Бодленн: другие произведения.

Завтрак на ужин (зарисовка)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это зарисовка о том, что объединяет медовой и книжный магазины, почему не стоит позволять своим котам совать лапы в мед и откуда писатели берут свои идеи. Я не знаю, что из этого выльется, большая история или маленькая, а, может, я и брошу её, но, пока я просто оставлю это здесь. Пишется быстро, дабы не потерять нить идеи. Окончено.

  
Завтрак на ужин.
  
  
Утро.
  
  На табличке красовалась надпись 'Закрыто'. Любой другой бы посетитель остановился бы, развернулся и ушел, но не Флоренс. Она на выкрутасах Идрис уже собаку съела, если не кота.
  Фыркнув, девушка облокотилась на дверь и, покрутив круглую ручку, вошла внутрь. Звякнул колокольчик над дверью. Сквозь пыльные окна пробивались слабые лучи утреннего солнца, задевая корешки книг на полках, кусочек комнаты и не распакованные коробки на полу с надписями 'Классика', 'Любовный роман' и 'Тупые ужастики'.
  Оглядевшись и не застав никого в зале, Флоренс включила свет, отчего старые лампы устало затрещали, роняя свет прямо на запылившиеся стеллажи.
  - Подъем, сонное царство! Новый день, новые проблемы, новые покупатели!
  Послышался какой-то шелест со стороны прилавка, на котором стояла касса и красные миниатюрные корзинки для покупателей, чтобы они складывали в них свои книги:
  - С такими легкими нужно вести Олимпийские игры.
  - Доброе утро, Адольф, - произнесла девушка, наклоняясь к коту и гладя его по черной шерстке. - Где твоя сожительница?
  Спросить у кота, где его хозяйка - это оскорбить Адольфа на пятнадцать лет вперед. Хотя он сам не ой, какой воспитанный.
  - Мой слуга ещё спит.
  Кот с манией величия утром? Обычное начало дня.
  - Слуга, - прокричала Флоренс, выпрямляясь и двигаясь в сторону коридора, который вел к другим помещениям книжного магазина, - пора вставать! Если через семь минут я не увижу твоей недовольной рожи, то, думаю, ведро с водой образумит тебя!
  
  Флоренс уселась за прилавок на барную табуретку, крутя в руках синюю чашку с кофе. Она с нескрываемым любопытством рассматривала старую черную печатную машинку, вокруг которой крутился Адольф, то и дело, наступая на клавиши своими когтистыми лапами. От этого она издавала звук, похожий на быстрый и точный выстрел.
  - Откуда она у тебя?
  - Да так, один покупатель приволок, попросив, чтобы я впихнула в неё всё то, что обычно даю людям. Кажется, был верующим, католик, думал, что таким образом бог не заметит его манипуляций.
  Девушка за прилавком усмехнулась, покачав головой.
  - Не представляю людей, которые приходят к тебе впервые по работе.
  Адольф, ударившей лапой по клавише W, произнес:
  - Однажды один лоботряс упал в обморок, стоило мне сказать ему, чтобы не следил, потому что в магазине при входе лежит специальный коврик для таких грязнуль. Эта, - он махнул хвостом в сторону Идрис, которая крутилась около входа, разрезая канцелярским ножом скотч на коробках, - даже не подумала о том, чтобы его с прохода убрать. Меня она закрыла в кладовке, - он повернулся мордочкой в сторону Флоренс и тихо добавил, - стерва, - а потом снова вернулся к нормальному голосу. - А посетители так и переступали через него, чтобы пройти в магазин.
  Флоренс, пившая в этот момент кофе, подавилась. Поймав на себе недовольный взгляд Идрис и, откашлявшись, она с подозрением спросила у неё:
  - И что ты говорила людям?
  Идрис открыла рот, но Адольф, ударивший хвостом по клавише O, ответил за неё:
  - Что это её троюродный брат, который учится на актера и практикует свои навыки в её книжном магазине. Попросила не обращать внимания и проходить мимо.
  Тем временем, пока Флоренс осуждала благоразумие хозяйки магазина, Идрис подошла к прилавку и, с громким хлопком положила канцелярский нож на стол, странным взглядом посмотрев на кота:
  - Ещё раз щелкнешь хоть по одной клавише, повешу твое чучело над входом, там же, где колокольчик. Где мой кофе? - Идрис повернулась к Флоренс. - Какой сегодня мёд?
  - Вересковый.
  - 'Моя святая тайна, Мой вересковый мёд'.
  Говорила Идрис нараспев, хотя голос у неё был сонный и недовольный. Свои вьющиеся волосы она заплела в странные косы вокруг головы, отчего её золотистые и немного выгоревшие на солнце локоны напоминали гнездо, а точнее что-то фольклорное.
  - Роберт Стивенсон, баллада о вересковом меде, - тут же подметил кот, запрыгивая на прилавок. - Раньше писали намного лучше, чем сейчас все эти коробки из полиграфий с яркими обложками.
  Послышался звук закипающего чайника. Хозяйка бросила раздраженный взгляд на кота, поворачиваясь к Флоренс:
  - Может, пока не поздно, объявить среду санитарным днем? Магазин открыт, люди не идут. Адольф, - она махнула рукой в сторону кота, - закрывай дверь!
  - Прошло только десять минут с того момента, как ты перевернула табличку на другую сторону, где все равно написано 'Закрыто' и открыла дверь, - с сарказмом произнесла Флоренс, залпом допивая кофе. - Мне нужно обратно в свой медовый магазин. Адольф, не суй лапы в банку с медом - от этого Идрис тебя точно не отмоет.
  Спрыгнув с табуретки и оправив белое летнее платье, Флоренс забрала с вешалки на ножке свою коричневую кожаную куртку и, посмотрев на открытые коробки, сказала напоследок:
  - Я приду во время обеда и проверю, как ты круто расставила книги по стеллажам. Было бы ещё неплохо пыль протереть, но это уже за гранью твоих возможностей, делать столько важных дел в один день. Покупатели сегодня планируются?
  Подперев щеки руками и сощурив глаза, Идрис взглянула на подругу из соседнего магазина, как на десятилетнюю девочку, которая обещает на следующий день принести ей мешочек звездной пыли.
  - А я записала тебя к парикмахеру с соседней улицы, тебе пора подравнять кончики, а то твоя прическа теряет форму. Ты знаешь, как я люблю твою мальчишескую стрижку, ты же с ней просто бомба.
  Флоренс закатила глаза к потолку, пропуская входившую в магазин пожилую пару:
  - Нашла способ от меня избавиться, да? Даже не надейся, я всегда возвращаюсь.
  - Конечно. Я тебе ещё не рассказывал, как встречался с красивой белой кошечкой по имени Инь? - Внес свою лепту Адольф.
  - Да-да, конечно. - Идрис слезла со стула и вышла из-за прилавка, столкнув с него Адольфа, который, нехотя приземлился на качающуюся стопку книг. - А теперь нам пора работать. По средам иногда бывает отменная выручка. О, вам нужна кулинарная книга с индийскими блюдами? Конечно, у нас есть такие! Осторожно, мистер, у нас идет инвентаризация, поэтому такой бардак, но он же не смущает вас, так ведь?
  
  
  
  
День.
  
  Во время обеда на двери книжного магазина висел огромный лист с надписью 'ОБЕД'. Идрис никогда не отличалась особой вежливостью, а вот Адольф бы мог хотя бы заставить подписать её время со скольких до скольких магазин не будет функционировать.
  Именно поэтому, перед открытием своего медового магазина, Флоренс заказала несколько красивых дверных табличек с курсивом и вязью - одна из них, висевшая на двери, гласила, что у продавцов, а в данном случае, продавца, 'Технический перерыв 30 минут'.
  - Инвентаризация провалилась, - отсалютовал ей Адольф, как только она вошла в магазин. Кот сидел на одном из пыльных стеллажей, а его лапы были замотаны во что-то на подобии собачий обуви из оранжевой тряпки. - А из меня сделали ручную собачку, которая не только ходит и виляет хвостом, но и протирает пыль! Флоренс, немедленно найди ей уборщицу!
  Первый порыв избавить кота от пыльной кары тут же улетучился, стоило Адольфу отдать Фло очередной приказ. Может, он все еще где-то в уголках своего кошачьего сознания и великий захватчик мира, но это определенно стоит между утренним туалетом и 'как бы незаметнее залезть лапой в банку с медом'.
  Мило улыбнувшись, девушка ничего не ответила коту и прошла к кассе. Чувствовала она себя свежо, будто на улице весна, а не разрывающая на части жара, смог и запах расплавленного асфальта. А пока в душе весна, пускай на улице хоть вьюга будет, она никак не сможет загубить смену чувств и мыслей.
  - Идрис, я вернулась! Я рада, что ты разобрала коробки и расставила все книги, но это не повод дуться на меня и не разговаривать! - Девушка перегнулась через прилавок, чтобы взять с его внутренней полки свою синюю чашку. - Я принесла китайской пищи. Адольф, тебе не обязательно тереться об мою ногу, я и так дам тебе пекинской утки.
  Кот кое-как умудрился запрыгнуть на прилавок, едва не съехав с него обратно из-за тряпочек, привязанных к лапкам. Он пытался встать или сесть, даже уцепиться когтями за старое дерево на поверхности стола, но, увы - нещадно грохнувшись на пузо, он вытянул лапы во все стороны и зашипел.
  - Её нет, ты знаешь, по каким причинам, - пробурчал кот, жалобно поджимая уши. - Может, снимешь с меня это и дашь немного утки?
  Флоренс смахнула с глаз челку, устало подперев щеку рукой и водя пальцами по краям пустой кружки. Зря она после парикмахерской потащилась в соседний квартал специально за любимой лапшой Идрис, ведь хотелось отблагодарить её как-то одновременно и за заботу, и за коварный план избавления от доброго надзирателя.
  - Перестанешь приказывать мне, жалкий котенок? - Осведомилась девушка, переводя взгляд на распластавшегося кота. - Мне перевалило за двадцать, а черный комочек с манерами Гитлера и задатками уборщицы пытается управлять мной. Неприятно, согласись?
  Адольф одарил Флоренс долгим взглядом, несколько раз медленно моргнув.
  - Пекинская утка. Ммм, чувствуешь, какой запах?
  - Развяжи уже меня, стерва.
  - Откуда ты таких словечек нахватался? - Девушка длинными ногтями раздирала узелки, постепенно высвобождая кошачьи лапки - она так и чувствовала, как совсем свежий лак потихоньку сдирается с кончиков ноготков. - Идрис еще не слышала?
  Адольф, высунув когти, довольно потянулся, оставляя на столе следы своего недовольства в виде длинных полосок.
  - Если бы слышала, ждал бы я сейчас пекинской утки? - Промурлыкал Адольф, проходя мимо Флоренс к концу стола и задевая её подбородок кончиком хвоста, к белым пакетам с красными иероглифами. - Или ты не знаешь, почему я вообще тут нахожусь?
  Отношения Идрис и Флоренс ограничивались работой, чаем, шутками и совсем чуть-чуть истинными занятиями Идрис. Да и Флоренс не хотелось особо вникать в то, почему во время посещений Идрис по 'истинной работе' магазин закрывается, а потом начинает мигать свет, на улице иногда гаснут фонари, а баночки с медом трясутся на полках, едва совершая кульбиты к полу.
  - Как-нибудь потом расскажешь, сладенький, - произнесла Флоренс, выпрямляясь и открывая один из белых пакетов, из которого тут же вырвался аромат чего-то сладкого и острого одновременно. Трудно было не заметить, как кошачьи зрачки на миг расширились, а потом вернулись к обычной форме. - Тебе дать палочки или не надо?
  Кот уселся напротив квадратного пакета с ручками и презрительно посмотрел на девушку, ударив её хвостом по руке с чашкой:
  - Очень смешно, прям животик сейчас надорву. Может в 'Лиге плюща' такие шутки и актуальны, но тут ООН борется за права животных.
  - Да, но только за выживание, а ты будешь живее тигров в местном запарке. Сколько тебе там лет было в прошлом году? Сто двадцать три?
  Но Адольф уже не слушал её, засунув морду в пакет с уткой. Вздохнув, Флоренс вскрыла китайские палочки и придвинула к себе яичную лапшу с соевым мясом.
  - А саке ты не брала? - Спросил кот, высовывая грязную морду из пакета, чем-то хрумкая.
  - Ты не будешь пить китайскую водку в книжном магазине, но я могу поискать для тебя валерьянки.
  - Я не спрашивал тебя об успокоительном, а об алкоголе, чтобы запить все свои горести жгучим китайским средством.
  - Для тебя это одно и то же, - фыркнула Флоренс, поднося лапшу ко рту.
  Раздался легкий и быстрый звон дверного колокольчика. Адольф даже не обернулся, а Флоренс удивленно приподняла брови, потому что была уверена, что закрыла за собой дверь на щеколду.
  Идрис, громко топая, прошла к стойке и, открыв пакет, выудила из него бутылочку с прозрачной жидкостью и черным иероглифом на стекле. Адольф завидно сузил глаза, задев задней лапой пакетик с лапшой Флоренс, а девушка лишь взяла в руки пакет и повернулась на стуле лицом к пришедшей.
  - Ну и придурки же пошли! - Сказала Идрис, залпом выпив полбутылочки. - Сами они приехать не могут, видите ли, заняты, а мне надо тащиться по этой змее на другой конец города!
  - Ты имеешь в виду метро? - Флоренс приподняла брови.
  - Да, - раздраженно ответила девушка, как будто метро всегда называлось змеей. - Как вообще можно жить в городе, где есть метро? Мало психов на один километр вокруг, так там целый съезд!
  - Ты могла взять такси, - ткнула в неё Флоренс китайскими палочками с лапшой, - ах да, такую желтую букашку с шашечками.
  - Отвали, а, - прорычала Идрис, плюхаясь на соседний стул и устало подпирая голову руками. Бутылочку с саке она поставила перед собой, устремив на неё усталый взгляд, как будто в алкоголе могли таиться ответы на все невысказанные вопросы. - Может, сделать объявление, что предоставляю услуги только в своем книжном магазине? А то я просто свихнусь таскаться в центр каждый день.
  Флоренс ничего не ответила, продолжая поглощать лапшу. Почему-то когда Идрис в магазине, становится как-то спокойнее, не приходится все время гадать, когда вновь затрясутся банки с медом и погаснет свет. И в её присутствие всегда наваливаются мысли о квартплате, работе, но стоит ей начать пререкаться с Адольфом насчет постановки книг в стеллажах, как тебя вытягивает.
  Вытягивает из пучины проблем и грустных мыслей, потому что есть говорящий кот, во что до сих пор трудно поверить, пока он не скажет тебе, что твои бледные ноги с острыми коленками ему не нравятся. Есть сумасшедшая Идрис со своим книжным магазином, которая ненавидит покупателей и пьет саке, как только выдается возможность. И есть Флоренс, которая сама втянулась во всё это, даже не заметив, как привычно все это стало для владелицы маленького медового магазина напротив.
  - Ты и так ничего не делаешь, - пробурчал кот, довольно отталкивая от себя опустевший пакет и садясь на столе между локтями Идрис и Флоренс.
  - Ты что-то сказал, сладенький? - Идрис бросила быстрый взгляд на кота - Адольф начал вылизывать лапу, как будто ничего только что не было сказано.
  - В любом случае, - Флоренс спрыгнула со стула, оправляя юбку платья, - спасибо за парикмахерскую, Идрис. Надеюсь, завтра ты вытащишь все коробки из кладовки и разберешь их до конца.
  - Ты ей сказал, хвостатый? - Недовольно буркнула девушка, кидая опустевшую бутылочку куда-то за стеллаж. Раздался глухой 'бум' и бутылка покатилась по полу. - Так и знала, что от тебя немого было бы пользы больше. Лучше бы я тебе уши человеческие оставила или глаза.
  Флоренс плотно закрыла за собой дверь, на которой уже не было никакой щеколды. Что ж, возможно, в профессию Идрис входит еще один неизвестный аспект, который позволяет ей сносить все замки с дверей.
  И почему она не стала вором в законе или взломщицей с такими-то способностями?
  
  
Вечер.
  
  И вот наступает тот долгожданный момент, когда город укрывается темным одеялом с вышитым орнаментом в виде звезд, зажигаются фонари, а костюмы сменяются на что-то более короткое и откровенное. Некоторые заведения только открываются, а другие уже закрываются - в этом и есть прелесть бизнеса в этом месте.
  - Вряд ли кому-то ночью внезапно понадобится баночка меда, - Идрис развела руками, ища поддержки у Адольфа, который сидел на прилавке с кассой и оглядывался. - Скорее аптека, супермаркет, но никак не медовый магазин.
  - На что ты намекаешь, Идрис? - Флоренс выключила свет в кладовой комнате и вышла наружу.
  А ответ стоял прямо перед ней. Свое золотистое гнездо на голове Идрис превратила в подобие огромного кока, её глаза стали более выразительными, а губы больше и краснее. И, что вообще может сразить наповал, это короткое платье.
  Красное короткое платья и черная кожаная куртка.
  - Тебе не хватает ещё очков в роговой оправе и 'привет, с вами Сплетница, ваш единственный источник...'.
  - Флоренс, я не понимаю тебя, - закатила глаза Идрис, устало вздыхая. - Но ты понимаешь, что я сейчас хочу от тебя, не так ли?
  - Что ты думаешь про Дэна Хамфри? По-моему, тот ещё фрукт, - Адольф прошелся по стойке и уселся около Идрис.
  - И не говори, а Дженни в первых сезонах...
  - Все, прикрываем лавочку, - девушка в платье нетерпеливо ударила рукой о прилавок. - Либо вы закругляетесь со своими сериалами, либо я расскажу вам, какого это, когда к тебе в магазин приходит маленький мальчик и хочет отдать половину жизни, чтобы стать знаменитым.
  Флоренс на миг замерла, положив руку на голову Адольфу. Она устала, ей хотелось домой, заварить себе английского чая, напоминающего родной Честер, и смотреть какие-нибудь мелодрамы или читать Дэвида Николса.
  - Нет, Флоренс, не делай такие глаза! Если я еще раз увижу в твоих руках 'Один день', то запру тебя в своем книжном магазине на ночь! Со мной и так все ясно, мутная личность, упивающаяся китайской водкой, но ты?!
  - Я не пью водку.
  - И она не мутная личность, - поддакнул Адольф.
  - Заткнись, сладенький, - не глядя на кота, прошипела девушка, быстро возвращаясь к нормальному тону. - Тебе нужно развеется, Флоренс. Вместо твоих глаз я вижу две банки меда, а вместо тела - соты.
  - Адольф, она ничего не курила?
  - Ну что ты.
  Идрис просто махнула рукой. Так бывает, когда над тобой кружится мошка, пытающаяся достать тебя за три секунды, или ты пытаешься отмахнуться от назойливой мысли. Но с Идрис такие вещи не срабатывали.
  Один взмах её руки, а Адольф куда-то исчез. Испарился. Раз, и его нет. Флоренс резко отдернула руку от того места, где была кошачья голова. Вот ещё одна причина, по которой девушка никуда не хотела идти.
  Пускай они и хорошо общаются с Идрис, но она не знает про неё тех вещей, которые обычно знают все друзья друг про друга. Где прошло твое детство, как ты наконец-то умудрился съехать от родителей, и почему у тебя до сих пор нет второй половинки?
  И Флоренс было неловко. Может, её подруга из магазина напротив дружелюбная и открытая всему миру американка, конечно, со своим грязным бельем в шкафу, но тот факт, что все эти бредни с мигающим светом и её исчезновениями посреди дня и являются её 'истинной работой'.
  - Кто ты, Идрис? - Что-что, а её язык бежал быстрее мысли. - На самом деле?
  Идрис молчала. Она как-то неуловимо изменилась - из воздуха исчезли искорки её веселья и аромат резких, но приятных духов. Это как в фильмах плавно гаснет свет, погружая комнату в приятный полумрак. А с её собеседницы медленно упал занавес, открывая пред зрителями самое главное - сцену.
  - Ты хочешь знать именно кто я, или чем я занимаюсь? - Флоренс открыла рот, чтобы ответить, но Идрис тут же прислонила к нему указательный палец. - Точный вопрос, потому что я могу ответить только на один.
  Девушка убрала палец, а Флоренс просто отошла от неё в сторону. Окинув взглядом её еще раз, англичанка сказала:
  - Жизненно важные вопросы я в магазине не решаю. Только дома, с чашкой чая и, желательно, в халате и на диване. Знаешь, просто я думаю, кровь лучше отмоется от пола дома, чем от деревянного покрытия здесь.
  
  - Кровь? - Идрис скептически приподняла брови, водя руками над горячей чашкой с чаем. - Если ты думаешь, что я наемный убийца, то зря ты надела халат, могла бы сразу голой тут сидеть.
  - Очень смешно, - без улыбки произнесла Флоренс, подталкивая к Идрис открытую пачку с печеньем. - Но я хочу правды, да и смотри, какой пол тут крутой. Удивительно, что бывшие арендаторы не переложили его.
  - Я сейчас сижу в этом кресле с подушками и чашкой чая на коленях, чтобы слушать, какой у тебя тут крутой пол и винтажные стулья на кухне?
  - Стулья из 'ИКЕИ', но я просто хотела разрядить обстановку, - Флоренс взяла в руки чашку чая. - Просто я сомневаюсь, что ты убьешь меня в моей собственной квартире. Например, я в халате, на кухне куча ножей, а ты терпеть не можешь тупые ужастики, а мое убийство будет похоже именно на него.
  - Фло, я не гангстер и не убийца, - Идрис продолжала водить над чашкой руками, как будто пыталась заставить кипяток с заваркой испариться, или отделиться друг от друга. - И да, я бы не стала отмывать твою кровь или убивать тебя ножом. Это глупо, почти так же, как сыр нарезать топором.
  Идрис замолчала, продолжая водить руками над чашкой. Флоренс наблюдала за ней, даже не зная, чего ожидать. Сейчас ей было спокойно, и она была уверена, что сможет принять все, что сейчас ей выдаст эта девушка.
  Но она совершенно не была готова к тому, что она ей показала. Разглядывая тонкие пальцы подруги, все в перстнях, ей начало казаться, что какие-то чернильные пятна расползаются по её ладоням. Инстинктивно сощурившись и подавшись вперед, она увидела, как на ладонях Идрис начал формироваться рисунок, словно невидимые чернила вступили в действие от исходящего тепла от фарфора.
  Отдернув руки от чашки, одну она положила ладонью вверх на колено, а вторую прислонила к глазу, рисунком к зрителю. Флоренс охнула, едва удержав чай в руке, но немного окатив свои колени кипятком.
  - Это глаз?
  Больше того, как только вопрос повис в воздухе, по рисунку на ладони прошлась быстрая рябь и глаз моргнул.
  - Ну, если это похоже на дыню, дай знать, перерисую, - с сарказмом произнесла Идрис. Глаз на ладони снова закрылся, а спустя мгновение исчез. Сжав пальцы в кулак, она продолжила. - Я люблю книги, но не люблю людей и возню с документацией. Уборку я тоже терпеть не могу, зачем она вообще нужна? Книжный магазин... Считай, что он мой офис.
  - Офис для чего?
  - Как меня зовут, Флоренс?
  Девушка опешила.
  - А где подвох?
  - Ты первый человек, кому я сказала свое настоящее, мужское арабское имя. Был пророк Идрис, более известный как тот, кто умел считать время - этим я и занимаюсь. Я считаю чужое время в обмен на то, что хочет получить этот человек из сферы моей деятельности.
  - Только не говори мне, что ты мужчина, - Флоренс зажмурилась, откидывая голову назад.
  Идрис фыркнула, отставляя чашку на кофейный столик:
  - Я сказала, что имя мужское, а не я мужчина, ты чем вообще слушаешь?! Я продаю людям идеи в обмен на годы их жизни.
  Флоренс резко вернула голову в исходное положение. Идрис говорила на полном серьезе, а в её глазах было что-то такое, старое и таинственное, что как это можно было раньше не заметить? Именно, старое. Она многое повидала и о многом могла рассказать, но почему Флоренс никогда не обращала на это внимание?
  - Чаще всего, это идеи книг, - тем временем, продолжала Идрис. - Люди ищут славы в том, чтобы оказаться в списке бестселлеров New-York Times, затем продать свою книгу за баснословные деньги голливудской кинокомпании и прожить остаток жизни, более известными как 'автор такой-то такой-то книги, по которой сняли такой-то фильм'. Это ужасно скучно, но спрос рождает предложение. Я даю им то, чего они хотят, а они дают мне то, от чего с небывалой раньше легкостью отказываются. Слава за жизнь? - Она покачала головой. - Люди прогнили заживо.
  - Твой возраст.
  Голос Флоренс шел на убыль, когда она говорила это - 'раст' просто превратилось в тихий выдох. Она думала, что правда будет банальнее и жизненнее, но Идрис, наверное, просто зачиталась своими книгами и решила превратить их в жизнь.
  А эти фокусы с глазами? Идрис ведь заваривала чай, может, что-нибудь и подсыпала, вон, как она с Адольфом развлекается в магазине.
  И тут её как сковородкой по голове огрели. Все их разговоры с Адольфом, его поедания пекинской утки, это не может быть неправдой. Коты не могут разговаривать, но Адольф разговаривает и почему-то это принять намного проще, чем продавец идей за человеческую жизнь и глаза на руках.
  Идрис открыла рот, чтобы ответить, но Флоренс тут же задала следующий вопрос:
  - А где Адольф?
  - За дверью. Пойди и открой входную дверь. Давай же, я по твоим глазам вижу, что ты мне не веришь и я конченая наркоманка. Этот вечер и так пошел не так, как я хотела, так почему бы тебе просто не открыть дверь и не поверить мне?
  
  
Ночь.
  
  На улице стояла небывалая жара, в воздухе пахло специями, а шум и смешение разных языков вокруг вызывали головную боль вкупе с разноцветной одеждой людей вокруг, что больше напоминало вечное нахождение в калейдоскопе.
  Флоренс в своем открытом летнем платье по колено чувствовала себя неуютно - кругом слишком много мужчин и слишком много женщин, облаченных в паранджу или странную черную одежду, напоминающую монахов, но откуда в таком месте могут взяться монахи?!
  - Идрис, - прошипела она, поправляя лямки рюкзака, из которого торчал Адольф, устало свесив передние лапы наружу, - почему ты мне ничего не сказала про дресс-код?
  Шедшая впереди владелица книжного магазина, облаченная в черное обтягивающее платье в пол с длинным шлейфом, кинула на подругу быстрый взгляд. Над головой она держала кружевной зонтик, скорее, спасаясь не от жары, а прикрывая оголенную часть спины и плеч. В отличие от всех ее 'обычных' необычных нарядов, этот был самым сумасшедшим - ну кто в такую жару наденет платье в кружево, да еще и черного цвета?! Свои волосы Идрис вновь забрала в какое-то подобие гнезда, но в этот раз было более аккуратно и по-человечески.
  - У тебя нет красивого черного платья, так что смирись со своей фермерской клеткой, - произнес Адольф, перевешиваясь через левое плечо Флоренс. - Сколько нам тут еще бродить? Я устал.
  - Это я устала тащить тебя, сладенький, - Флоренс спихнула кота со своего плеча. - Сколько ты съел пекинской утки перед отправлением?
  - Достаточно.
  Кажется, Адольф не собирался вдаваться в подробности, впрочем, как и Идрис. Они бродили по этому рынку почти час, но даже не останавливались взглянуть на товар, пощупать ткань или понюхать специи, а Флоренс просто нравилось рассматривать всю эту обстановку вокруг, пока она не стала замечать на себе неприятные и плотоядные взгляды.
  После того вечера, когда Идрис, наконец-то, рассказала о себе, она стала все чаще зазывать Флоренс с собой 'по работе'. Первый раз девушка отказалась, потому что у нее было назначено собеседование, а во второй раз ее попросту впихнули в стоящую посреди магазина красную дверь. Сначала она в пыльной обители этих двух сумасшедших, а теперь по уши в горячем песке под палящим пустынным солнцем.
  Да и этот рынок находился не в отдаленном районе города, а именно в пустыне. Три ряда ларьков с цветными навесами напоминали свой мини-город, в котором без устали и перерывов на обед кипит торговая жизнь. Возможно, тут бы Флоренс смогла увеличить продажу своего меда, хотя вряд ли тут кого-то интересуют банки с красивыми крышками и обертками.
  - Так чего же мы ищем? Или ты кого-то ждешь? Поставщика идей, татуировщика, который подкорректирует твой глаз?
  Наконец-то Идрис остановилась. Флоренс показалось, что даже толпа вокруг немного притихла, но стоило девушке возобновить шаг, как те снова прибавили громкости.
  - Этот тип постоянно опаздывает! - Фыркнула она, окидывая скептическим взглядом подругу. - Все-таки нужно было сказать тебе насчет одежды, но, думаю, ты своей бледностью и оленьими глазками никого не удивишь.
  Флоренс, вытерев пот тыльной стороной ладони из-под челки на лбу, едва не подавилась горячим воздухом от возмущения. В этом нелепом одеянии в стиле Мартиши Адамс она хочет смотреться на ее фоне лучше?!
  - А кажется только глупее, - вполголоса произнесла Флоренс, вновь поправляя лямки на плечах. - Ты сколько весишь вообще, тушка утиная?!
  - Я могу сесть тебе на голову, так будет лучше? - Промурлыкал Адольф прямо на ухо.
  - Цыц вы там, надоели уже! - Прикрикнула на них Идрис, едва повернув голову вбок. - Выкинь ты его уже из рюкзака, он и так злоупотребляет твоей добротой по самые уши!
  Флоренс скинула с плеч рюкзак, а вместе с ним и надоедливого кота. Адольф таким положением вещей был недоволен, поэтому пошел, впереди всех, смиренно виляя хвостом.
  - Как ты уже поняла, я не одна занимаюсь этой 'работой', - Идрис шла вровень с Флоренс. - Есть те, кто проворачивает сделки, те, кто находит более выгодное и удобное для работы местом и нюхачи. Я считаю, что две последних это одно и то же, но те слишком высоко задирают головы, считая себя иными специалистами, нежели кто-то из аналогичной рутины.
  Девушка с рюкзаком кивнула, пытаясь вообразить всех этих специалистов вместе - на ум приходит только Третья Мировая Война.
  - А вот и он, - Идрис покрепче сжала рукоятку зонтика. - В нашем деле мало мужчин, если ты понимаешь, о чем я.
  Адольф подошел к мужчине в черном костюме, стоявшему на самом краю рынка, где заканчивались торговые ряды, и начиналась открытая местность, пустыня. Он был коротко стрижен, со щетиной и стаканом с коричневатой жидкостью в руке, а в своем черном костюме с белой рубашкой, от которой в глазах рябит, и красной бабочке он выглядел слишком экстравагантно для этого места.
  Флоренс еще раз оглядела свои римские сандалии и клетчатое платье на бретельках. Не хватает ковбойской шляпы, а так можно идти седлать верблюдов, которых они видели в начале рынка.
  - Ты как всегда, прекрасна, - мужичина одарил Идрис заинтересованным взглядом, стоило им только приблизиться к нему. - Но кто твоя прелестная спутница?
  Идрис так и передернуло, но, переселив себя, она лучезарно улыбнулась, представив ему Флоренс. Та просто улыбнулась ему в знак приветствия, но Адольф лишь покачал головой, весело покачивая хвостом в воздухе.
  - Как мне называть тебя?
  - Какой сегодня день недели? - Он отпил из стакана. - Правильно, четверг. Можешь обращаться ко мне 'Четверг'.
  - Она знаете мое настоящее имя, - Идрис отобрала у него стакан, приподняв стеклянный сосуд с жидкостью на солнце. - А тебе пора завязывать с алкоголем, а то совсем расклеишься.
  - Вот кто бы говорил, - кот потерся о ноги Четверга.
  - Ты что-то сказал, сладенький?
  Четверг взял Адольфа на руки, отчего спустя несколько секунд кот слился с костюмом мужчины - на темном фоне можно было различить только его голубоватые глаза, медленно моргающие.
  - Мне тут кошечка нашептала, что ты принес мне послание, - Идрис протянула руку, облаченную в черную полупрозрачную перчатку. - Если я увижу, что ты его уже читал, черт, заберу три года жизни, глазом моргнуть не успеешь.
  Четверг приподнял уголки губ, вытягивая руки на встречу. Флоренс затаила дыхание - она видела сквозь ткань, как на ладони Идрис появился глаз, несколько раз моргнув. На ладони Четверга глаз не вырисовывался, а как будто вылупился, оглядев всех стоящих вокруг. А затем они соединили руки - Флоренс почувствовала, как по коже в такую жару пробежали мурашки.
  Соединенные глаза как будто перешептывались или толкались, потому что их ладони подергивались, словно у одного из них трясутся руки от старости и усталости. Идрис лишь подозрительно сомкнула губы, а Четверг был нетрезвым, вроде бы. Или он по жизни так глупо улыбается?
  Они простояли так несколько минут, пока Идрис не выдернула свою руку из его цепкой хватки. Ее лицо немножко порозовело, явно не от жары или стеснения. Адольф немного опустил уши - Идрис зла, как минотавр, в чей лабиринт вторглись без приглашения и подарков.
  - Пора отправляться домой. Адольф, иди, вынюхивай дверь, - Идрис, державшая ручку зонта и стеклянный сосуд одновременно, кинула в песок граненный стакан. Четверг скептически посмотрел на нее, поправляя узел галстука. - А ты, Флоренс, следи за своей тенью.
  - В смысле?
  - В прямом. Тот мужчина с бородой, обмотанной вокруг пояса, продает в глиняных горшках тени, а твоя ему очень приглянулась.
  
  
Утро.
  
  
  Флоренс по утрам будят не чьи-то сонные поцелуи или запахи приготовленный еды, а недовольный звон домашнего черного антикварного телефона, висящего на кухне около холодильника. Черный аппарат, вибрируя, задевал колокольчик, разнося по всей квартире яркий и мелодичный звон.
  Кое-как заставив себя слезть с кровати, она доползла до кухни и, сняв трубку, уселась на один из отодвинутых от стола стульев:
  - Что?
  - 'Что'? Это все, что ты хочешь мне сказать этим прекрасным и одиноким утром?
  - Адольф, не смешно. Сегодня выходной, а звонить в полдевятого утра - это не получать пекинскую утку на обед, - зевнув и потянувшись, Флоренс добавила. - И как ты смог набрать мой номер? Откуда ты его знаешь?!
  Если этому звуку есть определение, тот этот кот фыркнул, как будто он был взрослым мужчиной, разговаривавшим с маленькой нерадивой девочкой.
  - Флоренс, не смешно, - передразнил ее кот. - Не надо этих вырезанных сериальных сцен с элементами искреннего удивления и недоверия, ты ведь помнишь, какие штуки вытворяет твоя темная графиня и господин-пьяный-смокинг?
  Девушка окончательно разомкнула глаза, чувствуя, как ярче становится обстановка вокруг и как медленно мысли начинают наполнять ее и без того тяжелую голову.
  - Ты звонишь просто поболтать или что-то случилось с этими двумя?
  - Бар 'МакЛаренс', четыре квартала от твоего медового магазина. Пьяны вдрызг, никуда не хотят идти. О, и едва удержались от танцев на столе без одежды.
  Это было бы прекрасное воскресное утро. Она бы вытащила из кладовки свой велосипед, стоящий там черти как, надела бы спортивную одежду и направилась в парк - там бы взяла кофе и поехала бы к кузине через Бруклинский мост, Матильда давно звала ее в гости.
  Но не в это воскресенье, потому что одна ее подруга и непонятный гражданин в сложных взаимоотношениях с алкоголем проторчали в прокуренном ирландском пабе всю ночь, небось, опустошая месячные запасы виски. И, поскольку черный разговаривающий кот с темным прошлым не может отправиться вызволять их из пьяного дурмана, это должна сделать Флоренс.
  - Ты еще тут? - Спустя несколько минут затянувшейся паузы спросил Адольф. - Или уснула прямо на стуле?
  - Да здесь я, - раздраженно ответила девушка, устало массируя переносицу. - Поедем на велосипеде, я еще кофе возьму. Тебя посажу в корзинку, никаких рюкзаков больше. И на моей голове ты тоже не поедешь.
  - Жду тебя. А пекинской утки ты мне не захватишь?
  - Адольф, полдевятого утра. Утки еще спят.
  Повесив трубку, Флоренс вернулась в свою комнату и, открыв шкаф, плюхнулась обратно на кровать. Рассматривая трещины на оштукатуренном потолке, она невольно поймала на мысли, что уже готова вытаскивать этих двух психов из бара, пинаться и даже кусаться. Кажется, с первой минуты их знакомства она могла сорваться даже посреди ночи к Идрис, если у той случались какие-то казусы, вроде этих.
  А Четверг, в отличие от призирающей этот город Идрис, с удовольствием изучал метро и исследовал улицы - Флоренс еле-еле смогла уговорить его сменить костюм с галстуком и лакированные ботинки на что-то менее привлекательное и вызывающее. Четвергу хватило одного дня в футболке, шортах и кроссовках, чтобы тут же прибежать в книжный магазин и сжечь на заднем дворе 'адское одеяние'.
  - Мы все такие, - пожала плечами Идрис, наблюдая за тем, как мужчина пытается поджечь палки под горкой одежды. - Нам трудно привыкать к новому, потому что мы предпочитаем старое и испытанное временем. Считай, что мы отрицаем молодость.
  - Но ты же не отрицаешь книжный магазин, кассовый и кофейные аппараты, меня.
  - Ну, тут есть один особый случай.
  - И какой же?
  - Кофе - это дар богов, касса неприступна для Адольфа, а ты просто Флоренс. Четверг немного пьян, смотри, как рука со спичкой соскальзывает с угла коробка. Адольф, - Идрис посмотрела на кота, вившегося вокруг ног, - проследи за тем, что он не спалил весь Новый Амстердам.
  - Идрис, сейчас это Нью-Йорк.
  Девушка, поправив кольца на руках, покачала головой, как-то едко улыбаясь. Кажется, она хотела сказать что-то, но так и не сказала, удалившись вглубь магазина. Флоренс, понаблюдав еще несколько минут за скачущем вокруг Четверга Адольфом, пошла следом.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"