Бодний Александр Андреевич: другие произведения.

Преодоление недосягаемого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Настоящий 11-й том книги "Преодоление недосягаемого" отражает общую тенденцию к философичности о роли деятельности человека и его взаимосвязи и взаимообусловленности с человечеством и с вселенским Потоком Вечного Времени.


  

Бодний А. А.

"Преодоление недосягаемого"

том 11

Часть 51.

Глава 385.

   Прозоровская резолюция делает ставку на унисоность не только общественного сознания, но и на ... эфирность Вселенной вплоть до её закруглённостей, тем самым, как бы лишая ценности философских изысканий литературного критика Боднего А. А., несмотря на их всемирную проницаемость. Эта модулированная импровизация дала литературному критику Боднему А. А. стимул к открытию новации - общественность экзистенциалистического сознания.
   В изначальном формировании общественного экзистенциализма главенствующую роль играет не философский синтез, а ... исторический психологизм личности, который берёт инградиенты - инстинкт целевого насилия и инстинкт сохранения и выживания.
   В суровом и бескомпромиссном лабиринте жизни инстинкт сохранения и выживания ординарной личности видит точку во вхождении в ... стадную общность, но с превентивностью задействования инстинкта целевого насилия. Если инстинкт сохранения и выживания является своего рода пропуском в общественное экзистенциалистическое сознание, то на инстинкт целевого насилия возлагается формирующая функция в трёхстадийности. Первая стадия лишает входящую личность ощущения расчленённости общества на автономности, тогда членство индивидуумов воспринимается как животворное общественное сознание. Эфир внутреннего мира личности как бы растворяется в эфире внешнего мира, резонансируя астрально-ментальную субстанционную общность. Но этой стадии недостаточно для формирования общественного экзистенциалистического сознания, более того, возможно вопросительное недоумение: " а не идёт ли вразрез формирования общности инстинкт целевого насилия?" Вопрос философски востребованный. Здесь происходит усложнённая взаимосвязь и взаимообусловленность между инстинктом сохранения и выживания и инстинктом целевого насилия. В первой стадии главный инстинкт стремянит инстинкт целевого насилия, переводя его экзистенцию на ... ожидание проявляемости в новом статусе в третьей стадии. Во второй стадии идёт ваяние комбинированного психологического портрета личности, вбирающего в свою характерность не столько гипотетически, сколько номинально эмоционально-индивидуальные особенности как ведомые признаки в общественном сознании. В режиме одиночного мышления индивидуальное сознание как бы селективно отражает общественное сознание. В режиме общественного контактирования индивидуальное сознание психологически воспринимается как бы отражение от общественного сознания. Но это ещё не есть во второй стадии наличествование общественного экзистенциалистического сознания. И вот в третьей результирующей стадии как бы идёт ... поляризация инстинкта целевого насилия, которая ставит точку в завершении общественного экзистенциалистического сознания. Под диктовку этого инстинкта уже ... не личность, а индивидуум считает благоприятственность момента, когда можно задействовать ... насилие. Насилие - не как диссонанс в структуре общественного сознания, а как консолидирующий фактор, способный вывести императивный дух общественного сознания на ... просторы Вселенной для её покорения. Вот в этом и находит свое полное проявление общественное экзистенциалистического сознание.
   При антиэкзистенциалистическом сознании личности проявляется общественное единение на основе ... ожидаемой результативности всеобщей идеи. При общественном экзистенциалистическом сознании проявляется общественное единение на основе ... эмоционально-психологической камертонности всеобщей идеи.
   Имманентность антиэкзистенциалистического сознания сопрягается с общественной волей, существуя не столько перспективно, сколько оперативно, операясь на историческое сознание. Имманентность индивидуального сознания в общественном экзистенциализме сопрягается с духом общественной воли, существуя не столько оперативно, сколько перспективно, не задействуя напрямую историческое сознание.
   Крушение всеобщей идеи при экзистенциалистическом сознании трагедирует личность, пассивируя инстинкт сохранения и выживания. Крушение всеобщей идеи при общественном экзистенциализме автономизирует личность, активизируя инстинкт сохранения и выживания.
   Антиэкзистенциалистическое сознание даёт приоритетность анализу и синтезу, а не эмоциональности. Индивидуальное сознание в общественном экзистенциализме результативно руководствуется эмоциональным психологизмом, а не интуитивным осмыслением. Поэтому, как это ни парадоксально, при всемирном психозе анализ и синтез антиэкзистенциалистического сознания даёт углублённость кризиса внутреннего мира. Индивидуальное сознание в общественном экзистенциализме эмоциональным психологизмом не даёт полной возможности оструктурится внутреннему кризису, абстрагируя ... рулеточную выживаемость, экзистенция при этом ...подавляет мышление. Это обстоятельство подчёркивает, что экзистенциалистическое сознание не даёт такой оперативной перестройки на выживаемость, как индивидуальное сознание в общественном экзистенциализме из-за ... стабильности принципов мышления.
  

Глава 386.

   Достоевсковед Бахтин М. М. новацирует: "Если бы многопланность и противоречивость была дана Достоевскому или воспринималась им только как факт личной жизни, как многопланность и противоречивость духа - своего и чужого, - то Достоевский был бы романтиком и создал бы монологический роман о противоречивом становлении человеческого духа, действительно отвечающий гегелианской концепции. Но на самом деле многоплановость и противоречивость Достоевский находил и умел воспринять не в духе, а в объективном социальном мире. В этом социальном мире планы были не этапами, а станами, противоречивые отношения между ними - не путём личности, восходящим или нисходящим, а состоянием общества". (Бахтин М. М. проблемы поэтики Достоевского. 1971 г. М. стр. 46). При всём уважении к достоевсковеду Бахтину М. М. литературный критик Бодний А. А., освещая тему, вынужден оппонировать в ключе контрдоводов. В своём сборнике литературный критик Бодний А. А. проводит постулатно-афорическую мысль: "... На поверку же выходит, что как тысячи лет назад (нет, не сотни, а именно тысячи лет), так и в современном мире социальные вопросы ни на йоту не потеряли остроту. Откуда же такая камнепреткновенная неразрешимость вожделенного желания? Ларчик-то открывается просто: вожделенность-то в поколениях - дисперсна, а социальность - непрерывна! Вот она-то кощеева игла бессмертия социальной проблематики" ... (Бодний А. А. Сб. "Преодоление недосягаемого". т. 8. стр. 82) Сама дисперсность - это прерывистый переход от одной ступени репродукции человеческого рода к другой. Сколько таких переходов было в истории человечества - бесчисленное множество! А кто же даёт тогда социальности такое эволюционно-доминирующее благо, как ... непрерывность? Социальность как этическая категория проявляется через фактор результативности ... насилия одной личности над другой!!! А так как инстинкт насилия - первородный с защитным покровительством инстинкта сохранения и выживания, - то корни социальности надо искать не в "состоянии общества", а в природе человеческой натуры!!! "В противоречивом становлении человеческого духа" сокрыта потенциальность роста ... пропасти между богатством и бедностью. Противоречивое становление человеческого духа можно отобразить графически в виде поступательно вращающейся вокруг горизонтальной оси бесконечной спирали. Кинетика вращающейся спирали отображает станы витков противоречивости коммутаторного человеческого духа, а проецированные на ось этапы фактора времени выражают интеграл результативности становления духа и тенденции к росту пропасти социальной разобщённости.
   Причина заблуждения достоевсковеда Бахтина М. М. кроется в том, что он воспринимает государственную декларированность социальных проблем не ... полифонически, а ... полилогографически, как это ни парадоксально. В том же контексте заблуждается и ... Достоевский Ф. М., когда пишет: "Не существует самодовлеюще-индивидуалистической совести, не существует и самоцельного государства, общества слагались и слагаются не вследствие потребности ужиться ... а всегда вследствие великой идеи". ("Литературное наследство", т. 83, "Неизданный Достоевский", стр. 675). Литературный критик Бодний А. А. согласен, что "не существует самоцельного государства", хотя такое организационно-структурное образование является ... голубой мечтой любого земного бога. Не существует потому, что, в противном случае, пришлось бы вводить в морально-нравственный кодекс заповеди Иисуса Христа: "не укради", "не обмани", "не убий", "не прелюбодействуй", "не ввергайся в идолопоклонство" и т. п. А эти заповеди, как козлу в сердце нож, препятствуют полновесному раскрытию инстинкта целевого насилия земных богов. А так как основополагающий финансовый документ - бюджет - формируется в основном за счёт задействования инстинкта целевого насилия, то самоцельное государство переходит в область иллюзий, уступая место ... социальному государству, где социальность является и формой организации императивного правления и фактором классового расслоения, от силы действия которого зависит степень головокружительности пропасти между богатыми и бедными.
   Создаётся своего рода зациклено-цепная реакция взаимообусловленностей по диалектическому стилю борьбы противоположностей. Изначальный инстинкт целевого насилия формирует противоречивость духа как поработителей, так и у порабощённых. У первых - это расхождение между государственным словом и государственным делом; у вторых - это переход ожидаемой обнадёженности от государственного слова в протесте против результативности государственного дела. Оба уровня противоречивости духа слагают сферу государственной социальности. Напряжённость сферы находится в прямо пропорциональной не столько зависимости, сколько взаимообусловленности от силы контраста между государственным словом и государственным делом, между доверием и неверием. Эта сила контраста является и движителем социальности. Упоминавшийся достоевсковедом Бахтиным М. М. оборот речи - "состояние общества" - есть производная категория, определяющаяся характером "напряжённости сферы". Касательно утверждения Достоевского Ф. М., что "общества слагались и слагаются не следствие потребности ужиться ... а всегда вследствие великой идеи", - имеет место ... двусмысленность подхода: "великие идеи" могут генерироваться духом противоречивости как поработителей, так и порабощённых лидеров. В любом случае эффект будет вписываться в афоризм: "дорога в ад выстилается благими намерениями (идеями)". Свидетельством тому - вся социально-освободительная история человечества.
  

Глава 387.

   Морально-нравственное совершенствование личности протекает по двум уровням ... непересекающимся и несливающимся. На заре своего становления человечество ... осознанно выработало методику решения социальности через нравственность. Осознавая себя носителем изначальной греховности, человечество выдвигало легальную программу совершенствования морального облика без подоплёки ... лжеистинности! Это был второй (высший) уровень, который должен бы играть роль страхователя, когда представители власти предержащей могут упасть в сети правовой ответственности. Умягчение в смысле гуманизации законов нравственности будет для них спасательным кругом. Учитывая силу изначальной природы низменных инстинктов, главенствующий класс вырабатывает нелегальную систему персонального психологизма для оправдания своих действий. Это первый (низший) уровень нравственности. Взаимосвязанность и обусловленность этих двух уровней находились и находятся с изначалия человеческого рода ... вне аналитического сознания, являясь достоянием подсознания. Когда прогрессивные деятели и лидеры социального движения выдвигают революционизирующую программу социально-классовых преобразований, то они усовершенствованно воздействуют только на ... второй уровень нравственности. На первый уровень они никак не могут усовершенствованно воздействовать. Почему? Да потому, как можно усовершенствованно воздействовать на ... морально-нравственные пороки в симбиозной связке с социальной привилегированностью?! На протяжении тысячелетий симбиозное разделение и точечное воздействие на его составляющие никто, никогда не проводил как трактатно-тезисное обоснование! Никто, никогда, кроме ... великого писателя Достоевского Ф. М., который впервые показал морфологический психорисунок нравственных изъянов и результирующую динамичность психологической парадоксальности первого уровня нравственности. Есть востребованность вопроса: "а что, до Достоевского Ф. М. не было ни одного психолога с семи пятей во лбу среди лидеров социально-классового преобразования, который вывел бы парадоксальный психологизм личности в чистом виде на первом уровне?" Были! Но никто из них не взял на себя ответственность из-за ... страха банкротства социальной идеи, когда бы аллегорически обозначилась смена социально-экономической формации как обмен ... шила на мыло. А так без этого чистого выделения первого уровня тысячелетиями менялось и меняется шило на мыло. Возможен недальновидный упрёк с заумной выспренностью: "Зачастую просматривается тенденция к ужесточению законов за ответственность в общественно-производственных отношениях". Ужесточение повсеместно олицетворяет роль ... обглоданной кости, брошенной работодателем для закрытия протестующего рта работника! Конкретика: за двадцать лет властвования повторно возрождённого дикого капитализма в России неоднократно ужесточалась формулировка закона об ответственности работодателей за долгосрочную задержку выплаты зарплаты работникам. Пусть приведут в доказательство литературному критику Боднему А. А. хоть одного обнаглевшего на обесценивании инфляцией денежных выплат работодателя, посаженного на тюремную парашу. Да такого в природе не существует! А почему? А потому, что ужесточение - фикция, не сопровождающаяся умышленно механизмом реализации закона. А кто не даёт сопровождение механизма? А не даёт ... декларировано не выделенный в чистом виде первый уровень нравственности. Тогда кто ответствен за ужесточение закона? А ответственен второй уровень нравственности, активизирующийся сохранением баланса общественно-производственной разумности, подсказанной инстинктом сохранения и выживания.
   Вторая конкретика поднятой темы. По праву можно отнести общественно-личностное реагирование на непропорциональность тенденции к росту автоаварий по причине пьяных водителей к психологической парадоксальности. Идут как падающий снежный ком с вершины горы карательно-штрафные ужесточения к пьяным водителям. И параллельно этому как на дрожжах регистрируется не спадающая, а возрастающая статистика пьяных водителей. Земной бог полилографически выражает возмущение вопиющему факту. Но десятилетия приобщённый к сути творчества Достоевского Ф. М. литературный критик Бодний А. А. переводит литературоведческий взгляд из технологической схемы "авария - пьянство" в плоскость философичной социологии, чтоб ... сразу прозрели бы общественные зеньки на корень зла. Реагирование земного бога на проблему есть инградиент второго уровня нравственности. Но когда так долго тянется, как цепень из ануса больного животного, больная проблема, усугубляясь, значит корень зла не там, где надо. Это ясно, как отче наш. Привлечём параллель сопоставимости. При коммунистическом режиме мораль и нравственность тенденциозно-положительно развивались из ... природы социалистической формации, не нуждаясь во вспоможествовании стороннем, как это осуществляется при диком капитализме, когда мораль и нравственность базируется всецело не на природе капиталистической формации, а на теологической основе, хотя по Конституции России государство является светским, а не религиозным. Не исключен каверзный упрек: "земная церковь взамен насилия проповедует благоденство и умиротворение". Оно-то Федот, да не тот. Праведный дух первородного стиля проповедования и образ жития земной церкви в пору дикого капитализма претерпели беспардонную коммерциализацию. И если в свою земную бытность Иисус Христос в уединении молился, обращая взоры не на купол земной церкви, а на поднебесье в субстанцию небесной Церкви, то, воскресши бы в эпоху капитализма, Он бы опечаленно поразился тем, что идолопоклонство земной церкви способно на ... архигипертрофированность. Но в идейно-принципиальном вопросе не надо всю ответственность за спектральное расслоение веры перекладывать на земную церковь. Литературный критик Бодний А. А. идёт на ... новацию. Земная церковь реализовывала религиозную волю до рождения Иисуса Христа не по ... абстракции, а по оматериализованности ...внешнего диктата. Под первым подразумевается виртуальный образ Иеговы, выраженный через букву и дух Старого Завета. Под вторым подразумевается ... воля государства в реально-синхронном времени. Но так как буква и дух Старого Завета резонансировались с приоритетностью государства (а не наоборот), то создавалось ложное впечатление, что воинствующие буква и дух Старого Завета, а не государство, формировали и воинствующую земную церковь. Земная церковь избрала рациональную позицию, так как при любом эксплуататорском строе мораль и нравственность олицетворяют афоризм: "человек человеку - волк", то первоочередная задача воинствующей культовой организации - способствование обузданию волчьих законов. Как это ни парадоксально, но само "обуздание" - это уже тенденция к действенной ... гуманизации общества с учётом соотносительности добра к злу. Эта же закономерность распространяется и на второе пришествие дикого капитализма в Россию. В этом пришествии закономерно укрепляется конструктивная позиция земной церкви. Если непредсказуемая разбалансировка волчьих законов дикого капитализма будет угрожать национальной безопасности государства, то временное введение ... инквизиции земной церкви будет считаться правомочной обоснованной позицией пресечения негатива! Литературный критик Бодний А. А. ощущает шквал гневного возмущения от проголосовавших на мартовских выборах не за социализм, а за дикий капитализм: "Типун тебе на язык, литературный критик Бодний А. А., мы голосовали за демократию, а не за инквизицию!" Не надо вводить в заблуждение литературного критика Боднего А. А.: вы голосовали за базис капитализма в стадии дикости, что равносильно олигархической демократии, а инквизиция - это крайняя мера базиса и исторический фактор, используемый для урезонивания волчьих страстей, активизировавшихся ... носителями истины. Сжигание на костре носителей истины уничтожало очаг возбуждения, и волчьи страсти улегались. Литературный критик Бодний А. А. не открывает вторично Америку, а только вносит уширённость прикладной направленности инквизиции. Если на Западе в средневековье "рейтинг" инквизиции был тотально-контрфилософский. Вбиравший в ареал пламени костра передовых мыслителей века, то в России христианскими богословами он ограничивался лишь "жертвоприношением" эмансипированной мудрости простых женщин, уничижительно нарекаемых христианской верой ведьмами. Углублённость познания в российскую инквизицию поможет литература: Канторович Я. "Средневековые процессы о ведьмах", 2 изд. СПБ, 1899 г.; Лозинский С. Г. "Святая инквизиция", М. 1927 г.
   Литературный критик Бодний А. А. в ассоциативности исторических становых этапов приходит к резюме: современные узницы совести группа Pussy Riot родились под счастливой звездой, ибо в средневековье им не избежать бы костра инквизиции российский богословов.
   Ожидательный упрёк: "но, ведь, уничтожение истины - это и абсурдно и неправозаконно!" При социализме - да, при диком капитализме - это органически унифицированный фактор и признак, генерирующий природу волчьей ... правды! Литературный критик Бодний А. А. в многообразно спектральном разбросе правды жизни находит рациональный ход, подсказанный ... противоречивостью усиления правовой защиты верующих. Создаётся алогичный прецедент: верующих берёт под свою защиту государство дикого капитализма. Исторически несущего тенденцию к ... инквизициям. В этой коллизии верующие находятся как ... у бога земного за пазухой в отличие от атеистов, осиротело беззащитных. А ведь атеизм - это не секта, это - не какое-нибудь хобби, а образ идеологической жизни и образ диалектического мышления, которые более семидесяти лет определяли направленность общественно-личностной и государственной приоритетности Советского Союза, развалившегося по "милости" христопродажных перевёртышей. А ведь по логике научной обоснованности всё должно обстоять иначе. Иначе потому, что афористически выраженная при Советской власти сущность религии как "опиум для народа" базировалась на научном заключении: библейский Иисус Христос (не путать с историческим) и небесный рай - миф. Опиум - синоним одурманивания ложью. Когда детей маленьких одурманивают сюжетом и результатом сказки - это ... благое дело, огораживающее маленькие души от жестокой реальности. Но когда взрослых одурманивают ложью - это уже, по меньшей мере. Нравственное преступление. Возможен контрдовод: "социализм и его высшая стадия - коммунизм - тоже миф". Нет. Это не до конца реализованная формация общественного строя из-за порочности натуры человеческой.
   Сместившись от незавершённой темы касательно тенденции к росту автоаварий по причине пьяных водителей, вновь возвращаемся к этой позиции. Иные принципы базирования морали и нравственности при социализме в отличие от дикого капитализма лишали появление ... бешеных денег от несуществовавшего мутного денежного потока. При диком капитализме не бешеные деньги, бешеные деньги и ещё раз бешеные деньги стали своего рода наркотиком для толстосумов. И когда такой толстосум планирует сесть за руль автомобиля, то действие "бешеного" наркотика снимает оперативную проблему: то ли катализировать наркотик дозой спиртного, то ли нет. Бешеные деньги всё прошибут на своём пути. Для владельца же задрыпанного "Запорожца" этот автокайф является лишь достоянием экстрасенсорности. Предлагаемая мера - лишить навечно пьяного водителя прав - мертвому припарок, повысится только ставка за эксклюзивный расчёт. А откуда, из Луны прилетят честные регистраторы безопасности движения? Это - собачья чушь, которая длится уже ... тысячелетиями под кодовым названием ... "выбири меня ..." Не терпящий отлагательности вопрос: "так что, ситуация безнадёжно неисправимая?" Нет, почему, в причинном ряду время становится фактором, подсказывающим решения. Такое решение уже обрамлялось литературным критиком Бодним А. А. в постулатное предписание: ежегодный полноценный отчёт земного бога перед избирателями с вынесением последними пролонгирования срока правления по результатам деятельности. Это условие сразу создаст обмеление мутного финансового потока, которое повлечёт за собой угасание бешеных денег как генератора влекомости к пьяному лихачеству на автодорогах.
   Вот так зачастую в жизни бывает: начинаешь в мелочи выяснять суть и по следу логики доходить до громадья источника вулканизма проблемы. И в данном случае: начали с борьбы с пьяным автолихачеством, а закончили мутно финансовым вулканизмом властолюбия земного бога.

Глава 388.

   Достоевский Ф. М. в приводимой цитате остро полемизирует о метаморфозе нравственности в диапазоне "личность - государство": "... выступают политики, мудрые учители: есть, дескать, такое правило, такое учение, такая аксиома, которая гласит, что нравственность одночеловека, гражданина, единицы - это одно, а нравственность государства - другое. А стало быть, то, что считается для одной единицы, для одного лица - подлостью, то относительно всего государства может получить вид величайшей премудрости! Это учение очень распространено и давнишнее, но - да будет и оно проклято! ... Лучше верить тому, что счастье нельзя купить злодейством, чем чувствовать себя счастливым, зная, что допустилось злодейство". (Достоевский Ф. М. Дневник писателя, т. 9, кн.2. стр. 52. М. 2007 г). Достоевский Ф. М. полифонизируя, переводит фактическую правду жизни в философичность учения, смягчая тем самым свою ответственность за гражданский протест. Литературный критик Бодний А. А., солидарствуя с Достоевским Ф. М., идёт дальше: анатомию и динамику поднятой темы вводит в литературоведческое изыскание, продолжая тем самым предыдущую тему.
   Двуплановость нравственности в диапазоне "личность и государство" есть две противоположности одного эволюционно-исторического процесса. Далеко не равносильные условия и средства выражения этих противоположностей определяют отличительность и своеобразность методик проявляемости у личности и у государства. С учётом изложенных концепций в предыдущей главе неравносильность вводит нравственность личности в сферу ... бытовых отношений, государства - в сферу бытийных отношений. Неустойчивость источника средств к существованию, отсутствие полноценной защиты от физического воздействия, неуверенность в завтрашний день мобилизируют полновесно инстинкт сохранения и выживания у личности, а инстинкт насилия вводят в режим ожидания. Талантливая личность, не входящая в структуру государственного управления, только абстрагировано пребывает в сфере бытийных отношений.
   Нравственность в сцепке с обоими инстинктами даёт личности провоцированную тенденцию к постановлению противоречивости духа, активизирующего протестованные рефлексии, формируя эволюционно-историческую закономерность менталитета натуры. Нравственность личности имеет самосоотнесённость к менталитетному идеалу, то ли позитивному, то ли негативному. Морально-нравственный кодекс государства имеет императивную соотнесённость к номинальной личности. Между нравственностью личности и кодексом государства существует угол поляризации как ... индекс императивности. Этим индексом государство фактически управляет границами нравственности личности. В этом плане сфера бытовых отношений личности сопрягается со сферой бытийных отношений государства. Линия сопряжения - реверсивно диффузная: государство бытийными категориями формирует сообщество личностей - образ народа; личность противоречивым духом нравственности слепо задаёт государству тенденцию к корректировке специфики применения бытийных категорий. Возможен уточняющий вопрос: "структура управления государства через жизнедеятельность разве лишена сферы бытовых отношений?" Нет, не лишена, но здесь речь идёт о двух непересекаемых уровнях, где первый - это жизнедеятельность сообщества личностей, а второй - жизнедеятельность структуры управления государством. Вопрос другого свойства вызывает повышенный интерес: "не является ли сфера бытийных отношений результатом ... метаморфического перевоплощения нравственности?" Литературный критик Бодний А. А. отвечает утвердительно: да, является таковым. Эта утвердительность подсказывает освещение темы с предваряемости государственности: перевод нравственности с номинальной личности на "необыкновенную", избранную в статусе "земного бога". Земной бог, водружаясь на политОлимпе уже не принадлежит ... себе как номинальная личность, метаморфизируя свою нравственность в ... государственную волю. Сфера бытовых отношений с социально-нравственными признаками: беззащитность, материальная озабоченность, методы борьбы за выживаемость - становятся уже достоянием истории.
   Государственная воля - метаморфизированная нравственность - фокусируется у земного бога (невзирая на степень рациональности или иррациональности мышления) на ... рациональной субъективности правления в силу осознания своей гипотетической слитости с государством, ну, как в крылатом вводном обороте речи царя Николая I: "Мы - Николай I" (где "Мы" есть слитость двух единоначалий - государства и Государя). Рациональная субъективность питает иллюзию бессмертия, переводя центр образа мышления из сферы бытовых в сферу бытийных категорий. Нравственность работает в режиме целесообразности, почему по Достоевскому Ф. М. и "считается для одной единицы, для одного лица - подлостью, то относительно всего государства может получить вид величайшей премудрости!" Такая позиция земного бога прививается и всей государственной аристократии. Проецированность коллегиальной позиции на государственную волю через нравственную целесообразность даёт земному богу вселяемость непогрешимости. Непогрешимость гипертрофирует границу между нравственностью и безнравственностью, списывая издержки результативности (вплоть до открытого насилия) с субъекта на объект. Становление духа противоречивости у земного бога идёт синхронно с укреплением власти. Противоречивость духа работает в основном на контрастность, в частности, - головокружительность пропасти между богатыми и бедными, между словом и делом. Нравственность в режиме контрастности находит обоснованность в теодицее народа. Противоречивость духа земного бога инициирует бессознательно ... социальность, которая воспринимается номинальной личностью как ... идейный ориентир для своего духа противоречивости. Это обстоятельство даёт земному богу возможность манипулировать сознанием номинальной личности, в частности, и народом - в общем представлении. Манипулирование даёт пальму лидерства в социальной результативности ... из тысячелетия в тысячелетие. Инстинкт насилия земного бога воспринимается как тенденция к сбалансированности общества. Граница между иррациональностью и рациональностью насилия определяется ... земным богом. Совмещение этой границы с востребованной социальностью считается для земного бога оптимальностью. Если же противостояние духа противоречивости земного бога и духа противоречивости народа смещены до критического уровня, тогда социальность гипертрофируется в революционность. Возврат на "круги своя" происходит через обновлённость и государственного строя и социальности. Обновлённость социальности из тысячелетия в тысяелетие идёт не через облегчённость, а через изощрённость. Это диктуется духом противоречивости земного бога.
   То, что общество ошибочно приписывает имиджу земного бога как величиественность и амбициозность есть результат перехода от менталитетности номинальной личности к менталитетности ... государственной слитности на уровне подсознания. Нравственность в общепринятом представлении становится ... добровольной заложницей этого перехода на уровне сознания. В периоды государственной опасности, приходящей с внешнего мира, нравственность в спектре патриотизма номинальной личности зомбированно восходит до ... нравственности земного бога, а не наоборот! У номинальной личности не зомбированно нравственность в спектре патриотизма проявляется в любви к малой родине и к близким людям. О двуякости нравственности в спектре патриотизма извечно глаголет крылатость поговорки: "паны дерутся, а у холопов чубы трещат". Зомбированность земным богом оценивается как ... непреложность сохранения государственной целостности. Номинальная личность при этом переходит из объекта найма в субъект государственности.
  

Глава 389.

   Достоевсковед Кирпотин В. Я. определяет место психологизма в творчестве Достоевского Ф. М.: "Психология в понимании Достоевского только "черта", или, лучше сказать, только сторона, или. Ещё лучше, неотделимое свойство живого образа; поэтому правда психологического изображения входит в понятие реализма, но реализм не ограничивается психологической правдой, он требует понимания места и отношения человека к ней, то есть его идеи, его идеала", (Кирпотин В. Я. "Разочарование и крушение Родиона Раскольникова". стр. 310. М. 1974 г.). Достоевский Ф. М., по мнению литературного критика Боднего А. А., допускает существенный изначальный просчёт через умаление первичной значимости ... принадлежности психологизма и реализма. Психологизм - это биологический фактор внутреннего мира личности, это кинетика мироощущения через рецепторы, это альфа и омега виденья внешнего мира, и, самое главное, это форма эмоционально-чувственного и эмпирического выражения исторического сознания и опыта.
   Реализм - это не фактор, это отображение степени достоверности внешнего мира через рецепторы, зацикленные на первичном контроле со стороны психологизма. Любой писатель - от заурядного и до гениального, - прежде всего, - биологический индивидуум, отсчётная точка мироощущения у которого - рецепторный психологизм. Психологизм как форма исторического сознания и опыта даёт через рецепторы полноту мироощущения. Есть люди, которые с рождения лишены рецепторной связи (слепота, глухота и т.п.), и невзирая на это, они способны реалистично воспроизвести сущность внешнего мира.
   Принципиальный вопрос в поднятой теме не столько в выяснении приоритетности между психологизмом, сколько между границей субъективного и объективного понимания. Любая номинальная личность отображает (без степени детализации) реалистично ... предметность объекта. А вот логическая обусловленность связи между отдельностями - это "монада из монад". Ошибочно отделяя от "психологической правды" концептуальность мировоззрения ("формулу" мира: идеи, идеалы), ДостоевскийФ. М. путает момент истины: составляющие концептуальности прежде чем средствами художественной изобразительности критически войти в реализм - через интуитивность подсознания сопрягаются с профильными смысловыми узлами менталитетности психологизма личности. Так как бессознательное в психологизме есть рациональность исторического сознания, а художественная изобразительность в реализме как относительная категория есть ... извечная стадия поиска рациональности, то без спонтанного ориентирования психологизма реализм обречён или на иррациональность или на мистифицированность.
   В психологизме граница между субъективным и объективным как бы проходит через ... историческое сознание, вводя реалистичность объективности в режим ... дежа вю. В реализме граница между субъективным и объективным алогическим саморегулированием уширена взаимной компенсацией ускорений и замедлений в диапазоне творческой мысли. Органический признак художественной изыскательности - идейное идеализирование - повышает на стыке реалистического и абстрагированного представления относительность объективного начала, а из-за двустадийности ("субъект - модель абстрагирования", "модель абстрагирования") занижает поиск функциональности интеграла реализма. В этих двух процессуальных выраженностях историческое сознание позиционно блокируется изыскательной моделью логической взаимообусловленности элементов творческого построения. Блокировка идёт не за счёт ненадобности услуг исторического сознания, а ввиду своеобразия переходного периода от смысловой размерности предикативного ряда исторического сознания до логической размерности ассоциативного ряда творческого мышления. В этом переходном периоде издержки объективности, а значит, и реализма практически неизбежны, ибо ассоциативность включает не математические нормы исчисления, а относительные.
  

Глава 390.

   О своеобразии творческого процесса достоевсковед Кирпонин В. Я. пишет: "Сам Достоевский объяснял свой творческий труд по Шеллингу: поэтическим созидательным актом, улавливающим интуитивно общий смысл интересующей его действительности, и последующей обработкой того, что было обусловлено. Созидательный акт порождал "поэму", обработка же "поэмы" являлась делом мастера". (Кирпотин В. Я. там же. М. 1974 г. стр. 317). "Поэма, - растолковывал Достоевский Ф. М., - по-моему, является как самородный драгоценный камень, алмаз, в душе поэта, совсем готовой, во всей своей сущности, и вот это первое дело поэта, как созидателя и творца, первая часть его творения. Если хотите, так даже не о творец, а жизнь, могущая сущность жизни, бог живой и сущий, совокупляющий свою силу в многоразличии создания местами, и чаще всего в великом сердце и в сильном поэте, так что если не сам поэт творец ... то по крайней мере душа - то его есть тот самый рудник, который зарождает алмазы и без которого их нигде не найти. Затем уже следует второе дело поэта, уже не так глубокое и таинственное, а только как художника. Это, получив алмаз, обделать и оправить его. Тут поэт почти только что ювелир". (Достоевский Ф. М. "Письма", II т., стр. 190).
   По мнению литературного критика Боднего А. А., Достоевский ф. М. новационно, но с шаткой определённостью выражает принципиальные моменты истины в творческом процессе, переходя перманентно от одной доказуемости к дилеммно-противоположной. Соглашаясь в вариантно фундаментальном, литературный критик Бодний А. А. в технологически-субстанционном плане выдвигает свой угол поляризированной оригинальности на модель, кинетику и субстанционность творческого процесса.
   Вносимая основополагающая корректировка литературным критиком Бодним А. А.... парадоксальна по предикативности "улавливающему интуитивно общему смыслу" в схеме традиционного представления "общий смысл - художественная форма" творческого процесса. Литературный критик Бодний А. А. предлагает взамен "улавливающему интуитивно общему смыслу" ... расплывчато-ускользающий смысл, не поддающийся первично-изначальной фокусировке до состояния зримой схемы или концепции. Возможен форсированный вопрос: "так когда тогда проясняется истина, выраженная в "общем смысле"?" А проясняется она ... сразу - излитием художественной формы. А сам "общий смысл" в индивидуальном сознании творца может проясняться до ... неопределённо долгого срока, и даже может переходить стадия прояснённости в Мировом интеллекте из столетия в столетие. В этой парадоксальности литературного критика Боднего А. А. и кроется оригинальность подхода к творческому процессу. Этическая скрашенность традиционно-предикатной приверженности меняет полярность в схеме "форма - смысл" (а не наоборот) на ... мнимость до конца понятой истины. Модель творческого процесса литературного критика Боднего А. А. базируется на новационном открытии. В состоянии творческого озарения сознательное начало жестко сопрягается с подсознательным: оперативно-художественное сознание образует тандем с историческим сознанием в режиме ... неестественного абстрагирования. Возможен логический вопрос: "неестественное абстрагирование не переходит ли в мистическое?" Переходи, но не в мистическое, а в ... сверхъестественное! Историческое сознание, скатализированное оперативно-художественным сознанием, со скоростью компьютерного калейдоскопа выбирает рациональное зерно новой истины по ... инспирированию сверхъестественности, которая закодирована с изначалия рода человеческого в генном материале под условным названием литературного критика Боднего А. А. - ген сверхъестественности. Ген сверхъестественности - это есть дар Высшего Разума для творческих свершений, а главное - для ... свершения перестройки у новорождённых материнскозависимой системы жизнеобеспечения на полную индивидуальную самостоятельность ... в считанные секунды!!! Этот переход на самостоятельную жизнеобеспеченность невозможен на уровне освоенных научных достижений. Это - акт сверхъестественности.
   В творческом процессе инспирированная истина ... не дублируется аналитическим центром, а сопрягается с художественной семантикой писателя для перехода в форму синтаксической категории в виде завершённых предложений. Вопрос о том, насколько отражённость инспирированной новой истины может адсорбироваться аналитическим центром, - это удел степени восприятия писателя, говоря иначе, в каком соотношении статика инспирированной новой истины переходит в кинетику смысла или художественной конкретики предиката, - это уже этическая достоверность писателя.
   В творческом процессе нет прямо пропорциональной зависимости между значимостью и результативностью инспирированной новой истины и художественно-эстетической силой писателя; более того, нет сопряжения между эстетичностью писателя и гуманностью инспирированной новой истины: писатель может быть подлецом, а выдавать в творческом экстазе высокие гуманно-эстетические нормативы. Это свидетельство того, что ген сверхъестественности даёт инспирирование в ... закодированной свободе личности. Поэтому по праву можно утверждать попутно, что дисгармония мира - это не данное Высшим Разумом состояние его, а результат деятельности личностей. Это лишний раз подтверждает постулат литературного критика Боднего А. А.: социальность - это вторичная категория, а дух противоречивости - первичная субстанция.
   В творческом процессе дух противоречивости даёт кинетическую силу психологической настройке на результативную волну инспирированной истины, что раньше равноценно интуитивному резонансированию. В состоянии обострённого духа противоречивости писатель, как на стремнине, ощущает подсознательно рациональность действий.
   На границе тандема сознательного и подсознательного с инспирированной сверхъестественностью кинетическая энергетика с обеих сторон даёт вулканический выброс смысловой лавы. Писатель по законам экстремальности, не улавливая полноту осмысления содержания, ... улавливает полноту "лавы" формой художественной конкретики на ... листе бумаги. Художественная форма интуитивно ощущается писателем как ... диктат внутреннего самовыражения, в субстанциональной диалектике же - это инерционность кинетического удерживания смысла в русле инспирированного синтаксического автоматизма.
   Инспирирование сверхъестественностью даёт не только прозрение внутренней квинтэссенции новой истины, но и превентивно приоткрывает завесу природы непознанности будущего как вещее пророчество.
  

Глава 391.

   Достоевсковед Кирпонин В. Я. о диалектической силе фактора времени в творчестве Достоевского Ф. М., вскрывающий теологическую и социологическую несостоятельность правящих концепций: "Церковь стала канонической организацией, она "исправила" и предала дело Христа. Церковь стала во имя Христа (средневековье - прим. Б. А. А.) казнить, жечь, воевать, истреблять неверных, целые народы, церковь стала санкционировать всякую злую и неправедную власть, всякую неправедно накопленную собственность. Алёна Ивановна ("Преступление и наказание" - прим. Б. А. А.) покупала спасение своей души сокровищами, которые она высасывала из "мух", попавших в её паутину. В итоге каждого прошлого кризиса экстатическая вера неизбывно страдающих масс подымала на вершину Цезаря, Наполеона, Великого Инквизитора ... Во всех кризисах человечество жаждало справедливости, рая на земле, и ни один прошлый кризис не утолил его пылающей жажды. Страдание каждого последующего поколения было более жгучим, чем страдание предшествующего, потому что было интенсифицировано удержавшимися страданиями. Настоящее содержит в себе прошедшее, но в процессе снятия одной временной ступени другой боль и несправедливость сгущаются. Пролитые пот, слёзы и кровь не искупаются, а накапливаются ... Таково было представление Достоевского о настоящем ... Таким оно предстаёт перед нами в его романах. Таким оно представляется главным героям ... Сгущенное, концентрированное, вобранное время уже не могло быть ни произвольным, ни субъективным. Оно обладало закономерностью, которую возможно было бы выразить математически" ... (Кирпонин В. Я. "Разочарование и крушение Родиона Раскольникова". М. "Советский писатель", 1974 г. стр. 366).
   Ремарка литературного критика Боднего А. А.: в приведённом фрагменте текста по праву сфокусирована менталитетная сущность великого ученого, достоевсковеда - Валерия Яковлевича Кирпонина - как одного из знаковых гуманистов мира не по служебной иерархии, а по правозащитной миссии, диктуемой велением благородного сердца.
   Поднятая злободневность проблематики в приведённом фрагменте текста Кирпонина В. Я. уже рассматривалась системно в философичном плане предыдущих томов сборника литературного критика Боднего А. А. Возникла надобность диалектической востребованности дать акцентирование с новым осмыслением фундаментальных узлов как производных фактора Вечного Времени в глобальной системе Интеллекта.
   Упорядочивание аргументирования требует систематизирования принадлежности объекта. Это касается в первую очередь лексического понятия (именно, понятия, а не категории) - веры, в частности, христианской. Вера - в предикатном, точнее, в предпредикатном исполнении выражает ... отсутствие субстанционного носителя сути как в изначальном, так и в реальном времени, но или ожидаемого в будущем или прояснённого из параллельного мира. Вот почему Ленин В. И. явился одним из родоначальников афоризма: "религия (т.е. вера - прим. Б. А. А.) - опиум для народа". Опиум в смягчающем смысле - это погружение земной церковью верующих в омут иллюзорных ожиданий; по малому счёту, - это уголовное преступление. Как прибавочная стоимость через коммерческий обман рабочих даёт капитал олигархическому антропофагу, так вера через грех симонии даёт оматерилизованную выгоду, а через призыв к единению бедных с богатыми - усугубляет социальное положение первых и обогащает вторых. А это уже - уголовно наказуемая статья закона.
   Вторым аспектом веры является "дубликация" духовной субстанции исторического Иисуса Христа в библейский образ. Библия, о теологии, инстерирована богом Иеговой. Мифологичность бога Иеговы переводит инспирирование в псевдоинспирирование. По сопряжённой взаимообусловленности, исторический Иисус Христос не мог обрести духовную субстанцию библейского образа. Поэтому исторический Иисус Христос, а не библейский, стал объектом - субъектом Экспериментирования Высшего Разума на хромосомно-генной основе во вселенском Потоке Вечного Времени. Время появления обновлённого исторического Иисуса Христа зависит упрощенно от ... теории вероятности; усложнено - от цикличности совершенств во вселенском Потоке Вечного Времени. В любом случае обновлённость исторического Иисуса Христа будет слагаемым результатом и хромосомно-генной основы и характера совершенств во вселенском Потоке Вечного Времени. Здесь вопрос о прямом именном инспирировании снимается.
   Из всего сообщества достоевсковедов только двое - Кирпотин В. Я и Бодний А. А. - совершают одно литературоведческое открытие, идя к нему разными художественно-философскими технологиями. Достоевсковед Кирпонин В. Я. с помощью дежавюрного модулирования фактора земного времени, а литературный критик Бодний А. А. на основе глобальных закономерностей преобразований во вселенском Потоке Вечного Времени приходят к одному открытию (первый - художественно-аналитически, второй - философско-синтетически, но оба с одним знаменателем - ... субъективно-художественным восприятием измерения фактора земного времени как составляющего вселенского Времени, по интуитивности Достоевского Ф. М.). Суть открытия - перед Великим Инквизитором предстал не библейский, а исторический Иисус Христос!!! Достоевский Ф. М. художественно-антитеологически, а Кирпонин В. Я. и Бодний А. А. литературоведчески показали бутафорную природу христовой веры.
   Вторым рычагом (помимо веры) воздействия земной церкви на индивидуальное сознание верующих является владение истиной. В данном толковании "владение истиной" - это не синоним использования по прямому назначению, наоборот, это средство манипуляции мировоззренческими категориями бытия и сокрытия противоречий в теологической теории. Недаром глаголит афоризм: "кто владеет истиной, тот владеет миром". Так как теологическая теория о происхождении мира и христианства базировалась на аксиомах и канонах, на которые посягались своими научными открытиями передовые мыслители средневековья, то земная церковь в прямом смысле огнём инквизиции искореняла научную "ересь", дабы не потерять пальму первенства во владении истиной.
   С поубавившейся агрессивностью, но с той же тенденцией к фальсификации истины земная церковь утверждалась и в эпоху Достоевского Ф. М. Достоевский Ф. М. устами героя - Фёдора Павловича Карамазова, - который предлагал снять золотые купола с церквей для переплавки в слитки с целью пополнения госказны, - проводит полифонический протест против фальсификации истины. Если выходить на просторы космических представлений, то Истина - прерогатива Высшего Разума. У земной церкви, у Достоевского Ф. М., у литературного критика Боднего А. А. могут быть разные углы поляризации воспринимаемой Истины Высшего Разума. Несмотря на это, у всех перечисленных познавателей должен быть единый оценочный принцип: не ассоциативная, а событийная основа как опыт. Ассоциативность может быть задействована как косвенный показатель только тогда, когда выводится закономерность не по логическим рядам, а по рядам причинности. Для канонической земной церкви этот принцип подобен смертному приговору. В условиях современной капиталистической толерантности земная церковь пытается смягчить воздействие принципа коммутаторностью избранных позиций.
  

Глава 392.

   Через низложение мифа о христовой вере сразу объемно-содержательно стала проступать аккумулирующая и ассимилирующая функция репродуктивного страдания. Страдание - не факторный синоним ... боли; боль - это физиологическо-эмоциональная сопровождающая функция страдания. Страдание - это ... диалектическая категория; страдание - это ... реагирование блиц - философичности эмпирического опыта на неадекватное воздействие на личностное самосознание; страдание - это реагирование, трансформирующееся в оценку степени беспомощности противостояния. Литературный критик Бодний А. А. убеждён, что эволюционный потенциал извековечного страдания, достигая апогея сверхтерпения, переходит в моторике оперативного сознания в свою противоположность - протест не по эмоциональности, а по ... блиц - философичности.
   Динамическим кладезем эволюционного страдания является историческое сознание. Историческое сознание как бы единит личность и ... и ассимилированность действительности. В этом контексте историческое сознание является ... информационно-голографическим носителем земного спектра вселенского Потока Вечного Времени.
   Второй спектр страдания. Паутинная сеть Алёны Ивановны - аллегорически покрывала, в представлении Родиона Раскольникова, всю бедноту России. Аллегория была реалистичнее в разы, чем волюнтаристская идея, ибо Наполеон был для экстремально-социальной востребованности Родиона Раскольникова объектом далёким - далёким и недостижимым - недостижимым, а Алёна Ивановна - рядом в одном городе на расстоянии пешего хода. Родион Раскольников уже вышел из того возраста, когда в критические минуты жизни полагаются на иллюзии, тем более, "преступление и наказание" - это не приключенческий роман, а настольная книга по выживанию. Волюнтаристская идея - это легендная заготовка Родиона Раскольникова следствию в случае провала, - теоретическая часть заготовки - под стать силе философско-следственного анализа.
   Если топор в руках Родиона Раскольникова - интенционный неодушевлённый знак, то жизнь Алёны ивановыны в руках героя - это одушевлённый знак интенции, который магически притягивал к себе ... безысходность Родиона Раскольникова для перевода её в свою противоположность - обнадёженность. Несостоявшийся перевод был трагедией не для идеи, а для судьбы Родиона Раскольникова. А так как трагедия судьбы для бедного Родиона Раскольникова традиционно-исторически отождествляется со страданием, то страдание как эмоционально-смысловой инградиент исторического опыта личности воспринимается историческим сознанием инстинктивно-эмпирически, то есть как ... норма выживания в экстремальности.
   С трагедией идеи такой мастурбации не бывает, ибо байпас над инстинктом сохранения и выживания, возведённый ... "запретноплодовым" самовнушением, приводит к полному параличу воли к выживанию. У Родиона Раскольникова после крушения идеи, наоборот, спонтанно провоцировалась тяга к выживанию. Разрубывание паутинной сети и паучихи не было результатом запретноплодового самовнушения у Родиона Раскольникова, так как ставился вопрос жизни и смерти: выживание плоти, а не ... духа, то есть не идейности. Наполеон и на острове Святой Елены грезился манией величия, а Родион Раскольников идо каторги и на каторге грезился ... семейным уютом. Грезился в страдании и через ... страдание.
   По остроте социальной востребованности Родиону Раскольникову ближе потенцированная конкретика оматерилизованной разрешимости Алёны Ивановны, нежели семантическая абстрагированность непропорциональной идейности Наполеона. Непропорциональность является фактически тем рубиконом, который отсекает социальную сопряжённость ... ядия и противоядия - Алёну Ивановну и Родиона Раскольникова - от идейной сверхъярусности Наполеона.
   Эволюционное развитие подтверждает, что страдание офакторизовывается предикатом социальности, а не ... формой идейности. Поэтому на Родиона Раскольникова психо-соматическое определяющее воздействие оказывает диалог между студентом и офицером в трактире, нежели ассоциативность волюнтаристского духа. Для социального сознания Родиона Раскольникова рефлексивность офицерского слова магичнее декларированности мессии "необыкновенного".
   Сформированность экстремальности является индикатором бессознательной психологической влекомости. Идея волюнтаристская, как отче наш ясно, не была структурным элементом экстремальности; социальная безысходность была таковой, как отче наш ясно. Поэтому расчётность, мотивировка, точнее, факторного побуждения к убийству берётся из ... криминалосоставляющего начала, как с близкостоящего ... реализатора. Реализатора чего? А какая разница - чего! Хоть реализация встречи с чертом или с богом, то есть - с идеей волюнтаризма или с идеалом социальности. В любом случае верх возмёт ... призрачность эффекта инстинкта сохранения и выживания в оперативном исполнении!!! Можно антиподно-сравнительно допустить модель оперативного исполнения волюнтаристской идеи. Тогда невольно задаётся резонный вопрос: "убийство Алёны Ивановны было приемом волюнтаристской идеи" Нет, не было! Родион Раскольников насильственно психологической влекомостью соединил ... несоединимое - идеал социальности и идею волюнтаризма с помощью ... призрачности эффекта инстинкта сохранения и выживания. Круг логической доказуемости сомкнулся - после преступления уже не просматривался Родионом Раскольниковым не невском мосту сквозь изморозную пелену туманным воображением ... силуэт города будущего. Возможен контрдовод: "погасло пламя волюнтаристской идеи". Да, "правильно ... собака испражняется, да неправильно кладёт": погасло пламя волюнтаристской идеи от ... занявшегося с подветренной стороны пламени попранного социального ... антидостоинства. Почему - антидостоинство? - да потому что призрачность эффекта инстинкта сохранения и выживания перешла в свою противоположность - в реальный эффект ощущения ... антидостоинства попранности! Такая терминология к краху волюнтаристской идеи неприменима. Неприменима потому, что, не достигнув высот Наполеона, нельзя не испытать антидостоинства попранности. Антидостоинство попранности есть удел бедного Родиона Раскольникова и гипотетическая форма страдания номинально потецированного ... пролетариата.
   Антидостоинство попранности свойственно было и бедному Евгению из "Медного всадника". Оно довело героя до умопомрачения, симптоматично выразившегося неадекватной реакцией социальной протестности в виде гневливого "ужо" и угрожающим кулаком. Энергетику этого симптома подпитывает, как и у бедного Родиона Раскольникова, предельно критическая контрастность между страстной влекомостью к ... номинальной добропорядочной благополучности жизни социальной личности, с одной стороны, и обреченным осознанием недостижимости превышения над дном жизни, с другой стороны. Родион Раскольников как социальная личность пытается взять в качестве вспоможения иллюзорность волюнтаристской идеи. Но закономерность сущего такова, что законы биологические в критической ситуации становятся доминантном для духовных законов. Только единичные личности, фанатично психопатически связанные с идеей, отступают от этого правила. Родион Раскольников не был исключением из правил. Это сознавал Достоевский Ф. М., формируя нравственно-психологический портрет Родиона Раскольникова, выражая ... идейную нечистокровность приемов, методов и средств достижения волюнтаристской допинговости. Неисключение из правил было признакаом иерархической неспособности Родиона Раскольникова ... псевдоидейной чистокровностью перейти, нет, нет, не рубикон, а структурно-волюнтаристский рубеж: теория-практика. Родион Раскольников как носитель псевдоволюнтаристской идеи глобальность реализации видел в изменении старого порядка государственности, что идентично соотнесению к социальной категории. Наполеон как носитель волюнтаристской идеи глобальность реализации видел в покорении народов и мира, не фокусируясь на государственных переворотах, оперируя этической категорией. Расхождение между псевдоидеей и идеей было не результатом материальной обеспеченности (Григорий Распутин "из грязи попал в князи"; Михаил Ломоносов из провинциальной глухомани попал на вершину российской науки), а было результатом психологической парадоксальности менталитета ... бессознательного авантюризма натуры Родиона Раскольникова. Бессознательный авантюризм задействовал идею как вспоможение, то есть по статусной категории как ... псевдоидею. Осознавал этот факт сам Родион Раскольников? Напрямую - нет. Но опосредственно ощущал гипотетическую воздейственность идеи, живя предвкушением через социальность достичь ... запретную вожделенность. Усугубляла эту вожделённость и отсутствие у Родиона Раскольникова рациональности сопряжения социальности с массами ... Эта технология воспроизведения идеи даёт литературному критику Боднему А. А. право перевести эксцентричным эмпиризмом воли Родиона Раскольникова идею в псевдоидею. Родион Раскольников пытается перевести бессознательно антиэкзистенциалистскую социальную волю в экзистенциалистскую ... экзистенцию в целях выживания как фактора нестандартного обретения истины. Мнимую рациональность этого пути ему подсказывает ... возможность рулеточного заполучения счастливого билета как рационального зерна при реверсивном переходе от антиэкзистенциалистического к экзистенциалистическому сознанию. В этом переходе он пребывает фактически с начала повествования и до преступления. Бессознательный авантюризм Родиона Раскольникова сознательно сопрягается с возможностью искупления криминального греха, но не ради продвижения по мнимой тяги псевдоидеи, а ради ... нравственного очищения, как это ни парадоксально. Нравственное очищение дало бы Родиону Раскольникову ощущение генетической чистоты совести, с помощью которой можно начать новую страницу жизни. Родион Раскольников в этом ракурсе как бы пребывает между двух разнополюсных магнитов - соблазном заполучить счастливый билет и переводом кровавого следа из томления совести в вынужденность ... самообороны от незримо опутывающей паутинной сети Алёны Ивановны.
  

Глава 393.

   Достоевсковеды допускают диалектико-методологическую ошибку, когда через экзистенциалистскую волю ставят Родиона Раскольникова против мира и общества. Литературный критик Бодний А. А. считает, что в реверсивном переходе от антиэкзистенциалистического к экзистенциалистическому сознанию у Родиона Раскольникова обостряется видение принципиальной модели реформирования ... мира и общества в фазе антиэкзистенциалистического сознания, а не в силе воздейственности экзистенциалистской воли. В степени сочетания антиэкзистенциалистического сознания и экзистенциалистской воли в данной стадии места антиномическому расчёту нет. Модель реформирования Родиона Раскольникова через философскую изыскательность литературного критика Боднего А. А. обретает конструктивную очертаемость. Принципиальный момент здесь - Родион Раскольников смотрит на мира не как на ... целостность вселенского сущего, а как на диалектическую сопряжённость автономных составляющих ... антиномического характера. Форма сопряжённости выражается в диалектических закономерностях с разной степенью как резонансирования, так и диссонансирования. Автономная самость сопряжения характеризуется кинетикой пограничных линий напряжённостей. Родион Раскольников псевдоволюнтаристской волей воздействовать на кинетику в целях гармонизации закономерностей, точнее, в целях приведения автономной структуры к единой закономерности сущего. Такой же характер воздейственности планировался и в обществе.
   Родион Раскольников не знал, где проходит граница между относительной объективностью и абсолютной объективностью; это давало ему право делить сущее на автономные закономерности. Экзистенциалистский субъективизм давал Родиону Раскольникову сфокусированность сущего до видимости единой закономерности. Антиэкзистенциалистский субъективизм систематизировал Родиону Раскольникову природу болевых сопряжённостей как факторов объективного и субъективного воздействий. Факторы объективного воздействия требовали стадийный подход; факторы субъективного воздействия напрямую вбирались псевдоволюнтаристской волей. Подход к фактору объективного воздействия через фактор субъективного не давал результата. Осуществить подход к фактору объективного воздействия с позиции экзистенции, офакторизовывая мышление, Родион Раскольников не смог, ибо псевдоволюнтаристская воля кодировалась заниженной силой, с одной стороны, и диалектические категории были не подвластны ему, с другой стороны. Две вариации нереализованностей ставили перед Родионом Раскольниковым дилемму: или проба, или крах псевдоидеи. Для Родиона Раскольникова теоретичность пробы - это демонстрация ... слабоволия; реализация пробы - переход на новый виток самосознания: от "обыкновенного" к "необыкновенному". Эмпирическое сознание Родиона Раскольникова замыкало порочный круг на крахе псевдоидеи ... с любой стороны. Наполеону же нет надобности в пробе, ибо судьбоносными обстоятельствами он был возведён в ранг "необыкновенного". Для Родиона Раскольникова судьбоносные обстоятельства проявлялись только в философичной теоретичности. Знал он цену этой теоретичности? Знал, но не хотел принимать по менталитету натуры, точнее, видел в предваряемости цены допинг, поэтому антиэкзистенциалистская воля была для него закапсулирована ... прагматичностью "необыкновенного". Тактическая направленность подменялась результативностью пробы; стратегическая направленность растекалась в абстрагированной обобщенности. Недоставало существенного звена в реализации плана: преобразователя теоретичности в практику. Родион Раскольников ставил себя в ситуацию человека, вытаскивающего самого себя за волосы из болота, не доверяя ... потенциальному спасителю. Функцию "необыкновенного" Родион Раскольников императивно подменял тенденцией к формированию ... "обыкновенности" движущей силы истории, переводя иррациональностью мышления свой образ в ... носителя предтечности социально-классовых потрясений.
   Возможна "принципиальная поправка от достоевсковедов: "модель реформирования исходит из ошибочной точки отсчёта, пренебрегающей постулат: Высшим Разумом создана единая закономерность сущего". Философично - да, прагматично - нет.

Глава 394.

   В поэме "Вселенская смена" (Бодний А. А., сб. "Преодоление недосягаемого" т. 7) литературный критик Бодний А. А. пророчит осуществление хромосомно-генетической закономерности - вторичный приход на Землю Иисусу Христа и Владимира Ильича Ленина.
   По понятиям достоевсковедов, существует "всеобщая, объективная и определённая закономерность" сущего, которую будет ... опровергать литературный критик Бодний А. А.. Высший Разум творит в режиме первопроходческого Эксперимента, в частности, так называемая "всеобщая, объективная и определённая закономерность" относится к первопроходческому (то есть, не имеющему аналога) акту творения Высшего Разума. Первопроходческий акт - это есть трёхстадийное творение Высшего Разума. На первой стадии создаётся теоретическая модель закономерности, которая на второй стадии вбирает в себя, как причинность, "конструктивные элементы бытия" (в узком аспекте) и автономные инградиентные разности сущего, как следственность (в широком аспекте). В этой стадии идёт процесс тотально-системной интеграции причинности и следственности, объективности и субъективности, телесного начала и духовного. В третьей стадии идёт завершение (период завершения - вечный ход Вечного Времени) формирования "всеобщей, объективной и определённой закономерности" сущего и самого сущего. "Монада монад" станет конститутивно заверённой ко сроку, когда появится ... небесный и земной рай, который ждут испокон веков. Современное человечество живёт в третьей стадии формирования "всеобщей, объективной и определённой закономерности".
   Философско-методологическая изощрённость проблематики кроется в том, что всеобще-единая не закономерность жизнедеятельности сущего, а всеобще-единая закономерность контрастной сочетаемости и сопряжённости "конструктивных элементов" и автономных разностей - в предтечности субстанции сущего. Это не одно и то же. Соотнесёмся к микрокосму. Относительная субстанция атома представлена центром - относительной субстанцией положительно заряженного ядра, - удерживающим вокруг себя на орбитах относительную субстанцию отрицательно заряженных электронов. Удерживающая сила - это не сила, сливающая монаду с монадой, то есть ядро с электроном, а сила контрастной (разнополюсной) сопряжённости, точнее, дистанционной сочетаемости монады - ядра с монадой - электроном, закономерности ядра с закономерностью электрона ... Соотнесёмся к макрокосму. Относительная субстанция Солнца является центром, вокруг которого вращаются по орбитам относительная субстанция Земли и относительная субстанция её спутника Луны. Выверенность соотношения центробежной и центростремительной сил - под стать точной механики. Балансирующая сила вращения, выверенная до математической микроточности, - это не сила, сливающая монаду с монадой, то есть Солнце с Землей и Луной, а сила контрастной кинетики сопряжённости, точнее, дистанционной сочетаемости монады - Солнца с монадой - Землей и монадой - Луной, закономерности Солнца с закономерностями Земли и Луны.
   Цепная реакция закономерностей монад - автономных разностей, - является всеобщим фактором кинетической контрастно-сопряжённой и контрастно-сочетаемой целостности сущего, создаёт ... видимость единосубстанционной целостности сущего. Эту "видимость" и берут достоевсковеды за постулат и аксиому. Возможен не столько логически, сколько эмоционально востребованный вопрос от достоевсковедов: "а как же тогда "видимость" может сохранять целостность сущего на протяжении миллиардов лет?" Целостность чего - дисгармонического режима? Спасибо за такой режим, но Высший Разум изначально залаживал в теоретическую модель всеобщей закономерности сущего сбалансированность гармонического режима работы высшей субстанции - "монады монад".
   Вот это "желанная сбалансированность гармонического режима работы сущего", в частности, общества и была положена в основу художественного изыскания Достоевского Ф. М. Через судьбу Родиона Раскольникова Достоевский Ф. М. пытался проникнуть в природу "цепной реакции закономерностей автономных разностей", чтобы "всеобщим фактором кинетической контрастно-сопряжённой и контрастно-сочетаемой целостности сущего" понять природу ... психологической парадоксальности человеческой натуры.
  

Глава 395.

   Достоевсковеды проблематику всеобщей закономерности резюмируют трактатно. Начало достоевсковедческого трактата. Всеобщая, объективная и определённая закономерность существует в сущем в одной из форм ... в инстинкте целевого насилия, ранее обосновавшимся литературным критиком Бодним А. А. В неживой природе творение инстинкта есть переход от гармонии низшего порядка к гармонии высшего порядка через ... дисгармонию насильственного разрушения. Это, в частности, разрушение старых звёзд взамен появления новых небесных субстанций. В живой природе творение инстинкта есть двуплановое: организационное и научное. Организационно плановое творение через волюнтаристскую волю Мессии совершает переход от дисгармонии низшего порядка к дисгармонии высшего порядка. Научно плановое творение через научный максимализм переводит гармонию низшего порядка в гармонию высшего порядка до ... критической грани дозволенного, за которой наступает переход разумного в ... безумное, в частности, сход Земли с орбиты вращения в результате сверхъядерного воздействия. Конец трактата ... Во-первых, литературный критик Бодний А. А. не принимает дифирамбы в свой адрес; во-вторых, трактат правдоподобен по результативности, но не по углублённости к альтернативной истине. Инстинкт целевого насилия был заложен Высшим Разумом в кодирование человеческой сущности, поэтому инстинкт не может быть фундаментальной категорией "всеобщей, объективной и определённой закономерности сущего". Инстинкт отражает колорит контрастно-парадоксальной сочетаемости и сопряжённости "конструктивных элементов" в разрезе всеобщей закономерности. Главный типизированный признак инстинкта - это ... земное происхождение. Так определено Экспериментированием Высшего Разума ... наделить землян нравственным пороком - инстинктом целевого насилия.
   Геометрия Лобачевского Н. И. гипотезирует пересечение параллельных линий в закруглённостях Вселенной. Абстрактно-координатно взятые параллельные линии в противоположную сторону от точки пересечения не были ... условно бесконечно параллельными, а подвергались той же закономерности, то есть ... имели точку пересечения. Синтезировано - точки пересечения формируют переходную зону от одной формы к другой формы сущего, в частности, от одной формы эстетичности к другой. В точках соединения параллельных линий есть обобщённая эстетичность как контрастно-парадоксальная кинетическая сочетаемость и сопряжённость калейдоскопичности характеристик, проявляющаяся как субстанциальная закономерность через спектральность, фигурально выражаясь, через параллельные линии. В этом плане, беря форму (спектр) дисгармонической эстетичности землян - разумный эгоизм под эгидой инстинкта целевого насилия, - правомерно утверждать, что инопланетяне с других миров сущего наделены другой формой (спектром) - гармонической эстетичностью.
   В связи с изложенным, литературный критик Бодний А. А. вводит новый философский термин - всеобщая парадоксально-поляризующаяся закономерность.
  

Глава 396.

   Весомая часть философов преподносит отображаемую литературным критиком Бодним А. А. закономерность как слепую закономерность сущего. В этом есть доля истины, когда речь идёт о широте разлёта проявляемости самой закономерности, при этом сохраняется неизменно существенность направленности совершенств преобразований вселенской материи. На пути этой направленности возникают эпизодические катаклизмы двух видов: земные и космические. Оба вида работают на один исход: разряжение дисгармонических потенцированных узлов как рукотворного, так и нерукотворного происхождения. Один вид - космический, - в частности, падение на Землю небесного тела, способного катастрофически изменить динамику её движения, может дать начало замене одной цивилизации на другую, уже существующую как прогрессивную на просторах Вселенной. В этой гипотезе направленность совершенств преобразований вселенной материи не выходит за формат Эксперимента Высшего Разума. Ложная видимость бесцельности исходит из того, что сбрасывается со счетов характер, объёмность и масштабность прогрессивных преобразований между вселенской бесконечностью и земной предельностью. В этом сопоставлении фактор земного времени поглощается Всесильностью вселенского Потока Вечного Времени. С фактора земного времени берётся только единообразная монадная субстанционность.
   Бытийная орнаментность земного времени передает вселенскому Потоку Вечного Времени только предикат аксиомных рядов Истины.
   Другой вид катаклизм - земной, - в частности, сход с орбиты Земли в результате критической атомной энергии от рукотворной деятельности, - будет так же развёртываться по вселенскому однотипному сценарию под знаком Всесильности вселенского Потока Вечного Времени. А вот другая разновидность земного катаклизма, в частности, повышенная до критической сейсмической активности в нетипичных координатах, - будет косвенно связана со вселенским преобразованием, но напрямую выразится в дерезонансированной комфортности среды обитания. Литературный критик Бодний А. А. имеет в виду дикокапиталистическую олигархическую всеядность,которая беспардонно-цинично выкачивает нефтедоллары из недр земли, неудосужившись выполнять после себя физиологическую санитарию по восстановлению нарушенной сбалансированности Природы. Как кошка после испражнения загребает отходы, так и олигархи должны согласно международным технологическим нормативам и правилам загребать, оговорился литературный критик Бодний А. А., нагнетать в пустоты скважин земли, образовавшиеся из-за выкачивания газа и нефти, - воду, дабы избежать нарушения сейсмической устойчивости. Поголовное несоблюдение этого правила приводит к тому, что , в частности, Западно-сибирская низменность, столетиями причислявшаяся учёными к незыблемо сейсмоспокойной зоне, с момента дикокапиталистического испоганивания подвергается периодическим землетрясениям. Это только цветики ... В связи с этим литературный критик Бодний А. А. даёт прогноз со стопроцентной вероятностью исполнения: достоевсковеды, ныне живущие и поющие дифирамбы земному богу, будут, как христопродажные обезличенности, прокляты вместе с покровителем будущими поколениями!
  

Глава 397.

   Гипотетическая ассоциативность точки пересечения параллельных линий эстетичности в соотнесении к инопланетянам и землянам распространяет вселенский принцип "сокращённой вселенной" (по терминологии Белинского В. Г.) и в целом на искусство и, конкретно, на художественный приём - пробу. Проба - есть инсценированная Разумом человеческим, но не инспирированная Высшим Разумом точка пересечения параллельных линий бытийной проблематики. Экспериментирование Высшего Разума ... инициирует тенденцию к запрограммированным причинным рядам пробы. Между инопланетянином и землянином по эстетическим рядам такая же символически-семантическая разница как между причинным рядом пробы Родиона Раскольникова и причинным рядом начальной факторности восхождения Наполеона. Достоевсковеды допускают грубейшую литературоведческую ошибку, опуская эту существенность.
   У Родиона Раскольникова - буридановая близорукость в раскодировании волюнтаристской идеи, точнее, псевдоидеи; у Наполеона - геополитическая близорукость: не покорив народ, он не смог покорить, тем более, народы.
   У Родиона Раскольникова - иррациональное сознание в формате волюнтаристской идеи, дающее не практическую тактику действий, а иллюзорное абстрагирование в стратегии. У Наполеона - рациональное сознание в формате волюнтаристской идеи, дающее ему реально-практическую тактику (наличие начальной разгонной инерции волюнтаристской идеи; парламентская трибуна; организаторские способности; традиционно-исторические авантюристические приёмы, способы и методы, не выходящие за рамки не государственности, а всесильности государственной власти) и исторически выверенное абстрагирование стратегической направленности "необыкновенного".
   Повторяющееся шаг за шагом при движении вперёд удаление клочка сена на синхронно равное расстояние не давало буридановому ослу опыта осмысленной бесцельности, то есть - недостижимость цели, перемещающейся также синхронно окружающей среде, как и сам осёл.
   Отсутствие опыта осмысленной бесцельности у Родиона Раскольникова было не только обусловлено отсутствием фактора времени, но и отсутствием волюнтаристского менталитета души и присутствием ... псевдоволюнтаристского менталитета натуры. Раскольников своим социально-эмпирическим сознанием не способен был постичь прагматическую рациональность волюнтаристкой идеи, зациклившись, как буридианов осел, на ... бессмысленности кровавого круга, в кровавом месиве которого заглохла воспаряемость допинговости волюнтаристской идеи, а заодно и притупился интерес к узелку с ценностями под каменной глыбой в связи с отшелушиванием наносной псевдоидейности, точнее, с заменой её на ответственность за кровавое преступление. Возможен вопрос по сопоставимости: "а Наполеон вошёл бы в кровавый круг, если бы он объемлил притягательность стоимостью в 15 000 рублей или ограбление, не старушонки-паучихи, а "Краевского"?" Нет! можен вопрос по сопоставимости: "а Наполеон вошёл бы в кровавый круг, если бы он объемлил притягательность стоимостью в 15 000 рублей или ограбление, не старушонки-паучихи, а "Краевского"?" Нет! Не совершил бы ни ограбления, ни, тем более, убийства. Наполеон по своему причинному ряду пробы осознавал, что и ограбление и, тем более, убийство наносило бы оттиск кровавого следа на ... волюнтаристский след его "необыкновенного" восхождения! А это для наполеона - подобно духовной смерти.
   Причинный ряд пробы Родиона Раскольникова, наоборот, вбирал в себя кровавый круг как изначальный структурный элемент волюнтаристской идеи. Где корень диаметрально контрастной существенности между причинными рядами проб у Родиона Раскольникова и у Наполеона? А он таится в том, что Родион Раскольников, презирая народ за его социальную пассивность, с наличием псевдоволюнтаристского менталитета натуры шёл на переход от "обыкновенного" к "необыкновенному" в одиночку. Наполеон в наименьшей степени презирал народ, но по причинному ряду своей пробы он наступал на горло собственному презрению, ибо видел в народе ... слепую движущую силу истории, которую можно и нужно сопрягать с "необыкновенностью" волюнтаристской идеи, чтобы достичь цели.
   У Родиона Раскольникова псевдоволюнтаристской волей стадийность пробы завершилась зацикленностью кровавого круга. У Наполеона волюнтаристской волей проба, параллельно восхождению, членилась на неопределённость стадийных периодов с нарастающим потенцированием, фокусированием и модифицированием всесилия "необыкновенного". Незавершение объёмности пробы у Наполеона свидетельствовало о внутреннем самоконтроле и о чувстве ответственности за координацию и сбалансированность теории и практики как условия гаранта успеха.
   У Родиона Раскольникова была лишь пародия на координацию и сбалансированность теории и практики. Это была не вина Родиона Раскольникова, а беда его. Беда в том, что Родион Раскольников пытался механизм сцепления практики с ... теоретическими разностями (а не с теорией) сделать двуступенчатым. Первая ступень: практика - псевдотеория волюнтаристской идеи (на иррациональном уровне сознания); вторая ступень: псевдотеория - теория идеи социальности (на подсознательном уровне). Так как в обществе продуктивные ростки идеи социальности - всеобщее социальное равенство - были в иллюзорной стадии, а предваряемость волюнтаристской идеи не вписывалась в регистр причинных рядов пробы Родиона Раскольникова, то герой уподоблялся охотнику, преследовавшему двух зайцев одновременно. Если перевести это на вселенскую ассоциативность, то Родион Раскольников пытался одновременно с точки пересечения параллельных линий двигаться в революционизированном потоке мировых преобразований по двум линиям - это волюнтаристская идея как средство и идея социальности как смысл жизни и цель. А так как обе линии содержали разнотипные причинные ряды проб, то Родион Раскольников генерировал автоматически режим геометрической, точнее, психологической парадоксальности.
   Режим психологической парадоксальности нужен был, нет, не ... Раскольникову, а ... Достоевскому Ф. М., чтобы показать не столько несостоятельность волюнтаристской идеи, сколько гениально интуитивное предвестие: для революционизированного преобразования общества необходимы две исторически обусловленные социологические категории - народ как движущая сила истории и "необыкновенность" избранной личности. Художественно-эпическое провиденье Достоевского Ф. М. осознанно автономизировало эти две категории, чтобы контрастней через разъединение проступала историческая закономерность результативности ... обобщения и единения. Достоевсковеды допускают грубую ошибку, занижая социологический рейтинг Родиона Раскольникова, ограничиваясь одноуровненностью разночинского псевдоиндивидуализма героя и мелкособственнической буржуазности, ссылаясь на высказывание Ленина В. И.: "Взбесившийся от ужасов капитализма мелкий буржуа, это - социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность её, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в "бешеное"" увлечение тем или иным буржуазным "модным" течением, - всё это общеизвестно". (В. И. Ленин. Полное собр. соч. т. 6 стр. 74).
   Родион Раскольников не был жертвой "экономизма" (по терминологии Ленина В. И.), хотя причисляясь по классово-социальному рангу к тому же разряду, что и мелкий буржуа, он брал этико-социальный ориентир на ... социальное сострадание в роли кандидата на "необыкновенность". Социальное сострадание далеко-далеко не было свойственно собственнической натуре мелкого буржуа. Более того, проба Родиона Раскольникова была предназначена не для коммерческой преуспеваемости, а для определения степени твёрдости воли в достижении всеобщего социального равенства. Достоевский Ф. М. высокохудожественно сопряг не на идеологическом, а на нравственно-социологическом уровне разночинный индивидуализм и исключительность избранной личности, тем самым предварил тенденцию к модели принципа построения "Союза борьбы за освобождение рабочего класса". Мелкий буржуа не кодировался этим Союзом как составляющая сила классового противостояния. Достоевский Ф. М. формирует восходящую составляющую образа Родиона Раскольникова как кандидата на Мессию на фоне типологичности "необыкновенного" - легендарной судьбы Наполеона, - не для подражания в величии, а для сохранения детерминической обусловловленности при ... социальном равенстве. В этом - коренное отличие псевдоволюнтаристской теории Родиона Раскольникова от волюнтаристской природы Наполеона. Возможен вопрос по углублению аналитичности: "теория Раскольникова и природа Наполеона имеют общий знаменатель - инстинкт целевого насилия?" Имеют, но не только природа Наполеона, но и природа ... человечества. Каверзность вопроса в том, что он должен идти в сопряженности с определением степени реализации инстинкта, точнее, с определением характера направленности инстинкта, то есть - координация на социальную этичность или на ... волюнтаристскую псевдоэтичность. Тенденция к социальной этичности свойственна художественному принципу Достоевского Ф. М., который через Раскольникова проводит её градацию. У Достоевского Ф. М. художественно-изыскательная форма императивного социализма, выразителем которой был Родион Раскольников в первой половине сюжетной развёрстки, не перешла во второй сюжетной завершенности христианским социализмом, рупором которого была набожность проститутки Сони Мармеладовой, деградировавшая волю народа (демос) в абсолютизм воли божьей. Невольно инстинктируется вопрос: " а чем отличается абсолютизм воли божьей от волюнтаризма воли Наполеона?" А тем, что первый в режиме веры не подтверждается как де-факто историческим опытом, в торой лишен такого недостатка.
   Наполеон собственному народу пытался уготовить форму императивного капитализма, а порабощённым народам - колониальный капитализм, причем первоначально императивный капитализм провозглашался декларативно как демократический капитализм. Вырисовывается контур социологическо-градационной ... парадоксальности: христианский социализм и демократический капитализм имеют единый корень государственности - экзистенциалистский авторитаризм власти. В христианском социализме экзистенциалистская воздейственность неопробированной божьей воли на имманентность личности закрепощает последнюю в формате прописанных теологических истин. В демократическом капитализме экзистенциалистская воздейственность апробированной государственной воли по содержанию (не по форме) определяет имманентность личности, не лишая её права выбора между ... жизнью и смертью.
   Не надо включать в регистр этой парадоксальности монархический строй: там и форма и содержание имманентует личность. Не надо включать в регистр этой парадоксальности социалистический строй: там экзистенциалистской воли государственности противостоят, пусть формально, адекватно равносильные институты демократической власти - Политбюро ЦК, ЦК КПСС, Верховный Совет парламентариев, ЦК профсоюзов и т. п. То что противостояние формальное, а не реальное - это не беда, а вина институтов демократизации власти. И не надо эту вину из следственности переводить в причинный ряд экзистенциалистского авторитаризма власти в целях обретения политических девидентов как первооткрывателей идеологической изыскательности.
   Достоевсковеды, обосновывая социально-психологическую мотивировку побуждения к убийству Родионом Раскольниковым паучиху-процентщицу Алёну Ивановну, ошибочно определяют диапазон амплитуду колебаний от приписываемого герою разночинского индивидуализма как силу слепого протеста "взбесившегося" мелкого буржуа, вводя крайности: "эгоцентризм и безличность", волюнтаризм и пассивность, аморализм и нравственность, цинизм и совесть, разожжённая похоть и подавление потребностей, убийства и смирение". Родион Раскольников был для Достоевского Ф. М., прежде всего, не объектом контрастности эстетического психологизма, а социальным типом нового мышления, на которого писатель взвали всю тяжесть будоражившей его проблематики века. Родион Раскольников брал из эстетического психологизма только формальность категорий: смысл жизни как перевоплощение социальной несправедливости в социальное равенство; цель жизни - достижение демократического социализма не столько методологически, сколько психологически, и достижение христианского социализма не столько идейно, сколько идеологически; средство достижения вбирало в себя структурно-понятийную парадоксальность, именовавшуюся ... резонансированием волюнтаристской идеи. Вот это резонансирование в стадии пробы, а не мелкобуржуазное "взбешивание" предусматривало убийство как способность осуществить намеченное. Это осуществление должно было стать продуктом ... идейно-композиционного парадокса. Достоевский Ф. М. посредством идейно-композиционного перехлёста добивался осуществление ... социализма, по большей мере, демократического и, по меньшей мере, христианского. На пути как к демократическому, так и к христианскому социализму неизбежно - противостояние с диссонансовыми силами, не исключена даже и кровавая развязка.
   В целях обеления социализма Достоевский Ф. М. посредством этого парадокса переносит участие и последствие кровавой развязки на ... волюнтаристскую идею, то есть наделяет Родиона Раскольникова как бы двумя ипостасями: спасителя мира и убийцы. А чтобы нагляднее показать непричастность социализма к насилию, тем более, к убийству, - исполнителя двух ролей - Родиона Раскольникова - неистово гнёт коленно- согбенно к земле на площади города медиумической силой провестницы христианского социализма - набожной проститутки Сони Мармеладовой. Этой сценой христианский социализм как бы открещивается от любых форм насилия, даже принимая в свои ряды "покаянного иноверца" Раскольникова, проявляя как бы акт прощения и милосердия.
   Достоевсковеды неверно тактуют в эпилоге характер отторжения каторжным людом Родиона Раскольникова. Здесь определяющим свойством является не социально-эмпирическое мировоззрение каторжан, а их криминальный авторитет в традиционно-психологической форме, вбирающей два принципа. Первый принцип. Стая шакалов никогда не возьмёт в свой круг инородного чужака. Как патологически аморальные субъекты, каторжный люд - разбойники, убийцы, воры - морфологическим рисунком криминальной психики были не совместимы с интеллектом социально-гражданского сознания Родиона Раскольникова, наделённым непрогнозированной аномальностью образа действий. Второй принцип. Прозябая органически в смраде каторжного насилия, каторжане интуитивно потянулись к ... отдушине, к беззащитной, оголённой стати в роковой участи Родиона Раскольникова, чтобы трансформироваться из подвластных в ... насильники.
   Достоевсковеды, игнорируя этими принципами, усугубляют ошибочность вопроса отчуждения и определением самого понятия - категория народа. А разве помимо каторжного люда проявляющие неподдельное сострадальческое участие в судьбе Родиона Раскольникова - сестра Авдотья Романовна, её муж Разумихин, Соня Мармеладова - не являются ли полноценными представителями групп концессий народа.
  

Глава 398.

   Достоевсковеды ошибочно полагают, что мир до преступления Родиона Раскольникова и после остался неизменным, беря неправомерную точку отсчёта от порочности личности и человечества. Заблуждение достоевсковедов в том, что порочность является всего-навсего структурным элементом в дисгармонической эстетичности рядов автономно-мировой закономерности. Закономерность не изменилась, но по мере линейного продвижения рядов дисгармонической эстетичности к точке пересечения параллельных линий энергетической нравственной переориентации осмысления и действия есть предпосылки перехода дисгармонической эстетичности рядов в гармоническую эстетичность рядов. Это проблема времени. Главное - эволюционный процесс преобразования, точнее, тенденция его к подавлению, ещё точнее, к отчуждению порочности от генетического начала идёт непрерывно; время наступления революционизированного преобразования - в точках пересечения параллельных энергетических линий эстетичности; осложнённость не исключена, если императивно идея христианского социализма подменится идеей демократического, точнее, псевдодемократического капитализма. Объективности ради, после преступления Родиона Раскольникова ... пошёл процесс видоизменений в социологическихт рядах закономерности. Этот процесс в отличие от видоизменений нравственности нёс императивную энергетику воздейственности, что ускоряло достижение результатов. Наглядность его в том, что к эпилогу романа не только приверженцы идеи христианского социализма, но и его антиподы, в частности, Родион Раскольников вошёл резонансированно в воздейственность социологических рядов закономерности. Это даёт повод утверждать, что мир к эпилогу всего-то навсего чуть больше, чем за две недели по развёрстке полноты сюжета "Преступления и наказания"!

Глава 399.

   Достоевсковед Кирпотин В. Я. монографирует: "У Гегеля есть выражение "хитрость мирового разума". "Мировой дух" не моет проявить себя в истории непосредственно, ему необходимо конкретное орудие, способное осуществить его абстрактные предсказания. Он должен "зацепиться" за личные устремления и личные страсти человека, и, пользуясь ими, как рычагом, заставить его выполнить свою волю ... В более рациональном выражении это значит, что всеобщая закономерность не может стать непосредственным побудительным мотивом человеческих поступков. Она прокладывает себе трассу сквозь хаос личных интересов, привязанностей, симпатий и антипатий, устремлений и идей, целей и идеалов, за спиной отдельных людей с их пестрым сознанием, с их взаимоисключающими друг друга мотивами, осуществляя результат, неожиданный для всех. Это не значит, что личные устремления, интересы, страсти, знания, идеалы не имеют значения ... без них ничего бы не было, настала бы апатия, приостановка всего, социальная энтропия. Именно поэтому и художник, воссоздающий в сокращённом и преображенном виде жизнь человечества, или своего народа, или своего поколения, не может обойтись без этой "хитрости" действующих в мире законов ... Без претворения всеобщего состояния мира в личную боль и личный гнев мотивы преступления Раскольникова свелись бы к логической дедукции из абстрактной "чистой идеи". Но "чистая идея" не плачет, а "почти всё время, как читал Раскольников, с самого начала письма, лицо его было мокро от слёз". (Кирпотин В. Я. там же. М. 1974 г. стр. 94-95,97).
   Комментарий литературного критика Бодний А. А. начинает сравнительно-контрастно ...Остаток информационной памяти воскрешает примерно трёхлетней давности статью в авторитетном еженедельнике, кажется, "Аргументы и факты". В этой статье освещается оригинальная форма государственности. Запамятовав название крошечного островного государства в центральной Америке, литературный критик Бодний А. А. не теряет объективности открытия, сфокусированного на этом государстве. Статья через государственно-общественный уклад жизни и социально-бытовые условия населения открывает ... окно в новый мир, нет, не в мир новой всеобщей закономерности, а во " всеобщее состояние мира" - это не одно и то же, далеко не одно и то же, как думают достоевсковеды, что и будет доказывать литературный критик Бодний А. А.
   Основной и единственный доход островного государства - несметные богатства, нет, не аналога российской залежи нефти и газа, от которой жиреют российские олигархи, а народ кукишнируется (от слова "кукиш", поднесённый под нос), несметные богатства, представленные огромными скоплениями ... птичьего помёта, считающегося самым дорогим органическим удобрением. Бесчисленные колонии диких птиц, обитающих на острове, делают ... революцию в бюджетной статье государства и общественно-личностной сфере жизни населения острова. Экономика острова представлена в основном двумя видами деятельности: реализация естественного богатства, компенсирующая одновременно отсутствие промышленности и сельского хозяйства, и сфера обслуживания населения. Подавляющая масса населения - неработающие; с рождения и до тризны каждый член общества получает от государства что-то вроде пособия, размер которого позволяет не только жить безбедно, но и приобретать предметы роскоши: дома, виллы, автомобили и прочее. Это подобие пособия документально оформляется так ... благодарственность за появление на божий свет человека и за его житиё на острове. Такая забота о населении - это уже не коммунизм, где устанавливаются обязанности сторон: человек обязан трудиться по способностям, а государство обязано обеспечивать его по потребностям; это уже - подобие земного рая. Подобие земного рая, пусть даже будет миллионной долей от всего бытия человеческого, но это, по Достоевскому Ф. М. - единичный факт, а, по математической философичности, это уже не составляющая регистра "всеобщего состояния мира", а качественно новый спектр состояния мира, но имеющий со "всеобщим состоянием мира" единый знаменатель: всеобщую парадоксально-поляризующуюся закономерность сущего (ранее введённая в философскую терминологию литературным критиком Бодним А. А.). А если спроецировать на сущность нового спектра идею - страсть Прометея, афористически обозначенную как превращение всемирной дисгармонии, всемирно-социального зла в личную боль и злобу, то последняя (идея - страсть) будет поглощена новым спектром, как черной дырой Вселенной, трансформирующей гармонией своего состояния боль и злобу в личностное счастье.
   Литературный критик Бодний А. А., невзирая на отягчение "прозоровской резолюцией", идёт на восхождение к литературоведческому открытию. Тот, кто в резонанс с "прозоровской резолюцией" начинает ощущать возгорание шапки на себе, пусть готовится к подтиранию соплей. Итак, всеобщая парадоксально-поляризующаяся закономерность сущего берёт конструктивно-структурные элементы и кинетически обновляющуюся субстанционность с преобразующего фактора вселенского Потока Вечного Времени. Принимая во внимание изложенные в предыдущих томах сборника "Преодоление недосягаемого" трактатные составляющие проблематики, литературный критик Бодний А. А. будет работать с завершенными категориями и технологиями. Обновлённая закономерность сущего через причинные и эстетические ряды предлагает "всеобщему состоянию мира" выбор вариантов в соотношении "добро - зло", обоснованных Экспериментированием Высшего Разума. В семантике правящей части человечества выбирается то, что мы ... имеем - дисгармоническое состояние мира, антиподом которого является идея - страсть Прометея. Технологию выбора в разрезе правящей индивидуальности можно выразить схематично. Изначально человеческому роду Высшим Разумом задается генетическое кодирование субстанционной сущности индивидуума. Родословной репродукцией фокусируется исторический опыт параллельно кодированному расшифровыванию субстанционной сущности правящего индивидуума. Всеобщая парадоксально-поляризующая закономерность сущего предикативностью систематизирует исторический опыт, переводя его в историческое сознание. На выходе директивных решений правящего индивидуума историческое сознание сопрягается с менталитетом натуры и с оперативно-прагматическим сознанием. Подсознание в этом процессе выполняет роль серого кардинала. Суммарные директивы правящей части человечества ложатся в основу тенденции к изменению или сохранению социально-эстетического баланса "всеобщего состояния мира". Всеобщая парадоксально-поляризующаяся закономерность сущего даёт в этом процессе не "хитрость мирового разума", а право выбора модели баланса, в этом её опосредственное воздействие на "всеобщее состояние мира". А так как прямое воздействие на "всеобщее состояние мира" оказывает суммированная воля правящей части человечества, то были злободневные, есть злободневны и будут злободневны пламенные слова Виссариона Григорьевича Белинского: "Социальность, социальность - или смерть! Вот девиз мой ... Что мне в том, что для избранных есть блаженство, когда большая часть и не подозревает его возможности? Прочь же от меня блаженство, если оно достояние мне одному из тысяч!" (Белинский В. Г. Собр. соч. т. XII, стр. 69).
   Принимая во внимание не только менталитет натуры Родиона Раскольникова, но и его менталитет души, можно утверждать, что герой в диалогах манипулировал идеей социальности и идеей волюнтаризма ради ... идеи социальности. Когда он читал письмо от матери, "его лицо было мокро от слёз". Слёзы - это эмоционально-инстинктивная реакция, она не может вызываться абстракцией: то ли теоретической философичностью в форме осязания "всеобщего состояния мира", то ли "чистотой" беспредметной соотнесённости - идеей волюнтаризма. Эта реакция есть результат органической ощутимости незадействованности генно-исторической идеи социальности в форме остроты бедственного положения.
   Эта ощутимость для Родиона Раскольникова распространяет психологические волны воздейственности на проблему пролития крови как рубиконовую. Заслуживает внимания разговор между Родионом Раскольниковым, Разумихиным и Порфирием Петровичем. Начало разговора. Разумихин: - "Ну, брат (обращение к Раскольникову - прим. Б. А. А.), если действительно это серьёзно, то ... это то, что всё-таки кровь по совести разрешаешь, и, извини меня, с таким фанатизмом даже ... В этом, стало быть, и главная мысль твоей статьи заключается. Ведь это разрешение крови по совести, это ... это, по-моему, страшнее, чем бы официальное разрешение кровь проливать, законное" ... - Порфирий Петрович: - "Совершенно справедливо. Страшнее - с". - Конец разговора.
   То, что "разрешение крови по совести" ... "страшнее, чем бы официальное разрешение кровь пролить, законное" - есть ... генератор оправдываемой непрерывности, начиная с прошедших тысячелетий и до настоящего времени, оправдываемой непрерывности кровавых войн и больших и малых, кровавых насилий государства над личностью, в результате чего девяносто девять процентов кровавых потоков на Земле - исход "официальной разрешимости", и только один процент - исхода по совести. А если поменять местами источники генерирования и цифровые показатели, то какой вид обрела бы пропорция? А её бы не стало, пропорции как таковой. А взамен пропорции оголялось бы одно цифровое обозначение - один процент исхода по совести. А куда бы первое цифровое обозначение делось? А его корова языком слизала бы навеки. Реплика: "непонятна семантическая логика литературного критика Боднего А. А." Сейчас поймете со скрежетанием зубов. Человек рождён с клеймом: инстинкт целевого насилия. Научная концессия и практика на протяжении тысячелетий пытаются завуалировать этот природный постулат. Но шило в мешке не держится. Поэтому вырабатываются концепции не по принципам биологии и психологии, а по законам государственности. В этом плане допускают, что когда "дерутся паны", то официальное разрешение кровь проливать холопам - "законное". "Законным" является и исполнение приказов со списками приговорённых к смертной казни в застенках ГУЛАГа. Литературный критик Бодний А. А. горит желанием фигурально перенестись в прошлое и вклинится между ... листом приказа и исполнителем. Это перевоплощение выражается диалогом. Начало диалога. Литературный критик Бодний А. А.: - "Приговорённые, по восприятию вашей совести, - невиновные; откажитесь от исполнения приговора". - Исполнитель: - "Совесть нужна для создания морального кодекса, а для создания и поддержания государственности нужен "инстинкт целевого насилия", воплощающийся через "официальное разрешение кровь проливать". - Литературный критик Бодний А. А.: - "Ну, ведь, история преподносит вам образцы для подражания, в частности, кумира совести - Джордано Филиппо Бруно и его приверженцев". - Исполнитель: - "Почему? Мы не отказываемся от Бруно, но мы его задействуем ... после развинчивания культа личности Сталина". - Литературный критик Бодний А. А.: - "Ах, вы, христопродажно-перевёртышные гниды!!! Значит, сейчас ваши действия асинхронны совести под прессингом инстинкта сохранения и выживания, а после развинчивания культа личности совесть будет асинхронна вашим былым действиям под прессингом целесообразной конъюнктуры. Это уже не совесть, а в лучшем случае, пародия на совесть. Я бы запретил земной церкви замаливать грехи за пролитую кровь "официальным разрешением", а оставил бы отмаливание за пролитую кровь ... по совести". - Конец диалога.
   Высший Разум вложил в каждого человека изначальным закодированием совесть, но степень востребованности совести зависит не от ... менталитета натуры, а от экстремальности положения на разделительной линии между жизнью и смертью. Показателен в этом плане документально-информационно эпизод, дошедший до сведения литературного критика Боднего А. А. Начало эпизода. На лесоповале смертельно придавило спиленным деревом одного заключённого, убийцу-рецидивиста. В предсмертной агонии, не теряя сознание, он успел вызрыгнуть из себя последние слова: "Господи, прости мою душу грешную за все злодеяния". После этого глубоко вздохнул и отошёл в преисподнюю, а может быть и ... в рай как традиционно-теологически прощённый. Конец эпизода.
   По последним словам упомянутого в эпизоде преступника, можно утверждать, что он совершал кровавые дела не по совести, а по менталитету души. Здесь контрастно выражено криминальное несовмещение менталитета натуры с совестью. В большинстве случаев трудно определить с непрофессиональной точки зрения, что явилось генератором кровавого преступления, - то ли менталитет натуры, то ли совесть. Только непредвзятое судебное разбирательство может установить истину. По судебной статистике примерно около одного процента из всего числа кровавых преступлений классифицируются как совершённые по совести; по ним выносятся или оправдательные или максимально смягчающие приговоры. Вот почему литературный критик Бодний А. А.в диалоге с Исполнителем предлагал отмаливать грехи только за пролитую кровь по совести. Не исключен провокационный опрос: "Так тогда, видимо, найдётся много желающих подогнать теоретические расчёты к кровавому преступлению по совести?" Нет, не найдётся, потому что кровавое дело по совести совершает не насильник, а ... жертва, и только жертва, и ещё раз жертва, и то в ситуации экстремально-критической для своей жизни. Вопрос, расширяющий спектральность психологизма пролития крови по совести: "а какую скоротечность морально-нравственной перестройки должен претерпеть ранее упомянутый Исполнитель, чтобы позиционно выразить принцип пролития крови по совести?" Руководствуясь интуитивной подсказкой совести, сынициированной невинностью обвиняемого, просматривающейся и из документов, сшитых "белыми нитками", и из самих показаний, - отказаться от исполнения приговора. Тогда возможен вопрос логической последовательности: "но за какую позицию могут приравнять исполнителя к духу единомыслия с Джордано Бруно и определить ему меру наказания, сходную с мерой наказания великого философа средневековья?" Это возможно тогда, когда этот прецедент будет определяться как единичный факт. Но когда это явление станет массовым, выражаясь поэтическим языком, то есть когда перевоплотится в "руку миллионнопалую, сжатую в один громящий кулак", - то тогда все христопродажные перевёртыши и холуи "замрут и лягут".
   Возможен пояснительный вопрос: "Раскольников по какому побудительному мотиву совершил кровавое преступление?" Определённо ... но не по совести, а по менталитету натуры, сопряжённому с ... идеей-страстью Прометея.
  

Глава 400.

   Достоевсковед Кирпотин В. Я. ассоциирует в синтезе, начиная с художественно-персональной данности Достоевского Ф. М.: "Иван Карамазов говорит Алёше: Чтобы полюбить человека, надо, чтобы тот спрятался, а чуть лишь покажет лицо свое - пропала любовь"... Идея Раскольникова предусматривала полноту и гармонию для отвлечённого человечества; но при виде конкретного страдающего человека Раскольников, как и Иван Карамазов, немедленно уходил в свою скорлупу. Одиночество ... страх, презрение приводили Раскольникова к результатам обратным по сравнению с поставленной целью". (Кирпотин В. Я., там же, стр. 217).
   Как ни парадоксально, но Достоевский Ф. М. ближе всех подошёл к методике систематизирования исторического опыта между человеком и человечеством, между личностью и обществом.
   Диалогизированной речью Ивана Карамазова Достоевский Ф. М. выразил то, что выражается лишь внутренним монологизированием, почему и приходит человечество и общество "к результатам обратным по сравнению с поставленной целью" на протяжении ... тысячелетий, беря за декларированный ориентир антитезу Ивана Карамазова, а за направленность внутреннего смысла - прямой смысл ... нравственного тезиса Ивана Карамазова. Реалистичность этой методики подтверждает весь ход результативности исторического опыта, выражающаяся в "полноте и гармонии для отвлечённого человечества". Объект - отвлечённое человечество - был методологическим изысканием идеологически приемлемой формы взаимоотношений между авторитарно-экзистенциалистским воззрением земного бога и имманентностью исполнителей его воли. Демократизирование взаимоотношений под ...прессингом социально-классовых потрясений меняло ... колорит формы, не изменяя методологически-смысловую составляющую. Положительный резон этой составляющей был в том, что он давал возможность фокусировать государственные приоритеты как первоочередные задачи прагматических интересов... власти предержащих и декларированных интересов общества и человечества в сторону эволюционного прогрессирования в той или иной степени. Отрицательный момент здесь в том, что эволюция развития личности и индивидуума отдавалась на откуп ... одиночеству, "уединению" как самопроизвольному экзистенциалистскому противостоянию ... экзистенциалистской воли государственности. Это противостояние диалектически генерировало активность обновления форм, методов и средств взаимоотношений и взаимообусловленностей между человеческим фактором и поступательностью эволюционного развития. Двойные стандарты морали и нравственности воспринимались государственностью как рациональный принцип увязать неувязуемое: порочность человеческих страстей и ... страстность "всеобщности" идеологических технологий. Для личность и индивиуума двойные стандарты влекут реверсивное смещение центра противостояния в диапазоне от экзистенциалистического до антиэкзистенциалистического сознания. В конечном итоге реверсивное смещение завершается экзистенциалистической "скорлупой". Так было, так есть, так будет на протяжении тысячелетий. Почему? Да потому, что эволюционное развитие личности и человечества происходит в причинном ряду дисгармонической эстетичности всеобщей парадоксально-поляризующейся закономерности сущего, дающей правящей части человечества право выбора между дисгармонией и тенденцией к ... гармонии. Последняя отвергается как суживающая поле деятельности правящей части человечества. Так было, так есть и так будет на протяжении тысячелетий. Не исключен вопрос о целесообразности сопоставления: "а, что общего между экзистенциалистской и волюнтаристской скорлупой?" Во-первых, поправка - псевдо волюнтаристская скорлупа Родиона Раскольникова; во-вторых, общее - это иллюзорно-метаморфозный эффект скручивания в бараний рог ... воли правящей части человечества до состояния зародыша в яйце под естественной скорлупой и придания ей судьбы кошева яйца псевдобессмертия, которое было, которое есть и которое должно быть тысячелетиями.
  

Глава 401.

   Достоевсковед Кирпонин В. Я.пишет: "Свидригайлов неизлечимо болен болезнью, ... о которой так точно написал Александр Блок в XX столетии, - болезнью скептического отчаяния, безыдеальной иронии ... Какая же жизнь, какое творчество, какое дело может возникнуть среди людей, больных "иронией", древней болезнью, всё более и более заразительной? ... Достоевский с предельной полнотой обнажил самые корни свидригайловщины. Стародавний патриархально-крепостнический порядок Свидригайлов осудил, буржуазную демократию он презирает, в социализм не верит - вот и корни его скептицизма, охватившего всё его существо, заразившего все его нравственные представления, исказившего все его поступки и толкающего его, сколько бы он не упирался, к смерти ... Ни человек, ни общество, ни человечество не могут жить без цели, без идеала. Свидригайлов мертв в своём существовании, он не видит звезды, хотя бы обманчивой, - его мертвое равнодушие сильнее инстинкта жизни, сильнее страха небытия" ... (Кирпотин В. Я., там же, стр. 256-257, 259).
   Литературный критик Бодний А. А. вносит литературоведческую правку: позиционность, концептуальность и мировоззрение Аркадия Ивановича Свидригайлова, заслуживает переименования в ... свидригайловедение по аналогии с достоевсковедением. Такая почесть вызвана "древней болезнью", которую достоевсковеды упоминают лишь вскользь. Краеугольность древней болезни для философии и психологии уже просматривается в смысловой антитезности обрывка цитаты: "Свидригайлов ... не видит звезды, хотя бы обманчивой". Достоевсковеды бессознательно вводят "обманчивость", не предполагая, что за ней открывается вход в сущность проблематики.
   Высший Разум параллельно линии изначального кодирования ... абстракции идеалов человеческого классического совершенства вводит линию прагматической критики идеалов, точнее, линию разрыва между кандидатурой идеала и абстракцией идеала. Ролью критиков наделялись простые смертные, лишенные гениальных качеств и организаторских способностей в целях беспредвзяточного отношения к градации идеализирования, но обладавшие уникальными способностями - умением историческим сознанием через исторический опыт прошлого и настоящего улавливать ... разрыв между кандидатурой идеала и абстракцией идеала. Это умение требовало энергетическую активность эмпирического и абстрактного сознания, что зачастую приводило к психологическим срывам, усугублявшимися обострением подсознательной порочности. Тогда теория критиков идеалов смыкалась с практикой: прагматически уничижалась эстетико-этическая и нравственно-психологическая база и прообразность идеала. Такое уничижение несло и объективность оценки идеала, хотя и в раскованной форме: патологический разрыв между кандидатурой идеала и абстракцией идеала. Отсутствие на протяжении всей истории человечества совмещения проекции кандидатуры идеала с абстракцией идеала (общеизвестный кандидат идеала - исторический Иисус Христос - за два тысячелетия так и не спроецировался на абстракцию идеала в ипостаси воскресшего бы библейского образа) утверждало критиков идеалов через уникальную способность менталитета натуры в бесперспективности жизни, исходом которой зачастую было самоубийство.
   Для поддержания древней болезни в работоспособном состоянии критику идеалов нужно не само отсутствие абстракции совершенств идеала, а разница между классическим совершенством и прагматическим как эстетический факт. Эта разница катализирует древнюю болезнь не как семантика эстетической ущербности, а как эсхатологическое несовершенство бытия через идейную целесообразность нравственного образа жизни. Критики идеалов психологической парадоксальности как носители психологической парадоксальности переводят подсознательно результативность разницы между классическим совершенством и прагматическим в результативность морально-нравственного предикатива ... межевания инстинкта сохранения и выживания и порочности человеческой натуры. Делая это как бы во имя сокращения разницы между классическим и прагматическим совершенством путем выявления источников диссонансирования, они идут инстинктивно вглубь противоречивости духа, трансформируя идеальную разницу уже в социальный предикат жизни. А так как социальность - извечная проблематика неустроенности жизни, - то ирония идеальности сама собой переходит в иронию психологическую. Социальность у критиков идеальности воспринимается не в относительном, а в абсолютном исполнении: невзирая на позитивность - то ли точка зрения поработителя, то - ли - порабощенного. В этом и - абсолютизация иронии жизни.
   Пародия на разницу идеальности перевоплощалась в пародию несостоятельности жизни. Непреложность исполнения этого факта вытекала из ... Экспериментирования Высшего Разума, а не из самопроизвольности человека. Осознание этого переводило древнюю болезнь в патологию. Иллюзия обратимости патологии выражалась извращённо только через ... социальный онанизм. Другого пути в данной методике Экспериментирования Высшим Разумом, взаимообусловленным причинным рядом дисгармонической эстетичности всеобщей парадоксально-поляризующейся закономерности сущего, землянам не дано, как бы ни философствовали достоевсковеды.
   Наглядно судьба и уникальность критиков идеальности показана Достоевским Ф. М. через образ Свидригайлова. Благодаря критикам идеальности, в частности, таким как Свидригайлов, личность и общество, индивидуум и человечество способно постичь источник "болезни скептического отчаяния, безыдейной иронии". А это уже - половина победы. В этом плане парадоксальность уникальности героя Свидригайлова по праву может лечь в основу литературоведческой категории - свидригайловедение. Это не значит, что все должны бросаться в эсхатологическую крайность - бесперспективность жизни, - наоборот, крайняя точка, дно жизни является одновременно и точкой опоры для диалектического восхождения.
  

Глава 402.

   В диалектическом восхождении "безыдейная ирония" становится метаморфически лицевой стороной прелюдии ...сверхтерпения. Революционные всплески в эволюционном развитии соответствуют апогее сверхтерпения. Вступает в силу диалектический переход критической массы в новое качество. Пример тому - восстание рабов под предводительством Спартака.
   Христианская (точнее, прагматически - антихристианская) вера земной церкви в течение двух тысячелетий пытается перевести апогейные всплески в богомольное умиротворение для перевоплощения протестного духа в нравственную бесхребетность, чтобы шёл эволюционный процесс глобального смещения нормативов личностного самосознания до иудо-безнравственной сокрытости, а эфемерное прозрение рудиментальной совести отдавалась бы во власть непреложности суицида.
   В конфронтационной сравнимости двухтысячелетняя эволюционная результативность неукоснительно выражает в той или иной степени закономерность развития не примата веры земной церкви, а самости фактора земного времени как составляющей вселенского Потока Вечного Времени. Эта закономерность, хотя и не стабильно, но с нарастающим итогом демонстрирует и философическое усложнение морально-нравственных тонкостей во взаимоотношениях между личностями, и прогрессирование аналитичности человеческой мысли, и масштабность научных достижений, и материальных свершений. И если эта закономерность не даёт реального идеала, то придвигает личность и прогрессивное человечество по пути ... прагматического идеализирования, чтобы в пересечениях вселенских параллельных линий выйти на ... гармоническую эстетичность сущего как извечную вожделенность прометеевского уклада земной жизни.
  

Часть 52.

Глава 403.

   Переходим от великого князя Достоевского Ф. М. к ... маленькому гению - Башкирцевой Марии Константиновне, - не выпуская из виду общий для обоих знаменатель: познание Истины через процесс жизни - превыше самой жизни.
   Своеобразие субстанциальности Башкирцевой М. К. было то, что она - экзистенциалистическая художница кисти и слова; и в то же время она - антиэкзистенциалистическая социальная личность. Эти две мировоззренческие противоположности не только синхронно уживались в ней, но и резонансировались, обогащая друг друга. Это аффектно выражалось контрастностью между экстерьером привилегированности и интерьером этической сострадательности. И это действенно обуславливалось необузданно-фатальным стремлением подчинить искусство ... императивной красоте души, с одной стороны, и природой контрастности между величественностью предназначенности и простотой ... глубинности выражения художественной спектральности психологии и социальности, с другой стороны. Башкирцева М. К. демонстрировала это своеобразие субстанциальности и физически - гипотетической абсорбцированностью силы воли и движимостью душевной озаряемости, озаряемости статистической пламенностью, граничащей с флюоресцированием. Статическое и флюоресцированное было результатом алогического восприятия окружающими краденного времени экспозицией голографической проницаемости взгляда у философской загаданности мысли. Это - признак тяжелого драматического внутреннего противостояния данности новационного мироощущения и ожидаемости отсрочки рокового хода вселенского Времени.
   Начало приобщения к живописи в академии Жулиана Башкирцева М. К. ознаменовала патетикой: "Я хочу от всего отказаться ради живописи. Надо твёрдо помнить это, и в этом будет вся жизнь". Комментарий этому дал в своё время писатель Анатоль Франс: "Это было одно из внезапных превращений, примеры которых мы встречаем в житиях святых". Это лишний раз подтверждает гипотезирование литературного критика Боднего А. А., что искусство в положении объекта для Башкирцевой М. К. ... отсутствует, оно для неё по форме экзистенциалистического воззрения - субъекта, а по сути менталитета ... своеобразной востребованности души искусство - "структурный элемент" её внутреннего мира. Своеобразность востребованости вызвано тремя перевоплощенностями. Первое. Органическое ощущение тяги к удовлетворению неуёмного потенциала эстетического выражения антитезисных составляющих субстанциального начала ... прекрасного, то есть выражения через художественную парадоксальность психологизма личности и общественной обусловленности. Второе. Силой своего божьего дара противостоять прелюдии предсмертности, точнее, автономностью от бога продлить ... ожидание наступления неумолимости рока, которое бог или программирует или не в силах отвести. Третье. Рефлексивная психологическая настройка на управление токсикозом смертоносной болезни как катализатором резерва жизненных сил и абстрактно-образного сознания. Попутно по третьему метаморфизму стоит отметить, что он не вызывал смещение морально-нравственных принципов, причиной которого является обычно психопатическое раздвоение личности; Башкирцева М. К. была последнего дыхания при непомутнённом сознании; свидетельское наличие у ней слуховых галлюцинаций литературный критик Бодний А. А. считает проблематичным: вероятнее всего, позитивно ожидаемый визит кого-то обострял у ней восприятие, проецируя желаемость на .... превентивность реальности.
   Эти три перевоплощённости по праву можно отнести к "внезапным превращениям, примеры которых ... встречаем в житиях святых".
  

Глава 404.

   Биограф Басманов А. Е. допускает неточность, принимая за "эксцентрику характера" Башкирцевой М. К. пульсивно расслабляющуюся внутренную прижину сдерживания ... непокорности натиска дисгармонии предсмертности. Эксцентрика Башкирцевой М. К. - это ракция на насильственно внедряющийся диссонанс в таинство мироощущения. Литературный критик Бодний А. А. видит нарушение логической полярности в высказываниях биографа Басманова А. Е. о том, что "было в ней (Башкирцевой М. К. - прим. Б. А. А.) что-то необузданное, тайное, запретное, невысказанное и в откровеннейшем дневнике, и это запретное, хоть и помалу, просачивалось в её творчество". Литературный критик Бодний А. А. концептуально выражал мысль по этому поводу, а сейчас детализирует соотнесено. Башкирцева М. К. как синхронно нравственная натура, лишённая, тем более, показательных комплексов, была своего рода эталоном душевной чистоты. Обладая в связи с этим обострённой индикаторностью, она улавливала художественным чутьём квинэссенцию, стоящую за "необузданным, тайным, запретным" в живых объектах внешнего мира, и переносила эту сущность на полотно. Возможно вопросное возражение: "а как же тогда Достоевский Ф. М., будучи сам наделённый психологической парадоксальностью, гениально создавал раздвоенные образы?" Не надо путать с Достоевским Ф. М., он работал с тонкостями взаимоотношений и взаимообусловленностей психологических противоречий на предельно разложенном "атомном" уровне. Башкирцева М. К. же выискивала и отражала художественно сами порочно-парадоксальные признаки или отдельности признаков без динамики их взаимодействия, тем более, без выведения результирующей. Достоевскому Ф. М. для выявления глубины проблематики нужно было поле экспериментирования, каковым являлась его сама душа, наделённая аналогичной психоаномалией. Башкирцева М. К. в целях познания глубины проблематики не нуждалась в таком поле экспериментирования, ей нужен был непредвзятый, сторонний, объективный взгляд на предмет художественного исследования, так как она имела дело с выявлением самих признаков в ожидательной статике, а не в динамике и, тем более, не в кинетике. Если бы Башкирцева М. К. обладала такими компрометирующими признаками натуры, какими её наделяет биограф Басманов А. Е., то тогда она была бы рабыней субъективной оценки, не способной чётко оконтурировать границы признаков от морально-нравственных и этико-эстетических ограничителей. Она тогда несла бы в себе рефлексивно-корректирующую модель гражданской образцовости, динамически ассиметричную общественно-установленному образцу. Степень вероятной совпадаемости в лучшем случае могла быть только абстрагировано теоретическая, но не прагматическая. А доводы биографа Басманова А. Е. строятся только на интуитивной дедукции, и то по методике с неправильно взятым классом принадлежности. Искажённость методики усугубляет субъективизм биографа: Башкирцеву М. К. из разряда обличительниц, точнее, разоблачительниц порочно-скрытых влекомостей и признаков переводят в разряд носительниц их. Действует неписанный закон достоверности довода в жизни. Применительно к Башкирцевой М. К. его можно выразить модулировано. Если было бы так, как утверждает биограф Басманов А. Е., наделяя Башкирцеву М. К. теневыми признаками аморальной эстетичности, то неизбежно одно из двух: или Башкирцева М. К., испытывая нехватку мужества, но ради объективности только бы вскользь, по касательной обязательно показала свою принадлежность к нечистоплотности морально-нравственных устоев, или при полном отсутствии мужества перенесла бы негатив на идентичный класс по социальности и по ряду дедуктивной принадлежности. В действительности нет выполнения ни того ни другого условия. По манере и по композиции изложения сокровенных чувств на лист бумаги Башкирцева М. К. далека до самоидеализирования.
  

Глава 405.

   Биографы Башкирцевой М. К. акцентируются на её родословной генеалогии, отражающей генетическую разжиженность татаро-монгольской крови племени первого нашествия, приписывая её "царственную гордыню" и почти "маниакальное стремление к славе" чингизхановой репродукции. Литературный критик Бодний А. А. не исключает влияние инерционности генетически отдаленной вероятности на менталитет натуры Башкирцевой М. К. Но надо правильно расставить акценты приоритетов характерности с учётом природы их проявляемости, а не фона нравственно-эстетического долженствования. Татаро-монгольская генетическая отдаленность через века может нести колорит надменности исконного принципа натуры: твёрдость духа и нравов. По линии генетической преемственности на долю Башкирцевой М. К. выпало ... блюдение твёрдости принципов и нравов, заложенных в ней. Для выполнения этой функции необходима ... буферная зона, полоса отчуждения от поползновения навязывания сторонних приоритетов и воззрений. Вот эту буферную зону и замеряют биографы Башкирцевой М. К. как степень "царственной гордыни". В этой буферной зоне глохнут "необузданное, тайное, запретное" и все безнравственное в зародыше.
   При изложенном литературным критиком Бодним А. А. модели психологизма "царственной гордыни" Башкирцевой М. К., как наделённая тайной порочностью (по предположению биографов), давала бы "царственную" открытость этой негативности, чтобы демонстрировать "царственную" вседозволенность гордыни, по малому счету, и твердость принципов, пусть даже подлежащих осуждению, как генетическую своеобразность татаро-монгольской крови, по большому счёту.

Глава 406.

   Теоретические выкладки литературного критика Боднего А. А. находят практическое выражение в эпизоде, запечатлевшем (из строк "Дневника" Башкирцевой М. К.) интимное ночное свидание Башкирцевой М. К. с племянником Римского папы. Рейтинг экзаменации Башкирцевой М. К. на твёрдость морально-нравственных принципов усиливался природной супертемпераментностью партнёра. По естественно-непринуждённой манере описания свидания, которая создаёт впечатление достоверности, читатель ощущает свободу в интимных реагированиях Башкирцевой М. К., свободу, не переходящую грань безотчётной страстности. Механизм сдерживания как бы сам собой вписывается в интерьер интимности через какое-то внутреннее волевое начало, которое скорей всего является результатом рефлексивной сопряженности глубинной и оперативной дозволенности, чем запрограммированной заранее установки поведения. В моменты особо влекомых интимных побуждений, входящих в атрибут естественной интимной дозволенности, Башкирцева М. К. гармонично вписывалась в рисунок тонкой эмоциональной интимно-плотской ощутимости, давая повод не для представления как объекта животной раскованности, а для серьёзности намерений. А так как чёткость грани в этой пикантной ситуации отдаётся во власть субъективности, то непорочность мыслей и чувств Башкирцевой М. К. не дают долго по истечении времени после свидания ей покоя: она постоянно ревизирует свое поведение во время свидания, выискивая ... мнимые огрехи, чтобы угрызением совести искупить ... мнимую вину перед своей нравственной чистотой. В интимном свидании большая вероятность того, что Башкирцева М. К. своё предчувствие недолгосрочного гостевания на Земле ставила на линию преграждения полноты изливания чувств, преподнося это пассажно как горделивую степенность в унисон своей генеалогии. Это приравнивается к эстетическому ... мужеству, а выразить это прямым текстом было бы не тактично. В этом интимном свидании, как в капле росы на солнце, отражается вся положительная энергетика и лучистость внутреннего мира Башкирцевой М. К.
   Гарантом достоверности воспроизведенной сцены интимного свидания является ... большая ставка, своей памяти через "Дневник". Она осознаёт, что, не дай боже, если после её кончины содержание "Дневника" станет доступным партнёру, и он усмотрит фальшь в интимной сцене, то по цепной реакции общественность переведёт всю ценность "Дневника" в псевдоценность, а это почти равносильно забвению.
  

Глава 407.

   Критика Башкирцевой М. К. своих родителей в "Дневнике" [что больше предположительно, чем документально, по утверждению биографов, не соприкасавшись непосредственно (из-за утраты отдельных частей "Дневника) с первоисточником], претендует скорей всего на оригинальность натуры, нежели на озлобленность характера. Под оригинальностью литературный критик Бодний А. А. подразумевает ... целомудренность верности этическо-нравственным принципам и конкретно принципу: "истина - превыше всего". Могут сразу подправить: "было бы точнее, если бы "целомудренность" заменилась на "фантастичность". Эту поправку можно было бы допустить, если бы над Башкирцевой М. К. не довлел домоклов меч неумолимой близости смерти. В этом состоянии, или, точнее, измерении степени духовности между бытиём и преддверием небытия неумолима тяга к естественности выражения своей сущностной субстанции, как традиционно-исторического отголоска далеких-далеких предков. Она ставила примат исторически признанных принципов жизни над ... человеческими слабостями. Миру капитализма, точнее, дикого капитализма, когда примат объединяет всё о, что можно свободно перевести в деньги, этого не понять. Проявление отсутствия идеализирования нравственных качеств родителей может идти у Башкирцевой м. к. под диктовку или чисто этическую или психологическую (как несовместимость ... социального менталитета натур), но в любом случае эта диктовка есть внутренний голос следствия, а не причины.

Глава 408.

   Острота забвения на фоне драматического пророчества вещих снов катализировала весь оригинальный интеллект Башкирцевой М. К., превращая её субстанциальную сущность в ... "тлеющий разряд" духа и мысли. Вот эту кинетику творчества и жизни Башкирцевой М. К. биографы характеризуют как "маниакальное стремление к славе". Биографы могут возразить в том плане, что "она сама утверждает: мерить надо с самого начала, с зарождения сознания". По форме правильно, но по содержанию - историческое сознание и подсознание выдаёт менталитетно-натурную обречённость ... оригинальности судьбы и задаёт направление "тлеющему разряду" на жизненной поступи. Это удел уникальных личностей, чей жизненный путь запрограммировано укорочен ... Детское величие - это признак жизненной позиции, с которой человек будет пытаться максимально выразить себя. Не надо путать это величие с "царственной гордыней" - это внешний аффект честолюбия. Искусственным нагнетанием величия Башкирцева М. К. устремлялась поставить себя вне зависимости от ... бога (Иеговы), как автономная субстанциональность самосознательного телесного и духовного начала, тем самым, уширить водораздел противостояния жизни и смерти. Как творческая личность Башкирцева М. К. не жила ... в искусстве, искусство ... жило в Башкирцевой М. К., подчиняясь ритмике неудержимой творческой кинетики ... величия предсмертности. Искусство фатально-имманентно входило в её внутренний мир. Не надо это путать с "маниакальным стремлением к славе". Это - генетически-душевный настрой на продление до ... бесконечности падения "падучей звезды".
   Реверансирование и экстравагантность образа мышления и поведения Башкирцевой М. К. надо рассматривать с учётом угла поляризации между менталитетами натур с естественным ходом раскодирования и с ускоренно укороченным ходом проявляемости. У оригинальных натур со вторым признаком, как у Башкирцевой М. К., идёт спонтанная самопроизвольная не столько сама активация, сколько обострение потребности в физическом чувствовании интеллекта, эстетической силы и интуитивного мышления, и как следствие, - инерционная проводка многоспектральной соотнесённости идейности.
  

Глава 409.

   Могут возразить биографы: "Тот колорит эмоциональности, стиля, поведения и невыговоренных слов, которые преподносит литературный критик Бодний А. А. в интимном свидании Башкирцевой М. К. с Пьетро Антонеллы, не совпадает с формой этики, с эстетическим и индивидуальным сознанием и с интегрированием истины в диалогическое резюме Башкирцевой М. К. с писателем Мопассаном (речь идёт о переписке, литературный критик Бодний А. А. которую ещё не затронул);отсюда напрашивается мнение о искажённости литературным критиком Бодним А. А. психологического и эстетического портрета Башкирцевой М. К.". Усложнённость менталитета натуры и души Башкирцевой М. К. биографы принимают по упрощённой методике, не учитывая преждевременно всю полноту сопоставимости "pro и contra" литературного критика Боднего А. А.
   Пьетро Антонелли - реальный интимный партнёр, - и Мопассан - виртуальный интимный партнёр - как претенденты на избранников сердца Башкирцевой М. К. имеют разные статусы психологическо-философской востребованности. Башкирцева М. К. делала абстрагированную примерку на Пьетро Антонелли как на потенциальную возможность пордления своей родословной, ещё ощущая в себе ускользающий, но ещё не ускользнувший шанс под напором неумолимости рока. Менталитет натуры Башкирцевой М. К. под диктовку духовного орнамента души выдавал психологическую модель перехода "знакомство - определённость" в экспозиции, которая выходила за рамки регламента реального времени. Катализировать этот переход было невозможно: Башкирцева М. К. испытывала интуитивно-расположительную ... настороженность, в частности, это - негармонизирующиеся горячительность и рассудительность партнёра, это - недоверительная расположенность позиции близкого родственника Пьетро Антонелли - папы Римского.
   Совершенно другой эмоционально-психологический рисунок эпистолярных отношений с Мопассаном, который в виртуальной параллели с Башкирцевой М. К. провожал её бессознательно к уже очередному контуру исхода жизни. Эмоциональное реагирование обоих на экстремальность судеб - искусственное самостимулирование на исходе жизни Башкирцевой М. К. и на исходе полноценности жизни Мопассана (старше будучи на 10 лет за Башкирцеву М. К.) - было одинаковым, но философско-эмпирический подход к проблеме был разным.
   Позиция Башкирцевой М. К. в вопросе реализации своего интимного интереса в виртуальном общении с Мопассаном была двууровневая. Первый уровень. Это - полифоническая исповедь обречённого сердца, облечённого в ироническую горечь утраты. Притягательный интеллект Мопассана переводит иронию Башкирцевой М. К. в горечь ощущения преодолевания (а не преодоления!) видимо, но недосягаемого. Вопреки рассудку и сердцу на воле эйфории безумной страсти Башкирцева М. К. вступает в агонию борьбы с предсмертностью рока. Эти два уровня определяют перемежёвывающийся философско-психологический колорит Башкирцевой М. К. от иронического довода к страстно желаемому ... полифоническому контрдоводу. Если выразить психологическим рисунком позицию Башкирцевой М. К., то это будет не столько конгломерат, сколько набор иронических отрицаний ... страстно желаемых обстоятельств или явлений, или, более того, действий позитивного характера. Проницательный взгляд на позицию Башкирцевой М. К.улавливает главенствую роль вторых и вспоможествующую противоречивую роль первых, приравнивая это тандем к ... крику души.
   Крик души выражается и у Мопассана. Возможен упрёк со стороны биографов: "о каком крике души ведёт речь литературный критик Бодний А. А., когда ведёт речь литературный критик Бодний А. А., когда Мопассан из переписки предстаёт как мелкопробный ревнивец, опускающийся до пикантной неловкости, задавая Башкирцевой М. К. вопрос о замужестве, и сразу отвечая на него, точнее, реагируя как на обыденную закономерность жизни, к которой он может даже приспособиться". Ну, этот переданный литературному критику Боднему А. А. ... пас в форме вопроса о замужестве и о градации ревнивости, как нельзя лучше всего подходит к ... контрдоводу. Упрёк был бы правомерен, если бы речь шла о рядовой личности, а не о великом психологе Мопассане. Обоснование начнём с ассоциативного сравнения. Традиционно на машиностроительных заводах образцы автомобилей испытывают на полигонах на максимальную прочность. Вот такую максимальную прочность задействовал и Мопассан, когда до ... дрожания в коленях тестовал Башкирцеву М. К. на предмет замужества, дабы ускорить приближение результативности своих вожделений, чтобы снять все препятствия на пути к присовокуплению с оригинальностью этой неповторимой духовной субстанции - Башкирцевой М. К.
   В виртуальном общении Бакирцевой М. К. с Мопассаном надо говорить не столько о полифонической горечи чувств, эмоций и желаний, а сколько о психологической парадоксальности ... трагедийной борьбы между апогеем духа и мысли и перигеем тленной бренности. Сокрытость трагедийной борьбы дала, к сожалению, Мопассану ложный повод назвать заглазно Башкирцеву М. К. ... "синим чулком".
  

Глава 410.

   Спектральность эпистолярности не ограничивается только полифонией и иронией. Башкирцева М. К. задействует и полилографию, сопровождая её иронической вопросительностью. Это даёт Башкирцевой М. К. тонко чувствовать реагирование партнёра; эта комбинация настраивает её на этическую раскрепощённость в выражении своих феноменальных признаков без тени самовозвеличивания; эта комбинация дает ей возможность показать, что борьба за Истину в форме борьбы за попранную социальность проходит через лабиринты морально-заразных соблазнов. Вот подтверждение тому -фрагмент из письма Башкирцевой М. К. к Мопассану: "Я оппортунистка (здесь подразумевается оппозиционность аристократической власти - прим. Б. А. А) и в особенность подвержена моральным заразам - таким образом, может случиться, что и у меня вдруг не хватит поэтического чутья ... Каким ароматом я благоухаю? Ароматом добродетели". Тональность и оборот речи этого фрагмента письма невольно ассоциируется в социальном сознании литературного критика Боднего А. А. с интонацией буквы и духа письма великого критика Чернышевского Н. Г., адресованного с ссылкисвоим близким родным, где он приравнивает свою демократическую революционность к знаковости добродетели. Причисляя себя к Добродетелям (с большой буквы - пояснительность Б. А. А.), Башкирцева М. К. выражает своё жизненное кредо - Труд социальный как смысл жизни во имя Истины. Могут дополнить литературного критика Боднего А. А.: "и во имя Славы". Нет, предназначенность у Славы другая, хотя направленность Её совпадает с Истиной. Слава - в представлении социального сознания Башкирцевой М. К. - это ... дерезонансирующий фактор, обивающий Трудом социальным неограниченность вожделенной спеси аристократической власти; это - и эстетическая совершенность социальной существенности, которую не понимают, точнее, не хотят понять представители власти предержащей; это - и, наконец, гармонизированное постижение Истины. Башкирцева М. К. осознанно, антитезисно сочетает обороты речи - "моральные заразы", "поэтическое чутье", "аромат добродетели", - чтобы показать сложность и утончённость диалектического пути достижения Истины. Речь идёт не сумеречности пути, как хотят представить некоторые биографы, а, наоборот, о цветастости гамм, отражающей совокупность ориентиров и псевдоориентиров. Раздвоенность ориентиров не смущает Башкирцеву М. К., взявшую за прододника классическую форму социальности. В связи с этим литературный критик Бодний А. А. спешит старнировать то первоначальное впечатление о Башкирцевой М. К., которое возникло от соприкосновения с первопопавшимся источником о Башкирцевой М. К. - "Дневник Марии Башкирцевой" (Москва, 1991 г. Избранные страницы), где составление, подготовка текста, примечания и вступительная статья возлагалась на биографа Басманова А. Е. Преднамеренность уничижения начинается уже с подбора фотографического образа Башкирцевой М. К. для полиграфического оттиска, где не только проступает, но и выделяются скомбинированность съёмки, наделяющая Башкирцеву М. К. монголо-татарским колоритом. По представленному литературным критиком Бодним А. А. в иллюстрации одиннадцатого тома портрету Башкирцевой М. К. в переписке с Мопассаном предстаёт перед читателем лик ... русской женщины с полной схожестью с традиционным менталитетом русской выразительности. Литературный критик Бодний А. А. имеет в виду под традиционностью не первородный статус русского человека, впервые появившийся на территории западной оконечности Европейской части России два слишком тысячелетия назад и нёсший классические черты национального облика, а номинальную данность национального облика, вобравшего в себя историческую отдаленность чужекровности интервенции, не превысившую генотип нации.
  

Глава 411.

   Сама трактовка Славы дана биографом как эксцентричность эгоистичности натуры Башкирцевой М. К.. Труд социальный, прокладывающий путь к познанию Истины, представлен биографом как аристократическое ... недоумение. О аристократическом недоумении надо говорить как о ... сожалении Башкирцевой М. К. о несоответствии её аристократической экзистенции социальному сознанию. Это воспринималось Башкирцевой М. К. как порабощение социальности ... аристократическим пространством золотой клетки. Эту квинтэссенцию самосознания и мировоззрения Башкирцевой М. К. биограф Басманов А. Е. не только недооценивал, но и причислял к изъянам мироощущения через эстетическую безвкусицу. Биограф Басманов А. Е. утрирует метод систематизирования качеств натуры Башкирцевой М. К., автономизируя их как проявление или доминантности или эксцентричности свойства, а не целостности натуры. Отсюда - и отсутствие выраженности биографов вектора идейной направленности Башкирцевой М. К., отсутствие понимания глубины причинности мимическо-речевой эмоциональности, отсутствия, наконец, социальной целостности образа Башкирцевой М. К.

Глава 412.

   Придерживаясь же неписанной методики биографа Басманова А. Е., становишься рабом тенденции к наделению любого индивидуума (в зависимости от представительства чужекровной интервенции), причисляющегося к русской нации, если не эксцентричностью мысли арапа Петра Великого, то вероятнее - духовной цельностью татарина первого нашествия, и почти поголовного охвата - духом противоречивости немецкой репродукции от Екатерины II. Возможен вопрос на прояснённость: "а, что же тогда осталось у Башкирцевой М. К. от татарской преемственности?" А осталось то, что и у великого поэта Пушкина А. С. от арапского смешения - новационная избирательность генетического кодирования, давшая Пушкину А. С. большую гениальность, а Башкирцевой М. К. - малую гениальность. Завершая тактовку о степени наследственной преемственности, литературный критик Бодний А. А. ставит точку с окончательной прояснённостью: эта степень - в прямой соотнесённости с ничтожно малой вероятностью проявляемости! Поэтому думать, что все родословные, генеалогически несущие соприкосненность со знаковыми фигурами - арапом, или татарином, или немцем, - дадут вундеркиндное потомство - безрассудно.
  

Глава 413.

   Башкирцева М. К. не создаёт автопортрет, не вырисовывает "анатомию своей натуры", она идёт новационным путём - предикативным самовыражением. Это самовыражение пульсирует на линии, сопрягающей телекинез мироощущения и предикативность субстанциального таинства души. Глубинные пласты субстанциальной сущности обретают семантическое значение симбиоза достигнутого осознаваемого и ... недостигнутого, но предикативно осознаваемого. В связи с такой противоречивой трактовкой литературный критик Бодний А. А. вводит ассоциацию из собственного творческого процесса. Бытует представление о том, что человек порой абстрагировано воссоздаёт смысловую модель, а выразить её словами не может. У литературного критика Боднего А. А. идёт зачастую творческий процесс с ... обратной осложнённостью. В моменты творческого озарения литературный критик Бодний А. А. порой не может абстрагированностью поспеть за ... художественной формой, изливающейся на лист бумаги. Да, да, именно так! И только вослед эпимитейским умом он довершает модель абстрагирования. Это указывает на инспирированный ход творческой мысли. Так и у Башкирцевой М. К. . Она глубинные пласты душевного таинства воспринимала по восходящим инспирированным потокам, что приводило не столько к асинхронности мысли и формы, сколько к синхронности телекинетической и предикативной обусловленности на волне инспирированности. Это давало Башкирцевой М. К. как бы возможность кинескопически заглянуть за теневую сторону пласта души. Такая методика взаимообусловленности экзистенциализма ... внутреннего мира и антиэкзистенциализма внешнего мира давала Башкирцевой М. К. альтернативу божеской ограниченности или избирательности, выраженной её цитатой из "Дневника": "Я уже сказала, что или я хочу иметь всё то, что бог дал мне понять, и тогда я буду достойна достигнуть всего этого, или я умру! Но бог, не будучи в состоянии дать мне, без несправедливости, всё, не заставит жить несчастную, которой он дал понимание и желание обладать тем, что она понимает ... Пусть он делает как знает!" Два последних предложения в цитате наталкивают на мысль литературного критика Боднего А. А., точнее, вселяют ему уверенность в том, что у Башкирцевой М. К. была неповторимая взаимообусловленность между менталитетом души и менталитетом натуры, точнее, эти две субстанциальные категории находились в слитом резонансировании друг с другом, как бы жили одним дыханием. Менталитет души проецировал на ... менталитет натуры абстрагированность стратегии смысла жизни и цели. Менталитет натуры реагировал прагматичностью тактики на судьбоносность, сверяя поступь через менталитет души с историческим сознанием. Биографы Башкирцевой М. К. допускают ошибку, принимая эмоционально-эксцентрическое реагирование менталитета натуры на превратность судьбы за ревизию или даже переоценку духовных ценностей и жизненных приоритетов. Эмоционально-психической разрядкой Башкирцева М. К. старается сбросить диссонансирующие путы быта со стратегической линии жизни, оставаясь верной своей сущности, которую она ощущает и менталитетом души и менталитетом натуры. Если бы не было этого разонансирования, то Башкирцева М. К. или в огне иррациональных страстей или под психопатическим прессингом завершила бы свой жизненный путь. Это резонансирование даёт ей право на ... достоверность художественного реализма, право быть ... судьёй и обличителем морально-нравственного гниения общества. Её разлёт критического реализма в живописи охватывает не только антиэтическую обнажённость в "Парижанке", но и эстетическую изысканность импровизации глубинного чувствования "Жана и Жака", "молодой женщины, читающей "Развод".
   Башкирцева М. К. не облекает в дидактическую форму критический реализм, а даёт свободу выбора эстетического приоритета по соответственностям.
   "Дождевым зонтиком" Башкирцева М. К. создаёт тенденцию к социально-психологическому ... революционизированию в форме аккумулирующего взгляда девочки как прообраза социальной обречённости детского недоверия, как предтечи детского вопроса в революционных тезисах.
   Панно "Осень" - знаковое в судьбе Башкирцевой М. К., отражающее семантику исхода пути. Опрокинутая лавочка на переднем плане символизирует ... уже безостановочное движение к исходу. Не в конце схваченной туманом дороги каменный сводный мост, ведущий в иной мир, а на четверти пути от начала. И пространство под сводом ассоциируется с четвертинным сегментом ... осенней тусклости солнца, которое осветит Башкирцевой М. К. вход в хладность вселенского бессмертия; свобода сегмента жестко вобрана в оправу каменного свода - всё до предела дозировано в земной жизни Башкирцевой М. К. Прямые плоскости прохода дороги и моста, как бы слитые в одну горизонталь, гарантируют Башкирцевой М. К., как носительнице праведного духа, и праведную поступь в мир иной.
   В панно "Весна" перемежающаяся зыбь "бегущего ручья" символизирует "одушевлённость" просыпающейся Природы. Бликующее русло ручья как сверхъестественный сердечник, к которому тяготиться просыпающаяся флора, ожидая от ручья живительность извечной влаги. Эта живительность простилается в глубь пейзажа, на четверть его простора, а там ... топографически прерывается, как бы уходит в небытие ... живительность. Эта метаморфоза живительности ассоциируется со скоротечностью земного самовыражения Башкирцевой М. К. На Земле живительность переходит из одной формы в другую, сохраняя извечность биологической преемственности, то есть одушевлённость (уже без кавычек). Взамен уходящей из жизни Башкирцевой М. К. придёт уже другая комбинация субъекта одушевлённой Природы - ... отосковавшаяся посредственность, молодая кухарка, олицетворяющая собой, по малому счёту, социальные низы и, по большому счёту, пока дремлющую будущую силу исторических потрясений под непосредственным предводительством той объемлющей её эстетико-преобразующей энергетики, которую вложила в пробуждающуюся Природу Башкирцева М. К. как служительница трех всемирных категорий Высшего Разума - Истины, Мирового интеллекта и Труда социального.
   Неэквивалентность интеллекта подчеркивает неповторимость художественной оригинальности Башкирцевой М. К.
  

Глава 414.

   Биографов ввергает в контрастность недоумение и недоверие к методике подбора объектов живописи Башкирцевой М. К. по двум манерам: во-первых, "откровенная эротика" и "животная чувственность" (в "Парижанке") преподносятся, мол, из "Дневника" как сюжеты не на панелях у публичного дома, а на парижской окраине; во-вторых, истину жизни она ищет, мол, не в высшей аристократической среде, к которой сама принадлежит, а в социальных низах.
   Если бы биографы прониклись глубинной беспристрастного взгляда Башкирцевой М. К. на жизнь, то они бы поняли, что она ... урождённый диалектик не в аристократической среде, где царит традиционная схоластика и застой мысли и дела, а - в рабочей, разночинной среде. Башкирцева М. К. подсознательно ощущает скрытый пульс таящейся социальной силы - слепого движителя перемены истории. Здесь есть место "накладки": врождённое недоверие Башкирцевой М. К. к представителям своего класса, но оно - производное в формировании социального мировоззрения, то есть объективность ставится выше субъективности. В этом - своеобразие и её ... обречённой непредвзятости натуры и философского мировоззрения. Биографы не могут понять, что обречённая непредвзятость натуры и диалектическое мышление Башкирцевой М. К. в том режиме внешнего мира, в котором она действовала, не могли преподносится полилогографичекски, а не иначе, как полифонически, в том мире, который зациклен на социально-иррациональном наслаждении, наслаждении и, ещё раз, наслаждении. Башкирцева М. К. реагировала на это ... "жгучим одиночеством" социальной несовместимости, когда экзистенция развёрстывалась в одном плане, а социальное сознание, подавляя рефлексы привилегированности, проявлялось в другой сфере бытия. Это расхождение ложно трактовалось биографами как издержки эксцентричности натуры Башкирцевой М. К. Глубина жгучести одиночества была пропорциональна глубине философского осмысления контраста между социальной солидарностью мысли и эстетики классовой принадлежности. "Шорохом слёз" сопровождается у Башкирцевой М. К. осмысление контраста, стоящего на пункте к La Gloire. К Славе не честолюбия, а к Славе, приуроченной к Мировому интеллекту. Биографы же снизводят это к первому качеству. В отличие от приуроченности к первому качеству вторая приуроченность требовала конкретики эстетической силы дара, а это пугало Башкирцеву М. К. ... дефицитом оставшегося Времени и навеивало холодное дыхание Вечности. Неумолимый рок заостряет Башкирцевой М. К. дилемму: или зациклится на врачевании биологической субстанции, не ущемляя наслаждение жизнью, или сгореть в La Gloire на пути к вершине Мирового интеллекта. Башкирцевой М. К. по менталитету ... не натуры, а души является жизнелюбивой личностью. Уместно в связи с этим привести фрагмент текста из "Дневника": "... если душа существует, если душа оживляет тело, и если она, эта прозрачная субстанция, чувствует, любит, ненавидит, желает, если наконец, одна только эта душа заставляет нас жить, каким же образом происходит, что какая-нибудь царапина этого бренного тела, какой-нибудь внутренний беспорядок ... может заставить душу покинуть тело?" Жизнелюбие Башкирцевой М. К., как это подтверждает и фрагмент текста о изыскательности духовного начала в смысле жизни, фокусируется не на бытийном интересе жизни, а через бытийный интерес на духовной субстанции и внешнего мира и внутреннего в целях не философичности теологии, а философичности эсхатологии. Здесь жизнелюбие граничит с эгоизмом ... не самолюбия, а с эгоизмом познания Истины, чтобы оматерилизовать ... достигнутые рубежи в формате Мирового интеллекта, и тем самым оставить о себе след неугасания от падения звезды La Gloire. Башкирцева М. К. продвигается в познании Истины не "наугад, в пространстве случайностей и непредсказуемых событий", а под диктовку идеи ... нелегальной социальности и тенденции к диалектике. Вопрос о сопряжённости Башкирцевой М. К. с порметеевской идеей - страстью, обозначенной афористически: "превращение всемирной дисгармонии, всемирно-социального зла в личную боль и злобу", - можно интегрировать через внутреннюю потенцию умонастроения ... декаданса. Вывести это функционально не в плане градации, а в плане интерполяции - актуально. Тогда декаданса будет отображением не безнадёжности внутреннего мира, а поиском путей выхода из кризиса, - таковым это было и для Башкирцевой М. К., шедшей через все препоны земного Бытия к познанию Истины.
   Элемент полугротеска образов в цикле "Три модели" Башкирцевой М. М. несёт в себе диалектику революционизирования самосознания личности по закону перехода критической массы признака в новое качество. Тенденция эта выражена не столько мигом кинетики, сколько заявленностью на обновление.

Глава 415.

   Прометеевская идея - страсть была для Башкирцевой М. К. произвольно-избирательным движением души. Башкирцева М. К. не брала из внешнего мира предметность и вещественность социального объекта, а строила ... экзистенциалистическое сознание на проводке чувствования живых объектов социальности к эпицентру - первому "Я". Второе "я" в этой системе мироощущений сливалось с первым "Я". Это своеобразие мироощущения было вызвано цельностью менталитета натуры и менталитета души. Поэтому чужая боль была произвольно-избирательной проводкой по ... движению её души от личностной рефлексии, не связанной напрямую причинностью, а только следствием с рефлексией чужой боли. Эта усложнено-байпасная модель реагирования идеей-страстью была признаком не столько скупости чувств, сколько ... философичной чувственностью. Здесь надо учитывать ведущую роль личностного рефлексирования и ведомую роль рефлексии чужой боли, но не в формате доминантности. Спектральность реагирования Башкирцевой М. К. на чужую боль была двухвидовая: эмоциональная и философичная. Эмоциональное реагирование проходило через эмпирическое сознание, оставляя след в подсознании. Философичное реагирование художественным сознанием фиксировало семантику носителя чужой боли обычно в живописи, но саму чужую боль Башкирцева М. К. на полотно не переносила прямым обозначением, однако, давала понять изысканным чувством ... полифонию чужой боли. Может возникнуть ложное впечатление, что идея-страсть Башкирцевой М. К. была результатом некрасовского (то имени великого поэта Некрасова Н. А.) страдания ... собственной боли через сострадание к чужой боли. Это впечатление развеивается доводом о том, что первичным в этой системе является цельность сопряженности менталитета натуры и менталитета души, а вторичным - философичное чувствование как форма реагирования. Идея-страсть Башкирцевой М. К. является не столько структурным элементом ... тенденции к La Gloire, сколько катализатором, уширяющим диапазон познания Истины. Для Башкирцевой М. К., ощущающей холодное дыхание Вечности, La Gloire есть венец ... Истины. Если кто думает, что La Gloire соткана из блеска драгоценностей для Башкирцевой М. К., тот глубоко ошибается. La Gloire вбирает в себя для Башкирцевой М. К. и ... Труд социальный, представленный живописноотображёнными носителя интересов социальных низов. Есть уверенность, что в сокровенность Башкирцевой М. К. входит ...апофеоз резонансирования её Труда социального как структурного элемента La Gloire с ... вожделённостью политической власти демократов-революционеров. Этот апофеоз давал бы Башкирцевой М. К. параболическую отождествлённость La Gloire с ... Истиной, что воспринималось бы как ... новая жизнь в ... Бытии холодного дыхания Вечности, ибо назад, в земное измерение Бытия отступления уже не было бы. Косвенно подтверждает эту философскую концепцию смысла жизни и одержимость веры Башкирцевой М. К. в бессмертие души.
  

Глава 416.

   Литературный критик Бодний А. А. причисляет и чувство любви к инградиентам, формирующих у Башкирцевой М. К. тенденцию к одержимости веры в бессмертие души. Эпицентром этой темы будем считать фрагмент текста из "Дневника" Башкирцевой М. К.: "Любовь уменьшается, когда не может больше возрастать. Поэтому-то, когда люди вполне счастливы, они начинают незаметно любить меньше и кончают тем, что отдаляются друг от друга". Литературный критик Бодний А. А. не будет идти по проторённому пути - афоризации выделенного полужирным шрифтом предложения. Его методология включает систему понятий и категорий по теме, позволяющая создать голографическое представление не столько по предмету, сколько по позиции Башкирцевой М. К.
   Любовь существует в двух измерениях эстетичности: мещанский индивидуализм и героический индивидуализм. Мещанский индивидуализм за первичное принимает личное счастье; любовь является вторичной, потенциал которой прямо пропорционален первичному: рост счастья сопровождается ростом любви, обмеление счастья влечёт обмеление любви. В мещанском индивидуализме чувство любви жестко детерминировано инстинктом сохранения и выживания ... Героический индивидуализм ставит во главу угла любовь, которой может сопутствовать счастье, а может и нет. Любовь здесь мобилизирует все жизненные силы, подавляя инстинкт сохранения и выживания. Любовь может в героическом индивидуализме терять эмоциональную экспрессию только в одном случае, когда носитель её лежит на ... смертном одре. Башкирцева М. К. характеризует любовь с позиции критика, ибо сама всецело принадлежит к ... героическому индивидуализму. Возможно возражение : "но ведь по ассоциативности счастью ближе Слава, нежели любовь". В этой ассоциативности заложена ложная позиция. Башкирцева М. К. жила ради Славы как параболической тождественности Истины. Позиция Славы по отношению к Башкирцевой М. К. была беспредвзятой и вписывающейся в афоризм: дорогу осилит идущий (и существенная поправка - сильнейший). Отношение башкирцевой М. К. к любви было как к объекту вожделенности. Если Башкирцева М. К. всеми фибрами души сознавала высшую ... эстетическую полезность от любви, - она переводила тогда объект в субъект. Субъект любви как уже структурная единица внутреннего мира работал на Башкирцеву М. К., выполняя роль катализатора жизненных сил для достижения ... Славы. В этом режиме по менталитету души Башкирцевой М. К. любовь имела постоянную тенденцию к нелюбви к росту. Реверсивного хода от любви к нелюбви у Башкирцевой М. К. не было. Позиция счастья в жизни Башкирцевой М. К. была сравнима с капризной дамой: то оно благоволила к Башкирцевой М. К., то оно предательски исчезало. Три обозначенные категории философии и эстетики - Слава, Любовь и Счастье - совокупляются градацией: Слава - первостепенная, Любовь - второстепенная, Счастье - третьестепенное. Вот почему литературный критик Бодний А. А. причислил Башкирцеву М. К. к героическому индивидуализму через пунктуационное троеточие (в буквальном смысле). Такой подход к теме снимает налёт афористичности с семантики выражения: "любовь уменьшается, когда не может больше возрастать".
  

Глава 417.

   Биограф Басманов А. Е. сдержанную популяризацию творчества Башкирцевой М. К. литературным сообществом сводит к тому, что "это объясняется духом и стилем её прозы, в которой мало теплоты и той мягкости, которую Чехов мог бы назвать человеческим началом: сам он утверждал, что это, "человеческое" начинает проступать только в конце её исповеди". Литературный критик Бодний А. А. не удручён мотивировкой биографа Басманова А. Е., фокусирующего своеобразие стиля Башкирцевой М. К. на ... властности её эксцентричного таланта, - здесь как "по Сеньке шапка": каков биограф - таково и отображение. А вот глубокоуважаемый литературным критиком Бодним А. А. Антон Павлович Чехов даёт, к сожалению, логическую пробуксовку. Пробуксовка в том, что не учитывается очень важное обстоятельство, затрагивающее как мировоззрение и самосознание Башкирцевой М. К., так и ... несоответствие её идеологии классовой принадлежности. Чехов А. П. определяет позиционную схему, которая бы идеализировала Башкирцеву М. К.: аристократическая привилегированность через человеческий фактор умягчает дух и активизирует эстетико-социальную добродетель; это определит тенденцию к творческому либерализму и толерантности, и даже - к подвижничеству.
   Литературный критик Бодний А. А., включая элементы чеховской схемы, даёт ... диаметрально противоположную направленность существенности творческой кинетики Башкирцевой М. К. с ... виртуальной позиции социального низа, даже дна, эстетической силой абстрагировано революционизирует праведный дух добродетеля на обновление ... классово-экономических постулат как предмета обновления социальных отношений. Башкирцева М. К. была идейно-субстанционно своей среди социальных низов, но она была идейно-субстанционно чужой среди своего аристократического окружения. Вот это-то, к сожалению, и упускал с поля зрения Чехов А. П. Не исключено вопросное недоумение: "а, почему - обновление постулата, когда по революционной теории - обновление общественно-экономической формации?" А потому, что постулат вбирает в себя гипотетически самую существенность характеристики формации, с неё и начинать надо. В порядке модельного пояснения. Так называемые рыночные капиталистические отношения - это бред сивой кобылы!!! В реальном исполнении задействованы ... постулатные капиталистические отношения, суть которых сводится к аннулированию конкуренции между коммерческими структурами, точнее, к созданию из этих структур тандема ... ценового диктата, который формирует однобокую ... конкуренцию между армией коммерсантов, с одной стороны, и армией потребителей, с другой стороны. Однобокость конкуренции выражается двумя признаками. Первый. Динамика цен тенденциозно отображает (если не брать в расчёт видимость мизерных отклонений внутри тандема в целях конкурентной правдоподобности и отклонения по географическим зонам) неуклонный рост, рост и ещё раз, рост! Второй признак. Тандем теоретически-расчётным методом устанавливает степень детерминической дозволенности над ... действенностью потребительского спроса. Если ценовая интервенция приводит к уменьшению потребительского спроса, тогда антропофагия уменьшает свой аппетит ... на время. Когда потребительский спрос от мизерных прибавок к зарплате или пенсиям немного очухмаривается, то ценовая интервенция снова активизируется. Так было, так есть, так будет, ибо этот постулат - фундаментальноопределяющий для капиталистической формации.

Глава 418.

   Биограф Басманов А. Е., выделяя степень коммуникабельности и толерантности Башкирцевой М. К., даёт атрибутно-поведенческий штрих: "Она (Башкирцева М. К. - прим. Б. А. А.) всегда подлинно маялась среди людей, гневалась, отдавалась эмоциям, разочаровывалась, отчаивалась и никогда ни с кем, особенно из близких ей не сходилась, считая себя выше и даже их презирая".
   Башкирцева М. К. от природы была наделена дисбалансом: превышение энергетики полилографического самовыражения Истины над энергетикой полифонического томления Истины. Презрение Башкирцевой М. К. было направлено через слабости аристократических личностей на классового врага ... в обличии аристократической знати. Этот враг ассоциировался в социальном сознании Башкирцевой М. К. с существом, паразитирующим на хребте социального люда. Провести четкую грань в динамике общения и поведения Башкирцевой М. К. между аристократической личностью и классовым врагом литературный критик Бодний А. А. не в состоянии, но предположительно допускает, что Башкирцева М. К. владела одновременно ситуационностью двух спектров: держала одновременно и аристократическую личность и классового врага в режиме взаимной дополняемости.
  

Глава 419.

   То, что Башкирцева М. К. постигла в природе привилегированного индивидуума, не достигнув и двадцати четырёх лет, литературный критик Бодний А. А, к сожалению, постиг в своей жизни к сорока годам, будучи до этого мудрецом в философичности проблемы и ... глупцом в прагматичности. В порядке рациональности ассоциативно сконцентрируемся на инциденте из производственной деятельности литературного критика Боднего А. А. Будучи районным специалистом по профилю литературного критика Боднего А. А. на рабочем месте в порядке осведомления посетил его начальник - Алексей Арсентьевич Иванов. Изначалие разговора было удручающе-ошеломляющим для Боднего А. А. Начало диалога. Начальник (с микрополифонией голоса, дерезонансирующего с остротой выражаемой претензии): - "Александр Андреевич! Почему ты допускаешь такую вольность: не соблюдаешь регламент по срокам выдачи официальных справок - три дня ожидания оформления упрощённой формы и месяц - на описательную форму, а безотлагательно приступаешь к обслуживанию?" - Бодний А. А.: - "Алексей Арсентьевич, это для того, чтобы уменьшить бюрократическую волокиту для посетителей; но нарушение последовательности плановой работыкомпенсируется мною повышением эффективности отдачи". - Начальник: - "Александр Андреевич! Я тебе скажу как начальник и как человек по движению своей души: ты занимаешься профанацией; моя сентенция, точнее, дидактическая напутственность к тебе: ты честный труженик, взятки не берёшь, дисциплинированный и исполнительный работник; за первый год работы ты уже занял третье место по России в социалистическом соревновании; запомни на перспективу: наступит когда-то такое время, когда ты простым просителем предстанешь перед теми, кому ты сейчас делаешь облегчение; они тебя выставят за дверь, в отстойник бюрократической чванливости; поэтому не ты должен сейчас услужливаться перед ними, а они должны лебезить перед тобой". - Бодний А. А.: - "Алексей Арсентьевич, у меня родители добродетельного склада натуры и я стараюсь перенять у них посильную гуманность". - Начальник: - "Александр Андреевич, тогда действуй по своему усмотрению, я больше не буду эту тему подымать". - Конец диалога.
   Когда литературный критик Бодний А. А. вошёл реальным временем в ту перспективу, которую упоминал Алексей Арсентьевич Иванов, - то он стал ощущать ... эпизодическую аритмию сердца. Начало сердечного сбоя совпадало с началом преодоления бюрократических препонов в форме чиновничьей чванливости и холодного равнодушия, граничащего с прикладной враждебностью. В периоды обострения чувства потрясённой справедливости литературному критику Боднему А. А. до дрожания в коленях хотелось повстречаться с посредником между небом и землёй и, въедливо вперив в него взор, стонально выдавить из себя: "святой батюшка, почему существует такой вопиюще-головокружительный, как пропасть, разрыв между буквой святого текста: "как хочешь, чтоб с тобой поступали, так ты поступай" - и его воплощением в жизнь, которое я испытал сам, следуя духу и букве святого текста". Возможен сторонний нетерпёж ответить за батюшку: "с кем ты, литературный критик Бодний А. А., поступал благоденственно, с тех адекватно и спрашивай, а не распространяйся на всё бюрократическо-чиновничье сообщество". Как так - не распространяйся!!! Ведь Иегова "бог - не теля, он видит издалека", в том числе из поднебесья созерцает объемно и житие литературного критика Боднего А. А. с его благоденственностью, которая должна сопровождаться адекватностью повсеместного реагирования! Отсутствие даже намёка на адекватность наталкивает литературного критика Боднего А. А. на мысль, что в данной теолого-нравственной связи наличествует фундаментальность ... лжи. Чтобы восторжествовала истина, литературный критик Бодний А. А. намеревается подать иск на земную церковь в Конституционный суд, сопроводив его (иск) ... вопросительным недоумением: почему все бизнесмены, томящиеся в тюрьмах за коммерческий обман, не имеют иммунитета против преследования за ложь, а земная церковь даруется этим иммунитетом, органически переводя его в постулат веры?!
  

Глава 420.

   Если бы литературный критик Бодний А. А., как Башкирцева М. К., с изначалия жизненной самостоятельности дифференцировал бы людей на группы: носителей добра и носителей, - то можно было бы избежать осложнённостей, связанных с определением степени благоденствия в теолого-нравственной вязи. У Башкирцевой М. К. в отличие от литературного критика Боднего А. А. был чётко выражен тандем: историческое сознание, исторический опыт и совесть благодетеля. Характер природного сочетания этих категорий субстанциальности и нравственности наделял Башкирцеву М. К. рациональностью подхода к Истине. Рациональность в данной трактовке не есть синоним рациональности задействования инстинкта сохранения и выживания, наоборот, эти два вида рациональности антагонистируют друг с другом, создавая душевный дискомфорт. Но этот дискомфорт как физиологическая категория окупается и возрастающей энергетикой кинетически-проницающего мироощущения и философской углублённости миропонимания, с одной стороны, и расширением диапазона поляризованного угла абстрагированности и эстетичности, с другой стороны. Задействованность этих новаций в сочетании с природной даровитостью динамически перевоплощала Башкирцеву М. К. в маленького гения.
  

Глава 421.

   Венцом маленькой гениальности Башкирцевой М. К. литературный критик Бодний А. А. считает её "Святых жён", где она аллегорически подводила итог своему Труду социальному и сопоставляла через посредниц в картине исход своей подвижнической деятельности и устремлённость к Истине с общечеловеческой деятельностью исторического Иисуса Христа. Это сопоставление для Башкирцевой М. К.символизировало не только поиск идентичных форм и методов деятельности, но и поиск ... причинности незавершенности христового дела, вскрытие несовершенства этико-эстетической и социально-психологической воздейственности Иисуса Христа на мир. Литературный критик Бодний А. А. в неведении: знакома ли была Башкирцева М. К. с образом Иисуса Христа в "Великом инквизиторе" Достоевского Ф. М. или нет, - но одно определённо: маленький гений и большой гений резонансировались друг с другом в фиксации безвременно-дисперсной безысходности праведного дела Иисуса Христа. Башкирцева М. К. с этого резонансирования взяла больше, чем Достоевский Ф. М.: она сверила поступь своего подвижничества к Истине с результативностью исторического Иисуса Христа. Результативность была для Башкирцевой М. К. ... обнадёживающей, вселяющей оптимизм в правильности выбора ... нелегального пути борьбы за социальную справедливость, причём оптимизм этот был выше тленности жизни. Уверенность в правильности выбора исходила не столько от резонансирования протестного духа Башкирцевой М. К. с праведным духом Иисуса Христа, сколько от позиции ... критичности нереализованных возможностей Иисуса Христа, что давало Башкирцевой М. К. новационную протуберантность художественно-эстетической силы и тенденцию к рациональности философского осмысления и творчества и жизни. Башкирцева М. К. не претендовала на Мессию Иисуса Христа, но имела моральное и интеллектуальное право претендовать на соперничество в рациональности познания Истины. Семантическое недостижение Башкирцевой М. К.совершенства последнего штриха в "Святых жёнах" - свидетельство скорее не предела эстетической силы критическогореализма, а ощущение отсутствия социальной коммутаторности одухотворения слепой движущей силы истории. Башкирцева М. К.подтверждает верность критическому реализму записью в "Дневнике": "Сюжет увлекает меня: Мария Магдалина и другая Мария у могилы Христа. Только ничего условного, никакой святости, надо делать так, как думаешь, что это было, надо чувствовать то, что делаешь". В этом художественном подходе к теме есть уникальное своеобразие: Башкирцева М. К. единой композиционной нитью сращивает в животрепение и исторический факт и жанровый опыт.
  

Глава 422.

   В этой художественной реалистичности Башкирцева М. К. была гораздо ближе к Эмилю Золя, нежели к Рафаэлю. От Рафаэля она брала через контрастную параллель линию фундаментальности не классического совершенства, а степени ... социальной ворованности очаговой совершенственности. От Эмиля Золя Башкирцева М. К. брала линию фундаментальности природы потенциальной совершенствованности, таящейся за рефлексией социально обделённых. В энтузиазме довести от гипотетического до реального пересечения линий параллели, но не по схеме демократического единения, и не по боголепному усмотрению, а по гуманистической непреложности, - Башкирцева М. К. пламенелась всю свою короткую жизнь. Приоритетом эстетико-социального сознания Башкирцевой М. К. было не постижение статической гармонии классического совершенства, а овладение дисгармонией социальной природы для установления баланса между правом на свободу гуманистического самовыражения и гражданской обязанностью на соразмерность естественности и неестественности потребностей. Сама Башкирцева М. К., наделённая аристократической привелигированностью, эту соразмерность воплощала в ... маленькую солдатскую кровать, на которой она погружалась в объятия Морфея и с которой она ушла в бессмертие. Эта соразмерность выражает и знаковую ... ассиметрию жесткости венца губ Башкирцевой М. К., вписывающуюся в бунтующую искренность внутреннего излучения притягательного облика. По мимической форме ассиметрии напрашивается мысль о придыхательной сдержанности тенденции к выдавливанию слова ... "нет!" По разумению литературного критика Боднего А. А., это фигурно-фонетическое "нет!" является началом предположительной фразы: "Нет! Не дам себя во власть видимости классической псевдогармонии!"
   К сожалению, Башкирцева М. К. абстрагировано, а не прагматически противостояла аристократической псевдогармонии. Это сожаление отражено и в тональности её фразы: "Истинные художники не могут быть счастливыми; во-первых, они отлично знают, что толпа не понимает их, они знают, что работают для какой-нибудь сотни людей, а все остальные руководствуются в своих суждениях своим скверным вкусом .... Невежество в вопросах искусства поистине ужасающе во всех классах общества".
   Между Башкирцевой М. К. как истинной художницей и "толпой" существовал камень преткновения, который был не под силам не только Башкирцевой М. К., но и ... революционерам-демократам и утопическим социалистам. Этот камень - массивный государственно-бюрократический противовес зародышевому интеллекту социально-классового преобразования общества. До "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" ещё более десяти лет. А пока - гонение на теоретических поборников за социальную справедливость, в частности, на Эмиля Золя, которому наймиты аристократических консервантов бомбардируют камнями окна квартиры, доводя писателя угрозами до вынужденности эмигрировать в Англию.
   На фоне этико-эстетического и культурно-интеллектного невежества Башкирцевой М. К. оставалось только абстрагировать надежду на победу добра над злом и наращивать потенциал своего литературного дела и изобразительно-прикладного искусства., доводя его до широкой востребности путём демонстративных выставок.
  

Глава 423.

   В отроческом возрасте Башкирцева М. К. своей духовной субстанцией вывела в "Дневнике" своё кредо жизни: "Я обещаю никогда не возгордиться от своего счастья, я буду помогать бедным ..." И этой стратегической линии она придерживалась всю свою короткую жизнь, невзирая на жестокое преткновение от второстепенной категории среды: "невежество в вопросах искусства ... во всех классах общества". Одной из форм преодолений этого преткновения было одиночество, но не как признак натуры, а как реакция на среду, несущую патологическую неодушевлённость к социальности.
   Есть внешне весомый повод для контрдовода в "Дневнике" Башкирцевой М. К. против соображений литературного критика Боднего А. А.: "Никогда не понравится мне (Башкирцевой М. К. - прим. Б. А. А.) человек ниже меня по положению; все банальные люди мне противны, раздражают меня. Человек бедный теряет половину своего достоинства ... " Первое впечатление - литературный критик Бодний А. А. в своих дифирамбах Башкирцевой М. К. зашёл в логический тупик. Выводы будем делать к концу обоснования. Сразу определяемся: речь идёт о человеке не как о представителе социального класса, а о претенденте на интимный союз. Биографами Башкирцевой М. К. не учитывается философская существенность. Башкирцева М. К. не изъявляла желания быть ... структурным элементом слепой движущей силы истории, и в этом ракурсе ей "человек бедный" - не попутчик. Башкирцева М. К. горела желанием войти в когорту идеологов революционизирующей социальности, и облегчённостью для неё был бы союз с богатым человеком, уверенным в победоносность идеи, идентичной с идеей Башкирцевой М. К.
  

Глава 424.

   Подростковая душа Башкирцевой М. К. интуитивно ощущает вектор Истины, но прагматически не в состоянии вывести формулу взаимоотношения между ... отрицанием атрибута божественности - молитвы - и социальным сознанием, вопрошая фразой из "Дневника": "Ничего не может быть ужаснее, как не быть в состоянии молиться. Молитва - единственное утешение для тех, кто не может действовать. Я молюсь, но не верю. Это ужасно". Да, "ужасно", но для ... религии, а не для подсознания, которое в сопряжении с историческим сознанием подсказывало Башкирцевой М. К. ... диалектическую формулу жизни, по которой схоластика молитвы является антиподом.
   Башкирцева М. К., как бы продолжая эту тему, пишет в "Дневнике": " ... душа, приводящая в движение все отправления нашего тела, не должна быть изгнана - она, разумная сущность, - какой-нибудь раной в голове или расстройством пищеварения ... Откуда приходится заключить, что душа - чистый вымысел. А это заключение заставляет рушиться одно за другим ... все наши верования". Башкирцева М. К. диалектически анализирует факт, но останавливается на произнесённом "а": соглашаясь подразумевательно с небессрочностью союза души и тела, Башкирцева М. К. отбирает у бога Иеговы монополизм на отделение души и тела; а вот сказать "б": об опосредственном воздействии Высшего Разума на субстанцию человека, - Башкирцева М. К. ещё не может из-за отсутствия мировой философской базы по этой проблематике.
  

Глава 425.

   Биографы, рассредотачиваясь на противоречивых частностях, методологически расплывчато синтезируют эстетическую социальность Башкирцевой М. К. В связи с этим литературный критик Бодний А. А. приводит характерную фразу Башкирцевой М. К. из "Дневника": "Есть люди несчастнее меня, есть люди, которые терпят недостаток в хлебе, между тем как я сплю на кружевной постели; есть люди, которые ранят свои босые ноги о камни мостовой, между тем как я хожу по коврам; есть люди, которым кровом служит только небо, между тем как надо мной голубой атласный потолок". Содержательностью этой записи Башкирцева М. К. рушит представление о том, что между носителями потенциальной слепой движущей силой социальных преобразований и плеядой идеологов этих преобразований, куда причисляется и Башкирцева М. К., существует только идейная слитность. Налицо - и глубиннодушевная социальная сострадательность Башкирцевой М. К. пролетарским низам, как этико-эстетическая форма сосуществования.
   Башкирцева М. К. предстаёт из страниц своего "Дневника" как идеолог и психолог стратегических социальных преобразований, когда ведёт речь о своей любви к России и русскому народу, веря в революционно-преобразующий дух своих соплеменников: "За час до приезда я отложила в сторону книгу, чтобы видеть Москву, нашу настоящую столицу, истинно русский народ ... Самое простодушие внешних украшений заставляет чувствовать доброту и простоту русского народа. А нигилисты стараются совратить его, как Фауст, погубивший Маргариту. Пропаганда делает свое дело, и день, когда восстанет этот добрый народ, возмущённый и обманутый, будет ужасен: если в мирное и спокойное время он кроток и прост, как ягнёнок, то, восстав, он был бы свиреп до ярости, жесток до исступления" ("Дневник Марии Башкирцевой". М. "Молодая гвардия". 1991 г. стр. 111-112).
   В мимолётной зарисовке русского пейзажа есть объект - "мужик, наблюдающий на краю дороги", - который преподносится Башкирцевой М. К. как ... элемент диспропорции весомости между смыслом и возбудителем смысла. Эта диспропорция выявляет внутренний интерес художественно-социального сознания Башкирцевой М. К., выливающейся в ... органическую тенденцию к социальным темам, к вскрытию характерных мотивов внутреннего состояния души социального люда. Это лишний раз подтверждает ошибочность позиции биографов, причисляющих эту тенденцию к странностям оригинальных художественных изъявлений.
  

Глава 426.

   То, что было злободневно при жизни Башкирцевой М. К., не потеряло и на йоту своей актуальности и в современное российское время.
   Современные нигилисты, наделённые властью, подобно Фаусту, продолжают уничижение национального достоинства России и русского народа. А почему бы им и не уничтожать то, что было всосано с молоком матери, если христопродажно-перевёртышно они способны перевоплощать отечественное национальное достояние в заграничные многомиллиардные активы и пассивы при уголовной бездеятельности или, точнее, полифонической деятельности гаранта Конституции.
  

Глава 427.

   Башкирцева М. К. в нижеприведённом фрагменте текста из "Дневника" выводит модель философичности через мироощущение и миропонимание, воспринимаемая биографами как гермофродитное раздвоение не процесса абстрагированного мышления и не стиля логических завершенностей, а образа чувствования: "У меня женского только и есть, что оболочка, и оболочка чертовски женственная, что же касается остального, то оно чертовски другое. Это не я говорю, потому что я представляю себе, что все женщины такие же, как я" Утрирование биографов приводит к ошибочности, когда за "чертовски другое" и "это не я говорю", - принимается мужское начало. Биологическая целостность субстанции Башкирцевой М. К. подтверждается заверением: "все женщины такие же, как я". Чтобы развеять кажущуюся казуистику, литературный критик Бодний А. А. начинает с фундаментальности. Женский менталитет натуры имеет смысловую и даже целевую своеобразность в отличие от мужской субстанции. Смысловая - реализовать в сопряжении с инстинктом сохранения и выживания функцию материнства, деторождения. Целевая - подчинить свою жизненную энергию созданию полноценного потомства. Функция материнства кардинально специализирует образ мышления не столько на познании мира, сколько на сохранении своей репродуктивной индивидуальности; это - в личностно-семейном плане. Во вселенском интересе преобладающая (без примечаний на частность) - тенденция к эстетическому покорению мира. В женской натуре оба плана чётко разграничены. В мужской натуре такого разграничения нет. Мужской образ мышления отличается агрессивностью самоутверждения путем или абстрагированности познания мира или прагматизмом завоевания мира.
   Башкирцева М. К. шла от анализа женского и мужского образов мышлений к синтезу человеческого совершенства - Разуму человеческому, не подразумевающему ни мужское, ни женское начала. Это "чертовски другое" - Разум человеческий, - по вожделенности Башкирцевой М. К., облегчало ей путь к познанию истины.
  

Глава 428.

   С обозначенностью пути к познанию Истины у литературного критика Боднего А. А. сопрягается ... недоумение против утверждения биографами о том, что "он (Башкирцева М. К. - прим. Б. А. А.) - вся невыплеснутая, вся в достаточно узком углу полудомашнего воспитания и своего однозначного взгляда на мир" ...Если номиналом мышления окружающих был ум человеческий, то Башкирцева М. К. раздвигала форматы домашней узости до вселенской закруглённости универсалом - Разумом человеческим.
   Башкирцева М. К. не необузданно рвётся на путь познания Истины, а скрупулёзно оценивает свои возможности, чтобы ещё на старте гарантировать победу, а поражение отдать врагам: "Я не могу жить: я, - пишет Башкирцева М. К., - ненормально создана, во мне - бездна лишнего и слишком много недостаёт; такой характер не может быть долговечным. Если бы я была богиней и вся вселенная была бы к моим услугам, я находила бы, то мои владения дурно устроены".
   Вопрос о недолговечности упирается у Башкирцевой М. К. не в регламент продолжительности наслаждения жизнью, а в ... боязнь не вложиться в сроки постижения Истины. Быть обладательницей возможности воздействовать реально на мир, то есть быть "богиней", у Башкирцевой М. К. ассоциируется не с праздностью жизни, а наоборот, - со всецельно отдаваемой энергии на рациональное обустройство мира через ликвидацию "дурно устроенного" человечеством подхода к извечному Бытию, как к платформе для возведения духовной вселенской гармонии.
   Желание духовной вселенской гармонии - это не голая мечта, и, тем более, не идиллия Башкирцевой М. К. О черновой работе по обустройству общественной жизни Башкирцева М. К. говорит во фрагменте текста "Дневника": "Республике ставят в вину кровь, грязь и проч. Скажите, пожалуйста! Да взглядитесь в начало всякого другого образа правления, особенно если принять во внимание, что добрая половина всё только портит, всему мешает, борется ... Сколько было неудачных попыток: наполеоновские традиции, св. Елена ... Что же касается до Наполеона III. То его род навсегда утратил значение. Республика настоящего времени - это истинное, так долго ожидаемое, сошедшее на Францию благословение неба".
   Мысль о реализации социально-гражданской раскрепощённости через пролитие крови на баррикадах приходит Башкирцевой М. К.не абстрагированной обобщённостью умозаключения, а на основе познания исторического процесса революционных преобразований. Своё новое слово в этом вопросе Башкирцева М. К. не выражает, но делает важный акцент: социальная свобода полноту воплощения находит в таком общественно-государственном балансе, когда равнозначно учитывается интерес и государства и личности; при этом она ссылается на "республику настоящего времени". Башкирцева М. К., как дальновидный стратег, беспристрастно сопрягает теорию с практикой; это поясняла, в частности, следующая запись в "Дневнике": "Республиканцам ставят в вину то обстоятельство, что между ними встречаются разные негодяи, а укажите-ка мне нацию, где бы их не встречалось?"
   Башкирцева М. К. более результативно прозорлива, когда ведёт речь о кровопролитии за социальную справедливость, нежели Иван Карамазов Достоевского Ф. М. Башкирцева М. К. выбирает более рациональный путь революционных преобразований, нежели Иван Карамазов. Она во главу угла ставит афоризм: "из двух зол берут меньшее". Если бы карамазовский принцип о "последней капле слезы" (не говоря уже о крови) вводился бы во вселенские законы как дилемма: или "последняя капля слезы" или ... эволюция в статике, - вот тогда восторжествовал бы принцип над ... безмолвной и пустынной вселенской безмерностью. Реальная жизнь оказывается разумнее карамазовского принципа, выдвигая альтернативу: или безвременное ожидание условий для реализации карамазовского принципа, в течение которого могут пролиться не только реки, но и моря крови, - или эпизодическое подавление зла путём революционных амплитуд в эволюционном развитии. Второй вариант альтернативы историческими этапами проводит очистные мероприятия и станами формирует тенденцию к гармонизации. Если проводить гипотетический расчёт экономии пролитой крови, то безвременное ожидание карамазовского принципа можно по праву причислить к антигуманизму, а вариант Башкирцевой М. К., соотнесённый с карамазовским принципом, реалистично будет считаться оправданным гуманизмом.
   Нестандартный подход к осмыслению оправданного гуманизма кроется и во фрагменте текста из "Дневника" Башкирцевой М. К.: " ... я в десять раз больше люблю уродливых собак, чем тех ужасных животных, за которых платят дорого". Башкирцева М. К., подсознательно посвящая себя Труду социальному, смотрит инстинктивно на объекты внешнего мира через призму семантической социальности. Направленность сочувственности Башкирцевой М. К. на уродистых собак интенционально сопрягается с нищенским существованием социальных низов, противопоставленным аллегорически через "животных, за которых платят дорого" привилегированности аристократии. В этой интенции фокусируется всё своеобразие страстности за попранную социальность как чувственная субстанциальность Башкирцевой М. К.
  

Глава 429.

   Антитезисно биографам, не свободным от мысли о том, что в Башкирцевой М. К. "было ... что-то необузданное, тайное, запретное, не высказанное и в откровеннейшем дневнике", литературный критик Бодний А. А. приводит выписку из "Дневника": "И весь мир такой мелочный! Чувствую это отвращение и изумление перед ежедневными мелочами, я открываю, что я чиста от всех этих пошлостей, вызывающих тошноту".
   Определимся изначально с точкой отсчёта: эталоном нравственности. Очень жаль, что через всю толщину биографических отзывов о Башкирцевой М. К. не проходит внятно выраженная спектральность квинтэссенции внешней среды, которая, образно говоря, несет в себе ... "необузданное, тайное, запретное". Если бы эталон нравственности общества вбирал бы в себя достоинства классических образов, тогда была бы актуальна степень идентичности биографических эпитетов. Башкирцева М. К. даёт, хотя и относительную, но рациональную шкалу сравнимости. Башкирцева М. К. не интериоризирует из сферы общественных представлений существенности позитива, тем более, - негатива. Она создаёт свою интеркаляцию новых структур миропонимания и мироощущения (как вставки в мировоззрение), интеллектно-колоритно насыщая своё самосознание. Начало восклицания Башкирцевой М. К. о мелочности мира - это начало формирования новых структур нравственно-психологических принципов и востребованностей, в корне отличающихся от антиэкзистенциалистской довлеющей направленности общества. Противостояние этой направленности Башкирцева М. К. возлагает на экзистенциалистическое сознание, которое как тихая гавань уберегает её от шквалистости житейского моря. Об этом переходе она откровенно признаётся в "Дневнике": "Часто, смеясь, я говорю, что жизнь есть только переход. Я бы хотела серьёзно верить этому, чтобы утешиться во всех печалях, во всех жестоких горестях и недостойных страданиях".
  

Глава 430.

   Усложнённый эстетический психологизм новой структуры Башкирцевой М. К. представлен в фрагменте текста "Дневника": "Я добра не по доброте. Но потому, что это лежало бы у меня на совести и мучило бы меня ... Но, кажется, есть люди, которым нравится делать зло". Башкирцева М. К., переводя исполнительную функцию добродеяния с природной доброты на совесть, сопрягает этот процесс с оценкой адекватности акта, придавая ему элемент разумности. Такой подход к добродеянию наносит удар и демонстрирует ... несостоятельность теологической концепции, исключающей совесть из разумности самой доброты проповедным словом: "как хочешь, чтоб с тобой поступали, так поступай ты". Это теологическое авансирование доброты не только близоруко, но и даёт повод для инждивенческих настроений тем "людям, которым нравится делать зло". Если человек патологически горбатит истину, то ему, когда теологически прощают семьдесят семь раз, составит удовольствие делать это и в семидесятисемитысячный раз. Башкирцева М. К., подсекая под корень эту порочную практику религии, фиксировала на Земле даруемые отблески Истины, занося их в регистр новой структуры мировоззренческого мирообновления.
  

Глава 431.

   Башкирцева М. К., полилогографически подходя к социальным темам, вбирает из них структурные элементы для образа мышления не столько в целях художественной разнообразности, сколько в порядке осознанного подражания. Вот характерная запись в "Дневнике": "Знаете ли, атеисты должны быть очень несчастны, когда чего-нибудь боятся, я же, когда чего-нибудь боюсь, тотчас призываю бога, и все мои сомнения исчезают из эгоизма. Это дурное чувство, но я и не стремлюсь украшать себя добродетелями, которых у меня нет". Здесь подражание исходит из психологической парадоксальности, выдавая в конкретной экстремальности рациональность выживания, уподобленное ... социальному онанизму. И это закономерно: Башкирцева М. К. своим социально-эмпирическим сознанием черпает пополнение жизненной энергетики не с абстрагирования аристократического величия, как взятого в исторический заём, а с извечности проблематики борьбы за восстановление попранной социальности, в победоносный исход которой она верит ... горестно-умилённо, но фанатично-бессознательно. Отсюда и исходит её эмпирический ... онанизм как младший брат социального онанизма.
  

Глава 432.

   Можно с большей долей уверенности утверждать, что экстремальность жизни Башкирцевой - это не столько исключение, сколько норма. Всецело это относится к оригинальности мироощущения и миропонимания в искусстве. В этом плане характерна запись Башкирцевой М. К. в "Дневнике": "... если видишь и чувствуешь искусство так, как я, то, значит, обладаешь не совсем обыденной душой. Чувствовать, что это прекрасно, и понимать, почему это прекрасно, вот это большое счастье". Обладать громадностью эстетической силы ещё не достаточное условие для сверхпроникновенности. Башкирцева М. К. обладала, видимо, сверхспособностью разлагать художественно-аналитическим сознанием объект искусства (не останавливаясь на молекулах и даже на атомах) на кванты энергии и антитела, абстрагировано воспроизводя энергетическую среду изначалия, владея одновременно вещественностью изначалия и улавливая точки напряженности в режиме психологической парадоксальности. По градиенту кинетической активности структурных элементов Башкирцева М. К. выводит схему энергетических разновидностей как первмчных характеристик побудителей творческого процесса, воспроизводящихся творческой интуицией, дающей морфологический рисунок идеи изначалия. И уже динамика этих характеристик ложится в основу кинетической формы модуляции структурных элементов изначалия.
   Такая технология давала Башкирцевой М. К. возможность заглянуть вовнутрь изначалия, чтобы понять глубинность причинности для выведения следствия. С этой точки визирования начинается процесс восхождения - синтеза в режиме сверхчувствительности художественной сверхпроницательности. Здесь аналитический ум - на вторых ролях, главенствующее положение - в природной микрогениальности. В этом представлении "большое счастье" - это не столько категория субъективности, сколько ареол непрерывности восхождения до Истины.
  

Глава 433.

   Непрерывность восхождения до Истины - это удел Разума человеческого. Для души, тем более, израненной и для страдающего тела существует, точнее, выработалась исторически другая модель познания и умиротворения, представленная фигурально записью в "Дневнике" Башкирцевой М. К.: "Знаете, в тяжелые минуты никогда не бываешь слишком несчастен, если есть светлая точка на горизонте". Идеализация художественно-эмпирическим сознанием " светлой точки на горизонте" умягчает муки, снижает остроту физического воздействия боли, рождая иллюзию на скоротечность трагедии. Эти психоэмоциональные подвижки сопровождают человечество с незапамятных времён, укореняясь и систематизируясь историческим сознанием в аналитическом центре мышления, становясь неотложенными структурными элементами психики, психологии и эстетики. Почему и являются эстетические категории искусства - музыка, песни, художественная литература - духовным воздухом, которым дышит человечество, реанимируя, сохраняя и развивая эстетический иммунитет своей субстанциальности.
   Башкирцева М. К. выдаёт и другую, более усложнённую модель познания и умиротворения, основанную на диалектических приёмах в психологическом ключе. Вот запись в "Дневнике", демонстрирующая эту модель: "Десять раз в день я восклицаю, что хочу умереть, но это только выражение моего отчаяния. Если думают, что я желаю смерти, то это неправда. Это манера говорить, что жизнь ужасна, но всё-таки хочешь жить, особенно в мои годы".
   Когда отсутствует в трагедийности жизненной ситуации "светлая точка" или контуры её предельно расплывчаты, тогда задействуется психологический эффект ущемляемого нормативного самолюбия. Неоднократно повторяемая подсознательно настройка в полифоническом отрицании на ... сверхмобилизацию сокрытой жизненной энергии дает свои плоды - эстетический иммунитет через ущемлённость самолюбия, ощущая дно безысходности, одновременно осязает и точку опоры, с которой начинает на волне обновлённой психоэнергетики восхождение вверх. Новизна этой методики исходит из ... изначалия генного кодирования человечества, но заслуга Башкирцевой М. К. - в своевременном извлечении её на божий свет как ... авансирование сострадательного наполнения социальному сознанию.
   Ещё усложнённее преподносится Башкирцевой М. К. тенденция к методике эстетического противостояния. Обращаемся к записи в "Дневнике": "У меня есть ... известного рода застенчивость, которую трудно объяснить: я не хотела бы, чтобы видели, как я чем-нибудь любуюсь, я боюсь быть пойманной на выражении искреннего впечатления; я не умею здесь объясниться". Башкирцева М. К., любуясь известностью прекрасного, боится прямой дискуссии не столько из-за опасности измарать своё эстетическое чувство о аристократическое невежество, сколько из-за диверсии в её модель эстетической вожделенности. Идеализация модели не по логической тавтологии, а по лингвистической есть изыскание Башкирцевой М. К. ассимилирующего средства, способного избирательно выискивать идеальное начало из жизни через модулирование искусством. Но так как вероятность того, что рецензирующие оппоненты от аристократического невежества могут занести в структуру модели вирус диссонанса, претендующий на жизненную реальность, то возможны два осложнения. Первое. Реальной жизнеспособностью вирус может вызвать помутнение модели, как сливы антисанитарных отходов мутят чистоту вод Байкала. Второе. Но антиэкологическая нечистотность, как и чистота Байкала, являются фактом действительности. Такой же реалией является и вирус диссонанса по отношению к ... проблематичной реальность структурных элементов модели. Градационное превышение в прагматической истинности вируса надструктурной модели вызывает у Башкирцевой М. К. осознанность преходящей тени своей ... неполноценности в искренности перед ... истинными носителями аристократической лжи. Весь колорит этого психологического парадокса берёт на себя совесть Башкирцевой М. К., реагируя ... застенчивость. Такая парадоксальность может быть исключена, если бы соблюдались условия, изложенные в следующей записи "Дневника" Башкирцевой М. К.: "Мне кажется, что можно серьёзно говорить о чём-нибудь, глубоко трогающем вас, только с тем, с кем вы имеете полное духовное общение".
  

Глава 434.

   Литературный критик Бодний А. А. причисляет роль интуиции Башкирцевой М. К. в выборе собеседника на духовное общение в инциденте с известным издателем, коллекционером, владельцем художественной галереи в Москве Солдатенковым Козьмой Терентьевичем к ... судьбоносно негативной. Воистину трагическое безмолвие интуиции Башкирцевой М. К. в беседе с Солдатенковым К. Т., посланным Провидением исполнить аллегорически миссию эфемерного ангела - хранителя ... творческого наследия Башкирцевой М. К. - это этическое преступление Башкирцевой М. К. перед Мировым интеллектом. Цитата Башкирцевой М. К. из "Дневника": "Старик Солдатенков спросил меня, продаю ли я свои картины, и я имела глупость сказать, что нет", - несет в себе и реабилитационную составляющую для оправдания "глупости" (кавычки несут в себе не отрицание прямого смысла, а акцентирование на своеобразности смысла). Своеобразность смысла кроется в том, что в судьбоносный момент диалога у Башкирцевой М. К. взяло верх природное свойство - эстетическая ... щедрость души, не задействованная доселе и рассчитанная на память истории. Извлеченное из глубины души Башкирцевой М. К. это свойство давало предрешенную подсознанием дилемму на всю будущность: или принимать раннюю смерть и своеобразно ей - неопределённость участи творческого наследия, или дать другому будущему маленькому гению выразить себя в идентичных художественных ипостасях с правом считать первооткрывающим свой, а не Башкирцевой М. К. труд; тогда творческая неопределенность Башкирцевой М. К. воплотится в бессмертный акт подвижничества. К сожалению, дилеммное пророчество Башкирцевой М. К. ... сбылось в плане конкретики её ритуальной судьбы.

Глава 435.

   Творческая судьба Башкирцевой М. К. определялась той тенденцией, которая задекларирована в "Дневнике": "Любите ли вы чудных дев на картинах Рафаэля? Я могу прослыть за невежду, но скажу вам, что это меня не трогает ... В них есть чувство и благородство, перед которым я преклоняюсь, но которого я не могу любить ... Нужно соединение духа и тела. Нужно ... творить, как поэт, и думать, как умный человек".
   Башкирцева М. К. довела до универсальности поэтическую строку великого поэта Некрасова Н. А., обозначая в творчестве исполнителя и поэтом, призванным давать образцы действенной эстетичности и отображать актуальное (не только в реальном, но и в будущем времени), и гражданином, воплощающего "умного человека", думающего в режиме социально-рационального сознания. Социально-рациональное сознание и актуальность слова поэта - это новый подход к оценке творческого достоинства. С этой позиции благородство интимного чувства с картины Рафаэля уступает место ... благородству гражданско-патриотического чувства, зацикленному на актуальности мировоззрения поэта, способного "глаголом жечь сердца людей" в рациональном ключе - социальности. Благородство интимного чувства - это категория "чистого искусства". Благородство гражданско-патриотического чувства - это этическая категория, призвана воспитывать действенность эстетической социальности. Могут возразить: "интимность и социальность - это антиподы, не способные на соединение". Тогда литературный критик Бодний А. А. зайдет с другого угла зрения. Протестный дух человека, воплощающийся в социальность, - это неотъемлимая категория субстанции человека. По Рафаэлю, в миге торжества интимного благородства протестный дух вышел весь без остатка. Такое слепое преклонение интимному благородству пусть будет достоянием Рафаэля и аристократии. А Башкирцеа М. К. вместе с порабощённым человечеством берёт благородство социальности как диалектику эстетической жизни.
  

Глава 436.

   Диалектику эстетической жизни в экстремальности ... испанской корриды Башкирцева М. К. преподносит записью в "Дневнике": "Все это прекрасно, но с тем условием, чтобы ничего не видеть ... А кончаешь тем, что заинтересовываешься и сохраняешь храбрый вид при всех этих низостях уже из гордости. Я смотрела всё время. Выходишь оттуда несколько опьянённая кровью, ещё немного, и стал бы всех людей ударять железным остриём в затылок".
   Иван Карамазов Достоевский Ф. М. топил в "последней капле слёз" эстетическую социальность. Башкирцева М. К. даже из аллегории корридского кровопролития высекала искру социального протеста против попранной эстетичности. Да, налицо - превышение закона волчьего капитализма: то, что должен осуществить бы Иегова через Армагеддон, Башкирцева М. К. собственноручно жаждет претворить, беря на себя во имя идеи социальности функцию палача. Резон парадоксальности здесь в том, что те, кому предназначается удар "железным остриём в затылок" ... достойны такой участи не столько по степени кровожадности, сколько по неисправимости порока. Бог Иегова планировал, что после Армагеддона народится морально-нравственное непорочное человечество, а существующее человечество - это изгой во Вселенной. В таком же ракурсе мыслила и Башкирцева М. К., ибо была менталитетом субстанциальности не столько непорочной, сколько неотвратимо тяготеющей к непорочности.
  

Глава 437.

   Одна из существенностей как непорочности, так и искусства есть в целом искренность, о которой Башкирцева М. К. свидетельствует в "Дневнике": " ... я могу иметь успех только при полной искренности ... Я далека от того, чтобы сводить всё на копию, это дело посредственностей, но в этой жизни, в этой правде есть восхитительные сцены! Величайшие мастера велики только правдой!" Башкирцева М. К. далека от мысли, чтобы утрированно отождествлять правду в искусстве с натурализмом. По Башкирцевой М. К., художественная правда - аналог художественному реализму, более того, она созвучна с критическим реализмом. Башкирцева в художественной правде соединяла то, что редкий аристократический художник модулировал - гармоническое сочетание: это - художественная проницательность как тонкий эстетический психологизм идеи искусства, это - селективное прочтение кинетики внутреннего смысла, это - превентивность будущности через признаки социальных тенденций, это, наконец, художественная живительность как номинальная правдивость в степени перехода от статистики до одушевления.
   Эти четыре качества доступны уже маленьким гениям, к которым по праву причисляется Башкирцева М. К., резонансируясь с этими качествами записью из "Дневника": "Реализм состоит вовсе не в изображении грубо-простых вещей, но в выполнении, которое должно быть совершенным. Я не хочу, чтобы это была живопись, я хочу, чтобы это была настоящая кожа, чтобы всё это жило перед моими глазами".
   Литературному критику Боднему А. А. трудно определить инициатора, но одно определённо: и Достоевский Ф. М. и Башкирцева М. К. шли к выражению художественной правды через лингвистико-фонетическую препону - полифонию, но оба отдавали приоритет при наличии щадящей цензуры полилографии. В этом плане показательна запись в "Дневнике" Башкирцевой М. К.: "Я всегда утверждаю, что говорю обо всём ... Да, но не всё есть своя манера, в разговоре может быть больше, чем приличие, может быть щепетильность: я, может быть, разговариваю как женщина, но употребляю метафоры, маскируя выражения так, что кажется, будто я и не касаясь того, чего не следует".
   Методологическое отличие полифонии Башкирцевой М. К. от формы иносказательного двусмыслия Достоевского Ф. М. - в степени истончённости завуалированности художественной правды: Достоевский Ф. М. зачастую прибегал к полной оголённости истины через уста суперотрицательного героя, смещая условной предосудительностью центр ответственности от себя. Но Башкирцева М. К. в выборочности дневникового текста через полилографию порой не уступит по оголённой откровенности самому Достоевскому Ф. М.: "Я говорила же вам, что должна умереть. Бог (Иегова - примеч. Б. А. А.), не будучи в силах дать мне то, что сделало бы мою жизнь сносною, убивает меня. Измучив меня страданиями, он убивает меня". В этом фрагменте текста не только крик души, благодеяние которой рвётся бессильно вверх, а бренность неистово тянет на дно исхода жизни; здесь - и крушение высшей непосредственности веры, когда сокровенное таинство субстанции вверялось той избранной воле, которая ответила хладным равнодушием вселенской безмерности. Но Башкирцева М. К. оказалась ... выше мифической воли бога Иеговы: целостностью своей эстетической гениальности она нашла точку опоры для качественно нового воскрешения своей субстанции. Вот полифонический текст воскрешения из "Дневника": "Однако меня занимает положение осуждённой или почти осуждённой. В этом положении заключается волнение, я заключаю в себе тайну, смерть коснулась меня своей рукою - в этом есть своего рода прелесть, и прежде всего это ново".
   Такие эпитеты, как "тайна", "прелесть", "ново", - не для земных посредственностей, зацикленных инстинктом сохранения и выживания на меркантильности. Башкирцева М. К., найдя точку опоры в противодействии божескому равнодушию, ощутила и осязала дар модулирования сверхъестественности: телекинезом прикоснувшись к разделительной линии, Башкирцева М. К. виртуально воспарилась на ритуальной славе, вписанной скрижалями в реестр Мирового интеллекта и внесённой в регистр избираемости плеяды великих личностей, - к поступи вершины Истины. Для Башкирцевой М. К., вошедшей виртуально в четвёртое (духовное) измерение, чувствование этого достижения ассоциируется с "прелестью", то есть с высшим счастьем. В этом акте обновления Башкирцева М. К. продемонстрировала полную независимость от бренности жизни, по малому счёту, и от ... бога Иеговы, по большому счёту.
   Абстракция духовного перевоплощения и обновления Башкирцевой М. К. будет не полной, если не принять во внимание и вторую вариацию. Вторая вариация протекает по ... психологической парадоксальности Достоевского Ф. М., но завершается на высокой ноте - на методике ... Пушкина А. С. На всём протяжении процесса перевоплощения и обновления Башкирцева М. К. испытывает новизну чувств от затяжного падения с высоты "идеала Мадонны" в объятия "идеала Содомского", от полнокровности земной жизни, граничащей с поступком к Славе, к физической бесследности. В этом переоценочном протуберанце духовных и материальных ценностей Башкирцева М. К. пребывает в режиме тенденции к ... субстанциальному онанизму (схожему с социальным онанизмом по форме чувствования). В фазе предапофеозной Башкирцева М. К. эстетической силой своего маленького гения поляризует чувствование на угол ... философской изыскательности, извлекая из этого новацию творческой спектральности. Этот исход аналогичен методике Пушкина А. С.
   Многие биографы ошибочно ассоциируют методологичность этого варианта Башкирцевой М. К. с "чем-то необузданным, тайным, запретным", упуская из виду, что Башкирцева М. К. ищет путь рациональной ... оригинальности в творчестве, раскрепощая себя от божеской зависимости.
  

Глава 438.

   Степень независимости у Башкирцевой М. К.от божества - перманентная, но не по силе убеждений, а по силе задействованности критического реализма. Проследим это из фрагмента текста "Дневника" Башкирцевой М. К. о картине: "Святые жены": "Магдалина видна" в профиль, локтем она опирается в правое колено, положив подбородок на руку, глаза, ничего не видящие, прикованные к могиле, левое колено опустилось до земли, левая рука свесилась ... Сидящая фигура (Магдалина - примеч. Б. А. А.) представляет наиболее трудностей. В ней должно выражаться и оцепенение, и отчаяние, и изнеможения, но в то же время какое-то недоумение - протест души против всего совершившегося. И это недоумение особенно трудно поддаётся передаче ... Словом целый мир, целый мир ..."
   Рациональное сознание подсказывает литературному критику Боднему А. А. на импульсе художественной интуиции силлогический ход: интегрировать неразрешимость внутреннего "целого мира" в ... недоступность божества внешнего мира, используя психолого-композиционный штрих дислокации внутренней рассредоточенности Магдалины; при этом отрешенность взгляда Магдалины переводится в вопросительную недоуменность, заменяя визирование могилы на поднебесье. Эта подсказка является для Башкирцевой М. К. не сторонней новацией, а эпимитейской попыткой через литературного критика Боднего А. А. нейтрализовать ... боязнь Башкирцевой М. К. дать повод для наглядной демонстрации нигилизма своей воли. Башкирцева М. К. в принципиальном штрихе выбирает в ущерб объективности критического реализма теологическую лояльность. Это уже подсказка менталитета не натуры, а души; поэтому - "вольному - воля".
  

Глава 439.

   Менталитет души Башкирцевой М. К. эпизодически детерминирует идею сюжета живописи в ущерб богатству одушевлённой инструментовки и результативности исходного материала. Примечательна в этом плане запись из "Дневника" Башкирцевой М. К.: "Он (Стендаль - примеч. Б. А. А.) очень неприятно поразил меня, сказав, что, изображая скорбь, художник должен навести справка в физиологии. Как? Да если я не чувствую трагичности выражения, какая физиология заставит меня почувствовать это?" Поднятая тема объективно ассоциируется с методикой эстетического психологизма писателя Андреева Л. Н. По убеждению литературного критика Боднего А. А., подсказка Стендаля в случае принятия Башкирцевой М. К. дала бы ей гамму симптоматической изощрённости скорби, увязав источник с рецепторными возбудителями, с соматическими реакциями. Это обстоятельство контрастировало бы художественные тени и полутени, тон с полутоном, расширяя диапазон творческой самостийности. Если же делать ставку, как предлагает Башкирцева М. К., на субъективной ощутимости "трагичности выражения", то можно зациклиться не столько на натурализме, сколько на экзистенциалистской индивидуализированности. Тогда есть опасность превращения одухотворяющейся связи между положенным штрихом и художником в телекинетическую односторонность. Рациональность подхода к теме - в разумном интуитивном сочетании личностно-эстетического модулирования и физиологической естественности, в противном случае "трагичность выражения" будет иметь тенденцию к сугубо личностному переживанию. Явно выражается перехлёст последовательности самого эмоционального признака и носителя источника, когда читаешь запись "Дневника" Башкирцевой М. К.: "Чувствовать прежде всего, а затем уже рассуждать о чувстве, если угодно," - что рождает парадоксальный вопрос, но с полифоническим окрасом: "кто позирует - модель или художник?" Литературный критик Бодний А. А. подозревает, что этот экзистенциалистско-эстетический метод художественного изыскания Башкирцевой М. К. предопределён характером востребованности душевной чистоты, резонансирующейся с неугасимостью эстетической силы. Уместен здесь фрагмент текста из "Дневника" Башкирцевой М. К. не столько по подтверждению наличествования задействованных свойств духовной субстанции, сколько по отрицанию контрдоводов на эти признаки и качества: "Моя душа ищет родной души. Но у меня никогда не будет подруги. Клара (Бреслау, сокурсница по академии живописи - примеч. Б. А. А.) говорит, что я не могу быть дружна с какой-нибудь девушкой, потому что у меня нет разных маленьких тайн и маленьких девичьих историй". Резонансирующим доводом Клары Бреслау является фраза, адресованная Башкирцевой М. К.: "Вы слишком хорошая. Вам нечего скрывать ..." Это даёт повод лишний раз подтвердить, что беспристрастно-полилографический сторонний взгляд, с которым сливается и точка зрения литературного критика Боднего А. А., акцентируется не столько на приоритете в субстанции Башкирцевой М. К. разумной любви над сентиментальной любовью, сколько подчёркивает её уникальность - душевную чистоту, но не пассивную, а сопряжённую с социальностью, что придаёт ей праведно-бойцовский колорит.
  

Глава 440.

   Праведно-бойцовский колорит созвучен не столько по психологии, сколько по философичности с ... неотвратимостью самолюбия не экзистенциалистской сути, а вынужденности одиночества. Это фигурально выражается на эмоциональной волне в записи "Дневника" Башкирцевой М. К.: "С кем посоветоваться? Кто будет искренен, кто сумеет разобрать дело? Это опять будешь ты, мой единственный друг, ты будешь по крайней мере искренна и ты любишь меня. Да, я, люблю себя, одна я!!!" Историческое сознание и прагматический ум вкупе с эмпирическо-историческим опытом подсказывают Башкирцевой М. К., что человечество - это чужеродная мировая субстанция и категория эстетичности, которая не только не может, но и не хочет понять внутренний мир отдельного индивидуума, отдельной личности, по малому счёту, и агрессивна к субстанциальным отдельностям, по большому счёту. Могут возразить: "а какая же тогда позиция Мирового интеллекта и гуманистов мира, обогащающих потенциал Мирового интеллекта?" Они сами, эти гуманисты мира - исторический Иисус Христос, Джордано Бруно, Альберт Эйнштейн, Эмиль Золя и многие-многие другие, - были изгоями у себя на родине, распятыми на кресте, сожжёнными на костре инквизиции и гонимыми камнями. "Гонение камнями" обостряло дух социального протеста, реальнее вычерчивая достоинства гуманистов как гражданских личностей. Но дух протеста был и духом внутренней противоречивости как спектра природного менталитета натуры и души, как преобразователь ... эстетической личности. Это преобразование носило не столько позитивный, сколько негативный колорит. Так как гуманная личность не является напрямую нравственным идеалом, то она не была свободна от морально-нравственных сложностей, которые усугублялись отмеченным преобразованием, переводя эстетический психологизм в режим межующих напряжённостей в диалогической и эпистолярной формах отношений к другой личности и обществу. Эти напряжённости и смежности в морально-нравственном поле психики воспринимались гуманной личностью как доходное недоразумение, ускользающее во власть подсознания. Поэтому доминантным фактором в вынесении принципиальных, тем более, судьбоносных решений оно (досадное недоразумение) никогда не было, точнее, эстетической силой и силой воли востребовались самые рационально гармонизирующие качества и свойства натуры и души. Внешний эффект выраженности этого досадного недоразумения никогда не нёс и тени, иногда лишь проявление полутени морально-нравственной иррациональности, оставаясь достоянием издержек психики внутреннего противоборства позитива и негатива. Башкирцева М. К., причисляющаяся к гуманным личностям, механизм сдерживания морально-нравственной иррациональности почти не задействовала, но не по силе гуманности, а по диктату инстинкта попранной социальности. В порядке ассоциативной изъяснимости Чернышевский Николай Гаврилович эстетичность напрямую увязывал с социальностью, лишая себя возможности из-за внешнефакторной природы социальности конкретизировать собственным чувствованием интеграл гуманности. Психология была для него формой побуждений, а не субстанциальной категорией. Башкирцева М. К. в отличие от Чернышевского Н. Г. эстетичность напрямую спрягалась с психологией, отводя социальности фоновую роль. Это давало Башкирцевой М. К. позиционную выгодность на начальной стадии формирования мировоззренческой гуманности, так как инградиенты процесса были категориями внутреннего мира, естественно сопрягаясь друг с другом. А социальность обретала роль оселка, на котором проверялась гуманность.
   Гуманисты мира высекали из своего интеллекта с помощью эстетической силы искры Истины или в полном одиночестве или в узком кругу единомышленников. Поэтому когда Башкирцева М. К. делает ставку только на саму себя, то это не столько самолюбие, сколько вынужденная мера, гарантирующая её надёжность исполнения и надлежащую объективность, заимствованную из ... Мирового интеллекта.

Глава 441.

   Эту заимствованность Башкирцева М. К. дополняет взаимообусловленностью, выраженную записью в "Дневнике": "Ведь если бы я была вполне счастлива, я бы не могла, может, быть работать. Говорят, что у всякого артиста всегда бывает какой-нибудь конёк, мой конёк - это все мои неудачи и горести, вновь и вновь приводящие меня к подножию искусства, составляющего единственный смысл и двигатель моей жизни". Башкирцева М. К. не в счастье земном, эйфористически выражающемся в La Gloire, находит смысл и устремлённость своей жизни, а в тенденции к спартанско-подвижническому образу жизни, дающем тернисто-объективный вкус Истины через критико-эстетическое совершенствование статуса искусства, привнесённое в Мировой интеллект.
  

Глава 442.

   К финалу земной жизни Башкирцева М. К. выдвигает альтернативу ... Мировому интеллекту - это действительность сущего, вселенский мир, дитём которого является она сама, вся её телесная и духовная субстанция. Если в короткий период буйства жизни и творчества Башкирцева М. К. вынужденно камуфлировалась в экзистенциалистическое сознание, то к исходу, постигнув смысл духовных ценностей и их предназначенность, поляризовала с подачи Истины своё мировоззрение на диалектическое единство с преобразующей противоречивостью внешнего мира, становясь субъектом ... экзистенциалистского вселенского мира в самой себе. Это Башкирцева М. К. выразила в исповедально-предсмертной записи в ""Дневнике: "Всё представляется мне со своих интересных и прекрасных сторон: я хотела бы всё видеть, всё иметь, всё обнять, слиться со всеми и умереть ... умереть с экстазом, чтобы изведать эту последнюю тайну, этот конец всего или божественное начало". Этот сценарий выбора "конца всего" или "божественного начала" даёт Башкирцевой М. К. не столько оптимизма жизнеутверждения, сколько тайную надежду на определение судьбы своего творчества по вожделённой обозначенности. Башкирцева М. К.ощущала пульс диалектической направленности вселенского мира, но конкретизировать "последнюю тайну" не могла, ограничиваясь лишь пророчеством тенденции к гармонизированию природной данности генерации эстетической силы и эквивалентности божественно-мирового вердикта.
  

Глава 443.

   Если эта "последняя тайна" будоражила философский интерес Башкирцевой М. К. к взаимообусловленности между личностью и Вселенной, оставаясь до конца инкогнито, то другая тайна, возведённая в этот статус не по недоступности, а по не реализованности сдерживаемых чувств, - притягивала к себе Башкирцеву М. К. многоспектральной причинностью, отражённой в записи "Дневника": "Я нахожу, что с моей стороны очень глупо не заняться единственной вещью ... дающей счастье, заставляющей забывать все горести - любовью. Два любящих существа представляются друг другу абсолютно совершенными в физическом и нравственном отношении... Двум любящим существам вся вселенная представляется чем-то чудесным и совершенным, словом, тем, чем представляли её себе такие философы как Аристотель и я! Вот в чём, по-моему, заключается великая притягательная сила любви". Позиционную разнородность несёт эта проблематика. Поверхностный взгляд на неё ассоциируется с противоречивой закономерностью психологической парадоксальности Достоевского Ф. М. Вполне естественно, что половой инстинкт, долго сдерживаемый, даёт Башкирцевой М. К. остроту потребности. Рельефим эту потребность двумя ситуациями. Первая. Физиологическая потребность половой любви, сдерживаемая Башкирцевой М. К. всю сознательную жизнь. Вторая. Физиологическая потребность половой любви, лишённая сдерживаемости на исходе жизни. Сопоставимость двух ситуаций наталкивает на мысль, что Башкирцева М. К. отдаётся во власть психологической парадоксальности для нейтрализации полового диссонанса, дегармонизирующего состояние её внутреннего мира, ценой перехода от "идеала Мадонны" к "идеалу Содомскому" и ... обратно на волне новизны ощущений, гармонизирующих духовную субстанцию. Этическая составляющая здесь должна браться не по нравственному идеалу, а по физиологической естественности, которой подвержено всё человечество; синхронизирование с исходом жизни есть своеобразная форма лебединой песни Башкирцевой М. К.
  

Глава 444.

   Перейдём к другой точке зрения, которая вбирает в себя и гражданскую и творческую личность Башкирцевой М. К. Роль гражданской личности - извлечь из половой любви обновлённость жизненной энергии как антипод предсмертной угасаемости и прагматически постичь гамму новизны ... предполагаемого предиката эстетичности и нравственности.
   Приведённая выше запись в "Дневнике" внесена за пять месяцев до кончины Башкирцевой М. К. Этот срок - начало подсознательной перестройки субстанции на переход из трёхмерного в четырёхмерное измерение духовных ценностей; это начало избирательного идеализирования своей сути, точнее, освобождение духовного начала от негативной бренности; это обострение абстрагирования и интуитивности с поляризацией образа чувств и мышления. В этом плане половая любовь катализирует эти процессы, которые берёт себе на вооружение творческая личность Башкирцевой М. К.
   Принимая во внимание объём и качество вобранных духовных ценностей и возвращённых гениально-импровизированно обратно назад Вселенной творческим наследием, Башкирцева Мария Константиновна по праву оставила неизгладимый след на млечнопутевом нимбе вселенской памятности.
   ________________________________________________________
  

Конец одиннадцатого тома.

Ноябрь 2012 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"