть обо мне!
  Тебя тоже очень скоро позабуду.
  
  Девятнадцатое марта. 1969 год.
  85
  
  
  * * *
  
  Злобных коммунистов шаги!
  
  Страдают русские за что-то
  по воле красного кремля:
  Поля, леса, луга, болота...
  страдает вся русская земля!
  
  Коммунисты зовут куда-то...
  Но оттуда вовсе нет возврата!
  Песни с коммунистами орём...
  Все из-за коммунистов умрём!
  
  Избежал я, к счастью, казнь!
  (Я вокруг неё часто кружил).
  Смерть, коварство и боязнь...
  Всё в "Крестах" я пережи́л!
  
  Страдаю, в счастье ещё веря,
  а годы всё быстрей бегут!
  Меня, как загнанного зверя,
  коммунисты всюду стерегут!
  
  Вижу "хвосты" за мною...
  От них мне хоть куда беги!...
  Очень часто слышу за спиною
  злобных коммунистов шаги!
  
  Коммунисты всегда рядом!
  Не пропустят без казней дня!
  Впиваясь злобным взглядом
  повсюду преследуют меня!
  
  Часто слышу злобный шёпот
  псов-коммунистов за собой!
  За спиною коммунистов топот,
  значит мне снова с ними бой!
  
  Двадцать третье марта. 1969 год.
  86
  
  
  * * *
  
  Любовью унесу тебя под небеса!
  
  Живу беспечно и очень вольно,
  навстречу смерти пока не спеша.
  Сердцу моему вдруг стало больно,
  как жить, когда изранена душа?
  
  Милашка, если меня слышишь,
  тебя забыл я! (но не проклинал).
  Ты что тут мне такое пишешь?
  Господи, да я ж того не знал!...
  
  В моей жизни всё пропало!...
  Прошлое за каменной стеной!
  Тут всё болтаюсь с кем попало.
  \Но всё-таки твоя душа со мной.
  
  Раз так, ты обо мне всё знаешь.
  На тебя давно ничуть не злюсь.
  Опять меня вернуться умоляешь,
  только очень вот этого боюсь!
  
  Сегодня я словно проснулся!
  Надеюсь, что ты мне не врёшь!
  Давно бы я к тебе вернулся,
  если бы знал, что меня ждёшь!
  
  Рвусь к тебе, аж сердце взвыло!
  Уже близок нашей встречи час!
  Прости за то, что у нас было!...
  Прости за то, что не было у нас!
  
  Жди! Приду и твой покой разрушу!
  Твоя душа при мне, такие чудеса!
  Круша сознание и взламывая душу
  любовью унесу тебя под небеса!
  
  Двадцать девятое марта. 1969 год.
  87
  
  
  * * *
  
  Против злых коммунистов-палачей!
  
  Среди круговерти кровавой и ли́хой
  на Русь призвали коммуниста-сатану!
  Коммунисты из России святой тихой
  сделали страшное-чудовище-страну!
  
  Теперь между святыми иконами
  коммунисты-черти воют-поют.
  Русских людей кровавыми законами
  нещадно истязают коммунисты тут!
  
  Изгнали из России Православие!
  Теперь святые книги жгут в огне!
  Провозгласили "равноправие",
  русские стали нищими в стране!
  
  Коммунисты испоганили церкви, погосты!
  Коммунисты настроили нам концлагерей!
  Коммунисты поставили кровавые помосты
  на месте православных святых алтарей!
  
  Нам на уши навешена красная "лапша",
  всё поём гимн поражениям-"победам"!
  Забитая русская православная душа,
  пока что не глухая к горестям и бедам!
  
  Всех нас коммунисты в плен забрали!
  Теперь в тюрьме томится полстраны!
  Коммунисты России Гимн поменяли
  на похабную песню коммуниста-сатаны!
  
  В России русским теперь нету места!
  Наши дни стали вдруг темней ночей!
  Среди русских зреет заговор протеста
  против злых коммунистов-палачей!
  
  Тридцать первое марта. 1969 год.
  88
  
  
  * * *
  
  Ты одна всегда меня любила.
  
  Здравствуй, моя милая Татьяна!
  К тебе вернулся я, бродячий пёс.
  Не одна в душе моей осталась рана,
  в сердце не осталось больше слёз.
  
  Укорять себя в том, что ты ста́ра
  подожди пока что, не спеши!
  Ещё песни выдаёт моя гитара
  из моей, горем измученной, души!
  
  Моя душа одну тебя лишь хочет!
  Я не покорился злой судьбе!
  Моё сердце очень кровоточит,
  когда в тоске скучаю о тебе!
  
  Хоть я пёс, пока только не лаю,
  один в тоске убийственной молчу.
  Всегда только тебя одну желаю,
  всегда только одну тебя хочу!
  
  Ты всегда одна со мной делила
  все мои тяжкие утраты и успех.
  Ты одна всегда меня любила.
  Для меня всегда ты луче всех!
  
  Для меня, душой всегда страдая,
  перед какой ни стану бедой,
  будешь ты, как прежде, молодая!
  Мне всегда ты будешь молодой!
  
  Первое апреля. 1969 год.
  89
  
  
  * * *
  
  Раз коммунист, то это значит враг!
  
  В том только моё призвание,
  только тем всю жизнь и грешу:
  в душе моей кипит негодование!
  О коммунистах лишь правду пишу!
  
  Я в жизни даже муху не обидел,
  я не украл и никого даже не убил!
  Коммунистов я с детства ненавидел!
  Я коммунистов с детства не любил!
  
  В борьбе с коммунизмом я проворный!
  Не примирюсь с коммунизмом никак!
  Мне всё равно: он белый или чёрный,
  раз коммунист, то это значит враг!
  
  Когда мои стихи оружием стали,
  когда завыл злой коммунизма пёс,
  талант, как клинок дамасской стали,
  мне мой Бог в подарок преподнёс!
  
  Пускай мои заслуги пока мáлы
  в том, что стихом ругаю власть.
  Я разбиться не боюсь о скалы,
  без вести не боюсь пропасть!
  
  Я написать бы мог вам повесть
  о том, как люди, продав совесть,
  со злых коммунистических идей
  сосут пенис коммунистов-бляде́й!
  
  Под коммунизма кровавого звуки
  всё улыбается коммунист-блядь!
  Вас, коммунисты продажные суки,
  всегда буду своими стихами долбать!
  
  Третье апреля. 1969 год.
  90
  
  
  * * *
  
  Может, пообедаем друг другом?
  
  Стихи пишешь все на злобу дня
  про хлеб. Но почему не про блин?
  Твой портрет вливает в кровь огня,
  мне в сердце гонит он адреналин!
  
  Твой портрет на сердце жгуче
  навевает жуткий порно-бред!
  Венеры ты намного круче!...
  Второй, как ты, на свете нет!
  
  Твой портрет такое!... Да!...
  Ты вся так очень аппетитна!
  Вот где настоящая еда!...
  (Еда такая очень сытна!)
  
  Ты портретом всех достала!
  Я бы тебе на милость сдался!
  Моя душа страдать уже устала,
  я плотью так проголодался!...
  
  Найдётся место нам под небом!
  Судьба... Я очень благодарен ей!
  Давай же стану твоим хлебом,
  ты будь сладкой булочкой моей!
  
  Голова моя с голода кру́гом!...
  Как мне спокойствие сберечь?
  Может, пообедаем друг другом,
  раз о еде зашла уж наша речь?
  
  Пятое апреля. 1969 год.
  91
  
  
  * * *
  
  Свирепствуют коммунисты-тираны!
  
  Голодный, босой, голый...
  Давно потерян мукам счёт!
  При коммунистах невесёлый
  в России страдает весь народ.
  
  Уподобились русские подлецам!
  Заросли бурьяном поле и луг...
  Страшная война объявлена дворцам
  безумными обитателями лачуг!
  
  Звереют коммунисты-тираны,
  наживаясь на горе людском!
  С тоскою смотрят ветераны,
  к горлу подкатывает ком...
  
  Борьбы разгорается пламя!
  Свобода уже не за бугром!
  Скоро взлетит победы знамя,
  завещанное России Петром!
  
  Терпя коммунизма неволье
  Россию коммунистам не предаю!
  Я ушёл в глубокое подполье,
  даже гóлоса теперь не подаю...
  
  Разнёс листовки, возвращаюсь
  по ночной пустынной мостовой.
  Когда-то, может быть, раскаюсь,
  но сейчас рискую своей головой!
  
  Среди борьбы никогда не забываю
  вознести хвалу Небесному царю.
  Всех русских к мести призываю!
  О коммунистах правду говорю!
  
  Седьмое апреля.1969 год.
  92
  
  
  * * *
  
  Короче так, тебя очень хочу!
  
  В строках твоих небрежность,
  всё-таки твоим строкам внимаю.
  Ты написала: "Неизбежность."
  Тебя сердцем хорошо понимаю.
  
  Средь жизни скорби и тревог
  не каждый ласковый рассвет.
  Тебя сердцем понять я смог,
  теперь стихи пишу тебе ответ.
  
  Прости, коль словом оскорблю,
  (того я, право, очень не хотел.)
  Ведь только одну тебя люблю
  среди других бездушных тел!
  
  Мысли тебе прямо излагаю.
  По твоим давно иду следам.
  Хочешь ты любви, полагаю,
  тебе любви очень много дам!
  
  Только не подумай, что лгу.
  Никакой лжи к тебе не допускаю!
  Я крутой поэт, для тебя всё могу!
  Так тебя ночью приласкаю!...
  
  Пощекочу тебе промежность,
  нежно клитор тебе пощекочу!...
  Любовь, святая неизбежность!
  Короче так, тебя очень хочу!
  
  Одиннадцатое апреля. 1969 год.
  93
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это ад наяву!
  
  Стихи гневные слагаю
  всё про отечество своё!
  Как Россию ни ругаю,
  но, всё равно, люблю её!
  
  Весь день бумагою шуршу,
  не сижу никогда в покое!
  Всё про коммунистов пишу,
  видно, моё призвание такое.
  
  Кругом коммунизма клевета!
  Население России всё пьёт!
  Мне о светлой свободе мечта
  нигде и никогда покоя не даёт!
  
  У советской тюрьмы порога
  поэту русскому хуже, чем вору.
  Жизнь моя страшная дорога
  на коммунизма Голгофу-гору.
  
  Нам коммунизма злая тьма
  всё несёт страдания новые!
  Но не сведут русских с ума
  коммунизма идеи бредовые!
  
  Даже не хочется смотреть,
  потому всегда сижу, молчу...
  Ни жить, ни даже умереть
  давно в России не хочу!
  
  Власть коммунизма злая!
  Коммунизм, это ад наяву!
  Из России бежать не желая
  в коммунизма аду живу!
  
  Тринадцатое апреля. 1969 год.
  94
  
  
  * * *
  
  Чего уж там... давай, ложись!
  
  С минуты первой Мироздания
  с нами наша Муза и мы с ней!
  Мужчины странные создания...
  А я, наверно, всех странней!
  
  Ты в стихах своих наворотила
  столько, что сразу не понять!
  Тянет к тебе меня какая-то сила!...
  Тебя мне очень хочется обнять!
  
  Будешь смеяться, даже ахать!
  Но тебе в ответ не промолчу.
  Очень хочу тебя потрахать,
  также нежно поласкать хочу!
  
  Так хочу тебя ласкать!...
  Тебе хочу дарить себя!...
  Зачем другую мне искать,
  когда люблю одну тебя?
  
  Как перед Богом, не солгу!
  Если мне бед не напророчишь,
  тебя оттрахать тоже могу!
  (Если ты сама того захочешь.)
  
  Ты мне ответишь или нет?
  Уж моё сердце заболело!...
  Мне не слова нужны в ответ,
  в ответ мне надо твоё тело!
  
  Теперь тебе сказать посмею,
  за прошлое душою не держись!
  Прошу, милашка, стань моею!
  Чего уж там... давай, ложись!
  
  Семнадцатое апреля. 1969 год.
  95
  
  
  * * *
  
  С коммунистами веду скрытно бой!
  
  Никак мне не идёт на ум работа!
  Подцепить, что ли, мне простуду?...
  Чем работать на коммунизм до пота,
  лучше коммунистам вредить буду!
  
  "Восьмое марта" не очень люблю,
  придуман коммунистами-палачами!
  В праздники коммунизма сплю,
  листовки разношу тёмными ночами.
  
  Ночью мрачною беззвёздной
  люблю листовки разносить!
  Смирился я с судьбою грозной,
  нет смысла милости просить.
  
  Я прочёл в газетном заголовке,
  что всех диссидентов надо бить.
  В живой рабочей обстановке
  хотел бы я об этом говорить.
  
  Несколько слов и всё понятно,
  что за человек стоит перед тобой!
  Мне теперь не повернуть обратно,
  с коммунистами веду скрытно бой!
  
  Антикоммунистическими стихами
  исполняю свой гражданский долг!
  Хотя вполне может меня с потрохами
  сожрать злобный коммунист-волк!
  
  Ночами листовки разношу спокойно,
  коммунистов я давно бояться перестал!
  Когда-то взойду смиренно и спокойно
  на судьбы моей эшафот иль пьедестал!
  
  Девятнадцатое апреля. 1969 год.
  96
  
  
  * * *
  
  "Любовь" твоя холодная.
  
  Ты красива, - нету спора!
  Только ты мне всё лгала́...
  Глаза без искры и без взора,
  они как ледяные зеркала.
  
  Была ты весела когда-то,
  но вдруг нахлынула печаль.
  Твои глаза, как тень заката,
  пепельно-серые, как даль.
  
  Хотя ты вся очень хороша,
  но мы счастливы не будем.
  Льдом закована твоя душа,
  от неё прохладно людям.
  
  На причёске твоей рдеет
  заколка очень модная.
  Меня давно уже не греет
  "любовь" твоя холодная.
  
  Пришла весна, цветёт апрель,
  всех людей весельем заражает!
  Только твоя холодная постель
  мне ночью душу остужает.
  
  От слёз твоих мокрая постель
  в скучный полуночный час,
  пьяных слёз бесчувствия капель
  твоих мутных и развратных глаз.
  
  Только не буду тебя лелеять.
  (Меня за откровение прости.)
  Счастья разбитого не склеить,
  в ремонт его уже не отнести!
  
  Двадцать третье апреля. 1969 год.
  97
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом насмерть борись!
  
  Когда мы умом свежи и юны,
  с незапятнанной грязью душой,
  когда в душе свободы струны,
  уши не завешены "лапшой"!
  
  Никому не открою секрета
  сказав, что коммунисты дерьмо!
  Только коммунисты за всё это
  на меня накололи чёрное клеймо.
  
  Вся моя Россия бедная томится
  под игом коммунизма злых чар!
  Мне свобода часто ночью снится,
  в душе моей горит борьбы пожар!
  
  Коммунизм враг мой кровный!
  Ему всегда во всём буду вредить!
  Не за коммунизмом Суд Верховный!
  Бог и Россия будут меня судить!
  
  Среди осенних рдеющих рябин
  по лесу в тишине брожу один,
  вспоминаю мечту свою детскую.
  Здесь не видно даже ни гриба...
  Переломана вся моя судьба
  поганой властью советскою!
  
  Выпрямляется русский народ,
  скоро коммунистов сбросит!
  Скоро нас такое время ждёт,
  когда с нас Бог за всё спросит!
  
  Русский, в страхе не трясись,
  с коммунизмом насмерть борись!
  
  Двадцать девятое апреля. 1969 год.
  98
  
  
  * * *
  
  Иди ко мне, не упирайся!
  
  Один ловкач, другой игрок...
  Сколько их же было у тебя?
  Никто тебя ценить не мог,
  не ненавидя, даже не любя.
  
  Всё обозначено судьбою.
  Впереди всех ждут гробы.
  Повстречались мы с тобою.
  Мы, как и все, любви рабы.
  
  Вчера я был тебе чужой,
  и ты с другими веселилась!
  А вот сегодня госпожой
  в душе моей ты поселилась!
  
  Ты мне как солнца свет!
  (Хотя других вспоминаю.)
  Хотел я этого иль нет?
  Даже и сам того не знаю!
  
  Зачем не знаю, почему,
  но я тебе душою рад!
  Тебя не отдам никому,
  ты мне дороже наград!
  
  Других забыть постарайся.
  Меня лишь только позови!
  Иди ко мне, не упирайся,
  познаешь прелести любви!
  
  Первое мая. 1969 год.
  99
  
  
  * * *
  
  С коммунистами сразиться!
  
  Натерпелся от коммуниста-зме́я
  много я его ядовитых укусов!
  Против коммунизма пойти смея
  встретил я, увы, немало трусов.
  
  Меня коммунизм жалит жалом,
  но я пока что всё ещё в строю!
  Мятежным стихом-кинжалом
  покоя коммунистам не даю!
  
  В России кругом лишь гробы,
  на русских наводит это тревогу!
  Но я сам кузнец своей судьбы!
  Я сам избрал себе свою дорогу!
  
  Времён связующие звенья
  моими стихами давно стали!
  Мои стихи не раз с забвенья
  память казнённых доставали!
  
  Ненавистна мне власть эта!
  На коммунистов очень злюсь!
  На все четыре стороны света
  о спасении России молюсь!
  
  Коммунизм на русском дворе,
  наша жизнь за кровавой пеленой!
  Здесь молюсь на кровавой заре
  только лишь о свободе одной!
  
  Уже давно пришла моя пора
  мне с коммунистами сразиться!
  Пусть пока они кричат: "Ура!...",
  не долго осталось им резвиться!
  
  Третье мая. 1969 год.
  100
  
  
  * * *
  
  Любовь понятна и без слов!
  
  От слов аж пухнет голова!
  Слов поток не удержать!
  Мы любим говорить слова,
  других словами заражать!
  
  Все слова слушая терплю,
  иногда в душе боль тоже.
  Но есть одно слово: "Люблю!"
  Оно всех слов других дороже!
  
  От него не бросит в спячку!
  С ним ночь прозрачнее чем день!
  "Люблю!" - и ноги в раскорячку!
  "Люблю!" - и мозги набекрень!
  
  Все мужики, господин, раб ли
  хотят с любимой переспать!
  И как приятно нам на грабли
  одни и те же наступать!
  
  Слова любви, подобно свету,
  слепят не только разум и глаза!
  Когда поймёшь, что любви нету,
  тогда невольно катится слеза.
  
  А где любовь? - Её не видно!
  Но на душе так много ран!...
  Позорно, горько и обидно
  понять, что это был обман!
  
  Меня за откровение простите,
  но каждый ждёт в постель улов.
  Мне слов любви не говорите,
  любовь понятна и без слов!
  
  Пятое мая. 1969 год.
  101
  
  
  * * *
  
  Коммунистов живьём в крематории!...
  
  В тисках коммунизма-порока
  стихом пытаюсь коммунистов бить!
  Не знающий ни страха, ни упрёка
  способен ли бессмертным быть?
  
  Все свои думы, надежды и мечты
  я, ради борьбы, давно похоронил!
  Среди коммунизма жуткой пустоты
  во время пыток стон я не проронил.
  
  Очень короткий отрывок истории,
  всего лишь, коммунизма власть!
  Коммунистов живьём в крематории!...
  Давно мне знакома их грязная масть!
  
  Коммунизм своего конца ещё не чует!
  Ещё очень злобно звучат лозунги его!
  Мятежная Муза душу мне врачует.
  Ночами стихи пишу против всего!...
  
  Мои стихи как из жгучей крапивы!
  Никак не излечить в душе мне рану.
  О коммунистах, пока они ещё живы,
  стихи мятежные писать не перестану!
  
  Брильянты на бархате кровавом,
  так выглядят мои гневные стихи!
  Они своим мятежным нравом
  коммунистов клеймят верхи!
  
  Борьбу стихами прославляю!
  Стихами свободы песни пою!
  Под серп коммунизма подставляю
  сам головушку мятежную свою!
  
  Седьмое мая. 1969 год.
  102
  
  
  * * *
  
  Мне так Вас хочется любить!...
  
  "Не влюбляетесь..." читаю
  очень часто в Ваших стихах.
  Ваши стихи снова листаю...
  Душу мне охватывает страх!...
  
  "Не влюбляйтесь, не любите,
  Не желайте вовсе тела моего".
  Милашка, что Вы такое говорите?
  Мне даже дурно стало от того!
  
  Вас прочитав не смог не ахнуть!...
  Ваши слова ведь могут и убить!
  А мне так хочется Вас трахнуть!
  Мне так Вас хочется любить!...
  
  Ваши слова любовь мою не сгубят!
  Ночью и днём желаю Ваше тело!
  Все другие пускай Вас не любят...
  Но я-то ведь совсем другое дело!
  
  Измен я очень много претерпел,
  но они не ранили сердца моего.
  Я, Вас увидев, сразу захотел!...
  (Сразу не поняв даже чего...)
  
  По Вам уж многие страдали,
  но я один лишь Вами дорожил!
  Милашка, если б Вы мне дали!...
  (Я Вам в трусы Луну бы положил!)
  
  Одиннадцатое мая. 1969 год.
  103
  
  
  * * *
  
  Очистим от коммунистов-сук!
  
  В России редкий писатель напишет
  чистую правду о нашей стране.
  Россия теперь уже еле дышит,
  тонет в коммунизма едком говне!
  
  В рваных шинелях солдаты
  из вшивых окопов явились.
  Зато коммунисты богаты!
  они на войне поживились!
  
  Власть предателей взрастила
  так много, как в лесу грибы!
  Эта власть душе моей не ми́ла,
  символы коммунизма - гробы!
  
  Коммунизм нам стал заразой,
  им отравлена вся наша страна!
  Коммунистической проказой
  Россия вся уже давно заражена!
  
  Проживаем в режиме злющем,
  но коммунистов боимся не все!
  Свою Россию вижу в грядущем
  в сиянии лучей славы и красе!
  
  В России коммунисты во главе
  не долго будут нами управлять!
  Коммунистической лживой молве
  ни в чём нельзя серьёзно доверять!
  
  Погибла святая Россия от рук
  коммунистов злобной своры!
  Очистим от коммунистов-сук
  все святые русские просторы!
  
  Тринадцатое мая. 1969 год.
  104
  
  
  * * *
  
  Без тебя жить не могу!
  
  Я брёл, не чуя своих ног,
  мыслей своих не понимая...
  На перекрестке двух дорог
  встретилась девушка немая.
  
  Мне смерти чудился оскал,
  меня судьба везде таскала!
  Я так милашку приласкал!...
  И так она меня ласкала!...
  
  Может свели нас с нею боги,
  только моею быть должна!...
  Но разошлись наши дороги,
  и не знаю, где теперь она...
  
  Она сейчас где, уж не знаю,
  не в силах я того понять!...
  Но день с молитвы начинаю,
  чтоб с нею встретиться опять!
  
  Где же она, девчонка эта?
  Где разыскать ей следы?
  Я её достал бы с Того света,
  защитил бы от любой беды!
  
  К небесной силушке взывая
  в душе надежду тихо берегу.
  Где же ты, девушка немая?
  Ведь без тебя жить не могу!
  
  Семнадцатое мая. 1969 год.
  105
  
  
  * * *
  
  Не раз коммунистами казнённый.
  
  Жизнь моя судьбой избита,
  у неё я на коротком поводке.
  Моя душа для всех открыта,
  но для коммунистов на замке!
  
  Я бы коммунистов не любил,
  будь я хотя б раба потомком!
  Я ещё их злодеянья не забыл,
  живо все в сознании ломком!
  
  На работе в обед стихи пишу,
  чтобы их по ночам разносить.
  Чтобы никто не видел спешу!
  Мне коммунистов не простить!
  
  Пышную, узорно-вычурную речь
  в своих стихах никогда не терплю!
  Свой стиль стараюсь строго уберечь,
  Музу жёсткую, мятежную люблю!
  
  На коммунистов очень обозлённый,
  (особенно на их крысиную возню),
  я, не раз коммунистами казнённый,
  теперь вот сам стихами их казню!
  
  Коммунистов мятежный пленник
  я теперь в своей родной стране.
  Может что напишет современник
  когда-то о моих стихах и обо мне.
  
  Мне нету ничего милей свободы!
  Не ожидаю от своей Музы венца!
  Несмотря на все тяжкие невзгоды
  буду бороться за свободу до конца!
  
  Девятнадцатое мая. 1969 год.
  106
  
  
  * * *
  
  У твоих прекрасных ног!
  
  От тебя пока не тороплюсь,
  нам хорошо всегда двоим!
  Сегодня просто напьюсь,
  буду только лишь твоим!
  
  Дни, похожие на сны,
  хотя ты вовсе не святая!
  Как продолжение весны
  нам эта осень золотая!
  
  В осенних кликах лебединых
  наш роман чудно расцвёл!
  Сколько ночек соловьиных
  я с одной тобой уже провёл!
  
  Разум с моим чувством в споре,
  за тебя мечту прекрасную губя!
  Не знаю, это счастье или горе
  мне влюблённым быть в тебя?
  
  Твои чудесные сапожки!...
  В них ты ходишь не спеша!
  Как хороши у тебя ножки,
  да и сама ты очень хороша!
  
  Слова твои, как огня нож,
  мне мою душу жаром жгут!
  Твой трепет, страсти дрожь
  очень меня пугают и влекут!
  
  У твоих прекрасных ног,
  всегда непокорный такой,
  я счастье найти себе смог,
  смог обрести душе покой.
  
  Двадцать третье мая. 1969 год.
  107
  
  
  * * *
  
  Не слышу от коммунистов добрых слов!
  
  Время жаль, но мы спать должны,
  чтоб наш организм ночью отдохнул.
  Нам просто очень требуются сны,
  чтобы Бог мудрость в нас вдохнул.
  
  Уроки истории нам очень важны́,
  чтобы наш разум прошлое вдохнул,
  чтобы обозреть всё со стороны,
  что пред нами Господь распахнул!
  
  Так как сон не лечит мою рану,
  то и спать мне много ни к чему.
  Во сколько я проснусь и встану,
  до того вовсе нету дела никому!
  
  Очень много повидал я чудных снов,
  в которых я в небе птицею парил!
  Не слышу от коммунистов добрых слов,
  и коммунистам добрых слов не говорил!
  
  Чудеснейшие сокровенные сны
  часто Всевышний показывает мне!
  Они мне вполне понятны и ясны́,
  хоть и проходят в глубоком сне!
  
  Потоки другой жизни пью во сне,
  днём их нежными стихами выдаю!
  По ночам такое часто снится мне,
  что сны эти от других людей таю!
  
  В России горе прёт со всех сторон,
  нам даже нет уже просвета, вроде...
  Часто вижу всё один и тот же сон,
  будто я днём и ночью на свободе!
  
  Двадцать девятое мая. 1969 год.
  108
  
  
  * * *
  
  Соври мне, что любишь меня!
  
  Ты кому-то пишешь о любви,
  а я же по одной тебе страдаю!
  Милашка, мою душу не трави,
  глядя на твой портрет рыдаю!
  
  За тобой течёт река любви,
  лес волшебный за тобою!...
  Меня к себе только позови,
  будешь довольна судьбою!
  
  Молчишь, словно не слышишь,
  словно обет молчания несёшь!
  Жду, когда ты мне напишешь!
  Жду, когда меня спасёшь!...
  
  Любовь, это несчастный случай!
  Моё письмо рвать не спеши!
  Душу и плоть мои не мучай!
  Тихо о тебе грущу в тиши...
  
  Моя любовь страстна и пылка!
  Только тебя одну люблю ведь я!
  Но со мной не ты!... Бутылка,
  теперь она утеха лишь моя!
  
  Очень хочу в бутылке утопить
  любви страсть, огонь, истому!
  Вот и приходится мне пить,
  что пишешь не мне, а другому!
  
  От боли в сердце даже ною
  лишь из-за любви к тебе огня!
  Милашка, сжалься надо мною:
  соври мне, что любишь меня!
  
  Тридцать первое мая. 1969 год.
  109
  
  
  * * *
  
  В кремле коммунисты-педерасты.
  
  В моём сердце страх и холод.
  Святую Русь молитвы не спасли.
  России кровавый террор и голод
  коммунисты-палачи принесли!
  
  Продолжают Русь невзгоды сотрясать,
  коммунисты русским всё цепи куют!
  Поэту трезвому стихов не написать,
  все поэты коммунистические пьют!
  
  Вместо коммунизма строим ад,
  другим народам страх внушая!
  Коммунисты кровожадные галдят,
  расстрел невинных предвкушая!
  
  Повсюду видны виселиц столбы,
  на устах у всех русских замок!
  В деревнях трудятся русские рабы
  за нищенский скудный пищевой паёк!
  
  Был русский человеком, стал баран!
  В речах только лесть и притворность!
  "Любой ценою коммунистов план!
  Любою ценой от всех покорность!"
  
  В кремле блядуют высшие касты,
  так вот гласит народная молва!
  В кремле коммунисты-педерасты,
  с ними гомосексуальная братва!
  
  Покрыта Россия кровавой росою,
  коммунисты не жалеют ни о ком!
  Коммунистическая смерть не с косою
  она с кровавыми серпом и молотком!
  
  Первое июня. 1969 год.
  110
  
  
  * * *
  
  Не будите в женщине собаку!
  
  "Люблю!..." - ему ты говорила,
  "Люблю!" - твердил в ответ дурак!
  Как всё было это весело и мило,
  покуда вдруг не свистнул рак!...
  
  Вдруг угас любви весёлый пыл.
  Всё изменилось как-то круто.
  Когда-то миленьким он был,
  стал вдруг псиной почему-то.
  
  Он был не первым и не пятым.
  (но стоит ли мужчин считать?)
  Зато он стал теперь рогатым!
  (С рогами лучше думать и мечтать!)
  
  Тихонько спит он и мечтает,
  как обеспечить покой дому.
  Конечно сам того не знает,
  что жена пошла к другому!
  
  Не будите в женщине собаку,
  а то придётся ноги уносить!
  Может искусать она вам сраку,
  даже пенис может откусить!
  
  Если словом вас жена куснула,
  постарайтесь ей уж не грубить.
  Если собака в женщине уснула,
  то её, конечно, лучше не будить!
  
  Не ввязывайтесь в словесную драку,
  если только ваша честь вам дорога.
  Никогда не будите в женщине собаку,
  она проснётся и наставит вам рога!
  
  Третье июня. 1969 год.
  111
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-кровавых голоса!
  
  Мы коммунизма арестанты,
  что написал, про то молчи!
  Кому даны Богом таланты,
  тем даны коммунизма бичи!
  
  Против естественных законов
  в России коммунисты пошли!
  На нас не жалко им патронов,
  русский Генофонд на нет свели!
  
  Давно кровавым залита туманом
  коммунизма зловещая страна!
  Сколько под коммунистом-тираном
  Россия ещё настрадаться должна?
  
  Церквей давно исчезла красота.
  Нехристи кресты на землю уронили.
  Коммунистов-кровавых голоса
  русских в ад обманом заманили!
  
  Сознание русским людям замутив
  в ад ведёт слепой нас поводырь!
  Но только песен свободы мотив
  уже ласкает моей России ширь!
  
  Бедам коммунисты причиной!
  Стало славной то приметой,
  что уже пахнет мертвечиной
  от ненавистной власти этой!
  
  Мечтаем о странах свободных!
  Мы знаем, почём лиха фунт!
  Зреет уже в сердцах народных
  антикоммунистический бунт!
  
  Пятое июня. 1969 год.
  112
  
  
  * * *
  
  Тебя люблю и это главное!
  
  Роз душистая преграда
  нас разделяет с тобой!
  Мне к тебе пробраться надо,
  только колют розы! "Ой!..."
  
  Весёлый смех и гнев обиды...
  всё мне так прекрасно у тебя!
  На тебя уже давно имею виды,
  тебя ревнуя, мучаясь, любя!....
  
  Любовь меня волнует, окрыляет!
  Мне она в душе мелодией звучит!
  Восторгом она ум переполняет,
  в сердце дерзко радостью кричит!
  
  Тебя люблю, и это главное!
  Среди яблонь цветущих ветвей,
  как пенье церковное плавное
  движенье фигуры чудной твоей!
  
  Тяну себе к лицу твои ладони,
  душою их вдыхаю чудо-аромат!
  Душа от счастья чуть не стонет,
  я с тобою встречи очень рад!...
  
  Золото-бирюзовые браслеты
  твои обняли нежные запястья.
  Своих стихов пою тебе куплеты,
  вдохновлённые от счастья!
  
  Твоего голоса напевность
  словно какой-то бред больной.
  Душу мне любовь и ревность
  теперь терзают мукою одной!
  
  Седьмое июня. 1969 год.
  113
  
  
  * * *
  
  Чтобы не ушёл коммунист-гад!
  
  Навёл отцовскую винтовку
  он на красный продотряд!
  Он держал её наизготовку,
  чтобы не ушёл коммунист-гад!
  
  На комиссара он указал,
  бровью чуть шевельнул.
  "Вот как умею" - сказал,
  и в коммуниста пальнул!
  
  Ни к чему ему закон,
   он на коммунистов злится!
  Хотя жизнь и любит он,
  но он смерти не боится!
  
  Идут по зоне арестанты,
  тяжёлой поступью пылят.
  Коммунисты все таланты
  душат, как слепых котят!
  
  Негодуя всё молчу ещё пока,
  хотя в душе бушуют страсти!
  Я однажды видел смельчака,
  сказал что-то против власти...
  
  В толпе, смятением объятой,
  он даже крикнуть не успел.
  С раной, рукой зажатой,
  с улыбкой в небо он смотрел!
  
  В глазах его огонь и воля!
  В устах его немой вопрос:
  "За что же мне такая доля?
  За что я столько перенёс?"
  
  Одиннадцатое июня. 1969 год.
  114
  
  
  * * *
  
  Всё равно тебя люблю!
  
  Строки пишу тебе прощальные
  этим серым неласковым днём.
  Стихи, как свечи поминальные,
  печальным светятся огнём.
  
  Твои ярко-розовые щёки
  могут любого опленять!
  Твои чувства так глубóки,
  что невозможно их достать.
  
  В твоём сердце нет ответа.
  Но не буду себя казнить.
  В душу мою унылую поэта
  смогла ты искру заронить!
  
  Ты осталась на том берегу!
  Не найти мне к тебе переправу.
  Я жить без тебя не смогу!...
  Судьба превратилась в отраву!
  
  Без тебя мне жизнь пуста́!
  Воспоминания меня укоряют...
  Порою твою речь мои уста
  очень часто тихо повторяют.
  
  Но никто тебя не осудит
  за то, что не знаешь любви.
  Когда-то, но всё же будет
  страсти огонь в твоей крови́!
  
  Только ты одна мне нужна,
  хотя теперь с другою сплю.
  Может быть, ты сам сатана,
  но всё равно тебя люблю!
  
  Тринадцатое июня. 1969 год.
  115
  
  
  * * *
  
  Коммунизма жуткий гнёт!
  
  Никогда нам не придёт успех,
  сами себе могилу-яму роем!...
  Несмотря на всей Европы смех,
  коммунизм поганый "строим".
  
  Недовольны коммунизма веком!
  Управляют нами пряники и кнут!
  Просто быть хорошим человеком
  коммунисты русским не дадут!...
  
  Томимся у коммунизма во власти
  все, не смея даже правду говорить!
  Коммунисты нам души рвут на части,
  могилы русских принуждают рыть!
  
  Теперь везде звучат призывы
  идти за коммунистами вослед!
  Но дороги коммунизма кривы,
  они приводят русских в туалет!
  
  Власть к русским злобной полна,
  коммунизм русских невинных карает!
  Народного негодования идёт волна!
  Любовь к России в тюрьмах сгорает!
  
  Ещё всё мало коммунисту-волку!
  Коммунисты сожрать готовы свет!
  Без взяток нет в работе вовсе толку!
  В России без взяток жизни даже нет!
  
  Не обошёл мою Россию стороною
  коммунизма жуткий гадкий гнёт!
  Над нашей страшною стороною
  тихо свободы тень уже встаёт!
  
  Семнадцатое июня. 1969 год.
  116
  
  
  * * *
  
  Люблю! А как мне быть иначе?
  
  Какие могут быть печали?...
  Какой быть может с меня спрос?
  Мы повстречались, переспали...
  Но остался лишь один вопрос...
  
  Любила ты, иль не любила?
  С того вопроса боль терплю!
  С того душа моя заныла!...
  Я до сих пор тебя люблю!
  
  Люблю! А как мне быть иначе?
  Я был ведь не первым у тебя...
  Ты сама мне отдалась на даче...
  Или ты мне отдалась не любя?...
  
  Я одинок, как в дикой пустыне.
  С трудом одиночество терплю.
  Все мои чувства ранее и ныне
  для одной тебя в душе коплю!
  
  Сижу один, как зверь в берлоге,
  не покоряясь жизни и судьбе!
  Мне в пору думать бы о Боле,
  но мои мысли только о тебе!
  
  Лишь о тебе все мои мечтанья
  наяву, и даже в тяжком сне!
  Ты со время Богом Мирозданья
  должна принадлежать лишь мне!
  
  Девятнадцатое июня. 1969 год.
  117
  
  
  * * *
  
  Потомки отомстят коммунистам за нас!
  
  Россию дьявол подкосил,
  Россия перед ним упала!
  Страна, казалось, полна сил,
  но на коленях уж стояла!
  
  Рога, клыки, свиное рыло...
  такая коммунистов масть!
  Кровавым облаком покрыла
  Россию коммунизма власть!
  
  Никого не любя не жалея...
  коммунисты Иуды грешней!
  С каждым годом нам тяжелее!
  С каждым годом нам страшней!
  
  Страдают все бедные народы,
  их власть коммунизма гнетёт!
  Людские жизни, словно воды,
  коммунизма река кровавая несёт!
  
  Коммунисты свободу России украли!
  Страшный ужас повис над страной!
  Когда-то по ночам лишь только брали,
  теперь берут в тюрьму и в час дневной!
  
  Коммунист всем расправою грозит
  тем, кто с ним в чём-то не согласен!
  Россией правит коммунист-паразит!
  Коммунизм всему Мира очень опасен!
  
  Коммунисты-палачи к нам тянут лапы!
  России роковой придёт однажды час,
  нас погубят коммунистов сатрапы!
  Потомки отомстят коммунистам за нас!
  
  Двадцать третье июня. 1969 год.
  118
  
  
  * * *
  
  Люблю всех, а надо лишь одну!
  
  Жизнь трезвая мне очень скучна́!
  В вино иль в женщину влюбиться?
  Скучно без женщины и без вина!
  Как мне с такой жизни не напиться?
  
  Водку пью и пью, а мне всё мало!
  Не пьяный, почему-то, я нисколько!
  Вдруг моё сердце что-то застрадало!
  Но всё водку пью, всё пью и только!
  
  От алкоголя моя страдает печёнка,
  моя селезёнка тоже страдает слегка!
  Но только любимая мною девчонка
  обо мне вовсе даже не знает, пока!
  
  С нею встретиться пока не спешу.
  (Не захочет встречаться с хмельным.)
  Этот стих только лишь для неё пишу!
  (Давно написал уже всем остальным!)
  
  Ты, наверное, с кем-то там спишь
  и не знаешь, что с другою сплю!
  За это ты меня, наверное, простишь,
  ведь не только тебя одну люблю!...
  
  С чувствами не справиться никак!
  В омуте страстной любви тону!
  Какой я всё-таки, наверное, дурак,
  люблю всех, а надо лишь одну!
  
  Двадцать девятое июня. 1969 год.
  119
  
  
  * * *
  
  Клеймо коммунисты ставят на поэтах!
  
  Давно не поют в России птицы,
  управляет нами коммунист-бандит!
  Мозглый холод северной столицы
  мятежный мой талант не остуди́т!
  
  Клеймо коммунисты ставят на поэтах,
  но со мною у них не получится так!
  Пишу не для тех, кто в кабинетах
  с русской кровью хлебает коньяк!
  
  Нет коммунистов сумасбродней,
  но только я для них вовсе не раб!
  Я лишь только раб Господний,
  и без Бога я своею волей слаб...
  
  Запретив свободу правды слова
  правят Россией большевики!
  Теперь направляют они снова
  на русских кровавые штыки!
  
  Всех коммунистов проклинаю,
  им пророчу только лишь беду!
  Ни пути, ни дороги не знаю,
  но наугад к Свободе бреду!
  
  На путь борьбы встают народы!
  Они пройдут путём тем до конца!
  В русских дышит дух Свободы,
   в бой готовятся русские сердца!
  
  К стихам антикоммунистическим рвение
  с детства дано мне как от Бога венец!
  Моё антикоммунистическое зрение
  видит коммунистов-злодеев конец!
  
  Первое июля. 1969 год.
  120
  
  
  * * *
  
  Ещё больше в тебя влюблюсь!
  
  Ты написала просто отлично!
  (До такой мне дури далеко!)
  Ты пишешь автобиографично,
  и потому со словом так легко!
  
  Твой стих добавил в кровь огня,
  и моё сердце ему очень радо!
  Милашка, научи писать меня,
  а то пишу всё то, чего не надо!
  
  В моих стихах полно разврата,
  пишу про порно, про минет...
  Пишешь, что у тебя в трусах граната,
  а у меня в трусах гранаты нет...
  
  Ты одна лишь только виновата,
  что я в тебя влюбился и душа поёт!
  А тебе, страдалице, папина граната
  в твоих трусах никак покоя не даёт?
  
  Подойди ко мне как к другу, брату...
  (Тот и другой озлобленны, как псы!)
  Из твоих трусов папину гранату
  мы переложим папочке в трусы!
  
  Она, конечно же, взорвётся!
  Когда папу мама к себе позовёт,
  когда он на маму заберётся,
  им кое-что гранатой оторвёт!
  
  Ты ни в чём не будешь виноватой,
  но ещё больше в тебя влюблюсь!
  А пока что ты в трусах с гранатой...
  Ко мне приди, гранаты не боюсь!
  
  Третье июля. 1969 год.
  121
  
  
  * * *
  
  Правду о Ленине-сатане подлеце!
  
  Коммунистов-проклятых рать
  власть захватить давно пыталась!
  Невы тревожа тишь и гладь
  змея-"Аврора" подобрáлась!
  
  Ленин-дьявол кровавою рукой
  Русь повернул на путь опасный!
  Вдруг над спокойною рекой
  "Авроры" грянул залп ужасный!
  
  С сатанинской гримасой на лице,
  коммунисты гробы взломали!
  Правду о Ленине-сатане-подлеце
  только совсем недавно вы узнали!
  
  Все коммунисты-звери-черти,
  погибнут скоро в адовых котлах!
  Как ни скрывай, гримасу смерти
  народу видно в ленинских делах!
  
  Ленин для русских был опасным,
  был опасным для всех и для всего!
  Теперь бродит призраком ужасным
  у мавзолея душа смердящая его!
  
  С портрета Ленин, глаза щуря,
  всё глядит на творчество моё.
  В душе тревога, словно буря,
  уже давно терзает бедную её!
  
  Сосал бы пенис Ленин Вовка!
  Меня так просто не возьмут!
  Лубянка, Литейный и Петровка
  они уже давно пенис мой сосут!
  
  Пятое июля. 1969 год.
  122
  
  
  * * *
  
  Я всего только любовник.
  
  Рука дрожащая в руке,
  но сердце боль не покидает.
  Хмурый камень вдалеке
  за нами тихо наблюдает.
  
  Надоели пьянка и гульба,
  вдруг захотелось чистоты.
  Нас познакомила судьба
  в момент духовной пустоты.
  
  Рука горит ещё в руке,
  но сердца уже охладели.
  Разлука уже невдалеке,
  все наши грёзы улетели...
  
  Журавль весёлый мой
  уже куда-то улетел!
  Синица, та ещё со мной,
  а я бы журавля хотел!
  
  Я устал от ночей лунных!
  Я устал от твоих слов!
  От речей твоих безумных
  я бежать уже готов!
  
  От тебя сна даже нет.
  Почитаю, что ли, сонник!
  Для тебя я уже не поэт,
  а всего только любовник.
  
  Твоя клятва, обещание
  не стоят даже пятака!
  Теперь тебе на прощание
  не скажу даже "Пока".
  
  Седьмое июля. 1969 год.
  123
  
  
  * * *
  
  Коммунист-проклятый гад!
  
  Кричат послушные холопы
  "Ура!" коммунистам-господам.
  Им внимают русские ушехлопы!
  Свои честь и совесть не продам!
  
  Ярким пламенем горит
  жажда борьбы в душе моей!
  Мне вера в Бога говорит,
  чтобы я шёл вперёд за ней!
  
  Всё на замке у власти этой:
  озёра, реки, границы, небеса!...
  Я той же ей плачу монетой!
  Гибнут России пашни и леса!
  
  Коммунист-проклятый-гад,
  на меня навёл он злую беду!
  Меня грозили бросить в ад,
  но и так давно живу в аду.
  
  Все несчастья мировые
  мою страну не обошли!
  России дороги кривые
  в жуткий ад нас привели!
  
  Потоки жизни пью во сне,
  днём их стихами выдаю!
  Такое часто снится мне,
  что это от других таю.
  
  В обрывках злобных слов
  узнаю суда свой приговор.
  Я ко всему уже давно готов,
  хотя поэт я русский, а не вор!
  
  Одиннадцатое июля. 1969 год.
  124
  
  
  * * *
  
  Ты любовь моя остывшая.
  
  Руки девичьи тонкие, нежные,
  косы упругие чёрные у тебя.
  Но слова, откровенно небрежные,
  студят мне душу, все чувства губя.
  
  Пустой слезой ресницы смазаны.
  Сидишь на свежее скошенной траве.
  Тугим узлом чёрные косы завязаны
  на твоей юной гордой голове.
  
  Постоянно ты, вроде, расстроена
  очень чем-то среди белого дня.
  Даже сном ночным не успокоена,
  часто донимаешь словами меня!
  
  Наши плоти в похоти дрожи
  в жизни сведены одной судьбой.
  Мы насколько с тобою похожи,
  настолько мы разные с тобой!
  
  Ты любовь моя остывшая,
  в твоих объятьях замерзаю.
  Хоть ты пока ещё не бывшая,
  но скоро расстанемся, знаю.
  
  Моего сердца несносную боль
  немного твои утешают слова....
  Только долго их слушать, уволь!
  От них очень болит моя голова.
  
  Хотя ты очень глупая дурёха,
  но откровенно признаюсь тебе,
  о людях думаю очень плохо,
  ещё хуже думаю о самом себе!
  
  Тринадцатое июля. 1969 год.
  125
  
  
  * * *
  
  Коммунистов с Земли стереть!
  
  Никогда Россию не предам!
  Мой для всех один ответ:
  всем коммунистам-жидам
  всегда говорю лишь: "Нет!"
  
  Все дороги с Запада́
  приведут на мою Русь!
  Свободе кричу: "Да!",
  ей в верности клянусь!
  
  Никуда никогда не уеду,
  чтобы в России умереть.
  Я на могиле клялся деду
  коммунистов с Земли стереть!
  
  Не люблю очень покой!
  С коммунистами бьюсь отважно!
  Сам понимаю, кто я такой,
  а остальное мне не важно!
  
  На бег лазóревой волны
  с детства радостно взираю!
  Мысли надеждою полны,
  коммунистов презираю!
  
  Потаённый горн горит,
  тайно в нём стихи кую!
  Со мною Муза говорит!
  Песни свободы пою!
  
  Как ядовитые поганые грибы
  коммунистов заразные масти!
  Я давно соучастник борьбы
  против коммунизма власти!
  
  Семнадцатое июля. 1969 год.
  126
  
  
  * * *
  
  Пока не кончится любовь!
  
  Ко мне ворвалась ты не званной,
   души моей боль и забота!...
  Стала ты бурей долгожданной
  в безбрежном море стихоплёта!
  
  Твои, страстью дрожащие, руки
  вкруг моей шеи нежно обвились!
  Как предвещание скорой разлуки
  твои дикие глаза в меня впились.
  
  Душа моя за сладкой пеленою!
  "Не торопись, - прошу, - Постой!"
  Любви чувства бурною волною
  рассудок словно размывают мой!
  
  Твой огонь словно от звёзд!
  Как будто ты сама от неба!
  Вновь за собой сжигаю мост,
  не надо зрелищ мне и хлеба!
  
  Тебя любить буду очень!
  пока не кончится любовь,
  пока сияют твои чудные очи,
  пока огнём пылает моя кровь!
  
  Ты для меня как чудо света!
  Не буду душою кривить,
  душу мою усталого поэта
  вполне можешь вдохновить!
  
  Мне без тебя Мир мал и тесен,
  моё сердце просится в полёт!...
  В бурной реке моих стихов и песен
  чего сейчас уж только ни плывёт!
  
  Девятнадцатое июля. 1969 год.
  127
  
  
  * * *
  
  Пишу, коммунистов браня!
  
  Стоит наша Россия затрапéзна,
  нагая на перепутье босиком.
  Уже давно возникла бездна
  между коммунизмом и стихом!
  
  Не желаю ни денег, ни славы!
  Несёт меня жизни бурная река!
  Защищает от лютой расправы
  меня Господа всемогущая рука!
  
  Свои душу и разум напрягая,
  только о любви писать хочу!
  Но является рифма другая,
   в ней про Свободу кричу!
  
  О мною содеянном не каюсь!
  Пишу, коммунистов браня!
  Всю свою жизнь остерегаюсь
  зла, всюду стерегущего меня!
  
  Моего тюрьмы-университета
  не дай уж Бог закончить вам!
  Ни на один вопрос ответа
  коммунистам никогда не дам!
  
  Пока я за экватором не́ был,
  не пускают коммунисты туда.
  Яркий Крест южного неба,
  наверно, не увижу никогда...
  
  Неизбежность своего наказания
  давно предвижу везде и всегда.
  Не скоро кончатся страдания,
  в России не одна пройдёт беда!
  
  Двадцать третье июля. 1969 год.
  128
  
  
  * * *
  
  Это вовсе не любовь!
  
  Мы друг друга повстречали...
  таял в наших сердцах тихо лёд.
  Тогда радостью мои очи сияли
  от слов твоих сладких, как мёд!
  
  Ровный ряд зубов жемчужных
  так светился в сумрачной ночи!
  Много ночек страстных южных
  теперь вспоминаю, лёжа на печи.
  
  Я свиданья тебе назначал,
  не были встречи случайны!
  Месяц безмолвный лишь знал
  про страстные, жгучие тайны!
  
  Весенние ночь и рассвет...
  всё в моей жизни уже было,
  только теперь их уже нет...
  Моё разбитое сердце заныло!
  
  В дурмане чувства голова,
  шаг мой стал неуверенный...
  Помню твои дерзкие слова,
  голос твой размеренный...
  
  Из меня ты всю душу вынула,
  сказала: "Это вовсе не любовь!"
  Вдруг от сердца кровь отхлынула!
  Вдруг в голову хлестнула кровь!
  
  Теперь о тебе беспокоюсь мало,
  очень часто пью поутру рассол...
  Прости в этот раз, как бывало,
  теперь, как обычно, я скучен и зол.
  
  Двадцать девятое июля. 1969 год.
  129
  
  
  * * *
  
   Скрутили Россию коммунисты-гады!
  
  Перенёс я разных бед уже немало
  на жестоко-траурном пути своём.
  С раннего детства мне уже мешала
  злая власть коммунизма во всём!
  
  Скрутили Россию коммунисты-гады!
  Стихами громлю коммунистов-гадóв!
  Не прошу защиты или пощады,
  к смерти я уже давно всегда готов.
  
  Сума, тюрьма или расстрел...
  мне выбор не очень богатый!
  Я свою душу мечтою согрел,
  сгинет коммунизм проклятый!
  
  Я вовсе не актёр, не зритель,
  я коммунизма сокрушитель!
  Болтаю так: о том, о сём!...
  Коммунистам врежу во всём!
  
  Под тучей страшною низкой
  (так, что цепляюсь головой)
  глухой раскат свободы близкой
  теперь уже слышу над Невой!
  
  Волна свободы скоро смоет
  коммунизм с лица нашей Земли!
  Героев яркой славою покроет
  тех, что за свободу полегли!
  
  Знаю, коммунистов знамёна
  невинной кровью русскою полны́!
  После нашей победы поимённо
  помянем всех тех, кто казнены!
  
  Тридцать первое июля. 1969 год.
  130
  
  
  * * *
  
  В плену твоих очей чудесных!
  
  Из мест тюремных отдалённых
  наконец-то я возвратился домой!
  Твоих глаз огромных удивлённых
  я вдруг нарушил тихий покой.
  
  Без тебя пропадал столько лет,
  но к тебе всё равно я вернулся.
  В душе моей вспыхнул вдруг свет,
  как я только к тебе прикоснулся!
  
  От глаз искренних и честных
  даже онемел, стою, молчу...
  В плену твоих очей чудесных
  сейчас даже свободы не хочу!
  
  Твои глаза огромные, как сливы,
  в них то-ли радость, то-ли страх...
  Вижу перламутра переливы
  в твоих встревоженных глазах!
  
  Мысли словно расплющены...
  Горит румянец на твоих щеках!
  Ресницы длинные опущены...
  Дрожь непонятная в руках...
  
  Ты как тень армянской ночи!
  Ты похоть страстная моя!...
  Твои горят чарующие очи,
  явного желанья не тая!...
  
  Твой ясный взор весною блещет,
  но только он не видит ничего...
  Если сердце горит и трепещет,
  не любовь ли вселилась в него?
  
  Первое августа. 1969 год.
  131
  
  
  * * *
  
  Всех коммунистов убивать пора!
  
  Буду бороться пока я в силе!
  (Убьют меня когда-то всё равно!)
  Мать не придёт к моей могиле,
  она убита коммунистами давно.
  
  Какая бы мне ни пришла беда,
  оправдаться даже не пытаюсь.
  Только в День Страшного Суда
  во всех своих грехах покаюсь.
  
  Душа моя всё силы экономит,
  помощи всё просит у Творца.
  Ничто в душе моей не сломит
  моё желание биться до конца!
  
  Коммунисты всё раздирают
  всю Россию бедную мою!
  В кремле дьяволы играют,
  только под их дудку не пою.
  
  Коммунистов слов змеиных
  сердцем на веру никогда не беру!
  Они в своих стараниях ослиных
  свои дела не кончат подобру!
  
  Иная строфа моя, даже детская,
  как славная казацкая сабля остра!
  Давит мою душу власть советская!
  Всех коммунистов убивать пора!
  
  Генсек поёт как пьяный соловей,
  но пьяные слова его все лживы!
  Теперь уж не смутят души моей
  коммунизма лживые призывы!
  
  Третье августа. 1969 год.
  132
  
  
  * * *
  
  За то, что так любишь меня.
  
  Сжимаются похотью руки!
  Шепчут страстные уста!...
  Как предвещание разлуки
  улица ночная мрачная пуста.
  
  Поцелуи сыплешь градом,
  а я в тебя даже не влюблён.
  За много дней с тобою рядом
  я так устал, тобою утомлён...
  
  Твои поцелуи, вздохи и слова
  так всю мою душу измотали!
  От них страдает моя голова,
  моя душа летит в другие дали!
  
  В холодном сердце чувства тонут,
  гибнут в нём твои тёплые слова.
  Мою душу больше не затронут
  ни молчанье, ни людская молва.
  
  Твои слова в душе зависли,
  моей души беспокоят покой.
  Но отвратительные мысли
  не совратят рассудок мой!
  
  Горе тому, кто расплещет
  чувство любви из души!
  Страстью взор не заблещет,
  чувства погибнут в глуши...
  
  В душе возникло отвращение,
  на твой портрет смотрю, браня!
  Я у тебя теперь прошу прощение
  за то, что так любишь ты меня.
  
  Пятое августа. 1969 год.
  133
  
  
  * * *
  
  Партия коммунистов-злодеев.
  
  Из тьмы всю нечисть подняла
  партия коммунистов-злодеев,
  против Святой России повела
  толпу безумных злых лиходеев!
  
  Полупьяные серые солдатики
  (всех их напоили коммунисты),
  в России бунт устроили фанатики!
  Всю власть захватили аферисты!
  
  Этот бунт врасплох застигнул
  всех дворян, стоявших за народ!
  Ужасный строй Ленин воздвигнул!
  Страною правит кровавый сброд!
  
  Наобещал народу Ленин всего!...
  О чём болтал да он сам не ведал!
  Вообще, душа была ли у него,
  или её он чёрту с честью прéдал?
  
  Русский народ давно слагает
  порно-анекдоты про Ленина!
  Нам это в жизни так помогает!...
  Жизнь коммунистами обесценена!
  
  "Злой паук из злой пустыни!",
  гласит по миру о Ленине молва!
  Сердцу как горький вкус полыни
  коммунистов лживые слова!
  
  Жополизы будут Ленина чтить,
  только скажу всем вам смело:
  На портрет Ленина сдрочить
  для меня давно святое дело!
  
  Седьмое августа. 1969 год.
  134
  
  
  * * *
  
  Всё равно, я только твой!
  
  По тебе сердцем болея
  жду тебя который час!
  Эта парка чудная аллея
  и свела когда-то нас!...
  
  С тобой не вынесу разлуки,
  как твоё сердце не поймёт?
  Душа, во власти злой скуки,
  она об этой скуке и поёт!
  
  В тени издалека замечаю
  тот громадный старый пень.
  Среди деревьев тихо скучаю,
  здесь ясно вижу твою тень...
  
  Мне дороже не было и нет
  той, к которой я стремился!
  Сквозь тревоги грустных лет
  к тебе я всё-таки пробился!
  
  Сегодня о тебе думаю весь день,
  то проклиная тебя, то любя!...
  Ты стала словно моя тень,
  жить уже не могу без тебя!
  
  Без тебя волком завываю!
  Не мил домашний мне уют!
  С тобою даже время забываю,
  не помню, что деньки идут!
  
  Косы жгуче-чёрные тугие
  навиты над твоею головой!
  Хоть у меня есть и другие,
  но всё равно я только твой!
  
  Одиннадцатое августа. 1969 год.
  135
  
  
  * * *
  
   Русские, громите коммунизма строй!
  
  Россиею коммунист-дьявол правит,
  потому русский народ глух и нем.
  Нас дьявол без вниманья не оставит,
  тюрьма большая, места хватит всем.
  
  Коммунистами поделены на касты
  все мы. Скажу, правды не боясь,
  у власти коммунисты-педерасты,
  нам в умы вливают свою грязь!
  
  Мы живём в коммунизма бараке,
  не может коммунизм счастья дать!
  В коммунизма гражданском браке
  исчезает России Божья благодать!
  
  Русские бессильны пред судьбою.
  Такая жизнь!... хоть волком вой!
  Коммунисты послушною толпою,
  как скот, русских гонят на убой!
  
  Протесты всюду слышим то и дело!
  Кто против коммунизма, тот Герой!
  Быть бесправной жертвой надоело!
  Русские, громите коммунизма строй!
  
  Пускай спокойно сердце бьётся!
  Пусть крутым твой будет нрав!
  Борись! а Бог уж разберётся,
  где ты был прав, а где неправ!
  
  Россией правит коммунист-блядь!
  Коммунисту свой карман дороже!
  Уже давно коммунистов пора гнать
  из России и из всей Европы тоже!
  
  Тринадцатое августа. 1969 год.
  136
  
  
  * * *
  
  Моя душа опять любить готова!
  
  На ранней заре молча молюсь,
  потом стихи сочинять начинаю.
  Когда душою к Лире стремлюсь,
  то тебя каждый раз вспоминаю!
  
  Летней ранней утренней порою,
  покуда ещё не проснулась ты,
  в твоё окно, зажжённое зарёю,
  опять бросаю тебе чудные цветы!
  
  Ты о своём позабыла поклоннике,
  а ведь я тебе алые розы принёс!
  Розы цвет на твоём подоконнике,
  а в душе моей сильный мороз!
  
  Может быть поймёшь меня ты́,
  ведь наши чувства нас карают!
  Люблю лишь только живые цветы,
  в букетах цветы быстро умирают.
  
  Головой утопаешь ты в розах,
  лицо твоё счастливое вижу в окне.
  Моё страстное сердце в занозах!
  Но от этого сладко лишь мне!
  
  Моя душа опять любить готова!
  Теперь уже не нужен ей покой!
  Жду-не-дождусь, когда я снова
  опять услышу чудный голос твой!
  
  То-ли мой разум вдруг помутился,
  то-ли я просто околдован тобой?
  Быть может, в тебя я влюбился?
  Может, послана ты мне судьбой?
  
  Семнадцатое августа. 1969 год.
  137
  
  
  * * *
  
  Пока коммунисты Россию мучают!
  
  Коммунизма тюрем злая стража
  с заключёнными очень строга́!
  А у меня совсем даже не кража,
  я поэт, свободы и правды слуга!
  
  Коммунизма горечью и ложью,
  когда был слышен смерти вой,
  коммунисты гасили искру Божью!
  Но я им не сдался! Я ещё живой!
  
  Мои песни свободы крылатые
  теперь мне не дают ночью спать!
  Коммунисты-звери-проклятые
  искалечили мою Россию-мать!
  
  Коммунисты-вонючие-козлы
  кандалы русским злобно куют!
  Но стихов мятежные помыслы́
  мне никогда забыться не дают!
  
  Надоело мне сердцем страдать!
  Пресмыкаться мне давно надоело!
  Коммунисту-палачу в рожу дать
  для меня стало как святое дело!
  
  Кругом лишь виселиц столбы,
  рядом коммунисты ходят важно.
  Призывы свободы и борьбы
  в моих стихах звучат отважно!
  
  Пока коммунисты Россию мучают,
  мои стихи России не наскýчают!
  Я уже очень давно не боюсь ничего!
  Ещё посмотрим: кто победит кого!
  
  Девятнадцатое августа. 1969 год.
  138
  
  
  * * *
  
  Кто был с тобою, не забудет!
  
  Ты шла, от холода трясясь.
  Мы повстречались на мосту.
  Людьми запачканную в гряз
  тогда я твою поднял красоту!
  
  В наших отношениях интимных
  порой даже не вредна простота.
  Средь некрасивых и противных,
  бесспорно, что ты чудо-красота!
  
  Когда-то дьявол мудрою змеёю
  в Раю пытался Еву обольстить.
  Так же вот всё и у нас с тобою,
  хотя давно пора уж всё забыть.
  
  Мне наши дни больнее муки,
  можем лишь друг друга злить!
  Ты, совсем увядшая от скуки,
  меня уже не можешь веселить.
  
  Я к твоим грубостям привык,
  хотя от них душа моя устала.
  Мой не может повторить язык
  то, что сейчас ты мне сказала.
  
  Ты крутая вся такая из себя!...
  Кто был с тобою, не забудет!
  Но только дикой страсти у тебя
  с годами всё же очень по убудет!
  
  Когда-нибудь, как все, и ты
  дойдёшь до ручки иль до точки!
  Пока люби разврата лишь цветы!
  Но помни, это лишь цветочки...
  
  Двадцать третье августа. 1969 год.
  139
  
  
  * * *
  
  Лапы коммунистов злых-горилл!
  
  Чтобы коммунизм развалить,
  я хотел на службу поступить!
  Но только я одумался потом,
  мне не захотелось быть скотом!
  
  Я с детства в рабской России рос.
  Борьба с коммунизмом жизни стóит!
  Многими веками бьёт волна в утёс,
  в конце концов она его подмоет!
  
  Я коммунистов насквозь вижу!
  В стихах о них пишу, ругаясь!
  Наживут они себе лишь грыжу,
  против моей России напрягаясь!
  
  Стихи вдруг сами написались!
  (Не жалко мне для них чернил!)
  Хочу, чтобы меня не касались
  лапы коммунистов-злых-горилл!
  
  Сношу невзгоды, как простуду.
  В коммунизма тьме звездой лечу!
  Хотя вечною звездою и не буду,
  но России, хоть малость, посвечу!
  
  Может быть, моя совесть нечи́ста,
  но только грешу теперь одним:
  не люблю педераста-коммуниста!
  Не примирюсь никогда с ним!
  
  Так меня коммунисты зажали!...
  Мне теперь ни охнуть, ни вздохнуть!
  Меня не раз они в тюрьму сажали,
  в тюрьму ведёт их "светлый" путь!
  
  Двадцать девятое августа. 1969 год.
  140
  
  
  * * *
  
  Отдайся мне, счастливой станешь!
  
  Бездушные типы, манекены, маски...
  На них очень внимательно смотрю!
  Между ног кровоподтёков краски...
  О, женщины!... (О них вам говорю!)
  
  Любовниц пытаюсь вспоминать
  среди моего отпуска дней южных!
  Как приятно о них много знать!
  (Но без подробностей ненужных.)
  
  Рвутся девки к эмансипации!
  Даже иногда музеи посещают!
  В вино мешают менструации
  мужчин этим зельем угощают!
  
  В порыве дерзкого веселья
  мужчина уж не человек!...
  Попьёт разочек того зелья
  вот и всё, он раб её навек!
  
  Про ад я написал много страниц,
  в аду меня все черти знали!
  Я в леди вывожу блудниц,
  которые себя мне отдавали.
  
  Не отвлечься мне от этой темы,
  меня ты словом не обманешь.
  У тебя ведь тоже есть проблемы...
  Отдайся мне, счастливой станешь!
  
  Тридцать первое августа. 1969 год.
  141
  
  
  * * *
  
  Русские, всех коммунистов бейте!
  
  Никогда тебе, читатель, не буду
  навязывать то, что стихами пишу.
  Не предавайся коммунизму-блуду!
  Только лишь об этом тебя прошу!
  
  Не заснуть мне порою до по́лночи,
  коммунисты-палачи, эти сволочи,
  зверски испоганили Святую Русь!
  Отомстить коммунистам берусь!
  
  России злую, горькую судьбу
  со всеми вместе также разделяю.
  Очень хочу, чтобы были в гробу
  все, кого во имя Руси проклинаю!
  
  Я вынес в тюрьме пытки страшные!
  Меня казнили за то, что я дворянин!
  Были даже схватки рукопашные!...
  Из многих поэтов я выжил не один.
  
  Я разорвал коммунизма поводья,
  стихами коммунистов хлещу!
  Коммунисты, дьявола отродье,
  за всех, вами убитых, отомщу!
  
  Своих предков никогда не забуду!
  Меня коммунистам не согнуть!
  Такими, как падшие другие, не буду,
  мне Богом дан свой по жизни путь!
  
  Не скажу коммунистам "Пожалейте".
  После тюрьмы к борьбе вернусь!
  Русские, всех коммунистов бейте!
  От коммунизма чумы спасайте Русь!
  
  Первое сентября. 1969 год.
  142
  
  
  * * *
  
  Я любил... Но был ли я любимым?
  
  Много женщин я встретил на пути!
  Я любил... Но был ли я любимым?
  Память моя честная, меня прости,
  но был ли я кому незаменимым?...
  
  Даже не знаю, как мне быть...
  Прошлое в мыслях я пролистал!
  Очень я уже устал тебя любить,
  от разлуки с тобою я тоже устал!
  
  Теперь от скуки зверем завываю!
  (когда-то жил я жизнью иной...)
  Образ твой из прошлого взываю,
  прошу побыть в тиши со мной!...
  
  Пока помню все наши свидания
  на светлой речки тихом берегу!
  Жарких наших встреч воспоминания
  из своего сердца прогнать не могу!
  
  Я для кого-то стал теперь другим,
  для тебя я такой же, как прежде!
  Очень хочу тебе быть дорогим!
  Живу в этой страстной надежде.
  
  Я всех опять любить готов!
  Только жду, придёшь когда ты.
  В кружеве цветочных лепестков
  нежной мечты вдыхаю ароматы!
  
  Не придёшь, не очень-то и надо,
  хоть без тебя буду очень страдать!
  Прошлое мне будет как награда
  за то, что всю жизнь буду ждать!
  
  Третье сентября. 1969 год.
  143
  
  
  * * *
  
  Русским коммунистов пора бы убивать!
  
  Так устал я писать о невзгодах!
  Давно пора бы мне и отдохнуть!
  Но в прошедших своих гóдах
  к Свободе не нашёл я путь!...
  
  Обращаюсь к русскому народу:
  Хватит коммунистов прославлять!
  Этих скотов, что мучают Свободу,
  русским давно пора бы убивать!
  
  Хоть тучи страшные нависли,
  только скажу при всём народе,
  в моём стихе найдёте мысли
  о рвении моей души к Свободе!
  
  От вас не буду ничего скрывать!
  Я хотел бы одеть белую папаху,
  хотел бы обрез засунул под рубаху,
  хотел бы пойти за Белых воевать!
  
  С коммунистами я не обедал,
  им никогда не делал я добро!
  Я до тех пор беды не ведал,
  пока не взял в руки перо!
  
  Пусть педерасты и гомики
  о коммунизме пишут томики.
  Я на коммунистическую рать
  мятежными стихами буду срать!
  
  Никогда не был и не буду скотом!
  Моя советь перед Россией чи́ста!
  Могу покаяться лишь в том,
  что не убил пока я коммуниста!
  
  Пятое сентября. 1969 год.
  144
  
  
  * * *
  
  Для души моей влюблённой!
  
  Быть отверженным тобою
  опасенье очень мучает меня.
  Не суждено нам судьбою
  зажечь семейного огня.
  
  Моя жизнь ничего не значит
  для тебя средь прихоти твоей.
  Потому душа моя и плачет,
  от того бывает больно ей!
  
  Тишь воды в глуби бездонной,
  меня, как небо, ласково зовёт!
  Для души моей влюблённой
  весёлый соловей в кустах поёт!
  
  Ты мне сказала: "Аллилуйя!",
  прижались мы щека к щеке!...
  Но вдруг забвенье поцелуя
  нарушил чей-то стон невдалеке.
  
  Твоя мечта с мечтой моею
  в одно единое тесно слилáсь!
  Даже поверить в то не смею,
  в чём ты сегодня поклялáсь!
  
  Я твои приятные слышу слова,
  но моё сознание словно спит.
  От чего же болит моя голова?
  От чего так сердце моё болит?
  
  Речь твоя жжёт хуже перца,
  её понять мне очень нелегко.
  Когда дойдут слова до сердца,
  от тебя буду уже где-то далеко!
  
  Седьмое сентября. 1969 год.
  145
  
  
  * * *
  
  Всех коммунистов недобитых!...
  
  Напоённые счастьем глаза
  весёлой блестели слезой!...
  Незаметно подкралась гроза,
  вся жизнь моя стала грозой!
  
  Недалеко ушли те сроки,
  когда казнили всех подряд!
  Стихов моих живые строки
  о русских Героях говорят!
  
  Я написался стихов уже всласть!
  Их годы будут только множить!
  Мои рукописи коммунизма власть
  не в силах сжечь иль уничтожить!
  
  На коммунистов мне насрать!
  Они сплелись в клубке змеином!
  Мне давно не надо выбирать
  меж человеком, гражданином...
  
  Никак не сумел проскользнуть
  я мимо быта сумасшедшего.
  Пытались, и не раз, согнуть
  меня, за Свободой пошедшего!
  
  Предки мне во всём примером!
  Память о них годами не стереть!
  Хотел бы быть я Белым офицером
  и на войне Гражданской умереть!
  
  Побывал я в отдалённых местах
  среди нестриженых, небритых!
  Но умру с проклятьем на устах
  всех коммунистов недобитых!
  
  Одиннадцатое сентября. 1969 год.
  146
  
  
  * * *
  
  Любовь исчезла, нету счастья!
  
  Перечитал я твоё письмецо.
  Ты мне теперь не дорогая...
  Кровь мне бросается в лицо,
  обиды боль душой превозмогая!
  
  Думаешь, что власть ты и закон...
  Потому меня так строго судишь?
  Твои слова, это пустой лишь звон!
  Сама их очень скоро позабудешь.
  
  В тебе добро и что-то очень злое
  в одно единое змеёй сплело́сь!
  Теперь вспоминаю про наше былое,
  наши мечты... Ничего не сбылóсь.
  
  Сейчас лежу в цветах осенних,
  мечтая о былой нашей весне!
  Наших прошлых встреч весенних
  очень теперь не хватает мне.
  
  Мне в доме пустом и холодном
   нечем душу грешную согреть.
  Душа в трауре безысходном,
  моему сердцу уже не гореть.
  
  Не баловала меня жизнь манной.
  Речь теперь совсем уже о другом,
  была ты одна мне самой желанной,
  теперь ты мне стала лютым врагом.
  
  Прошли мои семейные ненастья,
  нету уже чувства ревности, измен...
  Любовь исчезла, нет мне счастья...
  Что получил я счастью взамен?
  
  Тринадцатое сентября. 1969 год.
  147
  
  
  * * *
  
  В России от коммунистов горе!
  
  В России чадит коммунизма угар!
  Маячат кругом виселиц столбы...
  Принимаю свою жизнь как дар,
  мне данный Богом для борьбы!
  
  Но не своей работой утомляюсь,
  я только коммунизмом утомлён.
  Что я жив, тому сам удивляюсь
  потому, что я в жизнь влюблён!
  
  Вижу рядом бушующее море
  с высокой башни морского маяка.
  В России от коммунистов горе!
  Но это у нас только лишь пока!
  
  Все идём в немую пустоту,
  нам всё лгут, что идём к раю.
  Вдали вижу лживою темноту.
  Ложь своими стихами раздираю!
  
  Среди всех побед и поражений
  борьба к Свободе нас несёт!
  Сгорю в костре самосожжений,
  но смерть моя других спасёт!
  
  Мои стихи сознание будят,
  всех они зовут не на парад!
  Только века грядущие рассудят,
  кто из нас прав, кто виноват!
  
  Стал много вредить и воровать.
  Мне стихи писать не надоело!
  Всех коммунистов убивать
  для русских теперь святое дело!
  
  Семнадцатое сентября. 1969 год.
  148
  
  
  * * *
  
  Слаще мёда были её губы!
  
  Я давно зарёю звонкою
  гулял с одной девчонкою.
  Мы смотрели на мосты,
  я ей дарил стихи, цветы...
  
  Под широкополою шляпой,
  теперь грустную песню пою.
  Моя память когтистою лапой
  терзает грешную душу мою.
  
  Восхищаемся страданьями,
  но нет огня у нас в крови.
  Рано жить воспоминаньями
  ещё непрожитой нами любви!
  
  Играли мне восторга трубы,
  когда бывал один я с ней!
  Слаще мёда были её губы,
  её руки были бархата нежней!
  
  С нею было мне так чудно!...
  Мне ангел о любви трубил!
  Ей доверял я безрассудно,
  одну её я до безумия любил!
  
  Она была мне очень дорогая!
  Знаю, через месяц, через год
  она ко мне обязательно придёт,
  но только будет со мной другая.
  
  Я в любви насмотрелся всего,
  сомненье моё сердце точит.
  Никто нигде не любит никого!
  Просто кого-то кто-то хочет!
  
  Девятнадцатое сентября. 1969 год.
  149
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-проклятых ругаю!
  
  Мечтаю о спокойной тишине
  и лишь о творческом покое.
  Но только бури грозят мне
  в коммунистическом застое!
  
  Перед Россией тот герой,
  кто погиб в порыве смелом!
  Завалить коммунизма строй
  считаю священным делом!
  
  Коммунистами узда на волю
  жестоко была наброшена мою.
  О моей России ужасную долю
   всем народам свои песни пою!
  
  Моей души мятежной пламя
  ярко освещает все пути мне!
  Надо мной святой свободы знамя
  незримо реет в мрачной вышине!
  
  С душой, как уголь чёрною,
  давно живу мыслью белою!
  Везде своей рукой проворною
  коммунистам диверсии делаю!
  
  Теперь в "Крестах" то постигаю,
  что на свободе ещё не постиг.
  Коммунистов-проклятых ругаю
  не за глаза, а дерзко напрямик!
  
  Вопреки всех своих желаний,
  хотя с трудом, но всё же пишу.
  Книгу моей России страданий
  поскорее закончить спешу!
  
  Двадцать третье сентября. 1969 год.
  150
  
  
  * * *
  
  Страсти грешные мои!
  
  Муж, семья, тяжёлая обуза,
  но под силу женскому плечу!
  В ярких цветочках твоя блуза.
  С тобою познакомиться хочу!
  
  Даже "Здравствуй" не скажешь,
  меня мимо, гордая, пройдёшь!
  Своим взглядом не промажешь,
  любому прямо в сердце попадёшь!
  
  Давай с тобою познакомимся,
  давай о чём-нибудь поговорим!
  Давай от страсти не опомнимся!
  Давай в огне любви сгорим!
  
  Ты мне в глаза метнула взгляд,
  он мою грешную душу поразил!
  Я чувству новому вовсе не рад,
  как будто сердце болью занозил!
  
  В душе романса старого мотив
  мне поёт про горькую разлуку.
  Я никого ещё ни разу не любив,
  уже познало сердце моё муку!
  
  По тебе теперь душой страдаю,
  только сойтись нам не суждено!
  "Любишь-не-любишь", гадаю,
  хотя теперь мне уже всё равно...
  
  Пока что мне трещит сорока,
  но скоро запоют и соловьи...
  Крепко спят в душе до срока
  все страсти грешные мои!
  
  Двадцать девятое сентября. 1969 год.
  151
  
  
  * * *
  
  Коммунисты провалятся в ад!
  
  Мучаюсь в коммунизма аду!
  Уже давно пора идти мне к раю.
  Только дороги в него не найду.
  Смело иду над обрывом по краю!
  
  Россия уже стала мне чужой!
  Мне новгородский край не мил!
  Вперёд иду страшною межой
  между окровавленных могил!
  
  Меня "Совлит" не приемлет,
  но я, русский поэт, стихи пишу.
  Хотя КГБ никогда не дремлет,
  свои стихи ночами разношу!
  
  Со своими стихами, как тень,
  всем неприметная, тихо брожу.
  Свою "обедню" каждый день
  своей мятежной рифмою служу!
  
  Со мною втайне все согласны,
  но только со страха все дрожат.
  В большинстве русские прекрасны,
  но страхом рот у них у всех зажат!
  
  Свободы дальний гром грохочет!
  За неё могу пожертвовать собой!
  Но моё сердце ждать не хочет,
  оно безумно-смело рвётся в бой!
  
  Россия меня теперь не радует!
  Коммунисты провалятся в ад!
  Пусть всё горит, пусть падает!
  Буду этому только лишь рад!
  
  Первое октября. 1969 год.
  152
  
  
  * * *
  
  Любви отдайся безрассудно!
  
  Любви не ведая случайно
  вдруг увидел я в парке тебя!
  Бросала взгляды ты отчаянно,
  яркий платочек нервно теребя.
  
  За жизни ложною тревогой
  ты так умело всем лгала́!...
  Ты всем казалась недотрогой,
  хотя недотрогой вовсе не была́.
  
  Ото всех своих друзей таю́,
  что ты давно, увы, не свята.
  Но за прелесть дивную твою
  мне непосильной стала плата.
  
  К тебе душа уж не стремится,
  ты теперь мне больше не нужна.
  Не любишь, вольная как птица,
  как мрачная Луна ты холодна́.
  
  Познал я силу рук прекрасных,
  перетерпел твой хищный взгляд...
  Из твоих пут я вырвался опасных,
  больше не вернусь к тебе назад!
  
  Знаешь, что мы с тобой не пара,
  я лишь прохожий в жизни твоей.
  Но так нежно играет моя гитара,
  что ты просто доверилась ей!
  
  Со страстью сердцу биться трудно!
  Рассудок с чувствами лишь враги!
  Своим сердцем отдайся безрассудно,
  но душу грешную для Бога береги!
  
  Третье октября. 1969 год.
  153
  
  
  * * *
  
  Терзают русских коммунисты-палачи!
  
  Мне писать стихи не лениво,
  хоть я поэт, а вовсе не герой.
  Мои стихи открыто и не лживо
  освещают коммунизма строй!
  
  Сдавленный коммунизма законом
  русский народ затравленный молчит!
  Власть коммунизма злым драконом,
  разинув пасть, на Россию рычит!
  
  Но мы коммунизм строим так,
  что нажили коммунисты грыжу!
  В тупой толпе глазеющих зевак
  счастливых лиц пока не вижу!
  
  Проклятый лагерь пионерский
  я всей душою очень не любил!
  Коммунизма режим изуверский
  во мне всё самое лучшее убил!
  
  Люди не люди, даже не братья!
  Это понял я уже очень давно!
  Потому никогда не буду глотать я
  коммунизма вонючее говно!
  
  Я схвачен коммунистами-зверями
  был не раз среди чарующей ночи́!
  Терзают за железными дверями
  нас, русских, коммунисты-палачи!
  
  Но мне говорят на небе знаки,
  что слова коммунистов ужасны!
  Даже укусы бешенной собаки,
  в сравненье с ними, безопасны!
  
  Пятое октября. 1969 год.
  154
  
  
  * * *
  
  Любовь первую не помню.
  
  Мысли вглубь души пробрались,
  вдруг неуютно как-то стало в ней.
  Очень много лет не освещались
  мрачные глубины памяти моей!
  
  Мне в тюрьме пришлось побыть.
  Пришлось побыть мне и в психушке.
  Очень любил я чай с тобою пить
  в твоей уютной светлой комнатушке.
  
  Сколько счастья нежных дуновений
  мне отпущено строгою судьбой!
  Не позабыть золотых мгновений,
  что я провёл тогда вместе с тобой!
  
  С какою страстью были те ночи!
  С каким счастьем были наши дни!
  Мне ещё больную душу точит
  память дней, где мы были одни!
  
  Очи многих девушек прекрасных
  в жизни не раз смотрели на меня!
  Было много взглядов страстных,
  полных ласки, страсти и огня!
  
  Я часто увлекался!... Что с того?
  Но не горел огонь в моей крови.
  Никогда никто не слышал моего
  искреннего признания в любви.
  
  Я свою жизнь, как каменоломню,
  стихом, словно киркóй, долбил!
  Уже любовь первую не помню,
  а последнюю теперь уж позабыл.
  
  Седьмое октября. 1969 год.
  155
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровожадные палачи!
  
  Не каждый может быть поэтом.
  Не всякий может стать героем!
  Я русский поэт, скажу при этом,
   не доволен коммунизма строем!
  
  Душой ни сна, ни отдыха не зная
  всё свои стихи мятежные строчу!
  Я, всех коммунистов проклиная,
  за всё им неуёмной злобою плачу!
  
  Не пашу на коммунизм, как вол!
  В борьбе с коммунизмом крепчаю!
  На коммунистов злобный произвол
  своей мятежной рифмой отвечаю!
  
  Давно веду с коммунистами бой!
  Мне все говорят: "Сиди! Молчи!"
  Только бессильны пред судьбой
  коммунисты кровожадные палачи!
  
  Вся моя, столь сдержанная, речь,
  мятежный взгляд непримиримый,
  меня уж вряд ли смогут уберечь.
  В России террор неудержимый!
  
  Но не покаюсь в том однажды,
  что злобу на коммунистов таил,
  что не раз я, и даже не дважды,
  своим стихом коммунистов бил!
  
  В моих глазах темно от цвета
  коммунизма кровавых знамён!
  Падёт ненавистная власть эта!
  Много вспомним героев имён!
  
  Одиннадцатое октября. 1969 год.
  156
  
  
  * * *
  
  Тебя жалею, люблю, ненавижу!...
  
  Твоя походка такая твёрдая,
  словно сделана из камня ты!
  Любуюсь, мужицкая морда я,
  на твоего лица чудные черты!
  
  День назначен твоей свадьбы.
  Взглядом по тебе скользя,
  я о любви хотел сказать бы,
  но только чувствую, нельзя!
  
  Чёрен взор твой, как ночи тьма!
  Косы твои чёрные, как смоль,
  ты вся такая стройная сама!...
  Но в глазах не любовь, а боль.
  
  Как больно на тебя смотреть!...
  Я же в тебя такой влюблённый!...
  Но моему сердцу суждено гореть
  в огне любви неразделённой!
  
  Этим днём, для тебя долгожданным,
  самым лучшим из всех лучших дней,
  вовсе не буду гостем желанным
  на скромненькой свадьбе твоей.
  
  Тебя жалею, люблю, ненавижу!...
  Но не поспорить уже с судьбой!
  В снах печальных часто тебя вижу.
  В мечтах дерзких всегда я с тобой.
  
  Видно, это судьба моя шальная!...
  Не вернуться мне в прошлое назад.
  Прошу, не проклинай меня, родная,
  за то, в чём я совсем не виноват!
  
  Тринадцатое октября. 1969 год.
  157
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских гонят в гроб!
  
  На всех русских устах злой замок,
  на всех мыслях у русских тормоза!
  Я коммунистам покориться не смог,
  и не кричу коммунистам: "За!..."
  
  Диссидентом смог назваться
  я очень-очень давно, и потому
  над святой Россией издеваться
  не позволю больше никому!
  
  Я пережил "друзей" измены,
  не друзья теперь они мне!
  Уже неслыханные перемены
  покатились по моей стране!
  
  Коммунисты русских гонят в гроб!
  Они всю Русь костями замостили!
  Только для того стихи пишу, чтоб
  коммунистам-палачам отомстили!
  
  В России теперь вряд ли найдёте
  того, кто бы откровенно сказал:
  "На коммунистов усердием в работе
  я всё своё здоровье подорвал."
  
  Здесь пишет вам поэт опальный
  об ужасах своей больной страны.
  Наш быт угрюмый и печальный!
  Наши комедии очень страшны́!
  
  В России пытки, казни и гробы...
  Убьют внука, убьют отца и деда...
  Нету конца у той святой борьбы,
  но всё же наша близится победа!
  
  Семнадцатое октября. 1969 год.
  158
  
  
  * * *
  
  Ты любовников много сменила.
  
  Ты любовников много сменила,
  покуда случайно не стала моей.
  Наша жизнь счастливою бы́ла,
  но пришло время тусклых очей.
  
  Ходишь такой невесёлою...
  мечешься, будто вся в огне!
  Маешься думой тяжёлою.
  Что же не выскажешь мне?
  
  Между нами какая-то сила...
  Твои взгляды как будто ежи.
  О том, что давно разлюбила,
  не лукавя, мне прямо скажи.
  
  Не было в жизни худшего дня:
  ты сказала, что не любишь меня!
  Сердце замёрзло, как на снегу,
  слушать больше тебя не могу!
  
  Ты меня словно в сердце ранила!
  Счастья мечта погасла, как фонарь.
  Ты мне всю душу мою испоганила,
  молодая, красивая, грязная тварь!
  
  Не хочу даже говорить с тобою
  про бурно ушедшие годы мои.
  Лучше сама смотри за собою,
  грехи посчитай сама ты свои!
  
  Сейчас, пожалуй, отдал бы руку,
  даже ногу сейчас я готов отдать,
  чтобы тебя совсем не видеть, суку,
  из-за тебя чтоб душой не страдать!
  
  Девятнадцатое октября. 1969 год.
  159
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровавыми руками!
  
  Но всей Европе побродившая
  вдруг нам на головы слилáсь,
  Россию-матушку сгубившая,
  коммунизма поганая мразь!
  
  Коммунисты в Россию явились!
  Теперь на взводе обрез держи!
  По всей России прокатились
  погромы, бунты, мятежи!...
  
  Протест, кровью расплавленный,
  к святой борьбе взывает нас!
  В России камень окровавленный
  вдруг превращается в алмаз!
  
  Коммунисты кровавыми руками
  хотят России свободу задушить!
  Они считают русских дураками,
  заставляют коммунизму служить!
  
  Мысль в рассудке здравом бьётся
  о том, что надо нам бороться!
  Не хотим рабами коммунизма быть!
  Всех коммунистов будем бить!
  
  Мы живём на родине своей,
  все в углу зажатые кровавом.
  Гибнем от коммунизма властей
  в сражении святом и правом!
  
  Всех давит коммунизма бред!
  Но наше терпение не овечье!
  России коммунисты на обед
  теперь едят мясо человечье!
  
  Двадцать третье октября. 1969 год.
  160
  
  
  * * *
  
  Уже не жду любви награды.
  
  Когда его не ждёшь, тогда
  в душу вбирается ненастье.
  В безмятежный час труда
  нагрянет злобное несчастье.
  
  Уже не жду любви награды,
  но так хотелось бы мне их!
  Острые тени горькой досады
  нахожу теперь в речах твоих.
  
  Яркие брызги шампанского!...
  Любви жаркие речи твои!...
  Нашего брака гражданского
  теперь уже не спасут соловьи.
  
  С меня хватит! Всё, мне довольно!
  С тобой настрадался вдоволь я уже!
  Всё пережитое с тобою мне больно!
  Мне всё это словно шрамы на душе.
  
  Ты напрасно горько плачешь,
  теперь уже былое не вернуть.
  Ты для меня теперь не значишь
  уже вовсе совсем ничего...
  
  Всё! Ухожу от тебя навсегда!
  Разлука внезапно подкралась.
  Ты не любила меня никогда,
  только искусно притворялась!
  
  Поладить мы с тобою не смогли,
  неприязнь с годами всё острее!
  Если окликнешь меня издали,
  прочь от тебя поспешу поскорее.
  
  Двадцать девятое октября. 1969 год.
  161
  
  
  * * *
  
  Занялись коммунисты расправами!
  
  День и ночь не стихнуть в душе битве,
  словно дьявол злой в мою душу залез!
  Как хорошо по утренней молитве
  встретить день предчувствием чудес!
  
  Коммунистами всё вырублено́!
  Откуда теперь взяться счастью?
  Сколько судеб и жизней загублено́
  коммунизма-проклятого властью!
  
  Ужасна коммунистическая рожа!
  Очень страшны коммунисты-мразь!
  Кровь коммунистов гнилая похожа
  на грязный гной, на вонючую грязь!
  
  С храмов вынесли мощи святых,
  обрекли Христа на поругание!
  Сняли покров с куполов золотых...
  Скоро наступит им за всё наказание!
  
  Соловьи России все замолчали.
  В России коровы, и те не мычат.
  Раньше песни по Волге звучали,
  теперь стоны над Волгой звучат!
  
  Занялись коммунисты расправами!
  Убили многих! - им ещё всё мало!...
  Коммунистами убиенных за заставами
  коммунисты зарывают где попало...
  
  Рассудок гневом, мукой, страхом
  и жаждой лютой мести воспалён!
  Пропадает пусть всё в России прахом,
  лишь бы не было коммунизма знамён!
  
  Тридцать первое октября. 1969 год.
  162
  
  
  * * *
  
  Любовь давно кончена меж нами.
  
  Прекрасны были наши встречи!
  Мне о том напомнит лишь слеза.
  Я так влюбился в твои плечи,
  в твои руки, груди и в глаза!...
  
  Из вольной юности прозрачной,
  где только лишь голубые города,
  умчал тебя вдаль поезд мрачный.
  Там ты от меня пропала навсегда!
  
  Ты вдруг ушла, - я как в пустыне!
  Стою... - ни мыслей, ни надежд...
  Но тебя сердцем помню и поныне,
  хоть много мною сношено одежд!
  
  Была ты тварью похотливой,
  только я тебя как богиню любил!
  Я с тобой, такой во всём ленивой,
  свои самые лучшие годы загубил!
  
  Что было нажито, - было кинуто!
  Всё остальное жизнью сожжено!
  Давно сердце моё из груди вынуто,
  где-то давным-давно потеряно оно.
  
  Давно уже забыл я те дни и ночи,
  когда очень счастлив был с тобой,
  когда мне сияли твои лживые очи
  прекрасной, чудной далью голубой.
  
  Любовь давно кончена меж нами,
  но часто почему-то вдруг во сне
  ужасная зверюга с жёлтыми зубами
  который раз в кошмарах снится мне!
  
  Первое ноября. 1969 год.
  163
  
  
  * * *
  
  Поэтам, жертвам коммунизма!
  
  Как не понять душою сло́ва,
  мольбу и стон избитых тел?...
  Коммунист злобен! И он снова
  творит в моей России беспредел!
  
  Я дерьма коммунизма не кушал,
  вонью коммунизма не дышу!
  Я всё просмотрел и прослушал...
  О коммунистах-палачах пишу!
  
  Я свою душу дворянскую
  с коммунистами не связал!
  Про жизнь свою арестантскую
  я уже много стихов написал!
  
  Я стихом дерзким, страстным
  проклинаю коммунизма гнёт!
  Путём кровавым и ужасным
  Россия к пропасти бредёт!
  
  Русские, я честен перед вами!
  Мне коммунизм давно не мил!
  Стихи остались бы словами,
  если б я ими коммунистов хвалил.
  
  Живу, коммунизм стихами браня!
  Теперь я не на шутку разозлился!
  Коммунисты не страшны для меня!
  С мыслью о смерти я уже смирился.
  
  Я вовсе не сторонник пессимизма.
  Честь свою коммунистам не продам!
  Всем поэтам, жертвам коммунизма,
  стихами славный памятник создам!
  
  Третье ноября. 1969 год.
  164
  
  
  * * *
  
  Жена украсит вас рогами!
  
  Счастье было лишь обманом,
  в другой раз больше повезёт.
  В душу мне седым туманом
  тихо печаль угрюмая ползёт.
  
  Теперь музыка, даже весёлая,
  совсем уже не радует меня.
  Душа моя, словно бы голая,
  перед людьми среди серого дня.
  
  Пускай другой тебя ласкает,
  мне сейчас быть лучше одному.
  Голос твой злою собакой лает!
  Не привык до сих пор я к нему.
  
  Куст алых роз в саду уже опал.
  Осень холодная царствует давно.
  Я на наше свидание проспал,
  уж наверно мне так суждено...
  
  Теперь не жду в жизни перемен,
  душа моя уж ко всему остыла.
  Печать злобная прошлых измен
  мне душу теперь наглухо закрыла.
  
  Кончились мои страстные ночи,
  но на душе не наступит покой.
  Не посмею взглянуть тебе в очи
  после измены наглой такой...
  
  Коль красоты вам Бог не дал,
  жена сможет украсить вас рогами!
  Таких красавцев немало я видал,
  их очень много вижу между нами!
  
  Пятое ноября. 1969 год.
  165
  
  
  * * *
  
  Русь захвачена коммунистами-уродами!
  
  Мы всю жизнь лишь страдали
  средь кровью льющихся дождей!
  Совсем не такой мы жизни ждали
  по обещаниям коммунизма вождей!
  
  Бывали русские в лапах "врачей"
  и другого коммунистического сброда!
  Полны желудки коммунистов-палачей
  невинной кровью русского народа!
  
  В мрачных душах коммунистов глухо,
  все они черны, как на погосте вороньё!
  За счёт невинного русского народа брюхо
  коммунисты-антихристы берегут своё!
  
  Всегда русские люди верой дорожили,
  хотя мы и падшими грешными слывём.
  Мы все гонения икон уже пережили
  и коммунистов-палачей мы переживём!
  
  Русь захвачена коммунистами-уродами!
  Коммунисты на наше здоровье плюют!
  В городах, задымлённых заводами,
   лёгкие русских безвинных людей гниют!
  
  Стала Русь для коммунистов пешкой!
  Русским давно уже одуматься пора!
  Над Невою с укоризненной усмешкой
  нас провожает светлый лик Петра!
  
  Огонь Свободы в душах наших
  коммунистам никогда не погасить!
  Помним страдания всех павших,
  коммунистам будем за всё мстить!
  
  Седьмое ноября. 1969 год.
  166
  
  
  * * *
  
  В любви безумна ты!
  
  Ты меня к себе как приворожила,
  словно в любви омут меня увлекла!
  Тебя со мною лишь похоть сдружила!
  С тобою только страсть меня свела!
  
  Кого хочешь страстью взбудоражит
  твоя гордая осанка, ноги, грудь!...
  Взгляд твой тоже мимо не промажет,
  точно знаешь ты в кого стрельнуть!
  
  Разврат вовсе не считаешь позором,
  ты так горяча, как будто ада печь!...
  Зачем ты страстным южным взором
  мою грешную душу пытаешься сжечь?
  
  Я неприязнь к тебе теперь уж не таю!
  Проклинаю всё, что было между нами.
  Ты давно бесстыжую серую совесть свою
  в детском саду слизала вместе с соплями!
  
  К тебе приду, и тут же тороплюсь
  быстро оставить тёплый твой покой!
  В любви безумна ты! Тебя боюсь
  лишь потому, что сам тоже такой!
  
  Против желанья миг продлённый
  с тобой теперь меня уже не веселит.
  В тебя уже давно я не влюблённый.
  С тоски душа моя грешная скулит!
  
  Уйду, может, в заброшенный скит.
  Там, может, обрету себе тихий покой.
  Эта сердца тоска, что так душу томит,
  может быть снимется словно рукой!
  
  Одиннадцатое ноября. 1969 год.
  167
  
  
  * * *
  
  Почему бы коммунистов ни убивать?
  
  От коммунизма России напасти!
  Жизнь при коммунистах бардак!
  Смерти для коммунизма власти
  пока не можем вымолить никак!
  
  У русских не жизнь, а унижение!
  Сколько нам ещё надо страдать?
  Святой Свободы приближение
  мы давно уже устали ожидать!
  
  Что же за "пламенные" речи
  слышим днём и ночью мы?
  Из кремлёвской зла "мечети"
  звучат лишь дьявола "псалмы"!
  
  Коммунисты на русских лают!
  Русских не считают за людей!
  Русских женщин запрягают
  в колхозах вместо лошадей!
  
  Слезу невольно глаз мой роняет,
  России коммунизм горе принёс!
  Злобный КГБ русских охраняет,
  он коммунистам верный пёс!
  
  Россией теперь дьявол управляет!
  Давит русских коммунист-тиран!
  Русским рассудок застилает
   коммунизма кровавый дурман!
  
  Русским дурь в головы вбивают!
  Но мне на коммунизм наплевать!
  Если коммунисты русских убивают,
  то почему бы русским их ни убивать?
  
  Тринадцатое ноября. 1969 год.
  168
  
  
  * * *
  
  Лучше нету быть в твоих объятьях!
  
  Брожу тихо, как кот одинокий,
  душа моя одиночество пьёт...
  В сердце скрипки звук далёкий
  мне о чём-то хорошем тихо поёт.
  
  Живу не ненавидя, не любя...
  Вся жизнь моя везде транзит!
  Зачем только тревожусь за тебя,
  когда мне самому беда грозит?
  
  Видел я много женщин голых,
  только мне ни одна не хороша!
  Грустью былых измен весёлых
  измучена моя грешная душа...
  
  Уже я устал от заботы страдать,
  беспокоясь о "сестрах" и "братьях".
  Хуже нет догонять кого или ждать!
  Лучше нету в твоих быть объятьях!
  
  Из гранита, мрамора и глины
  я изваял бы чудный образ твой!
  Но не хватит жизни половины
  осуществить проект мне свой!
  
  В душу льётся музыка как свет,
  тихо смотрю, как ты танцуешь!
  С тобой замызганный брюнет,
  но ты его ласкаешь и целуешь...
  
  Своё сердце ты изменой студишь
  среди разных грязных сволоче́й!
  Только если ты моей не будешь,
  то не будешь вовсе ты ни чьей!
  
  Семнадцатое ноября. 1969 год.
  169
  
  
  * * *
  
  Коммунизм русские души корёжит!
  
  Стихи творю своими руками
  сам же своей жизни на беду.
  Дальнюю даль догоняя ногами
  не спеша с миром по Миру иду!
  
  По всему Миру хожу с сумою,
  про себя молитву повторяя тихо.
  Уже я познакомился с тюрьмою,
  там я узнал почём фунт лиха!
  
  В "Крестах" я бывал и на воле,
  насмотрелся я в жизни всего!...
  Жизнь моя, словно минное поле,
  лишь оступился, - и нет ничего!
  
  В тюрьмах жизнь снилась мне
  вольным ветром в чистом поле.
  Только в тюрьме бывало во сне
  даже много лучше, чем на воле!
  
  Вам этого, конечно, не понять,
  раз в "Крестах" вы не бывали.
  Чтобы просто в бане побывать
  мы вшей у вертухаев покупали!
  
  Кто Россию спасёт, кто поможет?
  Доживём ли до коммунизма конца?
  Коммунизм русские души корёжит,
  злом омертвляет русские сердца!
  
  Девятнадцатое ноября. 1969 год.
  170
  
  
  * * *
  
  Отлюбил, остыла моя кровь.
  
  По темнеющей заводи пруда́
  звёзды небесные тихо плывут.
  Раньше не бывал я никогда
  наедине с тобою ночью тут.
  
  Лодка под нами качнулась,
  поплыла она, послушна рулю.
  Ты ко мне кошкой метнулась!
  Боль и трепет в душе терплю!
  
  В твоих глазах частица неба,
  в них звёзд частица и воды...
  Желаешь секса, зрелищ, хлеба...
  но не предчувствуешь беды.
  
  В тебе восточные напевы
  и песни русские в тебе!...
  Мои былые годы, где вы?
  Не поперечишь тут судьбе...
  
  Плоть, пережившая любовь,
  вряд ли кому любовь подарит.
  Я отлюбил, остыла моя кровь,
  чувство сердце не ошпарит...
  
  Невыносима жизнь мне эта,
  совсем рядом счастья тень.
  Оно продлится до рассвета,
  а завтра снова скучный день.
  
  О том, что тебя не сто́ю,
  тебе твой батюшка твердил.
  За что чудесной красотою
  тебя Господь вознаградил?
  
  Двадцать третье ноября. 1969 год.
  171
  
  
  * * *
  
  Кругом коммунизма враньё!
  
  Ревёт в России буря злая,
  никому никак её не обойти!
  Русскую землю кровью заливая
  коммунисты всё губят на пути!
  
  Куда нас выведет кривая?
  Куда судьба нас заведёт?
  Где же русская сила удалая,
  нас от бед которая спасёт?
  
  Кругом коммунизма враньё!
  Коммунисты-дьяволы-черти!
  Нам в русском небе вороньё
  предвещает праздник смерти!
  
  "Волей" нам кладбище назвали!
  Коммунисты повели Русь туда!
  Много там русских расстреляли,
  там дед мой сгинул без следа!
  
  На русских все беды сли́лись!
  С годами труднее русским жить!
  Как бы коммунисты ни бесились,
  всё равно Россию им не победить!
  
  Давят русских коммунисты-уроды!
  Россией правит коммунист-больной!
  Но вдруг пробьётся луч свободы
  через страшный занавес стальной!
  
  Страшна коммунизма местность,
  без жуткого страха её не пройди!
  Нас не пугает пути неизвестность.
  Давно свобода ждёт нас впереди!
  
  Двадцать девятое ноября. 1969 год.
  172
  
  
  * * *
  
  Прощай, души моей царевна!
  
  Наш роман с постели нáчат.
  Планы наши не реальные,
  ничего теперь уже не значат
  людям связи сексуальные!
  
  Мечта, радостью полна́,
  парит у нас над головами!
  Моя печаль просветлена
  твоими нежными словами!
  
  Свою плоть порою балýем,
  от излишней сытости греша.
  Твоим змеиным поцелуем
  уже моя отравлена душа.
  
  Оба мы с тобой, увы, не святы,
  только мы связаны судьбой.
  Надо ль слов, чтоб поняла́ ты,
  что мы очень разные с тобой!
  
  После наших страстных ночек
  как-то вдруг стала ты полнеть.
  Только ни сыновей, ни дочек
  пока от тебя не хочу иметь!
  
  Утро грустное сменило
  нашу радостную ночь.
  Твоё личико хоть мило,
  но бегу от тебя прочь!
  
  Ты то ласкова, то гнėвна!...
  Твои веснушки как прыщи.
  Прощай, души моей царевна,
  себе другое царство поищи!
  
  Первое декабря. 1969 год.
  173
  
  
  * * *
  
  Разгонит коммунизма кровавую тьму!
  
  Где-то жизнь очень хороша,
  Россию счастье прошло мимо.
  Без время моя старится душа,
  коммунистами-палачами гонима!
  
  Русским такие солнечные дали
  коммунисты-педерасты обещали!...
  Только в том была наша беда,
  что повели они Россию не туда!...
  
  О коммунизме нам талдычат,
  но тяжким сном Россия спит.
  Не журавли теперь курлычут,
  над всей Россией стон стоит!
  
  Как друг на друга налезают
  льдины в весенний ледоход,
  так коммунисты натравляют
  друг на друга русский народ!
  
  Так, ни за что русских карая,
  коммунист всем только врёт!
  Моё сердце ноет, замирая,
  палач кровавый душу рвёт!
  
  Нет Правды в нашем государстве!
  Русских сажают за правду в тюрьму!
  Луч правды в нашем жутком царстве
  разгонит коммунизма кровавую тьму!
  
  Наши ещё не окончены все битвы!
  Ещё к нам гвардейцы Белые придут!
  Терпи, русский старик, твои молитвы
  на всех коммунизм смертью упадут!
  
  Третье декабря. 1969 год.
  174
  
  
  * * *
  
  Я в тебя как мальчишка влюблён!
  
  Запомнился тот день прекрасный,
  когда вдруг я встретил на пути
  образ кроткий, нежный, страстный!
  Ну, словно просто дьявол во плоти́!
  
  Твои нежность, голос, ласка...
  мне навеяли сказочный сон!
  С тобою время, - чудесная сказка!
  Я в тебя как мальчишка влюблён!
  
  Ночью со мною ты страстна!
  Днём ты холодная, как сталь.
  Когда спишь, ты так прекрасна,
  что разбудить мне тебя жаль.
  
  Наша жизнь с тобой не мёд,
  каждый взгляд, как прощальный.
  Скоро судьба снова нас оторвёт
  друг от друга в час печальный.
  
  У нас любовь (в моих понятиях).
  Только ты с другими не балýй!
  Задуши меня в своих объятиях,
  или до самой смерти зацелуй!
  
  В речах, ложью отравленных,
  слышу твою дерзкую мечту.
  В чертах, судьбой оставленных,
  очень много про тебя прочту!
  
  Блеск перстней дрожащих пальцев
  про тебя мне очень многое сказал!
  Ласкала ты многих скитальцев!
  Только мне пора уж на вокзал...
  
  Пятое декабря. 1969 год.
  175
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских казнят!
  
  С душой наивною и детской
  попал я в мрачный кабинет!
  В злой чванливости советской
  свободной жизни места нет!
  
  Познал я коммунизма плеть,
  на тюремных я был ступенях!
  Как моему сердцу не болеть,
  когда моя Россия на коленях?
  
  Глаза свои иной раз закрываю
  и вижу совсем другую Русь!...
  Порой от горя зверем завываю,
  но из России никуда не рвусь!
  
  Я познакомился с "Крестами",
  вспоминаю, - в душе моей мат!
  Там, за угрюмыми стенами,
  коммунисты русских казнят!
  
  Хоть я почти всю жизнь свою
  на борьбу с коммунизмом истратил,
  но я ещё в диссидентском строю,
  я с коммунистами с ума не спятил!
  
  Моя жизнь в сплошных изломах!
  Я не покорился коммунизма судьбе!
  "Забудь себя, родных, знакомых...
  думай о с коммунизмом борьбе!"
  
  Я смешною и весёлой Музой
  мог бы читателя прельстить!
  Но под властью краснопузой
  могу коммунистам лишь мстить!
  
  Седьмое декабря. 1969 год.
  176
  
  
  * * *
  
  Объясниться в любви не умею.
  
  Грехом не тронутая младость
  ко мне доверчиво пришла!
  Твоя неистовая радость
  мне огнём душу разожгла!
  
  Объясниться в любви не умею,
  за то меня, пожалуйста, прости.
  К тебе прикоснуться не смею,
  не смею даже к тебе подойти.
  
  Сердце сжимается от муки!
  Зимой запел вдруг соловей!
  Звучат неведомые звуки
  в душе восторженной моей!
  
  Я подарил тебе цветы!...
  С тобой мне просто и легко!
  "Ну, давай, - сказала ты, -
  только не очень глубоко..."
  
  От страсти чувства неизвестного
  тесно прижались мы друг к другу!
  На грязном стеллаже чулана тесного
  я разложил тогда свою подругу.
  
  Как чудное вино теперь тебя пью!
  Мы разойдёмся только с петухами.
  Тебя своими стихами воспою!
  Осрамлю тебя своими же стихами.
  
  Быстро ночь прошла! Как жаль!...
  Сердце моё новой встречи просит!
  Грешной души моей светлую печаль
  опять туманом розовым заносит!
  
  Одиннадцатое декабря. 1969 год.
  177
  
  
  * * *
  
  Сталин-кровавый разбойник!
  
  Я среди коммунизма непогоды
  камни в портреты вождей бросал!
  В те страшные ужасающие годы
  я стихи о палаче-Сталине писал!
  
  Сталин-кровавый-разбойник
  в Россию с дьяволом прошёл!
  Он, людоед, теперь покойник!
  Без него русским очень хорошо!
  
  Сталин не сам в свой гроб лёг,
  ему русские с Берией помогли.
  Сам Берия лично очень помог
  вместе с теми, что гада берегли!
  
  Сталин взором оловянным
   омертвлял русские сердца!
  Кончил гробом деревянным,
  закопали Сталина-подлеца!
  
  В Руси такую кашу заварили
  то-ль сглу́па, то-ли сгоряча!...
  Все хвалебные речи говорили,
   славя Сталина-подлеца-палача.
  
  Палача Сталина, "отца" и "друга",
  хвалили тысячи русских-свиней.
  Тогда в России ревела смерти вьюга,
  русской крови много было в ней!
  
  Охраняется коммунистами-ментами,
  теперь здесь даже пёс не пробежит!
  Вонючая могила не убрана цветами,
  палач-Сталин-дьявол в ней лежит!
  
  Тринадцатое декабря. 1969 год.
  178
  
  
  * * *
  
  Корабль любви не пристанет.
  
  Сегодня сердцу жалко стало
  то, что вчера я совсем не жалел!
  Может быть оно очень устало?
  Может ему мой разум надоел?...
  
  Я предстал пред твоим взором
  усталый, битый, но - Поэт!...
  Я тебя увлёк бы разговором,
  но у меня желанья к тому нет.
  
  Твой звонкий смех неудержимо
  к тебе, как ко греху, влечёт!
  Но только прохожу мимо,
  ведь время вспять не потечёт.
  
  На тебя уж так очень похожи
  те, что меня теперь ласкают!
  Те же сиськи, те же рожи...
  От вина так же пьяные икают...
  
  Таинство прошлых измен
  грешную душу мне ранит.
  Улетевшему счастью взамен
  корабль любви не пристанет.
  
  На путь вражды со мною став,
  стала ты как зверь неукротима!
  Тихо стою, уши поприжав,
  смотрю как ты несёшься мимо!
  
  Ты грозно пролетела мимо,
  к другим подругам удалясь.
  Заныло сердце нестерпимо:
  "На кой чёрт мне ты сдалáсь?"
  
  Семнадцатое декабря. 1969 год.
  179
  
  
  * * *
  
  Коммунист-палач наказывает строго!
  
  От страха даже рот не разину,
  крепче зубы лишь сожму!
  Лучше выбрать бы чужбину,
  чем коммунизма тюрьму!
  
  Не бывать в России счастью,
  коммунистов не буду терпеть!
  Борюсь с коммунизма властью,
  чтобы за свободу России умереть!
  
  Коммунизма дурью не маюсь!
  Дерьмом не пачкаю свою строку!
  Через всю пошлость пробиваюсь
  к чистой правды святому роднику!
  
  Коммунист-палач наказывает строго,
  он за правду очень многих погубил!
  Невинных пало уже очень много!
  Я с детства коммунистов не любил!
  
  Когда мне надо было плакать,
  я очень часто улыбался невпопад.
  На портреты коммунистов какать
  я смог в цветной осенний листопад!
  
  Многим удобней забываться
  и вовсе ничего не вспоминать.
  Я устал коммунистов бояться,
  стал их стихами проклинать!
  
  Вижу вольных птиц в полёте
  из " Крестов" тюремного окна.
  Стою на коммунизма эшафоте...
  Площадь казни, - вся моя страна!
  
  Девятнадцатое декабря. 1969 год.
  180
  
  
  * * *
  
  Любовь и ревность не затронут.
  
  На сцене грязной и заплёванной
  гремит расстроенный рояль!
  Вижу тебя, всю размалёванной,
  люстры пламенный хрусталь...
  
  "Привет, покойница, привет!"
  (Как мне приятны слова эти!)
  Хотя пока ты видишь свет,
  но ты уже на другом Свете!
  
  Живёшь, как будто в темноте.
  Мечты твои в печаль стремятся.
  Даже холодные покойники, и те,
  тебе давным-давно уже не снятся.
  
  Вокруг тебя разносятся дурманы
  твоих, всех чарующих, духов!
  На твои явные дерзкие обманы
  уже немало у тебя было дураков!
  
  У тебя есть с Венерой сходство,
  но внутри тебя лишь пустота!
  Твоей грешной души уродство
  не скроет плоти твоей красота.
  
  Тебе подарил бы я цветы,
  но ты на старуху похожа...
  Очень страшная ведьма ты!
  Ненавистная мне твоя рожа!
  
  Любовь и ревность не затронут
  больше никогда сердца моего.
  Хотя порою чувства стонут...
  Но только стонут, что с того?
  
  Двадцать третье декабря. 1969 год.
  181
  
  
  * * *
  
  С коммунизма злым поганым строем.
  
  "Господь, за грехи нас караешь...",
  услышал я в церкви эти слова.
  "Со смертью, парень, играешь!",
  часто твердит мне моя голова.
  
  Наверно, может только хам,
  живя в России её же и хаять.
  Только откровенно скажу вам,
  моей душе здесь не оттаять!
  
  В своих стихах ругаю власть я,
  как просто гражданин и человек!
  За годом год только одни несчастья
  России приносит коммунизма век!
  
  Власть коммунизма нам не нужна!
  Открыто об этом сказать смею!
  Мне вменяется только в том вина,
  что с детства стихи писать умею!
  
  Другим борцам в борьбе их правой
  своей мятежной рифмой помогаю!
  Средь коммунизма мглы кровавой
  коммунистов своими стихами ругаю!
  
  С коммунизма злым поганым строем
  одному мне никогда не справиться.
  Но только вовсе не хочу быть героем,
  мне бы скорее от страха избавиться.
  
  Мои мятежные стихи страшнее танка,
  они ведут по коммунистам стрельбу!
  За них Литейный, Петровка и Лубянка
  искалечили всю мою тяжёлую судьбу!
  
  Двадцать девятое декабря. 1969 год.
  182
  
  
  * * *
  
  Ты секс-бомба, мужикам гроза!
  
  Такого чудного загара
  не видел я в этой глуши!
  На щеках огонь пожара
  твоей пылающей души!
  
  Твои прекрасные черты
  то-ли от Бога, то-ль от чёрта!
  На кой чёрт сдалась мне ты?
  Душа моя для всех запёрта.
  
  Вдруг воспарившая в мечтах,
  ко всем друзьям любовь питая,
  стоишь богиней, вся в цветах,
  о призрачном счастье мечтая!
  
  Твой взгляд и речь "невинная"
  на похоть кого хочешь заведут!
  Фигура стройная, спортивная...
  У всех мужчин слюнки текут!
  
  На твоих разгоревшихся щеках
  заря любви ярким огнём пылает!
  Твоя мечта о супер-мужиках
  давно твоё сознанье застилает!
  
  Тебя вполне во всём понимаю,
  жизнь, ведь она всегда права!
  Тебя всегда такою принимаю,
  какой тебя представила молва.
  
  Грустью детскою струятся
  твои страстно-печальные глаза.
  Только все мужики тебя боятся:
  ты секс-бомба, мужикам гроза!
  
  Тридцать первое декабря. 1969 год.
  183
  
  
  * * *
  
  Коммунизм страшного ада сила!
  
  Из-за нашего железного завéса
  слышим песни свободы мы!
  В России только голос беса
  звучит из коммунизма тьмы!
  
  Сук кремлёвских размножения
  проходят под парадный вой!
  Мы уже ощущаем разложения
  смердящий запах над Москвой!
  
  Здесь угнетённые не ропщут,
  а гимны коммунизма поют.
  Здесь упавшего все затопчут,
  несчастного человека забьют!
  
  Многих из нас уж расстреляли!
  Многих русских зарыли живьём!
  Люди совесть на страх променяли!
  Мы как страшные крысы живём.
  
  Коммунизм страшного ада сила
  русских уничтожает который год!
  Коммунизма тьма Россию победила,
  искалечила России русский народ!
  
  Всю Россию безвестные могилы
  вознаграждают мрачной тишиной.
  У русских ещё есть желания и силы
  бороться с властью поганой, дурной!
  
  Никакой страх уж не проймёт
  русскую силу молодецкую!
  Как весна ломает дряхлый лёд,
  так подрываем власть советскую!
  
  Первое января. 1970 год.
  184
  
  
  * * *
  
  На любовь надеешься вовсе зря.
  
  Ухажёров рядом с тобой свита!...
  Среди них ты такая нежная!
  Крупным жемчугом обвита
  шея твоя розово-белоснежная!
  
  Очень приятный запах источает
  твоя жгуче-чёрная тяжёлая коса!
  На него моё сердце отвечает!...
  В душе моей творятся чудеса!
  
  На твоих царственных плечах
  нежный луч солнца отдыхает.
  Вся сияешь в прелести лучах,
  взор твой бабочкой порхает!
  
  Ты всё та же и также красива!
  Ты вся свежа, как ранняя заря!
  Но располнела, словно слива.
   на любовь надеешься вовсе зря.
  
  Не привлечёшь, идущих мимо,
  на страсти пир безумья своего.
  Хотя меня влечёт неудержимо,
  только никогда не приду на него!
  
  Теперь не гуляют ночью пары,
  как бывало когда-то, до утра.
  Страстных дней прошли угары.
  Высоких чувств прошла пора.
  
  Больше смотреть уже не буду
  вслед тебе, волнуясь и любя.
  Только никогда не позабуду
  тех дней, что был возле тебя!
  
  Третье января. 1970 год.
  185
  
  
  * * *
  
  Против коммунизма злого строя!
  
  Я образование получил...
  от знаний вспухла голова!
  Самым первым делом изучил
  я все нецензурные слова.
  
  С Музой, от зла заворожённой,
  за мятежные стихи свои в награду,
  я со Христа священною иконой
  давно хожу по коммунизма аду!
  
  Уже я находился, пора мне к дому!
  Я обошёл сотни разных адресов.
  По шарику, столь малому, земному
  коммунизма ночи движется покров.
  
  Власть коммунизма-дьявола змеёю
  шипит на русских, злобу не тая!
  Погибну, не заплачет надо мною
  коммунистами убитая мама моя.
  
  Моей жизни бурное течение,
  куда-то занесёт ещё меня оно?
  Поэта великое предназначение
  мне Господом с рождения дано́!
  
  Русский обездоленный народ
  пока потерял он разум свой.
  В полдень чёрный небосвод
  вижу над чудовищной Москвой!
  
  Никогда не строю из себя героя.
  Я коммунистам не изюма фунт!
  Против коммунизма злого строя
  уже замышляем русский бунт!
  
  Пятое января. 1970 год.
  186
  
  
  * * *
  
  Подари мне своё тело!
  
  Куда меня ни заносила
  жизнь, в падении скользя!
  Наша страсть, - такая сила,
  какой противиться нельзя!
  
  Нежен, лёгок и печален
  твоего чудного сада аромат.
  В сердце я тобой ужален!
  Но я этому даже очень рад!
  
  За твою чудо-красоту
  свою судьбу переломаю!
  Твою злость и доброту
  как награду принимаю!
  
  Глаза твои бесстыжие,
  они горячее ада огня!
  Косы твои ярко-рыжие
  в любовь увлекли меня!
  
  Брови твои чётно-жгучие,
  как злой птицы два крыла!
  Глаза твои нагло-колючие!...
  И всё же ты мне очень мила́!
  
  Моё сердце очень болит,
  душа моя по тебе страдает!
  Моё сознание тихо скулит,
  что-то плохое оно ожидает.
  
  Мне отдай свою красу,
  подари мне своё тело!
  На руках туда тебя снесу,
  куда бы ты ни захотела!
  
  Седьмое января. 1970 год.
  187
  
  
  * * *
  
  В кремле банда коммунистов-гадов.
  
  Брежнев украсть много смог,
  в своём кремлёвском кресле сидя!
  Ему, безумному, видно, невдомёк,
  что его люди России ненавидят!
  
  Слушай как Генсек "почтенный"
  опять на всю Европу нагло врёт!
  Он лишь просто вор обыкновенный!
  Он всё народное добро себе берёт!
  
  Все речи длинны, но без смыла,
  нашего руководителя партийного!
  Жуткая власть коммунизма нависла
  над нами хуже бедствия стихийного!
  
  Среди чумных ума затмений,
  к народу словно демон злой,
  треплется коммунист-"гений",
  кое-как вставною чавкая скулой!
  
  Воздух чист всегда после дождя,
  день освежающей влагою нали́т.
  Речь бессвязная безумного "вождя"
  весь мир забавляет, очень веселит!
  
  В кремле банда коммунистов-гадов
  Генсека нюхают сраные штаны!
  Он лишь сказал, - и тех же взглядов
  все его подручные безусловно полны́!
  
  Россия терпит коммунизма страсти!
  Всё глупеет коммунизма наш "отец"!
  Тошно жить при коммунизма власти!
  Скорей бы поганой ей пришёл конец!
  
  Одиннадцатое января. 1970 год.
  188
  
  
  * * *
  
  Мы любовь как вино расплескали!
  
  К тебе пришёл я не под страхом,
  в душе моей свистели соловьи!
  Моя жизнь и деньги... - прахом!
  Это со мной сделали чары твои!
  
  Вспоминать мне печально и больно
  о тебе через столько-то долгих лет.
  Мы с тобой порезвились довольно!
  В нашем прошлом хорошего нет.
  
  Приходила ты поздно домой,
  со мной была ты нежна́ и ми́ла!
  Говорила: "Возлюбленный мой!",
  а сама с моим другом крутила...
  
  Была ты тёмною лошадкой,
  ты многих обольстить смогла!
  Когда-нибудь вздохнёшь украдкой,
  и пожалеешь, что от меня ушла.
  
  Пропало чувство... Бог же с ним!
  Расстался я с тобой, засранкой!
  Была чудным несчастьем моим,
  теперь ты стала мне портянкой!
  
  Язык любви тебе подвластен,
  умеешь души чувствами играть!
  Только я с тобою был несчастен,
  мне в этом Бог не даст соврать!
  
  Мы утоление страсти искали...
  Что об этом теперь уж молоть.
  Мы любовь как вино расплескали
  с наших душ на горячую плоть!
  
  Тринадцатое января. 1970 год.
  189
  
  
  * * *
  
  Ленин-кровавый палач народов.
  
  Под страшным топотом смертей
  Россия грешная в страхе трясётся!
  В Россию столько явилось чертей,
  что никто от смерти не спасётся!
  
  Коммунисты-палачи живут в теремах,
  народ в коммуналках вшивых ютится!
  Вместо веселья у нас только лишь страх!
  Нам коммунизм теперь даже не снится!
  
  Наши мысли тянутся нестройно,
  перед взором наша падшая страна!
  Не будет сердце русское спокойно,
  пока в России коммунист-сатана!
  
  Громоздятся снежные сугробы
  возле изб деревни сиротливой.
  Мужики, наполненные злобы,
  недовольны долей несчастливой!
  
  Коммунист русских стреляет!
  Трупов навалено!... - как дров!
  Пока судьбу России определяет
  грязная мразь коммунистов-воров!
  
  Ленин-кровавый палач народов,
  много народа русского погубил!
  С согласия коммунистов-уродов
  русских детей он многих убил!
  
  Захватили коммунисты страну!
  Такая власть России не нужна!
  В Ленине-сифилитике вижу сатану!
  И Сталин тоже гомосек-сатана!
  
  Семнадцатое января. 1970 год.
  190
  
  
  * * *
  
  Люблю тебя, нету аж слов!
  
  Душа моя была в покое,
  не перед кем я не в долгу.
  Но ты написала мне такое!...
  Тебе не ответить не могу!
  
  Горит моё сердце отважное!
  Всё продолжает оно дерзать!
  Мятежное, буйное, важное
  стихами хочу тебе рассказать!
  
  Меня ты, наверно, погубишь!
  (Но многих я сам уже погубил!).
  Без комплексов девушку любишь,
  а я с чего-то вдруг тебя полюбил!
  
  Зачем ты ей стихи читаешь?
  Тебе нравятся блуда края?
  Её только лишь предпочитаешь!
  Но только как же тогда буду я?...
  
  Теперь я-то тогда как же буду?...
  Как быть мне с любовью своей?
  Тебя никогда ни за что не забуду,
  хотя ты общаешься только с ней!
  
  Мне надоели все мои пьянки!
  Люблю тебя! - нету аж слов!
  Чёрт с вами, хоть вы лесбиянки,
  я вас трахнуть обеих готов!
  
  Девятнадцатое января. 1970 год.
  191
  
  
  * * *
  
  Россию коммунист-палач захватил!
  
  Под серым петроградским небом
  Россию коммунист-палач захватил!
  Жить нам не только единым хлебом!
  До сих пор я коммунистов не простил!
  
  Борьбой с коммунизмом я увлёкся!
  Не остановиться мне теперь никак!
  Как от коммунистов я ни берёгся,
  но всё же не раз попадал впросак!
  
  Дурным предчувствием объят
  весь день по Ленинграду петляю.
  То вдруг резко обернусь назад,
  то взглядом в сторону стреляю!
  
  Ужасны коммунисты-крокодилы!
  Не скрою, что боюсь очень их!...
  Но в душе своей отыскиваю силы,
  против коммунизма пишу стих!
  
  Одним стихом бороться мало,
  потому я стал во всём вредить!
  Терпеть коммунизм сердце устало,
  коммунистов стал я стихом бить!
  
  Ещё вспомните меня, Вовочку!
  Воюю в коммунизма жутком плену!
  Заряжу верную русскую винтовочку,
  да и в коммуниста-палача пальну!
  
  Не прощу коммунистам Воркуту!
  Магадан им тоже никогда не прощу!
  За мою светлую убитую мечту
  всем коммунистам-педерастам мщу!
  
  Двадцать третье января. 1970 год.
  192
  
  
  * * *
  
  Ты лишь себя во мне любила.
  
  Ты обо мне давно забыла,
  но я ещё не позабыл тебя.
  Ты лишь себя во мне любила.
  Во мне жалела ты только себя.
  
  А я так доверял тебе, скотине,
  верность лишь тебе одной храня!
  Больше слова доброго отныне
  никогда не услышишь от меня!
  
  Ни за что никогда не позабуду,
  тобою данный мне, любви урок!
  Твой неотступный лик повсюду
  за мною следует как злой рок.
  
  Когда смотрел я в твоё окно,
  то не меня ты в нём ласкала.
  "Нам быть с тобой не суждено." -
   ты мне как-то с иронией сказала.
  
  Ты мне сказала дерзко, смело,
  что нас ждёт разлука впереди...
  Моё сердце вдруг оледенело,
  кровь застыла в моей груди.
  
  Призрак призрачной любви
  мне душу всю разворотил!
  Он погасил огонь в крови...
  Но я тебя за всё уже простил.
  
  Ты можешь даже лютого врага
  своею нежной лаской укротить!
  Мы разошлись, как моря берега...
  Только чего уж об этом грустить.
  
  Двадцать девятое января. 1970 год.
  193
  
  
  * * *
  
  С коммунистами борись!
  
  Я не ласковый телёнок
  и двух маток не сосу!
  К коммунизму я с пелёнок
  в душе ненависть несу!
  
  Русский народ оглох и ослеп!
  На коммунистов в страхе глядят!
  Вкушаю коммунизма отраву-хлеб,
  нахожу в нём только опасный яд!
  
  Слова вдруг с неба раздали́сь:
  "Не напрасно ты злословишь!
  Пока с коммунистами борись,
  а грехи свои потом замолишь!"
  
  Чтобы всю Россию возмутить,
  мне не надо за море ходить!
  С детства я был к борьбе готов.
  Уже я наломал немало дров!...
  
  Коммунизма кровавый мрак
  святой свободой ломается!
  С дикой радостью вижу как
  с колен Россия подымается!
  
  Я Музы мятежной Поэт!
  Мои стихи свободой пахнут!
  К коммунизму любви моей нет,
  ещё умом пока я не шарахнут.
  
  Я на граните рифму строю,
  чтобы была видна окрест!
  Коммунистическому строю
  она не памятник, а крест!
  
  Тридцать первое января. 1970 год.
  194
  
  
  * * *
  
  Моё сердце в любовном плену.
  
  Кусты стоят в мохнатом инее
  среди морозного зимнего дня!
  Твои глаза, как небо синие,
  с соблазном смотрят на меня.
  
  Сверкают серебром коньки!
  Так же каталась и моя другая...
  В твоих глазах танцуют огоньки,
  задорной пляской душу зажигая!
  
  Невинность твоя диковатая
  опьяняет меня, словно ром!
  Ты красива, как роза несмятая,
  на сером асфальте сыром!
  
  Локон волос твоих чудесных
  твой красивый прикрывает лоб.
  От слов твоих, прямых и честных,
  меня непонятный колотит озноб!
  
  Я ещё никогда не любил ни одну.
  Хотя женщин я встретил немало,
  но моё сердце в любовном плену
  ни у одной пока ещё не бывало.
  
  В твоём взоре любопытство...
  Только тебя словом пристыжу,
  детское наивное бесстыдство
  в тебе невинным не нахожу.
  
  Тебя можно сравнить с ежевикой,
  ты такая колючая, как колкий ёж!
  В душе моей тёмной и дикой
  любовь, может быть, разожжёшь!
  
  Первое февраля. 1970 год.
  195
  
  
  * * *
  
  Много русских коммунисты убили!
  
  России дворяне, культуры рассадники,
  мирно по всей расселились стране!
  Но приехали красные всадники, -
  поместья дворян запылали в огне!
  
  Вдруг настал коммунизма террор!
  Много русских коммунисты убили!
  Лихо свищет кровавый топор,
  коммунисты всё на Руси порубили!
  
  Обалдели с похмельных угаров!
  Коммунист одет, сыт и пьян!...
  Трофеи красных комиссаров:
  трупы священников, христиан!...
  
  Жизнь влачится в унижениях!
  Не вздохнуть русскому народу!
  Моя душа изранена в сражениях
  против коммунизма за свободу!
  
  Коммунисты законы не соблюдают,
  судят русских так, как того захотят!
  Русских людей живьём съедают,
  иль забивают, как бессильных ягнят!
  
  Русь под коммунистом-тираном!
  Что говорит он, всё это враньё!
  Над коммунизма кровавым станом
  уже скопилось смерти вороньё!
  
  Гнать всех коммунистов со двора
  вклад в демократию существенный!
  С Авроры сделать уже давно пора
  сраный туалет общественный!
  
  Третье февраля. 1970 год.
  196
  
  
  * * *
  
  Мне от любви твоей так больно!
  
  Приходишь ко мне между делом,
  постоянно всё куда-то спеша.
  Меня любишь только лишь телом,
  но заперта от любви твоя душа.
  
  Месяц, как сторож на часах.
  Время идёт, уже скоро закат.
  В твоих душистых волосах
  чарующий вдыхаю аромат!
  
  Ты в руки мои доверяешь
  загорелое, плотное тело своё!
  Не любишь, а только играешь,
  но вижу всё притворство твоё.
  
  В твоём прошлом много пятен.
  Не прожить нам жизнь, не греша.
  Мне телячий взор твой непонятен.
  Скажи, что твоя требует душа?
  
  В твоих словах безумство слышу,
  но только вовсе не пугаюсь его!
  От тебя теперь совсем не завишу.
  У меня бывало хуже, что с того?
  
  Мне от "любви" твоей так больно,
  что даже больше не могу терпеть!
  Сердцу говорю: "Хватит! Довольно!
  Давай теперь другие песни петь!"
  
  Сердце душу на песню настроит!
  Запевай, душа моя, песню свою!
  Каждый в жизни чего-нибудь сто́ит!
  Вот об этом своими стихами пою!
  
  Пятое февраля. 1970 год.
  197
  
  
  * * *
  
  Не забудем коммунистов-палачей!
  
  В России вместо жизни много лет
  словно какой-то жуткий бред!...
  В России возле сумы-тюрьмы
  при коммунистах зависли мы!
  
  Нас в ад всех гонят коммунисты!
  В страшной злобе всё клянут!
  Коммунисты-палачи-сатанисты
  для нас ад хотят устроить тут!
  
  В любую постучишься дверь...
  но никто тебе дверь не откроет!
  Коммунист страшней, чем зверь,
  всем русским он могилы роет!
  
  Купили Россию за обещанье рая!
  Поверили в это русские дураки.
  Ни за что людей русских карая,
  губят Россию коммунизма штыки!
  
  Время вперёд идёт неумолимо,
  русских сдают во власть "врачей".
  Наша жизнь летит неудержимо!
  Не забудем коммунистов-палачей!
  
  Ворон ворону глаз не выклюет!
  Чёрт чёрта всегда найдёт по когтям!
  Русь заразу коммунизма выплюнет!
  Не дадим покоя тиранам-властям!
  
  Развеются коммунизма дурманы!
  Скоро железный занавес падёт!
  Встретят Россию другие страны!
  К нам скоро демократия придёт!
  
  Седьмое февраля. 1970 год.
  198
  
  
  * * *
  
  Я тебя безрассудно любил!
  
  Тебя я, безумный, так любил,
  что до сих пор душа моя в огне!
  Мне казалось, что я тебя позабыл,
  но сегодня ты приснилась мне.
  
  Помню: мы под плакучею ивой...
  Души нам растревожил апрель!
  Была ты небрежно красивой!
  Твоих слёз крокодильих капель...
  
  Я тебя до сих пор не забыл...
  Ты, наверно, меня позабыла.
  Я случайным попутчиком был,
  хотя ты о любви мне твердила.
  
  Я с тобой безумно счастлив был!
  Но получилось, что тебя я и не знал.
  Твой капризный младенческий пыл
  я тогда за святую любовь принимал.
  
  С годами в прошлое те дни улетели,
  больше никогда не вернутся они.
  Как бы мы с тобой того ни хотели,
  нам не вернуть невозвратные дни.
  
  Тогда я тебя безрассудно любил!
  Скольких в жизни ещё ты погубишь?
  Я тебе всего лишь попутчиком был.
  Мне казалось, что ты меня любишь!
  
  Ты мне часто шептала: "Прости..."
  Но за что? - узнал только теперь я.
  Если только встречу тебя на пути,
  тогда от тебя полетят пух и перья!
  
  Одиннадцатое февраля. 1970 год.
  199
  
  
  * * *
  
  От коммунистов пережитые муки!
  
  Никто в гости к нам не ходит,
  мы не ходим в гости ни к кому.
  Но по жизни так нам выходит,
  что друзья нам вовсе ни к чему!
  
  Ночь страшная тюремная. В тиши
  менты молчать нам приказали!
  Мне кто-то шепчет: "Напиши,
  как коммунисты нас терзали..."
  
  Среди коммунизма злых панихид
  я совсем другие уже слышу звуки.
  Память русских навсегда сохранит
  от коммунистов пережитые муки!
  
  Святой России верою служили
  все честные дворяне рода моего!
  За Россию свои головы сложили,
  за честь они не пожалели ничего!
  
  Продолжаю с коммунизмом борьбу!
  Ничуть не верю коммунизма чудесам!
  Мне сам Бог выбрал такую судьбу!
  Смерть свою себе выберу не сам!
  
  Коммунисты в тюрьму загоняют!
  Я с детства нахлебался горя всласть!
  Власти мои стихи воспринимают
  покушением на коммунизма власть!
  
  О власти этой, сволочи базарной,
  пишу плохое только лишь о ней!
  Верю, что до свободы лучезарной
  теперь осталось не так много дней!
  
  Тринадцатое февраля. 1970 год.
  200
  
  
  * * *
  
  Любовь огнём в душе моей горит!
  
  Тебя описать слов не хватает,
  собою ты так очень хороша!
  В любви моей медленно тает
  твоя ледяная грешная душа!
  
  Чувства разума много сильнее!
  Любовь огнём в душе моей горит!
  С каждым разом только больнее
  от любви к тебе душа моя болит!
  
  Не закрывай от меня своё лицо.
  Страсть нестерпимую терплю!
  На твоём пальце золотое кольцо
  всем сияет надписью: "Люблю!"
  
  Я опьянён твоей чудною улыбкой!
  За тобою пойду на самый край!...
  Между покоем и судьбою зыбкой
  теперь уже сама скорее выбирай!
  
  Твой ответ услышу ли скоро?
  Твой взгляд сдержанный строг...
  В ожидании твоего приговора,
  сердцем томлюсь у твоих ног!
  
  Слушаешь внимательно и строго
  пустую мою любовную болтовню.
  Я наврал тебе не так уже и много,
  но за это себя сам же очень браню!
  
  Тень южного чудесного загара
  прикрывает нежный румянец твой!
  Мы с тобою такая чудесная пара!
  Когда же станешь под фатой?...
  
  Семнадцатое февраля. 1970 год.
  201
  
  
  * * *
  
  Покуда ещё живы коммунисты!
  
  Все коммунисты жрут от пуза!
  Душа моя от них как за стеной.
  Не краснеть мне за позор союза
  между коммунистами и мной!
  
  Мне коммунизм дышать мешает!
  Терпеть его теперь уж не могу!
  Коммунист всё за меня решает,
  потому ему лишь только лгу!
  
  Только в России не бью баклуши!
  Классовой борьбы раздуваю пожар!
  Смерть равнодушная мне в уши
  поёт про коммунизма кошмар!
  
  Для русских теперь на всё запрет!
  Сверлит душу мысль крамольная!
  Для меня никаких запретов нет,
  моя строка мятежная и вольная!
  
  Только для того часы веселья,
  чтобы не лить горючих слёз.
  Вместе со всеми сел на мель я,
  у нас что праздник, что понос!
  
  Я написал уже стихов немало!
  Все они коммунистам протест!
  Но моё сознание предугадало,
  что опять скоро ждёт меня арест.
  
  Хотя мои помыслы все чи́сты,
  но только давно знаю наперёд,
  что покуда ещё живы коммунисты,
  в России День Свободы не придёт!
  
  Девятнадцатое февраля. 1970 год.
  202
  
  
  * * *
  
  В душе моей любовь былая!
  
  Я всю жизнь между холостых,
  верным быть я не научился.
  Сквозь печали дней пустых
  к светлой жизни я стремился!
  
  Много женщин знал прекрасных!
  (За все грехи простить прошу!)
  Бред своих мечтаний страстных
   до сих пор всё ещё в душе ношу!
  
  Тревожа мой разум всё горит
  в душе моей любовь былая!
  Мне она о прошлом говорит,
  в сердце моём огнём пылая!
  
  Помню, как: с тобою встречался...
  Вспоминаю, как пожалел я о том!
  Отпуск наш быстро промчался,
  словно гнали его мы сами кнутом!
  
  Вместо тебя теперь тень странная
  во тьме часто маячит предо мной.
  Где же теперь ты, моя желанная?
  С кем сейчас гуляешь под луной?
  
  Как-то, с кем-то, где-то ты?...
  Звучит вопрос под сердцем, ноя!
  До сих пор твоего лица черты
  всё не дают моей душе покоя!
  
  Наши сýдьбы безжалостно калеча
  на нас жизнь надвигается стеной!
  Если всё же суждена нам встреча,
  обязательно встретимся с тобой!
  
  Двадцать третье февраля. 1970 год.
  203
  
  
  * * *
  
  От коммунистов Россия пострадала!
  
  Коммунизм душу рвёт на части,
  коммунисты измучили меня!
  Проклиная коммунизма власти
  негодует моя душа, судьбу кляня!
  
  От коммунистов пострадала
  моя честная дворянская семья!
  Мне моя бабушка сказала,
  что отомстить им должен я!
  
  Наперекор кровавым страстям
  мой стих мятежный не умолк!
  В дерзкой непокорности властям
  вижу свой гражданский долг!
  
  Из КГБ один хитрец упрямый
  мне своего человека подослал.
  Человек-доносчик, этот самый,
  много доносов на меня писал!
  
  Вонючий "Хвост" ментовский всюду
  ползает за мной, как злобная змея!
  Клянусь! Ни за что никогда не забуду
  пытки, что от коммунистов изведал я!
  
  Я как зверь в коммунизма загоне.
  Хотя ничего ещё пока я не украл,
  меня в жутком арестантском вагоне
  коммунисты везут в Сибирь за Урал!
  
  Свои дерзкие стихи дарю народу!
  От борьбы успокоюсь лишь в гробу!
  Как только снова выйду на свободу,
  опять возьмусь за смертную борьбу!
  
  Первое марта. 1970 год.
  204
  
  
  * * *
  
  Опьянённые страстью безумною!
  
  Твоё лицо скрывала ночью тень
  твоего оренбургского платка.
  Твой поцелуй в морозный день
  для меня был горячее кипятка!
  
  Ночью безлунной, бесшумною
  на какой-то чердак мы забрались...
  Опьянённые страстью безумною
  своей похоти страстно отдались!
  
  Вспоминаю утро после той ночи,
  что с тобой на чердаке провели!...
  Страсти огнём горели твои очи,
  твои щёки яркими розами цвели!
  
  Но к другой моё сердце рвалóсь,
  ты меня, как тюрьма, не пускала.
  С тобой мне остаться пришлось.
  Но мне той, другой, не хватало!
  
  В своих снах не о мне ты мечтала,
  в снах своих ты обнимала не меня.
  Ты моей женой назло всем стала,
  только лишь меня за это же браня!
  
  Помню светлые залы Эрмитажа,
  где на экскурсии был я с тобой.
  Годы наши мчатся. Ты всё та же.
  С тобою я не бáлован судьбой.
  
  Ты со мной теперь стала унылая.
  Ко мне упрёкам ты потеряла счёт.
  Рассказала бы мне, моя "милая",
  для кого ты сейчас милая ещё?...
  
  Третье марта. 1970 год.
  205
  
  
  * * *
  
  Коммунистов с детства не люблю!
  
  Коммунистов с детства не люблю!
  Не сладок мне их даже шоколад!
  Через силу коммунистов терплю!
  В России время уже катится назад!
  
  Страницы прошлого часто листаю.
  Всех нас Бог недаром за зло покарал.
  Мне превратиться бы в птичью стаю,
  памятники бы коммунизма обосрал!
  
  Быть может, что я всех грешней.
  (Греха душой вкусил я всласть.)
  Не знаю, что чего страшней,
  смерть или коммунизма власть?
  
  Только в Христе нахожу примеры
  служенья Богу, России и народу.
  От коммунизма ужасной химеры
  душой ищу путь на святую Свободу!
  
  В душах русских рабов тормоза,
  потому-то, они все только "За!".
  В Европе всё это вызывает смех!
  Всегда везде я только против всех!
  
  У коммунистов началась агония
  от приближения свободы теней!
  Если есть страна "Фармазония",
  то уж точно, что живу в ней!
  
  Коммунистов-палачей "прославляю"!
  Все мои желания очень скромны́.
  Я с Восьмым Мартом поздравляю
  блядей-руководителей страны!
  
  Пятое марта. 1970 год.
  206
  
  
  * * *
  
  Зачем ты под меня легла?...
  
  Помню как тебя я встретил
  с улыбкой нежной на устах.
  Тогда я даже не приметил
  "рояль, спрятанный в кустах".
  
  Обворожительно-прекрасной
  тогда ты моему сердцу была́!
  Ты была змеёй очень опасной,
  незаметно в мою душу вползла.
  
  На катерах катались по Неве.
  По Невскому часто мы гуляли.
  В саду Летнем на сырой траве
  с тобою ночью мы лежали...
  
  Ночами с тобой кувыркались,
  так мы тешили плоти свои!
  Тогда от зари до зари заливались,
  глядя на нас, шальные соловьи!
  
  Время очень быстро пролетело,
  когда были мы наедине вдвоём!
  Ты мне дарила страстное тело,
  чувства во мне пели соловьём!
  
  Частенько у тебя бывал я дома,
  приносил тебе подарки и цветы.
  Мне мучительно очень знакомо
  всё, что под одеждой скрыла ты!
  
  Жаль, что ты замужем! А ведь
  вполне моей ты быть могла!
  Как на духу́ мне теперь ответь:
  "Зачем ты под меня легла?..."
  
  Седьмое марта. 1970 год.
  207
  
  
  * * *
  
  Коммунистами мою маму убитую...
  
  У ограды бесцельно шатаюсь,
  на грудь голову низко клоня.
  В церковь войти не решаюсь,
  туда грехи не пускают меня.
  
  Наши русские песни весёлые,
  теперь давно уже их не пою.
  Мои мысли, как гири тяжёлые,
  ретивую голову клонят мою.
  
  Жизнь себе не ищу сытую.
  Где только можно, не лгу.
  Коммунистами маму убитую
  никак позабыть не смогу.
  
  Тянется моё сердце к покою,
  уже так устало оно страдать.
  Разве жил бы я жизнью такою,
  если бы жива была моя мать!
  
  Но никогда душой не унываю.
  На коммунистов очень злюсь!
  Всех коммунистов проклинаю!
  За их скорейшую гибель молюсь!
  
  Мне до всего всегда есть дело!
  Что даст Господь жизни взамен?
  Я не сказал бы, что всё надоело,
  просто очень я захотел перемен!
  
  Одиннадцатое марта. 1970 год.
  208
  
  
  * * *
  
  Помню тебя и люблю!
  
  Ты со мною просто бы́ла,
  я с тобою просто был...
  Ты не меня тогда любила,
  я не тебя тогда любил.
  
  Я до тебя уже многих знавал!
  (Говорили тебе о том люди.)
  Совсем не тебя я во сне целовал,
  не твои я во сне ласкал груди!
  
  Ты не тряслась, меня предав,
  спокойно подала мне руку...
  Тогда, измену я предугадав,
  уже предчувствовал разлуку.
  
  Слова твои, души касаясь,
  меня в раздумье привели.
  Ничуть не сожалея, не каясь
  тогда расстаться мы смогли.
  
  О встрече нашей прощальной
  мне часто память тихо говорит.
  Мой стих свечою поминальной
  пусть в твоей памяти горит.
  
  Без сожаленья и страдания
  с тобой распрощались навсегда!
  Ты мне сказала: "До свидания",
  но не ответил я тебе тогда.
  
  На твоё фото смотрю, улыбаясь,
  какие-то странные чувства ловлю
  в тишине, сам себе признаваясь,
  что ещё помню тебя и люблю!
  
  Тринадцатое марта. 1970 год.
  209
  
  
  * * *
  
  Чтобы коммунистов-палачей обличать!
  
  Хорошим поэтическим примером
  в России быть не смогу ни для кого.
  Антикоммунистическим Люцифером
  стал я всего лишь только для того,
  чтобы мятежным стихом своим кричать
  о страшных беззакониях советских,
  чтобы коммунистов-палачей обличать
  в их делах кровавых людоедских!
  
  За то, что пишу в своей книжке,
  десять лет жутким страхом плачу́.
  В маленьком уютном городишке
  жить у берега тёплого моря хочу.
  
  Не ищу для себя счастливой доли,
  хотя очень часто бываю голодный.
  От коммунизма страшной неволи
  скрываюсь, русский поэт свободный.
  
  Моя душа сникла от истязания,
  в рассудке нету мысли ни одной.
  В последнем трепете сознания
  жизнь промчалась предо мной!
  
  Горжусь своею честью родовой,
  дворянами предками своими!
  Всего лишь Божьей рати рядовой,
  борюсь с коммунистами-злыми!
  
  На красных октябрьских застольях
  казнённого царя часто вспоминаю!
  Коммунистов на острых кольях
  часто в мятежных мыслях подымаю!
  
  Семнадцатое марта. 1970 год.
  
  210
  
  
  * * *
  
  Поцелуев страстных сладость...
  
  При нашей самой первой встрече
  лишь только нам акации цвели!
  Твои очень заумнейшие речи
  тогда меня в смятенье привели!
  
  Один к другому, словно дети,
  прижались мы, боясь любви!
  Как только вспоминаю ночи эти,
  вновь огонь горит в моей крови!
  
  В твоих глазах сияла радость!
  Был чудным аромат твоих духов!
  Поцелуев страстных сладость!...
  Гуляли мы с тобой до петухов!
  
  Ты тогда была такой трусихой!
  Проклиная, ненавидя и любя
  я в глубине парка аллеи тихой
  с нетерпеньем часто ждал тебя!
  
  Я всей душой к тебе приник!
  Мне с тобой ночи было мало!...
  Явилось счастье вдруг на миг,
  вдруг опять, с тобой, пропало...
  
  Здесь вчера с тобой мы были,
  а сегодня здесь уже нас нет...
  Мы всё, что было, позабыли,
  как будто прошло много лет.
  
  Прошли все встречи и разлуки.
  Уже не брошу цветы в твоё окно...
  Грустить от страсти или скуки
  мне теперь не всё ли уж равно?
  
  Девятнадцатое марта. 1970 год.
  211
  
  
  * * *
  
  Скинет Россия большевиков!
  
  Я одинокий, как медведь в берлоге,
  только зимней спячкою не сплю.
  На своей тяжёлой жизненной дороге
  от коммунистов гонения терплю!
  
  К русской земле, от крови красной,
  припадаю своей грешною душой!
  Жизнь для меня стала опасной.
  Вклад в борьбу мой небольшой!
  
  Живу среди коммунизма взглядов,
  но только сердцем не приемлю их!
  Рассудком не пью коммунизма ядов.
  Кругом полно коммунизмом больных!
  
  Хотя остаюсь пока что ещё здесь,
  но с ума ещё я всё-таки не спятил.
  Я в мятежных стихах ещё не весь
  к коммунизму свой гнев истратил!
  
  С наивностью доверчивой детской
  обращаю в будущее свой взгляд!
  Пагубны лучи звезды советской,
  но моему разуму они не повредят!
  
  Слуги-палачи коммунистов-зверья
  творят в России свой бунт кровавый!
  Но в России уже очень скоро, верю я,
  будет Божий Суд Святой и Правый!
  
  Я тихий, скромный, неприметный
  среди русских забитых рабов-дураков.
  Живу только одной мечтою заветной,
  что скоро скинет Россия большевиков!
  
  Двадцать третье марта. 1970 год.
  212
  
  
  * * *
  
  Давай, милашка, раздевайся!...
  
  Моя жизнь словно в страшном сне!
  Прошу, оставьте все меня в покое!
  Как в свой дом заходишь ты ко мне!
  Если не наглость, то что это такое?...
  
  Не могу сказать, что ты нахалка,
  тебе стыда мораль не буду качать.
  Только как не стыдно тебе, Галка,
  на мои нежные стихи не отвечать?
  
  Не пройму, тебя чем я разозлил?
  Я написал, что ты нежна́ и ми́ла!
  Я только твою письку похвалил,
  а ты уж о себе такое возомнила!...
  
  Ведь ты ещё такая молодая!...
  На меня ты рассердилась зря!
  Ну и что, что писинька седая?
  Зато душа твоя сияет как заря!
  
  Поэта очень тяжкая работа!...
  Иной раз поэт себя готов убить!
  Прости меня, дерзкого идиота,
  но как мне тебя ни полюбить?
  
  Ты надо мной не издевайся!
  Мой экспромт здесь не при чём!
  Давай, милашка, раздевайся,
  с тобой знакомится начнём!
  
  Двадцать девятое марта. 1970 год.
  213
  
  
  * * *
  
  От коммунистов Россию спасут!
  
  Кто-то просит: "Отомсти!",
  кто-то просто сидит, молчит.
  Кто-то ест много сладости,
  кто-то жизнь еле-еле влачит...
  
  Без добра не бывать уж худу!
  Теперь помогаю всем другим ,
  ведь через двадцать лет буду,
  наверно, немощным таким...
  
  Может быть, не ту играю роль,
  или дорогою иду совсем не той.
  Я то вдруг нищий, то король
  в своей жизни опасной крутой!
  
  Хотя живу всю жизнь вольно,
  но не должен я ничего никому.
  Только порою очень больно
  мятежному сердцу моему!
  
  Колбасы́ очень много пожарил
  я сам себе чуть только свет...
  Потом я весь рынок обшарил,
  только того, что мне надо, нет!
  
  Надо не много в жизни мне
  (дело вовсе даже не в гроше!)
  Очень хочу только зарю в окне!
  Очень хочу только Музу в душе!
  
  В России пока не жизнь, а маята!
  Беды коммунизма русских трясут!
  Всевышнего Бога любовь и доброта
  от коммунистов Россию спасут!
  
  Тридцать первое марта. 1970 год.
  214
  
  
  * * *
  
  Тебя любить не перестану!
  
  Как закат над сжатой нивой,
  это о тебе воспоминание моё!
  Ты была такой счастливой,
  несмотря на соперниц враньё.
  
  На всю жизнь запомнил я
  тебя весёлой, сумасшедшей!...
  Потоки того быстрого ручья
  звенят о той любви ушедшей!
  
  Счастьем благоухало и цвело
  чудное личико весёлое твоё!
  Молва злая людская нам на зло
  громко галдела, словно вороньё!
  
  Я с тобою тогда счастлив был,
  мне вовсе не нужны были другие!
  Я до сих пор всё ещё не позабыл
  твои черты, мне когда-то дорогие.
  
  Я от любви твоей душою грелся,
  но ты однажды от меня вдруг ушла.
  Что делать, чтобы взор загорелся,
  чтобы душа моя вновь ожила́?
  
  Навсегда светлой святою тенью
  осталась ты в грешной душе моей!
  Я теперь объят душевной ленью,
  у меня нету сил бороться с ней.
  
  Пел я тебе песни ночью при луне,
  но ты тянулась всё больше к стакану!
  Прошу, скорей вернись ко мне!
  Никогда тебя любить не перестану!
  
  Первое апреля. 1970 год.
  215
  
  
  * * *
  
  Ленин-палач кровожадный-лживый!
  
  На портрете Ленин-дьявол в кепке
  среди коммунизма мрачной тьмы.
  У коммунистов руки очень крепки,
  но очень скоро им обрубим их мы!
  
  Дождь идёт, всё вокруг поливая,
  портрет уже стал серый от дождя.
  Физиономия страшенная кривая
  у Ленина-дьявола, людоедов вождя!
  
  Озлобленный палач "отец народов"
  угрюмо на жертвы скорбные глядит.
  Подобных себе страшных уродов
  всё ещё порождает Ленин-паразит!
  
  Нашу кровушку русскую всё пьёт
  Ленин-палач сифилитик плешивый!
  России спешно мрачный саван шьёт,
  Ленин-палач-кровожадный-лживый!
  
  "Отец народов" Ленин-волк!
  Может быть, ещё намного хуже!
  Коммунисты в тирании знают толк,
  на России петлю затягивают туже!
  
  Банда дьявола-Ленина Вовки
  русских всё продолжает косить!
  Смеркается, мне пора листовки
  по Ленинграду ночью разносить.
  
  В чаду у ленинских угаров
  не лежу, как старое бревно!
  Всех коммунистов-комиссаров
  порублю, словно тёплое говно!
  
  Третье апреля. 1970 год.
  216
  
  
  * * *
  
  Я любил не часто и не многих...
  
  Наша жизнь была нервотрёпкой,
  неизвестно за что была борьбой.
  Вспоминаю с каждою стопкой
  нашу последнюю встречу с тобой.
  
  Нам Вертинский пел о Сингапуре,
  я хотел скорей с тобой в кровать!...
  В своей душевной страстной буре
  я готов был тебя на части разорвать!
  
  Я прощал тебе все твои проказы,
  в душе моей звенела каждая струна!
  Капали из глаз твоих слёзы-алмазы
  в бокал хрустальный красного вина.
  
  Я был тебе даже больше, чем друг!
  Поцелуи твои были страстны и жарки
  лишь тогда, когда ты получала подарки
  из моих, к тебе рвущихся, нежных рук!
  
  В общем, я сторонник правил строгих,
  но случалось, что я женщинам грубил.
  Я сердцем любил не часто и не многих.
  Но если уж любил, так уж любил!
  
  Мои мысли жизнью в кучу смяты...
  О тебе думаю: "Как ты? Где ты?..."
  Снова проводить хочу с тобой закаты!
  Опять хочу встречать с тобой рассветы!
  
  В саду моём очень спокойно и тихо...
  Чудным дурманом цветёт облепиха,
  навевая мне в унылую душу печаль.
  Теперь лет ушедших до боли мне жаль!
  
  Пятое апреля. 1970 год.
  217
  
  
  * * *
  
  Русских коммунисты убивают.
  
  Крым Россией ещё не покинут.
  Только сейчас нету покоя в нём!
  Проклятья в душах не остынут!
  Мы власть коммунистов клянём!
  
  Всё в России теперь в крайностя́х,
  Сейчас всё стало чёрно-белое у нас!
  Мы в России на свободе как в гостях,
  все ждём своего ареста каждый час!
  
  Опять пошла арестов полоса
  под молчание русского народа.
  С годами тише русских голоса.
  Русских всё меньше год от года!
  
  Герои русские, которых уже нет,
  бороться с коммунизмом завещали!
  Идём за Героями русскими вслед!
  Им коммунисты правду не прощали!
  
  В нашей памяти Герои, что когда-то
  были замучены коммунистами в ЧКа!
  Имена Героев русских помним свято,
  хотя жизнь была их очень коротка́!
  
  Стала Россия кровавою пустыней,
  всё хорошее теперь вымерло в ней!
  Всю Россию покрыл кровавый иней!
  Русь во власти коммунистов-свиней!
  
  Коммунист-палач-насильник...
  таких званий всех не перечесть!
  Россия, это страшный могильник!
  Русских коммунисты убивают здесь!
  
   Седьмое апреля. 1970 год.
  218
  
  
  * * *
  
  От тебя без вина я пьян!
  
  Душу влюблённую не тронь,
  она летит, греша и каясь,
  когда горит в душе огонь,
  во взоре страстью отражаясь!
  
  Звёзды даже днём отражаются
  в твоих чудных ласковых глазах!
  Искры любви в них зажигаются,
  с грешной души моей изгоняя страх!
  
  "Жить без тебя уже не смогу!"
  Мне тебе это надоело твердить.
  Теперь от тебя никуда не сбегу!
  Но как тебя мне в том убедить?
  
  Я перед тобою словно голый,
  плывёт в голове моей туман!...
  От тебя без вина я весёлый!
  Лишь от тебя без вина я пьян!
  
  Я твоего коснулся платья,
  стал тебя страстно целовать!...
  Заключённая в мои объятья
  ты сама упала на кровать!
  
  Я расстался с прошлой гнидою,
  в душе чувства не осталось к ней.
  Сам себе теперь даже завидую,
  когда ты со мною в постели моей!
  
  Только ты, души моей хозяйка,
  ко мне так внимательна, нежна́!...
  Моя любимая киса, моя зайка,
  ты одна теперь лишь мне нужна!
  
  Одиннадцатое апреля. 1970 год.
  219
  
  
  * * *
  
  Коммунисты Россию гонят во тьму!
  
  В тюрьмы меня бросали, в психушку...
  Но меня коммунистам не оболгать,
  не отбросить меня, как безделушку,
  как просто муху, меня им не отогнать!
  
  Чуть что не так, ты уже в психушке!
  Чуть что не так, и ты уже в тюрьме!
  Вот потому-то ушки на макушке
  держать приходится здесь мне!
  
  Весь измождён, глаза бессонны...
  таким я вышел из "Крестов"-тюрьмы.
  Злобны коммунизма звериные законы!
  Страдаем за правду святую в России мы!
  
  Коммунисты все духовные уроды!
  Верю лишь только Богу одному!
  Коммунизма прокляты все годы!
  Коммунисты Русь гонят во тьму!
  
  Только меня от страха не колотит,
  хотя моя судьба не так уж хороша.
  Акула коммунизма не проглотит
  меня, русского мятежного ерша!
  
  Я поэт всего лишь, очень скромный,
  коммунистам незаметен среди дня.
  Ленинградский пёс бездомный
  дождливой ночью не пугается меня.
  
  Подражая Белогвардейскому герою
  я готов с коммунизмом биться всегда!
  Команда: "На коммунистов к бою!"
  в моей России не затихнет никогда!
  
  Тринадцатое апреля. 1970 год.
  220
  
  
  * * *
  
  Всё равно мне хочется тебя!
  
  Ты в успокоение своей подруге
  прогнозы очень жуткие даёшь!
  Милашка, помни лишь о друге!
  Остальное?... - это просто ложь!
  
  Реальность наши души студит!
  Реальность очень беспокоит нас!
  Ложь всё, что было и что будет!
  Правда только то, что есть сейчас!
  
  Что есть сейчас, то нам и надо!
  Всё это вскоре сама поймёшь!
  Хоть радо сердце, иль не радо,
  но против правды не пойдёшь!
  
  Можно быть ангелом, скотом!...
  (Это теперь по-всякому зовётся!)
  Но моя правда только лишь в том,
  что моё сердце к одной тебе рвётся!
  
  Даже сам не знаю, уж с какого хре́на,
  но очень хочу тебе расцеловать грудь!
  Только опасаюсь что ты, как мурена,
  вдруг откусишь мне "чего-нибудь"...
  
  За тебя теперь сам с собою бьюсь!
  Потому-то лишь и мучаюсь, любя!
  Хотя с чего-то тебя до ужаса боюсь,
  только всё равно мне хочется тебя!
  
  Семнадцатое апреля. 1970 год.
  221
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-палачей не дремлет глаз!
  
  От коммунистов злым страданиям
  никак России не покинуть край.
  Не верим коммунистов обещаниям,
  не нужен России коммунизма "рай"!
  
  В России жизнь опасней бритвы,
  и это всё не кончится добром!
  Пока не слышно грома битвы,
  но уже звучит свободы гром!
  
  Все бежим от света в темноту,
  поскольку все боимся света!
  Давно не верим Богу и Христу,
  совсем не знаем Нового Завета.
  
  Стоят над Россией кровавые зори.
  Теперь очень боятся русские их!
  При коммунистах жизнь в горе!
  Русский народ спился, притих...
  
  Коммунисты становятся злей!
  Пути уже не видим никакого...
  Не будет ночи день светлей
  ни для зрячего, ни для слепого.
  
  Только не ослепит нас яркий свет
  огня, нами желанного, свободы!
  Уже давно резко сказали "Нет!"
  проклятому коммунизму народы!
  
  Россия долго терпит горе и невзгоды!
  Коммунистов-палачей не дремлет глаз!
  Коммунисты считают желание свободы
  излишней роскошью лишней для нас!
  
  Девятнадцатое апреля. 1970 год.
  222
  
  
  * * *
  
  Мне только стервы нравятся теперь!
  
  "Всё для тебя" ты написала.
  А я ведь очень злобный бес!
  Строкой мне душу искусала
  и ты вогнала меня в стресс!
  
  Пока тебя почти ведь и не знаю,
  но мысли о тебе в башке кручу!
  Тебя очень часто вспоминаю.
  А порою даже очень и хочу!
  
  Часто себя теперь на том ловлю,
  (ты мне просто на́ слово поверь),
  что хороших больше не люблю!
  Мне только стервы нравятся теперь!
  
  Из-за стервы сам я стал опрятней!
  (От хороших я только душою устал!)
  Чем баба стервеней, мне тем приятней!
  (Да и в квартире вдруг порядок стал!)
  
  Надоели мне хорошенькие швабры,
  хотя они, быть может, мне не врут.
  Люблю тех, что цапают за "жабры",
  тех женщин, которые за яйца берут!
  
  Я с дней безвозвратных школьных
  знал, что со мной будет впереди!
  Люблю развратных и прикольных,
  в рот которым пенис не клади!
  
  Хорошая!... Но делать-то что с нею?
  Я ведь ещё не законченный дурак!...
  Несёт она мне лишь только ахинею
  про замужество и про какой-то брак!
  
  Двадцать третье апреля. 1970 год.
  223
  
  
  * * *
  
  Чтобы Русь от коммунизма спасти!
  
  "Ты поэт и славный музыкант.
  С ума, наверное, совсем ты спятил!
  Ты, такой громаднейший Талант,
  по мелочам сам себя растратил!"
  
  Не написать бы мне даже куплета,
  жить бы, молчание долго храня,
  но бремя тяжкое русского Поэта
  сам Господь возложил на меня!
  
  Стихи мятежные пишу с детства
  на всём своём жизненном пути!
  Мои стихи не труд, а средство,
  чтобы Русь от коммунизма спасти!
  
  Стихами я со всеми поделился!
  У меня ещё стихи в запасе есть!
  Мой Талант мне с неба свалился
  за мою добродетель, веру, честь!
  
  Теперь мне в жизни следует успех!
  Хоть я, увы, далёк от совершенства,
  но я давно душою простил всех!...
  В душе моей радости блаженства!
  
  Завешены наши уши "лапшою"!
  Её с ушей снимите, всех прошу!
  Скоро отойду немного душою
  и вам стихов хороших напишу!
  
  Двадцать девятое апреля. 1970 год.
  224
  
  
  * * *
  
  Как люблю твои щёчки!
  
  Мне сложный задаёшь вопрос.
  Серьёзно ты, или для куражу?
  Может мне не стоит совать нос,
  но, всё же, пару слов скажу!
  
  Погулять всегда я будь здоров!
  На Лиговке девчонок я снимал!
  С девчонками наломал я дров!...
  (Даже чуть ли пенис не сломал!)
  
  Слушаю шорох твоей юбки,
  поступь твоих чудесных ног!...
  Я лишь бы твои целовал губки,
  если бы только делать это мог!
  
  Больше дней люблю ночки!
  В них столько женской красоты!
  Но как люблю твои щёчки,
  если б только это знала ты!
  
  Милашка, мне так неудобно,
  что я влюбиться в тебя смог.
  Не буду о себе подробно,
  но напишу хоть пару строк.
  
  Головушка моя полна идей,
  но моя душа не в её власти!
  Я беспардонный прохиндей!
  (Особенно по женской части.)
  
  В подробности не буду залезать,
  объясняться непонятно-бестолково!
  Рай тебе вполне я мог бы показать,
  или даже ещё чего-нибудь такого!...
  
  Первое мая. 1970 год.
  225
  
  
  * * *
  
  С коммунизмом бороться дело опасное!
  
  По злому заколдованному кругу
  коммунизм Россию в ад ведёт!
  Давно не верю ни врагу, ни другу,
  кто в тюрьме был, меня поймёт!
  
  За высокой тюремною стеной
  пишу свои стихотворения!
  Меж коммунистами и мной
  никогда не будет примирения!
  
  Жизнь моя не будет гладкой!
  Пишу, всех коммунистов кляня!
  В тяжкой судьбе моей несладкой
  вдохновляет святая Россия меня!
  
  Белые рыцари без страха и упрёка
  очень часто ко мне являются во сне.
  От коммунизма страданиям срока
  нету в России, пропащей стране!
  
  Очень хочу свободным быть и я!
  Верность своей жизнью проверяем!
  В потоке бурном страшного бытия
  друзей лучших незримо теряем!
  
  Кому какое дело до поэта, меня,
  в коммунистической стране?
  Свято верность России храня
  не стою от борьбы в стороне!
  
  Над Россией небо то в тучах, то ясное,
  как и вся тяжкая мятежная жизнь моя!
  С коммунизмом бороться дело опасное,
  только никогда не брошу бороться я!
  
  Третье мая. 1970 год.
  226
  
  
  * * *
  
  Когда бы я был в тебя влюблён!
  
  Назначил я тебе свидание
  у красивых гранитных колонн.
  Так утомило меня ожидание!...
  Стою тихо, считаю ворон.
  
  Прошёл такой тяжёлый час!
  Где ты есть? - никто не знает.
  Время часто разлучает нас,
  нас время иногда соединяет!
  
  Как крепость оградою длинной
  огорожен кругом твой тихий дом.
  Зверь чугунный мордой львиной
  склонился мрачно над прудóм!
  
  Подойти к тебе стесняюсь,
  мне просто нечего тебе дать.
  Я, глядя на тебя, пытаюсь
  все твои тайны разгадать.
  
  Тихий день немой прохладой,
  как чудным эликсиром напоён.
  Была бы ты моей нежной отрадой,
  когда бы я был в тебя влюблён.
  
  Несчастье внезапно настигнет,
  вдруг наступит любви конец.
  В злой нищете любовь гибнет
  словно беспомощный птенец.
  
  Только в жизни надо мне немало
  простоты, любви и чистоты!
  Очень не хочу, чтобы ты стала
  для всех королевой красоты!
  
  Пятое мая. 1970 год.
  227
  
  
  * * *
  
  Вдохновлены Лениным-палачом!
  
  Москва, кровавая столица,
  служит палачам-большевикам!
  Дел кровавых вьётся вереница!...
  Кровь у коммунистов по рукам!
  
  Луна, лимоном перезрелым,
  на Землю кислый свет струит!
  С коммунизмом озверелым
  России ещё битва предстоит!
  
  Наши годы назад не попятятся.
  Впереди зияние пропасти видно!
  С глаз слёзы горькие катятся,
  до чего за Россию мне обидно!
  
  Коммуниста-палача-злого-гада
  очень любит злобный сатана!
  Сатане любовь вовсе не надо,
  ему покорность лишь нужна!
  
  Коммунисты (мать их гнида)
  вдохновлены Лениным-палачом!
  Только не обойдёт их Немезида
  своим, карающим зло, мечом!
  
  Коммунистов глаза краснее флага!
  Русская кровь на их безумных лицах!
  Страшная история кровавого ГУЛАГа
  в русской безвинной крови страницах!
  
  Висят кровавые тучи над Москвой!
  Народ русский душой своею сник...
  Сквозит ужаса кровавою тоской
  больной России в крови бледный лик!
  
  Седьмое мая. 1970 год.
  228
  
  
  * * *
  
  В Германию приехать очень хочу.
  
  Победу Россия празднует опять.
  Победу эту ветераны осудили.
  Тому назад уже лет двадцать пять
  коммунисты фашистов победили.
  
  Фашистов победили... Но зачем?
  Это я спросил вовсе не из эгоизма.
  Кто был никем, тот стал ничем!
  Страны стали рабами коммунизма!
  
  Хотелось победы русскому народу!
  Плоды победы достались красной швали!
  Против фашизма воевали за свободу,
  с победой рабство себе завоевали!
  
  Польша, Венгрия, Румыния, болгары...
  Правит ими злой коммунист-тиран!
  Теперь коммунистические шмары
  в рабстве держат народы этих стран!
  
  И Восточная Германия томится тоже,
  испытывая на себе коммунизма зло!
  Хочется дать коммунисту по роже!..
  Да я и дал бы, если бы это помогло!
  
  Много пишу, ещё больше молчу...
  С коммунизмом продолжаю воевать.
  В Германию приехать очень хочу,
  в Берлине стену позорную взорвать!
  
  Одиннадцатое мая. 1970 год.
  229
  
  
  * * *
  
  В борьбе с коммунизмом умру.
  
  Сказал мне коммунист-гад:
  "Чтоб ты сдох, иль провалился!"
  Я даже сам себе порой не рад.
  Уж таким я, видно, уродился.
  
  Я попал с Лубянки на Петровку,
  большого горя я там не избежал.
  Жить не хотелось, взял я винтовку,
  к груди подвёл и спуск нажал...
  
  Сухой щелчок... - выстрела нету...
  лишь напряжение всех мышц и жил!
  Я пережил в ужасную минуту эту
  буквально всё, что в жизни пережи́л!
  
  Сидел я в полутёмном подвале,
  мечтал увидеть солнца свет.
  В мыслях мимо тихо проплывали
  все дела моих минувших лет.
  
  Мне покоя никогда не было и нет!
  Видно, с рождения уж я таков!
  Хотя не пора ещё мне на тот свет,
  но я всегда туда попасть готов!
  
  Пока мне далеко ещё до морга.
  У меня ещё в запасе рифмы есть!
  Не может быть предметом торга
  мои дворянские совесть и честь!
  
  Не проживу жизни половины,
  в борьбе с коммунизмом умру.
  Листья кладбищенской калины
  обо мне уже лепечут на ветру!
  
  Тринадцатое мая. 1970 год.
  230
  
  
  * * *
  
  Способен любить не любой!
  
  Просто ужас и какая-то беда!...
  Друг другу стали все чужими!
  Кругом одни сплошные господа!
  (Но есть и дамы между ними!)
  
  Ох, как люблю всех этих дам!...
  (Но не люблю господ-скотов!)
  И, когда мне ответит "Дам!",
  тогда я для неё на всё готов!
  
  Жил я весело и бесшабашно,
  совсем ничего, никого не любя.
  Мне теперь подумать страшно,
  что так долго жил, не зная тебя!
  
  Точно знаю, что ты где-то есть!
  Теперь о тебе лишь одной грущу!
  Не подумай, что всё это лесть,
  уже давно повсюду тебя ищу!
  
  Теперь всё чаще тебя вспоминаю!
  Но зачем? Даже сам не пойму!
  Где и с кем ты сейчас? не знаю.
  Мучаюсь только лишь потому!
  
  От тоски моё сердце заныло!
  (Способен любить не любой.)
  Наверно очень неплохо бы было
  мне встретиться где-то с тобой!
  
  У других мы б друг друга украли!
  Свои жизни мы начали б вновь!
  Мы б с тобою все ночи играли
  в ту игру, что зовётся "Любовь"!
  
  Семнадцатое мая. 1970 год.
  231
  
  
  * * *
  
  Коммунизма строй порочный!
  
  Каждый день тоску мне множит,
  каждый день обиды мне несёт.
  Тоска мне зверем душу гложет!
  Терзает сердце коммунизма гнёт!
  
  Жажда борьбы, как парус прочный,
  к свободе несёт меня по морю зла!
  Коммунизма-ада строй порочный,
  вонючей сраного сифилисного козла!
  
  Коммунизм собакой души гложет!
  Терплю пока, но в стихах не молчу!
  Клич борьбы средь вас, быть может,
  я самый первый стихами прокричу!
  
  В своей памяти часто ковыряюсь,
  расставаться с прошлым не спешу.
  Судьбе и Богу всецело доверяюсь!
  Стихи против коммунизма пишу!
  
  Стою пред расстрельной стеною.
  От пуль здесь остались штрихи!
  Строго стоят за моею спиною,
  как солдаты, мои мятежные стихи!
  
  Коммунистов стихами буду карать я,
  хотя, быть может, это вызовет смех.
  В моей душе все русские люди братья!
  В своих стихах пишу о них обо всех!
  
  Коммунисты-звери страшные львы
  в России испоганили всё, что свято!
  Пока глумитесь над Россией вы,
  скоро придёт непременно расплата!
  
  Девятнадцатое мая. 1970 год.
  232
  
  
  * * *
  
  Ты прошептала: "Я дам..."
  
  Мне в воспоминаньях рыться лень.
  Да на кой чёрт они мне сда́лись!
  Уже почти тот позабыт мной день,
  когда с тобой мы повстречались.
  
  Теперь живу тихонько одинокий
  в глухой, забытой Богом, стороне.
  Теперь образ грустный и далёкий
  укором горьким служит мне.
  
  Со смирением сношу страдания,
  в ожидании окончания своего дня.
  Страстная жажда любви желания
  очень круто вдруг изменила меня!
  
  Свисают кисти зрелого винограда
  тихо в беседке прямо надо мной.
  С тобою встреча... - мне награда!
  Ты лишь одна мой ангел неземной!
  
  Я нежно припал к твоим ногам!
  Мне от них душой не оторваться!
  Тихо ты прошептала: "Я дам..."
  Мы стали страстно целоваться!...
  
  С тобою обнялись и повалились...
  До утра валялись на мягкой траве!
  Любви чувства вихрем закружились
  в моей шальной, ретивой голове!
  
  Хохот резкий, дерзкий и надменный
  у возлюбленной красавицы моей!
  Но нету никого во всей Вселенной,
  кто бы как-то смог понравиться ей.
  
  Двадцать третье мая. 1970 год.
  233
  
  
  * * *
  
  Жертвы коммунизма помянуть.
  
  Пришёл я к безвестным могилам
  жертвы коммунизма помянуть.
  Повинуясь губительным силам
  здесь герои закончили свой путь.
  
  Коммунисты наломали много дров,
  Россию опустили в кровавую жижу!
  Вместо коммунизма светлых городов
  в России только могильники вижу!
  
  Сжёг я все свои мосты и корабли,
  но моё сердце ровно, смело бьётся.
  Над коммунизмом победы ещё вдали,
  но мне их праздновать не придётся!
  
  Под битьём коммунизма плéтей
  я очень много раз уже побывал!
  Сотни, тысячи прошлых столетий
  истории страшный горн перековал!
  
  Русским коммунисты не ми́лы,
  в русском сердце от них боль!
  Пока в моей душе ещё есть силы,
  над собой пока держу контроль.
  
  Коммунизм на душе лёд не растопит,
  мятежный рассудок мой не распалит!
  Время тревожное к восстанию торопит,
  душа русская за святую Россию болит!
  
  Я лучше предпочёл бы плен немецкий,
  чем коммунизмом отравленные харчи!
  Трижды проклят Русью строй советский!
  Скоро все издохнут коммунисты-палачи!
  
  Двадцать девятое мая. 1970 год.
  234
  
  
  * * *
  
  Полюбить, вот это подвиг точно!
  
  "Привет мой милый! Как дела?"
  Надо мною издеваешься, нахалка?
  Уж лучше бы мне лишний раз дала́!
  Неужели тебе даже этого жалко?...
  
  Что говорить про жизнь мою!...
  У меня ни мечты нет, ни дела!
  Без тебя лишь только водку пью!
  Легла бы со мной, пожалела!...
  
  Выпил всё! Пустые все стаканы,
  а страсти алкогольные ревут!
  В голове моей резвятся тараканы,
  они меня на "подвиги" зовут!
  
  От того и моё сердце не в покое!
  Рвутся мысли, за мечтой спеша!
  Что бы сделать мне теперь такое,
  чтобы успокоилась моя душа?...
  
  Даже и не знаю, как мне быть!
  Подскажите правильный мне путь!
  Может мне кого-нибудь убить?
  Или полюбить кого-нибудь?...
  
  Только моё сердце почему-то ноет,
  а душа моя, как будто бы, горит!
  "Влюбиться тебе, наверно, сто́ит!", -
  так это мне рассудок часто говорит.
  
  Кто бы подсказал, хотя б заочно,
  а то скоро ум с катушек спятит!
  Полюбить, вот это подвиг точно!
  Но любить мне смелости не хватит.
  
  Тридцать первое мая. 1970 год.
  235
  
  
  * * *
  
  Впереди коммунизма кровавая плаха!
  
  Быть коммунистом стала мода.
  На русских коммунизма клеймо!
  Поэт теперь уже не честь народа,
  а только лишь коммунизма дерьмо.
  
  Бедной крысы церковной беднее
  теперь в России стал русский поэт.
  Коммунизма звериного страшнее
  никогда не будет, не было и нет!
  
  Бегу вперёд, как будто бы в атаке!
  Мне страшно только лишь чуть-чуть.
  Встаёт луна. Мне тень во мраке,
  как вещий перст, указывает путь.
  
  Мне не позабыть страшные даты,
  как бы ни старался и того хотел!
  Скоро придут большие результаты
  из моих скромных, мятежных дел.
  
  В России сколько с горя ни кричи,
  кричащего теперь уже не слышат.
  Вот потому, русский, сиди, молчи,
  а коммунисты на нас злобно дышат!
  
  Ни звук, ни возглас не проронен,
  хотя мне приходится страдать!
  Хоть я ещё, пока, не похоронен,
  но над судьбой своей хочу рыдать!
  
  Состою из мятежной души и праха,
  это всё мне милостью Божьей дано!
  Впереди коммунизма кровавая плаха!
  Эту истину мне Господь открыл давно.
  
  Первое июня. 1970 год.
  236
  
  
   * * *
  
  Мне нужна весёлая вдова!
  
  Моя душа внезапно загрустила.
  Кру́гом пошла моя вдруг голова.
  Тоска всю мою душу истомила,
  ведь мне нужна весёлая вдова!
  
  Я, набравшись как-то раз отваги,
  письмо хотел писать, а ручки нет.
  Нету у меня теперь даже бумаги...
  (Только хватает лишь на туалет.)
  
  Вот потому-то писем не пишу,
  с того никто на них мне не ответит.
  Каждый вечер в кабачок спешу,
  он издалека мне нежно светит!
  
  Льёт витрина бархатным неоном!
  Уже со многими я здесь поговорил!
  Напился я с каким-то почтальоном,
  он мне письмо на дружбу подарил.
  
  Я прочитал его и очень удивился!
  О том письме поведать вам спешу!
  Пишет вдова, и я в неё влюбился!
  Теперь лишь ей стихи свои пишу!
  
  С нею столько мы воды намутим!...
  Даже имя её мне стало дорогое!
  С нею мы такой роман закрутим!...
  у всех отвиснут челюсти и кое-что другое!
  
  Третье июня. 1970 год.
  237
  
  
  * * *
  
  Коммунистов я проклял!
  
  В старых письмах близко
  страшное прошедшее моё.
  Опустились тучи низко,
  беды пророчит вороньё!
  
  Хоть для меня Россия свята,
  жизнь не стоит в ней гроша!
  Злой тоскою плоть моя объята,
  кричит моя мятежная душа!
  
  Мне в наручниках тоскливо.
  Моя душа мается, правду крича!
  Упорным взглядам молчаливо
  смотрю на коммуниста-палача!
  
  В "Крестах" своё новоселье
  я не раз тихонечко справлял.
  Моя жизнь вовсе не веселье.
  Коммунистов стихами прокля́л!
  
  Никогда не угощу папироской
  коммунистов, конвойных ментов!
  Хоть я с внешностью неброской,
  но мстить коммунистам готов!
  
  Было мне познать Богом дано
  "прелести" коммунизма власти!
  Коммунисты, это вонючее говно!
  Они русские души рвут на части!
  
  Давно надоела мне власть поганая эта!
  Россия, это ужасная страна-тюрьма!
  Круче меня в "Крестах" не было Поэта!
  Вонючей коммунизма не было дерьма!
  
  Пятое июня. 1970 год.
  238
  
  
  * * *
  
  Моя любовь смерти сильней!
  
  Жизнь распутная не по мне,
  хотя бываю в злачных местах.
  Кто-то истину ищет в вине,
  я - в твоих добрых глазах!
  
  Приходи, как забрезжит вечер!
  Нашей встречи буду очень рад!
  Мы зажжём канделябры. Свечи
  напомнят нам прошлый закат...
  
  Боюсь к тебе прикоснуться,
  для меня ты святая всегда!
  Заснуть бы и не проснуться
  с тобой ни за что, никогда!
  
  Не слышно теперь твоё пение.
  (Слушал когда-то тебя чуть дыша).
  Стала ты скучной, как небо осеннее.
  Но ты для меня всё равно хороша!
  
  Жизнь снова прожить невозможно,
  лучшее давно безвозвратно ушло.
  На душе моей легко и тревожно,
  мне с тобой, как ни с кем, хорошо!
  
  Если умрёшь, то, твёрдо знаю,
  (моя любовь смерти сильней!)
  твой труп на призрак обменяю,
  с ним буду жить остаток дней!
  
  Седьмое июня. 1970 год.
  239
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских губят и терзают!
  
  Превратив Россию в Содом
  упёрлись в стену коммунисты!
  Работать каторжным трудом
  русских заставляют сатанисты!
  
  Коммунисты живут себе всласть!
  Лишь русский народ всё страдает.
  Коммунизма ненавистная власть
  русские души губит и терзает!
  
  Правды в этой безумной стране
  коммунисты-злодеи очень боятся!
  Россия от жизни стоит в стороне,
  с коммунистами все к аду мчатся!
  
  Русским осталось только пить вино,
  жрать коммунизма вонючее говно...
  При коммунистах нам уже всё равно...
  Что коммунисты палачи знаем давно!
  
  Как все дни меняются ночами,
  со временем так меняемся и мы.
  Русские коммунистами-палачами
  заперты среди страны-тюрьмы!
  
  Коммунисты поводыри слепые,
  русских в страшный ад они ведут!
  Все коммунисты-палачи-тупые
  скоро вместе с нами пропадут!
  
  Уже закатным заревом объято
  коммунизма-ада власти бытиё!
  Нам не велика будет утрата,
  если мы загоним в гроб её!
  
  Одиннадцатое июня. 1970 год.
  240
  
  
  * * *
  
  Столько дней загублено с тобой!
  
  Душой измученной, больною,
  я вспомнил путь прожитый свой.
  Вдруг чувства прошлого волною
  всего меня накрыли с головой!
  
  Щебет птиц, голубей воркования,
  солнца свет, небосвод голубой...
  мне напомнили наши свидания
  и боль нашей разлуки с тобой.
  
  Душу наизнанку разворо́тишь,
  всё на этом свете проклянёшь...
  но дней прошлых не воротишь,
  любви ушедшей не вернёшь.
  
  В ресторанчике у Казанского
  у нас невесёлое было свидание!
  Я коньяк взял себе, тебе шампанского.
  Пили мы за встречу и расставание!
  
  От тебя ухожу, странник одинокий.
  На прощание ждать меня не обещай.
  Здравствуй, друг, желанный, но далёкий!
  Друг мой милый, здравствуй и прощай.
  
  Для тебя твоё прошлое прекрасно,
  сейчас рыдаю над своей судьбой...
  Столько дней потрачено напрасно!
  Столько дней загублено с тобой!...
  
  Тринадцатое июня. 1970 год.
  241
  
  
  * * *
  
  Коммунистам не заткнуть мои уста!
  
  Только умом пораскинуть нам,
  то коммунистам головы свернём!
  Потому я в Ленинграде по ночам
  разношу листовки с фонарём.
  
  Я талант, мне данный неспроста,
  смог против коммунизма направить!
  Коммунистам не заткнуть мои уста,
  меня молчать никак им не заставить!
  
  Вы в коммунизм-ад стремитесь!...
  У коммунистов не выйдет ничего!
  Коммунисты, Бога очень боитесь!
  А я всей своей душой люблю Его.
  
  Вы у дьявола помощи про́сите,
  чтоб грех русским в души качать!
  Волю мою вы никак не подкосите,
  ничем не заставите меня замолчать!
  
  От вас самих несёт уж гнилью,
  ваши души все в вонючем говне!
  Я дерьма столько на вас вылью,
  сколько вы влили в душу мне!
  
  В России не общество, а стадо!
  В больные головы набита блажь!
  Рабы, идите, если вам так надо,
  стройте сраный коммунизм ваш!
  
  "Ура!" вы Ленину-зверю кричали,
  а он мошенник большой руки!...
  Чтоб вы друг друга пережрали,
  как в тесной банке злые пауки!
  
  Семнадцатое июня. 1970 год.
  242
  
  
  * * *
  
  Хватит болтаться с грязными щлюхами!
  
  Пролетела жизнь моя красиво,
  словно пуля, свистя у виска!
  Тюрьмы, карты, водка, пиво...
  с ними в душе жгучая тоска.
  
  Только теперь вместо гитары
  на коленях усталых моих
  сидят полупьяные шмары...
  Лениво-небрежно обнимаю их.
  
  Водку со мной они пьют...
  Как же мне их не обнять?
  Они мне о чём-то поют,
  только о чём не понять...
  
  По Невскому весёлая картина:
  путаны в ряд, они уж не порок!
  Нам добавляют в кровь адреналина
  доступные, как воздуха глоток!
  
  Есть очень страшная сила
  у каждой служанке сатаны!
  Подошла ко мне, спросила:
  "Услуги мои вам нужны?"
  
  Всё на свете опошляют люди!
  Только это мне не подойдёт:
  облапанные кем-то груди,
  обслюнявленный кем-то рот!
  
  Мы упиваемся грязными слухами!
  Дольше живёшь, - страшней умирать!
  Хватит болтаться с грязными щлюхами!
  Хватит, наверно, с них грязь собирать!
  
  Девятнадцатое июня. 1970 год.
  243
  
  
  * * *
  
  Коммунисты русских убивают!
  
  Коммунисты-лжецы оболгали
  хранителей русской земли!
  Им их подпевалы помогали!
  Россию очернить они смогли!
  
  Они испытывают страшную боль,
  услышав правду от русского народа!
  Им правда словно на раны соль!
  Коммунисты звереют год от года!
  
  Коммунисты тюремную неволю
  волей коммунизма называют!
  Но только за свою лихую долю
  их русские гневно проклинают!
  
  Люди в делах своих не вольны,
  чтобы выжить надо воровать.
  То, что властью недовольны,
  русские стараются скрывать.
  
  Коммунист ужасно злобен,
  коварен, страшен и силён!
  На все подлости он способен,
  всем делать зло готовый он!
  
  Кто коммунистов уважит?
  Средь окровавленных знамён
  в толпе кто-нибудь да скажет,
  что недоволен коммунизмом он!
  
  От людей правду скрывают!
  Но всё не кончится добром!
  Коммунисты строят и убивают
  русских одним и тем же топором!
  
  Двадцать третье июня. 1970 год.
  244
  
  
  * * *
  
  Глаза твои страшнее пропасти!
  
  Горя много, уж это без спора,
  мне отпущено было судьбой.
  Не любишь меня, Мандрагора,
  всю жизнь любуюсь тобой!
  
  Своих мыслей и слов не тая,
  по жизни идёшь без робости!
  Бездонный омут душа твоя,
  глаза твои страшнее пропасти!
  
  От прошлой жизни забубенной
  не осталось уже ни шиша́!...
  Я теперь старик согбенный,
  ты всё ещё как роза хороша!...
  
  Ты то-ли невинная овечка,
  ты то-ли сама бабушка Яга,
  то-ли Господу ты свечка,
  то-ли ты чёрту кочерга!...
  
  Ясным утром зимним ранним
  я увидел тебя всю в снегу!...
  Теперь, словно в сердце ранен,
  душе покоя найти не могу!
  
  Судьбу не смерить, как рогожку.
  У нас был страстный месяц май!
  Давай присядем на дорожку,
  забудь меня и злом не поминай.
  
  Двадцать девятое июня. 1976 год.
  245
  
  
  * * *
  
  Коммунисты кровь русскую пьют!
  
  "Если самому себя не уберечь, -
  я отца услышал на веранде, -
  лучше просто в землю лечь,
  чем поддаться пропаганде..."
  
  Чего мне приготовил рок,
  только лишь предполагаю.
  Я избежать тюрьмы не смог
  за то, что сам стихи слагаю.
  
  Меня не взяли на испуг,
  предал меня лучший друг.
  Чтобы предать никто не смог,
  теперь я в жизни одинок...
  
  Душа моя бескрылая не в силах
  куда-то прочь из России улететь!
  Наша слава в наших предков могилах!
  Сколько России коммунизм терпеть?
  
  Зажаты русские в кольце неволи!
  Коммунизма терпим беспредел!
  Сердце моё сжимается от боли!
  Моя душа желает ратных дел!
  
  Россию тучи не тихим дождём,
  а кровью русской поливают!
  Но всё сидим, чего-то ждём...
  Коммунисты русских убивают.
  
  Подвергают пыткам суровым,
  русскую кровь как воду льют!
  Кровь блестит огнём багровым,
  коммунисты кровь русскую пьют!
  
  Первое июля. 1970 год.
  246
  
  
  * * *
  
  Одну тебя люблю!
  
  Встретились мы в грязном кабаке!
  Мы с тобой случайно переспали!
  Я тату запомнил на твоей руке!...
  С тех пор покой и сон мои пропали!
  
  Случайно встретились, как и тогда,
  тот же кабак, и тот же самый зал...
  Наверно я любил тебя всегда,
  но только об этом я не знал...
  
  Я так давно по кабакам тебя искал!
  Не знаю, меня сможешь ли понять...
  Налей мне, девочка, чего-нибудь в бокал,
  (но месячных не вздумай добавлять!)
  
  Ни к чему теперь пустые речи!
  Ты рядом, уже больше не грущу...
  Так долго ждал я нашей встречи,
  что никуда тебя теперь не отпущу!
  
  Жизнь так прекрасна будет наша!...
  Что в прошлом не смогла ещё, успеешь!
  Душой и телом мне доверься Маша,
  клянусь свободой, что не пожалеешь!
  
  Давай же выпьем и пойдём гулять!
  Шум кабацкий сердцем не терплю!
  Только месячных не надо добавлять
  мне в бокал, и так одну тебя люблю!
  
  Третье июля. 1970 год.
  247
  
  
  * * *
  
  Всех коммунистов убьём!
  
  В Россию, нагоняя жуткий страх,
  клопами коммунисты впились!
  Гнев, ненависть и страх в сердцах
  русских забитых поселились!
  
  Цепенеет в мёртвом иступлении
  коммунистами затравленная Русь!
  Живём в бандитском оцеплении!
  Но говорит мне Бог: "Не трусь!"
  
  Очнувшись от коммунизма гипноза
  читаем боль истин прописных!
  Только ложь, как жгучая заноза,
  порой гуляет в истинах иных!
  
  Коммунисты могут лишь врать!
  Русские покорились их штыкам.
  Времён теченье не прервать,
  память не убить большевикам!
  
  Веселятся коммунизма кумиры,
  но только всех их ждёт не рай!
  Портреты коммунистов в сортиры!
  Коммунистов в Колымский край!
  
  Всех героев поимённо перечислим,
  погибших за свободу в концлагерях!
  К лику наших святых причислим
  ради Свободы презиравших страх!
  
  В святой борьбе себя погубим!
  За святую свободу кровь прольём!
  Всех простим и всех возлюбим!
  Но всех коммунистов убьём!
  
  Пятое июля. 1970 год.
  248
  
  
  * * *
  
  В чём угодно тебе поклянусь!
  
  Тебя лучше я в жизни не видел!
  Свою жизнь я с тобою связал...
  Ты ушла, - я тебя не обидел,
  я даже слова тебе не сказал...
  
  Кто-то пророчит, колдует...
  Только это всё не для меня.
  Никто не зажжёт, не раздует
  в моём сердце остывшем огня.
  
  Часто мыслями уплываю в осень,
  памятью которой очень дорожу!
  Не виделись с тобою лет восемь,
  никакой обиды на тебя не держу.
  
  Было так назначено судьбою...
  Тебя судить за всё это не берусь.
  Мы расстались, Бог тебе судьёю!
  В мыслях к тебе душою рвусь!
  
  Миг наступит, вдруг появлюсь!
  Всё под тою же грешной луной
  в чём угодно тебе поклянусь,
  чтобы только была ты со мной!
  
  Мои часы стоят, или идут?...
  Слышу какие-то обрывки речи...
  Как прожить мне пять минут,
  оставшихся до нашей встречи?
  
  Седьмое июля. 1970 год.
  249
  
  
  * * *
  
  Сталин помог Ленину умереть!
  
  Москва была мечтой горящей,
  я встречи с нею долго ждал!
  Но в красоте её мертвящей
  я только облик смерти увидал.
  
  С портрета Ленин жмурится,
  мимо него в страхе спешу!...
  По мне незнакомым улицам
  стихи мятежные свои разношу.
  
  Дурной народ, давя друг друга,
  идёт на Ленина-Зверя смотреть.
  Сталин с радости или с испуга
   ловко помог Ленину умереть!
  
  Его широкие раскинутые плечи,
  "благородный", "статный" вид...
  Безумно-бредовые толкал речи
  нам сумасшедший Сталин-жид!
  
  Вся Россия мертва, как в гробу...
  На портрете Сталин трёт усы.
  Святой России страшную судьбу
  давно уготовили коммунисты-псы!
  
  Сколько несчастья сделал Сталин!
  Сколько при нём стало сирот и вдов!
  Злобный Сталин пепелищ и развалин
  задумал наделать на месте городов!
  
  От русских церквей летели щепки!
  Россией теперь привит Брежнев-псих!
  У коммунистов зубы очень крéпки,
  только уже скоро им выколотим их!
  
  Одиннадцатое июля. 1970 год.
  250
  
  
  * * *
  
  Всё чаще нелюбимой называю.
  
  Специально ты меня подстерегла...
  Среди низменных страстей накала,
  как страшный душегуб из-за угла,
  на моё бедное сердце ты напала!
  
  Смотришь тяжёлым взглядом.
  Теперь о прошлом не грусти...
  Мы с тобой лишь просто рядом,
  как незнакомые странники в пути.
  
  Ты так похожа на колкого ежа!
  (А иногда и на вонючего козла).
  В душе моей рана всё ещё свежа́,
  что ты давно мне в сердце нанесла.
  
  Тихо молча у окна сидишь, скорбя.
  С тобой от скуки даже завываю...
  Всё чаще в тайных мыслях тебя
  женщиною нелюбимой называю.
  
  Я от твоего нервного внимания
  быть хотел бы подальше в стороне.
  Ты только лишь одни страдания
  теперь приносишь в сердце мне!
  
  Чувства, что потратил я с тобой,
  теперь назад уже мне не вернуть.
  Я очень не доволен своею судьбой,
  часто хочется мне даже всплакнуть.
  
  Скоро уеду, так мне лучше будет.
  Всё, уезжаю... Прощай и прости!
  Твоё сердце меня скоро позабудет.
  Не вспоминай, грехи мои отпусти.
  
  Тринадцатое июля. 1970 год.
  251
  
  
  * * *
  
  Надо коммунистов убивать!
  
  В России хорошего больше нет,
  мы опустились до самого низа!...
  Совесть народа России, поэт,
  теперь превращён в жополиза!
  
  Во многих кровь уже закисла,
  многие давно сошли с ума...
  Над всею Россией нависла
  коммунизма кровавая тьма!
  
  Стынет плоть в духовной стуже,
  а ведь всё могло быть повеселей.
  Коммунисты зверей даже хуже,
  намного кровожадней и наглей!
  
  Со злым пристрастием вопросы
  мне коммунисты-палачи задают.
  Коммунисты-палачи готовят косы!
  На допросах русских сильно бьют!
  
  Только мат коммунизма украшение.
   Людей русских коммунисты стреляют!
  Коммунисты всей Европе в устрашение
  страшно-жуткий символ выставляют!
  
  Россия теперь стала империей зла,
  страной ужасных пугающих запретов!
  Сердца русские сковали страх и мгла!
  Ужасно-страшен быт страны советов!
  
  Святая Россия, что с тобою стало?
  Терпишь давно коммунизм-гнильё!
  Любить Россию, это слишком мало.
  Надо коммунистов убивать за неё!
  
  Семнадцатое июля. 1970 год.
  252
  
  
  * * *
  
  Любовь, обращённая в прах.
  
  Любовь, обращённая в прах,
  мою душу пронзает до дна!
  Как смерти лавина в горах,
  для души очень опасна она!
  
  Любовь как порох сгорела,
  душа с ней сгорела дотла!
  Мне сердце она не согрела,
  но мой разум она обожгла!
  
  Что теперь делать не знаю,
  словно исчез белый свет!
  Всё былое своё вспоминаю,
  ничего там хорошего нет!
  
  В моём прошлом хорошего нету,
  там всё словно в каком-то бреду!
  Может быть, успокоюсь к лету,
  может, милашку другую найду...
  
  В моём сознании странные виды,
  но только о них пока промолчу.
  Пью сердцем кислую горечь обиды
  больше теперь ничего не хочу...
  
  Моё сердце в тоске завывает,
  мне в душу вселяется страх!...
  Из моей души всё выбивает
  любовь, обращённая в прах!
  
  Девятнадцатое июля. 1970 год.
  253
  
  
  * * *
  
  В России коммунизм-беда!
  
  Были в России барыни и господа...
  В России очень многое бывало!
  Но только не вернуться те года,
  где всё хорошее России пропало!
  
  Судьба страны не в руках народа,
  но только дремлет русский народ
  под властью коммуниста-урода,
  что насадил коммунизма гнёт!
  
  Нам обещал жизни красивой
  преподнести, как Божий дар,
  надутый, глупый и трусливый,
  но "всемогущий" комиссар!
  
  Не брит, не мыт, не стрижен
  теперь простой русский человек,
  с детства коммунистами обижен,
  словно бы он проклятый на век!
  
  В России теперь коммунизм-беда!
  Русские собою жертвы множат,
  но только ни малейшего труда
  к делу свободы не приложат!
  
  Ждут, коммунистов проклиная,
  что кто-то как-то всех спасёт!
  Нам только снится жизнь иная.
  Но нам её никто не принесёт!
  
  Враньё как дымка растворится!
  В России исчезнет кровавый туман!
  Ложь без конца не может длиться!
  Не может вечным быть обман!
  
  Двадцать третье июля. 1970 год.
  254
  
  
  * * *
  
  Любви розовый туман!
  
  Звенят весёлой речки воды,
  и мне от них уже не до сна!
  Об осени шепчут мне годы,
  но во мне всё играет весна!
  
  Наблюдаю с горькими слезами
  силуэт в твоём раскрытом окне!
  Вижу твоими нежными глазами
  самого себя, и очень стыдно мне!
  
  В этот тихий таинственный час
  ночью тебя в нашем саду жду!
  Если не придёшь ко мне сейчас,
  то тогда уж сам к тебе приду!
  
  Очень пышный цвет сирени,
  мне листьев даже не видать!
  В ароматной томной лени
  уже устал я тебя ожидать!
  
  Моё сердце всегда тебе радо,
  волнуется, страстно любя!
  Самому ничего мне не надо,
  всё отдаю лишь для тебя!
  
  Сердце моё так пылает,
  хоть пиши о любви роман!
  Мне рассудок застилает
  любви розовый туман!
  
  Кубок любви пью до дна,
  полон чувством несказáнным!
  Кто не испил любви вина,
  тот никогда и не был пьяным!
  
  Двадцать девятое июля. 1970 год.
  255
  
  
  * * *
  
  Русские под коммунистом-палачом.
  
  В России коммунизма злой мрак.
  Русь коммунисты сгубили разом!
  Русский народ, обманутый дурак,
  не потерял свой последний разум!
  
  Чего же тогда России не хватало?
  Куда русские рванулись, как в бреду?
  Ведь заранее всё ясно предвещало
  Святой России страшнейшую беду!
  
  В России времена настали худшие!
  Коммунисты Русь уставили гробами!
  Уже погибли русские люди лучшие,
  не став коммунизма немыми рабами!
  
  Коммунисты тюрем настроили народу,
  в них русских стали насильно загонять!
  Стало в России тайно надежду на свободу
  очень не безопасно народу сохранять.
  
  Как барабан душа грешная пуста,
  но мысли протеста в ней кричат!
  Плотно сжаты мои упрямые уста,
  всегда на допросах они молчат!
  
  Угрюмо щёлкают палачей затворы!
  Безвинным жертвам уже потерян счёт!
  Людей глухие протеста разговоры...
  Недовольство в народе всё растёт!
  
  Русские под коммунистом-палачом
  безвинной кровью тихо истекают.
  Коммунисты-палачи ленинским бичом
  весь народ Святой России истязают!
  
  Тридцать первое июля. 1970 год.
  256
  
  
  * * *
  
  В стихах с любовью опишу!
  
  Опять роз букет я Вам принёс,
  хотя мои все старания напрасны!
  Пряди Ваших пшеничных волос
  развеял ветер... Вы прекрасны!
  
  Надо мною Вы только смеётесь,
  за Вами повсюду хвостом тащусь.
  Никогда ко мне Вы не вернётесь...
  Я к Вам никогда не возвращусь...
  
  Вижу, что Вы так же одиноки,
  как и я, как тысячи других...
  Оттого тоскуют мои строки,
  лишь потому печаль терзает их!
  
  Столько времени ждал я Вас,
  что сердце моё застонало!
  Поговорили с глазу на глаз ,
  сердцу, вроде, полегче стало.
  
  Я, лишь поэт обыкновенный,
  у Вас к себе внимания прошу!
  Я Ваш облик незабвенный
   в стихах с любовью опишу!
  
  Славой дурной не травите
  Вы бедное сердце моё.
  Вы душу свою оживите,
  научите чувствовать её.
  
  У нас разные призвания,
  но это для нас вовсе не беда!
  Пускай мои разочарования
  Вас не коснутся никогда!
  
  Первое августа. 1970 год.
  257
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-палачей проклянуть!
  
  Среди коммунистов места нету
  русскому Православному поэту!
  Потому-то с пятидесятых лет
  коммунистов стихом громит поэт!
  
  Не прорастёт здесь правды колос!
  У коммунистов свободы не проси!
  Голос русского народа, Бога голос,
  но он пока ещё не слышен на Руси.
  
  До построенья ада-коммунизма
  в России дело никогда не дойдёт!
  Не пойдём дальше жополизма,
  очень долго будем терпеть гнёт!
  
  Россия стала грязным хлевом,
  стал весь народ в ней дураком!
  Стали все с притворным гневом
  дико махать на Запад кулаком!
  
  Ничего, кроме лжи и испуга,
  в сердцах коммунистов нет.
  В их глазах лишь тень недуга,
  в душах их уже погаснул свет.
  
  России жизнь в порочном круге,
  не стóит даже ломаного гроша.
  Открыта настежь злобной вьюге
  моя русская мятежная душа!
  
  России пора задуматься серьёзно,
  оценить пройденный к аду путь!
  Русским никогда ещё не поздно
  коммунистов-палачей проклянуть!
  
  Третье августа. 1970 год.
  258
  
  
  * * *
  
  Ты не хочешь мне отдаться.
  
  Ты мне такое написала,
  что я чуть в кому не упал!
  Мне намного лучше стало,
  когда в пьяный кабак попал!
  
  Ты, наверное, не знаешь,
  что люблю тебя лишь одну!
  Это ты так меня пугаешь,
  или пугаешь всю страну?
  
  Моя душа страдать устала
  от беспредела много лет!
  Но ты меня так напугала,
  что сбегал даже в туалет!
  
  Теперь стою возле туалета
  как с дуба павший истукан!
  Не хочу сейчас даже минета,
  лишь хочется водки стакан!
  
  Нет в душе моей никакого изъяна,
  только она что-то тревожное таит!
  Против водки русского стакана
  даже сам чёрт никак не устоит!
  
  В бытие грязном и драном
  мне хочется прошлое забыть!
  Но мне тебя не взять стаканом!
  Так как же мне с тобою быть?...
  
  Успел я в жизни настрадаться,
  вдруг оставаясь совсем не у дел!
  Ты не хочешь мне отдаться,
  вот это, точно, беспредел!...
  
  Пятое августа. 1970 год.
  259
  
  
  * * *
  
  Народ для коммунизма стал врагом!
  
  Над страшной кремлёвской стеной
  становится небо всё мрачней год от года!
  Коммунисты ограбленной ими страной
  руководят на погибель русского народа!
  
  Над кремлём звезда давно поблёкла.
  В городских окнах омертвелых и пустых
  немые кроваво-мрачные отражают стёкла
  лики коммунистами сгубленных Святых!
  
  Коммунизма-ада палачи-главари
  в России беспредел творят без меры!
  Коммунисты превратили святые алтари
  в позор правды, России, свободы и веры!
  
  Человека здесь не слышат, хоть кричи!
  В России словно даже нету небосвода!
  Верно служат коммунисты-палачи
  заклятым врагам русского народа!
  
  В негодовании дрожит от кровавого гула
  Россия под коммуниста-палача сапогом!
  Средь коммунизма беззакония разгула
  народ для коммунизма стал врагом!
  
  В испуге волнуются русские нивы,
  власть коммунизма из ада пришла!
  Русские деревни стали сиротливы.
  От страха стала Русь как смерть бела.
  
  Москву, России славную столицу,
  коммунистов-зверей пугает шаг!
  Коммунисты на кровавую тряпицу
  поменяли Святой Российский Флаг!
  
  Седьмое августа. 1970 год.
  260
  
  
  * * *
  
  Любовь без слёз, без сожаления...
  
  Зовёшь: "Пойдём со мной!...",
  но тебе пока совсем не верю.
  Чтобы мне сделать шаг иной,
  очень много раз отмерю.
  
  На моём сердце тихая кручина,
  в мыслях моих какой-то перебой.
  В том, наверно, главная причина,
  что очень грустно мне с тобой...
  
  Хотя совсем не пара я тебе,
  но мы о том совсем забыли,
  раз так угодно нашей судьбе,
  чтоб мы с тобою вместе были!
  
  Нам расставаться ни к чему,
  у нас ещё вся жизнь впереди!
  Может всё когда-нибудь пойму,
  пожалуйста, только подожди.
  
  На меня зла никакого не держи,
  сама ведь знаешь кто я такой...
  Мне что-нибудь хорошее скажи,
  меня нежной лаской успокой.
  
  Только к тебе мои благоволения!
  Повторяю тебе вновь и вновь,
  любовь без слёз, без сожаления
  это, конечно, вовсе не любовь!
  
  Свою судьбу сейчас благодаря
  (словно впавший вдруг в спячку)
  в церкви стою с тобой у алтаря,
  мои мозги словно в раскорячку...
  
  Одиннадцатое августа. 1970 год.
  261
  
  
  * * *
  
  Коммунистов-кровопийц племя!
  
  Россия стала краем молчания,
  коммунистами замкнуты уста!
  Все русские воют от отчаяния,
   в России жизнь теперь пуста!...
  
  Коммунизма чумой заболели.
  Ложь коммунистов без конца!
  В дерьме коммунизма истлели
  благородные русские сердца!
  
  Звереют коммунисты-ваньки!
  Душой и сердцем ненавижу их!
  Всем им нужны только няньки:
  никаких мыслей у них нету своих!
  
  В России остановилось время,
  замерла святая русская душа.
  Коммунистов-кровопийц племя
  не стоит даже ломаного гроша!
  
  Коммунизма кровавая метель
  следов правды не заметёт!
  Скоро наступит наш апрель,
  вокруг скоро правда зацветёт.
  
  Помнишь, как когда-то бывало,
  при нашем святом батюшке-царе,
  с радостью солнышко вставало,
  всем нам радость была на дворе...
  
  Скрываемся мы щелями узкими,
  из-за коммунистов боимся всего!
  Между этой Россией и русскими
  теперь общего уже нету ничего!
  
  Тринадцатое августа. 1970 год.
  262
  
  
  * * *
  
  Как я тебя, меня ты не полюбишь.
  
  Спасаешь от душевного голода,
  куда же мне от тебя деться?...
  Меня укрываешь от холода,
  а мне бы хотелось раздеться.
  
  Любовь теплится искрой гаснуще́й.
  Что же теперь слёзы о ней лить?
  Никак не заменишь её миской щей.
  Никак ничем любовь заменить!
  
  Как я тебя, меня ты не полюбишь.
  Как я тебя, меня ты не поймёшь.
  Наше счастье сама же погубишь,
  если в руки себя не возьмёшь!
  
  Тебя как принцессу лелею!
  Ты для меня, как солнца свет!
  На цветы денег не жалею,
  каждый день дарю тебе букет!
  
  Но о любви тебе не говорю.
  Что мне языком зря молоть?
  Очень часто розы тебе дарю,
  чтобы хоть как-то уколоть.
  
  Всё, что весною не сбудется,
  всё равно никуда не уйдёт!
  Сердце однажды влюбится,
  жизнь всегда своё возьмёт!
  
  Всегда со всеми я весёлый!
  В стихах мой юмор не тупой!...
  Но пред тобою я, как голый
  перед женскою шумной толпой!
  
  Семнадцатое августа. 1970 год.
  263
  
  
  * * *
  
  Коммунизма жуткий бред!
  
  Ленину-дьяволу сделали услугу
  среди низких невских берегов.
  Русские все родня друг другу,
  коммунисты из них сделали врагов!
  
  От Бога вдруг переметнулась
  Россия к коммунисту-сатане!
  В мгновенье жизнь перевернулась,
  смерть пошла по всей стране!
  
  Россия топчется на месте,
  смерть по ней летит вперёд!
  По одному здесь или вместе,
  здесь каждый скоро пропадёт!
  
  Все русские смогли поверить
  в коммунизма жуткий бред!
  Нам какою мерою измерить
  весь ужасный коммунизма бед?
  
  Русских жизнь идёт в попойках
  по всей нашей ограбленной стране!
  На всех коммунизма новостройках
  только русской горбиться спине!
  
  Теперь нету звёзд в коммунизма небе,
  одни лишь только страшные кресты!
  Человек, забудь о зрелищах и хлебе
  среди жуткой коммунизма пустоты.
  
  Восторга творческого вовсе нету,
  пока у власти палач-коммунист!
  Наводит страх на всю планету
  их пропаганды страшный свист!
  
  Девятнадцатое августа. 1970 год.
  264
  
  
  * * *
  
  Любовь к тебе очень берегу!
  
  Сегодня холодно и грустно,
  душе моей чего-то жаль...
  Но как умеешь так искусно
  в душе моей унять печаль!
  
  Судьба на раны сыплет солью!
  Грущу, своё прошлое кляня!
  Знала бы ты, с какою болью
  рвётся всё прошлое в меня!...
  
  Это всё, что раньше было,
   что со мной было до тебя!...
  Сердце моё в тоске заныло,
  долго я жил, никого не любя!
  
  Мне однажды смерть приснилась,
  надо мною она свою косу занесла!...
  Но вдруг вместо смерти ты явилась,
  меня от верной смерти ты спасла!
  
  Под моими ногами зыбка твердь!
  Сам даже не знаю, что со мною!...
  Моей невестой была сама смерть,
  но вдруг стала ты моей женою!
  
  Боль своей души не разгадаю!
  Любовь к тебе очень берегу!
  Без тебя грешной душой страдаю,
  без тебя жить больше не смогу!
  
  Двадцать третье августа. 1970 год.
  265
  
  
  * * *
  
  Коммунизму могилу рою!
  
  Для жизни лишние заботы,
  как кораблю большой волны.
  Когда устанешь от работы,
  блаженством органы полны!...
  
  Все мысли только о получке.
  Жизнь устроена очень хитро́.
  Каждый день стою в толкучке
  иль в магазине, иль в метро...
  
  Всё всегда спешу куда-то,
  хоть за душою ни гроша...
  Страстной бурею объята
  моя грешная мятежная душа!
  
  Коммунизму могилу рою,
  свою семью оставив и уют.
  Но тени прошлого порою
  мне жить спокойно не дают.
  
  В страну чужую меня тянет,
  как будто меня Родина зовёт!...
  Знаю точно, - день настанет,
  мне Гимн Свобода пропоёт!
  
  Хоть голова моя пока цела́,
  но силы с каждым годом тают.
  Не жизнь меня старит, а дела,
  годы лишь меня сопровождают.
  
  Среди гонений и скитаний
  мне свобода грезится вдали.
  Осколки юности мечтаний
  мне как для босого угли́!
  
  Двадцать девятое августа. 1970 год.
  266
  
  
  * * *
  
  Хотя влюбляться и случалось.
  
  Я очень одинок в своей судьбе,
  хотя влюбляться и случалось.
  Я никогда не думал о тебе...
  Но ты в жизнь мою ворвáлась!
  
  Всё шло так благополучно...
  Но я вдруг покой позабыл!
  Мне без тебя всегда скучно,
  как бы весел и пьян я ни был.
  
  Душою рвусь к тебе одной,
  только меня разум не пускает!
  Ты как за каменной стеной!
  Моей надежды луч с годами тает.
  
  Мне в рай уже закрыты двери,
  давно закрыта дверь в твой дом!
  Я осознал горечь своей потери,
  но только не раскаялся я в том...
  
  Вижу счастье на том берегу...
  Мне к тебе туда не переплыть.
  "Я жить без тебя не могу!", -
  моя душа продолжает скулить.
  
  О тебе мои помыслы чисты́!
  Я бы на тебе сразу женился!
  Только мне не веришь ты...
  Чем же я так провинился?...
  
  Скорей бы дожить до весны!
  Встречу с тобою вижу во сне!
  Про тебя часто вижу сны,
  но не легче от этого мне...
  
  Тридцать первое августа. 1970 год.
  267
  
  
  * * *
  
  Чтобы вредить большевикам!
  
  Тянет смертью на весь мир
  от коммунистов московских!
  Они творят кровавый пир
  между стен кремлёвских!
  
  Аресты, обыски, допросы,
  побои, следствия, суды,
  друзей, продавшихся, доносы,
  тень кровавой борозды...
  
  В такой России никогда
  поэт душою не напишет!
  Сердце стало глыбой льда,
  уже кричащего не слышит.
  
  Русские просят подаяние,
  с похмелья страшного трясясь.
  Людей в такое состояние
  загнала коммунизма власть!
  
  Сердца, как точные часы,
  наше отсчитывают время.
  У страшной жизни полосы
  пора поставить ногу в стремя!
  
  Может за письменным столом
  совсем и не выгляжу орлом,
  но облетаю все жизни невзгоды
  на крыльях правды и свободы!
  
  Всю свою волю напрягаю
  так, что аж больно кулакам!
  К свободе путь свой пролагаю,
  чтобы вредить большевикам!
  
  Первое сентября. 1970 год.
  268
  
  
  * * *
  
  Моя женщина ждёт меня где-то.
  
  Вчера мне было не до сна,
  душа резвилась и плясала.
  Ещё вчера цвела весна... -
  сегодня осень вдруг настала!
  
  Мне любовь как в душу шпага!
  Влево, вправо... - всё побег!
  Мне не сделать даже и шага
  от той любви, - одной навек!
  
  Я никого в своей жизни не прéдал,
  я испробовал жизни горькую соль.
  Горечи много я сердцем изведал,
  даже познал я сладчайшую боль...
  
  Вдруг потускли твои ясные глаза,
  наш самый последний разговор...
  То-ли холодная льдинка, то-ли слеза
  туманит нежный ласковый взор.
  
  В дыму табачном плачет скрипка,
  нагоняя мне в грешную душу тоску.
  А твоя нежно-печальная улыбка
  для меня, как пистолет к виску!
  
  Дни счастливые на пальцах сосчитаю,
  мне это время было очень дорогим.
  Но вот от тебя, от себя улетаю...
  Ты навсегда остаёшься с другим.
  
  Лебединая песня мною не спета.
  Если можешь, меня за всё прости.
  Моя женщина ждёт меня где-то.
  Только как это "Где-то" найти?
  
  Третье сентября. 1970 год.
  269
  
  
  * * *
  
  Коммунисты в России всё украли!
  
  В России больше не цветут цветы,
  в России птицы певчие пропали...
  Коммунисты-кровожадные-скоты
  дьяволу Святую Россию продáли!
  
  Все беды на Россию сли́лись!
  Смерть над нею тучею висит!
  Святые очень многие молились
  за скорое спасение Святой Руси.
  
  Рыдают русские в тюрьме и на воле!
  Вся Россия в кровавых слезах!
  Русские души как мёртвое поле,
  горе горькое в русских глазах.
  
  Коммунисты в России всё украли!
  Почему молчит русский народ?
  Словно все в рот воды набрали,
  как будто русским зашили рот!
  
  С куском во рту много не скажешь.
  Коммунисты кусками затыкают рты!
  Куда ни плюнешь, - не промажешь:
  кругом одни коммунисты-скоты!
  
  Все жадно ждут своей подачки
  от коммунистов каждый день.
  Не избежать в России драчки!
  Уже видна Святой Свобода тень!
  
  Отмечен огненным разливом
  Свободы близкий горизонт!
  Чтоб жить во времени красивом
  надо пройти жестокий фронт!
  
  Пятое сентября. 1970 год.
  270
  
  
  * * *
  
  Научил бы я тебя любить.
  
  Мой отпуск был подобен чуду,
  промчался он как сладкий сон!
  Ни за что и никогда не позабуду
  прошлого лета бархатный сезон!
  
  Нашёл я свой тихий причал,
  думал, что покой не предам,
  но на остановке повстречал
  не первой свежести мадам.
  
  На моём сердце много ран.
  Любовь... знакомое мне дело.
  Когда зашли мы в ресторан,
  на моей душе вдруг потеплело.
  
  Пить за любовь ещё мне рано,
  зачем испытывать боль вновь.
  Но ты пей за любовь, Светлана!
  Светлана, выпей за любовь!...
  
  Что впереди, Бог только знает!
  Так прими же пожеланье моё.
  Пускай жизнь твоя воссияет,
  как весёлое, светлое имя твоё!
  
  Свой миг удачи в жизни лови,
  никому счастье не заказано.
  Я мог бы рассказать о любви,
  но о ней всё давно уже сказано.
  
  Мне порой всё хочется забыть,
  только сделать этого не смею.
  Научил бы я тебя любить,
  только любить и сам не умею.
  
  Седьмое сентября. 1970 год.
  271
  
  
  * * *
  
  Всех, кого Ленин-дьявол расстрелял!
  
  Вдруг содрогнулся весь Мир,
  как будто огненный шёл вал!
  В Россию впился коммунист-вампир!
  Себя он Лениным-дьяволом назвал.
  
  Ленин-дьявол на Россию налетел!
  Русь коммунисты сделали Содомом!
  Коммунисту-педерасту я бы хотел
  проломить бы череп тупым ломом!
  
  Ленин-сифилитик принёс разруху!
  Пусть пролетают долгие года,
  я только русский по плоти и духу!
  Русским поэтом буду всегда!
  
  Пиджаки, жилетки, косоворотки...
  Всё перемешалось между собой.
  До хрипаты все драли глотки,
  каждый звал на "правый" бой!
  
  Они очень злые, эти коммунисты!
  Из них самый злейший в мавзолее!
  Все ленинцы из ада сатанисты!
  Ленин-дьявол, всех их вместе, злее!
  
  Ленин привёл на Русь большую беду,
  коммуниста-дьявола злобную силу!
  Я разве только что срать приду
  на Ленина-дьявола вонючую могилу!
  
  Дурака батюшка Царь не валял,
  власть от него забрали незаконно!
  Кого Ленин-дьявол расстрелял,
  мы, русские, помянем поимённо!
  
  Одиннадцатое сентября. 1970 год.
  272
  
  
  * * *
  
  Не любовь, а лишь влечение.
  
  На твоём лице мраморный глянец.
  От тебя оторвать взор не смею.
  Ты меня приглашаешь на танец,
  но танцевать я, увы, не умею...
  
  Я, красотою твоей очарованный,
  любуюсь твоим ангельским лицом.
  Всегда развязный и раскованный,
  сейчас боюсь казаться наглецом!
  
  Ничего нет пока между нами.
  Но я для тебя уже на всё готов!
  Я осыпал бы тебя жемчугами,
  только нет у меня жемчугов...
  
  Все твои нежные ласки озорные
  моей душе как будто сладкий мёд!
  Но твои дерзкие речи неземные
  моё сердце превратили в лёд.
  
  Осталось только впечатление,
  мне не позабыть его никак...
  Не любовь, а лишь влечение,
  не страсть, а что-то просто так...
  
  Всегда за любовь горой стою!
  Хоть песен слышал я немало,
  но твоя мне в душу так запала,
  что до сих пор только её пою!
  
  Живи, не помня о нашей разлуке!
  Не бойся прежних песен петь!
  Без меня веселись, дай серой скуке
  в сердце твоём навеки умереть!
  
  Тринадцатое сентября. 1970 год.
  273
  
  
  * * *
  
  Коммунизма грязная клевета!
  
  При коммунистах-зверье живём!
  Поэтом-антикоммунистом слыву.
  Бог и Россия сейчас в сердце моём,
  только для них борюсь и живу!
  
  Порою того очень хочет моё тело,
  что мой разум не может ему дать!
  Мне так в России жить надоело!...
  Но от себя мне никак не сбежать!
  
  В борьбе со злой татарскою ордой
  врагов Россия всё-таки победила!
  Наступил теперь в России мордобой!
  Россией правит коммунизма злая сила!
  
  Ветер теперь гуляет злой, невесёлый
  по коммунизма обнищалым полям.
  Мужик русский голодный и голый
  скитается по советским концлагерям!
  
  В русской крови Россия обнищавшая
  у Божьей церкви милостыню ждёт.
  Она, на самого Бога меч поднявшая,
  уже напрасно крокодильи слёзы льёт!
  
  Погибла о свободе яркая мечта
  от коммунизма злобных идей!
  Коммунизма грязная клевета
  скрывает всю правду от людей!
  
  Коммунисты, это гнойное говно!
  Бороться у русских ещё есть силы!
  В России из-за коммунизма давно
  не розы свежи, а только могилы!
  
  Семнадцатое сентября. 1970 год.
  274
  
  
  * * *
  
  Этой ночью меня девка умотала!
  
  То-ли хочет, то-ли нет?...
  Так она разделась сонно.
  Только не желаю минет...
  Люблю только традиционно!
  
  Как она любит и не знаю,
  вот и стесняюсь из-за того.
  Разговор с ней начинаю, -
  мне не понятно ничего!...
  
  То-ли сверху, то-ли снизу?...
  В темноте, иль на снегу?...
  Легко любому её капризу
  приспособиться смогу!
  
  А она стоит, хохочет!...
  Как с ней делать? - ну, беда!
  Я... - куда она захочет!...
  Даже могу и не "туда"!...
  
  Голова стала кружиться,
  уже скорее бы в кровать!
  (С незнакомкою ложиться, -
  как собаке в пасть давать!)
  
  Я на неё накинул тёплый плед,
  предложил выпить для начала!
  То-ли она хочет, то-ли нет?...
  Так всю ночь и промолчала!
  
  Вместо секса лишь издевка!
  (Но я не очень у неё просил!)
  Этой ночью меня эта девка
  умотала, - просто нету сил!
  
  Девятнадцатое сентября. 1970 год.
  275
  
  
  * * *
  
  Коммунизм, это отхожая яма!
  
  В России жизнь... - не анекдотики.
  Коммунисты нажирают животики!
  За это очень русские ненавидят их!
  С коммунизмом сможем справиться!
  Мне коммунизм с детства не нравится,
  ведь правит Россией коммунист-псих!
  
  Правитель новоиспечённый
  России путь другой хочет найти.
  Не может никакой учёный
  Творца в творении превзойти!
  
  Пьяный коммунист-комиссар
  про Пушкина даже не знает.
  У него в башке хмельной угар,
  похмельем он всегда страдает!
  
  Коммунизм, это отхожая яма!
  В ней столько много дерьма!
  Много в ней разного хлама!
  Над Русью коммунизма тьма.
  
  По коммунизма концлагерям
  давно страдает русский народ!
  Коммунистам-лютым-зверям
  это зверство даром не пройдёт!
  
  Коммунизм ревёт и воет,
  смертью русским он грозит!
  Железный занавес не скроет!
  Свобода коммунизм сразит,
  принесёт нам свет и радость!
  Коммунизм такая гадость!
  
  Двадцать третье сентября. 1970 год.
  
  276
  
  
  * * *
  
  Любовь мне в душу бред несёт!
  
  Такой взгляд, чудесный ротик!...
  Сразу чёрт завыл в моём ребре!
  Такой приятненький животик!...
  Твоя рука красива на бедре!...
  
  В душу мне ты взор вонзила!
  Умоляю тебя: "Моею будь!"
  Милашка, ты меня сразила!
  Куда упасть: К ногам? На грудь?
  
  Меня, развратника и подлеца,
  ты смогла бы свести к раю!
  Тобой любуюсь без конца!...
  От страстной похоти сгораю!
  
  Любовь мне в душу бред несёт!
  Смотришь довольная, не каясь!
  Меня от ревности даже трясёт, -
  глядишь, спокойно улыбаясь!
  
  Твои волосы, это просто чудо!
  Мне взгляд не оторвать никак!
  Мне от желания тебя аж худо!
  За что же ты со мною так?...
  
  С тебя потребовать посмею
  незамедлительный ответ!
  Подруга, будь скорей моею,
  мне терпеть уж силы нет!
  
  Двадцать девятое сентября. 1970 год.
  277
  
  
  * * *
  
  Коммунизм человечеству смерть!
  
  Покуда сердце ритм стучит
  стихи писать не перестану!
  Муза моя никогда не замолчит!
  Коммунистов стихами достану!
  
  Я со школьных лет детских
  коммунистов хорошо знаю!
  На злых праздниках советских
  всех коммунистов проклинаю!
  
  К лживому равенству и братству
  в мятежных стихах не призываю!
  Противлюсь коммунизму-блядству!
  Всех коммунистов говном поливаю!
  
  Слепой наивной верой не страдаю!
  Коммунизм, это смерть! Не сомневаюсь.
  Среди стихов мятежных восседаю,
  против коммунизма писать стараюсь!
  
  Мне быт коммунизма несносен,
  но до поры всё приходится терпеть.
  Моей жизни уже наступила осень,
  только про весёлое лето буду петь!
  
  Словно от своего сердца отрываю
  свой мятежный жёсткий стих!
  Днём ото всех свои стихи скрываю,
  только ночь тёмная знает про них.
  
  С поздней вечерней зари до рассвета
  течёт настоящая жизнь опасная моя!
  Моя последняя песня ещё не спета,
  своим стихом с коммунизмом бьюсь я!
  
  Первое октября. 1970 год.
  278
  
  
  * * *
  
  Когда душа поет и плачет.
  
  Когда душа поет и плачет,
  рвётся плоть в полёт сама!
  Всё это вот как раз и значит,
  что человек уже сошёл с ума!
  
  Тебе, почти нагой пришедшей,
  уже уставшей от измен и бед,
  пишет поэт сумасшедший,
  впавший в сексуальный бред!
  
  На твой портрет смотрю и плачу!
  Горькие слёзы льются на усы...
  Для тебя совсем ничего не значу!
  Сняла бы, что ли, хоть трусы!
  
  Чего ты мозги мне морочишь!
  Мои мысли правильно пойми,
  если трусы снимать не хочешь,
  то бюстгальтер хоть сними!...
  
  А то стоишь!... вся такая тут!...
  Словно за каменной стеною!
  Тебе, как будто, я какой-то шут!
  Как будто можно так со мною!...
  
  Разлуку я уже устал терпеть!
  Ты мне желанная подруга!
  Друг друга мы давай хотеть!
  Уж так мы распалим друг друга,
  что, все отбросив суеверья,
  такой секс сможем предъявить,
  что наших гениталий пух и перья
  будут влюблённые ловить!
  
  Третье октября. 1970 год.
  
  279
  
  
  * * *
  
  Из-за коммуниста-гада!
  
  Тяга к жизни очень сильна́!
  Жизнь так удивительна́!...
  Так быть должно везде! -
  Россия в коммунизма узде!
  
  Небо в звёздах не видим,
  видим небо в чёрных угля́х.
  Сами себя лишь обидим
  на России кровавых полях.
  
  Господь жизнь даёт нам!
  Коммунизм смерть даёт.
  В коммунизм идём, а там
  сатана свои песни поёт.
  
  Дорога коммунизма не моя,
  не годна России и Европе!
  Уже давно точно знаю я,
  торчим, как у негра в жопе!
  
  От псевдосвободы до тюрьмы
  в России коротаем время мы.
  Только не сведёт меня с ума
  коммунистическая тюрьма!
  
  Потеряно всё, кроме чести,
  мною из-за коммуниста-гада!
  От меня не услышите лести!
  И мне вашей лести не надо.
  
  В России коммунисты всё губят!
  Но Россия им предъявит счёт!
  Нигде коммунистов не любят,
  в России им, людоедам, почёт.
  
  Пятое октября. 1970 год.
  280
  
  
  * * *
  
   СОДЕРЖАНИЕ.
  
   1. Титульная страница.
   2. От издательства.
   3. От автора.
   4. Насадить коммунистов на вилы!
   5. Здесь ты снова со мной!
   6. Коммунисты Есенина убили!
   7. Люблю тебя такой, какая есть!
   8. Мне злодеянья коммунистов снятся!
   9. Любим не тех, кто любит нас!
   10. От коммунистов стынет кровь!
   11. Не любовь это, видно, и была!
   12. Стал я коммунистов стихами бранить!
   13. Гибну в сексуальной борьбе!
   14. Не сдавайтесь, чехословацкие братья!
   15. Ты мне радость и любовь!
   16. Пришло в Чехословакию рабство коммунизма!
   17. Ты на счастье надежда моя!
   18. Замученным коммунистами.
   19. Нам ещё не отзвучала музыка любви!
   20. Коммунисты глумятся над Русью святой!
   21. Не называй любовь обманом.
   22. Коммунист-сатана свирепеет!
   23. Я Вас полюбил, совсем не зная.
   24. На русских - коммунизма цепи!
   25. Пока любовь твоё терзает тело!
   26. Коммунист всегда предатель!
   27. Рай познаешь в шалаше!
   28. Русь коммунистическая тюрьма!
   29. Только лишь одну тебя хочу!
   30. Всех коммунистов перевешать!
   31. Тебя, как безумный, люблю!
   32. Повёл Россию сифилитик-Ленин!
   33. Родная, как ты хороша!
   34. Коммунисты русских травят как пса!
   35. Меня не любишь и не веришь...
  
  281
  
  
  * * *
  
   36. Казнённых коммунистами-палачами.
   37. Всегда я мысленно у твоих ног!
   38. Проклинаю коммунизма гниль я!
   39. Без тебя умирает сердце моё.
   40. Коммунизм ужасная чума!
   41. Тебя разлюбить я не смог!
   42. Коммунисты России горе и зло!
   43. От любви умираю на воле!
   44. Убивают коммунисты-палачи!
   45. Раны сердца моего!
   46. Коммунисты русских злобно косят!
   47. Вера! Надежда! Любовь!...
   48. Коммунисты зажали русским рот.
   49. Твой милый разлюбил тебя.
   50. Из-за коммунистов-палачей!
   51. Ты, моя любимая, на зоне!...
   52. Взвожу на коммунистов курок!
   53. Тебя всегда буду помнить и любить!
   54. До смерти с коммунистами борьба!
   55. Зачем нужны нам любви муки?
   56. Коммунистам-палачам.
   57. Может быть это просто любовь?
   58. Коммунизм, это к смерти дорога!
   59. Пир любви давай справлять!
   60. В тюрьме коммунизма сижу не один.
   61. Чёрт с ним, что вы лесбиянки!
   62. Русских мучают коммунисты-суки!
   63. Любовь, что нас сожгла когда-то!
   64. Коммунизм - смерти тень!
   65. Тебя одну душою полюблю!
   66. Россию захватили коммунисты-жульё!
   67. Поцелуй, у кого-то украденный.
   68. Бред коммунистов-палачей заглушая!
   69. Тебя больше жизни люблю!
   70. Коммунисты как ядовитые клопы!
   71. Я опять в тебя влюблён!
   72. Кто коммунистам отомстит, будет спасён!
  
  282
  
  
  * * *
  
   73. Когда прижму твой бюст тугой!
   74. Страдает Русь, коммунисты в восторге!
   75. Любви хочу лишь, а не блуда!
   76. Звереют коммунисты-палачи!
   77. Я к одной тебе любовь сберёг.
   78. Правит Россией коммунист-сатана.
   79. Так приятно твоё тело!...
   80. Мне коммунистов не любить.
   81. Возьму и отдамся другой!
   82. Громить коммунистов-гадов!
   83. В глазах твоих, любовью жгучих!
   84. От коммунистов останется помёт!
   85. Поцелуи нам ничего уже не значат!
   86. Злобных коммунистов шаги!
   87. Любовью унесу тебя под небеса!
   88. Против злых коммунистов-палачей!
   89. Ты одна всегда меня любила.
   90. Раз коммунист, то это значит враг!
   91. Может, пообедаем друг другом?
   92. Свирепствуют коммунисты-тираны!
   93. Короче так, тебя очень хочу!
   94. Коммунизм, это ад наяву!
   95. Чего уж там... давай, ложись!
   96. С коммунистами веду скрытно бой!
   97. "Любовь" твоя холодная.
   98. С коммунизмом насмерть борись!
   99. Иди ко мне, не упирайся!
  100. С коммунистами сразиться!
  101. Любовь понятна и без слов!
  102. Коммунистов живьём в крематории!...
  103. Мне так Вас хочется любить!...
  104. Очистим от коммунистов-сук!
  105. Без тебя жить не могу!
  106. Не раз коммунистами казнённый.
  107. У твоих прекрасных ног!
  108. Не слышу от коммунистов добрых слов!
  109. Соври мне, что любишь меня!
  
  283
  
  
  * * *
  
  110. В кремле коммунисты-педерасты.
  111. Не будите в женщине собаку!
  112. Коммунистов-кровавых голоса!
  113. Тебя люблю и это главное!
  114. Чтобы не ушёл коммунист-гад!
  115. Всё равно тебя люблю!
  116. Коммунизма жуткий гнёт!
  117. Люблю! А как мне быть иначе?
  118. Потомки отомстят коммунистам за нас!
  119. Люблю всех, а надо лишь одну!
  120. Клеймо коммунисты ставят на поэтах!
  121. Ещё больше в тебя влюблюсь!
  122. Правду о Ленине-сатане-подлеце!
  123. Я всего только любовник.
  124. Коммунист-проклятый-гад!
  125. Ты любовь моя остывшая.
  126. Коммунистов с Земли стереть!
  127. Пока не кончится любовь!
  128. Пишу, коммунистов браня!
  129. Это вовсе не любовь!
  130. Скрутили Россию коммунисты-гады!
  131. В плену твоих очей чудесных!
  132. Всех коммунистов убивать пора!
  133. За то, что любишь меня.
  134. Партия коммунистов-злодеев.
  135. Всё равно, я только твой!
  136. Русские, громите коммунизма строй!
  137. Моя душа опять любить готова!
  138. Пока коммунисты Россию мучают!
  139. Кто был с тобою, не забудет!
  140. Лапы коммунистов злых-горилл!
  141. Отдайся мне, счастливой станешь!
  142. Русские, всех коммунистов бейте!
  143. Я любил... Но был ли я любимым?
  144. Русским коммунистов пора бы убивать!
  145. Для души моей влюблённой!
  146. Всех коммунистов недобитых!
  
  284
  
  
  * * *
  
  147. Любовь исчезла, нету счастья!
  148. В России от коммунистов горе!
  149. Слаще мёда были её губы!
  150. Коммунистов-проклятых ругаю!
  151. Страсти грешные мои!
  152. Коммунисты провалятся в ад!
  153. Любви отдайся безрассудно!
  154. Терзают русских коммунисты-палачи!
  155. Любовь первую не помню.
  156. Коммунисты кровожадные палачи!
  157. Тебя жалею, люблю, ненавижу!...
  158. Коммунисты русских гонят в гроб!
  159. Ты любовников много сменила.
  160. Коммунисты кровавыми руками!
  161. Уже не жду любви награды.
  162. Занялись коммунисты расправами!
  163. Любовь давно кончена меж нами.
  164. Поэтам, жертвам коммунизма!
  165. Жена украсит вас рогами!
  166. Русь захвачена коммунистами-уродами!
  167. В любви безумна ты!
  168. Почему бы коммунистов ни убивать?
  169. Лучше нету быть в твоих объятьях!
  170. Коммунизм русские души корёжит!
  171. Отлюбил, остыла кровь.
  172. Кругом коммунизма враньё!
  173. Прощай, души моей царевна!
  174. Коммунизма кровавую разгонит тьму!
  175. Я в тебя как мальчишка влюблён!
  176. Коммунисты русских казнят!
  177. Объясниться в любви не умею.
  178. Сталин-кровавый разбойник!
  179. Корабль любви не пристанет.
  180. Коммунист-палач наказывает строго!
  181. Любовь и ревность не затронут.
  182. С коммунизма поганым строем.
  183. Ты секс-бомба, мужикам гроза!
  
  285
  
  
  * * *
  
  184. Коммунизм страшного ада сила!
  185. На любовь надеешься вовсе зря.
  186. Против коммунизма строя!
  187. Подари мне своё тело!
  188. В кремле банда коммунистов-гадов.
  189. Мы любовь, как вино, расплескали!
  190. Ленин-кровавый, "отец" народов.
  191. Люблю тебя, нету аж слов!
  192. Россию коммунист-палач захватил!
  193. Ты лишь себя во мне любила.
  194. С коммунистами борись!
  195. Моё сердце в любовном плену.
  196. Много русских коммунисты убили!
  197. Мне от любви твоей так больно!
  198. Не забудем коммунистов-палачей!
  199. Я тебя безрассудно любил!
  200. От коммунистов пережитые муки!
  201. Любовь огнём в моей душе горит!
  202. Покуда живы коммунисты!
  203. В душе моей любовь былая!
  204. От коммунистов Россия пострадала!
  205. Опьянённые страстью безумною!
  206. Коммунистов с детства не люблю!
  207. Зачем ты под меня легла?...
  208. Коммунистами мою маму убитую...
  209. Помню тебя и люблю!
  210. Коммунистов-зверей!
  211. Поцелуев страстных сладость...
  212. Скинет Россия большевиков!
  213. Давай, милашка, раздевайся!...
  214. От коммунистов Россию спасут!
  215. Тебя любить не перестану!
  216. Ленин-палач кровожадный-лживый!
  217. Я любил не часто и не многих...
  218. Русских коммунисты убивают.
  219. От тебя без вина я пьян!
  220. Коммунисты Россию гонят во тьму!
  
  286
  
  
  * * *
  
  221. Всё равно, мне хочется тебя!
  222. Коммунистов-палачей не дремлет глаз!
  223. Мне только стервы нравятся теперь!
  224. Чтобы Русь от коммунизма спасти!
  225. Как люблю твои щёчки!
  226. С коммунизмом бороться дело опасное!
  227. Когда бы я был в тебя влюблён!
  228. Вдохновлены Лениным-палачом!
  229. В Германию приехать очень хочу.
  230. В борьбе с коммунизмом умру.
  231. Способен любить не любой!
  232. Коммунизма строй порочный!
  233. Ты прошептала: "Я дам..."
  234. Жертвы коммунизма помянуть.
  235. Полюбить, вот это подвиг точно!
  236. Впереди коммунизма кровавая плаха!...
  237. Мне нужна весёлая вдова!
  238. Коммунистов я проклял!
  239. Моя любовь смерти сильней!
  240. Коммунисты русских губят и терзают!
  241. Столько дней загублено с тобой!
  242. Коммунистам не заткнуть мои уста!
  243. Хватит болтаться с грязными щлюхами!
  244. Коммунисты русских убивают
  245. Глаза твои страшней пропасти!
  246. Коммунисты кровь русскую пьют!
  247. Одну тебя люблю!
  248. Всех коммунистов убьём!
  249. В чём угодно тебе поклянусь!
  250. Сталин помог Ленину умереть!
  251. Грехи мои мне отпусти.
  252. Надо коммунистов убивать!
  253. Любовь, обращённая в прах.
  254. В России коммунизм-беда!
  255. Любви розовый туман!
  256. Русские под коммунистом-палачом.
  257. В стихах с любовью опишу!
  
  287
  
  
  * * *
  
  258. Коммунистов проклянуть!
  259. Ты не хочешь мне отдаться.
  260. Народ для коммунизма стал врагом!
  261. Любовь без слёз, без сожаления...
  262. Коммунистов-кровопийц племя!
  263. Как я тебя, меня ты не полюбишь.
  264. Коммунизма жуткий бред!
  265. Любовь к тебе очень берегу!
  266. Коммунизму могилу рою!
  267. Хотя влюбляться и случалось.
  268. Чтобы вредить большевикам!
  269. От той любви, одной навек!
  270. Коммунисты в России всё украли!
  271. Научил бы я тебя любить.
  272. Всех, кого Ленин расстрелял!
  273. Не любовь, а лишь влечение.
  274. Коммунизма грязная клевета!
  275. Этой ночью меня девка умотала!
  276. Коммунизм, это отхожая яма!
  277. Любовь мне в душу бред несёт!
  278. Коммунизм человечеству смерть!
  279. Когда душа поет и плачет.
  280. Из-за коммуниста-гада!
  281 - 288. Содержание.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   288.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"