Бобров Михаил Григорьевич: другие произведения.

Пепельные волосы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Старый свиток хроники Элдера.

Пепельные волосы.

       Перевал открылся к вечеру. Гуары испуганно сбились в многохвостую кучу, жалобно ревели и отказывались идти в долину. Далин Релинг отбросил на спину пыльные косы. Альма возмутилась:

       - И вот здесь жить?

       Старший в группе - маг высшего посвящения - щелкнул пальцами, накладывая на гуаров успокаивающее заклятие. Презрительно дернул уголком рта - караван пришел в движение.

       - Как хоть называется эта крысиная дыра? - не унималась Альма.

       Господин Азах Вост ответил, как сплюнул:

       - Балаустион.

       Релинг склонился к самому уху девушки, щекотно отодвинул губами мягкие пепельные волосы. Шепнул:

       - Али, тебя никто сюда силком не тянул.

       Наездница отмахнулась. Подогнала своего гуара несколькими ударами в барабанчик. Ответила чуть погодя:

       - Ну конечно! Конечно же! Только вербовщики в Бранноре даже не заикнулись, какая пыльная пустошь тут на самом деле!

       - Их бы убили, заикнись они об этом. - отрезал господин Вост. Пригладил ежик седых волос и добавил:

       - Хватит болтать. Осмотритесь.

       - Чего осматриваться! - несмотря на вздорный характер, Альма вполне могла поучить выживанию даже стражников Великого Дома Редоран. Разведчиком она была отличным.

       - Слева, за отрогом - гейзер. Из него наверняка атронах вылезет - к ночи так точно. Над гребнем справа - два скальных наездника. Они парят, но крыльями почти не шевелят. Заразные, похоже. Да, впрочем, тут все твари заразные. В двух переходах к северу Призрачная Стена. Из-за нее красная чума и сочится. Рев не слышен, но отсвет на облаках... - девушка поежилась, - виден аж до нас...

       - Далин, выбирай место.

       - Холмик справа от дороги, видите, господин?

       - Круглый?

       - Нет, рядом с ним. Тот, что с плоской верхушкой. Там строимся, и простреливаем сразу всю котловину. И оба выхода из нее.

       - Плохо, что второй выход на север. Плохо, что наездники близко: будут висеть над крепостью, ожидая, пока кто-нибудь зазевается... - Альма помотала головой:

       - За каким шарматом Совет вообще решил тут строиться? Сплошная пыль, гарь... Вместо дорог - лавовые ущелья... Вместо травы - трамовые коренья...

       - Вместо блистательной Леди Азуры - пухлая болтушка... - меланхолично пробормотал Релинг, и тотчас отклонился в седле, уходя от возможного наказания.

       - Зато у меня волосы прекрасные! - выкрикнула Альма, после чего отвернулась и зарыдала в плащ.

       Господин Азах Вост только головой помотал. Неужели Совет не мог подобрать ему людей посерьезней? Девчонка, изводящая себя придуманными бедами; парень, который спит, и видит, как бы ее соблазнить... Кто тут будет думать о величии Дома Телванни?

       Только он, господин Вост. И плевать, что ему всего тридцать два года. Он выполнит поручение, несмотря ни на что. Ни на идиотов-подчиненных, ни на Призрачную Стену в двух переходах... Балаустион будет выстроен и удержит перевал. Вон Альдрун вообще стоит с Дагот Уром почти что забор в забор - и ничего, живет. И даже является стольным городом Дома Редоран. Редоранцы заносчивы и глупы: земель много, а они совсем не пытаются их осваивать. Ничего, Дом Телванни грязной работы не боится... И ссоры с Редораном, если уж на то пошло, не боится тоже. Подумаешь, поселение на чужой земле! Если Редоран боится заселять пустоши, то есть ведь Дома и посмелее...

       Азах Вост еще раз успокоил гуаров заклинанием. Двуногие ящеры послушно затопали в котловину. Скоро Релинг забил первый колышек, от которого длинным шнурком разметил круг - будущий фундамент.

       - Да здравствует Дом! - Азах Вост передал девушке бутылку флина. Альма отпила, передала Релингу, выкрикнув девиз Телванни:

       - Сумел взять - достоин владеть!

       Ветер бросил тонкий голосок в серые зубы скал. На горный массив Молаг Мар опускалась ночь.

       ***

       Ночи делались все холоднее. Альма закуталась в мантию. Вот бы волчью шкуру с Солтсхейма! Там знают толк в теплой одежде... Небольшой садик при крепости очень страдал от заморозков и ветра - пока Релинг, наконец, не выложил внешнюю стену. Тогда Альма смогла посадить свой любимый вереск... правда, рос он из рук вон плохо. Релинг робко намекал на пару поцелуев - за стену-то. Девушка только посмеялась про себя: ну будь же смелее! Что ты жмешься к противоположной стене узкого коридора? И ничего бедняге не ответила, решив к следующему обеду надеть синее платье с вырезом - пусть покипит еще немного. Мать учила - не вить из мужчины веревок, пока не размякнет. "Спешка, доченька, губила многие выгоднейшие партии!" Альма прикрыла глаза, представляя себе мать - статную красавицу-альтмерку... Кожа золотистая, мама словно окутана сиянием. А вот в кого волосы? Про отца никогда ничего не рассказывали. Жаль, что письма отсюда не ходят. Подольститься к Азаху, чтобы отправил весть в гильдию магов, в Садрит Мору? Да ну его, Воста! Надутый чурбан... Далин хоть обращает внимание, что рядом с ним девушка. А этот волшебник... Азах Вост... Ему - что в платье с вырезом, что вовсе без платья... Серолицый данмер, словно вырубленный из окрестных скал. Ни тебе улыбки, ни проблеска в глазах. Однако, матери следует написать...

       Низкий сводчатый коридор окончился полукруглой дверью. Девушка взялась за новое, невытертое пока, кольцо. Оставила: силы не те. Обеими руками толкнула тяжелое полотно. Сделала два шага по садовой дорожке.

       - Альма!! Ложись!! Падай, ду...

       Острый хвост скального наездника метнулся перед лицом. Медленно-медленно, как во сне, вломился в дверной косяк. Брусок хрустко промялся; брызнули щепки. Костяная шишечка на конце хвоста пошла обратно. Потом вдруг приблизилась к глазам - и оказалась жутко холодной.

       ***

       Холода ты не боишься. Ты не боишься огня и стали. Ты не боишься даже времени. Когда ни выйди в путь, ты не опоздаешь ко мне.

       ... Высокие серые силуэты ступают цаплями. Переливают красный огонь из черных чаш в золотые...

       Ты придешь ко мне в истинной плоти.

       ... Силуэты поворачиваются, приближаются, обретают черты и становится видно, что у них вместо голов неописуемый ужас: осьминогоподобная жуть, а ручки маленькие и трехпалые...

       Туда, где я хочу тебя встретить.

       ... Лиловые мантии стекают с иссохших плеч, и уродливые когтистые лапы топчут золотую вышивку по краям...

       За Призрачный Предел, под Красную гору.

       ... Над кратером багровый пар; и тяжкие тучи; и белые просверки вихря; и под горой тепло, тихо и безопасно...

       В цитадель Дагот Ур.

       ***

       - Дагот Ур? Я не ослышался? Она прошептала именно так?

       - Бредит. Крылатая сволочь влепила ей точно в лоб. Неудивительно, что все в голове перемешалось... А что это за пятна на руках?

       - Не тронь! Остолоп! Это корпрус.

       - Господь Вивек милостивый!! От него же нет лекарств!! И я... я ее нес!! Господин Азах! Корпрус ведь заразен? Господин Азах? Почему вы молчите?! Азах! Сволочь... что ты делашь? Азах!!!

       ***

       Азах лежал поперек комнаты, подобрав под себя обе руки. В посиневшем горле мага неприятно-маслянисто блестел клинок. Альма наклонилась: кинжал Релинга. Они что, ее делили, придурки?

       Далин Релинг отыскался за дверью. Маг щедро окатил его пламенем. Но это произошло давно: тело успело остыть, даже немного высохнуть. Вот незадача! Было два кавалера, и не осталось ни единого. Мда... Альма повертела в руке блестящий кинжал - Далин всегда ухаживал за оружием очень тщательно. Даже в боевые клинки можно было смотреться, словно в зеркало. Что Альма не преминула сделать.

       Так вот оно что...

       Из лезвия скалилась жуткая лысая морда. Облезлая кожа клочьями. Желтые ямы вместо глаз... Две руки, две ноги... Человекоподобен, но это не надолго.

       Ловчий корпруса.

       Вот что она теперь такое. Ловчий! Ужас всех пограничных поселений. Проклятый наездник оказался не просто заразным, но даже еще и моровым... А Стражи Призрачного Предела врали, будто вся нечисть за барьером...

       Кто, интересно, первым догадался, что она заразна? Релинг метнул кинжал, или Азах сплел тонкие пальцы в заклинании?

       Какие красивые у волшебника пальцы! У нее теперь не пальцы, а грабли!

       И что теперь делать?

       От корпруса не лечат. Потому-то и дрались. Чтобы зараза не пошла дальше. Кем бы ни был первый, жизнью Альма обязана второму.

       А на что теперь эту жизнь потратить? На служение Великому Дому Телванни?

       Девушка проковыляла к своей комнате. За сундук с визгом шарахнулась здоровенная крыса. Над сундуком висел портрет. Круглолицый художник ухаживал за ней в Тель Бранноре. И зачем она тогда отказала! Говорят, этот Красиус потом стал видной шишкой в городе Вивек... Хоть его подстилкой; хоть бы нищенкой в Каналах Вивека! Хоть шлюхой в "Трехногом Гуаре" или "Черном шалке"! Только бы жить!

       Ловчий корпруса схватил портрет и разорвал двумя неистовыми движениями.

       ***

       Движение Нереварин отработал давно, и по праву им гордился. Пинок в замочную скважину - прогнившее дерево мягко вываливается вместе с тускло блестящим механизмом. Полуприседом внутрь; мах направо, круг за спиной; мах налево...

       Нет, на этот раз перед входом никого. Ладно, шагаем дальше. Обычная телваннийская крепостьбашенка: закрытая галерея вокруг основания, потом нижний зал под ребристым куполом, оттуда лестница с низкими широкими каменными перилами - в верхний зал, из которого веером расходятся коридоры со спальнями и кладовыми.

       Воин помнил еще те дни, когда носил другое имя. Дома его звали Лариус. Потом... много чего случилось потом. Пожалуй, новый кусок жизни стоило отмерять со дня высадки в Сейда Нине, на побережье острова Вварденфел. Да-да, говорили ему местные жители, конечно, посреди острова Красная Гора. Да, там много ценнейших самородков. Но туда ходить не надо. Под горой Дагот Ур, дьявол и враг. Или даже - Дьявол и Враг. Ну, разве что вы окажетесь воплощением давно погибшего воителя Неревара... Ну, тогда можете попробовать. Да что там, Нереварин просто обязан навести здесь порядок. Кто-то же должен окоротить Дагот Ура! А то его моровые твари да пепельные бури в последнее время просто невыносимы!

       ...Вот еще одна дверь. Щелк-хрясь-хлоп. Крыса. И не одна. "Погибель магов", добрый меч, взлетай! Восьмерка, петля, перехват, свист - полкрысы вправо, полкрысы влево... Не сбавляя шага, воин обогнул центральную башню по кольцевой подземной галерее. Наконец, справа обнаружился вход: досчатая дверь в серой-коричневой внутренней стене из базальтовых глыб.

       Может быть, шаманка была права. Может статься, парнишка Лариус в самом деле воплощение Неревара.

       И что с того? Лезть под Гору, ломать рога и отшибать хвосты Дагот Уру? Уж как-нибудь проживем без пафосных речей и великих свершений! Телванни настроили достаточно башен наподобие этой. Сколоти ватажку из беглых или освобожденных невольников, засели пять-шесть малых крепостей недалеко друг от друга - вот тебе и герцогство. В глушь Молаг Мара никто не сунется. Воинам Редорана не хватает сил: Призрачный Предел едва удерживают, где там расширяться! Волшебники Телванни ставят на магию - и чаще всего проигрывают. В башенках надо держать гарнизон - а не трех-пятерых мальчиков и девочек, решивших поиграть в приключения. Ну, а про Дом Хлаалу чего рассказывать? Торгаши!

       Боец обошел просторный нижний зал. Поворошил книги. Брегзливо вывалил на пол поднос с ингридиентами, ретортой и перегонным кубом. От колдовства лучше бы держаться подальше, но уж больно оно полезно в хозяйстве. И стократ полезней в беспокойной бродяжьей жизни... Ага! Вот, кажется, тоже полезная бумажка: список строителей и держателей крепости Балаустион. Трое... Так... А трупов ни одного... Воин встревоженно пробежал пальцами по амулету, и тот отозвался покалыванием.

       Похоже, и здесь не без моровых чудовищ... Лариус поморщился: после корпрусников приходится выжигать башни. А потом еще и копоть счищать со стен. Триста раз вспотеешь, пока хоть одну крепостцу приведешь в пригодный для жизни вид.

       Ну что ж, рубить, так рубить! Истертый точильный камень полетел в угол; туда же отправился молоток со сломанной ручкой. Слух, обостренный до предела магическим зельем, звал в верхние галереи - кто-то шаркал там характерной походкой корпрусной твари.

       "Калека" или ловчий? Калека сильнее, ловчий быстрее... а меч Нереварина страшнее их обоих. Лариус ухмыльнулся, представив себе, как дрожат скелеты, духи всяких там предков, и прочая нечисть - в многочисленных родовых гробницах, куда он лазил то за именным прахом, то за черепом с характерными пробоинами - упаси Вивек принести неправильный, или проковырять нужные дырочки самому! Некроманты платят и карают щедро, с королевским размахом... Так вот, сидят, значит, "вечерком пред огоньком", скелеты и вампиры за чашкой свежей крови. Шепотом передают новость: появился-де жуткий человек с зеленым мечом. Колдовство его не берет. Ужас его не пугает. Священного трепета перед гробницами не испытывает - нездешний, что ли? Выбивает дверь, рубит все, что движется. Все, что не движется, складывает в мешок - а потом добро, нажитое поколениями скелетов, исчезает в белой вспышке, характерной для магии Альмсиви. Или - божественного вмешательства, что для порядочной нежити ничуть не лучше...

       Воин легко взбежал по ступеням и запрыгнул в зал через перила. Никого! Но амулет еще ни разу не подводил. Придется зачищать спальни. Первая справа - пусто. Реторта, книги, бутылочки... Ого, зелье левитации, да еще и высшего класса! Берем, однозначно. Вторая справа - тоже ни души. Мечи на стене. Доспехи. Сундук. Чем бы его? Ага, секира на стене. Хрясь-крак-тресь... В сундуке золото и молотки. Хм. Набор кузнеца... Наплечник выправить, что ли?

       Амулет уколол сквозь рубашку, и парень заплясал, отмахиваясь клинком - пока еще вслепую. Прислушался. Шарканье слышалось где-то рядом. Лариус осторожно пересек желтостенный коридорчик, отпихнул с шершавых песчаниковых плиток лохматый зеленый коврик - чтобы не скользил под ногами. И привычным движением выбил дверь, влетел в комнату, закрутился юлой... Опять никого! Похоже, спаленка девичья: осколки большого зеркала, целых восемь гребней, шкаф с десятком юбок - от простых до изящных, герцогине впору. Телваннийские духи - годится, берем...

       Опять амулет дергается! Да где же эта зараза?

       Лариус присел на кровать. Задумался. Точно - в темном конце коридора должна быть еще одна дверь. Там, наверное, кладовка. В поместье Морвейн под Альдруном, которое пришлось вот так чистить за деньги дней двадцать назад, твари использовали кладовку под святилище. Лариус глянул туда один раз - и потом просто зашвырнул внутрь самую большую бутыль огненного зелья, какую имел. Может, и тут сразу с тяжелого оружия начать?

       А вдруг там что ценное?

       Ну, была не была!

       Воин разогнался, и легко выбил дверь плечом. Сделал два шага по садовой дорожке. Небрежным движением срубил хвост скального наездника - тот обиженно курлыкнул и повалился на грядки с вереском. Наконец, проявился враг. Ловчий корпруса рывками приближался справа. Что ж, видали и таких, и даже вот этаких! Лариус крутнул длинный клинок обеими руками над головой - задел самым кончиком; лысая голова чудища отлетела за стену, а тело сползло прямо в цветы.

       Тут Лариус понял, что было неправильно. Ловчий корпруса поливал сад. Лейка и сейчас стояла поодаль - монстр отставил ее, повернулся на хруст выбитой двери... Как раз тогда упал скальный наездник... надо, кстати, перья ободрать, если не моровой, в городе хорошо пойдут...

       Амулет успокоился. Лариус обошел крепостцу еще раз. Ловчий. Так. А еще двое где? Бумаги... Там был список... Воин спустился в нижний зал, подошел к овальному столу. Вот список. Господин Азах Вост. Госпожа Альма Кария. Господин Далин Релинг. Маг, разведчица и воин. Со спальнями ясно. Но кто же из них поливал сад? Кто возился с лейкой, разрыхлением и удобрениями; кто честно похоронил двух товарищей и продолжал их дело; кто оставался самим собой даже под шкурой ловчего?

       Размышляя, парень поднялся в спальни. Разгадку следовало искать здесь. Спальни мага и воина не тронуты. В третьей - разбитое зеркало. Девушка? Возможно. Но ведь и мужчина мог не выдержать своего отражения... Вот еще клочки бумаги. Ну-ка, сложим их на столе. Двух не хватает - неважно. Портрет. Лариус видел такие в Вивеке, уличные художники Святого Города рисуют их буквально за миг - причем без всякой магии. Умей он такое, небось, не скитался бы по пустошам с мечом... Есть ли что на обороте? "Альме от Красиуса"...

       Лариус опустился на кровать - точно на то место, где размышлял перед штурмом садовой двери. Альма. Вот как ее звали. Вполне возможно, что она попала под хвост скального наездника - уж больно удобно делать засаду над выходом в сад. Заболела. Заразила тех двоих. Или они успели сбежать. Или...

       Да какая разница!

       Уж если у девчонки хватило твердости выполнить свой долг... Да - это телваннийская башня на редоранской земле. По сути, нарушение закона. Да, под горой Дьявол и Враг, насылающий на людей страшные сны и моровые болезни; и Призрачный Предел скоро перестанет их сдерживать... Да, корпрус неизлечим!

       И все равно эта несчастная испуганная девчонка не стала крушить все подряд. А взяла лейку и пошла в сад. И делала это весь короткий кусочек жизни. Чтобы серая земля стала цветной...

       Нереварин выпрямился и поднял взгляд к желто-серым песчаниковым сводам, безошибочно угадав направление на Красную Гору. Надо ободрать наездника. Надо найти Налькарию из Белой Гавани. Говорят, она отличный алхимик. Правда, бродяг не жалует. Ну что ж, придется одеться как во дворец. Надо накупить у нее всяких зелий восстановления, огненных, морозных, и всяких вообще, какие только существуют. Даже если для этого придется перебить всю дичь на этом проклятом острове. И надо найти где-то карты Красной Горы. Годятся даже те, что составлялись до Призрачного Предела, до войны с Дагот Уром. На месте уточним...

       Потом Нереварин занялся привычной работой: разлил по всей башне огненное зелье; вышел из дверей; зажег факел, швырнул в проем... Глянул на жирный столб дыма. Там сейчас горит портрет - он ведь черно-белый...

       Интересно, какого цвета у нее были волосы?

       (с) КоТ

       Гомель, 18.10.2006



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"