Бобровников Валерий Николаевич: другие произведения.

Роль библиотек в современном мире

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.72*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нужны ли библиотеки сегодня? А если нужны, то зачем? На эти и другие вопросы пытается ответить Автор

  В. Бобровников
  Роль библиотек в современном мире
  
  Информация сегодня многими рассматривается как особая ценность. Существует даже такая точка зрения, что она превращается в реальную производительную силу. Появился новый термин, обозначающий современный уровень развития общества - информационная цивилизация или информационное общество. Активным сторонником этого подхода к пониманию современного общества является, в частности, Я.Л. Шрайбер. Он считает, что информационные технологии начинают доминировать в обществе и в его экономике, становится базовым, уровень их развития определяет уровень развития страны в целом .
  Роль библиотек в этом процессе - это роль посредника, транслирующего информацию от производителей к потребителям. Трудно сказать, насколько большинство библиотек в нашей стране уже освоили эту роль. Но важно отметить, что большинство библиотек, как муниципальных, так и ведомственных (не говоря уж о федеральных или национальных) претендуют именно на такую роль в современном мире.
  Однако существует и другое мнение. Так, Г.П. Фонотов считает, что востребованность библиотек сегодня определяется не тем, что они превратились или превращаются в информационные центры, а тем, что являются гуманитарными учреждениями, "социальной функцией которых является активное участие в образовании и воспитании человека, его интеллектуальной и практической деятельности, развитии науки и искусства, их взаимообогащении, обеспечение прав личности на использование духовных ценностей, укрепление ее физического и духовного здоровья" . Программа библиотечной деятельности, предложенная Фонотовым, достаточно обширна, но собственно информационную деятельность он не отвергает, но и не рассматривает в качестве основной функции библиотек. По его мнению, библиотека собирает и хранит источники знания, а не информацию, поэтому информация - не цель, а средство трансляции знания.
  А.И. Остапов и А.Л. Гончаров выделяют три парадигмы библиотечного дела, представленные разными авторами:
  - структурно-функциональная: библиотека представляет "документальный ресурс", а не информационный;
  - когнитивная: предмет труда библиотекарей - "знание";
  - информационная .
  Таким образом, разброс мнений о том, какова роль библиотек в современном мире достаточно широк. Интерес к этой проблеме очень большой, о чем свидетельствует огромное количество статей и других печатных работ на эту тему. Большинство авторов говорят именно об информационной функции библиотек как самой современной и востребованной. Но нельзя сказать, что эта точка зрения неоспорима.
  Определим основные понятия, касающиеся данной темы.
  Поскольку информация, как и сами библиотеки, есть феномен культуры, следует определить это родовое для них понятие. Известно, что в литературе существуют десятки, если не сотни определений понятия "культура". Проанализировать их все не представляется возможным в рамках данной работы, да и не является, на мой взгляд, необходимым. Достаточно произвести дефиницию этого понятия по отношению к другим, связанным с библиотечным делом.
  Так, Белик А.А. дает такое расширенное определение культуры: "Культура... есть особая форма жизнедеятельности человека, качественно новая по отношению к предшествующим формам организации живого на Земле" . Но это определение слишком широкое, мало что объясняющее по существу. Наиболее точным представляется определение культуры опубликованное в "Философском энциклопедическом словаре": "Культура - это специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе" .
  Это определение, на наш взгляд, является наиболее полным и достаточно точным.
  Вместе с тем, есть и другой подход к проблеме культуры - понятие информационной культуры. С этой точки зрения все - и материальные предметы, искусственные и природные, и реалии духовной культуры, включая мысли и чувства, - все есть информация или носитель информации. Один из специалистов по библиотечному делу и приверженцев идеи информационной цивилизации, К.К. Колин пишет о "глобализации информации" и указывает на такую проблему, связанную с расширяющейся "информатизацией", как "информационная безопасность". Он говорит о всеобщем характере "информационной цивилизации" .
  Однако информация сама по себе ничего не производит и не порождает, поэтому нет смысла говорить о глобальном или фундаментальном значении "информационной цивилизации". Само понятие "цивилизации" всегда связывалось скорее с понятием гражданского общества и правового государства, т.е. с особым общественными бытием людей, нежели с техникой, технологией и информацией. Можно говорить об информационном подходе к реальности как об одном из возможных концептов мировосприятия вообще (наряду, скажем, с религиозным, сциентистским, экономическим, эстетическим и т.д.), но не о том, что "все есть информация" (ведь точно таким же образом для экономиста "все есть экономика", для верующего - "всюду Бог", для эстетика - "все есть красота"...).
  Главной задачей библиотек, остающейся при любых условиях, и в этой ситуации является удовлетворение потребностей граждан в библиотечных услугах, в том числе и информационных. Библиотеки стали искать свое место в новом мире, в системе социума. Возникло понимание библиотеки как социального института, не просто удовлетворяющего ряд потребностей населения, а играющего некую социальную роль в процессе социализации и социальной адаптации. Сегодня специалисты выделяют ряд важнейших функций, в которых и заключается роль библиотеки, выполняемая ею как социальным институтом.
  Пока понимание этой роли достаточно расплывчато, не вполне определенно, и скорее ощущается библиотековедами и культурологами, чем осознается библиотечным сообществом. Приближенно ее можно определить как комплекс функций, "обусловленных главной целью библиотеки как социального института, которая выражается в распространении в пространстве и времени социально значимых документов для удовлетворения информационных потребностей" . При этом остается не вполне ясным понятие "информационные потребности": оно в чем-то перекликается с понятием "информационный голод", который действительно присущ человеку на психологическом уровне (отсутствие достаточного количества внешних раздражителей может привести к опасным последствиям для психики человека). Иных "информационных потребностей", которые существовали бы независимо от всего спектра материальных и духовных запросов человека (т.е. от того, что мы обозначили как "культура"), не существует. Поэтому если библиотеки начнут ориентироваться только на "информационные потребности", то они потеряют свои сущностные черты.
  В реальности социальная функция библиотеки, на наш взгляд, значительно шире. Дело в том, что библиотека - это далеко не только сумма книг и других документов, т.е. информации. Как и памятники архитектуры, или памятники монументального искусства, или музеи, библиотеки являются значимым культурным феноменом. Даже если представить невозможное - если бы все библиотеки были закрыты для доступа читателей (что, кстати, и было в средние века), то и тогда они представляли бы собой некий памятник мысли, ценностный артефакт общества.
  Кроме того, библиотека как социокультурный феномен включает в себя не только некую "информацию" в каком бы виде она не существовала, но и коллектив людей - с одной стороны, библиотечных работников разных специальностей, и читателей (конечно, постоянных, а не случайных).
  Вторая группа функций библиотеки - это прикладные социальные функции, связанные со стремлением общества использовать потенциал библиотек для решения текущих задач. На практике те и другие социальные функции тесно связаны и предопределяют друг друга.
  Сегодня сложилась парадоксальная ситуация во взаимоотношениях библиотеки, ее работников и читателей: библиотеки прежде всего по причине своей финансовой несостоятельности оказались не способными угнаться за выпуском новых книг и приспособиться к изменившимся интересам и потребностям читателей.
   Это обнаружилось не только в комплектовании фондов, не только в качестве предоставляемых библиотеками услуг, но и в стереотипах мышления и поведения библиотечных работников. Частные (личные) библиотеки, скорее всего, если и выросли, то незначительно, но теперь они стали подбираться владельцами более целенаправленно, более качественно; люди уже не покупают все подряд, что является дефицитом, а предпочитают покупать только то, что действительно их интересует. Тем более что книги стали достаточно дорогими. Т.о., специализированные личные и ведомственные (например, институтские) библиотеки стали реальным конкурентом публичных библиотек.
   В силу этих и некоторых других причин (которые следует вскрыть в ходе специального социологического исследования) оппозиция "библиотекарь - читатель" приобрела характер скрытого конфликта.
   Этот конфликт выражается в следующих моментах:
   - "читатель всегда неправ" во взаимоотношениях с библиотекой: правила пользования библиотечными услугами устанавливает именно библиотека, без учета интересов читателя;
   - читатели "в отместку" стараются не замечать библиотекаря как человека - они видят в них лишь функцию слепой силы под названием "библиотечная система";
   - сама библиотека рассматривается явно или неявно читателями как строго функциональная система, а не место для нормальной работы, т.е. главной, если не единственной, обязанностью библиотеки является предоставление для решения некоторых задач книг (или, если угодно, информации), не более того; все остальное видится как довесок, не очень обязательный, к этой главной функции;
   - со стороны библиотечных работников содержанием их отношения к читателям является недоверие; в свою очередь, читательское отношение к библиотекарям характеризуется презрением или пренебрежением; и то, и другое в повседневности выливается в раздражение;
   - фундаментальное непонимание библиотекарями и читателями друг друга: каждый из них занимается своим делом, но вынуждены они это делать по непонятным для сторон причинам на одной территории. Но два этих дела разняться по содержанию - библиотекари видят свою основную задачу в собирании и хранении книг, а читатели - в получении и обработке информации (книги как носители этой информации оказываются лишь случайной формой).
   Давно пришло время принципиально нового подхода к работе библиотек. То, что сегодня мы стали называть новым понятием "открытый доступ", есть давно забытое старое. Еще классик библиотековедения Ш. Ранганатан говорил о том, что первым законом библиотечной деятельности является принцип "Книги для использования" . Т.е. библиотечные фонды не должны становиться огромными хранилищами книжных архивов, доступ к которым весьма ограничен, а должны превратиться в инструмент общества, способный оперативно предоставлять пользователям всю необходимую информацию в виде книг и других документов. Отсюда - иная роль библиотекаря: из хранителя книг он должен превратиться в специалиста, способного оценить психологию каждого читателя, понять его интересы, уметь поддерживать с ним диалогическое общение по поводу книг и их поиска, т.е. он должен стать чем-то вроде офис-менеджера, ориентированного на читателя, а не на рутинные внутри библиотечные дела. Причем эта работа имеет индивидуализированную направленность.
  Нужно понять, что общество не есть нечто отдельно от человека существующее, оно состоит из людей, отдельных личностей, индивидуумов. "Обобществление потребления", к которому все так привыкли за годы "социализма" и частью которого была библиотека, вовсе не лучший способ действительного потребления чего бы то ни было, а особенно - "пищи духовной". Обслуживание, направленное как бы на все общество сразу и ни на кого конкретно, предполагало некий усредненный подход, поточные формы удовлетворения потребностей людей, а, следовательно, уравниловку. Раздатчице столовского супа было абсолютно все равно кто перед ней - умница или дурак, работяга или профессор, алкоголик или трезвенник; она с одинаковым безразличием разливала один и тот же суп всем и с тем же внутренним равнодушием бездушного автомата могла обхамить кого угодно. Пережитки этой психологии сохраняются и в библиотечной среде: библиотекари зачастую по-прежнему видят в читателе не главный объект своей деятельности, а в лучшем случае средство достижения своих корпоративных целей. В худшем же случае они воспринимают пользователя библиотеки как врага, пытающегося украсть у них время, покуситься на их нервную систему, разорить "их" книжный фонд, наконец. Нужна психологическая переориентация библиотекарей, в особенности тех из них, которые работают непосредственно с читателями, чего, к сожалению, практически не делается.
   Самооценка библиотекарей сегодня часто бывает неоправданно завышена. Например, в Липецке силами областной научной библиотеки было проведено социологическое исследование. Результаты говорят сами за себя: библиотекарь "через призму читательской оценки" у липецких методистов получился сравнимым с гением, ангелом, чудом природы каким-то. Так, их читатели, оказывается, видят в библиотекаре профессионала, умного собеседника, эрудита; кроме того, библиотечные работники доброжелательны, способны непринужденно вести беседу, культурны, коммуникабельны . Словом, светочи знаний и культуры. Стоило ли исследование проводить ради таких мармеладных выводов? Другой автор, С.А. Езова, основываясь на социологических опросах читателей, проведенных под ее руководством в Бурятии и Якутии, утверждает прямо противоположное: "Библиотекарь нервирует 35% читателей своим негативным отношением к делу, к профессии, к читателю, своей некомпетентностью, бездуховностью... 19% отметили, что страх на них нагнетают взгляд, выражение лица, внешний вид, интонации библиотекаря (вид свирепый, грозный, отталкивающий, выражение лица злое, брезгливое, презрительное, агрессивное, ехидное...) "
   К сожалению, именно таким, часто противоречащим, выглядит образ библиотекаря в глазах читателей в ХХI веке. Если в маленьких филиалах и сельских (поселенческих) библиотечках общение читатель-библиотекарь может быть вполне лояльным, даже дружеским, то в больших государственных библиотеках региона, которые обладают куда большими возможностями по удовлетворению запросов пользователей, библиотекарь превращается в раздраженного начальника по отношению к читателю. Поэтому не удивительно, что многие читатели хотят, чтобы библиотекарем был "эрудированный человек, представляющий пользователям информацию через Интернет" . Желание читателей держаться подальше от личности библиотекаря понятно, но сама по себе фраза более чем туманная. В самом деле, эрудированный в чем? И, собственно, зачем? Библиотекарь, по сути своей, должен уметь найти информацию, а вовсе не владеть ею. Правда, известный библиотековед Б. Фабиан ставит закономерный вопрос о необходимости научного сотрудничества библиотечных работников и ученых, об эффективности таких временных творческих союзов, но, думается, это все же нечто иное, чем только "предоставить пользователю информацию через Интернет". Жаль, что липецкие социологи не дали возможности ознакомиться со всеми вопросами их анкеты - наверняка они столь же тенденциозны и туманны.
  Нацеленность библиотек на индивидуальное потребление предоставляемых ими информационных услуг должна выражаться не только в психологической перестройке библиотекарей, но и в самой организации работы библиотек. Некоторые объективные факторы делают профессию библиотекаря кастовой, как бы оторванной от всего остального мира (что, кстати говоря, издавна было характерно для библиотечной деятельности, поскольку в основном она была уделом монастырей, храмов и, соответственно, их служителей - хранителей книг). Ощущение "монастырской" замкнутости, эзотеричности профессиональной работы библиотекарей дополняется структурой как организационной, так и конструктивной - самой библиотечной архитектурой, а также внутренним распорядком труда. В частности, можно отметить следующие характерные для библиотечной деятельности черты: отмечаемую социологами "невидимость" работы библиотечных сотрудников (даже если они работают непосредственно с читателем, большая часть их деятельности осуществляется как бы "за закрытыми дверями", - в книгохранилище, в подсобных помещениях, в кабинетах); разделение помещений библиотеки на служебные (алтарная часть) и "для общего пользования" - читальные залы, напоминающие трапезные в церквях; тишина и сосредоточенность посетителей, углубленных в чтение как в молитву; практически однополый персонал; почти полное отсутствие карьерных соображений; наконец, организационная структура, имеющая, кажется, своим прообразом монастырский порядок.
   Дело усугубляется тем, что библиотекарей можно отнести к тому слою современного российского общества, который называют базовым, т.е. это наименее обеспеченный материально слой общества, в который входят 2/3 россиян . По мнению известного социолога Т.И. Заславской, наибольшим модернизационным потенциалом обладает не этот, а средний слой граждан, которые имеют неплохие доходы, успешно адаптируются к новым условиям и принимают активное участие в реформировании общества. Минимально же обеспеченные люди заняты проблемами своего выживания, их трудовой и деловой потенциал меньше, широко распространены совмещение нескольких работ, большие личные подсобные хозяйства, самообеспечение бытовыми услугами и т.д. Поэтому о серьезных усилиях по реформированию производственных отношений на своей основной работе с их стороны говорить практически не приходится.
  Переход к информационному обслуживанию для библиотеки предполагает кардинальное изменение ряда ее функций. Это хорошо подчеркнуто М.И. Акилиной и С.Г. Матлиной: "Сегодня... благодаря новым технологиям потребители информации приобретают документ в постоянное пользование: его можно вывести на персональный компьютер, распечатать на принтере, сканировать, т.е. стать обладателем документа" . Т.о., возникают совершенно другие отношения между пользователем и библиотекой, заключающиеся, по существу, в отношениях купли-продажи, т.е. такие, которых ранее не было. Действительно, любая распечатка библиотекой текстов является платной услугой библиотеки. Поэтому она может превратиться в некое подобие книжного магазина или архива, что существенно меняет и психологию библиотекаря. И хотя эти услуги являются сегодня весьма востребованными со стороны разных категорий читателей-пользователей, теряется одна из составляющих деятельности библиотеки как культурного центра - снижается доля общения между читателями и библиотекарями. Становятся трудно осуществимыми различные культурные мероприятия, ранее проводимые библиотеками в довольно широких масштабах. В недалеком будущем, возможно, широкое распространение получит практика удаленного доступа в библиотеки через "Всемирную паутину", что уже сейчас осуществляют некоторые крупные библиотеки.
  Поэтому многие специалисты-библиотековеды говорят о том, что библиотеки должны стремиться избегать чрезмерной коммерционализации, не ориентируясь только на прибыль. Они должны заботиться о том, чтобы их услуги были доступны всем, т.е. они должны выполнять свою функцию как социальный институт, утверждающий социальную справедливость и равные возможности для пользователей.
   Транслируя информацию, библиотеки все больше сталкиваются с необходимостью анализа содержания имеющихся в библиотеке источников. Например, Интернет, чьи услуги сейчас предлагают библиотеки, содержит массу информации, плохо отобранной и почти никак не систематизированной. Ее использование требует от потребителя высокой квалификации, которой он не всегда владеет. Поэтому от самих библиотечных работников требуется соответствующая подготовка и навыки по отбору и предварительной систематизации информации из Интернета. В значительной мере это касается и информации на бумажных носителях: ее объем и скорость обновления также значительно выросли и будут, видимо, еще расти. Т.о., беря на себя роль информационного центра, библиотеки вынуждены брать на себя и обязанность предварительной фильтрации, систематизации и осмысления транслируемой информации. То, что сейчас исследователи библиотечного дела стали называть "организацией знания".
  Сегодняшняя ситуация в связи с изменением роли (точнее, разных ролей) библиотек свидетельствует о том, что они оказались как бы на распутье - возникло явное противоречие между необходимостью представлять традиционные услуги, и возникшей потребностью вписаться в информационные потоки современного общества.
  Без своих основных функций библиотека может просто перестать быть библиотекой, т.е. тем специфическим социальным институтом, роль которого в обществе ничем заменить нельзя. Следует учесть, что увлечение компьютеризацией и информационными технологиями приводит к отставанию в развитии традиционных услуг библиотеки - быть хранителем и транслятором знаний, запечатленных на бумажных и других носителях. Думается, именно знаниевая стратегия должна сегодня лежать в основе деятельности библиотек, ибо именно передача знаний, а не информации как таковой всегда делало библиотеку духовным центром любой цивилизации. Ведь информация тем и отличается от знания, что она есть то, во что превращается знание в результате формализации при помощи различных технических средств и интеллектуальных процедур. Образно можно сказать, что если говядина - это знание, то информация - это тушенка, консервы из этой говядины. Разницу между тем и другим, наверное, никому объяснять не надо.
  Основным мотивом обращения к библиотечным ресурсам, как следует из ряда социологических исследований, является сегодня потребности образования. Поэтому информация в ее "чистом" виде востребована редко. Я имею в виду ту информацию, которая представляет собой не рассуждения и доказательства, не теории и гипотезы, а некие формализованные результаты тех или иных исследований или изысканий. Студенту же, главному посетителю библиотек, нужны именно рассуждения, аргументация, гипотезы и теории, ход мысли исследователя, его методика и методология, а не выводы сами по себе. Выводы, в том числе и в электронном виде, нужны, как правило, администраторам, но, как показывает библиотечная практика, именно они реже всего пользуются услугами библиотек.
  Итак, роль библиотек сегодня двуедина - с одной стороны, они сохраняют свою миссию хранителя и транслятора знаний, духовного центра; с другой стороны, они отчасти превращаются в поставщиков информации. В первом случае они выполняют свои функции безвозмездно, в соответствии с Законом РФ "О библиотечном деле", во втором случае они стремятся заработать деньги, предоставляя потребителям информационные услуги, но зато теряют свой имидж как особого социального института, работающего ради культуры, а не прибыли.
   Сегодня библиотечное дело потеряло те высокие лозунги, под сенью которых оно развивалось во времена борьбы за коммунизм. Рыночная идеология как была чуждой сознанию библиотекарей, так она и осталась не воспринятой ею. Это вполне закономерно, ведь, как сказано, библиотекари привыкли видеть в своей работе высшую ценность, рассматривать ее как культуртрегерскую миссию, как служение идее, а не как средство зарабатывания денег. А миссия такова, какова она есть, в ней нельзя ничего менять в принципе и даже трудности, сопряженные с нею (в частности, недостаток финансов, авторитарное руководство), воспринимаются как неизбежные и даже необходимые: они лишь подчеркивают значимость самой миссии.
   К этой ситуации удивительно точно подходят слова знаменитого испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета: "Суть не в том, что мы не смеем делать все, что нам хочется. Суть в ином - мы можем делать только одно, а именно то, что должны делать; мы можем быть только тем, чем должны быть... Снижение, деградация жизни - вот судьба того, кто отказывается быть тем, чем он быть призван. Его подлинное естество, однако, не умирает; оно становится тенью, призраком, который постоянно напоминает ему о его значении, заставляет чувствовать свою вину и показывает его падение. Он - выживший самоубийца" . Библиотекари напоминают сегодня того медведя, который долго просидел в тесной клетке, где он мог делать три шага вперед и три назад. Когда его поместили в просторный вольер, он продолжал, бедняга, ходить все тем же образом: три шага вперед и три - назад. Его "сознание" стало для него худшей клеткой. Не хотелось бы, чтобы нынешний кризис библиотечного сознания привел нас к чему-то подобному.
  
Оценка: 5.72*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) К.Тумас "Врата на Изнанку"(Боевое фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"