Бочарник Дмитрий: другие произведения.

Сверкающие глаза. Часть первая. Обновлено 31.05.2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.45*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Капитан Шепард - командир десантного экипажа фрегата "Нормандия", старший помощник капитана. К чему может привести неосторожная фраза посла Удины "Именно такой человек нам и нужен".
    Хотелось бы показать, что и один человек способен немало сделать для того, чтобы уменьшить потери, неминуемые в грядущей галактической бойне. И не для того, чтобы возглавить человечество и вывести его в лидеры разумных рас Галактики. А для того, чтобы сохранить саму Галактику во всём её многообразии.
    Первая часть повествования.

    Статистика посещений страницы
    (подсчёт с интервалом по времени, с момента установки счётчика,
    а не с момента выкладывания текста):


    Счетчик посещений Counter.CO.KZ

    на линии (за 10 минут):
    homepage counter счетчик сайта


    количество посетителей:
    html counterсчетчик посетителей сайта


  Предисловие
  
  Я предполагаю показать, как капитан Джон Шепард, не стремясь стать канонной легендой Галактики и Победителем Всех Возможных Угроз и Опасностей, постепенно объединяет усилия органиков и синтетиков, направляя их на подготовку к отражению Вторжения Жнецов. Для меня, как для автора, важно проследить путь Шепарда, начиная с того момента, как он впервые ощутил в себе некий необычный потенциал и до победы над Жнецами. Предполагаю также уделить значительное внимание послевоенной Галактике, проследить хотя бы в общих чертах жизнь основных героев и персонажей канона и собственных персонажей.
  
  Особенности моего понимания Шепарда:
  
  Шепард не является попаданцем.
  Шепард не стремится использовать свой необычный потенциал, если можно обойтись другими средствами и методами.
  Шепард не собирает на борту фрегата представителей всех (или только ключевых) рас Млечного Пути: он стремится к тому, чтобы они могли действовать в своих родных мирах, организовывать и готовить Сопротивление в домашних звездных системах.
  Шепард не оставляет без крайней нужды на борту военного разведывательного фрегата гражданских разумных, при первой же возможности доставляя их в родные миры.
  Шепард не опускается до мелочной регламентации действий членов своей группы, а даёт каждому сокоманднику возможность раскрыть свой потенциал.
  Шепард не останавливается перед вооружённым или физическим наказанием носителей Зла, кем бы они ни были. Вплоть до ликвидации.
  Шепард не считает членов группы своей собственностью, не рассматривает их как своих безгласных и безынициативных подчинённых. Если кто-то из членов группы является в чём-то большим специалистом, чем он, капитан спокойно уступает ему первенство для качественного и быстрого решения задачи, проблемы, вопроса. Для Шепарда есть "наша группа", но нет "моя группа", хотя члены группы понимают, что капитан был и остаётся командиром группы и иерархию никто отменить не в силах.
  Шепард не копается в личной жизни своих сокомандников, но всегда готов помочь им решить "внутренние проблемы", строго сохраняя тайну доверенной информации.
  Шепард не претендует на должность командира корабля. Андерсон был и остаётся единственным царём и богом на борту фрегата "Нормандия".
  Шепард не испытывает страха, отвращения или ненависти по отношению к искусственному интеллекту. Он твёрдо убеждён в том, что ИИ, как синтетик - необходимый и важный партнёр для разумных органиков. ИИ - необходимая дальнейшая ступень развития и совершенствования ВИ.
  Шепард не считает, что звание, должность, ранг, статус, имущественное и социальное положение исчерпывающе определяют и характеризуют личность разумного органика.
  
  Автор заинтересован в конструктивной критике своего повествования, в аргументированных замечаниях, в указаниях на недостатки и просчёты, ошибки и логические неувязки.
  Отмечу, что я пишу не по канону, а по мотивам канона, стремясь, по возможности, устранить, насколько это возможно, известные проблемы канона.
  
  Капитан ВКС Альянса Систем Джон Шепард
  
  - Джон, спасибо тебе. - девушка открыла глаза, её немного сонный взгляд коснулся лица молодого человека, лежавшего рядом с ней. - Ты волшебник. Хорошо, что я успела приехать к тебе. Ты напряжён?
  - Да, Дэйна. - сказал Шепард. - У меня такое чувство, что я теперь не скоро вернусь на Землю.
  - Так ведь тебя... - сказала девушка, приподнимаясь на локтях и оглядывая полутёмную комнату - было раннее утро и сквозь тяжёлые портьеры рассветное солнце пробивалось с большим трудом.
  - Именно. Держали в резерве и теперь у меня есть ощущение, что сегодня или завтра прибудет приказ. - подтвердил Джон.
  - Тогда тем более хорошо, что я успела приехать к тебе до того, как тебя услали... далеко-далеко. Предполагаешь?
  - Да. Нас, спецназовцев, обычно на простые борта... не назначают. Значит, будет что-то сложное и очень проблемное. - молодой человек приобнял девушку за плечи. - Дей, расслабься, я пока что рядом с тобой и курьер из штаба ещё не прибыл и не стучится в дверь.
  - Джон, прошло достаточно времени... после...
  - Договаривай, Дэйна, договаривай. - мягко сказал Шепард. - Я уже... успокоился по этому поводу.
  - Если ты так хочешь, Джонни, то... прошло шесть лет, даже чуть больше после того, как ты вернулся с Акузы... - несмело произнесла девушка, лаская лицо молодого человека своим взглядом. - Ты, конечно, все эти годы далеко не бездельничал, едва вышел из госпиталя, но...
  - Дэйна... Я хочу летать, а не просто сидеть на планете и менять полигон за полигоном. - произнёс капитан, откидывая одеяло и садясь в кровати. Дэйна тут же приникла к его спине, обняла руками за плечи и легонько фыркнула в правое ухо - это был их особенный знак расположения. - Полигон для меня - хорошо, но мало. И... если я не ошибаюсь, то высшие силы приготовили мне... серьёзное испытание.
  - А не слишком ли ты...
  - Нет, Дей. Нет. - мотнул головой Шепард, натягивая тренировочные брюки и вставая. - Спасибо тебе. У нас была прекрасная ночь.
  - Прекрасная, Джонни. Согласна. - Дэйна повернулась на другой бок, села в кровати, нащупала не глядя халат, встала, одновременно накидывая его на разгорячённое тело. - Тебе тоже спасибо. - она направилась к двери санузла шлёпая босыми ступнями по пластиковым плиткам. - Джонни, не шуруй на камбузе, я всё приготовлю.
  - Дэйна... - чуть укоризненно сказал Шепард, поворачиваясь и видя, как девушка исчезает за дверью санузла.
  - Знаю, знаю, но всё же попробуй. - донеслось из-за створки.
  Шепард удовлетворённо усмехнулся. Дэйна была в своём репертуаре. Она прекрасно знала, что он не позволит ей пошуровать на камбузе - маленьком кухонном блоке холостяцкой квартирки капитана ВКС и самолично приготовит завтрак. Ранний завтрак. Сегодня у него был выходной день, полигонов не предвиделось, служебные задачи были выполнены полностью и на сегодня он мог располагать собой в режиме выходного дня.
  Дэйна скинула халат и ступила на эмалированный поддон душевой кабинки, захлопывая за собой створку и одновременно включая воду. Она была удовлетворена - Джон подарил ей в очередной раз волшебную ночь и они провели рядом и вместе несколько очень приятных часов. Говорили, молчали, обнимались, целовались. Для неё Джон был первой любовью и для него она тоже стала первой любовью. С тех пор они поддерживали тесные взаимоотношения. С тех пор как они оба покинули стены детдома.
  Стоя под мерно менявшими силу и температуру струями, Дэйна мурлыкала простенький мотивчик, подставляя под распылители то спину, то грудь и знала, что Джон слышит её пение. Слышит и радуется - уж она-то его знала... как облупленного. Специфика детдома - там по-иному выжить весьма проблематично.
  Джон прошёл на кухню, включил плиту, достал из шкафов контейнеры с полуфабрикатами. Несколько минут - и сытный завтрак поставлен разогреваться. Слышится лёгкое скворчание - ни он ни Дэйна не любили ничего особо зажаренного. Только слегка, чтоб подрумянилось. Сняв с огня сковородку, Шепард переставил её на подставку, убрал прихватку, посмотрел на запевавший свою песенку закипавший чайник. Открыл пачку чая - такого, какой любила Дэйна. Насыпал заварку в чашку, добавил два кусочка сахара - подруга не была сластёной, но не возражала против небольшого, совсем незначительного подслащения любимого напитка. В этом их вкусы совпадали - Джон спокойно пил чай того сорта, какой любила она, а Дэйна не возражала при редких встречах почаёвничать с тем сортом чая, который нравился ему.
  Разложив запеканку по тарелкам, Шепард пошарил в маленьком холодильничке, достал масло, хлеб, приготовил бутерброды. Тонко нарезанный хлеб - так, чтобы не ломался, но и не напоминал неудобные для откусывания "кусищи" по выражению Дэйны. Тонкий слой масла - прямо отрезанный острым ножом от куска, завёрнутого в пластик-пачку. Сверху - либо сыр, либо колбаска. Нежирная, не копчёная, обычная. Из шкафчика капитан достал корзинку с печеньем и леденцами - Дэйна любила и то и другое, её вкусы он знал хорошо, догадываясь, что и она в курсе его пристрастий. Когда готовила еду она - он был спокоен, потому что Дэйна чётко и полно угадывала его настроение в деталях и никогда не ошибалась, что из довольно скудного списка гастрономических пристрастий следует подать на стол, чтобы Джон был доволен.
  Журчание и плеск воды сменились гулом фена - Дэйна в первую очередь просушивала свои волосы - совсем чуть-чуть, чтобы они были едва влажными. Не любила она пересушивать. Старалась всегда расчесать их. Нравились ей простые причёски - с её спортивной карьерой по-иному было нельзя, хотя было несколько мероприятий, на которых Дэйна появлялась с модельной стрижкой. Шепарду было всё равно приятно и она знала, что он примет её любую. Жизнь в детдоме не располагала к излишествам, а Дэйна с семи лет занималась в спортивных школах и без конца ездила на сборы, тренировки, соревнования. Режим, ограничения, точность, чёткость - для неё это было привычно так же как дышать воздухом.
  - Ты уже и завтрак сготовил. - девушка появилась на пороге санузла, облачённая в футболку и тренировочные штаны. Шлёпанцы были открытыми, с педикюром Дэйна никогда не заморачивалась, а вот маникюр уважала настолько, насколько позволяли требования спортивного кодекса. Остановившись у стола, она обняла подошедшего к ней Шепарда, прижалась к нему, поцеловала в щёку и замерла. - Спасибо, Джонни. Ты - моя радость.
  Капитан кивнул, облапил её, прижал к себе, приподнял, перенёс поближе к свободному стулу, усадил, пододвинул к столу. Дэйна кивнула - ей понравилось действо и полностью удовлетворял и вид блюд и аромат.
  - Джон, садись. Позавтракаем. Какие планы на сегодня?
  - Я свободен, Дэйна.
  - У меня нет тоже никаких срочных дел. И? - девушка вопросительно посмотрела на Шепарда.
  - Я бы предложил, Дей, чтобы мы сегодня провели день вдвоём... Ну... - он скосил глаза на кровать.
  - Не возражаю, Джон. - кивнула Дэйна, принимаясь за еду. - Не возражаю. - она прожевала порцию запеканки. - Вкусно. Спасибо, Джонни.
  - Рад, что тебе понравилось. - Шепард также вооружился вилкой и ножом, принялся поглощать запеканку. - Я чай залил в маленькие чашки. Или...
  - Не надо больших, Джонни. - усмехнулась Дэйна, чуть мотнув головой, отчего собранные в "хвост" волосы хлестнули её по плечам. - Сегодня - не надо.
  - Лады. - кивнул капитан.
  Позавтракав, Дэйна вышла на балкон, где обычно по утрам проводила четверть часа в полной неподвижности. Шепард не знал - то ли это медитация, то ли это просто привычка его подруги. Ему не было интересно докапываться до деталей - могут быть у Дэйны какие-то свои резоны делать так, а не иначе - пусть делает. Сквозь стекло он видел, как девушка села в плетёное кресло и, приняв свободную, расслабленную позу, замерла. Наверняка закрыла глаза.
  Пока она "медитировала", Шепард прибрал стол, помыл и поставил сушиться тарелки и чашки. На Дэйну он не смотрел - уважал её право на спокойное "отстранение от мира". Сама придёт, когда пожелает.
  
  - У тебя немного прошло напряжение, Джонни. - мурлыкнула Дэйна, когда они легли на кровать и снова обнялись, прижавшись друг к другу. - Наверное...
  - Наверное, это только благодаря тебе, Дей. - тихо сказал Шепард.
  - Спасибо, Джон. - Дэйна потёрлась кончиком своего носа о нос Шепарда и поцеловала его в губы. - Я рада и довольна.
  - Я тоже. - капитан ответил на поцелуй, обнял девушку посильнее. - Будем валяться...
  - Да. Пока не надоест. А надоест нам это сегодня - очень не скоро. - заявила Дэйна.
  И это было сущей правдой. Они валялись на большой двуспальной кровати и забыли очень надёжно обо всём на свете. Кроме самих себя.
  
  Звонок в дверь застал их... врасплох. По изменившемуся лицу Дэйны Шепард понял, что она уже настроилась на худшее, что может сейчас произойти - на визит курьера из штаба.
  Капитан молча поднялся с кровати, натянул футболку, тренировочные штаны, всунул ноги в шлёпанцы, подошёл к двери, открыл. На пороге стоял сержант-курьер.
  - Капитан Шепард. Вам пакет. - сержант подал конверт, подождал, пока офицер распишется в ведомости, козырнул, развернулся и ссыпался по лестнице, проигнорировав лифт.
  Джон закрыл дверь, распечатал пакет, достал сложенный вдвое лист пластика. Боевой приказ. Не обычный, а боевой. Чёткий - и непонятный. Явиться тогда-то туда-то. А точнее - прибыть в штаб дивизиона на станцию "Арктур". Ровно в двадцать три ноль-ноль этих суток.
  - Вызов? - раздался тихий голос подошедшей со спины Дэйны. - Позволь? - она ухватила раскрытый пластиковый лист. - Вызов. Я так и знала. - в голосе девушки просквозила горечь. - Я тебя провожу.
  Вместо ответа Шепард повернулся к ней, обнял и поцеловал в лоб. Она доверчиво прижалась к нему, обняла:
  - Вот и кончились наши... свободные дни... - сказала она тихо. - Надолго... кончились.
  Шепард не стал кивать, он только чуть крепче прижал девушку к себе, целуя её в макушку. Он знал - ей этот поцелуй сейчас нужен и важен больше, чем любые слова. И он не ошибся - захлюпавшая было носом Дэйна подняла голову, вперила в его глаза нежный и вопрошающий взгляд:
  - Джон... Возвращайся... ко мне. Я... буду ждать. И пиши мне... прошу.
  Шепард молча кивнул, понимая, что никаких сказанных вслух им слов Дэйна сейчас не воспримет правильно. Только этот кивок. Она как никто умела читать его на очень глубоких уровнях. Удовлетворившись реакцией Джона, Дэйна разомкнула обьятия, отшагнула. Развернулась, направилась на кухню. Неисправимая - сейчас наготовит целую сумку еды. И останавливать её бесполезно. Джон уже успел в этом убедиться не раз. Нет, если он не возьмёт сумку - она не обидится. Просто... просто немного замкнётся, а для него замкнувшаяся Дэйна... неприемлема и он сделает всё, чтобы она разомкнулась, раскрылась. Она знает об этом.
  Собирая тревожный кейс, Шепард методично сверялся со списком, проверял сроки годности, уточнял целостность упаковок. Боевой приказ требовал такой процедуры. Мало ли куда придётся отправиться со станции "Арктур". От этой станции, где располагались правительственные структуры и штабные сектора ВКС Альянса Систем корабли могли отправляться в такие богом забытые уголки Галактики, что... о скором возвращении приходилось забывать надолго. Так что заранее собранный кейс - а он у Шепарда в холостяцкой квартирке тоже был - пригодился бы, если бы вопрос не стоял об отлёте на "Арктур".
  Закончив собирать кейс, Шепард поставил его у двери. Раскрыл створки шкафа, облачился в форму. Обычную форму офицера спецназа ВКС Альянса. Нет, знак "Эн-Семь" он не стал прикреплять на предназначенное для него место - незачем это. Кому надо - тот знает об уровне его квалификации, а остальным знать сейчас это нет необходимости.
  Дэйна тоже собралась. Скромное однотонное платье, небольшая сумочка. Спортивная карьера приучает к организованности - девушка собралась быстро и не стала тратить время на полный макияж. Так, немного только "подрисовалась". В глазах подруги Шепард без труда читал напряжение и волнение.
  - Военный космодром? - уточнила она, наклонившись и поправляя чуть сбившийся ремешок на туфельке.
  - Да. - Шепард закрыл экран инструментрона. - флайер уже ждёт.
  Дэйна выпрямилась, кивнула, подхватила сумочку и взяла Джона за локоть.
  Они вышли из подъезда "офицерского дома". Осень. Тёплая, чуточку дождливая. Дождь обещали к вечеру, а сейчас небо только-только начинало хмуриться, подтверждая прогнозы синоптиков.
  Устроившись в салоне наёмного флайера, Шепард обнял Дэйну и нажатием сенсора на пульте разрешил машине следовать по маршруту. Конечно, он мог бы и сам сесть за управление - статус позволял пилотировать такие машины в ручном режиме, но Дэйна была слишком напряжена и он не захотел выпускать её из своих обьятий. Неизвестно ещё, когда он сможет вернуться к ней, так пусть же Дэйна будет с ним рядом максимально долго, насколько это вообще возможно.
  Обняв девушку, Шепард смотрел на проплывающие далеко внизу кубики домов, на похожих на мелких букашек людей, снующих по улицам и переулкам. Честер - небольшой городок на Ривер Ди остался далеко позади всего через несколько минут. Британские масштабы, конечно, значительны, но по сравнению с другими странами... довольно средние.
  Дэйна молчала. Она всегда молчала в такие моменты, молча переживая внутри себя остроту и неопределённость. Для неё Джон был привычен и ценен, она не хотела лишний раз его волновать. Она-то остаётся здесь, у неё впереди - череда тренировок, два сбора и ближайшие региональные соревнования через три месяца. А у него... Что ждёт там его, Джона? Разве можно наперёд сказать?!... Вот она и не пыталась. Дождалась его с Акузы, навещала в госпитале, потом они регулярно встречались, когда его отправили в резерв командования ВКС Альянса. Таких спецов, как Джон всегда придерживают в резерве... Когда долго держат, когда - не очень. Она была рада, что Джон здесь, что он рядом, на Земле.
  Да, его помотало по планете - служба, все дела. Но Дэйна была рада тому, что Джон не покидал пределы атмосферного щита. Пока не покидал. И вот теперь... Теперь впереди, как она достаточно чётко ощущала - длительная разлука. Джона ждёт челнок, а там... Там - станция "Арктур", правительственная станция Альянса Систем. Туда так просто не попадёшь, а вот статус Джона позволяет ему туда летать спокойно и свободно. Если надо, конечно. Так то вот так просто Джон никуда и не летает - только если есть необходимость и приказ.
  Вздохнув, девушка умостила голову на плече Джона. Впереди уже вырисовывались башни военного космодрома. Номерной режимный объект. Впрочем, для провожающих там всё так же как в обычном гражданском космопорту. Ей предстоит очень долго смотреть вслед Джону, уходящему к тоннелю, выводящему в зал челноков. Это последнее, что она видела тогда, когда он улетал по срочному вызову на Акузу... А потом вернулся оттуда на медицинском транспорте и сразу стал надолго пациентом военного госпиталя.
  Как же она тогда боялась за него. Ведь он... остался один в живых из нескольких десятков спецназовцев. Эти черви... молотильщики... Она мало знала о происшедшем там, разве что в пределах информации, предоставленной новостными агентствами Земли. По-разному там живоописались события, в которых принял участие Джон. По-разному. А сам Шепард никогда и не грузил её рассказами о происшедшем на Акузе. Скрывал, не хотел, видимо, волновать. Она была за это ему благодарна, хотя понимала - ему пришлось там очень нелегко. Очень.
  И сейчас ему тоже нелегко. Непонятный этот приказ. Непонятная форма. Боевой приказ. Кругом мир, никакой войны ни с кем человечество вне Солнечной Системы не ведёт - и вдруг такое. Конечно, Джон - особый человек, эн-семёрка, спецназовец. Может быть для них такие приказы обычное дело, а вот для неё - это, конечно, волнения и острая тревога. И ей теперь постоянно кажется, что встретится теперь она с Джоном... очень уж не скоро.
  Выгрузившись из флайера у пассажирского терминала зоны отлёта, Дэйна огляделась - здесь мало что изменилось. Конечно, космодром был военным, поэтому особых вольностей здесь не допускали, но, как она и предполагала, для провожающих здесь каких-либо необъяснимых ограничений не было. Шепард поправил форму, нажатием нескольких сенсоров на своём офицерском инструментроне отпустил машину, подхватил тревожный кейс и сумку с провизией, после чего взглянул на напрягшуюся девушку.
  - Дей? - тихо спросил он, видя, как она продолжает оглядываться по сторонам. Шепард знал, что она любопытна, не видел в этом ничего плохого, полагая обычной личностной особенностью, но сейчас Дейна явно тянула время.
  - Я... я сейчас, Джон. - она продолжала оглядываться по сторонам, благо было на что посмотреть - отсюда открывался прекрасный вид на стартовые площадки. Челноки и шаттлы взлетали, садились, зависали, люди прилетали, улетали, работали на обозначенных как безопасные зонах посадочного и стартового полей. - Мало изменений. Очень мало. - она тряхнула головой, отчего её распущенные волосы покрыли плечи сплошной чёрной волной. - Идём. - решительно сказала она, подхватывая свою сумочку.
  У стойки регистрации Шепард протянул приказ молодцеватому старшине ВКС Альянса. Тот, проведя мгновенную идентификацию, кивнул, вернул бланк приказа офицеру, выдал посадочное предписание.
  Дэйна из-за плеча Шепарда прочла номер и код выходного терминала, огляделась по сторонам, выделила взглядом нужный, но торопиться уходить от стойки не стала. Шепард понял её нежелание торопиться, решительно направился к рядам сидений зоны ожидания.
  - Джон. - Дэйна снизу вверх мягко, но требовательно посмотрела на спутника. - Неспокойно мне... Прошу... Помни о том, что я тебя жду... Живого. Остальное - не важно. Я приму тебя любого. Главное - возвратись. Возвратись живым... Прошу. - она не стала стремиться к тому, чтобы он непременно обнял её, прижал к себе. Такой она была всегда - независимой и в то же время - ранимой. Для Джона. Для других - стойкой и цельной. Мало кто знал Дэйну так, как знал её Джон.
  Шепард помедлил, затем медленно, очень медленно, так, чтобы она это запомнила, кивнул. Он понимал - она воспримет кивок так, как надо. Без слов. Слова в их общении, в их отношении давно уже играли не основную роль. Дэйна понимала его без слов, он без слов понимал Дэйну.
  Несколько минут они стояли друг против друга рядом с "лентами" пустых полумягких кресел. Привыкшие к сценам прощания сотрудники космодрома проходили мимо не задерживаясь, не глядя на юношу и девушку.
  Мелодичный сигнал, затем приятный синтезированный женский голос чётко объявил о прибытии к выходу, указанному в отлётных документах, пассажирского челнока. На орбиту Земли прибыл доставщик - небольшой военный пассажирский кораблик, выполнявший регулярные рейсы от станции "Арктур" до орбиты Земли.
  - Прибыл. - выдохнула Дэйна, не торопясь подхватывать свою сумку. Шепард подхватил свой кейс и сумку, медленно повернулся и направился к нужному терминалу входа. Дальше провожающих не пускали и он, предъявив документы и приказ младшему лейтенанту - дежурному по терминалу, обернулся к Дэйне. Младлей уткнулся взглядом в экран своего пульта - он понимал, что офицеру нужно проститься со своей спутницей здесь, поскольку дальше путь для неё закрыт.
  - Дэйна... Спасибо тебе. - Джон обнял девушку, та приникла к нему, скрывая желание заплакать. - Я... я вернусь. Ты пиши... Я буду писать тебе, обещаю. Как только будет возможность... Напишу обязательно. - Он легонько прижал её к себе, она обняла его покрепче. Сильная. Физически и духовно сильная и цельная. Настоящая подруга для него, воина и офицера. Не умеющая разнюниваться по пустякам, знающая, что такое дисциплина и порядок на собственном богатом опыте. И в то же время - способная раскрыться перед ним, предстать нежной и ранимой. Доверяющая ему всю себя раз за разом.
  - Джонни... - Дэйна назвала его так, как называла только его. С той же интонацией, с тем же тембром, что и в первый раз... - Возвращайся... живым. Я... я жду тебя и я... люблю тебя. Возвращайся. - она посмотрела на него снизу вверх, дала ему вытереть пальцами выступившие в уголках её глаз слезинки, отшагнула, понимая, что времени больше нет. - Вернись живым... прошу... - её пальцы нервно затеребили ручку сумочки.
  - Я люблю тебя, Дейна. - сказал Шепард, подхватывая кейс и сумку, поворачиваясь к открывавшимся дверям посадочного входа и делая шаг за порог. Он не слишком хорошо умел прощаться, тем более - с Дэйной.
  В салоне челнока он кивком поприветствовал других офицеров и сержантов со старшинами - протокол и ритуал, никуда не денешься. Гражданская, а теперь уже мирная жизнь остались за порогом посадочного входа. Там, где осталась Дэйна, провожавшая его взглядом до тех пор, пока он не ступил на ленту травелатора, уносящего его вниз, к тоннелям выходов к челнокам. Он чувствовал её взгляд - напряжённый, любящий, нежный, зовущий.
  Многие люди посчитали бы, что такие отношения странны и неприемлемы. Многие. Шепард знал, что далеко не всегда те, кто становились для людей первой любовью, в дальнейшем пересекали грань платонических отношений, выходили на путь, ведущий к образованию семьи, к рождению общих желанных детей. Но у него и у Дэйны, воспитанников детдома всё было по-иному. Они выстраивали свои отношения несколько лет в детдоме и потом, когда вышли в самостоятельную жизнь, получили первые квартиры, не стали отдаляться друг от друга. Шепард никогда не давил на Дэйну, не ограничивал её в праве вести свою собственную жизнь, встречаться с подругами, с друзьями. И она... она решила сохранить с ним отношения. Не только сохранить, но и развить. Она проводила его в армию, когда он улетал в учебку из такого же терминала отлёта военного космодрома. Она писала ему письма, она отвечала на его письма.
  Да, редко, но писала. Ведь и у неё жизнь была напряжённой - она ещё в детдоме приняла нелёгкое решение уйти в профессиональный спорт. И с тех пор для неё череда тренировок, сборов, выездов, соревнований, чемпионатов, олимпиад стала привычной. Она быстро добилась значительных успехов, убедилась, что эта жизнь ей подходит, что она для неё приемлема. За каждой медалью, за каждым дипломом стоял её огромный труд. Потому-то Дэйна как никто другой понимала Шепарда, решившего попробовать стать профессиональным спецназовцем. Да, они встречались очень редко. На очень короткое время. И Дэйна умела эти минуты встреч наполнить до отказа. Смыслом. Содержанием. Ценностью. Для неё Джон был важен.
  Они пока что не думали о ребёнке, о свадьбе. Просто встречались, просто любили друг друга. Дэйна многое знала о работе и о службе Джона, он многое знал о её спортивной карьере. И они раз за разом говорили во время встреч не только обо всём этом. Они говорили и о многом другом. Ходили по музеям, выставкам, на концерты, новые фильмы. Они были свободны в своём выборе и удивительно подходили друг другу. Шепард не торопил Дэйну. Не говорил о свадьбе, о детях. Хотя, конечно же, подразумевал всё это. Но не торопил. Не настаивал на том, что всё это должно случиться вот так очень быстро и в самом ближайшем будущем.
  Дэйна с восторгом и удовлетворением восприняла известие о том, что её Джон стал слушателем Академии "Эн-Семь". А потом... потом искренне поздравила его, своего Джона с присвоением высшей квалификационной категории. Ей это было очень важно - в способности Джона достигать вершин она никогда не сомневалась.
  Провожая его взглядом, Дэйна понимала всё острее, что теперь... теперь что-то очень важное и очень большое изменилось. Не в их отношениях, нет. Здесь всё оставалось по-прежнему и она не акцентировала на этом своё внимание. Здесь, в зале отлёта космопорта она почувствовала, что перед Джоном встаёт что-то чёрное. Что-то такое, что уже не позволит ему столь же часто писать ей, столь же часто прилетать к ней. И это чёрное способно поглотить не только Джона, но и многих других воинов. Ей было очень неспокойно на душе. Она не смогла бы обьяснить это словами, но... опасалась, беспокоилась и боялась.
  Сейчас Джон уходил не просто на службу, он уходил... на войну. Что ей стоило сказать "на войну", сказать внутренне, безмолвно, знала, наверное, только она. Такой боязни за Джона она не испытывала даже тогда, когда он написал ей, что получил приказ о вылете на Акузу. А потом... потом она узнала о гибели пятидесяти спецназовцев, попавших под атаку молотильщиков. Конечно, в выпуске новостей Экстранета многое было сказано... весьма обтекаемо, но она-то почувствовала. Ощутила сердцем, душой, открытой для Джона всегда и везде. Она почувствовала, что Джон чудом избежал гибели. Почувствовала, что он улетел на Акузу именно для участия в этой операции. О которой столь мало сказали в новостях. Так, в очень общем виде. А она почувствовала - такие, как Джон идут только на такие вот операции...
  Как он тогда сказал однажды? Боестолкновения. Пятьдесят его коллег полегли тогда в результате атаки змеечервей. Она даже не сразу узнала, что он выжил. Не была уверена, боялась, плакала. Ей же ещё нужно было готовиться к очередным соревнованиям, участвовать в сборах... Прямо со сборов она улетела в госпиталь, куда перевели Джона. Увидела его... провела несколько часов рядом с его постелью и поняла, что только он важен для неё. Никто другой. Да, у неё было много друзей, приятелей, знакомых, но только с Джоном она могла позволить себе быть самой собой в полной мере. Он принимал её такой, какой она была на самом деле, когда не играла роль, когда не пыталась казаться.
  И сейчас она ощущала, что Джон улетел на войну. Которая ещё не началась, но которая пододвигалась к Солнечной системе, к Земле. Улетел, чтобы война не затронула очень многих людей. Гражданских людей. Улетел, потому что всегда был воином. Кому как не ей знать об этом, ведь она провожала его в армию, ей он писал письма из учебной дивизии, к ней прилетал в редкие увольнительные и в отпуска. Кому как не ей?
  Как она вернулась в опустевшую квартиру Джона - сама не помнила. Да, она знала, что Джон закрепил за ней право жить здесь постоянно - его статус это позволял, всё же спецназовец, эн-семёрка, офицер, капитан. Потому она не стала собирать свои вещи в сумки, не стала заказывать билеты на обратный рейс в городок на юге Британии, где была её квартирка. Решила остаться здесь, поскольку Джон был здесь кругом. Везде были следы его присутствия. Пусть так и будет. Пока. Пока он не пришлёт несколько писем, несколько сообщений оттуда, с "Арктура". А если возможно - то и оттуда, куда улетит после "Арктура".
  Давно уже для неё станция "Арктур" перестала быть только правительственной. Это была также очень крупная и одна из важнейших военных станций ВКС Альянса. Тридцать лет человечество уже присутствовало в Большом Космосе. Тридцать лет. Многое изменилось, многое произошло за эти годы всякого-разного. Станция "Арктур" была сдана в эксплуатацию всего через два года после того, как родился Джон. Её открыли в 2156 году, а Джон родился 11 апреля 2154 года. Эту дату Дэйна знала не только разумом, но и сердцем. Помнила о ней всегда. Да, для неё, как для женщины, даты имели особое значение. Тем более - такие. Она никогда не забывала поздравить Джона с днём рождения. Не было ни одного дня, когда бы она забыла это сделать вовремя. День в день.
  Через год случилась война Первого Контакта - люди вступили в вооружённый конфликт с первой инопланетной расой - турианцами. Этот конфликт был странным, над его осмыслением и ныне работали огромные научные коллективы. С тех пор человечество вышло в Большой Космос. Дэйна благодарила всех известных ей богов, а случалось - и неизвестных за то, что Джон был тогда ещё очень мал: она понимала, что будь он постарше, то непременно бы постарался принять в этой войне личное участие. Да, она привыкла бояться за Джона, потому что... потому что любила его. Любила с тех пор, как испытала чувство первой любви, избрав для себя Джона как наиболее близкого человека. И была очень рада и горда тем, что и Джон выделил именно её, Дэйну среди других девочек-воспитанниц того небольшого детского дома. Выделил и сделал своей главной. Пусть только... платонически, но сделал главной. Она купалась в его чувствах, в его эмоциях - он дарил ей лучшее из того, что становилось для него самого в ту пору взросления доступным. Она чувствовала себя защищённой и счастливой. И старалась сделать счастливым Джона. Да, она знала, что далеко не все люди переступают грань платонических взаимоотношений, когда чувство первой любви начинает угасать, уступая пространство, уступая место большой реальной главной любви. Может быть, если бы они оба росли в обычных семьях, они бы спокойно и свободно разошлись в разные стороны, но детдом - особая среда обитания, его воспитанники немногим, но отличаются от детей, выросших даже в неполных семьях. И тем более отличаются от детей, кто вырос в семьях, где была и мама и папа.
  Хорошо, что у неё ещё в детдоме появилось дело, которому она отдавалась почти полностью - большой профессиональный спорт. Она подчинила спорту всю свою жизнь и знала, что Джон тоже сделал свой выбор - он пожелал стать офицером-спецназовцем и начал серьёзно готовиться к реализации своего выбора в последние несколько лет пребывания в детдоме. Так же как и она стала готовиться к вхождению в сферу большого спорта. Так что покинув стены детского дома они оба уже имели чёткие ориентиры в своей взрослой жизни. У неё на руках был график сборов, выездов, тренировок и соревнований, а у него - план-программа подготовки воинов элитных частей спецназа ВКС Альянса Систем.
  День одиннадцатое апреля две тысячи сто семьдесят второго года Дэйна запомнила на всю жизнь. Этот день стал одновременно и днём рождения Джона и днём его вступления в Вооружённые Силы Альянса Систем. Да, они вдвоём успели отпраздновать очередной день рождения Шепарда, посидели в кафе, потом посидели на берегу Ривер Ди в Честере. Что-то тянуло в этот городок Дэйну и Шепард, знавший об этом, не стал протестовать. А вечером она провожала его в армию. Плакала, конечно, куда же без этого. Волновалась, нервничала. Джон тоже... нервничал, но сдерживал себя. Для Дэйны это было важно - то, что он сдерживал свои волнения. Он всегда ей помогал - даже одним своим присутствием, а уж когда он действовал для неё и ради неё... она вообще чувствовала себя предельно счастливой. Часто чувствовала себя вот такой вот счастливой и уже тогда, провожая взлетавший военный пассажирский транспортник, увозивший новобранцев в учебное подразделение, знала, что счастлива. Счастлива особым счастьем: Джон добился своего - он вступил на путь, к которому готовился несколько лет до этого. Готовился сознательно, осознанно.
  Всего лишь пять лет - и произошёл инцидент на Акузе. В госпитале Джону вручили его первый орден. Как единственному выжившему спецназовцу. Многое было в этом инциденте непонятного для непосвящённых в детали, а для Дэйны было важно только то, что Джон выжил и вернулся. Да, его привезли медтранспортом в тяжёлом состоянии. Но он выжил, он остался жив и он вернулся. Она гладила пальцами эмаль и металл его ордена, а он улыбался, говорил, что вот теперь и у него появились медали олимпийского уровня. Почти такие же как у неё. Она смеялась. Смеялась, потому что видела, потому что верила: он не только выжил и вернулся, он сохранил в себе всё то, что она так любила. Он остался прежним, прежним для неё, хотя, конечно, изменился, посуровел, стал менее многословным. Она восприняла все эти изменения как должное, ведь Джон - мужчина, он занят мужским делом, он - воин, он - офицер. И она - рядом с ним. Она - вместе с ним. Теперь они оба - взрослые самостоятельные люди. Он уважает её право решать насчёт детей и она знает это как никто другой. Она хотела от него детей, хотела, но Джон... никогда не торопил её, не настаивал, не давил. И она была ему за это благодарна.
  И вот теперь наступил две тысячи сто восемьдесят третий год. После Акузы прошло шесть лет. Джон восстановился, долгое время находился в резерве командования ВКС Альянса, метался по полигонам и по самым разным наземным, к счастью, воинским частям. Служил, работал, действовал, совершенствовался. Он не любил бездействовать. А она была спокойна и счастлива - пусть изредка, но он прилетал к ней и они проводили когда несколько часов, а когда и несколько дней вместе и рядом. Командование и сослуживцы знали, что Дэйна - практически первая кандидат в невесты Джона Шепарда, но сам Джон никогда не давил на Дэйну и никогда не торопил её с принятием окончательного решения. Удивительно, но она оставалась свободной и вольной рядом с ним. Могла спокойно и свободно общаться с другими молодыми людьми и он... он не ревновал, потому что доверял ей.
  Он улетел на "Арктур" и она проводила его. Проводила взлетавший челнок взглядом, а потом вернулась в его квартирку и пробыла там ещё несколько суток. До самого отлёта в Токио, на очередные спортивные сборы. Не хотела она покидать квартиру Джона раньше. Не хотела и... не могла. Боялась, опасалась, волновалась, что это, всё содержимое этой холостяцкой квартирки, может остаться единственным материальным, что будет после того, как Джон... уйдёт. Что-то очень чёрное витало над ним. Она это чувствовала, но скрывала от Джона, понимая, разумея и зная, что он тоже что-то такое ощущает. Уж он такой.
  На "Арктуре", как она понимала, Джон надолго не задержится. Значит, будет он назначен на корабль и тогда... тогда будет сложный и опасный полёт. Очень опасный. Эта чернота... была какой-то особенной. Настолько тяжёлой, что сама Дэйна никогда, как ни пыталась, не могла найти аналогов этому давящему ощущению, которое порождала эта чернота, витавшая над Джоном. Даже после Акузы, после того, как она ощутила смертельную опасность, нависшую над Шепардом там, на этой планете, она так не боялась, не опасалась и не волновалась. Что-то было нечисто с этой очередной "командировкой" Джона. Что-то было нечисто.
  
  Капитан ВКС Альянса Систем Джон Шепард. Станция "Арктур"
  
  Перелёт на доставщик не занял много времени. Шепард прошёл в числе других пассажиров челнока в основной салон, занял предназначенное ему посадочным предписанием кресло, пристегнулся и стал спокойно ожидать прибытие рейсового кораблика на станцию. Такие перелёты для него уже давно не были диковинкой, он считал их рабочими, поэтому не обращал на обстоятельства, связанные с ними особого внимания. Да, конечно, в полёте он думал о многом, в том числе и о Дейне, но ещё больше его занимало появившееся ощущение нараставшей неправильности, связанное, по всей видимости, с предстоящей работой на станции "Арктур". Да, согласно существующей практике офицеру его статуса и ранга могли предложить сначала поработать на станции в структурах ВКС Альянса Систем и только потом принять решение о назначении на корабль. К обоим вариантам Шепард, как сам ощущал, был полностью готов, но сейчас его беспокоил именно второй вариант - что-то подсказывало ему о грядущих сложностях с кораблём и его экипажем.
  Точно в назначенное приказом время доставщик пристыковался к космической станции. Пиликнувший инструментрон вывел на малый экран уточнение - явиться в Управление кадров ВКС и Шепард, подхватив сумку и кейс, направился в хорошо знакомый ему сектор "Арктура".
  В указанном в уточнении кабинете его ожидал лощёный полковник. Шепард отдал полагающееся воинское приветствие, доложился по форме - протокол и ритуал, никуда не денешься, следовать им не сложно. Полковник чётко козырнул в ответ - дисциплину командование контингента ВКС, размещённого на "Арктуре", блюло, но затем подал капитану не положенный по процедуре бланк-ридер с приказом, оформленным по всей форме, а простой ридер. На экране прибора Шепард увидел всего три строчки текста, гласившего: "Капитану спецназа ВКС Альянса Систем Джону Шепарду принять пост старшего помощника командира фрегата "Нормандия"". Там ещё были станционные координаты кабинета командира корабля - стандартная практика.
  Козырнув вторично, Шепард развернулся и вышел из кабинета, не забыв, конечно, ни кейс ни сумку. В штабных структурах станции уже привыкли, что офицеры прибывают в Управление кадров прямо с бортов доставщиков, поэтому на багаж смотрели с пониманием, помня, однако, о том, что по Уставу ВКС офицер не должен являться в такие учреждения "с вещами". Как всегда - написано одно, на практике совсем другое.
  То, что полковник был штабистом Шепарда нисколько не раздражало. Люди везде работают и этот полковник был не первым и не последним штабистом, а точнее - паркетным офицером, увиденным капитаном за время службы в ВКС. Но приказ, оформленный явно не по форме, только добавил сомнений и заставил Шепарда повнимательнее отнестись к предстоящему разговору с командиром корабля, на который, как оказалось, он был назначен.
  Из материалов бюллетеней ВКС Альянса Шепард уже знал об этом корабле - совместная человеческо-турианская разработка. Ничего особенного - обычный разведфрегат, каких в составе дивизионов ВКС было немало. Единственное, что этот корабль отличало - наличие усовершенствованной системы "невидимости", если, конечно, не добавлять к отличиям явно слишком большое и по размерам и по мощности ядро двигательной установки, делавшее управление этим кораблём весьма проблематичным, требовавшим от пилотов специальной подготовки и повышенного внимания.
  В Академии Эн-Семь Шепарда приучили к тому, что в его будущей служебной карьере обязательно будут проблемные корабли, проблемные экипажи и проблемные задания. Такова была судьба у спецназовцев высочайшего уровня, если выражаться журналистским стилем для не особо взыскательных читателей.
  Коридор за коридором, переход за переходом, лифт за лифтом Шепард приближался к кабинету командира корабля. Встреча с этим офицером, по традиции - первым после бога на борту окончательно ставила на неопределённости положения капитана большую и жирную точку. Похоже, что впереди действительно была служба на проблемном корабле, что, конечно, не добавляло Шепарду ни радости, ни удовлетворения, но, по меньшей мере, снимало многие вопросы, оставляя место для новых, порождённых ощущением надвигающейся опасности. Нет, не связанной с этим кораблём, более глобальной, более страшной. Трудно было определить причину такого ощущения и потому Шепард, продвигаясь по станции "Арктур" к кабинету командира "Нормандии" не старался акцентировать на этом ощущении своё внимание. Он был в определённой мере настроен на то, что такие ощущения будут иметь место. Без чувства опасности нельзя было выжить и сохранить боеспособность там, где приходилось чаще всего действовать спецназовцам его уровня.
  Оставив сумку в камере хранения перед входом в сектор "Арктура", где размещались кабинеты командиров кораблей - обычные каюты, передаваемые по сложной системе всем высшим офицерам, корабли которых были временно или постоянно приписаны к флотам Станции, Шепард на несколько секунд замер перед нужной дверью и постучал.
  - Войдите. - раздался спокойный голос, чуть приглушённый герметизацией. Капитан открыл створку, переступил порог, остановился, подождал, пока створка встанет на место и отдал полагающийся по уставу рапорт о прибытии.
  - Рапорт принят. - сказал офицер, вставший при появлении Шепарда в каюте и козырнувший в ответ на уставное приветствие гостя. - Присаживайтесь, капитан Шепард. - Он указал на стоявшее рядом с рабочим командирским столом кресло - одно из двух. - Вижу, вы недовольны.
  - Да, сэр. Но пока я бы не хотел говорить о причинах своего недовольства. Возможно, оно не имеет под собой оснований. - спокойно и чётко ответил Шепард, присаживаясь в указанное кресло.
  - Как бы там ни было, вы получили назначение, капитан. - хозяин кабинета присел в своё кресло, включил настольный инструментрон. - Я - командир фрегата "Нормандия", капитан Дэвид Андерсон. Отлёт - через несколько часов, все уже на борту. Знаю что вы оставили сумку в камере хранения. Будем идти на корабль - вы сможете её забрать. Вылет "Нормандии" - особый, но не срочный. Так что время для этого у вас будет. - офицер подал Шепарду "большой" ридер. - Здесь - все материалы по кораблю и экипажу. Своеобразная вводная информация. Полагаю, ознакомившись с ней, вы сможете получить ответы на многие интересующие вас вопросы. - Андерсон встал. - Идёмте.
  Шепард вышел из каюты следом за командиром корабля. Чувство нестандартности ситуации просто вопило. По всему выходило, что Андерсон не хочет многое ему говорить прямо сейчас, здесь, на борту "Арктура". Причин тому могло быть несколько: вечная конкуренция между вояками и политиками - основными жителями станции, секретность и просто желание командира провести основную процедуру введения в должность непосредственно на борту своего корабля.
  О своём обещании относительно камеры хранения Андерсон, к удовлетворению Шепарда, не забыл: сумка оказалась на месте и была выдана сержантом-вещевиком владельцу в рекордно короткие сроки. Несколько минут - и офицеры переходят в ту часть станции, откуда отправлялись шаттлы и челноки на корабли. Рейсовый челнок доставил Андерсона и Шепарда на борт фрегата и командир корабля жестом предложил пройти в его каюту.
  
  - Присаживайтесь. - бросил Андерсон, подходя к иллюминатору каюты и бросая короткий взгляд на станцию "Арктур", часть которой виднелась за толстым бронестеклом. - Торопятся...
  Умостившись в рабочем кресле, стоявшем у стола, Шепард насторожился. Приглашение присесть - обычно, а вот "торопятся" - уже интересно и не стандартно. Похоже, командир корабля действительно более свободно чувствует себя на борту фрегата, чем на борту станции. Это - привычно, но... подтверждает подозрения и опасения Шепарда, связанные с его назначением.
  - Вас назначили на должность старшего помощника, капитан. - Андерсон вернулся к столу, сел в своё кресло. - Назначили... в рамках нестандартной процедуры, что вы, безусловно, отметили. Не буду скрывать - на станции я не мог многое сказать вам открыто. Корабль... даже не введён по-нормальному в состав дивизиона разведфрегатов, подчинённого адмиралу Михайловичу. Документов о его принятии в состав флота я до сих пор не видел, тем не менее, нам, экипажу и команде приказано отправиться через несколько часов на Иден-Прайм. Миссия специальная, на командование арктурианской группировки давят из Президиума Альянса. У них там какие-то заморочки с Советом Цитадели, а точнее - со Спектрами. С Корпусом Спектров. Кстати, один из этих агентов - на борту фрегата. Турианец Найлус Крайк. - Андерсон чуть поморщился. - Та ещё штучка птицемордая. Корпус до сих пор не считает необходимым располагать своими собственными кораблями и, по понятным причинам, стремится использовать корабли тех рас, с которыми агентам приходится взаимодействовать. Да, агент - турианец, и корабль - тоже наполовину более-менее турианский. Так что здесь особых противоречий нет. В какой-то мере действительно Иерархия имеет некое право проверить, как эксплуатируется корабль, построенный по предоставленному ею проекту. Обычная практика. Миссия специфическая - исключительно в интересах Совета Цитадели, которому Корпус Спектров подчинён напрямую. О деталях узнаете со временем, капитан. А пока отмечу, что на корабле сейчас больше проблем, чем норматива. Тем не менее, нам придётся работать с тем, что имеем сейчас. И я рад встретить коллегу. - Андерсон выложил на стол жетон "Эн-Семь". Свой личный жетон.
  Шепард вгляделся в лицо собеседника, перевёл взгляд на жетон, прочёл номер и код.
  - Да, Шепард. Я - тот самый Дэвид Андерсон. - сказал командир фрегата. Родился в две тысячи сто тридцать седьмом году, в две тысячи сто пятьдесят седьмом году закончил Офицерскую Академию в звании второго лейтенанта, принимал участие в урегулировании инцидента на Шаньси. Был женат, развёлся со своей женой в две тысячи сто шестьдесят пятом году - она была крайне недовольна тем, что я уделяю воинской службе слишком много внимания. - Андерсон помолчал. - Потом... занимался поисками Кали Сандерс по делу "Артефакта". - снова пауза. - В этом году "Нормандия" SR-1 была спущена наконец со стапелей, её проектирование и строительство спонсировалось Советом Цитадели. Политические игры... мне малопонятны, малоинтересны и малоценны. Случилось так, что я был назначен на должность командира этого корабля после долгого периода... бездействия. - Андерсон выложил на столешницу малый ридер. - В большом ридере много информации. С ней вы ознакомитесь позднее, Шепард. А здесь, - он пододвинул малый ридер к собеседнику, - эта информация изложена покороче и подоступнее. Главное - покороче. Так что - ознакомьтесь. И я думаю, что вам следует познакомиться с офицерским, да и не только с офицерским составом экипажа и команды корабля. Скоро время командирского обхода и мы сможем это сделать вдвоём.
  Шепард кивнул, включил прибор и углубился в чтение содержимого файлов. Андерсон оказался прав - в этом ридере необходимая для вступившего в должность офицера информация была изложена намного более кратко и доступно. Возможно, её адаптировал сам Андерсон.
  - Вы правы, Шепард. Информацию "чистил" я сам. Когда мне пришлось несколько дней тому назад разбираться с принятым кораблём и экипажем. - тихо сказал хозяин каюты. - Навертели в штабе... продираться пришлось. - Андерсон встал, подошёл к иллюминатору. Видимо, не хотел мешать офицеру знакомиться с содержимым файлов.
  Десять минут истекли - Шепард выключил ридер, положил его на столешницу. Андерсон не оборачивался, смотрел на станцию "Арктур". В каюте воцарилась тишина и Шепард смог наконец понять, что его предчувствие оказалось своевременным, правильным и полным - он получил назначение на действительно проблемный корабль.
  То, что его командиром оказался Дэвид Андерсон, о котором в ВКС Альянса Систем говорили как о полулегендарной личности, настораживало и одновременно успокаивало - по меньшей мере он, Шепард, будет работать под руководством одного из лучших выпускников Академии "Эн-Семь", а не под руководством обычного флотского командира корабля. Проблемный фрегат под управлением Андерсона уже не казался Шепарду столь уж проблемным - эн-семёрок учили справляться и не с такими трудностями и сложностями. Учили хорошо.
  Подошедший к столу Андерсон убрал малый ридер в ящик стола, нажал несколько клавиш на настольном инструментроне, прочёл информацию с его экрана.
  - На борту практически всё готово к отлёту. Идёмте. Начнём знакомство с кораблём и экипажем.
  
  Капитан ВКС Альянса Систем Джон Шепард. Знакомство с кораблём и экипажем
  
  Предотлётный обход корабля, как понял Шепард, для Андерсона не был пустой формальностью. Командир интересовался мелочами, задавал своим коллегам немало вопросов, изучал показания приборов, причём выглядело всё это так, что не оставалось никаких сомнений - если бы Шепарда рядом не было - всё было бы точно так же.
  Первый, к кому направился Андерсон, был, конечно, исполнявший обязанности старпома штурман фрегата Чарльз Прессли. Несколько удивлённый взгляд, брошенный Чарльзом на стоявшего в шаге позади Андерсона Шепарда сам командир корабля истолковал правильно, коротко отметив вслух, что этот офицер - и есть новый старший помощник командира.
  Шепард был уверен, что едва только они отойдут от пульта в боевом информационном центре, чаще всего именуемом проще - БИЦем, эта новость станет известна всем членам экипажа и команды корабля в кратчайшие срок и и в дальнейшем уточнений не потребуется. Изучив показания приборов штурманской части корабля на пульте, Андерсон кивнул Чарльзу и отошёл, направляясь к пилотской кабине. Когда они отошли на порядочное расстояние от "ожерелья" пультов БИЦ, командир тихо сказал:
  - Не любит он инопланетян. Ох, не любит, особенно - турианцев. А у нас на борту сейчас - Спектр. Как раз турианец. Ну да ладно, пока что он выходы за рамки не допускает и это хорошо. А офицер и человек он - очень хороший. Профессионал. Думаю, вы с ним сработаетесь - своё дело он знает и службистом никогда не был.
  Шепард только кивнул, стараясь уложить в памяти услышанное и увиденное в БИЦ. Открывшаяся дверь в пилотскую кабину дала новому старпому услышать обрывок разговора между пилотом корабля и лейтенантом-техником, в котором ознакомившийся с содержимым малого ридера Шепард без труда узнал Кайдена Аленко - офицера-биотика, который наотрез отказывался менять свой биотический имплантат серии Эль-Два на что-либо более надёжное и безопасное.
  Фрегат готовился к отлёту. Казалось бы, у пилота и второго пилота, роль которого, к удивлению Шепарда пытался исполнять этот техник-лейтенант, должно было быть предостаточно забот. Однако оба офицера - капитан без труда вспомнил, что Джеф Моро был в чине лейтенанта ВКС - явно бездельничали. Моро и до этого болтал о всяких пустяках - герметизация пилотской кабины была неполной и даже сквозь плотно прикрытую дверь слышалась его болтовня, не имевшая ничего общего со служебным общением. Кайден тоже горазд был говорить, но, как понял Шепард, очень был недоволен тем, что Моро категорически отказывается давать ему порулить на отлётном отрезке. Едва увидев лейтенанта Аленко, Шепард сразу определил, что тот, к тому же, жестоко мучается мигренью, вызванной ветшающим имплантатом. Неудачная серия, неудачная модель, да ещё и не очень пригодная к беспроблемному удалению. На поручне кресла, в котором восседал лейтенант-техник, Шепард увидел упаковку таблеток, прихваченных резинкой. Средство от головной боли. Половина верхнего блистера была уже пуста - лейтенант ел таблетки по нескольку штук за раз.
  Пока открывалась дверь в пилотскую кабину, Моро успел заявить:
  - Спектры - это не к добру. Мне не нравится, что он - на борту. Считайте меня параноиком.
  - Вы - параноик - отпарировал Аленко. - Совет помог профинансировать проект. У них есть право проверить, на что пошли их инвестиции.
  - Да? - деланно изумился Моро. - А двух капитанов ВКС на борт назначили просто так, для прогулки? Говорят, прибывший офицер - тоже выпускник Академии Эн-Семь и имеет высший квалификационный ранг - Эн-Семёрка. Так же как и наш командир. Улавливаешь обстановку? Она, вне всяких сомнений, накаляется и усложняется. Нутром чувствую.
  - Обсуждаете нового старпома? - тихо спросил появившийся в кабине Андерсон. Шепард старательно выдерживал дистанцию, стоя в шаге позади командира корабля и при этом не смотрел ни на Моро, ни на Аленко. Его больше интересовало убранство и аппаратура пилотской кабины - управляющего центра корабля. Он уже понимал, что Андерсон не держал на борту ИИ, обходясь ВИ. Впрочем, самого командира корабля назначили на пост не так давно и он явно не успел внести столь существенные изменения в оснащение фрегата.
  - Капитан Андерсон, сэр! - Аленко первым вскочил на ноги, вытянулся. Моро встал не спеша, Шепард ясно видел, что вставать пилоту тяжело и он встаёт не просто медленно, но и осторожно. В малом ридере была информация, что Моро страдает синдромом Вролика, проще говоря - повышенной ломкостью костей, но сумел добиться того, что его признали действующим пилотом и офицером ВКС. Была там и информация о том, какой испытательный полёт этот лейтенант устроил фрегату "Нормандия". Если бы Шепард был более впечатлительным, он бы впечатлился, но сейчас он просто смотрел по сторонам, ожидая, пока пилот и техник примут вертикальное положение.
  - Капитан, сэр. - по-уставному отреагировал Моро, наконец выпрямившийся и укрепившийся на ногах. - Простите.
  - Докладывайте обстановку в пилотской кабине и увольте меня от вуайеризма, лейтенант Моро. - распорядился Андерсон.
  Пилот уложился в три минуты, пока Андерсон самолично знакомился с показаниями многочисленных приборов и листингами протоколов работы оборудования, выведенными на несколько дисплеев. Аленко внимательно разглядывал Шепарда, интересовавшегося пультом артиллериста корабля и пультом навигатора, но капитан не реагировал на это никоим образом, считывая данные с дисплеев и сверяя их с вызубренными нормативными показателями.
  - Хорошо. Продолжайте. - кивнул Андерсон. Оба офицера с облегчением разместились в креслах. Теперь они уже не рисковали обмениваться между собой фразами о Спектрах или о новом старшем помощнике.
  - То, что он, Моро, учудил на испытательных полётах фрегата, заставило икать всю пирамиду командования ВКС Альянса и не только её несколько дней. - тихо сказал Андерсон. - А Аленко... вы правы, Шепард, страдает он из-за имплантата. Эти постоянные головные боли. Я не знаю, как он преодолевает эту боль, ставшую хронической, таблетки явно не очень помогают. Пытается соответствовать служебным рамкам и протоколам, но... этот внеплановый полёт спутал все карты всему экипажу фрегата. Экипаж, кстати, как вы уже видели, явно не полный. Спецмиссия. На борту двенадцать полисменов и они, кхм, заняли места, предназначенные для специалистов экипажа корабля. Меня командование не устаёт уверять, что это - только на время миссии. Мне многое не нравится в предстоящей работе. - он решительно направился к лифту.
  Спустившись на нижнюю палубу, офицеры вошли в инженерный отсек.
  - Главный инженер корабля Грэг Адамс. - представился мужчина, колдовавший за центральным пультом.
  - Бог и кудесник. - добавил Андерсон. - Если он и Моро на борту - я спокоен.
  - Благодарю, командир. Ядро корабля по стандартам, действительно, великовато, но благодаря Джефу мы вполне в состоянии выполнять большинство задач общего и специального характера и сделать даже больше, чем предусмотрено правилами и нормативами. - отметил Адамс, пока Андерсон вникал в показания приборов, а Шепард оглядывал убранство и содержимое инженерного отсека.
  - Готовность к переходу? - спросил Андерсон, закончив ознакомление с данными, выведенными на дисплеи.
  - Полная, командир. - твёрдо ответил Адамс.
  - Добро. - командир фрегата развернулся к выходу.
  Выйдя из инженерного отсека и дождавшись, когда закроются двери кабины грузового лифта - пассажирского отдельного лифта на фрегате не было - Андерсон, взглянув на Шепарда, сказал:
  - Спектр Крайк большей частью пропадает в рубке связи или в трюме. Там, где он гораздо реже сталкивается с членами экипажа и команды корабля. Не любят его и относятся очень настороженно. - пояснил командир. - Представлять вас ему или вам его не считаю необходимым - это наше экипажное и корабельное внутреннее дело и его оно в принципе не касается. Так что...
  В этот момент двери грузового лифта стали открываться и Шепард услышал громкий голос капрала, стоявшего рядом с женщиной-медиком. В говорившем капитан без труда узнал Ричарда Дженкинса - члена рядового состава команды корабля, а в женщине - врача корабля, майора медслужбы ВКС Альянса Систем Карин Чаквас. Капрал горячился, пытаясь доказать, что он полностью готов проявить свои лучшие качества на поле боя, на что врач корабля высказалась в том смысле, что горячность Дженкинса уже заставила её не раз "штопать" его в медотсеке.
  Увидев подходивших офицеров, капрал вытянулся в струнку.
  - Свободны, Дженкинс. - сказал Андерсон. Подождав, пока капрал отойдёт на порядочное расстояние, добавил. - Вообще-то им должен был заняться и очень хорошо заняться лейтенант Аленко, но... Из-за постоянных сильных головных болей у него - явные проблемы с обеспечением выполнения всех возложенных на него обязанностей. - убедившись, что за Дженкинсом уже закрылись двери лифта, ушедшего вниз, Андерсон продолжил. - Карин... Это - капитан Джон Шепард, выпускник Академии Эн-Семь, назначен на должность старшего помощника. Параллельно, как мне сказали в штабе дивизиона, он должен будет выполнять обязанности командира десантного подразделения.
  - Рада знакомству. - женщина приветливо кивнула Шепарду. - По традиции вы должны пройти медконтроль. Так что - прошу ко мне в медотсек. - Она вопросительно посмотрела на Андерсона, тот кивнул.
  - Идите, Шепард. Скоро отлёт, начнёте работу после медконтроля. Пока время... есть. - командир фрегата развернулся в сторону пилотской кабины. - Жду вас у Звёздной Карты в БИЦ.
  - Есть, сэр. - Шепард козырнул командиру, на несколько секунд приняв строевую стойку "смирно".
  В медотсеке Чаквас попросила Шепарда обнажиться по пояс, быстро провела медконтроль и, подождав, пока капитан приведёт себя в порядок, предложила сесть в кресло рядом со своим рабочим столом.
  В разговоре с врачом корабля Шепард почерпнул для себя немало нового, ценного и полезного. Формально Карин Чаквас по званию была выше командира корабля, но, как врач, она относилась к иному ведомству ВКС Альянса и к тому же специализировалась именно на лечении инопланетян, прекрасно, как вскоре убедился в ходе разговора Шепард, разбираясь и в лечении людей. Немало интересного она рассказала и о Найлусе Крайке - Спектре Совета Цитадели, дополнив своим рассказом информацию, уже известную Шепарду. Полчаса разговора пролетели совершенно незаметно.
  - Идите к себе в каюту, Джон. Там уже для вас всё приготовлено. - сказала Чаквас. - Кораблик этот - маленький по размерам, так что там, собственно, не каюта, а так, выгородка. Но - рейс тоже очень напряжный и специфический. Вам будет нелишне ещё раз просмотреть многие документы. А там... после старта... Начнётся работа.
  Кивнув врачу корабля, Шепард вышел из медотсека. Конечно, внешне он этого никак не показал, но внутренне... Ему показалось, что он поговорил не с врачом корабля, не со старшим офицером медслужбы ВКС Альянса, а с матерью. Неспроста Андерсон сразу обратился к ней по имени, чего не делал, как хорошо помнил капитан, ни разу за всё время обхода корабля. Карин Чаквас была важна для всех нормандовцев, важна настолько, что на эту важность не могли разрушительно повлиять ни непонятный статус фрегата, ни непонятная миссия. Взглянув на часы инструментрона, капитан отметил, что до момента старта осталось не так уж много времени и вошёл в свою каюту-выгородку, сразу отметив на столе горку ридеров и включённый инструментрон.
  
  Капитан ВКС Альянса Систем Джон Шепард. Отлёт на Иден-Прайм". Обретение
  
  Дверь в свою каюту - выгородку Шепард закрывать плотно не стал. Если его назначили на этот корабль и в этот экипаж, то надо сразу давать понять, что он - доступен для общения. Пусть видят, что дверь в каюту старшего помощника командира корабля приоткрыта, что он ничего не скрывает от своих новых коллег, что всегда готов помочь, всегда готов ответить на вопрос или просто пообщаться, поговорить. Ещё когда он возвращался от Чаквас, он чувствовал на себе насторожённые, изучающие, вопрошающие и недоумённые, словом - самые разные взгляды новых сослуживцев и считал это нормальным: новый человек на таком посту вызывает всегда повышенный интерес условных старослужащих, ведь он фактически теперь второй офицер после командира корабля, а значит все, кто ниже его по рангу и по статусу будут так или иначе решать для себя важный вопрос: как теперь контактировать с ним, Джоном Шепардом. Конечно, это решение они примут не сразу и даже не скоро, далеко не у всех это решение будет окончательным.
  Андерсон очень ему помог, дав возможность поработать с "большим" ридером, изучить материалы "малого" и вот теперь он предоставил ему материалы и малого и большого ридеров в личное, так сказать, пользование. Они содержались в одном из обычных ридеров, лежавших сверху в этой аккуратной стопочке, что теперь украшала его рабочий стол. Новый, ни разу не использованный ранее настольный инструментрон офицерского класса тоже понравился Шепарду - командир ценит своего помощника и хочет, чтобы инструменты для работы у него были самые лучшие.
  Усевшись в кресло, Шепард несколько минут устраивался поудобнее - теперь это кресло станет для него очень надолго рабочим, в нём ему предстоит проводить много часов подряд и надо привыкнуть. Сумку с продуктами, собранную Дэйной, Шепард распаковал, часть продуктов убрал в небольшой холодильничек, часть рассовал по полкам шкафчика для продуктов. В каюте, как и полагается, был небольшой сервиз на шесть персон - как раз для того, чтобы устроить чаепитие или совместную трапезу для офицеров корабля. Очень хорошо будет использовать сервиз при обсуждениях многих вопросов и проблем - красивая посуда, созданная по гражданским стандартам, несколько расслабляет и в то же время - создаёт более приемлемую обстановку для общения.
  Приготовив себе в большой полулитровой чашке травяной чай, Шепард подхватил чашку за ручку, встал, подошёл к закрытому бронекрышкой иллюминатору. Можно было, конечно, набрать код на инструментроне - хоть настольном, хоть наручном - и убрать крышку, но капитан включил настенный плоский экран и выбрал датчик-камеру, встроенную в каютный иллюминатор. Получилось быстрее, да и изображение станции "Арктур" можно было изменять в широких пределах.
  Несколько минут Шепард стоял неподвижно, привыкая к этому виду, свыкаясь с мыслью о том, что назначение на корабль в очередной раз состоялось и теперь он - не просто десантник, а командир десантного подразделения разведывательного специального фрегата, не просто офицер в чине капитана, а старший помощник командира корабля. Пока не было необходимости форсировать привыкание и Шепард скользил взглядом по обводам корпуса станции, наблюдал, как подходят и уходят от гигантского "блина" корабли, катера, челноки.
  Когда он тенью следовал за Андерсоном во время командирского обхода, то старался больше молчать, но внимательно смотрел по сторонам, стараясь запомнить побольше деталей. Андерсону, вполне вероятно, такое поведение нового старшего помощника нравилось - немногословность он явно ценил больше красноречия, хотя и людей, умеющих говорить чётко и по делу тоже, как оказалось, ценил. Если уж ему, лучшему выпускнику Академии Эн-Семь пришлось возглавить экипаж и команду безусловно проблемного корабля, то, как показал обход, Андерсон справился с непростой задачей в полной мере, в короткие сроки сумев привести и корабль и экипаж и команду "в чувство", к нормативу, ввести в рамки и побудить, а не только заставить работать надлежащим образом. Теперь Шепарду предстояло поддерживать и развивать это положение дел и он, как сам ощущал, был готов это делать так, как надо, был готов учиться у Андерсона, учиться очень многому.
  Отвлёкшись от созерцания станции "Арктур", Шепард включил в работу большинство систем и управляющих панелей каюты, настроил их под свои нужды и потребности. Притушив общий и верхний свет до минимума, капитан зажёг софит над столом, сел в кресло и пододвинул к себе стопку ридеров. Работа с документами теперь становилась для него одним из основных видов деятельности на новом посту.
  Сейчас он старался не думать о том, насколько ненормально совмещать должность старшего помощника командира корабля с должностью командира десантной группы фрегата. Да, его научили спокойно относиться к подобным ситуациям, ведь в критической обстановке некогда думать о нормативах. И всё же некий червячок в глубине сознания ясно сигнализировал: ненормально, ненормально, ненормально. Вчитываясь в строчки файлов ридеров, Шепард набирал на клавиатуре своего настольного инструментрона тексты, заполнял "форматки" документов, отмечая, что проходя мимо двери его каюты члены экипажа и команды фрегата невольно замедляют шаги, иногда даже стараются заглянуть внутрь каюты. Что-ж, он не против, для того и щель оставлял. Пусть смотрят, пусть слушают, пусть привыкают.
  Вахтенный офицер по громкой связи проинформировал экипаж и команду "Нормандии" о том, что до отлёта осталось пятнадцать минут. Шепард ещё десять минут потратил на дочитывание информации из последнего в стопке ридера - уложился таки, хотя файлов в каждом ридере было очень много.
  Поднявшись из-за стола, капитан привычно переоделся в лёгкий скафандр. Отлёт есть отлёт, если ему сейчас предстоит идти к Звёздной Карте, то надо быть готовым ко всяким неожиданностям. Да, непривычно для членов экипажа корабля, но он сделает так, что лёгкие скафандры станут для них привычными. Андерсон не будет возражать - он поймёт правильно. А остальным - придётся привыкнуть.
  Выйдя из каюты, прикрыл дверь полностью. Почувствовал на себе недоумённые взгляды. Ничего. Привыкнут. А затем и сами будут удивляться, как раньше обходились обычными формёнками вместо скафандров. Шлем - к поясу на крепление и - вперёд, к Карте.
  Несколько десятков шагов и постамент. Андерсон кивает, окинув фигуру помощника внимательным, даже цепким взглядом. Кресел нет, а надо бы минимум два кресла. Стоять, конечно, хорошо, даже тонизирует в какой-то мере, но полёт... будет сложным. Так что кресла - не помешают.
  Шепард встал рядом с командиром корабля, включился в сеть спецсвязи корабля. Обычная процедура отлёта, ничего особенного. Турианец-Спектр в БИЦ не появляется. То ли приучили его не мешать, то ли ещё что. Многие пульты "ожерелья" БИЦ пусты. Да, в ридерах немало информации о проблемах, возникших на борту как раз из-за неукомплектованности экипажа. Взяли тех, без кого вообще трудно обойтись, а остальных... оставили под разными предлогами на базе, откуда "Нормандия" пришла к "Арктуру".
  У порталов входа в БИЦ замерли военные полисмены в своих неярких формёнках. Тоже очень интересуются новым старшим помощником. Чувствуют, что ему их присутствие на корабле не нравится. Понимают сами, что ненормально это. Но - приказ, служба, протокол, ритуал. Двенадцать человек полисменов вместо такого же количества спецов экипажной части корабля. Аукнется это очень негативно. Очень. В этом Шепард был уверен. Даже убеждён.
  Фрегат плавно отошёл от станции, вышел за пределы "внешнего рейда" - пространства, выделенного под стоянку для крупных и средних кораблей, чьё присутствие на ближних подступах к "Арктуру" не являлось абсолютно необходимым. Поворот, корабль чётко ложится на курс к ретранслятору, разгоняется. Это маневрирование и разгон, как понимал Шепард, займёт несколько часов - от "Арктура" можно, конечно, улететь в "пожарном" порядке, всё же военная станция, но сейчас не та ситуация, не тот случай. Так что "Нормандия" уходит спокойно. Штатно, как сказали бы специалисты.
  Андерсон чуть искоса наблюдает за работой старпома за пультами и экранами Звёздной Карты. Да, основное пространство здесь занимает вирт-экран, на который обычно выводится вся информация навигационного характера в трёхмерном виде, но и экранов и пультов в "раме" предостаточно. Часть - скрыта, часть - полускрыта. Открыты только те, с какими в данный момент идёт работа и те, информация которых сейчас важна. Остальные - погашены и деактивированы.
  - Корабль - на курсе. Взлёт и вылет завершены. - доложил шеф-пилот фрегата Моро по командирскому каналу спикера.
  - Принято. - отозвался Андерсон, привычно на несколько секунд подняв глаза к потолку - там по традиции размещались датчики видеокамер и "головки" микрофонных комплексов. - Шепард, свободны.
  - Есть, сэр. - капитан кивнул, сошёл с постамента. Всё. Теперь на ближайшие несколько часов он действительно не задействован в чём-то срочном и обязательном. Надо бы самому пройтись по кораблю, но уже несколько минут его не покидало ощущение опасности. Нет, опасность не грозила кораблю или экипажу - не было таких признаков. Никаких из числа известных ему, хотя бы теоретически.
  Опасность грозила ему самому. Не от членов экипажа, нет. Изнутри. И это напрягало. Решив обойти корабль теперь уже в одиночку, Шепард напряжённо вспоминал, есть ли на этом небольшом, даже маленьком по размере разведывательном фрегате помещение, которое сейчас и в ближайшее время не было бы занято.
  Память услужливо подсказала координаты небольшого салона и капитан решил про себя: если ему станет хуже - он не пойдёт в медотсек, а постарается достичь этого салона - небольшого помещения с иллюминатором. Пока что командир корабля не давал команду закрыть все без исключения иллюминаторы бронекрышками, так что там вполне возможно иллюминатор тоже открыт. Большой такой иллюминатор, если он правильно запомнил. Наверное, из-за размеров "окна в космос" и назвали это помещение салоном. Может быть.
  Передвигаясь от поста к посту, от отсека к отсеку, обмениваясь с членами экипажа и команды короткими сугубо деловыми фразами, Шепард старался всегда держать в памяти маршрут к этому салону.
  Когда он вышел из инженерного отсека, ощущение опасности пропало. Осталось понимание, что оно может вернуться позже. Где-то через несколько дней.
  Вернулось. Ровно через несколько дней в те же самые часы. Шепард все эти несколько суток ощущал внутри себя угрозу его возвращения. А когда накатило... Он постарался переместиться в этот салон как можно быстрее и несколько минут стоял, отдыхая от перегрузки, вызванной боязнью не успеть. Слишком новое это было чувство, слишком новое это было ощущение, слишком новое это было состояние, аналогов которым он не смог найти в своей памяти, как ни старался. Наверное, несколько страниц текста можно было забить описанием этого "коктейля", но в те минуты, когда его плющило в запертом салоне, ему было явно не до составления подробных описаний. Благо по суточному графику были у него "свободные часы", которые он мог проводить так, как хотел. В рамках допустимого, конечно, но...
  Эти несколько суток он знакомился с кораблём и экипажем. Знакомился последовательно, уже не обзорно, глубоко. Сам не любил считать себя всезнайкой и нашёл немало сторонников такой позиции среди тех, кто учил его в Академии. Новый корабль, новый экипаж, новая команда требовали врабатывания, требовали изучения. Требовали внимания. Значит всё это необходимо было дать и обеспечить. Этим он и занимался несколько суток до того, как накрыло.
  Сложно было описать все ощущения, которые он испытал тогда, в эти несколько часов. Пришлось подумать и о том, что это - отзвук Акузы. Скорее всего, наверное так оно и было. Ничего другого, столь же сложного и неоднозначного, может быть даже до конца и не понятого им самим так, как следует, в своей жизни Шепард не помнил.
  Да, когда он, ощущая, как его накрывает, шёл к этому салону, он уже чувствовал, что на него сокомандники посматривают с тревогой и недоумением. Не все, некоторые. Посматривают с беспокойством, но верят, что он справится. Почему-то ему тогда казалось, что Чаквас не сможет определить точно и полно, что с ним тогда происходило. Хорошо ещё, что он не терял сознания, но то, что он оглох на несколько минут... а может быть - и на несколько десятков минут - это было. Точно было. И заторможенность внешняя - тоже была.
  Из состояния этой заторможенности, этой оглушённости, он выходил тоже долго. Не спеша выходил. А куда спешить, если в этом салоне он по-прежнему один. "Свободные часы" ещё не закончились. Дверь в салон закрыта. Никто ему не мешает. Надо старшему помощнику уединиться не в своей каюте - нет вопросов, салон пустой, там даже и мебели-то особой нет. Вот и не стали мешать. Как-то поняли. А как - даже уточнять не хочется - у каждого, как известно, своё понимание.
  То, что Шепард обрёл за эти несколько часов он сам осознал далеко не сразу. Прополоскало его тогда в эти уединённые часы неслабо. И научиться пользоваться всем обретённым вот так сразу ему, как он понял, явно не удастся. Придётся осваивать постепенно, может быть - даже ситуативно. Разве он тогда знал, что он получил? Нет. Не знал, но воспользоваться частью этого обретённого потенциала пришлось очень скоро. Как оказалось - для того, чтобы преодолеть надоевшую ему ненормативность ситуации с кораблём, экипажем и заданием.
  А тогда он оглох и полуослеп, с огромным трудом удерживаясь на ногах и чувствуя, как его корёжит. Внутренне корёжит. Не только и не сколько физически - морально, душевно, духовно. Трансформирует, дополняет, изменяет.
  Что-то он мог отследить, что-то - нет, поскольку никаких человеческих ресурсов и возможностей на всё происходившее с ним тогда не хватало. Нормальных человеческих ресурсов и возможностей, привычных, стандартных. Только спустя не часы - дни он понял, что рядом с этими ресурсами теперь у него - совершенно нечеловеческие, а по некоторым признакам - внегалактические. А тогда ему просто очень хотелось остаться прежним человеком и, как оказалось, ему это удалось.
  
  
   - Идем на Иден-Прайм
  
   Успокаивающий гул ядра коснулся слуха стоявшего у иллюминатора в обзорном салоне капитана Шепарда. Фрегат "Нормандия", на который ему несколько дней назад приказали явиться не терпящим возражений тоном штабисты Альянса, рассекал черноту космоса.
  Шепард уже несколько минут пытался понять, почему ему не нравится буквально все происходящее вокруг. Эти передвигавшиеся как сомнамбулы, обменивавшиеся какими-то допотопными ридерами люди, обряженные в одинаковую форму и пытавшиеся поддерживать субординацию. Эти разговоры по слабо защищенному каналу между послом человечества на Цитадели Ундиной и капитаном фрегата Андерсоном. Эти попытки, отчаянные попытки выдать желаемое за действительное. Эта обреченность перед лицом неизвестного будущего, которое рисовалось хоть каким ни будь, но длительным. Капитан десантного экипажа...
  Да тут военной полиции двенадцать лбов. Двенадцать. Лбов. У него, капитана, только двое относительно вменяемых - капрал Дженкинс и лейтенант Аленко. Все. Больше никого не дали, забив все свободные места полисменами. Все. Полисменами. Которым неведомо что пришлось охранять в дальнем полете. Два лба у радиорубки, по одному - у каждого из двух входов на лестницу, лбы в количестве двух у главного шлюза. Двоих додумались поставить у главной батареи, двоих сунули к медотсеку. Что там в медотсеке охранять?! Военному полисмену?! Двум военным полисменам в чине сержантов, что на два. На два уровня выше чем в обычной армии звания бывают?! Которые только по лычкам - сержанты, а перед ними первые лейтенанты не дыша по стойке смирно становятся. Двух лбов военной полиции поставили у каюты капитана. Первого после Бога на этом отдельно взятом фрегате ВКС Альянса Систем.
  А ему, командиру десантного экипажа дали биотика, у которого от постоянных мигреней исправно работала только одна программа - "Служу Альянсу, Сэр!" и недоучку - капрала Дженкинса, у которого еще подростковый максимализм не выветрился и, как теперь казалось Шепарду, совершенно не хотел выветриваться.
  Оба кадра... Относились к той категории обитателей военных баз Альянса, от которых даже командир отделения бегал быстрее, чем ежемесячный кросс на шестьдесят километров с полной выкладкой с приказом уцелеть при угрозе орбитального удара. Никому не хотелось принимать на себя ответственность за Эль-Второго мигренщика, который запросто слетал с катушек и светился ярче и страшнее лампы оперативной дезинфекции и тем более - за мальчишку, сквозь альянсовскую капральскую форму которого явно просвечивали короткие штанишки на лямках. Даже без рубашонки в легкомысленную клеточку. С короткими рукавами.
  Шепард медленно, как прибывающая вода в половодье, зверел. Ему, выпускнику спецакадемии, вырвавшему с боем высший по значению знак Эн-Семерки, приказали принять... командование десантным экипажем корабля, который военным кораблем не мог быть по определению. Перед мысленным взором Шепарда скользили чертежи "Нормандии". Такой подлянки от турианцев... Он не мог ожидать в принципе. За столь успешно проведенную операцию по оболваниванию... Другого слова он не мог сейчас себе даже позволить... По оболваниванию имевших власть и влияние альянсовцев... Каждый из Управления психологической войны Турианской Иерархии был достоин Звезды Земли. Не меньше. На меньшее не стоило даже размениваться.
  Фрегат, на котором была установлена система маскировки, становящаяся никчемной, если противник имел на борту своего корабля оптические приборы наблюдения и сканеры. И вредной, если кто-нибудь из оппонентов фрегата имел иллюминаторы на бортах своих кораблей. Так спеленать сухими наждачными строчками выдавленного в многомесячных утрясках Договора... космические вооруженные силы человеческой расы. Недофрегат, недоэсминец, недодредноут, недолинкор, недомонитор. Подарочки развитых рас внезапно "проклюнувшему" голубоватый туман активной зоны запретного ретранслятора соседу.
  Шепард чувствовал, как вокруг него, стоявшего у обзорного иллюминатора, сгущается, становится с каждой секундой все более вязким воздух. Где-то на дальних окраинах сознания истошный голос вопил, что это совсем не по-человечески. Что такое состояние, такое поведение - не для человека, не для офицера, не для эн-семерки. Где-то на дальних окраинах.
  Шепард не обращал внимания на эти вопли. Куда идет фрегат? Иден-Прайм? Зачем? Проверить систему псевдо-невидимости? Чего её проверять в такой дали? Выведи фрегат к Луне и проверяй - сколько хочешь. Все будут видеть фрегат, отчаянно желавший стать невидимым. И никто даже не искривит губы в усмешке. А потому, что так надо. А кому надо - знать не надо. Живи, существуй, сопи в две дырки и не рыпайся. Взгляд Шепарда скользил по сверкающим россыпям звезд за толстым стеклом обзорного иллюминатора.
  До прибытия оставалось двое суток. Двое суток. А у него, командира десантного экипажа уже сводило пальцы обеих рук судорогой. Сводило так, что от боли он едва не подвывал. Потому что он Знал.
  Знал, что до войны с синтетиками остались эти двое жалких человеческих двадцати четырех часовых суток. Знал то, во что боялись поверить лощеные дяди в адмиральских мундирах, воображавшие себя крутыми стратегами и способные гарантированно упасть в обморок из за внезапно отказавшего голопроектора в своей гостинной. Знал то, что могло обеспечить мгновенный инсульт с инфарктом в одном корпусе любой из адмиральш, для которых пятнадцатисантиметровые каблуки стали более привычными, чем стандартные армейские берцы. Знал то, что было смертным приговором для восьмидесяти. Восьмидесяти процентов населения всех человеческих колоний, с великим трудом выстроенных на кое-как освоенных и как-кое оформленных юридически за Землей планетах. Знал то, что было погребальным саваном для тысяч восемнадцатилетних юнцов, ненамного более младших, чем Дженкинс, надевших форму ВКС Альянса Систем. Им гореть в этих жестянках. Им гореть в тесных кабинах артсистем. Им гореть в десантных капсулах. Им. Им. Им. Гореть и умирать, пытаясь даже не выжить. Успеть понять, осознать... Если уж не принять...
  Принять Факт. Факт столкновения. Факт столкновения с Машинным Разумом. Для которого. Любой. Разумный органик. Только враг. Только противник. Только подлежащий уничтожению.
  В голове зверевшего командира десантного экипажа билась одна мысль. Колокольным набатом билась. Не тем, пожарно-заполошным. А тем, от которого по спине как теркой продирает. Одна мысль: "Нас. Не. Учили. Воевать. С. Машинами.". И от этой мысли веяло. Горечью веяло. Сворачивающей все лицевые мышцы в страшную гримасу. Гримасу, предвещавшую ярость. Загоняемого в угол разумного существа ярость. Решившегося сбросить маску Цивилизации и явить врагу другую. Вторую маску. Маску Зверя.
  Пальцы обеих рук Шепарда сжались в пудовые кулаки. Способные остановить борца сумо на низком старте. Двух борцов. Трех. Пятерых. Остановить насмерть. За долю секунды. Эн-Семерка. Лучшие. Супербойцы. В любое время. В любом месте. Любую задачу. Выполнять. Точно. Полностью. В срок. И никак. Иначе.
  Шепард почувствовал, как беззвучно расправляются плечи под форменной курткой. Как напрягаются мускулы. Как пытаются сойтись лопатки, зажимая позвоночник в тиски. Как деревенеет шея, выпрямляясь в строгие вертикальные девяносто. Как подбородок занимает положение бульдозерного ножа, не сулящего ничего хорошего тому, что окажется перед ним. Как едва-едва расслабляются мышцы, позволяя челюстям оставить между зубами несколько миллиметров свободного пространства. Несколько. Миллиметров.
  Со стуком сошлись каблуки берцев. Носки ботинок привычно приняли уставное положение. Ноги выпрямились полностью, подняв туловище на максимальную высоту. Живот привычно напрягся, грудная клетка расправилась, дав возможность легким закачать в себя еще немного воздуха. Руки пали вдоль тела, ловя условные линии боковых швов и становясь с ними едиными.
  Далеко в углу сознания мигал маячок, высверкивая только один код. Не человек. Не человек. Не человек. И Шепард, выпрямившийся как струна перед обзорным иллюминатором не торопился. Не торопился вступать в изматывающие, ненужные, вредные дискуссии с этим маячком. Он знал. Знал одно: "Для того. Чтобы. Победить. Машину. Надо. Выложиться. Полностью. В кратчайший срок.".
  Если бы сейчас кто увидел Джона Шепарда, двадцати восьми лет от роду, сироту, вступившего в Альянс сразу после восемнадцатого дня своего рождения. Он бы изумился. Настолько стоявшая перед распахнутым во всю стену иллюминатором фигура не походила на прежнего командира десантного экипажа фрегата. От нее веяло силой урагана и мощью селевого потока, неудержимостью шторма и могильным мраком склепа. А самое страшное исходило от лица коммандера, неподвижного и застывшего как шаманская маска. Белки глаз светились тысячами искр, а зрачки по своей черноте и бездонности легко оставляли позади глаза азари и дреллов.
  Перед силой, исходившей из глаз и распространявшейся на добрых несколько метров невозможно было устоять. Можно было только повиноваться. С максимальной точностью, скоростью и полнотой.
  Сейчас лицо капитана не нуждалось в том, чтобы разжимать плотно сжатые губы. Слов не требовалось. Поворот головы уже был способен обрушить стенки стоявшего далеко внизу, в трюме фрегата морского контейнера в пыль. А если бы к повороту головы добавилось движение глаз... Контейнер бы просто перестал существовать как материальное тело. Мгновенно. С любым содержимым. Со всем содержимым.
  В мозгу Шепарда вспыхнул и развернулся экран. Состояние корабля. Состояние вооружения. Состояние экипажа. Курс и дальность хода. Местоположение корабля в пространстве Млечного Пути и в данной звездной системе. Лавина данных. Капитан стоял недвижимо, впитывая её, обрабатывая, сортируя. Десять процентов, говорите?! Двадцать?! Тридцать?! Сорок процентов мощности головного мозга, говорите, работают у среднего разумного человека?! А восемьдесят - не хотите?! А сто?! А кратность?!
  Ему, командиру десантного экипажа. Эн-семерке. Капитану ВКС. Какой-то лощеный полковник из штаба дивизиона передал не приказ на бланк-ридере по всей форме, а писульку. Ридер с текстом в три строчки. Образец канцелярской оторванности от реальной жизни. Принять пост старшего. Помощника. Капитана. Фрегата "Нормандия".
  Этот полковник. Даже сам не понял. Что он передал. В какой форме. И с какими последствиями. Такое пренебрежение к правилам оформления распоряжений командования допустимо только во время войны. А раз это пренебрежение допущено. Значит, война уже идет. И он, Джон Шепард, находится не просто на службе в ВКС Альянса Систем. Он. Находится. На. Войне.
  - Капралу Дженкинсу прибыть в салон левого борта. К капитану Шепарду. - выплюнули губы командира десантного экипажа. В наплечный спикер. Голова не повернулась. Двигались только губы. И то, что должно было сформировать голосовой приказ, подлежащий мгновенному исполнению.
  Внутренним взором на мозговом экране Шепард видел, как замер Дженкинс, до того мило беседовавший с врачом фрегата майором Карин Чаквас. Как он вдруг выпрямился, резко замолчал, оборвав речь на полуслове, поправил берет, отдал воинское приветствие старшему офицеру медслужбы корабля, четко повернулся направо и, мимо даже не сменившего расслабленной стойки сержанта полиции, строевым шагом вошел на лестницу, ведущую на жилую палубу.
  Шаги старательно печатавшего шаг Дженкинса приближались, едва не сбиваясь на бег по мере приближения к месту назначения. Наконец капрал замер на пороге салона.
  - Капрал Дженкинс, сэр! Прибыл по вашему приказу, сэр! - отчеканил прибывший и только тут осознал, что в салоне что-то очень поменялось. И центр этого изменения находится прямо перед ним. Капитан Джон Шепард. Командир десантного экипажа фрегата. Его непосредственный командир.
  Шепард даже не обернулся, не изменил стойку, не стал отвечать на доклад младшего по званию.
  - Где вы родились, кап-рал? - выплюнули губы офицера очередной вопрос.
  - На Иден-Прайм, сэр! Фрегат следует туда, сэр! - Дженкинс даже не пытался как-то выйти за пределы требований устава и прямо поинтересоваться, что же такое произошло и в чем причина вызова.
  - Желаете повоевать, кап-рал? - в голосе Шепарда чувствовалась угроза. Дженкинс её уловил.
  - Так точно, сэр! Мы уже две недели в космосе, сэр! А я приписан к десанту, сэр! Я - не летун, сэр! - Дженкинс отчаянно пытался понять, что хочет от него этот капитан. Он знал, что Шепард - герой Акузы, что он - уцелевший, что он эн-семерка. Он многое знал о Шепарде. Того, что разрешили ему узнать. Но сейчас перед ним стоял другой Шепард. Таким капитана десантного экипажа Дженкинс еще никогда не видел. И сейчас готов был молить Бога, чтобы больше никогда не довелось увидеть.
  - Приписан?! Это вы точно выразились, кап-рал. Приписан. А мне, вашему командиру, нужно чтобы вы. Были не только приписаны. Но и были десантником. Какая задача была поставлена вам вашим прежним командиром? - в голосе Шепарда послышались нотки, не дававшие Дженкинсу никакой возможности оттянуть доклад.
  - Прибыть на борт десантного фрегата "Кейптаун", сэр! В пятнадцать часов тридцать минут три недели назад, сэр! В распоряжение лейтенанта Велланда, сэр!
  - И почему я, командир десантного экипажа фрегата "Нормандия" нахожу вас на базе спустя неделю после ухода "Кейптауна", кап-рал? - пока Шепард это цедил, Дженкинсу не раз казалось, что вот сейчас, сию секунду капитан обернется и это будет последним, что увидит Дженкинс в своей жизни.
  - Опоздал, сэр!
  - Опоздали?! Вы, капрал десантных войск ВКС Альянса Систем?! Опоздали?!
  - Так точно, сэр! - Дженкинс положительно не знал, что ему отвечать еще. Полумрак салона начинал его откровенно пугать. Чернота космоса, еле-еле подсвеченная звездами нагоняла жуткую тоску.
  - Главный девиз десантных сил планеты Земля. Живо. Четко. Раздельно.
  - В любое время! В любом месте! Любую задачу! Выполнять! Точно! Полностью! В срок! И никак! Иначе! - с каждым словом, буквально выкрикиваемым, Дженкинс ощущал, как с ним что-то происходит. Куда-то отходит бравада, где-то затихарилось хвастовство, куда-то скрылась легкость и беспечность восприятия. Капрал видел, что Шепард не оборачивается, никак не реагирует на хорошо знакомые ему слова.
  - Сейчас вы, кап-рал. Пойдете в трюм и там отработаете за два часа, что остались до обеда. Со всем старанием. Комплекс скоростной работы с оружием. Выпол-нять. - выплюнул капитан, не меняя позы.
  - Есть, сэр! - Дженкинс на автомате развернулся и вымелся из салона.
  Шепард не стал оборачиваться, зная, что Дженкинс, убегая, даже дверь в салон забыл закрыть. Он знал, что произойдет с капралом за эти два часа работы на пределе его нынешних возможностей. Он станет. Другим. И он. Останется. Жить.
  Если с Дженкинсом было все просто, то с лейтенантом Аленко... Было намного все сложнее. Кайден был биотиком, отягощенным искусственными профильными имплантатами. Не слишком удачная модель. Эль - вторая. Кайден наотрез отказывался менять имплантаты на более совершенную, эль третью и сейчас Шепард, стоя в прежней позе у окна иллюминатора, на экране мозга осматривал имплантат лейтенанта Аленко. Стандартная модель, без всяких наворотов. И жуткие мигрени. У носителя этой модели. Рядом с изображением имплантата выстраивались в отдельном поле строки рекомендаций по гашению мигрени, как признака несовместимости имплантата и носителя. Шепард вчитывался в эти строчки, вращая имплантат и так и этак.
  Он знал, что лейтенант Аленко чувствует взгляд на себе, но не может определить, кому этот взгляд принадлежит. Кроме него, второго пилота и сидящего рядом первого пилота в рулевой рубке фрегата больше никого нет. Никого из людей.
  Офицер Аленко находится в кресле в пилотской рубке. Он по боевому расписанию еще и второй пилот корабля. Хотя никаких особых прав, никакой особой квалификации у него нет. Шепард это знал точно. Он уже смог вспомнить все, что когда-либо читал из документов, характеризующих этого лейтенанта. Службист. Штабист. Формалист. Не способен к боевой работе на пределе возможностей. Не может руководить эффективно никем, даже собой. Биотик, не знающий, что такое боевая биотика в реальном боевом применении. Быстро выдыхающийся, неспособный дозировать удары с машинной точностью, добиваясь максимальных результатов.
  Если ему, капитану Шепарду, дали в подчинение этих двоих, то он заставит этого лейтенанта измениться. В лучшую сторону. Хотя бы для того, чтобы этот пацан просто выжил в том, что начнется через двое суток. Меньше чем через двое суток.
  Шепард читает рекомендации, высвечивающиеся на мозговом экране. Читает, оглядывая имплантат и его связи с организмом человека. Читает, формируя командную последовательность.
  Наконец Шепард принимает решение. Командная последовательность запущена. Теперь Аленко знает, что взгляд - это не случайность. Но, по прежнему не знает, кому именно этот взгляд принадлежит. Поздно разбираться, ища источник. Поздно. Руки лейтенанта Аленко, до того момента спокойно лежащие на подлокотниках, впиваются в их покрытие всеми пальцами, принимая на себя жуткое нервное напряжение, сковывавшее тело молодого офицера чем-то похожим на стазис.
  Все происходило слишком быстро. Слишком быстро, чтобы даже Джеф Моро, сидевший в кресле первого пилота и являвшийся по сути единственным вменяемым профессионально подготовленным пилотом фрегата заметил что в его пилотской кабине происходит что то не стандартное.
  Наконец кокон стазиса отпускает Аленко, но тот не обмякает в кресле, а принимает обычную позу, ничем не свидетельствующую о постстрессовом расслаблении.
  Шепарда не тянет усмехаться. Капитан едва успевает подумать, что если чинуши Астрофлота его, командира десантного экипажа, решили нагрузить еще должностью старпома, то они сами не знали, какой шлюз и чему открыли.
  Третьим в списке Шепарда на проведение разьяснительно-воспитательной работы стал как раз пилот Джеф Моро. Шепард привычно на экране мозга перебрал его личное дело. Колоритный персо-наж. Угнал "Нормандию" во время летных испытаний, учудив на ней такое... Что три недели подряд заставляло трястись от страха перед последствиями всех офицеров трех баз ВКС Альянса от командира взвода и выше. Всех, кто только имел какое-либо отношение к лейтенанту Моро и его выходке. А в армии к подобным выходкам имеют отношение все. Даже непричастные. Даже невиновные. Потому что когда некого наказывать, наказывать приходится всех.
  - Вживаетесь в статус старшего помощника командира фрегата? - раздался за спиной Шепарда спокойный и какой-то будничный голос капитана Андерсона.
  - Так точно, сэр. - Шепард развернулся на месте кругом и вытянулся перед старшим офицером корабля. Своим начальником.
  - Решили заставить Дженкинса попотеть? - продолжал спрашивать Андерсон, не двигаясь с места и с интересом разглядывая старшего помощника. В том, что капитан корабля, командир корабля в полной мере ощущает происшедшие с ним, Шепардом, перемены, командир десантного экипажа фрегата не сомневался.
  - Так точно, сэр. - Шепард мучительно размышлял, следует ли ему говорить что-то сейчас или это можно отложить. Наконец он решился. - Прошу разрешения, сэр, говорить откровенно.
  - Вы - мой старший помощник. Так что вам не следует спрашивать разрешение на такое. Не люблю непонимания с офицерами, составляющими командование корабля. - ответил Андерсон, жестом разрешая своему младшему коллеге присесть в рабочее кресло и садясь в другое. - Слушаю вас, капитан.
  - Я поставлен в ситуацию, когда мне придется совмещать две должности. Меня это не пугает. Меня этому учили и я этому научился. - Шепард обратил внимание, что дверь в салон надежно закрыта и голограмма замка светится красным. Это означало, что вошедший капитан уже предполагал что-то вроде такого разговора. Такой поворот событий радовал. - Меня, конечно, больше учили быть десантником. И мне известно, что на старшего помощника командира корабля возложена практически большая часть работы с кораблем и экипажем. Мне известно, что на самом деле проверка системы невидимости - это легенда. На самом деле мы следуем к Иден-Прайм по совершенно иной причине.
  - И вы можете даже назвать эту причину? - спокойно спросил Андерсон.
  - Да, капитан. Приняв статус старшего помощника я не имею права не знать эту причину и не понимать, что стоит за ней. Но называть я её не буду. Не ко времени и не к месту это. До прибытия на орбиту Иден-Прайм осталось меньше двух суток. Капитан, почему Флот не проводит мониторинг Иден-Прайм и окружающего планету пространства, если туда следует наш фрегат? Мы же разведка.
  - Вы правы. Мы разведка. А Иден-Прайм - сельскохозяйственная колония людей. И, если говорить начистоту, то - одна из самых ценных. Вам прекрасно известно, что протокол запрещает Флоту увешивать орбиты сугубо мирной планеты военными спутниками слежения.
  - Капитан, когда приходили последние данные по обстановке у планеты? - спросил капитан Шепард, сохраняя спокойствие и безучастность и в позе и в голосе.
  - Полчаса назад. Когда я к вам шел, я изучил их. Изменений нет. И какие изменения вы ожидаете? - он внимательно посмотрел на Шепарда.
  - Большие изменения, капитан. Кроме того, что сельскохозяйственная планета, Иден-Прайм во всех каталогах проходит под знаком планеты, обладающей протеанскими руинами. Самыми разными. Даже такими, до которых археологи еще не добрались.
  - Насчет руин согласен. И даже понимаю, к чему вы клоните, капитан.
  - Разрешите воспользоваться сетью Альянса, капитан? Хочу кое-что вам показать, используя как военные, так и гражданские ресурсы сети.
  - Разрешаю. - Андерсон щелкнул своим инструментроном, отдавая ВИ команду.
  Шепард щелкнул своим, открыл клавиатуру и набрал несколько команд. Картина глубин космоса на обзорном иллюминаторе померкла. Шторка поднялась, на её поверхности засветился экран. Несколькими командами Шепард вызвал изображение, получаемое с ряда постов наблюдения Альянса и с гражданских систем слежения. В центре экрана, заменившего собой обзорный иллюминатор, развернулся основной экран, вокруг которого разместились экраны поменьше. Несколько команд на инструментроне - и все малые экраны объединились в центре.
  - Это облако космической пыли наблюдают сейчас ручные и автоматические системы с тридцати точек. - сказал Шепард. - Его размеры превышают шесть километров и облако это медленно движется. - он набрал несколько команд, прочерчивая линии курса. - Конечный пункт его назначения - Иден-Прайм, капитан. Можете проверить расчет. Курс точен и неизменен уже последние полсуток.
  - Охотно. - Андерсон пощелкал клавиатурой своего инструментрона. - Вы правы, капитан. Каковы ваши выводы?
  - Вот таблица характеристик движения этого облака. - Шепард вызвал на экран названную таблицу, связав её с изображением облака и его курса. - Оно стремится казаться естественным, но на самом деле его движение подчиняется искусственным алгоритмам. - он вывел на экран еще одну таблицу. - вот доказательство по пяти формулам. Разным формулам, капитан.
  - Среди космических объектов встречаются и такие, которые двигаются как по учебнику. - сказал Андерсон.
  - Согласен. Но только в одном случае. - Шепард щелкнул на клавиатуре еще несколько команд. Изображение облака стало расползаться по всей площади экрана. - Если под фильтрами сканирования оно останется тем, чем хочет казаться. Облаком космической пыли. - он набрал еще несколько команд. - Я приказал военным и гражданским системам слежения на несколько секунд сменить сетку фильтров на этом объекте. Включены в работу системы с шестнадцати точек. - он развел центральный экран по шестнадцати лепесткам - экранам, на которых проступило то самое облако с разных ракурсов. А под ним...
  - Ну отражение, ну игра света, ну неравномерность. - сказал Андерсон, отщелкивая команды на своем инструментроне. - И что? Да там что угодно может привидеться. В том числе и креветка.
  - Согласен. - Шепард отстучал еще несколько команд. - Я подключился к базам данных Экстранета по археологии. - Вспыхнул второй экран с такой же ромашкой. - Изображения подобных "креветок" встречаются на самых разных поверхностях, которые датируются миллионами лет. - он несколькими командами свел воедино лепестки археологической ромашки. - смотрите, если наложить археологический образ на это. - будет один в один. Так что это, капитан, никакая не игра света. - Шепард оставался спокойным и говорил размеренно. - Это - искусственный объект. Точнее - корабль.
  - Корабль, следующий под прикрытием облака космической пыли к Иден-Прайм? - спросил Андерсон, отщелкивая очередные команды на своем экране. - И как это службы слежения такое проморгали? Подождите, Шепард. Мой расчет показывает...
  - Что корабль будет над планетой меньше, чем через сутки. - закончил командир десантного экипажа. - И мы прибудем туда, когда этот корабль уже будет на планете.
  - Что? Он? Там? Забыл? - по словам произнес Андерсон в совершенно несвойственной ему манере.
  - На шестнадцати изображениях из Археологической базы этот корабль запечатлен во временные отрезки, предшествовавшие гибели большинства разумных и неразумных форм жизни на этих планетах, где такие изображения сохранились. - размеренно сказал Шепард.
  - Это может означать только одно - с прибытием такого корабля на планету начиналась... - Андерсон сделал тяжелую для него паузу. - Война, в которой туземные формы разумной и неразумной жизни...
  - Были практически полностью уничтожены. Или порабощены. - закончил Шепард.
  - Вторжение? - Андерсон бросил на Шепарда прямой и точный взгляд. - Как вам удалось это раскопать?
  - Стоял. Смотрел. Думал. Сопоставлял факты. Залез в Экстранет, посмотрел профильные сайты. - ответил Шепард, хотя Экстранетом он пользовался... весьма специфическим.
  - Получается, что мы идем...
  - Прямо в пасть дракона. - сказал Шепард. - Насколько мне известно, сейчас явно межсезонье между периодами сбора урожая на большей части поверхности этой планеты. И, предваряя ваш следующий вопрос, капитан, отвечу. По всем данным, которые мне удалось найти в открытых источниках, на всем курсе этого корабля нет флотов, способных его остановить или даже задержать. Я уж не говорю о том, что там нет кораблей, способных его, этот корабль. - он указал легким кивком головы на экран, где светилась гигантская креветка. - уничтожить. К тому же. - Шепард несколькими щелчками заставил высветиться на экране линии зон ответственности. - корабль следует исключительно по зонам ответственности Земли. А у нас благодаря Фариксенам нет сил, чтобы остановить его продвижение. По данным постов контроля и наблюдения, по данным аппаратного слежения. - он вызвал на экраны несколько таблиц и графиков. - броня этого корабля в шестнадцать раз лучше, чем броня известного нам "Пути Предназначения". А это - лучший корабль Млечного Пути, который еще хоть как-то может потягаться с этим монстром.
  - Только вот азари нам его не отдадут. Ни в аренду, ни в лизинг. - заметил с явной грустью в голосе капитан Андерсон. - Они не поверят в такое. Просто не захотят поверить.
  - Сошлются на то, что эта проблема лезет к планете по нашей зоне ответственности и это - наша головная боль, нам и расхлебывать все последствия. - заключил Шепард.
  - Треклятый русский вопрос "что делать?". - произнес Андерсон.
  - Меня больше интересует ответ на другой, не менее русский вопрос "кто виноват"? - отпарировал Шепард. - Точнее, кто это к нам так ломится на таком супердредноуте? Это явно не такси вроде того же самого "Пути Предназначения".
  - Джеф. - Андерсон поднял глаза к потолку. Он терпеть не мог называть своего пилота по кличке - Джокер.
  - Да, капитан. - откликнулся пилот.
  - Последняя сводка о наличии кораблей Альянса в районе планеты места назначения.
  - Меньше полутора суток до прибытия фрегата на место, сэр. Кораблей Альянса в районе нет. - отозвался пилот и отключил канал.
  - Вы правильно сказали, капитан. - сказал Андерсон. - Фариксены. Использование самого слабого звена...
  - С максимальным эффектом. - подытожил Шепард. - В мире есть царь. Этот царь беспощаден...
  - Голод - названье ему. - сказал капитан корабля. - Иден-Прайм снабжает сельхозпродуктами даже армию и флот. Если у этого монстра есть лучевое оружие...
  - Все поля будут сожжены в кратчайшие сроки. Но главное - погибнут мирные гражданские жители, сельскохозяйственные работники, фермеры. Тысячи людей. Там же кроме дробовиков никакого оружия никогда и не нужно было. Животный мир не настолько опасен, чтобы с автоматической винтовкой разгуливать. - сказал Шепард.
  - И если кроме нас, как военного корабля Альянса, с этим монстром первыми не встретится никто... - размышляя сказал Дэвид Андерсон.
  - То нам придется поверить в то, что вторжение, осуществляемое этим кораблем, не носит краткий характер, не превышающий несколько часов атаки.
  - Хотя... глядя на эту тушу... так не скажешь. Даже у нашего фрегата нет ничего, чтобы даже пощекотать. - сказал капитан корабля, в голосе которого теперь сквозило сожаление. И бессилие.
  - Пощекотать? - Шепард выпрямился. - Есть, капитан. Для того, чтобы пощекотать - есть.
  - Бросьте, Шепард. - Андерсон перещелкнул изображения на своем инструментроне, вгляделся. - По моим данным мы несовместимы с этой креветкой ни в каком боевом противостоянии.
  - А разведке, капитан, боевое противостояние и не нужно. Оно для нее - вредно. - ответил командир десантного экипажа. - Мы не будем стрелять в него, а используем другое оружие, наше. Разведывательное. И диверсионное. - Шепард, судя по его сосредоточенному виду, уже проматывал в своей памяти километры текстов, графиков и диаграмм. - Правда, капитан. И для этого я прошу вас разрешить мне любыми средствами за оставшееся время привести корабль и экипаж в надлежащее состояние. Если уж мне приходится совмещать две должности, то разрешите мне, капитан, сэр, совмещать их не только в теории, но и на практике. Прошу вас своим приказом зачислить все двенадцать единиц полисменов ко мне в десантный экипаж. Если уж они оказались здесь, то пусть приносят пользу. А не подпирают стенки. Капитан, сэр. Вы же поняли, что нам придется так или иначе воевать. И на корабле нет гражданских.
  - У нас на борту Спектр Совета Цитадели. Найлус Крайк. - сказал подчеркнуто безэмоционально Андерсон.
  - Не меняет дела. Он на борту нашего военного корабля, а не прогулочной лоханки. Здесь его права не действуют, а оборачиваются против него. - убежденно сказал Шепард. - Если они не пускают нас в совет, зажимают нашу активность - они не имеют права нами командовать, ибо командовать нами в такой ситуации...
  - Значит проявлять по отношению к нам насилие... - продолжил Андерсон, мрачнее.
  - А насилия мы, земляне, люди, человечество - не любим...
  - И не потерпим. - закончил капитан корабля, набирая что-то на инструментроне. - Вы меня убедили, капитан. И я видел, с какой скоростью выбежал отсюда капрал. И отметил, что он при этом чувствовал. Вы и Аленко сумели...
  - Кайден Аленко, - Шепард запнулся, поправился. - лейтенант Аленко обязан быть в форме, чтобы командовать. Выполнять офицерские функции. А не лежать на койке в медотсеке с мигренью. Относительно всего остального - я бы не хотел уточнять никоим образом то, как я это сделал, но мигреней у него больше не будет. Никогда. Во все остальное я не влезал. Адаптируется. Нам сейчас на борту фрегата потребуется полная отдача от каждого человека. У нас осталось даже меньше чем сутки.
  - Предельно сокращаете время на раскачку? - спросил Андерсон. - Вопрос риторический, не отвечайте. Хорошо. Я своей капитанской властью распорядился, чтобы все ваши приказы и распоряжения выполнялись с максимальной скоростью, точностью и полнотой. А вы сможете заставить их всех это делать именно так на практике. Ну, что ж, - Андерсон встал. - Если кто и сможет нас вытащить из этой незавидной ситуации... То это, наверное, вы, капитан. И на скулеж и вопли... если таковые и будут... не обращайте внимания. На борту нет гражданских. Все знали, на что подписались. Как там, в старой присяге было "стойко переносить тяготы воинской службы". Жаль, что в нашей присяге таких слов нет теперь.
  - Но они, безусловно, подразумеваются, сэр. - сказал Шепард, вставая и принимая прежнюю напряженную позу струны. - Спасибо за понимание.
  - Если мы не будем понимать друг друга до конца сейчас... - сказал Андерсон, разглядывая креветку. - То такие корабли как этот... закопают нас безо всякой потребности в любом мыслимом понимании. - капитан корабля кивнул командиру десантного экипажа. - Приступайте. Вы знаете, что делать. - он стремительно вышел из салона, направляясь на мостик возле Звездной Карты.
  
   Шепард вышел из салона и спустился в инженерный отсек по лестнице, сохраняя настройку струны. Инженер Адамс встретил его у своего главного пульта. Он уже был в курсе, что капитан Шепард получил полномочия первого помощника капитана, поэтому не удивился, когда Шепард попросил его показать характеристики основных систем корабля. Между ними состоялось получасовое обсуждение, после окончания которого инженер Адамс внес в системные настройки множество изменений. Несколько важнейших параметров корабля удалось оптимизировать, другие - значительно улучшить. Закончив общение с инженерами корабля, Шепард поднялся по пандусу к дверям, ведущим в основные части фрегата и направился по лестнице на палубу боевого информационного центра.
   Стоявший у выхода на палубу полисмен, видимо, полагал, что капрал Дженкинс преувеличил в своем коротком рассказе силу влияния Шепарда и потому не озаботился принять строевую стойку перед старшим офицером корабля.
   Шепард сделал вид, что не заметил нарушения, но отойдя ровно на шаг развернулся лицом к провинившемуся сержанту.
   - Пункт сто сорок шесть Устава гарнизонной и караульной службы, сержант. Напомнить? - в голосе капитана не чувствовалось ничего, кроме безразличия, за которым закипала холодная ярость.
  - Никак нет, сэр! - сержант за секунду сбросил с себя вид отдыхающего на посту старослужащего и вытянулся. - Прошу прощения, сэр! Готов понести наказание, сэр! - он явно почувствовал ярость старшего помощника капитана.
  - Вы ведь вроде бы до службы в армии были неплохим предпринимателем? - продолжал спрашивать капитан, немного умерив клокотавшую в нем ярость.
  - Держал собственный универсальный магазин в родном городке, сэр. - полисмен был искренне удивлен тем, что старший офицер корабля, десантник осведомлен о таких подробностях его, простого сержанта-полисмена, личной биографии. - У меня было три десятка различных поставщиков.
  - Как старший помощник, действующий на основании приказа капитана Андерсона, снимаю с вас обязанность несения гарнизонной и караульной службы и перевожу на должность интенданта корабля. Теперь ваше рабочее место будет в трюме. Там есть склад и все необходимое вам для успешной работы с поставщиками и с товаром. Проблема с вашим отдельным жильем тоже будет решена. - Шепард уже хотел развернуться и направиться к следующему полисмену, но его остановил нерешительный вопрос сержанта-торговца.
  - Сэр, а...
  - Сержант. Вы мне нужны не на гауптвахте, которой на корабле нет и не со шваброй в руках. Перед вами поставлена конкретная задача - занять должность и надлежаще исполнять обязанности интенданта корабля. У вас есть час, чтобы принять имущество и определить, что в ближайшее время следует отремонтировать, заменить или закупить. Соберите все профильные данные с членов экипажа и команды корабля. Список предоставьте мне. Я в каюте, скорее всего, сидеть не буду - найдете меня на корабле сами. Выполняйте.
  - Есть, сэр. - сержант пулей метнулся к лестнице и вскоре его шаги уже прогрохотали по плитам пола.
  - Мастер-сержант Уитмен, сэр. - подошел крепыш. - Я командую подразделением полицейских сил на фрегате. Здравия желаю.
  - Здравствуйте, мастер-сержант. - Шепард обменялся с ним воинскими приветствиями. - Полагаю, вы недовольны тем, что я самовольно снял с поста вашего подчиненного?
  - Был бы недоволен, сэр. Но вы правы, альянсовский снабженец слишком много о себе начал воображать последнее время. Он, видите ли, покупает товар за свои деньги. Интересно, откуда у него, тыловой альянсовской крысы, одетой в полувоенную форменку специалиста Альянса, свои деньги в таких количествах. - руки мастер-сержанта сжались в кулаки, мало чем уступавшие кулакам капитана Шепарда. - Его взяли-то в испытательный полет, недели на две, а я вот, чувствую, что дело тут не испытательным полетом... воняет. Извините, сэр. Он же просто грабит моих парней. А ваших вообще за людей не считает...
  - Говорит, что окопались на фрегате, летуны, высоко летаем и много о себе воображаем? - безэмоционально заметил Шепард.
  - Вы настоящий старпом, сэр. Знать такие...
  - Это, мастер-сержант, не мелочи. Для меня, во всяком случае. - в голосе Шепарда послышался металл.
  - Рад это слышать, сэр. Разрешите с вами посоветоваться. - мастер-сержант достал свой командирский ридер. - Я видел, вы поручили моему человеку заняться торговлей на корабле. Я ему верю, сам неоднократно бывал в его городке, где он родился и вырос. Ему там доверяют, он никого ни разу не обсчитал, всегда дает скидки и продает исключительно качественный товар, выживая только на двух процентах прибыли. Капитан, я понимаю, что может быть, лезу не в свое дело. Но я не хочу, чтобы вы, старпом капитана корабля считали моих людей балластом. - он щелкнул ридером, открыл экран. - Вот, посмотрите список моих предложений. Мои парни - профессионалы.
  - Вижу, мастер-сержант. И очень это ценю. Хорошо, что вы подошли ко мне именно сейчас.
  - Знаете, капитан, откровенно говоря, у меня неспокойно на душе. Я двадцать пять лет в армии. Всякого навидался. А тут... могилой тянет. - мастер-сержант сглотнул, давя дальнейшие слова в зародыше. - И очень близко... эта могила. Не хотелось бы, чтобы этот салажонок Дженкинс... стал инвалидом или... чего еще похуже... с ним произошло...
  - Понимаю. Вижу, ваши парни не хотят просто стенки подпирать. Хорошо. Мастер-сержант, перешлите на соответствующие инструментроны членов экипажа корабля копии дипломов и сертификатов с вашим идентификатором. Думаю, в такой момент нам, как кораблю глубокой разведки, не следует выходить на связь даже через компьютеры и запрашивать уточнение по базе данных Альянса. Хлопотно это. А тех пятерых, самых молодых, которые пока еще никаких кроме армейских профессии и специальности не имеют - пришлите в ангар, где сейчас занимается капрал Дженкинс. Я прикажу лейтенанту Аленко провести с ними цикл занятий по десантно-штурмовой подготовке. Как сумеем. Но группу десанта делать надо боеспособной, мастер-сержант.
  - Согласен, сэр. - мастер-сержант кивнул. - Разрешите сказать, сэр.
  - Разрешаю. - Шепард кивнул в ответ.
  - Капитан, я и мои люди... хотим вам сказать наше... единое мнение... Вы только что дали нам возможность стать чем-то большим, чем армейские копы. И мы этого... не забудем. Мы сделаем все, чтобы наши враги были как можно быстрее... мертвы. - мастер -сержант вскинул руку в воинском приветствии, четко развернулся на месте кругом и отошел, направляясь к трюму.
  - Капитан, сэр! - к нему, едва ли не волоча за собой удерживавшего его одной рукой дюжего сержанта военной полиции, спешил молодой человек в полувоенной форменке. - Капитан, они конфисковали все мои товары и сказали, что теперь будут продавать их по себестоимости. Капитан, это же... Это же грабеж! А они... Они ведь военные полицейские... Должны защищать закон! - он остановился в двух метрах от Шепарда, видимо, опасаясь приближаться к нему ближе.
  Шепард смерил его тяжелым взглядом, в очередной раз зверея:
  - Упор. Лежа. При-нять! Сто двадцать отжиманий. Выпол-нять. - выплюнули губы Шепарда, лицо которого снова превратилось в маску индейского божка. Услышав такое, молодой человек без разговоров рухнул на пол и стал отжиматься. На восьмидесятом подъеме он уже не смог разогнуть одеревеневшие руки и растянулся на плитах металлопола ничком, не будучи способным пошевелиться.
  - Вы. Интендант Службы Тыла Альянса Систем Земли. Использовали труд. Гражданских. Грузчиков. Для погрузочно-разгрузочных работ. С вашим товаром. Делая это. Регулярно. Постоянно. Целенаправленно. Забыв Присягу Гражданской Службы Альянса. Вы. Грабили. Солдат. Альянса. Которые. И так. Получают. Далеко не самое. Большое. Жалование. И тем. Не менее. Продолжают служить. И честно выполнять. Свой долг. Вы. Устроили на борту. Боевого фрегата Альянса Систем. Долговой беспредел. За две. Недели. Значит так. - кулаки Шепарда медленно сжались. Сержант-полисмен, стоявший позади снабженца, с явным уважением оценил их размеры и вес. - Все долги. Никто из моих людей. Находящихся сейчас на борту. Фрегата. Возвращать. Вам. Не будет. Никаких. Долгов. Перед вами. У них. Нет. Встать! Смирно!
  Снабженец подскочил, как подброшенный катапультой и, вытянувшись, замер.
  - Властью старшего помощника капитана фрегата. Данной мне на основании приказа капитана Андерсона. Я отстраняю вас. От выполнения функций и обязанностей. Снабженца фрегата. Ваш товар и все активы. Будут закреплены за новым снабженцем. Все ваши долги. Будут сохранены. За вами. С этой минуты вы. Переводитесь в разряд. Обслуживающего персонала фрегата. На должность. Разно. Рабочего. Если я. Хоть один раз. Услышу. Или почувствую. Что вы. Плохо выполняете. Свои обязанности. Вы будете выброшены. В шлюз. Жить. Будете. В инвентарной. Ваша капсула. Переходит в пользование. Новому снабженцу фрегата. Кру-гом. В инвентарную - бегом. Марш! - выплюнул Шепард последнюю команду, даже не обратив внимание на то, с какой похвальной скоростью исчез на лестнице бывший снабженец. - Спасибо за помощь, сержант. - он, мгновенно успокоившись, обменялся воинскими приветствиями с конвоиром снабженца. - Возвращайтесь к своим обязанностям. Мастер-сержант скажет вам остальное.
  - Слушаюсь, сэр. Спасибо, сэр. - Сержант, четко повернувшись налево кругом, ушел.
  "Так. Одного полисмена удалось перевести на должность снабженца. Мастер-сержант прав - такой специалист нам будет полезен и ценен. Пятерых полисменов, молодых парней я получил в качестве усиления десантной группы фрегата. Это мало, но уже хорошо. Мы разведка, а не штурмовой фрегат. Значит, шестерых из группы лбов-полисменов можно смело исключать." - Шепард, шагая по палубе боевого информационного центра и изредка посматривая на офицеров и сержантов экипажа, привыкающих к тому, что рядом с ними за пульты встали сотрудники военной полиции Альянса. - "Остальных шестерых, включая мастер-сержанта можно будет использовать в БИЦ и на постах специалистов фрегата. Что тоже хорошо."
  Теперь вокруг голографического изображения фрегата, занимающего центральную часть круга пультов не осталось ни одного свободного рабочего места. Капитан Андерсон, стоя на мостике, был доволен: перед ним как на ладони был весь БИЦ, все люди были при деле, никто не пытался отлынивать или работать не в полную силу.
  Остановившись рядом с Пресли, Шепард не стал отвлекать офицера-навигатора от работы. Дождавшись, пока он закончит ввод данных в штурманские подсистемы фрегата, Шепард мягко встал слева от навигатора.
  - Чарльз, давайте тихо и без чинов. - негромко произнес он. - Каково ваше мнение о процедуре подхода к Иден-Прайм?
  - Хорошо, капитан. - также тихо сказал Пресли. - Если суммировать все, что я смог услышать и понять, нас там ждет корабль, который намного превосходит нас по меньшей мере в огневой мощи. Это означает, что мы не можем показываться в системе. Перед ретранслятором - планета Занаду, но она в момент выхода фрегата из ретранслятора оказывается на одной линии между ретранслятором и планетой Иден-Прайм. Наш возможный в данном случае отход к планете Нирвана под маскировкой требует дополнительных обоснований своей необходимости. Планета Сион - действительно крупная планета, в тени которой мы могли бы надежно и надолго укрыть корабль - в момент выхода фрегата из ретранслятора будет далеко, в другом сегменте планетной системы. Если рисковать, а рисковать, думаю, придется в любом случае, то надо будет от Занаду под маскировкой проследовать к Аркадии. Укрывшись в её тени, используя ослепление за счет светила звездной системы и соответствующие излучения, можно замаскироваться. А размеры Аркадии позволят, будучи в тени, отключить маскировку и дрейфовать, изредка её включая только при необходимости. Полагаю, капитан, мне, как офицеру-навигатору, вряд ли что можно сейчас и здесь добавить. Все остальные рекомендации я смогу дать только тогда, когда мы подойдем к ретранслятору, ведущему в систему Утопия и проведем первичную дистанционную разведку, не входя в ретранслятор.
  - Атмосферный слой Аркадии содержит, по данным Свода Данных Навигации Альянса, азот и гелий. Температура поверхности - чрезвычайно высока. Сколько фрегат сможет выдержать в тени планеты? - спросил Шепард, включая на пульте навигатора дополнительные экраны и выводя на них нужные данные. Пресли вгляделся в строки текста и таблицы с диаграммами, что-то подсчитал на своем инструментроне:
  - Несколько суток, капитан. Только несколько суток. Предполагаю, что уходить в ретранслятор из системы придется в случае сложностей с Иден-Прайм под маскировкой, ресурс которой придется строго дозировать. Данные Свода указывают - разрядиться на Аркадии нам не удастся.
  - А Нирвана? - Шепард сменил информацию на дополнительных экранах. Пресли с удовлетворением ткнул в один из фреймов на правом экране:
  - Свод утверждает, капитан, что она не имеет научной и коммерческой ценности. Топливо, завезенное для автоматической станции, почти выработано, атмосфера - остаточная, ксенон и криптон. Можно на короткое время рассчитывать, что наличие оксидов железа в поверхности планеты замаскирует фрегат и позволит уменьшить уровень нашей собственной маскировки, но я бы на это не особо рассчитывал. - он указал на соответствующую таблицу на левом дополнительном экране и умолк.
  - А Занаду? Как она сможет выполнить функцию маскировки? - Шепард сменил информацию на дополнительных экранах. Пресли что-то просчитал на своем инструментроне:
  - Атмосфера из метана и аргона может помочь нам скрыть корабль на средних режимах маскировки сразу после выхода из зоны ретранслятора. Надо только точно рассчитать момент перехода, чтобы сразу под маскировкой скользнуть в тень планеты. Поверхность - лед, калий и кальций. Сложновато, но поскольку планета малопосещаема из за своей малоценности... Думаю, даже с учетом движения через ретранслятор других кораблей, нас вряд ли смогут найти. Только вот дозирование маскировки придется делать ювелирно. Полагаю, задерживаться у Занаду нам не придется - несколько часов максимум.
  - Вы правы, Чарльз. Просчитайте моменты подхода к ретранслятору, время дрейфа у ретранслятора, проход через ретранслятор, чтобы мы успели скользнуть к Занаду. И просчитайте движение и маневры ко всем рассмотренным планетам. Так чтобы нам как можно меньше светиться на видах с Иден-Прайм. Сделайте максимальные допуски на работу маскировки, чтобы нам не пришлось лететь открыто к ретранслятору из любой точки системы. Остальное - позже.
  - Слушаюсь, капитан. - Пресли кивнул и углубился в работу. Шепард взглянул на часы - время поджимало. Обернувшись к Андерсону, он отметил, что капитан фрегата слышал и видел их разговор, а также согласен с решением Шепарда по проблеме навигации в системе Утопии. Шепард сделал несколько шагов, поднялся на постамент и подошел к командиру корабля, опиравшемуся на поручень, окружавший звездную карту.
  - Капитан. Я с Пресли обсудил только первую часть нашей работы в системе Утопия. Только то, что касается навигации. - тихо произнес командир десантного экипажа. - До входа в ретранслятор нам понадобится короткий дрейф - от получаса до полутора, в течение которого мы должны будем провести дистанционную разведку Иден-Прайм и обстановки в Утопии. Чтобы в дальнейшем действовать только наверняка. - Шепард сдвинул изображение Звездной карты вверх, а на освободившееся место вызвал изображение "креветки". - По уточненным данным размеры этого корабля - по вертикальной оси - два километра. На это указывают и примитивные масштабы картинок из Археологического Свода Данных. - Шепард вызвал их на экраны, совместив с линейками. - Предполагаю, что он не останется на орбите Иден-Прайм и обязательно совершит посадку на планету. - Шепард, удерживаясь от словесных пояснений, быстро формировал на свободном пространстве экраны с текстовой информацией, видимой только капитану. - Нам придется использовать инфраструктуру планеты и её климат. - он сделал короткую паузу, чтобы вслух не уточнять дальнейшую мысль. О возможности "пощекотать" этот супердредноут. В глубине души Шепард, конечно же, очень рассчитывал, что удастся не только "пощекотать", но, вполне возможно, и обездвижить этот корабль. Сделать его безоружным и безопасным.
  - Вы желаете рискнуть, капитан? - Андерсон без удивления взглянул на старшего помощника. Шепард не без удовлетворения отметил, что Андерсону, видимо, этот корабль чем-то очень болезненным для его памяти знаком, иначе не стал бы командир корабля скрывать это при разговоре в салоне, когда на экранах засветились и изображения из свода Археологии, и непосредственно полученные со станций наблюдения изображения корабля со снятой маскировкой. Командир десантного экипажа не стал ни в салоне, ни сейчас настаивать на том, чтобы Андерсон поделился с ним причиной умалчивания. А причина была. И кроме как непосредственное участие Андерсона в событиях, связанных с этим кораблем, других причин Шепард не видел.
  - Да. Сегодня у нас есть еще время на всевозможную подготовку. Осталось меньше двенадцати часов до полуночи. Завтра нам придется действовать и по плану, и быть готовыми и к импровизации и к активному противодействию, капитан. - ответил Шепард.
  - Хорошо. - Андерсон кивнул, подзывая вахтенного офицера. - Пройдемте в мою каюту, капитан.
  Шепард кивнул и пошел слева и позади широко шагавшего командира корабля. Войдя в капитанскую каюту, он, уловив разрешающий кивок, заблокировал двери. Андерсон включил экраны на стенах каюты и Шепард вызвал на них нужные данные.
  - В БИЦ я не мог вас о многом спрашивать, капитан. - сказал Андерсон. - Но ясно видел, что у вас уже готов план, который предусматривает не только маскировку и хождение от планеты к планете, то есть то, что вы обсудили с Пресли. Я догадываюсь, что вы хотели провести несколько полномасштабных тревог и учений, осуществив эти тренировки и сегодня и завтра.
  - Вы правы, капитан. - сказал Шепард. - У меня действительно есть план, который предусматривает борьбу с этим кораблем. Разрешите говорить прямо, сэр?
  - Только так и не иначе. Если уж рисковать кораблем, экипажем, применять оружие, то следует знать точно, что, как и когда делать. - кивнул Андерсон.
  - По данным тех же постов наблюдения, связи и контроля, которые получали известные вам данные сканирования корабля, идущего к Иден-Прайм, мне удалось понять, что корабль обладает мощным источником энергии. Именно он позволяет этому супердредноуту не только быть абсолютно неуязвимым даже для согласованной атаки нескольких наших дредноутов в космосе. Но, как вы уже убедились, я не придерживаюсь мнения о том, что этот корабль будет действовать с орбиты вокруг Иден Прайм. И, в силу определенных предпосылок, уверен, что на поверхности планеты этот корабль будет более уязвим. А посадку он совершит - в этом у меня сомнений никаких нет.
  - А какие у вас предпосылки? - заинтересовался Андерсон.
  - Гонять такой корабль на сельскохозяйственную планету только для того, чтобы пострелять в нее с орбиты - слишком маловероятный ход. Непонятно, почему супердредноут следует исключительно по зоне нашей человеческой земной ответственности. Непонятно, почему он с такой точностью нацелен именно на Иден Прайм. Обычно корабли такого класса пустыми и тем более - в одиночку - не ходят. Они ходят в мощном сопровождении, в ордере. Значит, все необходимое этот гигант имеет не вокруг себя, а внутри себя. И в этом всем необходимом я приоритет отдал бы десантным силам. Командование такого корабля, вероятно, способно понять, что выжигание полей, разрушение сельскохозяйственных поселков и целых городов силами одного даже такого огромного корабля - слишком экзотичное и авантюрное, откровенно говоря, занятие. Что означает - прибытие этого монстра на планету Иден-Прайм преследует какие-то другие цели, намного более важные, чем просто устройство массированных возгораний. - Шепард переключил экраны, выводя на них информацию о протеанских маяках. - Я уже говорил, капитан, что знаю об истинной причине использования нашего корабля именно в районе Иден-Прайм. Протеанский маяк.
  - Вы правы, Шепард. - Андерсон кивнул. - Руководством Альянса Систем было принято решение, что найденный на Иден-Прайм протеанский маяк будет передан на Цитадель для проведения совместных исследований этого выдающегося по значению артефакта, оставшегося от вымершей полсотни тысяч лет назад расы.
  - Надо ли мне понимать этот жест доброй воли Альянса как попытку повысить политический рейтинг Земли среди рас Цитадели? - осведомился Шепард.
  - И это тоже имеет место быть, к сожалению. - сказал Андерсон. - Мне, как офицеру Альянса, не нравится скрывать подобное от экипажа фрегата, но если они будут об этом знать - это не добавит им спокойствия. Поскольку на борту установлена новейшая система, обеспечивающая невидимость от обнаружения датчиками слежения, командование Альянса поручило именно нам произвести выемку маяка и его скоростную доставку на Цитадель. Археологическая группа уже ждет нас. По последней телеметрии они уже полностью выкопали маяк в неповрежденном состоянии.
  - Когда мы откопали аванпост на Марсе, капитан, - сказал Шепард, - мы там тоже нашли нечто вроде маяка. Во всяком случае, благодаря полученной с аванпоста информации протеан, нам удалось найти и активировать ретранслятор Харон и выйти к Арктуру. Значит ли это, что мы рассчитываем иметь долю в полученной от неповрежденного маяка информации, работая в содружестве с главными расами Совета Цитадели?
  - Как обычный простой человек, Шепард, я бы ни на какую долю не рассчитывал. - ответил Андерсон. - Но как офицер Альянса и командир фрегата, я обязан руководствоваться не личными предпочтениями, а более важным уровнем интересов. Во всяком случае мне пока неизвестно о том, были ли найдены еще маяки. Наш маяк на Марсе - это больше чем маяк, скорее всего это не передатчик с приемником, а хранилище информации. Мы затратили несколько лет на то, чтобы прочесть несколько страниц текста, найти Харон, активировать его и выйти к Арктуру. И тут в результате раскопок на Иден-Прайм мы находим целый неповрежденный маяк. Точно такой, какой он должен быть. Неактивированный. В кругах руководства Альянса есть разные сценарии развития дальнейших событий. Я понимаю, что этот маяк и нам самим бы очень пригодился. Но мы, к сожалению, теперь точно не одиноки во Вселенной и обязаны учиться межзвездной дипломатии.
  - Насколько я понял, капитан. - сказал Шепард, - для Совета Цитадели находка маяка в зоне ответственности Земли является нежелательной, если, конечно, маяк не будет переведен на Цитадель и передан в руки Совета.
  - Да, Шепард. - Андерсон кивнул. - Мы для Цитадели слишком молодая раса. Азари - три тысячи лет космических полетов, турианцы и саларианцы - тысяча и две тысячи. Естественно, давать нам возможность самим воспользоваться информацией, которая заключена в маяке, они не захотят в любом случае. Какими бы добрососедскими отношения между нами, людьми и расами Совета не были.
  - Тогда, капитан, я спрошу вас прямо. - Шепард выпрямился. - знает ли Совет об этом корабле. - он указал на экран, по которому ползла курсом к Иден-Прайм двухкилометровая креветка, прикрывшаяся шестикилометровым коконом космической пыли.
  - Они молчат об этом, капитан. Полагаю, что либо надежно что-то скрывают, либо просто не знают, как это обьяснить, либо просто боятся, поскольку даже "Путь Предназначения" против такого супердредноута - катер. - ответил Андерсон.
  - Я не про это говорю, капитан. - Шепард не стал поднимать взгляд на командира корабля. - Я про то, какую роль вы лично сыграли в том, что этот корабль теперь шастает по нашим зонам ответственности. И держит курс на жемчужину сельскохозяйственной колониальной инфраструктуры Земли.
  - Вы и это узнали. - безэмоционально заметил Андерсон. - Что-ж. Поскольку это теперь часть нашей работы, расскажу. - он сел поудобнее в кресло. - Сказать по правде, мне было достаточно неприятно видеть, как вы с легкостью вскрываете то, что я бы предпочел держать максимально закрытым во всяком случае до своей собственной смерти. Я знаю этот корабль, Шепард. Его имя - "Властелин", реже его называют "Назара". Он впервые стал известен как артефакт, открытый ученым, доктором Шу Чианем. Доктор в силу определенных причин стал одержим, когда работал с этим артефактом - кораблем. Работы проводились на секретной базе Альянса, расположенной на планете Сидон. Это большая планета, с тонким слоем атмосферы. Там была построена база Альянса под купольной защитой. Там проводились исследования в области искусственного интеллекта.
  - Шу Чиань? Ведущий специалист Галактики по искинам?
  - Да, Шепард. Этот проект на Сидоне был весьма опасен для Альянса, ведь искусственный интеллект как тогда были убеждены, способен подчинить все человечество, а следом - все разумные расы, если не научиться контролировать, ограничивать и иными способами управлять его развитием. - Андерсон помедлил. - Я бы так не говорил, но мне пришлось вмешаться в этот проект, в его работу тогда, когда Шу Чиань попал под влияние этого корабля.
  - Ментальное влияние? Мягкое перепрограммирование? Индоктринация? - спросил Шепард.
  - Если вы уже знаете, что стоит за этими терминами... - произнес Андерсон. - То мне вряд ли что можно добавить. Да, доктор Шу Чиань попал под влияние этого монстра. Оказалось, что корабль владеет технологией влияния на разум, а следовательно - на поведение разумного существа. Проще говоря... он их способен подчинить и управлять ими. Корабль этот был обнаружен неподалеку от пространства, занятого гетами. Рядом с Шу Чианем работала Кали Сандерс, она была представителем технического персонала. Заметив неадекватность поведения Шу Чианя она стала стремиться доложить об этом нестандартном поведении в Альянс. Взяв с собой данные по ведущимся на тот момент совершенно секретным исследованиям, Кали бежала на Элизиум - самую большую колонию людей в Скиллианском пределе. Там все помешаны на безопасности и Кали решила, что она там тоже будет защищена. А к тому времени, когда она уже была на Элизиуме, база на Сидоне была атакована Синими Светилами. Сами понимаете, что она, бежавшая оттуда до этого нападения, становилась одним из основных подозреваемых в организации этого нападения. Даже тот факт, что Синие Светила сами хотели захватить её, не дал силам правопорядка оснований снять с нее подозрения. - Андерсон говорил рвано, делал частые паузы в изложении и почти непрерывно, мелкими глотками пил воду из большого бокала. - Был там еще один персонаж. Доктор Цянь. Он захватил Кали, рассчитывая, что она поможет ему в его исследованиях. Я тогда был выдвинут на уровень кандидата в Спектры, моим куратором был назначен Спектр Сарен Артериус. Именно я вывез под чужим именем Кали с Элизиума. И именно мне вместе с Сареном пришлось штурмовать завод по производству нулевого элемента, фактически - горнообогатительный завод, а ты знаешь, насколько они огромны и тяжелы для штурма малыми силами. Тогда-то Сарен и проявил себя во всей красе. Я отказался взрывать завод, на нем еще оставались работники. А Сарен... Он не только взорвал завод, но и подставил меня, сказав Совету, что это произошло по моей вине. А Кали была там. Этот Цянь держал её там. Заложницей, пленницей. Не знаю. Но держал крепко. Мы потом, когда с меня сняли статус кандидата в Спектры, встречались только несколько раз. И с каждым разом я чувствовал, что она от меня отдаляется. Она перешла в Академию, названную в честь её отца, адмирала Грисома. Работала там консультантом. Сложно все это. Я уж думал, что никогда вплотную не встречусь с этим чудовищем, Шепард. - капитан поднял взгляд на экран, где светился силуэт корабля-монстра. И мне... мне крайне неприятно говорить, но Кали и Сарен... Они ровесники. Не знаю, почему, но неприятно.
  В каюте воцарилось молчание. Шепард обдумывал сказанное Андерсоном. Командир корабля пил воду из большого бокала.
  - Джон, идите, занимайтесь экипажем и кораблем. Мне надо побыть одному. Решить, что делать дальше. - сказал Андерсон, когда прошло более получаса. - Как бы там ни было, нам придется воевать. И, если сможем, то - победить.
  Шепард молча встал, кивнул командиру корабля и вышел, плотно притворив за собой дверь командирской каюты. К нему уже спешил лейтенант Аленко.
  - Капитан, сэр. Разрешите доложить? - офицер остановился в двух шагах от Шепарда.
  - Докладывайте, лейтенант.
  - Капрал Дженкинс тренировку завершил. Вместе с ним частично завершили свою тренировку пятеро военных полисменов. Какие будут приказания, сэр?
  - Продолжать тренировку. - Шепард обрел вид и настройку струны. - Прикажите всем облачиться в полный комплект скафандров и брони, а также взять настоящее, но разряженное оружие. Продолжать тренировку только в скафандрах, броне и с оружием. После окончания тренировки - пусть отдохнут, пообедают. Вам приказываю составить график суточных дежурств группы быстрого реагирования из состава десантного экипажа - три-пять человек. На дежурстве всем быть в броне, скафандрах, надетых шлемах и с боевым оружием. Что-то непонятно, лейтенант?
  - Извините, сэр. Может это и не так важно сейчас, но я совершенно не чувствую никакой мигрени. А в это предобеденное время она меня буквально пожирала. - ответил Аленко.
  - Рад за вас, лейтенант. - губы Шепарда тронула едва заметная усмешка. - Полагаю, что избавившись от мигрени, вы сможете уделять полные сутки работе с экипажем и с десантной группой в особенности. Еще какие-то вопросы?
  - Никак нет, сэр. Разрешите идти?
  - Идите, лейтенант. - Шепард отдал воинское зеркальное приветствие в ответ на приветствие лейтенанта и направился к пилотской кабине.
  В отличие от многих членов экипажа Джеф Моро по прозвищу Джокер в большей мере проникся опасностью, исходящей от командира десантного экипажа, поэтому, едва Джон Шепард прикоснулся к голограмме входного люка в пилотскую кабину, как Моро уже стоял рядом с креслом лицом ко входу и старался не особо выказывать, как ему неудобно.
  - Здравия желаю, сэр! - приветствовал Моро вошедшего Шепарда, отдав полагающийся по уставу салют-приветствие.
  - Здравствуйте, лейтенант. - Шепард четко отзеркалил приветствие. - какова обстановка?
  - На корабле или на курсе? - Моро не удержался от подколки и понял, что этого не следовало делать.
  - Лей-те-нант?! - в голосе Шепарда явно послышалось закипание. - У меня в команде полисменов есть пилот эсминца. С пятилетним практическим стажем. И участием в боевых действиях. Или вы полагаете, что вас невозможно привлечь к ответственности за угон космического корабля? - Шепард превращался в ту самую фигуру, которая до полусмерти напугала капрала Дженкинса. И если раньше Джеф Моро видел эту излучающую смертельный могильный холод фигуру на экране, то теперь до нее оставалось не больше полутора метров. - Мне нужен на вашем месте пилот, а не вуайерист, лейтенант Моро. И я его получу. - Шепард подошел к креслу второго пилота, набрал короткую команду на консоли. - И заполнять память компьютерной системы порнухой я вам не позволю. - Он наблюдал, как Джеф медленно бледнеет, понимая, что идет стирание любовно собранной им коллекции, причем стирание полное, с затиранием освобождающегося места дикой абракадаброй символов. - Поскольку теперь в БИЦ полный комплект специалистов, ваша задача, лейтенант Моро - не слежение за тем, что происходит на корабле, а выполнение сугубо пилотских функций. - пальцы Шепарда на другой консоли исполнили сложный танец и Моро увидел, как гаснут дополнительные экраны. - Рассчитывайте курс подлета к ретранслятору в систему Утопия, но так, чтобы мы встали сбоку, в безопасной зоне и могли провести скрытую разведку. Жду ваш доклад о курсе и подлетных маневрах через пятнадцать минут. На мой ридер. - Шепард, не обращая внимания на изумление пилота, процедил сквозь зубы, едва их разжав. - Хотите остаться в этом кресле при звании и должности - будете работать на износ и эффективно. - с этими словами Шепард развернулся. - И только попробуйте посплетничать с кем либо по Экстранету. - он набрал на боковом пульте сложную команду. - Считайте, что Экстранета у вас больше нет. Вообще нет. - Шепард шагнул за порог кабины и крышка люка отсекла шумный выдох со стороны пилотского кресла.
  Выйдя, Шепард мысленно поблагодарил преподавателей из Академии Эн-Семь, которые привили ему любовь к программированию и к изучению всевозможной техники. Не будь у него такой драконовской подготовки, которую ему пришлось пройти за какой-то год, разговор с пилотом мог бы затянуться.
  - Эриха Гебена - к капитану Шепарду. - распорядился командир десантного экипажа. Через минуту перед ним стоял один из полисменов, подтвердивший капитану Андерсону свой диплом пилота эсминца. - Эрих, приказываю вам занять место второго пилота и контролировать действия лейтенанта Джефа Моро. Все время он должен заниматься только своими непосредственными обязанностями. Я поручил ему расчет курса к ретранслятору и подлетные маневры для определения места скрытой стоянки с условием проведения дистанционных разведывательных мероприятий по системе Утопия. В дальнейшем он обязан посвящать все свое время совершенствованию своих навыков и умений. Вы сами незаурядный пилот, можете гонять его в хвост и гриву. Теперь должность второго пилота фрегата "Нормандия" закрепляется за вами. Если лейтенант Моро не справится - должность первого пилота перейдет к вам, а он - займется другими делами. Не связанными с пилотированием. И еще. В соответствии с пунктом двести пятьдесят четыре Боевого устава Военно-Космических Сил Альянса на время выполнения обязанностей второго пилота вам присваивается звание лейтенанта ВКС. Вопросы?
  - Никак нет, сэр! Спасибо, сэр! Разрешите выполнять, сэр?! - новоиспеченный лейтенант поймал разрешающий кивок Шепарда и ринулся в пилотскую кабину. Шепард усмехнулся только уголками губ: ему было хорошо известно, что невозмутимого и педантичного Эриха Джокеру ни спровоцировать ни перетянуть на свою сторону не удастся. К тому же пилот всегда остается пилотом - Эрих и на втором кресле сможет показать Джокеру, что значит боевой пилот.
  Встав за спиной специалиста по радиоэлектронной борьбе, сержанта-полисмена Ингвара Темпке, Шепард убедился, что сержант уже вполне освоился со своими новыми обязанностями и откровенно ловил кайф, занимаясь едва ли не любимым своим делом. Капитан знал, что пульт специалиста РЭБ был не укомплектован персоналом с самого начала - мало кто верил, что фрегату придется сходу вступать в боевые действия, вести активную реальную разведку, организовывать противодействие стремлению противника вычислить соглядатая.
  - Ингвар, дайте мне тихо на экраны всю информацию по технической и электронной инфраструктуре Иден-Прайм. Все, до чего мы можем дотянуться и использовать в своих интересах не входя в систему.
  - Легко, капитан. - Темпке щелкнул несколькими сенсорами. - Во первых, это космодромы. Их три. Там полно всякой электроники и техсредств, есть транспортная инфраструктура. Во-вторых, это энергоподстанции, разбросанные по всей планете. Там есть тоже немало электроники, но главное - это мощные накопители энергии. В-третьих - это монорельсовые дороги, также требующие значительное количество энергии и соответствующих сложных управляющих систем. И, наконец, самое вкусное - станции управления погодой и климатом. Электроники - вагоны, мощные излучатели и приемники, накопители энергии - просто песня. Извините, сэр. Мы тут с ребятами обсуждали... У нас и тема была - климатические войны с использованием существующей технической инфраструктуры. Я тут подсчитал, по открытым данным - планетка сельскохозяйственная, за погодой там следят очень и очень серьезно, ведь малейшие колебания климата - и убытки огромными станут. Сейчас межсезон, уборка урожая еще не скоро. Даже для скороспелых сортов. По моим расчетам, сэр, вполне при необходимости можно за несколько минут устроить локальный или общепланетный погодный апокалипсис. Гром, молнии, проливной дождь тропического уровня с электризацией атмосферы до уровня практически непрерывных пробоев. - Ингвар явно сел на любимого конька и теперь недоумевал, почему этот странный командир десантного экипажа не торопится его прерывать. Внезапно он вспомнил, что с недавних пор капитан Шепард не только командир десанта, но и старший помощник капитана корабля и мгновенно прервался сам. - Извините, сэр. Увлекся.
  - Интересно говорите, Ингвар. И главное - по делу. - без всякой усмешки, абсолютно серьезно сказал Шепард. - Просчитайте-ка мне ситуацию с локальным Апокалипсисом. Предельная высота поражения - шесть километров. Ширна зоны - два километра максимум. С максимальной энергетикой по шести точкам поражения. Считайте, что вы должны уничтожить обьект, который превосходит по защищенности "Путь Предназначения" в восемь раз. Условие - не дать этому объекту взлететь или активировать лучевое оружие. Следует вывести из строя всю его электронику и орудийные системы. Вплоть до тяжелого оружия включительно. Уровень - супердредноут. Попутно определите точки на планете, в которых эффективность подобного апокалипсиса будет максимальной. Задача ясна?
  - Да, сэр! - Темпке с жаром принялся за работу.
  Шепард уже несколько десятков секунд знал, что рядом стоит капитан корабля. Поэтому сделав шаг назад, он вопросительно посмотрел на старшего офицера. Андерсон только молча кивнул и попросил отступить еще дальше, к другим пультам.
  - Готовитесь? - спросил Андерсон.
  - Да, сэр. - тихо сказал Шепард. - У ретранслятора слишком много ушей будет. А пока идем - время есть.
  - Каков следующий пункт?
  - Главные орудия, сэр. - ответил Шепард. - Я знаю, там двое полисменов теперь. Один за главным пультом, другой - за боковым. Полагаю для наших возможностей двоих артиллеристов достаточно. Управление огнем будет организовано с мостика.
  - Согласен. Идемте, посмотрим, что можем сделать там. - Андерсон повернулся и оба офицера поднялись на вторую палубу. Двое полисменов на секунду отвлеклись от работы за консолями, кивнули и вопросительно посмотрели на вошедших старших офицеров. Андерсон, шедший чуть впереди, махнул рукой, что означало - работайте, доклада не надо. Шепард склонился над главным пультом, Андерсон прошел ко второму.
  - Какова достигнутая точность поражения двухзарядным залпом? - спросил тихо Шепард у старшего артиллериста.
  - Удалось повысить с третьего класса на второй. Думаю, через два часа я и Том сможем обеспечить и первый класс. Полагаю, нужна будет точность и скорость?
  - Да, Билл. - кивнул Шепард. - нам нужно попасть в мишень на максимальной дальности первого класса - круг диаметром чуть больше полутора метров. Четырьмя зарядами за минимальный промежуток времени. Два залпа. Успеть до того, как зарядная камера лазера будет закрыта бронешторками. Цель малоподвижна сама по себе, но вот бронешторки закроются очень быстро при малейшем подозрении на агрессивность с нашей стороны. Нам нужно в кратчайший срок будет выдвинуть орудия и ударить так, как я только что сказал. Боюсь, второй попытки у нас не будет, Билл. - спокойно констатировал Шепард. - Если цель активирует главный излучатель или закроет его шторками - ситуация усложнится для нас очень быстро.
  - Стрельба с какого расстояния?
  - Если брать по максимуму - девяносто - сто восемьдесят километров. Фрегат будет двигаться противозенитным маневром, предполагаю работу мелких лазеров вроде нашего ПОИСКа.
  - Хм. Мелких. - Билл подобрался. - Извините, капитан, вырвалось. - пальцы старшего артиллериста быстро произвели необходимые манипуляции. - Полагаю, что нужен будет даже не первый, а нулевой класс точности. Это мы сможем обеспечить только к пяти часам дня. Задачка интересная, капитан. Как раз такая, какие я люблю. Но...
  - Пилот выполнит все так, как вы скажете. Я усилил пилотскую группу еще одним специалистом-пилотом. Вдвоем или один из них в любом случае справятся. Но не хотелось бы заставлять корабль выделывать немыслимые пируэты в непосредственной близости от цели.
  - Понимаю. Мы разведывательный, а не штурмовой фрегат.
  - Да, Билл. Просчитайте два варианта. Первый - нанесение максимального урона в атакующем варианте и второй - нанесение максимального урона в добивающем варианте. Примите во внимание то, что зарядная камера не всегда будет строго вертикальна или строго горизонтальна. Узел наведения также может хаотически двигаться.
  - Понятно, капитан. Ожидаете, что цель будет огрызаться?
  - Уверен в этом. И нам нужно сделать все, чтобы она огрызаться больше не смогла. Удар - и цель должна быть обезоружена. Работайте. Жду ваших результатов на мой командирский ридер. Крайний срок - семнадцать десять.
  - Есть, сэр! - артиллерист кивнул, поймав согласный кивок своего младшего коллеги, уже переговорившего с капитаном Андерсоном. Через минуту оба старших офицера покинули отсек главных орудий фрегата.
  - Капитан, сэр. - к ним подошел полисмен, имевший диплом шеф-повара. - Вот меню на обед. Для всего экипажа и команды. Разрешите предложить вам контрольные блюда на пробу?
  Андерсон просмотрел меню, расписался кодатором на экране ридера.
  - Идемте. Снимем пробу непосредственно из котлов.
  - Слушаюсь, сэр. - полисмен отступил в сторону и пошел слева и сзади офицеров к выгородке, предназначенной теперь для кухни. - Вот. - он подал длинный черпак и тарелки.
  - Хорошо. - Андерсон снял пробу с первого, второго и третьего блюд. - Хорошо. - он посмотрел на старшего помощника. - Снимите и вы пробу, Джон.
  - Да, сэр. - Шепард взял черпак и удовлетворенно улыбнулся. - хорошо, Майкл. - он отметил, что Андерсон уже расписывается в лежащем на стойке журнале кухни.
  - Можете готовить порции, Майкл. - сказал капитан Андерсон. - Разрешаю готовить до пяти порций резерва.
  - Есть, сэр.
  В это время тренькнул инструментрон Шепарда. Командир десантной группы достал ридер и ознакомился с решением, предложенным Джефом Моро. Андерсон также заинтересовался и офицеры, отойдя от повара, стали вполголоса обсуждать предлагаемое пилотом решение.
  - Полагаю, с решением Джефа можно согласиться. - сказал капитан Андерсон. - Предлагаю пройти ко мне в каюту и пообедать. Заодно обсудим.
  - Капитан. Я согласен с тем, что обсудить нужно, но давайте сейчас не будем игнорировать необходимость нашего с вами присутствия среди членов экипажа. - возразил Шепард. - Рано или поздно и у офицеров, и у сержантов и у старшин, и у рядовых возникнут вопросы. Лучше будет пояснить непонятное сразу всем. Тем более через три-четыре часа мы подойдем к району ретранслятора и за это время нам предстоит слишком много сделать для подготовки ко всем мыслимым случайностям, которые могут нас ждать по ту сторону ретранслятора.
  - Ладно, согласен. - Андерсон взглянул на часы. - Как раз два часа дня. - он посмотрел на повара. - Майкл, обьявляйте сбор офицерского состава экипажа на обед.
  - Слушаюсь, сэр. - повар кивнул, включил на своем пульте корабельную трансляцию и огласил стандартную формулу приглашения на обед для офицеров.
  За обедом капитан Андерсон и капитан Шепард кратко познакомили коллег с планируемыми действиями до момента входа в ретранслятор, ведущий в систему Утопия. Было заметно, насколько оживились офицеры корабля, услышав, что им предстоят не очередные нудные тренировки, а реальная боевая разведывательная и диверсионная работа. Деталей ни Шепард ни Андерсон не раскрывали, но офицеры корабля уже понимали, что очень многое будет зависеть от того, что удастся понять в ходе активного дистанционного поиска на скрытой позиции у ретранслятора.
  - И последнее, коллеги. - сказал капитан Андерсон. - После обеда все без исключения члены экипажа надевают скафандры, броню и шлемы. Аптечки и пистолеты - в обязательном порядке. Лейтенант Аленко составил график дежурства группы быстрого реагирования. Предполагаю, что ближе к вечеру до семнадцати тридцати мы проведем пару-тройку тренировок для всех членов экипажа. Детали будут доведены до личного состава непосредственно в ходе тренировки. И еще раз хочу предупредить - все тренировки отрабатывать по максимуму. Очень высока вероятность, что нам придется реально вступить в бой. Поэтому уточнения - учебная тренировка или боевая - не будет. Любая из будущих тренировок сможет стать боевой в кратчайшие сроки. За любые допущенные ошибки я и мой первый помощник будем взыскивать по всей строгости. Офицерам проверить экипировку подчиненных. Шлемы надеть, и подготовить к переходу на замкнутый цикл. В кратчайшие сроки. Вопросы? Нет? Все свободны. - он жестом разрешил офицерам покинуть места за обеденным столом. - Вы были правы, Шепард. Офицеры нуждались в нашем с вами присутствии.
  Ровно через час во всех помещениях "Нормандии" погас свет. Громкий звук аварийной сирены разорвал установившуюся послеобеденную тишину. По стенам заметались лучи мощных фонарей - экипаж бегом занимал места по аварийному расписанию. Большинство пультов было обесточено.
  - Экипажу перейти на ручное управление! Закрыть шлемы! Включить автономные системы жизнеобеспечения. Перейти на язык жестов! Соблюдать тишину в отсеках! Корабль под угрозой обнаружения противником. - такие тексты появились на внутришлемных дисплеях большинства членов экипажа фрегата. - Реанимировать навигационные системы без включения внешних датчиков. Проверить работу систем радиоэлектронной борьбы по схемам "Луч" и "Сфера". Определить и устранить неисправности в системах вооружения.
  Вводные сыпались одна за другой. Командир фрегата и старший помощник тенями передвигались по кораблю, внимательно наблюдая за действиями членов экипажа. Со стороны не было заметно, что внутри корабля проводится столь масштабная тренировка - Джеф Моро и его напарник на свои инструментроны получили категорический приказ соблюдать прежний курс и скорость. Зато внутри корабля стало в полном смысле слова жарковато - во многих отсеках был включен режим разгерметизации и члены экипажа вынуждены были быть постоянно готовыми к быстрым переходам из одной части помещений корабля в другую. На то, что в разгерметизированных отсеках, отделенных синеватыми линзами аварийных полей от отсеков, сохранивших атмосферу, царила невесомость, не делалось никаких скидок. Скорость, скорость и скорость. В трех отсеках хаотично возникали пожары разных размеров - от простого возгорания проводки до взрывов. Несмотря на то, что капитан Андерсон не стал разрешать использование открытого огня в других отсеках, угадать, когда будет следующий пожар и где он возникнет, какие размеры приобретет было достаточно сложно.
  Тренировка продолжалась ровно сорок минут. Наконец по экранам скафандров проползли строчки, информирующие людей о завершении тренировки, коротко муркнула сирена, извещая об отключении режима симуляции и экипаж занял места по обычному полетному расписанию. Аварийная партия быстро устранила последствия возгораний, приводя выделенные для пожаров отсеки в нормальное состояние. Включилось освещение, заработали последние обесточенные на время тренировки пульты.
  Наконец включилась громкая связь и капитан Андерсон объявил общие результаты тренировки. Досталось всем. Без малейшего исключения. Инструментроны членов экипажа содержали полный анализ действий каждого из офицеров, сержантов, старшин и рядовых. Полный хронометраж. Перспективу совершенных ошибок и допущенных недочетов.
  - Первая тренировка показала, коллеги, что экипаж готов к боевым действиям на оценку "посредственно" - сказал капитан Андерсон по корабельной трансляции. Тренировка будет усложнена и проведена повторно в течение ближайших трех суток. - с этими словами Андерсон отключил корабельную трансляцию и посмотрел на сидевшего рядом Шепарда. - Кто бы нам дал эти трое спокойных суток для тренировок.
  - У нас, сэр, только чуть больше суток осталось до того, как нам придется воевать. - ответил Шепард. - И, если честно, я ждал именно такого результата. Не хорошего, не отличного, а именно посредственного. Хорошо еще, что не плохого. - Шепард оглядел капитанскую каюту. - По меньшей мере у нас полный комплект специалистов, уже освоившихся со своими обязанностями. Это позволяет надеяться. Хотя надежда против такого корабля. - он указал взглядом на "креветку", мерцавшую на ближайшем экране над рабочим столом капитана. - слишком слабое основание для победы.
  - Теперь все будут на взводе. - задумчиво произнес Андерсон.
  - У нас больше не будет возможности надолго расслабляться, капитан. - сказал Шепард. - Я не верю в то, что такой корабль - один. Археобаза со всей определенностью доказывает - таких кораблей как минимум несколько десятков. Общий срок, если смотреть по возрасту рисунков - вообще трудно представить себе - больше тридцати миллионов лет. Есть рисунок сорокамиллионнолетней давности. Для человечества это - невообразимая цифра.
  - Для большинства известных нам рас пространства Млечного Пути - также. В лучшем случае - два-три миллиона лет. Но не тридцать. Не сорок. - Андерсон кивнул, соглашаясь с мнением старпома. - Как полагаете, нам понадобится поддержка флотов Земли?
  - Нет, капитан. Любая подвижка флотов сейчас вызовет нездоровый и ненужный интерес к Иден-Прайм, спровоцирует этот корабль на активные действия против планеты и против флотов. Я не верю в то, что мы не сможем выполнить свою задачу по максимуму. Один корабль против одного корабля при поддержке инфраструктуры планеты - это честно. Флот против одного корабля - это признак слабости и незрелости. - убежденно заметил Шепард. - мы не можем давать цитадельцам основания для того, чтобы нас и дальше считали "детской" расой.
  - Знать бы зачем этот корабль прибыл на Иден-Прайм. - проговорил Андерсон.
  - За чем бы он ни прибыл, это можно с уверенностью квалифицировать как вторжение. Даже не заняв позицию у ретранслятора, не проведя полную аппаратную дистанционную разведку, не задействовав комплекс "Прогноз" можно быть уверенным - корабль прибыл за чем-то очень ценным и важным. Пока мне на ум не приходит ничего кроме того же протеанского маяка, капитан. - честно признался Шепард. - Знать бы зачем он ему.
  - Узнаем, капитан. - Андерсон включил дополнительные экраны. - давайте пока посмотрим, как следует усложниь очередную тренировку. Думаю, её следует назначить на половину шестого вечера. Третью тренировку проведем в половине десятого. В одиннадцать корабль встанет на точку у ретранслятора и дежурные смены приступят к работе с реальными данными дистанционной аппаратной разведки. Честно сказать - сам жду, что же аппаратура нам накопает. Уже сейчас вижу - без боестолкновения с этим кораблем нам обойтись не удастся.
  - Уверен в этом, капитан. - согласился Шепард, включая свой инструментрон. Оба старших офицера корабля приступили к формированию сценария очередной тренировки.
  В половине шестого вечера тишину на корабле разорвали колокола громкого боя. На этот раз тревога была не аварийной, а боевой. Виртуальный интеллект трудился с полной загрузкой, создавая членам экипажа, работавшим за пультами, всевозможные каверзы и предельно сокращая время на принятие решений и осуществление необходимых действий. В этой тренировке со всеми членами экипажа на равных участвовали и Андерсон с Шепардом. Условия и параметры тренировки менялись буквально по ходу её проведения. ВИ корабля следовал только общему плану, в остальном он был свободен в выборе вариантов развития событий.
  В семь часов коротко муркнувшая сирена обозначила окончание тренировки. Защелкали замки шлемов, аварийное освещение кроваво-красного цвета сменилось нормальным желтовато-белым. Через пятнадцать минут после сирены на экраны в помещениях корабля был выложен проведенный ВИ анализ тренировки.
  - Ненамного лучше. - сказал Андерсон, снова встретившись с Шепардом в своей капитанской каюте. - Теперь я вижу, что третья тренировка просто необходима.
  - Капитан, разрешите доложить. - раздался голос старшего артиллериста. - Нулевой класс точности в настройках артсистем корабля достигнут и закреплен.
  - Принято. Подготовьте артсистемы к ведению эффективного огня. - распорядился Андерсон. - Сократите время на приведение артсистем в боевое положение до минимума. Нам и секунда будет слишком большой роскошью. Действуйте.
  - Есть, сэр. - ответил старший артиллерист и отключил канал.
  - Предполагаете и атаку и добивание? - спросил Андерсон, ознакомившись на своем инструментроне с данными, переданными с пультов артиллеристов корабля.
  - Да, капитан. Если влияние инфраструктуры планеты, включая станции управления погодой и оборудование монорельсов и космодромов и будет эффективно, то нам придется гарантировать невозможность для этого корабля оказать сколько нибудь эффективное сопротивление.
  - А индоктринация?
  - Капитан, я не собираюсь возводить бумажные замки, но после столь комплексного воздействия о быстрой индоктринации речи на мой взгляд быть не может - креветке просто банально не хватит для импульса энергии, а с остальным десантная группа под моим руководством справится. Удар инфраструктуры с ударом со стороны климатических установок, удар корабля разведки - три удара, сведенные воедино, смогут обеспечить неработоспособность этого монстра на достаточно длительный срок. Я допускаю, что корабль сохранится после столь комплексного удара, но будет ли он представлять из себя больше чем корпус...
  - Вижу, капитан, вас что-то беспокоит. - Андерсон кинул внимательный взгляд на старшего помощника. - То, что пока вы не хотите допустить в качестве даже гипотезы.
  - Капитан, я не знаю, как это точно сказать. Очень хочу верить, что после столкновения с этим кораблем у нас больше не будет подобных проблем. И не могу. Нет ощущения, что это будет единичный случай. Этот корабль появлялся тогда, когда для любой разумной расы, способной оставить внятное его изображение, наступал Апокалипсис. Что означает - корабль не применял свое оружие в полной мере. Он не сразу уничтожал разумную жизнь. Он... играл с ней в кошки-мышки, что ли. Гордился своей мощью, своей неуязвимостью, своей силой, своим могуществом. Изматывал. Карал. За что карал? Не знаю. Мне это непонятно. Почему на этих планетах, где находили такие изображения ничего больше не свидетельствовало об этих кораблях? Где вообще все тамошние разумные и не очень жители? Знаю, что археологи не всесильны, но любые раскопки доказывали почти полное отсутствие останков. Значит ли это, что этот корабль был не один? Значит ли это, что он приходил на эту планету, в эту цивилизацию в сопровождении кораблей поменьше? Обладавших другими возможностями, выполнявших другие функции? Не знаю. Что-то мне подсказывает, что этот корабль - начало страшного периода в истории Млечного Пути. А тот факт, что он выдвинулся к нашей, человеческой колонизированной планете... Означает ли это, что мы, люди, человечество, оказываемся в первых рядах на уничтожение? Я не готов сказать, что это - чистая машина, ведомая программой, капитан. И я также не готов утверждать, что это - живое существо. Я боюсь предположить, что нам, чтобы победить такое, придется объединить мощь органической и синтетической жизни. Понимаю, что на полномасштабный синтез никто из рас Млечного Пути не согласится. Может быть, нам удастся обойтись сосуществованием, партнерством, союзничеством. Но только за счет органической жизни, её возможностей мы победить орду таких кораблей... У меня нет ощущения, что такой корабль - единственный или их мало, капитан... Нам придется работать на запредельных для органиков режимах пока мы не сможем поставить себе в союзники искусственный интеллект. И еще вот эта проблема, капитан. - Шепард указал на изображение ретранслятора, уже появившееся на штурманском экране. - Мы, люди, молодая по меркам Галактики раса. И мы с легкостью, достойной лучшего применения, вцепились в ретрансляторы. И прекратили разработку двигателей и систем, позволяющих обойтись без этих катапульт. Если бы не этот ретранслятор, не необходимость движения по пробитому им тоннелю... Мы могли бы применить большинство методик разведки, известных человечеству. Но расстояния между системами... Огромны для наших нынешних возможностей. Ясно, что через год от Иден-Прайм вполне может остаться голый каменистый булыжник, лишенный атмосферы и почти всей инфраструктуры. Только год - и все может кардинально измениться. А у нас, я знаю, этого года нет. И нет даже месяца. Даже десяти дней нет. Если завтра мы не появимся на планете... Этот корабль выполнит свою функцию. И у меня лично нет сомнений, что он уйдет. Уйдет с планеты. Громко уйдет. И очень больно уйдет. Для нас, органиков, больно. Уйдет потому что уверен - нам нечего ему существенного противопоставить. Для нас, я уверен, всего через несколько часов... информация о нем будет шоковой для всего без малейшего исключения экипажа нашего корабля. По моим расчетам всего несколько часов остается до того, как эта креветка войдет в зону дальних сканеров планетной системы контроля космического пространства. Если не принимать во внимание многие моменты, то по стандартному сценарию первое, что сделает этот корабль - обрежет всю дальнюю связь. Планета не сможет позвать на помощь. Они будут звать, но их... не услышат. Предполагаю наличие на борту этого монстра мощной системы фильтрации траффика. Со стороны все будет как обычно. Но любой намек на зов, на информацию о происшедшем будет отслежен и блокирован. Эта планета не имеет военных центров связи, не имеет развитой военной инфраструктуры. Считаю, что это не основание для успокоения. Даже системы, подобные марсианской противокосмической обороне с её поистине циклопическими орудиями мало что смогут противопоставить этой креветке.
  - Полагаете, что после посадки на планету корабль будет более уязвим? - спросил Андерсон, просматривая на инструментроне профильные данные.
  - Большие корабли большинства известных мне рас вообще лишены возможности сесть на планету. На любую из возможных. Разве что в случае катастрофы, но это уже не стандартная посадка. Это - падение. На то, чтобы удержать подобный корабль в положении немедленного взлета будет расходоваться значительная часть наличной энергии. Если представить себе цепочку, то первым звеном становится посадка такого корабля на планету, вторым - отсутствие необходимости передвижения такого корабля по планете, третьим - выполнение какой-то краткосрочной миссии десантными экипажами корабля, четвертым - отсутствие у туземцев возможности что-либо существенное противопоставить как самому кораблю, так и его десанту. В итоге ясно, что даже автомат не будет держать щиты на максимуме - энергия потребуется для банальной постоянной балансировки положения корабля. Эти лапы не будут опорами, принявшими на себя его вес. Подозреваю, что они будут сведены. А сам корабль будет едва-едва касаться поверхности планеты. Сохранение кокона вокруг корпуса позволит ему стартовать сразу, без длительной подготовки. Кокон будет, щиты будут. Но мне трудно представить себе автомат, держащий щиты на максимуме в столь безопасной атмосфере. Это паранойя, а автоматы паранойей не страдают. Ею могут страдать только создатели автоматов, но её, паранойю, очень сложно запрограммировать в полной мере.
  - Не могу сказать, что со всем, высказанным вами, капитан, я согласен полностью, - сказал Андерсон, подумав. - Во многом вы, конечно, правы. И очень надеюсь на то, что аппаратная разведка не даст нам оснований для каких-либо непродуманных и быстрых действий. Хотя, суммируя все сказанное вами по этому поводу, - взгляд на изображение креветки, - могу сказать одно - нам придется быстро преодолеть любой мыслимый шок и собрать в короткое время максимум данных. Сомневаюсь, искренне сомневаюсь в том, что нам будет дано много времени для принятия решения по дальнейшему плану действий. - капитан фрегата включил связь по спикеру. - Ингвар, сколько потребуется времени, чтобы вывести системы климат-контроля в режим локального апокалипсиса?
  - Если только через климат-контроль - от пятнадцати минут до минуты. - откликнулся специалист по РЭБ.
  - Много. Можно как-то сократить до трех-пяти секунд? - спросил Андерсон.
  - Можно, но нужно будет четко знать, где цель и каковы её характеристики.
  - Где цель - вы будете знать. А характеристики... - Андерсон помедлил. - Считайте, что это - максимум из всего, что вы можете себе вообразить. Нам нужен будет один удар, способный полностью обезопасить цель.
  - Уничтожение? - уточнил специалист.
  - Да. Полагаю, что именно это нам и потребуется. Точнее смогу сказать только после аппаратной разведки, Ингвар. - ответил помедлив Андерсон. - просчитайте вариант уничтожения и вариант максимального обезоруживания. Во всех смыслах.
  - Разрешите подать решение через две минуты вам на экраны?
  - Разрешаю. - Андерсон отключил связь по этому каналу, но не стал поднимать взгляд на Шепарда. - Вам ведь не хочется уничтожать этот корабль до конца, Шепард. Я прав?
  - Да, сэр. - Шепард не стал кривить душой и говорить неправду. - Если нам, человечеству, Харон подарил выход к Арктуру, выход к другим цивилизациям, то я более чем убежден - этот корабль подарит нам опыт тридцати миллионов лет развития. Что на порядки превышает опыт любой расы Млечного Пути. Имея такой аппарат... Человечество сможет подготовиться к войне гораздо лучше.
  - Вы таки верите, что он - не один?
  - Верю. Он, как и мы - разведка. Наблюдение. Контроль. Слежение. Как хотите, называйте. И если нам удастся убрать соглядатая, поставив его нам на службу - это будет ценнее металлического трупа. Даже такого трупа, как он. И что-то мне подсказывает, что в пределах Млечного Пути есть еще несколько таких... трупов. Так что нет необходимости добавлять к их сообществу еще один.
  - И...
  - Я понимаю, что это звучит как мистическое откровение, капитан... Но я ощущаю, что на этом корабле есть органики. Разумные органики. Есть такое чувство, что их души... слабы...
  - Вы полагаете, что они... в плену? - спросил Андерсон, не поднимая взгляда на своего старпома.
  - Больше чем в плену - они под его управлением, капитан. Марионетки. - ответил тихо Шепард.
  - Индоктринация.
  - Да, как вариант.
  - И вы можете указать расы, к которым они принадлежат?
  - Могу, но я не хотел бы сейчас слишком беспокоить системы этого корабля. Я не сомневаюсь в его совершенстве и не хочу испортить всю готовящуюся нами операцию. Он может насторожиться и мы не сможем провести нужную разведку, не будем готовы к немедленным результативным действиям. А там - тысячи людей. Землян. И если он начнет садить своим лучом... Нам не отмыться вовек. - Шепард с трудом сохранял спокойствие в голосе. - Есть только предположение, обоснованное предположение, что эти несколько разумных... далеко не ординарные личности. Сомневаюсь, что корабль такого высокого класса будет брать на борт посредственности даже в качестве банальных пленников или рабов. Нет. Они явно не последнего десятка личности. И даже - не среднего. И так ли важна их раса... В любой расе всегда есть такие личности. В любой, капитан.
  - Капитан, сэр. - на связь с капитаном Андерсоном через спикер вышел Ингвар. - передаю решение.
  - Принято, Ингвар, спасибо. - Андерсон отключил спикер и встал, подходя ближе к большому экрану. Следом поднялся Шепард, также приближаясь к экрану, на котором построчно высвечивалось решение. - Может сработать. - задумчиво произнес Андерсон. - Может сработать. - в голосе капитана фрегата явно слышалась заинтересованность, смешанная с удовлетворением. - Да нет же, может сработать! - воскликнул он. - Еще как может! Теперь надо провести третью тренировку, закончить подготовку корабля к стоянке у ретранслятора и сможем решить эту проблему. - краем глаза Андерсон поймал согласный кивок старпома.
  В половине десятого тишину внутри фрегата разорвали одновременно прозвучавшие звуки аварийной и боевой тревоги. Виртуальный интеллект корабля на этот раз использовал свои возможности едва ли не по максимуму - люди буквально сбивались с ног. Усложнение вводных шло сплошным потоком. Корабль был полностью погружен во мрак, рассекаемый только лучами нашлемных фонарей и узкими лучами лазеров. Пожары царили в пяти отсеках одновременно, к ним добавились газовые и химические атаки. Только в одиннадцать часов ВИ отключил комплекс виртуализации и включил во всех отсеках обычное освещение.
  - Неплохо, но мало. - сказал, ознакомившись с текстом анализа проведенной тренировки капитан Андерсон. Оба старших офицера снова уединились в капитанской каюте. - Жаль. Большего мы позволить себе не можем. Через час мы становимся на позицию у ретранслятора. Предлагаю дать возможность экипажу поужинать и подготовиться к боевой работе.
  - Да, сэр. - Шепард скороговоркой отдал по трансляции несколько десятков распоряжений. - За ужином придется устроить обсуждение.
  - Устроим. Это необходимо. - подтвердил капитан Андерсон. - Идемте.
  Обсуждение состоялось и заняло чуть больше пятнадцати минут. Но какие это были минуты. Если на предшествующих обсуждениях в офицерском кругу было все - от оскорблений до откровенно непродуманных высказываний, с головой выдававших непрофессионализм говорившего, то здесь появилось нечто другое, с успехом заменившее многие негативные моменты. Офицеры говорили мало, сжато, четко, но прекрасно ощущали, сколько всего важного скрывается за этим немногословием. А раз ощущали, значит понимали - шутки и слова кончились. Начинается реальная, боевая работа.
  Отпустив офицеров, Шепард и Андерсон задержались на несколько минут за столом. Вахтенный убирал посуду и приборы в моечную машину, дезинфицировал столы и стулья портативным медицинским излучателем. Послышались тяжелые шаги и на палубу ступил турианец-СПЕКТР. Он направлялся прямо к столу, за которым сидели старшие офицеры корабля. Остановившись у стола, он с неудовольствием посмотрел сначала на Андерсона, но потом сконцентрировал взгляд на Шепарде.
  - Не советую, Найлус, меня так рассматривать. - произнес Шепард, обретая привычное состояние натянутой струны.
  - Почему мне не дают связи с Советом?
  - А о чем вы собирались ему докладывать? - Шепард прямо взглянул на турианца снизу вверх и этот взгляд СПЕКТРу явно не понравился. - Вы на военном разведывательном корабле, который находится не в учебном походе. Здесь есть свое командование.
  - Я - СПЕКТР.
  - Мы - в курсе. И еще раз повторяю. Вы - не офицер корабля, чтобы мы учитывали еще ваши желания в максимальной степени. - Шепард не сводил тяжелого взгляда с турианца. - Вы пассажир. Гость. Гражданское лицо.
  - Я - сотрудник Спецкорпуса.
  - Еще раз повторяю - мы в курсе. - Шепард не менял тон и громкость голоса. - И мы превосходно знаем, в чем была замешана ваша организация. - Шепард включил боковой экран и на нем проступили строки сводки по самым проблемным операциям Спецкорпуса за последние несколько десятилетий. - Пытаетесь играть святого, Найлус? Пытаетесь нами руководить и командовать? Пытаетесь делать из нас детей?
  - Я не буду отвечать на эти вопросы, человек. - турианец старался сохранять спокойствие. Но Шепард уже видел, насколько напряжены нервы оперативника.
  - Нам и не надо ваших ответов. Нам известно, что ваш наставник, СПЕКТр Сарен Артериус раз за разом переступает закон, используя его несовершенство в своих собственных, личных интересах. - Шепард с инструментрона запустил новую последовательность текстов и картинок на экран. Один экран выдавал информацию на турианском языке, второй - на английском. Капитан Андерсон с интересом читал английский вариант и ему многое становилось понятно. - Вы, турианцы, боитесь. Боитесь, что ваших сил не хватит. Не надо мне говорить о том, что то соединение старых калош, которое мы встретили у выходного ретранслятора - и есть ваш флот или хотя бы его часть. - турианец при этих словах нервно дернулся всем телом. - Не надо. Мы прекрасно знаем о ваших тридцати основных флотах, Найлус. И о пятнадцати резервных. Вы попытались двинуть к нашим границам один и только прямой приказ Цитадели остановил его. Но вы не знаете другого, Найлус. Мой коллега и командир не даст мне соврать. - Шепард не стал обмениваться взглядом с Андерсоном. - В истории человечества нет года, когда на нашей родной планете не грохотали боевые действия между людьми. Мы воевали практически всю свою человеческую историю. Воевали между собой. Воевали на пределе возможностей, воевали, используя буквально все для победы, всю технику, всю науку, все человеческие возможности. Воевали, теряя миллионы людей, раз за разом прореживая генофонд человечества лучше, чем любая радиация. - Турианец дернулся, Шепард это сразу отметил. - Лучше и эффективнее. Да, у нас нет такого количества кораблей, какие есть у вас, турианцев, в ваших флотах. Но зато мы отлично умеем воевать, используя человеческие возможности и способности. И вы, ваша Турианская Иерархия закулисно продавила Фариксенские соглашения, потому что вы, турианцы поняли - мы способны закрыть свою Солнечную систему тысячами дредноутов. Да, мы построим их, заставив человечество голодать. Да, нам будет сложно на других направлениях выдерживать темп. Да, это будет великое напряжение для множества людей. Но мы это сделаем, Найлус. И вы, турианцы, это почувствовали. И главное - для всех этих кораблей у нас будут по пять экипажей. На каждый корабль любого класса. Хотя для нас армия - не основа общества, не основа государства, не основа системы управления. И вы, турианцы, это слишком хорошо почувствовали. - Шепард выдал на экраны таблицы ограничений по договору. - Видели? Видели, знаю, вижу, ощущаю, что видели и не один раз, Найлус. У кого больше всего кораблей? У вас. У кого больше всех дредноутов? У вас. У кого больше всех крейсеров? У вас. У вас, турианцев, для которых армия и флот - все. А для нас все - это человеческое общество. И вы полагаете, что мы не сможем сопротивляться в таких вот договорных условиях? - уголки губ Шепарда сложились в издевательскую усмешку. - Рядом со мной находится мой командир, капитан фрегата Дэвид Андерсон. Кто, как вы думаете, продавил его назначение на этот фрегат? Ну!
  - Турианская... иерархия... - через силу произнес Найлус, который не был в тот момент в состоянии сопротивляться давлению Шепарда.
  - Мне назвать причину назначения капитана Дэвида Андерсона на этот пост? Или это сделаете вы? - продолжал давить Шепард.
  - Мы рассчитывали, что служба Андерсона на этом корабле... будет недолгой... - выдавил Найлус.
  Капитан Андерсон сжал кулаки, но не стал поднимать взгляд на стоявшего неподалеку турианца. Шепард не спускал глаз с Найлуса, отлично видя, каких трудов ему стоило сказать даже это, относящееся к не самым мелким тайнам Турианской Иерархии.
  - Отлично, Найлус. Ваши соплеменники дают капитану Андерсону недофрегат и рассчитывают, что он вскорости завершит свой земной путь. По разным, вроде бы имеющим много общего с естественными, причинам. И какой же фрегат вы нам подсунули. Точнее - подсунули капитану Андерсону? Разведывательный, правильно?
  Турианец нервно кивнул.
  - А вы знаете, какая интересная установка ходит среди очень многих людей, Найлус? - Шепард откровенно издевался над бедным турианцем. - Не знаете, Найлус. Не знаете, ибо если бы вы знали - вы десятой дорогой обошли бы этот фрегат, как только на его борту появился капитан Андерсон. Есть у нас на Земле интересная страна с очень сложной и не однозначной историей. Её называют до сих пор Россией. Так вот там есть такое выражение, такая, с позволения сказать, установка. - он сделал паузу и выдал, словно каждое слово - это удар молота. - Не верь. Не бойся. Не проси. - Шепард с наслаждением видел, как при каждом слове сотрясается тело СПЕКТРа. - И мы, европейцы, знаем, почему в России это - не просто слова. У нас тоже есть похожие выражения. Но они не столь четкие и определенные. Так вот, Найлус. Мы, земляне, вам, инопланетянам - не верим. У нас очень мощная ксенофобия, против которой у вас нет никакой вакцины. Мы вас, инопланетян - не боимся. Если мы не боялись воевать между собой все тысячи лет земной человеческой истории, будучи заперты на одной единственной планете, то мы не боимся воевать с любым врагом вовне. У нас нет страха. У нас есть желание победить. Во многих армиях нашей планеты есть традиция - забирать врага в могилу вместе с собой. И мы у вас, инопланетян, ничего не просим. Это вы, турианцы, попросили нас умерить нашу воинственность. Это вы, турианцы, продавили Фариксенские ограничения. Это вы, турианцы оказались перед нашим разведфлотом, будучи не готовы к Контакту. Это вы, турианцы попытались навязать нам недофрегаты, недолинкоры, недодредноуты, понимая, что очень скоро мы, люди, сможем усеять пространство Иерархии своими кораблями, против которых у вас, основной военной силы Совета Цитадели не найдется адекватного ответа. И вы, Найлус Крайк, пришли сюда светить своей корочкой? Корочкой Спектра? Корочкой боевика-оперативника Совета Цитадели? Корочкой цепной шавки? Да, Найлус, я не оговорился и не буду брать свои слава назад. Цепной Шавки Совета Цитадели. - выплюнул Шепард сквозь зубы, наблюдая растущий страх и бессилие в глазах турианца. - Вы полагаете, что если вы, ваша Турианская Иерархия, дали нам корабль, то можете тут играть роль барина? - взгляд Шепарда буром впилился в глаза турианца и тот отшатнулся. - Какая честь для нас, плебеев! Какая честь! Барин соизволил вместе с холопами пребывать на недофрегате! Чудовищный риск для высшего существа! Знакомо, Найлус?! Знакомо, вижу! Вы за десятилетия привыкли, что перед Спектрами все тянутся и все им служат просто по факту наличия идентификатора Совета у конкретного разумного. Но у нас, людей, есть другая традиция. Другая, Спектр Найлус Крайк. - Шепард снова перешел на молотоподобный стиль речи. - Любой авторитет, любое почитание, любое поклонение следует за-ра-бо-тать. Практическими действиями. Практическим риском. Практическим напряжением. Капитан Андерсон - профессионал. И этого звания, этой ступени нет в наших квалификационных справочниках. Это то, что мы, люди, ощущаем глубже, чем кожей. Глубже, чем взглядом, глубже чем разумом. Вы хотели его унизить, растоптать, вогнать в грязь, продавив назначение Андерсона на пост командира этого разведфрегата? Не получилось, Найлус. Не получилось. Для наших профессионалов работа на самых проблемных кораблях - нормальное явление. Работа с самыми проблемными экипажами - норма. Работа на самых опасных направлениях - норма. Мы не кичимся званиями и должностями. Мы просто ра-бо-та-ем. Капитан за годы службы заработал не только авторитет, но и искреннее уважение сотен, тысяч людей. Да, занимающих разные посты, да, занимающих разные должности. Но четко осознающих, что Дэвид Андерсон - профессионал. Заметьте, что он, капитан навязанного ему вами, турианцами, фрегата, не стал как-либо проявлять свое негативное отношение к вам, представителю Спецкорпуса. Хотя у него для этого есть все мыслимые основания, о которых он ни разу не говорил даже в узком кругу. И поскольку мы все здесь в курсе дела, Найлус, полагаю, вам следует немедленно и глубоко понять, что вы здесь - пассажир, гражданское лицо. А не всесильный султан, шах, магараджа или император. У нас, людей, есть своя собственная, мощная законодательная база, о которой вы, как оперативник Спецкорпуса, знаете, но легкомысленно полагаете, что взмах корочкой Спектра все оставляет позади. Нет, Найлус. Не все. Мы, люди, уже десятилетие добиваемся признания от Совета. А вы, турианцы, Турианская Иерархия в лице ваших советников, - Шепард сменил изображения и тексты на информацию о советниках из Турианской Иерархии, - отчаянно пытаетесь противостоять нашему желанию, нашему стремлению, нашему праву. Праву занять должное место среди других рас Млечного Пути. Вы боитесь, Найлус. Вы боитесь людей. Вы боитесь нас.
  - В мои функции... - начал было Крайк, но Шепард не дал ему договорить:
  - О, да, в ваши функции входит проследить, куда пошли ваши инвестиции. Инвестиции Турианской Иерархии в удавку на шее человечества, Найлус. - выплюнул, словно забивая восьмидюймовые гвозди в тело турианца, капитан десантного экипажа и старший помощник капитана фрегата.- Мы, люди, уже две недели убили на протокольную презентацию. И вы были удовлетворены. - Шепард выдал на экраны тексты отосланных Найлусом рапортов. - Как видите, даже на неукомплектованном недофрегате у нас, людей, достаточно специалистов, способных взломать ваш детский спектровский шифр. В ваши функции, Найлус, согласно секретным инструкциям, входит то, что на нашем, человеческом языке называется предательством, ударом в спину и саботажем. - Новые данные заполонили экраны, вспыхнули новые экраны, также заполненные текстом и таблицами с графиками. Андерсон, впилившийся взглядом в них, откровенно не понимал, откуда Шепард смог достать подобную информацию, но спрашивать пока не спешил, наблюдая, как двухметровый турианец мнется перед столом, за которым сидят двое офицеров-людей. Мнется и начинает понимать, что его барскому положению пришел окончательный конец. - Вы так и не поняли, с кем вы, турианцы и Совет Цитадели, столкнулись, Найлус. Не поняли. - произнес Шепард. - Вам известно, что такое "катализатор"?
  - Вещество, способное повернуть химическую реакцию в определенное русло и способствовать достижению определенных, заранее просчитанных результатов. - проскрежетал Найлус.
  - Ограниченно, но верно. Так вот, Найлус. Вы столкнулись с человечеством как с катализатором процессов, которые находятся вне вашего управления, руководства и понимания. Мы не будем играть по вашим правилам, Найлус, после тех унижений, которые вы, турианцы, нам причинили. Не будем. Не надейтесь. И начнем мы с того, что на наших кораблях статус Спектров будет сведен до статуса гражданского лица, не обладающего никакими полномочиями, кроме элементарной физиологии. Поскольку по моим данным Спектров на просторах Солнечной системы не так много, мы их уже всех вычислили и взяли под наблюдение. А вас, Найлус Крайк, мы лишили главного - связи.
  - У меня...
  - О, да, есть приказ Совета Цитадели. - Шепард, не двигаясь с места, поднял на Найлуса другой взгляд. Совершенно другой. - Приказ забрать у нас, людей, найденный на принадлежащей нам, человечеству, планете, протеанский маяк. - Шепард с наслаждением увидел, как сильно дернулся заносчивый турианец. - Забрать, поскольку кто-то там решил, что мы, люди, не доросли до того, чтобы иметь на своей территории подобные хранилища информации. Поскольку вы, члены Совета Цитадели, Турианская Иерархия до дрожи боитесь, что не сможете управлять тем, как мы воспользуемся этой информацией. Да, Найлус. Нам потребовалось около тридцати лет, чтобы проломиться к вам, вскрыть со своей стороны закрытый наглухо запретный ретранслятор. У нас, людей, есть поговорка: даже незаряженное ружье может выстрелить. В самый неподходящий момент. Говоря проще - закрытый ретранслятор может в самый неподходящий момент быть открыт. И вы к его активации оказались не готовы. Совершенно не готовы, Найлус Крайк. Вам назвать имена тех, кто решил, что люди не достойны владеть редчайшим протеанским артефактом? - Шепард положил пальцы на сенсоры своего инструментрона. - У нас есть не только имена. У нас есть прямые и неопровержимые доказательства. Ну!
  - Не. Надо. - выдавил турианец.
  - А ведь как хорошо начиналось. - с издевкой произнес Шепард. - Барин Спектр идет к холопам потребовать отчет о проделанной работе и информацию о ближайших и не очень ближайших планах. И более чем уверен, нет, даже убежден в том, что эти холопы дадут ему эту информацию. Как же, ведь он, Найлус Крайк, СПЕКТР, небожитель. Неподсудное существо. Один одним махом всех тупых людишек побивахом. Заметьте, Найлус, я еще не перехожу на личности. Мой командир уже догадывается, что и там у меня есть немало интересного, что я могу озвучить относительно персонально вас, Найлус Крайк. Так что, будем играть небожителя дальше или сейчас вы вернетесь в свою каюту и не будете пытаться превышать статус бесправного гражданского на военном корабле?
  - Каюту. - произнес Крайк.
  - Можете идти, Найлус. - Шепард опустил взгляд и отметил, как турианец медленно разворачивается. - И помните, что любая попытка навредить нам будет наказана со всей жестокостью.
  Подождав, пока турианец покинет палубу, Шепард расслабился.
  - Извините, командир. Но была прямая необходимость загнать в безопасные рамки этого субъекта. - сказал Шепард, не глядя на Андерсона. - У нас осталось меньше четверти часа до боевой активации и иметь этого слизняка сзади - значит непозволительно рисковать. - он набрал на клавиатуре код. - Его каюта уже отрезана от любых линий связи и информации. Санузел там есть, если он корчит из себя военного служаку - пусть стойко переносит трудности военной службы. Надо будет - я его уложу энергоимпульсом в кому.
  Ожил инструментрон Андерсона:
  - Капитан, корабль в точке. - доложил Джеф Моро. - Двигатели готовы к рывку к ретранслятору. Инженер Адамс гарантирует, что мы выдадим пиковую мощность в длительном режиме и сможем без проблем отработать Иден-Прайм.
  - Хорошо. - Андерсон переключил каналы. - Внимание всему личному составу. Корабль в точке. Включить всю аппаратуру дистанционной разведки в боевой пассивный режим. Начать сканирование в пассивном режиме. Это не учебное применение. Это не учебная работа. Активировать комплекс "Прогноз" в боевом режиме.
  Выслушав доклады, Андерсон откинулся на спинку кресла. Затем резко встал, обошел стол.
  - Шепард, идемте ко мне в каюту. Там будем смотреть пассив. Надо исключить негативное влияние шоковой информации.
  - Есть, капитан. - Шепард встал. Оба офицера вошли в капитанскую каюту в тот момент, когда на больших настенных экранах появились первые данные с дальних пассивных сканеров. Отметка гигантского корабля сияла красным ромбом.
  - Черт, он возле резервного космопорта. - сказал Андерсон, взглянув на координатную сетку. - Судя по данным наземных датчиков - сохраняет позицию. Связь с планеты заглушена полностью. Он действительно фильтрует траффик в полном объеме. Оружие не активировано.
  - Ему и не нужно применять оружие. Эта двухкилометровая креветка сама по себе очень даже неплохое психологическое оружие. Космопорт пуст. Одни трупы. - сказал Шепард, увеличивая разрешение пассивного сканирования. - И, кстати, вот и последствия индоктринации. - он указал на некоторые данные в таблице. - Активность мозга многих, попавших в сферу, имеет характеристики внешнего управления с элементами подавления.
  - Посмотрим. - Андерсон зажег дополнительные экраны. - Комплекс "Прогноз" подтверждает ваши выводы, Шепард. Джеф, включите маскировку. В самый полный режим.
  - Слушаюсь, сэр. - откликнулся пилот. Вспыхнули подтверждающие индикаторы на панелях капитанской каюты.
  - Я понимаю, что это глупо, но очень рассчитываю, что те несколько разумных, которые находятся на борту этого корабля. - проговорил Андерсон. - не имеют доступа к оптике или иллюминаторам. На таком расстоянии нас будет трудно заметить. Каков ваш план, Шепард?
  - Подходим к Иден Прайм и наносим согласованный удар излучателями климатической системы, энергонакопителями космопорта и оружием фрегата. Затем десант штурмом берет эту креветку, не способную сопротивляться, под свое управление. В темпе. Главное - скорость и натиск. Знаю, будут разрушения и жертвы, но нам нужно захватить этот корабль или уничтожить его. - кратко изложил свое видение сценария Шепард. Андерсон несколько минут размышлял, затем встал.
  - Идемте, капитан. Наше с вами место - на мостике. Там получим последние данные и начнем выдвижение.
  - Согласен, капитан. - Шепард пропустил Андерсона вперед и встал за его спиной на постаменте у Карты. - Готов к работе.
  - Внимание по кораблю. Говорит капитан. Вы все видели основную нашу цель. У нас два выбора - захватить этот корабль или уничтожить его. Нельзя дать ему взлететь. Нельзя дать ему открыть огонь. Нельзя дать ему уйти. Это - разведчик. Он один. И он должен остаться одинок. Нельзя дать ему передать какую-либо информацию вовне. Все это мы должны сделать с вами. Мы - разведка. Лучше других понимаем и знаем, как следует противостоять разведке. И мы сделаем это. - Андерсон отключил связь, переключил Карту в режим оперативно-тактического управления, вызвав район Утопии. - Джеф, под маскировкой, в тени контейнеровоза "Летран", следующего к Цитадели. Скрыть корабль в тени планеты Занаду. Быть готовым к рывку к планете Нирвана или прямому рывку к Иден Прайм. Выполнять.
  - Есть, капитан. - откликнулся пилот. Фрегат вышел с позиции, скрылся за широченной кормой контейнеровоза, ушел на нужное расстояние от огромного носителя, чтобы ретранслятор не соединил два корабля воедино в неразрывное целое. Спустя минуту "Нормандия" вошла в коридор, пробитый ретранслятором. - Три минуты. "Летран" уже готовится к выходу. Решение, командир. Прямо или уходим к Занаду?
  - Прямо, Джеф. Прямо. - сказал Андерсон, перепроверяя на отдельных экранах Карты поступающие с комплекса "Прогноз" данные.
  - Есть, капитан. - пилот отключил канал.
  - Ингвар, Билл. - Андерсон вызвал на конференцсвязь специалиста по РЭБ и старшего артиллериста. - Все системы - в боевое оперативное положение. Ингвар, вам - первая скрипка. Заставьте этот корабль рухнуть и отключиться. Повторяю - рухнуть и отключиться. Делайте что угодно с инфраструктурой и погодой, но он должен быть обездвижен и обезоружен. Все данные по его возможностям, которые нам удалось достать - перед вами.
  - Понимаю, капитан. Готов. - Ингвар стал говорить рублеными фразами. - Данные введены в систему. Готов к согласованному удару. Билл?
  - Все оружие корабля готово, капитан. - доложил старший артиллерист. - Главный излучатель этой твари - в прицеле.
  - Джеф. - вызвал капитан на связь пилота.
  - Готов, капитан. Пока идем к планете на самой полной скорости Ингвар сделает достаточно, чтобы креветка не ушла. А Билл усмирит её потуги сопротивляться. Я готов, капитан.
  - Начали.
  
   - Удар по Иден-Прайм;
  
  
  Фрегат вырвался из ретранслятора, прошел мимо неповоротливого контейнеровоза и, набирая скорость, понесся к планете, выходя на её орбиту под предельно допустимым углом.
  - Капитан, корабль над планетой. - доложил Моро. - Наблюдаю согласованный удар. Креветка шатается. Ей явно не нравится, но взлететь... Боги. Взлететь она не может. Ингвар, я твой должник. - Джеф вывел фрегат на атакующий курс. - Билл, через тридцать секунд я буду на точке открытия огня. Точка!
  Удар фрегата был страшен. Обьятый сполохами излучений, генерируемых в аварийных режимах десятками энергонакопителей и излучателей, двухкилометровый корабль дрожал, пытаясь разорвать крепнущий кокон. Все на борту корабля и все на планете видели, как он пытается раздвинуть огромные створки бронезаслонок над своим главным излучателем. Но в тот момент, когда глубоко в черном провале излучателя только вспыхнула первая кроваво красная искра, обозначившая активацию системы накачки, в линзу ударил залп главных орудий разведфрегата, за которым спустя две секунды последовал второй, а затем грянул третий. Все члены экипажа видели, как увеличилось напряжение на энергоконтурах, охвативших своими щупальцами непрошенного гостя именно в момент трех попаданий. Гигант зашатался еще сильнее, начал крениться и в этот момент Билл всадил в щупальца креветки три залпа, заставляя бронеплиты чужака выгибаться под немыслимыми углами, кроша приводы и закорачивая энергопроводы. Все это происходило на предельно допустимых расстояниях. Джеф даже немного придерживал скольжение фрегата навстречу гиганту. И тут Билл превзошел самого себя - он сумел за несколько десятков секунд организовать и осуществить третий заход, три дополнительных залпа, сила которых оказалась недопустимой для пришельца. Под басовитое гудение энергополей, под скрежет металлоконструкций, под стон лазеров фрегата креветка рухнула, дернув всеми четырьмя лапами, на конструкции монорельса, ведущего к резервному космопорту и касание токоведущих частей привело к дополнительным повреждениям, добивающим системы пришлого корабля.
  "Нормандия" прошлась над затихающим гигантом, развернулась и замерла, взяв креветку под прицелы.
  - Капитан, есть два сигнала, свидетельствующих о наличии на борту этого корабля органической жизни. - доложил Ингвар. - Классифицирую... Это азари и турианец, сэр. Они живы, но находятся в глубоком шоке. Их жизненные показатели... Задавлены.
  - Капитан. - Моро вгляделся в экраны. - вижу десантные корабли гетов, сэр. Они пытаются взлететь от позиции рухнувшего гиганта, сэр. Разрешите огонь на поражение?
  - Разрешаю. Билл, сделайте так, чтобы мы не имели проблем с ними. - сказал Андерсон.
  - Слушаюсь, сэр. - в голосе старшего артиллериста чувствовалось глубокое удовлетворение. - Сделаем.
  Несколько залпов заставили десантные корабли рухнуть на наспех подготовленные у ног гиганта стартовые площадки.
  
   - Внутри гигантской "креветки"
  
  - Ну вот, а мы сомневались в том, что геты вышли за пределы Вуали. - произнес Андерсон. - Полагаю, теперь ваша очередь действовать, Шепард.
  - Так точно, сэр! - сказал капитан, вставая. - Предполагаю сначала разобраться с этими двумя на борту. Группе быстрого реагирования во главе с лейтенантом Аленко... предполагаю, следует направиться в лагерь археологов и взять на борт челнока маяк. Мы успели предотвратить активацию гетского десанта... Именно в задачу подчиненных Властелину гетов входила эвакуация на борт креветки маяка. После погрузки он бы немедленно взлетел. Начал бы стрелять или не начал - другой вопрос.
  - Предполагаете, что геты... индоктринированы?
  - Это машины, сэр. А машина с машиной всегда быстро договорится. Почти мгновенно. Вот этот Властелин и договорился. - Шепард отдал несколько распоряжений по спикеру. - Лейтенант Аленко на шаттле убыл в расположение лагеря. С ним - трое полисменов, которые сегодня должны дежурить. Я беру капрала Дженкинса и пятерых полисменов. На шаттле мы достигнем пробоины и через нее проникнем в корабль. Данные сканирования однозначно свидетельствуют - корабль полый.
  - Идите, Шепард. - сказал Андерсон. Капитан козырнул и через несколько минут шаттл уже нес его к поверженному кораблю неизвестной расы.
  
  - Подлетаем, сэр! - доложил водитель. В этот раз Шепард не стал брать с собой Стива, штатного пилота, сославшись на то, что миссия очень опасна и лучше будет, если на месте водителя будет хотя бы военный полисмен, а не гражданский специалист. - Громадина. И дыру мы в нем хорошую проделали. - Он с легким скрежетом вогнал шаттл боком на острые грани внешней брони пришельца. - Готово, сэр. Открываю дверь. - он нажатием клавиши разблокировал и поднял боковую дверь шаттла. - Ждать вас здесь, сэр?
  - Да. Только держите машину подальше от острых граней. Скрежет был. - сказал Шепард, поднимаясь и передергивая затвор штурмовой автоматической винтовки. - Закрыть шлемы. Включить внутренние системы скафандров. Оружие держать в постоянной готовности. Клювами не щелкать, смотреть по сторонам внимательно. - с этими словами он первый спрыгнул на похожие на чешую плиты внутренней обшивки нутра каракатицы. - Идем и берем сначала центральный блок управления. Нужно окончательно вырубить этого монстра. Задача ясна?
  Ответом были безмолвные кивки.
  - Дженкинс, идете предпоследним. - отдав это распоряжение, Шепард почти бегом двинулся по одному ему ведомому маршруту. В том, что он знал, куда именно идти, несмотря на то, что путь пролегал через завалы трубопроводов, бухты кабелей, скопища ящиков и разнообразного барахла, которое было трудно идентифицировать, не было ничего особенного. Состояние струны позволяло ему тонко чувствовать окружение на много километров вокруг, а уж не заметить такое яркое пятно, как центральный блок управления этим монстром и вообще невозможно было в принципе. Его беспокоило только одно ощущение: он знал, что вскоре пришелец очнется и сможет сопротивляться. И время до момента активации защиты истекало.
  Наконец впереди возникла сфера, покрытая многослойной броней. Сделав знак своим спутникам остановиться, Шепард подошел к сфере один. Вгляделся в её поверхность, насколько позволял конус света из нашлемного прожектора, отрегулированного на четверть мощности. Провел пальцами, затянутыми в бронированную перчатку по стыкам лепестков. Помедлил, не отнимая ладонь от поверхности обода. И резким движением сдвинул один из лепестков в сторону, заставляя другие сложиться подобно вееру. В голубовато-зеленоватом свечении под лепестками обнаружилась прозрачная сфера, удерживаемая строго в центре теперь уже раскрытого бронированного кокона. Протянув к сфере руку, Шепард выдернул её из удерживающего поля и ощутил, как напряжение, царившее вокруг, вдруг исчезло.
  - Дженкинс. Контейнер. Быстро. - распорядился Шепард, ожидая, пока капрал подаст ему раскрытый изолирующий бокс. Уложив в него сферу, капитан закрыл замки внутреннего кофра, набрал один код, закрыл замки внешнего кофра и набрал второй код.
  - Неужели он... мертв?! - сказал Дженкинс. - И мы это сделали? Умертвили этого монстра?
  - Корабль - мертв. А его пилот. - Шепард взглядом указал на контейнер. - Жив. - он обвел взглядом потрясенных происшедшим спутников. - Теперь - ищем двух органиков. Полагаю, удар их застал в центральном посту корабля. Живо, живо за мной. Придется выносить обоих на руках, коллеги, так что побыстрее. Носилок мы с собой не взяли, даже простейших тканевых. Ничего. Вынесем. - говоря это, Шепард пробирался по извилистому пути среди хаотичных нагромождений сорванных с креплений деталей корабля, направляясь к четко мерцавшим на внутришлемном экране индикаторам биологической активности. - Живо, живо, не останавливаться!
  Преодолев несколько лестниц, поднявшись по ставшей полом боковой стене, группа вошла в помещение центрального поста. Точно под вздыбленным на кронштейне креслом лежал затянутый в броню турианец. Неподалеку от него сломанным манекеном лежала пожилая азари в черно-белом одеянии со странным головным убором, чуть сбившимся и обнажившим обширную рану на лбу. Индикатор медконтроля высветил, что турианец вполне в форме, только без сознания, а вот азари. Она явно не успела сесть в другое, теперь зависшее на боковой стене кресло и пристегнуться, поэтому получила множественные повреждения. Шепард жестом приказал двум полисменам взять на прицел входы в центральный пост, а сам с Дженкинсом склонился над азари.
  - Девятьсот пятьдесят лет... Поверить не могу... - прошептал капрал, когда на его инструментрон поступили первые идентификационные данные. Шепард тем временем обильно смазывал панацелином отмеченные на экране внутришлемного диагноста выявленные автодоктором места наиболее серьезных повреждений. - Она же в девять раз старше любого из нас.
  - Привыкайте, Дженкинс. Теперь это - часть нашей с вами работы. - Шепард достал из штурмового наспинного ранца комплект шин и несколькими точными движениями зафиксировал левое предплечье и правую голень азари, не забыв добавить панацелина. - Так, здесь все. - он обернулся и подошел к турианцу. - А вот здесь сложнее. - Он включил инструментрон и на его большом экране показал данные идентификационного чипа своим спутникам.
  - Спектр? - удивленный возглас не сдержали сразу трое полисменов. Шепард кивнул, соглашаясь.
  - Крепкий же он какой. Хотя, если верить диагносту, в нем имплантатов почти восемьдесят процентов. - сказал старший полисмен. - Он почти не пострадал. Но я бы...
  - Вкалывайте, Орест. - закончил его мысль Шепард. - Нам его еще тащить к челноку, целее будет. Не нужно, чтобы он рыпнулся по дороге, нам еще Чаквас его сдавать вместе с компаньонкой.
  - Хорошо, сэр. - полисмен вколол турианцу полную дозу обездвиживателя. - Я понесу его, сэр.
  - Хорошо, Орест. - Шепард убедился, что полисмену помогут его коллеги и повернулся к Дженкинсу. - Ричард, дорогу помните?
  - Да, сэр. - капрал с изумлением смотрел, как невысокий полисмен почти без усилий несет двухметрового турианца. - Помню, сэр. - поправился он, поймав вопросительный взгляд командира. - Я пойду первым, сэр. Выведу, сэр.
  - Действуйте, Дженкинс. - Шепард проводил капрала взглядом и, подойдя к азари, поднял её на руки. - Вперед, я за вами.
  Обратный путь был нелегким. Пришлось несколько раз в особо захламленных местах передавать друг другу обмякшие тела пострадавших из рук в руки. Шепард с сомнением смотрел на индикатор биологических форм, мерцавший синеватым светом. Больше живых не было. Но и трупов, что характерно, не попадалось. Корабль, лишенный управляющего чипа, был безмолвен и тих. И именно эта тишина нервировала полисменов больше, чем звуки выстрелов или шорохи.
  Водитель шаттла подвел машину к краю пробоины. Азари и турианца разместили на двух скамейках. Полисмены, Дженкинс и Шепард стояли всю дорогу до фрегата. В ангаре их встретила майор Чаквас, просканировавшая своим инструментроном обоих пациентов и кивнувшая Шепарду:
  - Хорошо. Они вполне смогут выкарабкаться, Джон. Доставьте их ко мне в медотсек.
  - Да, мэм. - Шепард кивнул и снова поднял азари на руки, на этот раз сойдя на плиты ангара первым. За ним старший полисмен нес турианца. Спустя несколько минут оба пострадавших были размещены на медицинских кроватях в царстве Чаквас и майор взглядом приказала всем, включая Шепарда, покинуть помещение.
  - Разрешите идти, сэр? - старший полисмен и Дженкинс подошли к Шепарду, едва капитан последним покинул медотсек.
  - Идите. Отдыхайте. Всем - спасибо.
  - Да, сэр. - капрал и полисмены разошлись. Шепард знал, что теперь у них будет достаточно тем для разговоров.
  Уходя, Дженкинс поставил у ног капитана контейнер с управляющим чипом. Разместив контейнер в изолирующем хранилище, Шепард набрал пять кодов блокировки и захлопнул толстую дверцу. К нему неслышно приблизился капитан Андерсон.
  - Его сердце?
  - Больше. Разум. Пилот. Основа. - сказал Шепард, разглядывая ровную поверхность крышки отсека хранилища и думая о том, что находится за ней. - Никогда бы не поверил в это, сэр. Но... он там явно не один. Я хотел сказать, что действует он, как единое существо, как единый разум... Но на самом деле их там, этих разумов... миллиарды. Запереть такое в столь большой корпус и отправить на войну... Сквозь такие пространства... Каким же бездушным надо быть...
  - Мы можем... понять... как они... - Андерсон взглядом указал на дверцу хранилища, - выглядели?
  - Можем, капитан. - подумав ответил Шепард. - Но вряд ли сейчас мы к этому готовы.
  - Пока вы там ходили, я приказал членам экипажа оградить место падения и закрыть его для колонистов. Они с пониманием отнеслись к этому нашему требованию, капитан. - сказал Андерсон. - Тем более, что эта штука превосходно видна в деталях с приличного расстояния. Проблем с "я только посмотреть" не будет. Как только вы изъяли чип, восстановилась дальняя связь, но я попросил пока закрыть район и не отправлять информацию о происшедшем в Альянс. Сказать, что колонисты и администрация планеты в шоке - это ничего не сказать. Они даже не предъявляют нам никаких претензий по поводу уничтоженной инфраструктуры и урожая. Такое ощущение, что они поняли, чем эта креветка могла бы для них... обернуться. Я также приказал собрать все части гетов и закрыть доступ на резервный посадочный стол, куда их всех свезли. Инженер Адамс уже побывал там и говорит, что впервые видит столь совершенные машины, сумевшие развиться самостоятельно.
  - Искусственный интеллект? - внимательный взгляд Шепарда коснулся глаз командира корабля.
  - Да. Полностью развившийся искусственный интеллект, капитан. Я сам не понимаю в деталях, как такое может быть, но инженерная группа фрегата единодушна. Я предпочитаю доверять своим людям и их суждениям, капитан. - ответил Андерсон. - Похоже, у нас появилась третья проблема. Если первой считать этого монстра, второй - этих двоих, что в медотсеке, то геты... вполне потянут на третью проблему.
  - Доклад от Аленко?
  - Был, капитан. Десять минут назад я отправил туда грузовой шаттл. Через пять минут он будет в ангаре и мы погрузим маяк в контейнер. Археологи счастливы, что до них не добрались эти шагоходы. Так они окрестили этих десантников-гетов. Аленко справился превосходно. И, кажется, у него там нашлась партия. - Андерсон помедлил. - командир взвода космопехоты, выделенного для охраны археологов. Некая сержант Эшли Уильямс. Сам Аленко счастлив и рад, что теперь его не мучают мигрени и он в состоянии трезво соображать двадцать четыре часа в сутки. Хотя рядом с Уильямс о трезвости его соображения говорить... - Андерсон усмехнулся... - Молодежь...
  - Я полагаю, что капралу Дженкинсу следует предоставить краткосрочный отпуск до момента нашего отлета, капитан. - Шепард оставлял основное решение на долю командира фрегата. - У него здесь мать, отец, сестра.
  - Давайте пока не будем никого отпускать с борта, капитан. - спокойно и тихо сказал Андерсон. - И, полагаю, вас что-то снова очень серьезно беспокоит.
  
   - Коллекционеры и Протеане
  
  - Да, капитан. Если позволите, то об этом - в вашей каюте. - сказал Шепард.
  - Идемте. - коротко бросил Андерсон.
  В каюте капитана Шепард подождал, пока Андерсон закроет дверь и включит запрещающий сигнал на внешнем замочном интерфейсе. Не садясь в кресло, Шепард вызвал на экраны над рабочим столом капитана несколько схем, графиков и таблиц с рисунками.
  - Вы полагаете... - спросил Андерсон, ознакомившись с представленной информацией. - Что здесь шли тяжелые бои с такими вот каракатицами и их пособниками?
  - Капитан. Планета буквально усеяна остатками инфраструктуры, возраст которой намного превышает привычные для нас шестьдесят-семьдесят тысяч лет. Это означает, что здесь существовали развитые поселения сильнейшей расы предшествующего цикла. Имперской расы. Титульной расы. Известной, как протеане. Маяк намного менее важен, капитан, чем то, что я смог ощутить. Почувствовать, если точнее. Как ни странно это прозвучит, здесь есть еще не вскрытые памятники протеанской культуры. Пока мы летели к этой каракатице, я ознакомился с картой раскопок. Далеко не всегда места их проведения выбраны оптимально. На это указывает множество котлованов, оказавшихся пустыми. Мне известно, насколько археологам трудно даже временно вывести здешние земли из сельхозоборота. Тем не менее уже сейчас администрация планеты настаивает на том, чтобы оказавшиеся пустыми места раскопок были рекультивированы и возвращены в сельхозоборот. И склонен признать, что в этом местная администрация стопроцентно права.
  - Зная вас, Шепард, я не поверю, что вы готовы предложить только уточненную карту возможных непустых мест для раскопок. У вас есть что-то большее, чем просто карта.
  - Есть, капитан. Когда я прикоснулся к бронекапсуле чипа, мой мозг воспринял информацию о том, что миллионы протеан были трансформированы. В системах Термина с недавних пор появляются представители расы, называющие себя Сборщиками или Коллекционерами - на разных диалектах их именуют по-разному. Мало кто их видел в деталях. - Шепард щелкнул инструментроном, изображения на части экранов сменились. - но в целом они выглядят приблизительно так. Это - примерное изображение только в виде рисунка. Хорошо, что у художника оказалась прекрасная память. Обычно Коллекционеры не любят, когда их вот так запечатлевают.
  - Блюдут неизвестность... - сказал Андерсон, обозревая представленный рисунок. - Насекомое.
  - Ископаемое насекомое, капитан. Этому потомку, мало отличимому от оригинала, пятьдесят тысяч лет. А этой каракатице - больше двадцати миллионов. По самым предварительным оценкам, капитан.
  - И вы предполагаете... Впрочем, я знаю, что вы свои предположения держите обычно при себе, Шепард. Вы знаете то, что значит гораздо больше, чем этот рисунок.
  - Да, капитан. И я благодарю всех известных и неизвестных богов за то, что мы успели завалить эту креветку с её гетским десантом раньше, чем они добрались до того, что теперь принадлежит только человечеству. Нам, землянам, принадлежит. И стоит в сотни тысяч раз больше, чем этот маяк, какую бы информацию он не содержал.
  - Слушая вас, я склоняюсь только к одному варианту, Шепард. - задумчиво произнес Андерсон.
  - Вы правы, капитан. Это - живой, исходный, нормальный протеанин мужского пола. Находится в состоянии криостазиса в специально предназначенной для этого капсуле. На глубине в тридцать шесть метров от уровня земли. Район мне известен, капитан. С точностью до метра.
  - Вы соображаете, о чем говорите, Шепард? - Андерсон прямо взглянул на своего первого помощника. - Вижу, соображаете. Что требуется от меня?
  - Свяжитесь с археологами. Пусть снимают лагерь на месте раскопок протеанского маяка, сворачиваются и гонят технику и оборудование в режиме аллюра три креста в район, который я укажу, а там - копают шахту в месте, которое я тоже укажу позднее. Извините, капитан. Но пока больше я говорить ничего не могу. Слишком велик риск деятельности разведок.
  - Понимаю. Тогда сделаем так. Поскольку маяк уже погружен, наша миссия здесь...
  - Будет завершена позднее, капитан. И она не окончится с погрузкой нашего гостя из далекого прошлого на борт фрегата. - прервал капитана Шепард. - Боюсь, что здесь наша миссия будет продолжена.
  - Хорошо. Согласен. Все равно. Я поговорю с руководством археологической партии, думаю, они будут рады принять участие в столь важном проекте. Скажу, что сканирование с орбиты выявило подозрительное место, характеристики которого указывают на что-то очень сходное с протеанским артефактом. Привили вы мне любовь к копанию в базах данных. Кое какую информацию по артефактам я уже изучил. - сказал Андерсон. - Вы мне лучше скажите, передвигать туда фрегат будем?
  - Не стоит пугать нашего в каком то смысле предка, капитан. - ответил Шепард. - Пусть фрегат ожидает здесь, рядом с каракатицей. Я все же полагаю, что надежная охрана этого корабля возможна только силами фрегата, не меньше. Пока мы там копаем шахту и достаем из небытия нашего союзника.
  - Союзника? Вы так уверены?
  - Нам незачем его убивать. Между нами и им все равно будет полсотни тысяч лет. И мы только станем лучше и сильнее, если сможем сообща преодолеть это гигантское расстояние.
  - Капитан. - ожил инструментрон на руке Андерсона. - Маяк погружен в контейнер. Повреждений нет, все в порядке. Активации не наблюдаю - археологи могут это документально засвидетельствовать. - послышался голос лейтенанта Аленко. - Руководство археологической партии просит указать приблизительный район, куда следует выдвигаться. Они заканчивают погрузку на транспортеры. Через двадцать минут могут доложить о готовности к движению.
  - Доклад принял. - ответил Андерсон. - Передайте мне контакты руководства археологической партии, лейтенант. - капитан помедлил, ожидая, когда инструментрон пискнет, просигналив о приеме файла. - Хорошо. Передайте, что скоро мы свяжемся с ними. Пусть спокойно готовятся к переезду.
  - Есть, капитан. - Аленко отключил канал.
  - Как мало надо человеку для счастья. - сказал Шепард. - Избавить его от мигреней, дать возможность поучаствовать в нестандартной военной операции, проявить себя. И человек счастлив...
  - Разве это не прекрасно, Шепард? - Андерсон искоса взглянул на старшего помощника. - К нам направляется доктор Чаквас. Полагаю, у нее есть важные новости, если она решила сама придти сюда. - капитан разблокировал дверь и предложил вошедшей женщине присесть в кресло. - Карин, мы вас внимательно слушаем.
  - Знаю, Дэвид. - ответила врач, присаживаясь рядом с офицерами. - Как медик, я сделала все, что можно в данной ситуации. Пришлось погрузить их обоих в медикаментозный сон. С турианцем легче - у него имплантатов, как правильно было замечено, больше восьмидесяти процентов. Так что он еще легко отделался. Так, мелкие переломы и ушибы. А вот азари... Переломы отнюдь не мелкие, ушибов, порезов много. И прочего. Главное не это. Мне не удается восстановить психосферу обоих. Её показатели по прежнему задавлены, хотя той ужасной картины, что была раньше - я не наблюдаю. Есть положительные подвижки после шестнадцатого знака после запятой, но это происходит крайне медленно. Капитан. - врач взглянула на Андерсона. - Я прошу вас сообщить мне каковы дальнейшие планы относительно их обоих? К чему их мне готовить?
  - Карин. - произнес Андерсон после недлинной паузы. - Мы не собираемся их убивать и не собираемся их мучать. Сейчас нам предстоит большая работа на Иден-Прайм, связанная с археологическими раскопками. Подробнее сейчас сказать не могу, сам еще не все знаю и работа собственно, пока только запланирована. Так что фрегат пока с планеты никуда не уйдет. Думаю, эта работа займет не меньше суток, так что время для сохранения прогресса выздоровления у обоих ваших пациентов будет.
  - Хорошо, капитан. - врач кивнула, соглашаясь с высказываниями капитана корабля. - Если позволите, я бы хотела, чтобы капитан Шепард взглянул на них обоих. Мне известно... о его способностях. Мониторинг состояния лейтенанта Аленко и капрала Дженкинса дал немало интересных для меня, как для медика, результатов. Я просмотрела профильные архивы и своды знаний, капитан. Полагаю, нам не следует сейчас выходить на медцентры Альянса и Цитадели, а также пользоваться местными медицинскими учреждениями.
  - У нас осталось пятнадцать минут до того момента, как мы должны дать направление на точку колонне транспортов археологической партии, Карин. - сказал Андерсон. - Капитан Шепард, без всякого сомнения, вылетит на шаттле в этот район и примет участие в раскопках. Мы планируем, что их длительность до получения ожидаемых результатов не превысит одних земных суток. До этого времени, полагаю, он сможет вам оказать любую помощь, какую сочтет нужным.
  - Да, капитан. - Шепард кивнул. - Разрешите быть свободным?
  - Разрешаю, капитан. - Андерсон кивнул, наблюдая, как старший помощник открывает перед врачом фрегата дверь капитанской каюты и выходит за ней следом, не стремясь идти рядом.
  
   - Азари и Турианец. Восстановление психосферы
  
  Войдя в медотсек, Шепард сразу подошел к койке, на которой навзничь лежал турианец. Чаквас подала ему ридер с кратким резюме состояния. Несколько минут старший помощник потратил на изучение недлинного текста и размышления.
  - Найлус знает?
  - Нет. Я ему ничего не говорила. Медотсек изолирован. Из своей каюты он не выходил, линии связи блокированы, ВИ недавно проверил - изоляция полная. - ответила Карин. - Джон, что будем делать? Два Спектра Цитадели на нашем корабле - явный перебор.
  - Больше чем перебор, Карин. - Шепард набрал на ридере недлинный текст и показал его Карин. - Они очень хорошо знают друг друга.
  - Ага. И случись что, этот молодой явится ко мне качать права и выяснять, почему я не смогла его вытащить?
  - Я ему популярно объясню, Карин. И он быстро оставит вас надолго в покое. Ему будет достаточно знать, что вы, доктор, не специалист в психологии и психиатрии, а также в том, что касается санации психосферы инопланетян. Это-то он в состоянии понять в любом случае и в почти любом состоянии.
  - Надеюсь, Джон. Давайте подойдем к ней. - она взглядом указала на азари, распластанную навзничь на соседней койке. - Вы были правы, наложив быстро шины на переломы. А также я хотела поблагодарить вас за мягкую транспортировку.
  - Не стоит, Карин. - Шепард взял другой ридер, поданный ему врачом фрегата и углубился в изучение текстов и схем с таблицами. Здесь информации было больше - азари пострадала в более значительной степени. - Вам, Карин, удалось даже определить, что первым под программирование и внешнее управление попал он, - взгляд на турианца, - а потом жертвой этого корабля и его пилота стала она. - взгляд на азари. - Снимаю шляпу. Немногие преподаватели медфакультета Академии Эн-Семь смогли бы с вами конкурировать.
  - Я все равно, Джон, чувствую себя бессильной. Если с физиологией и анатомией я еще хоть как-то могу справиться, то вот с психикой после такого... Здесь моих умений и знаний с навыками явно недостаточно. Я первый раз сталкиваюсь с таким глубоким корежением психосферы.
  - Хорошо, Карин. - Шепард выпрямился, снова обретая настройку струны, на этот раз не боевую. - Мне потребуется потратить на каждого из них до пяти минут, может - немного больше. Сразу скажу - я сниму только наиболее глубокие, основные, важные повреждения, чтобы психосфера и турианца и азари обрела возможность регенерировать. В дальнейшем психосфера обоих справится сама. И не беспокойтесь. Никакого шаманства тут не будет.
  - Знаю, Джон. - Чаквас отошла от первого помощника. - Я буду рядом. Приступайте.
  Шепард скользнул взглядом по азари и сконцентрировался на её лице. В мозгу вспыхнули основные данные по физиологии и анатомии этой расы, выстроились, снимаемые непосредственно с инфополя пострадавшей азари, показатели. Некоторые из них окрасились в красный цвет, послушно развернувшись в схемы и таблицы, указывающие на блокировки в психосфере. Убедившись, что выявленные блоки носят неестественный характер, Шепард аккуратно стал просматривать их окружение, чтобы не пропустить ловушки и скрытые сюрпризы. Якоря надежно указывали на пилота корабля и на сам корабль. Двойная якорная зацепка гарантировала покорность и лояльность азари даже в том случае, если ей каким-то образом удастся нанести либо каракатице, либо её управляющему центру вред. Сняв основные блоки, Шепард прошелся по связям в обе стороны, внимательно рассматривая окружение, ища "спящих сторожей". Наконец, убедившись, что во всем объеме нет никаких сюрпризов, Шепард стал аккуратно освобождать разум и суть азари от всех выявленных второстепенных и третьестепенных зацепок, обеспечивающих прямое управление личностью и телом пострадавшей. Работа не заняла много времени и ровно через шесть минут Шепард вынырнул из режима предельной концентрации, обретая расслабленность в теле и давая возможность своему мозгу переключиться на обычный режим.
  - Карин, просмотрите показатели. С ней я закончил. - вполголоса сказал Шепард, делая несколько шагов к койке турианца и давая возможность врачу корабля подойти к кровати азари. - Продержите её во сне как можно дольше. Это позволит ей самовосстановиться. Остальное - на ваше усмотрение.
  - Хорошо, Шепард. - врач сверилась с показателями до и после манипуляций старшего помощника. - Вы очень облегчили мне задачу.
  - Надеюсь, что это ей поможет. - Шепард склонился над турианцем. - А вот здесь мне придется поработать более глубоко. Карин, передайте капитану просьбу к археологам - задержать выход в район. Мне потребуется дополнительных полчаса. Плюс к указанным двадцати минутам.
  - Сделаю, Джон. - Карин отошла от азари, вернулась к столу и набрала недлинный текст на настольном ридере. - Капитан получил ваше сообщение, он передаст его руководителю археологической партии. Думаю, они не будут возражать. Рада, что вы сможете уделить внимание им обоим, капитан.
  Шепард не обратил особого внимания на её последние слова. Он снова погрузился в сканирование психосферы турианца. Запрошенные им полчаса были минимально необходимым сроком. Спектр, первым попавший под прямое программирование, имел в своем теле имплантаты, дающие поистине чудовищный коктейль воздействий на его организм и психику. Эти имплантаты не имели ничего общего с теми, которые уже приходилось видеть капитану десанта, поэтому он постарался надежно изолировать их от влияния на основные системы тела и мозга. Резать взаимосвязи было тяжело. Имплантаты усеивали почти все тело турианца, создавая своеобразный скелет, дублирующий естественный костяк. Пришлось сначала сконцентрироваться на тех, кто были максимально приближены к головному мозгу спящего медикаментозным сном пациента, а устранив их влияние, заниматься остальными, надежно вживленными в туловище и голову турианца.
  Он знал, что Чаквас отмечает положительные изменения с помощью чувствительных приборов, но предпочитал не реагировать на это знание, отключая все новые и новые взаимосвязи. Наконец головной и спинной мозг турианца был освобожден от влияния имплантатов полностью. Выведя из строя проводники, контролировавшие основные системы и органы туловища турианца, Шепард просканировал голову, лицо и тело пациента, ища скрытые закладки. Их оказалось немного. Повторное сканирование выявило еще несколько. Шепард знал, что время, эти самые полчаса резерва истекают стремительно. Так всегда было, когда он полностью отдавался работе. Но сейчас останавливаться было нельзя - любая пауза могла активировать незамеченную вовремя закладку и разрушить важный орган тела пациента.
  Освободив туловище турианца от влияния закладок и множества имплантатов, Шепард скользнул взглядом по мощным ногам Спектра. Здесь также обнаружились закладки и имплантаты. Каракатица, руководимая безжалостным пилотом, сделала все, чтобы турианец не смог оказать малейшее сопротивление, а при случае - не мог даже двинуть ни верхними, ни нижними конечностями. Выключая точно дозированными импульсами взаимосвязи и проводники, Шепард постепенно приближался взглядом к ступням турианца.
  Отключив последние две закладки, капитан просканировал тело Спектра повторно несколько раз и, не найдя сюрпризов, позволил себе расслабиться.
  - Джон... - послышался тихий голос Карин. - Вы сами не представляете, чем владеете.
  - Может быть, Карин, может быть. - Шепард медленно повернулся, увидев глаза врача фрегата, излучавшие доброту и участие. - Только вот уколов стимуляторов мне не надо. - рука капитана десанта нащупала спикер. - Капитан, я закончил. Мне нужно несколько минут... придти в себя и я спущусь в ангар. Попросите Стива и мою группу высадки с капралом Дженкинсом также быть там. Пусть археологи направляют колонну по маяку нашего челнока.
  - Хорошо, Джон. - голос Андерсона был необычно тих и мягок. - Спасибо вам. У вас появились разумные, обязанные вам жизнью. И свободой. - с этими словами капитан отключил канал. Инструментрон Чаквас пискнул.
  - Джон, - сказала врач. - Андерсон сообщил археологам. Они согласны подождать вылета шаттла. Понимают. Позвольте все же дать вам хотя бы отвар трав. Это не тонизаторы, это общеукрепляющее. Вы измотаны, Джон.
  - Карин, вам никто не говорил, что вы всегда чрезвычайно убедительны? - без улыбки спросил Шепард, принимая из рук врача корабля сосуд с отваром.
  - После такого чуда, которому я стала свидетелем - никто. - честно ответила Чаквас, наблюдая, как капитан десантного экипажа мелкими глотками выпивает отвар, как он осторожно ставит сосуд на прикроватный столик. - Полагаю, теперь можно удалить большую часть имплантатов из его тела. - она указала взглядом на турианца.
  - Да, Карин. Здесь я помочь не смогу. - одними уголками губ усмехнулся Шепард, ощущая, как тепло отвара распространяется по его телу. - Вам здесь - первенство, доктор. Он - едва ли не самый сложный... пациент. С ней. - взгляд в сторону азари. - будет легче.
  - Вы правы, Джон. - врач внимательным взглядом окинула Шепарда. - Отвар подействует через несколько минут. - она нажала клавишу. - Ингвар сейчас свободен. Он проводит вас до челнока, капитан. Одного отпустить вас из медотсека я не могу.
  - Понимаю, док. - Шепард шутливо медленно поднял руки на уровень плеч. - Подчиняюсь.
  - Вот и хорошо. - она отступила в сторону, давая возможность специалисту по РЭБ подставить капитану плечо. - Успехов вам, Джон. - мягко сказала она.
  Ответом ей был глубокий кивок капитана, пересекавшего порог медотсека. Дверь медленно встала на место и на ней вспыхнул красный запрещающий доступ сигнал. - Если бы не он - у меня в медотсеке было бы два трупа. И межпланетный скандал впоследствии. - проговорила врач, перебирая инструменты в хирургической укладке. - Что-ж. Он свою работу сделал. Теперь моя очередь поработать. - Чаквас натянула перчатки и закрыла лицо маской. - Но как только он будет снова на борту - он станет моим пациентом. Ему надо отдохнуть и отоспаться. Хорошо, если он сможет подремать, пока летит к месту раскопок. - врач отрегулировала свет над койкой, где лежал турианец и взяла в руки тепловой скальпель. - Приступим.
  
   - Вылет к капсуле с Явиком
  
  Ингвар довел Шепарда до ангара и подождал, когда капитан устроится на жесткой лавке лицом к водительской кабине. Трое полисменов устроились на лавке напротив, справа от Шепарда сел капрал Дженкинс, слева - старший группы полисменов с напарником. Поймав разрешающий кивок Шепарда, Дженкинс сделал знак Стиву и тот вывел челнок за пределы фрегата, продолжавшего висеть над Жнецом.
  Прикрыв глаза, не пытаясь бороться с подступавшей слабостью, Шепард вполголоса называл водителю координаты следующей точки маршрута, не сверяясь с ридером. Он знал, в каком направлении следует лететь - откуда и как - он не смог бы сейчас пояснить словами. Но знал, успевая сверять пройденный челноком путь с координатами колонны машин археологической партии.
  Через десять минут полета задача усложнилась - если челнок мог пролететь по прямой, то колонна транспортеров могла следовать только по дорогам и потому пришлось называть две пары координат - для водителя челнока и для водителя головного транспортера.
  Капрал Ричард Дженкинс сидел рядом с Шепардом. Он видел краем глаза полуприкрытые веки утомленных глаз капитана, видел его строгое и сосредоточенное лицо и молил всех известных ему богов, чтобы его, Дженкинса, не перевели на другой корабль, под начало другого командира десантного экипажа. Под днищем стремительно летящего челнока расстилались поля, виднелись аккуратные постройки энергостанций, малоэтажные корпуса сельскохозяйственных производственных предприятий, строчками чертили землю дороги.
  Дженкинс начинал осознавать, от какой судьбы спас его родную планету капитан десанта и старший помощник капитана фрегата Джон Шепард. Двухкилометровый корабль потряс его, Дженкинса, восприятие, а увидев огромное "око" главного излучателя, Дженкинс испытал настоящий ужас, представив, как мощный луч, исходящий из него, этого ока, полосует землю, людей, постройки, животных. Как гигантские лапы передвигают этого пришельца, позволяя лучу дотянуться до все новых и новых целей, становящихся за секунды жертвами.
  Дженкинс знал, что район с упавшим кораблем-пришельцем закрыт для всех колонистов Иден-Прайм, знал, что фрегат, висящий над каракатицей, жестко контролирует всю ситуацию на несколько километров вокруг. Капрал с трудом мог себе представить, как бы он сам смог вскрыть бронесферу со столь пугающим и странным содержимым. Ему вдруг показалось, что тогда, достав сферу, выведя её на руках из пределов бронекапсулы, капитан действовал слишком медленно, а потом он понял - Шепард просто успокаивал его, молчаливо, без контактов взглядами, убеждая его, унтер-офицера ВКС Альянса в том, что он, Дженкинс, действует правильно. И Ричард удивился, насколько точно капитан просчитывает каждую миссию, насколько четко определяет состав нужного оборудования.
  Коснувшись взглядом лица сидевшего рядом Шепарда, Дженкинс увидел, как капитан просыпается только для того, чтобы в очередной раз назвать тихим голосом очередные четыре цифры и снова погрузиться в забытье. Поняв, насколько его командир утомлен, Дженкинс вдруг устыдился того, что разглядывает лицо первого помощника так внимательно, словно видит впервые. Но Шепард не просыпался и ничто не указывало Ричарду, что капитан недоволен.
  Опустив взгляд, капрал перевел его на экран с картой. Челнок прошел уже больше тридцати километров и сейчас поворачивал, ложась на новый курс. Неяркая точка оставляла на экране четкий след и Дженкинс почувствовал, что вот сейчас, в эту самую минуту он, капрал ВКС Альянса видит воочию, как пишется история. Полисмены дремали, видя, что командир десантного экипажа расслаблен. За окном разгорался полдень и единственному, кроме водителя, не спящему человеку на борту военного челнока вдруг подумалось, что и этот полдень стал особым. Что-то неуловимо и очень сильно поменялось вокруг, приобрело новые черты, новое содержание, новые краски.
  Его родная планета впервые встретилась с гостем из невообразимых глубин космоса и благодаря капитану Шепарду избежала Апокалипсиса. Где-то там, в восьмидесяти километрах от нынешнего местоположения челнока размещался поселок, где до сих пор жили его родители и младшая сестра. Дженкинс вспомнил странные шагающие машины, не сумевшие уйти от лап гиганта туда, к жилым модулям. Машины, несущие смерть. Не рассуждающие, холодные, равнодушные. Безжалостные. Неспособные сопереживать.
  - Стив, посадка с координатами... - Шепард тихо, но четко назвал шесть цифр и сбросил с себя сонливость. Уловив, что командир восстановился, проснулись и полисмены. - Грег, Пит. - обратился капитан к двум полисменам. - Идете к дороге, в этой точке. - в руках капитана появился командирский ридер с яркой точкой, нанесенной световод-кодатором. - Встречаете колонну и провожаете её вот на это место. - Шепард отметил другую точку, проконтролировав, чтобы на служебных ридерах полисменов вспыхнула карта района посадки с теми же тремя отметками - челноком, точкой у дороги и местом стоянки для колонны. - Ник, вы берете легкий транспортер и перекрываете дорогу в этих вот местах. - командирский ридер обзавелся десятью точками. - Схема эль-тридцать восемь, комплекты зет-десять и икс-пятьдесят из комплекта ограждений. - Ответом командиру были уверенные четкие кивки названных полисменов. - Стив, можешь опускать машину. До метра. Мы спрыгнем.
  Водитель кивнул, поняв, что говорить вслух нет необходимости. Машина скользнула вниз и замерла на небольшой высоте. Дверцы открылись и Грег с Питом первыми спрыгнули на взрыхленную глинистую почву. За ними десантировался Ник. Последним приземлился Шепард, сразу оглядевшись по сторонам. Вдалеке слышалось легкое стрекотание двигателей транспортеров археологической партии и Шепард мысленно похвалил водителей - они сумели обеспечить почти одновременное прибытие к точке.
  
   - Раскопки капсулы
  
  Капитан видел, как Ник подошел к головному транспортеру, переговорил с водителем, тот кивнул и нажатием нескольких клавиш на пульте снял тент с кузова. Там стояли два легких транспортера, один из которых и оседлал молодой полисмен, сразу проверивший наличие в небольшом багажнике названных Шепардом комплектов. Поймав вопрошающий взгляд командира десантного экипажа, Ник кивнул и, включив двигатель, легко съехал на землю по развернувшемуся узкому пандусу. Спустя несколько секунд машины уже втягивались на обозначенное двумя полисменами место стоянки колонны, останавливались, из кабин и пассажирских кузовов выходили люди.
  - Капитан, ограждение района выполнено. - доложил Ник по спикеру.
  - Принято. Ник, возвращайтесь. Примите контроль над обстановкой в районе из штабного транспортера.
  - Есть. - полисмен отключил связь и вскоре легкий транспортер пропылил мимо офицера, направляясь к стоявшему в колонне третьим транспортеру с большим пассажирским кузовом на мощном шасси. - Разрешение начальника археологической партии получено. Приступаю к работе.
  - Добро. - Шепард отметил, что к нему спешит мужчина средних лет в форменке ученого. - Приветствую вас, мистер Сташинский.
  - Польщен, что мою фамилию вы уже знаете, хотя я и бейдж не надел. Хочу поблагодарить вас...
  - Тимур Лаврович, не надо. - четко и тихо произнес Шепард и стоявший перед ним руководитель археологической партии понял, что настаивать бесполезно. - Вы сделали свою работу, я - свою. А все это славословие давайте оставим. Не время сейчас.
  - Хорошо. - Сташинский сглотнул. - Вы хоть...
  - Мы уже на месте. Идемте. - Шепард широким шагом отмерил сто двадцать метров от места зависания челнока и сказал. - Там, где я стою, должен быть центр шахты. Артефакт небольшой. - десантник выдвинул щуп из кольца на запястном клапане скафандра и наклонившись, легко начертил на податливом грунте прямоугольник. - Это - его настоящие размеры и положение. Бурите осторожно, на глубину не больше тридцати метров. Глубже придется копать руками - артефакт довольно хрупкий и... необычный. Любое неправильное вмешательство и мы будем иметь множество проблем и осложнений. Последние пять метров бурите на минимальной скорости, не допуская вибрации и громких звуков. Возводить ограждение не нужно - мои люди уже взяли район под охрану. На фрегате в готовности находится группа быстрого реагирования. В случае необходимости корабль придет сюда. - Шепард убрал щуп. - Больше пока ничего не могу сказать. Все очень неопределенно. - капитан отошел в сторону, отметив, что транспортер с буровой установкой уже подходил к очерченному им контуру, пятясь задом и одновременно поднимая вышку в боевое положение.
  Шесть мощных лучей ударили в почву, раздвинулись на метр шире, чем обозначенные линии и водитель включил карусельную головку. Лучи превратились в острую световую фрезу, вгрызшуюся в верхний, наиболее податливый слой грунта.
  Сташинский отошел к штабному транспортеру. При всей мощи буровой установки этот процесс обещал быть очень долгим. Светило Утопии уверенно сползало из зенита. До вечера по здешним суткам было еще очень далеко и Шепард тихо радовался, стараясь не показывать это внешне. Капитан отвернулся от буровой установки, окинул взглядом плато.
  Здесь ничто не напоминало о прошедших боях. Ветерок легко теребил невысокий кустарник. Скалы и валуны образовывали причудливые нагромождения. Легко рокотал движок буровой установки, разбавляя своим гулом стрекот основного двигателя транспортера. Слышались радиопереговоры между членами археологической партии, которые устанавливали дополнительное оборудование. Оно понадобится тогда, когда бур будет остановлен и убран, уступит место чутким человеческим рукам.
  Вокруг был мир. А в памяти Шепарда окружающий его мирный пейзаж был страшен. Небо заволокли дымы, сквозь которые изредка посверкивали зарницы вспышек. Ветер доносил запах гари, тяжелый смрад горелой плоти, слышались звуки выплескиваемых короткими очередями зарядов. И ни одного звука членораздельной речи. Только изредка слышалось рычание и стоны... К ним примешивался скрежет и шуршание каких-то механизмов. Гигантские каракатицы, чуть меньшие по размерам, чем поверженная ударом фрегата, осторожно и неумолимо передвигались по планете, непрерывно выжигая главными и дублирующими лазерами малейшие очаги сопротивления.
  Немногочисленные разумные, похожие отчасти на жуков, вдруг обретших сходство с общим контуром тела человека, пытались противостоять нападавшим, внешний вид которых говорил о синтетической природе телесной основы. Врагов было слишком много. Разумные отступали к огромным воротам приземистого, сработанного из грубых металлических плит здания. Враги преследовали их. Створки ворот стали закрываться.
  Разумные отстреливались. Затем один из них, не выпуская странное, усеянное зубцами и явно автоматическое лучевое оружие, вдруг полыхнул биотикой странного зеленого цвета. Волна заставила преследователей отступить и створки ворот окончательно закрылись. Нападавшие пытались вскрыть ворота, но это им не удавалось.
  К приземистому зданию направилась осторожно переставлявшая гигантские опоры каракатица. Полыхнул луч из главного орудия и приземистое здание сложилось, погребая под собой вход в явно подземные уровни. Нападавшие попытались было расчистить проход, но внезапно по ушам Шепарда резанул высокочастотный звук, переходящий в визг и плиты вспухли, сплавляясь под воздействием неведомой силы в единое целое. Затем к визгу добавился яркий шар, возникший в центре массива спекшихся плит, он рос на глазах, захватывая все большую и большую площадь, наконец достиг края площадки и вдруг взорвался, расплескав пламя далеко за пределы контура. Никто из нападавших не успел даже дернуться.
  На месте взрыва образовалось углубление, края и стенки которого состояли из потерявших свои привычные контуры плит. Ничто больше не напоминало о том, что здесь раньше было какое-либо строение. Каракатица отступила, поняв, что ей здесь нечего делать.
  - Капитан, наши сканеры уловили какой-то странный сигнал. - Сташинский заставил Шепарда очнуться от созерцания видения. - У нас такого в носимых базах нет, а связаться с внешними базами нельзя - фрегат блокирует доступ. Это... то, что мы ищем?
  - Да. Это маяк. Он установлен на артефакте. - тихо подтвердил Шепард, обдумывая видение.
  - Если я правильно понял... Сканеры показывают, что артефакту больше пятидесяти тысяч лет... И что внутри... Живая органика. - Сташинский явно волновался, опасаясь сорваться в многословие.
  - Глубина?
  - Двадцать метров. - подтвердил начальник партии. - Мои люди готовы к спуску и к началу ручной расчистки. Мы подвели шланги от компрессоров, перевели их на всасывание. Выбрали самые тихие режимы.
  - Главное - очистить верх артефакта. Затем я спущусь и вскрою его...
  - Вы знаете... что это?
  - Да. Но говорить пока не буду. Нам нужно очистить верхнюю крышку, чтобы провести проверки и определить последовательность дальнейших действий. - тихо и твердо произнес Шепард. - Через шесть метров убирайте бур и дальше работайте в беседочных петлях, только самыми мягкими кистями. Крышка очень нежная... в ней - приборы, подобные электронным. Если мы что нарушим - все наши предшествующие труды... будут напрасны. - мягко закончил капитан, давая возможность Сташинскому отойти к своим коллегам и вполголоса проинструктировать их. По их лицам было видно, что они заинтригованы, но не решаются подходить и спрашивать о деталях. Шепард взглянул на транспортер с буровой установкой. Бур уже давным давно скрылся своей рабочей частью глубоко в земле. Негромко шуршали компрессоры отсосов, гоня по трубопроводам размельченную породу и выбрасывая её далеко за пределами рабочей площадки раскопа.
  Наконец водитель включил подъемник бура. Шепард приблизился к транспортеру, заглянул в зев шахты. Её стенки были залиты стабилизирующе-фиксирующим раствором, препятствующим обрушению и осыпанию. Головка светового бура уже была сложена в транспортное положение, поэтому с её извлечением из шахты не возникло никаких проблем. Двое археологов-мужчин в изолирующих скафандрах установили над зевом шахты легкую ажурную конструкцию с микролебедками. Трое женщин в изолирующих скафандрах закрепили карабины тросов за проушины беседочной перевязи и скользнули вниз, к отметке двадцать восемь метров. Вспыхнул далеко внизу неяркий мягкий свет, зашуршали компрессоры отсосов.
  - Тимур Лаврович. - тихо позвал Шепард. Начальник партии подошел, легко и бесшумно ступая по комкам извлеченного грунта. - Надо будет поднять артефакт на поверхность после проверки функциональности его аппаратуры. Его вес - две с половиной тонны. Я сам упакую его в гамак, но мне нужен кран с самым мягким режимом подъема.
  - Пятьдесят тысяч лет... - произнес Сташинский, кивая. - Хорошо, капитан. Я все сделаю. - он порывисто ступая, отошел, доставая из кармашка на скафандре спикер и скороговоркой отдавая несколько распоряжений. Спустя несколько секунд из замершей поотдаль колонны выкатился тяжелый транспортер, на ходу разворачивающий телескопическую стрелу. На крюке-захвате сияла цифра "25", означавшая, что этому крану под силу поднять груз в двадцать пять тонн. Через четверть часа крюк-захват уже завис над зевом шахты, а крановщик уложил на краю свернутый ременный гамак.
  Водитель с интересом взирал на то, как нарастает неподалеку курган извлеченного грунта, понимая, что теперь его счищают с артефакта человеческие руки. Нежные чуткие женские руки. В арсенале археологов были и автоматические прецизионные манипуляторы, позволявшие провести очистку без участия людей, но Шепард не мог позволить археологам использовать их для извлечения саркофага.
  - Капитан, крышка очищена. - донесся из спикера голос одной из женщин-археологов, работавших на дне шахты.
  - Понял. Пока прекратите очистку. Я скоро спущусь. - сказал Шепард.
  - Ждем вас. - археолог отключила канал. Капитан поспешил к зеву шахты, где уже была приготовлена ременная беседочная упряжь. Быстро облачившись в нее, командир десантного экипажа прикрепил тюк с ременной упряжью к поясному ремню и скользнул вниз, придерживая струну троса от слишком быстрого разматывания. Наконец он укрепился на сетчатом батуте, натянутом вокруг крышки саркофага.
  - Спасибо, девчата. Дальше я сам. Не обижайтесь, просто мне надо будет упаковать эту махину в ременную упряжь гамака и потом поднять саркофаг на поверхность. Дальнейшую работу мы проведем там. Вы сами все увидите. Здесь просто места мало, а упаковка - дело тонкое. Поднимайтесь. - Шепард перецепил свою упряжь на страховочное тросовое кольцо, натянутое по периметру шахтного ствола.
  - Хорошо, капитан. Скажете, когда включать подъемник. - сказала старшая археолог и, кивнув подругам, включила микролебедку на подъем. Следом за ней плавно вознеслись её двое спутниц. Шепард остался один.
  Осторожными движениями он спеленал саркофаг широкими ремнями, свел концы воедино и прикрепил общее кольцо к опущенному крюку-захвату. Прикрепив свою упряжь к крюку, Шепард уцепился за ремни гамака и скомандовал через спикер крановщику разрешение начать медленный и плавный подъем.
  Путь наверх занял несколько минут - крановщик со всей старательностью придерживал мощь подъемника, стараясь не то что не раскачивать - даже не особо шевелить тяжеленный саркофаг. Ноги Шепарда не касались крышки пенала. Капитан с интересом рассматривал находку. Чернота воронения, четкость линий, надежность защиты пазов - все выдавало высочайший уровень задействованных технологий. Ему с трудом верилось, что перед ним - рукотворное устройство, которое смогло сохранить жизнь органическому существу на протяжении полусотни тысяч лет. Лучшие земные технологии не могли помочь превысить срок в десять тысяч лет, а тут - полсотни.
  Наконец стрела крана пришла в движение, вынося саркофаг за пределы зева шахты. Археологи развернули в тридцати метрах от шахты площадку, собранную из сетчатых металлических плиток и крановщик, не трогая транспортер с места, выдвинул стрелу на максимальную длину и плавно опустил саркофаг в центр этой площадки. Капитан отстегнул упряжь от скафандра и легко отпрыгнул в сторону, приземляясь на полусогнутые ноги. Едва только он выпрямился, как увидел, что к площадке направляются все археологи едва ли не в полном составе. Обернувшись к ним, он вскинул руку в запрещающем жесте:
  - Если он жив, то после пробуждения будет в шоке, который может спровоцировать агрессию. Отойдите на пятьдесят метров и укройтесь за машинами. Ни в коем случае не тянитесь к оружию или приборам - он сможет принять это за недружественные намерения. Не пытайтесь ничего снимать или записывать. Моя аппаратура скафандра сделает это надежнее. - тихо произнес капитан в спикер, включив режим конференцсвязи.
  - Хорошо, капитан. - археологи дисциплинированно отступили, скрываясь за выстроенными в колонну транспортерами.
  - Вам также следует отвести машину. - обернулся Шепард к крановщику и водителю, приступая к отстегиванию крюка-захвата от центрального кольца ременнного сетчатого гамака. - Поднимайте стрелу, складывайте её и такелаж, отводите транспортер к колонне. Спасибо за работу. - в голосе Шепарда не чувствовались командные нотки - тон был ровен и спокоен. - Давайте, мне надо приступать к активации капсулы, а это дело не быстрое.
  Крановщик и водитель транспортера кивнули и спустя несколько минут машина, порыкывая едва слышно двигателем, отползала задним ходом к колонне. Наконец она заняла место в общей линии и Шепард склонился над саркофагом, нащупывая боковую крышку пульта. Под тонким прочным покровом засветились странные символы, но Шепарда их неизвестность не смутила - он легкими нажатиями активировал нужную последовательность. Спустя минуту задвигались отдельные сегменты на верхней крышке, обнажая два пульта побольше. Шепард легкими движениями ввел на каждом из них разные последовательности команд. Пульты закрылись крышками и саркофаг окутался белым туманом, который вскоре рассеялся - сработала система разморозки. Теперь предстояло подождать несколько минут, пока автоматика саркофага оценит внешнюю среду и уравняет показатели, делая пробуждение спящего организма безопасным и безболезненным.
  
   - Протеанин Явик
  
  По граням саркофага промигали всполохи сигнализации. С легким стуком разошлись главные створки и перед Шепардом предстал инопланетянин. Память землянина услужливо сверила его внешний вид и конфигурацию лица с тем видением, которое вспыхнуло в мозгу капитана незадолго перед этим. Сомнений не осталось - перед ним был именно тот, кто отбросил нападавших от закрывающихся ворот своей странной зеленой биотикой. Четыре глаза были плотно закрыты плотными веками. Красная броня указывала на то, что её носитель не нуждается в воздухе или в иных комфортных для человека условиях - иначе под ней был бы скафандр.
  По телу инопланетянина пробежала волна легкой едва заметной судороги - автоматика продолжала выполнять стандартную процедуру пробуждения. Шепард стоял неподвижно, держа в поле зрения все тело обитателя саркофага. Наконец инопланетянин открыл глаза и быстрым взглядом окинул все доступное ему пространство, не двигая головой или зрачками. Четыре глаза повернулись и Шепард почувствовал на себе мягкий сканирующий взгляд.
  - Человек. Мужчина. Воин. - прострекотал низкий скрежещущий с непривычки тихий голос очнувшегося. - Я знаю, ты можешь... читать... - инопланетянин убрал из взгляда сканирование. - Рад, что ты один... Я чувствую многих твоих... сородичей... Они наблюдают за нами... В них нет... злобы... И я... чувствую... присутствие Жнеца... Он... деактивирован. - обитатель саркофага сделал паузу, чтобы дать себе возможность набраться сил. - Вы... победили... его. Это... разведчик... Наблюдатель... Пилот... Жив. Я его чувствую... - он прикрыл все четыре глаза. - Вы... ваша Галактика... Стоите на... пороге... большой... войны. - он явно торопился сказать вслух что-то очень важное, если решил измотать себя, едва очнувшись от сна. Что-то подсказывало Шепарду, что сейчас не следует прикасаться ни к его телу, ни к саркофагу. - Мое... имя... Явик... Я... протеанин... Солдат... Командовал... одним из... последних... отрядов... оборонявших... эту... планету... - он открыл глаза. - Я... смог... адаптироваться... Мне надо... немного времени... на отдых... Несколько... ваших... минут... - он снова смежил веки.
  Шепард не двинулся с места. Он видел, как оживает тело протеанина. Как начинают двигаться конечности, несмело, словно пробуя свою сохранность и способность удерживать нужное положение. Наконец голова протеанина повернулась вправо, влево и вернулась в прежнее положение. Протеанин замер, словно приноравливаясь к новому окружению. Капитан знал, что Явик напряженно сканирует пространство на много метров вокруг. Ищет опасности, определяет, классифицирует, упорядочивает. Привыкает. Вживается в новые условия.
  Одновременно открылись все четыре глаза. Взгляд сразу обрел осмысленность, зрачки налились чернотой и глубиной. В следующую секунду протеанин поднялся на ноги одним слитным движением и крутанулся на месте на полный оборот. Замер, втягивая в себя воздух. Пальцы его лап-рук подрагивали, выдавая напряженную работу. Шаг - и он уже стоит на металлической плитке площадки. Несколько минут почти полной неподвижности. Зрачки протеанина обшаривали пространство. С легким шелестом саркофаг закрылся.
  - Им не надо видеть его... содержимое... - произнес тихо Явик. - Ты... можешь читать... Я не думал... что в вашей расе... будут те,... кто сможет... читать... лучше... нас. Я... рад.... - протеанин повернулся всем телом к Шепарду и протянул руку... - Я тебе... доверяю... - он с удовлетворением легко сжал ладонь правой рукой капитана... - Спасибо... - с усилием произнес он, разжимая пальцы. - Ты... действительно... можешь... читать... лучше... нас... Это... ценно... Значит... ваш... Цикл... может... быть... не прерван... Давай... присядем... - он взглядом указал на саркофаг. - он прочен... Я... хочу потом... позже... пройтись... сам... рядом с... тобой... - протеанин опустился на саркофаг и подождал, пока рядом сядет Шепард. - Вы... смогли... реанимировать... планету...
  - Нет. - Шепард постарался сказать первое слово вслух мягко и четко. - Люди... молодая по здешним меркам раса. Мы всего треть столетия действуем в большом космосе. До этого времени... ограничивались своей звездной системой.
  - Я... почувствовал... Прости... Первые ваши земные... сутки... мне нужно будет... отдохнуть... в одиночестве... Шок... не проходит... Сколько я...
  - По нашему счету - пятьдесят тысяч лет. - спокойно произнес Шепард, ощутив, как напрягся протеанин. - Для нас это тоже... очень много...
  - Знаю... Мы наблюдали за вами... Считали, что вы... перспективная раса... Рад, что мы... не ошиблись... Вы смогли превзойти... наши ожидания... капитан Шепард. - с усилием произнес Явик. - Я надеюсь, что... буду вам... полезен... и смогу... найти... своих... - он опустил голову. - Ты... видел... как мы... отступали... на подземные... уровни... Потом... была... включена... нейтронная... очистка... Был... взрыв... Ты... все это видел...
  Шепард кивнул, не произнося ни слова. Протеанин не смотрел на него. Капитан ощущал, как между ним и Явиком устанавливается прочная связь. Явик... действительно ему верил. Доверял. Полагался на него. Это было... ново.
  - Стив... - поймав легкий кивок протеанина, Шепард потянулся к наплечному спикеру. - пусть все сойдут с борта челнока. Надо будет взять на внешнюю подвеску большой груз. Около трех тонн. И я должен быть на борту... с нашим новым... партнером. - он уловил согласный кивок Явика и закончил. - Посади машину рядом с нами, в пяти метрах. Как можно мягче и тише.
  - Хорошо, капитан. - ответил Стив. Послышались шаги сходивших на землю полисменов, стук ствола автоматической винтовки. - Взлетаю. Буду через три минуты.
  - Добро. - Шепард повернулся к Явику. Тот сидел, прикрыв глаза, внешне расслабившись. Но капитан видел, насколько он напряжен.
  Стив не подвел. Челнок сел ювелирно. Открылась боковая дверь. Шепард встал. За ним поднялся Явик, сделавший несколько неуверенных шагов по направлению к машине. С каждым шагом он чувствовал себя все более уверенно и всходя на борт челнока, его шаги звучали уже неотличимо строевого хода по плацу. Шепард немо дивился выдержке и силе протеанина. Сам он искренне сомневался, что смог бы столь быстро очухаться после столь длительного анабиоза. Просто очнуться, а не встать на ноги, не разговаривать, не изучать окружающую местность. Тем временем Явик сел на жесткую лавку спиной к кабине и подождал, пока Шепард сядет напротив.
  Стив молча ждал, держа пальцы над сенсорами. Шепард сам, вручную опустил дверь на проем, после чего кивнул водителю. Челнок плавно поднялся, скользнул, занимая позицию над саркофагом и выдвигая лапы захватов. Несколько секунд и машина, чуть снизившись под тяжестью груза, взмывает в небо, направляясь к "Нормандии"
  Явик молчал, глядя в боковое окно. Увидев зависший над Жнецом фрегат, протеанин выпрямился. В его глазах сверкнул огонь. Но видя, что древний враг не проявляет активности, воин успокоился, ожидая, когда челнок войдет в портал ангара. Шепард знал, что Андерсон уже спустился в ангар и потому встал первым. Явик не двинулся с места. Стив установил на гравиплатформу саркофаг, после чего вдвинул челнок в потолочные упоры и разблокировал боковую дверь. Один из полисменов подвел к проему трап, щелкнули фиксаторы. Шепард первым ступил на верхнюю площадку трапа, огляделся, нашел взглядом подходившего Андерсона, кивнул, прикрывая глаза, давая понять, что все в порядке. Андерсон кивнул в ответ, стараясь не показывать своего изумления - сзади старшего помощника выросла мощная фигура протеанина.
  - Капитан, нашему другу нужна отдельная жилплощадь. Ему надо отдохнуть... после анабиоза, сэр. - Шепард обменялся с Андерсоном крепким рукопожатием.
  - Сделаем. - Андерсон кивнул подошедшему полисмену. - Проводи.
  - Есть, сэр. - полисмен кивнул и жестом предложил следовать за собой. Шепард пропустил Явика вперед и пошел за ним следом.
  Остановившись на пороге просторного помещения, Явик внимательно оглядел его, не обращая никакого внимания на нетерпение полисмена. Шепард кивком головы разрешил сержанту быть свободным и почувствовал, как Явик расслабляется.
  - Спасибо. Я уж думал, что он будет здесь стоять... под дверью. - паузы между словами у Явика стали проявляться реже - Он определенно хотел простоять под дверью. Но я понимаю... ко мне трудно... привыкнуть. - Он опустился на контейнер. - Шепард. Ты понимаешь...
  - Вахтенный. - громко сказал Шепард.
  На пороге вырос полисмен.
  - Здесь, сэр.
  - Прикажите установить в самом срочном порядке кювет с проточной водой для нашего гостя.
  - Есть сэр. - вахтенный скороговоркой отдал несколько команд по спикеру и спустя минуту двое сержантов уже внесли в обиталище Явика кювет, споро подключили его и вышли, уловив разрешающий кивок старпома. Вахтенный не стал уходить. - Что нибудь еще, сэр?
  Шепард вопросительно посмотрел на Явика, не изменившего своей позы. Тот отрицательно едва заметно мотнул головой.
  - Нет, спасибо. Свободны. - старпом отпустил вахтенного разрешающим жестом. Тот кивнул Андерсону и вернулся на свой пост у Карты. - Явик.
  - Да. - протеанин посмотрел исподлобья на входившего Андерсона. - Я знаю. - он с усилием поднялся. - Прошу простить меня, капитан. Я - протеанин. Мое имя - Явик. Специализация - солдат, военачальник. Я командовал отрядом, защищавшим одним из последних эту планету. - он выпрямился и отвесил капитану глубокий поклон головой.- Не удивляйтесь, капитан. Ваш старший помощник... может читать... меня напрямую. Я многое узнал о вас за время краткого контакта... Это для нас... естественно... как для вас - дышать. Я прошу сутки вашего времени... на адаптацию. Поста у двери... не надо. Я не сплю, просто снижаю активность до возможного необходимого минимума. Но мне надо... отдохнуть. Потом, если смогу... Я отвечу на все ваши вопросы.
  - Хорошо, Явик. Мое имя - Дэвид. Фамилию ты уже знаешь. Рад приветствовать тебя на борту "Нормандии", фрегата земного Альянса. Никто тебя не побеспокоит. Отдыхай. - Андерсон кивнул и вышел из каюты Явика. Протеанин проводил его взглядом и посмотрел на Шепарда.
  - Он... профессионал. Для нас, протеан, это... высокая характеристика. - Явик помедлил. - Спасибо, Шепард. Теперь я... должен остаться один. Мне надо... о многом подумать...
  - Если что - ты знаешь, как со мной связаться, Явик. - Шепард прощально кивнул и вышел. Дверь за его спиной закрылась и обзавелась красным индикатором ВИ интерфейса - Явик заперся.
  
   - Ожидание
  
  Шепард понимал - прежде всего ему надо побывать у капитана - командир фрегата имеет все права знать о происшедшем в деталях. Поэтому, едва дверь в каюту, выделенную протеанину, обзавелась красным индикатором, старший помощник направился к капитанской каюте.
  - Прошу разрешения, сэр. - сказал Шепард, вставая на пороге и вопросительным взглядом окидывая сидевшего за рабочим столом Андерсона.
  - Жду вас, Джон. - капитан взглядом указал на стоявшее рядом рабочее кресло. - Присаживайтесь. Мне придется последовать примеру Карин и спросить вас, несколько изменив формулировку - вы хоть понимаете, что совершили крупнейшие открытия в истории человечества за последние двадцать лет?
  - Капитан. - в голосе Шепарда не слышалось укоризны. - Это никакие не открытия. Поймите меня правильно, я не претендую на то, чтобы командовать восприятием других людей и целых коллективов, но сам не воспринимаю сделанное как какие-то открытия. Надо было остановить этот корабль - мы его остановили. Мы не стали убивать пилота, спасли... невольных пассажиров этого корабля. Затем просто проверили повнимательнее планету и нашли то, что на ней уже было изначально, задолго до нас. Какие тут открытия? Просто более внимательное отношение к окружающему миру. - Он достал из пазов на боку скафандра коробочки носителей информации. - Вот, это запись происшедшего там, на археологической площадке. С пяти-восьми точек, включая периметр площадки.
  Если сказать откровенно, капитан, то я не верил никогда, что протеане исчезли полностью. А как они смогут вернуться? Детали не столь важны. Прошу вас, капитан, сообщить Сташинскому, что необходимо полностью закрыть район шахты для посещений. Там рядом - несколько подземных уровней. Есть там живые или нет - не столь важно. Сейчас не столь важно. Пока он. - Шепард взглядом указал направление на каюту, занимаему Явиком. - не придет окончательно в себя, мы не имеем права вторгаться туда... Это может быть кладбищем, а может быть... последней надеждой. Он - командир этого последнего отряда. Ему и решать дальнейшую судьбу этого места.
  - Согласен, Джон. - Андерсон убрал носители в свой сейф для информационных материалов. - Если я правильно понял, он выполнит свое обещание о суточном отдыхе. И вам советую провести это время во владениях Карин. А то она мне устроит ночь длинного скальпеля. - капитан усмехнулся одними уголками губ. - Сташинскому я сообщу. Идите к Карин, отдыхайте. Скоро уже начнет вечереть.
  - Хорошо, капитан. - Шепард встал. - Передайте Сташинскому также, что все остальные точные координаты протеанских артефактов будут переданы ему позднее, как только мы решим вопрос с нашим партнером. Он сможет указать точнее, что лучше изучать... в первую очередь.
  - Обязательно. А то они в порыве энтузиазма всю планету взроют. - ответил капитан корабля. - Идите.
  Шепард вышел. В арсенале он сменил батареи и расходные блоки скафандра, перезарядил оружие, после чего направился к медотсеку.
  - Пришли наконец. - без тени сварливости, но с долей искренней заинтересованности произнесла Чаквас, поднимаясь из за рабочего стола и подходя к вошедшему Шепарду. - Вы себя загоните, Джон. А вам с вашими нагрузками на психику... это чревато.
  - Спасибо, док. Вот, пришел сдаваться. - Шепард шутливо поднял обе руки с раскрытыми ладонями на уровень плеч. - Койку для меня выделите. Где-нибудь в уголке. Поставьте ширму и я - в вашей полной власти. Не буду скрывать - вымотался. Перед вами скрывать это бесполезно. А он и так это понимает. Так уж случилось, что я, по его мнению, владею чтением - он так называет эту способность - лучше, чем его сородичи... и он сам.
  - Ожидаете, что он может сюда явиться?
  - Если честно, то да. Дело в том... - Шепард замялся. - Он мне доверяет гораздо больше, чем кому-либо другому на этой планете. То ли в силу моей способности, избавляющей его от многословия... стандартного способа общения, то ли в силу еще чего-нибудь. Не знаю в деталях, Карин. Полагаю только, что в такой ситуации... нет необходимости лишать его прямого свободного доступа ко мне... Иначе он не будет спокоен, а с его возможностями... У нас может резко возрасти количество проблем. Так что, если можно, пропускайте его ко мне в любое время. Он умеет ходить тихо, так что и вас не побеспокоит. Не пугайтесь его внезапным незаметным появлениям. Он тоже воин, командир отряда. Весьма хорошо подготовлен. Если он разрешит... Я покажу вам то, что он сделал. Это запечатлено в моей памяти. О деталях этой своей способности я бы не хотел распространяться. Сам многого не знаю. У меня не получится пояснить это внятно.
  - Не хотите, чтобы я прописала вас в медотсеке фрегата пожизненно? - улыбнулась одними губами Карин, подводя Шепарда к дальней кровати и выдвигая из стены полотнища ширмы. - Броню и оружие сложите в пеналы, оденьте новое белье и ложитесь. Я скоро подойду. Вам нужно поспать, капитан. Сон лучше всего восстанавливает любые человеческие... и не очень человеческие... силы и возможности. Так что самые легкие транквилизаторы и двенадцать часов сна как минимум... И вы снова будете в норме.
  - Подчиняюсь, Карин. - Шепард присел на табурет, отстегивая перевязь с оружием и кладя её на столик. - Только вот транквилизаторов никаких не надо. Дайте мне ваш отвар и этого будет достаточно. Я еще не настолько плох, чтобы меня химией потчевать.
  - Понравилось?
  - Очень, Карин. Это же ваша собственная разработка, ваш рецепт.
  - И это знаете? Я рада. - Чаквас было приятно признание капитана. - Ладно. Укладывайтесь, прикрывайтесь покрывалом, взбейте хорошенько подушку. Я подойду, как только вы устроитесь. - с этими словами Карин вышла, раздвигая полотна сегментов ширмы полностью. Шепард быстро освободился от брони и скафандра, сложил их в пенал, закрыл крышку и, переодевшись в новый комплект белья, лег на спину, с блаженством вытягиваясь и расслабляясь, накрываясь легким покрывалом до плеч и погружая голову в податливую подушку.
  В пространстве, ограниченном ширмой, возникла фигура Чаквас и врач подала Шепарду сосуд, снабженный гибкой длинной трубочкой.
  - Выпейте это не поднимаясь, Джон. Потом просто поставите на столик. - Карин быстро прикрепляла к телу Шепарда датчики, соединяла проводники с декой. - Это - для контроля состояния. Здесь нет никаких научных сенсоров. Только обычный расширенный медицинский комплект. Я не собираюсь делать вас объектом своих медицинских изысканий.
  - А я бы согласился, док... - мягко произнес Шепард, беря в рот мундштук гибкой трубки. - Умм. Вкусно. А какой дивный аромат.
  - Я рада, что вам понравилось. - улыбнулась Чаквас. - Отдыхайте, Джон. Вам нужно поспать. - с этими словами она вышла, задвигая за собой секцию ширмы и приглушая свечение ламп над кроватью Шепарда. - Сам пришел. Даже настаивать не пришлось. Мечта для любого врача. - тихо произнесла врач корабля, проходя в свой рабочий кабинет и включая инструментрон на столе в режим слежения за показателями, снимаемыми с тела старпома. - Хоть отдохнет, а то ведь при таких нагрузках на психику и нервы... Даже он не сможет долго выносить такое напряжение. - Врач занялась ежевечерними заботами, разбирая инструменты и определяя, что следует еще потребовать от интендантов Альянса.
  
  Легкий стук в дверь медотсека. Карин с удивлением смотрит на экран охранного комплекса. Перед дверью стоит полисмен, которого, как она знала, Шепард назначил на должность нового снабженца фрегата. Прежнего он перевел на должность разнорабочего. Взглянув на ширму, скрывавшую кровать Шепарда, врач встала и направилась к двери. Открыв её, она вышла, нажатием на интерфейс ВИ закрывая её за собой и блокируя.
  - Мэм. - сержант-снабженец отдал воинское приветствие старшему офицеру. - Если вам потребуется что либо... Я достану это в обход любых тыловых крыс Альянса. Через своих коллег и через своих покупателей. Только скажите... Дайте знать. - он потупился. - Капитан Шепард, мэм... Он дал мне возможность снова ощутить себя человеком... Я хоть и в трюме нахожусь, но знаю... Он работает гораздо больше и тяжелее любого из нас... простых армейских копов... И кто мы будем... если не поможем ему. - он прямо взглянул в глаза врача фрегата. - Давайте список, мэм. Я хоть и торговец, но для таких людей, как капитан... - он осекся. - Вы знаете сами, мэм. Капитан Андерсон в курсе. Надо будет, он отдаст приказ пропустить сюда грузовой корабль Торговой гильдии. Мы умеем ходить незаметно. Пожалуйста, мэм.
  - Давайте не будем решать это в обход старпома. - произнесла Чаквас. - Я ценю ваше стремление и понимаю ваше желание. Но сейчас... любые движения такого рода вокруг него... Не будут способствовать сохранению нормальной обстановки, Фрэнк. Он будет отдыхать еще минимум двенадцать часов. А там вы сами с ним можете согласовать ваше желание. Поверьте, так будет лучше.
  - Если вы так говорите... - задумчиво произнес снабженец. - Значит так оно и есть. - Он козырнул, развернулся на месте кругом и направился к лифту.
  Чаквас несколько секунд смотрела ему вслед. Ей и самой не нравился прежний снабженец. Выскочка, не умеющий ладить с покупателями, с клиентами, с работниками батальонов базового обслуживания. Как старший офицер медслужбы фрегата, Карин была готова поставить вопрос о неприемлемости присутствия этого крысеныша на борту экспериментального корабля и доказать справедливость своего требования с помощью чисто медицинских аргументов. Но она знала и другое - процедура удаления и замены растянется на долгие недели.
  Фрегат ушел в секретный экспериментальный полет, имея на борту этого барыгу. И если бы не Шепард... Карин была благодарна ему - он решил назревающую проблему просто, четко, по-мужски жестко.
  Низложенный снабженец тенью передвигался по кораблю, не пытаясь даже заговаривать с членами экипажа и десантной группы. Его сторонились.
  Зато у нового снабженца сразу появились благодарные клиенты и покупатели. В трюм зачастили люди - не только на работу или на вахту, но и перекинуться парой слов с настоящим профессионалом. И никто не обращал внимания на его сержантские лычки, никто не замечал его полицейский шеврон.
  Новый снабженец постепенно становился неформальным центром притяжения. И Чаквас видела, как его работа, его отношение к людям, помогают экипажу и десантной группе справляться со значительной частью напряжения, вызванного предельно нестандартной ситуацией.
  Капитан Андерсон в своей каюте просматривал записи с накопителей, переданных ему Шепардом. Аппаратура скафандра и археологов запечатлела все с максимально возможной для техники точностью и полнотой. Дэвид видел, как решительно и четко протягивает Явик руку капитану Шепарду и дивился скорости принятия столь важного и, безусловно, сложного решения. Андерсон был не уверен в том, что смог бы в подобной ситуации вот так быстро и просто закрепить приязнь во взаимоотношениях. А протеанин смог. Не зная Шепарда до того момента ни часа, ни дня, ни недели. Что он смог разглядеть в нем за столь короткое время? Что пропустила Служба Кадрового резерва ВКС Альянса?
  Вот, спустя всего несколько минут они, Шепард и Явик, сидят рядом на крышке саркофага. Два воина, два офицера. Два солдата. И если бы Андерсон не знал, что их обоих разделяет пятьдесят с лишним тысяч лет... Эта сцена слишком напоминала известные Андерсону из истории войны Первого Контакта. Тогда земляне впервые увидели, как после заключения мира, двухметровые турианские солдаты и офицеры спокойно сидят рядом с недавними врагами, разговаривают или просто молчат, наслаждаясь тишиной, наслаждаясь тем, что выжили, что остались в живых. Что их теперь не разделяет ненависть. Что им больше не надо проявлять в себе звериные инстинкты.
  Легкий, но четкий стук в дверь.
  - Сержант Ингвар Темпке, сэр. Пост РЭБ. - послышался тихий голос. - Прошу разрешения войти, сэр.
  - Разрешаю. - Андерсон погасил экраны, разблокировал дверь. - Присаживайтесь, сержант.
  - Тут такое дело, сэр. - также негромко начал Ингвар, умостившись в кресле рядом с рабочим столом капитана. - Когда археологи пробурились до глубины двадцать пять метров, на экранах появился сигнал маяка саркофага. Я сравнил сигнатуру с имеющейся базой. Подобных сигналов не было зафиксировано. Покопавшись в профильных базах и в своих архивах... В общем, сэр. Есть возможность проверить планету на наличие подобных маяков. Глубинное сканирование. Если сориентироваться на этот сигнал...
  - Ингвар, я понимаю. - произнес Андерсон, жестом остановив Темпке. - Вы же сами знаете. Включение сканеров на известных вам планетах в такой режим привлечет ненужное внимание Технического флота Альянса. А там и боевой флот какой-нибудь явится. Вы что, хотите снова подпирать стенку где-нибудь на базе? - он прямо взглянул в глаза коллеги. - Вы хотите сдать адмиралам всех троих и пилота этого уникального корабля? Вы хотите все это подарить им, не сделавшим то, что вы только что мне предложили?
  Вы же профессионал, Ингвар, и понимаете, что крейсера разведки обязаны сканировать все диапазоны. А планеты - на всю полную глубину, на весь радиус и весь диаметр. Еще на этапе первичной колонизационной волны. Если будет доказано, что кто-то из пяти командиров крейсеров не выполнил протокольные требования. - Андерсон помедлил, понимая, что командиры действительно не выполнили эти протокольные, заранее известные требования. - И будет установлено, что вы сделали это спустя столько лет... Адмирал Гочкинс, командующий военной полицией Альянса, конечно, сделает все, что сможет, но вряд ли это спасет вас от ненависти.
  - Какой же выход, сэр? Вы же понимаете, что мы упускаем самое важное - время. Я не верю, что он... он один.
  - Я тоже. - Андерсон не прятал взгляд от коллеги. - Я молюсь всем известным мне богам, чтобы он... не оказался единственным... Ставя себя на его место... я не уверен, что в такой ситуации сохранил бы здравый рассудок. И искренне надеюсь, что он поможет нам своими силами, своими знаниями, своими умениями и навыками. Это будет лучше, чем если мы сейчас будем фонить на всю Галактику. Зависть, Ингвар, страшна. Она вполне может заменить и ненависть и злобу. За ненависть и злобу еще можно хоть как-то наказать, а как карать за зависть? А ему... Шепарду... и нам... будут завидовать... Самой черной завистью...
  - Ясно, капитан. - Ингвар встал. - Вы правы. Я не настаиваю. Буду готовить для нашего партнера полезную информацию не используя внешние ресурсы, искать возможности.
  - Рад, что вы меня поняли, Ингвар. Можете идти. - Андерсон подождал пока сержант выйдет за порог и снова заблокировал дверь, включая экраны.
  Лейтенанты Эрих Гебен и Джеф Моро уже несколько часов не вылезали из виртуального летного тренажера. Моро не мог понять, как он, пилот, смог не увидеть в полисмене своего коллегу, у которого к тому же имелся реальный боевой опыт. Эрих поразил Джефа тем, что в любом сценарии мог найти нестандартный путь решения, используя все возможности предоставленного ему ВИ тренажера корабля. Несколько десятков миссий они отлетали за штурвалом единого корабля против виртуальных противников. Но еще больше миссий Моро провел против реального противника, которым выступал его новый коллега.
  - Эрих, ты неподражаем. - Моро снял кепку и вытер платком выступивший в очередной раз пот. - Я даже не замечаю, что мы висим над этой каракатицей практически непрерывно. Посмотри, мы уже облетали двадцать шесть звездных систем. Я выше пятнадцати не забирался никогда. Такое чувство, что мы как улетели с Иден-Прайма, активировав первый сценарий, так и не возвращались на него.
  - Ничего сложного, Джеф. - улыбнулся Гебен. - Делать все равно нечего, покидать пост нельзя. Есть симулятор - им надо воспользоваться. Хочешь порулить "Эльбрусом"?
  - Шутишь, Эрих? - Моро с недоверием посмотрел на второго пилота. - Это же дредноут, а я только на фрегатах и летал реально. Да вот с твоей помощью распечатал в этом тренажере класс эсминцев. Не уверен.
  - Ну я же тебе не предлагаю перестрелять всю ходовую вахту в реальности. - Эрих улыбаясь, достал из кармашка скафандра кристалл. - Так как?
  - А, ладно! - Джеф взял из рук пилота кристалл и вставил его в приемное гнездо. - Надеюсь, что улетать за минуту не придется. Подожди, тут что есть расширенный режим выбора целей? А если?
  - Стоп, лейтенант Моро. - вдруг командным тоном сказал Эрих. - Не пытайтесь даже это делать. Вы хотите улепетывать от этой креветки в реальности? Мы не знаем, как она читает излучения фрегата и как их интерпретирует. В таком корпусе могут быть такие сюрпризы, что адмиралы Совета обороны Земли поседеют за секунду, дай им только волю увидеть хотя бы часть. Вы же прекрасно знаете: если дать оппоненту почувствовать, что вы его считаете врагом - он и может стать вашим врагом, а не просто оппонентом. А вы тогда станете трупом.
  - Понял. - Моро с сожалением вышел на верхний уровень меню настройки и Эрих на своем пульте ввел блокирующий код. - Хорошо, Эрих, согласен. Я так точно поседею, если эта креветка рыпнется в сторону моей птички. Давай пока...
  - Нет, Моро. С места - в бой. Никаких демонстрашек. Занимайте место первого пилота дредноута и - в полет.
  - Суровый ты, уйду я от тебя. - пробормотал Моро, тем не менее послушно набирая в меню настройки комплекс параметров среднего уровня сложности. - Надеюсь, ты не предложишь мне посадить "Эльбрус" на Цитадель?
  - Почему нет? Это же симулятор. Только для начала тебе придется перестрелять охрану Цитадели во главе с "Путем Предназначения".
  - Надеюсь, этот клапан летающий не выстрелит в мою птичку, если Шепард прикажет швартоваться к Цитадели. Что-то мне кажется, что отсюда мы полетим прямо туда.
  - Прикажет капитан - полетим. - ответил Эрих. - Давай, попробуй сначала просто полетать, освой управление, а потом посмотрим, как ты справишься со швартовкой к нашим орбитальным станциям. Это тебе не на фрегате с наскока. - улыбнулся Гебен, видя, как Моро с головой уходит в изучение приборной панели пилотского места в ходовой рубке дредноута.
  
   - Пилот гиганта. Новый союзник.
  
  Очнувшись через двенадцать часов, Шепард кивнул подошедшей Чаквас, подождал, пока она снимет с его тела датчики, облачился в скафандр и броню, подхватил оружие. Расправив постель, капитан убрал в стену ширму и подошел к рабочему столу.
  - Знаете, Карин... Спал... как в младенчестве. Спокойно. Без сновидений. И... чувствовал вас... Вы действительно любите всех нас, Карин. Это... ценно. Спасибо. - смущенно проговорил он.
  - Хорошо, что вы отдохнули, Джон. Вас уже все заждались. Явик еще спит, с ним все в порядке. Интереснейшие, конечно, показатели дает моя аппаратура, совершенно новые, но, если сравнить с человеческими... Он уникален. Столько перенести - и так быстро восстановиться. Хотя, я бы сказала, что он не спит, просто... отдыхает. Видимо... когда он воевал... сон стал слишком большой роскошью. А затем... роскошью стала дремота. Вот и пришлось научиться хоть как-то отдыхать так. Полагаю, вы не усидите на корабле?
  - Нет, Карин. Поскольку медотсек изолирован, разрешите связаться с капитаном Андесоном от вас?
  - Разрешаю, Джон. - Чаквас пододвинула настольный ридер. - Разве вас удержишь...
  - Карин... Мы заварили кашу и должны её хоть как-то подать на стол. Так, чтобы она была... приемлема для поглощения, чтобы она стала нормативной частью истории слишком многих. - сказал Шепард, набирая код закрытого канала связи. - Капитан, Шепард на связи. Могу я говорить?
  - Да, Джон. - послышался голос Андерсона. - Можете. Я тоже немного поспал, так что вполне в норме. Желаете проявить активность? Кого отправлять с вами?
  - Никого, капитан. - ответил Шепард. - В этот раз - никого. Я полечу один. Мне потребуется только челнок. Больше ничего. Я должен найти на этой планете пустынное изолированное место и пообщаться с пилотом каракатицы. Если мы не решим его проблему... нам будет очень сложно. Явик указал, что нас может ждать большая война... Подозреваю, что это будет война с такими вот машинами, как эта каракатица и подчиненными им... оболочками. - Шепард ясно ощущал нараставший страх Чаквас, но вынужден был говорить дальше. - Мне нужно остановить эту перспективу, Дэвид. Не дать ей реализоваться. Вы же понимаете, что кроме меня... это делать некому.
  - Понимаю, Джон. Хорошо. Капитанской властью я разблокирую челнок и ангар. Берите контейнер и... пусть боги встанут между вами и опасностями. - Андерсон отключил связь и Шепард обернулся к Чаквас.
  - Карин... Не надо смотреть на меня, как на покойника. Вы дали мне возможность прекрасно отдохнуть и восстановить силы в максимальной степени. Я должен это сделать сейчас, пока еще максимально готов сам к этому. Если я займусь сейчас чем-нибудь другим... Мы не сможем быть гарантированы от неприятностей. От неожиданностей. - он успокаивающим жестом коснулся плеча врача фрегата, сидевшей рядом в своем излюбленном рабочем кресле и странное дело - Чаквас ощутила, что способна расслабиться и даже успокоиться. Её теперь не пугал подтекст разговора, состоявшегося только что в её присутствии. Она поняла, что Шепард - действительно единственный, кто сможет это сделать. Она посмотрела на него, встала, сделала шаг... и обняла его.
  - Джон. Возвращайтесь... Что бы там ни было... возвращайтесь. Мы... мы все будем ждать вашего возвращения. - прошептала она. - Мы все... - она отстранилась, повернулась к столу, чтобы скрыть подступившие к глазам слезы.
  Военный хирург Карин Чаквас, про которую в ВКС Альянса говорили как о не умеющей плакать... Только она знала, чего ей стоило не плакать все эти годы. А ведь она плакала... Столько раз плакала. Только наедине с собой. Только тогда, когда никто никоим образом этого не видел. Знала, что её назначили на этот корабль, на этот полет - экспериментальный и связанный с совершенно секретной миссией потому, что решили - она сможет удержаться от эмоций, если что-то пойдет не так.
  Майор медслужбы ВКС Альянса Систем была по званию выше даже капитана Андерсона. Как медик, она проходила по другой табели о рангах, нежели обычные армейцы и её положение было действительно выше. Все знавшие её достаточно хорошо, понимали, что она не будет вмешиваться ни во что на корабле, что впрямую не касается медицинской тематики, но также все были уверены: случись что, касавшееся её как медика - и Чаквас не остановится ни перед чем. А более высокое воинское звание было своеобразной дополнительной гарантией.
   И вот сейчас Чаквас едва сдерживалась. Кому как не ей, медику, было известно, что Шепард действует, живет на запредельных для обычного человека режимах. Да, не двадцать четыре часа в сутки. Да, он еще не показал всей своей силы и всей своей мощи. Но то, что он делал... Было бы сделано слишком опасно и слишком неполно, если бы... было сделано кем-то другим.
  Для нее все члены экипажа "Нормандии" быстро стали очень близкими людьми... За эти две недели экспериментального полета Чаквас сроднилась с ними. Ей никогда не нравилось долго сидеть на Земле или на медицинских космических станциях Альянса. Она делала все, чтобы как можно чаще попадать в состав экипажей кораблей ВКС и летать как можно дальше и дольше. Полеты придавали особый смысл её жизни, ведомый только самой Чаквас. Уникальная специализация, позволявшая ей лечить и оперировать как людей, так и представителей других, как сказали бы раньше - инопланетных рас, позволяла Карин раз за разом подтверждать свое право на участие в очередном дальнем и очень сложном полете. А армейское звание военно-медицинской табели... снимало множество вопросов.
  Если бы Шепард просто уходил на стандартную высадку, даже пусть и связанную с боестолкновением, с возможностью получить травму, ранение. А сейчас... После разговора Шепарда и Андерсона... военный хирург Чаквас поняла, ощутила нутром, своей сутью, что Шепард рискует не только телом, но и своей душой, тем, что делает его человеком, личностью.
  Капитан повернулся и тихо вышел из медотсека. Встретившиеся ему по пути члены экипажа молча уступали командиру десантного экипажа и старшему помощнику капитана корабля дорогу, ограничиваясь учтивыми едва заметными кивками.
  Шепард достал изолирующий контейнер из хранилища и теперь, ощущая его тяжесть, направлялся к пандусу, ведущему в ангар. Андерсон выполнил свое обещание - в ангаре никого не было. Челнок был активирован, дверь открыта. Спустя несколько минут Шепард устроился на водительском месте, поставил рядом контейнер и вывел челнок за пределы защитного поля фрегата.
  Ровно через час и десять минут челнок прибыл на место, совершив посадку среди нагромождения скал. Капитан открыл дверцу, взял контейнер, сошел на землю и отошел о челнока на несколько сотен метров. Наклонился, набрал коды и открыл крышки, присаживаясь рядом на камни. Сфера мягко засветилась. В этот момент отрубилась вся телеметрия со скафандра и с челнока.
  Андерсон, получив доклады, едва удержался от того, чтобы бросить фрегат к тому району. Справившись с первой волной, Дэвид опустил уже занесенную над сенсорами руку, заставил себя сесть в рабочее кресло.
  - Ждать. Будем ждать. - сказал он по конференцсвязи. - Шепард справится. А мы... должны верить в то, что он справится. И еще... если он вернется... а он - вернется... не надо спрашивать его о деталях. Будем ждать и делать все, что от нас зависит. - он сделал паузу и отключив конференцсвязь, откинулся в кресле, погружаясь в размышления.
  
  - Капитан. - раздался голос вахтенного. - Челнок Шепарда возвращается. Он... держит курс на пролом в каракатице.
  - Принято. - Андерсон очнулся. На экранах капитанской каюты высветились картинки с видеокамер забортной обстановки. Челнок действительно следовал курсом к пролому в теле древнего и большого корабля.
  - Капитан. - раздался голос Шепарда. - Докладываю. Я направляюсь вместе с пилотом на борт большого корабля. Мы пришли к единому мнению, капитан. Наблюдатель, пилот согласился с нашими аргументами и принял нашу сторону. Это больше чем договор, это больше чем союзник. Он - с нами, капитан. И он, и его корабль. Они не будут нам вредить, капитан. Они нам помогут. - Челнок вошел в защитную сферу, созданную фрегатом вокруг древнего корабля. - Я высаживаюсь с пилотом на борт и мы приступаем к активации системы регенерации повреждений. Стрелять и вредить нам, планете, её населению Наблюдатель не будет. Он на нашей стороне, капитан. И еще... Я очень скоро буду на борту фрегата, Дэвид. И вы все сможете убедиться в том, что я... остался прежним. Успокойте Карин, Дэвид. Я же знаю, как сильно она переживает. - с этими словами Шепард отключил канал.
  На экранах было видно, как челнок бортом подошел к пролому, замер, как Шепард вышел, неся в руках сферу, мерцающую теплым зеленоватым светом. Автоматика провела сканирование всех доступных ей диапазонов. Ничто не указывало на наличие даже тени опасности. Фигура старшего помощника исчезла во мраке нутра корабля.
  - Внимание по кораблю. Активировать двигательную установку. Отменить дрейф. Отойти от объекта на шестьсот метров. Держать район под контролем. Быть готовыми к активации двигателей объекта и к его движению. Полный контроль. Полная запись. - Встав у рабочего стола, Андерсон отдавал приказы спокойным и будничным тоном. - Дженкинс, Аленко. Вам - быть на борту второго челнока в готовности к немедленному вылету на объект. - приняв ответные доклады, Андерсон продолжил. - Продолжать глушение дальней связи с планеты и фильтрацию траффика.
  - Капитан, пробоина... уменьшается в размерах. Наблюдаю регенерацию главного излучателя. Бронекрышки открыты. Активации не наблюдаю. Даже признаков нет. - взволнованный голос вахтенного, находившегося у Звездной Карты, совпал с изменением картинок на экранах капитанской каюты. - Объект... Он движется. Повторяю... Объект движется. Он... встает, капитан.
  Огромный двухкилометровый корабль действительно поднимался. Сначала с помощью двигателей, а затем - с помощью лап. Спустя всего полчаса огромная креветка сменила свое положение и теперь возвышалась над местом своего недавнего бездействия.
  - Капитан... - вахтенный не скрывал своего изумления. - Объект закрывает все бронекрышки всех лазеров и излучателей. Он... не будет стрелять, капитан! Неужели капитан Шепард смог... Простите, капитан. - вахтенный постарался вернуть в голос официальный тон. - Объект не находится в боевом положении. Его лапы не наносят ущерба строениям и инфраструктуре. Корабль сохраняет неподвижность. Наблюдаю открытие порта для челноков. Челнок Нормандии направляется к нему. Вижу капитана Шепарда в проеме порта, капитан. Телеметрия доказывает - он в полном порядке. Следов подчинения, индоктринации, программирования нет. Произвожу запрос на повторное самое глубокое сканирование. Результат подтвержден, сэр. Капитан Шепард - прежний. Он входит на борт челнока. Челнок направляется к фрегату, сэр. Прикажете блок-группу в ангар?
  - Отставить. - распорядился Андерсон. - Аленко, Дженкинс. Покинуть борт челнока. Я скоро буду. Надо встретить Шепарда. - Андерсон отошел от стола, мельком взглянул на себя в зеркало, поправил китель. - Ему таки удалось. В очередной раз удалось.
  - Капитан, до стыковки челнока осталось три минуты. - доложил вахтенный, когда Андерсон уже входил в ангар. - На борту все штатно, сэр.
  - Принято. - Андерсон видел, как челнок пробивает пелену защитного поля фрегата и вдвигается в потолочные упоры. Дженкинс уже катил легкий трап, соединяя его с бортом прибывшего транспортника. Аленко не покидал салона второго челнока. Открылась дверь и Шепард ступил на верхнюю площадку, как всегда успокоительно кивая и поднимая руку в традиционном приветственном жесте. - Прибыл.
  - Капитан. - Шепард подошел к Андерсону, стоявшему у лифта. - Мы получили нового союзника, капитан. Его имя - Назара. Это и имя пилота и имя корабля. Он не будет вредить нам, не будет стрелять в разумных существ и в их имущество и планеты. Его заинтересовала перспектива... мирного сосуществования. Он воспринял это... как реальный шанс найти новый смысл своей жизни. Со временем мы сможем с ним общаться напрямую, он пока раздумывает над формой своего представления и объемами информации, которые мы сможем принять и использовать. Он рад... что мы не стали уничтожать корабль - воплощение очень древней и очень совершенной расы. Он рад, что мы... проявили гуманность и понимание по отношению к нему. Для него это... ново и очень ценно.
  Он... готов ощутить себя самостоятельной личностью, капитан и хочет, чтобы Назарой называли только его, как пилота... Самоназвание расы, из которой был создан этот корабль... невоспроизводимо человеческим языком и человеческими органами речи, капитан. Со временем... мы сможем установить контакт с разумом этой расы, сохраненным в ноосфере Вселенной... Но это очень длительная перспектива.
  Сейчас пилот утверждает и я... склонен ему поверить, что это так и есть... лучше оставить единое имя и для пилота и для корабля. Тридцать с лишним миллионов лет Назара скрывал свое имя от всех. Он, корабль, сроднился с этим именем, поскольку оно... было для него более ценным, более приемлемым, чем имя, которое давали кораблю те, которые раз за разом... страдали.
  - Вы говорите о Жнецах? - Андерсон прямо взглянул в глаза старшего помощника.
  - Да, капитан. Корабль такого класса называли чаще всего Жнецом. Вся разумная жизнь во Вселенной. Все эти тридцать миллионов лет. На всех языках органической жизни. Для всех их такие корабли были только... Жнецами. Никто не знал о том, что у них есть свои собственные имена. И... хочу уточнить, капитан. Назара - действительно наблюдатель. Он - второй по возрасту среди Жнецов. Старше его только один корабль, созданный из расы, впервые активировавшей подобную систему. Назара называет его Предвестником. В некоторых наших архивах есть похожие указания, капитан.
  - Этот Предвестник...
  - Самый старый Жнец, первый. Назара убежден, что пока мы еще не достигли красной полосы, войдя в которую дали бы основание ему, как наблюдателю, начать Жатву, вызвав сюда флоты Жнецов.
  - Сколько?
  - Несколько лет, капитан. Насколько я понял, это в нашем восприятии. Для него. - Шепард взглянул на возвышавшегося неподалеку Жнеца. - несколько долей секунд. Точнее - не знаю. Но то, что несколько лет - это точно. Это и мое мнение, и мое ощущение, и мое понимание. В этом они... едины.
  Назара убежден, что этот срок в несколько лет можно будет увеличить... Намного. Он, Назара удивлен, потрясен и изумлен тем, что впервые никто не стал пытаться его, пилота, подчинять, заставлять насильно действовать в интересах, противоречащих его, Назары, установкам. Он это... очень ценит, капитан. И считает, что это... достаточное основание для того, чтобы отложить Жатву,... а со временем... объединить силы флотов Жнецов и силы разумов рас, ставших основами для их кораблей с мощью рас нашей Галактики, сэр. Мощью техники, технологий, разума, культуры, мысли.
  И в доказательство своих мирных намерений он дарит нам, экипажу фрегата карту Иден-Прайм с протеанскими артефактами. И даже более древними, чем протеанские. Он знает о том, что мы нашли Явика... И он знает, что такой карты у протеанина нет и не могло быть.
  Такой картой располагали только те, кто погиб на Цитадели. Явик... в силу своего статуса не мог обладать подобной информацией. - Шепард достал свой командирский ридер и подключил ангарный экран. - Посмотрите сами, капитан. Это - вид Иден-Прайм с точки ретранслятора Утопии. Это - вид планеты с точки, размещенной на любой из ныне известных планет. А это - виды-сканы планеты.
  И, наконец, то, что так долго ищет Явик, на что он надеется - информация о живых протеанах. Сохраненных в протеанских саркофагах. - Шепард кивнул, отмечая изумление на лице командира. - Да, капитан. Назара дарит нам эту информацию в знак того, что он, наблюдатель, разведчик и Жнец, не будет добивать лучшую расу предшествующего нам Цикла. Не будет добивать их, разумных органических существ, доказавших свою мощь, свою интеллектуальную и духовную высоту и силу. Он рад, что Явик смог увидеть в корабле... нечто большее, лучшее, чем враг. И очень надеется, что протеанин обретет счастье. Счастье быть среди своих сородичей. - Шепард сделал короткую паузу. - Здесь, на карте, обозначены все места размещения сохранившихся в неприкосновенности саркофагов. И Назара готов предоставить информацию и по другим местам размещения саркофагов на других планетах.
  - Шепард...
  - Капитан, нет в человеческом языке таких слов, чтобы это можно было пояснить. - сказал старший помощник. - И Назара прекрасно понимает, что далеко не все разумные готовы правильно воспринять такой поворот событий.
  Он верит только нам, членам экипажа Нормандии. Далеко не всем, далеко не в равной степени, но верит. Остальным придется... завоевывать его доверие. Назара говорит, что ему удалось модифицировать настройки корабля так, чтобы он мог пребывать на планете очень долго и передвигаться чисто механически, осторожно. При необходимости он может и летать очень низко над землей, и надолго зависать на одном месте.
  Он, Назара, благодарен нам за то, что мы не дали разобрать корабль... на части. И готов поделиться информацией, которая позволит восстановить инфраструктуру, разрушенную с его появлением. Поделиться с нами, а потом - по нашему желанию - с руководством Иден-Прайм. Хотя... он считает, что лучше передать эту информацию простым жителям планеты. Они, по его мнению, воспользуются ею лучше и эффективнее, чем чиновники.
  И еще... Он готов взять на себя помощь в фильтрации траффика с планеты. Он понимает, что молчать планета не может - это привлечет нездоровое внимание. И будет общаться только с теми, кого порекомендуем мы, экипаж фрегата. И готов защищать нас и наш корабль от неадекватных действий чиновников Земного Альянса.
  - А те двое...
  - Он в курсе, что нам удалось их восстановить. Он... рад этому, полагает, что это доказывает истинность его мнения о нас, как о расе, способной задержать Жатву и даже... отменить её, найти контакт с Жнецами, с расами, ставшими основой для их кораблей. Он не будет их преследовать и нападать на них, но просит, чтобы они... не были тупыми винтиками тех структур, в рамках которых действовали.
  Поверьте, он мне показал немало информации по Спектрам и по Совету Матриархов. И видео, и звук, и картинки, и документы, и рисунки. Он знает об их вредоносности больше, чем они сами. И пока... он понимает, что они, эти двое сами не захотят с ним общаться. И хочет, чтобы они адаптировались к жизни на борту нашего фрегата, в нашем экипаже. Он убежден, что кроме экипажа на борту нашего корабля формируется уникальная команда.
  - Хм. А он прав. - с удовлетворением отметил Андерсон. - Спасибо, Джон. - капитан нащупал спикер. - Джеф, сажай фрегат. Да, на поверхность. Сам подбери площадку, но сажай. Да, наш союзник не будет возражать. Все. Выполняй посадку. - он отключил канал. - Никогда бы не подумал, что увижу такой корабль на нашей стороне. - он помедлил. - Вас ждет Карин, не заставляйте её волноваться и слишком долго ждать. И еще... отдохните. Да, в медотсеке.
  - Капитан. Он понимает, что врач корабля обязательно проверит, остался ли я прежним. И потому мне доказал слишком аргументированно, что ни о каком внушении или индоктринации речи быть в отношении любого из нас не может. Он хочет, чтобы мы ему верили, оставаясь сами собой. И уточняет, что не будет программировать и местных жителей и технику. Они могут сами в этом хоть круглосуточно убеждаться, равно как и мы. Любыми методами, способами, средствами. - сказал Шепард. - Разрешите убыть в медотсек?
  - Разрешаю. - Андерсон кивнул, улыбнувшись одними уголками губ.
  Шепард вошел в лифт и нажал сенсор с обозначением жилой палубы. Спустя несколько минут он уже подходил к двери медицинского отсека корабля.
  
   - Цитадель
  
  "Нормандия" взяла курс на Цитадель ровно через месяц, считая с того дня, как Назара поднял Жнеца в вертикальное положение. Капитан Андерсон уступил нажиму Шепарда и распорядился поставить на постамент у Звездной Карты два кресла: одно - для себя, как для капитана и второе - для первого помощника, а в его отсутствие - вахтенного офицера фрегата.
  Сейчас Дэвид Андерсон сидел в своем кресле у Карты и наблюдал за тем, как следом за "Нормандией", постепенно прикрываясь полем невидимости, взлетает протеанский фрегат "Клинок Ярости", на котором разместились все оставшиеся в живых протеане за исключением Явика, решившего остаться на борту "Нормандии". Последним, как и полагается, взлетал Назара. Жнец также прикрылся маскировочным полем и при выходе на орбитальный отрезок нельзя было заметить никаких других кораблей, кроме земного фрегата.
  Археологи закопались в Иден-Прайм по полной программе. Местная администрация была в восторге - технологии Протеан и Жнецов позволили не беспокоиться о том, что вывод из сельхозоборота все новых и новых земель, отдаваемых для проведения масштабных и длительных раскопок, нанесет ущерб экономике планеты и снизит прибыли от продажи ресурсов и продуктов за пределы системы.
  Явик и его соратники, коих на фрегате "Клинок Ярости" было уже больше сотни, пока что передали Шифр только капитану Шепарду и смогли убедить археологов в том, что им вполне хватит работы на ближайшие несколько лет по разведке, раскопке и консервации все новых и новых остатков протеанской культуры на данной планете. Информацию о протеанских артефактах и руинах на других планетах Явик пока передавать земным археологам не стал и Шепард с Андерсоном согласились с его мнением - сотрудничество двух рас только начиналось и нельзя было его форсировать, учтя также участие Назары, обладавшего своим собственным комплексом профильной информации по протеанам.
  Благодаря полному взаимовыгодному сотрудничеству Назары, Явика и Андерсона с местной планетной и системной администрациями, удалось избежать ненужной огласки многих деталей проведенной работы, выявить разведчиков и заставить их замолчать. Журналистов на Иден Прайм теперь пускали с большой оглядкой, плотно контролировали и не давали им возможности свободной связи с внешними мирами за пределами планеты. Местные жители стали настоящими профессионалами в вопросах выявления чужаков, проникших на планету и в её околопланетное пространство. Раскопки охранялись местными ополченцами и местной милицией, такая работа быстро стала престижной и высокооплачиваемой. Технологии Жнецов и Протеан обеспечили возможность усиленного контроля за происходящим на планете и в её околопланетных пределах и для местной администрации, которая и сама не хотела наплыва зевак и туристов.
  Иден-Прайм с каждой минутой уменьшалась в размерах. Её инфраструктура была полностью восстановлена, археологи получили мощную поддержку местных жителей и не испытывали недостатка в технике и в рабочих руках. Местные ученые трудились в поте лица, получив значительные по объему новые данные. Никто не требовал от них никаких публикаций или отчетов - им была предоставлена возможность глубоко и всесторонне исследовать то, что располагалось непосредственно на планете - о протеанских руинах знали едва ли не все жители Иден-Прайм и ни для кого не было секретом, что таких планет в Галактике Млечный Путь еще очень много. Место раскопок, где был найден "Клинок Ярости" по взаимному согласию администрации планеты и протеан было полностью и качественно быстро рекультивировано. Там теперь располагались поля одной из новосозданных сельскохозяйственных артелей, специализирующихся на выращивании зерновых культур. Ничто не напоминало теперь о том, что совсем недавно здесь был огромный котлован, на дне которого покоился почти километровый корабль древней расы.
  Сарен Артериус и Найлус Крайк разместились в боковом салоне фрегата. Второй салон был отдан в распоряжение Бенезии Т-Сони. Явик не пожелал куда-либо переезжать и остался в том помещении, в котором поселился сразу после прибытия на борт. Между турианцами и азари за истекший месяц установились нормальные взаимоотношения - Шепарду и Явику удалось побудить бывших невольных пассажиров Жнеца не устраивать разборок и вернуться к обычным отношениям, свойственным взрослым разумным.
  Сарен и Найлус проводили долгие часы в разговорах, изредка используя информационные банки корабля. Оба Спектра совместно вырабатывали сценарии поведения и дальнейшей своей жизни после возвращения на Цитадель. Информация Назары по Спектрам их изумила и заставила посмотреть на многое иначе. Турианцы отказались от попыток командовать Андерсоном и кораблем, смогли наладить обычные нормативные взаимоотношения с членами экипажа фрегата и теперь чувствовали себя весьма комфортно и свободно. Их обоих и поодиночке можно было видеть в ангарном спортзале, где они охотно участвовали в спортивных тренировках и состязаниях, в столовой-кают-компании, где они рассказывали о турианской истории и культуре, о своей жизни в армии Иерархии, о своих родителях и родственниках. По молчаливому согласию Сарен и Найлус сняли со своих костюмов значки Спектров, посчитав, что среди людей, спасших их от гибели, столь официальные символы являются излишними.
  Азари чаще всего медитировала в своем салоне, но не вела затворнический образ жизни - её довольно часто можно было увидеть разговаривавшей с членами экипажа фрегата. За месяц люди привыкли воспринимать её как обычную пожилую женщину, обладавшую мудростью и сохранившую острый ум и недюжинный интеллект. Немногочисленные женщины корабля по молчаливому согласию мужчин организовали женский клуб, собираясь в каютах или столовой и ведя свои женские разговоры, получив в свое распоряжение уникального собеседника. Немногие люди Земли смогли бы на тот момент похвастаться, что им удалось установить столь тесные и взаимоприемлемые отношения с матриархом азари. Бенезия удивила землянок тем, что не стала кичиться своими возможностями и способностями, а сразу проявила стремление научиться у них, земных женщин и девушек чему-то новому. И действительно начала учиться.
  Т Сони никого особо не выделяла среди своих собеседниц и новых сестер по полу, но они ясно чувствовали, насколько азари благодарна Карин Чаквас - первой женщине, оказавшей ей всемерную помощь и поддержку. Вечерами и поздними ночами матриарх и майор медслужбы Альянса вели долгие разговоры в закрытом наглухо медотсеке и эти часы общения строго почитались и уважались всеми членами экипажа фрегата. Азари восприняла как особую ценность то, что незамужняя врач оказалась способна окружать своей заботой всех без исключения людей, служивших и работавших на бортах кораблей Альянса, заботой, часто выходившей за протокольные рамки функций и обязанностей медика. Для нее, Бенезии, не осталось тайной и ответное отношение к врачу фрегата со стороны всех остальных людей - они относились к Карин не как к медику, а как к матери, к человеку, который в силу своей подготовки, в силу своих личностных качеств способна оказать им намного большую, чем просто врач, помощь. Бенезия ощутила, что никто из людей фрегата не допустит к Чаквас никакую опасность, будучи твердо уверенным в том, что Карин вытащит любого из них из когтей Смерти, сделает для этого максимум возможного.
  Новый снабженец корабля по согласованию с Андерсоном и Шепардом выполнил свое обещание, обойдясь даже без списка. За несколько дней до отлета с планеты он смог договориться с местными торговцами и предпринимателями и те передали на борт фрегата несколько контейнеров с лекарствами и медицинским оборудованием. Жители Иден-Прайм искали любые возможности поблагодарить экипаж фрегата, спасшего их от войны и поставка лекарств и медоборудования была осуществлена абсолютно бесплатно, в рекордно короткие сроки. Предпринимателям и торговцам было приятно узнать, что их коллега по цеху пользуется огромным уважением у членов экипажа "Нормандии" - военного фрегата Альянса и на уровень уважения совершенно не влияет то обстоятельство, что на плечах у Фрэнка - погоны военной полиции Альянса. Карин Чаквас поблагодарила снабженца и передала через него личные письма с благодарностью всем предпринимателям и торговцам Иден-Прайм, которые снабдили фрегат столь нужными грузами.
  Явик за месяц перестал вызывать страх и ужас у членов экипажа "Нормандии", быстро преодолел собственную отчужденность и настороженность первых дней после длительного отдыха. Две недели работы на раскопах, когда шло извлечение выживших протеан и активация "Клинка Ярости" протеанин безвылазно провел в полевых лагерях на поверхности планеты вместе с Шепардом и Андерсоном - двумя офицерами и людьми, которым он, Явик, поверил сразу и полностью. Земляне-командиры строго уважали право Явика первым предстать перед очнувшимся после анабиоза сородичем и первым встать за пульт командира фрегата "Клинок Ярости", первым активировать основные системы родного для протеан корабля.
  Явик же был рад, что ему удалось найти не только мужчин-протеан, но и протеанок-женщин, среди которых были как военнослужащие, так и гражданские специалисты. А уж обнаружение саркофага с командиром фрегата, коммандер-капитаном Таэлой стала для Явика вдвойне важным событием. Он не только смог передать протеанский фрегат в руки его полновластной хозяйки, но и стать для Таэлы близким в личном плане. Даже земляне-археологи ощутили, что между пришедшей в себя протеанкой и их хорошим знакомым устанавливаются и быстро крепнут отношения, выходящие далеко за пределы обычной дружбы и обычного протокола рабочих функций. Таэла в свою очередь правильно поняла Явика и без возражений отпустила его на борт "Нормандии". Все же он был не пилотом, а командующим офицером и должен был находиться на флагмане, роль которого в небольшой группе из трех кораблей была по взаимному согласию отдана "Нормандии".
  - Капитан, до выхода из ретранслятора на Цитадель - десять минут. - доложил Джеф Моро, переглянувшись со своим коллегой - Эрихом Габеном. - Навигационная обстановка в норме. Будем информировать о наличии двух Спектров на борту и требовать спецдок в зоне для Спектров?
  - Нет, Джеф. - Андерсон переключил изображение на Звездной Карте. - Запросите обычный док в зоне для обычных кораблей. Пока не будем привлекать к себе ненужного внимания.
  - Вижу, капитан. Есть обычный док для военных кораблей. Или все же в Альянсовский?
  - Нет, Моро. В обычный док для земных кораблей. Этого достаточно. - сказал Андерсон, понимая нерешительность пилота. - Сейчас мы - только люди, земляне. Альянс и ВКС уже вторично.
  - Согласен, капитан. После такого. Согласен. Выполняю. Восемь минут до выхода на посадочный.
  - Принято. Доложите о стыковке.
  - Слушаюсь. Капитан, "Клинок Ярости" и Назара доложили о том, что они рядом, в соседних системах. Замаскировались, дрейфуют. Их прибытие к Цитадели - в течение двух минут максимум. Они готовы поддержать и защитить нас, капитан.
  - Принято. Передай Таэле и Назаре благодарность и просьбу подождать. Полагаю, что демонстрации силы и превосходства не потребуется. Пусть они останутся нашими скрытыми козырями.
  - Передал, капитан. Они согласны. Все, приступаю к швартовке. - Моро отключил связь.
  Быстро выйдя на канал связи с диспетчерской Цитадели, Моро передал входные коды и получил разрешение на стыковку в выбранный док.
  - Стыковка произведена, капитан. Фрегат получает топливо и другие ресурсы. Фильтрация установлена, работает нормально. - доложил Моро. - У диспетчеров и таможни вопросов к кораблю нет.
  - Хорошо. - Андерсон поднялся с кресла, кивнув подошедшему Престли. - Примите вахту. Я с Шепардом и нашими друзьями прогуляюсь к Ундине. Надо наводить здесь порядок.
  - Да, сэр. - навигатор сел в кресло старшего помощника и набрал код принятия вахты на пульте карты. - Вахту принял, сэр.
  - Вахту сдал. - Андерсон сошел с постамента и направился к шлюзу. - Джон, Найлус, Сарен, Бенезия, Явик. Нам надо начинать работать. Прошу всех к выходному шлюзу.
  Получив короткие ответы, Андерсон прошел вокруг кольца пультов, проведя короткие переговоры с офицерами и специалистами вахты корабля. У выходного шлюза его уже ждал Шепард и все остальные союзники.
  - В рулевой рубке все в норме, капитан. Оба пилота заняты освоением очередного дредноута. - одними уголками губ усмехнулся Шепард.
  - Добро. Открывайте люк. - распорядился Андерсон, повернувшись к вахтенному.
  - Есть, сэр. - тот набрал на сенсорах комбинацию и плита ушла в сторону, открывая тоннель перехода.
  - Начнем нашу работу, коллеги. - сказал Андерсон, первым шагнув через порог на плиты герметичного переходного тоннеля.
  
   - На Цитадели. Кабинет посла Удины
  
  По мере того, как в проеме перехода появлялись новые и новые прибывшие, на лицах людей, турианцев и азари, составлявших персонал зала прилета нарастало изумление, постепенно перераставшее в легкий столбняк.
  Подойдя к кабинке "паспортного" контроля, Андерсон хотел было достать свой чип-идентификатор, но его опередили оба Спектра. Сверкнув значками и прошипев пограничникам "Все они - с нами", Найлус и Сарен провели землян, азари и протеанина через все три линии контроля и только оказавшись на обычной общедоступной территории выпустили своих спутников из "клещей".
  - Спасибо, Найлус. Спасибо, Сарен. - сказал Андерсон. Азари, протеанин и Шепард ограничились кивками.
  - Нет ничего сложного. Иначе нам бы пришлось задержаться и доказывать что мы такое и кто мы есть. Это стоило бы нам двух часов времени. А так. - Сарен взглянул на часы универсального времени. - сейчас уже десять утра по земному, мы вполне успеваем в Посольский Район. Предлагаю сесть на флайеры и прибыть туда как можно быстрее. Если ломать Ундину, то надо его ломать сейчас.
  - Согласны. - сказал Андерсон, обменявшись взглядами со спутниками.
  Еще подходя к кабинету Удины, Андерсон и его коллеги слышали, как посла распекает советник - турианец. Разговор как раз шел о том, что нет никаких известий о Найлусе Крайке, направленном для выполнения миссии на фрегате "Нормандия" на Иден Прайм. Шепард ухмыльнулся, поняв, что маскировка и фильтрация траффика с Иден-Прайм сработали на пять баллов - никакой информации о происшедшем у Удины не было.
  Открыв дверь все прибывшие ввалились в приемную и увидели посла, стоявшего перед виртуальными фигурами советников Цитадели.
  - Что за... - Удина обернулся. - Вот кстати и все... - его взгляд остановился на Сарене. - Ар... Артериус?!
  - Да, это я. - турианец кивнул советникам. - Вас что-то беспокоит, посол?
  - Но... вы же...
  - Я далеко не мертв, как вы смогли убедиться. И да, могу засвидетельствовать, как второй Спектр, что задача, с которой мой ученик, Найлус Крайк был послан на борт земного фрегата "Нормандия" выполнена полностью - маяк изъят с планеты Иден-Прайм, взят на борт фрегата и доставлен на Цитадель. Есть только одна проблема, которая все меняет, посол. - Сарен кивнул и вперед вышел Явик. - Перед вами - чистокровный протеанин. Его зовут Явик. Сами понимаете, в присутствии представителя расы-строителя Маяка, согласно законодательству Земли и Цитадели вы, посол, не можете требовать от меня, как Спектра, равно как и от моего ученика, передачи протеанского маяка ни Земле, ни Альянсу, ни Цитадели. У маяка появился владелец и хозяин. Маяк принадлежит его расе, следовательно - принадлежит ему, как наследнику.
  - К-к-а-к т-т-та-кое м-м-ожет б-быть? - выдавил из себя Удина, пожирая взглядом Явика, в свою очередь разглядывавшего посла человечества словно энтомолог - очередное пойманное насекомое. - П-протеа-не вы-вымерли.
  - Некрофилией балуетесь, посол? - ядовито усмехнулся Сарен, не обращая внимания на то, что советники обратились в соляные столбы и не рискуют прерывать своими возгласами разворачивающуюся перед ними сцену. - Сначала меня в мертвецы записали, потом - моего друга и коллегу?!
  - Д-дру-г-га? - Удина явно перестал справляться с собственными голосовыми связками.
  - Ах, да. Я и забыл, что у вас, посол, нет друзей. У вас только временные деловые партнеры. - сказал, мгновенно погасивший усмешку Сарен. - В общем так. Земля и Альянс маяк не получат. Явик уже принял такое решение и мы все его поддерживаем. Цитадели маяк тоже теперь без надобности. Явик не будет передавать его Совету, на что имеет самое полное право. Пожелаете за час изменить законодательство Земли и Совета Цитадели, посол? Не советую, вас ждет хаос и утрата всякого влияния на ситуацию. А вот моего друга. - турианец взглянул на Явика. - этот хаос и утрата влияния не коснутся. За время нашего полета сюда он полностью вошел в курс дела и теперь перед вами - знаток ситуации в самых мелких деталях и знаток прошлого Галактики, посол, Совет. Маяк останется на фрегате, который решением двух Спектров Совета Цитадели выводится из состава военно-космических сил Альянса Систем Земли и передается для решения вопросов и проблем, связанных с деятельностью Спектров. Так что ни о каком варианте выкрасть маяк с фрегата вы не сможете даже помыслить. Иначе у вас будут очень крупные неприятности, Посол, Совет. - Сарену определенно нравилось давить на психику и руководить ситуацией. - К тому же, посол, вам хорошо известно и то, что связано с капитаном Андерсоном. Так вот, в присуствии Совета Цитадели, в вашем присутствии, посол, в присутствии офицеров командного звена ВКС Альянса Систем Земли, в присутствии Явика, как представителя Протеанской Цивилизации, в присутствии матриарха Бенезии Т Сони, как представителя Азарийского Матриархата, я, турианец Сарен Артериус, приношу свои извинения капитану Дэвиду Андерсону и прошу Совет о присвоении ему статуса Спектра.
  - А я, Найлус Крайк, на основании проведенной капитаном Джоном Шепардом работы на Иден-Прайм прошу Совет о присвоении ему статуса Спектра, как выдержавшему полную программу проверки.
  - Я также могу поддержать своего коллегу и ученика и сказать, что значительная часть работы капитана Джона Шепарда на Иден Прайм была выполнена им в моем присутствии и заслуживает самой высокой оценки. Я поддерживаю заявление Найлуса Крайка о необходимости присвоения статуса Спектра Джону Шепарду. - сказал Сарен. - И, учитывая ряд обстоятельств, Совет, прошу на этот раз ограничиться простым протокольным решением. - Сарен сделал на словах "простым протокольным" едва заметное ударение, сообщив неявно членам Совета о желательности принятия такого решения немедленно.
  Члены Совета Цитадели несколько минут молчали, переглядываясь. Наконец первым кивнул турианец, за ним легким кивком выразил свое согласие саларианский советник и советница Азари взглянула на стоящих рядом с турианцами двух землян. Ей предстояло закрепить решение Совета и она приступила к этой процедуре спокойно и уверенно:
  - Капитан Дэвид Андерсон. Капитан Джон Шепард. Решением Совета Цитадели вы наделяетесь всеми правами и привилегиями члена Специального Корпуса Тактической разведки Цитадели. Ваши коллеги по Корпусу пояснят вам остальное. Отдельным решением Совета Спектры Сарен Артериус и Найлус Крайк остаются на борту фрегата "Нормандия". Решение о передаче фрегата под власть Корпуса принято. Поздравляем вас, Спектры.
  Ответом членам Совета были сдержанно-учтивые кивки. Переглянувшись, Сарен и Найлус подошли к Андерсону и Шепарду, доставая из карманов и прикрепляя к курткам землян значки Спектров. Обменявшись с новоназначенными Спектрами крепкими рукопожатиями турианцы отступили. Дэвид Андерсон удостоился рукопожатия и легкого дружеского поцелуя от Бенезии Т Сони, а Шепард с большой радостью обменялся рукопожатиями и обнялся с Явиком.
  Обалдевший посол Удина переводил взгляд с турианцев на землян и обратно, на что те не обращали никакого внимания. На то, чтобы взглянуть на азари и протеанина у посла не хватало никаких сил.
  - Так, посол. - сказал Сарен, беря управление ситуацией в свои руки. - Вы не подумайте, что мы вас игнорируем. - он кивнул и его спутники моментом расселись вокруг рабочего стола посла, закрыв балкон непрозрачной заслонкой. - Ситуация такова, что мы должны действовать вместе. И, уточню, если вы будете действовать в наших общих интересах, мы поможем вам занять подобающее положение в недалеком будущем. - на словах "в наших общих интересах" Сарен сделал особое ударение и Ундина понял, что за этими словами стоит только одно - ему не дадут выйти за рамки ни сейчас, ни впоследствии.
  - Хорошо. - сказал посол.
  - Итак, слушайте. И поймите правильно - ни при каких обстоятельствах эта информация из вас на сторону не уйдет, посол. - сказал Сарен, приступая к рассказу. Услышав "не уйдет", Удина осознал, что теперь ему выдать то, что предстояло услышать не удастся - он прежде умрет быстро и с гарантией.
  Через час с небольшим Сарен умолк. За это время посол и его посетители выпили шесть трехлитровых чайников, восемь литров кофе и пятнадцать литров воды, ограничившись приемлемыми для каждой расы легкими закусками и сладостями. Инструментроны гостей продемонстрировали Удине доказательства их правоты. Явик и Бенезия своими инструментронами прикрыли пространство кабинета посла от всех видов прослушивания и просмотра.
  - Несколько... лет... - убитым голосом произнес Удина. - Паника будет... страшная.
  - Будет, если сейчас дать информацию в открытый доступ. - согласился Сарен. - И жертвой этой паники станет тот, кто эту информацию пустит в открытую. Полагаю, что этим тем вы, посол, стать не захотите. - с легкой угрозой турианец посмотрел на обмякшего в своем рабочем кресле посла Земли. - И еще... мы не собираемся объявлять мобилизацию и вводить военное положение. Это ни к чему хорошему не приведет.
  - Андерсон, Шепард. А почему вы молчите? - спросил Удина.
  - Так ли важно, кто из разумных говорит умные и дельные вещи, посол? - размышляя, сказал капитан Андерсон. - дело ведь касается не только и не сколько Земли и человечества. Оно касается всей разумной жизни в нашей галактике Млечный Путь. Как бы мы ни хотели погеройствовать, турианцы и азари старше нас и опытнее. Нам следует выступить в едином строю, единым фронтом и, тогда, быть может, нам удастся избежать войны. Во всяком случае нам придется сделать все, чтобы война не стала реальностью в самое ближайшее время. И для этого нам нужны союзники и сторонники. А не противники и враги. Перед таким врагом... все наши дрязги и разборки... выглядят мелкими, ненужными, недопустимыми. Ведь закапывать нас будут всех одинаково, без различия в расах, возрасте, социальном статусе, положении.
  Вы, Удина, политик. Вы - посол человечества на Цитадели. Сейчас неважно, молодая или старая раса человечество. Сейчас неважно то, что мы с турианцами. - он взглянул на Сарена и Найлуса. - совсем недавно воевали, были врагами. Сейчас неважно, насколько мы привычны для рас Совета Цитадели. Сейчас важно только одно - выжить, оттянуть войну, готовясь к ней, изменяясь, становясь лучше, сильнее. Всем нам. Без малейшего исключения.
  Мы разумные, Удина. И на нас лежит ответственность за сохранение разума на просторах нашей Галактики. Не разума, как власти, а разума, как части целого. Части природной среды нашей Галактики. Я убежден, что если будет война, то каждая раса разумных существ будет воевать, потому что эта война будет войной с противником, ориентированным на уничтожение разумной жизни в нашей Галактике. Каждая раса будет воевать до последнего разумного. До последней возможности.
  И лучше будет, если за эти несколько лет... разумные нашей Галактики объединятся и выступят единым фронтом. Это... внешняя угроза, Ундина. Она... одинакова для всех. Без малейшего исключения.
  - Значит, статус Спектров...
  - Нужен нам для того, чтобы провести подготовительную работу. Огромную подготовительную работу. Среди Спектров есть не только турианцы, азари и саларианцы. Там есть и волусы и представители многих других рас. Власть и возможности Спектров должны послужить не интересам Совета Цитадели, а интересам выживания разумной жизни в нашей Галактике, посол. - сказал Андерсон. - Спектры не должны быть надсмотрщиками и не должны быть сатрапами. Они должны быть выше, лучше, быть примером. Быть организующим и направляющим началом. Никому не нужен будет авторитет и власть, если на планетах нашей Галактики не будет даже следов разумной жизни.
  Протеане воевали сотни лет, объединив всю Галактику под имперским форматом власти. Они сражались отчаянно, умело, наносили огромный урон врагу. И то, что они выжили, сохранились как раса, дает нам, разумным этого Цикла надежду. Надежду на то, что мы сможем достичь большего. Не дать уничтожить разумную жизнь в нашей Галактике до конца. Враг - силен. Но и мы - не безоружны.
  Ответом короткой речи капитана были согласные кивки. Каждый из присутствовавших в кабинете Посла размышлял о своем. Каждый понимал - спокойная жизнь для него и для его расы окончилась.
  - Каковы... ваши планы?
  - Об этом, посол, мы говорить не будем. - сказал Андерсон. - Наши действия будут направлены на одно - подготовка к отпору нашему общему врагу. К эффективному, результативному отпору. Если для этого нам придется применить всю власть и возможности, предоставляемые статусом Спектра - все это будет применено. Время длительных разговоров ни о чем... закончилось, посол. Как и время политической говорильни. Вам теперь, полагаю, предстоит работать с Советом по-другому. Мы передали Совету всю необходимую информацию. Постарались, чтобы они правильно её поняли. Осознали. Приняли. Сделали нужные выводы и перешли к нужным действиям.
  Надеюсь, посол, - Андерсон прямым взглядом впилился в глаза Ундины. - нам не придется пожалеть о нашем с вами общении. А сейчас, извините. Мы должны вернуться на корабль. Предстоит дооборудование фрегата и приемка ресурсов и оборудования. Конечно же, мы пройдемся по Цитадели, но это... не займет много времени. - Андерсон встал. Следом за ним поднялись все остальные. - День только начинается, посол, а сделать предстоит очень много. Успеть бы... - отвесив послу учтивый протокольный кивок головой, Андерсон повернулся к входной двери кабинета посла, сделал первый шаг и его привычно обогнал Сарен. Найлус пристроился в арьегарде.
  Удина остался сидеть в своем рабочем кресле. Непрозрачная перегородка медленно поднималась, открывая балкон. Цитадель продолжала жить обычной жизнью. И никто из нескольких миллионов её жителей не знал, что очень скоро настанет другое время. Время Войны. Которая только что побывала у него в кабинете, дохнула на него смрадом гниющей плоти, грохотом орудий и свистом зарядов. Которая пришла к нему, послу Земли, пришла, показав, что война... никогда не кончается. Война с внешним, предельно безжалостным врагом. Недавние собеседники, он чувствовал это отчетливо, многое ему не сказали. Не потому, что не верили, а потому, что хотели, чтобы он, посол Удина сам пришел к строго определенным выводам. Сам. Ибо в такие моменты... человек решает сам.
  
   - На Цитадели. Управляющий интерфейс станции. Решение для Хранителей
  
   Выйдя из кабинета, Шепард посмотрел на спутников. Слова не были нужны. Все было ясно без них, без слов. Капитану придется лезть туда, где не был еще никто из органиков - в самое сердце управляющей системы Цитадели. К её мозгу. Что его могло там ждать - никто из соратников Шепарда не мог себе даже представить. Сам Шепард старался об этом не думать. Но то, что подобная станция не могла управляться чем-то меньшим, чем ИИ - в этом капитан был убежден стопроцентно.
   Выйдя из Посольского Сегмента, Шепард свернул в неприметный переулок и остановился перед люком, на котором не было никаких поясняющих надписей - только двенадцатизначный цифровой индекс с пятью дефисами, разделявшими группы цифр. Открыв крышку, капитан втянул тренированное тело в трубу и носком ботинка поддел запирающую скобу.
   Через час он спустился по металлической лестнице в зал, не обозначенный ни на одной доступной органикам схеме. Ровный рассеянный свет заливал все пространство помещения. Оглядевшись, капитан решительно направился через центр зала к одному из постаментов. Медлить было нельзя, чем меньше времени он затратит на процедуру отключения вирусной части ИИ Цитадели, тем меньшие негативные последствия ощутят на себе сама станция и её жители. По мере продвижения Шепарда к центру зала сам зал заполнялся Хранителями. Жуки не препятствовали капитану, они не пересекали его путь, но и не образовывали идеально ровного коридора. Шепард подумал, что они могут и не знать, почему он идет именно к этому постаменту.
   Наконец он остановился перед похожей на гранитный монолит плитой. Замер, успокаивая дыхание и переключаясь на струну. Ощутил, как сужается и исчезает сзади проход к лестнице, ведущей куда-то наверх, к вентиляционному каналу. Слышались только "цок-цок" лап сотен хранителей по плитам, мозаикой усеивавшим поверхность пола зала. Свет в зале начал меркнуть.
  Шепард взглянул на плиту, наклонился, провел рукой по верхним граням монолита. Едва он отвел руку, грани засветились молочно-белым светом, приобретавшим голубоватый, затем синеватый оттенок. "Цок-цок" слышались теперь со всех сторон. - Хранители обступили постамент, держась на расстоянии, едва превышавшем метр. На верхней поверхности проступила сетка, состоящая из неправильных изломанных в самых неожиданных местах линий. Шепард не разгибаясь, провел по некоторым из линий пальцем, выписывая замкнутый контур. Едва он завершил его, приведя палец в исходную точку сетки, та пропала, сменившись клавиатурой. Набрав буквенно-цифровой код всеми десятью пальцами, Шепард ощутил, как свет снова начал разгораться.
  "Система дальней связи с Точкой Исхода отключена. - доложил безжизненный голос на галакс-лингве. - Активация поворота "лепестков" на восемьдесят пять градусов - отключена. Станция переводится в режим автономности. Блокировка капсулирования станции включена. Чеки и штифты системы безопасности введены в силовые узлы приводов лепестков. Возможность использования Ретрансляторов в Пятом режиме - отключена и заблокирована. Активирована система освобождения Расы Хранителей. Пользователь имеет возможность решить судьбу этой Расы. - Шепард ощутил, как к нему приблизился один из Хранителей. - Для принятия решения Пользователь должен набрать соответствующий известный ему код на клавиатуре. Система ИИ Цитадели благодарит Пользователя за быстрое и правильное прохождение процедур. Ожидаю решения.- голос умолк.".
  Шепард обернулся к подошедшему Хранителю, повернулся на месте кругом и, сделав два шага от постамента, сел на пол, сводя ноги по-турецки. Хранители обступили его, касались лапками, стрекотали, слышались "цок-цоки" множества ног. Хранитель, видимо старший или главный, смотрел на него, стоя чуть справа и спереди.
  Капитан не стал касаться его рукой и Хранитель это почувствовал. Он что-то прострекотал и в зале установилась тишина. Шепард обвел взглядом ближайших к нему жуков. Они, безусловно, знали, что ему, человеку, предстоит. Знали и ждали от него. Действия. Решения. Поступка. Теперь все зависело от его мнения. Вариантов, как он понимал, было множество - ИИ Цитадели не успел, не смог включить защитные системы - Шепарду удалось не превысить лимит времени реагирования. И теперь ему было крайне важно не ошибиться в наборе кода. А прежде - принять четкое осознанное решение. За которое он, человек, землянин, сможет всегда ответить. По всей строгости.
  Хранители ждали. Тишина в зале становилась звенящей. "Цок-цоки" если и слышались, то на порядочном удалении. Взгляды всех жуков были устремлены на него. Шепард посмотрел на них. Перед ним была Раса. Одна из первых рас, попавших под трансформацию, осуществленную первыми Жнецами. Безусловно, разумная. Безусловно, высокоорганизованная. Безусловно, культурная. Имеющая свою уникальную историю. Шепард не знал её самоназвания. Он сомневался, что сможет сказать даже несколько слов на её языке. Он чувствовал, что другие Хранители, тысячи которых были сейчас рассеяны по всей Цитадели, выполняют свою незаметную работу, что-то чинят, что-то настраивают, что-то строят, что-то ремонтируют. Но все они ждут. Ждут решения. Его, человека, решения. Первого, сумевшего добраться сюда, активировать неотличимый от других постамент, где скрывался управляющий интерфейс ИИ Цитадели, преодолеть систему идентификации и защиты и убрать вирус. Вирус, связывающий Цитадель с Темным Космосом. Вирус, делающий их, Хранителей, соучастниками каждой новой Жатвы.
  Шепард думал. Для Хранителей родиной стала станция. Домом стала станция. Работой стала станция. Местом гибели или смерти стала станция. Больше нигде в Галактике не осталось тех, кто стал Хранителем Цитадели. И теперь ему предстояло решить судьбу этой Расы.
  Он встал на ноги, повернулся к постаменту. Подошел. Склонился и положил пальцы на сенсорные значки виртуальной клавиатуры. Тишина в зале, казалось, достигла предела. Пальцы человека выбили длинную пулеметную очередь по сенсорам. Ушел вниз, прогибаясь под мизинцем, сенсор с обозначением "ввод".
  "Система благодарит Пользователя за Решение. Согласно принятому коду Хранители станции обретают свободу. Они имеют право остаться жить на Станции. Они имеют право продолжить работу на Станции. Они имеют право считать Станцию своим домом. Они имеют право на свободное развитие и совершенствование вне ранее установленных пределов и ограничений. Они имеют право свободно покидать Станцию и возвращаться на нее. Дальнейшая судьба Хранителей определяется ими самими по согласованию с Пользователем и Личностями, им уполномоченными. Пользователь получает право обращения к Интефейсу ИИ станции напрямую. Система благодарит Пользователя. Конец сеанса.".
  Голос смолк. Шепард разогнулся, повернулся. Огляделся. Хранители образовывали ровный проход к той лестнице, по которой он спустился. Но теперь рядом с лестницей на стене открылся проем. Выдвинулась плита, на которую можно было легко перейти, поднявшись по этой железной лестнице. И Шепард отошел от постамента, снова потерявшего все свои отличия от множества других. Он шел по проходу, ощущая множество легких касаний лапок Хранителей. Они запоминали его, изучали его, приветствовали его. Ровный свет, заливавший зал, немного усилился и капитан увидел, как Хранители покидают помещение, уходят. Когда он дошел до лестницы, рядом с ним остался только один Хранитель, видимо, старший. Его лапки коснулись стены рядом с лестницей и Шепард почувствовал, как пластина, на которой он стоял вместе с Хранителем, медленно стала подниматься вверх. Хранитель стоял неподвижно, ждал. Когда пластина пола уравнялась с проемом, он первым шагнул в тоннель, обернулся и махнул лапкой, приглашая следовать за ним.
  Спустя час они вышли из незаметного люка прямо в доке, где стояла "Нормандия". Хранитель, не покидая люк, коснулся лапками руки Шепарда и капитан понял - он попрощался. Радостно попрощался. И - благодарил. Благодарил за свободу, за возможность развиваться. Совсем скоро Хранители окрепнут, совсем скоро они перестанут бояться прикосновений органиков. Совсем скоро они смогут стать подлинными хозяевами гигантской станции, которая теперь уже не будет нести угрозу. Угрозу Галактике Млечный Путь. Угрозу разумной жизни в этой Галактике.
  Шепард кивнул, уловил ответный кивок Хранителя и, дождавшись, когда тот исчезнет во мраке тоннеля, прикрыл крышку, услышав щелчок запирающего механизма. Спустя несколько минут он уже входил на борт фрегата. В доке царила суета - экипаж занимался приемом и погрузкой продовольствия, боеприпасов, приборов, оборудования, оружия, медикаментов. Капитан Шепард знал, чувствовал и помнил - изоляция Цитадели от Темного Космоса, блокировка доступа из Темного Космоса через другие ретрансляторы - не полное и не окончательное решение проблемы. Предстояло сделать еще очень и очень много.
  
  . На Цитадели. Перед отлетом
  
   - Капитан. - Шепард учтиво козырнул Андерсону, стоявшему рядом с Джефом Моро в пилотской рубке. Второй пилот в это время отсутствовал, видимо был в инженерном отсеке, уточняя изменения параметров двигательной установки корабля на месте. - Капитан Шепард прибыл. Разрешите приступить к работе?
   - Разрешаю, капитан. - Андерсон козырнул ответно. - Ну и навели вы тут шороху. Если я и видел турианцев-спектров, саларианцев-спектров, теперь вот увидел спектров - людей, то о волусах-спектрах я еще не слышал а вот пришлось увидеть. Нам тут вроде как безвозвратный кредит выделили. Я консультировался с нашими альянсовскими юристами и финансистами - они чесали в затылках около часа, а потом сказали, что по всем канонам законодательства и права Земли, Альянса и Пространства Цитадели здесь все чисто. Тем более все финансирование идет по каналам Корпуса Спектров.
   - Не хочу вас настораживать, капитан. - сказал Шепард, - но попросите наших самых отвязных юристов и финансистов просмотреть не только документы, но и просчитать перспективы и варианты. Если потребуется - несколько раз.
  - Вы правы. Я так и сделаю. - Андерсон кивнул. - Через час прибудет фрегат "Юджин Смит", на нем - адмирал Хаккет и командующий полицейскими силами Альянса. Они уже в курсе относительно нашего с вами нового статуса. - Андерсон скосил взгляд на знак Спектра и хотят... поспособствовать.
  - Полагаю, капитан, вы уже...
  - Именно, Шепард. Я подготовил все необходимые информационные материалы и документацию. Адмирал Гочкинс, главный военный полисмен Альянса, уже предупредил меня, что никаких санкций ни ко мне ни к вам за некоторое расширительное толкование власти командования фрегата над его подчиненными... он применять не будет. Более того, он сказал, что привезет официальные разрешения Штаба Сил Военной Полиции Альянса на то, чтобы наши полисмены сменили должности на те, что указаны в их дипломах и сертификатах. В соответствии с их желаниями и нашими корабельными потребностями. А те пятеро, что не имеют гражданских профессий и специальностей - официально закреплены за десантной группой фрегата. Мастер-сержант Уитмен уже в курсе и очень рад.
  - Ясно, сэр. - кивнул Шепард.
  - Об остальном - давайте в капитанской каюте. - командир фрегата обернулся к пилоту. - Джеф, когда окончание погрузки?
  - Еще шесть часов работы, сэр. Потом три часа на рассовывание по закоулкам и подключение. В целом - хорошо, если завтра к полудню управимся. Без штурмовщины.
  - Понятно. - Андерсон первым покинул рулевую рубку. За ним вышел Шепард. В молчании оба старших офицера прошли в капитанскую каюту, дверь которой, пропустив командиров, обзавелась красным сигналом.
  - При такой погрузке фрегат действительно покажется маленьким, Шепард. - сказал Андерсон, садясь в кресло. - Присаживайтесь, Джон. - он подождал, пока старший помощник разместится в кресле и включил экраны. - Но то, что мы получаем спектровское вооружение и технику с оборудованием... Гм. Даже я в бытность кандидатом в Спектры не мог бы рассчитывать на подобную щедрость. Да, Джон, я знаю, что наша "Нормандия" для турианцев - пройденный этап. И они, собственно, этого никогда особо не скрывали. Два века отставания в технике и технологиях... Хорошо, что нам удалось хоть как-то и хоть немного наверстать это упущение. Вот, ознакомьтесь. Пришло из Совета Обороны Альянса. - он подал Шепарду пачку ридеров. - А я пока выпью чайку. Заставили вы Джефа попотеть...
  - Хорошо, что заставил, пока нам не прилетело в борт или в нос. А то вполне могли бы лишиться и пилота и ядра. - проговорил Шепард, вчитываясь в тексты ридеров. - Ого... Право набирать в экипаж любого, кого мы посчитаем нужным. Но ведь это...
  - Джон, знаю. Пришлось ознакомиться. Это действительно право Спектров, но лучше будет, если и Альянс подтянет гайки до нужного уровня. - сказал Андерсон. - К тому же нам тут прислали два десятка спальных капсул, которые даже турианцам подойдут. Трехметровая длина. Глубина также позволяет... Явику, кстати, очень понравилось. Найлусу с Сареном тоже - они рады, что наконец-то смогут нормально высыпаться. А то в наших человеческих - не сон, а пытка. Теперь вроде эта проблема снята. Вы, вижу, чем-то смущены, Джон?
  - Да, Дэвид. - сказал Шепард, отложив недочитанные ридеры. - Пришлось вот встретиться с одной из первых рас, индоктринированных и трансформированных Жнецами. А Явик и его команда - одна из последних рас. Кстати, о Коллекционерах он тоже в курсе. Как вилка артиллерийская - самая старая раса и самая новая раса... Если мы не заполним этот разрыв полотном из объединенных рас... Мы не выстоим, Дэвид. Все не выстоим. И люди. И они все... - сказал Шепард, не поднимая взгляд на командира корабля. - Я пока там у Пульта был... Сумел прочувствовать, насколько мы, люди, еще младенцы...
  А Хранители нам выдали такой кредит... Куда там кредиту волусов или кредиту Спектров с кредитом Совета Обороны. Станция-то построена первыми Жнецами. Которые не особо заморачивались, просто выстроили коридорчики из ретрансляторов, загнали молодые расы в рамочки этих катапульт и стали ждать всходов. И раз за разом снимали эти всходы. Загоняя в рамки самых лучших, вроде этих Хранителей.
  - Вы уверены... что нас не выселят с Цитадели?
  - Дэвид, мы сами должны уйти с нее. Несерьезно это - сидеть сиднем в чужом доме. А то, что эта станция - дом Хранителей... Как бы они не назывались изначально... Я убежден. Это их единственный дом во Вселенной и теперь, когда мы его... временно... отсекли от Темного Космоса. Мы должны отдать его Хранителям полностью. У них, насколько я понял, нет амбиций расселяться куда либо еще. У них хватит забот на этой гигантской станции. Если они решат, что другие расы могут остаться жить на Цитадели - это будет только свободный выбор Хранителей. Который они, верю, доведут до нашего сведения в наиболее понятной нам форме очень быстро. Пока что они рады тому, что мы их освободили от власти Темного Космоса, от Власти ВИ и ИИ Цитадели. Пусть даже временно освободили. Но они уже смогут этой свободой воспользоваться по своему собственному разумению.
  - Ожидаете попыток взлома запрета на контакт с Темным Космосом?
  - Убежден, что подобные попытки будут. Внутренние или внешние. И очень рассчитываю на то, что Хранители, освобожденные от рамок, наложенных на них ранее ИИ и ВИ Цитадели, теперь смогут противостоять этим попыткам более эффективно. В принципе, я готов и к тому, что нам, всем другим расам тоже следует озаботиться защитой Цитадели от Темного Космоса. Пока еще мы не сумеем туда прорваться сами, будучи полностью готовыми к тому, что сможем там встретить. Значит, надо сделать все, чтобы держать ворота и стены закрытыми и неприступными здесь. А Хранителям... Насколько я понял - у них нет других миров, кроме мира этой станции.
  - А эти механические чеки? И штифты?
  - Увы, Дэвид. Я не особо верю в это. Любую механику можно сломать. И общество Хранителей со временем перестанет быть однородным. Во всяком случае я рассчитываю, что хоть какое-то время для организации всех необходимых работ по выстраиванию системы защиты Цитадели у нас у всех есть. И с учетом необходимости оставления Цитадели Хранителям и с учетом возможности сохранить на её борту небольшие контингенты всех заинтересованных рас.
  - Тут Явик обратил внимание на гудящий памятник Ретранслятору у Башни Цитадели.
  - И? - Шепард заинтересованно взглянул на командира.
  - Он утверждает, что когда прикоснулся к нему, ощутил, что это - не стандартный памятик. Это - прибор.
  - И СБЦ зевнула такое? - удивленно спросил старший помощник?
  - По меньшей мере гудящих приборов по всей станции предостаточно. Хранители этим прибором не интересовались, так что СБЦ не видело в этом опасности или проблемы. Если уж Хранители проигнорировали это...
  - То остальным и сам бог велел. Ладно. Так что там узрел или ущупал наш Явик?
  - Утверждает, что Таэла не так давно передала ему интересную информацию: в одном из последних сообщений, присланных по каналам спецдоступа на Иден-Прайм была очень короткая заметка о том, что ученые Протеанского Научного Корпуса смогли подойти вплотную к разгадке технологии Ретрансляторов. Сам Явик, равно как и Таэла в это не особо и поверили, но теперь, когда Явик передал ей слепок ощущений от Монумента Ретранслятору, у нее, как командира фрегата "Клинок Ярости" сомнений больше нет. Перед нами - действующая модель ретранслятора. Правда, в отличие от привычных нам - одностороннего действия. Таэла напрягла экипаж фрегата и они, дрейфуя в соседней системе, пришли к единодушному выводу - это ретранслятор односторонний. И он... действительно находится в рабочем состоянии. Об остальном... Таэла предпочла умолчать. Но в сеансе видеосвязи со мной по сверхзащищенному протеанским плавающим кодом каналу она... выглядела не просто озадаченной. Не знаю даже как это пояснить. Видимо, даже в Протеанской империи были вещи наивысшей степени секретности. О которых не знал никто вообще или знали единицы. Я так понял, что Таэла в этой загадке ретранслятора уловила последний привет из тогда еще непобежденной окончательно Протеанской империи.
  - Если я правильно понял вас, командир, то Таэла догадывается о том, где есть стартовый комплекс этой модели ретранслятора? - Шепард прямо взглянул в глаза Андерсона.
  - Вроде как да. И она дала мне понять, что протеане перетряхнут все возможные банки данных, чтобы поточнее определить координаты. Но это, как она тоже дала понять... не очень близкая перспектива.
  - Полагаю, командир, вы уже определили эту точку как приоритетную в нашем будущем полете?
  - Да, Джон. - ответил Андерсон. - В истории Корпуса корабль с четырьмя Спектрами на борту - явление исключительное. Похоже и здесь мы внесли что-то новое в методы и способы работы.
  - По меньшей мере теперь Спектры будут спокойнее относиться к коллективной работе. А то посылают одного и думают, что он всесилен. - сказал Шепард.
  - Я хочу вам сказать, Джон... Тут Бенезия по возвращении... выглядела очень напряженной. Она, безусловно, как матриарх, может догадаться о многих деталях вашей работы с Хранителями, но, полагаю, дело не только в этом. Я тут поискал информацию... По открытым данным у нее есть дочь - Лиара Т Сони. А наш спец по РЭБ "поломав" пару баз данных, уточнил мне, что Бенезия и Лиара... полсотни лет не разговаривали между собой. Хоть они и живут больше двух тысяч лет, но полсотни лет молчания между матерью и дочерью... Выглядят весьма показательно. Да, мне известно, что азари не особо цацкаются со своими детьми по достижении ими определенного возраста, но единственная дочь...
  - Командир, у меня есть ощущение, что вы сподвигли нашего корифея по РЭБ ломануть не две базы данных... - без улыбки заметил Шепард.
  - Вы правы. Привили мне любовь к деталям, Джон. Так вот. Лиара - чистокровная азари. Это означает, что её отец - тоже азари. И по некоторым данным это. - Андерсон вызвал на экран таблицу и изображение. - Мятежный Матриарх. Её имя - Этита. В настоящее время Этита пребывает на Иллиуме - весьма свободная в нравах и законах планета. Там Этита работает барменом. Меня насторожил тот факт, что Лиара не стала докапываться у матери, кто же её отец. Допускаю, что почти тысячелетняя матриарх имеет сотни три отговорок, способных блокировать этот интерес, но теперь это выглядит неестественно.
  - И Этиту...
  - Она также была членом Совета Матриархов. Но после того, как стала открыто пропагандировать направление усилий молодых азари на что-то другое кроме наемничества и танцев в барах у шеста и на подиумах... Ей мягко указали на дверь. Железной рукой.
  - И она ушла, а Бенезия не стала грузить Лиару подробностями, чтобы не подвергать её опасности быть замешанной в разборки внутри Совета Матриархов. - сказал Шепард.
  - Вы правы, Джон. - ответил Андерсон. - Это - неплохая основа для того, чтобы отказывать дочери в праве знать, кто её отец. Для нас, землян, это привычно. При всей нашей молодости, как расы, установившей межзвездные контакты с другими расами, мы оказались... слишком разнообразны и смогли пройти то, что свойственно и обычно не для одной расы, а для нескольких. Очевидно, такое превосходство нашей расы и стало одним из оснований для того, чтобы нам подсунули технику двухвековой давности. Интересный ход, позволяющий посмотреть, способны ли мы преодолеть подобный разрыв быстро и качественно. И, полагаю, желающие уже убедились, что мы - способны.
  - И что еще сказал наш корифей? - Шепард добавил заинтересованности в тон голоса, понимая, что его командир не торопится выкладывать всю информацию на блюдечке.
  - Он сказал, что по последним данным Лиара отправилась на Терум. Там были протеанские руины весьма интересные, упрятанные в толщу планеты.
  - Это - вторая точка нашей работы, командир? - полувопросительно-полуутвердительно спросил-сказал Шепард.
  Андерсон кивнул.
  - Полагаю, есть и третья точка.
  - Есть, Джон. Геты. Я попросил Адамса покопаться с его ребятами в этих гетских остатках. Наш спец по РЭБ тоже подключился. Вдвоем они накопали интереснейшего материала на звания докторов технических наук и статусы академиков Земной Академии Наук. Геты-то оказались не столь едины.
  - Искусственный Интеллект эволюционировал в сторону повышения уровня разнообразия составных частей Сообщества? - спросил Шепард, немного напрягшись.
  - Мы же тоже разные, Шепард. - сказал Андерсон мягко. - Вот геты и наследуют.
  - Вы имеете в виду кварианцев. Этих чудаков, которые триста лет кочуют по Галактике...
  - Боюсь, теперь им кочевать будет сложно. Геты активизировались во многих системах. Говоря простым языком - они распространяются по звездным системам множества рас. Поскольку они - синтетики, управляемые программами, зажать их в рамки, если мы упустим время... будет очень проблематично. Как машины, они обучаются всему очень быстро. И скоро нам нечего будет особо им противопоставить, как органикам. Кроме одного - масштабного военного столкновения. Нас ведь, людей, тоже сравнивают, в соответствии с расово-приемлемыми аналогами, с саранчой, способной поглотить всю Галактику. А если тут еще и геты нарисуются...
  - Это - основа для начала Жатвы. - произнес Шепард, размышляя.
  - Да, вы правы Джон. Предполагаю, что даже ВИ для гетов не проблема - они его моментом перепрограммируют. И тогда нас ждет хаос. Такой хаос, что любая война Первого Контакта, любой Торфан или Акуза раем покажутся.
  - Но Совет категорически запретил... - проговорил Шепард.
  - Он-то запретил, но вы забыли о Терминусе и об Омеге. Зло всегда конкретно, Джон. А добро - всегда всеобще и потому оно бьет по площадям, а зло - по точкам. Несколько точек - и органики стройными рядами пойдут на переработку, чтобы стать материалом для новых Жнецов.
  - Назара подсказал. - с грустью сказал старший помощник.
  - Да. Он. - подтвердил командир корабля. - Назара рад, что мы не заставили Хранителей взорвать станцию и ретрансляторы. Он понимает, что это был поистине галактический хаос. Он пояснил, что как только геты нащупают эти точки и ударят по ним - у него не останется, как у Наблюдателя, выбора. Рано или поздно Жнецы вломятся в нашу Галактику, Джон. Даже без помощи Назары. И он подтвердил: Хранители - одна из первых подчиненных рас. О первой знает только Предвестник. Но он эту информацию всегда держит при себе. Хотя... Назара почему-то убежден, что сведения о первой расе не покидали пределов нашей с вами Галактики, Джон. И... мне кажется, он боится. Боится того, что даже Предвестник не сказал ему всего необходимого. О ней, о первой расе. У меня такое чувство, что надо будет прочесать все уголки нашей Галактики... Надо, Джон, надо.
  Понимаю, что звучит глупо. Понимаю, что это - огромные затраты. Но я не верю, что первая Раса ушла полностью. Только это неверие и для Жнецов может быть достаточным основанием всегда и постоянно возвращаться сюда с Жатвой. Они как будто чего-то ждут. Ждут, когда эта Раса проявит себя. Ждут, чтобы окончательно уничтожить её представителей. Чтобы уничтожить тех, для кого они когда-то были Младшими. А стали - Ошибкой.
  - И Назара знает имя этой Расы?
  - Знает. Левиафаны. Но это - все, что ему известно точно. Остальное - слишком хрупкие и валкие догадки. Даже зная имя, мы вряд-ли сможем что-то сделать, но у меня, Джон, есть ощущение, что верно не только известное вам высказывание: "темнее всего - у фонаря". У того же фонаря, по моему глубокому убеждению - бывает почти всегда светлее всего. Разглядеть же в этом свете что-то кроме обычной обстановки - не менее сложно и важно, чем разглядеть то же самое в кромешной тьме. - сказал Андерсон.
  - Полагаю, что здесь максимум - пункт плана. Ведь точку на карте на основании этих данных мы поставить не сможем. - сказал Шепард.
  - Вы правы, Джон. Закончите изучать ридеры, а я пока съем пару-тройку бутербродов. Надо еще и соком заправиться.
  В капитанской каюте воцарилась тишина. Шепард смог дочитать длинные тексты и, отложив стопку, задумался. Андерсон не торопил коллегу. Он почти бесшумно прихлебывал сок, откусывал от небольших бутербродов и привычно смотрел не на старшего помощника, а на трехмерное изображение фрегата, занимавшее весь центральный экран.
  - Капитан, фрегат "Юджин Смит" совершил посадку в доках Альянса. Адмирал Хаккет и адмирал Гочкинс уже на пути к нашему доку. Они настаивают на том, что их визит - рабочий и желают, чтобы мы не устраивали никаких построений. - доложил Моро. - Ожидаемое время их прибытия на борт - через двадцать минут.
  - Принято, Джеф. - отвечает Андерсон, наводя порядок на рабочем столе и поднимаясь. - Надо их встретить, Джон.
  - Я готов, командир. - Шепард встает следом. - Эти два старикана... мне очень симпатичны...
  - Ты только при Хаккете не употреби это слово. "Стариканы...". А то будешь долго лететь в космосе... Без скафандра. - Андерсон улыбается едва заметной но доброй усмешкой. - Хотя ты прав... Немногие молодые сохранили такую энергию...
  
  Встреча прошла обычно: адмиралы в сопровождении Андерсона и Шепарда поднялись на борт "Нормандии", отвечая на воинские приветствия членов экипажа фрегата, прошли в капитанскую каюту. Здесь адмирал Гочкинс передал Андерсону официальные разрешения всем двенадцати полисменам сменить профессии, специальности и должности, войдя в состав членов экипажа "Нормандии" на законных основаниях. Приняв ридеры, Андерсон предложил обоим адмиралам занять места вокруг рабочего стола и, при активном участии Шепарда изложил свое видение создавшейся ситуации во всех деталях.
  - В целом я поддержу вас, капитан. - сказал Хакет, выслушав доклад обоих старших командующих офицеров корабля. - Не скрою, было сложновато удерживать гражданских коммерсантов от всяких резких движений, когда вы там на Иден-Прайм разбирались с нашими новыми союзниками, но я рад, что эту ситуацию мы решили к обоюдному удовлетворению.
  Хотел бы отметить, что теперь на Иден-Прайм у вас и у кораблей вашей группы - прекрасная база. Альянс постарался превратить Резервный Космодром в порт, способный принимать не только грузовые гражданские и военные корабли, но пассажирские лайнеры и военные корабли вплоть до крейсера. Это, прямо скажу, подстегнуло экономику планеты и позволило с лихвой компенсировать затраты на преодоление последствий небольшой кризисной ситуации. Главное ваше достижение - полное доверие к вам со стороны администрации планеты, а также членов торговой и сельскохозяйственной Гильдий. А ваша операция по обездвиживанию супердредноута... Военные теоретики просто в восторге и обещают сделать её основой для новых разработок методов борьбы с особо крупными кораблями вероятного противника. Понимаю, что звучит не очень приятно, но наших партнеров это не касается.
  Археологи же сделали Иден-Прайм своей очередной Меккой, но вы правы - работа их Гильдии в этом направлении на Иден-Прайм может быть продолжена только после получения согласия наших партнеров из Протеанской Империи. Пока что идет рекультивация пустых полигонов, сельскохозяйственники рады, получая от Альянса новые площади, пригодные для посевов и строительства теплиц. Альянс получил ряд предложений от Сельскохозяйственной Гильдии Иден-Прайма на эксклюзивные поставки продовольствия для ВКС Альянса. Совет Обороны не видит оснований отказывать и готовит взаимовыгодные договоры. Как там говорили в старину? Народ и армия едины? Вот теперь в очередной раз это единство подтверждается.
  - А журналисты? - спросил Шепард.
  - А что журналисты? Гильдия Журналистов Иден-Прайм имеет исключительные права, все остальные - сами понимаете, поставлены в очень жесткую зависимость. Да еще и строительство новых полей и объектов ВКС тоже ограничивают снимак и писак своей действенной режимностью. К тому же развитие сельского хозяйства и промышленности Иден-Прайм после известных событий требуют усиленного освещения, так что особых проблем с журналистами у нас вроде как и не наблюдается.
  - Со своей стороны скажу, коллеги, что вы сделали немало и для военной полиции Альянса. - адмирал Гочкинс принял эстафету у Хакета, уловив его разрешающий кивок. - охрана объектов Альянса на Иден-Прайм, патрулирование, охрана правопорядка на базах ВКС этой планеты теперь для моих полисменов стали возможностью проявить себя за пределами служебных и должностных обязанностей. Я, безусловно, буду всячески способствовать тому, чтобы в военной полиции Альянса теперь и земляне и наши партнеры видели не только меч правосудия, но и нечто большее. Нам нужно меняться и мы будем меняться. - сказал он и умолк.
  - Капитан Шепард. - Хакет посмотрел на Джона. - мы тут слышали, что вы пообщались с Хранителями.
  - Пообщался. Это... одна из первых подчиненных Жнецами рас. Очень древняя. Веками она была прикреплена к этой станции. Заботилась о ней. Станция стала для нее единственным домом. Больше Хранителей не видели нигде. Сегодня они получили желанную свободу и теперь смогут развиваться в нечто большее, чем придатки к этому колоссу. Что будет дальше... я предсказывать не берусь. Но, думаю, нам, всем другим разумным, придется быть готовыми освободить станцию. Хранители должны получить право размножаться так, как им будет удобно и достаточно.
  А нам... Нам должно понять, что мы обязаны выйти за пределы системы ретрансляторов, адмирал. - Шепард сделал короткую паузу. - И я прошу вас реанимировать в Альянсе любые работы, связанные с двигателями сверхсвета и прокола пространства. Уделить этим работам наивысший приоритет, бросить туда все необходимые ресурсы и кадры. Мы должны уйти от этого лабораторного коридора. Иначе... нам будет сложно победить Жнецов.
  - Вы так... неоднозначно... сказали "победить", капитан. Эта неоднозначность как-то связана с наличием одного такого корабля в вашей группе? - Хакет испытующе взглянул на Шепарда.
  - Адмирал. Любой Жнец - это раса. Даже если прошло несколько миллионов лет с момента, когда был построен первый Жнец. Таких кораблей... не может быть много. Назара-пилот утверждает, что в Жнецов обращались только лучшие, сильнейшие, эффективнейшие расы. Да, перерабатывались, да, после того, как им были нанесены сокрушительные поражения. Но, тем не менее, адмирал. Я не готов утверждать, что мы достигнем многого, если просто найдем способ разрушить все эти корабли.
  Да, вполне возможно, они выглядят одинаково. Да, на многих планетах, астероидах есть их изображения, слишком похожие, слишком... схожие. Мне неизвестны мотивы, по которым погибшие расы воплощаются в одинаковые гигантские корабли. Но, побывав на борту Жнеца, я понял одну вещь. У нас у людей, у других разумных рас есть такое интереснейшее свойство, как память. Память одного человека, память семьи, память рода, память династии. Память народа, память нации. Память человечества. Мы раз за разом подходим к пределу, за которым лежит другой мир. Мир, в котором материальная форма теряет свое былое значение и становится... вторичной, а иногда - и лишней.
  - Вы, Джон, говорите о необходимости готовиться к работе с полевыми структурами Галактики? - мягко спросил Хакет.
  - Да, адмирал. Говоря проще, я не верю в окончательную гибель стольких высокоорганизованных рас. Назара - второй по возрасту из самых старых Жнецов. Есть и многие более молодые. Да, это сильные корабли. Да, это корабли устрашающих размеров. Да, они обладают разрушительным оружием и технологиями, перед которыми многие наши возможности и способности, любой расы пространства Млечного Пути - явно недостаточны и для победы и для паритета. Но, тем не менее, победить Жнецов можно. Только вот... будет ли эта победа... полезна для нашего общего будущего? Если мы даже уничтожим Жнецов, то мы уничтожим и эти расы. Почти что окончательно. Чем мы будем лучше Жнецов, если лишимся даже такой вот материальной памяти? Основы для доступа к полевой памяти ушедших рас?
  По хронологии мы едва едва заинтересовались и хоть как-то начали изучать протеан. Те только в последние несколько сотен лет перед Жатвой начали изучать более-менее системно расу инусанон. А там ведь были и многие другие расы, от которых сегодня не осталось и материальных свидетельств. Точнее, остались. Но вряд ли мы обращаем на них должное внимание. Вряд ли они нам сейчас понятны и интересны.
  Не знаю, не хотел бы проводить аналогий, адмирал, но нам, человечеству, надо сделать нечто большее, чем просто войти в состав Рас Пространства Цитадели и остановить Жнецов. Нам, людям, нужно понять и изучить свой дом - Землю и Солнечную Систему, как Хранителям - понять и изучить свой дом - Цитадель и Туманность Змея, систему Вдовы. Если же Жнецам дать волю - не только некому будет все это изучать. Просто нечего будет изучать. - Шепард умолк.
  - Звучит убедительно. - помолчав, отметил Хакет. - Я рад, Шепард, что вы оказались способны не только видеть и чувствовать современность, но и ориентироваться в перспективах. Пусть и таких отдаленных. Значит ни я, ни капитан Андерсон в вас не ошиблись. А присвоение вам статуса Спектра поможет реализовать многое из задуманного вами. Полагаю, что на мою помощь вы также можете рассчитывать, капитан. Ваше видение ситуации и её перспектив... Ценно.
  - Разрешите быть свободным, адмирал? - Шепард вопросительно взглянул на Хакета.
  - Разрешаю, капитан. Мы потом пройдемся по кораблю. Буду рад снова пообщаться с вами.
  - Слушаюсь, сэр. - Шепард встал и покинул капитанскую каюту. Спустя несколько минут он уже полностью погрузился в заботы и хлопоты старшего помощника командира фрегата.
  
   - Цитадель. Разговор с главой Хранителей
  
   - Капитан, сэр. - на пороге выделенной Шепарду выгородки в трюме корабля вырос помощник вахтенного. - У трапа вас ожидает Хранитель. Он дал понять, что он пришел с поручением от Главы Хранителей. К вам. Глава Хранителей хочет переговорить с вами до того момента, как наш корабль покинет Цитадель, сэр.
   - Спасибо, Билл. - Шепард закрыл ридер и встал. - Передай вахте у трапа - я сейчас спущусь. Пусть Хранитель не беспокоится. Он выполнил поручение.
   - Есть, сэр. - помощник вахтенного козырнул и умчался наверх, в БИЦ. Шепард переоделся в стандартный скафандр, навесил броню, проверил оружие.
   У трапа действительно стоял один из Хранителей. Увидев спускающегося капитана, он прострекотал что-то приветственное и, махнув лапкой, предложил следовать за ним.
  Шепард кивнул и они нырнули в один из боковых проходов за линией периметра шлюзов причального комплекса. Недолгий путь завершился в небольшом зале, в котором находилось больше трех сотен Хранителей.
   Сопровождавший капитана Хранитель прошел сквозь толпу первым, разрезая её как нож масло. Узнав капитана, Хранители сами стали расступаться, освобождая неширокий проход. В центре зала стоял тот самый Хранитель, который провожал Шепарда из Зала Пульта Цитадели. Взмахом лапки, он отпустил проводника и тот смешался с толпой. Другая лапка очертила в воздухе несложный узор и Шепард понял - Хранитель предложил ему присесть прямо на пол зала. Капитан с удовлетворением кивнул и вскоре сидел напротив Главы Хранителей, скрестив ноги по-турецки. Тот подошел к Шепарду, прикоснулся к его плечу лапкой и в голове офицера прозвучал глубокий и негромкий мелодичный голос:
   - Не пугайся, человек. Так будет легче тебе с нами общаться и говорить. Отвечать можешь тоже мысленно, звуковую речь мы понимаем, но так общаться будет быстрее и лучше. Мы отлично услышим то, что ты захочешь нам сказать. Глубже мы в твою память и в твой разум залезать не будем.
   - Я рад, что нам удастся пообщаться, Глава. - сказал капитан. - И я рад, что наше общение будет проходить в присутствии твоих соплеменников.
   - Они услышат тебя тоже, человек. - прозвучал ответ Главы Хранителей. - Я тоже рад, что в тебе мы нашли того, кто способен общаться с нами вот таким вот привычным для нас способом и главное - понимать нас. Мы все рады этому. Мы пригласили тебя сюда для того, чтобы сообщить тебе наше коллективное решение. Мы знаем, вы все обеспокоены перспективой того, что вам придется покинуть Цитадель. Мы знаем, что вы признали Цитадель нашим единственным домом и не хотите стеснять нас. Мы знаем, что вы готовы вернуться на свои материнские планеты и создать новое место для пребывания вашей коллективной верховной власти. И потому хотим вас успокоить. Мы не настаиваем на том, чтобы вы уходили с Цитадели. Она за долгие столетия была домом для многих десятков рас. Временным или постоянным. Мы хотим с вами со всеми общаться как равные с равными. Впервые за долгие тысячелетия мы свободны от власти, которая низвела нас на уровень обслуги. И мы знаем, что без вас, без вашего присутствия здесь, на Цитадели, безопасность Галактики не может быть гарантирована в полной мере. Говоря проще, мы не сможем в одиночку обеспечить защиту Галактики от проникновения Сил Темного Космоса через Цитадель. Поэтому мы будем рады считать всех вас полноправными жителями Цитадели. Соответствующие сообщения уже посланы Советникам и всем чиновникам вашей системы власти. - закончил Хранитель. - Извини, человек. Мы редко когда общались с кем-то вне нашего круга - я догадываюсь, что говорю не слишком складно. Нам еще придется многому учиться у вас и мы очень рады этой возможности. И в знак наших добрых намерений мы, сообщество Хранителей, передаем тебе координаты стартового комплекса, с которого можно попасть к нам, на Цитадель, через Монумент Ретранслятора. - Хранитель буквально из воздуха достал кристалл. - Мы были безмолвными и беспомощными свидетелями подвига ученых-протеан, которые смогли задержать прибытие Жнецов через Цитадель. - Хранитель помолчал. - И мы считаем, что протеанин Явик и его соотечественники теперь смогут отдать должную дань памяти этих смелых и самоотверженных разумных. Мы хотим, чтобы стартовый комплекс перестал быть Черным ходом на Цитадель. Если протеане сумели решить в первом приближении проблему воссоздания Ретрансляторов, то мы, Хранители, расцениваем это как важный шаг на пути к освобождению Галактики от пут Ретрансляторной Сети. Мы рады были встретиться и пообщаться с тобой, капитан Шепард. Спасибо. - Хранитель снял лапки с плеча человека и кивнул.
   Шепард встал, кивнул Главе Хранителей и по неширокому проходу вышел из зала. Обратную дорогу он помнил хорошо.
   Взойдя на борт, он сразу прошел в каюту капитана.
   - Прошу разрешения, сэр. Я только что со встречи с Главой Хранителей. - Шепард положил на капитанский рабочий стол полученный от Хранителя кристалл. - Похоже, Хранители приняли нас. Они передают нам координаты. Той планеты, на которой находится стартовый комплекс одностороннего Ретранслятора, связанного с Монументом Ретранслятора.
   - Явик. - Андерсон нажал клавишу пульта связи. - Зайдите в мою каюту. Есть для вас информация.
   - Сейчас буду. - отозвался протеанин. Его фигура ровно через три минуты выросла на пороге. - Отношения с Хранителями получили новый импульс к развитию?
   - Вы быстры, Явик. - одобрительно заметил Андерсон, вставляя полученный от Шепарда кристалл в гнездо считывателя и набирая код на сенсорах. - Взгляните. - он перевел изображение на главный экран капитанской каюты. - Вам знаком этот район?
   - Он был на наших общих картах, но там никогда не велось никаких разработок. - сказал Явик. - У нас, во всяком случае, были сотни таких районов. По всему Млечному Пути. На все просто ресурсов не хватало. Мы ведь и воевали постоянно. Может быть... Вполне возможно, Таэла знает больше. У нее - не настолько узкая специализация, как у меня. - протеанин взглянул на Андерсона. - Разрешите связь?
   - Разрешаю, Явик. - Андерсон опустился в кресло, приглашая сесть и Шепарда, пока протеанин возился у пульта связи.
   Переговорив с Таэлой, Явик озадаченно обернулся:
   - Вы правы, капитан. - Явик заметно волновался. - Система Убежище, планета Ил. Она утверждает, что там в последние двадцать-тридцать лет накапливались архивы Протеанской Цивилизации. Но о том, что там мог быть столь развитой научный центр, ученые которого способны были решить проблему Ретрансляторов даже она не знает. А пока что спросить нам больше не у кого. - Явик помрачнел... - Боюсь, что там мы не застанем никого живого. Жнецы... были безжалостны... Они захватили Цитадель и, вероятнее всего, прочли в кратчайшие сроки все наши базы данных. Они методично вырезали органическую жизнь на любых планетах нашей Империи... - он перевел взгляд на Шепарда. - Капитан... Вероятно, вы стали очень дорогими для Хранителей и для их руководящего Звена. Я скажу прямо - вы сэкономили нам с Таэлой сотни часов поисков. И очень много сопутствующих ресурсов. Я бы хотел, чтобы вы поблагодарили Хранителей за этот обязывающий и очень дорогой дар. От лица живущих Протеан.
   - Я сделаю это при первой же возможности. - сказал Шепард. - Хранители помнят о подвиге ученых, заблокировавших Цитадель и не давших возможности превратить её в боевой ретранслятор.
   - Я знаю, капитан. И очень это ценю. - Явик кивнул Андерсону и покинул капитанскую каюту в глубоких раздумьях.
   - И почему мы, военные люди, почти что никогда не верим в то, что люди гражданские также способны на воинские подвиги. - задумчиво сказал Андерсон. - Полагаю, Джон, мы должны немедленно вылетать. Джеф, передаю координаты. Начнем работу. Сбрось координаты нашим партнерам.
   - Есть, капитан. Корабль будет готов к вылету через четверть часа по получении разрешения от Диспетчеров Цитадели. Или попросить Спектровский коридор? Тогда сможем вылететь немедленно. - пилот что-то подсчитал на своей консоли. - Ходовое время - пять часов двадцать минут на максимальной крейсерской скорости. Я получил сообщение от Назары - он останется на месте, возле Цитадели. С нами последует только "Клинок Ярости".
   - Назара мудр. - сказал Шепард. - Появление такого корабля там, на, без сомнения секретной базе протеан...
   - Вы правы, Шепард. - Андерсон переключил каналы. - Корабль - к походу. Действуйте, Джеф.
   - Есть, капитан. Идем по стандартному коридору. Приступаю к предполетной подготовке.
   - Добро. - Андерсон крутнулся к столу. - Спасибо, Джон. Можете быть свободны. Вас, кстати, очень хочет видеть Бенезия. Полагаю, разговор будет долгим.
   - Хорошо, капитан. - Шепард встал. - Я проверю, как дела с кораблем и экипажем, после чего смогу уделить достаточно времени нашей гостье.
   - Не скажите, Джон. - Андерсон обернулся и хитро прищурился. - Полагаю, она станет одним из членов нашей команды. А если мы найдем и её дочь - то и она тоже.
   - Что-ж. Придется потесниться. - сказал Шепард.
   - Потеснимся. Ради женщин - можно. - Андерсон вернулся к работе с ридерами и датападами.
  
   - Бенезия. Шаги к пониманию
  
   На дисплее ВИ салона, занимаемого Бенезией Т Сони горел красный сигнал. В первую секунду Шепард, направлявшийся к салону, подумал, что Бенезия не хочет никого видеть, но едва только он приблизился, сигнал сменился на зеленый.
   - Заходите, капитан. - матриарх стояла на пороге и приветливым жестом приглашала войти внутрь салона. - Я давно жду вас. - она указала на накрытый в уголке отдыха столик. - Присаживайтесь. Как говорят у вас на Земле, в ногах правды нет.
   - Да, Бенезия, так говорят в России. Некоторые варианты этого выражения используются и в других земных языках. - сказал капитан, опускаясь в мягкое кресло. - Скажу сразу, матриарх, как только мы завершим нашу работу на Иле, мы сразу же отправляемся на Терум. По нашим данным там ведет раскопки ваша дочь, Лиара.
   - Именно об этом я и хотела поговорить с вами, капитан. - Бенезия села за столик напротив офицера. - Вы уже знаете, что в азарийской культуре многое обусловлено длительностью нашей жизни. Несколько тысяч лет, в некоторых случаях - до восьми тысяч лет... Такой срок жизни заставляет поступать иногда жестоко.
   - Мятежный Матриарх...
   - Хорошо, что вы и об этом знаете, Джон. Не скрою, Этита - сложная личность. Особенно - для близкого общения, домашнего, семейного уровня. Для нее служение обществу - абсолют, который она органически неспособна предать. Тем не менее, мы все подвластны зову любви. Когда, как вы, люди, выражаетесь, будильник тикает, приходится быстро думать, чтобы не остаться в одиночестве и не оказаться последней в роду или династии... - задумчиво произнесла матриарх. - Лиара... стала действительно плодом любви... Можно сказать, последней любви перед переходом в статус Матриарха. Этита... превзошла самое себя... Она растворялась в заботе о Лиаре так, что я иногда начинала жутко ей завидовать... А потом я поняла, что у Этиты есть высшая цель и она просто хочет... Хочет побыстрее вернуться к работе по её достижению... И, насколько я смогла узнать... Эта цель многогранна...
  Так что едва Лиаре исполнилось пять лет, Этита постепенно стала снижать уровень участия в её воспитании. А в день, когда Лиаре стукнуло семь лет, Этита вернулась к общественной работе... Сложно было пережить такое, но главное Этита сделала - она дала Лиаре уникальные настройки, уникальные способности и возможности. Вы же знаете, капитан, считается, что большинство молодежи азари - либо танцовщицы, либо наемницы. Мы не стремимся развенчивать подобное впечатление, хотя оно, конечно, не слишком правильно и не очень всеобъемлюще.
  Лиара никогда не обращала внимания на такие вот перспективы. Едва только я научила её читать - она стала глотать книжки залпом. Очень часто я приходила к ней в её спальню, чтобы поправить одеяло - и заставала её читающей при свете карманного фонарика очередной датапад. Я не стала бороться с этой её привычкой, но, к счастью, Лиара больше всего была рада тому, что я лично ей постоянно покупала все новые и новые книги. Богиня, как она радовалась, когда я купила ей первую, большую и рассчитанную уже на взрослых книгу по истории азарийской цивилизации! Хотя, честно сказать, я её купила только потому, что очень переволновалась - в тот самый день утром она исчезла из дома и я нашла её только в подземельях Старых Развалин. Есть у нас такой район, там очень древние постройки... Нашла её, сидящую посередине небольшого зала, дрожащую от страха и неотрывно глядящую на фреску, изображавшую богиню Атаме. Пришлось сесть рядом и почти что шепотом рассказать то, что обычным детям азари не рассказывают.
  Не знаю как, но я почувствовала, что она, моя Лиара, взрослеет ураганными темпами. Конечно, Лиара всегда знала, что я - член Совета Матриархов, одна из высших руководителей Азарийской расы. Она знала об этом и понимала, что я должна уделять своей работе достаточное внимание. Книги и сборники картин помогали моей дочке коротать время до моего возвращения... А потом я начала замечать, как Лиара откладывает книгу и замирает, задумавшись, погрузившись в себя. И однажды она мне сказала, что хочет стать археологом. В первую минуту я не поверила, подумала, что ослышалась. А потом... потом вспомнила, как Лиара отгораживалась от внешнего суетного мира и о чем-то думала. Много думала. И тяжело. Не знаю, мне тогда казалось... не для детского ума подобные думы. Взрослые азари редко понимают своих детей в достаточной степени. Вероятно, я также не избежала этой участи... Я и Лиара много гуляли по Тессии, летали на острова, на другие континенты, но почти что никогда не бывали там, где было слишком много... цивилизации. Лиара тонко чувствовала, что мне не нужна эта метушня... Мы посещали полузаброшенные азарийские храмы, бывали в покинутых городах, видели тысячи разнообразных фресок. Встретили множество восходов нашего Солнца. И говорили... Говорили вполголоса, иногда шепотом. А чаще - просто молчали. И я тогда чувствовала свою дочь рядом, прижавшуюся ко мне слева... Она стала моим крылом... Я так и звала её... Крылышко. Детское такое, но настолько дорогое прозвище...
  В школе Лиара училась легко... Не по всем, конечно предметам... Многие ей просто не давались... я не обращала на это особого внимания, понимая, что эти предметы ей... не пригодятся в будущей жизни. А если потребуется - она их освоит быстро. Подруг и друзей у нее почти что и не было близких... А обычные друзья и подруги у нее имелись... во множестве. Она достаточно легка в общении... Любит поговорить на всякие темы, причем говорит долго и много... Знаю, она просто перегружена информацией, в том числе и такой, какую и в старших ступенях школы дают весьма ограниченно.
  Изредка она говорила со мной предельно откровенно. На многие темы. Как я и ожидала, высказывала иногда такое... что даже от Этиты я слышала нечасто. Похоже, уже тогда она готовилась к экспедиционной работе, а не к сидению в уютных археологических лабораториях. Я не стала её разубеждать, не стала пытаться изменить эту настройку. После школы Лиара поступила в Университет, где уже не было общих дисциплин, только специальные. Начала ездить в официальные археологические экспедиции. Сначала - как практикантка-студентка, а затем... Затем - как штатный работник. Возможно, как мать, я склонна преувеличивать заслуги и возможности своей дочери, но к третьему курсу ей доверяли самостоятельно работать в раскопах и делать многое из того, что не каждому выпускнику разрешат. Так что когда мне прислали извещение о том, что Ученый Совет университета ей почти что единственной присвоил звание доктора археологии я, честно сказать, не особо и удивилась. Сама Лиара... тоже была спокойна. Я бы сказала, подозрительно спокойна. Для нее, если можно было бы так сказать по отношению к чуть ли не подростку... Это уже было только протокольной формальностью. Ритуалом.
  Матриарх помолчала. Отпив из бокала, она посмотрела в иллюминатор, полуприкрытый бронешторкой.
  - А потом мне пришла информация о Сарене. Первая, которая насторожила Совет Матриархов. Я уже тогда почувствовала, что в Совете нет прежней стабильности... Нет прежнего Единства. И, как религиозный лидер, видела, что отсутствие стабильности и единства затронуло душу азари. Стало эту душу корежить...
  Тогда Лиара улетела в первую свою дальнюю официальную археологическую экспедицию. Одну из последних, которую провела в составе большого коллектива, как одна из сотрудниц. В экспедициях никто особо не смотрит на должности, звания, степени. Нужна работа, нужны результаты. Лиара работала. И, как я теперь понимаю, напряженно искала специализацию... Так бывает с выпускниками. Мы выпускаем из наших высших учебных заведений не специалистов, а универсалов. Там, сям, понемногу от всего. Верим, что разберутся сами. Разберутся со временем. Каждая. С наставником или без... У Лиары не было постоянных наставников. Были временами, но быстро уходили. Бдения над книгами, над сотнями текстов не прошли даром. Отличная память, как текстовая, так и зрительная, хорошо подвешенный язык и способность говорить часами без умолку... Мало кто такую ученицу выдержит, знаю.
  Почему то я стала с опаской ждать того момента, когда Лиара скажет мне, какую специализацию она выбрала... Мы тогда, после её возвращения из этой первой экспедиции... Пошли в старый храм Атаме на Тессии. Тогда уже в него мало кого пускали. Но меня с дочерью пропустили. Статус сработал в очередной раз. Мы долго стояли перед статуей Атаме. Я искоса наблюдала за Лиарой. Она изучающе смотрела на статую и я чувствовала, что ей, моей Лиаре статуя представляется совершенно другим артефактом, не тем, который открыт всем. А тем, который был скрыт в статуе. Я понятия не имела, как такое моя дочь смогла вычислить и понять за такое короткое время. Я ничем не давала ей повода усомниться в общеизвестной картине относительно статуи. Но Лиара... Она вдруг повернулась и пошла к выходу из храма. Молча... Богиня, я ожидала, что она в свойственной ей манере сразу же выложит с десяток обоснований... Но она... Уважая покой и тишину храма, сдержалась.
  А потом... Я долго не верила... Мы пришли в тот старый парк, в котором часто гуляли, когда она была маленькой. И провели в нем, вышагивая по его тропинкам и дорожкам в полном молчании несколько часов. Лиара молчала, я также не торопилась ничего говорить вслух. Между нами не было напряжения, которое было бы обычным для надвигающейся размолвки. Моя дочь все больше и больше изумляла меня... А я, капитан... Я чувствовала, осознавала, что уже давно отвыкла изумляться.
  Мы тогда пришли домой... поужинали... И потом я пошла в свой кабинет. Следом за мной вошла Лиара... Она подождала, пока я сяду за свой рабочий стол и выложила передо мной веер из датападов и ридеров. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: Лиаре удалось вскрыть одну из тайн первого уровня секретности. Самой докопаться, что нашими учителями, нашими ведущими была не Атаме со сподвижницами... А протеане... У меня в тот момент... не достало сил посмотреть на дочь, взглянуть ей в глаза... А она только тихо произнесла: "Зачем эта ложь нам, азари, мама?", после чего повернулась и ушла. Знать, что твоя дочь занялась протеанами и вскрыла их роль в развитии нашей, азарийской расы... Связать такое воедино... было очень тяжело, капитан. В тот момент я не чувствовала себя матриархом, религиозным лидером. Я чувствовала себя матерью, от которой ушла единственная родная и, безусловно, любимая дочь. Ушла, потому что не потерпела лжи, которую я, как религиозный лидер, обязана была городить, спасая азарийское сообщество от всеобъемлющего кризиса. Городить ежедневно, ежечасно. - Матриарх снова сделала паузу, отпивая из бокала еще несколько глотков.
  - Не знаю... В силу своего возраста я предполагала, что рано или поздно обман будет раскрыт... Но то, что это сделает твоя дочь... Было очень больно. Спустя несколько часов я узнала, что Лиара улетела в очередную экспедицию. И потом, через несколько месяцев, я получила информацию о том, что она отказалась от возвращения на Тессию и вошла в состав другой экспедиции. А потом разведка Матриархата доложила о том, что у Лиары возникли сложности в общении с руководством археологической партии... В общем, в третьей экспедиции её уже едва терпели... А потом... Потом я просто решила помочь ей. Завуалированно, конечно, через десятые руки. И Лиара смогла организовать свою собственную небольшую экспедицию. Получила возможность самой поруководить. Разведка Матриархата ненавязчиво наблюдала за ней... Она справлялась... Хорошо справлялась...
  А потом появился Сарен... Сложно об этом говорить подробно и детально, капитан. Лиара далеко, сообщений от нее нет, ни текстовых, ни видео. А Сарен... да еще этот корабль... Не знаю. Словами такое сложно сказать и пояснить... Я решила, что это - очередная угроза, выходящая за большинство рамок. Я знала, что Сарен - уже не совсем обычный турианец-Спектр. - Бенезия помолчала, прихлебнув напиток из бокала и заев его кусочком пирожного. - Но и подозревать не могла, насколько он необычен. Мне тогда показалось, что я смогу решить эту проблему... Что меня тогда дернуло заняться этой проблемой лично? А когда я увидела корабль... было уже поздно - я уже была на крючке. И этот крючок всадил в меня этот сверхдредноут. Его пилот... Он подчинил меня и Сарена. Сарена даже больше чем меня, капитан. И я попала. Страшно, больно и жутко некомфортно чувствовать себя безвольной марионеткой. В руках не Сарена, в руках пилота этого корабля... Когда ты не владеешь собственным телом, когда ты не владеешь собственным разумом... Когда даже предупредить свою родную дочь о грозящей ей опасности ты не можешь... Я постаралась бы, но не могла... А ведь этот супердредноут охотился за маяками протеан... И, как теперь я понимаю, он не хотел, чтобы кто-то из нынешних органических разумных нашел эти маяки... И больше всего он не хотел, чтобы информация из этих маяков попала в руки нынешних разумных органиков, чтобы они эту информацию получили, поняли и смогли... подготовиться. - азари нервно сглотнула. - Я не знаю точно, сколько преступлений заставил меня совершить пилот этого сверхдредноута. Я не знаю, сколько преступлений он заставил совершить Сарена... Но я уверена, что здесь статус Спектров показал себя не лучшим образом... Но еще более не лучшим образом здесь показала себя я...
  Азари помолчала. Шепард не торопился высказываться. Он понимал, что матриарху трудно теперь свыкнуться с необходимостью принять кару за то, в чем она, по сути, невиновна, как личность. Догадывался, что Бенезия не верит в способность членов Совета Матриархов подняться над процедурой и понять ситуацию в деталях.
  - Я не знаю, капитан, Джон. Вы спасли меня - я этого отрицать не смогу и не буду. Вы помогли мне оправиться от того, от чего оправиться крайне трудно или невозможно вообще обычными методами. Вы приняли меня на борт своего корабля, хотя я, как матриарх, весьма настороженно относилась и к вашей расе и к тому, что успели сделать в пространстве Млечного Пути её представители. И я прошу вас дать мне возможность самой принять наказание от Совета Матриархов.
  - Какое бы ни было наказание, Бенезия, у нас на борту четыре Спектра Цитадели. Мы имеем в союзниках захвативший вас в заложницы корабль и его пилота. Если вы полагаете, что земляне способны разбрасываться своими союзниками... То вы действительно мало о нас, людях, знаете. Мы не позволим вам принять наказание от Совета Матриархов за то, что сделало ваше тело без ведома вашей личности и вашего свободного сознания. За это ни одно живое разумное существо отвечать не может по любым мыслимым законам. Вами манипулировали, а вы будете отвечать за того, кто вами манипулировал?
  - Но тогда...
  - Знаю. Но Назара вашим членам Совета Матриархов показаться, судя по всему не захочет. Он разведчик и должен сохранить невидимость и неизвестность. Время для его проявления в таких масштабах еще не наступило.
  - Но моя дочь...
  - Она не останется сиротой. Она будет рядом с вами на нашем корабле. Под нашей защитой. - твердо сказал Шепард. - Как и вы, Бенезия. Поясняют и оправдываются только виноватые. Вы - не виноваты и вы не обязаны и не должны оправдываться. Согласно данным, которые есть в Экстранете, мы вполне можем заставить Совет Матриархов прекратить преследование вас и предотвратить преследование вашей дочери.
  - Спасибо вам, Джон. Значит ли это...
  - Это значит, Бенезия, что вы - часть нашего экипажа, часть нашей команды. И находитесь под нашей защитой. Наш корабль маленький, но мы способны поделиться с вами всем, что у нас есть. Вам сейчас нужно думать не о кознях Совета Матриархов. Вам сейчас нужно подумать о себе и о своей дочери. Я - не женат. Но я способен понять силу и важность кровного родства. Скажу просто: вам нужно прервать молчание, пообщаться с дочерью плотно, наверстать упущенное за почти что пятьдесят лет. Для нас людей - это огромная цифра.
  - Для нас... тоже... Джон. - проговорила матриарх, опустив голову и пряча глаза. - Спасибо вам... Я подумаю. Я рада, что обрела в вашем лице и в лице ваших коллег... друзей.
  - Я тоже. Полагаю, мои коллеги - также рады. - сказал капитан, поднимаясь с кресла. - Если что, найдете меня. Я всегда буду рад с вами поговорить. И после Ила мы постараемся сделать все, чтобы Лиара была рядом с вами... - он прощально кивнул и вышел из салона, провожаемый взглядом матриарха.
  
   - Полет на Илос. Обсуждение плана работ
  
   Вернувшись к себе в трюмную выгородку, Шепард сел за рабочий стол, включил экраны и задумался, откинув голову на подголовник. В том, что произошло на Цитадели, ему очень многое не нравилось. Да, ему удалось отключить станцию от управления из Темного Космоса, ему удалось освободить от влияния ИИ Станции расу Хранителей и установить с управляющими звеньями этой расы взаимовыгодные отношения, ему удалось в какой то мере помочь разрулить ситуацию с Советом. Но, побывав на станции, пройдя по её коридорам, тоннелям, переходам, Шепард почувствовал - его работа здесь, в этом месте, только начинается.
   Да, Хранители теперь смогут сделать многое и для себя, и для станции, и для её гостей и временных жителей. Смогут сделать. Капитан прекрасно понимал, что они теперь могут больше, чем раньше. Тем не менее, ему не хотелось сваливать на Хранителей разгребание авгиевых конюшен проблем, созданных непутевыми представителями множества разумных рас. И потому Шепард знал - он еще вернется на Цитадель. Вернется не раз. Чтобы помочь Хранителям. И помочь всем остальным расам. А сейчас... Сейчас впереди был Ил.
   Маленькая неизвестная в деталях планета, на которой протеанские ученые, работавшие в полнейшей изоляции под самой плотной завесой секретности сумели преодолеть один из основных запретов, лежащих в основе системы "Цитадель - ретрансляторы". Создав односторонний ретранслятор, протеане-исследователи доказали - выход из лабиринт-загона разумные расы Галактики могут найти самостоятельно. В том, что это вызовет негативную реакцию Жнецов, Шепард не сомневался - времени на реагирование оставалось еще меньше, чем раньше.
   - Капитан. - в выгородку вошел Явик. Как всегда - бесшумно и быстро. - Я знаю, вы думаете об Иле.
   - Да, Яв. - Шепард в кресле развернулся к вошедшему. - Присаживайся. Я деталей не знаю, но меня беспокоит канал на Цитадель.
   - Планируете вернуться туда через этот Канал? - Явик опустился в свободное кресло, повернул свою треугольную лобастую голову в сторону капитана и вперил в него внимательный взгляд.
   - Честно? Очень хочу это сделать. - Шепард не стал отводить свой взгляд и протеанину это понравилось.
   - Понимаю. - Явик чуть прикрыл все четыре глаза веками. - Что-ж, Таэла будет разбираться вместе со своими с Илосским комплексом вплотную... ей это будет легче сделать - "Клинок Ярости" закроет район Убежища и проконтролирует ситуацию. Но я - иду с вами, капитан. Через Канал - на Цитадель. И не только. - уточнил протеанин. - Так что числите меня в своей группе, Шепард. Я готов.
   - Знаю, Яв. Спасибо. - Шепард кивнул. Протеанин кивнул в ответ с явным удовлетворением:
   - Вы хотите еще и разобраться с ретрансляторами, Джон.
   - Если уж разбираться с Цитаделью, то проблему придется решать комплексно, Яв. - подтвердил Шепард. - Цитадель - центр, но она - не вся система. Я бы сравнил станцию с паучихой, которая сидит с краю паутины и ждет, чтобы кто-нибудь нарушил целостность и стабильность сотканной ловушки.
   - Да. Таэла мне по связи говорила, что мы, протеане... в последние годы перед вторжением Жнецов... Несмотря на войну с синтетами и полусинтетами... Думали о преодолении запрета на разработку внеретрансляторных систем транспорта. К сожалению, только думали. Вы вот тоже задумались, капитан. И ведь - не только об этом.
   - Ты прав, Яв. Задумался. Когда служил рядовым, сержантом, старшиной - не думалось. Воспринималось все как обычно, будто бы так и должно было быть. Времени особо не было задуматься. А потом... спецоперации, академия Эн-Семерки... Там тоже особо не было возможности отвлекаться. А вот сейчас, после Иден-Прайма... О многом пришлось подумать. Когда прибыл на Цитадель и занялся Хранителями и ИИ станции... Вообще думал, что сойду с катушек - столько мыслей всяких вдруг появилось. И, кстати, не только о транспорте внеретрансляторном. О многом.
   - Понимаю. - Явик остался невозмутим. - И об этом знаке тоже? - он указал взглядом на спектровский кругляш с трилистником.
   - Нам, людям, это - привычно. Мы прекрасно понимаем условность всех правил, законов, ограничений. Поэтому эта индульгенция на беспредел, - Шепард скосил глаза на знак, - является объективной необходимостью. Проблема, к сожалению, не только в знаке и не только в той организации, принадлежность к которой носителя этот знак удостоверяет... Проблема в Советниках... В человеческой истории тоже очень многое было замкнуто на высшие эшелоны власти. Ниже информация просто не шла - нижестоящих носителей и хранителей информации просто часто уничтожали или иным способом делали безгласными. Это мало чем помогало.
   - Полагаете, следует использовать размещение станции прибытия Ретранслятора...
   - Как кратчайший путь к Советникам. Наше, безусловно, эффектное появление там...
   - Не останется незамеченным прежде всего для Хранителей... - в выгородку вошел Андерсон. - Но вы правы, Джон. - капитан сел в кресло. - с Советниками придется что-то делать. - он достал кристалл памяти и вставил его в ридер. - Сарен и Найлус пошарили по Сети, используя свои уровни доступа и кое-что накопали по нашей проблематике относительно Цитадели. - экраны на стенах выгородки осветились. - Будем решать.
   - Вы хотите сказать, Дэвид... - произнес Явик, первым ознакомившись с данными, выведенными на несколько экранов. - Что Цитадель существует сорок миллионов лет?
   - Еще несколько дней тому назад я бы об этом так не сказал. - произнес капитан. - Найлус и Сарен сами в шоке от такого вот вывода. Мозаика долго не складывалась а вот так - сложилась. - Андерсон привстал, взял с полки сосуд с чаем. - В горле пересыхает, когда читаешь о таком. Чувствуешь себя жуком на булавке...
   - Я - воин... Цитадель... долгое время была известна большинству моих собратьев только по изображениям в кристаллах памяти... Для очень многих из нас... это была красивая сказка и почти невозможная, несбыточная мечта... И вот я... я был рядом с ней... я был на ней. А сейчас... Я вдруг понял, что наше руководство... погибло на этой станции... даже не первым... и не десятым... - Явик старался ни на кого не смотреть, в его глазах эмоции менялись со скоростью стробоскопа. - Это же не жилище, это...
   - Пантеон. - с грустью заметил Шепард. - Пантеон сотням, тысячам ушедших в небытие расам. От большинства которых к нашему Циклу не осталось никаких вразумительных данных...
   - Наверное, Джон, не следует пока что так трагично воспринимать все это. - произнес Андерсон. - Мы собрались здесь, чтобы обсудить, что и как следует изменить в Цитадели и в её насельниках. Так давайте же не падать духом, а решать и думать без упаднических настроений. - он взял со стола лазерную указку. - Что вы скажете вот об этих областях? - лучик обвел несколько районов, не имевших на схемах никаких вразумительных объяснений, кроме банальных штампов "Закрытая Зона".
   - Там может быть все, что угодно, Дэвид. - сказал Шепард.
   - Это - общедоступная легенда. - ответил капитан Андерсон, нажимая несколько сенсоров на своем инструментроне. - А вот та, которую удалось раскопать Сарену. Условно говоря, одна из забытых при массовой очистке "хвостов". - на одном из экранов сменилась картинка, на другом - сменилась таблица расшифровки.
   - Архивы Цитадели... - прочел командир десантного экипажа. - Значит ли это, что там...
   - Сарен утверждает, что среди турианцев ходят упорные слухи, касающиеся этих Архивов. Говорят, что там предостаточно информации компроментирующего характера. На всех бывших насельников Цитадели и в особенности - на их руководство. Некоторые горячие языки смеют заявлять, что там есть компромат, собранный и на нынешних Советников и на их подчиненных... Включая и Спектров.
   - Держу пари, что там и о нас теперь есть информация. - без улыбки сказал Шепард.
   - Не исключено. - Явик внимательно изучил новые данные.
  "Легко же ему изучать их сразу четырьмя глазами." - подумал Джон.
  - Джон, не надо. То, что у меня четыре глаза, это совершенно не означает, что у меня четыре мозга. - тут же сказал проеанин. - Я имею перед собой те же картинки, что и ты, те же тексты, что и ты. Это не материальные объекты, с которых я смог бы снять больше информации.
  - Предлагаешь заняться санацией Советников? - прямо спросил протеанина командир десантного экипажа. Андерсон с интересом, но изрядной долей настороженности наблюдал за происходящим.
  - Джон, то, что мы привлекли на свою сторону разведчика Жнецов - и корабль, и пилота, это - очень большой и важный шаг на пути к решению Проблемы. - произнес Явик. - Но если мы оставим без внимания разумных существ, которые оказывают сильное влияние на происходящее здесь и сейчас... Наше положение быстро станет шатким, а потом... потом невыносимо плохим. В конечном итоге... мы обязаны подстраховаться.
  - Бенезия... - начал было Андерсон.
  - Простите, капитан. - перехватил инициативу Шепард. - Я имел с ней беседу... недавно. Да, я в курсе, что она член Совета Матриархов Азарийского Пространства, но, согласитесь, после того, что известно Совету Матриархов о её деяниях, совершенных под воздействием индоктринации... На её влиятельность в Совете я рассчитывать не могу... В ближайшее время - точно. Она не сможет в одиночку переломить ситуацию так, чтобы призвать к порядку Советницу на Цитадели, назначенную от азари. Совет Матриархов её вполне может не послушать, более того - уверен, что не послушает. Они, эти советницы, возжаждут крови. Её, Бенезии, крови. Им нужно прикрыть... кхм... собственные промахи, признать которые и вынести на всеобщее обозрение... они... не готовы.
  - У нас Терум стоит вторым после Илоса. - напомнил Андерсон. - В плане.
  - Помню. - сказал Шепард, переглянувшись с Явиком. - Явик уже сказал, что Таэла с командой "Клинка Ярости" займется планетой и протеанским научным центром... или что еще мы там найдем... пока мы точно даже не знаем, поскольку еще не долетели даже до орбиты... Так что, полагаю, капитан, мы покрутимся вокруг планеты, спустимся на поверхность, проведем первичную разведку... И тогда сможем уйти к Теруму. А "Клинок Ярости"...
  - Останется возле Илоса, капитан Андерсон. - сказал Явик, взглянув на тренькнувший инструментрон. - Таэла прислала предварительный план миссии и я с ним согласен. Он практически совпадает с тем, что только что озвучил капитан Шепард. И... капитан Андерсон, я, кажется начинаю понимать, почему Шепард не хочет акцентировать внимание на Илосе...
  - Вы о том, что Илос при всем прочем должен...
  - Сохранить свои тайны, капитан. - подтвердил протеанин. - И к тому же, для спокойствия леди Бенезии следует решить проблему Терума, вернув матери её дочь. Капитан Шепард знает, что она не разговаривала с матерью лет пятьдесят. Вы, люди, живете всего сотню лет с небольшим... по возможности... довеском, но, полагаю, вы способны понять, что такое - не общаться с родным по крови существом столько времени.
  - Способны. - подтвердил вполголоса Андерсон. - Значит ли это...
  - Да, капитан Андерсон. - кивнул протеанин. - Таэла примет "Нормандию" на обратном пути с Терума, когда на борту уже будут и Бенезия и Лиара. Вполне возможно, что на научной базе им двоим понравится - там достаточно зелени и довольно приятная атмосфера, насколько я сумел узнать из сообщений, присланных мне Таэлой. Им двоим надо будет о многом поговорить, просто побыть рядом. И, согласитесь, Дэвид... нам надо будет еще подумать, кто пойдет непосредственно через Монумент Ретранслятора, а кто - прибудет обычным путем, через Доки Цитадели. Полагаю также, что нам придется обдумать, следует ли пользоваться Доками Спектров или следует остановиться в обычных Военных Доках. Я также не уверен, что нам следует вот так сразу ломиться через Монумент Ретранслятора и сразу брать в оборот Советников. Если мы и сможем повлиять на одну Советницу, в чем я лично очень сомневаюсь, то остальных двух тоже не следует сбрасывать со счетов и не принимать в расчет. Турианец и Саларианец - сложные субъекты для влияния, Дэвид. Даже при поддержке Хранителей мы не можем так просто устроить беспредел на Станции.
  - И что вы предлагаете?
  - Предлагаю несколько изменить план после Терума, Дэвид. - Протеанин нажал несколько сенсоров. - Таэла недавно мне переслала информацию по Бенезии. Совет Матриархов испытывает... сложности со стабильностью... Эти сложности не вызваны исключительно деятельностью леди Бенезии. Они имеют системный характер, поскольку Совет замкнут на все сообщество азари в целом и обязан... хранить в нем баланс. А тут...
  - Вы о том, что Лиара Т Сони едва ли не самый молодой в истории азари доктор археологии по диплому Серрайского университета? - спросил Андерсон.
  - И об этом тоже. Таэла мне переслала много данных о её деятельности, которые она смогла накопать, напрягши своих коллег на борту Клинка. Вам ничего не говорит цифра сорок семь тысяч лет, капитан?
  - Ну почему же. - Андерсон кивнул, соглашаясь с невысказанной частью вопроса. - Формально это срок, когда новые цивилизации нашей Галактики своим поступательным развитием подходили к рубежу, за которым наступает Время Выбора. Только в эти три тысячи лет выяснилось, наконец, кто из множества цивилизаций - как известных Совету Цитадели, так и неизвестных - выйдет на передовые позиции. Массовые попытки перехода от ВИ к ИИ, согласитесь - слишком серьезная заявка.
  - Более чем серьезная заявка, капитан. - подтвердил Явик. - Таэла тут мне прислала развернутый кодекс событий... Почитал... потом собрать себя не мог долго, когда шарил по вашему тутошнему Экстранету. Вот, нахватался словечек. - Явик поморщился. - Быстро же у вас тут идет непрямое программирование. Знаю, что мы воевали и с синтетиками и с полусинтетиками... Даже вот солнце системы сподобились взорвать, чтоб победить.
  - Наверное, в тех условиях это было оптимальное решение. - сказал Андерсон.
  - Может быть, может быть, капитан. - согласился протеанин. - Факт в том, что мы слишком мало внимания уделили изучению расы Инусанон, наших предшественников, верховной расы предшествующего нам Цикла. Противно говорить так, словно скотом в загоне себя чувствуешь... - Явик дернулся, но сдержался. - А Таэла утверждает, что на Илосе... предостаточно статуй и артефактов, относящихся к этой расе. И вот теперь я сам узнаю, да и Таэла тоже, что почти единственной, кто интересовался серьезно протеанами... была дочь Бенезии Т Сони. В Экстранете об этом говорится довольно... глухо, но в целом... не больше десятка ученых так или иначе занимаются проблемой нашей протеанской расы... И, по большей части, из за глобальной незаинтересованности в таких вот исследованиях, официальные ученые идут далеко позади черных археологов, контрабандистов и всяких неорганизованных копателей.
  - У нас это - обычное явление. К сожалению, официальная наука слишком забюрократизирована. - сказал Андерсон. - Альянс... молодая структура. Но уже во многих областях он сумел только навредить.
  - Тем не менее, Таэла связалась с Сареном и они вдвоем... нашли то, что может негативно повлиять на решение вопроса о Бенезии со стороны Совета Матриархов. - сказал Явик, щелкая сенсорами инструментрона и вызывая на экраны новую информацию. - Взгляните.
  - То есть Бенезия финансировала раскопки своей дочери за счет фондов Совета? - Андерсон был явно недоволен. - И, полагаю, Джон, она об этом вам и не сказала.
  - Вы правы, Дэвид. Но её позиция здесь понятна. При всем её личном богатстве и влиятельности подобные затраты слишком обременительны. А Совет слишком богат... Тысяча кредитов там, тысяча кредитов сям...
  - Вы потрясающе быстро вживаетесь в роль всемогущего Спектра, Джон. - едва заметно улыбнувшись, ответил Андерсон. - И да, мы с вами не азари, иначе бы огребли за подобные вольности. Пора кончать с этими шебуршениями самодеятельной докторессы-археолога. Только так мы сможем дать Бенезии основания для дополнительной защиты своей позиции в противостоянии с Советом Матриархов.
  - Есть сопутствующая сложность, капитаны. - сказал Явик, меняя информацию на экранах щелчками сенсоров инструментрона. - Терум - вулканическая планета. А там мы в последние несколько сотен лет перед гибелью... построили комплекс "Башня Ударной Волны". Как утверждает Таэла, этот комплекс был запроектирован как одно из средств обеспечения стратегического превосходства над Жнецами. Деталей ни она, ни я не знаем. Это было слишком засекреченное мероприятие, чтобы мы знали об этом свыше некоего предела. Если Лиара что-то там и нашла ценного, то среди этого может быть этот Комплекс или то, что от него осталось. В наше время там больше не было ничего протеанского. Мы имели необходимость проверить это слишком плотно, после столкновений с синтетами и полусинтетами. До Жнецов еще тогда дело не дошло, к счастью.
  - Организация системы Сопротивления? - спросил Андерсон.
  - В какой-то мере да, капитан. - Явик кивнул, подтверждая справедливость предположения высшего офицера корабля. - Увы, борьба с синтетиками и полусинтетиками, а потом - с Жнецами заставила думать о таких вот жестоковарварских средствах. Это - один из комплексов космической системной обороны. Даже не знаю. Таэла говорит, что во времена его строительства и тестовых запусков без активации боевого режима... планета не была столь вулканически активной. Она указывает, что да, такие комплексы строились в расчете на всевозможные сложности, но вулкан... Спасти бы там хотя бы информацию. Если не найдем саркофаги, конечно... с выжившими. - протеанин нервно сглотнул.
  - Яв, давай не гнать вперед галопом. - сказал Шепард. - Мы, кстати, пока еще можем решать спокойно. Итак, давайте планировать. Мы подлетаем к Илосу-Илу, дальше что?
  - Выходим на орбиту, потом ждем прибытия Клинка, согласовываемся, высаживаемся, устанавливаем базовый лагерь, исследуем научный центр, находим выход к помещению Стартового комплекса Ретранслятора. - начал перечислять Явик.
  - Стоп стоп. - Шепард поднял руку. - Яв, не части. Почему ты уверен, что есть какое-то помещение? Насколько я помню, ретранслятор требует открытого пространства.
  - Явик прав. - сказал Андерсон. - Помещение может быть. Только оно может не иметь крыши, а также может иметь крышу, скажем так, сдвижную. А сам стартовый комплекс ретранслятора подниматься на платформе, вынося активные элементы за пределы крыши. Активация - и импульсу ничего не помешает из материальных предметов и объектов.
  - Согласен. Принимаю уточнения. - сказал Шепард. - Ну увидели мы этот ретранслятор, то есть стартовый комплекс, а дальше?
  - Дальше можно убедиться, что там по меньшей мере нет крупных повреждений. - сказал Явик. - Таэла сказала, что среди её экипажа есть специалисты, способные с этим разобраться. Кроме того мы должны найти стазис-капсулы и установить работоспособность ВИ, отвечающего за базу в целом. Дальше, увы, как вы, люди, говорите, по обстоятельствам. Но главное - "Клинок Ярости" будет контролировать звездную систему, а "Нормандия" сможет убыть на Терум.
  - Вопрос, Яв, можно? - спросил Шепард.
  - Даже догадаюсь уверенно, какой. Да, Джон. Я лечу с вами на Нормандии. Таэла сама со своими тут разберется. Даже если... никого в живых не будет... Это будет неплохая база для двух кораблей. Иден-Прайм - прекрасно, но "Клинку Ярости" нужна своя база. Специфика корабля нашей расы. А здесь все же какой никакой - научный центр, который мы постараемся реанимировать. И да, я понимаю, что ты, Джон, опасаешься шока Лиары при моем появлении. Считаю это вполне рабочим моментом и не рассчитываю на то, что его, этого шока, будет возможно избежать. По возвращении на Илос Лиара получит в свое распоряжение большинство профильных материалов по истории протеан. То, что не является тайной нашей расы, капитан. А Таэла введет её в курс дела лучше, чем я. И, полагаю, что на Илосе я смогу у Таэлы получить больше информации по той установке, которая была смонтирована нами на Теруме. Надеюсь, мне удастся её законсервировать и уберечь от последствий возможного извержения тамошних вулканов. Да и заблокировать к ней доступ... временно, до прибытия людей Таэлы... не помешает.
  - Яв, ты прекрасно все расписал. - Шепард одобрительно склонил голову.
  - Да, Явик. Это прекрасный план. Полагаю, мы сможем сработать по нему. Давайте теперь немного поспим, чтобы к прибытию на орбиту Ила быть в полной готовности к напряженной работе. - подытожил капитан Андерсон, вставая.
  - Согласен. - протеанин быстро оказался у двери выгородки. - Вообще-то сон протеанам... не нужен в таких количествах... но я... постараюсь отдохнуть. - он пропустил вперед капитана Андерсона и вышел следом, прикрывая дверь.
  Шепард прибрал стол и растянулся на жестковатой койке. Сон пришел почти сразу.
  
   - Прибытие на Илос
  
   В Академии Эн-Семь Шепарда приучили спать без сновидений, сохраняя полную неподвижность тела и обходясь без храпа. В этот раз Джон спал так же, как учили. Но встал в четыре часа, за несколько часов до времени прибытия на орбиту Илоса. Переодевшись в обычный комбинезон без знаков различия, командир десантного экипажа вышел из своей выгородки и решил пройтись по кораблю. Ему хотелось о многом подумать. Пустынные коридоры и переходы, залы корабля, в которых редко встречались члены ночной вахты, стали привычны Шепарду.
  Сколько себя помнил Джон, оставшийся сиротой в двухлетнем возрасте, ему всегда хотелось стать военным. В приюте он зачитывался книгами об армии, о древних и современных войнах и походах, интересовался преимущественно военной историей. А в восемнадцать лет он вступил в войска Альянса. И почти сразу ощутил себя на своем месте. Дисциплина, распорядок, иерархия, этикет - для него это стало своим очень быстро. И, как сказал один из преподавателей истории, работавший в школе, где учился Шепард, если армия тебя приняла, она тебя поддержит несмотря ни на что. Главное - уточнил педагог - не делать вид, а быть для армии своим.
  Шепард принял рекомендацию наставника к сведению. И он догадывался, что армейская структура к нему внимательно и постоянно присматривается, стремится поточнее определить лучшее для него место.
  В ВКС Альянса, куда он попал после прохождения начальной подготовки, ему пришлось пройти несколько десятков тестов самого разного характера. Распространятся об их сути и результатах не было принято, но по некоторым признакам Шепард определил, что многие из тестов были не общего, а специального характера. Такое не было редкостью в армейской среде - для всех военнослужащих командиры старались подобрать наиболее соответствующую их характеристикам воинскую специальность. И Шепарда направили на десантную подготовку.
  Несколько месяцев ада... Тренировки в разных регионах земного шара - от Арктики до пустынь, одиночные и групповые рейды, участие в маневрах и учениях стран - членов Альянса Систем. Затем - подготовка в Лунном Центре Десанта: полеты по всей Солнечной системе, десантирование с бортов челноков и кораблей, освоение новой техники, участие в прикрытии раскопок на Марсе, контртеррористический курс.
  Тогда-то Шепард впервые сильно удивился: совершенно неожиданно его, получившего звание старшины, направили в Кейптаун, где располагался крупнейший земной альянсовский центр робототехники. Правда, десантников там учили не работать с роботами и киберами, а воевать с ними. И сначала слушателям весьма необычного курса предложили освоить... программирование.
  Шепард ожидал унылых лекций и не менее вымученных семинаров, но оказалось, столь специализированные дисциплины можно преподавать так, что слушатели часами не отпускали лекторов и ассистентов и не освобождали выделенные им места в машинных залах Центра. Шепард, по его собственным ощущениям никогда не блиставший математическими способностями, стал делать значительные успехи. Наградой стало первое офицерское звание - лейтенант. А затем его вызвали к адмиралу Хаккету и он получил от него направление в Академию Эн-Семь.
  Распространяться об учебе в этом секретном Центре не любят ни его выпускники, ни слушатели. Совершенно ясно было одно - те нагрузки, которые были привычны Шепарду в бытность простым армейцем-десантником, для слушателя Эн-Семь являются недопустимой роскошью. Напряженность подготовки возросла настолько, что в среде офицеров - а на курсе, куда попал Шепард были одни офицеры - ходили упорные слухи о том, что на самом деле степень "эн-семь" не является пределом. Некоторые острословы всерьез уверяли, что слышали от многих, имевших отношение к Академии, якобы о существовании совершенно уникальных выпускников, получивших степень "эн-десять". Командование Академии эти слухи не подавляло, вероятно, полагая, что их циркулирование побуждает слушателей активнее овладевать программой подготовки.
   А потом была Акуза. Планета не хуже и не лучше многих уже знакомых Шепарду. Но тогда он, почти что единственный из слушателей академии Эн-Семь, принимавший в этой военной операции участие, понял, почему слухи о эн-десятках могут оказаться правдой - для космопехоты Альянса ранее малоизвестные в деталях молотильщики стали ужасом и адом в одном лице. Эти гигантские червяки, большая часть тела которых была надежно скрыта в земле, преподнесли пехотинцам Альянса столько неприятных сюрпризов, что потери войск Альянса были просто чудовищными. Как-то один из преподавателей в беседе со слушателями сказал, что в самых сложных военных сражениях победить врага могут только лучшие. И добавил: важно не только победить, но и не отступить и остаться в живых. Про то, что ни солдат, ни офицер не должны рассматриваться как смертники, говорили и многие другие офицеры-преподаватели. И слушатели убеждались в правоте сказанного наставниками постоянно. Подготовка высококласного бойца стоила столько, что утратить его в качестве "безвозвратной потери" было бы невероятным по размерам расточительством.
   Именно тогда, вернувшись в Академию Эн Семь, Шепард ощутил в себе способность, которую сам определил как "струна". Максимальная концентрация, максимальная эффективность, максимальная готовность к действиям, приводящим к победе. Именно тогда Шепард перестал обращать внимания на все награды и поощрения. Ему было очень больно видеть вдов и детей, ставших полусиротами. Ему было больно видеть постаревших за несколько часов родителей солдат и офицеров, погибших в противостояниях с десятками молотильщиков. Он стеснялся появляться на людях и был благодарен командирам, не настаивавшим на его участии во всех последующих мероприятиях, связанных с катастрофой на Акузе. То, что он выжил не один, Шепард знал твердо, как знал точно и то, что выжили единицы.
   Вернувшись, он согласился пройти курс реабилитации по очень облегченному сценарию - уединился в комнате и много читал. О молотильщиках, об Акузе, о том, какие еще формы инопланетной жизни могут сравняться с этими червяками по мощи и изворотливости. И постепенно Шепард стал понимать, что Акуза стала полигоном, где в очередной раз столкнулись условно белые силы и условно черные силы, раз за разом проверявшие человечество на прочность и единство. Многие биологи в один голос говорили, что эти животные просто не переносят столь близкого соседства с себе подобными - таким гигантам нужны огромные площади для охоты, а тут на нескольких десятках квадратных километров вдруг появились целые группы этих монстров. Разведка Альянса сумела раскопать доказательства причастности к случившемуся на Акузе террористической группировки Цербер, но, как почти всегда бывало, ресурсов на нужную реакцию не хватило или их просто не стали выделять в должных объемах. И Шепард понял, что на самом деле Альянс не настолько монолитен и един в стремлении соответствовать своим заявленным высоким стандартам.
   Враг, как всегда, оказался не там, где его искали. А тут еще инопланетяне, ксеносы разные зашевелились. И политики начали прогибаться. Со страшной силой. Шепард привычно отслеживал новинки, знал историю "Нормандии" и был очень недоволен тем, как Альянс уступил Совету Цитадели и особенно - турианцам.
   - Внимание по кораблю. Бортовое время - шесть часов ровно. Экипажу и команде объявляется подъем! - ожил динамик корабельной общей громкой связи. Вахтенный как всегда говорил четко и ровно. - До прибытия на орбиту Илоса - три часа ровно.
   Постепенно тишина уступала рабочему разноголосью. Экипаж и команда собрались вместе на завтрак в импровизированной столовой, затем вахтенные прибрали посуду и столы.
   - Капитан, сэр. - Шепард вошел в капитанскую каюту. - Я видел на экранах информацию о том, что "Клинок Ярости" следует рядом с нами.
   - Да, Джон. - Дэвид взглядом разрешил своему старшему помощнику присесть в кресло. - Я рад, что протеане будут иметь свою собственную базу и она не будет светиться люстрой на картах. Таэла прислала сообщение, что "Клинок" пропустит к планете только наш корабль.
   - Волнуетесь, сэр?
   - Есть немного. - Андерсон кивнул. - Протеане обретают свой собственный дом. Их планеты... распылены. Я тут поискал профильную инфу в экстранете. Явик определенно уже знает... Больно сознавать, что твоей родной главной планеты уже не существует. Так что Илос им очень и очень пригодится. Да и нам будет полегче, не всегда можно будет на Иден-Прайме отстаиваться, нужна база и поближе. Таэла обещала.
   - Вы ей верите?
   - Я верю тому, что у них нет причин воевать с нами, с человечеством. Я верю тому, что нынешние расы в своем большинстве им... не враги. В остальное я поверю... получив доказательства... приемлемые.
   - Капитан, корабль на орбите Илоса. - доложил по спикеру вахтенный.
   - Принял. - коротко бросил Андерсон, включая экраны. - Явик...
   - Я уже здесь, капитан. - протеанин возник на пороге, как и полагается, бесшумно и быстро. - Разрешите?
   - Проходи, садись. - Андерсон жестом указал на свободное кресло, которое протеанин тут же занял. - Нам мало известно об Илосе.
   - Нам, простым воякам, было еще меньше известно. - ответил Явик. - Говорили, что эта планета держится нашим правительством в резерве. Для чего - никто толком не знал. Но теперь. - взгляд протеанина скользил по экранам. - Неужели Жнецы применили планетные аннигиляторы?... Точнее... пытались применить? Нет, тут что-то другое.
   - Явик, это не планетные аннигиляторы. Похоже на работу масс-выжигателя. - откликнулась Таэла. - Я тут сняла показания. Очень похоже, хотя и не все однозначно. Хотела уточнить - мы уже собрали два челнока. В одном на планету полетят ученые, а в другом - члены экспедиции посещения, которым поручено реанимировать базу. Каковы ваши планы?
   - Мы также хотели бы отправиться на планету вместе с вами двумя своими челноками. - подумав, сказал Андерсон. - Первый пойдет на место лагеря, которое вы укажете, а второй, если позволите - к базе.
   - Согласна. Тогда - встречаемся на точках. Координаты мы вам сбросим. Готовы принять. - Таэла переключила каналы.
   - Она прислала сообщение. - сказал Явик. - облет планеты показал, что в глубокой древности здесь было множество протеанских городов, утопавших в зелени. Протеанские башни... Их строили на лучших планетах, самых ценных, самых пригодных для многочисленных колоний. Оказывается, на Илосе тоже было множество городов. Наших городов. - Протеанин пересматривал на своем инструментроне содержимое сообщения. - А теперь там бушуют пожары и слишком много кислорода в атмосфере. Явно последствия применения масс-драйверов. Но каких и когда?...
   - Тогда. - Андерсон вызвал вахтенного и коротко отдал ему несколько распоряжений. - Я приказал направить первый челнок к лагерю как только получим координаты. Явик, полагаю, вы с нами полетите к базе?
   - Да. - Явик скосил глаза на запиликавший инструментрон. - Координаты двух точек получены. Можно лететь. - Протеанин встал. - Я с вами - к базе. Лагерь - вторично.
   - Тогда - давайте грузиться в челнок. - Андерсон встал со своего рабочего кресла. - Шепард, командуете вы. Я остаюсь на фрегате.
   - Есть, сэр. - старший помощник встал. - Всем - в ангар. Вылет по готовности.
   В этот раз водитель челнока не спешил и пассажиры могли увидеть планету с достаточной высоты.
   - Пожары... Да и кислорода действительно много. - сказал Явик. - Таэла на своем челноке идет к базе первой. Мы следуем за ней.
   - Понял, следую за челноком "Клинка". - отозвался водитель.
   - Хорошо. - Протеанин прикрыл глаза веками. - Поверить не могу. Сначала - увидел Цитадель, нашу самую главную и высшую легенду. А теперь увижу Илос, нашу вторую легендарную планету...
   Челнок "Клинка Ярости" первым сел у ворот базы. Стройная протеанка соскочила на землю и сразу направилась к воротам в компании пятерых своих коллег. Немного помудрив над консолью, они заставили ворота открыться.
   - Это внешняя часть базы. - Таэла уткнулась в инструментрон, на который явно поступала лавина данных. - Дальше - её подземные уровни. Судя по всему, стартовый комплекс - именно там. Давайте быстро пройдем здесь, посмотрим, а машины пока перегоним к воротам внутренних уровней.
   - Хорошо. - Шепард кивнул и отдал несколько распоряжений водителю. - Мы готовы. Наш водитель поведет челнок следом за вашим челноком, Таэла.
   - Согласна. - Таэла быстро отдала распоряжения водителю челнока "Клинка". Тот кивнул и скрылся в кабине. Машина поднялась над поверхностью и скользнула внутрь. Следом скользнул челнок "Нормандии". - Эта часть судя по показаниям приборов построена на руинах, принадлежащих цивилизации инусанон. - Таэла прошагала в ворота и вскоре ушла далеко вперед. - Поверить не могу... Явик, подойди!
   - Сейчас. - протеанин направился следом за командиром "Клинка Ярости". Шепард и его люди благоразумно отстали. - Капитан, тут статуя. И она не одна. Они стоят во многих местах базы. Подойдите.
   Огромная трехметровая статуя высилась перед протеанами и людьми. Таэла нервно взглядывала на сиявший экран инструментрона, постоянно сменявший показания. Явик замер, взирая на статую.
   - Их очень мало, капитан... Статуй.... Технологически развитая раса, наши предшественники. Мы мало знали о них... Наверное, еще меньше, чем вы - о нас. - сказала Таэла. - Лучшая раса предшествовавшего нашему циклу. Уничтожена Жнецами... Полностью... Тут есть служебный ВИ, в помещении охраны. Он тут один из немногих, кто сохранился. Приборы показывают, что он еще работоспособен. Давайте пройдем к нему.
   Люди последовали за протеанами, поднялись на балкон помещения службы охраны. ВИ включился, но запись оказалась сильно повреждена. Таэла пробежала пальцами по клавиатуре инструментрона. Все пространство балкона заняла стереопроекция.
   - Это же главная запись всех маяков. - сказал Шепард, узнав картины.
   - Да. - Таэла остановила проекцию. - Узнаете? - она указала на фигуру, поразительно похожую на иннусанонца. - Это - наши предшественники. Почти единственное из того, что мы знаем об этой расе, если не считать технологического наследия. Получается, что мы включили это в общую запись как дополнительное доказательство важности предупреждения.
   В молчании протеане и люди досмотрели запись, сохраненную ВИ. После длительной паузы Таэла поколдовала над консолью интерфейса:
   - Поврежден. Но запись удалось сохранить в неприкосновенности.
   - В первый раз она предстала перед нами в поврежденном виде. - сказал Шепард.
   - Тактический ход. - ответил Явик. - Очевидно, ученые не знали, кто может потом обнаружить базу - протеане или кто-то из их наследников. Поэтому в протоколе, - он переглянулся с Таэлой. - было записано умышленное искажение записи. Наши технологии, капитан, позволяют сохранить целостность таких вот многослойных записей. Очевидно, ваши спецслужбы также способны на такое. Это - один из многих общих принципов работы по засекречиванию информации. Общих для всех органических рас, использующих высокие технологии.
   - Таэла, тут есть еще что-нибудь, что следует изучить при первичной разведке? - спросил капитан.
   - Нет. Увы, ничего не сохранилось, ведь здесь нет сплошных куполов. Раньше - были. Сейчас - увы, уже нет. Челноки уже прибыли к воротам подземных частей. Тут недалеко, метров восемьсот. Идемте.
   - Идем. - продублировал Шепард и двинулся следом за протеанкой. Оба челнока действительно висели перед открытым проемом.
   - Ворота должны были выдержать и они... выдержали. - сказал тихо Явик. - А вот купола... Кто же знал, что Жнецы применят такое мощное оружие.
   - Садимся в челноки. - сказала Таэла и первая скользнула в салон. За ней поднялись на борт её коллеги. Шепард подождал, пока на борт челнока "Нормандии" поднимется Явик и вошел в салон следом за протеанином.
   - Это... Архивы. Здесь собрана информация о нашей цивилизации. - в динамиках звучал восхищенный голос Таэлы. - А вот это уже намного хуже... - изображение на экранах сменилось. - Смотрите, Архивы использовались для размещения стазис-капсул. Мои приборы показывают, что практически все протеане мертвы... Можно считать данные идентификаторов... - Таэла запнулась, затем севшим голосом продолжила. - Как такое может быть? Получается что почти все ведущие ученые здесь?!... А в наше время считалось, что они погибли... Но ВИ этого сектора должен же был сохранить хоть кого-то!
   - Таэл, ищи место размещения ВИ. - сказал Явик, мрачно оглядывая через перископы челнока стены, утыканные стазис-капсулами. - Только там мы получим хоть что-то действительно ценное, что способно прояснить ситуацию.
   - Нашла. Следуйте за нашим челноком.
   - Принято. - Шепард кивнул водителю.
   Выгрузившись у малоприметного проема, протеане и люди вошли в лифт, неспешно опустивший их на пять уровней ниже. По длинному мосту они подошли к площадке, где размещался интерфейс ВИ. Таэла поколдовала над консолью.
   Рассказ ВИ, допрошенного Таэлой со всем пристрастием, не раз побуждал Явика разнести в щепки консоль. Сама Таэла мрачнела на глазах и только усилием воли заставляла себя задавать все новые и новые вопросы в форме, которую ВИ мог воспринять. Наконец она устало отошла от гаснущей консоли. Явик подошел к ней, положил руки на плечи, взглянул в глаза.
   - Яв, я не могу поверить... Он... Он убил всех... Как мы такое могли запрограммировать? Я могу понять протокол ликвидации при угрозе захвата, но уничтожить всех, не сохранив ни одного ученого... Это... Это чудовищно.
   Шепард молча взирал на протеан, успокаивавших Таэлу. Наконец Явик отошел от подруги, приблизился:
   - Похоже, мы проиграли бы войну с синтетиками, коммандер. - глухо произнес протеанин. - Если мы способны создавать такие тупые ВИ... То нам просто нет прощения. Мы воевали, умирали, а эта железка умерщвляла наших соплеменников... десятками. - он оглянулся на потухшую консоль. - Таэла запретила мне тут все крушить и я подчинюсь её желанию... Но нам придется похоронить всех. А это - долго. Простите, капитан. Дальше мы - сами. И нам придется сначала заняться погибшими. А потом только - лагерем и архивами.
   - Сожалею, Явик. - Шепард пожал протянутую руку протеанина. - Ты прав. - он сделал знак сопровождающим его людям. - Мы вернемся сюда и примем участие в церемонии... Постараемся успеть.
   - Я сейчас переговорю с Таэлой и вместе с вами вернусь на "Нормандию" - сказал протеанин.
   Спустя несколько минут челнок уже взлетал через пролом в куполе. Протеанин прикрыл все четыре глаза и замер, сохраняя полную неподвижность. Шепард сидел, привалившись к борту и старался не слишком часто взглядывать на Явика, понимая, как ему сейчас больно.
   - Капитан. - старший помощник вошел в капитанскую каюту. - Мы были в Архивах. По данным протеан - все ученые мертвы и уже очень и очень давно. Их убил ВИ. Программа оказалась... не столь совершенной, как хотелось бы. Явик сразу прошел к себе. Полагаю, в ближайшее время он свою "каюту" не покинет.
   - Джеф, сколько до Терума?
   - Семнадцать часов до орбиты, капитан. - отозвался пилот.
   - Тогда - старт.
   - Есть, капитан.
   Фрегат лег на курс к вулканической планете.
  
   - Терум. Лиара
  
   Восемь часов рабочего дня пролетели незаметно. Явик действительно не вышел ни разу из своей каюты, вахтенный доложил Шепарду, что он выключил все освещение и почти непрерывно полощет лапы в проточной воде. Шепард проверял готовность корабля и экипажа к работе в режиме высадки на проблемную планету. Турианцы проводили очередной спарринг в трюме. К их стремлению вот так, почти в полный контакт, с минимумом защиты в очередной раз снять нервное напряжение все на борту фрегата начинали относиться с пониманием. Капитан Андерсон в своей каюте разрабатывал общий план операции.
   - Капитан. - Бенезия подошла к Шепарду, когда он с вахтенным работал за Звездной Картой.
   - Да, Бенезия. - ответил Шепард, не отрываясь от виртуальных клавиатур и экранов.
   - Вы уверены, что моя дочь... жива?
   - Мы на это очень рассчитываем. У нас нет информации, что её археологическая партия испытывала какие-то трудности.
   - И геты...
   - Это машины, механизмы, пусть и с искусственным интелектом. Они опасны, но не являются неуязвимыми и вечными. С ними можно бороться.
   - А протеанская система... Та, что на планете...
   - Явик, полагаю, знает больше, но у меня нет данных, говорящих об излишней... агрессивности её защитной структуры.
   - Он молчит...
   - И будет молчать до того момента, пока мы не окажемся на орбите Терума. Сложно требовать от разумного существа, узнавшего о гибели цвета протеанской науки по вине ВИ... даже обычного поведения. Он любит Таэлу, знает, что вынужден оставить её там, среди сотен саркофагов с мертвыми соотечественниками и соотечественницами, понимает, какой это удар по её женской психике... К сожалению, большинство рас Млечного Пути почти пятьдесят тысяч лет действительно... занимались ерундой. И если мы хотим выжить... Нам придется в кратчайшие сроки измениться. В очень многих деталях. Это... сложно.
   - Вы верите... в победу над Жнецами?
   - Если бы я не верил - меня бы здесь не было. Меня больше интересует, какова будет эта победа. Что мы, органические разумные существа будем считать победой? Протеане считали победой очередную сотню лет сопротивления Жнецам... Если инусаннон погибли, как десятки рас до этого... Сложно будет переломить такую определенность. Сложно... Но - возможно. Они верили в эту возможность. Мы - тоже. Наша человеческая история столько раз переписывалась...
   - Каково это - общаться с существом, которому... миллионы лет?
   - Трудно. Невероятно интересно. И заставляет подумать... об относительности времени. - Шепард искоса взглянул на Бенезию. Та кивнула и отошла. Вахтенный офицер подал капитану очередной ридер с новой информацией.
   - Капитан, фрегат - на орбите Терума. - доложил по спикеру Джеф. Шепард очнулся от чуткой дремоты и, поправив форменный комбинезон, вышел из выгородки. - Капитан Андерсон ждет вас у себя, сэр.
   - Принято, спасибо, Джеф.
   - Переключаюсь. - голос пилота пропал, сменившись едва слышным "пением" несущей волны, постепенно также стихшим.
   - Прошу разрешения, сэр. - Шепард замер на пороге капитанской каюты. Андерсон оторвался от заполнения бортжурнала, кивнул, взглядом указав на свободное кресло. - Каков план действий?
   - Высадка. Транспортер готов. Но высаживаться будете непосредственно в археологическом лагере... Вот данные. - зажглись настенные экраны.
   - Судя по отметкам сканирования - там есть геты.
   - Куда же без них. Это - машины, их придется уничтожать. Самых крупных - шагающие танки - я поручил уничтожить Джефу при подлете к точке высадки. Затем фрегат возьмет на себя отстрел тяжелой техники гетов в районе проведения операции. Постараемся не зацепить остатки башен и иные артефакты...
   - Об этом я и хотел поговорить, капитан, если позволите. - на пороге каюты встал Явик. - Судя по экранной информации, это один из районов размещения исполнительных механизмов комплекса "Башня Ударной Волны". Если я правильно разобрался в обозначениях, то здесь - резервный пульт запуска всей системы. Угораздило азари сунуться сюда.
   - Есть сложности? - Шепард требовательно взглянул на протеанина.
   - Значительные. Незадолго до гибели нам удалось снабдить комплексы подобного уровня новейшей системой... задержания нарушителей. Проще говоря - поле-желе. Комплексное воздействие на физиологию и психику разумного существа, рискнувшего нарушить периметр комплекса и покопаться в его... деталях. Все тонкости мне неизвестны, но ученые, с кем мне удалось не так давно пообщаться, указывали - поле-желе способно держать живой организм в неподвижности лет триста-четыреста. Автономное питание... и некоторые другие вспомогательные системы. Светло будет, но дернуться даже на милиметр - проблема.
   - И? - Андерсон вопросительно посмотрел на протеанина.
   - Мы не ставили перед собой цель уничтожение нарушителя. Для нас было важнее лишить его возможности навредить комплексу и уйти незамеченным.
   - Предполагаете, что дочь Бенезии... - сказал Шепард.
   - Точно не знаю. Отсюда это вряд ли можно понять однозначно. - ответил Явик. - Надо высаживаться и входить в подземную часть комплекса. С поверхности... многое будет непонятно.
   - Хорошо. - подытожил Андерсон. - Тогда идут водитель транспортера...
   - Увы, нет, капитан. - прервал командира корабля протеанин. - Идут Шепард, я и Найлус с Сареном. С турианцами я уже переговорил - они готовы. Водителем рисковать... не надо. Если я правильно понял расшифровку, сейсмическая активность в районе... приближается к критическому уровню.
   - Взрыв?
   - Нет. Максимум - обрушение многих этажей подземной части комплекса. Мы знали, что эта планета - слишком молода, поэтому... постарались сделать все, что можно, чтобы не усугублять ситуацию.
   - Каков план на возврат? - спросил Шепард у Андерсона.
   - Десантировать вас с фрегата непосредственно - не получится - слишком высока опасность извержения близко расположенного к району вулкана. Нужно будет отстрелять гетов-пехотинцев и ракетчиков. С этим лучше справится главное орудие транспортера. После вашего входа в подземные части, - Андерсон коснулся лазерной указкой одного из экранов, очертив нужную область. - мы заберем транспортер обратно на борт - автоматика с этим вполне справится. Для вас будет задача - выйти в случае необходимости, если не сработает стандартный вариант, к этому карнизу. - отметка указки уперлась в четкую линию. - сюда фрегат сможет подойти по инерции и сразу уйти из района с набором высоты. Возможно, придется прыгать - вплотную подвести аппарель может быть сложно. В остальных случаях задействуем или транспортер, или челнок.
   - Ясно, капитан. Разрешите приступать? - Шепард встал. За ним встал и Явик, на несколько минут присевший в свободное рабочее кресло.
   - Приступайте.
   Транспортер приземлился сразу же, как только истекли несколько минут после уничтожения пяти колоссов, патрулировавших район. Сидя за рычагами транспортера, Шепард прислушивался к отрывистым командам Явика, отстреливавшего из главного орудия и пулеметов остатки гетского десанта. Как и планировалось, Джеф уничтожил все тяжелые танки-колоссы, пройдясь над районом на очень низкой высоте.
   Легкое касание сенсора и машина послушно замирает у входа в подземный комплекс.
   - Успели таки. - коротко бросает Явик, взбегая по железному трапу к люку. - Столько наворотить. Хорошо, что Таэла сбросила мне данные по этому комплексу.
   - Ожидать сопротивления гетов внутри? - спросил Найлус, оглядывая район сквозь прицел штуромовой винтовки.
   - А то как же. - Шепард наблюдает за разворачивающимся под управлением автоматики транспортером, занимающим позицию для обороны входа в подземелье. - Если их там не будет - будет слишком подозрительно.
   - Вперед. - Явик вскрыл крышку люка и махнул лапой. - Быстрее, у меня на инструментроне знак усиления активности вулкана. Жарковато будет скоро. Еще два часа максимум и комплекс будет атакован лавовыми потоками. Если мы вовремя не перепрограммируем защиту - планету может расколоть...
   - Вперед. - эхом отозвался Шепард и следом за турианцами нырнул в тоннель.
   - Как и предполагалось. - ударом ноги отшвырнув мертвого гета-пехотинца, Шепард огляделся, скользнув лучом мощного фонаря по сводам первого подземного зала.
   - Лифт подан. - в голосе Явика сквозит явное неудовольствие. - кое кому придется сказать "большое спасибо" гуманизму наших наладчиков.
   - Возможно. - Шепард задвинул за собой створку и кабина скользнула вниз.
  
   Очередь из штурмовой винтовки вспорола плиту в полуметре от ступней едва пришедшей в себя молодой азари. Державший оружие в руках Явик отступил к пульту и, не опуская ствол, начал левой лапой что-то набирать на засветившейся виртуальной клавиатуре.
   - За-зачем он это... это сделал? - азари изумленно поедала взглядом Явика, колдовавшего над пультом с истинно протеанским безразличием к окружающему миру. - И ... и кто он такой?
   - Интересно получается... Глава археологической партии в гордом одиночестве пытается снять сливки, тогда как почти что безоружные простые археологи и обслуга воюют с гетами? - сказал капитан, давая возможность Явику спокойно работать.
   - Ка-какими гетами? - взгляд азари сфокусировался на Шепарде. - Ма-машина-ми?
   - Вроде как. - равнодушно протянул Найлус, озираясь по сторонам. - Мы, как сказано в одном очень старом фильме, очень удачно зашли. Еще четверть часа и в живых осталась бы только подозрительно молодая и подозрительно слишком богатая глава археологической партии. Я, возможно, слишком молод, но считать деньги и меня учили хорошо. Тут оборудования на тысячи кредитов. Один лифт, способный быть грузовым и в то же время - большим пассажирским, сама его шахта со всей начинкой в совокупности стоит сотню тысяч кредитов. В Иерархии таких объемов финансирования не получают даже командиры дредноутов, а уж содержание подобного корабля влетает моим соотечественникам в слишком ощутимую сумму, пусть даже таких кораблей у нас и много.
   - И вы... вы полагаете, что я... я должна перед вами отчитываться? - азари попыталась натянуть на себя маску отстраненности и превосходства.
  Голос Явика, раздавшийся от пульта, был сух и безжиненен:
   - Система в безопасности. Я установил резервные силовые поля, теперь лава не затронет накопители слишком быстро... - протеанин погасил пульт. - Вы, вероятно, считаете себя неимоверно крутым археологом, если пытаетесь взламывать коды безопасности на впервые увиденном вами пульте. - его глаза буравили азари, но голос сохранял жесткость и громкость. - Вам что, не хватало тех объемов артефактов, которые вы уже нашли стандартными археологическими методами? Вы попытались прыгнуть выше? Капитан, я просмотрел логи системы слежения. - Явик посмотрел на Шепарда. - она. - глаза протеанина на мгновение кольнули взглядом азари. - попыталась взломать пять уровней из тридцати. Три часа плясала вокруг пульта. Это не любопытство. Это направленный взлом. - Явик перехватил оружие, едва пульт погасил виртуальную клавиатуру. - Колитесь, азари. Что вам здесь в этом пульте было нужно?
   - Ко-коли-тесь? Но...
   - Только правду и ничего кроме правды. - старательно воспроизводя манеру говорить, только что продемонстрированную протеанином, сказал Шепард. - Вам кто указал на Терум и кто дал координаты пульта? В документации, которую мой коллега Сарен просмотрел, - Джон посмотрел на подходившего со стороны лаза турианца, - ничего такого нет. Там только стандартные археологические объекты. Итак, что у вас - использование служебного положения в личных целях или работа на кого-то иного разумного? Или и то и другое в совокупности?
   - Я ничего не обязана вам говорить. - Лиара картинно вздернула носик и попыталась изобразить железобетонную решимость.
   - Похвально. - сказал Сарен. - Очень неплохо. Только вот на Эльду, секретаря действующего азарийского советника Цитадели, вам, кажется, рассчитывать не стоит. - Лиара, услышав это, дернулась, вызвав хищную усмешку Явика и едва ли не полный оскал у Крайка. Мой коллега Найлус прав. Здесь слишком много оборудования, стоимость которого не покрывается за счет любых известных научных грантов, когда либо выплачивавшихся ученым Азарийского Пространства. Достаточно будет представить советнице небольшой доклад с аналитическим приложением и у многих азари карьера, а то и жизнь окажутся под большим вопросом.
   - Да кто вы все такие, в конце концов?! - Лиара изо всех сил пыталась собраться и вернуть себе способность мыслить без опоры на эмоции. - Пришли и только задаете вопросы.
   - Нет, азари. Мы - те, кто пришли сюда, уничтожив четыре десятка гетов-пехотинцев и десяток гетов-ракетчиков с пятью гетами-снайперами. У вас в документации ни одного гета в помощниках не значится. Да и настроены эти железяки были не слишком приветливо по отношению к вашим, азари, подчиненным. - проскрежетал Явик. - Если вы желаете стать трупом... - он обвел взглядом членов группы высадки и внимательно взглянул на Лиару. - То я, как наименее задействованный в этом окружающем мире, вполне могу вам это обеспечить. Мои коллеги не будут виновны в вашей гибели. А вы и ваши подчиненные будете... не первыми в моем расстрельном списке. А он у меня... длинный. Где-то в районе восьмого десятка тысяч будет строчка с вашими идент-данными. Кому-то очень не хочется, чтобы даже вы, почти что единственная исследовательница давно исчезнувшей цивилизации, остались после посещения этого места в живых. Так как? Вы нам расскажете это сейчас или после сеанса боевого допроса с потрошением? - протеанин хищно оскалился, отчего Лиару, теперь видевшую эту жуткую улыбку во всех деталях, передернуло.
   - А... - в руке Лиары появился пистолет, но нажать на спуск она не успела - протеанин молнией преодолел разделявшее его и азари расстояние, после чего боевой захват и взгляд четырех глаз буквально за долю секунды парализовали незадачливую главу археологической экспедиции. - Что... что вы делаете? Отпус... отпусти-те!
   - Избавляю тебя от излишнего напряжения и необходимости быстро и полно вспоминать неприятные детали. - проскрежетал Явик, не выпуская шею азари из захвата. - Стой спокойно, а не то станешь трупом. Быстро и окончательно. - он левой лапой нажал на несколько активных точек на теле азари и отошел. - Капитан, я получил информацию. В её рассказе нет необходимости. Постоит немного и сможет жить.
   - Хорошо. - Шепард кивнул турианцам. - Что будем делать с её подчиненными?
   - Капитан, у вас там прямо оазис спокойствия образовался. - раздался голос Джефа. - Шесть километров по радиусу, это суметь надо. Наш друг постарался?
   - Да. - отозвался Шепард. - готовьтесь забрать нашу группу. - Сарен, поясните ситуацию археологам. Вы. - взгляд старшего помощника коснулся азари. - пойдете с нами. Сейчас же. И не изображайте соляной столб, мой коллега обошелся с вами слишком мягко. Вы вполне способны двигаться. И не пытайтесь удивить нас биотикой. Она к вам вернется тогда, когда мы сочтем это безопасным.
   - Эм... Может, все же...
   - Не все же. - отрезал Шепард. - Или ваши художества станут известны вашим подчиненным. Найлус?
   - Выход чист, капитан. - турианец перехватил штурмовую винтовку и встал позади азари. - Иди вперед и - без глупостей.
   Через лаз они вернулись к лифту и кабина, поскрипывая, подняла их во второй зал. По металлической лестнице группа высадки прошла быстро и сравнительно бесшумно - археологи сворачивали полевые лагеря и паковали оборудование. Сарен по своим каналам в Корпусе Спектров вызвал сюда азарийский транспортник, на котором члены археологической партии будут возвращены на Тессию, а оттуда - доставлены на свои родные планеты. По легенде наем транспортника и его полет оплачивала малоизвестная благотворительная организация - Корпус предпочитал не светиться.
   - Джеф, мы на поверхности. - спустившись к подножию металлической лестницы, Шепард огляделся вокруг. Вулканическая планета готовилась к очередному "сезону извержений".
   - Не беспокойтесь, капитан. Комплекс - в безопасности. - сказал подошедший Явик. - Мы успели вовремя. Я должен вас поблагодарить. Спасибо за быстроту. И за все сопутствовавшее ей. - Протеанин пожал протянутую руку Шепарда и покосился на Лиару. - Полагаю, она получит сеанс воспитательного влияния.
   - И не один. - сказал Шепард, наблюдая за заходящим на посадку челноком.
   - Нор... Нормандия?! - раздался позади изумленный возглас азари. - Совместный турианско-человеческий проект? Богиня! Но кто вы сами-то? Я же знаю, что этот корабль передан людям. А тут... Ну, турианцы, понятно, это и их проект, а вы? - её взгляд вперился в Явика. - Вы-то кто?
   - Сказать ей? - спросил протеанин, переглянувшись с Шепардом и Сареном.
   - Вам решать, коллега. - Шепард смотрел, как челнок плавно опускается в нескольких метрах от группы высадки и водитель одновременно открывает боковую дверь.
   - Кто я? - повернулся Явик к азари. - Я - протеанин.
   Ответом ему был шорох обмякшего тела, подхваченного Сареном и втащенного на борт челнока, наконец замершего в ожидании пассажиров.
   - Ну вот и хорошо. - процедил Шепард. - А то вопросов было бы... Уши бы опухли за двадцать минут полета к кораблю.
   - Что с нее взять. - сказал Явик. - дите.
  
   - Возвращение на Илос
  
   - Ну и куда её? - хмуро спросил Найлус, подхватывая до сих пор не пришедшую в себя Лиару на руки. Челнок замер в захватах и Дженкинс подкатил легкий трап к открытому проему люка. - К Чаквас или прямо в каюту к матери?
   - Дайте-ка взглянуть. - врач корабля оказалась рядом с Найлусом и быстро отсканировала тело азари, кинув единственный взгляд на инструментрон. - она просто сомлела. Давайте в каюту к Бенезии - меньше вопросов будет. Мать лучше знает свою дочь, а я - прослежу со своей стороны.
   - Хорошо, док. - Найлус кивнул и понес Лиару по направлению к салону, занимаемому Бенезией.
   - Капитан, - Шепард увидел вошедшего в ангар Андерсона. - Задача выполнена. Лиара Т Сони доставлена на борт и по рекомендации врача корабля направлена в салон к матери. Комплекс стабилен. Явик знает больше и при необходимости дополнит мой отчет.
   - Похоже, комплексу теперь ничто не угрожает? - Андерсон переглянулся с подошедшим Явиком. Протеанин коротко кивнул и поспешил к себе в выгородку, желая, вероятно, связаться с Таэлой и доложить ей детали. - Видел многое на экранах. - капитан проводил взглядом уходившего протеанина. - Джеф подготовил все для возврата на Илос.
   - Полагаю, капитан, можно лететь. - сказал подошедший Сарен. - Пока долетим, Лиара стабилизируется, мы ей кое что поясним из неизвестного Бенезии, а там будет видно, куда лететь дальше.
   - Хорошо. Джеф. - Андерсон даже не стал поднимать глаза к потолку.
   - Слышал. Вывожу фрегат на курс возврата на Илос. Подлетное время на час больше - сложности с загруженными ретрансляторами, да и "Клинок" может задержать на подходе к системе. - откликнулся пилот.
   - Хорошо. Действуй. - разрешил Андерсон, знаком приглашая Шепарда следовать за ним в капитанскую каюту. Оба турианца направились к своим выгородкам. - Я слышал, там вы стрельбу устроили.
   - Было. - подтвердил старший помощник. - Гетов-пехотинцев, снайперов и ракетчиков приходилось часто успокаивать. Лиара прорвалась к пульту активации системы и принялась её взламывать, наплевав на безопасность членов археологической экспедиции. Те, естественно, вынуждены были без верховного руководства достаточно неумело отстреливаться от подходивших гетов. Мы помогли им справиться с железками, а потом нашли и саму начальницу. Колоритная картина - азари, распростертая в стазис-желе. Явик был прав - система достаточно гуманная. Иммобилизация да, полная, а вот остальное - очень мягко. Освободили, конечно, не сразу - Яв сразу ринулся к пульту и был полностью в своем праве - азари три часа убила на попытки взлома защитных уровней. Если бы не геты, которых мы отвлекли... Она бы вполне получила доступ хотя бы к пользовательскому интерфейсу. Хорошо, что не к командному. Но девочка резвая - Явику пришлось стрелять чуть ли не по ногам, чтобы отрезать ей путь к пульту. Едва очухалась - и вперед, продолжать предпринимать попытки взлома. Естественно, о турианцах она знает немало, о нас, людях - намного меньше, но все же мы для нее не неизвестная раса, а вот Явик... Такого разумного она явно встретить не ожидала. Так что основное внимание она уделила ему. И весьма активно. Пистолетом начала махать. Явик и не стерпел - отключил её биотику и превратил в соляной столб. Быстро и доходчиво пояснив, что против тренированного бойца её гражданские потуги... малоэффективны. Я, кстати, обратил внимание, что она как-то с подозрением на нашего протеанина смотрела. Так смотрят обычно на субъекта, которого, может, никогда и не видели, но он очень хорошо знаком... На каком-то глубинном уровне опознавания. А потом вспомнил, что протеане, как имперская раса, оказали определяющее влияние на азари, как на расу.
   - Вы правы, Шепард. - Явик подошел к шагавшим офицерам как всегда быстро и бесшумно. - Мы действительно заставили азари очень существенно измениться. И сорок тысяч лет после нашего активного многоуровневого влияния азари развивались самостоятельно. Таэла мне пояснила по связи некоторые моменты. Мы, к сожалению, не закончили работу с этой расой... Вторжение Жнецов заставило нас перебросить все ресурсы на борьбу с этими кораблями.
   - И... - вопросительно протянул Андерсон, когда они расселись вокруг рабочего стола в капитанской каюте.
   - Таэла говорит, что вполне возможно развертывание и реализация некоей программы наблюдения и контроля - нам следует понять, как изменения повлияли на путь расы азари. Но вмешательство... дальнейшая работа в этом направлении проблематична. У нас недостаточно аппатуры и ученых. Пока. Увы, нам снова предстоит противоборство с Жнецами.
   - Кстати... - Андерсон хотел поподробнее узнать, как обстоят дела на Илосе. Явик это понял и с готовностью продолжил:
   - Там развернута работа по захоронению погибших. Мы освобождаем стазис-капсулы, пытаемся ремонтировать их. Но это - не на один день. Даже за неделю сложно будет управиться. Параллельно реанимируем кое-какое оборудование, пытаемся понять, сможем ли мы наличным составом специалистов продолжить некоторые исследования. Если же говорить о ретрансляторе, то стартовая площадка найдена. Аппаратура исправна и можно будет попробовать пройти на Цитадель этим пока что экзотическим путем. Надо только отрегулировать конечный ретранслятор на самой Цитадели, что сделать незаметно сложно - квартал, где расположен монумент - довольно людное место все двадцать четыре часа в сутки. Таэла же убеждена - можно это сделать и дистанционно. Если же мы не проведем должную регулировку - то выбрасывать прибывших на плиты тротуаров будет со страшной силой. Далеко не все путешественники будут рады получить пусть даже легкие, но травмы. Кстати, капитан. - Явик взглянул на Шепарда. - Таэла получила послание от Совета Хранителей. Они исключили Монумент Ретранслятора из сферы своего внимания и готовы обеспечить... безлюдность на несколько часов. Таэла обрадована этим известием, поскольку не рассчитывала на помощь Хранителей. Но все же оставила этот вариант как запасной.
   - Рад. - коротко сказал Шепард. - А что ты думаешь об азари?
   - Ну дитё дитём. Таэла говорила, что вообще-то в программе трансформации этой расы стояло требование "резкого поумнения", точнее - сокращения времени детства, а тут...
   - Может, тут не "детство". А просто - неожиданность? - сказал Андерсон.
   - Какая неожиданность? Вломилась молодая азари со взрывчаткой в башню, три часа лично взламывала пульт. Целенаправленно. - Явик возмущенно прикрыл веками все четыре глаза, затем продолжил. - Естественно, ей хотелось большего, чем стандартная добыча для археолога. И хорошо, что наладчики у нас предусмотрели многоуровневую систему защиты. Несколько лет бы пыталась взломать. Если без перерывов. А если с перерывами - десятки лет.
   - Так куда двинемся после стоянки на Илосе? - Андерсон включил на экранах Звездную карту.
   - Таэла предлагает Ферос. Там есть разумное... живое существо. - сказал Явик. - оно много знает о прошлом, нам будет полезно с ним пообщаться. Таэла утверждает, что от длительного одиночества оно может начать... воздействовать на колонистов. Кем бы они ни оказались.
   - И что же это за существо? - спросил Андерсон.
   - В большинстве источников его называют торианином. Кстати, коллеги Таэлы обнаружили, что человеческая колония на Феросе начинает разрастаться - администрации компании, организующей колонизацию, удалось убедить многих новых колонистов попытать счастья на этой планете. А прибытие множества новых людей заставит, по мнению Таэлы, торианина занервничать... Уже сейчас по не слишком доступным сайтам и форумам бродит информация о странном поведении колонистов. - сказал Явик. - Полагаю, торианин уже забеспокоился.
   - Хорошо, предположим, мы с ним побеседуем. А дальше что? Где гарантия того, что активность торианина не привлечет гетов? Им такие новинки очень по нраву. - сказал Андерсон. - А сам торианин... Если это то существо, о котором я знаю, то вряд ли он сможет быть нам союзником. Слишком уж индивидуалистично он настроен. Хочет быть только главой всего и вся.
   - Тем не менее оставлять его в тылу и позволять ему баловаться с психикой людей - это не дело. Все же нам дали значки Спектров не для красоты. Такое существо - это угроза. Если бы оно сидело тихо - одна ситуация, а если подтвердится его недопустимая активность и эта же активность привлечет гетов - колонистам придется слишком не сладко. Там же по большей части гражданские охранники из частных структур, почти что невоенизированных. - возразил старший помощник.
   - Тогда - решено. - подытожил Андерсон. - на стоянку на Илосе выделяем несколько дней - до недели, затем переход на Ферос и будем там на месте разбираться. Пройдемся и разведсредствами, и десантом-высадкой на транспортере. С гетами тоже надо осваиваться. Не надо считать, что они вот так просто отойдут за Вуаль. Если они начали активничать, то как машины - не остановятся.
   - И вы не допускаете отсутствия в их рядах единства? - вдруг спросил Явик.
   - Как раз допускаю. Но одно дело - активность гетов на неосвоенных планетах, а другое - пять тяжелых танков на Теруме. Джеф упарился пока расстрелял этих скороходов-прыгунов, стараясь не задеть артефакты. Тяжелый танк, а прыгает - как кузнечик. Вряд ли на Феросе будет легче. Нам всем придется готовиться к сложностям.
   - И что будем делать с обеими азари? - спросил Явик.
   - Пока ничего. Пусть Лиара придет в себя, плотно пообщается с матерью, пройдет медконтроль и лечение у Чаквас - врачу виднее, что там следует сделать, а потом мы с ней пообщаемся и сами. Многое поясним, но в пределах. И, Явик, не беспокойтесь. Решать, что и как говорить о том, что ей удалось раскопать на Теруме - вам. Мы - только общая информация, самая неконкретная. - сказал Андерсон. - Основное сейчас - её плотное общение с матерью. А это - дело не быстрое.
   - Тут не только Терум. Тут Илос, капитан. - сказал протеанин.
   - В связи с этим давайте решим и этот вопрос. - сказал Шепард. - Я бы предложил просто не выпускать их обеих с борта "Нормандии". Даже если Джеф даст согласие на посадку фрегата на планете - ему как пилоту будет виднее, что лучше - пассивный дрейф по орбите или посадка на твердь планеты - мы вполне в состоянии не дать обеим азари возможности получить лишнюю информацию о том, что расположено на Илосе и как это соотносится с протеанами.
   - Таэла хотела посетить "Нормандию". - уточнил Явик.
   - Да кто ж ей может такое запретить? И не только Таэла может прибыть - любой из протеан. - ответил Андерсон. - Не надо из за одной малолетки ставить на уши экипажи кораблей. Мы все равно будем работать по своим планам а для Лиары сейчас главное - общение с матерью. На это у нее будет уходить основное время. В общем и целом - до недели или до десяти дней отводим на стоянку на Илосе и затем двигаемся на Ферос. Попробуем там решить проблему торианина. Давайте отдыхать, а то после такой высадки следует восстановиться. - командир корабля жестом отпустил старпома и Явика.
   - Ох, чувствую эта молодая азари не даст мне покоя. Но Таэлу я ей не дам. - сказал Явик, переступая порог капитанской каюты. - Я к себе, капитан. Буду рад поговорить с вами. У нас до Илоса есть время.
   - А вы заходите ко мне. Нам действительно есть о чем поговорить, Яв. Наша работа началась с хороших новостей. А скоро таких новостей будет все меньше. Хорошо, что мы спланировали дальнейшие действия и у нас нет особой необходимости возвращаться на Цитадель каким бы то ни было способом. У нас впереди достаточно проблем. И Ферос - только первая и ближайшая из них. - Шепард кивнул протеанину и направился к себе в выгородку.
   Едва только протеанин и Шепард вышли из капитанской каюты, Лиара, лежавшая на широкой кровати в салоне, занимаемом Бенезией, открыла глаза.
   - Мама? Ты как здесь?!... И где это я? - она обвела взглядом доступное ей пространство. - Двигать шеей больно, а головой - еще больнее. Этот... протеанин... Богиня... Он совсем не такой, каким я представляла их... Ни внешне, ни внутренне.
   - Успокойся и пока не двигай ни головой ни шеей. Ты - на борту "Нормандии". В салоне, который капитан Андерсон - командир этого корабля - выделил мне после того, как капитан Шепард спас мне жизнь. А протеанин... Он - обычный. Я к нему уже привыкла - он вполне нормальный. Ты, кстати, полезла в башню, в которой размещалось какое-то протеанское устройство. Очень важное для протеан. Так что, поскольку ты полезла туда слишком активно и слишком... разрушительно, то его негативная реакция, о которой мне уже рассказали, вполне обычна.
   - Так... Он - не единственный? Есть и другие протеане?
   - Нет. Капитан Шепард спас сначала Явика, а потом уже с помощью другого нашего нового партнера были найдены и другие протеане. Живые. У них даже есть свой, протеанский корабль. И мы сейчас летим к ним на планету, где расположен их большой научный центр. Вполне возможно, что мы там пробудем несколько дней.
   - Да... Похоже, я погорячилась. Я ведь даже пистолетом перед протеанином размахивала. Еще немного - и начала бы стрелять. - сказала Лиара, стараясь не двигать головой. - Скажи, мам. Только честно. Деньги, на которые я могла организовывать новые и новые экспедиции... Они ведь из фондов Совета Матриархов, так?
   - И откуда у тебя такая информация? - стараясь сохранять спокойствие, спросила Бенезия.
   - Явик, когда я... рыпнулась, схватил меня, парализовал и считал... Богиня, он читал меня как книгу. Всю, до дна. За несколько секунд он узнал все, до мельчайших деталей о том, как работала моя археологическая партия на Теруме - с момента первой высадки и до того, как меня освободили из этого желе... Я думала, что я там и останусь... Навечно. Ни моргнуть, ни дернуться... Так вот, когда он меня считывал, я поняла, что он убежден - никакой фонд не выделит никакой ученой азари столько денег, сколько на самом деле было потрачено на эту последнюю экспедицию. А еще я поняла, что он... легко считал информацию о всех прошлых моих экспедициях, где я была руководителем. И эта информация только подкрепила его убежденность в том, что финансирование... Мам, я опять сглупила, да?
   - Ну тебе же не восемьсот лет. Вполне простительно. - без улыбки ответила Бенезия. - И Явик прав. Я действительно немного помогала тебе за счет фондов Совета Матриархов. Совсем немного. Ты и сама делала все, чтобы улучшить финансирование своих новых экспедиций. Делала очень многое правильно.
   - Скажи, а куда ты исчезла? Мне сказали, что несколько лет тебя не видели.
   - Меня и сейчас не многие видели. Я по-прежнему в безвестности. Как говорят люди - без вести пропавшая. И пока меня этот статус... устраивает. Давай так. Ты пока отдохнешь, придешь в себя, а потом мы поговорим более подробно. Карин сказала, что тебе просто надо отлежаться и отоспаться.
   - А кто это - Карин?
   - Доктор, врач этого корабля. Человек. Женщина.
   - Значит, люди по-прежнему воспринимают азари как женщин... И что мне теперь со всем этим делать?
   - Жить, Лиара. Жить и радоваться тому, что ты не висишь в стазис-желе без возможности даже моргнуть. Ты не в плену, ты не рабыня и не наложница. Я - тоже. Тебе просто предстоит многое переосмыслить, многое понять и ко многому привыкнуть. Я знаю одно - ни капитан Шепард, ни Явик, ни оба турианца, никто из разумных на этом корабле нам с тобой - не враги. И никто из них не требует ничего особенного от меня за то, что меня спасли. А мне... мне действительно спасли жизнь. Вернули мне возможность быть самостоятельной, самодостаточной и свободной личностью. Я... оказалась в гораздо худшем положении чем ты, Лиара. И Шепард меня спас. Спас и мою душу и мое тело, освободив их. Если он смог перетянуть моего... властелина на свою сторону, сделать его союзником и другом... То мы, азари, в очередной раз крупно недооценили людей. Отдыхай. Поспи. Пока что Карин будет делать тебе уколы, а со временем ты вернешь себе способность есть обычным способом. На все это нужно время и теперь у нас оно есть. Спи. Я тебе потом о многом расскажу более подробно. Пока что тебе сказанного хватит. Отдыхай.
   - Ты как всегда очень убедительна, мама. Знаешь, я рада, что первой, кого я увидела, очнувшись, была ты.
   - А уж как я была рада, когда тебя не стали запирать в медотсеке, а принесли сюда...
   - Меня сразу принесли сюда?
   - Ну ты же просто сомлела. А Карин - профессионал. И её все слушают, если дело касается медицины. Отдыхай. Я буду рядом.
   - Спасибо, мама.
   - Тебе спасибо, дочка. - Бенезия поправила покрывало и встала, давая возможность Лиаре закрыть глаза и погрузиться в дремоту. Отойдя к столу, старшая Т Сони едва слышно добавила. - И спасибо Шепарду, что выполнил свое обещание. Он действительно вернул мне дочь. Моя дочь теперь рядом со мной. Надолго.
  
   - Стоянка на Илосе
  
   - Джеф, будем сажать фрегат или оставим на орбите? - Шепард зашел в пилотскую кабину, уловив момент, когда Моро оторвался от решения очередной навигационной задачки в одном из самых сложных тренажеров. - "Клинок Ярости" патрулирует район.
   - Знаю, капитан. - Моро посмотрел на Шепарда, присевшего в кресло второго пилота. - Если бы вы меня спросили до появления Лиары на борту - я бы сказал, что следует корабль сажать - проблем не будет. Но теперь... Отследить челнок легче, чем трап.
   - Понятно. - Шепард встал. - Я тоже так считаю. Пока Лиара не придет в себя окончательно...
   - Я так и доложил капитану Андерсону, сэр. - Моро подобрался. - Он пока не принял окончательного решения. Но мне почему-то кажется, что он также против посадки.
   - Хорошо. - Шепард покинул пилотскую кабину. Джеф вернулся к решению тренировочных навигационных задач.
   - Шепард, зайдите. - из своей каюты выглянул Андерсон. Последние часы он её практически не покидал.
   - Слушаюсь, сэр. - Шепард, уловив разрешающий жест, прикрыл за собой дверь капитанского обиталища.
   - Явик мне доложил детали происшедшего. - сказал Андерсон. - Считаю, что он был в своем праве, поэтому внес изменения в нашу программу. Фрегат мы сажать не будем - покрутится на орбите под контролем Джефа и второго пилота. Обе азари останутся на борту. На поверхности планеты им нечего делать. С Таэлой я уже переговорил - "Клинок Ярости" по-прежнему патрулирует район в режиме невидимости и Бенезия с Лиарой корабль протеан тоже не увидят. Нас же всех ждут на планетных базах с нетерпением. Мы должны ознакомиться с работой установки-ретранслятора и со многими другими новостями. При желании мы можем посетить и "Клинок".
   - Капитан, что мы будем делать с азари потом, когда последуем на Ферос?
   - Устраивать из фрегата экскурсионный транспорт для них мы точно не будем. - отрезал Андерсон. - Пока что у нас есть достаточно времени для принятия решения. Слышали о Иллиуме?
   - Да, обычная пограничная планета. Что-то от внутренних правил, что-то от внешнего порядка. Всего понемногу.
   - Поскольку мы не можем обеспечить им обеим условия на нашем корабле, мы доставим их на Иллиум. Оттуда они смогут вылететь туда, куда хотят... в пределах Азарийского Пространства.
   - Вы хотите, чтобы я переговорил с ними обеими? - без усмешки спросил Шепард.
   - Полагаю, это будет разумно. Какая никакая - компенсация за запрет спускаться на поверхность Илоса. - кивнул Андерсон. - Впрочем, вам решать.
   - Да уж. Лиара будет в ярости. Явик уже пообещал, что Таэлу он к Лиаре не допустит.
   - Явик это может. Они здесь в своем праве, Джон. - Андерсон переключил экраны на стенах каюты.
   - Не сомневаюсь. Хорошо, капитан, я подумаю.
   - А сейчас, пока мы не прибыли на Илос, зайдите к Карин. Думаю, её мнение по проблеме наших азарийских пассажирок будет нелишним.
   - Изменение статуса?
   - Да, Джон. На военном корабле не должно быть пассажиров, тем более - на корабле с четырьмя Спектрами.
   - Хорошо, капитан. - Шепард встал. - Разрешите идти?
   - Идите. - Андерсон вернулся к работе с многочисленными датападами и ридерами.
   У двери медотсека Шепард привычно помедлил, но дверь открылась сама. Чаквас крутнулась в кресле и встала, приветствуя старшего помощника командира корабля.
   - Разрешите, Карин? - Шепард немного помялся на пороге.
   - Проходите, Джон. Жду вас. Присаживайтесь. - Чаквас указала взглядом на свободное кресло и села в свое, убедившись, что входная дверь медотсека обзавелась красным сигналом. - Дэвид прислал?
   - Я хотел сам придти, но капитан вызвал меня.
   - Колеблетесь относительно решения по нашим азари?
   - У меня есть сомнения, что они удержатся от попыток приблизиться к Илосу, Карин.
   - Да, Лиара это может. Насчет Бенезии - не знаю. Она уже в солидном возрасте. А вот Лиара - вполне может взбрыкнуть в этом направлении. - согласилась Чаквас. - И Дэвид попросил вас повлиять на них обеих?
   - Да, Карин. Кстати, как состояние Лиары?
   - В пределах нормы. Небольшая психическая перегрузка. Без последствий. Остальное - воспитание и характер, но это - вне возможностей для быстрой коррекции. Дэвид настаивает на их пребывании на борту фрегата во время стоянки в системе?
   - Да. И я согласен с мнением капитана.
   - Он по-прежнему опасается непонимания. Со стороны обеих азари.
   - Я бы сказал, что сложно будет удержать их в рамках, если они того сами не захотят. Бенезии... придется многое объяснить коллегам из Совета матриархов, Лиаре - определиться с тем, захочет ли она и в дальнейшем изучать протеан, основываясь только на археологических артефактах и зная, что в любой момент живые и совершенно реальные протеане могут эффективно помешать ей выйти за определенные ограничения, связанные с их протеанскими интересами.
   - Ну если мы уже отказали Цитадели и её Совету в их праве на Маяк... - протянула Карин.
   - Согласен, Совет надо додавливать и мы будем это делать. - отозвался Шепард. - Структура вроде Совета - контрпродуктивна в нынешних условиях приближающейся глобальной войны.
   - Может, все же следует оставить их на борту, Джон? Если нам придется общаться с торианином, то способности азари могут нам в этом общении помочь. Я знаю, что вы прежде всего хотите сами с ним пообщаться...
   - Вот вот. Несколько тысяч лет азари шатались по Галактике, а торианина так и не сочли достойным объектом своего внимания. И субъектом переговоров, даже простого общения. Как говаривал один мой знакомый: кто не успел - тот опоздал. Так что придется самим нам, землянам...
   - И турианцам. - уточнила Карин со свойственной ей беспощадностью.
   - Ну не могу же я Спектров высаживать. А два воина-профессионала и одновременно - два хищника нам очень могут пригодиться. Не у всех же будут только добрые намерения относительно нас. Нам не нужны на борту субъекты, способные махать пистолетами перед четырьмя вооруженными разумными.
   - Вы таки не разобрались в том, кто такие азари?
   - И честно сказать - не собираюсь в этом особо разбираться, Карин. У нас нет времени на трансформацию азари во что-нибудь соответствующее моменту. Да, мне известно о постоянном излучении, которым азари... приводят представителей других рас к... выгодному для них пониманию азари и трансформируют представления этих рас об азари. Но сейчас у нас предостаточно проблем, чтобы еще брать на себя коррекцию сложнейшей цивилизации.
   - Может быть, не следует торопиться их высаживать, Джон? Переговорите с ними обеими вместе с Явиком.
   - Вот в чем я уверен, Карин, это в том, что Явику эти двое даром не нужны. У протеанина Явика есть любимая им протеанка Таэла, есть живые и самые разные по характерам соплеменники, есть их, можно сказать, отечественные научные центры, есть даже мощный корабль протеанской постройки. Не так уж и мало для расы, материнские планеты которой были распылены Жнецами. Хорошо еще, что Явик, будучи командиром высшего уровня, не отказывается сопровождать нас, людей и турианцев, в наших полетах по Галактике. Но ближайшую неделю или даже ближайшие десять дней эти две азари не должны беспокоить Явика своим присутствием - в этом я убежден. Или Явик вспомнит о том, что он воин и хищник и начнет применять соответствующие умения и навыки... А для расы, воевавшей с Жнецами столетиями...
   - Полагаете, что может сложиться ситуация с исчезновением обеих Т Сони?
   - Да, Карин. Глупо было бы не учитывать такую возможность. Бенезию не видели в Азарийском пространстве уже несколько лет, Лиару - больше десятка лет. Совет Матриархов - не та организация, которую можно заблокировать длительным отсутствием одного из ключевых членов. Знаю, читал о процедуре быстрой и моментальной ротации из состава кадрового резерва. А азарийских археологов гибнет на просторах Галактики каждый год предостаточно, чтобы исчезновение Лиары никем не было воспринято чем-то из ряда вон выходящим.
   - И вы таки распорядились отправить её подчиненных...
   - Они и так перенервничали. Лиара грубо нарушила протокол исследований, да не один протокол, а несколько. Нехороший пример. Полагаю, что у многих её коллег... не возникнет больше желания принимать участие в экспедициях, которые она будет возглавлять. Стандартный вариант развития событий. Главное, что мы сохранили им жизнь и здоровье. А остальное - только их решение. Но Лиара должна поумнеть. И очень поумнеть. Быстро поумнеть.
  - Думаю, Джон, вы опять...
  - Карин, я уверен, что Лиара попытается высадиться на Илос. И знаю, что ни Явик, ни Таэла не будут от этой самодеятельности в восторге. Капитан Андерсон уже распорядился закрыть иллюминаторы бронекрышками, мы идем в режиме радиомолчания. Если Бенезия оказалась способна пятьдесят лет не общаться с дочерью - её право и дело. Если она считает Лиару взрослой - тем лучше для нас - я не хочу превращать фрегат в детский сад и принимать еще на себя и обязанности детского воспитателя. Диплом доктора археологии - это не индульгенция, а обязательство. Причем очень серьезное. Я понимаю, что вы, Карин, почувствовали - спуску я Лиаре не дам. Но если я - старпом, то я сделаю все для того, чтобы у нас не было проблем.
  - Ладно. - Карин спокойно взглянула на Шепарда, встававшего с кресла. - Я поняла, что вы - поклонник теории ряда возможностей.
  - В какой то мере, доктор, в какой то мере. - Шепард прощально кивнул и покинул медотсек.
  
  - Капитан, прошли ретранслятор. Скоро будем на месте. - доложил по наплечному спикеру пилот. - Челноки готовы к работе, водители предупреждены.
  - Хорошо, Джеф. - Шепард кивнул вахтенному офицеру, сел в кресло рядом со Звездной Картой. - Винсент, распорядитесь выставить парный патруль у входа в ангар челноков. Из состава группы быстрого реагирования. - Шепард мельком взглянул на вахтенного, переключая режимы боковых дисплеев Карты. - И включите блокировку грузового лифта. По идентификаторам. Предупредите патруль о возможности прихода младшей Т Сони. Подтвердите запрет на высадку обеих Т Сони на планету. Пускать на борт челноков и в ангар младшую Т Сони запрещаю в рамках приказа капитана Андерсона. Полагаю, что старшая не явится в ангар. Она слишком опытна и умна для такого безрассудства.
  - Есть, сэр. - откликнулся вахтенный. - Сделано.
  - Принял. - Шепард углубился в работу.
  Несколько часов на борту царила рабочая атмосфера.
  - Приветствуем "Нормандию" на орбите Илоса. - раздался голос вахтенного офицера "Клинка Ярости" в динамиках Звездной Карты. - Передаем параметры дрейфа и орбитального базирования... Готовы принимать ваши челноки.
  - "Нормандия" на связи. - тотчас ответил вахтенный фрегата. Благодарим. Параметры приняли. Выполняем. Челноки будут готовы к старту в течение четверти часа.
  - Поняли. Спасибо. - вахтенный корабля протеан отключил канал.
  
  - Капитан. - доложил вахтенный. - первый челнок ушел. Все в норме. Второй готовится к старту. Интервал - двадцать минут.
  - Принял. - Шепард покосился на экран текстовой информации. - Уточните у "Клинка параметры спуска на площадки Научного Центра и Базового Лагеря. Надо посадить первый челнок ювелирно.
  - Есть. - вахтенный включил виртуальную клавиатуру. - Параметры площадок Научного Центра... получены. Передаю на борт челнока и капитану Андерсону, сэр.
  - Капитан Шепард, подойдите к посту у челноков. - прозвучал в спикере голос Андерсона.
  - Есть, сэр. - Шепард подобрался. Обменявшись настороженно-понимающими взглядами с вахтенным офицером корабля, он сошел с постамента у Звездной Карты.
  Створки лифта разомкнулись перед ним - идентификатор старшего помощника сработал безукоризненно. Настроенный лифт быстро опустил Шепарда в трюм и вскоре старпом уже подходил к посту у ангара челноков.
  Двое полисменов стояли, подпирая спинами створки дверей ангара и держа штурмвинтовки наизготовку. В двух метрах от них переминалась Лиара, облаченная в походный научный скафандр с минимумом брони.
  - Отойдите, доктор. - сказал старший наряда. - Вас нет в списке на высадку. Приказ капитана Андерсона - никого, чьи данные не включены в этот список, в ангар челноков не допускать.
  - Но я изучаю протеан пятьдесят лет! - Лиара, опасливо косясь на алые индикаторы штурмовых винтовок, все же отступать не думала. - А внизу - их планета!
  - И что вам мешало, Т Сони, изучить эту планету чуть раньше? - спросил Шепард, подходя к посту. - Вы полсотни лет изучаете протеан, но ваши изыскания, мягко говоря...
  - Вот я и хочу исправить свои упущения. - вскинулась азари. - И...
  - И вас нет в списках на высадку на Илос. Может пора привыкнуть жить по средствам? - Шепард остановился в шаге от азари.
  - Ваших людей и турианцев протеане... - Лиара развернулась к Шепарду. Полисмены не опустили оружие, продолжая держать азари под прицелами.
  - У турианцев сейчас своих проблем предостаточно. Они с протеанами в нормальных отношениях, поскольку не имели столь плотных контактов с этой имперской расой. У вас, азари, было больше трех тысяч лет, чтобы изучить протеан досконально. У вас очень долгое время была в полном распоряжении набитая ценнейшими материалами Цитадель, на которую ваша раса высадилась первой. - продолжил Шепард ровным спокойным тоном.
  - И что? - Лиара явно пыталась вывести старшего офицера корабля из равновесия.
  - Ничего. - отрезал старший помощник.
  - Шепард, Т Сони. Зайдите в капитанскую каюту. - четкий безэмоциональный голос капитана Андерсона раздался в наплечном спикере старпома вовремя.
  - Есть, сэр. - Взглядом указав азари на открывающиеся створки кабины лифта, Шепард пропустил Лиару вперед и вошел следом.
  
  В каюте кроме Андерсона присутствовали Явик и Сарен.
  - Проходите и присаживайтесь. - Андерсон подождал, пока Лиара устроится в рабочем кресле и продолжил. - Полагаю, всем присутствующим в деталях известно, как вы, Т Сони, повели себя на Теруме. И вам теперь известно, что Илос является планетой, специально скрытой под покровом высочайшей секретности. Выжившие протеане имеют право на свою планету и на то, чтобы чувствовать себя на ней хозяевами, а не гостями. Шепард прав. У вас, расы азари, было предостаточно времени, чтобы изучить протеан и их наследие должным образом. Зачем вам получать степень доктора археологии и официально закреплять за собой специализацию по протеанам, если вы, Т Сони, нарушаете протоколы, известные первокурснику любого азарийского университета? Вы же вроде сделали выбор в пользу официальной легальной науки. В Галактике, между тем, предостаточно контрабандистов и пиратов, а также просто разбойников. Они не останавливаются ни перед чем, если видят реальную выгоду и ощущают реальную возможность получить прибыль. По нашим данным они часто работают эффективнее официальных археологов. Причины этой эффективности известны и нам, хотя мы сравнительно недавно вошли в состав рас Цитадели. Вам, Т Сони, прекрасно известно также, что у нас нет больше возможности заниматься глупостями - голос Андерсона посуровел. - Галактика стоит на пороге глобальной войны на уничтожение. Вопрос ныне стоит так: либо Жнецы - нас, либо мы - Жнецов. И в такой момент вы начинаете нарушать протоколы. В общем так. - Андерсон достал из контейнера, стоявшего на капитанском рабочем столе, стопку ридеров. - Нет необходимости много говорить. Ознакомьтесь. Мы подождем.
  Несколько десятков минут Лиара читала и перечитывала тексты из ридеров.
   - Откуда это у вас? - азари едва справлялась с изумлением, смешанным с откровенной завистью.
   - Мы, как раса, также имеем свою разведку. У нас много спецслужб на уровне каждой конкретной страны и на уровнях надгосударственных образований. И мы умеем работать в условиях дефицита времени и ресурсов. - ответил Андерсон. -Мы научились не прятать многие добытые данные от своих партнеров по Солнечной Системе. А со временем научимся не прятать необходимое знание и от партнеров по Большому Космосу.
   - Предупреждая ваш вопрос, азари... - прострекотал Явик. - Я знаю содержимое этих ридеров. Часть сведений предоставлена моими соплеменниками. Люди и турианцы неплохо умеют работать вместе. Хотя их сотрудничество и началось с военного вооруженного конфликта. Протеанское сотрудничество с людьми началось с того, что именно людям удалось первым наладить контакт и взаимопонимание с пилотом уникального корабля. Разведчик-наблюдатель Жнецов не стал уничтожать население и инфраструктуру планеты, официально и законно переданной Советом Цитадели человечеству. Хотя мог. И, вероятнее всего, выполнил бы свою задачу - забрал наш, протеанский маяк с Иден-Прайм, лишив людей возможности получить предупреждение о грядущей Жатве.
   - Капитан, сэр, к вашей каюте... направляется Бенезия. Она в ярости. - раздался голос пилота.
   - Хорошо, Джеф. - Андерсон нажатием сенсора открыл дверь каюты и старшая Т Сони, переступив порог, сразу приблизилась к дочери, отвесив ей пощечину. Все замерли. Створка двери тихо встала на место, перекрыв проем.
   - Гм. Бенезия... - прервал тяжелую паузу капитан Андерсон. - Может быть...
   - Не может, капитан. - резко ответила Бенезия. - Я думала, что за пятьдесят лет моя дочь поумнела, а она... Сначала на Теруме самодеятельностью занималась, теперь - на борту земного корабля. Это же надо - доводить представителей других рас до применения или до угрозы применения боевого оружия. Только оклемалась после стазис-поля и вот - результат. - старшая азари выпрямилась, повернулась к хозяину каюты. - Капитан, я должна извиниться перед вами, как командиром корабля, за поведение моей дочери. И я прошу также принять мои извинения всех присутствующих здесь. Вы правы, Лиара еще слишком молода, неопытна и недостаточно разумна. Теперь я это вижу. Она нуждается в постоянном контроле и положительном влиянии. Полагаю, я могу просить вас по возможности в самое ближайшее время доставить меня и мою дочь на Иллиум. У меня там есть жилье и есть возможность заняться дочерью более... плотно. - она перевела взгляд на Лиару. - И чтобы ты не думала, что это будет для тебя легко и просто, Лиара. - она достала из кармана ридер. - Вот, прочти. Ответы из нескольких организаций Азарийского пространства.
   Младшая Т Сони осторожно взяла ридер, вчиталась...
   - Мама...
   - Да, как любят повторять люди, я уже больше сотни лет твоя мама. - недовольно проговорила Бенезия. - Я вернула в Совет Матриархов все суммы, которые потратила, финансируя твои экспедиции. Университет официально заблокировал твой диплом доктора археологии, выдав в Сеть массовой рассылкой специальное уведомление о том, что ты не имеешь права больше быть руководителем или членом любых экспедиций. В монастыре Бенталор тебя ждет наставница, которая загрузит тебя работой и обеспечит необходимое влияние. А я пока буду разбираться с проблемами, которые накопились за время моего отсутствия. Естественно, ведя намного более скромный образ жизни, чем до того. У нас теперь очень ограниченные средства, дочь.
   - Ты... - Лиара вспыхнула, но тут же поникла.
   - Да. Я, Лиара. То, через что я прошла, меня во многом изменило. А то, что предстоит всем расам нашей Галактики... изменит еще больше. Мы сейчас же возвращаемся в салон, Лиара. С этого момента ты не сделаешь по этому кораблю ни шагу без меня. Ясно?
   - Ясно. - вздохнула Лиара, вставая.
   - Капитан, Спектры. - старшая Бенезия учтивым кивком попрощалась и следом за Лиарой покинула капитанскую каюту.
   - Крутая женщина... - протянул вошедший Найлус, сам того не ожидая, выразив общее мнение.
   - Её дочь - ей и решать. - сказал Андерсон. - Джеф, просчитай курс на Илиум. Через десять дней.
   - Есть, капитан. Результат доложу по готовности.
   - Хорошо. - Капитан Андерсон отключил связь. - Явик, сопроводишь Шепарда и Найлуса с Сареном?
   - Таэла дала добро. Я согласен. - протеанин встал. - Идемте.
  
   Через десять минут челнок совершил мягкую посадку на площадке Научного Центра. Вокруг кипела работа - протеане продолжали обустраиваться и наводить необходимый порядок.
   - Давайте пока сядем в мобиль и проедем к площадке ретранслятора, коллеги. - сказал Явик, приняв несколько сообщений на свой инструментрон. - Таэла говорит, что там почти все прибрано.
   Турианцы и Шепард кивнули и последовали за Явиком к соседней площадке, на которой стояли юркие мобили, способные передвигаться как на колесах, так и на небольшой высоте над твердыми и жидкими поверхностями.
   - Пристегнитесь. - бросил Явик, устраиваясь за пультом управления. - Дорога по расчетам займет больше десяти минут. Мы поедем мимо секции, где встретились со Стражем, кружным путем, но потом проедем по остаткам водных искусственных каналов, питающих систему охлаждения активного контура ретранслятора. Со стен секций уже сняты все стазис-капсулы, они перевезены на склады. Энергоснабжение восстановлено, уточнены карты и схемы размещения объектов. В целом, как принято выражаться - жизнь налаживается. Через несколько дней мы планируем открыть подземный мемориал, где будут захоронены все погибшие на Илосе протеане. - Явик плавно тронул мобиль с места.
   Машина легко преодолела расстояние до въезда в капонир, скользнула в тоннель и неспешно полетела вперед.
  - Яв, как с работоспособностью стартового комплекса? - спросил Шепард.
  - Нормально. Таэла утверждает, что её коллеги смогли восстановить документацию и приступили к устранению повреждений комплекса. Была даже внутренняя активация систем, без выдачи импульса вовне. Так что памятник Ретранслятору в Цитадели мы не задействовали.
  - И транспортировать...- Найлус оглядывал стены тоннеля, неспешно откатывавшиеся назад.
  - Да, только в одну сторону. Сейчас коллеги Таэлы работают над регулировкой силы выходного импульса.Хотят сделать плавную мягкую посадку перемещаемых объектов и существ. - добавил протеанин. - Надо еще подумать над объемом перемещаемых объектов, но там меньше вопросов. - мобиль свернул в боковой тоннель и снизил скорость. - Эта дорога проходит рядом с Галлереей Саркофагов. Галлерея ведет к Мемориалу. - взгляд протеанина скользнул по лицам спутников. - Ладно. - его лапа прошлась по сенсорам и мобиль свернул в очередное ответвление.
  Мемориал был готов. Полностью. Огромный зал, увенчанный полусферой купола был пуст и тих. Мобиль замер у черной полосы, отделявшей вход в зал от периферийной галлереи. Шепард, Явик и турианцы покинули машину и пошли по дорожке, выводившей в центр зала. По мере их продвижения стены зала начинали светлеть, проявляя ровные ряды крышек, на которых читались протеанские письмена.
  Оказавшись в центре зала люди и турианцы смогли оценить масштабы и совершенство сооружения. Здесь не было выделения знатных захоронений. Взгляд Шепарда скользнул по нижнему, самому близкому к поверхности пола ряду крышек. Протеанские письмена в его сознании легко заменялись привычной англингвой. Офицеры, генералы, сержанты, служащие частей обеспечения, медики, гражданские. Руководители лабораторий и средний научный состав. Лаборанты и обслуга.
  Звенящая тишина. Стоявшие чуть позади Шепарда турианцы подобрались. Чуткий слух человека уловил движение их лап к нагрудникам бронескафандров. Рука Шепарда скользнула к виску, пальцы выпрямились и напряглись. Явик благодарно прикрыл глаза веками - человек и турианцы поняли, отдали полагающиеся почести погибшим.
  Минута истекла. Не нарушая тишину и покой места последнего успокоения сотен протеан, Шепард и его спутники покинули зал, вернулись в салон мобиля.
  - По данным наших последних исследований Жнецы атаковали Илос перед самым уходом в Темный космос. - сказал Явик, задав курс и разрешив машине набрать скорость. - Удар был страшен. Таэла до сих пор во многих деталях сомневается, но в её сообщениях есть устойчивые свидетельства о применении Жнецами Выжигателя Планет. - протеанин помолчал. - Непонятно, почему Жнецы остановили его применение. Обычно такая техника применяется до полного испепеления верхних слоев поверхности. А тут - только половина.
  - Они уже уходили... Галактика лежала в руинах... Основное сопротивление органических разумных было сломлено. Зачем врагам использовать сверхдорогое и сложное вооружение против того, кто и так не может ответить никоим образом? - задумчиво и как то нерешительно и несмело сказал Найлус. - Ненужный расход ресурса оружия и боеприпасов.
  - Яв, а кроме как на цитадельский ретранслятор забросить груз или живое существо на любой из существующих? - спросил Сарен, переводя разговор на другую тему. - В пределах возможности стартового комплекса, конечно.
  - Коллеги Таэлы утверждают, что это возможно. Но опять же только в одну сторону. Без возможности возврата. - ответил протеанин. - Хорошо еще, что мы нашли ретранслятор, ведущий в эту систему. Илос - настоящий подарок после того, как нашу расу лишили... материнских планет.
  - А нет ли данных о многорежимности ретрансляторов? - Крайк копался в своем инструментроне и по сторонам не смотрел.
  - Сколько угодно, Найлус. - Явик подкорректировал курс идущего со средней скоростью мобиля. - Глупо было бы рассчитывать, что такие аппараты узкозапрограммированы. Пока что мы только начали исследования в этом направлении, но уже нашли многие указания на универсальность этих катапульт. Раньше нам как-то не приходилось копаться в этих "рогатках" достаточно плотно. Но теперь, имея свой ретранслятор в свою систему... Мы сможем достичь большего. В интересах охраны нашей пока что главной базы. Мы не оставляем надежды реанимировать базы на других планетах.
  - А как насчет Омеги-4? - спросил Шепард.
  - Мы знаем о таком ретрансляторе. Но там нам будет сложно работать. Слишком оживленный трафик, много кораблей, активное локационное сканирование. Таэла утверждает, что мы сможем достичь большего, если обкатаем модели на своих компьютерах и на своем ретрансляторе. - ответил Явик.
  - Удалось что-либо узнать о Страже? Кто его так запрограммировал? - спросил Сарен.
  - Мы разобрали ВИ по косточкам. - сказал протеанин. - Он действительно содержит слепок некоей личности. Но увы, мы опять не просчитали последствия достаточно полно и глубоко. Не все оказалось столь однозначно. Здесь богатейшие архивы, информации - огромные объемы. А охранять и защищать все это и разумных, которые со всем этим богатством работали... поставили недоразвитый ВИ.
  - Возможно, это все же лучше, чем поставить командовать всем этим ИИ. - сказал Сарен.
  - Не буду спорить. Таэла... Она по кусочкам разобрала код этого ВИ. Но что такое этот ВИ? Он оказался просто надстройкой-фильтром над слепком личности. А там, в этом слепке - горы шифрованного кода, ужатого до максимальной плотности. Коллеги Таэлы говорят, что если разжать код - это будет огромный листинг. Разобрать который придется...- Явик помедлил. - Никто из нас не представлял, насколько сложно создать совершенный фильтр для того, чтобы держать в рамках этот вулкан... Мы сейчас заканчиваем работу над отдельной изолированной лабораторией, в которой будут стоять машины, ориентированные на работу с таким объемом кода. Максимальная изоляция. Никакой связи с внешним миром. Риск... огромен.
  Мобиль вошел в тоннель, в противоположном конце которого светился поставленный вертикально Ретранслятор. Турианцы и люди завороженно смотрели на сияние, обволакивавшее четкие контуры катапульты. Неподалеку от фундамента за легкими экранами хлопотали немногочисленные протеане. Двое охранников, узнав Явика, отключили защитное поле-экран. Мобиль остановился. Поздоровавшись с учеными и техниками, Шепард и турианцы подошли ближе к Ретранслятору.
  - Да... Мощь и победа. - произнес Сарен, вглядываясь во вращающиеся с малой скоростью кольца. - Тренировочный запуск?
  - Нет, тестовый. - откликнулся один из техников, хлопотавший над пультом неподалеку. - Идет наладка некоторых контуров.
  - Впечатляет. - сказал Шепард.
  - Не то слово, - подтвердил Найлус. - Сколько ходил через ретрансляторы на самых разных кораблях - никогда не думал, что смогу стоять рядом с его действующим аналогом. Явик, а ведь...
  - Жнецы могут и не использовать ретрансляторы напрямую. - продолжил мысль протеанин. - Понимаю. Но для нас главное - вырваться из запрограммированности этих катапульт, понять их принцип работы и суметь воспользоваться всеми заложенными в эти ретрансляторы возможностями. Если мы сможем изолировать управление сетью ретрансляторов от Цитадели, то несколько процентов победы будут точно у нас в руках.
  - Изолировать? - вскинулся Сарен. - Почему?
  - Цитадель - центр паутины. - сказал протеанин. - Но ретрансляторы способны действовать независимо от нее. Это мы уже выяснили совершенно точно. Шепард подарил Хранителям свободу и независимость, они согласились считать все расы законными жителями своей станции-гиганта, но главное - эта станция - сама гигантский ретранслятор с уникально огромной плотностью и скоростью передачи. Она похожа на гигантское сопло. Если она активируется - ретрансляторы поменьше будут не нужны. Ни первичные, ни вторичные, никакие. Включая наш, тестовый. Поняв, как работают малые ретрансляторы, мы сможем освоить управление ими без замыкания на Цитадель.
  - Но Цитаделью все же придется заняться. - сказал Найлус.
  - Безусловно. - подтвердил Явик. - Пока у нас нет двигателей прокола пространства, позволяющих избежать необходимости использовать ретрансляторы - мы не можем сбрасывать со счетов возможность "черного хода" к системам управления сети "катапульт". А такая возможность есть и на каждом ретрансляторе и на Цитадели. В первую очередь - на Цитадели. Хранители при всех прочих достоинствах - подчиненная раса. И у них может не быть доступа ко многим частям гигантской станции. Нам необходимо будет разработать и осуществить масштабную операцию по подчинению Цитадели, её автоматики и механизмов в самой полной мере. После того, как Цитадель покорилась Жнецам... А потом на ней погибло все руководство моей Протеанской Империии... Я не смогу оставить у себя в тылу такое сооружение. - в голосе Явика слышалась злость, смешанная с мрачной решимостью.
  - Это же война с Советом Цитадели. - произнес Сарен.
  - Совет Цитадели создает Корпус Спектров и поручает ему нарушать все мыслимые и немыслимые правила и запреты с ограничениями с единственной целью. - прорычал Явик. - обеспечить галактическую безопасность любыми методами и средствами. Но что такое галактическая безопасность? И как её можно обеспечить, если Столица Галактики - не изученная до конца непонятно кем построенная станция? Кроме войны с полуорганическим противником, каким, вполне возможно, являются многие остальные Жнецы-корабли, мы получаем необходимость воевать с искусственным интеллектом, с виртуальным интеллектом и подчиненными им механизмами, ручные режимы управления которыми могут быть легко заблокированы или вообще конструктивно и схемно не предусмотрены. У нас прошло больше сорока тысяч лет начального развития, последние десять тысяч лет Галактика должна была бурно развиваться, разумная органическая жизнь - совершенствоваться, а что мы видим? - Явик взмахнул лапой, указывая на засветившийся экран. - вот вам краткое сравнение трех периодов. Первый столбец - Инусаннон, второй - протеанская Империя, третий - ваш Цикл.
  - Как говорится, найдите десять различий. - сказал Шепард, обозревши выкладки. - Получается, что кто-то или что-то старательно сохраняет основу - медленное выверенное движение по заранее проложенному пути. Любой взбрык немедленно и жестоко наказывается.
  - Если несколько миллионов лет такой сценарий срабатывал... Что должно произойти, чтобы сломать его эффективное действие. - спросил Найлус.
  - Хороший вопрос. - сказал Сарен. - Главное - своевременный. Против эволюции я лично не возражаю и не могу возражать. Но здесь эволюция явно искажена.
  - Естественно, искажена. - Явик включил еще экран. - посмотрите. То, что эволюция действует методом жестокого отбора для нас, органических разумных существ - не новость. Десятки тысяч, миллионы проб и ошибок - это для эволюции, длительность которой - многие миллиарды лет - совершенно нормально. Но в нашей Галактике есть силы, которые эти миллиарды лет привыкли действовать только в рамках одного жесточайшего сценария и забыли, а точнее - не захотели понять и принять, что есть и другие сценарии развития.
  - Вы воевали с полностью синтетической расой. - задумчиво произнес Сарен.
  - Информация... малоприятная. - ответил Явик. - Мы были вынуждены отказаться от гуманизма в масштабах, за которые раньше не задумываясь умерщвляли любое органическое разумное существо. Даже за попытку реализации таких масштабов отказа. А тут мы своими руками начали взрывать солнца материнских систем своих противников. Помогало, но слабо. Приходилось... слишком напрягаться.
  - И вы балансировали на грани превращения в бездушные машины. - сказал Найлус.
  - Мы ими едва не стали. - подтвердил Явик. - наша идеология была... искажена. Вы знаете, что мы очень часто признавали своими партнерами тех, кто смог свести противостояние с нашей протеанской имперской расой хотя бы к ничьей в масштабном военном противостоянии. И совершенно не подумали всерьез о том, что в разнообразии - сила. Если, конечно, эта сила владеет Тайной Двойного. Тайной Импульса.
  - И каждый раз вы останавливались перед Гранью, будучи не в силах сделать окончательный выбор и превратиться в расу угнетателей, сатрапов. - произнес Сарен.
  - Да. Вам, турианцам, это хорошо знакомо. Так же как и людям. Увы, для многих единообразие - слишком поспешный и окончательный выбор. Укоренение которого и заняло большую часть этого гигантского отрезка в пятьдесят тысяч лет. - подтвердил протеанин. - В Галактике есть расы, которые много старше любой из ныне существующих и любой из большинства ранее существовавших. Но они... ушли за Предел Досягаемости. И появляются перед нами только тогда, когда им это выгодно и необходимо. Вероятно, они не хотят нам мешать идти по нашему собственному Пути, делать свои собственные ошибки и... платить за них.
  - То есть вы допускаете, что тот разлом на известной планете... - сказал Найлус.
  - Сделан оружием, доступным только Старым Расам. В качестве демонстрации возможности решения проблемы Жнецов... кардинальными методами... Пусть и очень дорогими. - Явик кивнул молодому турианцу и зажег экран. - Мы тут пошарили по своим Маякам и нашли Жнеца, который был поражен этим оружием. - он вывел на экран картинку. - Карлик Мнемозина пленил эту каракатицу. Ситуация... неоднозначная. При определенных условиях этот Жнец может рухнуть на планету, но пока что сохраняет стабильность.
  - Его возраст... - несмело спросил Найлус.
  - Тоже миллионы лет. Как видите, несмотря на то, что многие гордо считают себя галактическими расами, на самом деле даже азари с саларианцами Галактику Млечный Путь не знают досконально. Как и мы, протеане. - беспощадно припечатал Явик. - И эту оплошность придется тоже исправлять. В кратчайшие сроки.
  - Маяки... связаны в сеть? - в голосе Сарена просквозило изумление. - Это же гигантские расстояния... Энергия...
  - У нас пакетная связь между маяками. А пакеты... очень плотно упакованные. - пояснил Явик. - В детали не залезаю, мы учитываем возможность слежения Жнецов.
  - Вы, Явик, говорите так, словно знаете о тех, кто воткнет нам нож в спину. - заметил Шепард.
  - Знаю. Такие структуры есть в составе систем каждой разумной органической расы. У нас они тоже были. Если бы не они... индоктринация имперской протеанской расы не приобрела бы такие... апокалиптические масштабы. Но об этом я не могу говорить сразу вам всем и здесь... открыто. У нас будет еще время для подробных бесед.
  - А полуорганические расы, с которыми вы воевали... - спросил Найлус.
  - Доставили нам также немало хлопот. У нас слишком мало поклонников... синтеза. - Явик произнес это слово с явной неприязнью и брезгливостью. - Знать, что ты не полностью принадлежишь самому себе... В таких масштабах и таких направлениях... Это даже не напрягает. Это - может сломать. И ломало. Таэла утверждает, что синтез - вариант победы Жнецов. Нам такая победа... не нужна. Сотовое управление... Это смерть индивидуального разума и смерть индивидуальности. Любой пластик... конечен. А любые подчиненные - временны. - Явик погасил экраны и прощально кивнул ученым и техникам. - Давайте возвращаться в лагерь. Там для вас уже приготовлены жилые модули, так что сможете решить - вернуться на корабль или остаться здесь. Нам еще многое предстоит обсудить за эти дни. И... не хотелось бы обсуждать все это при азари.
  - Расскажете об этой расе? - спросил Найлус.
  - Расскажу. - подтвердил Явик, устраиваясь за управлением мобиля и включая двигатели. - Прошу на борт, возвращаемся. У моих коллег сейчас горячая пора, так что они почти все на рабочих площадках почти круглосуточно. Лагерь почти что пуст. Будет возможность отдохнуть, подкрепиться и переговорить. Для вас пища также приготовлена. - Явик обменялся взглядами с турианцами и сдвинул мобиль с места.
  Спустя полчаса машина замерла на стоянке у лагеря.
  - Шепард, можно попросить вас составить мне компанию за столом. - Явик проводил взглядом уходивших к балку-столовой турианцев. - Вопросов много, а времени - мало.
  - Хорошо. - капитан направился к балку, занимаемому Явиком. Устроившись за столом, он подождал, пока хозяин приготовит ужин и накроет стол.
  - Не удивляйтесь. Таэла сейчас ездит по рабочим точкам, а иногда вылетает и на "Клинок". Так что здесь я живу почти что в одиночестве. - Явик пододвинул к себе тарелки и сосуды и сел. - Давно искал возможность поговорить без азари и их неуемного любопытства.
  - А тонкий слух турианцев? - Шепард пододвинул тарелку к себе и взял в руки вилку и нож.
  - С ними проще, они воины и члены Системы. Зная Систему, можно предвидеть их действия на много ходов вперед. Давайте пока поедим, а после еды пообщаемся на очень многие темы. Вам понадобится энергия для прямого восприятия, Джон. Долго рассказывать вслух такое... А вот прямое восприятие позволит сократить время, которого у нас катастрофически мало.
  - Еще как мало. - подтвердил Шепард, принимаясь за еду.
  
   - Стоянка на Илосе. Часть 2
  
   После трапезы Шепард подождал, пока Явик приберет посуду в утилизаторы и вместе с протеанином перешел в соседнюю комнату, оказавшуюся рабочим кабинетом.
   - Капитан, времени мало, поэтому я буду обходиться без излишней мягкости. - сказал протеанин, доставая из шкафа укладки с ридерами и кристаллами. - Ни у вас, людей, ни у нас, протеан, нет никакой безопасной возможности и дальше мириться с ситуацией, сложившейся в границах Млечного Пути. Если мы согласимся с имеющейся ситуацией - легче сразу покончить жизнь самоубийством. А нам, - Явик сделал на слове "нам" заметное ударение. - надо выжить и победить. Вы дали мне возможность на фрегате подумать... о многом... в одиночестве. Я использовал это время и для того, чтобы плотно пообщаться с соплеменниками. Таэла... смогла организовать работу выживших... во многих направлениях. Архивы Илоса дали возможность спрогнозировать близкое и не слишком близкое будущее. Скажу прямо, оно... безрадостно, если не применить достаточно жесткие меры. Не всем разумным органикам эти меры понравятся. Но без них... будет сложно победить. Огромная инерция спокойной мирной жизни, Шепард - это совсем не шутка. Я знаю, что для, условно говоря, не облеченных значительной властью органических разумных будет сложно преодолеть эту инерцию, поэтому нам придется влиять со всей жестокостью именно на управленцев. И в первую очередь - на Советников Цитадели. Полагаю, Шепард, вам известно, что трое советников Цитадели будут этому влиянию отчаянно сопротивляться. - сказал Явик, садясь в кресло и взглядом приглашая человека сесть в рядом стоявшее рабочее кресло.
   - Это обычное явление. - произнес старший помощник, присаживаясь. - У вас, вероятно, есть кое-какая информация. Можете не стесняться в выражениях, Явик. Времени действительно мало, а сделать придется очень много. И жестокость проявить - тоже. Продолжайте.
   - Хорошо. - Протеанин устроился поудобнее в кресле. - Буду четок. Есть и достаточно много. Самой разной информации. Думаю, нам следует сделать все, чтобы как можно быстрее перевести советников под наше управление. Пусть царствуют, но не правят. Править, управлять, принуждать будем мы. Нам, полагаю, не нужна паника на Цитадели.
   - Не нужна. - подтвердил Шепард.- Предполагаете объединить наши усилия и возможности?
   - Без этого не обойтись, Шепард. - прострекотал Явик. - Вы, как представитель Земли в Корпусе Спектров, сможете заставить их стандартными и нестандартными способами и методами подчиняться нам - команде и экипажу "Нормандии" и нашим союзникам и партнерам, а я со своими соплеменниками выступлю гарантом невозможности всяких взбрыкиваний с их стороны. Полагаю, что в первую очередь следует заняться приспособленцами-азари. Турианцы... могут быть приведены в должное состояние быстрее и полнее. Саларианцы сами ученые, смогут просчитать выгоду и повиноваться с большей определенностью и полнотой. Они-то как раз приучены делать все быстро и полно - им за сорок лет жизни приходится многое успевать.
   - А СБЦ?
   - Я говорил с Сареном, он порекомендовал мне одного своего сородича. Лучший снайпер и отличный следователь, не любящий стандартные схемы вне основных условий Иерархии. - протеанин пододвинул к человеку один из ридеров. - Вот его данные. Гаррус Вакариан. Он готов отказаться от схем деятельности мирного времени. Бюрократия не сможет обеспечить необходимую гибкость и скорость реагирования, а Вакариан - явно не поклонник излишней бюрократии.
   - И что? - ознакомившись с текстом, таблицами и картинками, спросил Шепард.
   - Мы сможем заменить им директора СБЦ Паллена. Нам потребуются нестандартные ходы и нестандартная деятельность правоохранительных органов. Гаррус Вакариан, - Явик указал на ридер, где светилась официальная фотография кандидата, - сможет это нам обеспечить. Он готов действовать вне бюрократических схем... мирного времени.
   - А Паллена куда?
   - По обстоятельствам. Я бы предпочел подержать его в камерах внутренней тюрьмы СБЦ. Есть такая на Цитадели. - ответил протеанин. - Данные о тюрьме... предоставлены Таэлой и её сподвижниками.
   - Бывшего директора СБЦ - во внутреннюю тюрьму Цитадели? - удивленно переспросил Шепард. - Вы уверены?
   - Уверен. Дело в том, что Паллен - ставленник тройки советников. Он им удобен. Был во всяком случае, удобен. В новых условиях он будет неоптимален. И для советников и для нас. Отпускать его со станции нельзя. Он слишком много знает. Хотя, если почистить его память и моторику... - Явик хищно прищурился. - Можно и не сажать этого субъекта в тюрьму СБЦ. Поселим его где-нибудь на станции и пусть живет обычной жизнью простого разумного органика. Пожилого разумного органика. Пенсию, полагаю, он уже заработал. Таэла может уточнить, но Сарен убежден - в данном случае Иерархия будет платить пенсию Паллену без проблем. Пусть ведет жизнь примерного пенсионера. Полисмена - ветерана.
   - Кстати о чистке памяти...
   - Такие экстремальные воздействия не должны в своей массе исходить от человечества, капитан. Я знаю, что человечество постоянно воевало, что вы, люди, достаточно жестоки и жестки. Но сейчас... Лучше это будет моя сфера, Шепард. Я не хочу, чтобы человечество сейчас считали сатрапом и палачом. Ваша раса... уже достаточно изучена, известна, в некотором смысле - даже предсказуема для рас Цитадели. Мне, как представителю почти что неизвестной расы эта роль будет... более доступна, что ли. Тем более, что у вас на Земле есть структура, которая уже нацелена на захват власти на Цитадели. В своих собственных, конечно, интересах. - Явик пододвинул к Шепарду другой ридер. - Ознакомьтесь.
   - "Цербер"? Но по всем каналам они проходят как прочеловеческая организация. Как так они могли измениться?
   - Шепард, в нашей с вами Галактике нет ничего нового. - произнес Явик. - "Цербер" сколько угодно может считать себя прочеловеческой организацией и вербовать в свои ряды почти исключительно людей. Но на самом деле "Цербер" для человечества это то же самое, что и Спектры для Совета.
   - Выход за пределы допустимого?
   - Именно. В этих материалах указано, что финансирование и иное обеспечение "Цербера" ведется по скрытым схемам, в том числе через Альянс. Есть также данные, что в распоряжение "Цербера" попали полные комплекты документации на новейшие корабли космофлота Альянса, в том числе и на "Нормандию".
   - Интересно. - процедил старший помощник.
   - Очень интересно, Шепард. Ситуацию от кризиса спасает только то, что далеко не все страны Земли входят в Альянс и далеко не все государства принимают участие в обеспечении "Цербера" всем необходимым.
   - Россия и Китай?
   - Не только они, но эти две страны, включая в эту группу еще и Японию с Кореей - основные противовесы Альянсу и "Церберу". Только в силу неучастия этих стран "Цербер" не является поистине всесильной организацией, способной из человечества сделать монстра.
   - Новичкам...
   - Да, человечество не любят в системе Рас Цитадели. Это общеизвестно. - кивнул Явик. - Но сейчас нужна не любовь, сейчас нужно повиновение и исполнительность. И этого придется добиваться совершенно не парламентскими средствами. Для мягких средств... время упущено безвозвратно. Мы, протеане - имперцы, Россия и Китай для человечества - прежде всего империи. Любая империя появляется и действует в полную силу тогда, когда это нужно. Сейчас, Шепард, время для империй. Парламентская говорильня и вялая демократия должны отойти на второй план. Времени у нас мало. Очень мало.
   - Паника будет...
   - Она уже есть, Шепард. - Явик пододвинул третий ридер к человеку. - Это - данные о поисковых операциях сил Цитадели. Они ищут тех, кто стоит за нами, Шепард. Ищут "Клинок" и еще... ищут Назару.
   - Ожидаемо. Хотя они даже не все знают об их существовании. Во всяком случае - точно не знают. Вас, Явик, видели, но вот полностью уверовали ли они в то, что за вами стоят ваши... соплеменники. Это вопрос. А вот Назара... Не уверен, что они смогут прямо указать на него пальцем, хотя знаю, что подобный корабль есть у Мнемозины и самого Назару пытались неоднократно... поймать. А вот связать его с нами... Для этого нужна утечка из высших эшелонов власти Земли. Думаю, есть такая утечка и она неминуема.
   - Короля играет свита и они догадываются о том, что мы, столь эффектно явившиеся на Цитадель в недавнем прошлом, не одиноки. На поиски наших "сил поддержки" брошены огромные ресурсы. Я не удивлюсь, если будет поставлена задача захватить кого-нибудь из нас, если мы прибудем на Цитадель. В плен, естественно. И этому стремлению и этой задаче придется эффективно помешать. Погибнут многочисленные простые исполнители. Не совсем тупые, не совсем глупые, но исполнители. А нам нужно подчинить себе руководителей и тех, кто дергает за ниточки. Тех, кто стоит за этими руководителями.
   - Предлагаете вариант неуязвимости?
   - Именно, Шепард. Церемониться с исполнителями в наших условиях, когда надвигается конфликт с расой древних машин-полуоргаников - контрпродуктивно.
   - Ну хорошо, а что с организаторами захватов делать? И с этими энтузиастами поисков?
   - С энтузиастами поисков - ничего. Пусть поизучают Галактику, пусть находят то, что ранее не нашли. Назара не настолько глуп и туп, чтобы даваться им в руки. Отследить его у них мозгов не хватит и ресурсов - тоже. Уверен. И Таэла это подтвердила. А в нашу систему хода им нет. Мы перепрограммировали наш ретранслятор и теперь любые попытки попасть к нам без нашего согласия будут отправлять гостей в небытие. Выход в центре звезды, знаете ли.... "Клинок" будет здесь постоянно. При необходимости мы перебросим его вне всякой очереди через любой из существующих ретрансляторов к любой нужной системе. У нас есть данные о нескольких наших протеанских кораблях. Из материалов Илосских Архивов. Надеюсь... - Явик сделал паузу. - что они сохранились не менее хорошо, чем "Клинок". Нам нужно расширять свой флот. Один корабль в наших условиях - прекрасно, но сейчас нам нужно больше. Коллеги Таэлы над этим работают. Есть определенные успехи. Хотел бы верить, что у нас скоро будет свой флот.
   - Я тоже, Яв. Но у нас еще Торианин на очереди...
   - С ним проблем не будет. Древнее существо, разумное растение, подчиняет спорами. - Явик пододвинул Шепарду очередной ридер. - У нас уже была в Архивах кое-какая информация по нему. Мы собрали все, что сумели найти. Полная версия - перед вами.
   - Спасибо. - Шепард ознакомился с содержимым ридера. - Это даже больше, чем можно было предполагать.
   - Мы плотно изучали многие расы нынешней Галактики. Тогда они закономерно находились на начальных этапах своего развития.
   - И людей?
   - И людей тоже, Шепард. Предполагаю, что от полного уничтожения вас спасла именно ваша неразвитость.
   - Легенда о ложе Прокруста?
   - И это тоже может быть, Джон. Все же делать из Галактики пустыню в задачу Жнецов никогда не входило. Эти разумные машины, гигантские корабли, ведомые древними пилотами не уничтожали полностью ни органическую, ни синтетическую жизнь.
   - Сильно напоминает земледельца.
   - В определенном смысле - да. Миллионы лет собирать урожай, богатый урожай и знать, что в будущем будет такой же урожай... - Явик прикрыл глаза веками. - Такое впечатление, что эти машины и их пилоты попытались сыграть роль эволюции.... На своем, конечно, локальном уровне. В масштабах отдельно взятой Галактики.
   - Смерть ради жизни.
   - Да. Сложно уничтожить разумную жизнь полностью. Вне зависимости от того, органическая у нее основа или синтетическая. Можно, конечно, уничтожить и до конца, но сложно. В данном случае перед Жнецами действительно не ставилась такая задача - уничтожить разумную жизнь в галактике Млечный Путь полностью, но все равно масштабы... слишком значительны, чтобы счесть такую активность Жнецов игрой или баловством.
   - Полагаю, нам придется еще заниматься поиском информации об уничтоженных расах.
   - Кое-какую информацию, Джон, мы уже можем вам передать. - Явик пододвинул очередной ридер. - Об органических и неорганических формах жизни. Она в известных пределах не является тайной. Но вот финансирование специализированных экспедиций, направленных на изучение конкретных останков... явно недостаточно, что дает нам с вами возможность достичь в этом вопросе больших успехов.
   - Сложно представить, чем нам могут помочь вымершие расы.
   - Мою расу, Шепард, десятки тысяч лет считали тоже вымершей. Удобно, знаете ли. Не напрягает. Не заставляет прыгать выше головы. За последние десять тысяч лет только сподобились начать протеанские маяки собирать и неумело их использовать.
   - Кстати о маяках, Яв. Вы говорили об азари.
   - Да. Говорил. На Тессии, их центральной планете есть сверхмаяк, наполненный ценнейшей информацией. Руководство азари о нем знает, но у них отсутствует Шифр.
   - Понимание?
   - Да, именно, Шепард. То, что информации там слишком много и она слишком объемна - это одно. Её форма представления - тоже проблема для неподготовленного исследователя. А главное - закон соответствия.
   - Высший уровень доступа - для протеан?
   - Да. Мы долгое время... работали с азари. Эта работа не была завершена... Никоим приемлемым образом. Жнецы слишком быстро и слишком эффективно уничтожали наши ресурсы, чтобы мы смогли перебросить достаточное количество ученых и достаточно оборудования и энергии на спецбазы. Получилось то, что получилось. Из расы, вышедшей из Океана получилась раса приспособленцев. Раса, способная уничтожить другие расы.
   - Любая раса...
   - Нет, Шепард. Не любая. Тессия наполнена нулевым элементом под завязку. Ни одна другая раса кроме азари долгое время под таким прессингом излучения выжить в неизменном виде не сможет. Азари смогли выжить... при нашей помощи и участии... Без водного щита. На суше... Пришлось, конечно, пойти на крайние меры... Изменить способ размножения. Дать им возможность выдавать себя за кого угодно для всех и любых рас пространства Млечного Пути...
   - Приемлемость...
   - Такие расы в мою бытность... называли Расами Сна. Сами не развиваются и другим... не дают... преодолеть границы забытья. Пятьдесят тысяч лет после нашей формальной гибели... азари не дают другим расам доступа к Архивам Цитадели.
   - Разведка Альянса...
   - Знает о существовании Архивов, Шепард. Но что это и где это и что там хранится - точно не знает в Альянсе никто. Догадок, конечно, много. А вот точной информации... увы. Азари в лице советников делают все, чтобы архивы не были найдены и изучены. Потому что если они будут вскрыты... это будет приговор руководству азари. Смертный приговор, Шепард. А поскольку руководство всегда пытается избежать ответственности, приговор будет обращен на всю расу азари без различия уровня приближенности к верхам. В архивах - не только информация по людям, но и по многим другим расам. Боюсь, что турианцы, ознакомившись с частью этой информации... вспомнят очень быстро, что они - хищники. И тогда будет резня. Резня, уничтожающая расу азари. Под корень. С корнями. Задолго до вторжения Жнецов. Дело может дойти до объединения турианцев и саларианцев в стремлении наказать азари.
   - По данным Исторического Свода...
   - Азари первыми ступили на борт Цитадели. Вы правы, Шепард. Тогда они были слишком молоды, чтобы сразу понять, что они нашли. Тогда еще Хранители не знали эту расу досконально. А сейчас... Сейчас азари не смогут сопротивляться. Их дипломатия... ограниченна. А их спецназ... не выстоит в открытом противостоянии. А скрытые противостояния... слишком будут сложны даже для максимального уровня подготовки их спецназа. Мы должны будем использовать то, что находится в распоряжении азари сейчас. Жестокими методами, но иначе... Короче, нам могут понадобится технологии скоростной принудительной трансформации азари. Это жестоко, знаю, но без передовых... сюрпризов... нам не удастся остановить Жнецов. А впоследствии - уничтожить тех, кто стоит за Жнецами, избежав уничтожения кораблей - последней памяти о вымерших сотни лет назад расах. Мы будем вынуждены активизировать гены телепатии, внедренные в ДНК азари и скрытые под маловразумительными функциями. Создать корпус Карателей.
   - Если первое - это ардат-якши, то второе - юстициары? Предполагаете, что удар Жнецов...
   - Как всегда будет направлен на сильнейшие расы. В этот раз - на азари, турианцев и саларианцев. Я также обоснованно полагаю, что в этот раз Жнецы непременно заинтересуются и человечеством. Думаю, что и существование выживших, немногочисленных ныне протеан для них больше не составляет никакой тайны.
   - Вы не верите Назаре?
   - Это не вопрос веры, Шепард. Это - вопрос тактики и стратегии. Если мы будем полагать, что Жнецы знают о нашем существовании, то сможем лучше подготовиться к борьбе с ними, чем если мы будем легкомысленно полагать, что они не знают о том, что некоторые протеане сумели выжить и сейчас заняты активным и многоуровневым скоростным возрождением.
   - Нам нужны союзники среди других стран, не входящих в Альянс. - задумчиво произнес Шепард.
   - Именно, Шепард. И, полагаю, что в данной ситуации нам не следует идти на поводу у политиков-людей, особенно - принадлежащих к структуре Альянса. Удина - пример того, как такие альянсовские политики будут мешать. Они по своей сути проблемны.
   - Кстати об Удине. Что с ним-то будем делать?
   - Полагаю, Шепард, пусть работает. Под нашим контролем. Нам нужны будут также свои послы Китая, Кореи, Японии и России. В своей совокупности, действуя как сообщество послов, они не дадут Удине развернуться не в ту сторону и действовать... неподобающим образом.
   - И у вас, Яв, конечно же есть уже наметки?
   - Не без этого, Джон, не без этого. Нам известно об активности разведок всех четырех названных стран, но впереди всех по эффективности - российская разведка. Азиатские страны работают в собственных интересах, российская же ближе всего к воплощению идеала служения общечеловеческим, общерасовым, общецивилизационным интересам. Конечно, со своими особенностями, не без этого, но...
   - У Альянса с Россией... сложные взаимоотношения.
   - Насколько я сумел понять - Россия слишком неоднозначна. И её имперские амбиции сейчас нам полезны и необходимы.
   - Адмирал Хаккет будет категорически против активизации контактов с Россией.
   - А я и не говорю о контактах между политиками, Джон. Я также не говорю о контактах между адмиралами и высшим генералитетом. Адмиралу ВКС Альянса достаточно будет твердо и четко знать, что самому Альянсу Россия никоим образом не угрожает. И это, насколько я смог понять - действительно так.
   - И какие же контакты вы предполагаете, Яв?
   - Контакты между командирами кораблей. Для начала - между вами и командиром разведкрейсера "Волга" капитаном первого ранга Стрельцовой Светланой Васильевной. Не удивляйтесь, Джон. Галактика при всей её обширности - маленькая и этот разведкрейсер выполняет сейчас приказ своего штаба о картографировании новых областей. Совет Цитадели препятствовать этому не может - у него нет официальных контактов с Россией. А остальные силы... Скажем так - им сейчас не до этого военного корабля. Боевого военного корабля. Тронуть который - навлечь на себя большие и длительные разнообразные проблемы. Разведкрейсер никто из рас Цитадели и её пространства трогать не будет - опасно. Согласитесь, это дает нам некоторые шансы на установление нормальных взаимоотношений с его командованием и экипажем.
   - И где искать этот разведкрейсер?
   - В трех системах от нас. По данным пассивного сканирования получасовой давности. По данным того же периодического пассивного сканирования разведкрейсер получил приказ вплотную приблизиться к нашей системе, где мы сейчас с вами находимся. Полагаю, они заметят и нанесут на свои карты и "нерабочий" ретранслятор, ведущий в нашу систему.
   - Я, конечно, отвык удивляться... Но как вы сумели провернуть такой объем работы, Яв? Это впечатляет.
   - Таэла умеет организовать работу. А протеане - не белоручки. Хотя нас и привыкли считать белой костью, господами и имперцами, мы сами умеем много и тяжело, но эффективно, предельно результативно работать. Не только мозгами, но и руками. И сейчас... у нас нет просто другого выхода, Шепард. Знаю, если бы не Жнецы, вы, Джон, даже не стали бы обдумывать варианты контактов с экипажем российского разведкрейсера. - Явик внимательно взглянул на человека. - Я прав?
   - Интересно. В академии Эн-Семь нам говорили о России достаточно подробно в рамках обширного спецкурса. Но вот так сразу контактировать...
   - Ничего сложного, Джон. Встретились два корабля, командиры обсудили интересующий обе стороны круг вопросов. Полагаю, что можно встретиться и на борту "Волги".
   - Андерсон будет против. Он не захочет покидать борт фрегата сейчас.
   - Я не говорю о немедленной встрече. Картографирование - дело долгое и нудное, да еще - в новом для России секторе космического пространства. Через десять дней "Волга" выполнит едва ли половину запланированного объема работ. Бросать начатую работу экипаж "Волги" по понятным причинам не будет. Два-три дня потребуется вам, чтобы отвезти азари на ту пограничную планету Азарийского пространства. Мы перебросим вас через свой ретранслятор напрямую в Азарийское Пространство, это сэкономит несколько десятков часов хода. На обратном пути, перед тем, как последовать через любой ретранслятор на Ферос, вы сможете найти достаточно времени и плотно пообщаться с командованием и экипажем разведкрейсера Российских ВКС. Ферос, полагаю, много времени не отнимет - неделю, не больше. Затем - Цитадель. При поддержке россиян нам будет легче навести порядок на станции. Имперские навыки нам очень пригодятся, Шепард. А "Волга" как разведкрейсер обладает приоритетным правом вызова Оперативного Флота Спецназа России. Это - структура намного более эффективная, чем флоты Цитадели или флоты Альянса. И нам помощь этого Флота будет нужна. Цитадель нужно обезопасить. - в глазах протеанина полыхнул огонь - он явно вспомнил обстоятельства гибели руководства протеанской цивилизации.
   - Ладно. - успокаивающе заметил человек. - Распланировал, Яв. - Шепард отложил ридеры. - Огромный объем информации. Часть мне знакома, но часть... крайне интересна.
   - Полезна и необходима, Джон. Мы с вами - партнеры. Скрывать от партнеров такую информацию - планировать и программировать не только собственную гибель. Вы и так много работали на корабле, Шепард. У меня в силу своего положения было время, воспользовавшись некоторой изоляцией и одиночеством... заняться разведкой и выяснением деталей. Если мы хотим остаться в живых - нет смысла постоянно или эпизодически выяснять, кто сделал больше. Кстати, - Явик встал. - Я предложил бы вам пройти и посмотреть ваш жилой балок.
   - Охотно, Яв. - Шепард встал и вышел следом за протеанином.
   Балок ему понравился. Спальня, кабинет, санузел, небольшая кухня. Протеане учли все особенности, которые сделали жилье привычным для человека.
   - Спасибо. Передайте мою благодарность Таэле и её коллегам, Яв.
   - Обязательно. - протеанин довольно прикрыл глаза веками на несколько секунд. - Она будет рада. И её коллеги - тоже. Отдыхайте, Джон, завтра у нас слишком много работы. Утром продолжим общение. - протеанин кивнул и вышел из балка. Автоматика прикрыла дверь и человек вернулся в кабинет. На столе высилась горка ридеров. Сверху лежала записка. Почерком Явика было выведено: "Джон, это - дополнительные материалы по вопросам планируемых нами операций. Знаю, вам нужна вся без исключения доступная информация. Она здесь. Все детали. Буду рад обсудить дополнения, изменения и уточнения. Явик.". Усмехнувшись, Шепард приготовил себе чай и уселся в кресло, взяв в руки первый ридер.
   Когда часы показали одиннадцать вечера, Шепард отложил клавиатуру инструментрона, выровнял стопку ридеров. Явик действительно предоставил всю детальную информацию. Оформив свои предложения и замечания, первый помощник смог представить себе объем работы, выполненный коллегами Явика. Протеане не настаивали на изолированности экипажа и команды фрегата - они знали, что среди землян есть те, кто сможет помочь подготовиться к борьбе с Жнецами лучше и качественнее. Информация о разведкрейсере "Волга" была полной и четкой - разведка протеан сработала на "отлично". Быстро перекусив, Шепард погасил свет и вошел в спальню, намереваясь встать в семь утра.
   Ровно в восемь пришел Явик и предложил поработать в штабном модуле, специально приспособленном протеанами для экипажа и команды фрегата. Шепард взял укладки с ридерами и следом за протеанином спустился к мобилю. Ехать было недалеко - штабной модуль располагался на окраине поселения возле входа на стоянку челноков и шаттлов.
  
   - Стоянка на Илосе. Часть 3
  
   - Яв, вы обещали...
   - И я сдержу свое обещание. - Явик положил свои укладки, прополоскал пальцы в кювете с проточной водой. - С чего хотите начать?
   - Вы же сами знаете, Яв.
   - Ладно. - Протеанин развернулся к человеку, шагнул к нему и остановился. - Я не буду использовать касание - это не требуется при таком... объеме информации. Вы увидите полную версию всего того, что нам удалось изъять из Архивов Илоса. Я не буду убеждать вас в чрезвычайной полноте - мы все равно не сможем доказать что-либо друг другу окончательно. Но то, что вы увидите... будет слишком ново для землян, для человечества. Мы, протеане, используем технологию присутствия. Я буду рядом, незримо с вами. Вы будете меня слышать, при необходимости видеть. На вас не будут нападать - физически в этом мире вы не присутствуете. Так что защищаться и стрелять вам не придется. Во всем остальном - полное погружение. Вы сможете видеть, слышать, ощущать кожей ветер, чувствовать запахи, в целом считать себя органичной частью происходящего. Аналоги экскурса в виде отдельных частей вы сможете увидеть на многих планетах, где есть протеанские артефакты, форпосты и города, даже остатки. Ваш дар позволит вам подключаться к нашим носителям напрямую, без тактильного контакта. Здесь пройдет несколько часов, там - несколько лет, может быть - несколько десятилетий. Вам не потребуется спать, есть, вы сможете двигаться в любом направлении, делать все, что вам привычно. Я буду советовать вам, как следует вести себя, чтобы... не слишком отличаться от аборигенов. Ваша одежда будет меняться в соответствии с нуждами. Вас не будут узнавать и запоминать. Эта реальность - виртуальная, но она - предельно реальна. И начнем мы с эпохи кроманьонцев. - Явик опустил голову, затем резко вскинул её и перед глазами Шепарда просвистела черная шторка.
  Когда она ушла вниз, вокруг был лес. Шепард ощутил ветер, увидел шевеление листвы, подошел к ближайшему небольшому водоему. Наклонился, чтобы увидеть свое отражение. Вместо привычного подтянутого офицера-спецназовца на него смотрел классический кроманьонец.
  Послышался шелест и капитан вскинул дубину, разворачиваясь. В нескольких десятках метров парил прикрытый прозрачной силовой капсулой протеанин, отдаленно похожий на Явика.
  - Удивлены? - прозвучало в голове. - Можете просто формировать мысли, это будет лучше, а то вслух чего скажете - не поймут.
  - Не слишком.
  - Ясно. - протеанин подлетел ближе, кивнул. - Вон в той стороне - наш форпост в виде пирамиды, замаскированной под холм. - он указал лапой куда-то в сторону просвета в стене деревьев. - А вон там. - лапа указала в другую сторону. - скоро сядет разведчик Жнецов.
  - Будет определять, доросли ли люди до нужного предела?
  - Да. Таких разведчиков было немало. Они контролировали любые заселенные планеты. Ретрансляторы им не нужны, ваш ретранслятор в Солнечной системе уже вморожен, мы позаботились о его незаметности и деактивировали его механизмы. Поскольку эта реальность виртуальная - можете посмотреть за действиями разведки Жнецов и за тем, как отреагировали на их появление предки современного вам человечества. Я буду рядом, но не всегда столь видимым. - усмехнулся Явик. - Именно так мы иногда являлись людям, которые нас... скажем так, особо заинтересовали. Когда насытитесь информацией о Жнецах и их деятельности, возвращайтесь сюда и мы с вами переговорим на многие интересующие вас темы по человечеству и нашему влиянию на него. Это будет долгий разговор, но здесь, - протеанин повертел головой, оглядывая ближайшие окрестности. - нам никто особо не помешает. Вы, Шепард, профессионал, поэтому я не беспокоюсь особо за вашу безопасность.
  - Хорошо. - капитан кивнул и протеанин легко отлетел в своем коконе на несколько десятков метров.
  Непосредственные наблюдения за Жнецами и их разведкой многое пояснили Шепарду. Пришлось стать свидетелем препарирования, пыток, жестокого обращения с мало чего понимающими туземцами. Шелестящий в голове голос Явика давал дополнительные пояснения.
  - И потому мы столь жестоки?
  - В том числе и поэтому. Лишенные стабильных ограничителей вынуждены сами воевать с окружающей средой и её вызовами. Такова плата за свободу и разум.
  - И такое происходило на всех планетах?
  - Жнецы не церемонятся ни с кем. Им важно следовать программе и они её выполняют настолько, насколько могут. Ведь триммеру все равно, какие волосы стричь, какого цвета. Он просто будет их ровнять под определенную длину, выполнять свое предназначение. В этой Жатве человечество Жнецы пощадили.
  - И, полагаю, без вас тоже не обошлось.
  - Не обошлось, Шепард. Нам пришлось немного ограничить скорость и полноту вашего развития, чтобы к моменту Жатвы у вас оставался запас расстояния между вашим достигнутым уровнем и пределом, ведущим к безусловной зачистке вашей человеческой цивилизации.
  - А животный мир?
  - Спектр возможностей, Шепард, спектр возможностей. Безобидные - остаются, опасные и перспективные - уничтожаются или низводятся на низшие ступени совершенства. Жнецы и такое умеют. Понимаю, крайне жестоко и неприемлемо, но это - младенчество человечества. Вы в этот период сами мало что могли и действительно напоминали глину. Даже нам приходилось трудно в определении перспектив вашего дальнейшего возможного развития. А тут еще опасность Жатвы.
  - Экология?
  - Тот же спектр, Шепард. Все, что несет в себе признаки влияния разумных высокоорганизованных существ и не может быть уничтожено живой природой в кратчайшие сроки - уничтожается безусловно и полностью. С остальным разберется природа. Как иногда говорят люди - место пусто не бывает. Природа не терпит пустоты. - прошелестел Явик.
  - Именно поэтому никто из людей не может привести доказательства посещения нашей планеты разумными существами из других миров.
  - Доказательства есть, Шепард. Несмотря на все ухищрения, Жнецы оставляли часть артефактов в неприкосновенности. Ведь человечество было слишком слабо, слишком не дотягивало до предела... Зачем тратить ресурсы на зачистку слабой неразвитой расы? Лучше и эффективнее потратить их на более опасных... соперников. Будете смотреть дальше?
  - Буду. - твердо ответил Шепард.
  В виртуальном мире глубокой древности человечества Шепард провел несколько десятков часов. Явик не солгал - чувство голода не возникло ни разу. Шепард преодолел пешком несколько десятков километров, видел и наблюдал многое из того, за что ученые десятков стран Земли отдали бы ему свои научные степени, звания и оклады. Но сейчас Явик акцентировал внимание только на одном аспекте истории человечества - Жнецы и Протеане. С разведкой Жнецов Шепард встречался еще несколько раз - Явик старался показать капитану спецназа разные методы и способы деятельности Жнецов. Не всегда это было приятное зрелище.
  - Ладно, Яв. С Жнецами и их разведкой - понятно. - умыв лицо водой из ручья, Шепард присел на траву. - Давай теперь о том, как протеане повлияли на людей. Я готов.
  - Жестоко будет.
  - Эволюция всегда жестока. А после жестокости Жнецов...
  - Мы, конечно, не настолько жестоки, но тебе придется посмотреть на то, что представляют собой наши форпосты и лабораторные комплексы. Не удивляйся, протеан там будет предостаточно. Людей самого разного возраста, пола и состояния - тоже. Возвращайся к тому холму, который я тебе показал вначале и просто войди туда, где есть желтый треугольник на траве. Он немного неправильный и после твоего прохода в портал он исчезнет. Но спутать его не получится - он в том месте один. На портал указывает острый угол. Не ошибешься. - протеанин привычно для человека отлетел на несколько десятков метров. - Вечереет. Мы, как обычно, работаем по большей части ночью. Иди. Я буду уже внутри форпоста, встречу и покажу тебе все, о многом расскажу и мои виртуальные коллеги помогут. Сразу скажу - мы старались обходиться малой кровью, но не всегда возможно действовать только на мозги разумного существа. Даже ты - один из немногих, кто выдержит подобный экскурс в историю своей расы, а большинство твоих соплеменников... - Явик махнул лапой в жесте сожаления и вскоре кокон с протеанином внутри растворился среди темнеющих деревьев.
  Найдя указанный протианином треугольник, неярко белевший в потемневшей траве, Шепард сделал несколько шагов и очутился в просторном шлюзе. Открылся люк и через порог шагнул Явик в несколько ином комбинезоне.
  - Пришел. Хорошо. Смотри. Можешь задавать вопросы, веди себя естественно. Это тоже реальная информация из Архивов. Моделирование глубокое, на уровне высокодетализированной реальности.
  Увиденное Шепардом было довольно... обычным. Протеане работали над многочисленными пленниками... подопытными. Шелестящий голос Явика пояснял наблюдаемое, подчеркивая, что жестокость находилась в четких рамках. Сам Шепард далеко не всегда был согласен с таким утверждением, но, как воин и спецназовец, понимал, что иногда для уяснения деталей приходится идти и на такие меры.
  Наконец Явик и Шепард вернулись в шлюз.
  - Отсюда ты можешь вернуться в реальность, Джон. Не удивляйся. Ты очнешься лежа на надувном матрасе. Первый экскурс по большей части ты выдержал, стоя на ногах, но я рассчитывал показать тебе работу протеан с людьми уже на следующие сутки. Ты выразил желание продолжить ознакомление, дополнительный материал у нас был подготовлен и я тебе показал все, что касается людей сейчас, в одно посещение. Прошло восемнадцать часов и сейчас уже вечер, переходящий в ночь. После того как ты очнешься, я буду рядом. Мы сможем поговорить, но я сразу тебе предложу плотно поесть - виртуальные путешествия с подобной детальностью... выматывают. Тем более - первое. Твой организм справился с непривычной нагрузкой прекрасно, но все же впереди у нас еще минимум пять суток таких вот путешествий. Может быть еще удастся выделить двое суток под такие путешествия, не будем загадывать. Готов? Та же шторка и ты увидишь привычную обстановку штабного балка-модуля.
  - Готов. - Шепард утвердительно кивнул. Просвистевшая перед глазами шторка привычно канула вниз и перед глазами капитана появился сероватый потолок модуля. Над ним склонился Явик. Шепард подвигал руками и головой, разминая шею.
  - Ожидал принудительного питания через вену, Джон? - понимающе усмехнулся Явик. - Нет. Это для тебя не нужно. Ты сильный. Для первого раза экскурсия предельная. Но поесть тебе все же надо. Так что вставай. - протеанин помог человеку подняться. - И давай присядем за стол. - он указал на стоявший в углу комнаты столик, уставленный контейнерами с пищей. - Поешь. И съешь все. Сразу скажу, спать тебя после трапезы не потянет... Организму нужно время побыть в реальности. Где-то час, полтора. Мы вполне сможем поговорить. У тебя немало вопросов, которые ты там не задавал, следуя сценарию и обстановке. Хотя ты мог бы задавать любые вопросы - виртуалы не обратили бы на это внимание - узкий канал связи между мной и тобой позволил бы многое обсудить и там. Ладно. Ешь. Для первого раза - ты справился просто восхитительно.
  Поев, Шепард с удивлением ощутил приятную сытость и отсутствие сонливости.
  - Скажи, неужели...
  - Ну, если мы разумные органики, Джон, то наше поведение и наша деятельность во многом будут стандартны. Хотим мы этого или не хотим, будем ли мы принимать какие-то моральные или иные ограничители или не будем, законы эволюции все же сильнее. Как бы ни хотелось нам, органикам, построить царство всеобщей справедливости и благоденствия, нам все равно это царство даже запроектировать не дадут. Переходная форма, что поделаешь.
  - И вы...
  - Нет, Джон. Мы старались не применять к разным расам одни и те же методики. Так что в будущих экскурсах ты неизбежно увидишь другие способы и средства... взаимодействия... Может, чрезмерно жестокие, может - чрезмерно мягкие. Мы тоже не всесильны. И, полагаю, что нам следует ограничиться только основными расами. Если потребуется, в усеченном виде такую информацию я тебе предоставлю и на борту Нормандии. По всем другим расам или дополнительную - по этим. Здесь у меня есть средства поддержки, там придется обходиться носимым комплектом и внутренними возможностями тела и разума с духом.
  - Хорошо. А можно...
  - Можно, Джон. Следующий экскурс будет по азари. А сейчас задавай свои вопросы - немного, нужно будет еще время для ответов - и в час ночи - отбой. Проспишь крепко без сновидений до девяти утра, восьмичасовой сон тебе необходим, а вот сновидения - ни к чему. Мозгу нужно обработать и уложить информацию. Не следует его заставлять активировать собственную систему виртуализации. - усмехнулся протеанин.
  Вопросов у Шепарда было много. Явик отвечал полно, четко и показывал на своем инструментроне и на экранах штабного модуля и картинки и документы, таблицы и схемы. Наконец Шепард откинулся на спинку кресла.
  - Все, Джон. Спокойной ночи. В десять я приду сюда и мы отправимся в древний период расы азари. - Явик встал. Из стены модуля показалась неширокая полка. - Белье - в ящике. Сюда никто входить не будет - все знают, что на время нашего общения это - закрытая территория. Отдыхай. - протеанин вышел и прикрыл за собой крышку люка.
  Спал Шепард действительно без сновидений, отрубившись едва голова коснулась почти плоской подушки. Внутренний будильник разбудил его ровно в девять утра. В десять, успев плотно позавтракать, Шепард уже вставал с кресла, когда вошел Явик.
  - Вижу, готов. - поприветствовав капитана, отметил протеанин. - Сразу предупреждаю, Джон. Ты увидишь многие моменты, которые наглухо закрыты от расы азари. И я очень надеюсь, что ты не будешь обсуждать это ни с кем, кроме Бенезии. Даже с Лиарой пока что их обсуждать не следует. Срок нашего путешествия - двадцать часов. Ты проследишь историю расы от её зарождения до современности. Естественно, многие моменты будут изложены конспективно, предельно сжато, но ты в любой момент сможешь развернуть любой аспект и потребовать уточнений и детализации. Такие возможности у нас есть. И отмечу, что ты увидишь азари без прикрас. Без лакировки и косметики. Увидишь перед собой не только разумных существ, но и чистых, руководствующихся инстинктами и рефлексами животных. Бенезия не стала тебя шокировать, хотя, знаю, ей хотелось показать тебе свой истинный вид. Она это умеет делать, но не стала, видимо, справедливо полагая, что такой эпизод не будет... приемлем. А вот в целостном ряду представлений виртуальной реальности это сможет быть и естественным и необходимым. И хочу тебя также предупредить - азари только кажутся женщинами. Не советую сразу интересоваться деталями процесса размножения. Тем более, что спасая расу от вырождения, мы были вынуждены лишить азари чистых самцов. В вашей земной науке немало аналогичных теорий, обсуждающих и разрабатывающих проблемы необходимости двуполости. Для азари эта проблема отпала, поскольку надо было выбирать - либо уникальная, но однополая раса, способная жить в условиях воздействия высокой концентрации излучения от нуль-элемента, либо раса двуполых мутантов, влекущая довольно жалкое существование. Также отмечу, что грудь у азари не всегда предназначена для выкармливания детенышей. На самом деле среди единой казалось бы расы азари существуют несколько подрас со своими особенностями. Сложности с размножением внутри расы азари вызваны и тем, что в отдаленной перспективе нами, протеанами, прогнозировались периоды, когда размножение за счет контактов по схеме "азари - азари" не будет оцениваться как норма в силу целого ряда обстоятельств. Лиара - как раз чистая азари, рожденная от двух азари и сейчас, в настоящее время раса азари как раз и переживает период, когда размножение по названной схеме не признается нормативным и достаточным для выживания расы в целом. Назвать Лиару "чистокровной азари" - нанести ей серьезнейшее оскорбление. Хотя формально ничего оскорбительного здесь нет. Факт есть факт, остальное - только представление о нем и его содержимом.
  - Интересно. - проговорил Шепард. - Спасибо, что предупредил о многом.
  - Я не заинтересован бросать тебя как кутенка за борт в воду реки на фарватере. - ответил Явик. - и скажу также, что на азари мы влияли очень жестоко. Мне самому многие моменты неприятны до крайности, но это - факты, которые изменить или опровергнуть сейчас невозможно и придется как-то жить с этим. У нас слишком мало времени для организации отпора Жнецам, а после победы, если она, конечно, будет, протеане приложат все усилия, чтобы раса азари стабилизировалась и даже расцвела. Я показываю тебе полный вариант, поскольку ты должен знать об азари слишком многое - это первая раса, сильнейшая раса, на которую Жнецы в этот раз обратят самое пристальное внимание. Вчера, когда мы говорили после экскурса, я давал тебе список рас. Ты его упорядочил?
  - Да, как проснулся, взглянул. - Шепард подал протеанину пластиковый листок.
  - Понятно. - Явик протянул листок через экран своего инструментрона. - Я отправил информацию коллегам Таэлы. Они подготовят экскурсы в том порядке, в каком ты хочешь. Что-ж. После экскурса к азари придется ужаться. Ты заказал пятнадцать рас, у нас уже двое суток с лишним вылетело, считая и сегодняшние восемнадцать часов для азари. Как считаешь, выдержишь усиление и углубление информационного потока? Раза в три-четыре, может быть даже в пять. С учетом возможных ответвлений и углублений в детали.
  - Выдержу. Куда мне деваться.
  - Деться можно, но тогда очень многие пострадают и не выживут. А выжить должны. Готов?
   - Да.
   - Тогда начнем.
   Шторка снова привычно просвистела перед глазами. Шепард видел и ощущал в мельчайших доступных деталях то, как началась эволюция расы азари, как бывшие дельфиноподобные русалки выходили на побережье и углублялись в леса, как осуществлялся отказ от ранее неизменных рыбьих хвостов. Явик в том же образе протеанина в коконе сопровождал человека, давал пояснения и демонстрировал дополнительные картинки и документы.
   Капитан видел, как протеане сопровождают развитие расы азари, вмешиваясь на определенных этапах. Да, многие вмешательства были жестоки. Но одновременно Шепард видел и то, о чем сами азари предпочитали умалчивать - они тоже были хищниками. Сначала - суровыми и быстрыми, изворотливыми властелинами глубин материнского Океана Тессии, затем - властелинами побережья и прибрежных вод, спустя некоторое время - господами над животным миром лесов и любых открытых наземных пространств. Копья, стрелы, камни, яды - все было испробовано азари в борьбе за место среди других живых существ Тессии. Нулевой элемент помог азари сравнительно безболезненно избавиться от рыбьих полурусалочьих хвостов, освоить передвижение на двух ногах, привыкнуть к новому способу размножения. Шепард с интересом наблюдал, как азари, которые сейчас были представлены в понимании людей только женскими особями, образовывали пары, как рождались и воспитывались новые поколения азари - мужчин и женщин. Явик не солгал - эпоха сосуществование азари мужского и женского пола не была длительной. Нулевой элемент оказался беспощаден и протеане, работу которых Шепард видел внутри форпостов, скрытых в холмах и под водой в глубинах Океана Тессии, не смогли ничего противопоставить воздействию этого компонента, которому еще предстояло раскрыть всю свою мощь и силу в отдаленном будущем, стать великой ценностью и желанным ресурсом. Капитан спецназа наблюдал, как, вследствие вырождения самцов, среди единой расы азари выделялись подрасы, обладавшие, как и указал протеанин, целыми комплексами отличий.
   Шепард видел формирование азарийской первоначально единой религии, совершенствование общественной и государственной управленческих структур, присутствовал на собраниях и совещаниях лидеров азари разного уровня - от семьи до расы в целом. Он видел, как начал работать Совет Матриархов, как азари стали сильнейшими дипломатами, к которым относились очень по-разному - кто с восхищением и преклонением, а кто и с опаской и ненавистью. Явик и его коллеги не скрывали ничего, показывали и негативные и позитивные моменты, давая человеку право выбрать, как относиться к предъявляемым фактам и событиям. Шепард стал свидетелем формирования Ордена Юстициаров, появления первых ардат-якши и еще нескольких феноменов расы азари, о которых не было почти никакой информации даже в архивах Разведки Земли.
   Очнувшись, Шепард несколько минут лежал, сфокусировав взгляд на щербинке на потолке модуля. Явик, убедившись, что с человеком в основном все в порядке, ждал.
   - Яв, как вы сумели заснять столь близкие к современности события? Да еще столь детально.
   - У нас есть некоторые технологии, которые очень ограниченно позволяют считывать информацию с ноосферы. На Илосе - мощная установка, способная аккумулировать полученную информацию. - ответил протеанин, помогая человеку встать с надувного матраса и дойти до кресла у стола. - Не считай нас волшебниками, Джон. Все же мы - старшая раса и обязаны быть немного умнее. У вас не менее мощные системы хранения и накопления информации, пусть иные, но тоже мощные. Просто вы ориентированы на меньшую плотность потока и на некоторые другие особенности, не учитывать которые вам не позволяет специфика вашей расы. Азари мы научили снимать информацию с живых существ.
   - Объятия вечности?
   - Да, в разных вариантах. Но ардат-якши были запрограммированы нами как подраса, способная работать с личностным кодом напрямую, с правом трансформации.
  - Опасно.
  - Не более опасно, чем раз за разом становиться пищей для креветок, Шепард. - Явик пододвинул к человеку сосуды. - Поешь. И с ардат-якши и с юстициарами тебе придется встречаться. Именно поэтому Таэла дала добро на выделение стольких ресурсов на формирование таких экскурсов и подбор документов. Мы шерстим архивы, готовим материалы для командования Альянса, командования России, Японии, Китая и Кореи. Адаптированные, конечно, прошедшие многократный контроль и чистку. Мы понимаем, что далеко не все готовы воспринимать все так, как можешь, к примеру, ты. Если я не ошибаюсь, следующие экскурсы - это турианцы и саларианцы с кварианцами?
  - Да, Яв. - Шепард выпил несколько глотков морса. - И увеличь плотность потока еще раза в два.
  - Истощишь себя. Я понимаю, турианцы и саларианцы - члены Совета Цитадели. А вот кварианцы...
  - Через кварианцев, думается, мы должны выйти на синтетиков. Как ни крути, а договариваться придется с гетами. И, предполагаю, геты уже заинтересовались Феросом. Чем их там торианин привлек. Хоть и железки, но разумные. Вряд ли они поймут торианина...
  - Поймут не поймут, но либо он их либо они его использовать смогут. Экспансия железок - обычное явление. И, Джон, подозреваю, что Жнецы быстро поставят гетов под свой контроль. Нам нужно помирить их с кварианцами. И спасти расу кварианцев от угрозы инфицирования... У них иммунная система почти что отсутствует, одно попадание луча или осколка - и можно заказывать кремацию.
  - Цитадель?
  - Так или иначе, но коллеги Таэлы утверждают - на Цитадели есть колония кварианцев. Они там, конечно нон-грата, изгои, отверженные, нежелательные лица, практически - никто. Тем не менее, облавы на них там пока не устраивают и особо не притесняют. Питаются кварианцы вместе с турианцами... особенности организма таковы.
  - Тогда нам действительно надо уплотняться, Явик.
  - Ты себя в гроб раньше времени загонишь, Джон. - ворчливо заметил протеанин. - И кроме тебя вряд ли кто сможет долго выдержать привычные объемы информации. А без их обработки и регулярного получения обновлений и дополнений... вряд ли органики выстоят в противостоянии. Ты же знаешь условие Жатвы - возникновение противоречий между синтетиками и органиками. Хоть это и одно из условий, но все равно, как бы там ни было, его нельзя не учитывать. А Цитадельские сидельцы уже отметились на этой ниве - то ИИ запрещают, то ВИ ограничивают. И использование и разработку.
  - Пытаются остановить прогресс, Явик. Как сказала бы Бенезия - издержки длительности жизни.
  - Во-во. Только вот саларианцы могут измыслить такую пакость, что никаких Жнецов не потребуется. А сами салары живут всего-то сорок лет. Редко когда дольше. Скажи, ты с учетом предстоящей крупной работы на Цитадели так настаиваешь на экскурсах в историю всех рас известного Пространства?
  - И для этого тоже, Яв. Так как насчет уплотнения?
  - Будет тебе уплотнение, уговорил. Таэла скоро молиться на тебя начнет.
  - Тогда давай я немного посплю и продолжим.
  - Ладно. Спишь как обычно, глубоко и без сновидений.
  - А то как же иначе. - Шепард проводил взглядом уходившего протеанина. - Когда завтра?
  - Как обычно, в десять. - кинул Явик, переступая порог комнаты.
  - В десять, так в десять. - проговорил Шепард.
   Работа продолжилась. За пять дней Шепард смог получить полнейшее представление о мельчайших деталях истории и развития двух десятков основных рас Цитадели. Явик, поняв, что человека отговорить от поглощения таких объемов информации не удастся, старался приносить побольше еды и жестко следил за тем, чтобы Шепард не увлекался и не лез в каждую деталь. Стопка ридеров с профильной информацией на столе модуля нарастала, яркие ярлычки с обозначениями рас украшали торцы ридеров, напоминая части разобранной праздничной гирлянды.
   Один день Шепард выделил для знакомства с работой стартового комплекса мини-ретранслятора. В этот раз также не планировалось боевого реального запуска, хотя в остальном все системы проверялись и тестировались по полной программе. Вечером того же дня с фрегата прибыли капитан Андерсон и часть членов экипажа для участия в открытии мемориала памяти. Церемония не заняла много времени и спустя несколько часов Андерсон и его спутники вернулись на борт "Нормандии".
  Предпоследний день Шепард решил посвятить общению с протеанами, благодаря работы которых он столь плотно ознакомился с историей множества рас пространства галактики Млечный Путь. Явик уступил первенство Таэле и та буквально умотала старшего помощника, сумев за сутки показать ряд лабораторий, научных площадок и помещений Архивов, где продолжалась напряженная работа, а также дать возможность Шепарду побывать в жилых городках протеан и на поверхности планеты и в подземных уровнях.
   День отлета на Иллиум приближался. Последние сутки перед возвращением на борт фрегата Шепард посвятил размышлениям и упорядочиванию полученной информации. Гора ридеров перекочевала в укладки, те заняли места в контейнерах и были подготовлены к погрузке на борт челнока. Прибывшие вечером Найлус и Сарен привезли последние новости с борта и пояснили, что Андерсон попросил их помочь с сопровождением столь объемных носителей ценнейшей информации. Таэла и Явик кратко познакомили турианцев с тем, что удалось сделать за декаду. Рано утром следующего дня челнок взял курс к "Нормандии".
  
   - Курс - на Иллиум. Часть 1
  
   Ровно через десять дней Шепард вернулся на борт фрегата и сразу прошел в пилотскую кабину. Джеф наслаждался одиночеством - его сменщик пребывал где-то в недрах корабля. Обменявшись уставными приветствиями, офицеры обсудили события, происшедшие за десять суток и имевшие отношение к состоянию фрегата и навигационной обстановке в системе, где располагался Илос.
   - Капитан дал добро на отлет, сэр. - доложил Моро. - "Клинок" подтверждает активацию ретранслятора в нормальном режиме.
   - Хорошо. - Шепард, оторвавшись от изучения навигационной обстановки на пульте штурмана, встал сзади пилотского кресла. - Полетели. Сколько до Иллиума?
   - Двадцать шесть часов, капитан. Пойдем кружным путем, чтобы не светить подходы к системе. Протеане выдали свои рекомендации, я частично их учел.
   - Ладно. - старший помощник повернулся и вышел из пилотской кабины.
  
  - Капитан, прошу разрешения войти. - Шепард остановился на пороге капитанской каюты.
   - Разрешаю. Присаживайтесь. - Андерсон указал на стоявшее рядом с рабочим капитанским столом свободное кресло. - Умотал вас Явик?
   - Это было необходимо, капитан. - искоса взглянув на входную дверь, Шепард убедился, что она закрылась и обзавелась красным сигналом. - Иначе нам пришлось бы менять график и увеличить продолжительность стоянки. Как минимум. А так... Получил разноплановую информацию, которая позволит избежать многих проблем. Все стандартно, сэр. Старшая Раса, у нее много профильной информации, которая здесь совершенно неизвестна, мы, представители человечества - возмутители спокойствия. Нам и нужно знать больше.
   - Моро отвел на полет к Иллиуму больше суток?
   - Да, капитан. - Шепард кивнул. - Двадцать шесть часов - минимум. Далеко не всем следует знать, где теперь главная база протеан. Явик и так рискует, сопровождая нас. Я знаю, он очень нужен там, на Илосе.
   - Вы убеждены в том, что следует контактировать с экипажем и командованием "Волги"?
   - Да, капитан. Явик сумел достать достаточно много документов, которые убедили меня в этом в достаточной мере. Плотные контакты с имперским разведкрейсером нам нужны. Если нас, все человечество собрались списать в утиль невзирая на принадлежность к разным государствам и надгосударственным системам... То, забыв на время о различиях, объединив усилия, мы сможем эффективнее противостоять реализации этого намерения. С прицелом на победу в противостоянии, сэр.
   - Я поддержу вас, Джон. - сказал Андерсон, давая понять старшему помощнику о готовности к общению по неслужебному протоколу. - Альянс - еще не все человечество.
   - Хорошо, Дэвид. - немного помедлив, ответил Шепард. - Если разрешите, я к вам позже зайду. Возможно, с Явиком. У нас есть предложения по двум ближайшим операциям и по кораблю.
   - Хорошо. - капитан Андерсон жестом отпустил своего старшего помощника.
   Отстояв вахту у Звездной Карты, Шепард направился в пост связи в корме корабля. Оглядевшись по сторонам, он достал ридер и сверился с набросками и перечнем изменений. Консоль дальней космической связи, кресла, расставленные по окружности. Свободное пространство. Слишком большое и постоянно пустующее. Да, изменения нужны. Нужна лаборатория, нужен арсенал, нужны служебные помещения. Пустое пространство становится непозволительной роскошью.
   Взмахом руки приказав автоматике погасить свет, Шепард вышел из поста связи, кивнул дежурному полисмену у входа в боевой центр корабля, прошел к медотсеку.
   - Разрешите, доктор?
   - Проходите, Джон, присаживайтесь. - Чаквас привычно крутнулась в кресле, встала, внимательным, сканирующим взглядом окидывая вошедшего старпома. - Как, несомненно, уже сказал Дэвид, Явик вас действительно вымотал. Это заметно.
   - Не сомневаюсь, доктор. - Шепард присел в кресло, помолчал, пока врач займет свое. - Нам нужно было сократить время на уяснение многих деталей. Без прямой... перекачки информации ... это сделать было бы очень трудно. Времени сейчас на раскачку... мало. Протеане ознакомили меня со многими документами, содержание которых наглухо закрыто для почти всего человечества и большинства из рас Пространства Цитадели.
   - Вижу, вы заинтересовались командиром "Волги", Джон.
   - Да. Пока что ставшие известными мне документы не дают оснований опасаться сверх обычной меры. Заинтересовался. Это правда. Капитан первого ранга Стрельцова Светлана Васильевна. - довольно неодозначная и глубокая личность. Не все в ней мне понятно и открыто, но, думаю, избегать контакта не следует. Нам нужна поддержка России, её космофлота и специалистов в самых разных областях. И вполне можно начать с контактов с командиром "Волги" и её коллегами. Разведкрейсер - это шанс, возможность.
   - Могу облегчить вам задачу. Вы же знаете, я летала на многих кораблях и работала во многих медцентрах Земли и колоний. Так что с капитаном Селезневой, Аллой Кирилловной, главой медслужбы крейсера я знакома достаточно хорошо. Мы поддерживаем связь, переписываемся.
   - И...
   - Вот вам кристаллик с дополнительной информацией. Что то вроде заметок по поводу, но Алла, как врач, отвечающий за экипаж, копает глубоко. Вам будет интересно. - врач корабля пододвинула таблетку к Шепарду. Тот подхватил кругляш и спрятал в карман. - Не уточняю вслух ничего. Там все изложено и показано. Остальное вы додумаете и решите сами. Уверена.
   - Один вопрос, доктор... Бенезия...
   - Все десять дней она плотно контролировала Лиару, как и обещала. Не скажу, что проблемы не возникали, но в основном была стабильная обстановка. Бенезия старалась не переходить рамки привычного для нас, людей. А мы не препятствовали ей в её... общении с Лиарой. Так, как она хотела и могла.
   - И что ждет Лиару на Иллиуме?
   - Монастырь. С уклоном в трудотерапию. Ненадолго, но за это время монахини прочистят Лиаре мозги и направят на путь истинный. Жестко, но эффективно.
   - А Бенезия?
   - Детали она сама вам скажет, полагаю, а в основном ей действительно придется жить скромно и решать много проблем и вопросов. Но единственное, что я могу сказать совершенно точно - она свернет горы, но добьется активации расы азари для организации противодействия Жнецам. Матриарх такого уровня сможет это сделать. Уверена. И противодействовать ей после того, что ей пришлось пережить... смогут немногие. Очень и очень немногие. Полагаю, Джон, мы получили первого эффективного инорасового резидента, способного действенно помочь организовать Сопротивление внутри очень сильной и очень неоднозначной расы. Бенезия сможет на многое теперь повлиять более эффективно и успешно. Даже, думается, сильно повлиять на нынешнюю советницу на Цитадели, хотя даже среди азари считается, что повлиять на эту советницу... чрезвычайно сложно. А Бенезия, насколько я смогла понять, будет стараться повлиять не только на советницу, но и на её аппарат, на свиту. Какой бы ни была королева, её силу и направленность часто определяет свита. А нам поддержка свиты сейчас на Цитадели очень пригодится. Одно дело - центральная планета расы, другое - планета специально предназначенная для достаточно вольных внешних контактов, включая черный рынок, а третье - Цитадель с Советниками. Если Бенезии удастся такое... мы получим ресурсы и возможности, о которых сейчас даже сложно помыслить. И выиграем время, употребив его на решение проблем в других направлениях подготовки к столкновению с Жнецами. Что немаловажно.
   - Согласен.
   - Полагаю, Джон, вам следует переговорить с Бенезией. Не удивляйтесь, матриарх... изменилась. В поведении. Она... плотно и, я бы сказала, жестоко, контролирует свою дочь. В остальном - она совершенно прежняя. Та, которую вы спасли, та, которую вы хорошо знаете.
   - Если она считает это необходимым - пусть делает. Лиара - её дочь и, при всей образованности и формальной и фактической, она еще ребенок. Власть матери здесь - абсолютна. - Шепард встал. - Спасибо, Карин.
   - Приходите. Напою вас чаем. Тем самым, травяным. У меня есть еще кое какие рецепты. Вам надо восстановиться. Такое многополосное воздействие... Требует компенсации. И не забывайте о тренировках. Илос остался позади и вам следует набрать форму перед Феросом. Иллиум... думается, проблем не составит, но что нас там может ждать... кто знает...
   - Слушаюсь, доктор. - Шепард отвесил учтивый поклон и вышел из медотсека.
   Дверь салона, занимаемого обеими азари, светилась ярким красным глазом замочного сенсора. Едва Шепард приблизился, полотно ушло в сторону. Старпом успел заметить опускающуюся бронестворку, закрывающую огромный иллюминатор и Лиару, сидевшую за столом, погруженную в изучение информации из нескольких разложенных перед ней ридеров. Старшая Т Сони в несколько быстрых шагов преодолела расстояние до двери и вышла из салона. Дверь, тихо прошелестев по направляющим, перекрыла проем.
   - Здравствуйте, Джон.
   - Здравствуйте, Бенезия. - Шепард учтиво поклонился. Бенезия легким кивком ответила на приветствие, сохраняя всегдашнюю горделивую осанку и спокойное выражение лица:
   - Рада вас видеть. Давайте пройдемся по кораблю. - Азари поймала вопросительный взгляд человека и добавила. - Она будет заниматься нужным и полезным делом. У нас... есть такие технологии... воспитания. Будет сидеть и работать. Не отвлекаясь на пустяки и мелочи, на любопытство и ничегонеделание. А у нас с вами есть необходимость пообщаться. Я должна пояснить вам многое, вижу и ощущаю, у вас немало вопросов.
   - Вообще-то да, Бенезия.
   - Если кратко - Бена. А то я чувствую себя совершенной старухой. Азари, вообще-то философски относятся к смерти... В определенном смысле по достижении семисотлетнего рубежа... большинство из нас осознает неизбежность своего... ухода достаточно остро и глубоко. Поэтому мы спокойно относимся ко всему, что связано с угасанием. И скажу вам сразу - у нас есть и те, кто прожил пять, шесть и даже восемь тысяч лет. Мне приходилось с ними общаться. И в силу возраста, и в силу статуса и в силу знакомства и родственных связей. Полагаю, вас Явик фундаментально просветил по проблематике азари?
   - Да.
   - Понимаю. Не слишком приятная информация. Явно не туристического формата. Предполагаю, он был с вами...
   - Предельно откровенен и открыт. Ни в чем не было отказа. Не возникало ощущения канализированности выдачи информации. Не было предупреждений об обмане... Такие картинки... не лгут, Бена.
   - Даже странно такое слышать, Джон. Явик - воин и вдруг...
   - Он неоднократно указывал, что всю информацию собрала для него Таэла и её коллеги. Он - только передающее звено, имеющее право на дополнение. Я склонен ему поверить. Во многом.
   - И как вам... полная версия истории нашей расы, её начальных периодов?
   - Сложное ощущение. Я подозреваю, что эволюция органических разумных... имеет общий центр управления и влияния, но в отношении человечества... это выглядит несколько по-иному. А в отношении вашей расы, Бена... Это настолько концентрированная трансформация...
   - Может, потому нам и подарили наши... мучители... столь длительное долголетие... В качестве, как вы люди, часто выражаетесь, утешительного приза.
   - Как бы там ни было...
   - Знаете, Джон, насколько иногда устаешь автоматически менять психоматрицу маскировки и держать зону восприятия в полной готовности...
   - Догадываюсь, но понимаю, что полного представления у меня об этом нет и, скорее всего - не будет. У людей внешний вид один, зато ролей и положений - сотни. Мы не всегда можем предсказать успех или неуспех для каждого отдельного субъекта... Разнообразно, но тоже утомляет.
   - Ладно. Чтобы не уходить в дебри, давайте вернемся к основным вопросам. Вас удивило то, что я отправляю дочь в монастырь?
   - Немного. Я ведь понимаю, что монастырь ваш и монастырь наш... это все же разные... пространства. Но как место для труда и размышлений - монастырь вполне подходит.
   - Во многом вы правы, Джон. Лиаре нужно многое понять как можно быстрее. И мне будет спокойнее выполнять свою часть задачи, если я буду знать, что моя дочь... под контролем и занята работой, а не ничегонеделанием и ничегонедуманием. Полагаю, Явик просветил вас о том, кто отец Лиары?
   - Мятежный матриарх. Да, Явик много говорил о ней. И показал некоторые документы и видеоматериалы.
   - Этита... на Иллиуме. По моим данным она получила от Совета Матриархов... полномочия проследить за Лиарой. Мягко и незаметно. Монастырь и настоятельница с помощницами - одно, а внешний контроль и надзор - другое. Сейчас Этита работает барменом, для матриарха это... несколько экзотично, но - в пределах допустимой нормы. Считается, что посе пятисотлетнего рубежа... азари вполне может полностью отвечать за свои поступки. Тем более - на Иллиуме, где все... намного свободнее и менее заформализовано, чем на Тессии и остальных, близких к статусу материнских, планетах Азарийского пространства. Этита любит находиться в обществе и любит работать для общества, обладает... нестандартными взглядами на очень многие вопросы и проблемы и умеет вести за собой вне религиозных догматов. Хотя для азари... религия имеет достаточно специфическое значение и, на мой взгляд, тесно связана со светской жизнью. Гораздо теснее, чем у других рас. Кстати, полагаю также, что Явик намекнул или рассказал вам о сверхмаяке на Тессии?
   - Да. И не только об этом сверхмаяке. Но и о двух других. В том числе том, что на Иллиуме.
   - Ясно. - Бенезия кивнула, поймав брошенный искоса взгляд старпома. - Что-ж. Рано или поздно об этом узнают... очень многие. Маяки действительно набиты ценнейшей информацией. Явик и Таэла с помощниками... правы. Правы они и тогда, когда обвиняют нас в преступной медлительности... Придется мне заняться этими хранилищами информации. Надо будет пошерстить процедуру допуска и усилить работу по изучению хранимых в Маяках данных. Полагаю, Джон, у нас с вами будет время и возможность увидеться и пообщаться рядом с одним из этих маяков. И лучше это будет сделать на Тессии. Подозреваю, что Жнецы сразу ударят по материнским планетам сильнейших рас. На Иллиум они вряд ли обратят много внимания, а вот Тессия... Её Маяк придется... как вы выражаетесь... потрошить в первую очередь. Вывезти такую махину будет... проблематично. - она зажгла инструментрон и показала Шепарду несколько изображений. - Это - храм Атаме. Маяк, - она сменила картинку, показав изображение, запечатлевшее внутреннее убранство храма. - расположен внутри статуи. Он... стандартного размера, такой же, как на Иден-Прайм... Но здесь... есть то, о чем немногие догадываются. В сам храм просто попасть. Относительно просто. С недавних пор он закрыт Завесой, ключ от которой имеет военный уровень шифрования. Но в те помещения, которые расположены в пределах бронекапсулы фундамента храма... попасть очень и очень сложно, а именно там расположены накопители маяка, хранящие основной массив информации. То, что находится в самом маяке... это очень продвинутый ВИ, защищающий информацию от несанкционированного изъятия и чтения. Разделить маяк и бронекапсулу - означает сделать невозможным любой доступ к информации. Там... сложная система сопряжения. Вполне возможно, что маяк и бронекапсула сами соединятся, если им дать такую возможность. По понятным причинам разделять их практически за сотни лет никто не рисковал. Но кое какую предупреждающую информацию ВИ маяка нам уже передал на этот счет. Что охладило некоторые... горячечные головы.
   - Другие маяки...
   - Они такие же, только их бронекапсулы имеют другую форму. Где - куб, а где - цистерна.
   - Бена, как вы полагаете, в чем причина столь... слабого ознакомления с информацией?
   - Могу высказать только свое мнение... Причина комплексная и свести все воедино достаточно сложно - очень много труднопреодолимых противоречий, требующих выхода за рамки стандартных схем мышления. Постараюсь быть краткой, ибо нет возможности много и долго говорить на эту тему. На мой взляд долгая жизнь... не способствует стремлению к осуществлению или к участию в осуществлении постоянных разноплановых изменений. Осуждать протеан... можно, я лично - не берусь. Азари были... запрограммированы как дипломаты, способные стабилизировать ситуации, грозящие взрывом в большинстве случаев... Но нас также считают опасными, поскольку мы предпочитаем действовать завуалированно. При некоторых обстоятельствах наш способ размножения способен привести к демографическому взрыву и тогда раса азари сможет затопить количественно, а в некоторых случаях - и качественно... многие... более слабые расы. В чем бы их слабость ни выражалась. Мы, азари, тоже слабы, поскольку допустили две проблемы. Имя первой - ардат-якши, имя второй - юстициары. Обе проблемы... если их в ближайшее время не скомпенсировать информацией из маяков... способны уничтожить нашу расу... задолго до того, как Пространство и планеты азари будут атакованы Жнецами.
   - Наверное, не только информацией из маяков.
   - Вы правы, Джон. Не только. Но и работой, которую придется провести, используя эту информацию.
   - Ардат-Якши и юстициары. И с кого следует начать?
   - С юстициаров, Джон. Они... охраняют наши законы, но имеют слишком жесткий кодекс. И, как мне представляется, при всей позитивности своего влияния... они проблемны. Я не слишком задумывалась об этом раньше, но сейчас вижу, что юстициары - аналог Спектров. Где-то лучше, где-то хуже, но - аналог. И в свете этого знания и видения... ясно, что ваши мысли о едином центре, управляющем эволюцией органической разумной жизнью... не лишены очень серьезных и разноплановых оснований.
   - Эволюция?
   - Слишком глобально, Джон. Слишком глобально. Это даже выходит за пределы нашей Галактики, которую, как вам легко докажет Этита, даже азари с турианцами изучили едва ли на сорок-сорок пять процентов. Даже если счесть нашу галактику определенного рода песочницей, в которой некая высшая сила проводит длиннейший ряд разноплановых экспериментов, для чего порождает расы, миры, системы и определяет взаимодействие и взаимосвязи между ними...
   - Тогда...
   - В древних текстах допротеанского периода я встречала такое понятие, как "Темный Космос". Мир, где царствует абсолютное зло, непостижимое для нас, находящихся, условно говоря, на Грани между Добром и Злом.
   - В некоторых религиях наш с вами реальный мир...
   - Считается Чистилищем... Знаю, Джон. Читала. Многое пришлось читать, когда вы десять суток на Илосе пропадали. В основном читала о земных религиях и культах... То, что мне ближе. Этита... Она будет читать другое. О политиках, государственных и общественных деятелях, подвижниках в самых разных областях. Понимаю, вы хотите спросить, а что тогда будет читать Лиара... Не знаю, Джон. Если я и считаюсь религиозным лидером, а Этита - общественным лидером нашей расы, то сейчас... перед лицом такой опасности... Я не знаю, что будет читать наша... единственная дочь. С одной стороны мне было понятно её... увлечение протеанами... но я с, как вы, люди, иногда говорите, высоты своего возраста, понимала, что протеане - это увлечение молодости. А сейчас понимаю, что это - её величайшее на сегодняшний день разочарование. Явик и другие протеане... оказались совершенно не такими, какими Лиара рисовала их в своих статьях и заметках. Теория в очередной раз грубо разошлась с практикой и не выдержала проверку. Таэла... попросила одну из своих коллег подготовить для Лиары комплект материалов по протеанам... Но, боюсь, здесь Таэла пошла на очень серьезные ограничения. Как командир корабля и нынешний верховный лидер выживших протеан, она понимает, что Лиара... вынуждена будет начать с чистого листа все свои исследования о протеанах. У нас, как у долгоживущей расы, очень долгая и цепкая память. И, боюсь, Лиаре еще не раз припомнят её юношеский максимализм, несовместимый со стандартом настоящего ученого.
   - Теоретические стандарты...
   - Знаю, Шепард. Они очень живучи. И им следовать легче, чем практическим стандартам, требующим собственных усилий на свой собственный страх и риск. Таэла дала Лиаре немного информации, но я ощущаю, что она... как протеанка, как женщина, понимает, что вряд ли Лиара вернется к протеанской тематике. Боюсь, эта страница для Лиары уже медленно, но верно закрывается.
   - А если действительно загрузить Лиару... информацией. Не о протеанах, а о том, что такое органическая жизнь в нашей Галактике, что такое взаимоотношения между расами нашей галактики. Дать ей возможность самой командовать определенными потоками информации, получать вознаграждение за поиск и компоновку самых разных сведений?
   - Информационный посредник? - с заинтересованностью в голосе Бенезия взглянула в глаза старшего помощника. - У нас на Иллиуме таких много. Вряд ли Лиара...
   - Но все равно ведь её диплом университета и диплом доктора археологии... аннулированы в части права на самостоятельную работу. Никто не сочтет её необразованной, но в этих областях ей не доверят ничего, кроме самой черновой, тыловой работы. А сейчас нам нужны будут три маяка вашей Расы. Все три. И информация из всех трех маяков. И кому как не Лиаре, видевшей протеан живьем...
   - На Цитадели Явика видели многие. Послы, советники, охрана, зеваки. - уточнила Бенезия. Шепард кивнул, соглашаясь:
   - И пусть. Но у вас в границах вашего Азарийского Пространства Лиара будет едва ли не единственной, кто с учетом новых знаний о протеанах сможет организовать и даже возглавить работу по изучению информации Маяков. Протеане - древняя раса, имперская раса, объединившая под собой сотни миров. Её могущество сейчас трудно даже представить, но и так ясно, что опыт протеан не может уйти просто так.
   - Вы увлеклись, Джон. В той или иной степени каждая раса несет в себе имперские черты. И даже имперские предпосылки. Мы - раса, изломанная протеанами. Наш конечный вид и даже наше конечное назначение...
   - Бена... Если мы...
   - Да, да, знаю. Если мы будем каждый раз сваливать вину на протеан за все наши азарийские глупости всех размеров и цветов - легче утопиться всей расой в океанах материнских планет.
   - Топиться - не надо, хотя...
   - Азари во многом - раса, вышедшая из воды Океанов. Даже у протеан не хватило технологий, чтобы навсегда избавить нас от тяги к воде, несмотря на всю защиту от влияния Нулевого элемента. Другое дело, что наш истинный внешний вид... малоприятен. Мы - как донные рыбы из глубин ваших земных океанов. Телом мы ужасные, отвратные внутри.
   - Исказили первоисточник. - отметил Шепард.
   - Знаю. У нас не больше пяти лет. Думаю, меньше. На года два. Значит - не больше трех. Информационное посредничество для Лиары... с её любознательностью и стремлением разложить все по полочкам... хороший вариант. Только у нас в Галактике есть некая личность, которая уже имеет немалый, а подчас - и критически большой вес именно в сфере информационного посредничества.
   - Серый Посредник?
   - Вас можно похвалить, Шепард.
   - Не меня. Нашу разведку Альянса. Хотя мне почему-то кажется, что у российской имперской разведки сведения об этом субъекте будут точнее и полнее.
   - Для начала у нас - у большинства представителей большинства рас Пространства Галактики Млечный Путь - есть немало доказательств того, что данная личность - сильнейший информационный брокер, способный мастерски удерживаться на Грани и не служить ни одной из многочисленных конкурирующих сторон в монопольном или сколько-нибудь длительном исключительном или приоритетном режиме. И у меня нет никаких сомнений в том, что это - не представитель расы азари.
   - Интересно.
   - Скучно, Джон. Скучно до невозможности. Во-первых, он - хищник, причем хищник сильный, значительный по размерам. Сохранивший первобытный запас жестокости, изворотливости и звериности. Во-вторых, он с потрясающей скоростью учится новым технологиям, причем всем, до каких может дотянуться. Что указывает на его непринадлежность к основным расам - те достаточно стандартны и их маркеры возможностей... стабильны. В-третьих, он - хоть и одиночка, но на самом деле - не одинок. И умеет себя поставить в очень сложных условиях... правильно и оптимально. Я также полагаю, что он, этот Серый Посредник, не принадлежит также к расам турианцев и саларианцев. Несколько большая вероятность существует для его принадлежности к расам Среднего Уровня, но еще большая - к расам, которые часто определяются как Неприсоединившиеся.
   - Разведка Матриархата?
   - Мы, хоть и можем показаться глупыми, но такие вещи обычно отслеживаем четко. - не стала отрицать очевидное Бенезия. - Даже нашей разведке Спецназа Азари не удалось получить больше информации. Действия Серого Посредника специфичны, но слишком многоплановы, чтобы четко отнести его самого к определенной расе из числа известных в любой мере.
   - Даже к вымершей?
   - Протеане... до недавнего времени тоже считались вымершими, Шепард. Нет. Серый Посредник не относится к представителям условно вымерших рас. В свете последних событий... я вообще склонна подвергать сомнению категоричность отнесения расы к разряду вымерших. А Серый Посредник... Максимум - неприсоединившиеся. Но это явно не кварианцы. Я бы поставила на ягов... - видя промелькнувшее на лице старшего помощника недоумение, Бенезия открыла большой экран инструментрона и показала человеку несколько текстов и изображений. - Да, это именно та раса. Официально она находится в глубоком карантине за убийство контактеров Совета. Полезли советовцы куда не следует, не проведя полную дистанционную разведку. Были убиты и теперь формально планета находится в Карантине. Там несколько крейсеров - эта раса овладела орбитальными и ближнекосмическими полетами. Приходится ограничивать их прыть. Но это - явные хищники. И явные акселераты, с ужасающей скоростью осваивающие самые передовые технологии. Они уже очень быстро и сравнительно давно поняли, что главное - не промышленность и сельское хозяйство - они у них на планете слишком ограничены в возможностях развития из-за стремления к сохранению окружающей среды в неизменном виде, а информация. Ну, конечно, среди них много воинов и идут постоянные стычки за лидерство, тем не менее то, что информация - это власть, яги поняли сразу, быстро и глубоко. Формально есть уверенность в том, что планету никто из аборигенов не покидал... но я не могу гарантировать того, что не нашлась какая-то горячая голова, способная прорваться сквозь оцепление спутников, совершить посадку и выкрасть одного или нескольких представителей этой достаточно неоднозначной и крайне интересной расы. Вот только сомневаюсь в том, что яги способны смириться с подчиненной ролью вне окружения из соплеменников. Они - хищники и достаточно развиты даже для одиночного противостояния.
   - А были ли сведения или указания на то, что Серый Посредник... изменился. Достаточно серьезно для того, чтобы...
   - Произошла "смена караула"? Есть. Серый Посредник обладает развитой агентурной сетью в большинстве обитаемых миров. Платит щедро и вовремя, агенты никогда его не видели вживую, он присылает только файлы с текстами и изображениями, а также общается только через голосовую связь. Техники Разведки Матриархата убеждены, что голос Серого Посредника проходит десятки фильтров, отследить картинку изменений очень трудно - она меняется слишком серьезно и непредсказуемо. Но в целом агенты имеют ряд признаков, по которым сразу отличают вызовы Посредника от всех других и любых вызовов. По некоторым данным Посредник имеет также свою мини-армию. У нас в Разведке Матриархата есть эксперты, которые указывают, что эта мини-армия разделена на две части. Первая охраняет резиденцию Посредника, а вторая - базируется в другом месте и служит Армией быстрого реагирования. Но и её солдаты и офицеры... никогда не видели Серого Посредника вживую. Только слышали. И, как утверждают техники, сумевшие достать немногочисленные записи у погибших бойцов, голос Посредника также изменен очень сильно, что крайне затрудняет идентификацию. Эти электронные переводчики. При всем их несовершенстве, они... удобны. Но вот когда следует найти говорившего, тупость электронных мозгов этих толмачей... Способна довести до бешенства. Эксперты указывают, что голос сформирован естественным путем, он не является искусственным. А дальше - сплошные разночтения.
   - Полагаете...
   - Джон, наши трудовые монастыри имеют очень древнюю и длительную историю. И если с другими расами мы, азари, работали слишком мало, охраняя многие свои домашние секреты, то уж со своими мы работали слишком глубоко и разнопланово, в чем, конечно, значительная заслуга протеан, сумевших покопаться в азари... очень фундаментально. В том монастыре, куда будет отправлена Лиара, её ждет не только умственный, но и физический труд. Впрочем, ей, как археологу, он в новинку и в особую тягость не будет. В основном влияние будет воспитательное и образовательное. Но - сильное и глубокое.
   - Срок?
   - Это будет ясно после прохождения Лиарой адаптационного периода. За ней... понаблюдают, её... исследуют. Все это время она будет находиться в почти полной изоляции. Надо будет - организуют "капсулу молчания". Для меня самое главное - что она будет под контролем и будет занята полезным и нужным делом под должным руководством. В некоторой степени возможно также влияние со стороны наших специалистов по... тонкой настройке.
   - Жестко.
   - Ничего удивительного. Я много и долго говорила по связи о Лиаре с Этитой, сама многое вспомнила, связалась с врачами, у которых наблюдалась Лиара с рождения и до недавнего времени. Получила ряд документов и заключений. При всем богатстве выбора... махать пистолетами перед вооруженными воинами... На Лиару это слишком непохоже. Она, конечно, стремится заниматься протеанами даже видя, насколько они отличаются от теоретического идеала... Вряд ли протеанам нужен такой контактер, как Лиара. Я знаю, Шепард, Явик вас выбрал на роль основного контактера за ваши... уникальные способности. И вы с протеанами быстрее, полнее и лучше найдете общий язык чем Лиара. Она должна понять, что теперь ей придется сменить направление деятельности и, думается, информационный поиск, анализ, компоновка - то, что будет нужно.
   - При желании...
   - Да пусть ищет. Пусть ищет информацию о протеанах, свидетельства, факты, артефакты. Что угодно. Я же прекрасно понимаю, что её скорость работы не идет ни в какое сравнение с той, которая доступна и протеанам, и вам, Джон. Там, где она отработает десять процентов массива за единицу времени, вы за более короткое время отработаете двести процентов. И сможете обезопасить себя от излишнего любопытства Лиары. И от совершенно понятного для азари-подростка стремления заработать немало кредитов за счет сенсационной информации... Да, я не тешу себя иллюзиями, разумное органическое существо стремится к лучшей жизни. А информация такого рода будет цениться очень дорого. Жнецы, думается, уже осведомлены о возрождении протеан, о том, что эта раса не была уничтожена полностью. Полагаю также, что специально дочисткой они заниматься не будут. Если скоро - общая Жатва, то нет никакого смысла устраивать локальный Апокалипсис. Ведь и Назара мог спокойно зачистить Галактику от протеанских маяков. И как бы мы тогда узнали о протеанах или об угрозе новой Жатвы? Оказались бы перед фактом.
   - Возможно. Давайте вернемся к ардат-якши...
   - Подозреваете, что в монастыре с Лиарой будут работать и такие специалисты? Вы правы, Джон. При всей нашей искореженности, мы учимся и стремимся использовать открывшиеся и открывающиеся возможности. И совершенно не считаем, что ардат-якши подлежат немедленному уничтожению, едва только заявят о себе, как об укладывающихся в определенный сигнальный стандарт. Да, мне известно о том, что это сильнейшие телепаты. Да, мне известно, что они могут работать с личностью органического разумного существа очень свободно и профессионально. Если это - еще одна часть нашего азарийского сообщества, то мы еще хоть что-то стоим. Даже турианцы не настолько однородны, как может показаться на первый взгляд, а уж азари отличаться... при внимательном, конечно, рассмотрении... - просто обязательно, иначе мы просто остановимся в развитии. Так что ардат-якши бывают разные. Есть среди них те, которых следует уничтожать... хотя бы просто потому, что это - смерть для большинства разумных органиков, в какие бы изолирующие скафандры с броней они не рядились, а еще потому, что мы и так... слишком изломанная раса, чтобы допускать к себе повышенное внимание еще и в аспекте формирования представления о нас, как о расе убийц разума и личности. Спящие гены есть спящие гены, но не только эти гены способствуют появлению ардат-якши. Мягкие, условно говоря, "мирные ардат" способны творить чудеса. Конечно, это только для внутреннего, сугубо домашнего, азарийского употребления. Но кто и когда смог провести четкую границу между миром и войной? Вот и мирные ардат-якши могут быть очень опасны, а боевые ардат-якши могут быть весьма спокойными и не всегда нести смерть и разрушение. Для Лиары, полагаю, услуги ардат потребуются в самой минимальной степени, чтобы только не слишком продлевать пребывание в монастыре под изоляцией. И, как мне представляется, не потребуется слишком жестоких методик для осуществления коррекции.
   - Прямо пластилин какой-то.
   - Увы, да, Джон. Мы отчаянно пытаемся сохранить форму, стабильность, определенность. А на самом деле... Разум не нуждается в физическом теле, личность - тоже. Какой смысл устанавливать многословные законы, если мы не знаем точно, что будет завтра или через минуту? Есть, конечно, потребность в законах, но, увы, мы за сотни лет не продвинулись слишком далеко по пути их совершенствования и по пути их развития. И юстициары также, как наши основные и сильнейшие стражи законов, также не избежали проблем.
   - Биотика?
   - Да. Когда-то, совсем недавно, когда я еще не была занята проблемой Сарена, я еще могла считать, что биотика является спасением для азари. На молодость списывать не буду, не ждите. Мне это как-то не свойственно. Теперь я думаю, что биотика... исключительная опора на нее... без быстрого, многопланового развития... может похоронить нашу расу, уничтожить её надежнее и скорее, чем это будут способны сделать любые Жнецы. Не знаю, почему, но именно появление людей помогло мне и еще... некоторым азари... нет, не моей дочери, другим азари... понять, что опора на биотику, преклонение перед ней, перед её возможностями... блокирует в известной степени переход к правильному, нормативному, безопасному, называйте как хотите... пониманию сути ардат-якши. Мы, азари, от любого партнера способны породить только азари... Это нам... удобно, выгодно, безопасно - по любому критерию. Но указывает ли это на то, что мы... готовы работать не с физической, а с духовной сферой? Не знаю. Слишком все это неоднозначно. Ясно только то, что на биотику слепо опираться больше нельзя.
   - Займетесь переходом к массовой физподготовке? - Шепард улыбнулся одними губами. Бенезия поддержала его мягкой и краткоживущей на её лице улыбкой.
   - Возможно. Мы чрезвычайно быстро и глубоко уверовали в силу биотики. А она слишком зависит от физического и физиологического совершенства тела. И вот с телами у нас... проблемы. Мы слишком много энергии тратим на автоподдержку представления, привычного для других рас. И визуального, и тактильного. Да, мы способны обходиться без касаний, обниманий, хотя и понимаем, что другим расам.. это может быть необходимо и более привычно, чем нам. Но может быть, мы сумеем достичь большего, если позаботимся о своей физической сущности и приучим другие расы к тому, что у нас тоже есть единственное тело, вид которого пусть и непривычен, может даже отвратен,... но обычен. Не знаю как сказать. Для меня самой это слишком ново. Может, когда мы немного приучим другие расы к нашему истинному виду, к тому, что этот вид больше не будет меняться... нам удастся сэкономленную энергию бросить и на коррекцию своего физического внешнего вида и на усовершенствование психосферы. Наделали вы, люди, шороху.
   - Что поделать... У нас, как видите, нет тысячи лет жизни в запасе. Мы-то твердо знаем, насколько стандартна обычная человеческая жизнь. Вот и пытаемся её разнообразить постоянно, залезая во все щели и проявляя свое неуемное любопытство и стремление все подчинить своим интересам... если получится, конечно. - ответил Шепард. - А юстициары?
   - Рыцари закона азари. Для любой азари это - как Спектр. Первоклассный воин, мастер биотики, психолог, знаток обычаев, традиций, морали. Самая лучшая защита и самая сильная часть армии азари. Спецназ азари силен, это известно. Десантницы-азари - профессионалы, что не нуждается в дополнительных доказательствах. Наемницы-азари также высоко ценятся. Но юстициары... Это слишком разноплановые воины. Их не так много, но их полномочия уникальны. Как бы мы ни хотели загнать все сообщество азари в жесткие рамки, нам нужны те, кто способен действовать вне этих рамок. С с высокой гарантией получения требуемого результата. И, полагаю, что именно с них надо будет начинать программу трансформации отношения азари к биотике.
   - Намекаете...
   - Ну я же не вчера родилась, Джон. Протеане не смогли бы эффективно и результативно работать с древними азари, если бы не имели средств отключать их биотику быстро и надежно. Известно об океанических протеанских станциях, о прибрежных исследовательских форпостах, о скальных лабораторных комплексах. Но везде в большинстве своем нуль-элемент, а он для азари означает обязательность биотики. Впереди у нас противник, которому миллионы лет практики уничтожения и усмирения и у которого будут, обязательно будут средства нейтрализации, перед которыми "выключатели биотики" протеан - детские игрушки. Нам действительно нужно готовиться и придется готовиться слишком серьезно. Сказать по правде, Джон, я рада, что вы... не предлагаете мне остаться на борту, передав дочь в монастырь. При всем том, что она не слишком послушна и слишком... проблемна... я понимаю, что теперь мне нужно быть если не рядом с ней, то... неподалеку от нее. Пятьдесят лет без нее... оказались слишком высокой ценой... Теперь я это хорошо понимаю.
   - Давайте договоримся о связи?
   - Хорошо, Джон. - Бенезия перекинула на старпомовский инструментрон коды доступа и номера контактов, приняла на свой инструментрон ответные коды и номера от Шепарда. - Я пойду, надо готовиться к началу жизни на Иллиуме.
   - Ладно. Если что - приходите.
   - Возможно, Шепард, возможно. Сколько бы ни было впереди времени - мы всегда найдем время друг для друга. - азари повернулась и быстрыми шагами направилась к лестничному переходу. Провожая взглядом её статную фигуру, Шепард думал, что его коллеги правы - первый резидент уже приступила к выполнению своих обязанностей задолго до того, как фрегат пришвартуется к причалам Иллиума.
   - Явик, я освободился. - старший помощник склонился к наплечному спикеру. У нас есть необходимость обсудить с капитаном две ближайшие операции.
   - Хорошо. - прострекотал тихий голос протеанина. - Джон, идите к капитану, я приду немного позже. На несколько минут. Прополощу пальцы...
   - Хорошо. - Шепард дождался сигнала отбоя связи по каналу и, кивнув вахтенному офицеру у Звездной Карты, направился к капитанской каюте.
   - Капитан...
   - Заходите, Джон. Вижу, Явик за вами следом идет. - Андерсон встал, приветствуя входившего следом за старшим помощником протеанина. - Присаживайтесь. Начнем обсуждение операций. - Командир корабля взглянул на сенсор двери, обзаведшийся красным сигналом.
   - Курс - на Иллиум. Часть 2
  
  Итак, коллеги, у нас впереди Ферос и Цитадель. - сказал Андерсон. - Иллиум - простой заход с недлительной стоянкой. Здесь проблем не будет. Затем корабль идет на Ферос, оттуда - возвращается к Илосу, чтобы встретиться с разведкрейсером "Волга". После встречи с командованием разведкрейсера - Цитадель. Предполагается, что экипаж разведкрейсера обеспечит прикрытие действий нашего экипажа на Цитадели, не показываясь на глаза цитаделевцам. Назару подключать не будем.
  - Его участие не потребуется, капитан. - сказал Явик. - При необходимости в служебные помещения под башней Цитадели будут переброшены два десятка моих воинов. Это будет сделано с использованием памятника ретранслятору, но без его видимой активации. Вместе с воинами могут быть переброшены до десятка специалистов, способных разобраться с системами станции и с другими "узкими" проблемами. Но, предполагаю, что и меня одного хватит с избытком. - протеанин хищно оскалился. - Мы подняли из Архивов Илоса всю информацию по Цитадели вплоть до той, которая относится к моменту потери власти над Цитаделью при нашествии Жнецов. Есть и более новая информация вплоть до недавнего времени, снятая Маяками, но она уже отрабатывалась нашими аналитиками и в чистом виде не использовалась.
  - Воспользуемся этим, если потребуется. - согласно кивнул Андерсон. - Хорошо, Явик. Будем последовательны. Бенезия проинформировала меня, что для нас уже зарезервирован причал в карантинной зоне гражданского космопорта Иллиума. Прямо на причал прибудет флайер из монастыря. Для Лиары на этом флайере прислан эскорт из шести служительниц монастыря с младшим иерархом во главе. Бенезия проинформировала меня о том, что она попрощается с дочерью на причале и сразу же на наемном флайере улетит к себе на квартиру. Багаж матриарха будет доставлен туда же грузовым флайером - его немного. Я уже распорядился - вахтенные помогут Бенезии и обеспечат её охрану до момента отлета. Как только Бенезия отбудет, мы стартуем и выходим на курс к Феросу.
  - Данные подготовлены, капитан. - откликнулся Моро, внимательно слушавший разговор в капитанской каюте. - Резервные варианты просчитаны и готовы к использованию.
  - Хорошо. При подходе к Феросу мы в пассивном режиме включим часть наших разведсистем. Нам в первую очередь нужно определить местонахождение торианина и подходы к нему. Предполагаю, что это разумное растение распространило свою, условно говоря, корневую систему по всей планете и вполне способно получать самую разноплановую информацию даже о ближнем космосе. Поэтому мы учтем сопутствующие проблемы и задействуем соответствующие возможности нашего корабля. Не называя ситуацию на Феросе слишком сложной, все же следует признать, что простыми методами её решить невозможно. На планете есть колонисты из числа землян. Их немного, но они уже находятся... под воздействием торианина, стремящегося использовать людей в своих собственных интересах. О сложностях известно и в основном офисе корпорации, которая является основным поставщиком колонистов на планету, хотя эта информация тщательно скрывается службой внутренней безопасности корпорации. Предполагаю также, что о вредоносности торианина топ-менеджерам корпорации было известно заранее, тем не менее колонистов не поставили об этом в известность. Я попросил наших специалистов по радиоэлектронной борьбе прошерстить соответствующие базы данных и выяснилось, что колонисты сами поняли, насколько ситуация неоднозначна. Тем не менее, корпорация в своих пресс-релизах продолжает отрицать опасность посещения планеты новыми отрядами колонистов. К счастью, этим бравурным речам далеко не все потенциальные колонисты верят. По последним сведениям корпорация "Экзо-Гени" уже испытывает определенные трудности с наймом новых колонистов, желающих поработать в составе исследовательских отрядов на этой планете. Значительная часть этих трудностей, как свидетельствуют данные, извлеченные нашими специалистами по радиоэлектронной борьбе из баз данных корпорации, связана с вредоносностью воздействия торианина на психику и физическое состояние людей. Есть обрывочные, тщательно зашифрованные и задвинутые в самые дальние "углы" данные, что часть колонистов он обращает в неких ползунов. Коммерсанты, закономерно опасаясь за прибыль и имидж, не хотят вмешивать в это дело контрольные органы Земли и в первую очередь - Альянса. Нам с вами придется учесть факт негативного воздействия торианина на землян и добиться, чтобы это существо прекратило любые попытки использования разумных существ в своих целях. Кроме того, Ферос - это планета с богатейшими протеанскими артефактами, поэтому Явик, как представитель цивилизации-владельца, сам будет решать все вопросы с руководством "Экзо-Гени" по поводу правомерности доступа корпоратов на башни и использования иных протеанских построек и ресурсов для осуществления исследовательской и другой деятельности. Есть также данные, что торианином интересуются геты, осуществляющие очередной этап своей экспансии в этом районе Галактики. Сомневаюсь, что колонисты и их, по большей части непрофессиональная охрана в состоянии сколько нибудь эффективно защититься от машин с искусственным интеллектом, поэтому придется быстро выяснить, как нам общаться с этими машинами и как заставить их потерять интерес к Феросу. Не исключено, что геты интересуются торианином с целью получения очередной полной версии информации о прошлом Галактики. Это - мыслящие машины и для них получение новой информации - высший приоритет. Такие организмы, как Торианин - обычно слишком долгоживущие и являются кладезями ценнейших сведений. Не исключено также, что торианин обладает Шифром, позволяющим свободно читать протеанские маяки и иные протеанские носители информации. Следует ограничить это существо в возможности передачи этого шифра другим разумным существам без получения индивидуального согласия на то Явика или иного представителя протеанской цивилизации.
  - Если потребуется, "Клинок" через временно перенастроенный стандартный ретранслятор перебросит на Ферос достаточный отряд воинов и специалистов для организации постоянной базы. - процедил Явик. - Это разумное растение будет серьезно ограничено в своей свободе и быстро забудет о безнаказанности. Потребуется - мы его выпотрошим физически и ментально и уничтожим.
  - Так или иначе Ферос относится к планетам, обладающим развитой совокупностью протеанских артефактов. Советники Цитадели это знают и, вероятнее всего, не будут препятствовать Явику и его коллегам в деле возвращения власти над соответствующими территориями, постройками и иными ценностями. Тем не менее, ориентироваться только на советников нельзя - есть и другие организации и отдельные разумные, которые, имея собственные интересы, будут стараться помешать. Для того, чтобы обеспечить беспрепятственность, следующая часть нашей работы будет посвящена Цитадели. - уточнил Андерсон.
  - При необходимости придется отложить встречу с командованием и экипажем "Волги", капитан. - сказал Шепард. - И сразу после Фероса вылететь на Цитадель. "Экзо - Гени" с момента нашего появления на Феросе может поднять сильный шум, несмотря на то, что, нейтрализовав торианина, мы обеспечим компании возможность спокойной колонизации этой планеты в разрешенных протеанами районах. И этот шум достигнет Советников и иных заинтересованных разумных на станции раньше, чем мы сможем добраться до Илоса или пройти половину пути до Цитадели. Не сказал бы, что это - сверхбогатая компания, но шумиху в цитадельских средствах массовой информации она может поднять сильную. Учитывая соответствующие возможности станции, информация уйдет в Экстранет и ловить её копии будет, мягко говоря, проблематично. А поскольку журналистам только дай жареную информацию, извращений будет... Звуковые излучатели и экраны разбросаны по всей станции, они есть во всех лифтах. Электронные переводчики делают адаптированные тексты и видеоряды в кратчайшие сроки. Несколько часов сильнейшего интереса к происходящему на Феросе нам гарантированы, но вот направлен этот интерес будет в ненужную для нас сторону.
  - Прибудем - разберемся и наведем порядок. - сказал Явик. Пусть шумят и возмущаются. На Цитадели каждую минуту что-то происходит. Туда приходит объемная информация о происходящем в основной части Пространства Цитадели. Информационные подразделения станции не будут ломать сетку оповещения ради уделения приоритетного внимания проблемам какой то земной "Экзо-Гени". Кому бы она ни принадлежала. Таких компаний слишком много и всех их в сетку вещания не втиснешь, даже учитывая рекламные каналы и специальные каналы для коммерсантов.
  - - Нам нужно еще запланировать работу с Хранителями. - отметил Андерсон. - Это теперь их станция и они знают о ней больше всех представителей любых рас вместе взятых.
  - Придется также получить информацию о том, что сумел сделать "Цербер". На Цитадели эту информацию можно получить из нескольких источников. Вряд ли мы получим всю, но все же часть информации получить следует. - дополнил старший помощник.
  - Шепард, вы в курсе, что к "Церберу" относятся неоднозначно? - спросил командир корабля.
  - Да, сэр. Если даже на Земле отношение к этой организации не отличается единообразием, то для Цитадели это вообще очень темная система. Тем не менее, учитывая новизну человечества для старых рас пространства Цитадели, к "Церберу" пока относятся по меньшей мере нейтрально. Нет данных, что её сотрудников или имущество подвергают каким либо санкциям.
  - И к какому варианту действий вы склоняетесь? Я к тому, что скорее всего вам придется ориентировать Советников и администрацию Цитадели. - Андерсон сделал несколько пометок в своем инструментроне.
  - Эту организацию следует разрушить, сэр. Я знаю, что её поддерживают в Альянсе очень многие влиятельные люди, но сейчас уже ясно: "Цербер" вышел за пределы чисто прочеловеческой организации. Он превращается во врага землян.
  - И как вы предполагаете её рушить? Применительно к нашей работе на станции. - спросил командир корабля.
  - Последовательно и быстро, сэр. При необходимости - распараллеливая работу. Учтя необходимость ограничения свободы деятельности "Цербера" на Цитадели, надо заменить высшее руководство Службы Безопасности Станции. И начать, конечно же, следует с директора Паллена. Заменить этого чиновника надо на кого-то более вменяемого. - ответил Шепард.
  - Кстати, этот Гаррус Вакариан... Полагаю, нам следует пригласить Найлуса и Сарена, коллеги. Без них мы не сможем спланировать эту часть работы должным образом. - сказал командир фрегата.
  - Да, сэр. - Шепард кивнул. Явик в знак согласия прикрыл на мгновение все четыре глаза веками и повернул голову к входу в каюту.
  Андерсон набрал на клавиатуре своего рабочего стола недлинный код и откинулся на спинку кресла, о чем-то задумавшись. Ждать пришлось недолго.
  - Разрешите, капитан? - оба турианца возникли на пороге быстро и бесшумно.
  - Проходите, присаживайтесь. - Андерсон, дождавшись закрытия двери, продолжил. - Мы как раз обсуждаем вопрос о смене руководства СБЦ Цитадели. Поскольку большинство сотрудников там составляют турианцы, мы не можем обойтись без вашего участия, Спектры.
  - Охотно. - сказал Сарен, устраиваясь поудобнее и включая свой инструментрон. - Гаррус Вакариан - один из лучших снайперов Иерархии, профессиональный следователь. - турианец вывел изображение со своего инструментрона на экраны капитанской каюты, открыв также несколько дополнительных окон с текстами. - Если бы условия оставались прежними, я бы сказал, что Гаррус... может быть возмутителем спокойствия, так как не слишком уважает даже рамочные требования к служащим и офицерам СБЦ, не любит зацикливаться на скрупулезном исполнении процедур. Это могло бы привести к тому, что Вакариана либо заставили бы вернуться в рамки, либо уволили бы из рядов СБЦ по... любому из удобных оснований. В детали подобных действий я не вдаюсь, поскольку сейчас Вакариан может быть лучше Паллена. Обстановка, ситуация, меняются слишком быстро, чтобы такие руководители, как Паллен, привыкшие к высокой стабильности ситуации и малоизменяющейся обстановке, сохраняли полноту и эффективность управления столь большой структурой.
  - И чего нам следует ожидать? - спросил Явик.
  - Прежде всего - повышенного внимания к Цитадели со стороны "Цербера". - ответил Найлус. - На станции хранится вся информация, оперативно и регулярно добываемая и обновляемая самыми разными структурами, имеющими выход на просторы Галактики и дающая в своей совокупности самое полное представление о различных аспектах жизнедеятельности в исследованной части Галактики. Эта земная организация должна хорошо шифроваться, а в наших условиях такая шифровка возможна только посредством строительства новых космостанций и подземных планетных баз на самых отдаленных планетах и в самых малоизученных районах космоса. Учитывая, что человечество сравнительно недавно вошло в состав рас Цитадели, можно предположить, что подобное вхождение дало толчок исследованиям "Цербера", направленным на преодоление глубинных ограничений, заложенных в саму человеческую расу. Иными словами, "Цербер", перестав быть прочеловеческой организацией, может "качнуться" в другую крайность и стать катализатором, обеспечивающим преобразование человечества во что-то другое.
  - Учитывая, что мы не имеем права предаваться ложным надеждам и ничегонеделанию, - вступил в обсуждение Сарен. - следует отметить, что предстоящее противостояние разумных органических рас с Жнецами для "Цербера" - позитивный фактор. До вторжения осталось не больше трех-пяти лет и уже сейчас "Цербер" имеет в самых разных районах нашей галактики несколько десятков космостанций, существующих под различными легендами, а на самых разных планетах и небесных телах меньшего калибра отмечена активная деятельность инженерных подразделений "Цербера", обустраивающих в большинстве своем подземные базы. Есть, конечно и наземные, но подземных - большинство. "Цербер" активно использует для своих нужд заброшенные базы наемников, пиратов, работорговцев, заброшенные поселки вымерших рас, словом все, что может позволить этой организации сохранить значительную часть маскировки и безвестности. Известны отдельные случаи противостояния войск Цербера с прежними владельцами и пользователями этих мест обитания. Разведка Иерархии и разведка Спектров докладывают, что есть вероятность использования технологий Жнецов для подчинения значительной части человечества интересам и потребностям "Цербера". "Цербер" прекрасно понимает, что столь разноликое человечество ему, как структуре, круто изменившей вектор своей направленности, в принципе чуждо. Разведка Спектров докладывает также, что в структурах "Цербера" работают люди, не являющиеся стандартными. Их можно назвать мутантами, хотя и это - слишком слабое и поверхностно-точное определение. Можно также утверждать, что "Цербер" активно привлекает на свою сторону людей, для которых стандартные гуманистические принципы и ограничители, действующие в рамках человечества, не являются определяющими. А такие люди есть на всех уровнях - от самых высших до самых низших.
  - Проще говоря, "Цербер" пытается выжить, выслуживаясь перед Жнецами. - внешне безэмоционально подытожил командир корабля.
  - И поэтому нам следует решить, как будем поступать с "церберовцами". В том, что они часто бывают на Цитадели у меня нет никаких сомнений. В первую очередь это касается высокопоставленных церберовцев. - ответил Сарен.
  - Пока что Паллен считается с официальной точкой зрения, согласно которой "Цербер" - вполне добропорядочная организация землян. - сказал Найлус, отметив согласный кивок Шепарда.
  - А если посмотреть вариант индоктринации? - спросил Явик. - У нас на определенном этапе войны именно индоктринация позволила Жнецам существенно ослаблять протеанскую оборону и добиваться успехов в противостоянии с имперскими силами, не говоря уже о столкновениях с подчиненными расами.
  - Разведка Альянса имеет сведения о том, что руководство "Цербера" и в первую очередь - некто, упорно именующий себя Призраком, а на самом деле являющийся Джеком Харпером, уже индоктринированы до предела. - сказал Андерсон. - Из чего можно заключить, опуская детали, что эта организация при определенных условиях станет либо троянским конем, либо черным ходом, либо ножом в спину человечества. Вопрос стоит так. Будем тратить время и силы для того, чтобы их давить? Попутный вопрос - не является ли существование и деятельность данной организации провокацией, имеющей целью отвлечение ресурсов человечества на что-то недостойное повышенного внимания и высоких расходов? Предлагаю подумать.
  В каюте на несколько минут воцарилось молчание. Турианцы, протеанин и люди перебирали на своих инструментронах различные изображения, среди которых попадались карты, схемы, таблицы.
  - Вопрос можно поставить и так - как нам нейтрализовать "Цербер". - сказал Шепард. - Даже в такой организации не все настроены однозначно против человечества.
  - Предлагаете таки бросить на это дело ресурсы? - спросил Явик. - А кто и чем будет платить, если не сработает?
  - Не вступая в дискуссию, - ответил старпом, - скажу, что мы еще больше заплатим, если не решим эту проблему. Но начинать размахивать руками, ножами и огнестрелом на Цитадели и грести за решетку или пачками отправлять к праотцам всех "церберовцев", пока еще шастающих по станции в своих вызывающе белочерножелтых форменках с "кристаллами" на всех мыслимых местах - не следует. Надо действовать умно и разнонаправленно. - он включил несколько настенных экранов со своего инструментрона. - Вот мои предложения по основным направлениям работы. Предлагаю обдумать и впоследствии на очередных совещаниях обсудить детали планируемых мер по противодействию "Церберу". В том, что это противодействие затянется до момента вторжения Жнецов у меня лично нет никаких сомнений.
  - Согласен. - сказал Андерсон. - Скопируйте себе информацию, представленную капитаном и переходим к другим вопросам и проблемам нашей будущей работы.
  Пока присутствовавшие на совещании знакомились с представленными материалами, частично скопировав их в свои инструментроны, Шепард молчал, перебирая на своем инструментроне подготовленные материалы по другим направлениям работы на Цитадели.
   - А кроме "Цербера" на что следует еще обратить внимание? - спросил Явик. - Я к тому, что СБЦ может, конечно, похватать и посадить за решетку "сливки" из числа представителей Цербера, пребывающих на Цитадели в полной уверенности в своей безопасности и даже безнаказанности. Не говоря уже о том, чтобы арестовывать и изолировать функционеров этой организации, прибывающих на станцию или пытающихся вылететь с нее - в том числе на кораблях, несущих на бортах символику и иные идентификаторы "Цербера". Как выяснила наша разведка, на Цитадели полно представителей рас, у которых существуют сложные проблемы, приближающиеся по степени своей важности к чисто человеческой "церберовской". А часто и превышающие эту степень.
  - Например? - заинтересованно вопросил Найлус.
  - Например кроганы. Уже десятки лет, больше тысячи лет они терпят очень ощутимые лишения из-за воздействия генофага, созданного саларианцами. Когда нормально рожает одна самка из тысячи... любая раса стоит на пороге... исчезновения. - ответил протеанин. - Нашей расе в силу обстоятельств... это очень хорошо... знакомо. Вне деталей, конечно.
  - Рахнийские войны... - произнес Найлус.
  - Если учесть то, что турианцы тоже отметились... - в тон соплеменнику заметил Сарен. - И учесть то, что кроганы - единственная раса, оказавшаяся способной поставить рахни на место...
  - Искусственно выведенная раса, прошедшая ускоренное совершенствование в целях эффективного противостояния со столь сильным врагом, коим были рахни... - Найлус копался в своем инструментоне и по нему было видно, что находимая информация не доставляет ему ни удовольствия, ни радости.
  - Раса, которую оказалось невозможно загнать в искусственные рамки. - сказал Сарен. - сделать тупыми исполнителями единственной достаточно кратковременной по галактическим меркам функции.
  - Хорошо. - ответил Андерсон. - Что можно порекомендовать? Что следует сделать? Если мы берем Цитадель под свое влияние, мы должны иметь ответы хотя бы на основные вопросы.А вопрос кроганов - именно из таких.
  - Кроганы нам нужны будут для успешного противостояния с Жнецами. - сказал Явик. - Таэла и её коллеги рекомендуют добиться от саларианцев скорейшей вакцинации кроганов и снятия влияния генофага.
  - Ага. А эти ящеры в нормальных условиях всегда плодятся с ужасающей скоростью. Нам придется дарить им целые звездные системы с достаточным количеством планет. - сказал Сарен. - Именно плодовитость позволила кроганам восполнять эффективно потери в своих войсках в ходе войн с рахни. Нам, турианцам, приходилось прибегать к очень мощным средствам, чтобы хоть как то держать кроганов в повиновении.
  - Чем-то все равно придется жертвовать. - сказал Шепард. - полностью оптимальных путей не бывает.
  - Так что, будем заставлять саларианцев?... - спросил Найлус, принявший на себя роль чуть глуповатого и потому сомневающегося и переспрашивающего участника совещания,.
  - Полагаю, будем. - сказал Шепард.
  - Боюсь, нам придется вести сложные переговоры с кроганами, - вдруг произнес Явик, изучающим взглядом всех четырех глаз вперившись в Сарена. - Мне сказать или вы скажете?
  - Если уж почти все присутствующие - Спектры, то придется сказать мне. - отозвался Сарен. - Дело в том, что на планетах Кроганской демилитаризованной Зоны турианцами в древности были установлены мощные бомбы, способные расколоть планеты и тем самым гарантировать уничтожение основных баз кроганов. Полагаю, что теперь об этих бомбах знают многие разумные, если уж Явик об этом узнал с помощью своих коллег. - И нам придется иметь этот факт в виду, добиваясь от кроганов согласия на участие в противостоянии с Жнецами.
  - Эта раса не будет покорно идти под лучи креветок. - заметил Шепард. - Не тот у нее настрой. Это - воины, причем профессиональные. А на Цитадель обычно попадают очень немногие, по рангу - не ниже Мастера Войны. Но предательства кроганы не потерпят - это совершенно очевидно. Сейчас кроганы почти что не живут на Тучанке - своей основной материнской планете. По понятным причинам, среди которых основной является влияние генофага, кроганы стремятся уйти в Большой космос при малейшей возможности. Они очень часто предоставляют свои услуги телохранителей, боевиков, просто воинов тем, кто может заплатить и тем, кто в состоянии накормить столь объемного ящера. Живут они долго и за свою долгую жизнь в большинстве случаев становятся профессионалами. Преимущественно в военной области. Врачей, а также ученых, а также техников среди кроганов мало и эти специалисты почти никогда не покидают Тучанку и другие планеты Кроганской Демилитаризованной Зоны, условно относимые к материнским для этой расы. Через них мы можем выйти на руководство саларианцев - так или иначе с этими... учеными придется иметь дело и лучше будет, если мы постараемся заставить саларианцев решить кроганскую проблему.
  - Разведка Иерархии указывает, что у саларианцев - полно замаскированных научных баз на малоизвестных планетах. - уточнил Сарен. - и, по некоторым данным, в качестве подопытных на этих базах выступают представители очень многих рас. Известны случаи захвата турианцев обоего пола. Есть подозрения, что неуемные исследователи занялись похищением и изучением людей. Есть и сведения еще более важные: на нескольких базах саларианцы держат в плену в качестве рабов или подопытных представителей рас, относимых к категории "неприсоединившихся". Поскольку нам нужны все расы, чтобы организовать эффективное сопротивление Жнецам, придется надавить на саларианцев и заставить их дать доступ к этим пленникам и подопытным, а также способствовать их освобождению и возврату на материнские планеты. Естественно, с соответствующей компенсацией любого приемлемго рода, вида и размера. Об извинениях я не говорю - их саларианцы будут вынуждены принести по взаимоприемлемому протоколу, но вряд ли это будет хоть сколько нибудь положительно отмечено пострадавшими и их соплеменниками.
  - Саларианцы могут быстро измыслить немало пакостей для Жнецов, что для нас будет очень ценно. - сказал Андерсон. - И потенциал саларианцев, как ученых и исследователей, способных много и быстро, а также предельно эффективно работать - нам потребуется в самой полной мере. Но вы правы, решать проблему пленников и подопытных также придется. Она связана с проблемой кроганов.
  - Учтем также, что кроганы сами не прекращают попытки найти вакцину против генофага и, думается, в этом им помогают представители тех же саларианцев. - сказал Найлус. - Но вот руководство саларианцев, в том числе советники и советницы - действующие и вышедшие в отставку, а также представители саларианской элиты - это проблема. Они упрямо держатся прежних, ныне устаревших взглядов.
  - Саларианская далатресса - та еще штучка. - сказал Сарен. - Тем не менее, с саларами придется договариваться даже с применением силы. Никто не забыл, что обычно является стартовой точкой Жатвы?
  - Противоречие между органической и неорганической формами жизни. - ответил Найлус под согласные кивки присутствующих. - А единственные, кто в пределах нашего Цикла хорошо знаком с глубинами проблематики синтетических рас - кварианцы.
  - Оказавшиеся неспособными понять свое детище. - прошелестел Явик.
  - Если я правильно помню краткий курс протеанской истории, - сказал Сарен, - вам, протеанам, пришлось взрывать солнце системы, где располагались материнские планеты расы синтетов, с которыми вам пришлось долго и, кстати, далеко не всегда успешно воевать.
  - Соответствует действительности. Ваша информация и ваше понимание её - точны. - согласился протеанин. - Тем не менее, для кварианцев не было необходимости прибегать к столь радикальным и затратным мерам. Насколько я сумел понять из изученных мной материалов, геты просто выперли кварианцев с Ранноха, довольно быстро отказались от преследования и уничтожения кораблей беглецов. Геты не стали развязывать войну на уничтожение кварианцев во всех мыслимых уголках Галактики и вернулись к решению своих гетских проблем, исключив для кварианцев возможность возвращения на материнскую планету. В силу скорости и фундаментальности... самого процесса панического бегства... кварианцы оказались не готовы к постоянному существованию в изолированных пространствах старых космокораблей.
  - Обычно считается, что уже раньше на Раннохе существовали проблемы с экологией. Ведь в нормативных условиях раса не ударяется в массовую штамповку механических слуг. Какими бы продвинутыми эти слуги ни были, раса разумных органических существ на своей собственной планете предпочитает заниматься большинством дел собственными силами. - сказал Найлус. - Естественно, фольклор, традиции, обычаи - это все сохранилось, кварианцы могут верить в то, что они остались прежними, как сказали бы люди, белыми и пушистыми, безгрешными и чистыми. На самом же деле корни проблем кварианцев как всегда было есть и будет - в них самих. Геты приступили к экспансии, за триста лет кварианцы от расы, имевшей посольство и чудесные перспективы на Цитадели и в её пространстве, превратились в персон нон-грата, беглецов, хронических мигрантов и изгоев. Раннох гетов не особо интересует - все же это - раса синтетиков, до предела утилитарная и не зацикливающаяся на красотах. Геты строят вариант Сферы Дайсона, планируя замкнуться в этой сфере, от которой вести свою экспансию в другие районы нашей Галактики. Кварианцы же, собравшие большой флот, численность которого колеблется по разным оценкам от сотен тысяч до десятков тысяч кораблей, вынуждены четвертую сотню лет пытаться найти для себя приемлемые условия существования. К сожалению, в силу биологических особенностей, для кварианцев не все миры доступны и оптимальны. Проще говоря, таких миров почти что и нет. Но кварианцы упорно пытаются найти такие миры. И только в самом крайнем случае кварианцы готовы вложить небогатые имеющиеся ресурсы в приспособление миров под свои нужды. С каждым годом эти ресурсы тают и кварианцы, понимая это, рыщут по Галактике, стремясь найти наиболее близкий по своим естественным условиям мир, не требующий полного приспособления. Если раньше это было сравнительно беспроблемно - геты сидели на Раннохе и переживали свое детство и раннюю юность достаточно пассивно, то теперь, с развертыванием строительства Сферы, геты перешли к активному изучению окружающей среды.
  - А учитывая то, что искусственные интеллекты потрясающе быстро фильтруют информацию, они не будут заморачиваться с изысканием причин противостояния с органиками. - сказал Сарен. - Им прекрасно известно, что совокупность нынешних рас не знает Галактику сколько- нибудь хорошо.
  - Знать всю Галактику совершенно не нужно. - сказал Явик. - Особенно, если не знаешь в совершенстве то, что является твоей материнской средой обитания.
  - Я к тому, что геты на самом деле не пойдут на конфронтацию с органиками сами по себе и по собственной инициативе. - уточнил Сарен. - Мы, органики, сами захотим конфронтации с разумными машинами. Потому что не можем, не умеем, да в большинстве случаев и не хотим поступать по-иному. Машина обычно четко представляет, что ей надо, а вот органик... Трудно себе представить, что привычный дверной замок обладает собственным "я" и свободен в своих действиях гораздо больше, чем пристало простому запирающему и охранному устройству. Назара, к примеру, использует гетов, поскольку это - машины.
  - Он использовал и меня. - мрачно заметил Сарен. - И я бы не сказал, что я получил от процесса этого использования удовольствие.
  - Сами геты по данным исследований, проведенных нашими учеными. - в разговор снова включился Явик, что-то пролиставший на своем инструментроне. - тоже не представляют собой однородную массу штампованных механизмов с развитыми мозгами.
  - Имеем синтетическую расу. - хмыкнул Сарен.
  - Главное, чтобы эта синтетическая раса не поимела нас органиков, всех вместе взятых. А то Жнецам и напрягаться не надо будет, уничтожая всех, кто не сможет доказать, что он - синтетик. - сказал Явик.
  - Давайте определимся. Иден-Прайм доказал, что геты приступили к активной экспансии. - уточнил Андерсон. - столь далеко от Вуали их не видели уже очень давно.
  - Не хотели видеть. - не удержался Найлус.
  - Возможно. - подтвердил командир корабля. Геты, как мы знаем точно, установили контакт с Назарой. Следовательно, о гетах Жнецам уже известно очень многое - обязанность разведки с Назары никто не снимал. С учетом происшедшего на Иден Прайм ясно, что для гетов ликвидация, разрушение или повреждение их материальных носителей не является критически опасным явлением. Они представляют собой сетевой программный разум. Как бы мы ни отрицали очевидное, для гетов Назара и его корабль более близки, чем мы, условно чистые органики.
  - С учетом имплантатов - не совсем чистые. - Найлус покопался в инструментроне.
  - В Галактике мало что может считаться абсолютно чистым. - прошелестел Явик. - Единства не будет, если допустить много слишком чистого.
  - Тем не менее, - продолжил Андерсон, - геты не замыкаются в своих интересах на полусинтетиках. Даже столь экзотичных, как Назара и его разумный корабль. Гетов очень интересуют и органики.
  - По данным разведки, а также по протоколам официального... общения с имевшими контакты с официальными структурами пространства Цитатели кварианцами... противостояние гетов и кварианцев разгорелось после того, как одна из гетских платформ милым голосом задала близстоявшему органическому кварианцу вопрос "Есть ли у данной гетской платформы душа". Оправившись от изумления и вспомнив, что вообще-то слуга и раб не должны самостоятельно делать запросы, кварианец расценил подобный вопрос гета как свидетельство резко возросшей опасности. А потом быстро выяснилось, что скачок сознательности гетов имеет сетевую основу. И кварианцы поняли, что породили монстра, ограничить которого они, как зажравшиеся и обленившиеся органики, просто не в состоянии. Никоим образом. Признать существование души у гетов, считавшихся до этого элементарными механическими слугами - значило признать, что появилась новая разумная раса. К такому повороту событий органики-кварианцы были не просто не готовы - это противоречило всем фундаментальным установкам. Попытка же уничтожить гетов сначала простым обесточиванием платформ, а затем и использованием оружия для разрушения гетских платформ успеха закономерно не имела. Данные сохранившихся и доступных протоколов свидетельствуют, что многие кварианцы в ходе Утренней войны быстро поняли одну важную вещь: если бы геты захотели, то раса кварианцев была бы стерта с лица Галактики в кратчайшие сроки. - Явик проговорил все это ровным, лишенным даже намека на эмоции, голосом.
  - Что автоматически означало бы начало Жатвы. - сказал Сарен. - На триста лет раньше. И Жнецы бы не церемонились. Выполнение основной предпосылки. Для машины - достаточная причина для активации. Для разумной гигантской машины - тем более.
  - Жнецы никогда не церемонились. - уточнил Найлус.
  - По большей части - да. - согласился Явик. - Могу засвидетельствовать - функцию зачистки Галактики Млечный Путь от органической высокоуровневой жизни Жнецы раз за разом выполняли со всей точностью и полнотой, на которую только были способны столь неоднозначные машины. Тем не менее, ясно, что противостояние с гетами для нас сейчас - шаг к самоубийству.
  - Что предлагаете? - спросил Андерсон.
  - Геты выполняют задачу экспансии в тех районах, которые органики к настоящему времени либо пока не достигли, либо не изучили в силу банальной лени и недостатка ресурсов. Тем не менее, геты не избегают и населенных миров. - Явик вывел на настенные экраны несколько звездных карт разной степени детальности. - Вопрос может стоять так: геты станут доминирующей расой в галактике. За короткое время. Даже без прямого военного или иного вооруженного противостояния с синтетиками. Наши исследователи утверждают, что на это у гетов может уйти не больше полусотни лет. С учетом того, что это - не спящие, не устающие и практически вечные машины, обладающие сетевым искусственным интеллектом, предполагаю, что однородной толпы мы не получим. С такой толпой органики смогли бы еще хоть как-то справиться, пусть даже и затратив немало ресурсов. А внутри гетов уже сейчас нет единства и это отсутствие единства только углубляется и расширяется. Условно выражаясь, внутри гетов формируются отдельные расы, а не просто идет процесс тупой специализации.
  - Картинка. Явик, вы утверждаете...
  - Да, я утверждаю. - глаза протеанина сверкнули. - Геты эволюционируют. Протеане воевали с синтетическими расами. И могу сказать одно - это была война на взаимное уничтожение. Или война, в которой может быть только один, абсолютный победитель. Ничьей в такой войне по определению быть не может. Никогда. Поскольку перед нами не было тупой и однородной толпы. Если уж нам, органикам, приходилось гасить солнца материнских систем таких синтетических рас, то можно понять, что все другие, менее экстремальные средства и методы борьбы приносили слишком временные и малоощутимые результаты. И потому нам придется договариваться с гетами. Мы, нынешние разумные органики, слишком зависим от техники, технологий и материалов. Мы слишком многое передоверили виртуальному и искусственному интеллектам. Мы слишком обленились, поскольку и наша раса не выстояла против высших разумных гигантских машин, имея гору внутренних нерешенных проблем и понадеявшись на то, что за нас, органиков, будет успешно воевать полуразумное оружие. Могу утверждать совершенно определенно: любая органическая раса рискует впасть в искушение переселить индивидуальное, а следом - и массовое сознание во что-то синтетическое или на худой конец - металлическое. Потому что мы - ленивы. Патологически ленивые органики. Мы, протеане, имели своих предшественников, а глубоким изучением их горького и объемного ценнейшего опыта занялись только в последние столетия перед пришествием Жнецов. Да, да, я говорю о расе инусаннон. Когда мы гибли под ударами креветок, отступая и пытаясь задержать продвижение врага, мы верили в то, что наши потомки, какими бы они ни были, будут умнее нас. Мы набивали маяки гигантскими объемами информации. Мы прятали эти маяки в самых укромных уголках доступной нам галактики. А придя сюда, я вижу, что информация из этих маяков не прочитана. Она просто не интересна нынешним расам, потому что не нужна. Сорок с гаком тысяч лет...
  - Явик... - Шепард попытался остановить протеанина. Но тот проигнорировал предупреждающий жест старпома.
  - Не надо, Шепард. Наша раса тоже во многом виновата и мы тоже не использовали в полной мере всю информацию, оставленную нам расой инусаннон, нашими предшественниками. И существует огромная вероятность, что никто из представителей нынешних рас не увидит того, как накопленной и нами, протеанами, и вами, представителями множества рас этого Цикла, воспользуются наши потомки. Какой бы внешний вид и какую бы основу эти потомки ни имели. Вот мы имеем на борту двух азари - мать и дочь. Младшая Т Сони потратила полсотни лет своей жизни, чтобы поинтересоваться очень глубоко тем, а что же такое и кто такие это были - протеане. Мать ей помогла, не слишком законно используя финансовые ресурсы руководящей структуры расы азари. И что видим в этих исследованиях мы, реальные протеане? Сказки, мифы. Детство реальной большой науки о протеанах. Последние десять тысяч лет этого цикла вы занимались чем угодно, кроме того, что реально нужно делать. Это была ваша и только ваша жизнь. Нашу расу уже записали в покойники, списали со счетов и практически забыли. Да, забыли, потому что на младшую Т Сони смотрели как на сумасшедшую. И относились соответственно. А она всего лишь пыталась показать, насколько мощный у вас, нынешних, фундамент, который вы проигнорировали. Теперь старшая Бенезия засовывает младшую в монастырь, где ей предстоит промывка мозгов. - Явик поймал протестующий жест старпома. - Да, Шепард, я попросил своих коллег посмотреть, что такое эти монастыри. Впечатление не слишком приятное. Хорошо еще, что ты сумел перенацелить Бенезию на то, чтобы дать возможность Лиаре посоревноваться с Серым Посредником. - протеанин продолжал, не обращая внимания на вытянувшиеся в изумлении лица обоих турианцев и командира корабля. - Возможно, это нам поможет. Немного, но поможет. И я ждал от вас, Сарен и от вас, Найлус большего. Вы, ваша раса входите в Совет Цитадели. Ладно, азари, они дипломаты, прилипалы и приспособленцы, готовые, в силу нашего, протеанского непрофессионализма и незавершенности своей собственной трансформации, продать и предать все, что угодно. Но вы - воины и упорядочиватели Хаоса. Вы, кто должен был заинтересоваться тем, что такое Цитадель, причем заинтересоваться глубоко и полно. Вы, кто составлет большую часть персонала Службы Безопасности Цитадели. Объясните мне, тупому вояке, как можно обеспечивать безопасность чего либо, не зная это "что-либо" в совершенстве? - взмахом лапы Явик перевел заранее, видимо, заготовленные картинки и таблицы с текстами на большую часть экранов каюты. - Мы с вами сейчас сидим в капитанской каюте и обсуждаем работу нашего экипажа, нашей команды на гигантской космической станции. Мы с вами решили подчинить своему влиянию Советников, в том числе и вашего советника, турианцы. Мы даже обсудили некоторые подходы к решению отдельных проблем кроганов и кварианцев. Мы решились привлечь имперскую Россию к поддержке нашей деятельности на Цитадели. А кто из вас мне объяснит, например, что расположено в этих огромных уровнях гигантских крыльев и части кольца? Ведь даже лифты там не останавливаются, двери и крышки люков на эвакуационных лестничных клетках намертво заблокированы. - по движению пальца Явика некоторые сектора крыльев и кольца на схемах обзавелись яркими контурами.
  - Хранители... - произнес Андерсон.
  - Не считайте меня невежливым, капитан. - отрезал Явик. - Вы правы, но правы только частично. Да, Хранители могут знать об этих секторах больше. Но они - только одна раса. А все другие расы так или иначе или посещали с разной частотой эту станцию, или жили на ней долгое время. Тысячи лет, десятки тысяч лет. Во всяком случае - представители элиты этих рас. А нашу имперскую расу уничтожили достаточно быстро в том числе и потому, что в первую очередь была захвачена, подчинена Цитадель. Захвачена врагом. Да, моя раса оказалась тоже глупой и недалекой. Мы не поняли, что кроме жесткой структуры подчинения и взаимовлияния нужно еще нечто большее. Нужно понимание, что каждый на своем месте - и слуга и господин одновременно. И от него, единицы, зависит тоже очень многое. А мы самоуспокоились. Самоуспокоились, потому что не захотели понять до конца, что же такое эта Цитадель. - Явик мазнул когтем по своему инструментрону и изображения на экранах каюты изменились. В первые несколько секунд присутствовавшие в капитанской каюте замерли, поскольку предъявленные материалы выходили далеко за рамки понимания и требовалось время для осмысления.
  - Ромашка... - выдохнул Андерсон. - но во всех руководствах...
  - Говорится, что Цитадель не может "впадать в крайности", капитан? - ровным, лишенным эмоций голосом осведомился протеанин, меняя картинки на каютных экранах в очередной раз.
  - Это... капсулирование? - осторожно уточнил Найлус, переводя взгляд с экрана на экран.
  - Да. - Явик очистил каютные экраны. - Я показал вам часть материалов из наших протеанских архивов. Показал отретушированные материалы. Не скрою, отретушированные с умыслом. Сейчас вы увидите эти материалы без ретуши. За то, чтобы получить их, доставить в безопасное место и сохранить, в конце прошлого цикла отдавали жизни сотни наших граждан. Никто не видел эти материалы без ретуши кроме представителей высших эшелонов властной пирамиды Протеанской Империи. - Явик мазнул когтем по своему инструментрону и экраны сменили изображения.
  - И это - Цитадель? - обозрев с потерянным видом представленные видеоряды и изображения, выдохнул Сарен. - Гигантский ретранслятор и Оружие Судного Дня в одном лице?
  - Да. - подтвердил Явик ровным и безэмоциональным голосом. - Центр системы ретрансляторов, место паука.
  - Советники... - сказал Найлус, намеренно ни к кому не обращаясь.
  - Они не знают. Даже не догадываются. Возможно, им говорили технари о том, что станция может капсулироваться или раскрываться в цветок, но для тех, кто именует себя политиком... это - несущественные детали, недостойные их внимания и понимания. - сказал Явик. - Даже администрация Совета не особо заморачивается со всеми этими технологическими деталями.
  - Хранители...
  - Индоктринированы. Подчинены и введены в рамки. - отрезал протеанин. - Они совсем недавно были только обслуживающим персоналом. Начинали свою жизнь и заканчивали её в чанах с биомассой, скрытых глубоко в недрах станции. - на каютных экранах снова появились схемы Цитадели и замигали отмечаемые Явиком сектора. - Здесь, здесь и здесь. А также здесь и здесь и здесь. Не думаю, что нам следует проявлять повышенную осведомленность в этих деталях в ходе нашего будущего общения с Хранителями - они и сами прекрасно понимают, что мы - не любители теории непорочного зачатия и кормления пятью хлебами пяти миллионов разумных органиков. Это - их мир, их жизнь, их среда обитания. Даже для них, вроде бы единственных вездесущих насельников станции на Цитадели есть места, куда они стараются не заходить. И среди этих мест есть одно, которое нам потребуется в самое ближайшее время. - на главной схеме замигал отдельный значительный по размерам сектор.- В совершенно секретных документах он называется просто и четко - "Архивы Цитадели".
  - Индоктринация... - начал было Сарен, но Явик поднял лапу в предостерегающем жесте и турианец замолк.
  - Для Советников, включая даже краткоживущих саларианцев, она также имеет место быть. Программирование личности. Императивные установки, обойти которые разумный органик не может. Архивы Цитадели хранят в себе данные, накопленные за миллионы лет существования станции с момента её постройки до сегодняшнего дня. Советники имеют категорическую инструкцию не пускать в Архивы никого.
  - Даже если этого захочет сам советник? Та же азари? - недоверчиво спросил Найлус.
  - Все разумные органики - не святые и не ангелы. - сказал Явик. - И азари, играющие роль миротворцев и дипломатов - те еще звери и хищники. В первую очередь императивный запрет выполняет именно азари, как это ни парадоксально.
  - Волки в овечьей шкуре. - сказал Андерсон.
  - Да. - подтвердил Явик. - Не надо тешить себя надеждой, что за оставшееся время мы сможем изучить все содержимое Архивов. Тем более, что обнародовать информацию из них, а также просто заявить сейчас в открытую об их существованнии - значит устроить на станции хаос.
  - А как же... - Артериус все не мог успокоиться, даже Найлус справлялся с вполне понятным волнением после предъявления истинного лица гигантской станции намного лучше.
  - Наших протеанских возможностей также не хватит на сплошную зачистку и познание. Мы сможем познавать... только узконаправленно. - в голосе Явика вместо шелеста послышался лязг. - И младшую Т Сони к этому массиву данных нельзя допускать ни под каким видом. Как и Серого Посредника с его свитой и прихлебателями. Сейчас важно знать, как заблокировать активацию Цитадели в обоих предъявленных вам режимах. И как избежать паники при неминуемых реформах, которые придется проводить с опорой на Назару, Российскую империю и Хранителей. Может, еще кого подключим, но вряд ли. Я бы сказал, что следует взять советников за горла, но они и так уже достаточно блокированы. Мы только добавим. - Явик хищно оскалился. - И усовершенствуем блокировку и систему ограничений. В конце концов мы, органики, вынуждены часто играть множество социальных ролей, выполняя множество функций, хотя мним себя не меньше, чем богами. При всех наших плюсах мы должны действовать избирательно. И для этого, думается, у нас еще будет время многое обсудить. Поэтому предлагаю пока остановить обсуждение деталей операции "Цитадель" и перейти к более близким проблемам. У капитана Шепарда, насколько мне известно, есть предложения по модернизации фрегата.
  - Хорошо. - подытожил Андерсон. - до момента возвращения в пределы системы планеты Илос после Фероса у нас будет время неоднократно встретиться и обсудить детали этой сложной операции. Всем ведь хорошо известно, что любой план начинает рушиться, едва только дело переходит в практическую плоскость. Поэтому предлагаю хорошенько продумать и детали и побольше вариантов. Чем больше уточнений у нас будет - тем лучше. Меньше белых пятен. Больше проработок. Ясно?
  Турианцы молча почти синхронно кивнули. Явик на мгновение прикрыл веками два крайних наиболее "разнесенных" глаза и перевел взгляд на Шепарда.
  - Рассказывайте, старший помощник. - Андерсон погасил каютные экраны.
  - Капитан, вам лучше всех известны детали предыстории "Нормандии". Я не буду касаться роли турианцев и многих других аспектов. Скажу так. Как бы там ни было, разведкорабль из "Нормандии" получился довольно посредственный. Это положение нужно менять и как можно скорее. Нам нужны дополнительные челноки, естественно, вооруженные, нужна новая броня, нужны новые главные орудия. То, что мы имеем сейчас... Это слабо. Тем более, что как мы ни старались, равномерности в заполнении внутреннего пространства достичь не удалось. В корме у нас есть помещение, которое всем известно как центр связи. Я подозреваю, что в какой то мере так оно и есть. Но это огромное помещение мне напомнило штабной командный центр или комнату для совещаний. Кресел там мало, а вот пространства свободного - чрезвычайно много. Нам будут нужны лаборатории, нам нужен будет современный центр связи, нам нужен будет арсенал. Да, именно арсенал, потому что то, что мы видим в трюме - сейчас это уже не то, что может нам быть полезным. В общем я мыслю так. - Шепард переслал на каютные экраны подготовленные материалы со своего инструментрона. - Лаборатория, арсенал и центр связи. Это - минимум. - он замолчал, давая возможность присутствующим на совещании изучить предъявленные материалы более детально.
  - И каковы источники? - поинтересовался Андерсон. - Ясно, что межрасовый межвластный скандал нам не нужен.
  - Если я правильно понял, о каком скандале идет речь, - размеренно произнес Сарен, - То я вынужден вмешаться. Нас тут четверо Спектров. При всех прочих допусках концентрация разумных, облеченных практически неограниченными полномочиями, в границах этого корабля просто запредельная - я специально поднимал данные по истории Корпуса Спектров. В обычных условиях Спектры работают в одиночку, максимум - вдвоем. Нам разделяться сейчас - не светит в большинстве возможных вариантов будущего. Следовательно, наш базовый корабль должен обладать всем необходимым и получить это необходимое в кратчайшие сроки. Если сократить словеса, то скажу четко: любая реконструкция "Нормандии" будет проведена на верфях Корпуса Спектров и за счет наших внутренних корпусных фондов. Это позволит и сохранить секретность, и избежать скандалов и непонимания. В конечном итоге сам фрегат во многом - турианская разработка. В Корпусе есть немало турианцев, теперь есть люди, но там есть и представители многих других рас, включая саларианцев и волусов. Соединенными усилиями мы сможем перевооружить и переоборудовать, а также переоснастить корабль, проведя необходимые изменения и в его недрах. Полагаю также, что можно будет учесть мнение Альянса и мнение Российской империи. В качестве "проверочных стендов" можно воспользоваться данными и из информационных систем других стран Земли и даже некоторых земных колоний. Так что первичное и самое крупное перевооружение и переоснащение корабля мы проведем силами Корпуса Спектров сразу после входа операции "Цитадель" в стабильную фазу.
  - А разведкрейсер?
  - Рассчитывать на то, что Россия предоставит нам какой-либо свой корабль - не следует. - сказал Сарен. - Корпус сам может дать Спектрам личные корабли - у нас есть такие возможности. По фрегату для каждого Спектра. Укомплектованные небольшой командой и всем необходимым. Кроме того, сама Цитадель будет неплохой базой для реформируемого Корпуса. И об этом тоже надо подумать. Старая структура Корпуса с учетом изменения статуса Советников - становится тормозом.
  - Только потянули за ниточку. - сказал Найлус.
  - И клубок начал разматываться так быстро, что стало очень многим страшно и тоскливо. - подтвердил Сарен. - Тем не менее, капитан Шепард, как старший помощник, прав. Фрегат будет выполнять самые разные функции в отрыве от всех и любых баз. Его разведывательную специализацию рушить нельзя, но следует обеспечить возможность ведения научных исследований, поддержания дальней космосвязи в максимально защищенном варианте и осуществления вооруженных акций самого разного характера. Не хочу выглядеть пророком, но нам, очевидно, придется забираться в самые дальние темные углы Галактики и делать это быстро и скрытно. Я поддерживаю Шепарда. Представленные им материалы можно доработать, а в предвоенный период работы по переоборудованию и довооружению фрегата будут проведены Корпусом вне любых очередей и с максимальным благоприятствованием.
  - Арсеналов, получается, будет два? - спросил Найлус.
  - Да. Чем больше будет точек концентрации вооружения, тем лучше. Надо учитывать возможность осуществления попыток захвата фрегата нашими самыми разнообразными оппонентами. И, кстати, следует ввести правило нахождения на борту фрегата в скафандрах с подготовленными к работе шлемами. Понимаю, что это экзотично, но Жнецы и другие наши противники могут пойти на многое. И лаборатория нам будет нужна тоже сверхукомплектованная и полностью оснащенная. А центр связи... Специфика разведки требует надежной связи, которая на порядки совершеннее стандартных систем даже военного и правительственного уровня. Учитывая возможность индоктринации руководства рас, следует позаботиться о защищенности каналов и аппаратуры связи в формирующейся системе Сил Сопротивления. - сказал Сарен.
  - Хорошо. - молчавший и внимательно слушавший коллег командир фрегата выпрямился. - Тогда решим так. Первое совещание считаю проведенным успешно. Каждому из нас предстоит глубоко изучить представленные данные и сформировать свои пакеты предложений. После отлета с Иллиума у нас будет возможность обсудить дальнейшие действия более детально. Предложения по привлечению России, по работе на Цитадели принимаем в качестве вариантов. Практика покажет, но нам надо хорошо подготовиться. Так что до момента возврата к Илосу будем думать, учтя, что после Фероса может потребоваться сразу полететь на Цитадель. Относительно скафандров - введем это правило как можно быстрее. У нас военный корабль и вероятность попасть под абордаж или иное диверсионное посягательство у нас - гораздо выше. Есть еще вопросы? Нет. Тогда все свободны.
  Шепард, выйдя из капитанской каюты, посмотрел на свой инструментрон - приближалось время его вахты по кораблю. Перекусив в своей выгородке, старший помощник принял вахту у Звездной Карты и занялся неотложными проблемами и вопросами. Сменившись с вахты, человек вернулся к себе в выгородку и сразу лег - до прибытия на Иллиум оставалось меньше девяти часов.
  - Внимание по кораблю. - раздался голос Андерсона в динамиках громкой связи. - Фрегат швартуется к карантинному причалу гражданского сектора космопорта "Иллиум-прим". Выход членов экипажа и команды за пределы причала не планируется. Информация для Т Сони - флайер из монастыря прибыл на причал. Вас встречают.
  У выходного шлюза уже стояли оба турианца и протеанин. Вахтенные вызвали багажные гравитележки с причала и уже грузили на них кофры с вещами, принадлежавшими обеим Т.Сони.
  - Шепард. - к старшему помощнику бесшумно приблизилась Бенезия. - Спасибо. За все спасибо. Я рада, что вы пришли к шлюзу. Вот. - она передала листок пластика. - мои координаты и номера для связи. Буду рада пообщаться и увидеться с вами. - она прощально прикоснулась рукой к плечу офицера. - Нам пора. Идем, Лиара.
  Младшая Т Сони с сожалением оглядела убранство шлюза, скользнула взглядом по доступной для обозрения части недр корабля. Затем повернулась и последовала за матерью, шагавшей по переходу к ожидавшим шестерым служительницам, возглавляемым матриархом со значком младшего иерарха на облачении. Служительницы обступили Лиару, иерарх переговорила с Бенезией, передала одной из служительниц небольшой кофр и группа направилась к правому проходу. Бенезия, не оглядываясь, направилась к левому.
  - Внимание по кораблю. Закрыть внешний люк. Диспетчерская служба дала добро на отлет. - капитан Андерсон, не покидавший постамент у Звездной Карты, вводил в системы фрегата инструкции. - Закрыть внутренний люк. Приготовиться к расстыковке. Пилотам - доложить о готовности полета к Феросу.
  - Маршрут просчитан и готов, капитан. - доложил по громкой связи Джеф. - Расстыковка произведена. Корабль выходит на курс отлета с планеты. Ориентировочное время прибытия - тридцать девять часов с момента выхода с орбиты Иллиума.
  - Информация принята. Членам экипажа - вернуться к выполнению своих обязанностей.
  - Бенезия любит вас, Шепард. - сказал Явик, когда старший помощник и протеанин на лифте спускались в трюм фрегата. - Вы спасли ей не просто жизнь, вы спасли её личность. Заслужить любовь матриарха азари... сложно. Вам это удалось.
  - У нее сейчас не слишком приятная полоса, Яв. - ответил Шепард, выходя из лифта. - Родную дочь запереть в монастырь... Это сильный удар. Полвека не общаться и вот так... Она не молода и Лиара - её единственная дочь. Прости. Мне трудно об этом говорить сейчас. Я больше думаю о том, как общаться с командиром "Волги". Это будет... сложнее. А Бенезия... справится.
  - Приходите, Джон. Нам есть о чем поговорить. Буду рад. - Явик прощально махнул лапой и повернулся, возвращаясь к лифту. Шепард направился в свою выгородку. Предстояло поработать с документами.
  
   - Ферос. Часть 1
  
  - Внимание по кораблю. - раздался в динамиках громкой корабельной связи голос вахтенного офицера. - Фрегат подходит к Феросу. До прибытия на орбиту - два с половиной часа. Включены отдельные контуры аппаратуры разведки. Корабль - в боевом режиме.
  - Кайден. - Шепард отошел от Звездной карты.- Распорядитесь подготовить челнок к старту. Проверьте оружие. Идете с нами. В группе кроме меня и вас еще Явик и двое полисменов резерва группы быстрого реагирования. Турианцы остаются на фрегате. Они здесь нужнее. Нам необходимы резервы. Много неясностей.
  - Есть, сэр. - офицер козырнул и направился к лифту.
  - Капитан. - к Шепарду подошел командир группы электронной разведки. - К планете движутся два десантных корабля. По данным сканирования - геты.
  - Наблюдать. Определите районы их посадки, нанесите на карту и держите под контролем. Вижу, у вас не все?
  - Да. К планете направляется челнок. Такие используются только кварианцами, причем крайне редко. На борту только одно живое существо. Это кварианка, молодая. Возраст соответствует выходу в Паломничество. Геты прибывшего десанта уже заинтересовались челноком, но пока что свой курс не меняют. Вероятно, продолжат интересоваться уже на поверхности.
  - Она их видит? - уточнил старпом.
  - Ограниченно, сэр. Предполагаю в перспективе активное боестолкновение.
  - Поставьте челнок и кварианку под наблюдение. Полагаю, после посадки она покинет борт, чтобы попытаться обмануть гетов. - Шепард сделал отметку в своем инструментроне.
  - А если она не совершит посадку? Если она их видела, может испугаться и отказаться от своих намерений посетить эту планету. Что тут искать ей?
  - Эта - совершит. Такие челноки использовались в большинстве случаев только кварианцами, принадлежащими к числу детей представителей высшего командования Мигрирующим флотом. Удалось установить личность кварианки?
  - Пытаемся получить доступ к серверам Мигрирующего флота, ведем сканирование. Пока ничего.
  - Продолжайте попытки. Что по торианину?
  - Разрешите показать на Звездной карте, сэр?
  - Разрешаю. - старший помощник повернулся к постаменту, поймал согласный кивок вахтенного офицера. - Действуйте.
  - Есть. - Общее изображение района расположения Фероса сменило высокодетализированное изображение планеты. - Мы провели внешнее сканирование. Предполагаю, торинанин уже определил наше присутствие и выделил часть ресурсов для наблюдения за нами. Он также проявляет интерес к гетам и к кварианскому челноку. Но основное свое внимание растение сосредоточило на колонистах. Нами отмечен скачок энергии, указывающий на готовность этого разумного организма к очередному массовому подчинению колонистов с последующим преобразованием их в ползунов.
  - Доктор, что порекомендуете? - Шепард нажал клавишу связи с медотсеком.
  - Пока мы на планету не спустились - опасность минимальна, капитан. - откликнулась Чаквас. - А вот группе высадки следует работать только в полностью закрытых скафандрах и перед покиданием борта фрегата использовать инъекторы из носимых медицинских укладок. Группы АР-2378 и ВС-27837. Я уже распорядилась снабдить укладки необходимыми препаратами и распорядилась их применить по конференцсвязи всем членам вашей группы высадки. Повторяю, капитан: только полностью закрытые скафандры. Никакого геройства.
  - Принято, спасибо. Подготовьте достаточное количество препаратов для организации массовой вакцинации колонистов, доктор. Также необходимы комплекты изоляционных палаток.
  - Уже все готово, капитан. Я распорядилась погрузить необходимые комплекты в грузовой отсек челнока. Рекомендую высадку двумя челноками. Или последовательное решение задач миссии.
  - Понял, спасибо. Показывайте глубинное сканирование. - Шепард переключил каналы и посмотрел на главу группы электронной разведки. Полагаю, впечатлились?
  - Не то слово, капитан. - офицер вывел на экран высокодетализированное изображение планеты, полученное сканерами глубинного сканирования. - У этого разумного растения оказалась просто гигантская корневая система, сэр. Наши измерители затратили несколько минут, пока определили общую протяженность. - офицер показал на цифру в углу экрана Карты. - Но кроме собственной корневой системы это существо использует корневую систему других растений, в том числе - и в качестве сенсоров и детекторов. Если бы я не знал, что это растение способно впадать в спячку на многие сотни лет, то не поверил бы даже в сам факт существования столь мощной разумной системы. Но оно, это существо, хоть и разумно, но прежде всего оно... крайне опасно, сэр. По данным сканирования колонисты "Надежды Чжу" - небольшого форпоста основной колонии, принадлежащей компании "Экзо-Гени", уже достаточно долго находятся под плотным контролем со стороны торианина. Кроме того, основной офис компании "Экзо-Гени" не так давно - несколько десятков часов назад - подвергался нападениям со стороны гетов предшествующей волны десанта. В офисе компании осталось в живых слишком мало колонистов и еще меньше - сотрудников компании. Как и предполагалось, геты не церемонились, стремясь получить самый полный контроль над ресурсами, в первую очередь - башнями, используемыми компанией и колонистами. Предполагаю, значительное количество сотрудников компании и колонистов во время активной фазы боестолкновения с гетами было подчинено торианином и по корневой системе доставлено в глубины планеты. Если взглянуть со стороны, то они просто исчезли. Тел нет, сведений об их местоположении оставшиеся в живых колонисты и функционеры компании получить не могут - самим бы остаться в живых. На каналах радиосвязи по большей части - помехи, как естественного происхождения, так и генерируемые гетской аппаратурой. Поскольку колонисты не имеют военных средств связи, их гражданские станции не могут отстроиться полностью от такого количества помех. По тому, что нам удалось услышать - они близки к панике. По последним данным им известно о прибытии очередных гетских десантных кораблей.
  - Хорошо. Основное ядро торианина, его центр, как я вижу, расположен под башней "Надежды Чжу?
  - Да, сэр. По нашим данным там не так давно совершил посадку какой-то грузовой корабль. На борту был торговец - саларианец со своим товаром. Радиоперехват дал информацию, что торговец уломал капитана грузовика совершить посадку в "Надежде Чжу". Посадка... получилась жесткая, поскольку торианину прибытие грузовоза не пришлось по душе. Авария, корабль загорелся, часть и без того немногочисленного экипажа грузовоза погибла. Тогда, воспользовавшись тем, что торианин посчитал полууничтоженный грузовоз неопасным, колонисты из "Надежды Чжу" с помощью крана закрыли частью грузовика единственный искусственный вход в подземные уровни башни, откуда до этого часто выходили группы ползунов. Два других входа в "Надежду Чжу" доступны для гетов. Колонисты туда опасаются соваться, они сумели только завалить один из этих входов плитами и камнями - башни при всей своей прочности разрушаются, так что обломков можно найти предостаточно. Первую волну гетов-десантников колонисты отбили со значительными потерями. Следует учесть и то, что торианину активность поселенцев этой части колонии не нравится ни в целом ни в деталях. Есть и еще одно обстоятельство.
  - Компания "Экзо-Гени" пытается изучать торианина?
  - Да. По их документам он проходит как "Вид 37". Обычная научная тарабарщина, чтобы никто чужой ни о чем существенном не догадался. А если детально, то "Надежда Чжу" была искусственно изолирована от основной части колонии и от офиса Компании. Приказом высшего руководства компании. Расположившегося вне планеты.
  - Людей бросили как подопытных кроликов. - подытожил Шепард.
  - Да, капитан. По последним данным в живых в основном комплексе-башни, где располагался офис "Экзо-Гени" остался только один представитель руководства компании. По корпоративным нормам он обязан сохранить в тайне интерес и деятельность компании по "Виду 37". Есть данные, что он также находится под слабым воздействием торианина, не желающего расшифровки. Этому деятелю подчинена немногочисленная оставшаяся в живых охрана и один из самых профессиональных компьютерщиков компании. Остальные - простые ученые и обслуживающий персонал. Их немного - десант гетов и торианин... оказались сложными противниками для неподготовленных должным образом гражданских.
  - Что предполагаете?
  - Фрегат в "Надежде Чжу" не сажать. Там есть приличный космопорт, способный принять даже наш военный фрегат, но в основном он предназначен для приема грузовозов и небольших пассажирников. Действовать - на челноке. И самое пристальное внимание уделить проблеме нейтрализации торианина. Предполагаю необходимость высадки на Надежде Чжу с челнока, открытие хода вниз к подземным уровням башни, работу с торианином и только после этого - разбирательство с гетами в основном офисе. Сам торианин незаметного приближения гетов не допустит - он не заинтересован столь близко подпускать их к себе и своему логову.
  - Геты могут ударить нам в спину?
  - Могут. Именно поэтому я предполагаю силами фрегата обеспечить защиту башни "Надежды Чжу" от попыток гетов высадить десант со второго корабля. Геты по нашим данным часто цепляются кораблем к стенкам башни и высаживают десант, используя блокирующее поле, подобное тому, что сцапало младшую Т Сони на Теруме. Ни заряды, ни материальные тела это поле не пропускает. Запитывается оно с корабля. Следовательно, будут нужны толстые экранированные кабели. У гетов на их развертывание уйдет хоть какое-то время. Но главное - корабль, пристыкованный к внешним стенам башни. Уничтожив его, можно потом спокойно разбираться с гетами. Отступать им будет просто некуда. Да геты и не приучены отступать.
  - А как быть с условным основным офисом компании? - уточнил Шепард, делая новые пометки в своем инструментроне.
  - В официальных открытых данных о компании содержатся неправильные и неполные сведения, капитан. Мы попытались отследить соответствующие информационные потоки. Основной офис компании находится вне планеты, хотя в Экстранете в открытом сегменте утверждается, что он расположен на этой планете. Реально же главный офис действительно расположен совершенно в другой звездной системе и, конечно же, на другой планете. Здесь - только филиал. Компания небольшая, но не настолько мала, чтобы позволить себе замкнуться на единственной, хоть и усыпанной протеанскими артефактами планете.
  - Значит, информация...
  - Только частично расположена здесь. И не так давно нам удалось отследить посылку нескольких запросов в Управление колониальными силами Альянса. Похоже, среди сотрудников компании далеко не все - твердокаменные патриоты.
  - В чем была суть запросов?
  - Предупреждение о незаконной деятельности компании. Частично представлены интересные сведения по "Виду 37", конечно, в понятной непосвященным форме, вероятно, чтобы в Управлении пошевелились быстрее, чем обычно. Но запросы были блокированы гетской аппаратурой, причем так, что отправитель не знал о том, что информация адресата не достигла - геты, естественно, блокируют связь, если высаживают десант. После этой блокировки инициатор посылки запросов на связь выйти не смог. Дальнейшей активности с его стороны зафиксировано не было.
  - Что известно по этому корреспонденту?
  - Младший научный сотрудник Элизабет Бейнем. Молодая девушка. Её мать по последним данным находится среди оставшихся в живых колонистов. Та самая группа...
  - Корпоративные противоречия?
  - Да, сэр. Предполагаю, что один из десантных кораблей, скорее всего - второй из недавно прибывших, обязательно пристыкуется к башне, занимаемой офисом компании. Геты заинтересованы в том, чтобы забрать всю информацию, хранящуюся на серверах. Не думаю, что геты считают сохранившихся колонистов серьезной угрозой успеху своей миссии. Поэтому, если колонисты не будут геройствовать - геты могут проигнорировать их присутствие в обеих башнях. И, как следствие - оставить их целыми и невредимыми.
  - Сигнал этой Элизабет шел из основного офиса? - уточнил Шепард.
  - Да, сэр. С момента возникновения устойчивых проблем со связью её мать активно пытается достучаться по голосовой связи до дочери. Но гражданские средства связи не настолько совершенны. Я предполагаю, что и Элизабет, напуганная гетами, сама не желает обнаруживать себя.
  - Каковы сопутствующие угрозы?
  - Варрены и несколько кроганов. Не совсем понятно, почему кроганы действуют на стороне гетов, но, предполагаю, что у них могут быть общие цели. Геты все как один вооружены, а кроганы... уважают и ценят воинов и любят пользоваться оружием. Пользоваться профессионально и часто. Временное ли это взаимодействие, ситуативное ли оно - пока точного ответа на этот вопрос у нас нет.
  - Предполагаете, что кроме кроганов...
  - Самих кроганов в основном офисе компании немного - до десятка. Среди них есть несколько, кто старается получить доступ к содержимому серверов компании. Но ВИ, которые стоят там на терминалах, достаточно тупые и сориентированы на идентификацию по картам, находящимся у каждого из официальных сотрудников компании.
  - Поскольку Элизабет не выходит на связь...
  - Кроганы не могут отследить её местонахождение, сэр. Стрелять по терминалам они избегают, крушить их - тоже, видимо, понимая, что этим они положительных результатов не добьются.
  - А варрены?
  - Для кроганов опасны варрены только если толпой на одного крогана нападут. По нашим данным это - универсальные и крайне неприхотливые хищники. Трудно даже назвать планету, где бы эти зубастики не прижились и не размножились с предельной быстротой.
  - Предполагаете, что Элизабет...
  - Вооружена. Максимум - пистолетом, да еще и не военной модификации. Утверждать, что она владеет им сколько нибудь профессионально - не могу. По данным изученных баз данных нигде нет сведений о том, что она проходила серьезную стрелковую подготовку в какой либо лицензированной структуре. Среди её родственников и знакомых, с которыми она контактировала когда либо, что также показало сканирование всех доступных источников, нет людей, профессионально владеющих огнестрельным оружием. О холодном я не говорю - мала вероятность, что от варрена можно отмахаться даже мечом. У Элизабет нет соответствующей подготовки, что также проверено по всем доступным источникам. А с учетом того, что варрены по одиночке не ходят... Элизабет не будет лезть к этим зубастикам и постарается как можно реже попадаться им на глаза. В общем, предполагаю, что она прячется и, если и стреляет, то крайне редко.
  - Варрены...
  - Свободно передвигаются по башням и переходам. Есть уверенность в том, что геты блокируют только проходы, доступные для разумных существ, поэтому вентиляция и технические этажи, любые малоразмерные тоннели - не заблокированы. В целом для варренов здесь по большей части проблем нет. Эти звери могут спокойно питаться трупами... Но против торианина они... слабы. Мы изучаем, насколько возможно, воздействие этого разумного растения на зубастиков.
  - Хорошо. Продолжайте контроль всех опасных точек. Торианин, кварианка, "Надежда Чжу", обе башни "Экзо-Гени". Попытаемся обойтись вооруженным челноком и грузовым шаттлом. Спасибо.
  - Есть, сэр. - офицер отошел.
  Шепард связался по наплечному спикеру с капитаном Андерсоном, кратко доложил последние результаты и получил разрешение на высадку.
  - Основное ваше внимание обратите на "Надежду Чжу", её колонистов и торианина. Решив проблему этого разумного растения, мы сможем разобраться с гетами. - сказал Андерсон. - Я распорядился о глубокой шифровке наших каналов связи. Держите меня в курсе, мы будем отслеживать ваши действия и местоположение.
  - Принято, сэр. - старший помощник поправил пристегнутый к поясу шлем скафандра. - Разрешите посадку всей группы на борт челнока?
  - Разрешаю. Успехов.
  - Есть, сэр. - Шепард кивнул подошедшим Аленко и Явику. - Грузимся и вылетаем. Наша первая точка - Надежда Чжу. Высаживаемся через пролом в стене башни, в космопорт не суемся.
  - Принято, сэр. - кивнул лейтенант. Явик привычно моргнул всеми четырьмя глазами, обойдясь без слов.
  Подошли двое полисменов, назначенных Андерсоном сопровождать группу Шепарда. Поприветствовав друг друга, люди и протеанин поднялись на борт малого корабля.
  Челнок выскользнул из шлюза фрегата и стал плавно снижаться.
  - Десантный корабль гетов пристыковался к внешней северной стене башни "Надежды Чжу" - доложил отслеживающий ситуацию по экранам салона полисмен-десантник. - Геты устанавливают маяк-станцию в одном из помещений башни. С ними - трое кроганов, по виду и повадкам - наемники. Часть гетов концентрируются в двух помещениях башни на разных уровнях. Группа гетов блокировала подходы к космопорту и вошла в его внутренние помещения. Они перекрыли водоснабжение помещений, занимаемых колонистами. Выходы на аэрошоссе из башни блокированы тремя колоссами и двумя десятками гетов. Среди этих гетов есть пехотинцы и ракетчики. На имеющемся транспортере, что расположен в гараже башни, прорваться через такой заслон - очень проблематично. Гражданская модель. Вооружение слишком слабое.
  - Джеф, можно будет использовать "Мако"? - Шепард надавил клавишу связи с главным кораблем.
  - Я бы предложил обойтись без транспортера и сначала разобраться с пристыкованным к "Надежде Чжу" транспортником десанта, капитан. Фрегат может ударом с орбиты уничтожить блокирующую аэрошоссе группировку.
  - Как всегда - пострелять захотелось. - проговорил Явик. - Разрушите ведь дорогу. А она почти единственная, что более менее качественно соединяет эти башни. На поверхности планеты дорог практически нет для колесного транспорта. Даже для гравитяги там полно проблем.
  - Явик прав, сэр. - подтвердил Моро. - при ударе с орбиты сегмент дороги будет разрушен. Я помню о колонистах в двух других башнях, но если эти три милых колосса пролезут в башню "Надежды Чжу"... Остановить их будет сложно. Это - тяжелые танки с соответствующим вооружением.
  - У них - задача не пустить нас в две другие башни. - ответил старший помощник. - Леонард, сможете нашпиговать их зарядами после того, как мы разберемся с торианином?
  - Смогу, сэр. - отозвался водитель челнока. - Но предполагаю, что они пойдут на штурм башни раньше. Придется отгонять их. Оружие фрегата действительно разрушит аэрошоссе. Оружие челнока менее мощное, оно может сделать штурм башни для гетов проблемой. Колоссы, насколько я смог понять - серьезный противник. Главное - не попадаться под его выстрелы главного орудия. Придется маневрировать.
  - Джеф, придется вооружить и грузовой шаттл. Один челнок не справится с тремя колоссами. - Шепард снова связался с пилотом фрегата.
  - Андерсон уже распорядился. Работа идет. Шаттл будет вооружен в самое ближайшее время. На борту будут трое полисменов из группы быстрого реагирования. Водителями решили не рисковать, один из группы имеет опыт управления таким транспортом. Остальные будут вести огонь - на каждого по бортовому орудию. Как только вы высадитесь, шаттл пойдет вниз, но останется в зоне недосягаемости для главных орудий колоссов. Орудия десантного транспорта гетов для него тоже будут неопасны.
  - Принято. Закрыть скафандры. Приготовить оружие и инъекторы с гранатами. - Шепард защелкнул замки шлема, привычно скользнув взглядом по индикаторам и прислушавшись к шипению воздуха. - Ознакомьтесь со схемами расположения гетов и колонистов, запомните их картинки. Готовность. - капитан отметил, что челнок приблизился к большому пролому в стене башни. - Гетов обездвиживать и обезоруживать. Зря заряды не тратить. В колонистов не стрелять, только по ногам, если будут слишком настойчивы. Аленко, вы держитесь рядом со мной, на вас - левый фланг. Явик - вам лучше пока держаться сзади. Колонисты к вашему виду непривычны и могут открыть стрельбу.
  - Угощу парализующими гранатами. - сказал протеанин, переключая режимы своей винтовки. - двинуться не успеют. Но убивать - не буду. Только ранить.
  - У нас задача - добраться до торианина. Но для начала - уберем некоторых гетов. Следует также, по возможности, восстановить водоснабжение. Вперед.
  Через пролом группа быстро высадилась в небольшом помещении, явно заброшенном. Указав группе направление на одно из помещений, где, согласно данным карты, располагалось подразделение гетов, Шепард безмолвно знаками распорядился, чтобы оба полисмена-десантника держались как можно ближе к главе группы высадки. Те, согласно кивнув, приблизились.
  С пятнадцатью гетами, оккупировавшими небольшой изогнутый зал, проблем не возникло. Сосредоточенным огнем геты были обездвижены и лишены возможности стрелять.
  - Блоки памяти самоликвидировались, сэр. - доложил Аленко, выпотрошивший двух стрелков и одного ракетчика. - У снайпера блок памяти "полетел" едва ли не сразу, как только в него попал первый наш заряд.
  - Это не последний гет. Только первая достаточно крупная группа. Своеобразный резерв сил вторжения в помещения, занятые колонистами. - ответил капитан. - Перезарядили оружие. Часть гетов ускакала к уровням, занятым колонистами. Слышите?
  - Да, сэр. Колонисты отбивают атаку. По выстрелам - гетов едва ли больше десятка. Но хорошо, что они атакуют только с одной стороны. - сказал один из полисменов-десантников.
  - Тем не менее, нам придется ударить в тыл этой группе гетов. Предварительно уничтожим гетов, пытающихся пролезть через баррикаду на левом, незаваленном проходе. Там всего трое колонистов, против пяти машин - двое гетов держатся сзади и колонисты их не видят, поскольку эти геты не стреляют - они вряд ли долго выстоят. Вперед.
  - Да, сэр. - сказал Аленко. Люди скользнули в коридор, выводящий к лестничным пролетам.
  Шепард оказался прав. Группа высадки уничтожила арьегард из двух гетов, не заморачиваясь с сохранением целостности их корпусов, затем обездвижила и лишила возможности применять оружие трех гетов, атакующих баррикаду. Явик благоразумно держался сзади.
  - Стоять! Будем стрелять! Вы кто такие? - крикнул один из колонистов, поднимая штурмовую винтовку гражданской модификации.
  - Капитан Шепард, ВКС Альянса. Опустите оружие. Займитесь своими двумя ранеными и одним убитым. - процедил Шепард.
  - Вы - Спектр? Первый Спектр - Человек? Мы слышали сообщения по Экстранету. - сказал самый старший из колонистов, склоняясь над убитой женщиной-колонисткой.
  - Богато живете. - сказал капитан, помогая грузить раненого мужчину на носилки. - Даже Экстранет имеете.
  - Не мы. Это "Экзо-Гени" временами нам дает доступ... - ответил парень, самый младший среди оставшихся в живых защитников баррикады. - Правда очень медленный и не надежный. Давно уже не было нормального. Держат нас тут, приказали никуда не отлучаться за пределы башни. Голова болит все сильнее. - пожаловался он. Аленко вопросительно посмотрел на капитана. Тот поймал взгляд лейтенанта и кивнул:
  - Сейчас мы сделаем вам всем уколы укрепляющего препарата. Ваше состояние улучшится на несколько часов. Симптомы... ослабнут. Остальное лечение мы проведем позднее. - сказал капитан, доставая инъектор. - подходите по очереди. Это только укол, не более того.
  - Военный препарат? - недоверчиво спросил кто-то из колонистов.
  - Да. - Шепард сделал спросившему укол и поднял инъектор, показывая, что может подойти следующий еще не вакцинированный колонист. - давайте быстрее. Останетесь здесь. Полагаю, с этой стороны больше нападений гетов не будет. Раненые?
  - Стабилизированы, капитан. - Аленко поднялся с колен, закончив наложение шин и повязок. - Вполне могут дождаться более квалифицированной помощи.
  - Нам оставаться здесь? Они же...
  - Не полезут. - отрезал Шепард. А если мы будем и дальше задерживаться здесь с вами, остальные группы гетов смогут прорвать оборону. Так что, перезарядите ваши винтовки и организуйте дежурство со сменами по два часа. - Шепард кивнул и взглядом указал своим спутникам на проем. - Двинулись.
  Группа высадки успела к самому пику противостояния. Скрытые за легкими баррикадами колонисты и охранники уже достаточно слабо огрызались из своих винтовок по наседающим гетам.
  - Защищать центр колонии! - раздался крик и колонисты сделали инстинктивный шаг назад. Шепард вскинул винтовку и дал очередь в потолок коридора:
  - Всем колонистам оставаться на местах! Отступите - умрете все до единого! - капитан короткой трехзарядной очередью скосил очередного гета-пехотинца и подстрелил одиночным зарядом ногу у гета-снайпера. - Залпом по ближайшим гетам - пли!
  Суровый тон и четкие команды возымели действие. Колонисты, отошедшие было от баррикад, вернулись и, пусть нестройным, но все же достаточно согласованным залпом смогли обездвижить трех ближайших к выходу в помещение колонии гетов. Остальных скосили короткие прицельные очереди из оружия членов группы высадки.
  - Капитан, их подверженность действию фактора выше. - сказал Аленко, косясь на индикатор на рукаве своего скафандра. - Разрешите приступить к вакцинации?
  - Разрешаю, лейтенант.
  - А вы кто, собственно, будете? - поинтересовался один из охранников.
  - Капитан Шепард, ВКС Альянса. - отрекомендовался старший помощник.
  - Спектр?
  - Да. Вижу, вы тоже знаете.
  - Экстранет принес весточку. - сказал охранник. - Спасибо. -Он потряс рукой, в которую Аленко вогнал дозу препарата. - Что то вроде витаминок?
  - Вроде как. - сказал капитан, не желая до времени раскрывать суть препарата. - головная боль и тяжесть в мышцах скоро ослабнут. То, что мы вам вкололи - только первая помощь. Симптомы неблагополучия не исчезнут. Но станет легче. Сколько колонистов живы?
  - Здесь - намного меньше двух десятков, сэр. - ответил охранник, осознав, что перед ним - офицер. - Очень многие... лежат пластом. Делать ничего не могут, думать и то тяжело. Мы сначала не верили... А потом поняли, что чем ближе к центру колонии, тем тяжелее. Вот и стараемся к центру не ходить. Но не все себе могут позволить пребывать на периферии. Некоторым приходилось рисковать. Потому там. - он махнул рукой по направлению к центру зала. - очень многие еле двигаются и еле говорят.
  - Руководитель - Фай Дань?
  - Да. Там есть также... добровольный полисмен... Мы хоть и гражданские, но привычка...
  - Торговец?
  - Этот идиот предлагает нам товары, а какие у нас тут деньги, если сервера компании, осуществлявшие передачу информации о платежах, совершенно вырубились. А расписки этот жмот не принимает. Упрям, как сто варренов. Уговорил капитана грузовоза завернуть к нам сюда... А при посадке... не знаю точно, что там могло произойти... Но взрыв и пожар были нешуточные. Еле потушили. Да еще его барахло пришлось спасать чуть ли не в первую очередь. Вопил как резаный.
  - Вход в нижние этажи?
  - Закрыли... Пусть и через силу. До этого ползунов пришлось неоднократно отстреливать. Группами, десятками лезли. Плевались слизью и спорами. Пришлось убивать, доходило до рукопашной... Убирать их остатки, затем... сжигать. В закутке, там. - взмах рукой в нужном направлении.- Не ждите, Фай Дань тоже слаб, но он предпочитает оставаться в центре колонии. Мы сами не знаем, почему он еще может стоять на ногах. Хотя... Если там, в центре колонии, не особо активно двигаться... вполне можно... существовать. Будете всем такие препараты колоть?
  - Пока - да. Там посмотрим, что можем сделать. - Шепард махнул рукой и его группа, построившись, двинулась к жилым балкам, обрамлявшим не пострадавший от пожара и разрушений центр колонии.
  Первой, кто попался на глаза старшему помощнику, была девушка, пытавшаяся найти причину неработоспособности водопроводного трубопровода.
  - Геты отключили водопровод. - бросил капитан, подходя к мастерице и стараясь не напугать её своим внезапным появлением.
  - То есть воды уже не будет? - хлопая ресницами, девушка выпрямилась и уставилась на затемненное стекло шлема. - Вы - Спектр?
  - Да.
  - Громко вы появляетесь. Мака Дойл. - представилась мастерица. А вы, как я слышала - Джон Шепард, капитан ВКС Альянса с Земли?
  - Да. - подтвердил старший помощник.
  - Извините, не хотели красться как воры. - сказал Аленко. - Мы разобрались с несколькими группами гетов. Попутно узнали, что водопровод перекрыт. Если будет возможность, мы восстановим подачу воды. Надеюсь, на ближайшее время у вас вода запасена?
  - Мы не первый раз работаем в колониях. - девушка гневно сверкнула глазами. - Воды у нас хватит на ближайшие несколько суток. Тем более, что большинство людей двигаются слишком медленно или лежат пластом. Особенно здесь, поближе к центру колонии. Видите, даже Фай Дань вас не встречает, а он - лидер нашей колонии.
  - Мы как раз к нему и направляемся. Лучше не мучайте задвижку, это бесполезно в ближайшие несколько часов. - мягко сказал Шепард. - У нас есть препарат, который имеет мощное укрепляющее и стимулирующее воздействие. Мы вашей охране на входе и передовому дозору инъекции уже сделали. Они, как видите, целы и здоровы. Так что...
  - Я не дура. - девушка протянула руку. - военных медикаментов у нас никогда не было - руководство "Экзо-Гени" утверждает, что они слишком дорогие для бюджета компании. А само... - она чуть поморщилась, когда Аленко нажал на спуск "пистолета". - Это все?
  - Да. Все. Продолжать движение. - Он обернулся к своим спутникам. Явика нигде не было видно.
  - Он сказал, что появится тогда, когда это будет безопасно и необходимо, капитан. - тихо произнес в спикер лейтенант Аленко.
  - Понятно. Ладно, пусть скрывается пока. Нам тут локального столбняка не надо.
  - Еще одна добровольная мастерица. - сказал один из полисменов-десантников, указывая на девушку, склонившуюся над разложенными деталями энергогенератора.
  - Я - не добровольная. Надо же кому-то этим тоже заниматься. Слышала, вы - Спектр Шепард. Меня зовут Мэй О Коннел. - девушка выпрямилась. - С энергией у нас пока полегче, чем с водой. Но тоже надолго не хватит. Нам бы аккумуляторов где-нибудь найти. Мне говорили, что рядом есть помещения со старой техникой, оставшейся от предшествующих нам колонистов. Но там этих варренов - стаями ходят. А нам с нашими боеприпасами и оружием соваться туда - смерть еще более вероятная, чем от этих гетов. Да и мало у нас тех, кто может бросить периметр и углубиться в эти лабиринты. Я говорила, что согласна лично пойти, а на меня посмотрели... очень косо.
  - В одиночку лучше не ходить. Мы видели слишком много следов варренов. - сказал Аленко.
  - Вот вот. А у нас лишних людей, которые способны быстро двигаться... мало. Да почти нет у нас таких людей. И мне работы тоже много тут.
  - Если нам удастся прорваться в нижние уровни, то мы сможем найти там и аккумуляторы. - сказал Шепард. - Насколько хватит наличной энергии здесь?
  - Не более чем на четверо суток. Потом придется жестко экономить. Давайте по-быстрому ваш препарат уколите. Мне работать надо. - девушка протянула руку. Аленко с серьезным выражением лица приставил сопло к нежной коже и надавил на спуск. - Военная техника. Конечно, бедных колонистов такой снабжать не будут. Скряги. - Мастерица вернулась к копанию в недрах каркаса энергогенератора, показывая, что разговор окончен.
  - Капитан, впереди этот торговец, саларианец. Будем разбираться с ним или сначала посетим комплекс балков? Там есть лежачие... малоподвижные колонисты. Или разделяться будем? - спросил Аленко по спикеру.
  - Разделяться не будем. Нас и так мало. Что известно об этом торгаше? - ответил капитан.
  - Его зовут Иносет Ледра. На самом деле у него умопомрачительно длинное полное имя. В наших условиях его полная форма не важна. - сказал Аленко. - Им движет прибыль и только прибыль. Но он слишком суетливо на нас поглядывает. И я бы не сказал, что это потому, что он хочет добровольно продать нам все свои товары по выгодной цене, раз уж мы тут единственные обладающие достаточными суммами кредитов разумные прямоходящие. У меня есть подозрение, что торианин на него давит. Гораздо сильнее, чем на двух этих мастериц.
  - Непонятное давление. Может вызвать сдвиг установок. Для саларианцев с их бешеным обменом - это чревато. Ладно, будем разбираться. - Шепард сделал несколько шагов к закутку, в котором копошился саларианец.
  При приближении группы закованных в бронескафандры вооруженных людей саларианец прекратил перекладывание контейнеров и обернулся.
  - Мы знаем как вас зовут и как вы попали в колонию. - сказал Шепард. - О нас вы также уже слышали и знаете. Так что обойдемся без формальных приветствий.
  - Если быть точным, то это только часть колонии. Нечто вроде форпоста. - ответил Ледра. - Мне не разрешают перевезти товары и открыть торговлю в центре колонии. Держат здесь. А я теряю прибыль.
  - Как торговец, вы не принимаете участие в обороне колонии? - уточнил Шепард.
  - Да... То есть нет, - замялся саларианец. - Иногда приходится брать в руки оружие. Я - торговец, который ищет прибыль, путешествуя и предлагая свои товары.
  - Для саларианцев у нас вакцины нет, капитан. - уточнил Аленко по спикеру.
  - Знаю, спасибо. - Шепард переключился на внешние звукоизлучатели. - Ледра, мы понимаем, что вы должны иногда воевать. У вас ценные товары...
  - Мои самые ценные товары в большинстве своем погибли в результате аварийной посадки. Пожар, тряска... Осталось не так много. - Саларианец вздрогнул. - У меня нет никаких особых медикаментов, способных помочь людям. Все, что можно... я уже... отдал.
  - Отдали? Или продали?
  - Я... бизнесмен. И не могу постоянно заниматься благотворительностью. - Ледра попытался принять горделивую позу.
  - Вам уточнить, что вы заставили капитана грузовоза совершить посадку в колонии, которая едва сводит концы с концами. - ядовито осведомился Аленко. - Или вы, как бизнесмен, не составили бизнес-план правильно, поскольку не изучили район, в котором можете оказаться, желая получить прибыль.
  - Я делал так, как умел. Не все складывается так, как кому-то хочется. Но я могу продать вам свои товары.
  - Это ваше искреннее желание? - продолжал наседать на саларианца Аленко. Тот дернулся, по его морде словно пробежала судорога, на несколько секунд Ледра даже побледнел.
  - Мое... искреннее желание. Да. Это - мое искреннее желание.
  - Разрешите, капитан? - Аленко достал из поясного контейнера сканер.
  - Разрешаю. - Шепард вскинул винтовку и посмотрел по сторонам. - Только недолго. Нам нужно еще по балкам пройтись.
  - Момент, капитан. - лейтенант мазнул сканером по контейнерам, теснящимся в закутке. - Ничего, что стоило бы брать. Не нужны нам ваши товары, Ледра. - Аленко показал экранчик сканера старшему помощнику. - Можете быть спокойны.
  - Возможно. - буркнул саларианец, возвращаясь к перетасовыванию контейнеров. - Время покажет.
  - Следуем в балки. Надо посмотреть лежачих, коллеги. С ними будет сложнее.
  В балках освещение было только искусственным. Немногочисленные цилиндры жилых модулей соединялись переходами. В первом балке их встретил, как подсказал малый экран инструментрона старшего помощника, Дэвид Рейнольдс, занимавшийся в колонии охотой на варренов.
  - Простите. - он приблизился к Шепарду и остановился. - У вас... хорошее оружие. А мы... мы голодаем.
  - Насколько мы смогли узнать, вы - Дэвид Рейнольдс. Занимаетесь здесь добычей мяса варренов. - сказал Шепард. - О нас вы уже слышали.
  - Да. Это было довольно просто, но все изменилось, как только у варренов появился злобный вожак. Видимо, я уничтожил несколько стай варренов и вот... он появился. Варрены не из пугливых, но все чаще ходят огромными стаями и звереют... слишком быстро. А появление этого зубастого дьявола... поставило крест на наших мясных запасах. - ответил охотник. - Мне одному соваться в эти тоннели...
  - Не продолжайте. - остановил колониста Аленко. - По базе данных мы узнали, что вы женаты и ваша жена с вами... тут.
  - Да. Она взяла на себя обязанность защищать колонию с оружием в руках. Но наше оружие... почти полностью - гражданские образцы. Если против вареннов это еще сколько нибудь эффективно, хотя теперь - далеко не всегда, но против этих механических чудовищ... гетов... - это просто хлопушки. Мы теряем людей. У нас кончаются боеприпасы.
  - Стоп. - отрезал Шепард. - Хватит хныкать, Дэвид. Пока что это не финал и есть еще возможность сопротивляться. И вы будете сопротивляться, потому что вы - человек.
  Аленко достал свой инъектор и не успел колонист дернуться, как укол был уже сделан.
  - Это укрепляющий препарат. Он облегчит ваше состояние. Ненамного. - пояснил лейтенант, пряча "пистолет" в чехол.
  - Мой коллега прав. - подтвердил капитан. - Вам это поможет, а значит - не все еще потеряно.
  - Да. Конечно. - несколько неуверенно сказал Дэвид, исчезая в маленькой двухместной каюте и прикрывая за собой дверь.
  - Действительно. Все, кого мы встретили, капитан, находятся под сильным влиянием торианина. Меддиагност показывает наличие спор в их организмах... Достаточно неверного движения или слова - и они начнут стремительно превращаться в ползунов... Эта часть колонии будет потеряна. - сказал Аленко, оглядывая коридор. - А ведь мы еще не добрались до лидера этой части колонии. По схеме он - в самом центре, очень близко от в входа в подземные этажи. А излучение там...
  - Очень сильное, знаю. - ответил Шепард, используя спикер, чтобы скрыть факт переговоров со спутниками. - Тем не менее, продолжаем смотреть все здесь, а потом направляемся к Фай Даню. - Старший помощник направился ко входу в модуль, образованный одним из сохранившихся после аварии отсеком грузового корабля класса "Коулун".
  Дверь открылась. На пороге стоял мужчина среднего возраста. На лице колониста выделялись седые брови.
  - Что вам здесь надо? Ходите, шумите, не даете покоя.
  - Вы - Холлис Блейк?
  - Да. А вы - Спектр Шепард. Слухи и новости у нас здесь быстро распространяются. - пробурчал хозяин каюты. - Я так понял, вы всем делаете какие-то уколы?
  - Да, общеукрепляющие. Несколько улучшают состояние и самочувствие. Геты досаждают? - Шепард решил пока не настаивать на том, чтобы пройти в каюту.
  - Геты, ползуны, вот вода пропала. Да с электроэнергией тут проблемы тоже. Руководство колонии нам приказало сидеть здесь и не пытаться перейти в другую башню. А тут... плохо тут, в общем. - колонист протянул руку. - Всем делаете уколы, все пока живы - значит и мне сделайте.
  - Хорошо. - Аленко перезарядил инъектор, приложил дуло пистолета к коже предплечья мужчины, нажал на спуск.
  - Почти не почувствовал. - сказал колонист, тряся рукой.
  - Не надо трясти. Препарат сам впитается и попадет туда, куда надо.
  - Ладно, не буду. Только вот моей жене этот укол делать не надо.
  - А что с ней?
  - Слаба очень. Лежит. Я так понимаю, она просто нуждается в отдыхе.
  - Мистер Блейк, мы не можем оставить в этой части колонии ни одного невакцинированного человека. - проговорил Шепард. - Это вопрос безопасности людей и не нам решать, кому можно избежать укола. Кроме компании "Экзо-Гени" у человечества есть еще другие структуры, которые по-иному смотрят на проблемы колонистов.
  - Вот вот, наплодили структур разных. - проворчал мужчина. - А налоги все растут и растут. Зажрались эти ваши... структуры. Хотя... Может, ей это поможет. - колонист посторонился.
  - Останьтесь снаружи. - сказал Шепард полисменам. Они кивнули и заняли позиции по бокам дверного проема. Капитан и лейтенант подошли к полке, на которой лежала женщина. Глаза её были закрыты, дыхание неровное. - Приступайте, лейтенант.
  - Есть, сэр. - Аленко быстро сделал укол, убрал прибор в чехол и выпрямился. - Нам нужно идти дальше. А вам тоже лучше присесть... После инъекции организм может отреагировать непродолжительной слабостью.
  - Хорошо. - убедившись, что жене ничего не угрожает, колонист успокаивается и присаживается в кресло, стоящее рядом с полкой.
  Выйдя из "каюты", Шепард кивает полисменам. Те занимают свои места сзади офицеров.
  - Пустовато тут как то - отмечает один из полисменов, когда группа покидает комплекс модулей и направляется к центру колонии.
  - Геты, варрены, ползуны. - отвечает по спикеру Аленко. - Да еще этот приказ руководства - во что бы то ни стало оставаться здесь и не пытаться возвратиться в основные башни.
  - Торианин - причина этого приказа. - отвечает по спикеру Шепард, внимательно оглядываясь по сторонам. - Уламываем Фай Даня, получаем карт бланш на деятельность и приступаем к работе с торианином. Остальные мелочи - геты, варрены, кроганы - все потом, чтобы потом не оставлять проблемы позади, в тылу.
  - Понятно. Говорить будете вы?
  - Сомневаюсь, что он послушает кого-то другого. В случае необходимости придется его вакцинировать насильно. Он, конечно, как и все здесь, находится под влиянием спор, внедренных торианином, но не признается в этом факте даже под жесточайшей пыткой.
  - Кстати о пытках. - Аленко внимательно рассматривает молодую женщину, стоящую рядом с Фай Данем. - Это та ли полисменша добровольная, о которой нам говорили?
  - Для кого добровольная, а для кого и принудительная. - один из полисменов-десантников просмотрел данные из своего инструментрона. - Она была нанята корпорацией в качестве официального охранника. Правда мне представляется, что она скорее защищала секреты корпорации от посягательств любопытных ученых и обслуги, чем занималась защитой людей от посягательств здешних зубастиков и иных хищников.
  - Ладно. - Шепард вышел вперед и, подойдя к лидеру колонистов, представился. - Капитан Шепард, ВКС Альянса, Спектр Совета Цитадели. - он светанул значком и идентификационной карточкой.
  - Фай Дань. Официальный и, смею думать, неофициальный лидер этой части колонии. - представился мужчина. - Геты нас замучали. Хорошо, что вы дали им хоть какой-то эффективный отпор. Пусть недолго, но наши охранники на баррикадах все же смогут отдохнуть.
  - Я бы предпочла, чтобы капитан и его люди решили еще и другие проблемы колонии.
  - Арселия Сильва Мартинес? - осведомился Шепард. Женщина хотела было кивнуть, но удержалась:
  - Всегда знала, что вояки - выскочки и формалисты. - вместо этого заявила она.
  - У вас тут стреляют. Причем - боевыми зарядами, мисс. - ответил старший помощник.
  - Миссис. - отрезала Арселия.
  - Ладно, миссис Мартинес. - согласился Шепард. - Вы намекаете на мясо, электроэнергию и воду?
  - А хотя бы и так. Вы вооружены боевым оружием, а не нашими гражданскими хлопалками. Вы - в бронескафандрах военного класса, а у нас и комбинезонов не хватает. Так что вам и решать такие крупные проблемы.
  - Вот крупные проблемы мы и будем решать. - Шепард повернулся к Фай Даню. - Мы уже провели частичную вакцинацию ваших людей, мистер Дань. Надеемся, что нам удастся охватить всех. Но прежде я хотел бы попросить вас дать команду на открытие входа в подземные этажи башни.
  - Не надо делать этого, Фай. - вскинулась Арселия. - Вспомни, сколько раз мы вынуждены были отбиваться от ползунов.
  - Как ты и сказала, Арселия, у них, - лидер колонистов указал взглядом на Шепарда и его спутников, - предостаточно оружия и оборудования, которое делает ползунов для них слишком слабыми противниками. Так что я дам распоряжение. Ханна! - позвал он.
  - Что, Фай? - к лидеру колонистов приблизилась молодая девушка.
  - Ты столько возилась с пультом, что он наконец понадобился. Откроешь проем для них. - Фай Дань кивнул в сторону Шепарда и его сопровождающих. - И сразу потом закроешь.
  - Если бы я не услышала про "закроешь", я бы подумала, что ты, Фай, спятил. - сказала Арселия. - Еще не хватало оставлять открытым вход для этих ползунов. А мне представляется, что они далеко не закончились.
  - Я еще не спятил. - сказал Фай Дань и Аленко с Шепардом уловили в голосе главы коллектива колонистов напряжение. - Так что, Ханна, сопроводи их ко входу, открой проем и закрой, как только они войдут. О связи для обратного входа договоритесь сами. Все, идите. - он бросил недовольный взгляд на Арселию.
  - Минуту, Фай. - остановил лидера Шепард. - Лейтенант, всех троих - вакцинировать.
  - Слушаюсь, сэр. - Аленко быстро прокомпостировал предплечья левых рук мужчины и двух женщин, после чего убрал инъектор в чехол и отступил к полисменам. Трое колонистов очумело глядели на Шепарда, неподвижно стоявшего на прежнем месте.
  - А теперь мы действительно пойдем. - сказал старший помощник, разворачиваясь к Ханне. - А как назывался ваш корабль?
  - Наш грузовой корабль назывался "Северное Сияние". - ответила Ханна. - А я, как выяснилось - последний, оставшийся в живых член экипажа. Вам уже, вижу, немало рассказали о нашей жизни тут, в изоляции.
  - Кое-что слышали. - уклончиво заметил Шепард. - Вас саларианец уломал?
  - Да. Двинутый на прибыли. Уверовал, что у бедных колонистов денег полные карманы. По глупости капитан согласился. - Ханна подошла к пульту. - Я открою проход на несколько десятков секунд, потом быстро закрою.
  - Мы успеем. - сказал старший помощник.
  - Тогда я поднимаю. - девушка нажала несколько сенсоров на пульте и кран послушно поднял вверх тяжелый сегмент грузового корабля. Открывшийся прямоугольный проход дохнул на людей затхлым воздухом, но это почувствовала только Ханна. Члены группы Шепарда в своих полностью закрытых скафандрах не почувствовали ничего.
  - Идите. Время пошло. - сказала девушка и Аленко первым нырнул в проем. За ним прошел Шепард и замыкали группу оба полисмена. Едва только они опустились вниз на глубину одного лестничного марша, как сегмент корабля опустился на прежнее место.
  - А относительно связи?... Разговора ведь об этом с колонистами и Фай Данем не было. - спросил лейтенант.
  - Относительно связи с ними нечего договариваться. - отрезал Шепард. - они все инфицированы спорами торианина. Все до единого. В разной степени. Торианин их контролирует полностью. Если бы мы начали договариваться, ему бы это очень не понравилось. Пришлось бы стрелять на поражение.
  - А как же вакцина? - Аленко не отступал.
  - Вакцина проблему не решит. Придется пропустить их через длительный карантин и восстановительное лечение. Придется также на обратном пути применить парализующие гранаты. Споры начали действовать, а скорость процесса целиком в воле этого разумного растения. Если оно захочет - тут нас встретят на обратном пути только ползуны.
  - Если мы правильно поступим с этим соглядатаем, то не все будет так мрачно. - из полутьмы выступил Явик.
  - Явик, ты где был? - изумился Аленко. Оба полисмена также выглядели очень удивленными.
  - Старательно отводил глаза разумных прямоходящих от своей скромной персоны. - ответил протеанин. - Так кажется иногда выражаются персонажи ваших книжек. Познавательная экскурсия по земной колонии у меня получилась. И еще вот что. У нас была достаточная информация по этой форме жизни, коллеги. - Явик обвел взглядом своих четырех глаз всех людей. - И большую часть переговоров и уговоров прошу предоставить мне. При мне это разумное растение не будет выходить за определенные рамки. В силу того, что он склонен к спячке, необходимой ему для долголетия, о протеанах он слышал достаточно. Вас, людей, он просто... опасается. Не боится, но опасается. Ваша раса очень молода для него. Мы... несколько старше.
  - Но дублировать... - сказал Аленко.
  - Ассистировать - пожалуйста. - ухмыльнулся Явик. - Комфортное логово оборудовало себе это разумное... - протеанин огляделся. - Но у нас есть еще необходимость решить проблемы колонистов с водой, электроэнергией, варренами и кроганами, а также с гетским маяком. Согласно старым картам неподалеку отсюда есть старый полуразрушенный ход в нужные нам части комплекса. Может, следует решить эти проблемы прежде, чем встречаться со здешним долгожителем? Полагаю, что колонисты будут довольны, что мы им помогли прежде, чем начать решать наши собственные проблемы.
  - Хорошо, Явик. - Шепард переглянулся со спутниками. - Веди нас к этому полуразрушенному ходу. И передай карты нам на инструментроны.
  - Охотно. - протеанин мазнул когтем по экрану инструментрона. - Отправил.
  - Получили. Три минуты на ознакомление с информацией, потом - выступаем. - распорядился Шепард.
  
   - Ферос. Часть 2
  
  - И еще... коллеги. - произнес Явик. - Я и капитан - идем первыми. За нами - лейтенант Аленко. Между нами, чуть сзади. Вы оба. - протеанин посмотрел на полисменов. - замыкаете. Это необходимо. Кроме того, торианин... способен очень хорошо слышать. Так что во время движения, которое... будет сложным... общаться голосом как можно меньше. Он, конечно, способен читать и мысли... но далеко не всегда. Так что главное - поменьше разговаривать и не сообщать вслух о своих планах.
  - Опять вы идете впереди? - спросил молодой полисмен.
  - Да. Так будет лучше. Дело в том, что я и капитан... обладаем некоторыми способностями, позволяющими лучше читать... предстоящую дорогу. - Явик старательно пытался говорить как можно более понятно для непосвященных. - И несколько быстрее предугадывать опасности. А вам предстоит хорошенько прикрыть нам спины. Что также важно. Лейтенант. - протеанин посмотрел на Аленко, немного начавшего нервничать. - Ваши способности воина и биотика также пригодятся. Повоевать тоже придется. Но главное - смотрите по сторонам и по верхам. Хорошо?
  - Да, сэр. - Кайден кивнул, нервно сглатывая. - Я понял.
  - Тогда... - Явик взглянул на Шепарда.
  - Вперед. - кивнул капитан.
  Построившись в заявленном Явиком порядке, группа быстро достигла пролома в стене.
  Извилистый ход привел их в нижние помещения. Все члены группы старались сохранять тишину, но и Шепард и Явик явно чувствовали, сколько всего хотят высказать вслух полисмены и лейтенант.
  Жестом указав на прикрытую дверь, Явик лапой изобразил зубастые челюсти. Шепард понял - он намекает на присутствие варренов. Действительно, капитану слышалось ворчание этих зубастиков, доносившееся из-за створки. Явик теми же знаками молча передал: входим, убиваем всех. Завершающей совокупностью знаков он дал понять, что там же располагается и небольшой бокс, где, возможно, будут аккумуляторы.
  Едва только открылась створка, пять варренов попытались было атаковать входивших. Но сделать даже шаг звери не смогли. Их скосили короткие прицельные очереди. Быстро зайдя внутрь небольшого помещения, Шепард увидел несущегося на него рослого варрена, в котором без труда угадывался вожак. Рядом, по бокам главаря стелились четверо варренов поменьше, составлявшие, возможно, его личную охрану. Вскинув винтовку, Шепард всадил три короткие очереди в вожака, а полисмены и лейтенант прикончили четверых охранников.
  Младший полисмен попытался было наклониться к варрену, намереваясь взвалить труп зверя на спину, но Явик остановил его и знаками пояснил, что колонисты сами разберутся. Мясо варренов сразу не испортится, сюда они смогут спустится спокойно - план прохода будет им предоставлен по возвращении. Тащить же на рандеву с торианином тяжелые трупы зубастиков было в высшей степени недальновидно. Полисмен выпрямился и кивнул, соглашаясь с мнением протеанина.
  Шепард тем временем обратил внимание на стоявший на верхней площадке зала старый полуразобранный транспортер гражданской модификации. Указав на него Аленко, Шепард знаком пояснил: "Ищите аккумуляторы". Офицер кивнул и спустя несколько минут спустился, неся три объемных коробки с клеммами. Инструментрон показал, что аккумуляторы почти полностью сохранили свой заряд. Шепард знаками пояснил, что батареи тоже придется оставить здесь - нечего их таскать с собой - колонисты заберут.
  Группа вышла из бокса, сзади лязгнула дверь и протеанин поднял лапу, выдав жест "Прислушаться". Где-то слева донесся быстрый, путаный человеческий говор. Говорил один человек. Шепард спустя минуту смог различить даже отдельные слова - говорил этот человек на английском. Явик просигналил, что по всей вероятности - это колонист, человек. Шепард кивнул, соглашаясь. Явик начертил на пыльной стене схемку, указав, что перед человеком - трое пехотинцев-гетов, два ракетчика и два снайпера. Удивленные глаза Аленко заставили полисменов проверить оружие. Явик одобрительно кивнул, перехватывая свою винтовку поудобнее, просигналил, что придется валить всех роботов. Шепард кивнул. Придерживаясь стены, группа быстро достигла ступеней, уходивших вниз и спустилась в тоннель.
  За плитами-блоками спрятались двое пехотинцев и снайпер. Аленко не отказал себе в удовольствии сразу снять тремя выстрелами меткого стрелка, а полисмены уложили пехотинцев. Явик указал на толстый трубопровод, перекрытый задвижкой и просигналил: "Открыть клапан. Это водопровод. Есть еще два клапана. Надо их открыть". Младший полисмен быстро справился с маховиком, заблокировав его в открытом положении.
  Убедившись, что теперь геты смогут только продырявить трубопровод, пытаясь перекрыть в этом месте воду, Шепард знаком скомандовал группе продолжать движение.
  Пришлось подниматься в основной проход по бетонной лестнице, а затем нырять в тоннель снова, поскольку сквозной проход по тоннелю перегораживала монументальная ржавая, но прочная решетка, которую пришлось бы взрывать. Аленко достал было резак для металла из поясной укладки скафандра, но Шепард отрицательно покачал головой и лейтенант подчинился, убрав инструмент.
  Уничтожив пехотинца и снайпера с ракетчиком, Шепард со спутниками открыли второй водопроводный клапан, обошли по бетонным лестницам еще одну решетку и, открыв третий водопроводный клапан, наконец, увидели, как в тупике спиной к стене прижался какой-то довольно молодой мужчина в одежде колониста. Перед ним стояли гет-ракетчик и гет-пехотинец. Машины переглядывались между собой - Шепард ясно слышал гудение приводов, а человек по какой-то причине почти не обращал на роботов никакого внимания. Поняв, что машины вот вот начнут стрелять, Явик просигналил: "Валим обоих" и первым открыл стрельбу, целясь по ракетчику, как более опасному противнику. Полисмены и Аленко нашпиговали зарядами пехотинца, протеанин добил ракетчика и сразу пропустил Шепарда вперед - человек вдруг очнулся и его взгляд стал намного более осмысленен. Полисмены прикрыли Явика спинами, Аленко повернулся спиной к поселенцу и стал наблюдать за тылами.
  Человек был явно не в себе. Шепард вспомнил, как Явик говорил о спорах и об их влиянии на организм людей. Этот поселенец явно находился под полным контролем торианина, причем уровень этого контроля был заметно выше того, какой был свойственен основной массе колонистов "Надежды-Чжу". Достав инъектор, капитан сделал поселенцу укол, не обращая внимания на его ошалелый взгляд. Убрав инструмент в чехол, старший помощник развернулся к поселенцу спиной, догадываясь, что с места он не сойдет.
  Аленко просигналил, что с поверженных машин взять нечего - блоки памяти сгорели, а все остальное сильно повреждено выстрелами. Так же безмолвно развернувшись, группа отошла от поселенца, продолжавшего стоять и тихо бормотать себе под нос какие-то путаные молитвы.
  Слева теперь было невысокое ограждение, за которым угадывался глубокий бетонный желоб. Его пересекали бетонные мосты. Шепард удерживался от вопросов и Явик чувствовал это. Взяв капитана за запястье, протеанин послал ему в мозг несколько картинок, демонстрирующих пояснения к увиденному и просьбу повременить с вопросами относительно башен, тоннелей, коридоров, рвов и мостов со всеми остальными постройками до возвращения на фрегат.
  Шепард кивнул. Группа перешла желоб по ближайшему мосту и остановилась перед закрытой железной дверью. Явик несколькими штрихами изобразил на запыленной стене план-схему того, что ожидало членов группы за дверью. Два прыгуна, два ракетных летающих дрона, один пехотный стрелковый летающий дрон, пять кроганов и три гета-пехотинца с двумя ракетчиками. На озадаченный вид Аленко протеанин отреагировал быстро, изобразив во втором помещении знак радиомаяка, размеры и оснащение которого позволяли поддерживать многоканальную связь с орбитой планеты. Аленко, увидев знак маяка, кивнул, просигналив, что понял, почему такая мощная охрана.
  Явик оглядев сокомандников, просигналил, что валить придется всех и валить быстро и качественно. Приглушенно щелкнули фиксаторы винтовок и дробовиков, после чего Шепард сделал первый шаг к двери, зная, что фотоэлемент уже отметил пересечение невидимого луча. Дверь распахнулась и группа открыла сосредоточенный огонь. Дроны попали под удар первыми и осыпались обломками на бетон пола и стен. Прыгуны попытались было рыпнуться, но Явик, видимо хорошо знавший их манеры, срезал обоих кузнечиков в полете, обратив их в лужицы слизи. Сунувшиеся было в коридор геты-пехотинцы были просто сметены в соседнее помещение очередями зарядов из штурмовых винтовок. Два ракетчика-гета благоразумно не стали высовываться и Шепард, подскочив к проему, ведущему в сопредельное помещение, первый открыл огонь по кроганам, стараясь нанести наемникам наибольшие повреждения. Спустя секунду капитана поддержали огнем своих штурмовых винтовок Аленко и Явик, так что кроганы даже не успели удивиться появлению ранее неизвестного им разумного прямоходящего.
  Полисмены, проскользнув внутрь, обрушили сосредоточенный огонь своих винтовок на двух ракетчиков, занявших неосмотрительно позиции возле станции-маяка. Подошедшие Шепард и Аленко превратили устройство в решето. Явик, внимательно наблюдавший за тылами и успевший обыскать трупы кроганов, просигналил, что все чисто. Аленко показал на своем инструментроне, что сигнал станции-маяка пропал.
  Оглядев закоулки, Шепард вопросительно посмотрел на протеанина и тот привычно начертил на стене схему расположения колонистов в основном зале "Надежды Чжу". Выделив кружками колонистов, ответственных за пищу, электричество и воду, он нарисовал за пределами зала свою фигурку и соединил её с отметками-кружками. Поймав вопросительный взгляд капитана, Явик знаками показал, что пошлет информацию прямо в мозг нужного колониста и тот просто поймет, что вода теперь течет свободно, а электричество и мясо варренов ждут колонистов в нужном месте. Причем каждый колонист поймет только свою часть информации. И сможет ею воспользоваться не сейчас, а только тогда, когда проблема гетов и торианина будет решена полностью.
  Шепард, секунду подумав, кивнул и протеанин, выйдя вперед, повел группу к пролому, попутно знаками объяснив, быстрыми штрихами намалевав на экране своего инструментрона план - схему дальнейшего продвижения. Впереди были геты-пехотинцы с гетами-снайперами и ползуны. Много ползунов. Геты не хотели пускать группу Шепарда к торианину, а торианин не хотел, чтобы группа Шепарда достигла его без серьезных потерь. Явик знаками показал, что сможет прикрыть группу от потоков спор, извергаемых ползунами при близком контакте, причем прикрыть коконом. Единственной проблемой оставалась стрельба гетов - для зарядов такой кокон был проницаем. Знаками показав протеанину, чтобы тот переместился в середину группы, Шепард приказал жестом Аленко встать на место протеанина и теперь Явик был прикрыт с большинства возможных направлений.
  Миновав извилистый ход, группа вернулась на прежнюю позицию и начала движение вниз по лестницам и боковым тоннелям. Глядеть в открытые с одной стороны проемы тоннелей было некогда - геты практически непрерывно атаковали группу, стараясь затормозить и остановить её продвижение. Миновав три этажа, Шепард отметил, что геты как-то сразу исчезли, после чего уловил слабое шуршание. Явик просигналил, что это - множество ползунов на каждом из трех последующих этажей и окутался расширяющимся золотистым коконом. Дождавшись, когда кокон полностью накроет группу и жестами пояснив полисменам, что теперь им не страшны будут споры ползунов, Явик знаком подтвердил готовность к движению.
  Дальнейшее вполне походило на легкий кошмар. Похожие на пародии на людей существа, скользкие от покрывавшей их тела липкой слизи, пытались приблизиться к группе Шепарда и обрушить на них потоки спор. Но кокон, формируемый и удерживаемый протеанином, сводил на нет все их усилия и люди, прикрывая Явика, работали штыками инструментронов и штурмовых винтовок, обходясь без затрат боеприпасов - ползунов было слишком много, чтобы гарантированно убивать их даже одиночными зарядами, а для трехзарядных очередей не хватило бы боеприпасов.
  Наконец последний ползун превратился в лужу слизи и Явик показал, что за поворотом - выход к козырьку, перед которым располагался торианин, точнее его "центральная часть". Протеанин затруднился и не стал использовать обозначения "морда", "лицо", "голова", ограничившись более общим понятием. Свечение кокона из золотистого стало зеленым. Протеанин знаками пояснил, что торианин может попытаться подчинить их, выплюнув водопад спор, а сила этого потока слишком велика, чтобы золотистый кокон его выдержал без проблем. Кроме того, как просигналил Явик, он будет говорить с торианином сам. И, как ему представляется, торианин попытается поговорить с ними через своего посредника.
  На пыльной стене под когтем протеанина появилась схема, указывающая, что торианин прикреплен к стене шахты посредством восьми отростков Внизу - ровная поверхность дна шахты, скорее всего там - логово. Но падать туда торианин не привык, ему потребуется туда аккуратно спуститься. Шепард хищно усмехнулся и торианин, увидев эту усмешку, усмехнулся в ответ, поняв, что старший помощник уже запланировал, как будет убивать это разумное растение. Знаками Явик попросил капитана не переходить сразу к активным деструктивным действиям, начертив на плане несколько извилистых линий и пояснив, что торианин может подключаться к этим стволам корневой системы, а они в свою очередь - могут указать пути к местам, где содержатся колонисты и иные разумные, попавшие к торианину раньше.
  Едва только Кайден попытался изобразить на своем лице несогласие, Явик цапнул его за запястье правой руки, легко сжал захват и лейтенант выпрямился. Шепард почти что впервые видел, как реагирует человек на столь мощный поток видеоинформации, снабженной звуком и транслируемой прямо в мозг. Раньше Явик такого себе не позволял ни с кем. Но здесь ему, вероятно, показалось это необходимым и обязательным.
  Аленко выпрямился едва ли не в струнку, замер, пытаясь переварить увиденное, затем с усилием кивнул. Явик другой рукой просигналил лейтенанту категорический приказ не размахивать оружием и не жать на спуск без достаточных оснований и Шепард продублировал этот приказ своей серией знаков. Аленко кивнул и протеанин расцепил захват. Аленко смог немного расслабиться.
  Выйдя вперед, они оказались перед мордой торианина. Тот оказался весьма способным к поглощению органики, правда, довольно специфическому. Из какого-то мешка, заметного на огромной пирамидоподобной морде в ротовую полость соскользнуло, как успел заметить капитан, что-то очень напоминавшее фигуру вполне человекоподобных очертаний. Явик оказался прав и если бы не кокон, выставленный протеанином заблаговременно, вся группа была бы по колено в слизи, в которой бурлили споры. В потоке, извергнутом растениеподобным разумным вниз на бетон скользнула затянутая в серо-зеленый комбинезон молодая азари. Её возраст Шепард чисто механически определил под триста с гаком лет, отметив с облегчением, что уж эта представительница азарийской расы намного более разумна, чем Лиара Т`Сони.
  Прибывшая столь экзотическим для неподготовленного к таким сюрпризам наблюдателя парламентерша очнулась, встала на ноги и с ходу заявила во всеуслышание:
  - Великий Корень требует от вас повиновения! Уберите ваш кокон и примите его благословение! Он не желает с вами говорить непосредственно и будет говорить через меня. Вы слишком просты и низки для него. Повинуйтесь!
  Шепард остался недвижим, Аленко постарался тоже обойтись без резких движений, полисмены оглядывались по сторонам и избегали смотреть на парламентершу и на её господина.
  Явик вышел вперед, побудив полисменов приблизиться к Аленко и Шепарду. Его стрекочущий голос взлетел под сводами убежища Торианина. Явик категорически отказался снимать кокон и повиноваться, с усмешкой прибавив, что если он и повинуется, то вместе с азари и с торианином. Кому-нибудь более достойному, чем растительновидное разумное.
  Последняя часть фразы взбесила торианина и тот попытался было достать торианина очередным потоком слизи со спорами. Явик прибавил плотности кокону и, с усмешкой прострекотав, осведомился, долго ли растительновидный разумный будет "глупостями маяться".
  Дальнейший разговор торианина с протеанином происходил неслышно для людей и для азари. Только Шепарду Явик транслировал определенные моменты своих переговоров, но делал это в реальном масштабе времени. Представитель условно вымершей расы поставил торианина перед выбором: либо тот отпускает всех захваченных им колонистов на свободу и даже указывает места складирования уже подготовленных к трансформации в ползунов, попутно прекращая любые попытки вредить другим разумным расам, либо он, протеанин, вместе со спутниками приложит все усилия для того, чтобы закончить существование столь древнего организма самым бесславным образом.
  Азари слушала отрывки трансляции переговоров напрягшись и открыв в изумлении рот.
  Торианин медлил с ответом. Явик сделал два шага назад, взял Шепарда за запястье левой руки и оттранслировал в мозг человека вопрос, предупредив, что воспримет ответы так же безмолвно и их торианин не услышит:
  - Снимать инфу, интересующую нас сейчас или после убийства этого разумного растения?
  Шепард предполагал, что его коллега задаст такой безжалостный вопрос рано или поздно, но не стал торопиться и отвечать без обдумывания. Наконец, он решил:
  - А сможешь параллельно с коконом?
  - Да. Но лучше бы его... Уничтожить. Я смогу принять всю информацию в концентрированном виде к себе в память... Мы баловались такими штуками у себя в штабных подразделениях. Получалось неплохо. Пусть инфа будет у нас, чем он поделится ею с гетами. Они его не пожалеют.
  - Если его уничтожим мы...
  - Его инфа некоторое ограниченное время не будет повреждена и её можно будет снять.
  - Удар милосердия?
  - Да. Пусть висит здесь. Перед уходом я... сожгу его основу. Корневая система останется неповрежденной и проблему... пленников... мы решим сами.
  - Полагаешь, он знает о челноке кварианки?
  - Я видел эту инфу в его мозгах, Шепард. - укоризненно заметил Явик. - Он о ней знает. И это - еще одна причина для того, чтобы не оставить это существо в живых. Не беспокойся, я выдержу этот информационный водопад. Меня к такому... готовили. Как военачальника. Это - одно из слагаемых нашего упорного сопротивления Жнецам. Мы сопротивлялись... сотни лет, Шепард.
  - А эта? - Шепард указал взглядом на азари.
  - Она освободится от его влияния и я не позволю ей убежать или упасть в обморок, Шепард. Она довольно скоро сможет рассказать свою историю, но скажу сразу - её послали искать Бенезию.
  - Вот как...
  - Да. Это - одна из её последовательниц. Не знаю точно, какого уровня доступа, но очень активная и верная последовательница. Совет Матриархов направил многих таких вот фанаток искать Бенезию. О том, что Бенезия вернулась на Иллиум, в Пространство Азари, она по понятным причинам... не знает.
  - Как её зовут?
  - Шиала.
  - Сарен о ней знает?
  - Да. Они встречались. И работали вместе. Она служит Бенезии больше двух столетий. Кстати, она также носит в себе Шифр моей расы. Очевидно, ей передал его сам торианин. Добровольно. Не знаю, может быть в качестве платы за согласие остаться с ним... внутри его.
  - Полагаешь, придется её взять на борт?
  - Ну не бросать же её здесь, у мертвого торианина. Она, хоть и очень религиозна, но почти полсотни лет была наемницей... Весьма успешной. Нам еще с гетами в основных захваченных "Экзо-Гени" башнях разбираться. Она может нам пригодиться как боевая единица. И, кстати, ты об этой кварианке не забыл?
  - Нет, Яв. Не забыл. Только вот видеть эту кварианку Шиале... ни к чему. Не надо нам толпы во время решения, надеюсь, что небольшой, кварианской проблемы.
  - Нет вопросов.
  - Только не говори, что можешь её принудить...
  - Могу, Шепард, могу. Пока будем решать проблему с поиском кварианки и её спасением... она превосходно поможет очнувшимся от дурмана влияния торианина поселенцам "Надежды Чжу". Подозреваю, что со временем от дурмана освободятся и невольные поселенцы других двух основных башен. Так что я ей настоятельно порекомендую остаться пока в пределах "Надежды Чжу". Пусть поможет своими биотическими талантами с обустройством нормальной, свободной колонии. Надо будет - Сарен и Найлус спустятся на челноке или шаттле и заберут её на фрегат.
  - Подозреваешь...
  - Ох, Шепард. Знаю я кварианцев. Мои коллеги и Таэла многое мне рассказали. Ты же видел наши... технологии обмена информацией... Не сможет она отделаться от гетов так просто и бескровно. Не сможет. Не та настройка у нее. Так что придется искать, защищать, а потом эвакуировать на фрегат прямым сообщением. Хорошо, если тяжелораненую. Молодость у этой кварианки может взыграть вместе с тупостью и глупостью. Убойная смесь обернется против её целостности... Интоксикация и сопутствующие проблемы...
  - Может...
  - Нет, Шепард. Сначала - все колонисты и обе башни. И хотел бы сейчас, но слишком много гетов гуляет здесь. Большие это корабли, много на них десантников. Может получиться плохой размен - геты на колонистов. А я не хочу этого. Не стоит эта кварианка... такого кровавого размена. Ты же знаешь, что геты могут терять платформы до бесконечности - для них это не проблема. О, наш собеседник что-то сказать хочет через свою парламентершу. Давай послушаем. - Явик впилился взглядом в торианина, полностью проигнорировав встрепенувшуюся азари.
  - Великий Корень отказывается повиноваться вам. Вы низкие, малоразумные и недалекие существа. Даже ты... - Шиала посмотрела на протеанина, но продолжить говорить не сумела.
  Явик сделал шаг вперед и азари выпрямилась, её тело натянулось струной, она замолчала, хотя даже Шепард видел, что торианин требует от нее продолжать.
  Протеанин сделал второй шаг и Аленко, прикоснувшись к Шепарду, указал на кокон, который остался на месте, а Явик уже сделал третий шаг и, резко выбросив вперед правую лапу, прикоснулся раскрытой ладонью к морде протеанина. Тот вздрогнул и обвис.
  - Я закончил. - глухо сказал протеанин вслух. Он мертв. - Явик продолжал держать руку на его морде. - Мне нужно пятнадцать минут на прием основного массива информации. Она, - протеанин с усилием повернул голову и взглянул на замершую соляным столбом азари. - очнется только тогда, когда я закончу. Тогда она будет свободна, а мы сможем сжечь основную часть этого разумного растения и вернуться к поселенцам "Надежды Чжу". Спустя некоторое время... - он сделал паузу, видимо, перераспределяя энергию. - Мы приступим к спасению колонистов в основных двух башнях. Вы можете пока осмотреться, здесь в радиусе ста метров опасности больше нет. - Явик прикрыл глаза веками, указывая, что ему нужно несколько десятков минут побыть в тишине и одиночестве. Кокон медленно истончился и опал.
  - Если бы я не видел это собственными глазами, - с чувством произнес чуть отступивший назад Кайден. - Я бы никогда не поверил никому, кто попытался бы мне такое рассказать. Мертвый гигантский торианин. Легенда для научного мира Земли.
  - Эта легенда жрала на каждый прием пищи по разумному. А очень часто - по нескольку разумных. Даже десяток для нее - не проблема. А кого-то особо резвого и невкусного она, эта легенда, делала ползуном. Бегает тут такой бывший разумный, полностью покорный и бездумный. В компании себе подобных. Бегает и плюется спорами. Мешок со спорами. Тьфу, противно. - сказал старший полисмен-десантник. Младший только кивнул, несколько ошалело разглядывая толстые ветви-руки-лапы-корни, которые крепили торианина к стенкам цилиндра. - Наестся и в спячку впадает. Переваривает. Информацию высасывает. Складирует. Надеюсь, с Явиком он поделится всем, капитан?
  - Всем. - утвердительно кивнул Шепард. - До донышка.
  Не обращая внимания на замершую азари, Аленко и оба полисмена стали вполголоса обсуждать происшедшее. Шепард оглядывался по сторонам, размышляя о том, что следует делать в самое ближайшее время. Явик был прав, необходимо было навести порядок на "Надежде-Чжу", и только потом приступать к чистке двух других башен и поиску и спасению незадачливой кварианки.
  - Капитан, а как же споры? - спросил лейтенант.
  - Думаю, что Явик пояснит нам ситуацию более полно. У него есть информация об этом виде, какой мы не владеем.
  - Долго еще? - Аленко явно проявлял непозволительное нетерпение, но Шепард прекрасно понимал младшего офицера.
  - Столько, сколько ему потребуется. Тут зетабайты информации. Этому разумному растению - сотни тысяч лет. Он многое видел и чувствовал, многое узнал. И этими знаниями он с нами теперь поделится. А споры... могут быть вполне зависимы от... отцовского организма. Хорошо бы обойтись без стрельбы на поражение по колонистам "Надежды-Чжу".- отметил капитан.
  Наконец Явик опустил руку и сделал два шага назад, отходя от обвисшего торианина. Дернулась и очнулась от принудительного стазиса азари.
  - Свободна?! Я - свободна?! Свободна!!! - азари огляделась по сторонам, её взгляд явно приобрел нормативную осмысленность. - Я - свободна!!! Я... - она заметила Шепарда и проигнорировала снова ушедшего в "отведение глаз" протеанина. - Вы... Вы освободили меня... от него. - она оглянулась на обвисшего торианина и её передернуло несколько раз. - Я... меня послали члены Совета Матриархов Азари, чтобы найти Бенезию. Я... подумала, что следует найти того, кто располагает полной информацией... Мне... посоветовали найти это существо... Я договорилась с ним... В обмен на недолгое служение он дал мне Шифр... какой-то очень древней и умной расы. Но у него было мало сведений о том, где сейчас находится матриарх Бенезия... На моей основе он создавал клонов, чтобы защищаться от гетов, атаковавших его несколько раз... Это было... больно... неприятно. Холодно... Одиноко... Страшно. Я... несколько десятков лет была наемницей, воевала, умею обращаться с оружием... Я также - сильный биотик, но у нас биотикой владеют большинство азари, так что я не считаю это преимуществом... Он... удерживал меня под полным контролем... Я не могла освободиться от его влияния... Он сильнее меня... Я... - азари испуганно оглянулась... - Я что, была внутри него?!
  - Да. - сказал Шепард. - Вы также послужили посредником в переговорах между ним и нами. Он держал вас внутри себя... Вероятно, он считал, что вы для него... очень ценны. Но сейчас он мертв. Ваше имя - Шиала, верно?
  - Да. Позвольте узнать ваше имя, землянин?
  - Капитан Шепард, ВКС Альянса Систем, Спектр Совета Цитадели. - Шепард отрекомендовался, не меняя расслабленной позы. - Вы знаете, что недалеко расположена человеческая колония?
  - Да... Он показывал мне картинки... добытые его корнями... Люди... двигающиеся как марионетки... Слабые... Больные... Это он делал с ними?
  - Да.
  - Я... я могу им помочь? Ведь я...
  - Вы невиновны в том, что с ними происходило, Шиала. Но мы бы предложили вам пройти с нами к колонистам. Полагаю, ваше присутствие и посильная помощь, ваша биотика помогут им... восстановиться.
  - Я... - азари задумалась, но затем, решившись, сделала шаг вперед. - Я согласна. Давайте пройдем к колонистам.
  Шиала вдруг увидела, как фигура капитана Шепарда раздвоилась, почувствовала руку человека на запястье своей левой руки. Ей расхотелось покидать центральный зал колонии и как-то проявлять повышенный интерес к окружающему до того времени, как вернется этот Спектр-Человек. Она согласилась даже молчать о происшедшем здесь, о гибели торианина и о Шифре, которым она теперь владела. Постепенно знание Шифра тускнело и отступало на второй и более дальние планы. Шиала успокаивалась все больше и больше. Спустя минуту она уже шагала в середине группы, не видя и не ощущая идущего рядом протеанина, но ясно наблюдая идущих впереди лейтенанта с капитаном и слыша шаги двух землян, по виду - десантников, шедших сзади.
  Явик привычно обвил пальцами запястье левой руки Шепарда.
  - Я её... запрограммировал. Она будет вести себя... надлежащим образом. Поможет колонистам и не сболтнет лишнего. Я пригасил её знания Шифра нашей расы. Без нашего согласия это знание не будет ею активировано. Если потребуется, вы, Шепард, сможете активировать это знание у нее... самостоятельно. Но вам это вряд ли пригодится. Полагаю также, что мы сможем обойтись без стрельбы и метания парализующих гранат. С момента смерти торианина прошло достаточно времени и все споры внутри организмов колонистов... потеряли свою активность в полной мере. Полагаю, что со временем человеческие организмы смогут переработать эти споры и вывести их наружу, очистив тела от их присутствия.
  - То есть...
  - Колонисты будут ослаблены, но будут способны мыслить ясно и четко, как раньше. Симптомы подчинения пропадут постепенно, но уже сейчас их состояние гораздо лучше. Так что, полагаю, стрелять и метать гранаты нам действительно не придется. Возвращаемся в "Надежду Чжу".
  Оставляя за собой гудящий столб пламени, в котором исчезла "центральная часть" торианина, группа уходила к месту расположения основной массы поселенцев "Надежды Чжу". Обратный путь в главный зал колонии не занял много времени - дорога была знакома и Шиала почти не смотрела по сторонам, шагая в середине строя группы, стараясь попадать в ритм движения отряда.
  У входа в зал их встретили едва ли не все колонисты. Их обступили, стали расспрашивать. Явик привычно "исчез" и постарался не попадаться людям на глаза.
  Шепард, зная о том, что колонисты ослаблены, представил им Шиалу как беженку, найденную на нижних уровнях, указав, что молодая азари поможет поселенцам силой своей биотики и иными своими талантами. Шиала молча подтвердила слова капитана и даже Фай Дань не усомнился в их правдивости. Совместными усилиями колонисты и члены группы Шепарда приготовили сытный обед, поблагодарив людей из команды капитана за восстановление водоснабжения и за информацию о мясе варренов и аккумуляторов. После обильной трапезы большинство колонистов, свыкаясь с чистотой и полнотой мышления и движения, разбрелись по балкам отсыпаться, оставив только четырех охранников на входе в зал и одного дежурного у пульта крана. Шепард собрал свою группу, разместив её на ступенях подиума. Шиала что-то обсуждала с водопроводчицей и электриком, те восхищенно кивали, ахали и охали, чертили какие-то схемы и восхищались талантами неожиданной помощницы.
  - Два часа на отдых - и выступаем на аэрошоссе. - сказал Шепард. - По данным Явика колоссы и стрелки-геты пока что не атакуют гараж. Можем прогуляться пешочком, а можем - на этом вездеходе. Полагаю, что как только окажемся в гараже, сможем связаться с фрегатом и получить огневую поддержку шаттла. А там после уничтожения засады можем прогуляться. Пешком или на колесах. А можем и так и так. Часть пути пешком, часть - на колесах.
  - Ясно, капитан. - Аленко кивнул и сразу задремал, используя любую возможность чтобы подкрепить силы. Отметив, что задремали и оба полисмена, Шепард покосился на стоявшего в отдалении протеанина и, усмехнувшись, приказал себе забыться и проснуться через полтора часа.
   - Разведкрейсер "Волга". Командир
  
  командиром разведкрейсера "Волга" капитаном первого ранга Стрельцовой Светланой Васильевной.
  
   Не спалось. Светлана Стрельцова ворочалась на неширокой кровати в командирской каюте и решала для себя простой вопрос: вставать сейчас, когда часы на стене показывают четыре часа десять минут условной ночи или приказать себе спать до уставного времени подъема - пяти утра. Разведкрейсер "Волга" в автоматическом режиме под контролем пяти вахтенных офицеров проводил картографирование очередной звездной системы, попутно уточняя великое множество параметров. Служба шла своим чередом, но Светлана ясно и четко ощущала: что-то очень и очень изменилось. И понимала, что это же ощущение очень хорошо знакомо всем её коллегам, которых она тщательно избегала называть "подчиненными".
   Вызов в штаб флота нашел её на стапеле, где "Волга" проходила регламентные межполетные тестирования и дооснащение.
   - Господин адмирал. Капитан первого ранга Стрельцова прибыла по вашему приказанию. - Светлана привычно козырнула своему шефу, уютно расположившемуся в жестковатом кресле за небольшим рабочим столом. Тот встал ей навстречу, указал скупым жестом на кресло в уголке отдыха, пододвинул к ней свой настольный ридер.
   - Ознакомьтесь, Светлана Васильевна. Пришло из Штаба Разведастрофлота России. Я вас не тороплю. Фактически это будет вашим заданием. Основным заданием на многие месяцы.
   - Есть, господин адмирал. - офицер вчиталась в первые строчки текста. Составители документа знали толк в своей работе - первые же слова намертво приковали к себе внимание командира разведкрейсера. Адмирал ждал, расположившись в жестком кресле, поставленном наискосок к низенькому столику. На его лице не отражались никакие владевшие высшим офицером чувства и эмоции. Стрельцова, старавшаяся брать от своего шефа лучшее, читала объемные тексты, стараясь также оставаться спокойной и собранной.
   - Я закончила, господин адмирал. - она закрыла ридер и взглянула на адмирала. - Задача ясна. Приказ будет выполнен.
   - Другого ответа я от вас и не ждал, Светлана Васильевна. У вас трое суток на приведение корабля в порядок. На четвертые сутки вы стартуете и идете в район, подлежащий картографированию. То, что произошло на Иден Прайм, наша разведка раскопала очень глубоко и у большинства наших экспертов есть четкое понимание: Альянсу нужна будет помощь России. Любая, какую мы в состоянии оказать. А сейчас Альянсу пригодится наше умение воевать. Воевать с сильным, изворотливым и умным врагом. И прежде чем воевать, нам нужно объединиться. Не скрою от вас, Светлана Васильевна, многие ваши коллеги получили аналогичные приказы. Для своих секторов деятельности. У вас - едва ли не центральный сектор. Вам предстоит установить контакт с протеанами и одновременно - с самым уникальным офицером Альянса - Джоном Шепардом, старшим помощником командира разведывательного фрегата Альянса "Нормандия", капитана Дэвида Андерсона. Шепард - выпускник Академии Эн-Семь, имеет высший, доступный в их "открытой части" ранг: он - "семерка". У вас - полностью сопоставимый ранг - "десятка" по нашей классификации. Вы, как утверждают наши эксперты, совместимы. Шепард, как докладывают агенты, готовится к встрече с вами. Протеане также знают о вас, о крейсере и о том, что вы рано или поздно пойдете на контакт. Пока что ни Шепард, ни протеане не высказали какого либо недовольства или протеста. Альянс занят подготовкой, многоуровневой и разнонаправленной. И опять в его структуре нет нужного уровня единства. А перед таким врагом... Нужно очень плотно и прочно объединиться. Формально и неформально. И вы, Светлана Васильевна, с этим справитесь. Вопросы?
   - Никак нет, господин адмирал. - Стрельцова поднялась с кресла. - Вопросов нет.
  Адмирал встал.
  - Тогда. - он протянул руку. - Желаю вам и вашим коллегам успеха. Он нужен нам. Очень нужен. - сказав это, адмирал направился к своему рабочему столу, сел и углубился в чтение документов, разложенных на зеленом сукне. Стрельцова знала - её шеф имел обыкновение многое распечатывать на пластике и править вручную. Благо сканеры позволяли распознавать такие пометки без всяких проблем.
  Выйдя в приемную, капитан первого ранга кивнула молодому капитан-лейтенанту Валерию Ладному, адьютанту адмирала. Тот кивнул в ответ, поняв, что аудиенция прошла нормативно.
  - Куда, Светлана Васильевна? - водитель служебного, легкового военного доставщика обернулся, когда она поудобнее устроилась на заднем сиденье и пристегнулась.
  - На стапель, Сережа. На стапель. - капитан первого ранга постаралась побыстрее переключиться на обдумывание оперативных вопросов.
  - Есть. - водитель проверил, закрылись ли все двери и машина ввинтилась в начинавшее светлеть небо. Как обычно, в российских штабах работали круглосуточно, организовав только деление сотрудников на смены.
  Её любимица "Волга" встретила её чуть слышным гулом приводов и стрекотом инструментов, приглушенными переговорами множества людей. Отпустив машину, капитан первого ранга прошла два поста охраны и поднялась с причального уровня на борт. Вахтенный сержант у трапа козырнул командиру, вахтенный офицер отдал полагающийся рапорт и Стрельцова сразу прошла в центральный пост.
  - Командир - на палубе! - подал команду третий штурман. Офицеры привычно поднялись со своих мест.
  - Господа офицеры. - Стрельцова жестом разрешила своим ближайшим помощникам и советникам продолжать работу, после чего направилась к своему креслу. Расположившись в бронекапсуле, она сразу вызвала на экраны полную информацию о состоянии корабля и экипажа. Несколько минут командир разведкрейсера вчитывалась и всматривалась в представленные данные. Затем, активировав инструментрон, стала отдавать приказы. Много приказов.
  Привыкшие к такой манере, офицеры центрального поста быстро поняли, что предстоит не учебная, а боевая работа.
  Крейсер был вовремя подготовлен к полету. Светлана прошла на борт своего корабля, забрав из служебной квартиры всех троих своих любимцев - овчарок Зорда, Грея и Зирду. Разместив их в своей командирской каюте, Стрельцова прошла в центральный пост.
  - Госпожа капитан первого ранга. - отдал положенный по ритуалу рапорт первый помощник. - Разведывательный крейсер "Волга" к выполнению боевого полета готов. Экипаж - на местах, больных и не прибывших вовремя на борт нет. Оружие и боеприпасы, необходимое продовольствие, оборудование и приборы погружены. Замечаний по полноте обеспечения у Совета крейсера нет.
  - Рапорт принят. - командир кивнула первому помощнику. - Начнем работу, господа.
  Обычный вылет. Обычный полет. Обычные проходы через ретрансляторы. Рутинная работа командира и экипажа разведкрейсера по картографированию нового района.
  - Командир. - первый помощник, постучавшись, вошел в командирскую каюту ровно в полдень. - По данным перехвата капитан Шепард убыл на поверхность Фероса. Там становится жарковато. - офицер подал Стрельцовой таблетку-кристалл памяти. - Вот, вся добытая информация.
  - Хорошо, Станислав. Спасибо. - Светлана Васильевна оторвалась от чтения текста с экрана своего настольного ридера. - Каковы ваши соображения? - она коротким жестом предложила помощнику сесть.
  - Капитан Шепард выполнит все поставленные задачи. Торианин... Шепард готов его уничтожить или даже подчинить. Присутствие протеанина поможет ему в этом: протеане - более старая раса и торианин будет менее вольготно себя чувствовать, чем если бы к нему пришли только люди. Возможно, Шепарду удастся освободить тела захваченных торианином разумных... В первую очередь, конечно - людей. Но, думается, капитан позаботится и о возвращении тел всех разумных. Геты... С ними капитан разберется в пределах планеты. В пределах галактики это сделать будет сразу затруднительно. Так что с гетами вопрос не будет решен окончательно. "Экзо-Гени"... Он вполне может затаскать эту компанию по судам, сформулировав вполне конкретные и понятные судьям, прокурорам и адвокатам обвинения. По целому ряду статей. Но он параллельно с этим сможет сделать больше - он даст возможность колонистам самим, без опоры на подставивших их коммерсантов, развивать и совершенствовать свою колонию. Не исключаю также возможности того, что оставшиеся в живых разумные, не принадлежащие к человеческой расе, тоже останутся на Феросе и помогут колонистам. "Экзо-Гени" потеряет власть и над колонистами, и над колонией и над планетой. Небольшой скандал в средствах массовой информации, огромные судебные издержки, компенсации, официальные извинения, падение рейтинга. Все - стандартно. Неясно пока, что он намерен делать с кварианкой. Нам удалось выяснить её полные данные и добыть доступ к её досье с серверов на штабных кораблях "Мигрирующего флота". Тали Зора нар Райя, что указывает - она еще не прошла процедуру возрастной инициации, не переведена в статус взрослой самостоятельной личности. Дочь адмирала Раэля Зоры. Не так давно погибла от эпидемии её мать. Отец... едва не покончил жизнь самоубийством. Как Тали удалось его удержать от самоликвидации... я затрудняюсь сказать, командир. Эксперты указывают, что после смерти жены Раэль Зора очень изменился. Он, что заметно, стремится и возвратить кварианцев на Раннох и подарить им верховную власть над гетами. Если первая задача - слишком грандиозна и требует много времени для своего решения-достижения, то вторая... Вторую он начинает выполнять уже сейчас. И для этого он, закономерно, использует свою дочь. Я бы сказал, что использует он её... грязно. Не знаю, на что он рассчитывает - она явно не дура. Специфика жизни кварианцев в изгнании... стирает отличия мужчин от женщин до возможного предела. Но Раэль... Он слишком тяжело переживает гибель супруги и делает ошибку за ошибкой. Учитывая сложность положения кварианцев... Это может дорого обойтись флоту и его командам. Раэль поручил своей дочери добыть части гетов. Наши техники утверждают, что не только механические части, но и оружие и блоки памяти. Конструкция стандартного гета предусматривает при угрозе разрушения шасси расплавление кристаллов памяти. Это делает невозможным считывание информации - в большинстве случаев она теряется полностью. Вероятно, рассчитывая на таланты своей дочери, как весьма подготовленного инженера и техника, Раэль Зора убежден, что Тали удастся все же снять с гетов неповрежденные кристаллы памяти. В принципе, это возможно. Но сложно. Сейчас пока что Шепард вплотную Тали не занялся. Наши специалисты утверждают, что кварианка имеет большие шансы пострадать от тех же гетов. В итоге Шепарду придется её эвакуировать на борт фрегата. А там - либо доставить на Цитадель, либо - к Мигрирующему Флоту. Второе мне кажется более вероятным, но и более сложным в своей реализации: кварианцы панически боятся диверсий и крайне неохотно дают координаты своего Флота, причем - координаты актуальные. А уж на стыковку с кораблями Флота они дают разрешение еще реже. Скорее всего Шепард перегрузит раненую Тали на борт какого-нибудь кварианского челнока. На этом его функции относительно дочери адмирала будут вроде как закончены, хотя... учтя то, как он поступил с Бенезией Т Сони, можно ожидать, что и Тали Зора стараниями главного врача медслужбы фрегата майора Карин Чаквас встанет на ноги. Дальнейшее, командир, предугадать несложно. Попасть на борт совершенно секретного фрегата, совместной турианско-человеческой разработки - мечта любого кварианца. Тали рискует превратиться в фанатку, а потом - в горячую сторонницу Шепарда. Я не исключаю влюбленность - молодым кварианкам это свойственно, но, насколько мы знаем Шепарда - он не падок на такие форматы взаимоотношений.
  - Наша главный врач...
  - Совершенно верно, командир. Находится в дружеских давних взаимоотношениях с главным врачом фрегата майором Чаквас. Дополнительная ниточка связи. Не исключаю, что Чаквас, которой Шепард помог поставить на ноги старшую Т Сони и Сарена Артериуса, передала контактную информацию о нашем главном враче крейсера в руки Шепарда. Полагаю также, что при попадании раненой Тали на борт фрегата существует вероятность удобного подключения нашего главного врача к лечению кварианки. На этой основе можно установить первичный контакт. Пусть Шепард убедится, что у нас есть вполне профессиональные медики, пусть убедится, что этим медикам можно доверять и наш имидж не такой уж угрожающий. А потом наступит время и контактов на уровне командования кораблями.
  - А торианин?
  - Не уверен, капитан. То, что Шепард спасет, постарается спасти колонистов любой расы - в этом я не просто уверен - убежден. А вот в том, что торианин останется в живых... Не уверен. Единственное, что его может спасти от гнева Шепарда - это сдача всей и любой необходимой информации по интересующим капитана Джона Шепарда вопросам и проблемам. Это долгоживущее, впадающее в длительную спячку разумное растение обладает уникальной зрительной, слуховой и тактильной памятью. С использованием возможностей и способностей Явика Шепард получит к этой памяти прямой доступ... Что поможет нам, людям, организовать Сопротивление, способное противостоят Жнецам наиболее успешно и менее затратно.
  - А как бы вы поступили? Вы - старпом и Шепард - старпом. Ваше решение?
  - Оставил бы в живых. Убивать его не за что. У нас и за более серьезные промахи наказывают менее сурово. И... попытался бы договориться или... повлиять, чтобы обеспечить паритет.
  - Спасибо. Я ознакомлюсь с информацией более подробно. Мы с вами обязательно её обсудим повторно. И, даже быть может - неоднократно. Свободны.
  
   - Челнок Мигрирующего Флота. Тали
  
   Определив местоположение своего челнока, молоденькая кварианка в новом скафандре выключила свет в кабине и постаралась расслабиться. Позади остались проводы с родного корабля Мигрирующего Флота, перелет на разведкорабле Флота поближе к системам, где были выявлены следы местопребывания гетов, расстыковка и свободный полет. Кое-какие образцы уже были собраны и теперь находились в грузовом отсеке челнока.
   Кварианка покосилась на стоявший на приборной панели снимок, запечатлевший её рядом с отцом. Кварианин в адмиральском скафандре был привычно напряжен и суров, а она... Она тогда явно не осознавала важности момента.
  Несколько дней до отлета. Несколько месяцев после того, как в результате эпидемии погибла её мать... В эти несколько месяцев втиснулось столько, что хватило бы на несколько лет. В левом нижнем углу снимка в рамочке была надпись "Тали`Зора нар Райя и Раэль'Зора". Чуть ниже - даты по кварианскому летосчислению и по общегалактическому. Кварианка прикрыла чуть светящиеся глаза веками и задумалась. Уже несколько месяцев она собирает информацию о гетах. Редкая кратковременная текстовая связь с Флотом, скупые квитанции с уточнениями и пояснениями. В памяти всплыли картины "Райи", считавшейся флагманом Мигрирующего Флота, являвшейся одним из трех кораблей-ферм, летающим садом, производящим еду для кварианцев.
  Взглянув влево, кварианка привычно пересчитала взглядом контейнеры со съедобной протеиновой пастой, выпускавшейся специально для тех, кто улетал в Паломничество - пока на ближайшие недели хватит, а там... Там придется подумать насчет того, чтобы приблизиться к Цитадели и запастись адаптированной турианской едой или той же пастой, которую пока еще можно добыть в небольших колониях кварианцев на этой гигантской станции.
  "Райя" была домом для большого количества кварианцев, вынужденных экономить каждый квадратный метр. Только в стыковочных узлах и в киль-блоках было посвободнее, но там постоянно перемещались тележки с грузами и толпами ходили прибывающие и убывающие кварианцы. Там нельзя было устраивать привычные узкие и низкие ходы, забивая все пространство контейнерами и укладками, выделяя места под нороподобные каюты.
  Большой корабль. Очень большой. Флагманский. Выполняющий функции летающей столицы Флота. Семнадцать причалов обеспечивают более-менее надежную связь с другими кораблями флота. Постоянные стыковки и расстыковки, постоянный шум, от которого нет спасения, но отсутствие которого немедленно ввергает в ужас и панику. Постоянные перемещения множества кварианцев по тоннелям и переходам с лестницами и гравилифтами.
  Гигантская сфера теплицы-сада. Зал Конклава, предназначенный для публичных слушаний по важнейшим, общефлотским вопросам. Искусственные растительные насаждения везде где только возможно, чтобы не сходить с ума от однообразия окружающих видов. Дисциплина, распорядок, повиновение, почитание. Кому как не ей, дочери адмирала знать изнанку кварианской жизни, видеть то, что для большинства её соплеменников оставалось сокрытым.
  Рождаемость контролируется - места и ресурсов не хватает. Каждая жизнь кварианца или кварианки - на вес золота. И одновременно - Паломничество, из которого не возвращаются очень и очень многие. Кто-то устраивается вне Флота, забывая о возвращении, кто-то попадает в плен или рабство. - кварианку передернуло от страха и отвращения. - Кто-то просто гибнет. - рука привычно нашарила мощный дробовик и погладила вороненый ствол. Другая рука скользнула к голени и нашарила рукоятку кинжала - непременного атрибута скафандра кварианки.
  Кварианцы-мужчины предпочитали огнестрел, но разве на корабле постреляешь... Конечно, как самцы, кварианцы при всей их субтильности, сильнее, поэтому им во многом проще - берут силой, грубой физической силой. Гормоны и желание, ослепление разума никто отменить не в силах, даже кварианские врачи и ученые не могут ничего сделать - не пичкать же всех молодых кварианцев транквилизаторами - работать тогда никто не сможет. А работы на кораблях... слишком много.
  Вот и приходится носить и применять при необходимости кинжалы... Пусть и обставлено их применение таким частоколом ограничений, что... Распороть скафандр пусть и непросто, но возможно. Ударить в сочленение, провернуть - и готова дырка. Несколько минут - и все, инфекция начала делать свое черное дело.
  Кварианка поежилась. Именно так погибла её мать. Скафандров на всех не хватало, многие носили старые, неоднократно... использованные. Иммунная система кварианцев... атрофировалась, поскольку в стерильных условиях кораблей Флота выросло уже предостаточно поколений. Небольшое отверстие в труднодоступном узле скафандра, не слишком внимательная проверка в стерильной зоне и... через несколько дней посеревший отец пришел к ней и, пряча взгляд, сказал, что они остались вдвоем.
  Адмирал Раэль, как и очень многие кварианцы, лелеял надежду на возвращение на Раннох, на то, что им удастся победить гетов. О том, чтобы договориться с ними... об этом он даже не задумывался. С ранних лет кварианка присутствовала при разговорах адмиралов, при их общении с менее знатными кварианцами. Ей тогда отец казался... едва ли не титаном...
  А потом... потом она поняла, что эта уверенность и убежденность в скором возвращении на родную планету - не более чем показная. Не бравада, нет, но слишком уж театральной она была, эта уверенность. Она, нет слов, была нужна, поскольку адмиральская должность обязывала к тому, чтобы вести за собой и вселять веру... Но ей-то, знавшей отца без этой изматывающей официальной маски, было ясно, что так долго продолжаться не может. Отец сделает нечто такое, что выйдет за пределы... Как один раз он уже попытался сделать, когда погибла его жена, мать Тали. Ей тогда приходилось хвостом ходить за ним и во все глаза наблюдать за его поведением, чтобы он не наложил на себя руки. Даже спать приходилось вполглаза...
  Хорошо еще, что никто не мог им запретить пребывать постоянно вместе и рядом. Скафандры эти... Тали знала, что другие разумные носят скафандры редко, если только нет угрозы разгерметизации кораблей или наземных строений. А ей пришлось, как и всем другим кварианкам и кварианцам привыкать к мысли о невозможности жизни вне скафандров. Только скафандр и позволял избежать обвинений в... сексуальных домогательствах.
  Скученность кварианцев на немногочисленных больших кораблях, постоянные перелеты иногда приводили к таким ситуациям, что Конклав бледнел и трясся, пытаясь как-то решить возникающие проблемы... не совсем приятного характера. Тогда отец погрузился в работу с головой и Тали приходилось изворачиваться, чтобы учиться вне классных комнат и залов, на ходу, постоянно отвлекаться на то, чтобы ощущать, видеть единственного оставшегося в живых родного человека.
  Как и многие другие кварианцы, Тали рано проявила способности к работе со сложной техникой. Быть может, на Раннохе она стала бы дизайнером, архитектором, строителем, возможно, даже художником. А здесь... Здесь приходилось жертвовать своими мечтами для блага сообщества. А кругом были корабли и сопутствующая им техника. Которую приходилось регулярно обслуживать, постоянно чинить, добывая правдами и неправдами ставшие огромным дефицитом запчасти и комплектующие.
  Пятьдесят тысяч кораблей - это цифра для внешних отчетов. На самом деле их численность колеблется в достаточно широких пределах - то уменьшается, то увеличивается. Несколько специализированных флотов, крупные, средние, мелкие корабли. Почти все - вооружены. Семнадцать миллионов кварианцев. Один ребенок на семью. Никакой надежды на то, что можно будет кого-то назвать братом или сестрой. Столкновения с пиратами, работорговцами, всякого рода авантюристами. Противодействие попыткам взять корабли Флота на абордаж. Смерть, травмы, ранения. 88888888
  Тали только из истории знала о временах, когда кварианцы имели посольство на Цитадели. Тогда их признавали многие... А потом... потом все изменилось. Они стали изгоями. Нежелательными визитерами, которых едва терпели и старались побыстрее спровадить за пределы... С тех пор новые корабли во Флоте стали сенсацией... А старые... Старые постоянно выходили из строя, ломались и превращались в хлам. Адмиралы постоянно решали проблему размещения эвакуируемых с отслуживших свое кораблей кварианцев на другие корабли Флота. Тали неоднократно видела слезы на лицах тех, кто становился свидетелем разрушения материнского корабля.
  По-разному гибли корабли. Какие-то корабли просто спускали на мертвые планеты, какие-то приходилось бросать, сняв с них все ценное. Какие-то оставляли в космосе дрейфовать. С каких-то приходилось бежать, хватая только самое ценное - капитаны этих кораблей экономили на всем до последнего критического момента.
  Тали вгляделась в лицо отца. В последние месяцы перед убытием дочери в Паломничество он снова был напряжен. А потом состоялся долгий и тяжелый разговор. Тали поняла, что отец... хочет её, единственную дочь, использовать... Для того, чтобы как можно больше узнать о гетах. Он тогда несколько десятков раз сделал на этом слове заметное ударение в разговоре, что Тали не понравилось. Она сочла, что отец... слишком зациклился на гетах. Ей говорили, что он проталкивает через бюрократические структуры Флота разрешение на использование одного из кораблей под специализированную лабораторию для изучения гетов. Она этому верила... не слишком сильно, но верила.
  Она бы предпочла не быть дочерью адмирала и не жить на флагмане Флота, но выбора не было. Раэль, как она поняла достаточно рано, прочил её себе в преемницы. Ей это не нравилось. Она предпочла бы оставаться как можно дальше от бюрократических игр и адмиральских склок. Но Раэль... Отец превращался в таран, способный продавить что угодно, если видел, что Тали сопротивляется его желаниям и не желает стать частью всех и любых его планов. Как ей удавалось уходить от конфликтов и избегать открытых противостояний... знала только она.
  Если бы не близкая перспектива Паломничества... Пользуясь своим адмиральским статусом, её отец настоял на максимально полной комплектации и максимально полном техобслуживании её челнока. Далеко не все кварианцы уходили в Паломничество на своих челноках. Тали ненавидела себя за то, что она, как дочь адмирала, уходит с Флота на таком нужном для других кварианцев корабле. Она прекрасно понимала, что может потерять этот челнок. Ей было известно, что многие кварианцы - дети элиты Флота - продавали свои челноки за долги. Или просто теряли их в столкновениях с более сильными противниками, каких у кварианцев с момента изгнания с Цитадели с каждым десятком лет только прибавлялось.
  Если бы не возможность поддерживать контакты с другими молодыми кварианцами, для которых её статус дочери адмирала Флота не имел определяющего значения, Тали бы пришлось нелегко. Кварианка открыла инструментрон, набрала код и вызвала на большой экран снимок, запечатлевший её друга - кварианца Кина'Брейж вас Гонорату. Он был старше Тали, уже окончил Паломничество и получил право капитанствовать на небольшом собственном корабле, носящем название "Гонорату".
  Кина был запечатлен в коридоре кильблока на фоне своего корабля. Как он тогда гордился своим капитанским статусом. Большой ребенок. И Кина пришел к Раэлю, предложив ему взять челнок Тали на борт "Гонорату". Тали боялась итогов этого разговора. Отец был невероятно строг, охраняя дочь от, как он выражался, ненужных взаимоотношений. Она понимала: он боялся, что Тали забеременеет. Забеременеет задолго до получения статуса самостоятельной, взрослой личности.
  Но Кина убедил его. Как он это сделал - для Тали осталось тайной - Кина умел быть скалой, непрошибаемой для любых её возможностей и способностей. Раэль согласился и отдал соответствующие распоряжения.
  И они улетели. Сидя рядом с Киной в кресле второго пилота, Тали с грустью смотрела, как уменьшается в размерах гигантская сфера "Райи". Кина молчал, понимая, что любые слова будут лишними в такой момент. Он старательно погрузился в работу на консолях - капитану маленького корабля всегда найдется чем заняться. Пальцы рук Тали впились в подлокотники. Она пожирала глазами "Райю", понимая, что возможно, видит свой родной корабль в последний раз.
  Кина направил корабль в Туманность Полумесяц. Там, как ему сказал Раэль, были устойчивые сигналы, свидетельствовавшие об активности гетов. Кварианец не разделял стремление Раэля использовать собственную дочь для того, чтобы попытаться подчинить гетов, но, видя, что Тали не особо противоречит отцу в этом стремлении, не стал афишировать свое неудовольствие. Полумесяц так Полумесяц.
  Прочесывая туманность, Тали и Кина побывали на множестве планет. Экспансия гетов наращивала свои масштабы. Единственной планетой, куда безнаказанно геты не могли попасть, был Иллиум. Кина предупреждал Тали, что нравы на этой планете слишком уж... неординарные. Она ему верила, но отказатся от посещения Иллиума была просто не в силах.
  Если бы она тогда знала, к чему приведет решение о выходе на орбиту Иллиума, она бы зубами впилась в Кина, вытаскивая его из пилотского кресла, чтобы он не нажал клавишу-сенсор ввода, венчающий ввод посадочной последовательности команд бортовому ВИ.
  Если кратко, то "Иллиум-Главная" отказала им в праве на посадку, едва уточнив, что на борту - двое кварианцев. Диспетчеров не впечатлили просьбы молодых кварианцев, исполненные в два голоса - отказ был категорическим.
  Посмотрев на опешившую Тали, Кина ввел команды ухода с привычной для прибывающих кораблей орбиты и направил корабль куда-то в сторону. Потом пояснил тихим голосом, что у него на планете есть помощник, который сможет обеспечить им посадку в одном из труднодоступных районов. Тали не стала возражать, ей было многое неясно, но она... привыкла верить Кину. И привыкла ему... немного больше чем другим... доверять.
  Посадка прошла нормально, но их... их ждали. Увидев помощника Кины в рабском ошейнике, Тали все поняла. Кина отреагировал не так быстро... Нападавшие наемники с пятью рабовладельцами попытались ворваться на борт "Гонорату". Кина, блокируя входной шлюз, отпихнул Тали себе за спину и приказал ей бежать к ангару. Тали сначала не поняла, а потом до нее дошло: Кина требует, чтобы она бежала на своем челноке... Слыша за спиной возгласы нападавших, четкие трехзарядные очереди дробовика Кина - его уникальной "Алретты", Тали отступала к ангару, блокируя все новые и новые переборки и люки. Она надеялась, что хоть так поможет Кину. Хоть чем-то. Задержит нападавших в их стремлении получить власть над кораблем. Наконец, оказавшись на борту челнока, она услышала в динамиках возглас Кина "Стартуй!" и затем - предсмертный хрип, после чего вдавила сенсор аварийного старта, поняв, что её друг погиб.
  Челнок свечой взмыл в небо Иллиума, оказавшегося совсем не таким приветливым и гостепреимным. Едва только высотомер показал отметку полтора километра, внизу громыхнул взрыв и челнок тряхнуло. Тали ощутила внутри себя пустоту, поняв, что Кина подорвал "Гонорату" вместе с нападавшими.
  Потянулись дни и недели одиночества. Тали механически выявляла следы пребывания и присутствия гетов, пополняла запасы топлива и провианта, делала короткие остановки на планетах, преследовала гетские патрули и отдельных разведчиков, скрывалась от снайперов и колоссов, уходя от внимания значительных подразделений роботов. Отметив, что геты проявляют нешуточный интерес к протеанским развалинам, кварианка быстро сформировала на инструментроне карту планет, на которой отметила артефакты протеан и решила прочесать именно эти планеты. Введя челнок в систему Тезей, Тали приступила к планомерному облету планет.
  Первая планета - Ситау - её не впечатлила. Вулканическая активность делала посадку её слабозащищенного челнока на поверхность слишком опасной, невзирая даже на возможность крупно обогатиться, собрав за короткое время богатую коллекцию алмазов. Вздохнув и отогнав от себя видение самой себя в тяжелом алмазном колье, надетом на шею поверх скафандра и прекрасно гармонирующим с алмазным широким поясом, обвившим тонкую талию, Тали отдала автоматике челнока приказ следовать к третьей планете системы. Вторую планету - Ферос, широко известную в Экстранете как сокровищницу протеанских башен и водопроводов, Тали решила оставить на финал изучения.
  Планета Шарринг её также не заинтересовала. ВИ долго формировал схему расположения шестидесяти спутников планеты и только на двух из них выделил следы протеан. Короткие высадки позволили Тали обзавестись двумя протеанскими дисками с данными. Упаковав находки в контейнеры, протеанка вернулась на борт челнока и отдала распоряжение следовать к четвертой планете.
  Квана. ВИ отметил на её поверхности и в её глубинах значительные следы деятельности протеан. Горнодобывающие комплексы, даже полуразрушенные, обладали поистине циклопическими размерами, а магнитные дороги поражали своей протяженностью. Совершать посадку здесь, где ясно ощущалось присутствие множества мародерских группировок, Тали не хотелось, она просканировала планету и ввела в ВИ пакет информации о найденных на Кване полезных ископаемых. Рискованно, конечно, но специализированные корабли Флотов смогут здесь организовать добычу минералов, а если повезет - их переработку. Мародеры кварианцам не страшны, а их присутствие показывает, что никто из официалов не будет претендовать на налоги и часть добычи.
  Водородно-гелиевый гигант Логан по данным из Экстранета был знаменит своими призраками - крупными твердыми объектами, зафиксированными в верхнем слое облаков, покрывавших планету. ВИ задействовал все и любые сканеры челнока, но ничего похожего на эти объекты не обнаружил. Перечитав еще раз информацию с единственного корабля, нашедшего эти объекты, Тали приказала ВИ построить курс к Феросу и попутно отправить информпакет о полезных ископаемых на Флот.
  Уже на подходе к планете ВИ засек дальними пассивными локаторами гетские корабли, а также фрегат Земного Альянса Систем. Скинув оцепенение, позволявшее экономить силы в длительных перелетах, Тали клавиатурно распорядилась, чтобы ВИ просканировал пассивно всю планету на всю возможную для сканеров глубину. Параллельно она задала поиск в Экстранете любой информации по планете и её содержимому, после чего вернулась в состояние ожидания.
  Спустя полчаса ВИ выдал на экраны результаты сканирования. Узнав о торианине, Тали заинтересовалась, а увидев его корневую систему, охватывающую всю планету, восхитилась совершенством этого организма. ВИ услужливо выдал информацию о небольшой земной колонии и Тали помрачнела - отметки двух гетских кораблей на башнях и отметки гетских колоссов, ясно различимых с высоты, не добавили ей оптимизма.
  Пока она ждала результатов, геты спустились на своих десантных транспортах с орбиты на поверхность и приступили к высадке. Их было слишком много, чтобы пытаться их преследовать в местах наибольшего сосредоточения, поэтому Тали решила увести челнок подальше от земной колонии, туда, куда даже патрули роботов ходили не так часто.
  Когда челнок совершил посадку и Тали замаскировала машину, ВИ внезапно разразился мелодичным сигналом, ясно слышимым внутри скафандра: появилась новая информация.
  Вчитываясь в строки, выданные ВИ на экраны пилотской кабины, Тали не знала, как ей реагировать. Фрегат Земного Альянса оказался кораблем, на котором путешествовали аж четыре Спектра Совета Цитадели. Включая первого Спектра - человека. Второй Спектр-Человек обозначался в информации как капитан этого военного корабля-разведчика. Два турианца, тоже Спектры. Взломав пару малоизвестных серверов, Тали побледнела: по данным малоизвестного, но влиятельного Союза независимых исследователей, на борту фрегата пребывал представитель давно вымершей расы - протеанин. Единственное упоминание о нем ввергло Тали в ужас - она обладала и без того живым воображением, а тут логическая связь просто пульсировала и кричала: у всех протеанских построек, у всех протеанских артефактов объявился, появился, нашелся хозяин, владелец, господин.
  Больше нигде, ни в одном сегменте Экстранета, доступном слабосильному передатчику челнока, упоминаний о протеанах не было. Была только скупая информация, что это - вымершая раса. Были несколько статей о протеанах, принадлежащие перу азари Т`Сони. И все. Все остальные источники говорили стандартную фразу о том, что протеане - вымершая пятьдесят тысяч лет назад раса. И тут - такое упоминание.
  Тали только усилием воли заставила себя остаться сидеть в пилотском кресле. Ей очень хотелось немедленно, похватав носимый комплект и оружие, двинуться навстречу группе высадки, в которой, как она догадывалась, этот протеанин просто был обязан пребывать. Но кругом шастали патрули гетов, обшаривавшие все новые и новые башни, картографировавшие местность и собиравшие ресурсы. Предстояло подумать о том, как не попасться им на прицел и сохранить челнок в целости.
  
   - Ферос. Часть 3
  
   Ровно через полтора часа Шепард открыл глаза и первое, что он увидел - был Явик, стоявший спиной к старпому и отсекавший доступ к телу командира группы со стороны Шиалы. Азари явно не могла понять, почему она не может свободно подойти к Шепарду, так как Явик тщательно сохранял невидимость и не использовал ничего, что бы было похоже на кокон.
   - Капитан. - взмолилась азари. - Проснитесь! Пожалуйста! Я не понимаю, что со мной!
   - И что же с вами произошло? - Шепард рывком сел и воззрился на азари. Явик отошел в сторону, но по-прежнему преграждал путь последовательнице Бенезии.
   - Уже второй раз я не знаю, что с моими глазами. Тогда, возле торианина, мне вдруг привиделось, что вас, капитан, стало двое, один из вас подошел ко мне и взял за запястье... А сейчас... я вообще боюсь признаться, но я, кажется, схожу с ума. Между вами и мной ничего материального нет, а я не могу приблизиться к вам, бьюсь как об стенку. Уже полчаса, кстати. - обиженно фыркнула азари. - И с какой стороны не зайду, все та же стенка. Капитан, умоляю, скажите мне, что я не схожу с ума...
   - Полагаю, вы хотели меня попросить взять вас на борт фрегата, чтобы мы доставили вас на Тессию или на Иллиум, Шиала. А также пытались вызвать меня на откровенный разговор, чтобы побольше узнать обо мне и попытаться склонить к вашему общению посредством "единения разумов". А если получится - незаметно завладеть моей ДНК. - Шепард спокойно взирал на оторопевшую Шиалу, уже не пытавшуюся сделать хотя бы шаг к капитану. - Сожалею, но через некоторое время я и моя группа уходим из Надежды Чжу. У нас есть задачи, которые надо выполнить. Вы же пока по-прежнему останетесь здесь и поможете колонистам. Только после нашего возвращения мы сможем решить окончательно, сможете ли вы попасть на борт фрегата или вам придется, как и другим колонистам, ждать пассажирника, присланного компанией. Относительно всего остального, касающегося ваших намерений относительно меня, скажу так - вы не в моем вкусе. И я не люблю, чтобы меня вот так настойчиво добивались, пытаясь использовать в своих интересах. У вас в связи с пребыванием внутри Торианина через два месяца изменится цвет кожи, а также возникнут определенные проблемы со здоровьем. Думаю, у вас долго, очень долго не будет возможности подумать о беременности от кого бы то ни было. А вот колонисты в ваших талантах нуждаются. Они также побывали под воздействием, причем - глубоким и полным - воздействием торианина. Они способны понять и принять вас, несмотря на то, что вы - азари, а они - люди.
   - Но саларианец...
   - Он - не колонист, а торговец. И, скорее всего, не задержится здесь долго. Эту колонию ждут большие изменения, которые слишком мало теперь зависят от компании "Экзо-Гени". - Шепард обменялся взглядами со стоящим чуть поотдаль Фай Данем. - Это, скорее всего, теперь небольшая, но независимая колония людей, которые сами в состоянии решить очень многие проблемы.
   - А вы?
   - Я - старший помощник, а не капитан фрегата. И далеко не все в моей власти.
   - Откуда вы знаете про...
   - То, что произойдет с вами? А вы уверены, что после пребывания внутри этого существа можно остаться неизменным? Вижу, что не уверены. Остальное - обычный анализ и логика. Никакого шаманства, никакой магии, никакого волшебства.
   - А эта стенка?... Ну, между вами и мной?
   - Шиала, вы уже достаточно взрослая, чтобы понять: доступ к командиру группы, причем группы, выполняющей специальное задание, не может быть простым. Остальное - не комментирую. - Шепард встал. - Кайден, как оборудование?
   - Готово к работе, капитан. - Лейтенант обернулся от стола, на котором проверял комплектность укладки с медикаментами.
   - Тогда - три минуты на подготовку к выходу.
   - Есть, сэр.
   - Так что, Шиала, вы остаетесь здесь. Работы хватит, к тому же будет очень хорошо, если вы, как опытный боец, сопроводите группу колонистов за мясом и аккумуляторами. Ваша помощь будет им нужна. Вы теперь с ними... очень близки и ... похожи. И эта схожесть - очень надолго. Даже по масштабам вашей жизни.
   - Тогда... успехов вам всем, капитан. - сказала азари.
   - Спасибо. Успех нам будет нужен и он - будет. - ответил Шепард, подхватывая оружие. - Фай, лифт исправен?
   - Не совсем, капитан. - глава колонии подождал, пока азари отойдет на достаточное расстояние. - вот карта активации. На полдороге он на тридцать секунд останавливается, гаснет свет, а потом свет зажигается и кабина продолжает движение. Мы пока еще не смотрели, что там в машинном зале такое.
   - И не торопитесь. Сколько людей на внешней заставе?
   - Трое... По последним данным... кстати, спасибо, связь стала намного лучше, они все живы. Устали только. Эти геты-пехотинцы постоянно пытаются прорваться в гараж. Но особо, к счастью, не напирают.
   - Разберемся. - Шепард окинул взглядом подошедших полисменов и лейтенанта. - Выдвигаемся. Лифт, затем - гараж. Там берем транспортер и приступаем к зачистке аэрошоссе.
   - Задача ясна, капитан. - Аленко подобрался. - Идем в прежнем порядке?
   - Явика - в центр строя, - перейдя на внутреннюю связь через спикеры, отключив внешние динамики скафандров, распорядился Шепард. - Не надо пугать колонистов заставы. Да и тех, кто будет в этих двух башнях... Пугать тоже не следует.
   - Ясно, сэр.
   Грузовой лифт миновал тридцатисекундную остановку с затемнением и раскрыл двери в гараж как раз в тот момент, когда трое колонистов отражали очередную попытку двух гетов-пехотинцев прорваться в гараж. Уложив гетов сосредоточенным огнем, группа Шепарда приблизилась к защитникам заставы.
   - Это вы - капитан Шепард, сэр? - спросил старший заставы, мужчина средних лет с проседью на висках.
   - Да. Капитан Шепард, ВКС Альянса, Спектр Совета Цитадели. - отрекомендовался старший помощник, видя, как Явик, старательно отводя колонистам глаза, ныряет в люк транспортера. - Часто нападают?
   - Раз в полчаса обязательно, сэр. Но не особо звереют, успеваем заставить отступить. За воротами гаража уже целая куча металлолома. Настойчивые машины. Говорят, эти роботы обладают искусственным интеллектом?
   - Да.
   - Так почему же...
   - У них нет на это приказа. Мы как раз прибыли, чтобы расчистить путь.
   - Может быть сейчас путь вы и расчистите, сэр. - в разговор вступил второй колонист. - Только ведь эти твари сразу новых высадят. И по силе некоторых выстрелов - у них и тяжелая артиллерия там имеется. Нам только танки не хватало увидеть в нашем гараже.
   - Попробуем разобраться. На каком расстоянии срабатывает фотоэлемент на открытие ворот?
   - Полтора метра, сэр. - ответил самый младший защитник заставы, совсем молодой парень, которому на вид было не больше двадцати лет. - С той стороны - полметра.
   - Ясно. - Шепард жестом распорядился, чтобы лейтенант и полисмены заняли места в транспортере. - Тогда - мы поехали.
   - А... машина-то... - начал было старший.
   - Главное, мистер, чтобы люди не пострадали. - Шепард направился к транспортеру и вскоре уселся за рычаги управления, закрывая крышку входного люка. - Разговорчивые какие. Но это - понятно, здесь, в отрыве от своих - нервы быстро шалить начинают.
   - Как действуем? - спросил Аленко.
   - Обычно. - Шепард настроил канал связи. - Джеф, шаттл готов?
   - Да, сэр. На подлете. Три минуты.
   - Тогда сосредоточенным огнем. По колоссам. Мы поддержим, отсечем мелочь.
   - Задача ясна, сэр. - откликнулся полисмен-десантник, выполнявший в этот раз функции водителя шаттла. - до точки - полтора километра.
   - Принято. - Шепард включил двигатель. Транспортер рыкнул, чихнул облаком коричневатого дыма. - Вперед.
   Три колосса, сторожившие выезд на аэрошоссе из гаража "Надежды-Чжу" явно не ожидали одновременной атаки с воздуха и с земли. Явик, дорвавшись до пулемета, увлеченно поливал короткими очередями гетов-ракетчиков и гетов-снайперов, не забывая и о гетах-пехотинцах.
   - Все, Явик. - Шепард обозрел через перископы пространство аэрошоссе. - Колоссы уничтожены, мелочь повержена. Поехали.
   Протеанин кивнул, сняв лапы с гашеток. На его лице блуждала хищная усмешка. Аленко усмехнулся, настраивая радиопередатчик.
   Транспортер двинулся вперед, перекатился через гору уничтоженных гетов-пехотинцев, объехал остатки колоссов и осторожно набрал скорость. Явик, спрятав усмешку, обозревал окрестности, сохраняя спокойствие и безучастность.
   - Сэр, тут на каналах гражданских какие-то люди переговариваются. - доложил Аленко. - не колонисты, не ученые. Пришлые какие-то.
   - Включи, послушаем.
   "Эти тоннели этого долбаного шоссе. - раздался мужской голос. - Железки шастают, покоя от них нет. А у нас оборудование заканчивается. - тут его прервал юношеский тенорок. - Алат, тут геты! А-а-а-а! - раздалось шипение зарядов, короткий всхлип. - Вот черт, этот мальчишка опять попал под огонь гетов и, видимо, теперь мертв. - прорезался тот же мужской голос. - Хе-е-к-а-р! - позвал некий Алат своего напарника. - Не откликается... Мертв. Эта пыль... Завалы... Бертран утверждал, тут полно ценного барахла, а на самом деле - его не хватит, чтобы даже вернуть потраченные кредиты. В следующий раз пусть Бертран сам лезет на это аэрошоссе."
   - Будем разбираться с этим Алатом? - спросил старший полисмен.
   - Это, судя по всему, мародеры. - сказал Шепард. - Незаконно проникли на планету, пытаются найти что-то ценное.
   - Шепард...
   - Яв, тебе абсолютно ни к чему светиться. Мародер этот все равно уже - труп, геты его достанут очень быстро и очень скоро.
   - Так что, останавливаться и смотреть тоннели не будем?
   - Нет, там нечего смотреть. А вот с руководством "Экзо-Гени" и с оставшимися учеными следует побеседовать основательно, коллеги. И на это придется затратить предостаточно времени. - капитан переключил передачу и транспортер увеличил скорость. - Вот и башня виднеется.
   - Там - два колосса и пять пехотинцев с двумя ракетчиками. - доложил Явик.
   - Ничего. Сосредоточенным огнем с земли и с воздуха - по колоссам, ты выключаешь ракетчиков, а с пехотинцами мы разберемся тараном транспортера. - Шепард вызвал на связь шаттл, передал координаты колоссов, снятые с локатора инструментрона. - Атакуем.
   Проблем вторая засада не доставила. Шепард опасался, что колоссы серьезно воспримут угрозу с воздуха, но шагающие танки больше были нацелены на то, чтобы уничтожить транспортер, приближавшийся по аэрошоссе. Объехав поверженных колоссов и переехав остатки пехотинцев и ракетчиков, транспортер послушно миновал въездные ворота первого небоскреба и, проехав чуть вперед, остановился.
   - Они с ума посходили, сэр. - Аленко вслушивался в переговоры колонистов и ученых. - Галдят как сороки. Геты же...
   - Гетам они не нужны. Пока что штурмовать никого из них геты не собираются. Давайте на выход и посмотрим, что это за птица, оставшийся в живых функционер колонии. Порядок движения прежний, коллеги. - сказал Шепард, первым покидая нутро транспортера и направляясь к входу в подземный этаж. - Закопались, хоть не на поверхности. А то ворота - слабая защита против этих шагоходов. - пробормотал он.
   - Выходите, все выходите, чтобы я всех вас видел! - прозвучал раздраженный голос в спикерах.
   - Привык командовать, подлец. - сказал Шепард, беря наизготовку винтовку и направляясь мимо опасливо отступавших от легких баррикад четырех охранников прямо к невысокому мужчине. - Зат-кнись!
   Услышав обращенную к нему команду и узрев фигуру в наглухо закрытом скафандре с затемненным стеклом шлема, функционер дернулся, но язык внезапно отказался ему служить.
   - Вот и хорошо. - Шепард сунул дуло штурмовой винтовки под челюсть функционеру. - Кто мне скажет, кто это такой? - он оглядел замерших ученых, немногочисленных охранников и сотрудников компании.
   - Это - Итан Джонг, он - представитель компании "Экзо-Гени" на Феросе. - сказала женщина, вставшая из за столика, заваленного укладками. - Я - Джулиана Бейнем, научный сотрудник.
   - Капитан Шепард, ВКС Альянса Систем. - отрекомендовался старший помощник, решив на этот раз не сообщать о своей принадлежности к Корпусу Спектров. - Полагаю, вы уже пережили несколько нападений гетов?
   - Да, капитан. - ответила Джулиана. - Может быть, вы все же опустите оружие?
   - Нет. Я так понимаю, что вы и он. - Шепард стволом винтовки чуть приподнял голову Джонга. - являетесь лидерами выживших после нападения гетов сотрудников компании и ученых? Он - формальный лидер, поскольку относится к высшим функционерам компании, а вы - неформальный, поскольку вас, как ученую, просто наняли для проведения научных исследований.
   - Как хотите, капитан. Надеюсь на ваше благоразумие.
   - А я надеюсь на то, что Итан сейчас вам всем поведает очень интересную историю. - Шепард кивнул Аленко и тот, подойдя к функционеру со спины, крепко взял его за запястья. - Совершать необдуманные движения не советую - сервоприводы скафандра сильнее. Кости переломаются моментально. - угрожающе заметил он. - Говорите, Итан.
   - О чем? - мужчина отчаянно пытался сохранить спокойствие, но, видя, как подходят все новые и новые колонисты и охранники, нервничал все больше.
   - О том, чем на самом деле занимается на Феросе компания "Экзо-Гени", милейший. - Шепард повел стволом винтовки, поворачивая голову Итана влево и вправо. - Вы привыкли выступать при большом стечении народа. Аудитория подготовлена и все внимают вам. Говорите.
   - Я... не могу... Это корпоративная тайна. Служебная информация. Я давал подписку. Я... не могу.
   - Что ж. Лейтенант, подержите джентльмена покрепче. - Шепард кивнул обоим полисменам, взявшим Итана на прицел своих винтовок. - Тогда я расскажу. Компания "Экзо-Гени" на самом деле прибыла на Ферос для того, чтобы заниматься изучением разумного существа. Оно по вашим учетам проходит как "Вид-37". На самом деле это разумное мыслящее растительноподобное существо, именуемое в более открытых базах Торианином. Торианин обладает способностью подчинять себе других разумных и неразумных существ, насыщая их организмы своими спорами. Он может читать мысли, управлять сознанием других разумных и неразумных существ. Будучи растительноподобным, торианин имеет мощную корневую систему, окутывающую всю планету. Эту корневую систему он использует для контроля своих подчиненных, сбора и хранения самой разнообразной информации и складирования тех живых существ, которых он поймал и намерен употребить в пищу. Это очень долгоживущее существо, оно способно впадать в спячку, потом ненадолго пробуждаться и снова впадать в сон на долгие столетия. В результате он экономит энергию и способен все это время накапливать самую разнообразную информацию. Корпорацию "Экзо-Гени" заинтересовали возможности и способности этого существа. Она пытается поставить это существо на службу определенным личностям и группировкам. Так что на самом деле корпорацию интересуют не сколько протеанские руины и развалины с небольшими коллекциями артефактов, принадлежащих этой расе, а именно Торианин. Я ничего не упустил? - Шепард повернулся к функционеру. Тот только и смог отрицательно мотнуть головой.
   - А геты... Они... - Элизабет потерянно оглядывала своих коллег. Те стояли неподвижно, осмысливая услышанное.
   - Также интересуются торианином. Он накопил много интересной информации. Машины обладают искусственным интеллектом, для них сбор самой разнообразной информации - естественная потребность и даже необходимость. Сам торианин для них бесполезен - он органик. А вот информация.
   - И... - Джулиана недоверчиво посмотрела на Шепарда. - Вы ведь что-то не договариваете.
   - Скорее всего не договариваю не я, а он. - Шепард обернулся к отшатнувшемуся функционеру. - "Надежда - Чжу" и колонисты, которых заставили остаться там, была в планах компании обозначена как полигон. А колонисты - как материал, на котором изучалось воздействие торианина на разумных мыслящих органических существ.
   - Они... живы? - еле слышно спросила другая ученая.
   - Да.
   - А он, - ученая указала пальцем на функционера. - говорил, что они мертвы и беспокоиться о них уже не придется.
   - Я сказал, что они вероятно... мертвы. - попытался оправдаться Джонг. - И никто в компании не планировал делать из "Надежды-Чжу" какой-либо полигон. Он лжет!
   - Если вы повторите обвинение меня во лжи еще раз - я буду просто счастлив. Вы подпишете себе смертный приговор, Джонг. - сказал Шепард. - Ну, смелее. - его взгляд впилился в глаза функционера и тот дернулся. - Давайте, повторите обвинение.
   - Я не могу... Капитан не... не... не лжет... В... в компании существует план... научных... исследований... секретный... недоступный... большинству... исполнителей. В нем... в этом плане... предусмотрено... заставить... торианина... выдать нужную... информацию... и... пояснить... механизм... воздействия спор... с дальнейшим... развертыванием... работ... по адаптации... этого механизма... для нужд... Це... - Джонг пошатнулся и рухнул на бетонный пол.
   Никто из окруживших капитана и Джонга ученых, охранников и сотрудников даже не попытался подойти ближе к скрюченому телу бывшего официального лидера.
   - Поясняю сразу. - Шепард убедился, что Джонг мертв и выпрямился. - Вы вели исследования в области, которая относится к категории военных технологий самого передового уровня. Вам об этом не говорили прямо, но совершенно определенно - отобрали кучу всяких грозных подписок о неразглашении. - он отметил согласные кивки и продолжил. - Теперь у вас остался один лидер и вам я могу сказать совершенно точно - люди "Надежды-Чжу" живы и здоровы.
   - Но как? - прозвучал вопрос из задних рядов. - Там же...
   - Да, прямо под Надеждой Чжу располагалось логово этого существа. - подтвердил Шепард. - И колонисты, которых приказ руководства компании, а также деятельность охраны компании, - при этих словах охранники, так и не покинувшие свои посты у легких баррикад ощутимо побледнели. - заставили остаться в пределах "Надежды-Чжу" оказались в положении подопытных. Мы все, - Шепард указал на своих коллег. - видели, что способен делать этот организм с разумом и здоровьем человека.
   - Там был какой-то саларианец. - прозвучал тот же голос.
   - Да. Он и сейчас там есть. Тоже - далеко не в лучшей форме. И он настроен отсюда улететь как можно быстрее.
   - Но ведь... они тогда... все больны. Нужен карантин... Без этого нас ни на один причал не выпустят. - снова тот же голос.
   - Капитан, есть связь по корпоративным каналам. - доложил по спикеру Аленко.- Геты меняют местоположение кораблей и приоткрыли западню. Послушайте. - Он переключил каналы. - Только вот им. - лейтенант указал стволом штурмовой винтовки на толпу гражданских. - слушать это... не надо.
   - Хорошо. Давайте, Кайден. - сказал Шепард, также воспользовавшись спикером. Услышанное его не удивило, но приходилось как-то реагировать на вероломство высшего руководства корпорации. - Интересно.
   - Очень интересно, капитан. - подтвердил Аленко. - Я передал запись на фрегат. Сарен спрашивает, следует ли подключать Спектров?
   - Пока нет. Надо разбираться с гетами и с основным офисом компании на планете. Галактическая компания, основной профиль - исследование и колонизация планет. Но эту планету придется закрывать для нее. Будем действовать автономно. Геты своим "зонтиком" нам только помогут.
   - А эти гражданские?
   - Не дети. Я поясню им ситуацию.
   - Но...
   - Сложно будет зачистить планету, рядом с которой - военный корабль Альянса, да еще и разведывательный, Кайден. А растягивать удовольствие они не могут. Бомбардировка этого района - слишком дорогое удовольствие даже для галактической компании. Попросите Сарена передать капитану Андерсону всю информацию о происшедшем на планете и о том, что к планете идут бомбардировщики. Предполагаю, что не менее трех. С истребительным прикрытием. Полагаю, после того, как мы выдадим в Экстранет выжимку этой информации, у командира этого истребительного отряда и у пилотов бомберов пропадет всякое желание участвовать в этой авантюре, а у руководства этой компании появится повод внести большие изменения в планы своей работы. А также в статусное определение компании. Она перестанет, как минимум, являться "галактической".
   - Понятно, сэр. Приступаю. - Кайден достал инструментрон и стал набирать команды на его виртуальной клавиатуре.
   - Итак. Я получил информацию, что корпорация "Экзо-Гени" приняла решение о зачистке этого района.
   - То есть как? - изумилась Элизабет. В толпе послышались удивленные возгласы, в которых явно читался страх и ужас.
   - Очень просто. Она оплатила найм на несколько суток отряда бомбардировщиков с истребительным прикрытием. Им выдан приказ зачистить этот район полностью. Со всем живым и мертвым содержимым.
   - И вы ничего не сделаете, чтобы защитить нас?! - раздались голоса ученых. Сотрудники и охранники компании в этот раз промолчали.
   - До прибытия бомбардировщиков на орбиту еще достаточно времени. Я передал информацию. Специалисты займутся корпорацией и наемниками.
   - А что делать нам? - Элизабет постаралась взять себя в руки. Её коллеги и помощники смотрели на нее как на лидера, теперь уже официального.
   - Организовать дежурство по охране лагеря, привести территорию вашей базы в полный порядок. - Шепард покосился на труп функционера. - И постараться понять, что сейчас против вас еще действуют геты. И к тому же, вы явно находитесь не в офисе компании. Где он, кстати?
   - Дальше. По аэрошоссе. Километров шесть. Дорога правда... не очень надежная. Но я слышала, что у вас есть транспортер.
   - Да. Есть. И мы здесь не задержимся. У нас есть еще необходимость побывать в офисе вашей компании.
   - Какая она теперь наша?! - Элизабет потрясла пачкой пластиковых листков. - Мои коллеги уже написали заявления об увольнении. По собственному желанию, конечно. Безусловно, никому из нас не помешало бы выходное пособие и характеристики, но лучше с такой компанией дела не иметь. - она сложила пластики в папку. - Я передам заявления в кадровое управление. Вы говорили что-то о саларианце?
   - Он - торговец. И действует соответственно. Компания им не командует, я - тоже. Будет возможность - улетит. Никто его держать не будет. Товары он кое-как сохранил.
   - А остальные колонисты? Те, что там. Они же...
   - Они уже выздоравливают. - сказал Шепард.
   - То есть как? - изумленные возгласы послышались со всех сторон. - Там же этот... разумный...
   - Он уже не опасен. - сказал Шепард, старательно избегая говорить сразу о том, что Торианин убит.
   - Он что, капитулировал? - спросил тот же голос. Капитан уже давно определил, что спрашивал молодой мужчина. - Или как?
   - Можно сказать, что и капитулировал. Остальное вы узнаете позднее.
   - Но космопорт там, а как же быть нам? Ведь геты...
   - С гетами моя группа постарается разобраться. Это геты с десантных кораблей, их на орбите планеты немного, новых, как мне доложили, не появлялось, следовательно, подкреплений не будет. А с теми, кто высадился, мы разберемся. И для этого нам нужно разобраться с офисом Компании. Геты непременно заинтересуются содержимым компьютеров и серверов.
   - Вы правы, капитан. Я теперь поняла. - сказала Элизабет. - Полагаю,- она обернулась к коллегам. - Всем нужно вернуться к своей работе. Ситуация под контролем, больше никаких особых сообщений не будет. Работайте. - она подождала, пока ученые, сотрудники и охранники отойдут на достаточное расстояние. - Я не хотела это говорить при всех, капитан, но дело в том, что в основном здании компании... пропала моя дочь. Я... очень беспокоюсь о ней. На связь она не выходит, вероятно, очень опасается, что её вычислят и найдут геты. Аэрошоссе блокировано...
   - Мы собираемся ознакомиться с содержимым большинства помещений, занимаемых компанией, миссис. - ответил Шепард. - И, если будет возможность, обязательно найдем вашу дочь. А вам, как лидеру этой группы ученых и бывших сотрудников компании, предстоит наладить жизнь здесь.
   - Но я планировала улететь отсюда...
   - Никто вам это запретить не может, Элизабет. Давайте не торопить события. Пока что ваши люди нуждаются в вас здесь и сейчас. А там - будет видно.
   - Как скажете, капитан. - женщина положила папку на стол, взяла ремень с кобурой, оставшийся от Джонга, перепоясалась. - Нам действительно нужно здесь. - она сделала явное ударение на этом слове. - пока наладить более-менее привычную и нормальную жизнь. Сколько бы это "пока" не длилось.
   - Слова настоящего лидера, Элизабет. Мы поехали, у нас еще много дел, а времени остается все меньше.
   Вернувшись в салон транспортера, Аленко пристегнулся и хмуро посмотрел на капитана, занимавшего свое место за рычагами.
   - "Цербер"? - спросил Кайден.
   - Да. - кратко ответил капитан. - Он самый. Спрут, который и сюда протянул свое щупальце, пытаясь поставить человечество в положение покорной марионетки. А следом за человечеством - и всех остальных органических разумных.
   - И мы...
   - Будем постепенно решать все задачи и проблемы, коллеги. - капитан включил двигатель и по спиральному пандусу вывел транспортер на верхний уровень башни. Откуда начинался очередной участок аэрошоссе.
  
  
   - Ферос. Часть 4
  
   Едва только транспортер преодолел первый километр, над аэрошоссе снизился десантный корабль гетов, который высадил двух колоссов и около десятка гетов-пехотинцев с тремя ракетчиками.
   - Вижу высадку гетского десанта, сэр. - доложил полисмен-водитель шаттла. - буду в районе через две минуты.
   - Принято. - Шепард загнал транспортер за остов сгоревшего штабного бронеавтомобиля. - Если они сюда не ринутся, то сможем отбиться.
   - А пушка у этого транспортера? - спросил младший полисмен.
   - Есть у него пушка, только толку от нее немного. Лучше пулеметами. - Шепард отметил приближающийся шаттл. - Все. Явик, твое слово.
   - Да, капитан. - протеанин положил лапы на гашетки и стук коротких пулеметных очередей слился с грохотом орудий шаттла. - Колоссы повержены, мелочь я добиваю.
   - Отлично.
   - Не совсем, капитан. - ответил Явик, внимательно оглядывая через перископы аэрошоссе. - не знаю кто такое решил сделать, но у нас не было привычки делать из ворот для транспорта амбразуры, в которые и человек пройдет с трудом.
   - Сейчас взгляну. - Шепард приник к окулярам перископа. - Ты прав. Очевидно, штабные функционеры компании боялись выступлений непокорных сотрудников. Вот и сделали проезд транспорта через ворота невозможным.
   - Аэрошоссе продолжается и дальше, капитан. - недовольно заметил Явик. - придется как-то...
   - Решим эту проблему сами или найдем спецов. - сказал Шепард, выводя машину из-за укрытия. - Нам нужно еще гетов убрать из этого здания и всю информацию снять с накопителей.
   - Капитан, геты опять глушат связь. - доложил Кайден, взглянув на индикаторы инструментрона. - Похоже, они пристыковались таки к этому зданию.
   - Не так давно. Не так давно. - Явик чуть прикрыл глаза веками. - Их корабль висит с противоположной стороны башни. Они уже протянули кабели и подали напряжение.
   - Как там эту дочку зовут? - спросил старший полисмен.
   - Элизабет Бейнем. - ответил Шепард. - Предполагаю, она уже прячется. Если геты блокируют своим полем только внешние контуры башни - хорошо. У нее сохранится хоть какой-нибудь шанс подольше оставаться незамеченной.
   - У них нет необходимости блокировать внутренние проемы проходов, капитан. - сказал Явик, напряженно о чем-то размышляя. - А вот усиление группы высадки действительно имеет место.
   - Кроганы?
   - Хуже. Тяжелая пехотная платформа - джагернаут гетов. Усиленный запас зарядов для оружия, усиленный щит, в том числе силовой внешний, рост выше стандартных гетов почти на полтора метра. Естественно, сервоприводы более сильные, так что двигается пусть и медленно, но остановить его и уничтожить будет более проблематично. - Явик начертил на своем инструментроне примерную схему новой боевой единицы врага. - Геты определенно вас зауважали, Шепард. Во всяком случае те, кто считает необходимым не отступать, даже потеряв возможность поживиться торианином.
   - И как предполагаешь, много там таких джагернаутов?
   - Штуки три точно наберется. В ключевых точках, там, где стоят сервера. Не думаю, что в силу своей медлительности и тяжести они патрулируют коридоры и переходы с лестницами, капитан. Кроме того, в одном из помещений на первом этаже... Там, куда мы войдем исключительно пешком, нас ждет колосс. Полагаю, геты посадили его в своеобразную засаду.
   - Подъезжаем. - Шепард остановил транспортер. - Выгружаемся. Там есть несколько пехотинцев и ракетчик со снайпером, валим их, потом...
   - Потом из-за укрытия валим колосса. - Явик указал на вышедший на полусогнутых из проема какого-то смежного помещения тяжелый танк.
   - О, это уже интересно. - сказал Аленко, доставая дополнительный магазин к штурмовой винтовке. - Валим?
   - Куда ж мы денемся. Пусть долго, но завалить этот шагоход надо в первую очередь. - отметил капитан. - Снайпера и ракетчика - вместе с ним.
   - Потягаемся. - сказал старший полисмен.
   Группа Шепарда открыла сосредоточенный огонь по наступающим роботам. Первыми жертвами пали снайпер с ракетчиком - колосс пока распрямлялся в боевое положение и наводил орудие, прошло несколько десятков секунд. Наконец заряды застучали и по броне тяжелого танка, приближаясь к местам не защищенных металлопластом сочленений.
   - Он еще и защититься пытается. - сказал младший полисмен.
   - Были у нас такие враги. Саморемонтирующиеся. - отметил Явик, не прекращая стрельбу. - Бейте поточнее по сочленениям, пока он не сложился.
   - Непременно. - ответил капитан, целясь в коленный сустав правой передней лапы. Несколько зарядов попали по адресу и шагоход потерял способность к складыванию в компактный кокон. Остальное было делом техники. Наконец колосс взорвался, заставив членов группы пригнуться за бетонным ограждением въездного пандуса. Несколько осколков просвистели над головами.
   - Больше здесь никого из роботов нет, капитан. - резюмировал протеанин, выпрямляясь и перезаряжая свое оружие. - Видите вон тот проем, затянутый синеватым пологом. Этот полог и есть поле, установленное гетами по всему периметру здания. Оно также прикрывает основные выходы. Все остальное - вполне в нашей власти и в пределах нашей доступности. Только вот входить придется через подвал и. - Явик еще раз сверился с инструментроном. - корпорация многие двери закрыла на свои замки, реагирующие на карточки. Ход стандартный, но гетам это не преграда, нам - тоже.
   - Так может не будем пока искать эту Элизабет? - спросил Аленко. - сами разберемся с гетами, сбросим их кораблик вниз, пока он не оправится от нашей наглости. А там и поле рухнет.
   - Вариант. - сказал старший полисмен.
   - Если она не захочет с нами видеться - её право. - сказал Шепард. - но кроганов, варренов и всех гетов валим без вопросов. Здесь своих, кроме Элизабет нет и варрены с кроганами в штате корпорации не значатся.
   - Без вопросов, сэр. - ответил, выразив общее мнение, молодой полисмен.
   - Тогда - вперед. Вон в тот провальчик. Высота там, как я понял, не больше двух метров. Ноги не переломаем.
   - Есть, сэр. - сказал Кайден, поудобнее перехватывая винтовку.
   Спрыгнув в провал, группа расстреляла короткими очередями десяток ринувшихся им навстречу варренов. Вскрыв дверь в основные помещения, Шепард и его люди поднялись по лестнице на первый этаж башни. Кругом царила разруха и запустение.
   - Капитан, я слышу всхлипы и сдавленное рычание. А также слышу гудение виртуального интерфейса ВИ. - доложил Аленко, покосившись на малый экран инструментрона. - два биологических объекта, маленький и большой по размерам. И отметка ВИ-интерфейса.
   - Кажется, кто-то из наемников-кроганов уже успел схватить Элизабет. - Шепард посмотрел на инструментрон лейтенанта. - Крогана - валить, постараться не попасть по девчонке. Пошли.
   За собственным утробным недовольным рыком кроган не услышал тихо подошедших сзади людей и протеанина. Огромный ящер, явно не молодой, одной лапой держал девушку за горло, а другой колотил по клавишам виртуального интерфейса. Запрограммированная довольно жестко оболочка ВИ категорически отказывалась дать доступ к данным, указывая, что владелец карты-идентификатора находится в опасном состоянии.
   - Железка тупая. Дай доступ! Я тебя разберу на мелкие кусочки!
   - Отойдите. Дайте и другим воспользоваться консолью. - вдруг сказал ВИ.
   - Что-о-о? - кроган осознал смысл переведенного электронным толмачом выражения и начал разворачиваться. В этот момент в его морду, не защищенную забралом шлема, ударили заряды и ящер, не ожидавший столь быстрого и наглого нападения, стал заваливаться. Явик, сделав шаг вперед за пределы контура группы, ударил своей биотикой, пользуясь тем, что Элизабет потеряла сознание и падающий ящер не смог задавить девушку своей тушей. Аленко с полисменами быстро освободили шею девушки из захвата, а Явик аккуратно опустил мертвого крогана возле консоли.
   - Мертв? - спросил младший полисмен.
   - Мертвее не бывает. - Явик склонился над Элизабет. - Она в порядке. Шею он ей сдавил капитально, но ничего не повредил. - протеанин провел когтем по шее девушки. - Да, повреждений спинного мозга, сосудов и трахеи нет. Дышит нормально. Глубокий обморок.
   - Карту оставим ей. Нам она не нужна, а ей может пригодиться. - решил Шепард. - Полагаю также, что информация из ВИ нам также не нужна.
   - Минуту, капитан. - сказал Явик.- Нужна или не нужна информация, она никогда лишней не бывает. - протеанин соединил свой инструментрон кабелем с постаментом интерфейса просто прилепив концы кабеля к поверхности куба и нажал несколько сенсоров. - Все, вся инфа у меня. Можем идти дальше, капитан.
   - Хорошо. Двигаемся дальше.
   Дальнейшее продвижение не было каким-то особенным. Троих кроганов, попытавшихся было их остановить, нашпиговали зарядами до состояния друшлага, двоих пехотинцев-гетов вмазали в бетонную стену.
   Наконец Явик поднял руку и группа замерла. Знаками протеанин показал, что за поворотом - выход к помещению, где стоял один из сохранившихся серверов. Шепард также знаком показал, что работать по пяти гетам-пехотинцам и двум снайперам придется штыками, чтобы не повредить сервер.
   Ворвавшись в серверную, люди и протеанин перемололи гетов, не ожидавших, что органики возьмутся за холодное оружие. Убедившись, что снайпера и пехотинцы обесточены, Шепард быстро лишил всех роботов блоков памяти и накопителей, а Явик пока слил информацию с сервера на свой инструментрон.
   Так же молча, одними знаками Явик пояснил, что следующая остановка будет сложнее - джагернаут прикрывает малую информационную станцию, рядом с ним - двое гетов-пехотинцев. Помещение побольше, но придется постараться, чтобы не повредить станцию. Начертив на стене план помещения и указав на нем размещение врагов и станции, Явик подождал, пока члены группы Шепарда уяснят ситуацию, после чего быстро стер план и взял винтовку со штыком наизготовку.
   Джагернаут оказался сложным противником. Его пришлось выманивать из комнаты, где размещалась станция, одновременно отсекая от него роботов-пехотинцев. Не обращая внимания на дергающегося гиганта, пытавшегося встать, Явик подключился к станции, успев добить ударом штыка одного из гетов-пехотинцев, старавшихся подползти поближе. Другого робота качественно убил Кайден.
   Знаком показав, что он закончил, Явик первым вышел в коридор. Поднявшись по лестнице на два этажа выше, Явик снова замер, жестом приказав всем застыть. Шуршание множества сервоприводов стало слышнее. Шепард воспроизвел в памяти план здания и понял, что они пришли к залу-лаборатории, за одну из стен которой зацепился десантный корабль гетов. Чуть выше была маленькая серверная, сервера стояли и в этом зале-лаборатории. Явик несколькими жестами проинформировал, что кроме двух джагернаутов тут появился и прайм, а также до пятнадцати пехотинцев-гетов и трех снайперов с пятью ракетчиками.
   На безмолвный вопрос Аленко о том, что такое прайм, протеанин ответил лейтенанту серией жестов, пояснявших, что это - джагернаут в кубе. Следующая серия пояснила младшему офицеру, что в этот раз протеанину придется активно пользоваться биотикой, поскольку много стрелять среди серверов при таком количестве сильных врагов - проблематично.
   Согласовав знаками действия, группа ворвалась в зал. Первыми под огонь закономерно попали пехотинцы, за ними попытались активироваться снайперы и ракетчики, но Явик добил их точными биотическими ударами. Оставшихся джагернаутов и прайма добивали уже сосредоточенным огнем, стараясь поймать моменты, когда гигантские роботы не стояли рядом с серверами.
   Аленко с интересом разглядывал поверженного прайма. Явик как всегда сливал информацию со всех находившихся в комнате серверов на свой, казавшийся бездонным инструментрон, не обращая внимания на живописные кучки металлолома. Полисмены вскрывали джагернаутов, надеясь найти неповрежденные блоки питания. Шепарда же заинтересовала конструкция, с помощью которой корабль прикрепился к стене башни. Подойдя ближе, капитан осмотрел "лапу", пробившую в стене здания большую дыру и выпустившую отростки-фиксаторы.
   Закончивший съем информации с серверов, Явик подошел к капитану, деловито оглядел отростки фиксаторы, пощупал края пробоины, затем достал из своей укладки несколько кругляшей, разместив их в хаотичном на первый взгляд порядке на стене, которую пробила "лапа". Знаком показав, что всем необходимо покинуть помещение, протеанин вышел последним, проследил, что все оказались достаточно далеко, раскрыл свой инструментрон и набрал несколько символов на клавиатуре. Спустя две секунды грохнул оглушительный взрыв, послышался лязг и свист воздуха, затем звук удара чего-то очень тяжелого и повторный сильный взрыв заставил членов группы прижаться к стенам и даже немного присесть. Поднявшееся облако пыли на несколько минут закрыло обзор.
   - Успели. - сказал Явик, активировав свой спикер. - Можно говорить свободно.
   - А второй корабль?
   - Он на орбите. Почти пустой, так что подкреплений здесь особо не ожидается. Не думаю, что они сунутся разбираться. Помните о том, что это - машины. Для них металлические шасси не являются ценностью. Нам нужно быстро посетить последнюю серверную. Полагаю, мы найдем там кое какую интересную информацию. В группе ученых был неслабый свободный ученый. Он тут работал, в этой серверной. Будет очень благодарен за возвращение его трудов. Информация и для многих людей... критически важна. - не удержался от подколки протеанин.
   - Выполняем. Но быть настороже, тут еще могут быть...- сказал капитан.
   - Бродячие геты. - усмехнулся протеанин.
   Визит в малую серверную был успешен. Предупреждение о бродячих гетах оказалось к месту - пришлось уничтожить пятерых пехотинцев в коридоре и двух снайперов куда-то направлявшихся вниз по боковой лестнице. Сняв с серверов информацию, Явик довольно хмыкнул, захлопнул инструментрон, передал кристаллик с информацией Шепарду и знаком предложил навестить незадачливую девицу-ученую.
   - Не беспокойтесь... - сказал Явик. - Могу сделать так, что она очнется только рядом с матерью. И вы, Шепард, тоже можете сделать это. Полагаю, что поскольку вы, Джон - человек и она - человек, будет лучше, если это сделаете вы. Нам не нужны проблемы в транспортере. Есть уверенность в том, что геты еще не все патрули оттянули к месту сбора.
   - Кварианка. - сказал Аленко.
   - Именно. - подтвердил Явик.- А это означает, что нам нужно быть готовыми к сопротивлению гетов, которое они могут оказать на обоих участках аэрошоссе.
   - Предполагаете сопроводить эту толпу в "Надежду Чжу"? - спросил протеанина старший полисмен.
   - Да, сэр. - кивнул Явик. - Именно. Под прикрытием транспортера и нас с вами им будет гораздо безопаснее оказаться всем вместе. Если же пойдут отдельно от нас - рискуют попасть под десант гетов. А там еще десятка полтора пехоты и несколько снайперов с ракетчиками в наличии. Мясорубка будет на нашей с вами совести.
   - Но "Надежда-Чжу"... - попытался было возразить младший полисмен.
   - Не продолжайте, юноша. - усмехнулся Явик. - Людям свойственно тянуться к людям. Там - космопорт, там - какая-никакая инфраструктура. А то, что есть в этом небоскребе, где находятся сейчас эти ученые с сотрудниками и охранниками - это готовая могила. Там они долго не продержатся. А геты пролезут в этот проем без проблем. Надо будет - не задумываясь взорвут или иным способом расширят. И если они поймут, что люди в этом втором лагере слабы, а они - действительно слабы. - они бросят туда все наличные в этом районе космоса силы. У людей во втором лагере нет должной защиты.
   - Вы намекаете на то, что поселенцы "Надежды-Чжу" были под прессингом торианина, плюс геты?
   - Именно так, юноша. - кивнул протеанин. Люди этого маленького островка в силу обстоятельств... более закалены. Они смогут, пусть и понеся потери, отбиться и смогут наладить жизнь, если решат остаться и стать костяком независимой от "Экзо-Гени" колонии.
   - Ладно. - сказал Шепард. - Как бы там ни было, а нам нужно вернуть дочь в объятия матери. Сейчас это главное. Потом - сопроводить ученых в "Надежду Чжу" и можно будет заняться кварианкой. У меня есть ощущение, что она таки попадет в поле зрения гетских патрулей и те не будут церемониться, даже если уверовать, что машинам не свойственны чувства и эмоции.
   - Машинам - не свойственны. Свойственны людям, которые создают машины. А геты - порождения разумных органиков. Они у кварианцев многому научились. - подытожил Явик. - Вперед. А то очнется эта Элизабет - визгу будет.
   Они успели вовремя. На мягких носилках девушку быстро доставили через освобожденный от поля-пелены проход в салон транспортера. Шепард несколькими нажатиями на активные точки ввел девушку в глубокий сон без сновидений и сел за управление пулеметом, пропустив лейтенанта за рычаги управления машиной. Транспортер быстро преодолел расстояние до второго небоскреба-башни, где расположились ученые. По пути пришлось уничтожить десяток гетов-пехотинцев, попытавшихся соорудить баррикаду из бетонных блоков и металлических конструкций и перегородить ею аэрошоссе.
   Когда транспортер заруливал к входу в подземное убежище сотрудников "Экзо-Гени", Джулиана уже бежала навстречу машине. Мягко остановив транспортер, Аленко поспешил открыть боковой люк и лидер сотрудников компании, буквально впорхнув в полутемный салон, склонилась над дочерью.
   - Что с ней, капитан?
   - Спит. Крепко спит без сновидений. Её немного помял кроган, но без последствий.
   - Спасибо вам всем. - Джулиана постаралась встретиться взглядом со всеми пассажирами машины. Сидевшего в корме салона протеанина она не заметила - тот снова принялся "отводить глаза". - Как планируете поступить дальше?
   - Вы нервничаете, Джулиана. - сказал Шепард. - И не из за дочери.
   - Да. Очень многие... не хотят оставаться здесь.
   - Они правы. Собирайте все, что сможете унести, мы сопроводим вас в "Надежду-Чжу".
   - Геты...
   - Сейчас их осталось мало, но без прикрытия машины...
   - И вашего. - вставила Джулиана.
   - Вы не сможете пройти к космопорту безопасно. А для вас сейчас космопорт - важен.
   - Хорошо. Дайте нам десять минут.
   - Пятнадцать. Максимум.- сказал Шепард, поймав согласный кивок ученой. Та моргнула, быстро выбралась наружу и убежала вниз.
   Со сборами остатки коллектива филиала "Экзо-Гени" постарались не затягивать - никому из них не хотелось оставаться в пределах досягаемости гетских патрулей.
   - Мы уходим вперед. - сказал Шепард Джулиане. - проверим наличие засад гетов по аэрошоссе, просмотрим обстановку. Дадим сигнал - двинетесь вы. На сигналы реагировать быстро и без вопросов. Ясно?
   - Да, капитан.
   - Доведем вас под прикрытием с земли и с воздуха до "Надежды-Чжу", в гараже сможете отдохнуть, там надежно. Потом - на лифте спуститесь на уровень, где расположились колонисты.
   - А вы?
   - Мы отправимся делать свое дело. Да, сразу предупреждаю: там есть одна азари, она тоже беженка, но она была наемницей и с оружием обращается очень хорошо. Кого сочтете нужным - научит. И есть там еще саларианец-торговец. Пусть ваши люди его не трогают, он - бизнесмен и в ваших делах мало что понимает и понимать не особо стремится. Для вас он безопасен, будет возможность - быстро покинет колонию и планету. Люди там ослаблены влиянием торианина... поэтому не требуйте от них многого. Просто... объединитесь с ними. Вместе вам будет легче организовать более-менее нормальную жизнь.
   - Спасибо, что предупредили. Шепард, вы... вы так говорите, словно впереди нас всех ждет что-то очень темное.
   - Нас всех впереди ждет жизнь. До самой смерти. Это сейчас самое важное, Джулиана. У вас есть дочь, она в вас нуждается, хоть и пытается поскорее стать взрослой. Да и другие колонисты и сотрудники компании тоже - не одиночки. Все, выдвигаемся.
   Четверть часа ушло на то, чтобы под прикрытием шаттла и пулеметов транспортера зачистить два патруля гетов - двух снайперов, двух ракетчиков и до двух десятков пехотинцев. Затем, поручив водителю шаттла охрану и наблюдение за обстановкой на аэрошоссе, бронетранспортер вернулся к группе сотрудников и ученых Экзо-Гени, и Шепард, получив доклад от водителя шаттла о том, что гетов на аэрошоссе нет и десантных транспортов поблизости не наблюдается, разрешил нагруженным укладками и узлами людям собраться и двинуться по проложенной на значительной высоте дороге.
  Ветер гонял по пластобетону осколки и обломки, временами все тонуло в пыли, лица людей быстро обзавелись повязками, хоть как-то защищавшими от мельчайших абразивных частиц. Аленко и полисмены равнодушно смотрели в перископы - для них вид поверженных гетов был уже привычен. Шепард сидел за рычагами транспортера, стараясь уравнивать скорость машины со скоростью пеших людей. Гражданские со страхом смотрели на остатки грозных роботов, но, полисмены, спешившись, постарались побыстрее сориентировать ученых и сотрудников компании на то, чтобы ускорить продвижение и группа людей под охраной транспортера и шаттла приблизилась к воротам гаража спустя час с небольшим.
   Их встретили те же трое колонистов, которые провожали транспортер. Увидев людей, подопечные Шепарда обрадовались: они долго не могли поверить, что обитатели Надежды Чжу выжили под влиянием разумного растения. Колонисты быстро провели людей внутрь гаража, помогли им разместить оборудование и вещи подальше от ворот и от машины.
   Полисмены помогли перенести носилки с Элизабет в основной зал колонии, двое колонистов перенесли коронерский пакет с телом последнего функционера компании в закуток, выделенный под морг.
   - Так. Люди в безопасности. - сказал Шепард, оглядывая пространство зала. - можно заняться кварианкой. Элизабет проснется через десять минут. Её мать я об этом предупредил. Нас ей видеть... не обязательно.
   - Простите, капитан. - к Шепарду подошел мужчина в комбинезоне ученого. - Я Гэвин Хосл, свободный ученый. Я работал в основном здании "Экзо-Гени" и у меня остались там на серверах... некоторые разработки. Я слышал, вы были в офисе и прошлись по этажам...
   - Возьмите. - Шепард подал ученому кристалл памяти. - ваша работа - ваша собственность.
   - Спасибо. Я готов заплатить...
   - Не надо. Достаточно того, что вы остались с другими учеными и смогли выдержать это трудное время. Продолжайте работу. Может быть, она спасет несколько жизней.
   - Я постараюсь. - смущенно сказал мужчина. - Еще раз спасибо вам, капитан.
   - Не за что. - Шепард обернулся к Аленко. - Полагаю, можно теперь обратить внимание на кварианку.
   - Можно, сэр. - согласился лейтенант. - Но...
   - Нам будет нужен шаттл. Без него мы не сможем её найти, а она, как я чувствую, ушла довольно далеко отсюда. Транспортер надо будет оставить колонистам. Теперь в силу обстоятельств - он стал их собственностью. Вряд ли руководство "Экзо-Гени" будет протестовать. Для них это - мелочь.
   - Шаттл может сесть на аэрошоссе, капитан. - заметил Кайден. - И мы сможем найти кварианку и её челнок.
   - А вот насчет челнока... - Шепард поморщился. - Сомневаюсь. Мне представляется, что эта девица ушла от машины слишком далеко и челнок нашли геты. Полагаю, они слили с него всю информацию, какая бы там ни была. Саму машину они вряд ли тронули, как и оборудование. А вот информацию...
   - Но машина-то цела, капитан. А кварианке челнок... пригодится.
   - Ей сейчас пригодится скрытность и умение быстро бегать. - произнес Шепард. - распорядитесь, чтобы челнок сел на шоссе в сотне метров от ворот гаража, за поворотом. Не надо, чтобы колонисты нас видели как на сцене. Меньше знают - дольше проживут.
   - Слушаюсь, сэр. - Аленко раскрыл инструментрон и стал набирать команды. - Челнок ждет нас, капитан.
   - Поднимайте группу. Идем в лифт, через гараж. - Шепард поправил наплечные укладки и перехватил поудобнее штурмовую винтовку.
   - Есть, сэр. Если позволите... Шиала вас так разглядывает... - Аленко попытался остаться серьезным, но это ему удалось не полностью.
   - Пусть разглядывает. У колонистов есть вода, пища и энергия. Остальное они сделают. А Шиала... ей о своем собственном здоровье после тесного общения с Торианином думать надо. А также о том, как прижиться среди людей и помочь им... Торианин мог легко натравить её на них. Просто... не успел.
   - Понимаю, сэр. - Аленко посерьезнел. - Готовы к движению.
   - Вперед.
   Погрузившись в шаттл, Шепард обменялся рукопожатиями с полисменами - стрелками и водителем, после чего отошел с Явиком в угол салона.
   - Полагаю, она не успела уйти далеко, капитан. Её вычислили. Она приняла бой в этом районе. - протеанин когтем указал на экране инструментрона область. - Ощущаю, что у нее поврежден скафандр. Внутренняя изолирующая манжеточная система справляется, но повреждения механические... задет бок, а там манжету сложно приспособить. Женский скафандр... свои особенности.
   - Летим. Передайте координаты водителю, Яв.
   - Уже сделал. - Явик уцепился лапой за поручень. - Будем эвакуировать в колонию?
   - Если я правильно понял то, о чем вы сказали, Явик, нам придется эвакуировать её не в колонию, а на фрегат. И, учитывая то, что на борту у нас нет условий для долгого проживания пассажиров, тем более - столь специфических, как кварианцы, нам придется либо доставить её на Цитадель, что мне лично представляется очень неправильным, либо доставить её туда, где её сможет забрать челнок Флота.
   - Капитан, наблюдаю брошенный челнок. Телеметрия свидетельствует - все накопители информации пусты. - доложил водитель.
   - Вот. У нее возникли большие сложности с обоснованием права на окончание Паломничества. - сказал Шепард. - Дитрих, посмотрите, где может быть её маяк.
   - Веду поиск, сэр. Влево двадцать. Полтора километра.
   - Вперед.
   Шаттл прибыл в нужный район спустя несколько минут и застал самый финал драмы. Пятеро пехотинцев теснили кварианку к скалам. Три машины едва ковыляли, видимо выстрелами своего дробовика кварианка таки сумела повредить им коленные суставы, но две подошедшие платформы были невредимы и теперь шли на флангах.
   - Прострочите им колени, Дитрих. Постарайтесь не задеть кварианку, парни. - распорядился капитан. - Она и так тяжело ранена, скафандр пыталась даже заштопать. Представляю, сколько у нее крови внутри оболочки плещется сейчас. Слабеет на глазах.
   - Есть, сэр. - водитель переглянулся со стрелками. Те приникли к прицелам и спустя секунду точные очереди ударили по гетам. Падая, несколько роботов все же сумели выстрелить и два заряда попали в левое плечо и правую голень кварианки. Девушка упала и, дернувшись, замерла.
   - Прыгаем. Дитрих, отведите машину, контролируйте район. - Шепард рывком открыл створку и первым спрыгнул вниз. Перекатившись, он встал и направился к кварианке. Следом за ним десантировался Явик.
   - Район чист, сэр. Гетов больше в округе нет. - доложил водитель шаттла, нарезавшего круги в отдалении.
  Явик склонился над кварианкой и, достав из укладки ленту, быстро залепил разрез на скафандре.
  - Так надежнее будет. - он осмотрел ранения конечностей. - А вот с этим - сложнее. Манжеты сработали, но... Нужен будет кокон. - не дожидаясь согласия капитана, Явик включил свою биотику и вскоре кокон накрыл девушку. - Нужны носилки. - он склонился, быстро, одной лапой накладывая шины из комплекта своей носимой укладки. - Сама она шагу ступить теперь не сможет. Слишком велика кровопотеря.
  - Вот носилки. - сзади подошел старший полисмен, неся разложенные твердые носилки из комплекта шаттла.
  - Хорошо. - Явик одной лапой удерживая кокон, второй легко приподнял девушку. - Подложите под нее.
  Полисмен кивнул и сделал так, как его просили. Явик опустил тело девушки на носилки.
  - Сейчас ей будет немного легче. Но все равно. Надо доставить её на фрегат. Как можно быстрее.
  - А её челнок? - спросил молодой полисмен.
  - Возьмете его на внешнюю подвеску шаттла. - ответил Явик. - Шепард, нам будет нужен наш челнок. В шаттле... ей будет слишком тесно. Надо будет держать кокон.
  - Так. - Капитан выпрямился. - Берете челнок и вместе с шаттлом он уходит на борт фрегата. Вы оба и лейтенант после того, как присоедините челнок, остаетесь с нами. Нужна будет ваша помощь. Кайден, вызовите наш челнок, пусть они идут навстречу друг другу, заодно посмотрят в дублирующем друг друга режиме районы планеты и орбиту. Нам не нужны внезапные гости.
  - Есть, сэр. - Аленко набрал на инструментроне недлинный текст. - Челнок вышел. Андерсон запрашивает детали.
  - Передам. - Шепард раскрыл инструментрон, пересылая пакет. - На первое время информации предостаточно. - он посмотрел на кварианку. - стекло шлема затемнила, молодец. Но...
  - Состояние нестабильное, Шепард. - сказал протеанин, взяв девушку за запястье. - Может продержаться не больше тридцати-сорока минут. Дальше... придется проводить интенсивную терапию.
  - Кайден...
  - Время подлета - восемь минут, капитан. Её челнок уже погружен. Наш шаттл взлетел и взял курс на фрегат.
  - Хорошо. - Шепард включил на инструментроне сканер. - Так. Тали Зора нар Райя. Идент-код мало что нам скажет - у кварианцев весьма запутанная система. Но главное, хоть как зовут - знаем. Остальное пусть Чаквас решает. Это её пациентка.
  - Как бы она не оказалась дочерью какого-нибудь адмирала. - сказал подошедший старший полисмен.
  - Были уже такие случаи с челноками золотой молодежи, знаю. - кивнул соглашаясь капитан. Но главное - она не погибла. Все другое сейчас не так важно.
  - Челнок, сэр. - сказал молодой полисмен, наблюдая, как в зените появилась и стала быстро расти точка маленького корабля. - Наш челнок.
  - Хорошо. - Шепард оглянулся, скользнул взглядом по силуэту. - Да, это наш.
   - Похоже, наша миссия на Ферросе подошла к концу. - сказал старший полисмен.
  
   - Ферос. Часть 5
  
   - Яв, сможешь её плавно переместить в салон челнока и прикрыть коконом до момента установки "палатки-изолятора" в медотсеке фрегата? Тридцать минут. Выдержишь? - спросил Шепард, видя, что протеанин немного расслабился, продолжая держать кокон над теряющей силы кварианкой, лежавшей сломленной куклой на носилках. - Я не рискую просить кого-либо взять её на руки. Инфицировать можем.
   - Смогу. - ответил протеанин. - Во время войны мне приходилось двое суток держать такие коконы. Неоднократно. Но... спасибо, что спросил. - Явик проигнорировал изумление Аленко и легко, пользуясь своей биотикой, приподнял носилки вместе с кварианкой. - Только придется остальным стоять. А вам, джентльмены. - Явик посмотрел поочередно на каждого из двух полисменов-десантников. - придется побыть в водительской кабине. Места в салоне мало, а придавать ей. - он указал взглядом на кварианку. - вертикальное положение - нельзя.
   - Не вопрос, сэр. - ответил старший полисмен. - Вот, кстати, и челнок. - он указал рукой на подлетающий аппарат.
  - Леонард, - кивнул Шепард водителю, выглянувшему из салона. - у нас тяжелораненая кварианка. Наши коллеги. - он указал на полисменов. - побудут у вас в кабине до прилета на борт.
  - Хорошо. Места тут мало, но для двоих - найдется. - Леонард махнул рукой в приглашающем жесте и полисмены поспешили подняться на борт. - Можете грузить, я полку расширил, носилки встанут. - водитель с уважением посмотрел на Явика. - Он будет держать... изоляцию?
  - Да, Леонард. - подтвердил Шепард. Водитель кивнул, соглашаясь и нырнул в кабину.
  Явик, поймав разрешающий жест старпома, переместил носилки на полку и встал рядом, лицом к распростертой кварианке, одной лапой взявшись за потолочный поручень, другой удерживая биотический кокон так, чтобы ни одна из его стенок не касалась скафандра Тали. Аленко прошел чуть вперед и также замер, взявшись одной рукой за другой потолочный поручень. Шепард зашел последним, закрывая за собой тяжелую крышку люка.
  - Стартуем, Леонард. - сказал старпом, включая связь с фрегатом. - доктор Чаквас, у вас есть пациент. Кварианка. Поврежден скафандр. Возможно тяжелое ранение и очень вероятна интоксикация. Со многими сопутствующими. Передаю информацию. - нажатием сенсора он отправил заранее подготовленный информпакет. - Явик обеспечил изолирующий кокон, так что больших изменений не ожидаю.
  - Хорошо. Я уже распорядилась, вахтенные ставят изолирующую палатку в медотсеке. Как прибудете, доставьте её сразу ко мне. Явик сможет?
  - Да, мэм. - кивнул протеанин, взглянув в зрачок видеокамеры на потолке салона.
  - Информацию получила. Давайте по прямому ходу. Капитан Андерсон перенес основной доклад на более позднее время. Он будет ждать вас всех в своей каюте в любое время. - сказала Чаквас. - До связи.
  - До связи, доктор. - Шепард переключил каналы. - Леонард...
  - Слышал, идем по максимально прямому курсу. - откликнулся водитель.
   Фрегат ждал прибытия малого корабля. Едва только захваты щелкнули, зафиксировав челнок, вахтенный подал трап, по которому в салон поднялась Чаквас с медицинским сканером. Явик посторонился, давая возможность врачу корабля задействовать прибор.
  - Спасибо, Явик. Ваша клейкая полоска и все остальное, особенно кокон... спасли ей жизнь. А мне - сэкономили время и силы. - Чаквас посмотрела на протеанина, но тот только сдержанно кивнул. - Сможете доставить её в медотсек своей биотикой вместе с носилками?
  - Смогу, доктор. Разрешите действовать? - протеанин усилил биотический кокон.
  - Разрешаю. - Чаквас сошла на плиты ангара-трюма и подождала, пока Явик аккуратно спустит носилки с кварианкой с трапа. - А вы, - врач взглянула на вышедших из водительской кабины полисменов, - помогите перекрыть с двух сторон проход, чтобы Явику было удобнее и быстрее перенести нашу гостью в палатку.
  - Да, мэм. - полисмены заняли позиции по бокам Явика. Аленко потоптался на трапе, не зная, что ему делать.
  - Кайден, вы будете подпитывать биотику Явика. Конечно, если он разрешит и только так, как он разрешит. - сказала Чаквас, убирая сканер.
  - А... эм... - от неожиданности лейтенант воззрился на протеанина, который напряженно сканировал тело кварианки.
  - Ваша биотика, Кайден, мне повредить не может. А силы - поддержит. - сказал Явик. - Сейчас она мне не понадобится - я пока что вполне в форме, а вот когда придем в медотсек и поместим её в палатку... Тогда мне потребуется ваша подпитка. - Протеанин аккуратно и медленно тронул носилки с места. - Обеспечьте коридор, коллеги. - он посмотрел поочередно на обоих полисменов. Те кивнули.
  - Гм. Хорошо. - ответил, смутившись, лейтенант.
  - И вы, Шепард, мне тоже понадобитесь. В медотсеке. - сказала врач корабля. - Ваше присутствие и участие - необходимо.
  - Как скажете, доктор. - Шепард замыкал процессию, видя, как вокруг собираются свободные от вахты члены экипажа фрегата. - Коллеги, смотреть не на что. Тяжелораненая кварианка, нуждается в срочной медицинской помощи. Возвращайтесь к работе. Все, что необходимо, мы вам скажем позднее с разрешения капитана Андерсона.
  - Да, сэр, конечно, сэр. - члены экипажа поспешили разойтись и процессия, охраняемая двумя настороженными полисменами, быстро достигла медотсека.
  - Но... - Кайден увидел установленную в помещении медотсека палатку, занимавшую едва ли не весь объем выгородки.
  - Кайден, вы мне понадобитесь и Явику - тоже. - сказала Чаквас, пропуская носилки и Явика внутрь. - Шепард, вы тоже идете в палатку. Так надо.
  - Да, доктор. - Джон прикрыл за собой дверь, обратив внимание на закрывающиеся жалюзи на окнах - Чаквас не желала делать из лечения шоу.
  - Вы заходите в палатку вместе с ней, Явик. - распорядилась Чаквас. Протеанин молча повиновался и исчез в проеме мягкого полога. Спустя несколько секунд он появился и сформировал второй кокон, мягко окутавший Шепарда и Аленко.
  - Обеззараживание выполнено, как только кокон прошелся своей гранью по вас. - сказал Явик, поймав изумленный взгляд Аленко. - Теперь вы оба можете пройти, коконы соединятся и сохранят стерильность. Доктор, прошу вас. Как только коконы Шепарда, Аленко и Тали соединятся, я сформирую кокон для вас.
  - Хорошо, Явик. - врач кивнула и взяла с полок укладки с инструментами и медикаментами. - Скажете, когда и что надо делать.
  - Непременно. - Явик долждался объединения коконов и, как и говорил, окутал еще одним коконом врача корабля. Через несколько секунд все четверо склонились над носилками.
  - Аккуратно переложите её на операционный стол, Явик. Нужно будет вскрывать скафандр. - распорядилась Чаквас, взглянув на индикаторы. - Прекрасно, полная защита.
  - По-другому быть не может, доктор. Она тяжело ранена. - прострекотал протеанин.
  - Верю. - врач корабля подождала, пока тело кварианки будет перенесено на поверхность операционного стола, включила бестеневые лампы и стала методично и очень быстро открывать замки скафандра кварианки. - Аленко, не жмитесь. Впереди у нас - война с очень серьезным врагом. Привыкайте к военно-полевой хирургии. Кстати, подпитайте Явика своей биотикой, не ждите от него особого приглашения. Он все равно не скажет, что у него энергия на исходе. - Чаквас снимала отдельные части скафандра кварианки, быстро кидая их в мешки с надписью "Опасно".
  - Как скажете, доктор. - лейтенант переглянулся с кварианином, тот взял офицера за запястье правой руки своей левой лапой и спустя несколько секунд Кайден кивнул, включая свою биотику и освобождаясь от захвата протеанина. Явик кивнул, приняв первый импульс и Аленко изумленно застыл, стараясь поддерживать нужные параметры потока. - Никогда бы не подумал, что биотика людей и протеан... настолько совместима.
  - Она совместима, Кайден. - сказал Явик. - Это общее явление, а все эти цветошумовые и силовые эффекты - не столь важны.
  - Может быть, может быть. - согласился Аленко.
  Тем временем Чаквас сняла с кварианки скафандр, оставив только шлем и легкое белье. Трубопроводы отсосов чавкнули, осушая операционное поле и врач приступила к операции, легко разрезав и удалив остатки белья девушки с нижней части её туловища.
  - Какие мы стеснительные.... Аленко, даже я чувствую, как мощность гуляет. Явик и так устал. Так питайте его как следует, мне еще полчаса стерильности потребуется. - врач отметила, что лейтенант старается не смотреть туда, где птицами порхали руки Чаквас, меняя инструменты со скоростью хорошего фокусника.
  - Так точно, доктор. - Аленко смутился, сосредотачиваясь.
  - Так то лучше. Правда, Явик. - врач быстро очистила место тяжелого ранения от грязи и остатков медикаментов, впрыснутых скафандром кварианки. - Она еще штопала себя. На живую, без наркоза. Даже местное обезболивание не делала. Железная леди.
  - Да. Кайден меня подпитывает... нормативно. - Явик не смотрел на руки и под руки врача, ему это было не интересно. - Не надо считать меня бессердечным. Я на такое насмотрелся... за сотни лет. - сказал протеанин, поймав взгляд Аленко.
  - Да я вроде и не считаю.
  - Немного - считаете. - проскрежетал протеанин
  - Только не ссориться, мужчины. - Чаквас уже копалась в животе кварианки. - Так... Особых повреждений нет, ей явно повезло, да и скафандр у нее... явно принадлежит не последней девушке среди кварианок. Это ей помогло выжить. Очень помогло. - она закончила возиться во внутренностях, приступая к сшиванию разреза. - Не расслабляйтесь, Аленко. Нам нужно еще разобраться с её голенью и плечом. Так что еще как минимум двадцать минут ваши услуги и возможности нам будут очень нужны. - она выключила сшиватель, подровняла узелки и наложила сверху клейкую ленту - фиксатор. - С этим закончено. Теперь нога. С рукой и плечом будем разбираться в последнюю очередь. - произнесла Чаквас, словно читала лекцию студентам-медикам. - Прикрываем операционное поле тяжелого ранения. Аленко, не падайте в обморок. Вы - не её муж, а она - не рожает. - Чаквас скользнула взглядом по Шепарду и тот поддержал лейтенанта за плечи. - Привыкайте. Чувствую, у нас - это не последний такой пациент. Понимаю, что редко кому удавалось видеть кварианцев без скафандров, но и люди не особо стремятся тотально обнажаться в обществе других органических разумных.
  - И неорганических тоже, доктор. - буркнул Явик.
  - Вы правы, Явик. - поддакнула врач, приступая к копанию в ране на голени кварианки. - Ну и что, что у нее такие странные ноги. У нас, людей, тоже ноги - не для всех нормативные... А вот наличие кинжала... Это очень интересно. И даже функционально. - она указала на кинжал, обнимавший голень другой ноги кварианки своим креплением. - Хорошо, что заряд не попал по кинжалу. Выстрел такой силы смог бы сломать лезвие и тогда... я бы не поручилась за целостность кости. Видимо, её любимым оружием является дробовик - у нее очень хорошо развиты мышцы, способные быстро и точно стабилизировать тело при выстреле и уменьшить рыскание ствола. - Чаквас снова вернулась к лекционному формату. Её руки продолжали мелькать, меняя инструменты, ставя зажимы и поправляя трубки отсосов.- Так. - она закончила зашивать рану и наложила сверху клейкий лоскут, закрепив его повязкой. - Здесь проблем нет. - Чаквас перешла поближе к изголовью операционного стола. - Да не краснейте вы, Аленко. - не оборачиваясь сказала врач. - Я не буду обнажать её груди. Мне нужно разобраться с её плечом и рукой. Так что бледнеть и краснеть нет никакой необходимости. - Чаквас сняла остатки белья с плеча и руки кварианки. - Успокойтесь, Кайден. Прям ребенок какой-то. Здесь придется повозиться, так что усильте подпитку Явика, вам это поможет сосредоточиться на чем-то более полезном и необходимом. - Чаквас очистила рану и приступила к копанию в её недрах. - М-да. Руку и ногу придется подержать в неподвижности. Не боец она в ближайшее время. Не боец. - словно размышляя пробурчала Чаквас себе под нос. - Кварианцы, конечно, тонкокостны, но атрофированная иммунная система и мягкие скафандры с кучей малонадежных приспособлений... Жестковатая у них жизнь на флоте, очень жестковатая. - Врач корабля склонилась к своему плечу. - Дэвид. Сможем покрутиться двое суток вокруг Фероса? Пока она не придет в себя минимально?
  - Сможем, Карин. - откликнулся капитан корабля. - Будем крутиться столько, сколько потребуется. Ферос теперь не представляет для нас значительной проблемы.
  - Хорошо. - Чаквас переключила каналы и занялась плечом. - Меткая какая машина оказалась...
  - Они все - очень меткие. - проскрежетал Явик. - Это - прискорбное для органиков свойство всех синтетиков.
  - Согласна. - Чаквас устанавливала зажимы и трубки отсосов. - Шепард, нужно будет снабдить её чем-нибудь таким, что позволит ей завершить Паломничество с честью. Ох, молодая девчонка, а смотрят на нее, возможно, не иначе, как на будущего адмирала. И зачем ей такой груз на молодости лет?
  - Полагаю, капитан Андерсон даст ей какую-то информацию. - Джон наблюдал за четкой и точной работой военного хирурга с долей завороженности. Он, конечно, знал, что майор Чаквас - профессионал очень высокого класса, её хорошо знают на множестве кораблей Альянса и во многих наземных и станционных медицинских центрах, как специалиста по лечению неземлян, а теперь... Теперь он стал свидетелем двойного доказательства высочайшего мастерства врача корабля - глубокого оперативного вмешательства на теле кварианки.
  - Подозреваю, что как раз информации ей будет мало. - сказала Чаквас, занимаясь сшиванием сосудов и связок. - Если она увидит наше ядро... Она может и отказаться покидать корабль.
  - Я ей откажусь. - прострекотал Явик. - Почищу память и - пинком с этого корабля. Извините, мэм. Но давать Флоту информацию о разведфрегате землян - нельзя. Кварианцы сами за свои секреты... удавятся. Так что... простое зеркалирование.
  - Я поняла, Явик. Потому - не сержусь. Но кварианцы... в силу обстоятельств - очень даже хорошие техники и инженеры. А её буквально магнитом тянет, вполне вероятно, к любой передовой технике и технологии. Кварианцы... Корабли и все, что с ними связано, любые возможности для их поддержания в должном минимальном порядке... Они пойдут на все.
  - Пусть идут. - прострекотал Явик. - С очищенной памятью. Я об этом позабочусь, доктор. Равно как и о том, чтобы не дать ей связаться с Флотом. Никоим образом. Полагаю, в этом меня вполне поддержит капитан Шепард, мэм.
  - Поддержу, Явик. Но экскурсию по кораблю... для выздоравливающей... Придется организовать. Для поднятия боевого духа... будущего кварианского адмирала.
  - И вы туда же, Джон. - укоризненно проскрежетал Явик. - Кайден, можете постепенно снижать подпитку. Остальные двадцать минут я вполне продержусь.
  - Мне не трудно. - мотнул головой лейтенант, наблюдая, как Чаквас готовит рану к зашиванию. - На полчаса меня вполне хватит.
  - Как пожелаете. - Явик скользнул взглядом по индикаторам множества приборов. - Если я правильно понимаю, то она легко отделалась.
  - Очень легко, Явик. - Чаквас зашила рану на плече и наложила пластырь и повязку, зафиксировав руку. Если бы не ваша биотика и не помощь Кайдена и Джона... Я бы не дала ей больше десяти минут жизни перед гарантированной гибелью. - она наложила шину на голень и защелкнула фиксаторы. - Так. В таком положении она хотя бы полежит спокойно. Явик, можете гасить кокон. Теперь автоматика подхватит параметры и, поскольку раны продезинфицированы, угрозы для нее нет. С остальным автоматы палатки вполне справятся, обеспечив необходимые параметры среды.
  - А не рыпнется? - недоверчиво спросил Аленко.
  - Нет. Как минимум сутки она проспит без сновидений и без движений. Я ввела все необходимые препараты, подобрав для нее оптимальный состав. Автоматика будет подкармливать её. В палатке ей ничего угрожать не будет. Скафандр...
  - Я подлатаю его, мэм. - Явик кивнул обернувшейся врачу корабля. - Мне приходилось латать подобные конструкции. Не точно такие, но... по меньшей мере ей не будет опасно выйти за пределы этой палатки. Если, конечно, инженер Адамс предоставит некоторые запчасти...
  - Заодно и изучите его. - усмехнулась Чаквас.
  - Не без этого. - ответил Явик. - Надо же сравнить.
  - Все, Кайден. Гасите вашу биотику. - сказала врач.
  - Хорошо. - лейтенант убрал свечение.
  - Теперь всем троим вам нужно очень плотно поесть. А потом не меньше чем шесть часов поспать. - Врач убрала инструменты в укладки и защелкнула крышки и замки. - Явик, не становитесь в позу. Вы истощены. И пока что нет никакой необходимости рисковать и устраивать сеанс нелечебного голодания. Вы и так все трое сегодня стали её крестными. А я этот факт документально зафиксировала. Без вас она бы не выжила.
  - Четверо, доктор, четверо. - сказал Явик. - Вас тоже следует считать. Никто из нас троих не смог бы сделать того, что сделали вы.
  - Возможно. - улыбнулась Чаквас своей обычной усталой короткоживущей улыбкой. - Давайте покинем палатку и переместимся в основное помещение. Автоматика приведет атмосферу в порядок и она. - врач скользнула взглядом по кварианке, прикрытой до шеи мягким пологом на упорах. - сможет отдохнуть. Ей нужна тишина и покой. Со всем остальным автоматика и мы - справимся. - она первой покинула пределы мягкого полога, достала из шкафа комплекты еды быстрого приготовления. - Медотсек пока закрыт на высокую стерильность и будет лучше если вы поедите здесь. Да, я тоже присоединюсь к трапезе. - она пододвинула к себе один из комплектов. - Присаживайтесь.
  Устроившись на легких табуретках вокруг стола, Шепард, Чаквас, Явик и Аленко уделили достаточно внимания еде, обмениваясь короткими фразами на общие темы. Чаквас интересовалась происшедшим на Феросе и Явик с Аленко и Шепардом охотно рассказывали врачу корабля некоторые моменты в кратком изложении без особых деталей. Полный отчет каждый из них уже сформировал для представления капитану корабля.
  - Поели? - спросила Чаквас, убирая судки и сосуды. - А теперь - вон там койки свободные - занимайте и - спать восемь часов. Я также посплю, но сразу предупреждаю - у меня сон очень чуткий и сбежать не получится. Палатку не беспокойте - автоматика сразу включит ревун - мало не покажется. И также не пытайтесь лазать за добавками и медикаментами в шкафы - они все на сигналках. Я оставлю на столе по три комплекта пищи, знаю, что кому-то обязательно захочется поесть. - врач ненадолго сбросила с себя профессиональный кокон и стала просто женщиной-хозяйкой, заботящейся о благе своих желанных гостей. - Разместились? Хорошо. - она притушила свет и скользнула к своей койке за ширмой. - Всем - спать. Андерсон подождет, он понимает суть момента очень хорошо. Да и спешить некуда.
  Спустя несколько минут в медотсеке воцарилась тишина, прерываемая только шелестом приводов, попискиванием индикаторов и дыханием нескольких разумных существ.
  
   Далеко внизу, в "Надежде-Чжу" колонисты налаживали свою жизнь, теперь уже не зависящую от компании "Экзо-Гени".
  
   Шиала сидела на ступенях, привалившись к перилам и прикрыв глаза. Она не могла избавиться от мыслей о Шепарде. Колонисты приняли её в свое сообщество и ей довольно быстро расхотелось улетать на Иллиум, откуда она могла бы вернуться в Совет Матриархов на Тессию любым рейсом пассажирника.
  - Слышь, подруга, - к ней подошла Арселия Сильва Мартинес, - ты, я вижу, все думаешь о капитане, да?
  - Заметно? - Шиала подняла голову, пройдясь изучающим взглядом по землянке.
  - А то. - Женщина присела рядом с азари. - Не думаю, что он вернется. - на её руке пискнул, разворачиваясь инструментрон. - Я тут посмотрела в посту связи нашего космопорта данные по его кораблю. Он - Спектр, на борту фрегата "Нормандия" кроме него - еще три Спектра, среди них - капитан корабля и двое турианцев. Сама понимаешь, что такое количество Спектров на одном корабле... далеко не рядовое явление. Просто так они вместе не собрались. Вероятно, выполняют сложную миссию. А Феррос... да мы... еще одна, маленькая часть этой большой миссии. Максимум что можно ждать от него - это присылки пассажирника, который заберет не желающих оставаться здесь. Ты как мыслишь? Останешься?
  - Да. Скорее всего да. - Азари вздохнула. - Но...
  - Без "но", подруга. Ты, в отличие от салара - нормальная, без излишнего гонора. Он - улетит, вместе со своими товарами. Стопроцентно.
  - Не увезет он свои товары, леди. - к ним подошел Фай Дань, открыл свой инструментрон. - Вот, получил несколько минут назад. - он показал на экране текстовый документ обеим женщинам. - Саларианец тоже получил. Весь товар саларианца куплен Корпусом Спектров. И передан в дар коллективу нашей колонии.
  - Шепард. - в один голос тихо сказали азари и землянка. - Только он мог такое...
  - Возможно. Я знаю, что он - Спектр Совета. Но точных указаний на то, что именно он... - Фай Дань смутился. - Хотя... Я тоже думаю, что без него здесь не обошлось.
  - И саларианец согласен? - недоверчиво спросила Арселия.
  - Доволен, как ребенок. Получил полное возмещение на свой счет, который уже проверил и очень рад, что сможет улететь налегке и продолжить путешествовать и делать свой маленький бизнес.
  - Настойчивый он. - сказала азари. - Такой - пробьется.
  - Возможно. - сказала Арселия. - Спасибо, Фай.
  - Не за что. - мужчина направился к балкам.
  - Так как? - спросила землянка.
  - Остаюсь. - сказала Шиала. - Возможно, на несколько месяцев. А там...
  - А там - еще на несколько месяцев. - Арселия обняла азари и они засмеялись, тихо и несмело, но искренне. Впервые за долгие дни.
  -
  Капитан Андерсон в своей каюте заполнял бортовой журнал корабля. На инструментроне, стоявшем рядом, светились тексты двух документов, присланных с борта разведкрейсера "Волга". В одном из них содержалось полное досье на кварианку по имени Тали, предоставленное совместно экипажем разведкрейсера "Волга" и Центром Разведывательных Операций России, а в другом - сообщение командования Разведастрофлота России об официальном согласии на взаимодействие экипажа "Нормандии" с экипажем разведкрейсера "Волга" в ходе подготовки к отражению вторжения Жнецов. В конце второго документа стояли визы согласования командования ВКС Альянса и Корпуса Спектров.
  
   - Ферос. Первые сутки ожидания
  
   Проспав восемь часов, обитатели медотсека собрались за столом, чтобы поесть в стерильной атмосфере. Чаквас уже не выглядела настолько сосредоточенной и ушедшей в свой врачебный психококон, поэтому за завтраком Явик отпустил небольшую шутку относительно того колосса, который выполз из какой-то комнатушки на полусогнутых лапах и долго ворочал тяжеленной башкой, озираясь по сторонам и пытаясь понять, что его понесло в столь маленькое помещение, да еще соединенное с залом еще меньшим по высоте и ширине коридором. Чаквас улыбалась, представляя себе эту махину, что не могла стрелять, пока не приняла боевого положения на полностью выпрямленных манипуляторах.
   - А тот кроган возле ВИ... Железка, кричит... Кроган - кричит. Довели парнишу. - улыбается Аленко.
   - А потом мы ему славно фейс начистили, - сказал Явик. - все сделал, скафандр тяжелый надел, броню надел, оружие взял, а забрало шлема, поворачиваясь к явно нежданным посетителям - опустить забыл.
   - Спасибо, Карин. - Шепард промокнул губы салфеткой. - вернемся к Цитадели - забьем тут у вас большой шкафчик этими пайками. Нам определенно понравилось принимать здесь пищу. - усмехнулся старший помощник. - Ладно, пора и честь знать. Как там наша Тали?
   - Спит. Я сняла показания, все в порядке, заживление идет нормативно. - успокоительно заметила Чаквас. Все присутствовавшие за столом кивнули - раз врач корабля так говорит, она лучше всех знает.
   - Тогда, если Андерсон разрешит, мы дадим вам сюда конференцсвязь с каютой капитана. Нам нужно идти на доклад. - сказал Шепард. - а без ваших дополнений этот доклад будет неполным.
   - Хорошо, Джон. - врач встала. За ней поднялись и все сидевшие за столом. - Идите, Дэвид уже справлялся о вас.
   - Встаете вы рано, Карин. - сказал Шепард.
   - Я-то у себя, а вот вам еще рапорт сдавать. - усмехнулась майор. - не беспокойтесь, все равно режим повышенной стерильности уже не нужен - раны Тали затягиваются нормативно. Палатка... работает нормально.
   - Тогда - всем - к капитану. - распорядился Шепард.
   Спустя несколько минут они уже сидели за рабочим столом в капитанской каюте и поочередно докладывали командиру корабля о ходе и результатах миссии на Феросе. Экраны послушно выплескивали на свои поверхности картинки, карты, схемы, таблицы, графики. Андерсон слушал не перебивая, иногда тихим голосом уточняя что-то по наплечному спикеру, настроенному на волну медотсека.
   - Хорошо. Как говорили в древности, вашей работой на Феросе я удовлетворен. - сказал командир корабля. - Кварианка, по словам Чаквас, устойчиво выздоравливает. Как и просила врач корабля, фрегат покрутится вокруг планеты еще около полутора суток, потом нам придется возвращаться к системе, где расположен Илос. Мы тут тоже не сидели сложа руки. - он развернул к гостям каюты экран с двумя текстами. - ознакомьтесь.
   - Быстро же Найлус с Сареном подсуетились. - сказал Аленко.
   - Да. Так что теперь никто не скажет, что мы занимаемся самоуправством. - сказал Андерсон.
   - И командование "Волги" не будет удивлено нашим желанием попасть на борт разведкрейсера и плотно пообщаться с его командиром по широкому кругу вопросов. - добавил Шепард.
   - Рапорты обоих полисменов и экипажа шаттла я также получил и они полностью соответствуют тому, что вы рассказали, коллеги. - отметил Андерсон. Так что пока наша гостья спит, вы вполне можете также отдохнуть. В дальнейшем свободных суток обещать не могу.
   - Разрешите идти? - старший помощник подобрался.
   - Идите. - Андерсон кивком головы отпустил Шепарда и его спутников.
   - Я пойду, Чаквас отдала мне части скафандра Тали, может что сумею сделать. - сказал Явик, выключая свой инструментрон и ступая на первую ступеньку лестницы. - Что-то мне все больше ходить хочется, а не ездить. Временно, конечно.
   - Хорошо, что удалось остановить бомбардировщики и истребители. Найлус помог. - отметил Шепард. - А Сарен вообще превзошел мои ожидания - смог скупить у салара все его товары.
   - А потом еще нанял пассажирник, который в четырнадцать тридцать будет над планетой и совершит посадку в "Надежде-Чжу". Фай Дань уже получил предупреждение, колонисты, кто решил улететь, уже собрались. - сказал Аленко. - Но мало пожелало улететь. Всего-то восемь человек и салар. Правда тот летит налегке и довольный, как кот, обожравшийся бочкой сметаны.
   - Хорошо. - подвел итог Шепард, когда они вошли на палубу. - Тогда - каждый занимается своими делами.
   - И вы не полетите на "Надежду Чжу", капитан? Вас ведь там некая Шиала ждет. - с усмешкой спросил Аленко.
   - Кайден... - укоризненно протянул Джон.
   - Все, понял, умолкаю.
   - Для особо несознательных поясняю - у нее и без того проблем будет предостаточно. Во-первых, через два максимум месяца её кожа приобретет уникальный зеленый цвет. Медики, биологи, биохимики с ума будут сходить, пытаясь понять, как такое с ней случиться могло. Естественно, весть о том, что торианина больше не существует, быстро станет обычной и известной большинству имеющих уши и глаза и умеющих думать. Со временем, через несколько дней, колонисты окрепнут настолько, что смогут организовать экспедицию по корневой системе, оставшейся от торианина. Найдут три десятка полузадушенных колонистов, в основном - людей. Спасут их, вернут в расположение колонии. Будут налаживать жизнь по стандартным вариантам, изучать планету.
   - И готовиться к борьбе. - заметил Аленко.
   - Да. Шиала не глупа. Она понимает, что мирное время подходит к концу.
   - Я передал ей часть информации в неявной форме, капитан. - подтвердил Явик. - Со временем эта информация проявится в её памяти и она сможет действовать. Вы правы, медики и ученые обратят самое пристальное внимание на эту колонию. И Шиала должна будет защитить колонистов от юристов-крючкотворов ряда корпораций, желающих обратить колонистов "Надежды-Чжу" в бесплатных лабораторных мышей. Я ей дал кое какую концентрированную информацию по этим вопросам и со временем она без проблем ею эффективно воспользуется.
   - Волшебник вы, Явик. - усмехнулся Аленко.
   - Ничего сложного. Мы не можем преувеличивать свою роль в жизни этих людей. Сами они должны выбрать то, как построить свою ближайшую и отдаленную жизнь. - сказал протеанин. - Не сомневаюсь, Чаквас приготовит нашей гостье хорошее белье. Женщине это легче сделать. Я бы не взялся.
   - А скафандр? - улыбнулся лейтенант.
   - Это по вашей человеческой классификации - верхняя одежда, а не белье, человек. - сказал Явик. - Все, я пошел разбираться с этими остатками былой кварианской роскоши. Да еще инженер Адамс обещал подойти. Неправильно будет опаздывать на встречу с лучшим инженером фрегата. - протеанин прощально махнул лапой и направился к себе.
   - Знаете, капитан, мне понравилось... помогать Явику. - сказал Аленко. - Я никогда не думал, что протеанин согласится принять такую помощь человека. И спасибо вам, что избавили меня от... мигрени и прочих проблем.
   - Вы прекрасно поработали, Кайден. - сказал Шепард. - И вы нам очень помогли. Готовьтесь к работе на Цитадели. Там ваша биотика очень и очень пригодится нам всем.
   - Спасибо, капитан. - Аленко козырнул и ушел к десантникам.
   Шепард раскрыл инструментрон, проверил последние записи в вахтеннном журнале. До заступления на вахту оставалось еще немного времени.
   Явик в привычной полутьме собирал из разложенных по полу частей скафандр кварианки, попутно отмечая его новинки и изменения в своем инструментроне.
  
   - Эй, подруга, идем в космопорт. Там прибыл пассажирник. Он привез немало нужного для колонии, надо разгрузить. - к Шиале подошла Арселия. - Да не боись ты, тебя принимают вполне нормативно, ни для кого из людей азари уже не являются экзотикой. Для всех ты - обычная женщина, пусть и с отростками вместо привычной людям прически из волос на голове. Ну синяя кожа у тебя, так что? Про радугу все люди с детства знают. Если есть желтое, может быть и черное и синее. - Арселия помогла Шиале подняться и увлекла её за собой к переходу, ведущему в космопорт. - Немногие улетят, Фай уже получил заявки от новых колонистов, собрал малый совет. Потом будет общее собрание колонии, где он ознакомит с заявками всех нас. Не со всеми, конечно, а с наиболее приемлемыми по большинству параметров. Да, теперь мы можем выбирать, кто станет нашим, а кто поищет своего счастья в другом месте. Красота!
   - Ох, Арса. Ну не идет у меня Шепард из головы. Не идет и все. Как ни пытаюсь.
   - Ну рассмотри это, Шиала, с другой стороны. Вы, азари и люди - две самые сильные и неоднозначные расы. Почему бы вам не испытывать, хм... взаимное влечение и не только, заметь, сексуальное. Насколько я сумела заметить, Шепард вообще не сдвинут на сексуальности, слышала, правда, что он - эн-семерка, а там, по слухам, така-а-я подготовка.
   - Во-во. И в силу этой подготовки я ему... не интересна. Вот совершенно.
   - Э, подруга, что-то тебя не туда потянуло. Подготовка - одно, а мужик - это совершенно другое. Поверь мне, как землянке. Я-то женщина, а уж в мужиках мы, земные женщины, хоть негритоски, хоть азиатки, хоть европейки - разбираемся. Или, во всяком случае, стараемся разбираться. Шепард - мужик. А то, что он десантник, старпом, эн-семерка и Спектр - это их мужские игрушки, нам, женщинам, совершенно не интересные. У нас есть свои, женские игрушки. Но с Шепардом я бы не играла - не для того сей мужик предназначен, чтобы каждая из баб с ним играла. Он не для игр предназначен. Есть, подруга, в этом мужике что-то такое, что явно кричит - он для чего-то очень важного рожден. Пусть он и не будет на первых ролях - ему это не интересно, но он - явно не из последних. Сама подумай, он ведь летает на разведфрегате, старший помощник, десантник и Спектр. Следовательно, не на одной планете из нашей Галактики он свой след оставит, а на многих. И не надо сразу думать о следе в виде брюха, подруга. Нет, Шепард не такой. Ему нужны на каждой планете свои люди...
   - Люди... а я - азари. - всхлипнула Шиала, подчиняясь тяговому усилию Арселии. - Да и на тебя он...
   - А я, подруга, не стремлюсь. Вижу, что не для меня он. И он видит, что я - не для него. Галактика принадлежит всем и только мы все сможем защитить её от проблем и лишений. - сказала Арселия. - Видишь, всего восемь человек решили улететь. А остальные пришли сюда, чтобы помочь разгрузить пассажирник. Корпус Спектров прислал нам предостаточно всего, чтобы мы... первое время... не имели больших проблем. Так что давай, становись, будем разгружать трюм посланца Спектров.
   Колонисты споро разгрузили трюмы прибывшего пассажирского лайнера, попрощались с отбывающими. Даже саларианца-торговца проводили пристойно, не проявив к нему ни грана неприязни. Мигнув кормовыми огнями, корабль ушел, полого набирая высоту и разгоняясь.
  Оставшиеся на причале колонисты приступили к погрузке привезенных вещей на тележки и платформы. Спустя несколько часов Фай Дань проинформировал всех о номенклатуре прибывших грузов и объявил, что каждый колонист получит сформированный для него комплект вещей и оборудования вечером того же дня.
   - Я же чувствую, что он... он еще на орбите. - сказала Шиала, когда женщины уединились в своей каютке жилого модуля.
   - Так и что... Ты же не ждешь, что он сюда свалится? - ответила Арселия. - У них на борту - раненая кварианка. Тяжело раненая, судя по тому что мне удалось узнать. У них с ней хлопот будет - множество. Мало кто видел кварианцев без скафандров и, насколько я понимаю, снять с представителя расы этот скафандр - гарантированно умертвить его. А им придется его снимать. Те, кто знает больше меня, убеждены - геты стреляли прицельно.
   - А ты уверена, что здесь были только Шепард, лейтенант и эти двое полисменов? - спросила Шиала. - Ну кроме еще троих полисменов на шаттле, который крутился тут неподалеку.
   - Ну а кому здесь еще быть, подруга? Зачем Шепарду здесь карнавал устраивать? У него были свои четкие задачи, которые он выполнил. С коллегами, конечно, не один.
   - Не знаю. Только вот... - и Шиала рассказала Арселии о том, что ей запомнилось - в том числе и о внезапном раздвоении Шепарда и о странном прикосновении. Слово за слово и она рассказала Арселии все.
   - Ну, подруга, это что же ты такое мощное азарийское вкурила-то... Шепард один был, больше никого, кроме людей обычных при нем и с ним не было. А раздваиваться... Так ведь, если тебя послушать... досталось тебе тогда. Я бы точно полубезумной была после такого. Это ж надо, сидеть несколько недель в каком-то темном мешке. Да не иметь возможности двинуться и сказать что-либо по собственному желанию. Пытка, да и только.
   - Я тогда... не считала это пыткой. - пробормотала Шиала.
   - Ну так то и не ты была, а только часть тебя, подруга. Да и Шепард... вот не верю я, что он стал бы с тобой так играть. Ну незачем ему это.
   - А если он был не один? И рядом с ним были не только лейтенант с двумя полисменами?
   - Ну, подруга, это ты просто уже пытаешься отстроиться от самых разнообразных мыслей о Шепарде. Это мой тебе диагноз. Только вот не надо курить такое крутое месиво. Вредно это. Вздыхай по Шепарду лучше, люби его, если считаешь его достойным своей, пусть и безответной любви, но не воображай, что Шепард - порождение потустороннего мира. Нормальный он. Пусть и крутой неимоверно, но ведь мы все крутые бываем... в определенные моменты и в определенных ситуациях. Даже если сами о своей крутости никак не подозреваем, пока эта крутость сама себя не покажет.
   - Ты слышала о... протеанах?
   - Так кто ж о них не слышал! Пусть и не сказки это, но почти предания... старины очень и очень глубокой. Сама подумай, подруга, пятьдесят тысяч лет назад! Это не двадцать пять веков, это намного дольше. Настолько дольше, что духа никакого не хватит вообразить это. Даже нам, женщинам сложно познать таку-у-ую древность. Ты что, вообразила себе, что Шепард с протеанами знается? - удивленно взглянула на свою собеседницу Арселия. - Сама подумай, а готова ли ты собрать манатки и бежать с этой планеты куда глаза глядят, пусть и к себе в пространство? Если так повернуть дело, то все башни эти теперь имеют своих настоящих хозяев. Представляешь сложности, с которыми столкнется та же "Экзо-Гени", если вот такой протеанин или, скажем, протеанка, да еще и не одни, а так десятка полтора, к примеру, явятся к этим толстомордым людишкам, топ-менеджерам этой корпорации и заявят свои права на планету, утыканную этими башнями как щетка щетиной? Межсистемный скандал - самое меньшее. Корпорация - галактическая, но и она изучает не все планеты, а только перспективные, которые способны приносить прибыль. Прибыль, вот что для этих экзогеновцев самое главное. А мы так, винтики... Крупинку кинут нам - мы и счастливы... А там та-а-кие деньги водятся... Но если это действительно так... То у нас у всех - большие сложности... Или... большое упрощение... нашего, простых винтиков, бытия. Если Спектры вдруг оплатили нам пассажирник и товары салара, то такая фирма, как их Корпус... пустяками точно не занимается. Может и знают чего. Да не мы должны об этом думать. Вот дали нам каюту, признали своими, дали работу. Будем жить, подруга.
   - Угум. Будем жить. - без особого энтузиазма поддакнула Шиала.
   Вечером, как и обещал Фай Дань, каждый колонист получил свой комплект. Долго не стихали восторженные возгласы людей, растаскивавших полученное по своим каютам, прятавших в шкафы и полки обновки. Кладовщики сбились с ног, учитывая полученные новинки. Все было новым, самых последних модификаций, моделей, марок, самых передовых фирм-изготовителей. Все прекрасно понимали, что такой подарок колонии и её жителям могли сделать очень и очень немногие. Авторитет Корпуса Спектров вырос просто неимоверно. Многие вспоминали, ознакомившись с данными из космопорта, что и капитан Шепард также был в составе Корпуса, а уж его вклад в выживание колонии не оспаривал никто.
   - Ну вот, подруга. А ты боялась. - примеряя новый скафандр и крутясь перед зеркалом сказала Арселия. - Даже не Земля, а Корпус нам помогает. А в Корпусе этом теперь и люди есть, и саларианцы, и азари, и эти... волусы... Забавные такие кругляши. И турианцы там тоже есть. Я же тебе уже говорила, что два турианца на борту - тоже Спектры. Э-э-э, подруга, только вот плакать не надо. Эк тебя пробило на Шепарда. Лучше вот, распакуй свой скафик и примерь. Полегчает, проверено. Нам, бабам, много не надо - пройтись по магазинам, посетить хорошего парикмахера, примерить раз пять шмотки... И мы - счастливы и жизнь - хороша. Жаль, что не все такие добрые, как эти Спектры... - Арселия силой заставила Шиалу обратиться к обновкам и принудила подругу покрутиться перед зеркалом. - Ну вот, слезы высохли. Мне что, тебя еще пилюлями пичкать, чтобы ты хоть восемь часов в день нормальная была?
   - Не на-а-а-до! - азари честно пыталась успокоиться, но слезы явно ей не подчинялись.
   - Вот только потопа мне в каюте - не надо, - Арселия усадила азари на кровать и обняла её. - Ну поплачь, может и полегчает. Ох, что же будет, когда они улетят-то?
   - Не зна-а-ю! - Шиала спрятала лицо на плече Арселии и обняла землянку. - Скажи, ну чем я людям так...
   - Мы - разные, Шиала. - сказала Арселия. - И привыкли... находить соединимое в казалось бы несоединимом. Мы воевали между собой, наша цивилизация не знала больше суток за долгие столетия, когда бы на всей нашей материнской планете - Земле никто из людей не убивал и не мучал бы другого человека. А потом приходил мир и люди проявляли другую, высшую сторону своей натуры. Создавали книги, картины, музыку, скульптуры, стихотворения. Носили нас, женщин, на руках, одевали в самые драгоценные ткани, преклонялись перед нами... А мы... порождали новые поколения, новых мужчин и женщин. Которые и воевали между собой, и мирились, и разрушали, и творили. И познавали единство и разность своих натур в каждом поколении землян. Даже наша планета натерпелась от нас... всякого. Не раз мы думали, что все, конец пришел. Строили убежища, создавали коллективные акрополи с саркофагами...
   - Вы - и с саркофагами?
   - Жить-то, Шиала, всем хочется. Да и роботы у нас тоже были... самые разные. Где тупые, а где - очень даже разумные. А уж в культуре, в фильмах, в книгах мы этих роботов изучили... Потому геты для нас, людей... привычны что-ли. Таких машинок наши литераторы насоздавали - огромнейшее количество. Самых разных...
   - А... инопланетяне?
   - О, подруга... С этим у нас никогда не было проблем. Огромная литература, почти все разновидности, какие только может представить самое больное и отвязанное воображение. Мы, люди, всегда знали или, как минимум, догадывались, что мы - не одиноки не только в нашей Галактике, но и во Вселенной. Правда, не всегда рассчитывали на такое вот приветствие вроде Войны Первого контакта, но и такой вариант никогда не исключали. Что-то нам, сокрытое в нас самих, в каждом из людей, помогало подготовиться и к таким вот потрясениям. Каждому поколению людей доставалось что-то свое. Свои задачи, свои достижения, свои потери, свои утраты, свои решения. Ладно. Мы с тобой разгрузились, упорядочили обновки. Надо поспать. Вижу, что не уснешь ты одна, так что давай, засыпай. Я привычная, посижу.
   - И не уснешь? - взгляд Шиалы коснулся глаз землянки.
   - Ну даже если и усну - что с того? Спи.
   - Угум. - Шиала устроилась поудобнее и через несколько минут уже крепко спала. Арселия сидела неподвижно и думала о том, что азари Шиале досталась нелегкая задачка. Остаться здесь, среди людей и полюбить того, кто помог колонии трансформироваться в свободное сообщество. Полюбить человека.
  
   Чаквас перебирала остатки белья кварианки и раздумывала, как компенсировать неожиданной гостье, ставшей к тому же еще и пациенткой, потерю столь важных предметов туалета. Скафандр кварианский, конечно, был совершенным, но без белья одевать его - очень вредно для кожи. Открыв шкафы с комплектами одежды, врач перебрала пакеты и, достав несколько комплектов, захлопнула створки. Большие экраны услужливо показали фигуру протеанки в нескольких проекциях, врач привычно нанесла контуры бюстгальтера и трусиков, автоматика учла размеры, снятые сканером и растянула контуры, выдав чертежи выкройки на другие мониторы. Заправив три-де принтер нужными материалами, Чаквас нажала клавишу и через четверть часа уже придирчиво разглядывала полученные предметы туалета. Внеся вручную несколько изменений и дополнений, врач сложила обновки в пакет и поместила его в стерилизатор.
   Вошел Андерсон.
   - Как наша пациентка, доктор? - спросил командир корабля, подходя к рабочему столу врача.
   - Состояние нормальное. Поспит еще шесть часов, может - восемь и очнется. Я приготовила ей белье из совместимых материалов. Остатки поврежденного... придется утилизировать. Одевать такое... нельзя.
   - Предполагаете одеть её до пробуждения? - понятливо кивнул Андерсон.
   - Уверена, что она захочет сразу же покинуть палатку. Да и на пленницу она не похожа, капитан. - сказала Чаквас, прибирая столик с три-де принтером. - Ну будет хромать немного, я ей дам костыль разгрузочный, все же ногу надо поберечь, немного разработать. Рука... Сложнее, но пусть уж с этим на Флоте разбираются. Как, кстати, со скафандром?
   - Явик корпит над ним. Адамс выдал все необходимые материалы. Насколько я понимаю - вполне возможно, что будет - лучше прежнего.
   - Это ценно. Кварианцы редко меняют скафандры. Слишком сложная штука. Когда и как встретимся со Флотом?
   - Вот уйдем от планеты подальше, избавим колонистов от мыслей о нашей близости и тогда сможем решать.
   - Грустят, что мы уйдем не прощаясь?
   - Да. Там есть одна азари... Шиала. Так вот, лидер колонии - Фай Дань утверждает, что она буквально сохнет по Шепарду.
   - Не думаю, что Джон... решится спустится попрощаться.
   - Ему решать. Но я также уверен, что он предпочтет обойтись без встречи с Шиалой. Я в курсе, что в результате пребывания внутри торианина цвет её кожи спустя несколько месяцев... станет весьма экзотическим для азари. Зеленокожая азари - подобного авангарда никто из представительниц этой расы и представить себе не может. Даже в страшном сне.
   - Главное, чтобы наш основной страшный сон не стал явью, Дэвид. - сказала Чаквас, садясь в свое рабочее кресло и жестом приглашая капитана присесть в рядом стоящее. - А как там эта ученая с дочерью?
   - Ничего им не сделается. Живут. Уже, слава богу, не выживают. Пассажирник, как вы знаете, пришел вовремя, разгрузился, принял восемь человек отъезжающих и саларианца. Колонисты проводили этого торговца спокойно. Без эксцессов и видимой ненависти. Может, это чему-нибудь научит этого бизнесмена-путешественника.
   - Научит. Хотите ознакомиться с проблемами кварианки?
   - Да, Карин.
   - Хорошо. - врач включила несколько экранов и кратко, на понятном немедику языке быстро рассказала командиру корабля о повреждениях, полученных кварианкой и о ближайших их последствиях. - Вот так вкратце.
   - Четверо крестных. И связь с Мигрирующим Флотом.
   - Пока что только крестные, Дэвид. А о связи с Мигрирующим Флотом говорить пока рано. Она должна сама понять, сможет ли она потянуть статус резидента.
   - А как вы считаете, Карин?
   - Учитывая то, что она штопала себя наживую без наркоза чуть ли не под огнем - девушка она сильная, стойкая и решительная. Зная, что у нее не так давно в результате эпидемии погибла мать и Тали пришлось следить за отцом, постоянно пытавшимся свести счеты с жизнью... Она привычна к тяжелым условиям существования. И совершенно не является классическим или близким к классическому примером "золотой молодежи". Могут быть, конечно, остаточные какие-то следы, тяга к исключительности, но ведь на нее и так с детства смотрят как на наследницу своего отца, на будущего адмирала. Приходится соответствовать. И, насколько я могу судить - адмирал из нее получится. Неплохой такой. Жесткий, стойкий и сильный. И кварианцам нужно будет побольше иметь именно таких адмиралов. А то в самый критический момент они могут очень быстро быть уничтожены Жнецами. На Раннохе кварианцев не осталось - геты выгнали всех, были в Экстранете информации о последних бегущих кораблях. На станциях, включая Цитадель - их немного. Случись что, возрождать расу на такой малочисленной основе будет очень и очень трудно. Но я... не особо верю в разум этой расы, капитан. Как ни жестоко, но не верю. Детская она какая-то. Инфантилизм высшего уровня.
   - Насчет инфантилизма согласен. Но это - выбор расы. А у нас - только один её представитель. Полагаю, что на пути к Цитадели можно будет сделать крюк и зайти в район, где подождем прибытия челнока с Флота. Отправим на нем Тали домой и уйдем.
   - Будет стремиться попасть в инженерный и двигательный отсек. Уверена.
   - Попадет. В ходе ознакомительной экскурсии по кораблю. - кивнул Андерсон. - Экскурсия нужна, чтобы она не чувствовала себя рабыней или пленницей. Но не более того. Придется распорядиться выставить посты у ключевых помещений, но после выбрыков Лиары все полисмены отнесутся к такой мере с большим пониманием. Также я распоряжусь заблокировать все возможные каналы связи и установить блокировку для невыясненных передатчиков. Пойдем в режиме молчания, благо особо связываться не с кем.
   - Явик...
   - Он, конечно, поспособствует, но и нам надо также поработать, Карин. Полагаю, что Тали сама сможет принять решение о резидентстве и его объемах. А также - об объемах взаимодействия. Все же после возвращения на Флот она пройдет процедуру инициации, станет официально взрослой, самостоятельной личностью. Отец уже не сможет ею командовать как малолеткой. А там... Взрослеть ей придется еще быстрее, Карин. А глядя на Тали, как на будущего адмирала, взрослеть быстро придется и другим кварианцам.
   - Предполагаете продолжение её работы по гетам?
   - Более чем предполагаю, Карин. Уверен, что она с этим согласится. При всем парадоксе, Тали - явно не домоседка. Да и для адмиральского авторитета ей будет нужна богатая практика, опыт руководства сложными и опасными экспедициями. На Флоте таких - множество, поскольку нужда во всем большая. Тали сидеть на борту флагманской "Райи" не будет. Во всяком случае - постоянно.
   - Хотелось бы верить. А отец?
   - Насколько я понял, он - сложная личность. Может быть Тали проведет какую-никакую разъяснительную работу, но вот в какой мере эта работа окажется успешной... не знаю. Могут быть большие сложности. Ладно, Карин. - Андерсон встал. - Уже вечер, посмотрим, что будет утром, когда проснется наша гостья. Посты уже выставлены. - командир корабля взглянул на малый экран инструментрона. - люди на местах. Аленко постарался. Хорошо, что Шепард избавил его от мигреней. Остальное Кайден сделал сам. И резко повысил свой офицерский уровень подготовки. Это хорошо. Доброй ночи, Карин. - Андерсон направился к выходу из медотсека.
   - Доброй ночи.
   Открывшаяся перед Андерсоном дверь ушла в сторону. На пороге медотсека стояли Явик и Шепард. В руках протеанина был полностью собранный скафандр кварианки.
   - Командир. Разрешите доложить. - сказал Явик. - Скафандр собран и протестирован. Проблем не будет в течение десяти дней. Остальные усовершенствования и работы должны провести сами кварианцы на Флоте. Так, как они сочтут нужным. Я постарался обойтись минимумом.
   - Хорошо. - Андерсон остановился. - А вы, Шепард?
   - Я - помочь доктору, капитан. Явику и так придется ворочать тело кварианки, так я хоть скафандр помогу надеть. Догадываюсь, что белье нашей гостье доктор уже приготовила.
   - Приготовила, приготовила, - сказала Чаквас, доставая пакет из стерилизатора. - Рада, что вы пришли, Явик, Шепард. Проходите.
   - Охотно, доктор. - Шепард прикрыл за собой дверь, обзаведшуюся красным сигналом.
   - Десять минут на повышение уровня стерильности - и начнем. Вы как, Явик?
   - На час меня вполне хватит, доктор. - ответил протеанин, подходя ближе к палатке. - Я запускаю процесс?
   - Запускайте.
   Протеанин быстро сформировал первый кокон, плавно задвинул его внутрь палатки. Чаквас по индикаторам отметила, что оболочка накрыла весь внутренний объем палатки.
   - Пожалуйста, встаньте по бокам. Мне так будет легче сформировать второй кокон и охватить вас обоих. - сказал Явик. Чаквас, подхватив укладки и Шепард, взявший скафандр, выполнили просьбу протеанина и вскоре сфера биотической защиты накрыла людей. Спустя несколько минут они уже были внутри палатки. - Здесь нормально. - сказал Явик. - Я оставлю второй кокон на крайний случай. - отметил он, наблюдая, как врач снимает покрывало с упоров. - Шепард, давайте отвернемся, пока доктор оденет белье на пациентку и осмотрит её. Она уже вполне готова проснуться, поэтому может почувствовать мужские взгляды.
   Шепард кивнул и мужчины повернулись спинами к операционному столу. Чаквас быстро проверила состояние швов, пластырей и несколькими движениями обрядила девушку в приготовленный комплект белья.
   - Можете оборачиваться. Она уже вполне готова. И спать будет еще несколько часов. До шести утра, как минимум. - сказала Карин. - Джон, давайте постепенно обряжать её. - врач указала взглядом на скафандр.
   - Конечно. - капитан, видя, как под воздействием биотики протеанина тело кварианки приподнялось над поверхностью операционного стола, стал помогать врачу надевать отдельные части оболочки и соединять их в единый комплекс. - Вот она удивится. Ни следов разрезов, ни вмятин.
   - Так и должно быть. Ей понравится. - кивнула Чаквас. - Убеждена. - она защелкнула замки, проверила соединения и нажала несколько сенсоров на полускрытом пульте. - Так, диагностика прошла нормально, системы запустились. Явик, вы волшебник. Спасибо, можете опускать её тело на стол. - врач подняла перила и изголовье, придав телу пациентки более естественное положение.
   - Просто у нас была в составе Империи раса с такими... схожими скафандрами, доктор. - протеанин довольно усмехнулся. - Так что особых трудов возня с этой оболочкой мне не составила. Полагаю, можем снимать коконы?
   - Да. И, чтобы она не боялась, помогите мне также свернуть палатку. Поскольку скафандр теперь герметичен, а в медотсеке - режим повышенной стерильности - угрозы для нее нет. Несколько суток - до десяти - она вполне обойдется возможностями скафандра. Раны вмешательства не потребуют.
   - Охотно, доктор. - мужчины помогли врачу сложить полог палатки и её каркас, убрать комплекты инструментов и оборудования на места. Чаквас прикрыла кварианку легким покрывалом.
   - Будет спать. Спасибо, идите тоже спать. Время уже очень позднее.
  - Хорошо, доктор. - Шепард и Явик быстро покинули медотсек и разошлись по своим каютам. Чаквас привычно устроилась за своим рабочим столом, углубившись в чтение новых материалов, пришедших по Экстранету.
  
  
   - Тали возвращается на Мигрирующий Флот
  
   Сознание вернулось скачком. Тали ощутила привычную тяжесть скафандра, определила, что стекло забрала шлема не повреждено и по-прежнему затемнено. Шторки забрала были закрыты в боевом положении. Она лежала на чем-то совсем не жестком. Поверхность мало напоминала камень или даже землю, была очень ровной. Вокруг была тишина. Обычными движениями мышц лица кварианка активировала микрофоны, засветились ряды индикаторов состояния скафандра и показателей окружающей среды.
  Взгляд девушки пробежал по ним и в горле застрял возглас изумления - приборы свидетельствовали, что вокруг - не Ферос. Нигде ни один датчик не фиксировал присутствия гетов. Даже на самом большом расстоянии. Да и сами индикаторы были... подозрительно чистые и свежие, словно только что установленные из заводской упаковки.
  "Я же была окружена. Прижата к скалам. Против меня стояли три машины. Я и убежать бы не смогла. Как такое может быть? В меня стреляли и... попали. Точно помню, что в бок, в голень и в плечо. А сейчас... я даже боли не чувствую. Хотя должна была быть... мертвой. Скафандр был поврежден. Я наживую, без обезболивания штопала себя. Бок... должен болеть очень сильно, саднить импульсами. Должна быть слабость, я же хватанула атмосферы Фероса, а она... нестерильна. Меня что, геты захватили в плен? Я и двинуться не могу, только смотреть. Да еще руку и ногу что-то сжимает. Кинжал... Ножны - на месте, а вот на месте ли клинок... не знаю. Ноги... чувствую, а двинуть ими - не могу. Разоружили... И почему-то затемнение стекла не пропадает и шторки забрала не открываются... Три раза отдавала команды. Геты что овладели автоматикой скафандра? Быстро же они эволюционируют. Зачем им я? - Тали чувствовала, что еще немного - и она запаникует.- И где ближайший гет? И где я сама нахожусь?"
  - Тали Зора. Вы находитесь на борту фрегата "Нормандия" ВКС Альянса Систем Земли, приписанного к корпусу Спектров. В медотсеке. - раздался тихий и спокойный женский голос откуда-то слева. Паниковать не надо. Вы были тяжело ранены...
  - Но... мой скафандр... Я должна была погибнуть от инфекций! - непослушный голос кварианки прозвенел в тишине медотсека неровно и путано. - Альянс Систем?! Земля?! Люди?!
  - Да. - ответил тот же женский голос. - Не пугайтесь. Я - врач корабля, меня зовут Карин Чаквас. Я вас прооперировала. Все три ваших ранения. Нога и рука зафиксированы в шинах. Надо обеспечить неподвижность для лучшего заживления повреждений костей и связок. Тело пока вас в полной мере слушаться не будет - ранения были слишком серьезны.
  - Вы... снимали мой скафандр?
  - Да. Кроме шлема.
  - Как такое может быть?! У людей не было столь плотных контактов с нашей расой. Они...
  - Корабль приписан к Корпусу Спектров. А это - межрасовая межзвездная организация. Там - не только люди.
  - Значит, на борту вашего корабля?...
  - Не только люди. Корабль выполняет особое задание. Ферос и обстановка на этой планете - часть этого задания.
  - Я знаю о вашем корабле. О его присутствии над планетой. Но не думала, что...
  - Вас окружили геты. Группа высадки нашего корабля уничтожила напавших на вас роботов и эвакуировала вас в бессознательном состоянии на корабль. Вы были тяжело ранены, потеряли много крови. Ваш скафандр был сильно поврежден.
  - Зачем я вам?
  - У нас не было оснований бросать вас, Тали. До своего челнока вы бы все равно не добрались в таком состоянии, в каком тогда были.
  - Мой челнок... Где он?
  - У нас на борту. Геты смогли снять с него всю информацию. Накопители пусты. В остальном он не поврежден. Полагаю, там, на накопителях, не было совершенно секретной информации.
  - Вы... заберете челнок... в качестве платы за мое спасение?
  - Нет. Он нам не нужен. И вам нет необходимости чем-то платить за ваше спасение.
  - Вы не вернете меня на Флот? Оставите... для опытов и допросов?
  - Сначала вам следует немного больше придти в себя.
  - Нелогично. Тогда я смогу лучше сопротивляться пыткам... Хотя, может быть, окрепнув, я стану более пригодна для проведения опытов.
  - Мы не собираемся вас пытать. И у нас нет нужды ставить на вас опыты.
  - Но... вам ведь нужна информация о Флоте? Его состав, расположение, проблемы? Вам нужна точная и самая новая информация о нашей расе. О её представителях. Если вы знаете, кто я...
  - Знаем. И многое знаем о вашем Флоте. В том числе и актуальную информацию. Буквально на прошедшие сутки.
  - Разболтала. Вы меня... сывороткой... правды... напоили, пока я без памяти была. Зачем вам оставлять меня в живых?!
  - Чтобы ваш отец не наложил на себя руки, вызвав масштабный политический кризис в среде руководства Флота и спровоцировав непродуманные действия по отношению к сообществу Гетов. - ответила Чаквас, вызвав изумление кварианки.
  - Вы знаете о... моем отце? Я и это разболтала...
  - Трудно ничего не знать об одном из адмиралов Флота, Тали. - спокойно заметила Чаквас. - И вы ничего не выбалтывали.
  - Но... то, что он... может покончить жизнь самоубийством... не относится к той информации, которая общедоступна. Хотя... "Нормандия" - совместно турианско-людская разработка... Конечно же, разведывательный фрегат... Вы не ограничиваетесь общедоступной информацией... Как глупо я попала...
  - Предпочли бы остаться там, у скальной гряды? - резко спросила врач корабля. - Мертвая и изломанная?
  - Эм... - опешила Тали.
  - Не отвечайте. Ваше состояние нормализуется достаточно быстро.
  - Вот-вот, чтобы выжать меня... - пробурчала кварианка.
  - Тали... - укоризненно заметила Чаквас.
  - Люди - жестокие, злые, лишенные морали существа! Они постоянно воюют между собой и воюют с другими расами! Ваш конфликт с турианцами... Вы же землянка, да?! Извините, не вижу вас. Затемнение и шторки мне... как и большая часть тела не подчиняются. По вашей, вероятно, воле.
  - Конфликт с турианцами закончился несколько десятилетий назад. Мы, земляне, уже давным давно не считаем турианцев врагами. И, кстати, на борту фрегата - два турианца. И оба - Спектры. Вам фамилии Артериус и Крайк о чем-нибудь говорят?
  - Спрашиваете... Конечно. Это одни из известнейших Спектров в Галактике. Артериус... о нем давно ничего не было слышно. Несколько лет. А Крайк... он еще молод, но обычно... считался учеником Сарена. Они стоят друг друга. Вы, люди, весь экипаж корабля - у них в подчинении? Их же двое...
  - Капитан Шепард - старший помощник командира фрегата - тоже Спектр. Как и капитан Андерсон - командир фрегата.
  - На борту вашего земного... человеческого фрегата... четыре Спектра? И среди них два Спектра - человека? И у вас... людей... нет противоречий с турианскими Спектрами?! Как такое может быть?! - изумление кварианки совершило новый скачок в сторону резкого роста.
  - Может. И я, как врач корабля - полновластная хозяйка медотсека, в котором вы, Тали, находитесь. Здесь ни Спектры, ни командир фрегата, ни члены экипажа и команды в полной мере не властны. Здесь - мой закон и моя территория.
  - Значит... пытать меня будете лично вы. А всю информацию получат... они. Хотите, чтобы я оправилась, чтобы подольше помучать меня? - Тали снова занимала оборонительную позицию, справившись с изумлением и возвращаясь к осознанию своего незавидного положения.
  - Тали, вы опять о пытках... - в голосе Чаквас не было ни грана каких либо эмоций.
  - А что мне, кварианке, изгою Галактики, еще ожидать от землян? Геты меня бы просто убили - я преследовала их из за их блоков памяти и отдельных частей. Да, я изучала гетов, хотела проследить детально ход их эволюции. Я знаю, что они начали экспансию в другие звездные системы, знаю, что масштабы экспансии растут. Вполне возможно, что геты... быстрее найдут контакт с вами, землянами. Вы же их... не наказывали за внезапное проявление интеллекта.
  - И полагаете, что мы не знаем о том, что геты - не ваш личный выбор, а приказ вашего отца, в данном случае - адмирала кварианского флота?
  - Разболтала. Ловко же вы меня... - Тали твердо решила придерживаться этой версии.
  - Так зачем же нам вас пытать, если мы столько о вас и о Флоте знаем, Тали? - устало осведомилась Чаквас. - Уж поверьте, в галактике есть и другие, менее травматичные методы узнать все, что нужно, от конкретного разумного существа.
  - У вас и азари есть? - осведомилась Тали.
  - Были. Не скрою. Матриарх и её дочь. Но они вернулись к себе в пространство задолго до того, как вы появились здесь, Тали. Так что свои методы на вас они точно не использовали.
  - Эм. Тогда кто? Точнее... как...
  - Может, сначала поедите? Вы вполне в состоянии поесть самостоятельно.
  - Я - кварианка, если вы не заметили. И ваша земная еда...
  - У нас есть ваша кварианская еда. Сняли с вашего челнока. Немного там её осталось, но все, что есть - ваше. - Чаквас нажала несколько сенсоров на своих пультах и щитки забрала шлема Тали ушли в стороны, а само стекло приобрело невероятную прозрачность. Тали повернула с усилием голову и с интересом оглядела сидевшую рядом с кроватью женщину-медика. - Удовлетворены?
  - Да. Думала, что вы будете держать меня в темноте еще долго. - честно призналась Тали. - Для подчинения и ломки пленницы и рабыни... Это... очень удобно.
  - Возьмите. - Чаквас протянула контейнер с пастой. - Полагаю, одной руки вам хватит. Другую руку придется пока не тревожить. Раны должны зажить... Ногу тоже не напрягайте. Извините, кинжал мы изъяли, а ножны... обезопасили.
  - Значит, вы видели...
  - Тали, я - офицер медицинской службы ВКС Альянса Систем. Моя специализация - лечение любых известных ныне рас, отличных от людей. Так что о кварианцах я знаю достаточно. И умею их лечить.
  - И умеете пытать и калечить. - заявила Тали, внимательно оглядывая контейнер. - Не отказали себе в удовольствии намешать туда всякой химии?
  - Даже если это и так? Что для вас это изменит, Тали? - сказала Чаквас. - Если вы числите людей среди исчадий ада - ваше право. Мы крутимся двое суток вокруг Фероса, хотя нас уже давно ждут задачи в других районах космоса. Единственная причина нашей задержки у планеты - желание избавить вас, Тали, от вполне понятных неудобств, угроз и проблем, которые могут возникнуть и повлиять на ваш ослабленный тяжелыми ранениями организм во время наборов и гашений скорости, поворотов, прохождений множества ретрансляторов, включения и выключения различных систем военного разведывательного корабля. Я не удивлена вашим негативным отношением к нашей заботе о вас и не считаю ваше отвращение к нам, землянам, чем-то экзотическим и исключительным. Меня, как врача ВКС, удивить и изумить крайне трудно. В вашем спасении приняли участие многие земляне и не только земляне. - врач отметила, что Тали уже менее решительно вертит в руках контейнер с пастой. - Не хотите есть сейчас - ваше право. Пока я вас оперировала - в вас были закачаны достаточные объемы питательных веществ и сделать это было гораздо легче, чем сейчас, да и сейчас нетрудно. Мы достаточно хорошо изучили ваш скафандр и, если вы до сих пор не заметили, мы его капитально обновили.
  - Вербуете?
  - Вас, кто еще не окончил Паломничества? - Чаквас встала, выпрямилась. - Зачем? Какой нам смысл вербовать малолетку? По вашим правилам, которые, кстати, не может обойти даже ваш отец-адмирал, вы должны привезти из Паломничества на Флот что-то очень ценное. Просто для того, чтобы вас признали взрослой, состоявшейся личностью. Далеко не всем и каждому на Флоте нравится увлечение вашего отца идеей управлять гетами. Вы же, как нам известно, обязаны по его приказу доставать блоки памяти и отдельные детали гетов. Объемы этих поставок - грандиозные, иначе не скажешь. Пока вы не выполните хотя бы восемьдесят процентов этих объемов - о вашем возвращении на Флот речи быть не может в принципе. Я уже не говорю, что роботы не горят желанием отдавать вам целые блоки своей памяти и делиться с вами своими неповрежденными деталями. Иными словами, отец отправил вас, свою единственную дочь, последнее родное для него существо, на верную, скажу больше - гарантированную смерть. Нам хорошо известно, сколько кварианцев попало в рабство, сколько было убито в лабораториях самых разных рас, сколько до сих пор работают у самых разных разумных за гроши, будучи лишены даже призрачной возможности вернуться. Это все - ваше Паломничество, Тали. Рождаемость у вас низкая, корабли стремительно и практически неудержимо выходят из строя, плотность заселения скоро приведет к штабелированию кварианцев в объемах немногих еще хоть как то сохраняющих герметичность и способность выдерживать долгие перелеты кораблей. Как врач, могу совершенно точно сказать: над вами, кварианцами, нависла реальная угроза вырождения и исчезновения. Исчезновения расы. Правда, вас будут помнить, Тали. Помнить, как расу, подарившую галактике очередной ночной кошмар - самовоспроизводящиеся машины с сетевым искусственным интеллектом. Помнить и проклинать. Уж поверьте, даже мне, затворнице медотсека, хорошо известно, насколько упал ваш рейтинг в Галактике. А учитывая то, что я сейчас работаю в составе экипажа корабля-прототипа, единственного разведывательного корабля с уникальными человеческо-турианскими разработками и технологиями, мне хорошо известно многое о вашей расе из того, что даже Цитадель не пускает в Экстранет и в общий доступ средств массовой информации. Вас, кварианцев, пока еще терпят, Тали. Но терпение может закончиться. И тогда между вами и гетами не останется никого.
  - И чем же я должна уплатить вам за свое спасение? - Тали поставила контейнер с пастой на койку и повернула голову к Чаквас, рассматривавшей на экранах показания многочисленных индикаторов.
  - Хотя бы взрослением. - тихо произнесла врач.
  - Это как? - в голосе Тали просквозило острое непонимание, смешанное с изумлением и удивлением.
  - Есть проблемы, Тали, перед которыми наши, человеческие и кварианские разногласия, бледнеют и уменьшаются в размерах и значении очень быстро и надежно.
  - Это какие же?
  - Жнецы.
  - Эм. Но ведь это... легенда. - не слишком уверенно произнесла Тали, нашаривая пульт койки и приподнимая изголовье. - Или вам известно нечто большее? Конечно, вы же на разведывательном корабле служите, да еще четыре Спектра на борту. Привыкнуть никак не могу.
  - Как говорят люди, имеющий глаза и увидит. Имеющий уши - услышит. Имеющий разум - поймет. - сказала Чаквас, включая один из экранов и разворачивая его лицевой стороной к Тали. - Эта запись снята с одного из протеанских маяков.
  Тали молча смотрела на разворачивающуюся перед ней трагедию. Когда экран погас, она повернула голову к Чаквас:
  - Откуда это у вас?
  - Мы нашли один из маяков и смогли получить эту запись. Такие маяки стояли на многих планетах. Это была система глобального оповещения. Вы, Тали, только что видели гибель расы, предшествовавшей протеанам. Иннусаннон. Это была очень технологически развитая и в остальных областях - весьма продвинутая раса имперского типа. Протеане унаследовали очень много именно от Иннусаннон.
  - Но ведь протеанские маяки... Это же такая редкость. И никто пока не мог похвастаться, что смог снять с маяка какую-либо запись.
  - Протеанская империя включала в себя множество рас. Далеко не все они были полными подобиями протеан, как титульной расы. И в маяках информация дублировалась способами, доступными для понимания и восприятия расами, весьма отличными от протеан. Мы получили адаптированный вариант. Для расы, очень схожей с людьми. Можно считать, что мы никогда не узнаем имя этой расы и более подробную информацию о ней. Но в маяке именно этот сегмент оказался для нас, людей, наиболее доступен. А хвастаться... Мы не собираемся ни перед кем хвастаться. Предупреждение получено, оно услышано, увидено и понято. Протеане предупредили нас о грозящей опасности, даже если мы никогда не увидим записей, показывающих в деталях гибель самой протеанской империи и всех рас, её составляющих.
  - И вы...
  - Убеждены, что времени до следующего вторжения разумных гигантских машин, именуемых во множестве сохранившихся источников не иначе как Жнецами, осталось слишком мало. Поэтому любые противоречия должны быть отставлены в сторону, если мы не хотим пасть жертвами этого вторжения. Все разумные органические расы.
  - Нам говорили, что Жнецы приходили при возникновении противоречий между органиками и синте...
  - Именно, Тали. - сказала Чаквас.
  - Почему вы меня не убили, Карин?! - взвыла протеанка. - Почему вы мне все это теперь, сейчас рассказали?! Как мне теперь с этим всем жить, с этим знанием?! Ну выпотрошили бы меня, когда я была без сознания, ну сняли бы всю память с моего мозга, ну взяли бы всю информацию с накопителей челнока! Её же можно восстановить, я знаю. Как мне теперь появиться на Флоте после такого?!
  - Вы вернетесь на Флот, Тали.
  - Мертвая? - тихо спросила кварианка, для которой в тот момент возвращение на флот в виде трупа представлялось едва ли не единственным возможным вариантом. Но Чаквас не стала поддерживать упадничество Тали.
  - Живая. Здоровая. И готовая к борьбе. С гораздо более жестоким и безжалостным врагом, чем любые полчища Гетов. - отчеканила Чаквас, глядя на замершую кварианку. - Вы - будущий Адмирал, Тали. Адмирал нового, военного времени жизни вашей расы. Ваши игры в прятки с гетами должны закончиться и уступить место большему, важнейшему, сложнейшему делу. Делу сопротивления врагу. Делу борьбе с врагом. Делу единения с теми, кто готов выступить на борьбу с Жнецами и - победить Жнецов. Победить окончательно.
  - Но я - не могу. Я слишком молода. Отец... мне не верит. Адмиралы - дерутся, ругаются, цапаются и грызутся. Флот стремительно уменьшается. У нас нет ресурсов, нет оружия, мы - изгои, Карин. Нас никто нигде не ждет и никто нигде не хочет видеть. Нам помогают, если это можно назвать... помощью... как попрошайкам, как ворам и подлецам... - Тали частила, отчаянно пытаясь параллельно обдумать предложение, а точнее - решение, озвученное врачом разведывательного фрегата.
  - Вы предпочтете, чтобы все расы узнали, что именно ваша раса запустила сценарий противоречия между органиками и синтетиками? Вы предпочтете, чтобы запреты на ИИ и ограничения на ВИ обернулись для вашей расы узаконенными репарациями, контрибуциями и конфискациями? Если вы думаете, что о вашей роли в запуске сценария противоречия между органиками и синтетиками знаем только мы на этом корабле, Тали, то вы... ошибаетесь. Очень серьезно ошибаетесь. Потому что мы не зря именуемся разумными. То, что сделано одним разумным, может быть и будет понято другим разумным. А то, что совершила ваша раса будет понято очень глубоко и быстро. Очень многими. - отчеканила Чаквас.
  - Я... я слаба, Карин. - промямлила Тали.
  - Не говорите ерунды. В вас закачали сверхдорогие, баснословно дорогие препараты, способные поднять из могилы гарантированного полуразложившегося мертвеца. Несколько десятков мертвецов. Для вашего спасения были использованы технологии, стоимость которых превышает стоимость кораблей половины вашего Флота. В их стапельном исходном, а не в сегодняшнем состоянии, Тали. И вы - дочь адмирала, Тали. Когда вас готовили к Паломничеству, вам выдали челнок со всеми составляющими полной люксовой комплектации. Ваш скафандр - одна из лучших моделей, какие только можно создать на вашей флотской базе из доступных комплектующих. Лучших комплектующих. Если вы полагаете, что это встретило поголовное одобрение вашего народа, то вы жестоко ошибаетесь. Очень многие кварианцы и кварианки получают, уходя в Паломничество, намного меньше, чем получили вы, Тали. А у нас говорят: кому много дано, с того много и спрашивают. Несколько минут назад вы убеждали меня, что я буду вас непременно пытать. Вот только немного подлечу и начну с пристрастием мучать и пытать, разбирать вас, Тали, на части. Вы охарактеризовали человечество, как крайне жестокую и безжалостную ко всем другим расам Галактики цивилизацию. Да, не скрою, мы жестоки. Но благодаря вашей кварианской нежестокости, Тали, вас выперли с Цитадели и сделали изгоями в галактическом масштабе. А благодаря нашей жестокости мы, люди, имеем до сих пор действующего и признаваемого Советом Цитадели своего посла на Цитадели и уверенно движемся к тому, что очень скоро человек станет Советником Цитадели. Вопрос стоит так, Тали: либо Жнецы будут бить всех нас, все расы Пространства Цитадели, Терминуса, Гегемонии - поодиночке, либо мы объединимся и дадим Жнецам согласованный результативный отпор. Если вы и дальше желаете лично, в одиночку или коллективно, с другими кварианцами воевать с гетами, Тали, я не могу вам этого запретить и воспрепятствовать вам в этом тоже не могу. Это - ваш выбор и выбор вашей расы. И мы, люди, можем его уважать и будем его уважать. А воевать с гетами вам придется, Тали. Придется, потому что очень многие расы уже знают о вашей роли в активации гетов столько, что ни на какую поддержку вы не сможете рассчитывать в общегалактических масштабах очень скоро. И уж если мы поняли вашу роль в активации сценария Жатвы, Тали... То эту роль поймут и другие.
  - И тогда, стремясь остановить приближение Жатвы, расы, понявшие это, объединятся... - размышляя, проговорила кварианка.
  - И уничтожат ваш Флот даже раньше и полнее, чем это могли бы сделать и сделали бы геты. - закончила Чаквас. - и чтобы переломить эту тенденцию и спасти вашу расу вам, кварианцам, придется измениться и кое что понять...
  - Что, например? - Тали была ошарашена и близка к состоянию раздавленности.
  - Что порожденная вами раса гетов далеко не столь едина, как могли бы представить ваши техники, технологи и ученые. Без внутренних противоречий, без внутренней борьбы, без разновекторных поисков и богатства настроений геты не могут развиваться, даже если они - машины, не обладающие привычными органикам чувствами и эмоциями. Геты изучают космос, изучают планеты, звездные системы. Они собирают и анализируют богатейшую информацию. Которую должны были собирать и анализировать органики.
  - Лень...
  - И лень тоже, Тали. Жнецы - это машины. И, думается, они не будут воевать с гетами. Они будут воевать с органиками. Уничтожать органиков под корень при молчаливом полном согласии и абсолютном невмешательстве гетов. Жнецы просто выполнят программу, после чего уйдут, выкосив предварительно полностью, без возможности восстановления и возрождения, выкорчевав самые передовые, самые жизнеспособные и мощные расы Галактики. Жнецы уйдут вместе с Гетами. Ибо машина с машиной всегда договорится быстрее и полнее. От наших техников я неоднократно слышала утверждение, что даже инфицировать программный код другой машины можно гораздо легче, чем любой мыслимый вирус инфицирует органическое существо.
  - Это страшно... Значит, геты... - Тали напряженно размышляла над сказанным врачом фрегата.
  - Выступят на стороне Жнецов. Не все, но значительная часть. И тот мифический кошмар уничтожения вашей расы вашими бывшими слугами и рабами будет реализован на практике. Не всеми гетами, но очень многими из них. Если раньше вас просто выгнали с Ранноха, то теперь геты, ведущие экспансию в "ковровом" режиме будут преследовать и уничтожать кварианцев везде, где те будут иметь неосторожность появиться или заявить о себе. Ваши паломники, ваши патрули, ваши заготовительные бригады будут выкошены полностью. А затем геты ударят и по Флоту. И удар будет страшен. По нашим данным геты уже строят не только десантные, но и боевые корабли. А мы, разведка ВКС, имеем и отдельные свидетельства, что они крадут чертежи и иную документацию любых тяжелых кораблей, которые когда либо строили расы Млечного Пути. Адаптировав несколько проектов под себя, геты достаточно быстро построят флот...
  - И начнется война между органиками и синтетиками... - убитым голосом произнесла кварианка, вжимаясь в изголовье кровати. - Война на уничтожение... На тотальное уничтожение. Если сейчас они обходятся десантными кораблями, то тогда... будут оттеснять в первую очередь нас, кварианцев, от малоизвестных, заброшенных, ничейных планет, богатых ресурсами, а затем...
  - Затем, быстро и полно, до мельчайших деталей вспомнят все ваши преступления по отношению к ним и обратят удар против всего вашего Флота. И, как я уже сказала, ваша раса исчезнет. Не исключаю, что отдельные кварианцы и кварианки где-нибудь могут затаиться... на некоторое время, но геты... они не спят. Они мониторят Экстранет в круглосуточном и круглогодичном режиме, они ищут любую информацию об активности представителей вашей расы и будут бить точно по целям.
  - Если за нас попытаются вступиться другие расы...
  - Геты просто расширят список своих злейших врагов. Конфликт будет нарастать. Задолго до вмешательства Жнецов. - ответила Чаквас. - а если не вступятся, то все равно рано или поздно разразится война за ресурсы, ибо органики никогда не согласятся с тем, что синтетики тоже нуждаются в золоте, серебре, меди, железе и прочих полезных ископаемых, включая нулевой элемент. Если же война за ресурсы разразится, то геты просто пойдут по списку, подбираясь к материнским планетам рас Пространства Цитадели. С учетом своих особенностей, геты не будут впадать в панику от цифр собственных потерь - платформы для них не представляют ценности. То, что узнал один гет - сразу станет известно всем гетам и скорость их совершенствования и обучения возрастет на несколько порядков за очень короткое время.
  - И какой же единственный способ...
  - Победить гетов? Тали, это несерьезно. На это у вас уйдет слишком много ресурсов.
  - Тогда как?
  - Какой был самый главный вопрос, с какого начался ваш, кварианский конфликт с гетами?
  - "Есть ли у данной платформы душа?". Но признать существование души у гетов...
  - Означает, в том числе, и найти для кварианцев своеобразное зеркало, помогающее понять что-то очень важное в себе самих, в самих кварианцах, Тали. Геты - не однородны, они уже давным давно не штамповка. Одни рыщут по Галактике, другие строят большой флот, третьи - сферу Дайсона, четвертые - защищают от кварианцев Раннох. Как бы там ни было, для гетов Раннох тоже много значит. Это и их родная, материнская планета. Планета-родина синтетической мыслящей расы, Тали.
  - Это будет сложно понять... многим кварианцам... - Тали явно задумалась. - А еще сложнее - цапающимся между собой адмиралам. И мой отец... он так хочет подарить кварианцам власть над гетами... абсолютную власть...
  - Вернуть гетов в состояние бессловесных рабов и слуг? Тали, это несерьезно.
  - Но он так верит... что это... возможно. Похоже, он не видит другого выхода.
  - Это не выход, Тали. Это вход. В могилу для кварианской расы. Геты не сдадутся. Они не ценят платформы, множатся как земные тараканы, бьются до победного конца. - сказала Чаквас. - На Феросе было всего два десантных корабля гетов, но и их обитатели доставили колонистам "Надежды Чжу" слишком много хлопот. И даже орудия транспортера не всегда помогали. Ведь на Феросе нет военных баз Альянса, на орбите нет спутников и крепостей. Планета переполнена протеанскими артефактами и постройками...И это - не последняя планета в списке гетов. Они пойдут дальше, будут собирать информацию, анализировать её. Они не ищут планеты для себя, они изучают весь космос нашей Галактики.
  - А мы, кварианцы, как раз постоянно ищем планету, на которой сможем поселиться. Ищем... и не находим. А наши ресурсы... тают. Некоторые кварианцы предрекают реализацию сценария "Последний корабль". Когда уже не придется выбирать, а придется сажать единственный сохранившийся корабль на любую мало мальски пригодную планету и быть готовым к тому, что эта планета станет могилой для экипажа корабля. Последних кварианцев.
  - А как считаешь ты сама?
  - Я? Мне не нравится убежденность отца в том, что гетов можно превратить в марионеток. Геты... звереют, когда на них давят. Они... метко стреляют, быстро передвигаются... Они не спят, не испытывают страха. Они упорно именуют нас "Создателями" и мне... после услышанного от вас, теперь кажется, что этим они постоянно провозглашают нам, кварианцам, приговор. И мне... страшно. Мы действительно теряем корабли, нас нигде не принимают, нас выгоняют с планет, едва только мы находим на них месторождения... у нас нарастает плотность населения жилых частей сохранившихся кораблей. Но... я не видела еще гета, который бы захотел с нами, кварианцами, пообщаться... не силой оружия. А искать такого... я бы лично не рискнула, а другие кварианцы и кварианки - просто бы не стали. В нас сидит твердое понимание: видишь гета - убей. Или он - убьет тебя. А убивать их... все сложнее. Я теперь... многого не понимаю. Мне надо это... обдумать. - Тали сунула трубочку контейнера с пастой в клапан. - Надеюсь, это не отравлено. - она постучала пальцем по контейнеру.
  - Подумай. - Чаквас отошла от кровати кварианки. - Полезно подумать. И тебе надо будет отдохнуть, дать организму переварить пищу. А насчет того, отравлено или не отравлено - сама со временем поймешь. - врач вернулась к своему рабочему столу, задернула ширму.
  Поев, Тали поставила контейнер на полку рядом с кроватью и опустила изголовье пониже, намереваясь поспать. Сон пришел быстро. Сновидений не было. Подсознание обрабатывало полученную информацию и пока не проявляло желания познакомить сознание с процессом обработки и тем более - с его результатами. Индикаторы на экранах меняли свои показания, но цвет большинства шкал и окон был зеленый.
  Чаквас, поглядывая на экраны, заполняла медицинские формуляры. Она знала, что капитан Андерсон непременно поинтересуется состоянием гостьи и хотела собрать побольше информации. На корабле начинался новый рабочий день.
  Ровно в десять часов утра Тали снова открыла глаза. Теперь уже совершенно свободно и естественно. Рядом с койкой стояла Чаквас, держа в руках удобный костыль.
  - Вы вполне в форме, чтобы сделать первые шаги, Тали. - сказала врач корабля. Сначала - по медотсеку, а потом, когда привыкнете к опоре, и по кораблю. Сразу предупреждаю, Тали. Это - военный разведывательный корабль. С разрешения капитана Андерсона мы покажем вам отдельные его части, но во многие помещения вы попасть не сможете - этот корабль - первенец и он несет в себе технологии, которых нет больше ни у одной расы. Не удивляйтесь, вы увидите, что многие помещения на корабле поставлены под охрану, которой разрешено применять оружие на поражение без предупреждения, если вы попытаетесь проникнуть в закрытые зоны. Во всем остальном вы - пассажирка. Пока вы спали, я доложила капитану Андерсону о вашем состоянии. Со временем вы сможете увидеться и поговорить с командиром корабля. Члены экипажа и команды в курсе вашего пребывания на корабле и в курсе вашей истории и истории Флота, так что проблем с общением у вас не будет.
  - Эм. Спасибо, что предупредили. - Тали с усилием поднялась и села на койке. - Вы правы... мне следовало поспать. Сейчас я себя чувствую... более устойчиво. - она приняла из рук врача корабля костыль. - И эту опору вы сделали специально для меня?
  - Да. - врач помогла кварианке подняться. - Давайте, аккуратно.
  Сделав первые шаги, Тали заметно повеселела.
  - У нас после таких ранений... долго не живут. Даже наши врачи не могут вернуть кварианца в строй после таких повреждений. Я... должна извиниться перед вами, доктор, за мое... негативное отношение к тому, что вы сделали для моего... спасения. Простите. - Тали потупилась. - Я подумала над многим из того, что вы мне сказали... Вы правы... В очень многом правы. А почему... окна медотсека закрыты жалюзями?
  - У нас не принято делать из болезни и страданий шоу. Это медотсек, а не сцена, Тали.
  - Эм. Я понимаю. Даже... допрашивать лучше в... узком кругу. - Тали огляделась. - И это все ваши владения?
  - Да. Здесь - я единственная и полновластная хозяйка.
  - А что за той дверью?
  - Небольшая лаборатория. Сейчас она не используется. Пока вы будете у нас на корабле - вы будете жить в медотсеке.
  - И... сколько вы предполагаете меня здесь держать?
  - Это решаю не я, а командир корабля и совет экипажа фрегата. Но, думаю, учитывая то, что вы заметно прибавили в уровне способности нормально двигаться и неплохо восстановились за столь короткое время... Это время не должно превысить нескольких суток.
  - Эм... А можно... - Тали с тоской посмотрела на дверь выхода из медотсека. - Нет, я вам очень благодарна... Но если вы говорили о том, что я смогу увидеть хотя бы часть вашего корабля... То... я бы хотела начать как можно скорее.
  - Хорошо, Тали. Идемте. - согласилась Чаквас.
  В сопровождении врача корабля кварианка осмотрела почти все помещения фрегата. Как и предполагал капитан Андерсон, её потрясло ядро корабля. Тали долго в задумчивости смотрела на его оболочку, читала показания приборов.
  - Удивительно. Такой... небольшой корабль и такое... мощное ядро.
  - Корабль сложен в управлении. У нас - лучший пилот из тех, кого возможно было попросить управлять таким... гибридным фрегатом. - сказала Чаквас. - Капитан Андерсон вас ждет в своей капитанской каюте. Он будет не один.
  - Да, Карин. Я понимаю... Но члены экипажа... Они почти не интересуются мной.
  - У них достаточно работы, которая сейчас требует почти всего... доступного для несения вахты времени. Кроме того, мы предельно полно проинформировали всех их о вас и о вашем состоянии. Это - военный корабль, Тали, здесь не принято бездельничать.
  - Понимаю. - кварианка кивнула и вместе с Чаквас прошла к двери капитанской каюты. - Уф.
  Дверь медленно ушла в сторону. Из за рабочего стола поднялся навстречу гостье капитан Андерсон. Следом за ним со своих мест вокруг стола встали Шепард и Аленко.
  - Приветствую вас на борту нашего корабля, Тали. - сказал Андерсон. - Присаживайтесь. Доктор Чаквас, прошу вас. - командир корабля указал на свободное кресло.
  Подождав, пока дамы займут свои кресла, капитан внимательным взглядом посмотрел на Тали.
  - Я - командир фрегата "Нормандия", капитан Дэвид Андерсон. Это - мой первый помощник, капитан Джон Шепард и один из офицеров корабля, лейтенант Кайден Аленко. Они вдвоем принимали самое непосредственное участие в вашем спасении, Тали. Кроме них вам помогли выжить еще несколько членов нашего экипажа, но у них сейчас время послевахтенного отдыха.
  - Спасибо вам, капитан. Я... была очень груба и жестока, когда очнулась. Приношу свои извинения вам, как командиру корабля и в вашем лице - всем, кого мои слова и действия могли... оскорбить, обидеть или задеть. Я имела возможность о многом подумать и сделала соответствующие выводы.
  - Извинения приняты. - Андерсон вернулся в свое кресло. - Джеф, курс - триста сорок пять.
  - Есть, капитан. - откликнулся пилот.
  - Мы покидаем орбиту? - Тали посмотрела на экран навигационной обстановки. - Я знаю, вы задержались у планеты... из за меня. Я это... очень ценю.
  - Да. Не скрою, у нас напряженный график, но ваше состояние, по мнению нашего доктора, внушало... определенные опасения и было принято решение отложить отлет. Теперь, когда по заключению врача корабля ваше состояние, Тали, заметно стабилизировалось и улучшилось, мы можем вернуться к выполнению плана нашей работы.
  - Капитан, я понимаю... вы пошли на слишком многое, чтобы помочь мне... избежать смерти. Скажите, каковы ваши дальнейшие планы относительно меня?
  - Ваш челнок в полном порядке. Мы его проверили и подремонтировали, вернули часть самой необходимой вам и автоматам челнока информации со стертых гетами накопителей. Вечером этого дня мы прибудем в район, откуда вы сможете на своем челноке в полном одиночестве совершенно свободно вернуться на Флот. Я лично уведомил командование Мигрирующего Флота о месте и времени вашего... возвращения.
  - Но я... я не могу вернуться... У меня нет ничего ценного... Я просто не смогу пройти ритуал Окончания Паломничества. Меня не признают самостоятельной и взрослой.
  - Это не так, Тали. Вы остались в живых, следовательно, вы остались среди других разумных существ, которые имеют привычку помогать друг другу. - командир корабля открыл стоящую на столе укладку и достал футляр. - Здесь - кристаллы с самой полной информацией о десяти планетах, на которых предостаточно полезных ископаемых на... первое время. Нет расы, которая бы претендовала на эти планеты. Так что вас никто тревожить официально не будет. А с неофициальными претендентами, думаю, вы, как члены Флота, разберетесь сами - быстро и эффективно. - Андерсон пододвинул к Тали настольный ридер. - Можете сами убедиться, мы подождем.
  Несколько минут Тали пролистывала содержимое кристаллов и кляла себя самыми последними словами за свою резкость и грубость. Предоставленная командиром фрегата информация позволяла разведке Флота получить доступ к ресурсам, способным обеспечить потребности кварианцев на ближайшие несколько месяцев. С учетом угрозы вторжения Жнецов... такие данные стоили баснословно дорого. Они практически гарантировали молодой кварианке высочайший уровень почета и уважения и беспроблемное прохождение ритуала Окончания Паломничества и ритуала инициации и признания взрослой, самостоятельной личностью. Вынув из ридера последний кристалл и убрав его в футляр, Тали выключила ридер и посмотрела на командира корабля.
  - Эм. Капитан... Спасибо. Не только от меня - от всего Флота. Эти данные... стоят гораздо больше, чем все то, что смогли добыть паломники... и не только они... за последние несколько лет. Я знаю, что должна... передать что-то взамен.
  - Доктор Чаквас уже сказала вам, что мы можем ожидать от вас, Тали. - сказал Андерсон. - Вы должны повзрослеть и стать адмиралом нового, военного времени для вашего Флота и его обитателей. Повзрослеть быстро и глубоко. Геты из основной кварианской проблемы должны стать только частью общей и уже глобальной проблемы. Вы молоды, Тали. Вы - дочь адмирала Флота. Вы сможете найти общий язык с молодыми кварианцами и кварианками, которым предстоит очень много и тяжело поработать... чтобы Флот встретил вторжение Жнецов во всеоружии. Это и есть то, что вы можете передать нам... в качестве возмещения. Мы, люди, хотим, чтобы кварианцы... стали нашими сильными партнерами. Соратниками по борьбе с общим врагом, не видящим разницы между многочисленными расами разумных органиков и нацеленным на их тотальное уничтожение. Мы убеждены в том, что Галактика принадлежит всем расам, способным жить в мире и согласии между собой.
  - Геты...
  - Как справедливо отметила доктор Чаквас, Тали, геты не представляют собой конвейерных клонов. Они разные. Вы, кварианцы, стали родоначальниками новой, разумной расы. И вполне можете найти путь к взаимопониманию и сотрудничеству с ней. Это трудно, не скрою. Но сейчас... это необходимо.
  - Значит, воевать с гетами...
  - Придется, не буду вас обманывать, Тали. Но воевать с частью расы... легче, чем со всей расой. Тем более - вы не враги гетам, вы - их создатели. Да, молодые, да, неопытные, но уже - создатели. И потому они... не будут заинтересованы, во всяком случае - сегодня - в уничтожении вашей расы. Скорейшем уничтожении. Остальное - в вашей власти, Тали. Вернуть гетов как партнеров и друзей, стать для них своими... Это - задача для молодых. Достойная задача. А пожилые и старые кварианцы... Они поймут. А поняв - помогут.
  - Эм... Я... я поняла, капитан. Я... я была несправедлива, считая, что люди... жестокие и злые, бессердечные и лишенные морали и нравственности существа. Я поста...
  - Не обязывайтесь, Тали. - прервал кварианку Андерсон. - Просто постарайтесь... сплотить кварианскую молодежь и дать ей... перспективу и достойное приложение её знаний, умений, навыков, сил и энергии. Да, у вас... проблемы с рождаемостью. Но, как говорят люди, важно не количество, важно - качество. А насколько я смог понять, вы - сможете сделать гораздо больше. И, чтобы у вас было то, что можно доверить самым лучшим из ваших будущих сподвижников и соратников, - Андерсон переглянулся с Шепардом, Аленко и Чаквас. - мы познакомим вас с еще одним членом нашей команды. - командир нажал сенсор, дверь каюты открылась и перед Тали встал Явик.
  - Мое имя - Явик, Тали. Я - протеанин. - вошедший спокойно взирал на кварианку, сидевшую в кресле и легко читал её эмоции и чувства. - Да, я представитель давно вымершей расы. Считавшейся вымершей. Но теперь я готовлюсь воевать с Жнецами, которые один раз уже попытались уничтожить мою расу. И на этот раз... я им не позволю загнать протеан... в могилу. - он протянул кварианке лапу. - Люди помогли мне. Для молодой расы... они достигли очень многого. И, уверен, они помогут вашей расе, Тали. Потому что их сила - в способности объединять необъединимое. А если они помогут вам, то я - тоже помогу.
  - Капитан, доктор... - промямлила Тали, чувствуя, как в её душе нарастает смятение. - скажите мне, что я не сплю, что это - не сон. - она протянула свою руку навстречу лапе протеанина. Их руки встретились. В этот раз протеанин не стал сканировать новую знакомую или обмениваться с ней информацией. - Как такое может быть? Вы... вы настолько доверяете мне? Мне, которая поливала вас грязью, оскорбляла вас, не верила вам? Считала вас чудовищами? Мне, которая унижала вас, несмотря на то, что вы... вытащили меня из небытия? Мне, молодой кварианке, ничем не примечательной, ничем не знаменитой, совершившей немало ошибок... Вы представляете того, кто является общегалактической тайной? За что? За что мне такое доверие? Я... я не стою этого... - Тали не заметила, как Явик легко сжал её пальцы и ладонь, не давая расцепить рукопожатие. - У вас... у вас на борту не только четыре Спектра Совета Цитадели, но и... легенда? Живая легенда последних пятидесяти тысяч лет?
  - Да, Тали. Мы доверяем вам. По многим причинам. - сказал Андерсон, взглядом попросив протеанина присесть в кресло, пододвинутое Аленко. - Именно благодаря Явику вы, Тали, остались в живых. Шепард и Аленко уничтожили напавших на вас троих гетов. А Явик... помог доставить вас, угасающую, на борт корабля, защитил вас от инфицирования и оказал первую помощь. Без него мы бы не смогли вернуть вас к жизни настолько полно.
  - Я не могу не сказать, Тали. - Явик, не расцепляя рукопожатия, посмотрел в глаза кварианки. - Что именно лейтенант Аленко поддержал меня тогда, когда я... защищал вас. А доктор Чаквас... совершила невозможное, выполнив за короткое время ювелирные операции. Она действительно профессионал высочайшего класса и если бы не она - вы бы не выкарабкались. Капитан Шепард не только уничтожил нападавших на вас гетов, он был рядом все время, пока не было завершено медицинское оперативное вмешательство, пока мы не убедились, что ваш скафандр снова работает так, как надо.
  - Явик не уточнил, но только он и никто кроме него, со значительной помощью главного инженера корабля Грега Адамса, смог восстановить ваш скафандр и капитально обновить его. - сказал капитан Шепард.
  - Как видите, Тали, мы умеем и любим работать сообща. - сказал капитан Андерсон. - И, чтобы вы это поняли глубже. - он включил спикер и добавил. - Найлус, Сарен, зайдите, пожалуйста ко мне.
  На пороге капитанской каюты выросли фигуры турианцев, затянутые в комбинезоны. Первым к кварианке подошел Сарен. Склонившись, турианец взял кварианку за другую руку, легонько сжал пальцы, внимательно вглядываясь в глаза гостьи. Тали ошарашенно смотрела на легендарного Спектра.
  - Сарен Артериус, мэм. - произнес турианец. - Рад знакомству. - Спектр отпустил руку кварианки и уселся в свободное кресло, уступив место своему младшему коллеге. Тот повторил ритуал и, назвав себя, занял указанное ему капитаном Андерсоном кресло.
  - Благодаря Сарену и Найлусу мы поддерживаем контакт с Корпусом Спектров, что позволило нам обеспечить всем необходимым колонию людей на Феросе. От колонистов отказалась пославшая их на планету корпорация "Экзо-Гени" и Корпус счел возможным взять колонию под свой контроль и обеспечение. Колония получила статус свободного человеческого поселения с высоким уровнем самоуправления. Корпус не командует колонией, он ей помогает и обеспечивает при необходимости достаточный уровень защищенности и безопасности. - отметил командир корабля. - Благодаря Корпусу мы получаем актуальную информацию о вашем Флоте, Тали, и об обстановке в его пределах. Есть, конечно, и другие источники, но их представители на борту фрегата отсутствуют - они работают удаленно.
  - Капи... тан. - Тали переводила взгляд с Сарена на Найлуса, затем на Шепарда, Аленко, Явика, Чаквас. - Значит ли это...
  - Это значит, Тали, что мы поможем вам и тем, кто встанет рядом с вами, чтобы не дать всем кварианцам погибнуть. - сказал капитан Андерсон. - У нас теперь есть общий для всех разумных органиков враг. Он безжалостен и жесток. И у нас... к сожалению, очень мало времени до вторжения. Мы рассчитываем на вас, Тали.
  - Я...
  - Уверены. - подвел итог командир корабля. - И, пока вы еще не полностью восстановились, давайте обойдемся без протоколов и официальных церемоний. Корабль вы, благодаря доктору Чаквас, видели, с нашими основными офицерами и сотрудниками познакомились. Будет лучше, если вы, Тали, пообщаетесь со всеми в неформальной, неофициальной обстановке. Естественно в тех пределах, которые установит доктор Чаквас. Её слово здесь определяющее.
  - Я проконтролирую, капитан. - Чаквас кивнула командиру корабля. - Тали в почти полной форме. Думаю, к вечеру она сможет восстановиться в полной мере.
  - Тогда считаем официальную часть знакомства завершенной. Все свободны.
  Выйдя из капитанской каюты, Тали привалилась к стенке, отчаянно пытаясь успокоиться. Чаквас остановилась рядом, прекрасно и точно считывая её состояние.
  - Карин... вы... вы позволите мне вас теперь так называть? Я... я прошу простить меня... за все... плохое... Вы, врач корабля... спасшая меня... терпели мои... выбрыки,... оскорбления,... злость,... крики. Простите. - Тали опустила глаза. - Я не знаю, чем я могу... компенсировать вам...
  - Вы наша гостья, Тали. И моя пациентка. А пациенты... они часто бывают беспомощны, слабы, напуганы. Так что ваша реакция и ваше поведение... обычны. Кварианцы не поддерживают тесных контактов с людьми, они их... плохо знают по понятным причинам. - ответила Чаквас. - И потому я спокойно отнеслась к проявлению вами недоверия... - врач достала сканер, взглянула на показатели, убрала прибор. - Вы в норме. До восемнадцати тридцати - времени прибытия в назначенный капитаном Андерсоном район предварительного ожидания - еще достаточно времени. Можете пройтись сами по кораблю и пообщаться с его обитателями. А мне, извините, надо вернуться к своим многочисленным обязанностям.
  - Эм... Спасибо. - Тали отлепилась от стены, взяла костыль поудобнее, поправила рукой перевязь, на которой покоилась другая рука. - Спасибо за... доверие.
  - Полагаю, вам следует... пообедать в компании наших членов экипажа и команды. Это - сближает. - сказала врач и направилась к своему медотсеку.
  Оставшись в одиночестве, кварианка огляделась по сторонам. Люди работали, не обращая на нее никакого внимания. Тали и не заметила, как Шепард, Аленко, оба турианца вышли из капитанской каюты - слишком много свалилось на нее за несколько десятков минут. Остановившись перед входом в инженерный отсек, Тали обратилась к стоявшему рядом полисмену.
  - Простите, можно пригласить главного инженера Адамса?
  - Конечно. - полисмен набрал на спикере код и сказал, склонившись к плечу. - Господин Адамс, вас наша гостья спрашивает.
  - Сейчас буду. - послышался ответ инженера. Через несколько минут человек вышел из отсека, прикрывая за собой крышку. - А, Тали. Рад видеть вас. Проблемы?
  - Нет, что вы. Спасибо вам за помощь... по восстановлению моего скафандра.
  - Ну, это к Явику. Я только дал некоторые детали... Основную работу сделал именно Явик.
  - Я обязательно поблагодарю его.
  - Это будет правильно. Что-нибудь еще?
  - Нет, ничего, спасибо.
  - Пожалуйста. - Адамс скрылся в инженерном отсеке. Тали пошла назад, в основные части фрегата, размышляя, кого следует поблагодарить следующим. Наконец она решительно направилась к лифту, намереваясь посетить каюту старшего помощника.
  Остановившись перед дверью, Тали легонько постучала.
  - Заходите, Тали. - дверь открылась. На пороге стоял Шепард, одетый в синюю футболку и черные спортивные штаны. На ногах были легкие ременные шлепанцы. - Проходите, присаживайтесь. - он указал на свободное кресло у рабочего стола.
  - Эм. Спасибо. Я пришла поблагодарить вас, капитан. За мое спасение. - Тали присела на краешек кресла. - Я знаю, что вечером, скорее всего, на своем челноке... я вернусь на Флот... И потому... тороплюсь поблагодарить всех, кто оказался причастен... к моему спасению...
  - Пожалуйста. - Шепард сел за стол, включил настольный ридер. - Полагаю, у вас есть вопросы?
  - Да. Как вы... встретились с Явиком?
  - Я расскажу вам, Тали, но только, сильно сокращенную версию. Полагаю, вы понимаете причину этого сокращения.
  - Понимаю. - Тали приготовилась слушать. Шепард очень кратко рассказал ей историю, случившуюся на Иден-Прайм, не упомянув о Назаре и о том, что Явик - не единственный протеанин. Капитан также не сказал Тали об Илосе и о "Клинке Ярости". В целом кварианка получила очень и очень обрезанный вариант истории появления Явика в составе экипажа фрегата.
  Выслушав капитана, Тали несколько минут молчала, обдумывая услышанное.
  - Капитан, я понимаю... вы рассказали далеко не все. Не могу осуждать вас за это. Сама бы поступила... похожим образом. Но... спасибо вам за откровенность. Эм... я чувствую себя не слишком естественно, когда мне... открывают такие тайны... а я ничем не могу отплатить...
  - Вы молоды, Тали. И сможете сделать немало для блага всех кварианцев, особенно - молодых. Возможно, ваша работа... в этом направлении и будет... своеобразной платой. Хотя я лично ни о какой плате не говорю, поскольку прежде всего вы должны прожить свою жизнь. Так, как захотите, так, как сможете. Так что считайте, что мы с вами ни о какой плате не договаривались.
  - Понимаю, капитан. - задумчиво произнесла Тали. - Вы во многом правы. Думать о плате, об отплате, подчинять этим мыслям свою жизнь... сейчас будет не просто тяжело... надо будет готовиться к борьбе с очень сильным противником... А после победы... любая плата будет... не важной. Главное - победить и выжить.
  - Ценю трезвость ваших суждений, Тали. - Шепард встал. - Извините, мне надо подготовить несколько документов и к тому же - скоро время моей вахты.
  - Спасибо, что уделили мне время, капитан. - Тали встала и протянула старшему помощнику свою руку. - Надеюсь, что мы еще долго будем работать... вместе и рядом.
  - И я - тоже надеюсь на это. - ответил Шепард, пожимая протянутую руку девушки.
  От каюты старшего помощника было достаточно близко до ангара, где стоял челнок и Тали не смогла отказать себе в удовлетворении потребности побывать на борту кварианского корабля.
  Устроившись в кресле, она запустила тестирование систем, убедившись, что кораблик готов к полету и в его системах не отмечены неполадки или иные проблемы. Оглядевшись, Тали заметила, что салон чисто прибран и все предметы занимают предназначенные им места. Было ясно, что экипаж фрегата потратил немало времени на то, чтобы вернуть челнок к жизни и Тали была очень благодарна людям, не пожалевшим сил и ресурсов для рекомплектации и экипировки кораблика гостьи. Погасив экраны и отключив основные системы, Тали выбралась из челнока.
  Через несколько минут она нашла салон, в котором расположился протеанин. Едва только она приблизилась, дверь салона открылась. На пороге стоял Явик.
  - Эм... я... - только и смогла сказать Тали, встретившись взглядом с представителем расы, считавшейся вымершей.
  - Не продолжайте, кварианка. - произнес Явик. - Я знаю. - он посторонился. - Проходите. Присаживайтесь. - с нажимом сказал хозяин салона и Тали подчинилась, не спуская глаз с протеанина. - Я знаю, Шепард рассказал вам о том, как мы... встретились. И рассказал правильно и верно. К его рассказу я добавлять... ничего не буду. Вижу, вы хотите побольше узнать о моей расе... так сказать, из первых уст?
  - Да... если возможно, конечно.
  - Возможно. - Явик коротко рассказал Тали основные моменты истории протеанской цивилизации, тщательно избегая деталей и уточнений, особенно в части, относящейся к внутренней жизни протеан и к моментам, предшествовавшим вторжению Жнецов. - Я рассказал вам, Тали, как вы поняли, далеко не все. Для начала, для того, чтобы иметь... резервы... вам этой информации хватит...
  - Вы... биотик? - спросила Тали, не опуская взгляд, хотя ей было довольно трудно обмениваться взглядом с четырехглазым существом.
  - Да. Причем... естественный.
  - Азари... раса, измененная вами?
  - Да. В какой то мере мы... поспособствовали тому, чтобы они выжили на суше своей, переполненной нулевым элементом, планеты.
  - И вы... подарили им биотику?
  - Не только. Естественно, мы, по ряду причин не сумели завершить запланированный объем трансформаций этой расы. Но и то, что уже достигли азари в ваш Цикл, причем - самостоятельно, показывает, что наши расчеты... верны в очень многих... деталях.
  - Вы... воин?
  - Да. Меня... учили быть солдатом. Военачальником я стал... позже. Больше, исключая обычный уровень подготовки, даваемый каждому протеанину, я почти ничего и не умею. - Протеанин усмехнулся. - Вы так на меня смотрите... словно я действительно уже стал... легендой.
  - Эм... Не знаю. Но для очень многих кварианцев вы... Да и не только для кварианцев... Действительно, легенда.
  - И как от всякой ожившей легенды вам хочется чуда? - ворчливо заметил Явик.
  - Эм... немного. - кивнула Тали.
  - Понимаю. - сказал протеанин. - Что ж. Вы уже знаете о гибели наших предшественников, расы Иннусаннон. Я покажу вам это более... подробно. Часть из того, что моей расе известно о наших Старших. - Явик протянул лапу, взял Тали за кисть. - Не пугайтесь, информация пойдет прямо в ваш мозг. Прямой трансляцией, так сказать. Полагаю, сойдет за чудо.
  Тали не успела даже вздрогнуть, как мозг захлестнула проекция высочайшего качества. Вставшие перед глазами картины были детальными, живыми. Кварианка не только видела, но и слышала и чувствовала, буквально жила в происходящем, том, что транслировал ей протеанин. И одновременно её уникальный собеседник не лишал её возможность ощущать, что она реально присутствует в его салоне, на корабле. Два десятка минут пролетели как одно мгновение. Мягко погасив трансляцию, Явик убрал лапу и дал возможность Тали осмысливать увиденное и почувствованное.
  Наконец Тали очнулась от раздумий.
  - Цепочка... - произнесла она. - Гигантская цепочка... которую постоянно пытаются разорвать... и почему-то не разрывают до конца... окончательно.
  - Возможно. - сказал Явик. - Интересное сравнение. Мы мало, очень мало знаем о наших предшественниках.
  - Как и мы, ныне живущие расы, о вас. - признала Тали. - У нас на Флоте вообще... протеанами никто всерьез не интересуется. Разве что на уровне пересказа преданий...
  - Неудивительно. - Явик посмотрел на дверь. - О, сейчас Кайден придет, будет хорошо, вам не придется искать его по кораблю. Он обычно с десантниками и полисменами-спецами занимается, а туда, в те части... вас, Тали, по понятным причинам, охрана не пустит. Вот и сэкономите усилия. - протеанин кивнул вошедшему человеку. - Кайд, у меня тут гостья. Она уже собралась к тебе идти, да кто же к тебе её пустит.
  - Я как раз подумал облегчить ей задачу. - Аленко сел рядом с Явиком, оказавшись напротив Тали. - Полагаю, Явик уже вам многое рассказал и даже... показал?
  - Да. Это очень... волнительно. - призналась Тали. - Вы, Кайден, тоже... биотик.
  - Заложил. - лейтенант переглянулся с протеанином.
  - Ничего я не закладывал. И никого. - проворчал Явик. - Если наша гостья умеет определять биотика на раз, то это - очень ценно. В наших условиях... неясного будущего. Полагаю, ей стоит рассказать, что пока доктор Чаквас оперировала её, ты поддерживал своей биотикой мою.
  - Так и было? - удивилась Тали. - Разве такое возможно?
  - Я и сам не верил. Догадывался, что у Явика это - природное, а у меня...приобретенное.
  - Разве...
  - Нет, Тали. - подтвердил Явик. - Люди не являются природными биотиками. Это - побочный эффект влияния ряда факторов, центральным из которых является нулевой элемент. И биотика Кайдена действительно является вариантом общего феномена биотики. А цвет, сила и иные... эффекты - это все не настолько важное. А то, что он узнал, что его биотика совместима... гм, с моей... да и то по моему согласию, так рано или поздно это бы все равно стало известно.
  - Я... спасибо вам, Кайден. - сказала Тали, мягким взглядом коснувшись лица и глаз лейтенанта. - Благодаря вашей поддержке... я избежала больших проблем.
  - Рад, что смог быть полезен, Тали. - кивнул Аленко.
  - Вы от меня что-то скрываете? Оба? - Тали пробежалась настороженным взглядом по лицам и фигурам собеседников. - Вероятно, вы присутствовали, когда с меня снимали скафандр? Вы... видели меня голую?!
  - Не буду скрывать, Тали. Я - видел. - сказал Явик. - Но за сотни лет сопротивления Жнецам... я видел сотни обнаженных тел... И если вы об известном возбуждении... То для меня это - пройденный этап. А Кайден... Он вообще показал себя джентльменом и настоящим аристократом. Как и положено офицеру ВКС. Он отказывался смотреть на ваше... обнаженное тело даже в белье... и очень боялся... увидеть без покровов... некоторые его части. Он, в общем... Краснел, бледнел и отворачивался. Так что даже взглядом он вас не оскорбил. Я тому свидетель буду. - серьезно заявил протеанин.
  - И где теперь... мое белье? - спросила Тали, с трудом понимая, что сморозила глупость, которую не следовало озвучивать в обществе мужчин.
  - Вообще-то, Тали. - перехватил Явик инициативу у покрасневшего до кончиков ушей Кайдена. - об этом вам лучше спросить... доктора Чаквас. Она... гм... женщина и вам лучше с ней на такие темы... разговаривать.
  - Что ж. Спасибо. - Тали заметно подобрела. - Кайден, я не обижаюсь на вас и не сержусь. В конце концов мы взрослые люди.
  - Прекрасные слова. - заметил Явик, усмехнувшись. - Есть предложение. Сейчас - время обеда. Многие соберутся за нашими обеденными столиками... Вахтенные принесут еду. Поговорим за трапезой. И, Тали, не беспокойтесь. Мы знаем о ваших особенностях относительно еды... Все будет нормально.
  - Охотно. Согласна. - Тали встала. За ней встали Аленко и Явик. Втроем они быстро достигли места, где в часы, выделенные для приема пищи, устанавливались легкие столики и стулья. Заняв один из столиков, Тали подождала, пока усядутся человек и протеанин, благодарно кивнула вахтенному, принесшему ей знакомые контейнеры.
  - Не удивляйтесь, Явик, Кайден. - сказала Тали, засовывая трубочку в аварийный клапан. - На Флоте мы питаемся по-другому, но здесь... Здесь можно только так. У нас на кораблях... стерильная атмосфера, так что мы даже можем иногда поесть, сняв стекло забрала шлема. Увы, это бывает очень редко. Тогда такой прием пищи... становится большим праздником, о котором мы, кварианцы, потом вспоминаем очень часто и очень долгое время.
  - Тали. - к столику подошла Чаквас. - После обеда зайдите ко мне. Вам нужно пройти медконтроль и поспать. В шесть тридцать мы выйдем в назначенный район и вы сможете поспать уже на борту вашего кварианского корабля. Даже в челноке. Но лучше - в корабле.
  - Понимаю, Карин. - кварианка взглянула на врача корабля снизу вверх с благодарностью. - Обязательно. Спасибо, что сориентировали вахтенных насчет... контейнеров с пастой.
  - Сами поблагодарите. Но - побыстрее ко мне. - врач отошла от столика и Тали вернулась к трапезе, обмениваясь с собеседниками небольшими репликами, стараясь поддерживать разговор.
  Едва за спиной защелкнулась дверь медотсека, Тали, успевшая по пути к доктору поблагодарить членов вахтенной смены за обед, подошла к Чаквас, сидевшей по обыкновению за рабочим столом и писавшей что-то в медицинском регистрационном журнале.
  - Карин... где мое...
  - Белье? - Чаквас пошарила в ящике стола, достала пакет. - Вот. Все, что осталось.
  - Хм. - Тали распаковала пакет, поворошила обрывки. - Карин, а что тогда... на мне? Я же чувствую... и лифчик, и трусики...
  - Пришлось создавать. У нас есть такая технология. - Чаквас встала, подошла к лабораторному столу. - Это три-де-принтер. По чертежам он может воссоздать почти любую вещь. Ну, кроме самых сложных и требующих особых режимов при изготовлении. Надо только зарядить вот эти магазины. - она прикоснулась стилусом к батарее контейнеров. - необходимыми материалами. Я сняла показатели с твоего белья, подобрала довольно близкие аналоги и создала тебе комплект, который и одела. Кстати. - врач наклонилась, открыла ящик и достала те самые пакеты, которые ранее доставала из шкафа с резервной одеждой. - Вот это тебе тоже пригодится. Это наше белье, оно безопасно будет и для твоей кожи и для твоего организма. Своеобразный подарок... на добрую память. Бери и не отнекивайся. - Чаквас погрузила пакеты в легкую непрозрачную сумку. - И не бойся. Явик, Аленко, Шепард помогали мне, когда я тебя оперировала. Но они не смотрели туда, куда не надо.
  - И Шепард? - сдавленно произнесла Тали.
  - И он. Присутствовал и помогал. Что, тоже?...
  - Угу. Нравится он мне...
  - Он многим... женщинам нравится. На Феросе по нему уже целая молодая азари сохнет... Он её спас...
  - Как спас? Мне...
  - Бери подарок, я приготовлю напиток, безопасный для тебя, посидим, я тебе многое расскажу. Только, Тали...
  - Молчок. Буду молчать, Карин. Как же иначе.
  - Иначе лучше не надо. Шепард - мужик хороший, ценный, классный. Емкий даже. - говоря это, Чаквас быстро готовила ингредиенты, засыпала их в кипятильник. - Тебе я поставлю маленькую температуру, не обожгешься. Сама люблю погорячее. Хорошо расслабляет после работы. Так вот, не знаю как он это делает, но мы, женщины, готовы вешаться ему на шею гроздьями... А он... не дает нам для этого никакой возможности. И, знаешь, мне лично это в нем очень нравится. Во всяком случае гарема он точно разводить нигде не будет и разбивать наши сердца женские и играть нашими чувствами он тоже никогда и нигде не будет. - Чаквас разлила напиток, пододвинула чашку к Тали, присевшей на краешек кресла. - Сядь по-нормальному, Тал. - Умостившись в своем кресле, пододвинутом от рабочего стола, врач продолжила. - Ох, Тали, повезет той, перед которой он сам склонится... И почему-то мне кажется, что ждет его большая и сильная любовь. Любовь женщины, равной ему во всем. Такая, какая в лучших книжках и сказках бывает.
  - Он... необычный.
  - Куда уж. Тут есть у нас капрал Дженкинс... Так Шепард его так причесал... что этот капрал теперь лучший из лучших на борту и по специальности и по профессии и вообще... очень подтянулся. Очень. А Аленко... Аленко он избавил от мигрени. Жесточайшая мигрень была у лейтенанта. Последствия... установки одной из первых модификаций имплантатов, контролирующих и регулирующих биотические возможности и способности... Она, конечно, не особо влияла на его работоспособность и не была основанием для списания со службы в запас или в отставку. Да и сам Кайден - далеко не нытик. А Шепард смог избавить его от мигрени. Я хоть и врач, но не могу в деталях понять, как он это сделал. Главное для меня, что он это сделал безопасно. И не афишировал это чудо. Настоящее, реальное чудо, Тали.
  - Мне... очень повезло...
  - Да, Тали. Тебе повезло, что он знал о твоем челноке и постоянно контролировал его положение. А когда... тебе пришлось туго, он сделал все, чтобы прибыть вовремя.
  - А когда я вернусь на Флот, вы... ваш корабль пойдете...
  - Не знаю, Тали. У нас есть несколько направлений, но куда точно - мы решаем в самый последний момент, учтя все актуальные обстоятельства. Понимаю, что тебе хочется по ряду причин теперь многое знать... детально. Но... сама не знаю. И никто на борту не знает. Придет время - решим и узнаем. А теперь - давай-ка ложись, я проверю состояние твоего здоровья и состояние систем скафандра. Потом ты поспишь до шести вечера и у тебя будет еще время собраться и попрощаться со всеми. Полагаю, многие придут тебя проводить. Ты понравилась многим.
  - И мне многие... очень понравились, Карин. - сказала Тали, послушно вытягиваясь на полумягком матрасе одной из медицинских коек. - Жаль, что я так мало побыла у вас на борту...
  - Ты нужна отцу и Флоту, Тали. Это сейчас главное. - сказала Чаквас, читая показатели сканеров и детекторов. - Так, здоровье у тебя вполне в норме. Костыль захватишь с собой, недельку придется похромать. Руку освободишь от перевязи и шины через трое суток с момента прибытия на Флот. Поняла?
  - Поняла, Карин.
  - Кинжал... возвращаю. - женщина подала кварианке оружие. - Хорошая вещь. У нас многие женщины тоже носят. Для защиты своей чести. Остальное твое оружие - в арсенале челнока. Оно опечатано, как и арсенал. Но я знаю, что техники его проверили и подремонтировали.
  - Спасибо. - Тали вдвинула кинжал в поданные врачом ножны и пристегнула их к голени, затем снова вытянулась. - Будете теперь проверять скафандр?
  - Это не займет много времени. - ответила врач, меняя сканер. - Повернись на левый бок. - она отметила зеленоватое свечение всех шкал и индикаторов. - Все в норме. Скафандр цел и работоспособен. Не считай его подарком. Это просто отремонтированная вещь. Небольшая помощь. - Врач погасила надкроватные софиты-бестеневики. - А теперь - спать. - Чаквас задернула ширму. - И - не симулировать. Я все вижу.
  - Не буду, Карин. Честно. - сонно пробурчала Тали, проваливаясь в забытье.
  Ровно в шесть вечера Тали открыла глаза. Чаквас помогла ей собраться, упаковала подарки и сопроводила к уже ожидавшему перед открытыми створками шлюза, затянутого силовым полем, челноку.
  - Счастливого возвращения на флот, Тали. - подошедший капитан Андерсон передал кварианке кристалл. - Здесь - данные для автопилота. С остальным ты разберешься без труда.
  - Спасибо. - Тали убрала кристалл в кармашек скафандра.
  - На половине пути тебя встретит истребитель Флота и сопроводит к Райе. Твое прибытие согласовано, действуешь по привычной схеме. Так, как посчитаешь нужным. Так, как у вас там принято. - Андерсон подобрался. - Давай прощаться, Тали. - он легко обнял девушку. - Легких полетов! - он улыбнулся, поймав восхищенный взгляд кварианки, повернулся и вышел из ангара.
  К челноку подошли Явик, Аленко, Шепард и все шестеро полисменов. Предоставив своим младшим коллегам попрощаться с гостьей, в спасении которой они принимали непосредственное участие, протеанин и двое офицеров кратко обсудили последние корабельные новости. Наконец полисмены козырнули Тали и направились по своим постам.
  - Спокойной дороги тебе, Тали. - сказал Джон, обмениваясь с кварианкой мягким рукопожатием.
  - Спасибо вам за все, Джон. - Тали во все глаза смотрела на старшего помощника, запоминая мельчайшие детали его образа. - Я вам очень благодарна. За все.
  - Живите и действуйте, Тали. - Шепард козырнул и уступил место лейтенанту, отойдя к технику ангара.
  - Аленко, не стесняйтесь. Я же вижу, что вам хочется меня обнять. - улыбнулась Тали. - Я не кусаюсь. Вы - настоящий джентльмен. Я это знаю и чувствую. И очень вам благодарна. За все. И за честность и честь - тоже. - Кварианка обняла офицера и позволила ему себя обнять, пусть не слишком умело, но искренне. - Спасибо.
  - Вам спасибо, Тали. - Аленко смущенно потупился, затем подобрался и козырнул. - Легких полетов.
  - И вам, Кайден, всяческих успехов. - сказала Тали, видя, как Кайден отходит, уступая подходившему Явику. - Я рада, Яв. Рада, что вы пришли проводить меня. - она обменялась с протеанином рукопожатием.
  - Я тоже рад... встрече с вами, Тали. Вы мне многое пояснили и сами того не ожидая, ответили на многие мои вопросы. - Явик задержал пальцы кварианки в своей лапе. - Я сделал вам небольшой подарок. Он проявится сам. Тогда, когда это будет необходимо. И, возможно, неоднократно поможет вам. Успешного возвращения и успехов вам, Тали. - Явик разжал пальцы и отошел.
  Тали поднялась в челнок, села в кресло, пристегнулась, вложила кристалл в паз считывателя, взглянула на засветившиеся индикаторы.
  - Борт "Нормандии". - сказала она, подключив аппаратуру связи. - Челнок к старту готов.
  - Старт через тридцать секунд. - откликнулся вахтенный офицер корабля. Даю обратный отсчет. Тридцать. Двадцать девять. Двадцать восемь...
  Повинуясь засветившимся желтым, а затем и красным сигналам, провожающие покинули ангар. Автоматика шлюза вывела челнок за пределы фрегата и ровно в момент окончания обратного отсчета Тали включила двигатели своего кораблика. На большом экране засветился проложенный курс и марка автопилота. Предстояло прождать несколько часов.
  
  Точно в назначенное время с челноком поравнялся одноместный истребитель, несший на фюзеляже обозначения принадлежности к Кварианскому Мигрирующему флоту.
  - Тали Зора, следуйте за мной. - сказал пилот. - Вас ждут на "Райе". Вас будет встречать Адмирал Раэль Зора. Лично.
  - Окас, ты?
  - Да, Тали. Это я. - откликнулся пилот, в голосе которого просквозило удовольствие от того, что его узнали. - Рад приветствовать тебя и сопроводить к Флоту. Тебя очень ждут. Подлетное время - полтора часа. Устраивайся поудобнее и полетели!
  - Охотно, Окас. - Тали успокоилась. Окаса она хорошо знала - молодой кварианин был гением по части пилотирования боевых истребителей и очень неплохим техником по их вооружению. Они часто встречались во время подготовки и обучения, предшествовавших Паломничеству, конечно, насколько это было возможно. Окас никогда не давил на Тали, а она в свою очередь не осаживала его.
  Подойдя к громадному облаку, состоящему из множества разнотипных и разноразмерных кораблей, Тали перешла на ручное управление, назвала диспетчеру Службы движения Флота кодовую фразу, означавшую нормативное возвращение и, получив указание следовать к третьему киль-блоку "Райи", положила челнок на предъявленный на экране заранее просчитанный курс. Гигантский флот двигался к очередной точке, поэтому маневрировать пришлось изрядно - вокруг сновали множество корабликов, казавшиеся мушками на фоне громадных кораблей-ферм и крейсеров.
  Наконец внутренняя дверь шлюза отошла в сторону и Тали, легко опираясь на костыль, сделала несколько шагов внутрь. К ней сразу подошел отец. Обняв дочь, он не скрывал своего волнения.
  - Папа, со мной все в порядке. Я жива и здорова. - сказала Тали. - Я обязательно доложу о результатах своего паломничества адмиралам, но сейчас я очень хочу побыть с тобой. Только с тобой. Мне есть, что тебе и только тебе рассказать. Это... очень важно.
  - Конечно, дочка. - адмирал Раэль Зора все больше убеждался, что его Тали очень быстро повзрослела. Обмениваясь приветствиями с хорошо знакомыми обитателями флагманского корабля, отец и дочь направились к своей каюте.
  
  
   - Выбор пути. Подготовка к операции "Цитадель"
  
   "Внимание по кораблю. Работа на Феросе закончена полностью. Фрегат следует к точке, равноудаленной от Цитадели и Илоса. Прибытие запланировано через одиннадцать часов. Экипажу и команде приступить к работе по обычному графику." Слова вахтенного офицера донеслись до самых глухих уголков корабля, стремительно уходившего от точки выброса кварианского челнока. В Боевом Информационном Центре кипела работа по формированию детального плана работы на гигантской космической станции.
  
   - Они ушли от планеты, Шиала. - сказала Арселия, войдя в каюту. - Мне только что хорошая знакомая, вернувшаяся из космопорта об этом сказала. Вижу, ты уже немного успокоилась.
   - А куда мне деваться? - спросила азари, откладывая в сторону карманный ридер. - Вот, пытаюсь сосредоточиться. Читаю спецификации присланного оборудования. Надо бы подготовиться и пройтись по окрестностям, чтобы найти хоть что-нибудь полезное.
   - Фай Дань тут говорил недавно о том, что у торианина... мощная корневая система. Нашему лидеру почему-то кажется, что там мы найдем... пропавших колонистов.
   - Вот у нас и свое кладбище образовалось, Арса. - мотнула головой азари. - Крепко мы тут увязли.
   - Люди вообще обязаны стоять везде, где их застают известные моменты очень крепко, Шиала. - Арселия села рядом с подругой. - Так что помоги Фаю определиться с оборудованием, которое может понадобиться для проведения экспедиционных работ. Вот, кстати, тебе кристаллы с профильной информацией. Фай очень рассчитывает на тебя. И на твои возможности и способности... Ты ведь у нас единственная природная биотик.
   - Угум. - азари воткнула кристаллы в отверстия портов читалки и стала пролистывать содержание. - Задал он мне задачку.
   - Зато отвлечешься. - сказала Арселия. - Ладно, я пойду, мне на дежурство надо. Через шесть часов встретимся. А ты пока посмотри что да как да почему. И подготовься. Фай рассчитывает, что ты примешь самое непосредственное участие в экспедиции.
   - Рассчитывает, рассчитывает. - буркнула азари. - А меня он спросил, на что я рассчитываю?
   - Ты рассчитываешь на то, что Шепард будет рядом с тобой хотя бы сто ближайших лет, подруга. И также рассчитываешь на все, что можно связать с таким очень даже греющим душу фактом. Вплоть до синекожих деток. Не надо, Шиала, я сама женщина и знаю, что мыслим мы, бабы, в таких случаях одинаково, хотим мы того или не хотим, круты мы очень или не круты совершенно. А Фай Дань тоже мужчина, но он - лидер колонии и понимает, что нам нужно банально выжить, поскольку сейчас только и начинается наша нормальная, свободная от диктата всяких коммерческих акул жизнь. Да, мы оказались на этой малогостеприимной планете, да, мы остались на ней жить. Ну так и что? Планет много, людей и азари тоже хватает. Будем обживаться, расселяться, делать эту планету нашим домом, со временем - родным, приветливым к друзьям и неприступным - для врагов. А врагов у нас будет предостаточно, Шиала. Вспомни о пиратах, разбойниках, да и о работорговцах. Они сразу просекут, что здесь есть чем поживиться. Вот Фай и торопится, чтобы у нас было чем их встретить, этих падальщиков?
   - Новое кладбище?
   - Да эта планета - и так уже кладбище, Шиала. - Арселия обернулась, едва не выйдя из каюты. - Протеанские развалины, водопроводы, башни, остатки былой роскошной инорасовой жизни. Придет время - обязательно наткнемся на протеанские акрополи и некрополи. Такова жизнь. - землянка шагнула в коридор и прикрыла за собой дверь.
   - Такова жизнь. - повторила азари. - И как у людей так получается, что они вот совершенно не зацикливаются на настоящем моменте? Все бегут, стремятся, лезут, ползут вперед, даже если впереди - туман... - она опустила взгляд на экран ридера. - Ладно, придется читать дальше. Если Фаю надо... почему бы и не напрячься. Хоть какое-то разнообразие.
  
   Получив от командования Разведастрофлота России разрешение на взаимодействие с экипажем разведывательного фрегата Альянса, командир "Волги" озаботилась проведением подготовительных работ. Светлана Стрельцова не считала себя специалистом во всех вопросах, поэтому первым делом связалась поздним вечером со своей хорошей подругой - экспертом Зинаидой Кибрит.
   - Зин, можешь мне помочь?
   - Смотря в чем, Свет.
   - Тут мне дали вектор на фрегат "Нормандия".
   - Знаю, совместная людско-турианская разработка. Так в чем проблема? Я эксперт, а не оперативник. А следователь тебе вроде бы еще и не требуется? Или уже что-то не по Своду Кодексов пошло?
   - Да нет, просто собираю информацию. Чувствую, что с экипажем и командованием этого корабля мне и моим людям придется взаимодействовать очень долго. Ты же знаешь о Жнецах и об их угрозе?
   - Ну, для нашей структуры это уже слишком хорошо известная и довольно старая информация. Так что - знаю. И что?
   - Вот я и считаю, что работа моих людей и моего корабля с этим фрегатом и его людьми будет напрямую связана с противодействием угрозе Жнецов. А тут любая деталь... Дорого обойдется, если её не узнать как следует.
   - И какая же деталь тебя так заинтересовала?
   - Командование фрегата "Нормандия". А конкретно - старший помощник командира фрегата Джон Шепард. Ты же любишь копать детали, даже твои люди не достигают такой глубины и разносторонности в обычных случаях. А тут, вижу, случай не слишком обычный.
   - Минуту. - Кибрит покосилась на дополнительные экраны и пробежалась по клавиатурам. - Эн-Семерка, десантная подготовка. Хм. Есть кое что интересное. Моя хорошая знакомая Энн Вильсон, эксперт по психотехникам, отметила в своих записках, что у Шепарда... достаточно нестандартные возможности.
   - В плане?
   - Ну как тебе сказать, чтобы было покороче. В случае необходимости... когда ситуация выходит за пределы нормативности, Шепард проявляет мягко говоря очень нестандартные способности. Причем, как утверждает Энн, каждый раз новые. Подробности, увы, отсутствуют, записки закрытые. Но кое-что могут накопать мои хорошие знакомые.
   - Толик с Шуриком?
   - Ты имеешь что-то против моих друзей? - нахмурилась Кибрит.
   - Да нет, знаю я, что они работают с тобой очень долго и плодотворно. Тебе решать, Зин. Мне нужна информация, вся информация по этому человеку. Если можно - по всему остальному экипажу тоже. Они уже идут в район, откуда смогут улететь к Цитадели достаточно быстро. Не хотелось бы плестись в хвосте.
   - Понимаю. У них там довольно специфическая команда подбирается. Шурик мне уже поведал: обеих азари отправили на Иллиум, высадили и сразу улетели. А буквально несколько часов назад Шурик мне доложил о том, что у них на борту побывала раненая кварианка, дочь одного из адмиралов их кварианского мигрирующего флота, некая Тали Зора, дочь Раэля Зоры. Подлечили девушку, подремонтировали её челнок и обеспечили стыковку с Флотом. Отпустили, короче. По данным разведки Раэль был очень рад и горд, отметив, насколько сильно его дочка повзрослела.
   - И это сделали они одни? - недоверчиво протянула Стрельцова.
   - Молодец, понимаешь. - усмехнулась Кибрит. - Конечно нет, не одни. Им очень помог один протеанин, Явик. О нем есть информация от нашей разведсети на Цитадели. Они навели там шороху на посла Альянса. Сама понимаешь, Россия там своих послов оставлять не желает по понятным нам с тобой причинам. Вот им и пришлось наехать на альянсовского посла. Резиденты сети утверждают, что впереди у экипажа "Нормандии" - большая работа на станции. Ты же в курсе, что теперь там властвуют Хранители, освобожденные от пут ИИ Цитадели.
   - В курсе. Полагаю, я помню эту информацию. Там этот протеанин проявился перед послом. А Удина молчит в тряпочку, поскольку против Корпуса Спектров и протеанина у него нет шансов вести и дальше свою интриганскую игру. - ответила командир "Волги".
   - Интриган не интриган, все равно получит Удина свой бан. На борту "Нормандии" был маяк протеанский. Который вроде как должны получить были цитадельцы. А поскольку проявился цельный живой и адекватный протеанин... сама понимаешь, советникам Цитадели теперь этот маяк получить просто не светит. Разведка наша утверждает, что маяка теперь в трюме "Нормандии" нет и куда он делся... никто пока из всего нашего корпуса Космо- и Астроразведки не знает. Есть, правда, подозрения, что "Нормандия" имеет доступ в некоторые зоны, лежащие за отключенными ретрансляторами, но это пока только догадки, Света. Даже если это и так, то я бы сказала - разумно, что протеанин имеет базу где-то вне "Нормандии". И, соответственно, хранит там добычу и ценности, не перегружая альянсовский фрегат. Некоторые наши агенты из числа особо нестандартно мыслящих, утверждают, что на Иден-Прайм... была "креветка"... И тому есть отдельные доказательства.
   - Ну была... - Стрельцова перекинула на экранах несколько листингов. - И эта информация военной астроразведке известна.
   - А не только военная астроразведка, Свет, но и имперская, специальная дальняя, утверждает, что протеанина этот самый Шепард выкопал именно на Иден-Прайм. Улавливаешь?
   - А чего не уловить. Те самые нестандартные способности. Если он еще и Жнеца вербанул - нисколько не удивлюсь.
   - Счастливая ты. У нас тут на Земле в наших частях Экспертной службы разумники на ушах стоят - такое поле для гипотез и планов открылось.
   - Они у вас там постоянно стоят на ушах, Зина. Полагаешь, нормандовцы будут чистить Цитадель?
   - Уверена в этом, Света. Надо менять центр этого квазицелостного пространства. А за центром изменится и периферия. Хоть так подготовимся. Альянсовцы пока не чешутся. Ваши вояки вроде как тоже не спешат бить в набат.
   - Зато разведка не спит. И это хорошо, Зин. Ладно, перешлешь мне дополнительную информацию. Должницей тебе, Паше и Шурику буду. В очередной раз.
   - Сочтемся, подруга. - Кибрит отключила канал и командир разведкрейсера откинулась на спинку кресла.
  Зирда вошла в каютный кабинет командира корабля, подошла к рабочему столу и вопросительно взглянула на хозяйку.
   - Что, Зирд? Тоже чувствуешь будущие изменения? - спросила Стрельцова, взглянув в глаза овчарки. Та чуть повернулась, посмотрела на Светлану искоса и положила ей голову на колени. - Чувствуешь, знаю. А где Зорд с Грэем? Опять в спортзале прыгают?
   Собака положила правую лапу на колено хозяйки.
   - Прыгают, знаю. Мужики есть мужики. Ладно, давай прогуляемся по кораблю, посмотрим, что и как и будем думать. Ты ведь тоже напряжена, знаю. Новый корабль, новые люди, другая культура. Сложно все это. - Стрельцова поднялась из кресла и спустя несколько минут, сопровождаемая овчаркой, отправилась в свой обычный командирский обход.
  
   - Полагаю, капитан, нам нет необходимости делать остановку на Илосе. - сказал Шепард, садясь в кресло перед рабочим командирским столом Андерсона. Рядом свое кресло неслышно занял протеанин. - Нам нужно согласовываться с командованием и экипажем разведкрейсера "Волга" и в союзе с ними организовать выполнение полного плана действий, уже сформированного нами. Знаю, что разведка имперской России внимательно наблюдает за нами и за нашей работой, в курсе достаточно мелких деталей. О том, что на Цитадели существует целая имперская разведсеть и говорить не приходится - наше появление в кабинете посла Альянса не могло остаться без внимания российских разведрезидентов.
   - Я бы стал утверждать, что разведка России знает и о том, что у меня есть где-то база вне вашего корабля, капитан. - продолжил мысль старшего помощника Явик. - И в связи с этим не хотел бы давать агентам космической разведсети Империи лишние поводы проверять подходы к Илосу. Таэла и так разрывается между кораблем и планетой, а если туда, в систему, явится какой-нибудь отвязной агент России... вообще будет... весело. О моем существовании и появлении на Цитадели они знают, об отсутствии маяка на вашем корабле, капитан, они тоже в курсе. Работают четко, полно, чисто. Приятно будет взаимодействовать. Поэтому да, я согласен - остановку на Илосе делать не нужно. И план работы на Цитадели я видел, со многим согласен.
   - Полагаете, что придется брать под контроль ИИ станции? - спросил Андерсон.
   - Уверен в этом, капитан. И, с учетом сделанного Шепардом могу сказать - ИИ не будет противодействовать нам так, словно мы его пытаемся взломать. Мы достаточно умны, он достаточно умен. Полагаю. - Явик сощурился. - Мы сможем договориться.
   - А что будем делать с "Цербером"? - спросил хозяин каюты.
   - Если по длинному варианту - придется требовать участия земных политиков и соответствующих бюрократических телодвижений и решений. - сказал Шепард. - А если по краткому, то, учитывая экстерриториальность станции - прочесать саму станцию на предмет техники и технологий Цербера и захватить в плен всех функционеров "Цербера" и все их транспортные средства, включая космические корабли. Естественно, со всеми вещами и оборудованием. Полагаю, также, что, учитывая важность станции, на ней бывают далеко не простые функционеры.
   - В плен?! Шепард... - Андерсон с неудовольствием посмотрел на старшего помощника, но тот остался недвижим и, по всей вероятности, менять свое мнение не желал.
   - Командир, все равно как назовите, но выпускать их со станции и давать им возможность по ней свободно передвигаться тогда, когда мы плавно переводим станцию на особый режим работы - нельзя. Это почти единственная сильная структура, которая сможет составить нам конкуренцию, причем достаточно равнозначную. Для того, чтобы справиться с меньшими оппонентами - нам придется реформировать СБЦ. Плюс - трансформировать соответствующие службы вроде пограничников и таможенников с медиками. Церберовцы не пойдут на скандал - иначе им придется пояснить свою связь с альянсовцами и открыть очень неприятные подробности, вроде источников их благополучия и благоденствия, позволяющих им строить новые и новые станции и базы на самых разных планетах.
   - Они могут напасть на станцию, Шепард. - сказал Явик.
   - Согласен, могут. Но и мы можем подсуетиться и сделать нападение проблематичным. Не привлекая к этому Назару. И не светя его корабль. Нам еще о Темном Космосе следует помнить. А уж его обитатели пойдут на все, чтобы попытаться хотя бы управление ретранслятором вернуть в свои руки. Тоже хороший кусок работы. И он есть в плане. Мы его отработали полностью. Нам есть чем ответить на эти попытки. - сказал старший помощник. - Флот Цитадели силен и если его правильно отмобилизовать...
   - Полагаю с флотом нам поможет Джеф. - сказал Андерсон. - Он сможет заставить Советников отказаться от такого количества дредноутов вокруг Цитадели. Нужно прислать туда меньшие по размерам и классности корабли. Легче будет оборонять. И сделать это Джеф сможет быстро.
   - Сажать фрегат на постоянное базирование на период операции мы не сможем, командир. - сказал Явик.
   - Никто и не думает сажать фрегат. Высадим на челноках нужные группы и оборудование, после чего займем выгодное положение, безопасное и для станции и для фрегата и для флота Цитадели. - ответил командир "Нормандии". - Джеф тогда сможет выстроить флот Цитадели в нужные конфигурации и подучить рулевых и пилотов некоторым фокусам, каких у нашего пилота великое множество в запасе имеется.
   Офицеры и протеанин еще несколько часов обсуждали план предстоящей работы. Было решено идти прямым курсом к Цитадели на средней скорости. А пока на борту разведывательного фрегата готовились к длительной и сложной работе. Впереди была Цитадель.
  
   Тали даже не пыталась заснуть - сна не было ни в одном глазу. Она ворочалась на жестковатой полке, посматривала на тускло мерцавший в ночном режиме софит, поглаживала верный дробовик и вспоминала. Прошло всего несколько часов, но эти несколько часов стоили половины всей предшествующей жизни молодой кварианки.
   Она целый час провела наедине с отцом. У них крайне редко были вот такие, уединенные встречи. Когда адмирал Флота переставал быть военным, чиновником, а становился отцом, папой, самым родным и самым близким для нее существом во всей известной кварианцам Вселенной. Он внимательно слушал рассказ Тали, иногда вставляя короткие уточняющие вопросы и реплики, кивая и проявляя неподдельный интерес к тому, что говорит его дочь. Тали не сомневалась, он с каждой минутой убеждался все сильнее и полнее в том, что Паломничество завершено и перед ним уже не несмышленый ребенок, а уверенная и повзрослевшая молодая девушка.
   А потом... Потом он встал и они прошли в Зал Коллегии Адмиралов. Вдвоем. Их там встретили все адмиралы Флота. И представители экипажей крупнейших кораблей Флота. Они выслушали рассказ Тали, приняли доклад её отца и провели сокращенный ритуал Инициации. Из зала Коллегии Тали вышла уже со знаками члена экипажа "Райи" на скафандре. Она с отцом поела в какой-то маленькой закусочной и потом... Потом они вернулись в Зал Коллегии Адмиралов и Тали вышла на трибуну, волнуясь, смущаясь и запинаясь, начала уже не краткий, а подробный рассказ о том, как прошло её Паломничество. Постепенно исчезло смущение, пропало куда-то волнение, голос окреп и Тали ощутила, как что-то внутри её самой помогает ей. Мягкое чувство защищенности усилилось и она... поняла, о каком подарке говорил Явик. Конечно же, она не говорила Адмиралам и отцу о протеанине, это была теперь одна из самых важных и основных её глубоко личных тайн, но теперь впервые ощутив его поддержку, она была благодарна ожившей легенде. И потому адмиралы впервые ощутили, что перед ними не просто молодая кварианка, несколько часов назад получившая права кварианского полного гражданства. Перед ними - преемница Раэля Зоры. И, если раньше многие числили Тали в будущих адмиралах ради шутки, не видя в такой перспективе ничего серьезного, то теперь, слушая дочь Зоры, они видели - шутка пропала, исчезла, растворилась. Все оказалось очень серьезно.
   Тали помнила, как пошарив в арсенале челнока, наткнулась на футляр, в котором были кристаллы памяти. Странные кристаллы. Вроде и обычные, серийные, тысячи таких применялись на Флоте и не только на нем, но... И только тогда, когда экран ридера осветился и вывел изображение Явика, она поняла: это тоже - часть подарка. Голос протеанина пояснил ей, что кристаллы дадут информацию только ей. Другие... и не только кварианцы... не смогут увидеть, услышать и прочесть ничего. Час с лишним она читала, просматривала и изучала тексты, таблицы, графики, диаграммы, клипы. Часть этой информации в словесной форме она и передала тогда адмиралам. Передала так, что никто из руководителей Флота не смог возразить сколько-нибудь аргументированно.
   После того, как Тали, умолкла, в зале воцарилась тишина. Адмиралы осмысливали услышанное. А Тали... Тали немо благодарила Явика за столь роскошный подарок. Он, представитель Старшей Расы, помог ей говорить так, что не потребовались ни слайды, ни видеоклипы, ни таблицы, ни графики. Об этом информационном богатстве знала только она одна и только ей, молоденькой кварианке, это богатство было доступно. Она прекрасно понимала, что перед технологиями протеан их кварианские технологии... слишком слабы и несовершенны. И потому не боялась, что её соплеменники, даже служащие в разведке и контрразведке Флота, обожавшие устраивать обыски и уличать кварианцев в отсутствии достаточной верности идеалам и интересам Флота, смогут что либо понять, даже попытавшись прочесть эти кристаллы. Явик сразу предупредил её еще в том, вводном ролике, что эти кристаллы могут спокойно использоваться как обычные, стандартные. Многократная запись, многоразовое стирание, стандартные гарантии сохранности информации.
   После длительной паузы, во время которой никто из адмиралов не покинул своего кресла, никто не проронил ни слова, состоялось обсуждение заслушанного доклада. Тали ответила на целый водопад вопросов, начертила несколько десятков схем и таблиц. Раэль Зора не стремился быть в числе самых активных участников этого обсуждения. Тали ловила на себе его взгляды: то непонимающие, то вопросительные, то восторженные, то опасливые. Два с половиной часа обсуждения для Тали Зоры пролетели как одно мгновение. Ей было тяжело выдержать такое напряжение, но, удивительное дело, она вышла из Зала твердой пружинистой походкой, с гордо поднятой головой и предельно прямой спиной. Усталость и истощенность если и были, то отмечались где-то в глубинах, не имея возможности завладеть телом и душой Тали полностью. Волшебные эликсиры Чаквас и поддержка Явика продолжали работать.
   Она вспомнила, как подошел к ней отец, как обнял её и как они пошли в адмиральскую жилую, не служебную каюту через весь корабль, знакомую ей до мелочей "Райю". Многие, очень многие кварианцы уже знали, что она побывала не только на Феросе, но и на корабле землян. Идя по переходам, протискиваясь по трапам, ныряя в кабины лифтов, Тали чувствовала на себе почти полный спектр чужих чувств и эмоций. Отец молчал, не решаясь заговорить.
   Наконец они оказались одни за тяжелой крышкой люка адмиральской жилой каюты. Отец сел на диван, придвинул к себе ридер и указал дочери на место рядом с собой.
   - Я слушал тебя внимательно, Та. - сказал он. - И ты... многое позволила мне понять. Я адмирал... Мне уже немало лет... А тебе, молодой кварианке нужно теперь не только мое общество. Так что... займись-ка ты вплотную молодыми кварианцами. Встреться с ними. Поговори. Ответь на их вопросы. Развей их сомнения. Направь. Сделай все... чтобы мы не оказались... безоружны перед таким врагом. Мой второй челнок теперь в твоем распоряжении. Тебе предстоит много летать на нем - Флот большой и тебе надо лично бывать на кораблях. По-многу раз. Я знаю, о твоем пребывании у людей... уже ходят легенды. Ты сама в какой то мере стала легендой. Попробуй объединить и повести за собой молодежь. Тебе это... по силам, Та. Я знаю, что ты... многое не сказала ни мне, твоему отцу, ни адмиралам, несмотря на все и всякие степени родства и субординацию. Возможно, вполне возможно... так будет лучше. Не все можно и нужно знать вот так... сразу. И скажи мне только одно, дочь... Ты...
   - Пап... Я не знаю. Он... очень сложный... человек. Но очень чистый... Хотя он и воин, и... спецназовец... и десантник... но он... очень чистый. И он отнесся ко мне так... как надо. Я... я чувствовала себя счастливой и защищенной, когда общалась с ним в его каюте, когда обсуждала... дела с его командиром и офицерами... Наверное, нам просто нужно вспомнить... Очень хорошо вспомнить о том, что мы - живые. Что перед нами - угроза... исчезновения... А в такие моменты... сразу проявляется глубинное в нас, органиках. Он... не давил на меня ни секунды. И не заставлял. Не вынуждал ни к чему, чего бы я... не хотела. Я была... очень несправедлива к людям. Я обвинила в смертных грехах врача корабля, которая меня... спасла. Я знаю, это невозможно выразить словами, но мне... мне сейчас так стыдно перед ней. Я ведь думала, что попала в плен, в рабство... Что из меня сделают лабораторное животное, расходный материал... А получилось совсем наоборот... Когда я получила от капитана Андерсона ту укладку с кристаллами с информацией по планетам... Когда я прочла содержимое этих кристаллов на ридере... Я двадцать, нет, тридцать раз подумала, что я сплю, что меня опоили и накачали наркотиками, что это какой-то химический морок. За такую информацию... не было жалко отдать один из лучших кораблей нашего Флота... И не только его. Она... стоит баснословно дорого, папа. А мне её отдали бесплатно. Ничего не прося взамен. Наверное, перед лицом такой угрозы... любые такие просьбы для людей... кощунственны. Мне подремонтировали очень капитально скафандр, мне полностью восстановили всю нужную, очень нужную информацию на накопителях в челноке, проверили и заправили, подрегулировали челнок... Они даже челнок не забрали в уплату за все, что сделали для меня. Когда-то совсем недавно, папа, я даже представить себе не могла, что кто-то из землян, кто-то из людей станет Спектром. А теперь я побывала на корабле, где Спектрами являются люди - его командир и первый помощник. А рядом с ними - два легендарных Спектра - турианца. И турианцы и люди... ладят между собой. Между ними нет вражды... Я это знала, а точнее - ощущала, чувствовала. А врач корабля, майор Карин Чаквас... она для всех обитателей "Нормандии", независимо от расы, возраста, пола... как мама... - Тали всхлипнула. - А я на Чаквас... орала и возводила напраслину. Я ей... не верила. Хотя... без её помощи я бы... осталась по ту сторону Грани, папа. Я... я думала, что она дала мне просто костыль... я ведь еще неделю хромать буду и руку... на перевязи держать еще три дня надо. А в челноке я не утерпела, разобрала костыль и вот... - Тали достала из кармашка скафандра двадцать ампул. - Это концентраты самых нужных на Флоте лекарств. Такой концентрации я не смогла найти ни в одном из каталогов фарамацевтических фирм. Ну не используются там такие концентрации. А если развести... я быстро посчитала, тогда же в челноке... То их хватит на месяц для нескольких десятков тысяч кварианцев... Ты же адмирал, сам представляешь, сколько может стоить даже одна такая ампула... А их тут... два десятка. И Чаквас просто и незаметно отдала их мне... нам... Потому что нам эти препараты... сейчас нужны... как воздух. Я и хожу и чувствую себя более менее нормально только благодаря искусству Карин... А я... кричала и обвиняла её, оскорбляла... Я до сих пор не могу себя простить за это... Хотя они... и Чаквас и Андерсон... приняли мои извинения... Или... сделали вид, что приняли. Но если бы все разумные так делали вид... - Тали вздохнула. - наша кварианская жизнь была бы намного легче. Намного.
   - И сколько же времени в действительности нам...
   - Мало, папа. Очень мало. Самое большее - пять лет. Самое меньшее - три года. И то, если мы... кварианцы... сделаем свою часть работы, которую кроме нас... никто не сделает. Не сможет сделать. Иначе... Жнецы придут через несколько часов... Мы погибнем, но начнется и гибель других рас...
   - И каковы твои решения... на ближайшее время?...
   - Пройдусь по "Райе". Поговорю с моими знакомыми... приятелями... друзьями... Знаю, что многое из этих разговоров разнесется по Флоту. Но, может быть так оно будет лучше, если я не буду прятаться за официальщиной. А потом... потом полечу на челноке... по крупнейшим кораблям... Как ты когда-то говорил - общаться с кварианским народом. Знаю, они видят во мне дочь адмирала... Так что... придется соответствовать. - Тали вздохнула.
   - Знаешь, Та. - отец взглянул на сгорбившуюся Тали. - Я... я не лучший отец, я знаю. Но я... я горжусь тобой. И... очень тебя люблю. Ты выросла, дочка. Как всегда бывает, совершенно незаметно и неожиданно для твоего старого отца. Но, может быть, тебе удастся спасти молодежь нашей расы... И сломать представление о статусе адмирала, как о синекуре, как о должности для бездельника и сибарита. Я... не хотел для тебя судьбы адмирала, тем более - адмирала... военного времени, такого, как время войны с Жнецами... но...
   - Когда я летела на Флот, па, я читала свой ридер. Туда Карин положила несколько сборников цитат. Там есть одна: "времена - не выбирают. В них - живут и... умирают". - произнесла Тали убитым голосом. Я знаю, па. Я тебя тоже очень люблю... мой папа и мой адмирал. - она невесело улыбнулась. У нас еще есть время и, как сказано в другой цитате из того сборника - "будем жить". - она встала. - Прости. Мне надо... разрабатывать ногу. Все труды Карин пойдут насмарку если я буду вести... сидячий и лежачий образ жизни. Спасибо, па. Я... я пойду. - она встала, перехватила поудобнее костыль и выскользнула из адмиральской каюты.
   Путь обратно, к её маленькой каютке оказался очень долог. Едва встречные кварианцы видели, что она теперь идет одна, без адмирала, её окликали, останавливали и начинали расспрашивать. Сразу собиралась толпа. Приходилось уходить в коридоры киль-блоков, чтобы не создавать проблем другим пешеходам. Тали говорила и говорила, опершись на костыль и иногда приваливаясь к стенкам, чтобы дать ногам отдохнуть. Кварианцев интересовало все - и Ферос, и колонисты "Надежды Чжу", и фрегат людей, и Спектры - турианцы и земляне, и врач корабля. Мельчайшие подробности.
  Тали пока не задавала много встречных вопросов, понимая - её соплеменникам нужна пища для непривычных, новых, но необходимых размышлений. Они сами должны решить многое для самих себя. Индивидуально, а затем и коллективно. Были и вопросы по Жнецам. На них Тали отвечала четко, резко и точно. Так, как понимала и знала сама, так, как советовал ей в тех кристаллах Явик.
  Она знала, что её рассказы записываются - кварианцы были прекрасными техниками и их звукозаписывающие аппраты были самыми совершенными среди известнейших в Галактике. Со временем, очень скоро эти записи разойдутся по кораблям Флота, достигнут даже тесных кабин катеров, станут известны многим сотням тысяч обитателей Флота. Группки кварианцев сопровождали её до самой двери каюты. И только захлопнув её, Тали ощутила, как устала и вымоталась. Схватив с полки контейнер с питьевым коктейлем, она засунула трубочку в клапан и с наслаждением ощутила влагу на губах и во рту. Простой коктейль показался ей просто божественным, восхитительным нектаром.
   Она присела на полку, отложила костыль, убавила свет в каюте, оставив только ночник и задумалась. Как бы она много ни говорила, как бы много ни рассказала за эти часы, она услышала и много вопросов, ощутила много эмоций и чувств. Предстояло над всем этим очень хорошо подумать. Взглянув на цифры часов каюты, Тали вздохнула: по распорядку уже было время сна, а у нее сна - ни в одном глазу. Мягко откинувшись на жестковатую подушку, Тали задумалась.
  
   - Гаррус, ты несносен. - Солана разразилась тихими щелчками, что всегда выдавало её желание посмеяться над братом. - Ты опять пропустил время нашей ежемесячной встречи.
   - Прости, Сол. - сидевший в своем домашнем кабинете турианец огляделся по сторонам. - Станция... бурлит. Не знаю, что может произойти в ближайшее время, но мало кто сомневается - будет что-то очень серьезное. Паллен на уши поставил всех патрульных, я, хоть и следователь, но тоже иногда приходится вспоминать навыки оперативника. О каких либо отпусках и отгулах уже две недели как всем было недвусмысленно приказано забыть. Ну нет у нас сейчас ресурсов, чтобы кто-то меня заменил даже на неделю.
   - И... что слышно? - заинтересовалась сестренка. Гаррус усмехнулся - младше его на три года, а язвительности и умений добиваться своего - на взвод спецназа СБЦ хватит. - не томи. Ведь есть то, чем ты можешь свободно поделиться. Экстранет такое гонит... Слушать невозможно. В новостях все прилизано, все вычищено.
   - Ну, как тебе сказать Тут прибыли не так давно земляне на своей "Нормандии". А у них на борту целый протеанин оказался. Вообще-то на борту фрегата и Спектр Цитадели был, Найлус Крайк, надо было тихо снять с Иден-Прайм протеанский маяк... Темное дело, очень темное. Информация дальше Паллена практически не уходит. Но ясно, что в связи с появлением... протеанина... надежды Советников заграбастать маяк... мягко говоря... накрылись. Многие мои коллеги говорят о том, что Советники вознамерились было лишить землян столь редкой штуки, а вот такого варианта событий они и их аппарат... явно не предусмотрели. Так что протеанин поломал Советникам всю игру.
   - Картежник, ты, Гар. - Солана посерьезнела. - И что, из за явления какого-то насекомого...
   - Солана. - Гаррус посуровел. - Это, как ты выразилась, насекомое - представитель расы, о которой забыли уже пятьдесят тысяч лет назад. У нас половина галактики усеяна артефактами протеан. На Иден-Прайм археологи копают, есть и другие планеты, где целые города или форпосты протеан имеются. Уже давным-давно все привыкли, что это богатство... формально ничье. А тут явление живого существа. Существа этой расы. Не только игра Советников Цитадели поломана, затронуты интересы сотен других... заметных разумных.
   - И что же учудил этот протеанин? - Солана явно отказывалась верить брату в мелочах, но суть схватила точно.
   - Как говорили мои коллеги, те, кто нес службу поближе к месту событий, разговор произошел в кабинете посла Альянса Систем Земли Удины. Там виртуально присутствовали все трое Советников. Когда же гости с фрегата вышли, то мои коллеги-патрульные увидели, что на форменках командира фрегата и его первого помощника светились знаки Спектров. А вместе с ними кабинет покинули Сарен Артериус и Найлус Крайк. Вместе с протеанином, конечно. А потом произошла эта непонятная в деталях для очень многих история с Хранителями. Теперь эта раса - официальные и безоговорочные хозяева Цитадели.
   - Отдали станцию... насекомым? - Солана вздохнула. - Они что, стали свободными?
   - Большей свободы вряд ли можно представить. По данным разведки СБЦ первый помощник командира Нормандии, некто Шепард пообщался с ИИ Цитадели и смог правильно набрать код, даровавший Хранителям свободу и независимость от воли и управления ИИ станции. Формально, теперь у нас новая свободная и отдельная независимая раса, полноправные хозяева Цитадели. А мы все - турианцы, азари, саларианцы и все прочие - оказались в качестве гостей и временных жителей. Со слишком урезанными правами. Нет, конечно, Хранители не мешают нам поддерживать организацию и стабильность привычного для большинства рас образа жизни, но теперь-то они - не обслуживающий персонал, а хозяева. А без них мы, эсбецешники, не можем полноценно обеспечивать станцию и её безопасность. Многое, слишком многое изменилось, Солана. Разумные... поглощают столько горячительных напитков... что патрульные сбиваются с ног. Выросла в масштабах и наркомания. Медики взвыли, медпункты переполнены, в госпитали и больницы берут и успевают забрать далеко не всех. Признать, что какие-то жуки, на которых ранее никто внимания-то особого и не обращал, да и их и трогать вполне официально запрещали, являются полноправными властелинами гигантской станции... очень тяжело, Сол. Приходится договариваться, привыкать общаться. Турианцы... не привыкли к подобному экстриму. Раньше эти Хранители были неслышны и особо не видны, а теперь и запрещают, и ограничивают, и по-своему делают, и отказывают. Естественно, многие разумные начали стрелять... А Хранители... пользоваться своими... достаточно экзотическими средствами защиты, а временами - даже нападения, если возможность была для этого.
   - В общем и целом ты попал в водоворот, Гар... - констатировала Солана.
   - Что-то вроде этого, Сол. - согласился турианец. - А теперь диспетчера где-то откопали информацию, что "Нормандия" возвращается. И тут началось... брожение, что ли. Бюрократы с ума сходят, Паллен смотрит на всех сотрудников так, словно готов их растерзать в пыль... Нервничают все. Напряжно это все, Сол.
   - Понятно. - Солана кивнула. - Значит, в ближайшее время тебя можно на Палавене не ждать?
   - Увы, Сол. Хотел, очень хотел вырваться, но Паллен... перевел всех на усиленный режим несения службы.
   - Поняла. Мама... соответственно возможному. Отец... сам понимаешь, расшифровывать не буду. Теперь и у тебя сложности.
   - Ну и у тебя, Сол, там не просто.
   - Возможно. Но на Палавене...
   - Не напоминай, Сол. Ты же знаешь, я не слишком горю желанием перевестись служить на Палавен. По многим причинам. В том числе и известным тебе...
   - Понятно. Я... поясню родителям... как сумею...
   - Поясни. Очень надеюсь на тебя, Сол... Тебе будет это легче сделать. До связи.
   - До связи, Гар. - изображение турианки пропало с экранчика.
  
   - Разведкрейсер "Волга". Встреча с "Нормандией"
  
  - Капитан, - доложил вахтенный офицер фрегата сидевшему у Звездной Карты Андерсону. - разведывательный крейсер Российской империи "Волга" в пределах видимости сенсоров, сэр. Передает разрешение на использование челноков. Готов к их приему.
  - Хорошо. - Андерсон сверил данные, включил спикер. - Шепард, вы - со мной. Пресли, Аленко, принять вахту по кораблю на время нашего отсутствия.
  - Да, сэр. Есть, сэр. - откликнулись названные офицеры. Пресли занял командирское кресло у карты, Аленко устроился в кресле старшего помощника. - Вахту по кораблю принял, сэр. - доложил штурман.
  Выслушав доклад о приеме вахты от лейтенанта, капитан Андерсон направился к ангару, где уже стоял подготовленный к вылету челнок. Водитель подождал, пока старшие офицеры корабля разместятся в салоне и сразу вывел машину за пределы защитного поля фрегата, направляя челнок к зеву шлюза крейсера, стоявшего на значительном отдалении от фрегата.
  - Громадина. - сказал Шепард, обозревая увеличивающийся в размерах по мере приближения корабль. - Имперцы любят большие корабли.
  - Такие корабли просто так... не появляются. Основную разведку ведут также как и у нас, фрегаты. Они, конечно, немного больше "Нормандии", но все равно, имперцы не используют разведкрейсера в простых случаях. - словно размішляя вслух, отметил командир фрегата.
  - Наш случай, капитан, явно не простой. - сказал Шепард.
  - Именно. - Андерсон встал, уловив кивок водителя. Челнок вошел в защитное поле крейсера. - Прибыли. Пять челноков, пять шаттлов. Да, настоящий разведывательный крейсер. Нас встречают. - он указал на несколько офицеров и сержантов со старшинами, стоявших на огражденной площадке трапа. - Стив. - обратился командир крейсера к водителю. - На борт челнока...
  - Никто не войдет, сэр. Экстерриториальность имперцы блюдут. - отозвался водитель, вгоняя машину в захваты. - Прибыли.
  - Да. - Андерсон вышел на площадку трапа и подошел к женщине, стоявшей чуть впереди остальных встречающих. - Капитан ВКС Альянса Систем Дэвид Андерсон, мэм. Рад встрече с вами. - он почтительно откозырял хозяйке корабля.
  - Капитан первого ранга Российского Астрофлота Светлана Стрельцова, сэр. Рада встрече с вами. Прошу пройти за мной в зал для переговоров. - женщина повернулась и первая вышла из ангара.
  В зале для переговоров рядом с командиром разведывательного крейсера остался только старший помощник. Остальные члены экипажа откозыряли гостям, после чего, получив разрешающий кивок Стрельцовой, покинули зал.
  - Присаживайтесь, господа. - сказала Стрельцова. - Можем официально, за столом, а можем - в уголке отдыха, неофициально. Нам предстоит работать вместе достаточно долго, поэтому предлагаю неофициальный вариант.
  - Не могу не признать, мэм. - сказал Андерсон. - Вы точно определили желательный формат для закладки фундамента нашего дальнейшего сотрудничества.
  - Спасибо. - Стрельцова первая заняла мягкое кресло за низким столиком. Рядом в другом кресле разместился старший помощник командира "Волги", сразу раскрывший инструментрон. Андерсон и Шепард разместились напротив, Шепард также приготовил свой инструментрон, раскрыв большой экран. - Итак, мы с вами должны отработать станцию "Цитадель". Объект сложный, но наши специалисты подготовили предложения. Мой первый помощник, капитан третьего ранга Станислав Романович Титов готов озвучить их. Начинайте, Станислав Романович.
  Титов сразу перешел к основным моментам, не тратя времени на введение. Шепард и Андерсон внимательно слушали, с интересом знакомились с предъявляемыми вторым офицером имперского разведкрейсера данными, выводимыми на большие настенные экраны зала. Обсуждение заняло три с половиной часа, после чего старшие офицеры двух кораблей приступили к согласованию планов действий.
  - Рада, что нам удалось достичь столь значительных результатов, господа. - Стрельцова встала. - Приглашаю вас на обед.
  - Охотно, мэм. - кивнул Андерсон.
  - Тогда - прошу в нашу офицерскую столовую. - сказала Стрельцова.
  Вахтенные быстро подали на стол сразу первые и вторые блюда. Во время еды почти никто не стремился говорить сколько-нибудь много, в большинстве случаев офицеры обменивались отдельными репликами.
  - Спасибо. Было очень вкусно. - Андерсон промокнул губы бумажной салфеткой, сложил её и положил на блюдце. - Полагаю, мы можем продолжить обмен мнениями?
  - Охотно, капитан. - кивнула Стрельцова. - Тогда, если не возражаете, вернемся в зал для переговоров. - она отдала несколько распоряжений подошедшему вахтенному офицеру.
  Уточнение деталей и проработка резервных планов и процедур заняли еще четыре часа. Стрельцова предложила отужинать в офицерской столовой и Андерсон с Шепардом приняли предложение. После ужина командир "Волги" устроила для гостей небольшую обзорную экскурсию по кораблю, которая продолжалась два с половиной часа.
  - Рада была встретиться с вами, господа. - сказала Стрельцова, когда оба старших офицера разведфрегата поднялись на борт своего челнока. - Буду рада видеть вас у себя на борту.
  - Мы тоже будем рады видеть вас, мэм. И ваших коллег - тоже. - Андерсон старательно, с шиком откозырял. Шепард обменялся уставными воинскими приветствиями со старшим помощником. - Хорошо, что мы о многом достигли взаимопонимания. Полного взаимопонимания, отмечу.
  - Счастливого возвращения на свой родной корабль, господа. - Стрельцова подождала пока вахтенный закроет люк челнока. - Отлет челнока - разрешаю.
  - Есть, командир. - кивнул вахтенный офицер, включая на пульте программу отлета. Трап плавно пошел назад, захваты дрогнули, поднося челнок к зеву шлюза. - Челнок выведен за пределы защитного поля, командир. Включил двигатели. Лег на курс. Все в норме. Вышел за пределы охранной зоны крейсера, командир.
  - Приняла. - Стрельцова, обдумывая содержание и результаты встречи, направилась в свою каюту.
  Шепард сидел в салоне челнока, привалившись к жестковатой спинке. Парадный скафандр с легкой броней был полуоткрыт, но капитану казалось, что под слоями пластика и брони царит жар. Андерсон, также обряженый в парадный скафандр, смотрел в окно салона и, казалось, думал о чем-то своем. Старший помощник усилием воли заставил жар утихнуть. Часть сознания с подсознанием обрабатывали полученную информацию - это была рутина, но значительную часть мыслей Шепарда теперь прочно занимала Стрельцова. Он вспоминал её лицо, идеально выглаженную и кристалльно чистую форму - как хозяйка и командир крейсера, Стрельцова не одела парадный скафандр, чтобы не смущать и не напрягать гостей. Он вспоминал как она говорила, как смотрела на Андерсона, как общалась со своим старшим помощником. Шепард понимал, что хозяйка крейсера отметила интерес старшего помощника к ней и нормально восприняла тот факт, что этот интерес далеко выходит за рамки, предусмотренные службой и протоколом. Она спокойно и свободно сбалансировала общение с гостями, выдерживая процедуру и в то же время отдавая должное внимание необходимости снизить уровень формальности встречи и общения.
  - Часть блюд, которыми нас... накормили. - тихо сказал Андерсон. - приготовлены лично командиром крейсера. У них на борту... есть такая традиция. Её старший помощник тоже принял участие в приготовлении пищи, которую мы... отведали на ужине. Вы заметили, Шепард, как к ней относятся члены экипажа?
  - Да, капитан. - сказал старший помощник. - Она для них - намного больше чем командир. Она для них - мама. На борту... много молодых рядовых, сержантов. Служба у имперцев - не сахар, это точно. А Стрельцова... старается поддерживать на крейсере, насколько это, конечно, возможно, домашнюю обстановку. И не стремится навязать свои национальные традиции гостям экипажа и корабля. Она даже принимала нас в обычной форме, хотя по традиции в полете имперцы не снимают скафандры с броней... большую часть суток. Чего мы, альянсовцы, к сожалению, не делаем. Да, я знаю, у имперцев мощные системы жизнеобеспечения, корабли разделены на изолируемые секции. Но приятно, что она принимала нас не в скафандре, а вот так, в форменном комбинезоне.
  - Заметили, насколько форма у них чистая и выглаженная?
  - О, да. При таком... командире по-иному - просто быть не может. - ответил Шепард.
  - Джон, похоже... нам очень повезло с нашими... партнерами... - сказал Андерсон. - Я раньше мало сталкивался с имперцами, но... то, что я увидел, услышал и почувствовал сейчас... мне понравилось. И, Джон, я отмечу, что вы... понравились Стрельцовой.
  - Дэвид...
  - Не говорите ничего, Джон. Я все же несколько... старше вас. Она... имеет право выбирать. И, если я хоть что-нибудь смыслю в женщинах, то скажу, что уверен - вы у нее в списке выбора. И - не на самых последних позициях. Скорее всего - даже намного выше средних позиций. Она... интересный и глубокий человек. На таком посту... люди часто ломаются, становятся сухарями, солдафонами, сатрапами. В наших ВКС такого добра... полно. У имперцев... несколько по-иному, но там... свои сложности. Если она сумела создать на корабле домашний уют и атмосферу семьи... То это значит, что она - прекрасная хозяйка и очень цельная личность, а не просто обладатель высокого офицерского звания и лицо, принадлежащее к корпусу дальней астроразведки России. Хорошо, что мы договорились о том, чтобы не светить её крейсер в работе с Цитаделью без особой на то... необходимости. Нам нужно иметь как можно больше козырей в запасе, чтобы обойтись... без потерь. В том, что потерь в будущем избежать... не удастся... я уверен, даже убежден... Но сейчас мы должны избегать потерь среди наших партнеров.
  - Это правда, капитан, что она летает... с тремя овчарками? - спросил Шепард, отметив появление на сканерах челнока марки фрегата.
  - Да. Зирда, Грей, Зорд. Дама и два её кавалера. Стрельцова правильно поняла - первая встреча должна пройти без участия её непременных и неизменных спутников. В дальнейшем, не удивляйтесь, Джон, вы часто будете видеть рядом с ней её собачат.
  - Как вы сказали, Дэвид - "соба..."? - удивился Шепард.
  - Собачат, Джон. Она их, своих питомцев, так называет, им это нравится, они к этому привыкли. И, поскольку она командир и профессионал, да еще и женщина... командование Разведастрофлота России разрешило ей такое вот отступление от правил и даже распорядилось создать для собак соответствующие скафандры и броню. А экипажу это дает возможность расслабиться полнее, чем все наши альянсовские изыски. На крейсере больше места, но и больше людей, а собаки... всегда были друзьями и верными спутниками человека.
  - Возможно вы и правы, Дэвид.
  - Ладно. Главное, что нам удалось установить с имперцами нормальные взаимоотношения. А что и как будет дальше - покажет время.
  - Вы становитесь немного философом, командир. - отметил Шепард. - Подлетаем.
  - Да? Возможно, не заметил. - Андерсон дождался, когда челнок войдет в ангар и открыл дверцу салона. - Спокойного отдыха вам, Шепард. И спасибо. Я доволен вашей работой.
  - Вам также, капитан. - Шепард кивнул, сходя по трапу следом за командиром фрегата.
  
  Вернувшись после командирской двухчасовой вахты в свою каюту, командир разведкрейсера нашла там всех троих своих овчарок. Собаки плотно оккупировали спальню и вопросительно смотрели на нее.
  - Уже почувствовали, собачата? - спросила Стрельцова. Овчарки почти синхронно кивнули головами. Свою хозяйку они знали слишком хорошо и для них было очень важно поддержать её в трудные минуты. - Я действительно, похоже, влипла. - улыбнулась офицер. - Стоило мне принять предложение адмирала - и вот нате, пожалуйста. - она прошла к рабочему столу, умостилась в кресле и положила руку на загривок подошедшей и севшей рядом с креслом Зирды. Зорд и Грей остались лежать на своих ковриках, не спуская взглядов с хозяйки. - Влюбилась. - рука Светланы нашарила сенсор инструментрона. - Алла Кирилловна, можете зайти ко мне? Ненадолго, ничего срочного нет.
  - Через десять минут буду, командир. Только разберу укладки.
  - Хорошо. Жду. - Стрельцова отключила связь и задумалась.
  Вошедшая главный врач медицинской службы крейсера заняла стоявшее рядом с рабочим столом свободное кресло и, взглянув в лицо своей подруги, сразу поняла причину вызова.
  - Влюбилась. И, если не ошибаюсь, именно в Джона Шепарда. - сказала врач. - И как ты себе мыслишь дальнейшее, дружочек?
  - А что тут думать, Алла? - сказала Стрельцова, не выныривая из задумчивости. - Вот даже моих собачат переполошила. Они сразу просчитали, что я крупно и крепко увязла. Даже командир фрегата отметил, в чем я уверена, что большей частью я смотрела не на него, как полагается по протоколу первой встречи, а на его старшего помощника. Андерсон просто джентльмен, он сразу просчитал ситуацию. Возраст... имеет одну особенность - начинаешь читать молодых на раз. Он меня и прочитал. Хотя я вроде как не особо молода. - невесело усмехнулась Стрельцова. - Как там у классиков? Погуляла баба простоволосой, пора кокошник надевать?
  - Ну, примерно так. - согласилась врач корабля. - Тем более... если хочешь мое профессиональное мнение - вы друг друга с Шепардом... стоите. Нормальная пара будет. И, думается, адмирал об этом... благодаря аналитикам и разведке Астрофлота... уже догадывается. Или рассматривает эту ситуацию как возможную и даже наиболее приближенную к порогу реализации.
  - Вот и реализовалась эта, как ты выразилась, Алла, ситуация.
  - Не надо, Света. Встречу ты провела нормально, все детали ситуации вы обсудили в полной мере. Ошибок нет, твое состояние психики не помешало тебе, ты же мертво держишь свой профессионализм в узде - весь экипаж крейсера в этом архиуверен. Твой старпом нормально поучаствовал, ты правильно делаешь, что привлекаешь его. Пора ему вкусить командирской работы в реальном масштабе. А тебе действительно пора подумать о том, что ты не только офицер, командир, но и женщина.
  - Приглашаешь в медотсек на обследование? - без улыбки спросила Стрельцова.
  - Ну, я не настолько кровожадна, чтобы сразу тебя волочь под сканеры, все же ситуация этого не требует. - возразила врач корабля. - И к тому же, если я правильно поняла, вы с Андерсоном договорились, что крейсер пока побудет на линии скрытых козырей. Ох, бережет тебя старик-командир.
  - Скажешь тоже, Алла. Старик. Да он еще мужик... ого-го. И профессионал не последнего десятка. Два Спектра-человека на борту фрегата-разведчика - это показатель.
  - Кстати, а ведь они почему-то пришли только вдвоем, без своего третьего члена командного состава. - отметила Селезнева.
  - Ты о протеанине Явике? Ну Андерсон все же не пил перед посещением нашего крейсера. Да и протеанина светить... Не скрою, он обязательно выступит как главная ударная сила "Нормандии" на Цитадели, но ведь это нормально - в битве с таким врагом, как Жнецы нам потребуются все козыри, какие только есть. А Цитадель, как центр паутины ретрансляторов, заблокировавших расам Млечного Пути возможность развивать независимые транспортные артерии с кораблями прокола пространства... должна быть взята под управление. Ты же сама знаешь, что такое Цитадель. Даже можешь не подтверждать или отрицать - уверена, что знаешь. Это не такой уж большой секрет. Многие расы об "этой" Цитадели догадываются.
  - И ты уверена, что адмирал...
  - Алла, я уверена, что люди, какую форму бы они ни носили, остаются здравомыслящими разумными существами. В своем большинстве. Когда вопрос стоит о том, чтобы выжить... Все остальные дрязги и противоречия должны отойти на второй и третий планы. Не до жиру, быть бы живу, как говорят в народе. А наш адмирал - человек не из последних. У России есть только два союзника - армия и флот. Так было во все времена и потому Андерсон и Шепард, желая преодолеть раздрай в политическом крыле Альянса Систем, пытаются что-то сделать вне политической трескотни и подковерных согласований. Если уж они сумели договориться с протеанами...
  - То есть ты утверждаешь, что Явик не один?
  - Алла, это же очевидно. Ну не может даже самый крутой протеанин выжить в одиночку. Даже если он будет на полном обеспечении на корабле другой расы. Явик - воин, военачальник, и это сейчас крайне ценно. А в том, что Шепард помог ему найти и спасти своих соплеменников - я в этом уверена, на Иден-Прайм много всего интересного произошло. Хоть об этих событиях ни у кого почти что точной и полной информации нет. Ну и хорошо, что нет, меньше отвлекаться от своих функций и обязанностей будут. - сказала командир крейсера. - Я вот хотела тебя спросить, как врача. Что думает о Шепарде Чаквас?
  - Много чего думает, Светлана. - вздохнула Селезнева. - Поначалу, конечно, опасалась. Все же эн-семерка, десантник, а назначен был на должность старшего помощника командира фрегата. Чаквас даже подумала, что Шепарду дадут возможность сместить Андерсона. И такие варианты... рассматривались. Но он... остался на второй позиции, Андерсон остался на первой, они прекрасно поладили и Шепард... получил возможность заниматься и кораблем, и экипажем, залезая во все детали и готовя людей и технику к тяжелейшим операциям... А затем... он начал менять людей... менять в смысле давать им возможность раскрыть свои возможности и способности полностью. Ты же в курсе, фрегат отправили в тестовый полет, насовали полисменов, поскольку считали, что маяк... хм, требует какой-то сверхусиленной охраны. Двенадцать полисменов на маленьком кораблике, где и развернуться-то проблема. Экипаж... мягко говоря, вследствие этого штабного беспредела оказался предельно неукомплектован, формально никто бы не пошел на то, что сделал Шепард - он просто дал возможность полисменам вспомнить свои гражданские специальности, а тем, кто их не имел - предоставил возможность овладеть курсом молодого бойца под руководством опытных инструкторов.
  - А Дженкинс и Аленко?
  - Светлана... - врач корабля укоризненно посмотрела на командира. - Дженкинс - капрал, салага. Детство, короткие штанишки, опоздал на свой борт, сунули на "Нормандию" - не держать же эту проблему на базе до посинения. Чаквас с трудом сдерживалась, чтобы не построить этого салабона. Тянулся этот недомерок к ней, как к родной мамке... Ну... Шепард и провел с ним воспитательную работу. Это был едва ли не первый общеизвестный случай проявления... мягко говоря очень нестандартных, но крайне полезных способностей и возможностей старпома. С того момента и началось. Дженкинс стал наращивать свой профессиональный уровень с весьма похвальным качеством и скоростью. Полисмены поняли, что они не просто дуболомы и усмирители, а нечто большее. Остальные... тоже поняли, что это - военный корабль, а не экспериментальная баржа. Аленко... Так ведь никто и не доказал, что ему помочь невозможно. Ну не повезло парню, поставили проблемный имплантат. Так ведь он еще легко отделался. Ну поработал с ним Шепард. Так ведь теперь лейтенант не испытывает приступов мигрени и смог вернуться к выполнению своих офицерских обязанностей в требуемом объеме и с необходимым качеством. Так что в принципе никому уже сейчас, сегодня не особо интересно, как это сделал Шепард - стандартно или не стандартно. Главное - сделал. Заставил таки уважать себя, понять, что пришел старший помощник командира корабля, который способен и в детали вникать и стратегией заниматься, помогая командиру, а не отбывая номер. Ты же обратила внимание, что они оценили весьма... положительно, что ты вышла к ним не в бронескафе, а в форменном комбинезоне. Знаю, этому нас учат и мы считаем это нормальным, но ход был абсолютно правильным. Поскольку они сами знают - именно имперцы не вылезают из скафандров почти круглые сутки и мало кто в Альянсе так делает на своих кораблях.
  - Обратила, конечно, Алла.
  - И как мыслишь дальше, Свет? Ну не в смысле службы и совместной работы, а по личному, по семейному формату?
  - Не тот Шепард человек, чтобы нахрапом попытаться меня завоевать, Алла. Но не будет он и ходить вокруг да около. Не скрою, мне приятно, если меня попытается завоевать такой, как Джон, но... Ал, честно... - командир погладила овчарку, положившую голову ей на колени. - Мало у нас времени на такие вот политесы. Шепард... горячий парень. Если прижмет - он никого не пожалеет. Мне уже сейчас за него... боязно.
  - Вот мы все тут, бабы. Полностью и без остатка. - сказала Селезнева. - Попадется нам стоящий мужик... И мы все, в полный раздрай впадаем. Бояться начинаем, то да се.
  - Алла, так ведь их, стоящих-то, прежде всего и убирают... И в прямом, и в переносном... - грустно констатировала Светлана. - А он...
  - Да, не спорю, Свет. Он, конечно, ценный кадр. Во всех смыслах. - кивнула врач корабля. - То, что мне рассказала Чаквас о его... методике возвращения из небытия азари Бенезии и турианца Сарена... Если бы я не доверяла Карин... Я бы посчитала, что Карин при всей своей неспособности пить по-крупному, таки крепко выпила. И много выпила. Но, к сожалению, у меня нет оснований не доверять настолько своей подруге и я охотно верю, что он совершил всамделишное чудо. По меньшей мере он не превращает небольшой военный корабль в перенаселенную общагу. Подлечили и...
  - Уточняю, Ал. Турианец остался. Сарен - на борту. - сказала Светлана.
  - Да помню я. Но турианцы - воины. И все их общество... военное в своей основе. А азари... обе азари, как и кварианка... слишком мягкотелы. - отпарировала Селезнева. - Шепард правильно рулит ситуацию - на борту должны оставаться только воины. Это - военный фрегат, а не гражданский лайнер.
  - Тали - дочь адмирала. - уточнила Стрельцова.
  - Светлана, я все это помню. Но она пока что не адмирал. И ей самой еще предстоит собрать, вооружить и подготовить свою собственную армию. Да, армию молодых кварианцев, да, строить она их будет, после терапии, проведенной силами Явика и Шепарда, не по-детски. Но если она их не построит - можно кварианцев списывать в утиль. Всем флотом. И всей расой. Ты сама то как мыслишь насчет... приближения к себе Джона?
  - Как мыслю... - помедлила Стрельцова. - Обычно. Поскольку крейсер на линии запаса, и, скорее всего активного участия в операции принимать не будет, ну разве что на завершающих этапах... То пусть и у Джона будет нечто большее чем выгородка в трюме, мало напоминающая каюту. У меня все же крейсер, места побольше, да и Джону будет интересно и полезно переключиться. С Титовым пообщается попроще, без протокола, с десантниками поспаррингует, с техниками попилит железки. В общем - все блага цивилизации для развитого мужика. Собачата мои к нему присмотрятся...
  - Вот вот, присмотрятся.
  - Да, присмотрятся. Им, если что, с ним сосуществовать придется. А их мнению я доверяю. Посидим вдвоем в офицерской столовой поздними вечерами, поговорим о том, о сем. Посмотрим друг на друга. - продолжила Стрельцова. - С Цитаделью придется разбираться долго, нужен же будет старшему помощнику какой никакой, а тыл.
  - Во-во, Светлана, ты уже себя в качестве тыла предполагаешь.
  - Предполагаю, ты правильно выразилась, Алла. Времени у нас на длинные подходы нет. Не понравится он мне, не понравлюсь я ему - мы взрослые люди - разбежимся. Протокола, ритуала и политеса нам вполне хватит, мы - люди военные.
  - Сухарка ты, Свет.
  - Я, Алла, командир разведывательного крейсера, пилот с усиленной разведподготовкой с допуском на операции литерной сложности. - сказала Светлана, не желая чеканить слова. - Моя жизнь вся прошла в армии. И если я создала на своем корабле что-то вроде семьи, так это хорошо и для меня и для моего экипажа. Потому и держатся люди за корабль, не хотят уходить на другие борты, как их ни сманивают. В армии при всех экстримах должно быть достаточно того, что дарит внутреннюю и внешнюю стабильность. Вот и пытаюсь это делать. Так, как умею. И я не хочу и не буду рисковать достигнутым, чтобы просто...
  - Света... - предостерегающе проговорила врач.
  - Не знаю, Алла. Не знаю. С одной стороны - Шепард мне жутко интересен, как человек, как личность, как мужик в конце концов. Но с другой - он... альянсовец, что бы там кто ни говорил. Другая культура, другие закидоны. Имперцев, кстати, Альянсовцы не любят. Не знают - потому и не любят. А мы, имперцы, собственно и не навязываемся. Думаешь, я не знаю, что на него Бенезия с Лиарой очень масляно смотрели и Тали тоже имела значительные виды на этого парнишу? Да и сейчас, при всей своей ветренности и молодости имеет. Маленьким девочкам нравятся состоявшиеся мужики. Бенезия, конечно, здесь вроде как и не показатель, но когда тебя вытащили с того света в прямом и в переносном смысле... Трудно не отдаться своему спасителю во всех смыслах.
  - Ты беспощадна.
  - Ну, тебе ли в этом сомневаться, Алла. Я ведь помню и об азари Шиале, которая сохнет по нему на Феросе. Так что у Шепарда - широчайший выбор. И я не хочу быть ни пятой, ни сто двадцать пятой. Только первой или никакой. Вот такая я стерва.
  - Эк тебя зацепило.
  - Возможно. С химией любви спорить трудно. Ослепляет, заставляет забыть о рассудке, о безопасности наконец. Но я-то разведчик, мне нужна холодная голова... За мной - экипаж из непоследних профессионалов и личностей.
  - Ты не родилась разведчиком, Света.
  - Эт точно. Не родилась. К сожалению, Ал. Вот это меня и бесит. Как было бы проще рождаться сразу с узкой профспециализацией. И не мучаться.
  - Вспоминаешь, небось, раскладываешь покадрово?
  - Привычка.
  - Тебя и так в разведастрофлоте считают недотрогой, Светлана. Но пора бы уже подумать и о детях...
  - У меня уже...
  - Да, я помню, целый экипаж целого разведкрейсера в качестве твоих и только твоих детей. Не смешно, Светлана. Может быть для твоего старпома Титова такое пояснение и прокатит, но я-то врач.
  - Опять сканеры.
  - Надо же... бесстрашная командир боится моих маленьких пушистеньких сканеров.
  - Ну должна же я чего-нибудь неопасного бояться, Ал.
  - Должна, как же. Непременно должна. Для равновесия. - улыбнулась Селезнева, вставая. - Ладно, Светлан. Давай-ка баиньки. А то оглядываться мужики и дамы твои на тебя начнут... Авторитет поползет. Слухи пойдут.
  - И то правда, - Стрельцова поднялась, провожая гостью до дверей каюты. Зирда не тронулась с места, только искоса посмотрела на хозяйку, словно сомневаясь, что она удержится от длинных речей. - Спасибо, Ал.
  - На то и существуют подруги, Свет.
  - Истинная правда. Спокойного отдыха.
  - Спокойного отдыха.
  
   - Операция "Цитадель". Прибытие "Нормандии"
  
   - Гаррус, слышал? Скоро придет эта "Нормандия". - сказал один из следователей СБЦ, встретив лучшего снайпера Иерархии на переходе между блоками помещений Штаба СБЦ на станции. - Аналитики говорят, что-то преступность стихает.
   - Если здесь есть агенты Арии Лоак, они уже получили приказ не высовываться и придержать активность своих боевиков до выяснения деталей ситуации. - Вакариан притормозил, отходя к линии иллюминаторов. - Ставр, нам придется подумать над тем, чтобы привлечь в свои ряды побольше людей. Одними турианцами обойтись будет невозможно.
   - И к этому ты уже готов? Морально? - спросил собеседник.
   - Готов ли я к этому - не столь важно. Важно то, что если информация разведки Иерархии верна - нас ждут очень невеселые времена. За три-пять лет подготовиться к борьбе с таким врагом. Это сложно. Мы, турианцы, принявшие на себя обязанности главной военной силы Цитадели, привыкли воевать с врагами меньших масштабов. Да, мы умеем, можем и любим воевать. Но теперь придется воевать на пределе возможностей и способностей. Имея на прицепе. - Гаррус окинул взглядом панораму, открывающуюся из иллюминаторов. - Вот этих всех гражданских, полувоенных и вояк-полигонников. Если же действительно станция имела какое-то отношение к успехам предшествующих Жатв... Придется воевать на несколько фронтов, пусть даже мы, эсбецешники, только правоохранительный вроде как орган. Своеобразная полиция.
   - Паллен звереет. - отметил Ставр.
   - И должен звереть. - отпарировал Вакариан. - Разленились, обленились и заленились. Не только мы, эсбецешники. Все. Все, кто сейчас вроде как является гостями станции, учитывая повышение статуса Хранителей до уровня Владельцев Цитадели-станции. Если "Нормандия" придет сюда - нам придется вспомнить о том, что мы, турианцы - хищники. Хорошо, глубоко и полно вспомнить. Потому что одними улыбками, даже пугающими до колик - обойтись уже не удастся.
   - Думаешь, тогда придется действовать вне протоколов?
   - Обязательно. Так всегда было в таких ситуациях. У всех рас были такие времена. Старые протоколы... Не работают. Уже не работают. А дальше не будут работать в еще больших масштабах. Потребуется замена. Потребуются дополнения.
   - Они уже сейчас не работают, Гар.
   - А когда придет фрегат - не будут работать в еще большей степени, Ставр. Не только в рамках СБЦ - по всем структурам станции. Даже теоретически представить уровень неработоспособности сейчас сложно, а практически мы можем потерять контроль над станцией очень быстро. Остатки контроля. И перестать быть Службой Безопасности Цитадели. Расписаться в своем бессилии. Отступить.
   - И...
   - Нам, эсбецешникам, придется импровизировать, Ставр. Я понимаю, что меня не любят, не приемлют, даже ненавидят за мою... внерамочность. Но по-иному нам будет легче поднять лапы кверху и сдаться. И не надо мне говорить о... Я не идеалист, мы тоже во многих случаях отступали, когда не могли выполнить поставленную задачу надлежащим образом. Так в этом мире заведено. Нельзя все время выигрывать и побеждать. Отступали и сдавались. Мы и наши многочисленные предшественники. Все эти пятьдесят тысяч лет. Отступали и сдавались, потому что настоящего, сильнейшего Врага мы не видели, не чувствовали, не ощущали, не сталкивались с таким врагом. Теперь этот враг приближается к нашим пределам. Он - другой. Не тот, с кем мы привыкли иметь дело в наших турианских пограничных столкновениях в неизвестных большинству рас Цитадели районах Галактики. И я очень надеюсь, что нам, органикам, дана возможность победить Жнецов. В наше время. В это время. Потерь будет - очень много. Много будет пострадавших. Но главное - остановить этот каток, остановить это лезвие, раз за разом выкашивавшее лучшие и сильнейшие расы-локомотивы нашей галактической истории.
   - Вот слушаю я тебя, Гар...
   - И не надо только меня слушать, Ставр. Ты прежде всего прислушайся к себе. Поинтересуйся, что скажет тебе твое собственное "я". Если ты думаешь, что прилетит "Нормандия" и всем на