Бодний Александр Андреевич: другие произведения.

Поэзия вскрывает небеса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Настоящий 13-й том многотомника "Поэзия вскрывает небеса" отражает общую тенденцию к философичности о роли деятельности человека и его взаимосвязи и взаимообособленности с человечеством и вселенским Потоком Вечного Времени.


Александр Бодний

Поэзия вскрывает небеса

Том 13

0x08 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  

Бодний Александр Андреевич

Русский писатель-оппозиционер.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть первая.

Гёте И. В.

Отражение.

   Пускай я весь - твое лишь отраженье,
В твой ритм и строй хочу всецело влиться,
Постигнуть суть и дать ей выраженье,
А звуки - ни один не повторится,
Иль суть иную даст их сопряженье,
Как у тебя, кем сам Аллах гордится.
И как сгорает в пламени столица,
Как искорка растет пожаром грозным,
И он, гудя, по улицам стремится,
Она ж потухла, мчась к орбитам звездным,
Так немцу свежесть сил первотворенья
Ты, Вечный, дал для вечного горенья.

Бодний А. А.

Отражение.

   Потока Времени Вечности
   Я - отраженье на матрице
   Эволюционной сущности,
   Подобно не былинке, а искрице.
  
   Биологическая во мне типичность,
   У всего как человечества.
   Но от искрицы селективность -
   В бессмертность Эфирного пространства.
  
   Диафонические Разума помехи
   Дух Вечности берёт в Эксперимент,
   Чтоб выразить как парадокса вехи,
   Давая каждой завершенья аргумент.
  
   Даётся Духом Вечности микровибрация
   Для изъявленья сути Разумом,
   Отличительная она от всего многообразия,
   Что несёт человечество потенциалом.
  
   Такую микровибрацию Дух Вечности
   В Себе не несёт, Он Экспериментом
   Модулирует до индивидуальности,
   Награждая образ мышления знаком.
  
   Но творческий дух индивидуальность
   Не заряжает неповторимостью,
   Его вбирает эволюционность,
   Отражаясь судьбоносной историчностью.

Гёте И. В.

Книга для чтения.

   Книга книг - любовь, и в мире
   Книги нет чудесней.
   Я читал ее усердно.
   Радости - две, три странички,
   Много глав - разлука.
   Снова встреча - лишь отрывок,
   Маленькая главка.
   Целые тома печали
   С приложеньем объяснений
   Долгих, скучных, бесполезных.
   Низами! - Ты в заключенье
   Все же верный ход нашел,
   Кто решит неразрешимое?
   Любящие - если снова
   Вместе и навеки.

Бодний А. А.

Книга для чтения.

   Книга книг - любовь, зашторить
   Неотложную чтоб злободневность,
   Власти предержащей лояльнить,
   Дивидендам давать определённость.
  
   Любовь идёт премьерой краткосрочной
   Для генерации потомства в обобщенье,
   А дальше, в лучшем случае, в дружелюбной
   Атмосфере - парадоксальное мироощущенье.
  
   Для общества и для подсознанья -
   Труд на самообустройство чрез государство,
   Который переходит в акты самоутвержденья,
   Где скрижальная разновидность - творчество.
  
   Если бы любовь была доминантой,
   Она бы старозаветный дух милитаризма
   На корню заглушила бы всемирной лирой,
   Давая тенденцию к фатальности пацифизма.
  
   В реальности - парадоксальные деянья:
   Сама любовь бывает не только отраженье
   Покоренья воли близкого сопряженья,
   Но и насилья глобального - как самоутвержденье.
  
   Человек душевным менталитетом
   Выбирает любовь как звезду путеводную,
   А с историческим сознаньем, как с методом,
   В тандеме с Разумом внедряет себя в суть бытийную.

Гёте И. В.

* * *

   Откуда я пришел? Могу ли это знать я?
   Мой тайный путь сюда, - его чуть помню я.
   Но в этом мире, здесь, встречаются, как братья,
   Страданье с радостью средь блеска бытия.
   В соединенье их как счастье наше цельно!
   Кто смог бы каждого из них нести отдельно?

Бодний А. А.

* * *

   Я в мир из стана эволюционного
   Пришёл, индивидуальности неся,
   Отраженье как существенного
   Спектра в генофонде, индетерминируя себя.
  
   В индетерминации проходит детство,
   Обретая опыт парадоксальности,
   Где Истина имеет двоякое свойство:
   То союзник любви, а то - жестокости.
  
   Индетерминация сменяется реципиентностью,
   Что эпиметейским подсознаньем выдается,
   Ждавшее, когда проявится очередностью
   Его тандем с самосознаньем, где рефлексия вьётся.

Гёте И. В.

* * *

   Делай добро, довольствуйся этим,
   Так завещай из рода в род.
   Коль не пойдет на пользу детям, -
   Внучатам благо принесёт.

Бодний А. А.

* * *

   Сделанным добром отнимается
   Не вся если сила,
   То часть дохода уменьшается,
   И благоденству не хватает пыла.
  
   Нехватка отражается на благоденстве,
   Которое идёт очередным, или порядком
   Энным в нерациональном довольстве,
   Где степень нуждаемости не определена толком.
  
   И какой горький осадок сожаления,
   Когда первому попавшемуся псевдострадальцу
   Отдаёшь всё добро, а за ним вдруг - лик страданья:
   И поздно уже назад прокрутить добра колесницу.

Гёте И. В.

* * *

   Не старайся никогда
   Другого переспорить!
   Станет знающий глупцом, когда
   Вздумает с незнающим вздорить.

Бодний А. А.

* * *

   Есть в мире заблуждающиеся,
   Которые выражают зло как незнание
   Сути проблемы, или частично докопавшиеся
   До неё, или попавшиеся под Аримана влияние.
  
  
   Но есть порода мерзопакостных двуногих -
   Носителей патологического злодеянья,
   Им хоть кол чеши на голове в виде знаков крестовидных, -
   Они - рабы парадоксального умозаключенья.
  
   Умозаключение их - инициируемая антимония:
   "Черное для нас - белое, белое для нас - черное;
   Мы можем присвоить чрез убийство очаг наслаждения
   По принципу - очерёдно превратить его в наше личное".
  
   Земная церковь умышленно не видит прецедент,
   Патологическое злодеянье урезонить стремятся,
   Перемудрствовать чтобы гуманистов, презент
   Чтоб обрести от навуходоносорства - идолопоклоняться.

Гёте И. В.

Свободомыслие.

   Быть собой вы на седле мне дайте,
   Сами же в палатках пребывайте!
   Поскачу я по далеким странам, -
   Только звезды над моим тюрбаном.
   Вам Аллахом созвездья даны,
   Чтоб сушью и морем вели;
   Чтоб, ими восхищены,
   Глядели б вы вверх с земли.

Бодний А. А.

Свободомыслие.

   Свободомыслие без фактора - пустозвоние,
   Удел внутреннего мира личности.
   Навуходоносорство дает его изливание
   Строго в рамках законности.
  
   Но беда-то в том, что закон как дышло -
   Куда повернуло навуходоносорство, то и вышло.
   Дальше словоизлияний дело не плыло:
   Богатые богатеют, а бедных доля - как шило.

Гёте И. В.

Плохое утешенье.

   В полночь рыдал и стонал я,
   Что нет тебя со мною,
   Но призраки ночи пришли,
   И стало мне стыдно.
   "Ночные призраки, - вскрикнул я, -
   Смотрите, стенаю и плачу -
   Я, тот, кого вы видали
   Всегда спокойно спящим.
   Великим дарам я не рад,
   Но не считайте глупым
   Того, кто считался мудрым".
   Великий урон испытал я!
   Но призраки ночные,
   Немало подивившись,
   Проплыли мимо.
   Глупец я или мудрец -
   Было им так безразлично!

Бодний А. А.

Плохое утешенье.

   Когда человек в душевном смятенье
   И полусознаньем в ночь погружён,
   То выдаёт символику историческое сознанье
   Как эволюционного хода пленэрный фон.
  
   Носителем его являются символические призраки,
   Логогрифически выражая Время Вечности
   Чрез земное время; сочетающие сумерки
   Гордеевых проблем и Движения неотразимости.
  
   Призраки зарождаются на линии сопряженья
   Потока Вечного Времени и земной актуальности,
   Выражая Первое через земные напряженья,
   Где дисгармония является продуктом историчности.
  
   Земное - не капля вселенского Океана,
   А качественное преобразованье чрез жизнедеянье;
   Последнее - задаёт призракам антипод лона,
   Которым они, как психоружием, дают обостренье.
  
   Обостренье понимания судьбоносного
   В эволюционных подвижках, где плотское,
   Как и любовь - чувства переходного,
   Затмевает псевдофактором Время Вечное.
  
   Плохое утешенье, когда мистичность
   Чрез символичность призраков
   В подсознании не переходит в селективность,
   А является достояньем сенсуалистических калейдоскопов.

Гёте И. В.

Неизбежное.

   Кто вольной пташке прикажет
   Не петь, облетая поля?
   И кто запретит трепыхаться
   Овце под рукой стригаля?
   Когда мне шерсть остригают,
   Я разве бываю сердит?
   Сержусь я лишь, если цирюльник
   Испортит стрижкой мой вид.
   И кто ж запретит мне песни
   Лазурной петь вышине,
   Лишь облакам доверяя,
   Как больно ты сделала мне?

Бодний А. А.

Неизбежное.

   Животный мир вне социальности -
   Ему дозволено естественностью жить,
   Если она для человека не несёт опасности,
   И плоть созревшая благо может лить.
  
   Духа протестного у животного нет,
   Есть обостренье инстинкта выживания,
   Проявляющееся, когда жизни сужается просвет,
   Не принимая в расчет прессинга властолюбия.
  
   Человек же в ином с антуражем отношенье:
   От него доходность власти предержащей -
   Через труда порабощенье и присвоенье
   С вековечным подавленьем силы протестующей.
  
   Но если личность не выходит за формат
   Горла собственного, где песня терпит самотеснённость, -
   Никто не поставит ей уже в пение преград,
   Если оно даёт императивную консонансность.
  
   Можно петь одной лазурной вышине,
   Поддерживая дух протестный в форме,
   И плыть по жизни на спонтанной волне,
   Доверяя поступление идей заветных карме.

Гёте И. В.

* * *

   Вот базар для цен и мен, -
   Но от знанья ты надмен.
   Кто оглянется в тиши,
   Познает любовь души.
   Если день и ночь хлопочешь,
   Все узнать и слышать хочешь,
   У другой послушай двери,
   Что есть знанье в полной мере.
   Хочешь правды знать черты,
   Чуй, что в Боге прав и ты:
   Кто любовью запылал,
   Бог того своим признал.

Бодний А. А.

* * *

   В базарной сутолоке
   И на виду у всех
   Философичность - в доке,
   Ждёт плаванья до судьбоносных вех.
  
   А в данной обстановке -
   Мыслей оперативность,
   Чтоб быть в пульсивной ковке,
   Чтоб ощутить внезапность.
  
   Иной настрой идёт в уединенье:
   Абстрактность мыслей ублажает,
   И тонкости чувств обостренье,
   Душа сокрытость выражает.
  
   Есть обстановка созерцанья,
   Чтоб проявилась объективность,
   Истины как пониманья,
   Здесь Фемиды надо двусторонность.

Гёте И. В.

Мороз и Тимур.

   Так в необоримом гневе
К нам пришел Мороз. Овеял
Все и вся дыханьем льдистым
И бушующие распрей
Ветры на людей погнал.
Повелел вершить насилье
Вихрю, колкому от стужи,
Ворвался в совет Тимура
И ему промолвил грозно:
"Усмирись, несчастный, стихни!
Прочь, неправедный владыка!
Долго ль будет жечь твой пламень,
Опалять сердца людские?
Или ты один из духов,
Богом проклятых? Я также!
Ты старик, и я, - и Землю
   И людей мертвим мы оба.
Да, ты - Марс, а я - Сатурн,
В единенье - роковые
Вредоносные планеты.
Если ты - души убийца,
Если леденишь ты воздух,
Помни, мой покрепче холод!
Ты ордой своей жестокой
Истребляешь правоверных,
Но придет мой день - найду я,
Видит Бог! - похуже пытку.
И тебя уж - Бог свидетель! -
Не помилую. Бог слышит!
Ты, старик, ни жаром угля,
Никаким огнем декабрьским
Хлада смерти не избудешь".

Бодний А. А.

Мороз и Тимур.

   Потоком Вечного Времени
   Земляне намагничены.
   Но корень зла-то бремени -
   Мы Эгоизмом мечены.
  
   Он охраняется инстинктом сохраненья,
   Инстинктом же насилья - в отреченье.
   Меж ними нет согласованья,
   Особливо когда страстей бурленье.
  
   Тупеет Разума аналитичность,
   Реванш когда у властолюбья,
   И в апперцепции разрывность
   Нитей логического восприятья.
  
   И в априори идёт искаженье
   Чрез доминированье субъективности,
   И категорий примененье
   С точек отсчёта псевдоцельности.
  
   Аутоиммунного заболеванья
   Как будто бы идёт реакция,
   Когда логически несовмещенья
   Берут возможность и желания.
  
   И вот конкретикой Тимур
   С ордой является в пространство,
   Которое Потоком йомовых бурь
   Его берёт лишь за ничтожество.
  
   И даже морозы крещенские
   Пыл Тимура охладили,
   Как Наполеона морозы московские,
   Но уроки назиданий они не применили.
  
   Потому не применили,
   Что властолюбье и насилье
   Ген тайносоюзный вменили,
   Как навуходоносорское антигостеванье.

Гёте И. В.

* * *

   Чтоб игрою благовоний
Твой порадовать досуг,
Гибнут сотни роз в бутоне,
Проходя горнило мук.
За флакон благоуханий,
Что, как твой мизинец, мал,
Целый мир существований
Безымянной жертвой пал, -
Сотни жизней, что дышали
Полнотою бытия
И, волнуясь, предвкушали
Сладость песен соловья.
Но не плачь, из их печали
Мы веселье извлечем.
Разве тысячи не пали
Под Тимуровым мечом!

Бодний А. А.

* * *

   В диалектике Движения -
   Непреложная тенденция к развитию,
   Выдавала чтобы эволюция
   Качество разнообразию.
  
   И добро и зло идут разными путями
   К одному тому же качеству.
   Добро кумулятивными лучами
   Ингредиенты представляет благоденству.
  
   А зло ингредиенты эти губит.
   В борьбе за выживаемость
   Иммунитет мутанты дарит,
   Генофонд пуская в рекапитулятивность.
  
   И как после тимурова меча
   Активизируются спектры качества,
   Где неприемлемость избираемости сеча, -
   Добро - как будто зло имитированного
   свойства.
  
   Добро сквозь боль являет качество,
   Которое достойно быть объектом подражания,
   А то, что вынужденность шла чрез противоборство,
   Берёт уже себе издержками история.

Гёте И. В.

* * *

   Вольный, раб и покоритель
   Утверждают сквозь года:
   Счастье зрит вселенной житель
   Только в личности всегда.
   Всяким век отлично прожит,
   Кто себя лишь не забыл;
   Он и все утратить может,
   Коль остался тем, чем был.

Бодний А. А.

* * *

   Человек с разумным мироощущеньем
   Претерпевает метаморфозу с годами
   С трехэтапным миропониманьем,
   Выдавая нравственность с антидарами.
  
   В первом этапе, в молодости проявляющимся, -
   Шар земной покрыть благодеянием;
   Разум - в состоянии подавляющимся;
   Амплитуда души идет верховоздением.
  
   На втором этапе, средневозрастном,
   Менталитет натуры обременяется
   Парадоксальным жизни дном,
   Как результат, где благоденство притупляется.
  
   На третьем этапе, начально финальном,
   Весь мир бардаком голографируется.
   Благоденствие, как пустотность, в душевном
   Мире пустотой интроекцируется.

Гёте И. В.

* * *

   В пучину капля с вышины упала.
Ходили волны, ветер выл.
Но Бог, узрев смиренной веры пыл,
Дал капле твердость высшего закала.
Ее в себя ракушка приняла,
И вот в венце властителя державы,
Признаньем доблести и славы,
Блестит жемчужина, прекрасна и светла.

Бодний А. А.

* * *

   Жизнь зарождалась с Океана
   В Потоке Времени Вечности,
   И йома исторического стана
   Ведёт развитие до бесконечности.
  
   Фокусировку своего развития
   В палеонтологической развёрсте
   Даёт одухотворённая эволюция,
   Набирая содержание в раковины вёрсте.
  
   Итог его - жемчужины лучистость -
   Перл натурализации развития
   Чрез совершенную эстетичность,
   Где лучится микросолнце - альтернативная версия.

Гёте И. В.

* * *

   Бюльбюль пела, сев на ветку,
Звук летел к Владыке света,
И в награду ей за это
Золотую дал Он клетку.
Эта клетка - наше тело.
Не свободно в нем движенье.
Но, обдумав положенье,
Вновь душа поет, как пела.

Бодний А. А.

* * *

   Душа человека в умиротворенье
   Как беспечное пенье соловья.
   Дух Вечности свободе души дал разумленье:
   Она с Разумом доходит до закругленья Бытия.
  
   Без Разума душа, как крепостная,
   Была б для тела камнем преткновенья,
   Её бы сущность совестливая страстная
   В итоге пала б на алтарь жертвоприношенья.
  
   В ком - тандем Разума, души и тела,
   Тот совмещает несовместимое:
   Движенье души как Эфирного пыла,
   И БОГа внутри тела, как начало разумное.

Гёте И. В.

Вера в чудо.

   Разбив красивейший бокал,
Не скрыл я безутешность.
Припомнил всех чертей и клял
Неловкость и поспешность.
Считал осколки, слезы лил,
Кричал - что хочешь делай!
Господь другой мне смастерил,
Такой же, только целый.

Бодний А. А.

Вера в чудо.

   Человек живёт в мире условностей:
   Что кажется ему легкодоступным,
   Переходит в разряд недостижимостей
   Или по недоумию или по властям предержащим.
  
   И, наоборот, когда не веришь,
   Что реализация желанного возможна, -
   То душе ненароком даришь
   Чудо, где сила будто сверхъестественна.
  
   Дело в том, что быта диалектика
   Отличается от Бытия Движения,
   Где возможности, что несет кинетика,
   Выше вероятности ожиданья и разумения.

Гёте И. В.

* * *

   Покинув раковины мрак,
Весьма горда собою,
Жемчужина сказала так
Трудяге-златобою:
"Пропало все! Погиб мой мир!
Теперь на нити клейкой
Меня ты спаришь, ювелир,
С какой-нибудь плебейкой".
"Все дело в деньгах! Я жесток,
Поверь, лишь с этой целью.
Зато ты красоту, дружок,
Прибавишь ожерелью".

Бодний А. В.

* * *

   Повсеместно суть натуры или явленья -
   В глубинных пластах осмысленья,
   Чтоб сокрытость несла предохраненья
   От нежелательного поползновенья.
  
   Мрак обычно для сути защита:
   Мозг закамуфлирован черепом;
   Золоту в недрах - оболочка свита
   Грязно-зеленоватым цветом.
  
   Жемчужный перл ваяется
   Во мраке раковины невзрачной.
   Листья деревьев опадают, крона обрезается,
   А суть - корни - в зоне сокрытой.
  
   У зла тоже методика сокрытости:
   Суть Кощея - за семью печатями.
   Дух Вечности заложил мир в бардачности
   С диафоническими взаимообусловленностями.
  
   Но Дух Вечности шанс для проявленья
   Оставляет каждой монаде в Эксперименте -
   Сути берёт в защитные одеянья,
   Чтоб задуманное проявилось в менталитете.
  
   Сама монада может быть желала,
   Чтобы достойное избрать бы окруженье,
   Но только с высшей пробой - нимб вобрала,
   А остальные - чужой лишь воли есть избранье.
  
   Но первая, когда в случайном сопряженье
   С ничтожеством, экстерьер его контрастит
   Уничиженьем, себе самоинтенцируя величье,
   За которое оценщик гармонией платит.

Гёте И. В.

* * *

   У шаха было два кассира,
Один для даянья, другой - для взиманья,
Один не считал и давал без вниманья,
Другой не знал, где добыть полтумана.
Даятель умер. Шах был не рад:
Найти такого - нелегкое дело!
А публика и моргнуть не успела,
Как стал взиматель безмерно богат.
Стоило выплате прекратиться,
Дворец от золота начал ломиться.
И только тогда до шаха дошло,
Откуда беда, где кроется зло.
Казалось бы - случай, а пользы немало:
Даятеля место потом пустовало.

Бодний А. В.

* * *

   С тайных союзов идёт диспропорция
   В распределении благ материальных,
   Перешедшая в государство, где тенденция -
   К обогащению элиты и обеднению бедных.
  
   Государство - это элита с чиновничеством,
   Владеющая всеми обобществлёнными дарами,
   Что создано наёмным рабством, -
   Народом, являющимся внеструктурными рядами.
  
   Это даёт монопольное контролированье
   Финансовых и материальных потоков,
   Где характеристика их - в недоступном храненье,
   Отчуждая власть предержащую от массы народов.
  
   Отсюда и парадокс в бюджетном распределенье:
   Кто создаёт ценности - гложет объедки,
   Кто присваивает их - в райском блаженье,
   Доводя социальность до критической отметки.
  
   Только факт введения в госструктуру
   Народных масс со статусом создателей
   Материальных благ, даст процедуру
   Гарантирования бюджетных обеспеченностей.
  
   Такое введение есть в протомандате -
   В бюллетене для выбора в органы власти -
   С момента его опускания в ящик - в растрате
   Право на вхождение в госструктуру в гипотетичности.

Гёте И. В.

* * *

   Велик иль мелок человек,
Свой мир он ткет себе весь век
И с ножницами посредине
Сидит уютненько в той паутине.
Но щеткой туда саданут - и конец!
А он кричит: какой подлец
Разрушил мой несравненный дворец?

Бодний А. В.

* * *

   Жилище у человека -
   Символика крепости.
   И это - всеобщая картотека
   И для добра и для скаредности.
  
   С изначалье жизни сохраненье -
   Не праздность, а неотложность.
   Напасть шла через насилье,
   Включая и Природу и порочность.
  
   Виртуально праведная личность
   Стремится расширить границы
   На мир весь, что самостийность
   Через благость несла зарницы.
  
   Но пыл антураж охлаждает:
   "Куда ни кинь - всюду клин" -
   Бардак кровопролитием блистает,
   Умиротворяет лишь домашний камин.

Гёте И. В.

Добро вам.

   Адам уснул. И твердь спала.
Лишь Бог не спал и Еву Он
Слепил, дабы она легла
С Адамом, и послал ей сон.
Он в плоть облек две мысли смелых
И, дав им жизнь в земных пределах,
"Добро!" - сказал с улыбкой Бог
И долго отойти не мог.
Так чудо ли, что нам с тех пор
Дарит восторг ответный взор,
Как будто с ним мы, с тем, кто нас
Измыслил, создал в добрый час.
И позовет он - мы пойдем,
Но только вместе, но вдвоем!
И - Божью мысль - тебя повсюду
В пределах рук хранить я буду.

Бодний А. В.

Добро вам.

   Адам и Ева любви не знали,
   Как категорию эстетики.
   Они конкретику эротики ваяли,
   Как в двух сердцах сопряжение динамики.
  
   БОГ эротикой сцементировал
   Пары устремлённостей приемлемость,
   Чрез секс двум душам развёрстывал
   Единый путь, в конце где старость.
  
   Хотя эротика была в подсознанье,
   Она образом экстаза предрасполагала
   К тандему бытовое отношенье
   Со смыслом жизни - судьбу общую верстала.
  
   И прогестерон с тестостероном,
   Как стражи, держали фарватер
   Совместного пути, где навигатором
   Была любовь, как попутный ветер.
  
   С историческим ходом любовь окрепла -
   Перешла из категории в псевдофакторность,
   Оставив от гормонов семантику пепла,
   Не зная, что БОГ добро пожелал чрез эротичность.

Гёте И. В.

Эпиррема.

   Мирозданье постигая,
   Все познай, не отбирая:
   Что - внутри, во внешнем сыщешь;
   Что - вовне, внутри отыщешь.
   Так примите ж без оглядки
   Мира внятные загадки.
   Нам в правдивой лжи дано
   Жить в веселье строгом:
   Все живое - не одно,
   Все живет - во многом.

Бодний А. В.

Эпиррема.

   Мирозданье принимай, не постигая,
   Чрез его закономерности в генетичности,
   Тождественную истинность алкая,
   Строй с ними консонансности.
  
   Упаси БОЖе, до нейтрино ступать,
   Куда собака свой хвост не суёт!
   Форму с содержанием сверять -
   Воля Духа Вечности, где суть Он бережёт.
  
   А парадокс натуры направляй
   На внутреннего мира своего познанье.
   С палеонтологии себя собирай,
   И факторами жизни объемли мирозданье.

Гёте И. В.

Умиротворение.

   Ведет к страданью страсть. Любви утрата
Тоскующей душе невозместима.
Где все, чем жил ты, чем дышал когда-то,
Что было так прекрасно, так любимо?
Подавлен дух, бесплодны начинания,
Для чувств померкла прелесть мирозданья.
Но музыка внезапно над тобою
На крыльях серафимов воспарила,
Тебя непобедимой красотою
Стихия звуков мощных покорила.
Ты слезы льешь? Плачь, плачь в блаженной муке,
Ведь слезы те божественны, как звуки!
И чует сердце, вновь исполнясь жаром,
Что можешь петь и новой жизнью биться,
Чтобы, на дар ответив щедрым даром,
Чистейшей благодарностью излиться.
И ты воскрес - о, вечно будь во власти
Двойного счастья - музыки и страсти.

Бодний А. А.

Умиротворение.

   Закон равенства действия
   Противодействию в сопряженье
   В духовной сфере уравнения
   Решает как врачеванье.
  
   В музыке и в пении с изначалья
   Заложена сила магическая
   Сверхъестественного значенья,
   Духом Вечности как изъявлённая.
  
   БОГ превратности судеб облегчает:
   Звукорядом, как иглою с ниткой,
   Перлы умиротворения низает
   Из Эфира, мезомерия идёт блокадой.
  
   Качеством звука душа спрягается
   С обожествленьем, рождая оптимизм,
   Как будто неведомая сила распрямляется
   Над бездной жизни, давая антиаскетизм.
  
   Музыка спокон веков как психофактор,
   Способна чудеса в душе творить.
   Недаром гимн, как детерминатор,
   Верованье назначен пробудить.

Гёте И. В.

На озере.

   И силу в грудь, и свежесть в кровь
Дыханьем вольным пью.
Как сладко, мать-природа, вновь
Упасть на грудь твою!
Волна ладью в размер весла
Качает и несет,
И с вышних гор сырая мгла
Навстречу нам плывет.
Взор мой, взор, зачем склоняться?
Или сны златые снятся?
Прочь ты, сон, хоть золотой, -
Здесь любовь и жизнь со мной!
На волнах сверкают
Тысячи звёзд сотрясенных;
В дымном небе тают
Призраки гор отдаленных;
Ветерок струится
Над равниною вод
И в залив глядится
Дозревающий плод.

Бодний А. А.

На озере.

   Предутренней прохладой дышат
   На озере земля и небеса.
   И осени гомофонию слышат
   Ностальгические чувства, ложась на психвеса.
  
   Прибрежные осока и тростник
   Своим отвечают шептаньем
   Октаве, гортавит что кулик,
   И писклявят чайки полётным бденьем.
  
   Промозглая сырость с увалов
   Окрестных ландшафт упивает.
   И звёздная тусклость с провалов
   О себе прощально еще напоминает.
  
   Но рыбы звёздную утрату
   Игристостью блесковой дополняют,
   Превышая зыбь, факторам за плату,
   Осенью предзимье что отодвигают.
  
   Но вот лёгким ветерком
   Температурный градиент восходит,
   Солнечным упряженный венцом,
   Тяжами золотистыми поводит.

Гёте И. В.

К месяцу.

   Снова лес и дол покрыл
?Блеск туманный твой:
Он мне душу растворил
?Сладкой тишиной.
Ты блеснул - и просветлел
?Тихо темный луг:
Так улыбкой наш удел
?Озаряет друг.
Скорбь и радость давних лет
Отозвались мне -
И минувшего привет
?Слышу в тишине.
Лейся, мой ручей, стремись!
?Жизнь уж отцвела;
Так надежды пронеслись;
?Так любовь ушла.
Ах! то было и моим,
?Чем так сладко жить,
То, чего, расставшись с ним,
Вечно не забыть.
Лейся, лейся, мой ручей,
?И журчанье струй
С одинокою моей
?Лирой согласуй.
Счастлив, кто от хлада лет
?Сердце охранил,
Кто без ненависти свет
?Бросил и забыл -
Кто делит с душой родной,
Втайне от людей,
То, что презрено толпой
?Или чуждо ей.

Бодний А. А.

К месяцу.

   Спокон ты веков
   Светом магическим
   Берёшь в суеверье умов
   Судьбы кругом загадочным.
  
  
   Мы в тебя вверяемся -
   Как покровителю ночному,
   Когда днём кумулятируемся,
   Вспоможествуя смыслу целевому.
  
   Ты реально не всесилен
   В повседневности дневной,
   Но ты каждым интенцилен,
   Как магнит есть неземной.
  
   Ты каждому с детства вошёл
   В мир вчувствованья,
   И обнадёженье ввёл -
   Будто мы по кругам обновленья.
  
   Свобода Разума - соблазненье:
   Стать наравне с тобой -
   Субстанцию в виртуалье
   Перевести как антипокой,
  
   Вечного Времени Движенье
   Чтоб было нам доступно
   Чрез твоё циклованье, -
   Вселенную понять модельно,
  
   Роль чтоб свою исполнять
   С участьем априорности,
   Абстракцией суть ваять
   В абрисе закономерности.
  
   Ты спрягаешь земное,
   Где неразрешимость гармонии,
   С неземным, где страстное -
   В точномерном созвучии.

Гёте И. В.

Мотылек.

   Вчера я долго веселился,
?Смотря, как мотылек
Мелькал на солнышке, носился
?С цветочка на цветок.
И милый цвет его менялся
?Всечасно предо мной,
То алой тенью отливался,
?То нежной, голубой.
Я вслед за ним, но он быстрее
Виляет и кружит!
И вижу - вдруг, прильнув к лилее,
?Недвижимый блестит.
Беру, и мой летун вертлявый
?Дрожит в моих руках.
Но где же блеск его румяный?
?Где краски на крылах?
Увы, коснувшись к ним перстами,
?Я стер их нежный цвет;
И мотылек, он все с крылами,
Но красоты уж нет.
"Так наслажденье изменяет! -
?Вздохнувши я сказал, -
Пока не тронуто - блистает;
?Дотронься! - блеск пропал!"

Бодний А. А.

Мотылёк.

1.

   Витает мотылёк,
   В пленэре одетый,
   Пока рефлекс ещё не стёк,
   Солнцем подогретый.
  
   И даже пойманный
   С стиранием орнамента,
   Но вновь отпущенный
   Для заложения фундамента, -
  
   Он не форму приоритетит, -
   Инстинкт жизни продолженья,
   И экзокрасотой уже не светит -
   Навигационность затрудненья.
  
   Мотыльку такое - в упрощенье:
   Он не эндокрасотою воспаряется,
   И ему не надо психперестроенье -
   Инстинктивностью он увлекается.

2.

   С потерей экзоэстетики
   У человека - осложнение:
   Любви замедленье кинетики -
   В достойное соответствие.
  
   Цена любви - перманентность
   Достоинства и уничиженья.
   Любовь сама - реципиентность,
   Эквивалентна градусу сопряженья.
  
   Темперамент натуры
   Эмоциональной экспессией
   Инерционит ход фактуры
   Любви составляющей.
  
   Сопряжение - это источник пульсации
   Любовной приемлемости
   В ауровом зондировании
   По генной доминантности.
  
  
   Натуры менталитет
   Принимает апофеоз гармонии
   Как псевдообоюдный паритет,
   Инстинкт сохраненья - в подавлении.
  
   Эйфория любви - псевдоистинность:
   Берёт подсознание страстность,
   Как при родах перестроечность,
   В уделе - сверхъестественность.

Гёте И. В.

Цепочка.

   Послал я средь сего листочка
Из мелких колец тонкую нить:
Искусная сия цепочка
Удобна грудь твою покрыть.
Позволь с нежнейшим дерзновеньем
Обнять твою ей шею вкруг;
Захочешь - будет украшеньем;
Не хочешь - спрячь её в сундук.
Иной ведь на тебя такую
Наложит цепь, что, ах, грузна:
Обдумай мысль сию простую,
Красавица! - и будь умна.

Бодний А. А.

Цепочка.

   Мир жестокий и бардачный
   Методику противодействием
   Нам оголяет, как шаг прагматичный,
   Не принятой зачастую сознанием.
  
   Мы от шанса неполновесного
   Или малообъёмного порой
   Отстраняемся, ожидая полноценного, -
   Как дар внеземной.
  
   И, бывает, дар мы ждём
   До окончания его потребности,
   И по цепочке-шансу не идём,
   Стал что долей виртуальности.

Гёте И. В.

* * *

   Взгляд необъятный, но чудный,
   Взгляд, открывающий жизнь, -
   Вдаль, вниз и вверх через горы
   Вечный проносится дух
   С предчувствием вечной жизни.

Бодний А.. В.

* * *

   В расцвете сил человек
   Телегой жизни увлечён
   На скоростях, как будто век
   С ней сопряжённый камертон.
  
   И знание законов эволюции
   Как будто не писано ему,
   И вечного дыханья в ощущении
   Рвёт предварённо рока тьму.
  
   А где же Разума подсказка
   О судьбе превратности?
   А Эксперимента развёрстка
   Выше воли индивидуальности.

Гёте И. В.

* * *

   Следы создательной руки
В кустах передо мною.
Не ты сии образовала камни,
Обильно-щедрая природа.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Покрытый мохом архитрав!
Я узнаю тебя, творящий гений!
Твоя печать на этих мшистых камнях.
   И надпись под моей ногою!
Ее затерло время!
Ты удалилось,
Глубоко врезанное слово,
Рукой творца немому камню
Напрасно вверенный свидетель
Минувшего богопочтенья.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Как мало дорожишь, природа,
Ты лучшего созданья своего
Прекраснейшим созданьем!
Сама святилище свое
Бесчувственно ты раздробила
И терн посеяла на нем.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   А ты среди великих
Минувшего развалин
Для нужд своих житейских
Шалаш свой ставишь, человек,
И счастлив над гробами.

Бодний А. А.

* * *

   Ты с Вечного Потока Времени
   Сошёл, Дух Вечности;
   На Антителе Пыла в стремени
   Вершить в Монадности.
  
   Твоя Вечность идёт в Бесконечность,
   Отсчёт взявши с нулевого зарожденья.
   В двух ипостасях Твоя Сущность,
   Как парадокса и Вечности явленья.
  
   В первой - Ты нулевое зарожденье,
   На Природу бренность фокусируешь,
   Утверждая Своё превосхожденье,
   Антимиром Разум старнируешь.
  
   Твоё порожденье - Природа,
   Твой Эксперимент вобрала,
   Как палеонтологии ода -
   Архитравами с мохом предстала.
  
   И нефти, как изначальная растительность,
   Огневой сокрытостью согревает
   И человечество и материальность,
   Как будто луч нулевого зарожденья играет.
  
   Но Вечность твоя всё убивает
   Заложенной моделью преходящего -
   На камне камня не оставляет,
   Антитела Пыла доля - дух освобождающего.
  
   Во второй ипостаси - Ты с Антимиром,
   Диктуя сущность Материи,
   С Вечностью сопрягаетесь Экспериментом,
   Подпитывая кинетику в Движении.
  
   Человек подражает сопряженью,
   Ставя жилье на истории развалах,
   Уповаясь псевдовечностью над гробовой тенью,
   Как будто у Вечного Времени на покоях

Гёте И. В.

* * *

   "О друг, поверь,
Умеренность - прямое счастье!
С умеренностью мы
Везде и всем довольны".
"О, мудрость, - прошептал орел,
В себя сурово погрузившись, -
Ты рассуждаешь, как голубка".

Бодний А. А.

* * *

   Нам темп жизни задал
   Эксперимент Духа Вечности,
   Чтоб Движенью новацию слал,
   Где зло и добро - в полярности.
  
   В этой методике - периодичность
   Чередования умеренности
   И революционности, где самость -
   Ведомая духом цикличности.
  
   Цикличность - двухуровневая:
   Биологическая и историческая,
   В эволюции проявленная
   И в обществе, как антиэкзистенциалистская.
  
   Патологически умеренная личность
   Несет эту выраженность в относительности,
   Когда рушит равновесье революционность,
   Ставя впереди её воли Волю Духа Вечности.

Гёте И. В.

Надежда.

   Молюсь споспешнице Надежде:
Присутствуй при трудах моих!
Не дай мне утомиться прежде,
Пока я не окончу их!
Так! верю я, что оправдится
Твой утешительный глагол:
Терпенье лишь - труд наградится;
Безветренный отсадок гол
Даст некогда плоды и листьем осенится.

Бодний А. А.

Надежда.

   Творю по инерции Надежды:
   Давшее Духом Вечности озаренье,
   Пусть сохраняют Девы звёзды,
   Задуманное пока войдёт в завершенье.
  
   Живу я с чувством опасенья,
   Чтоб озаренье не вышло б из синхронности,
   Где цели творчества и жизни - обозначенья,
   Подчинялась чтоб естественность сверхъестественности.
  
   Но если, перейдя рубеж задуманного,
   Дух Вечности продолжит творчество лучить,
   Я буду даже с состоянья придыханного
   Пегаса стремя теребить.

Гёте И. В.

Первая потеря.

   Кто воротит мне дни блаженные,
Дни крылатые, страсти первенца?
Кто воротит мне хоть один часок
Драгоценного того времени?
Каждый день болит сердце бедное,
Каждый день грущу о минувших днях.
Кто воротит мне хоть один часок
Драгоценного того времени?

Бодний А. А.

Первая потеря.

   Вселенной Безбрежность,
   Таинство где звёзд,
   Вдобавок мира земного - всесильность, -
   Для детства - магичность и силы и вёрст.
  
   И эту магичность сквозь годы несём,
   Как Эгоизма самоуничижённость,
   И реакцией свербленья жнём
   Магической первосходности контрпродуктивность.
  
   Бренность, завершаясь тленностью,
   Во времени, в пространстве и в субстанциальности
   Принимается нашей самостью
   Лишь как первая потеря - молодости.
  
   В Потоке Времени Вечности
   Этой потери нет, ибо психопсевдофакторность,
   Которой терзаемся мы в юности,
   Есть не отраженье Движенья, а это - самозацикленность.

Гёте И. В.

* * *

   Кто одинок, того звезда
Горит особняком.
Все любят жизнь, кому нужда
Общаться с чудаком?
Оставьте боль мучений мне.
С тоской наедине
Я одинок, но ее один
В кругу своих кручин.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Кто с плачем хлеба не вкушал,
Кто, плачем проводив светило,
Его слезами не встречал,
Тот вас не знал, небесные силы!
Вы завлекаете нас в сад,
Где обольщения и чары,
Затем ввергаете нас в ад.
Нет прегрешения без кары!
Увы, содеявшему зло
Аврора кажется геенной!
И остудить повинное чело
Ни капли влаги нет
   У всех морей вселенной!

Бодний А. А.

* * *

1.

   Суровость жизни и бардачность
   В изгой ввергает оппозицию,
   Одиночество давая в сопряженность,
   Чтоб вольница была в христопродажию.
  
   И постоянно эта расстановка
   В диафонию человечество ввергает,
   Где навуходоносорства уловка
   Режим себе приемлемый верстает.

2.

   Доля оппозиционная горька
   От виртуальности подмоги и слабосилья.
   А власти предержащей мощь веска
   В абрисе скаредности и властолюбья.
  
   Но это - преходящие явления -
   Рай земной для Гаранта и олигархов
   И экономический Гулаг для простолюдья:
   Не менёт ход Времени армагеддонских поворотов.
  
   Верхов порочность и низов,
   В противоборствах пребывающих,
   Есть вечный предков к диафонии зов,
   В бубен бихевиоризм верстающих.
  
   Содеявшему зло по убежденьям
   Аврора видится без осложнений;
   Глубинные мотивы - к возрожденьям
   Союзов тайных - как сущности влечений.
  
   Голод терпящий праведник
   И буханку хлеба укравший
   У олигархов, где Гарант им Вестник,
   Будет карой - как прежде срока лист опавший.

Гёте И. В.

* * *

   Знаешь неба тяготенье,
   Знаешь тягости земли,
   Не скрываешь ты смятенья,
   Что кипит в твоей груди.
   Потому-то, друг прелестный,
   Будь и молод и умен.
   Дар искусства - дар небесный,
   Но обман для жизни он.
   И о том, что втайне знаем,
   Проболтаемся вот-вот.
   Тщетно рта не раскрываем,
   Самый стих нас предает.

Бодний А. А.

* * *

   По апостолу Павлу, человек -
   Это ложь инстинктно бессознательная
   Для единенья реалии с желанием - как штрек,
   Чтоб была б экзистенция как универсальная.
  
   Интроекцирует и искусство эту методику,
   Смысл жизни принимая псевдообъективно,
   Как псевдостыковку, где Движенье диктует динамику,
   По которой жизнь идёт прагматично.
  
   Парадокс меж заявкой и действием,
   Как круговерть, втягивает устремленья,
   Апробируясь общественным направлением,
   Реализуясь же под диктовку исторического сознанья.
  
   И только поэт оппозиционный особняком
   Упреждает порочную комбинацию:
   Истина интегрировать должна, как сквозняком,
   Выдувая ложь чрез сущезакономерную позицию.

Гёте И. В.

Правило жизни.

   Хочешь радостно и счастливо прожить,
Научись о невозвратном не тужить,
Научись ничем не раздражаться,
Настоящим полно наслаждаться.
Сердце ненавидеть отучи,
Будущее Богу поручи. 

Бодний А. А.

Правило жизни.

   Хочешь знаково жизнь прожить,
   Будучи патологическим христопродажьем,
   Должен навуходоносорству служить,
   Молясь и лебезясь с пристрастьем.
  
   Если делаешь это с природным талантом,
   Будешь вовеки именоваться кивателем
   Насильственной госправды, проводимой Гарантом,
   Когда история листается идейным прихлебателем.
  
   Хочешь знаково жизнь прожить,
   Будучи поэтом оппозиционным,
   Должен спартаковскому духу служить,
   Озаряясь огнём прометеевым.
  
   И по внесённой лепте в переустройство,
   Даже прожектное, но расчётно реальное,
   У праведников и гуманистов обретешь ты свойство -
   Не меркнуть в истории революций, как знамённое.
  
   Две эти жизненные позиции -
   Не парадокс психологизма,
   А два типа в жизнеутверждении:
   Истины и антиэкзистенциализма.

Гёте И. В.

* * *

   Мне ль не пользовать подобий
   Так, как пожелал,
   Раз сам Бог подобье жизни
   В комаре нам дал.
   Мне ль не пользовать подобий
   Так, как пожелал,
   Раз свое в очах любимой
   Бог подобье дал.

Бодний А. А.

* * *

   Теологией отождествленье
   Бога Иеговы с человечьим образом,
   Есть не объективности посланье,
   А фокусировка власти опосредством.
  
   И уместно здесь псевдоподобье:
   Высший Разум должен вмещаться
   По аналогии в обличье человечье,
   Когда основа мирозданья исключается.
  
   Антимир - основа мирозданья,
   Где микромир диктует
   Структуру построенья,
   Живительность дарует.
  
   У человека - основы подобье:
   Антитело Пыла организует
   Мыслительное творенье,
   Разуму его интегрирует.
  
   А форма телесного строенья -
   Это Разуму оболочка зримая,
   Для теологии - это акт умышленья:
   Аффектом Лика - суть сторнимая.

Гёте И. В.

* * *

   У Муз явилась мысль одна:
   К искусству приобщить Психею.
   Методики твердят затею,
   Но прозе Душенька верна.
   Не слишком лиры звук прекрасен,
   Хоть ночь прелестней летних снов,
   Но вот Амур приходит, страстен,
   И курс учения готов.

Бодний А. А.

* * *

   Психея и в поэзии и в прозе
   Вибрацией тонкой страданьям верна,
   И чистого искусства музе
   Она нисколько не должна.
  
   Психея трудность Бытия,
   Как и везенья проявленье,
   Берёт в тандем со вторым "Я",
   Чтоб рацзерно имело ощущенье.

Гёте И. В.

Завет.

   Кто жил, в ничто не обратится!
Повсюду вечность шевелится.
Причастный бытию блажен!
Оно извечно; и законы
Хранят, тверды и благосклонны,
Залоги дивных перемен.
Издревле правда нам открылась,
В сердцах высоких утвердилась:
Старинной правды не забудь!
Воздай хваленья, земнородный,
Тому, кто звездам кругоходный
Торжественно наметил путь.
Теперь - всмотрись в родные недра!
Откроешь в них источник щедрый,
Залог второго бытия.
В душевную вчитайся повесть,
Поймешь: взыскательная совесть -
Светило нравственного дня.
Тогда доверься чувствам, ведай:
Обманы сменятся победой,
Коль разум бодростью дарит.
Пусть свежий мир вкушают взоры,
Пусть легкий шаг пройдет просторы,
В которых жизнь росой горит.
Но трезво приступайте к чуду!
Да указует разум всюду,
Где жизнь благотворит живых.
В ничто прошедшее не канет,
Грядущее досрочно манит,
И вечностью заполнен миг.
Когда ж, на гребне дня земного,
Дознаньем чувств постигнешь слово:
"Лишь плодотворное цени!" -
Не уставай пытливым оком
Следить за зиждущим потоком,
К земным избранникам примкни.
Как создает, толпе незримый,
Своею волей мир родимый
И созерцатель и поэт,
Так ты, причастный благодатям,
Высокий дар доверишь братьям.
А лучшей доли смертным - нет!

Бодний А. А.

Завет.

   Свербенят человека две тенденции
   На протяжении тысячелетий:
   К познанью Эгоизмом мира и экзистенции,
   И к насилью посредством знаний.
  
   Первая тенденция - к познанью мирозданья,
   Чтоб знать врага с открытым бы забралом.
   Ведущей энергетикой - духом противоречья -
   Непознанное человек берёт тараном.
  
   В такой методике он в корне не верен,
   Не зная в существе подвоха теневого, -
   Успехом превентивным он уверен,
   Упрощая неземное по подобию земного.
  
   Но выявляет он своим самосознаньем
   Методику обратную для Эгоизма:
   Жизнь свою он не палеонтологическим явленьем
   Считает, а вечности экзистенциализма.
  
   Эта тенденция ведёт к псевдомудрости -
   Теоретическое как жизни пониманье,
   И завет - Интеллекта мирового сущности -
   Передаёт только надо из поколенья в поколенье.
  
   Издержки Эгоизма - за бортом истории,
   Как эмпиризма пленэр чувствованья,
   Но кардиналом серым в эволюции
   Они поддерживают тенденции проявленья.
  
   От полновесного проявленья тенденции
   Эгоизм балансирует меж вечностью и бренностью,
   Как отраженье связи с гармонией дисгармонии, -
   По линии напряженья путь идёт к совершенствованью.
  
   И здесь завет: принимать надо мудрость
   В жизнеобустройстве с учётом аберраций,
   Так как в Движенье - процесса жизни сущность,
   И выбирать рацпредложения интеграций.
  
   Вторая тенденция - к проявленью порочности
   И через властолюбье и чрез христопродажье
   В мире, где в жестокости и бардачности
   Идёт нашей жизни разнотиповое проявленье.
  
   Центральной осью человечества вращенья,
   В которую втягиваются эволюция и экзистенция,
   Является инстинкта насилья проявленья
   Чрез навуходоносорства властные течения.
  
   И здесь завет, не касающийся навуходоносорства,
   Как патологию; если ты - христопродажье,
   То из пассивный не переводи его в активные действа,
   Ибо перевод даст тебе в будущем уничиженье.
  
   Но если выпало быть оппозиционером судьбой,
   А сила воли у тебя - в послабленье, -
   Будь идейно привержен до ухода на вечный покой,
   Чтоб Олимп обонял историческую ложку дёгтя
   в гедонобеспечье.

Гёте И. В.

Капли нектара.

   Раз, в угоду Прометею,
Своему любимцу, с неба
Чашу, полную нектара,
Унесла Минерва людям,
Чтобы созданных титаном
Осчастливить и вложить им
В грудь святой порыв к искусствам.
Шла она стопой поспешной,
Чтоб Юпитер не заметил,
И в златой плескалась чаше
Влага, и на зелень луга
Несколько упало капель.
Рой прилежных пчел примчался,
Все нектар усердно пили;
Озабоченный, спустился
Мотылек - добыть хоть каплю;
Сам урод-паук приплелся,
Пил нектар что было мочи.
Так сподобились блаженства
Эти крохотные твари,
Счастье высшее - искусство -
С человеком разделив.

Бодний А. А.

Капли нектара.

   Идея-страсть Прометея
   Для гуманистов оппозиции
   Как сосуд с нектаром, что Фея
   Поит дух в закрепощении.
  
   Идея Прометея спокон веков
   Борцам предназначалась авангарда
   За равенство под солнцем без оков,
   Кто духом - воин, что рождала Спарта.
  
   И авангард оправдывал значенье,
   Титан что им на самость
   Клал, Истины как политанье
   В исчадье зла, где властность.
  
   Авангард не подключал простонародье
   К интродукции в права Свободы,
   Памятуя великого Пушкина изреченье:
   "Паситесь, мирные народы!"
  
   Когда оппозиционеры точку опоры
   В проблемной сфере овеществляли,
   Они привлекали массы, как подпоры,
   Чтоб достигнутые подвижки сохраняли.
  
   И тогда народ в облегчённой ситуации
   Слепо всасывал, как капли нектара,
   Идею: в личную злобу превращение дисгармонии,
   Что социальному прогрессу - акт затора.

Гёте И. В.

Утешение в слезах.

   Скажи, что так задумчив ты?
Все весело вокруг;
В твоих глазах печали след;
Ты, верно, плакал, друг?
"О чем грущу, то в сердце мне
Запало глубоко;
А слезы в сладость нам,
От них душе легко".
К тебе ласкаются друзья,
Их ласки не дичись;
И, что бы ни утратил ты,
Утратой поделись.
"Как вам, счастливцам, то понять,
Что понял я тоской?
О чем, но нет! оно мое,
Хотя и не со мной".
Не унывай же, ободрись,
Еще ты в цвете лет;
Ищи - найдешь; отважным, друг,
Несбыточного нет.
"Увы! напрасные слова!
Найдешь - сказать легко;
Мне до него, как до звезды
Небесной, далеко".
На что ж искать далеких звезд?
Для неба их краса.
Любуйся ими в ясную ночь,
Не мысля в небеса.
"Ах! я любуюсь в ясный день,
Нет сил и глаз отвесть.
А ночью плакать мне,
Покуда слезы есть".

Бодний А. А.

Утешение в слезах.

   Слезам человек придаётся
   И в горе и радостном умиленье,
   Где чувство сокровенно выдаётся,
   Точку опоры ища в изливанье.
  
   Способствует и повод к слёзовыделенью -
   В эмоциях словесного нехватка выраженья,
   И слёзы льются естественностью,
   Что для бедных, что и для богатого сословья.
  
   Антиномии здесь нет, а слёз приложенье
   Есть разное к субъектам и объектам экзистенции:
   У бедных - печалью бытовой идёт в ограниченье
   На фоне в беззащитном миропонимании.
  
   И в судьбине печаль - закономерностью
   Идёт чрез бедное существованье,
   Меняясь только интенсивностью,
   Пробелы разные неся им в облегченье.
  
   И слёзы им - надежда на слепое состраданье:
   Слезливое как будто ожиданье от БОГа подаянья,
   Но параллельно идёт протестное свербленье,
   Как будто возросла опора донного пластанья.
  
   У властных - печально бытийной идёт растеканье
   На фоне сожаленья о утрате силы Эгоизмом,
   И чувство ревности на безответное струится
   мироустроенье,
   Где по случайной закономерности они как в избранном.
  
   И это избранное на несчастье сочетанье
   С властительною силой и придавленным тщеславьем
   Рождает совести богатым расщепленье
   На покаянье, но с протестным оправданьем.
  
   Но есть у бедных и богатых общность:
   Неутешные слёзы в потерях родных.
   Если бы интроекцией апперцептировать эту схожесть,
   То армагеддоновых не было бы суггестий страстных.

Гёте И. В.

Кладоискатель.

   И суму, и тяжесть горя
На себе влачил я годы.
Бедность - нет страшней невзгоды,
Злато мне всего милей!
И решил, с судьбою споря:
Клад заветный я отрою.
"За него плачу душою!" -
Кровью начертал своей.
Круг магический отмерив,
Как велит волшбы ученье,
Кости жег я и коренья
И заклятье прошептал.
Так, премудрости поверив,
Думал я - по всем приметам
Клад найду на месте этом;
Темноты был страшен шквал.
Но пробился издалека
Свет сияющий и чистый,
Словно блеск звезды лучистой,
Разливался он вокруг.
Полночью, во тьме глубокой,
Светлые струились волны,
Предо мною с чашей полной
Дивный отрок вырос вдруг.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
"Пей из кубка жизни ясной,
И постигнешь поученье,
И не станешь в нетерпенье
О сокровищах скорбеть.
Позабудешь труд напрасный!
Пот - неделям! Праздник - другу! -
Будь твоим заклятьем впредь".

Бодний А. А.

Кладоискатель.

1.

   Я искал по жизни клад
   В юности строптивой:
   Судьбою чтоб разлад
   Стал ценностью реальной.
  
   Для такой метаморфозы
   Нужен был мне покровитель,
   Гармонизирующие чтоб дозы
   Мне давал, как идеала выразитель.
  
   Я не реальную алкаю личность.
   А абстрактную без пут земных,
   Чтоб компенсировать мою бы слабовольность
   В гордеевых решениях страстных.
  
   Мне выдавало подсказку подсознанье:
   В жестоком и бардачном мире балом правят
   Навуходоносорство и христопродажье,
   И свои знаменья чрез тысячелетия пленэрят.
  
   И самые опасные объекты подражания -
   Правозащитники, игру ведущие двойную:
   Народу декларируют защитные деяния,
   Но под диктовку власти - суть псевдострастную.
  
   Попутно я к истокам приобщался
   Духа протестного оппозиционеров и гуманистов
   И их существенностью - Истинностью - заряжался,
   Которая выше нравственных признаков.
  
   Здесь сокрыта в том парадоксальность,
   Что Истины глашатай - гены без компромиссов,
   А гены другие выражают нравственность
   На уровне целесообразных поступков.
  
   Апостол Петр был в молодости инквизитором,
   Нацеленный не на Истину, а на слепое подчиненье.
   С опытом стал он Истины детерминатором,
   Которая нравственностью была в удержанье.

2.

   У меня уживаются две начала в сознанье:
   Идейное от Прометея, как оппозиционное,
   И философичное чрез парадоксальное послабленье,
   Где иногда уступает место нравственное.
  
   В издержках аналитического производства
   Я нахожу психклад цены наития,
   Что я за акты плачу новаторства,
   А плодами наслаждения - акт есть ожидания.

Гёте И. В.

Смирение.

   "Ты весь истерзан и весел вновь,
Поешь, как пел искони".
Поэт: - И мне и песням враждебно любовь.
Мне в эти тяжелые дни
Так тяжки любовные речи.
Не так ли горящие свечи
И светят, и тают, - взгляни!
Искала любовная боль забытье,
Хотела забыться в пустыне.
Нашла опустевшее сердце мое
И в нем угнездилась отныне.

Бодний А. А.

Смирение.

   Любовь питаем в детстве
   К пенатам мы родным,
   Предвзяты мы в излишестве -
   В земном мы с неземным.
  
   Мы ощущаем бессмертие,
   Опыта лишённые;
   В пенатах - слепое воодушевление,
   И мы - бессознательно реципиентные.
  
   И в интимной любви пораженьем
   Мы до Вселенной ширимся
   Пенатым владеньем,
   Болью с Безбрежием меримся.
  
   Опытом отягчённые к старости,
   Мы от антуража отторгаемся,
   И болью душевной в виртуальности
   К пенатам снова возвращаемся.
  
   И жизненный круг замыкается,
   Как закругленьем Вселенной,
   Которой для нас является
   Пенаты с любовью непобедимой.
  
  
   И в этом - души сближенье
   С истоком миропониманья
   Есть духа протестного смиренье
   Не со средой, а с идеалом обновленья.
  
   А если ты поэт есть оппозиции,
   То идеалом для тебя обновленья
   Есть подвижки прометеевой идеи в экзистенции,
   От которых ионизируется след изначалья.

Гёте И. В.

Сокровенное.

   О глазах моей любимой
   Мир толкует и судачит.
   Я один, я точно знаю,
   Знаю все, что взгляд их значит.
   Это значит: вот мой милый,
   А совсем не тот, который ...
   Люди добрые, оставьте
   Ваши сплетни, ваши споры!
   Да, в необоримой силе
   Глаз ее - одно желанье:
   Чтоб любимый догадался,
   Где, когда у них свиданье.

Бодний А. А.

Сокровенное.

   Цену любви две стороны,
   Две разные позиции,
   Как пашне бороны,
   Дают как истину в дотации.
  
   Одна - влюблённого оценка,
   Вбирающая любви игру,
   Как хода псевдоистинного стрелка,
   Псевдостерилизация где чувств в пару.
  
   Здесь экстерьер душевного порыва
   Стремится интерьером стать
   На фоне малоопытного псевдодива,
   Любовь теряет где резона стать.
  
   Другая - оценка кумуляции
   Опыта родителей и общества,
   Где позиция с истиной - в приближении,
   Но властного не лишённая действа.
  
   Из двух оценок, как из двух зол,
   Выбирают с меньшей аберрацией.
   Пусть среди вторых - нелицеприятный разносол,
   Но к истине их путь прямолинейней.

Гёте И. В.

Пять свойств.

   Пять свойств не ладят с другими пятью.
Внимательно заповедь слушай мою:
С Надменностью Дружба не может сродниться,
От Грубости Вежливость не родится,
Величия мы у Злодейства не ищем,
Скупец не подаст убогим иль нищим,
Для Веры и Верности Ложь не опора.
Все это усвой - и храни от вора.

Бодний А. А.

Пять свойств.

   Пять этико-эстетических категорий,
   Как пять свойств, в парадоксальность
   Идут с своими антиподами, углы поляризаций
   Меняются когда, требует если востребность.
  
   Человек подсознательно на инстинкте выживанья
   Ставку в жизни проводит, хотя сознательно
   Выражает при условиях Эгоизма утвержденья,
   И в этом свете пять свойств идут парадоксально.
  
   Первое - Дружба - если только на аурном совмещенье,
   То век её может быть не долог от антуража.
   Гораздо прочней она, когда скрытое самопринужденье
   От зависимости, Надменность когда в образе патронажа.
  
   Второе - Вежливость - это форма приспособленья
   Для сторнирования препятствий в взаимоотношениях,
   И тем Она больше несёт изощренья,
   Когда правит вожделенной целью Грубость в раскрепощениях.
  
   Третье - Величие - есть парадоксальное сочетанье
   Достоинства скрижального и резонансности
   С властью предержащей, когда оттененье -
   Как отторженье от корней посредственности.
  
   Если хроническое идёт в госсистему внедренье
   С целью проявленья Эгоизма как авториторизма,
   То тогда вероятней Злодейства, как наступленье
   Не в целях самозащиты, а во имя экзистенциализма.
  
   Четвёртое - Меценатство - как скрытость,
   Когда награбленное чрез показательную помощь проводится -
   Навуходоносорское создание плацдарма, чтоб цельность
   Имела субстат, с которого Скаредность протуберантится.
  
   Пятое - несёт сдвоённость: Веры и Верности,
   Но Ложность к ним идейного приобщения -
   И то и другое несут или аффекты псевдоистинности
   По недоуменью или виртуальность - как Лжи представленья.

Гёте И. В.

* * *

   Как так, что добрых и глупейших
   Столько слов звучит в уши мои?
   Кто молод, повторяют реченья старейших
   И думают, что все они свои.

Бодний А. А.

* * *

   В стадии формирования самосознанья -
   Судьбоносных признаков закладки
   Являет генная основа миропониманья,
   Для секторных менталитетов корректировки.
  
   Информация, сентенция, дидактика идут потоком,
   Душой и Разумом, как губками, внимаются,
   Но юная субстанция одним питается истоком,
   Избранные в котором с генностью пересекаются.
  
   И если у него медиумический суфлёр
   Есть личность нравственно неблаговидная,
   То он советы родителей и гуманистов пошлёт в затор,
   В них рождается реакция недоумённая.
  
   Но при учёте врождённой модели миропониманья -
   Здесь нет реакции недоуменья, а эта юность
   Порочность чужую выражает для самоутвержденья,
   И здесь могила только исправит горбатую самость.

Гёте И. В.

* * *

   Сижу один
   Здесь полный господин.
   Чашу вин
   Пью я один;
   Нет мне запрещенья,
   Храню я собственное мненье.

Бодний А. А.

* * *

   Феноменальность одиночества -
   Ты в наступленье на антураж и экзистенцию,
   Если дух несёшь противоборства,
   Идеальность его к самоизъявлению.
  
   В этой атмосфере проецируются
   Такие технологии, которые сущностью
   С закономерностями Бытия ассоциируются,
   Выявляя консонанс интуитивностью.
  
   Это - не тот вид одиночества,
   Которое лицо протестное чувствует,
   Когда находится средь массового излишества,
   Там - сохраненье, а не наступление озадачивает.
  
   Здесь инстинкт исторической стадности
   Низкочастотного подсознательно резонансируется,
   Вызывая блокировку частичную самости, -
   Личность человечеством символически пластуется.
  
   В идеальном одиночестве изъявляется
   Семантика социальной протестности,
   Когда идеология, как субъективность, отметается,
   Уступая место философичной аналитичности.

Гёте И. В.

* * *

   Уже под утро в кабаке
Какие ни случались драки,
Какая брань на языке:
Хозяин, факелы, зеваки!
Визжала флейта, бубен бил,
Бока хрустели в общей свалке,
И я, влюбленный, тоже был
Не из последних в перепалке.
И там, бывало, битвы шли,
Где что ни пустозвон, то гений,
Но я всегда стоял вдали
От споров школ и направлений.

Бодний А. А.

* * *

1.

   Несу дух я протестный
   В амфоре парадоксальной
   И образ свой менталитетный
   Площадкой зрю экспериментной.
  
   На ней являю столпосотворенье,
   Где фибрами души я выявляю
   Всю страстность через состраданье,
   На фокус социальности ввергаю.
  
   Инсценировку прелюдий социальных
   В художественный колорит вбираю,
   Правдоподобье сцен держу, словно реальных,
   И точки супернапряженья в модели выделяю.
  
   И механизм модулированья сущности
   Диафонического напряженья
   Чрез эпизоды и обусловленности
   Дает с Безбрежья сочетанья.
  
   И это - апробация надежности,
   Когда Монадность и Антительность -
   Общность есть для ингредиентности,
   Где Духолепствуют и Бытие и Вечность.

2.

   Но наступает метаморфоза противоположности,
   Когда я среди толпы протестной с лидером.
   И я, лишенный практицизма самости,
   Себя считаю уязвлённым тендером.
  
   Уязвленье идёт художественной образности,
   Как нестыковка теоретичности с практичностью,
   Где я модели создавал несвоевременности,
   В толпе я лишним ощущаюсь с менталитетностью.

Гёте И. В.

* * *

   Садовник! пересади
Этот прекрасный куст!
Жалко его оставлять
В почве бесплодной.
Крепок он от природы -
Этим одним и жив.
Там, где земля скупится,
Там, где гноится воздух,
Взгляни! весной он весь
В серебристо-зеленых листьях,
Их апельсинный запах -
Яд для гнуса.
Его светоносных листьев
Гусеница не сгложет,
Червь не тронет -
Солнце куста коснулось!
Цветов его
Ждет невеста
От жениха,
На плоды надеются юноши.
   Но взгляни на него и осенью -
Неуязвим по-прежнему,
И на выручку
Гусенице приходит паук.
Враг красоты, он спускается
С высокого тиса,
Паря в воздухе,
На куст благодатный.
И - пусть безобидный,
Но безжалостный -
Плетет на листьях
Серую, мерзкую сеть -
И, торжествуя, видит:
Невеста брезгливо,
Юноши, негодуя -
Отворачиваются.

Бодний А. А.

* * *

1.

   Поэт оппозиции
   Превентивно обречён
   На жестокость экзистенции
   Чрез властолюбья тон.
  
   Как полезный кустарник
   С идейной энергией роста,
   Эстетики рассадник
   Для бесполезного болота.
  
   Время пока не сторнировало
   Энергию жизнеутвержденья,
   Еще пока закат не инспирировало,
   Поэта к Истине ведут восхожденья.
  
   Одно восхожденье -
   От состраданья,
   Как властолюбью противостоянье
   За достоинств сохраненья.
  
   И здесь вспоможенье
   Идёт от страсти-идеи,
   Которое в воплощенье
   Доброжелательной Феи.
  
   Подпорка от мифичности
   Есть результат,
   Когда добро - в мизерности,
   А зло - Диктат.
  
   Такое вспоможенье
   Абстракцией даёт
   Фактора как ощущенье,
   Резерв сокрытый льёт.
  
   Второе восхожденье -
   От исторического опыта
   Рацзерна чрез воскрешенье
   В ракурсе Эксперимента.
  
   Третье восхожденье -
   От стеллиума Зодиака,
   Именное как Духолепье,
   Судьба - для знака века.

2.

   Звёздный час у оппозиции
   С прожитой жизнью совмещается,
   Я - верен этой линии,
   Хотя сила духа сокращается.
  
   Но случай у меня парадоксальный:
   Я к финалу разочарованье
   Не как тупик ощущаю идейный, -
   Я - от земного на вселенское закругленье.
  
   Я так сохраняю идейность,
   В отличие от Тютчева и Салтыкова-Щедрина,
   У которых финальная примирённость
   С теми, кто создатель жизни дна.

Гёте И. В.

* * *

   Пора! уходишь -
Иди! Так надо.
Тут не житье
Тому, кто честен.
Смрад от болот
И осенняя сырость
Тут слились -
Нераздельно, навеки.
Тут плодятся
Гады и гнусы;
Тут - разгул
Их разбойничьей злобы;
   Тут - похотливый
Огнежалящий змий
Выполз на берег
Погреться на солнце.
Иди отсюда!
Но не лунной тропой -
На ней кишат
Ночные жабы.
Они безобидны,
Но безжалостны.
Тут не житье
Тому, кто честен.

Бодний А. А.

* * *

1.

   Если ты поэт оппозиции,
   Тебе трудно в родных краях
   Выражать суть своей позиции -
   Близость родства - как в клещах.
  
   Внешне вроде - алгоризм,
   Поддержка близких без учёта,
   Но оппозиция - это стоицизм,
   И ты - изгой, христопродажности где квота.
  
   Псевдорезонный протест оппонента:
   "И в отдалении - та же ситуация".
   Да, но закон традиционного момента:
   Чужой - свободен от конкретики пленения.
  
   Второй момент авторитетности:
   На чужбине - оторванность от родства,
   В котором - путы медиумичности,
   А здесь - ожиданье совершенства.
  
   Это - закон инерции ожидания
   Лучшего в сравнении с реалией,
   Как результативная эволюция,
   Чрез суггестии к пику вожделенностей.
  
   И оттеняется это ожидание,
   Чрез столетия идущее,
   Термином - "мессия" - как спасенье
   Человечества, христопродажье где довлеющее.
  
   Оно довлеет по необходимости
   И по врождённому менталитету.
   Для первых - выживание в жестокости,
   Для вторых - достичь привилегированную мету.

2.

   Чужбина укрепляет самость
   Оппозиционного существованья,
   И её, как якорем, идейность
   Держит в абрисе исторического сознанья.
  
   Плеяда борцов за Истинность
   С абриса идёт чрез апперцепцию
   В ресурс жизни как факторность
   Аномальному существованию.
  
   Слабовольные непротестные эмигранты
   Ищут свои диаспоры для выживанья,
   Не принимая в расчёт идейные кванты;
   Для оппозиционера они - затененья.
  
   Поэт оппозиции ведёт
   Идейное изгоем одиночество,
   И с огнивом амфору Прометея несёт
   Чрез Интеллект в непредвзятое потомство.

Гёте И. В.

* * *

   Будь бесчувствен! 
Да не дрогнет сердце 
В этом и без того 
Неверном мире. 
Бериш! гони с лица 
Улыбку весенних дней, 
Чтоб не знавать ему 
Свирепости зимних бурь. 
Тщетной была б мечта, 
Что от беды спасут 
Вздох девичьей груди, 
Рукопожатье друга. 

Бодний А. А.

Новелла о Движении

1.

   Состраданье слепое уродует
   Степень естественности,
   Где нравственность бытует,
   Не даёт добру со злом разделительности.
  
   Хомо сапиенсы - порочны,
   Но степени сдерживания
   Безнравственности - различны,
   От генного ведут исполнения.
  
   Есть мерзавцы - как патология,
   А есть оступившиеся -
   Сути нравственности непонимания, -
   Должно состраданье - дифференцирующееся.
  
   Сострадание не есть всепрощение,
   А немая сентенция для осветления
   Смысла жизни, как полезное Движение,
   Где рационализирующая эволюция.
  
   Эта эволюция - арбитр сострадания,
   Она отдачу полезности берёт
   На фоне историчного существования,
   И слёзы как ненужность жнёт.
  
   Ей нужна знаковость действий,
   А не сенсуализма чувствования
   С доминантности традиций,
   Человечество в страстях где переонифицирования.
  
   Но на фоне Потока Времени Вечности
   От персонифицирования - "рожки да ножки", -
   Следы квантов Антительности,
   Для фантомов - энергостёжки.
  
   Эта концепция - повод для переосмысленья:
   Не в эстетику надо внедряться
   Ради персонифицированья чувствованья,
   А с эстетикой совестью сверяться.
  
   В этом мире бардака и безумия,
   Где производная - от порочности,
   Подпитываться надо не от эстетикой любования,
   А от исправления псевдогорбатого по социальности.
  
   Она же даст и Истинность
   В эстетике лучения,
   Когда добро и зло чрез безвыходность
   Сторнируют страдания.

2.

   И не надо ставку делать на друзей -
   Они в аурах резонансируются,
   А на контроле - спонтанность страстей,
   Приемлемости где тусуются.
  
   И не надо чрезмерное любование
   Дарить красоте весеннего возрождения -
   Оно - следствие борьбы за выживание,
   А причина - страстная эволюция.
  
   Чтоб снижать накал эволюции -
   Точки равновесия ищите
   Меж добром и злом - в усмирении,
   Где закономерности сущего чтите.

3.

   Сущего закономерность - составляющая
   Вселенского мироустройства,
   Где Духа Вечности Экспериментирующая
   Воля проявляется как Диалектики свойства.
  
   Мир чувствованья личности
   В этом плане - приложение,
   Не потому что Дух Вечности ущемлённости
   Выдаёт человечеству в жизнедеяние.
  
   Ущемлённость - не самоцель Духолепья,
   А вынужденность сочетания несочетаемого,
   Чтоб сверхъестественность в сопряженья
   Вступала с трёхмерностью чрез акт факта
   диалектического.
  
   Жизнь отличается от смерти Движением,
   Которое всей Монадности даёт Живительность -
   Армады чувствований изъявленьем,
   Где выражается диалектическая противоположность.
  
   Чувствованья - Антимира достоянья,
   Где сверхъестественность интегрирует,
   Рождая личности факторность деянья,
   И этим смысл плоти активизирует.
  
   Прерогатива отдаётся здесь Движению,
   А не чувствованию, во имя Непрерывности
   Чтоб Живительность давать мирозданию,
   Как проявленье всей Её спектральности.
  
   В этом ракурсе духовные комбинации
   Рождают признаков взаимообусловленности,
   Где роль ведущая - полимерии
   Под диктовку Экспериментальности.
  
   Ведущая комбинация для правдистов -
   От сострадания к эквивалентности Свободы,
   Когда завихряется в Диалектике пленэр всех спектров,
   Плотским и антительным обостряя генотипороды.
  
   В этом - рациональность чувствованья
   Через сострадание, а не голый сентиментализм,
   Вбирающий индивидуальность Эгоизма в сопряженья,
   Где псевдоприоритетит антиэсхатологизм.

4.

   Это направленье Воли Духа Вечности -
   Не есть преднамеренность ущемленья,
   А равноправие в эсхатологической сущности,
   Когда вся комбинация хромосом - изъявленья.
  
   Это исключает ограниченный контингент,
   Когда один набор человечества - в бессмертии,
   Где амплитуду жизни берёт Движения контрагент,
   Тогда цивилизация однополюсная - в затухании.

5.

   Во имя Незатухаемости Дух Вечности
   Антителом Пыла в индивидуальности
   Модулирует БОГа внутри личности, -
   Будь-то злодей или носитель добродетельности.
  
   Это обстоятельство рождает двойственность:
   Первая - Единобожие становится антитеологической верой,
   Где Дух Вечности являет Свою экзистенциалистскую Сущность,
   Выражающая Судьбу человечества антиэкзистенциалистской
   антифугой.
  
   Вторая - внутренний мир человека - именная локализация, -
   Где именное Антитело Пыла даёт противоречивость
   Через Разум, - рождается экзистенциалистическая позиция,
   Как антипод Программы, где Экспериментальность.
  
   В этой парадоксальной противоречивости -
   Земновидный источник относительности Движенья,
   Когда результирующей безнравственности
   Отдаётся предпочтение во имя ... жизни сохраненья!
  
   Поэтому ведущее к Свободе сострадание
   Должно восприниматься по Диалектике
   Не как самочинимое равноправие,
   А как вспоможенье Движению в кинетике.
  
   Желает или нет такую взаимообусловленность
   Порочное человечество, где негатив -
   Как Движенья бессознательная сохраняемость, -
   А превыше всего вселенской закономерности актив.
  
  
   Это не значит, что теряет значение
   Прометеевая идея-страсть, факторность
   Остаётся прежняя, но обретает перевоплощение
   Чувствование во вселенскую Разумность.

6.

   Точнее, факторность как бы делится
   На энергию активного действия
   И на нулевую энергию, где сократится
   Разность минимума и основного состояния.
  
   Состояние нулевой энергии возникает,
   Когда до перигея доходят процессы общества
   Перед грядущей революционностью, где алкает
   Себя насильственная гармония как минимум
   блаженства.
  
   Нулевая энергия - как перепутье судьбоносности,
   Может выходить из равновесной локализации
   В сферу и положительности и отрицательности,
   Где мессия даёт определённость в соотношении.
  
   Мессию выбирает не народ, а Дух Вечности,
   Преподнося это чрез реципиентность как волю народа;
   В этом - земных богов знаковые судьбоносности:
   Петра Первого, Владимира Ленина, Иосифа Сталина - истории свода.
  
   Неопределённость соотношения при нулевой энергии -
   Когда не инспирируется, а протежируется мессия -
   Навуходоносорский Гарант - в скользящей инерции
   Выбирающий удлинение пути, где Слово и Россия.

7.

   Но Движенье остаётся верным закономерностям своим:
   Оно поляризовывает очаги контрастности,
   Чтоб сохранить градиент тенденциям страстным,
   Придерживаясь спектральной многообразности.
  
   Дифференцирует отношенье Движенье к системам,
   Где общее свойство - нулевая энергия, -
   Если принудительная рациональность - в удел дилеммам,
   То существования их - без ограничения.
  
   Но если системы в точках энергетики
   Теряют энергию ниже нулевой, когда
   Бедствия - голод, разруха - бесчинствующей кинетики, -
   То изменяется структура общества тогда.
  
   И наступает стадия вторая нулевой энергии:
   Движение вскрывает неопределённость соотношения
   Направленностью выхода из локализации,
   Комбинируя перестройкой рациональность решения.
  
  
   Для Движения это - режима ужесточение,
   Когда новые алгоритмы подбираются
   Новым алгоритмом, и Слово идёт в исполнение,
   И принудительные гармонии повсеместно интегрируются.

8.

   И вступает Нус в взаимообусловленность:
   Объект с субъектом императивностью отождествляются,
   Как бы берётся в фон вселенская закономерность,
   Но расчёты по законам богоземным осуществляются.
  
   Единоначалие Нуса создавало предпосылки
   На замену случайностей закономерностями,
   Даже если на суицид тянули душевные стрелки:
   Объективность торжествовала - Бытие возвышалось
   над бренностями.
  
   И в этом жизни цена человечества проявляется:
   Прежде надо думать об общем, забывая о скаредном;
   Как бы преддверье Армагеддона является,
   Подтверждая внутренний мир личности смертным знаком.

Гёте И. В.

Художник и ценитель.

   Ценитель: - Что ж, друг мой? Славно! Но
Весь левый контур
Не вяжется с правым:
Здесь высок чуть-чуть,
Здесь вширь пошло.
Здесь морщится немного,
И улыбка
Не схвачена.
Мертво покуда! -
Художник: - Так научите же,
Как стать совершенней!
Где он, источник естества,
Черпнув в котором
Мне жизнь и небо
Вручить удалось бы перстам?
Чтоб дух божественный
Моей рукой
Создать умудрился б
То, что, припав к жене,
Я в силах, с зверем наравне, свершить. -
Ценитель: - То - дело ваше. -
Художник: - Так. -

Бодний А. А.

Художник и ценитель.

1.

   Эстетическая эволюция
   Строит силу выраженья красоты
   Чрез смысл жизни Движения,
   Из дна достигая исторической высоты.
  
   Здесь филогенез в противовес субъективизму,
   Которым наделён художник слова или кисти,
   Верный подсознательно своему индивидуализму,
   Колоритом венцуя идейность сути.
  
   Даже если гипотетически пропустить
   Художника чрез все муки ада,
   Которые довелось Христу проходить,
   Он передаст психоселектив своего фасада.
  
   Даже степенью завихренья комбинаций
   Художнику трудно войти в рационализм,
   Когда нужно восприятье целостности реалий,
   Где обзорность даёт идейный объективизм.
  
   Сложность - в инструментовке и в неравноценности
   Меж спектральностью души и параметрами,
   Которые несут технические выраженности,
   Манипулируя творческими ингредиентами.
  
   Смысли жизни - как постиженье целостности реалий
   В ракурсе исторического сознания,
   Как божество для эстетических выражений,
   Требующее тенденциозного перевоплощения.
  
   Даже гений в экстазе творческом
   Не может сочетать духовное и бытийное начала,
   Чтоб идея гармонизировалась в эстетическом,
   И тогда комбинация целостностью б стала.

2.

   Ценитель - кисти или слова критик -
   В большинстве обладает объективной оценкой,
   Лишённый эстетической силы, не как художник,
   Но это не мешает ему владеть мирозданья кромкой.
  
   Он видит относительную целостность -
   Как смысла жизни Движение,
   Как сочетаемая кирпичиков мирозданья мобильность,
   Где сущность - таинства интегрирование.

3.

   Такая концепция ведёт к незавершенности,
   Как к бесконечному Вселенной познанию;
   Совмещение же художника с ценителем - удел
   зацикленности
   На мнимом апогее, как тенденция к отторжению.
  
   Отторжение вселенского совершенства
   Не как прессинговость соперничества,
   А как помеху для Эгоизма земнобоголепства,
   Где идея любая - акт избирательства.
  
  
   Но это - стадия первая запрограммирования,
   Проявляющаяся чрез Экспериментность,
   Где человечество - заложник Изначалия,
   Протестную испытывая осознательность.
  
   Вторая - протест второго "Я" парадоксально ввергает
   В Экспериментность во имя насильственной гармонии,
   Где Антимир повсеместно гомофонию изливает
   Организующей идеей, как псевдоакт в самосознании.
  
   И в этом - вселенского детерминизм над земным,
   Как насильственная гармония в Движении,
   Являет Вселенную объектом-субъектом страстным
   В своём бесконечном самовыражении.

Гёте И. В.

Бравому Хроносу.

   Эй, проворнее, Хронос!
   Клячу свою подстегни!
   Путь наш теперь под уклон.
   Мерзко глядеть, старина,
   Как ты едва плетешься.
   Ну, вали напролом.
   Через корягу и пень,
   Прямо в кипящую жизнь!
   Вот и снова,
   Хоть совсем задохнись,
   Надо в гору лезть!
   Ну же, не медли,
   Бодро и смело вверх!
   Далеко, вширь и ввысь,
   Жизнь простерлась кругом.
   Над вершинами гор
   Вечный носится дух,
   Вечную жизнь предвкушая.
   В сторону манит свернуть
   Кровли тень.
   На пороге девушка ждет,
   И сулит ее взор отраду.
   Пей! Мне тоже, девушка,
   В сердце влей эту брагу,
   Этот питающий бодростью взгляд!
   Так! И живее в путь!
   Видишь, солнце заходит.
   Но до заката,
   До того, как меня, старика,
   Затянет в болото,
   Беззубый зашамкает рот,
   Затрясутся колени, -
   Пьяный последним лучом,
   Ослепленный, ликующий,
   С огненным морем в очах,
   Да низвергнусь в ночь преисподней!
   Дуй же, дружище, в рог,
   Мир сотрясай колымагой!
   Чтоб Орк услыхал: мы едем!
   Чтоб нас у ворот
   Дружески встретил хозяин.

Бодний А. А.

Хронос.

1.

   Мы все в регламенте Хроноса,
   Осознавая Его в нашем взрослении
   До страшащего ожидания Рока голоса,
   Точку ставящего на время в существовании.
  
   Две составляющие на уровне осознания:
   Одной зоной полушарий мозга меркантильность
   Решаем, другой одновременно - закругления
   Вселенной воспаряем в абстрактность.
  
   Первая составляющая нас синусоидалит
   От дна жизни до благоприятственного воспарения,
   И наши устремления в межевании порталит
   Реалии факторность в безмодельность существования.
  
   Безмодельность компонуется штрихами
   Оперативных действий во имя мимолётности,
   Псевдопредполагаемая как ход судьбоносья шагами,
   В угоду псевдогармонии в псевдорациональности.
  
   И эта составляющая держит приоритет
   Силы Эгоизма над историческим сознаньем
   До предфинала жизни, когда теряется её просвет,
   Поляризуясь общечеловеческим значеньем.
  
   Приоритет спадает как весенний цвет,
   И шагренится Эгоизм до атома мирозданья,
   Подразумевая, что и здесь Ему следа нет -
   Бренность страшит как акт бесследья.

2.

   Во имя сохранения менталитета натуры психологизм
   Подключает вторую составляющую к самосознанию,
   Добиваясь целостности чрез методический организмизм,
   Упуская из вида Антитела Пыла реалию.
  
   И эволюция естественного отбора и ортоэволюция
   Субординационно Антителом Пыла интегрируются,
   Которым вторая составляющая - как позиция,
   Где Духом Вечности обе составляющие окказионализируются.
  
   Второй составляющей на первую - духовное воздействие,
   Но это воздействие несёт недозавершённость
   Не по слабости, а чтоб формировалось свободное течение
   В формате генотипа, где субстанциальная зависимость.
  
   Это создаёт прижизненную парадоксальность:
   Вторая составляющая даёт первой тенденцию
   К обзорности смысла жизни не как факторность,
   А как стремление субъекта-человека в объект к Безбрежию.
  
   Две составляющие по жизни не пересекаются
   За исключением - в психопатической личности;
   Смысловые венцы жизней парадоксальностями являются:
   Вторая - как плодоносье танталовой лишённости.

Гёте И. В.

Надпись на книге

"Страдания юного Вертера".

   Так любить влюбленный каждый хочет,
   Хочет дева быть любимой так.
   Ах! зачем порыв святейший точит
   Скорби ключ и близит вечный мрак!
   Ты его оплакиваешь, милый,
   Хочешь имя доброе спасти?
   "Мужем будь, - он шепчет из могилы, -
   Не иди по моему пути".

Бодний А. А.

АнтиВертер.

1.

   С молоком матери
   Должна сентенция внедряться:
   Ради человечества фарватеры
   На консонанс должны верстаться.
  
   Консонанс - как ценность
   Духовная и материальная -
   Млечного Пути скрижальность -
   Суперидея жизнеутверждающая.
  
   Сюда не входит Любовь -
   Она а капелла вчувствования,
   Первоначального аффекта - новь,
   Повтор же исторического сознания.
  
   Вероятна трагедии самогенерация,
   Когда перехлёст дизайна и сознания:
   Вердикт Любви - акт вертерообразия -
   Антипацию давит экзистенция.
  
   Я не хожу далеко за примером:
   Через дорожку от места погребения
   Родителей моих - в сне беспробудном
   Юноша - жертва вертерообразия.

2.

   Любовью ослеплённость
   Должна предупреждать дидактика,
   Антиподную введя опрозаичность,
   Чтоб перестраивалась юная кинетика.
  
   Опрозаичность - не синоним уничижения,
   А выявление потенциальной факторности,
   Привносящей материальные сопряжения,
   Когда соразмеряются возможности.
  
   Цены Любви голографирование
   В развёрстке бытовой, а не бытийной,
   Обостряет инстинктное сохранение
   На предстремнине в ритмике привычной.

Гёте И. В.

Моя богиня.

   Кто среди всех богинь
Высшей хвалы достоин?
Ни с одной я не спорю,
Но одной лишь воздам ее,
Вечно изменчивой,
Вечно новой,
Странной дочери Зевса,
Самой любимой, -
Фантазии.
Ибо отец
Всякую прихоть, -
Хоть себе лишь дает он
Право на них, -
Ей позволяет,
Той, что мила ему
Сумасбродством.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
Все должны мы
Отца восславить!
Великий, древний,
Он обручил нас,
Смертных, - с прекрасной
Неувядаемо
Юной богиней.
Лишь нас одних
Сочетал он с нею
Небесными узами
И дал завет ей:
В беде и в счастье
Хранить нам верность
И не покидать нас.
Все остальные
Бедные чада
Многородящей
Живой земли
Ведают, видят
Лишь миг настоящий
С болью глухой
И смутной отрадой,
И жизнь скупая,
Как ярмом, гнетет их
Нуждою.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
О, пусть у меня
Только с жизнью отняты будут
Те силы, то утешенье,
Что дарит мне она, -
Надежда!

Бодний А. А.

Общая богиня.

   Дух Вечности даёт человечеству,
   Чтоб силы жизни освежать,
   Богиню в унисон Движения свойству -
   Фантазию, - чтоб надежду спрягать.
  
   Сколько на свете людей разнопёрстных,
   Столько разнящихся менталитетов,
   По классам и идеям лишь объединённых,
   Где жесткость абрисов - богатых и баранов.
  
   О последних великий Пушкин иронизировал:
   "Паситесь, мирные народы ..."
   Это - относительную безвредность он импровизировал,
   А вредоносность их - плацдарм для богатой породы.
  
   Из этой социальной раскладки
   Идут разные формы модификации
   Факторности Фантазии и прокладки
   Путей сокрытого в достижении.
  
   Два вида в мире модификаторов:
   Гарант навуходоносорских технологий
   И поэт оппозиции, как жертва детерминаторов, -
   Приверженцев олигархических деяний.
  
   Первый - с ног на голову здравый смысл сгибает
   Мировой статистики, где от Гулага экономического,
   Проводимого олигархами, в мире ежегодно гибнет
   До двенадцати процентов населения бесправного.
  
   В сопоставимости - стотысячная доля процента населения
   Становится жертвой физического терроризма,
   Но навуходоносорства подковёрная комбинация
   Ставит это превыше экономического терроризма.
  
   Меняются и приоритеты судьбоносных врагов
   На воспарениях от богини Фантазии:
   Внутренний враг экономических столпов
   Меркнет от псевдонимба внешнего врага психистерии.
  
   И бараны без Фантазии, но с её инерцией,
   Как иваны, не помнящие своего родства,
   Забывают экономкризис и натурой христопродажьей
   Тявкают, вроде с олигархами единого естества.

2.

   Второй модификатор - поэт оппозиции, -
   Застолбляясь на социалистических принципах,
   Зауздывает одновременно богиню Фантазии,
   Чтобы найти интеграл в эпохальных перетрубациях.
  
   Тенденция к интегралу - в выявлении претензии,
   Которую гипотетично даёт Гарантам физтерроризм:
   "Отдайте нам часть мутного потока в финансировании
   Олигархов, и мы будем крышевать ваш дикий капитализм".
  
   Могут возразить: "это - из мира богини Фантазии", -
   Гаранты сиамически покровительствуют олигархам,
   И все их интересы - в олигархическом фокусировании,
   Где муха переходит в слона по внешневражеским штампам.
  
   И сознательно забывается одно поучение:
   Не курочить чужеземные гнёзда осиные,
   Не их извечное мира в бардак превращение,
   А под носом решать тычущиеся проблемы судьбоносные.
  
   Второе возражение: "удовлетворение претензии физтеррористов -
   Перевод в полёт скрытого ползания кровожадной гусеницы". -
   Тогда альтернатива: возвращайтесь в социализм,
   где кодекс законов
   Каждой статьёй являет дух народозащитницы.

Гёте И. В.

* * *

   Я покрасуюсь в платье белом,
   Покамест сроки не пришли,
   Покамест я к другим пределам
   Под землю не ушла с земли.
   Свою недолгую отсрочку
   Я там спокойно пролежу
   И сброшу эту оболочку,
   Венок и пояс развяжу.
   И, встав, глазами мир окину,
   Где силам неба все равно,
   Ты женщина или мужчина,
   Но тело все просветлено.
   Беспечно дни мои бежали,
   Но оставлял следы их бег.
   Теперь, состарясь от печали,
   Хочу помолодеть навек.

Бодний А. А.

* * *

   Ритмика жизнелюбивого оптимизма
   Планкой меняется возрастной
   И циклом накатного пессимизма,
   Как расплата за бардак страстной.
  
   С тайных союзов идёт психраскладка,
   Подстёгиваясь парадоксами в несовершенстве:
   Желанье и Эгоизму - пути прокладка
   И рациональности с антуражем в противоборстве.
  
   В стремнине юности плот опытности -
   Псевдорационален без учёта рифов,
   И передаётся рефлекс неуверенности
   На образ мышления без прочности запасов.
  
   В порт тянет в преддверии штормления
   Не столько по сохранению, сколько по безразличию,
   Как компенсирование полускрываемого слабоволия,
   Потворствуя парадоксальному жизнелюбию.
  
   И проецируется исход благополучия
   Не из реальной как бы позиции,
   А с виртуального видения,
   Отделяя первое "Я" от экзистенции.
  
   Путами с годами отягчается оптимизм -
   Смысл жизни бесцельностью туманится,
   Но не как обреченный эсхатологизм,
   А как бы архимедовая точка не находится.
  
   Бренное и вечное в самосознании
   Между собой, как псевдодолжное, межуются;
   Оперативность вроде зеленому - в одолжении,
   Субстанции духа и тела - в автогенезе соревнуются.
  
   Но вот исчерпывается генная развёрстка,
   И менталитет оптимизма псевдовердиктит:
   Или тело одряхшее берёт земли отсрочка,
   Или привычка страх гробового формата ложно пересилит.

Гёте И. В.

* * *

   Сдержись, я тайны не нарушу,
   Молчанье в долг мне вменено.
   Я б всю тебе открыла душу,
   Будь это роком суждено.
   Расходится ночная мгла
   При виде солнца у порога,
   И размыкается скала,
   Чтоб дать источнику дорогу.
   И есть у любящих предлог
   Всю душу изливать в признанье,
   А я молчу, и только Бог
   Разжать уста мне в состоянье.

Бодний А. А.

* * *

   В чём перл Любви непреходящий?
   А в остроте пленэрности оргазма -
   Как бессознательно пленящий,
   И волю Разума берёт здесь спазма.
  
   Покуда длятся Любви сношенья -
   Не исчезает логизма суггестия,
   Не как насилье, а как акт свободоизъявленья
   От блокировки самосознания.
  
   Это - человечества симптом психопатии,
   Единственно псевдожелаемый,
   Ибо Разум - вне факторной позиции,
   Антиципайный ход Любви - непредсказуемый.
  
   Дух Вечности даёт скептизм,
   Как повод к осмыслению
   Чрез ассоциативный психологизм,
   Цену Любви - дедуктивному течению.

Гёте И. В.

* * *

   Ох, как трезвонят попы! И на звон их усердный приходят
Все, лишь бы в церкви опять нынче болтать, как вчера.
Нет, не браните попов: они знают, что надобно людям.
Счастлив, кто сможет болтать завтра, как нынче болтал.

Бодний А. А.

* * *

   Люд тянет к общению
   Под сводами церкви с попами
   Не внушаемость веры к общению
   С Богом, а миражи по Свободами.
  
   В мирской жизни властность -
   Императивная удушка,
   А в церкви виртуальность
   Строгости канонов - как отдушка.
  
   Глоток этой Свободы тянет
   В инстинктность псевдоверования
   И историческим сознанием вменяет
   Долг пред Богом чрез моления.
  
   И этот исторический менталитет
   Самовнушенья псевдоверования,
   На фоне властный где авторитет,
   Есть атмосфера псевдосвободыощущения.
  
   Попы методику такую скрепощают
   Во имя личного благополучия,
   Но угол же просвета оставляют,
   Чтоб псевдовера приоритетилась, где властолюбия.

Гёте И. В.

* * *

   "Эти люди безумны", - твердят о пылких витиях,
Тех, что по всем площадям Франции громко кричат.
Да, безумны они, но свободный безумец немало
Мудрого скажет; меж тем рабская мудрость нема.

Бодний А. А.

* * *

   Абсолютная Истина - у Духа Вечности,
   Относительная Истина - меж полюсами,
   Где динамика Её - из штрихов компромиссности
   Меж Свободой псевдобезумия и выжидательными мудрецами.
  
   Мудрость статику мироустройства удерживает,
   Как благость на ближнюю перспективу;
   Свободный псевдобезумец статику на динамику перестраивает,
   Чтоб предназначенное ему Богом облечь в директиву.

Гёте И. В.

* * *

   "Всё объясняют легко теории, коим наставник
Мудро нас обучил", - так мне сказал ученик.
Если из дерева крест смастерите вы аккуратно,
Можно к нему подогнать тело живое - на казнь!

Бодний А. А.

* * *

   Мудрость теорий - не есть степень эстетичности,
   Тем более, степень гуманности.
   Мироустройство - формы бардачности,
   Где предпочтение - бытийной закономерности.
  
   Минимизировать потери в унисон Вселенной
   Подсказанными Ее же теориями, как мудростями, -
   Комбинировать жизни поток гармонией насильственной,
   Парадоксалящейся и свободолюбивыми технологиями.

Гёте И. В.

Годы.

   Хороший нрав у юных лет:
Чего ни попросишь - отказа нет,
И в дружбе с ними, без всякой опаски,
Мы можем прожить, как в волшебной сказке.
Но вдруг характер меняют года.
Глядишь - сварливейшие господа:
Взаймы не дают, без конца укоряют
И все, что давали, назад забирают.

Бодний А. А.

Годы.

   Генно несущий благодеянье
   Будет хранить это свойство
   До тризны в своём сокровенье,
   Чтоб антуража не портило двойство.
  
   Блёкнет не значимость благодеянья,
   Блёкнет к людям верованье
   Опытом жизненным от повторенья
   Неадекватности - на добро реагированье.
  
   Есть бумажка лакмусовая
   На достоверность чувствования:
   Когда пред благим не триада словесная,
   А душераздирающий акт прошения.
  
   При этом акте фальши отсутствие -
   Слияние скорби мимики
   Со взглядом, где адекватное выражение
   Во власти обезумленной кинетики.

Гёте И. В.

Шавки.

   Несемся вскачь из края в край,
На зависть домоседам,
И всю дорогу злобный лай
Летит за нами следом.
Но как бы ни честили нас
На языке собачьем -
Они докажут лишний раз:
Мы - не стоим. Мы - скачем!

Бодний А. А.

Шавки.

   Меркантильное у мещан перевоплощение:
   Когда ты оппозиционная личность,
   Но самородком дающая озарение,
   Твой ход шавколает мещанская самость.
  
   Но стоит в божество земное превратиться -
   Исчезает мещанская шавкообразность,
   В добропорядочную бестию спеша облачиться, -
   И берёт метаморфозу поголовная типичность.

Гёте И. В.

Май.

   Облаков сребристых стая
Реет в воздухе согретом;
Солнце, ласково блистая,
Пар пронизывает светом.
Волны льнут, вздымаясь плавно,
К изобильным берегам.
Словно вымыта недавно,
Колыхаясь здесь и там,
Зелень клонится к водам.

Бодний А. А.

Май.

   На фоне бардачно-властной жизни
   С приходом майской благодати
   Нам все сюжеты весны завидны -
   Ввергают душу в циклические слады.
  
   И конвекция теплоты над полями -
   Как дыханье земли в пробужденье
   После передышки под защитными снегами,
   Чтоб человечеству давать плодоношенье.
  
   И скупость даже солнечного дарованья,
   Когда оно пленится орнаментом туманным,
   Гармонизирует с потребностью души - умеринья
   Пусть продлевают вожделенье дыхом дегустированным.
  
   И волны морские как будто смягчаются -
   Стали без нрава, но с переливом,
   Пленэром Природы венчаются
   С преображеньем мая - посейдоновского духа распылом.
  
   И зелень в убранстве цветастом
   С жужжанием майской пчелы
   Штормления отзвуки будто повтором
   В своей акватории Эфиром Вселенной вели.

Гёте И. В.

* * *

   Когда-то, гневом обуян,
Решил наш здравый разум:
"Ни папа римский, ни султан
Нас не страшат указом!"
Три века ищет римский плут
Прореху в нашем стане,
Но хитрецу отпор дают
Все немцы-лютеране.
Не для того ли наградил
Меня господь талантом,
Чтоб в песнях и в науке был
Я вечным протестантом?

Бодний А. А.

* * *

1.

   Исход когда-то боя гладиаторов
   Страницу страстную истории открыл,
   И стало властолюбье детерминаторов
   Гасить по миру спартаковский пыл.
  
   Методика вбирала в интродукцию
   Интроекцированье образа внешнего врага,
   Как отдушину, скрашивающую внутреннюю дисгармонию;
   Старозаветным духом с оружием мешалася соха.
  
   А чтобы шёл процесс с необходимость
   Во славу мифобога и плебейства,
   Пропитана была псевдоидея христопродажностью, -
   Поэту труд сизифовый противоборства.

2.

   Долгожданный вопрос судьбоносный:
   "Врага внешнего - суть претензий?"
   И по изъявлению - референдум целесообразный
   О драке панов, когда холопы - источник жертвований.

Гёте И. В.

Что умеет аист.

   Нашел местечко для гнезда
Наш аист! Эта птица -
Гроза лягушек из пруда -
На звоннице гнездится!
Они там день-деньской трещат,
Народ буквально стонет, -
А вот никто - ни стар, ни млад -
Гнезда его не тронет!
Ты спросишь, чем такой почет
Завоевала птичка? -
Она - пардон! - на церковь с ...!
Похвальная привычка!

Бодний А. А.

Что умеют птицы.

   Птицы несут человечеству
   Призрачную Свободу,
   Чтоб виртуально Её верховенству
   Дать паренье по птичьему своду.
  
   Кроме возвышенной категории
   Птицы дают прозаичность:
   Аисты часто гнездовьи позиции
   На звоннице лепят, конфузя знаковость.
  
   Они и дальше уширяют диафонию
   Меж экстерьером и псевдосвятостью:
   Свободу дают своему испражнению,
   Культовые души наполняя гневливостью.
  
   Посягнувшая церковь чрез инквизицию
   На жизнь носителей Истинности,
   Здесь как будто отдалася онемению,
   Парадокс выявляя востребности.
  
   Парадокс в том, что на костре сжигались
   Носители духа всемирной праведности,
   Силы которого над церковным духом возвышались, -
   А реципиентно-беззащитные птицы - под эгидой Совести.

Гёте И. В.

Время - критик искусства.

   Своих детей, как говорят,
Старик Сатурн глотает
Сырьем, без соли, всех подряд.
Как совести хватает!
"Я и Шекспира должен съесть! -
Ворчит наш общий предок. -
Но этому - иная честь:
Оставлю напоследок!"

Бодний А. А.

Время - критик искусства?

   Время палеонтологит Сатурна спутники,
   Превращая их в поверхностные слои планеты,
   И они уже истории метаморфизические наследники,
   Меняя атмосферный характер и меты.
  
   Время калейдоскопит и общественные формации,
   Олимпа меняя богоземство.
   От прихода и до ухода из престольной позиции
   Гаранты ведут законодательное критиканство.
  
   Если суть идеологии при смене не меняется,
   Поэт оппозиции - в плену у относительного безвестья.
   Но если сменяющей властью идеология превращается
   В свою противоположность, поэт восстаёт из забвенья.

Часть вторая.

Жан-Артюр Рембо.

Гласные.

   "А" - черный, белый "Е", "И" - красный, "У" - зелёный,
   "О" голубой - цвета причудливой загадки:
   "А" - черный полог мух, которым в полдень сладки
   Миазмы трупные и воздух воспаленный.
   Заливы млечной мглы, "Е" - белые палатки,
   Льды, белые цари, сад, небом окропленный;
   "И" - пламень пурпура, вкус яростно соленый -
   Вкус крови на губах, как после жаркой схватки.
   "У" - трепетная гладь, божественное море,
   Покой бескрайних нив, покой в усталом взоре
   Алхимика, чей лоб морщины бороздят;
   "О" - резкий горний горн, сигнал миров нетленных,
   Молчанье ангелов, безмолвие вселенных;
   "О" - лучезарнейшей Омеги вечный взгляд!

Бодний А. А.

Гласные.

   "А" - фрагмент каркаса Вселенной,
   Одна опора - Антимир, вторая - Движение,
   Мостик - закругление Истины относительной
   Для человечества - Эгоизма проявление.
  
   Вершина - абсолютная Истина Духа Вечности.
   Код фонетики - "Антимир" - преддверие Вечности;
   Организатор мирозданческой сущности;
   Цвет - от голубизны до тьмы в тональности.
  
   "Е" - трезубец нептуновский для охраны
   В Океане первичной жизни зарождения;
   Цвет переливчатый, как морские волны;
   Код - "Естество" - акт эволюции миру дарения.
  
   "И" - продолжение Движения неопределённости
   К определённости по зигзагообразию;
   Код - "Истина" без абсолюта в относительности;
   Цвет - лучезарно-золотой, тяготеющий к Безбрежию.
  
   "У" - слияние Антитела Пыла и Материи,
   Рождающее удручённый Ум с плотью,
   Не постигающей сочетания Бардака и Гармонии;
   Код - "Удручение" Разума; цвет - с красной неопределённостью.
  
   "О" - Земли вокруг Солнца эллипс орбиты;
   Код - "Орбита" приспособления к жизни человечества;
   Эллипс шагренится до траектории циклов в земные соты,
   Где ячеек семейных - белые и серые убранства.
  
   Плебейское человечество извлекает
   Из фонетики "А" только возглас начальный
   Первобытного и новорождённого, и страдает
   Чрез удручение "У", что ход жизни антимонийный.
  
   Передовое человечество алкает
   Прелюдию гармонии Вселенной
   И сочетанием фонетическим "АУ" зов рождает
   К неземной цивилизации высокой.

Ж.-А. Рембо

Вечность.

   Обретена
   Вечность! Она -
   Это волна,
   Слитая с солнцем.
   Дух мой хранитель,
   В бессонной ночи
   Свету заклятья
   За мной прошепчи.
   Сбросив оковы
   Всеобщей судьбы,
   Свободен ты снова,
   Ты - сам по себе.
   Над этой атласной
   Жаровней зари,
   Над смутою косной,
   Вера, пари!
   Всего лишь мгновенье
   Забвенья, но -
   Познанье, терпенье
   Страданье дано.

Бодний А. А.

Вечность.

1.

   Вечность - эсхатологический страх
   Перед недосягаемостью
   Истока палеонтологии, как мироздания псевдопрах,
   Покрытого теорий разновидностью.
  
   Солнце свет не прольёт на Вечность:
   Оно - объект для нас, субъект для Вселенной.
   Океан тоже - он Земли эволюционная принадлежность,
   Среда зарожденья жизни первородной.

2.

   Не может быть пустота абсолютная
   Средой существования Вечности,
   Только Она, Антимиром заполненная,
   Есть преддверье начала отсчёта своей Сущности.
  
   С началом животворящим, организующим,
   Каким Антимир является,
   С Движением Материю создающим,
   Начало отсчёта Вечности считается.

3.

   Палеонтология - Времени категория,
   Время - холостой учёт Вечности,
   Рабочий учёт - у Безбрежия,
   Регламентируемое Антимиром по йомости.

4.

   В двух категориях и в двух субстанциях -
   Существование Вечности: Время и Бесконечность;
   Антимир и Движение. Материя - в принадлежностях,
   Как субъект, субстанций, и как объект, отражает Её Вечность.

5.

   Мгновения и Вечность - не совместимые
   По контрастности сутей проявлений:
   У первых - магниевой вспышкой чувства озаримые,
   Вторая - Вселенной есть относительная твердь без изменений.
  
   Относительность - не из-за твёрдости,
   А из-за ничтожно малой вероятности проявления
   Сшагренивания Вечности от самоантропофагности
   Антител Антимира до полного разрушения.

6.

   Не бывает дыма без огня - доля Истинности
   В этом эсхатологического мировоззрения,
   Тогда появление армагеддоновской сущности
   Идёт после эсхатологического прорицания.
  
   Видимо, проявление такой трагедийности
   Исходит не от генной порочности,
   А от Экспериментности Духа Вечности,
   Где между добром и злом нет насильственно гармонической
   равнопропорциональности.

Ж.-А. Рембо

Зло.

   Пока над головой свистят плевки картечи,
   Окрашивая синь кровавою слюной,
   И, тысячи солдат сжигая и калеча,
   Злорадный властелин полки бросает в бой;
   Пока скрежещет сталь, сводя с ума бегущих,
   И грудою парной растет в полях тела -
   Бедняги-мертвецы! В твоих, природа, кущах!
   Зачем же ты людей так свято создала? -
   В то время Бог, смеясь и глядя на узоры
   Покровов, алтарей, на блеск тяжелых чаш,
   Успев сто раз на дню уснуть под "Отче наш",
   Проснется, ощутив тоскующие взоры
   Скорбящих матерей: они пришли - и что ж? -
   Он с жадностью глядит на их последний грош.

Бодний А. А.

Зло.

   Зло - превентивный страх от первобытия
   Через защиту или нападение
   Перед врагом подсознания второго "Я",
   Когда первое "Я" держит псевдоэтическое приличие.
  
   Со старозаветности зло стало госзнаком,
   Направленное на внешних врагов.
   Госмодель зла переносилась эгоизмом
   На формирование нравственных тонов.
  
   Тоны - как видимость консолидации
   Гражданина с интересами государства.
   Востребность госмодели зла была в нацеливании
   На потенциального врага мирового пространства.
  
   Свою субстанцию превращала личность
   С парадоксальной подачи теологии
   В самоинтроекцирующую крепость,
   Доступную лишь государственной идеологии.
  
   Теология переводила зло по-фарисейски
   В классово-социальную дифференциацию:
   У поработителей оно именовалось по-соломоновски
   Царственной волей, не подлежащей обсуждению.
  
   У подвластного люда зло именовалось
   Духом смуты, противоречащим власти,
   Или Сибири или петле предназначалось,
   Чтоб урезонить крамольные страсти.
  
   В этике зло представлялось властью
   И теологией как экстерьерное бескультурие,
   Не касаясь интерьера с привилегированностью,
   И в этом ложь получала псевдорацнаправление.
  
   Зло - как властное утверждение
   В эстетике и искусстве псевдопрекрасного
   И псевдокрасоты, как олимпийское удержание
   Имиджа, тысячелетьями наработанного.
  
   Сюжет и исход у Ромео и Джульетты -
   Судьбинным парадоксом этому доказательство;
   Взятые ими апофеозные Любви высоты -
   Антисострадание человечеству, потенциального зла
   убранство.
  
   Ассоциативно этой Любви отрешённость
   И к мифобогу чрез попа знаковостью стала,
   Человечества ею до личности раздроблённость
   Персонифицированную обрела - как парадокса опала.
  
   Любовь одновременная к человечеству и к личности -
   Тот же зла эстетико-нравственный эгоизм,
   Что и у Ромео и Джульетты, -
   Покушение на извечный идеал, где абстракционизм.

Ж.-А. Рембо

Движение.

   Извилистый бег по откосу речных водопадов,
   Зияние по ахтерштевню,
   Проворства уклона,
   Ход необъятный потока
   Влекут неизведанным светом
   И новейшею химией
   Путников через долинные смерчи,
   Через торнадо.
   Они - покорители мира,
   В поисках формулы личной удачи;
   Спорт и комфорт путешествует с ними,
   Они привозят воспитание
   Народов, классов, диких тварей на этом Корабле.
   Дурнота и покой
   С допотопным еще освещеньем,
   С вечерами учений унылых.

Бодний А. А.

Движение.

1.

   С водоносного слоя подземного
   Устремляется в мир ручеёк
   И с первых шагов стиль перепадного
   Он ощущает характера - водопадный сток.
  
   Протестная сила в ручье проявляется
   Чрез пополненье притоками.
   И фактор Движенья является,
   Играя судьбы парадоксами.
  
   Вот статус реки ручей обретает,
   И фибрами дипольными предназначенья
   Он людям попутно верстает -
   Проблемы цикличности жизни и плодоношенья.
  
   Но вот через устье пройдя, попадает
   Река в безымянье субстанции морской,
   И она своей долей аномально играет
   Во смерчах и штормах - парадокс страстной.
  
   А кто насильственно сменил
   Ручью менталитет натуры? - Движение.
   Так и человеку Оно судьбу меняет, в пыл
   Или в тленную пыль ведёт превращение.

2.

   Ритмика Движения Антимиром диктуется,
   Пронизывающим Эфир Вселенной,
   Места свободного в Ней нет, где не проявляется
   Антимир, метеоградиенты наделяя сверхсилой.
  
   Антимир через Движение - покоритель Вечности
   И Вселенной; кумулятивный Его Лик,
   Сложенный из Пыла Антител, - Дух Вечности,
   Являет миру то смертоносный ливня пик, то моросью - ник.
  
   Так и в общественных взаимоотношениях:
   Антимир Движеньем станы прогрессирует,
   Не их кинетику в земнобожьих деяниях,
   А закономерности сущего инспирирует.
  
   Эти закономерности, как габариты
   У Потока Времени Вечности,
   Они из Менталитета Антимира свиты,
   Характер задаёт Который Вечности.

Ж.-А. Рембо

Слеза.

   Вдали от птиц, от стад, от буржуазок
   На вереске пивал я на коленях.
   Орешники бросали нежно тень,
   И зелен был туман в прохладный день.
   Что пил бы я на молодой Оазе,
   Немые вязы, тучи и плетень?
   Из горлянки ли пить, вдали от казы,
   Пот вызывающий златоликер?
   И впрямь, уж какой из меня пропойца!
   Потом гроза наползла на закат.
   Я видел, в ночи роятся и строятся
   Пространства среди голубых колоннад.
   И плеск, сквозь песок просочившись, канул,
   А тучи в лужи бросали град.
   Ловец жемчужин, искатель кладов -
   Какой я жаждою был объят!

Бодний А. А.

Слеза.

   Слеза во всех проявлениях
   Есть следствие страха исторического,
   То сентиментальная, то в истериях,
   За невозврат регистра сокровенного.
  
   Природа слезы от первобытья исходит:
   От сверхъестественной силы Природы
   Страх наступает и слезою точит,
   Смещает плотскую субстанцию под своды Леты.
  
   А если победою дело венчается,
   Кода перейдён рубикон,
   Слеза тоже страхом свербится
   О невозврате брошенных чувств на кон.
  
   И брошенных чувств и души треволнения
   От страха летовой потери
   При наступлении счастья слеза умиления
   На лице - как знак неадекватности веры.
  
   Каждый несёт свою тональность
   И менталитетность веры.
   И любое счастье иль победа, как привнесённость,
   Не есть идентичность духовной сферы.
  
   И нивелирует тогда эту разность
   Слеза умиления, чтоб удовлетворить второе "Я",
   Чтоб замена вошла бы в незамеченность,
   Здесь вселенская закономерность превалирует Бытия.
  
   А слеза страха смертоносности,
   Как в агонии, клином выбить клин
   Пытается, подключая Эгоизм сверхстрастности, -
   От калифности он пред Природой псевдовластелин.
  
   А слеза от острых фитонцидов?
   Это психики не подвластная физиология,
   Подсказывающая человечеству уровень монументов
   Его достоинств, где Природы композиция.
  
   Страх являет зло и слёзы, не парадокс это?
   Нет, с начала формирования самосознания
   Человек ощущает вселенскую диафонию, как кредо:
   - К антистраху, чтобы архимедово-опорной стала экзистенция! -

Ж.-А. Рембо

Пьяный корабль.

(отрывок).

   И как детям вкуснее всего в их года
Говорит кислота созревающих яблок, -
В мой расшатанный трюм просочилась вода
И корму отделила от скреповищ дряблых.
С той поры я не чувствовал больше ветров -
Я всецело ушел, окунувшись, назло им,
В композицию великолепнейших строф,
Отдающих озоном и звездным настоем.

Бодний А. А.

Пьяный корабль.

1.

   Мы когда насыщаемся счастьем,
   Как сладостью, в верхней точке мёртвой -
   Покинуты будто Движеньем
   И остротою бродим раскованной.
  
   Пусть взамен яхты суперкомфортной
   Пьяный корабль предстанет,
   Как поплатившийся раскрепощённой
   После штормленья кормой, - иллюзия раем станет.
  
   А мы с параллельного мира
   Возьмём, как кисловатость, испытанье
   Не парадокса души, а чтобы лира
   Давала рудиментов страстных пробужденье.
  
   И ощутим тогда весь люкс
   Идеала проявленья, и пусть не прагматично,
   Но к его достоинству прикоснёмся, и рефлекс
   Нам даст сигнал, что чувствовать умеем гармонично.
  
   А то, что этим чувствам - удел закрепощённости,
   Кораблю как бултыханье пьяное
   В безжалостной пасти стихийности, -
   Мы субъектное явление, - Антителом Пыла направляемое.
  
   От подобия иллюзии пьяного корабля
   Мы освободиться можем, но от реалии -
   Только летопоглощающие Елисейские поля,
   Парадоксально Эгоизм и инстинкт сохраненья - в единении.
  
   И это единение - как бы якорь спасения
   В бурлящем океане земного бардака.
   Наша субъективность в Вселенной даёт ограничение,
   Чтоб не чувствовать в родных пенатах себя издалека.
  
   И если правильно мы это понимаем
   На пьяной палубе расщепленного корабля,
   Без инспирации мы катаклизму не внимаем,
   И сущего закономерность словно тля.
  
   И слава БОГу, путы, что у нас, - ограничение,
   И с пьяным кораблём - одна Судьба.
   Большому кораблю - Бытию - Движение
   Потока Вечности, чтоб за Прогресс не прекращалася борьба.

2.

   Борьбы моё дает ужесточенье приложение
   К релятивистской инвариантности:
   Относительности первое выражение
   Мною сопрягает второй уровень относительности.
  
   Первая относительность - субстанциальность Вечности,
   Как псевдоабсолют, выражая Антимиром
   Псевдофундаментальные закономерности,
   Несущиеся вселенским Времени Потоком.
  
   Вторая относительность мне, как пассажиру
   С корабля, опьянённого прострацией преддверья Вечности, -
   Принадлежит, я с концепцией взял лиру
   На закругления Вселенной к зеркальности Вечности.
  
   Мне лира оппонента собою заменяет,
   Чтоб мог я чувствовать хотя бы виртуальность
   Своей модели объективности, и направляет
   Воодушевленьем на Вечности зеркальность.
  
   Я в корень квинтэссенции смотрю
   На пьяной палубе, эффект релятивистский
   С покоя относительности зрю,
   Энергия её родила чтобы новое чрез Пыл бы Антительный.
  
   Пьяный корабль - в энергии покоя дисбаланса
   К активности морской волны, релятивизм
   Использует лишь для поддержанья реверанса
   При переходе с реального в четырехмерное,
   как антиагностицизм.
  
   Как бы проходя Бермудский треугольник,
   Размагниченность его псевдобесцельного движения -
   Материал сырой Движению, - как лоцман-обходчик
   Для прохода в преддверье Вечности с внеземного притяжения.
  
   А относительность вторая способна выбрать
   За ингредиент его, тогда первую минуя относительность,
   Земное как бы сольётся с преддверием, и выдать
   Может в преодоленье тяготенья вторую относительность.
  
   И я вклиняюся в метаморфозу пассажиром,
   И иллюзорна мне морской волны суетность,
   Она уж ниже уровня в желанном:
   Как плата мне за рубиконовую проходимость.
  
   Эта проходимость - вселенских дыр зиянье
   Чрез морской водоворот, где скорость антисвета
   На эманацию нацеливает естество, чтоб сопряженье
   Обрести в параметрах делимых, к гармонии как ход просвета.
  
   И это - как развёрстка небесов,
   Несущая мне очищение от теоариманства,
   Когда я бесов зрю с архимедовых весов, -
   Мне от зеркальности примат второго относительности свойства.
  
   И Мировой мне интеллект ошибкой
   Кажется предвзятой, чтоб скрыть
   Вторую относительность, где вёрсткой
   Псевдоабсолютная Свобода на рейде Антимира может вить.
  
   Я сотканность из Пыла Антител там не теряю.
   И если это - виртуальность представленья,
   То только стадия к Движенью, где Разум совмещаю
   С природой антительности - в субстанциальность
   зацикленья.
  
   Эманацией плачу за сверхпознанье,
   Дробясь как солнечная энергетика на мириады
   Взвешенных лучей, тандема здесь антинезнанье
   Эфира с лучезаром меня выводит курсом чрез звёзд распады.
  
   Корабль пьяный - обуреваем курсом на испытание к преддверию,
   Где паутина золотистая зеркальной Вечностью играет,
   Соблазн рождая, земное с неземным - к псевдоединенью,
   Второй зеркальностью Рубикон мне преткновляет.
  
   Разлитость Разума в Вселенной, как перловидность,
   Придётся поколеньям, не ведомым что было изначальем,
   Выбирать, но главное - Интеллекта поляризованность
   На вторую относительность факторным твореньем.
  
   И пьяным курсом бескормового корабля - на рожденье
   Вселенских дыр из смерчьвидных морских водоворотов,
   И эманацией даю пространство проективное, где изъявленье -
   Человечества сокровенья - Судьбы разворотов.
  
   Сокровенье - во вселенском треугольнике,
   Где по углам - Бермудский феномен в сверхъестественности,
   Дыра от Мирового Океана - как относительность в Источнике,
   И Разум через Антимир - как псевдодетерминатор зеркальной
   Вечности.

Ж.-А. Рембо

Влечение.

   Направляюсь вечером я прямо в синеву;
   Колосья соблазнят мечтателя щекоткой;
   Коснется ветер щек, и я примну траву,
   Беспечно странствуя стремительной походкой.
   Пойду, не думая о том, чего не жаль;
   Впервые утолив мой пыл нетерпеливый,
   Кочевника прельстит изменчивая даль:
   Природа, я в пути любовник твой счастливый!

Бодний А. А.

Влечение.

   Силы когда истекают
   От суггестий судьбинных,
   На лоне Природы меня освежают
   Резервы факторов кибеловых.
  
   Формируется инстинктное влечение
   К Природе-матери с рождения,
   Как историческое вызволение
   С парадоксальности строения.
  
   Строение уклада мирского быта
   По эволюции идёт от Бытия,
   Но земнобожеству суть Его закрыта -
   Оно свербится вторым лишь "Я".
  
   Свербленье - это тоже влеченье,
   Но не подвижническим, у меня как, духом, -
   Природу-падчерицу во обедненье
   Ведёт псевдоблагим оно байпасом.
  
   И жизнь в фигуральном выраженье -
   Противоборство есть меж ими и мной;
   Победа парадоксалится в двоенье:
   Я - в сверхапогее Сизифа, они - в сверхапогее антилопы
   золотой.

Ж.-А. Рембо

Солнце и плоть.

(фрагменты).

   Очаг желания, причастный высшим силам,
   На землю солнце льет любовь с блаженным пылом;
   Лежавший на траве не чувствовать не мог:
   Играет кровь земли, почуяла свой срок;
   Душе своей земля противиться бессильна,
   По-женски чувственна, как Бог, любвеобильна;
   Священнодействие над ней лучи вершат,
   И потому в земле зародыши кишат.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   "Я знаю суть вещей", - теперь твердит несчастный,
   А сам он слеп и глух, бессильный и бесстрастный,
   Нет более богов, стал богом человек,
   Но без любви сей бог - калека из калек.
   Когда бы приникал к сосцам твоим Кибела,
   Как прежде, человек, чтоб кровь его кипела!
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   О, если бы вернуть былые времена!
   Все роли человек сыграл в земной юдоли -
   И в близком будущем, возжаждав прежней воли,
   Кумиры сокрушив, низвергнув их закон,
   Постигнет небеса, откуда родом он.
   Восторжествует мысль над суеверным страхом,
   И в человеке бог, порабощенный прахом,
   Восстанет, обожжет сиянием чело;
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Воспрянет человек с мечтой своей свободной,
   И светоч красоты извечно первородной
   В нем бога пробудит, чей храм - святая плоть;
   Захочет человек исследовать природу,
   Чтоб кобылица-мысль почуяла свободу
   И снова, гордая, решилась гарцевать,
   И с верой человек дерзнул бы уповать.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Незнанье нас гнетет, беспомощных губя,
   Химеры душат нас в стремленье нашем рьяном;
   Из материнских недр, подобно обезьянам,
   Мы вырвались на свет, а разум против нас,
   И от сомнения он страждущих не спас.
   Нас бьет сомнение крылом своим зловещим,
   И у него в плену мы в ужасе трепещем.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Отверзлись небеса, и тайны больше нет;
   Воспрянул человек, узрев желанный свет
   В неисчерпаемом роскошестве природы;
   И человек поет, поют леса и воды
   Торжественную песнь о том, что лишь любовь
   Способна искупить отравленную кровь.

Бодний А.А.

Солнце и плоть.

1.

   Ольга Скороходова искринку высших сил -
   Желаний человеческих - с собой несла
   Без прямоты сиянья Солнца - как Антительный Пыл,
   И энергетика организующее-духовная Его её вела.
  
   И окружающая тьма от изъяна плоти
   Генетико-историческим импульсом пробивалась
   К вселенским закругленьям, где Разума высоты,
   И твёрдость земной крепи одновременно ощущалась.
  
   Шли параллельно два процесса Бытия:
   Эволюционный ход с весенним прорастаньем
   И скороходовского самосознанья с духом второго "Я"
   Познанье мирозданья - в самой себя самопроникновеньем.
  
   Инструментовкой здесь Любовь не может быть,
   А ощущенье точек напряженья - рациональность,
   Чтоб историческим сознанием разлить
   Раскрепощающий эффект, как антицелостность.
  
   Тогда возможность есть реструктуризировать
   Приобретённой дефектовой, как феноменальностью,
   Бардачность мира где должна отсутствовать,
   Мироустройство с мирозданьческой проектностью.
  
   С учётом изъяна - инспирирование Духом Вечности
   На подсознание, а не на чувство Любви эгоистическое
   Через самосознание, как симптом психопатичности, -
   Прямое действие на сознанье историческое.
  
   С раскрепощений точек напряжений
   Идёт тенденция к кумулятивности
   Гуманизации Экспериментности, как алгорифмов
   направлений
   К не земной - к вселенской целесообразности.

2.

   Мы живём с рождения надеждой обновления,
   Но в абрисе императивном её появленье
   Идёт периодически через тысячелетия,
   И на "круги своя" - цивилизованней попранье.
  
   О, сколько оппозиция низвергла кумиров!
   А тенденция к попранью - в неиссякаемости,
   Потому что глубоко сидит парадокс прогрессов -
   БОГ внутри нас - в разнообразности.
  
   То Он аримадным духом исчадит
   В шкуре Лидера - одни столпотворения,
   То Он в плебеевой согбенности христопродажит
   Или мутит бесперспективность свободоизъявления.
  
   Такой исход запрограммирован свобоизъявленья
   Сущего закономерностью, где приоритетность
   Идёт от Бытия, а не от земнобожьего веленья,
   Последнему - лишь законов правильную применяемость.
  
   Это - насильственная гармония Экспериментности,
   Чтобы Движение могло от Него исходить,
   Лишая земное и неземное непредсказуемости,
   И во внутреннем мире резонанс возбудить.
  
   Резонанс - как подсознательное вспоможенье
   Экспериментности - будь-то познаванье
   Не тайна, а технологий Природы, где плодоношенье,
   Будь-то извлеченье ингредиентов в эстетики формированье.
  
   И гордость Мысли должна проявляться
   Не в Эгоизме к сути мирозданья,
   Где начало Её родословной, а должна являться
   Кумуляцией благости из вселенского извлеченья.

3.

   Незнанье должно иметь гибкую границу
   Дозволенья познанья по контакту жесткости,
   Как установление предела, где колесницу
   Эгоизма нужно развернуть по приемлемости.
  
   Приемлемость - приравнять тайны мирозданья
   К голографированию галлюцинации,
   Не теряя иллюзорности ощущенья,
   Соблюдая достоверность экзистенции.
  
   И тогда химеры не будут нас душить,
   Если мы внедримся в суть проблемы:
   Они будут псевдофакторность псевдозла вершить,
   И в этом - камеральность их дилеммы.
  
   А небеса отверзлись, обнажая мифобожество,
   Антимир которого сменил по праву,
   Подтверждая Антителом Пыла наше естество,
   И инспирированный Им Разум извергает
   интегральную лаву.
  
   Но диафонию включает земнобожество -
   Воссозданье земного рая псевдодухолепит вопреки
   Экспериментности и осуществляет воровство
   Сутей из земнозаконов и из Нагорнозаповедной строки.
  
   Любовь не сможет земнобожество пленить -
   В путах Сама Она парадоксального псевдовеличия:
   Интим между двоих через оргазм - Её удел, вершить
   Судьбоносности же - кумулятивной факторности, -
   как от Солнца ассимиляция.

Ж.-А. Рембо

Праведник.

   Святой и Праведный, он словно в землю врос
   Столбами круглыми недвижимых лодыжек.
   Смеркалось. Весь в поту, я повторил вопрос:
   "Зачем в молозиве небесном дыры выжег
   Обломок брызжущих метеоритных гроз?
   Ты новых ждёшь комет? - Так приглядись позорче
   К ночной комедии. Молись! Нам нужен кров!
   Под плащаницею умильно рожи корчи,
   А постучат в твой гроб - к бродягам будь суров.
   Ступайте прочь, скажи, я почернел от порчи".
   Пустынник пребывал в смиренных размышленьях.
   "Певец Арморики, рыдатель пресвятой
   Масличных рощ, продай мозоли на коленях!
   Благою жалостью несчастных удостой!
   Семейственных торжеств кумир пышнобородый,
   Из чаши жертвенной раскаянно отпей!
   Любовь покорностью незрячей не уродуй, -
   Легавой суки ты поганей и глупей, -
   Не лги! - Я горд своей бунтарскою породой!
   До колик в животе рыдаю, хохочу
   Над всепрощением твоим, о милосердый!
   Я проклят, беден, пьян - блажному рифмачу
   Не до тебя, пускай услужливые смерды
   Храпят с тобой! Усни! Я спячки не хочу.
   Опять ты здесь! Опять! О мученик крестовый!
   Добрейший Праведник, на жестком камыше
   Ты фыркаешь, сопишь, как выводок китовый,
   Самобичующий, по собственной душе
   Заупокойную молитву петь готовый.
   Ты Божье око? Трус! Пусть топчут, разъярясь,
   Меня холодные стопы небесной рати!
   Сократы и Христы, святые мощи, мразь!
   Что вы нашли в своем завшивленном собрате?
   Страшитесь! Проклятый вас презирает Князь".
   Так изливал во тьму я водопады грязи.
   Но тихо было все в заоблачном краю:
   Растаял мороком горячечных фантазий
   Распятый и унес иронию мою -
   Ветра, о Проклятом не забывайте Князе!
   Я буду слушать вас, пока в ночи немой,
   Где тьма лазурные колонны расцветила,
   Вселенский Страж плывет, безмолвный и прямой,
   Сгребая неводом мятежные светила,
   И звезды, падая, искрятся за кормой.

Бодний А. А.

Праведник.

1.

   Святой и Праведный, он - божее уродище
   Теологии фарисейской и для издателей
   И для плебеев, где псевдобожее их скопище,
   Он - как марионетка для соломоновых правителей.
  
   Ясность нужна извечной проблеме через сравнимость:
   Знаковостью параллельной идут по истории
   Дух свербящей Свободы Спартака, как однозначимость,
   И лукаблудный дух Праведника в смирении.
  
   Спартак и толики не даёт для сомнения
   В искренности убеждений своих и деяний;
   Его идеология проста, как Истина, - освобождения
   Рабов от антропофагичных властолюбий.
  
   Прежде чем равенство на земле утвердить
   По здравомыслящей логике категорий,
   Надо мечом неравенство социальное истребить,
   Так как зло не отдаст добровольно награбленных довольствий.
  
   Эту миссию и выполнял Спартак для человечества,
   Порабощённого скаредно-кровожадной властностью,
   Себе Он и на йоту счастья не приблизил от обжорства,
   Что отрыгивали земнобоги, предавшись отступленью.
  
   Прожект Спартака - судьбоносное запрограммирование;
   Не неравенство сил - плачевный исход Истину воскресить,
   А христопродажье и Праведника, как в услуге дурака, - смирение
   Во имя баланса, когда одни жируют, другие могут только слюною
   жить.

2.

   Я уничиженье и социальное и этическое перенёс
   Размером с ж/д состав и с маленькую тележку,
   И душе моей нужен спартакоподобный расплёс,
   А не всех и вся лобзанье Праведника с молитвой вперемежку.
  
   Откуда такой размах верованья у Праведника?
   А от коровьего раскоряченья на льду, янсенизм
   Когда надо увязать с титулом мирового Провестника,
   Вот и приходится от конкретики нищать на глобусный
   абстракционизм.
  
   Праведник в рот Христу, как завороженный, глядит,
   Чтобы преемственность блюсти к универсальности -
   Поголовное всемирное псевдоумиротворенье Он чтит,
   Дабы безболезненнее шли поработительные самости.
  
   Пусть лучше будет Христос в ореоле янсенизма,
   Где Истинность и Его сущность - в эквивалентности,
   Нежели в мировом псевдонимбе фарисейского теизма,
   Где приходится невольно Христу быть рабом
   реципиентной самости.
  
   Этим психпарадоксом не страдает Праведник -
   Менталитет Его души предопределяет реверансность,
   Как позицию, где Он всеобщий псевдопровестник,
   Неся исторический рудимент второго "Я" как инстинктную
   сохраняемость.
  
   Мне вселенский Страж - Дух Вечности - в подмогу,
   Идущему в сопровождении Христа исторического
   И всемирно-человеческого Освободителя - Ленина - в ногу,
   И дух спартаковский мне - фактор Ветра попутного.

Ж.-А. Рембо.

Золотой век.

   И вновь голосок
   Нежнее свирели
   Свой кроткий упрек
   Лепечет - не мне ли?
   Забудь про клубок
   Проклятых вопросов:
   От многих тревог
   Свихнешься, философ!
   Танцуй же и пой
   Легко и беспечно
   С цветком и волной -
   Родней твоей вечной!
   Волна за волной -
   Мотив наплывает -
   Все ясно без слов.
   - И я подпеваю:
   Танцуй же и пой
   Легко и беспечно
   С цветком и волной -
   Родней твоей вечной!
   И тут же - с другим
   Аккомпанементом
   Поет - херувим
   С немецким акцентом:
   Мир - плут и злодей;
   Поверь мне, едва ли
   Он стоит твоей
   Заветной печали!
   Чертоги блестят
   Красой горделивой.
   О царственный брат!
   Откуда пришли вы
   В наш замок счастливый?
   О сестры, о ком
   Мечтал я тайком,
   - Нет тайны укромней! -
   Стыдливым венком
   Увейте чело мне.

Бодний А. А.

Золотой век.

   Пушкин, Достоевский и Толстой
   Не лепетанье подносят поэту,
   Пленённому экспрессией страстной,
   А то, что обходило Роком Лету.
  
   И гордиев узел проблем Бытия
   Они мучительно изволяли
   Не по прихоти второго "Я",
   А из тупиковости жизни брали.
  
   Не делали бы они это -
   Дух Вечности бы наложил
   На самозаузденье в регрессе вето,
   Чтоб Экспериментность земнобог бы не травил.
  
   Он в тандеме с христопродажьем
   Лик Земли уродует
   И взаимообусловливаньем
   Человечество первородует.
  
   Вот здесь и актуально
   Философа значение в спасенье
   Вселенной, где судьбоносно
   Реликтовое излученье.
  
   Оно информацию о прошлом
   Несёт чрез реликтовые фотоны,
   Энергетика которых является фоном
   Новым, где рентгеновские тоны.
  
   Каждый атом Вселенной потенциально
   Взаимообусловлен с более стами миллионов
   Реликтовых фотонов, влияющих и современно
   На процессы Её, касаясь Рока поворотов.
  
   Этим фоном философ прозорливит
   Столкновение фотонов с ядрами
   Космических лучей, что приводит
   К расщеплению ядер, регулируя балансами.
  
   Новоявление балансов -
   Идти по пути расширения Вселенной,
   Разрушая нерентабельность противовесов,
   Что дисгармонию сдерживает кумулятивной силой.
  
   Философ чувствует сокрытость
   Энергетики от столкновения фотонов и протонов,
   Рождающих пи-мезонов, которых способность -
   Менять спесь земных богов и тонов.
  
   Философ усматривает в фотонах
   Через пи-мезоны Источник самозарождения
   Вселенной из Антимира в античастицах -
   Результат диалектического Движения.

2.

   Философ два феномена мирозданья выводит:
   Первый - вселенские дыры - кинетические хранилища
   Запасов Антимира, где структура постоянство держит
   Вне эволюции, исходящие из вселенского поддонища.
  
   Второй - Разум имеет встроенную способность
   На развитие интеллекта, но Антимир ему ложит
   Основу - функциональную интеллекта запрограммированность,
   Компьютерной памяти мозг подобит.
  
   Эти интеллектуальные мозга качества
   Никогда не раскрываются в экзистенции
   Из-за сверхбесчисленных аспектов свойства,
   Не являясь достоянием эволюции.
  
   Вселенских дыр и Разума фундаментальность,
   Обретённая не в эволюции, а с ней хода попутного
   Из природы Антимира, есть веков-йомов золотистость,
   Селективящая от поддоницы до мира современного.
  
   Если только Антимира коснётся самоэволюция, -
   Конец придёт веку-йоме золотому,
   Вселенский наступит Апокалипсис, экзистенция
   Природы и человека пойдёт по распаду страстному.

3.

   Философа мечта золотая -
   Рекуррекцией управлять,
   Ранние стадии эволюции воскрешая,
   Но субстанциальность сохранять.
  
   Тогда динамика нравственности
   В повторе приняла бы воздейственность
   В гармонической целесообразности,
   Где интегрируется сознанья историчность.
  
   И тогда бы символичность
   Века золотого факторность
   Являла через философичность,
   Впереди следствия ставя причинность.

Ж.- А. Рембо.

* * *

   О сердце, что нам кровь, которой изошел
   Весь мир, что нам пожар и неуемный стон,
   Всесокрушающий, рыдающий шеол,
   И над руинами свистящий аквилон,
   И мщение? - Ничто. Однако если вновь
   Возжаждем? Сгинь тогда, мир алчный и гнилой,
   Цари, купцы, суды, история - долой!
   Мы - вправе! Золото, огонь - и кровь! И кровь!
   Стань мщенья символом, террора и пальбы,
   Мой разум! Зубы сжав, постичь: назначен час
   Республикам земли. Властители, рабы,
   Народы, цезари - проваливайте с глаз!
   Кто вихрь огней разжечь решился бы, когда
   Не мы, романтики, не братский наш союз?
   Смелее к нам, друзья, входите же во вкус:
   Дорогу - пламени, долой ярмо труда!
   Европа, Азия, Америка - к чертям!
   Наш вал докатится до самых дальних стран,
   И сел, и городов! - Нас предадут смертям,
   Вулканы выгорят, иссохнет океан.
   Решайтесь же, друзья! Сердца возвеселя,
   Сомкнувшись с черными, с чужими, - братья, в бой!
   Но горе! Чувствую, как дряхлая земля,
   Полна угрозою, плывет сама собой.
   Ну что же! Я - с землею навсегда.

Бодний А. А.

* * *

   О, сердце, через историческое ты сознанье
   Верстаешь панораму мира по унификации,
   Где бардак, милитаризм и насилье
   Теряют натуралистичность по феноменологии.
  
   Объекты и субъекты подчиненья представляются
   Как общность вселенская для автократии
   С предваряемой репрезентативностью, являются
   Где водоразделами в социальном делении.
  
   По всем ступеням экономических формаций,
   Начиная с рабовладельческого строя, деление
   Несёт метаморфозу классовых терминологий
   Из двух противоположностей - властолюбье и порабощение.
  
   Динамика сопряжений меж ними меняется
   В зависимости от динамики эволюционных перепадов,
   Где терминология первых - в автократию превращается,
   А вторых - уничижается до террористов.
  
   Но с диаметральной сменой госправления
   Сменялись и ярлыки терминологические
   На противоположности; идёт эта перетрубация
   От рабовладельческого строя в реалии текущие.
  
   Так, Спартак именовался террористом-бунтарём,
   А в последующих исторических республиках - освободителем
   Порабощённых от ига рабства прометеевым огнём,
   Где приемственность формаций была наименователем.
  
   Степан Разин и Емельян Пугачев ярлычились
   В свое страстное время террористами
   С подачи поработителей, что олимпились,
   Держа в своих руках ветрило с законоизъявленьями.
  
   До Великого Октября при царском правлении
   "Союз борьбы за освобождение рабочего класса"
   Причислялся к террористической организации,
   А агентурой охранительной держался Ленин в режиме предфаса.
  
   После Великого Октября победоносно социалистическое движение
   Зашагало по всему миру - Европа, Азия, Африка,
   Латинская Америка, Китай - тысячелетнее желание
   Воплотили в освобождение народов - историческая эврика.
  
   Пролетарии всех стран, как псевдотеррористы для поработителей,
   Во всём мире стали именоваться освободителями.
   Но дикий капитализм чрез продажную элиту мучителей
   Человечества плебейского солимпил с переярлычиваньями.
  
   Откуда такая метаморфоза переярлычивания исходит?
   А от сокрытия властолюбьем зла фундаментального -
   Оно экономтерроризм в ущерб человечеству проводит,
   Как псевдовынужденность мер для обогащения олигархического.
  
   Куда ни кинь - всюду клин на земле многострадальной,
   Только одни - страданья клином корыстно генерируют,
   А другие от клина свербятся - от экземы экономической;
   Первым - жизнь как малина, а вторым - суть переярлычивают.
  
   Нет, ставку делать на армагеддоновую символичность -
   Ждать с моря погоды, а вот надеяться на самоэволюцию
   Антимира - это потенциальная Сверхфакторность,
   Которая даст новую фундаментальность мирозданию.

Ж.- А. Рембо.

* * *

   О мечты! О дворцы!
   Что вы знаете, мудрецы?
   О мечты, о дворцы.
   Я в секреты Счастья проник,
   Неизбежность его постиг.
   Пусть "виват" ему во весь дух
   Прогорланит галльский петух!
   Что мне мелкие козни дней,
   Если чары Счастья - сильней?
   Если душу и плоть свою
   Поневоле им предаю.
   Как слова мои понимать?
   Не поймать вам их, не догнать!
   О мечты, о дворцы!
   Ну а если жизнь, погрубев,
   Сменит милость ко мне на гнев,
   Не желаю встречать невзгод -
   Пусть скорее уж смерть придет!
   - О мечты, о дворцы!

Бодний А. А.

* * *

   О, свершающиеся мечты! О, дворцы!
   Вы - реальное Счастье земнобожества
   И сателлитства, как венцы
   При жизни псевдобожества.
  
   А я, лишённый Счастья, поэт оппозиции,
   Но не обречённо, в виртуальности
   Я владею полнотой Его, как в реалии
   На психволне генной раскодированности.
  
   Оппозиционный дух поэтический
   Дан мне с накатом ощущенья
   Счастья виртуального, где реальный
   Образ Его взят из вчувствованья.
  
   Проявление идентичности полное
   Гарантировано подсознанием,
   Где сознанье историческое
   Пленэр даёт достоверием.
  
   Только в такой оснастке эстетики
   Я, как поэт прометеевой оппозиции,
   Владею эстетической силой кинетики,
   Что на истинные движет меня позиции.

Ж.-А. Рембо.

Память.

   Игрушка водного бельма, поймать не в силах -
   О, мертвый челн! о, рук обрубки! - я ни справа
   Цветок, ни слева; ни желтеющий слащаво,
   Ни синий, в пепельность влюбленный струй застылых.
   А легким крылышком взметенный с ивы иней!
   Тростник, чьи по ветру развеял вечер краски!
   Ни с места челн; а цепь беспомощную вязкий
   Глотает омут: в той ли вековать трясине?

Бодний А. А.

Память.

   Память нельзя реминисцировать -
   Она души святая категория,
   Но воскрешение её галлюцинировать
   Есть вспоможение, контроль где подсознания.
  
   Фокусировка вчувствования на памяти
   Даёт голографирование сюжета,
   Рождая кадры, как берестяные грамоты, -
   Минула воскрешенье их будто Лета.
  
   Тонкость пленэра подсознанье сохраняет:
   Мне вуаль эстетическую, как дизайна живительность,
   На сохранённый памятью субъект Природы расстеляет,
   И я машиной времени иду как бы в возвратность.
  
   Апперцепцируется запаха специфика, как эврика,
   Цветения былого яблонь и расцветка лепестков,
   Фигурирующая бледно-розовыми и белыми цветами, и динамика
   Сретенья - в антропопатизме весенних ростков.
  
   А надо мною в небе птицы солидарно виражили
   И пением полифоническим одушевляли синеву;
   А я натуживал сверхвременной стрелою жилы,
   Чрез рекапитуляционную чтобы она сорвалась тетеву.

Ж.- А. Рембо.

* * *

   Как волк хрипит под кустом,
   Добычи пестрые перья
   Отрыгивая с трудом, -
   Так сам себя жру теперь я.
   Земли плодородный тук
   Тугие плоды рождает;
   Но житель плетня - паук
   Фиалки одни снедает.
   Уснуть бы! Вскипеть ключом
   На жертвеннике Соломона!
   Пускай моя кровь стечет
   В холодную зыбь Кедрона.

Бодний А. А.

* * *

   Тягуче-давящая аура,
   Страждущим что излучается, -
   Патология аримадновая есть антифарватера,
   И от черты характера этим отличается.
  
   Я в жизни полнокровной
   Зла пренебрегал спектральностью,
   Экстерьерность была мне лишь наводкой,
   Блеснул чтоб сострадальною я факторностью.
  
   Что человек - творец своей судьбы
   На уровне альтернативных переходов,
   Я ещё тогда не знал, и диктат тропы
   По жизни - думал объективных верховодов.
  
   Но на финале ощущаю упущенье
   Фортуны, как жар-птичьего пера,
   Где нигилизм выбора давал суженье,
   И я не смог ключом вскипеть - гипертрофирования пора.

Ж.- А. Рембо.

Вечерняя молитва.

   Как падший ангел у цирульника в руках,
   Просиживаю дни за кружкою граненой.
   И шея затекла, и поднывает пах,
   Но трубкою смолю, дымком завороженный
   Я грезой обожжен и вымыслом пропах,
   Горячим, как помет из голубятни сонной;
   Лишь сердце иногда, отряхивая прах
   Былого, зашумит кроваво-желтой кроной.
   Мечты пережевав, как жилистый рубец,
   И кружек сорок влив и переполнив недра,
   Я выхожу во двор, бесстрастный, как Творец
   Иссопа кроткого и сумрачного кедра,
   И, целясь в небеса, повыше, наконец
   Ссу на гелиотроп, неистово и щедро.

Бодний А. А.

Вечерняя молитва.

1.

   Когда хочется предварить анализ сокровенности,
   Чтоб поверить в ношение таинства,
   Что мне лишь ведома сила его сущности,
   Я жду вечернюю магичность одиночества.
  
   Сам вечер - как бутафория жизни окончания:
   Природа вроде в упокой вступает
   Синхронно в землю Солнца погружения,
   И мне преддверье тьмы псевдорубикона акт являет.
  
   Как бы традиционно меня реципиентит
   Теологии сила инерционной ритуальности,
   Но дух протестный восхождённо верховодит,
   И мочеиспусканьем я небеса краплю в лужицы зеркальности.
  
   И этот ритуал к медитации мне дал Свободу:
   Я будто бы в вечернюю молитву погрузился,
   Святой где Образ - БОГ внутри меня спокон роду, -
   Организатором сути моей чрез Антитело Пыла явился.

2.

   Исторический Иисус Христос актом патриотизма -
   Забаррикадированием в церкви с единоверцами,
   Как на островке реальной Свободы, янсенизма
   Утверждал статус-кво, где БОГ внутри - над иконостасами.
  
   Если было бы наоборот - Иисус Христос бы спасовал
   Перед иконописным ликом мифобога, и человечество
   Не знало бы, что на земле израильской Он существовал,
   Но Вечности Дух теологией завершил Ему двойство.
  
   Я тоже - аналог Иисуса Христу
   В вечерней молитве при лунном сиянье,
   Святое распяливаю одиночество, посвящая Кресту,
   Внутри меня БОГ мессией чтоб ощущал пребыванье.
  
   При лунном сиянье Движенье
   Берёт отраженье сути моей
   С БОГом внутри, как знаменье,
   Физиология чтобы ведомой была у страстей.

Ж.-А. Рембо.

Кузнец.

(фрагменты).

   "Тебе не знать ли, сир, что мы за медный грош
   Батрачили на всех, безропотны и кротки,
   Покуда наш кюре нанизывал на четки
   Монеты бедняков, пред Богом павших ниц,
   А наш сеньор в лесах травил зверье и птиц?
   Тот плетью нас лупил, а этот - крепкой палкой,
   Пока не стали мы под стать скотине жалкой
   И, выплакав глаза, пошли за кругом круг.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Теперь-то я умен, и мне по нраву смелость,
   Ведь если молот есть и пара крепких рук,
   Что ждать, когда придет сиятельный индюк
   С кинжалом под плащом и гаркнет: "Марш на поле!"?
   А ежели война - пусть сам воюет вволю!
   Нет, он опять ко мне: теперь отдай сынка!
   Что ж, я простолюдин. А ты король. Пока.
   Бубнишь: "Я так хочу!" А вот по мне, так глупо,
   Что в золоте твоя роскошная халупа,
   Что ходят гоголем, напялив галуны,
   Твои бездельники, спесивы и пьяны.
   Ублюдков наплодив, ты отдал им на откуп
   Честь наших дочерей, мечтая: "За решетку б
   Отправить голытьбу!" А мы хребтом своим,
   Собрав по медяку, твой Лувр озолотим!
   Ты будешь пить да жрать, все слаще, все жирнее, -
   А прихвостям твоим висеть у нас на шее?
   Нет! Мы прогнали прочь постыдный страх и ложь,
   Продажным никогда народ не назовешь.
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Но нас безумие в ту пору вознесло!
   Смотри: рабочие беснуются в кварталах,
   Недаром, проклятых, вал гнева поднимал их -
   Сброд призраков пошел на штурм особняков:
   И я среди своих - и убивать готов!
   Держитесь, господа доносчики и шпики,
   Мой молот вас найдет, проткнут вас наши пики!
   И кто там ни таись, мерзавца за нос - хвать!
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___ ___
   Все бессловесные, все, ставшие больными,
   Все, спину гнувшие безропотно на вас,
   Все, все сюда пришли. Пришел их главный час!
   Вот Люди, государь, ты в ноги поклонись им!
   Да, мы рабочие, но больше не зависим
   От всяких буржуа. Мы будущим живем,
   Там станет Человек всемирным кузнецом.
   Он вещи победит, он чувства обуздает,
   Доищется причин и следствия узнает,
   Как буйного коня, природу усмирит.
   Благословен огонь, что в кузницах горит!

Бодний А. А.

Кузнец.

1.

   За медный грош плебей тысячелетьями
   Батрачит в собачьем положенье,
   Идеологическими придавлен обреченьями
   На второсортное в экзистенции значенье.
  
   И Духа Вечности Экспериментность
   Двоякое имеет здесь предозначенье:
   Движенье активировать чрез факторность
   И социального давления, и когда революция - оголенье.
  
   Во вселенской взаимообусловленности
   Это выражается динамикой переходов
   От нижней точки плебейской скотоподобности
   До антиэкзистенциалистских личностей восходов.
  
   Но это - эфемерность и обманчивость:
   Калифом на час ощутил себя народ;
   А дальше в права вступает властность,
   Чрез Лидера определяя истории ход.
  
   А какое место здесь занимает христопродажье
   Всего плебейского рода? А оно по экстерьеру
   Никуда не испарилось, относительное значенье
   Обретает в методике закабаленья, рождая псевдоверу.

2.

   К периоду формирования тайных союзов
   Плебей критически воспринимал это сообщество,
   И атмосферу взаимоотношений, где социальных сводов
   Была психконстанта, вдыхал чрез неистовство.
  
   Здесь парадокс выходит на поверхность:
   К закабаленью критическое отношенье
   И в христопродажном спектре стадность -
   Два полюса, Гаранты меж которыми ведут зомбированье.
  
   По Международному уголовному законодательству
   Зомбирование - уголовно-наказуемо; в мир потусторонний
   Ушедших Гарантов уже не накажешь, кроме - чрез истории букву,
   А вот ныне здравствующих - на неприкосновенность их мораторий.
  
   Навуходоносорский Гарант должен ответить
   Пред судом истории за плебеев зомбирование -
   За формирование образа внешнего врага, его сметаморфозить
   Во внутреннего врага - Ближнего Востока извечное своеобразие.
  
   Это формирование воскрешает дух милитаризма,
   Где лапидарно: паны дерутся, а у холопов чубы трещат.
   И это трещание на Ближнем Востоке не ново, историзма
   Достоверность - об этом тысячелетия вещает.

3.

   Историческим ходом подтверждение пророчеств
   Нострадамуса и Паисия Афонского настораживает
   Сюжет отнесённых к нашему времени пророчеств,
   Где Россия милитаристский дух развивает.
  
   Согласно пророчеств Россия будет утверждаться
   На Ближнем Востоке, наращивая военный потенциал,
   Это аукнется недовольством Запада, он сопротивляться
   Будет действенностью, задевая балансирующий интеграл.
  
   Конфликт военный приведёт к поражению
   Фундаментальности России, дав тенденцию
   К Её экономическому и военному закабалению,
   Бросив русский народ в безвыходную прострацию.
  
   Не надо проявлять наивность: а то ли сбудется,
   А то ли нет, тенденция к этому - в реальности!
   Я, как оппозиционер, не верю, что в массах пробудится
   Инстинкт здравого смысла, - зацикленье зомбированности.
  
   Единственно, если только появится мессия,
   Как Спартак, Христос, Ленин, - возможны возрождения
   И человечества и мира, а для меня родней Россия,
   Где плебей становися уже Кузнецом интерустроения.

Часть третья.

Норвид Циприан Камиль.

Времена.

   История мертва, схоронена эпоха,
   Вновь созиданье в бездне безграничной.
   Виват! Но почему еще столь много
   Людей различных и разноязычных,
   Разноплеменных, кровью истекая,
   Сердцами тянутся к родному краю?
   История свой труд не завершила,
   Кто глыбу поднял, тот уже не может
   Расслабиться, держать ее вполсилы,
   Расслабленного глыба уничтожит.
   История свой труд не завершила,
   И шар земной раскаянье не гложет!

Бодний А. А.

Времена.

   История уроки нам подносит -
   Знаки как дидактики бессмертия,
   Где общеценное земным восходит
   К Потоку Времени - как дислокация.
  
   Для истории не существует Леты -
   И Герострат, как феникс, воскрешает,
   Внося парадоксальность, как Правду своей лепты,
   Как спектр Экспериментности являет.
  
   Экспериментность здесь Ведущей выступает,
   А Лета Ей - лишь псевдосоставляющая как Вселенной,
   Где Ведущая относительность распределяет,
   Истории этапы выделяя Судьбоносья сверкой.
  
   Судьбоносье с двумя бывает полюсами:
   Прогрессивный ход исторического времени,
   Когда Слово и Дело Лидера единятся концами;
   И регрессивный - когда ноша Его сизифового бремени.
  
   Любого полюса плоды же Судьбоносья
   Смываются чрез исторические станы
   В Поток Времени Вечности, где акты обезличья
   Переводят в изначальные их апейроны.
  
   Ощущая пылинками себя бесправными Вселенной,
   Мы виртуально тянемся к родным пенатам,
   Чтоб стать хотя бы псевдоапейроновостью Эфирной,
   Обтекающей шар земной по пенатовым координатам.

Норвид Ц. К.

Осень.

   О, лучше по шипам! Без колебаний
   На пики сделать шаг,
   Чем по грязи из слез, через стенаний
   Кромешный мрак.
   Пускай огни растают в поднебесье
   Вослед заре -
   И возвратятся знаменем и вестью
   О радостной поре.
   Ведь лучше по шипам - без колебаний
   На пики сделать шаг,
   Чем по грязи из слез, через стенаний
   Кромешный мрак!

Бодний А. А.

Осень.

   Поэт протестности незримо с осенью,
   Как с стадией идеи прерывания,
   По жизни сопряжён - насильно
   Сопротивляется его псевдоиндетерминация.
  
   Осени последние красоты интенцируются
   Через страстность кровоточащее-угасающих протестов
   В извечном лучезарии звезд путеводных, где стенаются
   Фантомами души в незавершённости ретроответов.
  
   Удасться быть может преемникам идейности,
   Поднявши знамя борцовское в новой цикличности,
   Знамение узреть в путеводной звёздности,
   Как тандем земной и неземной осуществимости.

Норвид Ц.К.

AERUMNARUM PLENUS.

   О, почему мне так грустно, так смутно?
Я, мир иль век петь сегодня должны?
Ах, мне знакома огромная лютня,
Все наши души в нее вплетены.
   Знаю, что в мире у радости каждой
Антиподобие есть, антисмех,
Так же приспешников я не однажды
Благословлял, проклиная их всех.
Что же грущу я, грустить не желая,
Ведь не желаю душою кривить?
Все, что отринуть нельзя, укрывая,
И, почитая, что трудно убить.
Грустно затем, что узнать я не в силах,
Долго ль еще обречен сброд людской
В самых жестоких торчать водевилях,
Спать и во сне плакать: "Век, мол, такой!"
Вот почему я в тоске пребываю
Духа людского нет средь бытия,
Чистый аккорд зазвучит ли - не знаю,
Буду покоен когда-нибудь я?
Сам я не знаю, сумею не знать ли,
Что наша  жизнь  здесь все меньше в цене,
Что, пробуждаясь, все легче сказать мне:
"Лучше навек оставаться во сне".

Бодний А. А.

Aerutparut plenus.

   Я не по воле своей - исполненный страданий;
   Балансир мой разумности и парадоксальности
   Способен направлять на путь рацрешений
   В вселенской проективности, а не в бардачности.
  
   На Земле не даёт мне развернуться
   Личностей эгоизм и властолюбие,
   Которые до тризны антигостями проецируются,
   Реципиентя мою волю и изъявление.
  
   БОГ внутри меня инспирирует не гармонию
   Ради благоденства, а ведёт Экспериментностью
   К остроте разнополярности, подсобляя Движению,
   Насильственно сочетая добро и зло взаимообусловленностью.
  
   В этом и кроется извечность парадоксальности,
   Проявляющейся в вековечной Судьбы Иронии,
   Когда и гуманисты завязли напрочь в святой лживости,
   А насильники торгашески дозируют цену аберрации.
  
   Усложняет это - навуходоносорское плебеев зомбирование,
   Втягивая меня в физиологию психологизма
   По псевдомилости БОГа внутри меня, расхождение
   Где интересов - вода на мельницу дадаизма.
  
   В капитализме диком дух людской выражается
   В дадаизме, как осколок для степени бессмертия
   У БОГа внутри нас и у земных богов, у вторых - проявляется
   Псевдобессмертием в зависимости от бронирования.
  
   Но Ирония верхом на парадоксе метит
   И плебеев и земных богов в цвет вечного покоя,
   А БОГ внутри нас на линии, что делит
   Земное с неземным, уходит в Антимир
   без сострадальческого боя.
  
   Нет, я не выражаю в мире внутреннем
   Протест, схожий с адамо-евовским,
   Но как в де-факто статус осиротевшем
   При Боге внутреннем я становлюсь псевдосвободным.
  
   Это активизирует всеобщий безотчётный Эгоизм,
   Но в формате детерминируемого действа,
   Характер которого игнорирует волюнтаризм,
   Разрушая балансир внутреннего свойства.
  
   Только высокоинтеллектуальные личности
   Совмещают такты БОГа и рефлексии,
   Но не ради прогресса эволюционной факторности,
   А ради достижения глубины этической резервации.
  
   Но какой бы ни был вектор направления,
   Алгоритм мудрости - относительность гуманности,
   Диктуемой подсознательно инстинктом сохранения,
   Где эволюция идёт в кредит утилитарности.
  
   В "Гласных" мудрость идёт в перемычку,
   Как относительность Истины, Её проявленье
   Не восходит в антураже на абсолюта точку,
   Прерываясь на границе, за которой - Олимпа деянье.
  
   Мудрецы, впираясь в Олимп инстинктом сохранения,
   Приобретают волну отдачи, распространяющуюся
   На всю методику заспинной Истины, внося изменения,
   Колорит которых обретает векторность подспрягающуюся.
  
   Но это - психологическая модель относительности,
   Есть и теневая её сторона - таинство абсолюта,
   Которым ведает только Дух Вечности,
   А алканье прогрессистов - приблизить Истину к черте абсолюта.
  
   Не мудрость добра несут мудрецы,
   А "мудрость лжи"; если было бы наоборот,
   Они бы несли изгоевые Истины венцы,
   Как оппозиционеры шли б на Лжи Переворот.

Норвид Ц.К.

Видение.

   Убогие тени мелькают
По Лондону в мглистую полночь,
И в белом тумане тают, 
Но ты лишь эту запомнишь.
   И что там? Грязь или тернии
На лбу этой страшной тени.
И к небу ль шепчет моление
Иль губы в безбожной пене?
Ты скажешь: то книга Библии
Бредет, погрязая в пути,
И ее не спасут от гибели -
Безгрешность здесь не в чести.
   А в бельмах ее - отчаянье,
Мольба, деньга и беда.
Откуда идет? Не знаем мы.
Куда идет! В никуда!
Мы, полные слез и иронии,
Походим на эту каргу,
Мы знаем лишь кровь в истории
И в обществе лишь деньгу!

Бодний А. А.

Видение.

   Убогие тени экзистенции
   Есть парадоксальности порожденье,
   Где двуякость истории -
   Фундамент и строенье.
  
   Первый - Истину несёт
   Как фактор базисности,
   Иначе перепад эволюции снесёт,
   Как виденье общепризнанности.
  
   Второй - модель фарисейства,
   Идея скаредности и властолюбья,
   Как акт теоизвращенства,
   Где нагорнопроповедные изнеможенья.
  
   Вот и рождается виденье:
   Заповедь Христа - секуляризация,
   Как абстракции явленье,
   А Библия - как материлизация.
  
   Вот в фарисейской полуночи
   И ведут остов христовый
   Библейские консонансные мочи, -
   Псевдокающийся ход крестовый.

Норвид Ц. К.

Гармония.

   Игра на нервах, общность настроенья,
Восторги, взлет идей -
Бесспорно могут сплачивать людей:
Но общность совести рождается в боренье!
Скорее человек среди противоречий
С собой войдет в разлад
И будет им разъят,
Чем той гармонии дождётся человечьей.
Уж лучше наблюдать в своем уединенье
Гармонию планет
Чредою долгих лет,
Чем что прочесть в глазах? - сердец разъединенье!

Бодний А. А.

Гармония.

   Не рождается гармония в боренье,
   Где антиэкзистенциализма кумулятивность,
   Она продукт есть в осмысленье
   Идеи-страсти как жизни сущность.
  
   Идея-страсть два "Я" объединяет,
   Духом катализируясь противоречья,
   И идеала видимость ваяет,
   Психологизм где акт даёт предтечья.
  
   Два уровня предтечье выявляет:
   Человека - как историческую личность,
   Где общечеловеческая ценность выступает,
   И сенсуализма индивидуальность.
  
   Второй уровень даёт разлёт диапазона,
   Вожделенность выявляя через избирательность;
   Первый - вносит диктат смысла жизни тона,
   Псевдоувековечивая себя через предназначенность.
  
   Идея-страсть в бардачном окруженье
   Формирует внутреннего мира гармонию
   Чрез насильственность как благодеянье,
   Дифференцируя характер к применению.
  
   Индикатором насильственности совесть выступает,
   Предваряемая идейной устремлённостью,
   К злодеянию сострадание не выражает,
   Но интроекцирует справедливость ассоциативностью.

Норвид Ц. К.

Прошлое.

   Смерть, муки, прошлое - не господа созданье,
А дело сатаны,
Что ненавидит дни
И, зло предчувствуя, казнит воспоминанья.
Но он же и дитя, сидящее в тележке,
Что молвит: "Вон дубок,
Он убежал в лесок!"
А между тем возок минует перелески.
Прошедшее - оно сейчас, но чуть подале.
Вон, рядом эта весь,
А вовсе не бог весть
Где - там, где никогда и люди не бывали!

Бодний А. А.

Прошлое.

   Прошлое - в формате Экспериментности,
   Как результат вероятно-цельности Движения,
   Но с клеймом геннокодированной индивидуальности,
   Где детерминация - Свобода ограничения.
  
   Именно, Свобода выбора ограничения,
   А не выборное ограничение Свободы;
   Здесь намерения самосознания
   Антидифракционные выбирают высоты.
  
   В этом - ограничения самосознания
   От исторического сознания,
   Где прошлое - акт обречения
   На заданность калейдоскопирования.
  
   В этой заданности прошлое и будущее
   С настоящим знаменателем интегрируются,
   Где индивидуальное судьбослагающее,
   Как кинетика в абрисе, где сути прогрессируются.
  
   Прошлое - это базис и тенденция
   К направлению приоритетности
   Через ревизию и отрицание отрицания,
   Как восхождения в спиральности.
  
   Прошлое ближе к будущему как тандем,
   Чем к настоящему, где инстинкт сохраненья
   Ниже уровня логистико-тандемных тем,
   Что определяют разумность жизнеутвержденья.

Норвид Ц. К.

Пилигрим.

   Меж сословий высший есть разряд,
Словно башня между хижин -
Поднебесная громада.
Я не пан, - так часто говорят, -
Потому лишь, что мой дом подвижен,
Как шатер номада.
Но мой дух превыше пирамид
Вознесен под купол голубой
Высотой паренья!
И  покуда он мой путь прямит,
   Та земля, что под моей стопой
   Вся - мое владенье!

Бодний А. А.

Пилигрим.

1.

   Пилигрим я духа Справедливости,
   Места нет где на Земле ему,
   Но бытуют очаги протестности,
   Кровавын реки на лике Её потому.
  
   Не очаги инициируют проточность,
   Они лишь следствие есть от насилия,
   Навуходоносорская где старозаветность,
   От которой гипертрофируется моя рефлексия.
  
   Мое виртуальное пилигримство
   Ошибочно могут классифицировать
   Как антиумиротворения излишество,
   Чтоб меня с антиистиной идентифицировать.
  
   Я духом Справедливости превознесён
   Над олимпийской подковёрностью,
   Но впечатлением поверхностным вменён
   Бумажной мельницы как бы ветренью.

2.

   Я выражу всемирную сейчас парадоксальность:
   Умиротворение - псевдометриопатирующая дифракция
   К нерву Бардака, генерирующая скрытую злобливость,
   Возрастанию зла пропорциональности категория.
  
   Чем ущемлённее у меня достоинство,
   Тем активнее скрытая злобливость, -
   Как реанимирующее жизнь свойство,
   Аккумулирующее скрытую протестность.
  
   И пока Земля под моей стопой у нечестивцев,
   Я Антимира с нетерпением жду эволюцию,
   Чтоб дух мой оберегал интернационал Чужеземцев
   В постперестройке от падения в псевдоинтериозацию.

Норвид Ц. К.

Рок.

   Как дикий зверь Беда идет,
   Глядит фатальным взором из-под век.
   Ждет - не отступится ли человек?
   А он глаза прищурил, как ваятель,
   Что зорко взглядывается в лицо модели;
   И думает: чем может неприятель
   Сгодится для его особой цели.
   И, трепеща всей тяжестью, Беда
   Пропала без следа!

Бодний А. А.

Рок.

   С Монадностью своей Вселенная
   В Движении в Безмерности -
   Точки опоры лишённая,
   Как Субстанция относительности.
  
   Электромагнитные поля и радиация,
   Плазменность Монадности Вселенной,
   Где гравитационно-ядерная экзистенция,
   Есть непреложность к стадии циклической.
  
   Сопряжённость Эфирная в звёздности
   И кинетика от протозвёздного взрыва и до новообразования
   Выявляют этапные разнохарактерности,
   Проецирующие на Землю как Рока явления.
  
   Рок поляризует земнобожеские стратегии,
   Детерминацию сущего закономерности
   Ставя во главу судьбоносной позиции,
   Эфемерно пластуя земнобожеские властности.
  
   Параллельно Рок проявляется и в индивидуальности,
   Неся свое субстанциальное своеобразие;
   Здесь приоритет не биоцикличности,
   А физиология определяет тенденциозное направление.
  
   Биоциклы - условно-стадийное происхождение,
   Как приспособляемость к Вселенной и антуражу,
   Где жесткое внешнее воздействие
   Иммунитетом переводится в облегчённую поклажу.
  
   Физиология в биоорганизации организма
   Ставку делает на иммунитет и репликацию,
   Не столько приспособляясь к циклам транзитивизма,
   Сколько создавая внутреннему миру автономию.
  
   Исторический ход перепада экстремальности
   И условной размеренности умягчается
   В иммунно-генной основе автономности,
   И Рок до изъявленья полноты не добирается.

Норвид Ц. К.

Мистицизм.

   Мистик? Заблуждающийся просто!
Значит, мистицизма вовсе нет?
Он - сентиментальное юродство,
Сон, покуда брезжится рассвет.
Ну а горец - в облаках Монблана
Заплутавшийся меж круч,
Признает существованье туч,
Каждый раз бродя среди тумана?

Бодний А. А.

Мистицизм.

   Мистицизм - мостик то ли виртуальный,
   То ли астрально-волевой, между
   Реальным и вожделенным, где идеальный
   Или интроекционный образ льётся на Надежду.
  
   Сентиментальная натура умягчает переход,
   Отступая от канонов и закономерности,
   Передавая апперцепции вчувствовательный ход,
   Питая Надежду на силу сверхъестественности.
  
   Волевая натура через протестную влекомость
   Идёт в псевдоправдоподобие псевдоортоэволюции,
   Ища чрез модель псевдозакономерности рациональность,
   Как максимальное вызволение из резерва Материи.
  
   Историческое в обоих случаях сознание
   Подспудно псевдоматерилизовывает мистицизм,
   Воспринимая спиральность как резервности развитие,
   Автономию псевдоэволюционизирования переводя в параболизм.

Норвид Ц. К.

Скульптор.

   Скульптуры суть и тайна,
   В том-то они и есть,
   Чтоб дух - грозы блистанье -
   Преобразился в жест, -
   Подъем и нарастанье -
   И пара этих рук,
   Забывших о пределе,
   Вспорхнет из колыбели
   В необозримый круг!
   Лишь люди, что рисуют,
   Качают колыбель,
   Ваяют и танцуют -
   Художник и модель -
   Те - и земля, что глухо
   Ждет, чтобы хлынул дождь, -
   Сорвут покровы духа -
   - В ритм! в дрожь!

Бодний А. А.

Скульптор.

   Скульптор - не в сфере самоваянья,
   Чтоб дух в него вложить,
   Как константу - мрамора выше затверденья,
   А чтоб режиму парадоксальности служить.
  
   Спектры интересов до восприятья страстностью -
   Вот разновкусовой диапазон предозначенья
   В одной скульптуре и благодеянью
   И злодейству - своя Галатея-идея.
  
   Скульптурное сырье не может совершенства
   Того достигнуть, что под кистью рождается:
   Сам предел достоверности воспроизводства
   У него ниже, так как единица тонкости огрубляется.
  
   Скульптор ставку делает на импровизацию
   Тандем спектров идей и образности,
   Как бы вводя аффект в голографию,
   Идя от парадоксальности к псевдоуниверсальности.
  
   Для посредственных индивидуумов
   Такая псевдоуниверсальность - вне поля зрения;
   Для тонко-импровизирующих поклонников
   Псевдогаллюцинация найдёт идейности сочетания.

Норвид Ц. К.

Вместо вступления.

   Своей весною пьет всечасно
   Дыханье жизни дух Поэта,
   И возглашает только это:
   "Земля кругла - шарообразна!"
   Но лишь окончится цветенье
   И отшумит дождями осень,
   Необходимо добавленье:
   "Она приплюснута вдоль оси".
   Но выше ваших обольщений,
   Поэзия и Красноречье,
   Одно - в том высота речений:
   Дать в слове точный образ вещи!

Бодний А. А.

Вместо вступления.

   С афоризмом апостола Павла поэты
   Шарообразят жизни видимость,
   Как будто бы с Земли орбиты,
   Где последней, а не Первой - экзоидеальность.
  
   И только поэт оппозиции
   Видит приплюснутость, как псевдоопору,
   Чтоб заданность сохранять позиции
   Сверхскоростному насильственно-гармоническому Простору.
  
   Нет абсолютной точки опоры в Вселенной,
   Где тотально диалектическое Движение,
   Когда в сверхкинетике меняется образ сути материальной,
   И Антимир диктует Слову семантическое изменение.
  
   Ассоциативно точка опоры Архимеда
   Вбирала в себя всемирное единоначалие
   Законов небесной физики формата,
   Утрируя Эксперимент как Духолепие.
  
   Это привело бы к этатированию,
   К нарушению балансов Природы и Свободы,
   И провоцировало бы ортоэволюционную адаптацию;
   Духолепие и Движение вписались бы в псевдосвободные своды.

Норвид Ц. К.

Тем временем.

   Поколенья проходят,
   Зная, где ставить ногу;
   Коль поля загородят -
   Оставляют дорогу!
   И эпохи лишь точки,
   И отсчет расстоянья,
   Но мои дни - отсрочки,
   И года - ожиданья.
   До скончания света
   Все известно заране.
   А действительность? Это
   Лишь антракт в балагане.
   Правда ль? Жизнь только тризна,
   Юность - день увяданья.
   И неужто - отчизна,
   Лишь отчизны страданье?

Бодний А. А.

Тем временем.

   Поколения стезей проходят
   Как отходность Потока Вечности,
   С периферийности где сходят
   Пульсации Времени Вечности.
  
  
   Я, слитый с поколеньями,
   Генофондом ограничен -
   Отсчёта историческими точками,
   Эволюцией бессмертностью разлучен.
  
   Эксперимент Духа Вечности
   Абрисом Его Воли тяготеет,
   Где с мигов действительности
   Призрак Вечности реет.
  
   И под эгидой Призрака этого
   По-милитаристски мы идём к границе,
   Где ощущаем цену псевдовечного -
   В псевдоцели жизни колеснице.
  
   Нас буриданит ложно эмоциональность, -
   Как будто с смертью антипод несовместимый,
   Нам Дух Вечности не прощает отступность -
   На мельницу земнобогов идёт дух наш раздвояемый.

Норвид Ц. К.

Красоты времени.

   Погасли лилии, и вихрь осенний
   Срывает лепестки с атласных роз:
   Не ищут Красоты поэты, музыканты,
   И даже - женщины, и даже - дилетанты -
   Сегодня ждут, чтоб что-нибудь стряслось -
   Ждут потрясений или обольщений.
   И обольстительность и шум сегодня в силе,
   Откуда бы они не исходили!
   Урании два дива, две руки.
   Обнимут ли тебя? Или задушат?
   В могилу ли сведут? Слезу осушат?

Бодний А. А.

Красоты времени.

   Жизнь личная соотносится с общественной
   Пред тризной и адекватностью сравнения -
   В этом индекс красоты судьбоносной,
   Как временной, отмеряющей гостевания.
  
   Историческое сознание на станах
   Перехлёстывается с антиэкзистенциализмом
   И с экзистенциализмом на Переправах
   С Эгоизма в Подсознанье в интеграле тайном.
  
   Различна цена палитры красот у человечества,
   Но у меня с отцом родным она - единого свойства,
   В предсмертном Слове его пророчества:
   - "В анус Армагеддону Бардак мироустройства" -
  

11 февраля 2016 г.

Конец тринадцатого тома.

Конец книги "Поэзия вскрывает небеса".

   Оглавление
   Часть первая
   Часть вторая
   Часть третья
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   81
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"