Бодров Виталий Витальевич: другие произведения.

Кровь Титанов-2. Глава 21-25

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как и обещал. Каюсь, затянул я с этим блоком. Но - роман близится к концу...


  

Глава XXI.

   Безгол был в отчаянии. Попался! Все-таки попался! Люди Короля сумели застать врасплох, когда он расслабился после удачно проведенного дела. Не будь с ним Дика, он сумел бы уйти. Или не сумел бы? Король подготовил ловушку грамотно, может, и не ушел бы. Что теперь гадать? Он сделал свой выбор, оттянул на себя лучших головорезов Короля. Помогло лм это Дику? Безгол не знал, и это угнетало его. Дика нет с ним в камере, но это ни о чем ведь не говорит. Может статься, тот сидит через стенку от него и с тем же отчаянием всматривается в темноту. Или лежит в луже крови на пустынной улице... нет, утро давно наступило, тело уже унесли.
   На миг Безгол представил себе эту картину, и ощутил, как болезненно сжалось сердце. Дик, мальчик, быть не может, чтобы так случилось. Святой Лакки, не допусти!
   Если бы Безгол умел молиться, он попросил бы Творца охранить ученика. Или любого из языческих богов, лишь бы помогло. Но молиться он не умел, а потому просто попросил святого Лакки присмотреть за юным вором.
   Может, судьба все же милостлива к Дику, и ему повезло скрыться? Безгол покачал головой. Если он не смог оставить Дика в беде, может ли считать своего ученика способным на это? Не обманывай себя, Безгол. Убит Ригольд, или сидит в камере по соседству.
   Убит? Чтобы Король вот так, за здорово живешь, отказался от нужных ему артефактов? За которые его обещали искупать в золоте по самые уши? Да скорее нищий на трон сядет! Жив Дик, живехонек, а если какая шестерка его опасно ножом задела, до завтра она, возможно, и не доживет, Король особым милосердием никогда не отличался.
   Тут Безгол вспомнил о собственных ранах. Два глубоких пореза на левой руке - блокировал удары Тертого, колотая рана на правом плече... Еще, кажется, по ребрам ножом прошлись, когда недостаточно быстро отпрыгнул назад.
   Раны были перевязаны и о себе практически не напоминали. Только плечо чуть дергало, заставляя вора недовольно морщиться.
   Безгол удивленно покачал головой. Кажется, его полечили, пока он без сознания валялся. И полечили качаственно, видно же - специалист поработал. Что, интересно, от него Королю требуется, раз так расщедрился?
   Ключ со скрежетом повернулся в замке, дверь нехотя распахнулась. Безгол прикрыл ладонью глаза, щурясь от яркого света.
   Сейчас и узнаем, что у Короля на уме...
  
   Пробуждением я бы приятным не назвал. Первая мысль - лучше б меня убили! Вторая - и зачем я родился только? Третья - Безгол...
   Творец даст утро, а Блин добавит. Солнце бьет в незакрытый занавеской угол окно, лучи падают пряма на мое лицо. Пытаюсь перевернуться на другой бок, еле сдерживаю крик. Такое впечатление, что с меня сняли кожу. Болит все и везде. До крови кусаю губу, чтобы сдержать слезы. Будь сильным, Дик. Особенно, если слаб. Болит - значит, живой. Значит, и на этот раз смерть стороной прошла. Зацепила только... ножом воровским несколько раз... и дальше пошлепала. Пронесла нелегкая, спасибо святому Лакки.
   Вспоминаю о Безголе, и жалею уже, что не умер. Ну, что стоило карге старой поточнее ударить? Издевается, стерва, дразнит. А жить-то теперь зачем?
   Безгол у Короля в руках. Или погиб, если повезло ему. Потому как представить, что Король с ним сделает, мне не под силу. Воображение слабовато. А вот у Короля оно, воображение это, в самый раз. Такое придумает, что палачи от зависти удавятся.
   Шаги за дверью. Кстати, где это я?
   С удивлением смотрю на Зачинщика. Надо же, дополз-таки. Как - не помню, зачем - не понимаю. Если где меня и будут искать, то как раз у Зачинщика.
   Память подсказывает, что деваться мне было некуда. Показывает услужливо кота, что меня в чувство привел. Спасибо, рыжая шкурка, без тебя пропал бы.
  -- Доброе утро, - говорит Зачинщик.
  -- Утро добрым не бывает, - отвечаю. Голос звучит чуть громче комариного хрипа... или у меня с ушами что-то? Вроде, мыл недавно...
   Зачинщик улыбается сочувствующе. Садится на стул у изголовья, протягивает мне плошку с каким-то снадобьем. Не знаю, что там, но пахнет отвратно. Почти как чай.
  -- Безгол не объявлялся? - шепчу с безумной надеждой, заранее зная ответ.
   Лицо Зачинщика мрачнеет, он качает головой, протягивая мне плошку. Делаю отважно большой глоток, кривлюсь от отвращения. Если меня сейчас вывернет, я не виноват.
  -- До дна, - командует Бенджи. - Лекаря приглашать опасно, так что лечить тебя сам буду.
   Ну, ковер его, не мой, если что - я не виноват. Выпиваю плошку до дна, прислушиваюсь к ощущениям. Горло саднит от едкой жидкости, во рту будто кошки спали. Сил не прибавилось, раны болеть не перестали.
  -- Жить будешь, - говорит Зачинщик. Ага, недолго, но мучительно. Спасибо, дорогой друг, успокоил. Когда, интересно, королю в голову придет Зачинщика проверить, через час или через полтора? А ведь придет непременно, пиво ставлю.
  -- Здесь для тебя небезопасно, - Зачинщик будто читает мои мысли. - Спрятаться тебе надо, чтоб не нашли, да ты ведь и не поднимешься сам.
  -- Поднимусь, - упрямо говорю я и пытаюсь это доказать. Мдааа... неужто в аду еще больнее? Неприятное, должно быть, местечко.
  -- Лежи, - командует Зачинщик. Назло ему пытаюсь поднять вторично, в глазах темнеет. Бенжи показывает мне кулак. Не впечатляет, бойцом Зачинщик никогда не был.
  -- Пристроить-то тебя некуда, - жалуется Бенджамин. - Есть у меня несколько местечек подходящих - так Король о них мигом узнает. Ну что тебе стоило с властями столкнуться, а не с Гильдией?
  -- Не волнуйся, - ухмыляюсь я. - Все схвачено. Кроме Короля, меня еще и Его Величество разыскивает.
   Зачинщик приходит в ужас. Впервые на моей памяти.
  -- Так ты и есть этот доппельгангер? - вопрошает он.
  -- А то, - без ложной гордости отвечаю я. - Таких доппельгангеров поискать еще!
   Бенджамин в панике, не знает, что делать. Страшно ему, бедному, за свою шкуру, и меня жалко, вот и раздирает его на части. Ну-ну, посмотрим, что победит - жалость или страх.
  -- Интересно, какую ногу ты Блину отдавил? - грустно спрашивает Зачинщик. - За что судьба тебя так не любит, Ригольд?
  -- С днем рождения не поздравил, - отвечаю жестко. - Безгола, кстати, она тоже не жалует.
   Зачинщик мрачнеет еше сильнее, я вижу, как он сжимает кулаки до боли в костяшках. Короля он боится до дрожи в коленках, а Безгол для него - дороже брата. Смотрю с отстраненным любопытством, что возьмет верх? Страх или любовь? А если страх - сможет ли он когда-нибудь простить себя? Не хотел бы я оказаться на его месте... да я и на своем не хотел бы. Только куда ж мне с него деться?
  -- Тебя какой-то нищий спрашивал, - сообщает Зачинщик, отводя глаза.
  -- Фрол?!
  -- Вроде, он, - неуверенно говорит он. - Одноглазый такой калека. Знаком?
  -- Ему можно верить, - улыбаюсь я. - Не сдаст, будь спокоен.
  -- Ну, если ты так уверен, - на лице Бенджамина сомнение. Он предпочитает не верить никому. Даже мне. Безголу, разве что.
  -- Спрашивал, не знаю ли я что о тебе. О Безголе даже не упомянул. Я пообещал выяснить, что смогу, и предложил зайти попозже. Думаешь, не сдаст?
  -- Не сдаст, - говорю уверенноПриятно, когда твоя судьба хоть кому-то не безразлична. Надо дать знать своим, что все в порядке. Хотя, какое, к Блину, в порядке? Безгол попался, на мне места живого нет.
  -- Безгола надо вытаскивать, - твердо говорит Зачинщик, и я поражаюсь выражению его лица. Таким я его не видел. Поджатые губы, острый, словно лезвие ножа, взгляд, незнакомый прищур глаз. Так щурятся лучники-мастера, оценивая расстояние до мишени.
   Оказывается, я совсем не знаю тебя, Зачинщик. Скупщик краденого, втершийся в доверие к высшим города сего, интриган и пройдоха - это всего лишь маска, не так ли? А настоящий ты - тот, который готов выступить против всесильного Короля, чтобы спасти друга.
   Я ошибся, думая о тебе хуже, чем ты есть. Прости.
  -- Прости, - шепчу я, и Зачинщик понимает меня. Кивает головой, тепло улыбается.
  -- Мы вытащим его, Дик, - говорит он, и я верю ему.
   Робкий стук в дверь заставляет Зачинщика повернуть голову.
  -- Что там еще? - ворчит он, недовольный, что его отвлекли.
  -- Хозяин, там снова этот нищий, - слушу испуганный голос слуги. Бенджи не любит, когда прислуга отвлекает его от важных дел, и бедолаге за дверью это прекрасно известно.
   Зачинщик бросает на меня вопросительный взгляд, я киваю в ответ.
  -- Зови, - командует Бенджамин.
   Через пару минут в комнате появляется запыхавшийся Фрол. Осторожно поднимаю руку, приветствуя его. Нищий улыбается, единственный глаз радостно блестит.
  -- Живой, - выдыхает он.
  -- Притворяется, - усмехается Зачинщик. - Не такой уж он и живой.
  -- А Голова где? - нищий обрывает себя на полуслове, испуганно косится на Зачинщика, неуверенный в том, можно ли говорить при нем о Безголе.
  -- Взяли его, - сумрачно бросает Зачинщик. - Люди Короля.
   Я киваю, да, дескать, взяли. Фрол в смятении, пальцы нервно теребят пояс.
  -- Когда вытаскивать будем? - интересуется он.
   Короткий смешок Зачинщика, больше похожий на лай.
  -- Правильные у тебя друзья, Дик, - одобряет он. - Никаких тебе "что же делать?", никаких "чем нам это грозит?", сразу - когда вытаскивать будем? Уважаю.
   Зачинщик протягивает руку Фролу.
  -- Бенджамин, деятель торговли, - представляется он.
  -- Фрол, жертва людского милосердия, - смиренно отвечает мой друг.
  -- Почему жертва? - ухмыляется Зачинщик.
  -- Когда стал калекой, никто не захотел добить из жалости, - серьезно и даже как-то жестко говорит Фрол. Единственный глаз смотрит пронзительно, меня пробирает всерьез. Бенджамину тоже неуютно, но он и не таких видел.
  -- Теперь я верю, вытащим Безгола, - кивает он. - Есть у меня задумки кое-какие, которые надо с нужными людьми перетереть. С тобой-то что делать, Дик? Здесь тебя Король в два счета отыщет.
  -- В катакомбы, - тихо роняет нищий.
   Киваю. Прав он, куда деваться. Сейчас только в катакомбах и можно отсидеться, хотя там тоже искать будут. Но катакомбы обшарить - несколько лет уйдет, не найдут нас там. Вопрос в другом, как мне добраться туда? Своим ходом не смогу, а понесут - такой хвост поймаем, не отцепишь.
  -- Лекаря бы тебе хорошего, - вздыхает Зачинщик.
  -- Может, Мастер Лион поможет? - с надеждой спрашивает нищий.
   Глаза Бенджамина ищут новое место - на лбу.
  -- Ты приютил Мастера-мага? - спрашивает он. - Ну, Ригольд, и тут всех обошел!
  -- Не всех, - возражаю. - У Короля тоже Мастер-маг... был.
  -- Потом расскажешь, - перебивает Зачинщик нетерпеливо и обращатся к Фролу. - Тащи скорей своего мага, потому как наш приятель без посторонней помощи задницу от кровати оторвать нипочем не сможет.
  -- Так, подтираться надо, - ухмыляется Фрол и покидает комнату. Откидываюсь на подушки, меня неудержимо тянет в сон. Выпиваю поднесенную к губам чашу чуть подогретого вина, закрываю глаза. Здравствуй, тьма...
  
   Боресвет с сомнением огляделся по сторонам.
  -- Ну и как мы будем искать претендента на деревянные тапки? - вопросил он.
  -- Будем предлагать всем подряд, - легкомысленно бросил Бол. - Вот, к примеру, горожанин идет - может, ему требуется?
  -- Этому, сто пудов, требуется, - согласился богатырь. - С похмелья мужик, отсюда вижу. Такой за кружку пива не то, что деревянные, белые тапки примерит. Эй, мужик, лапти нужны?
  -- Лапти? - тупо повторил мужик, изображая подобие мысли на небритой физиономии. - А это что такое?
  -- Тапки деревянные, - пояснил Боресвет.
  -- Не, не нужны, - ответил мужик и потрусил себе к ближайшему кабаку.
   Боресвет огорченно развел руками, эльф презрительно хмыкнул.
  -- Пробуй следующего, - настойчиво сказал Бол. - Вон тот побогаче одет, может, ему нужно?
  -- Эй, братан, тапки деревянные нужны? - осведомился Боресвет.
   Братан с опаской посмотрел на него и поспешно перешел на другую сторону улицы.
  -- Не нужны, - констатировал богатырь.
  -- Пробуй дальше, - Бол нисколько не огорчился. - Рано или поздно, кому-нибудь понадобятся.
  -- Когда у эльфа борода вырастет, - хмыкнула Томагавка.
  -- На спине, - добавил Боресвет. - В натуре, братан, здесь мода на тапки прошла, кому ты их втюхаешь? Разве что, барыге какому...
  -- Нищему, - осенило Бола, углядевшего в конце улицы фигуру в неновых лохмотьях.
  -- Да, этот перебирать не будет, - согласился богатырь, вглядываясь в изуровадонное лицо нищего. - Эй, братан!
  -- Да, братан? - вежливо ответил нищий.
  -- Иди сюда, дело есть. Тапки деревянные нужны? Вон, посмотри, новые совсем!
  -- Это не тапки, - возразил нищий. - Это сандалии. В те времена, когда Империя правила миром, подобные им входили в обмундирование каждого фланского легионера. В наши времена, всего лишь два легиона носят деревянные сандалии, отдавая дань традиции.
  -- Нищий, говоришь? - богатырь почесал затылок. - Ты нам тут, в натуре, лекций не декламируй. Отвечай коротко и ясно - тапки нужны?
  -- Откуда они у вас? - спросил нищий, разглядывая деревянные тапки.
  -- Тебе-то какая разница? Дают - бери, пока не передумали.
   По лицу нищего было видно, что он в затруднении. Тапки были ему зачем-то нужны, вон как глаз заблестел, но не берет, опасается подвоха. Или боится, что цену заломят несусветную?
  -- Даром отдаем, - пояснил Бол.
  -- На халяву, в натуре, - подтвердил богатырь.
  -- Нет, спасибо, - отказался нищий. - Но я поспрашиваю у друзей. Может, кому и пригодятся.
   Богатырь долго смотрел вслед нищему, потом вздохнул и убрал санадалии в мешок.
  -- Ничего не понимаю, - пожаловался он. - Ведь нужны они же ему, гадом буду! Чего тогда отказался, не догоняю?
  -- Рожа у тебя подозрительная, - хихикнул Бол.
  -- У него тоже не очень, - возразил богатырь. - Я так понимаю, халявы он испугался. Не привык, понимаешь, задаром что-то получать.
  -- В следущий раз денег запросим, - сказал Бол.
  -- Да откуда они у нищего? - махнул рукой Боресвет.
  
   Безгол смотрел на Короля, Король - на Безгола. Оба молчали. Два здоровенных охранника шумно сопели от напряжения за спиной Главы Гильдии. Еще бы! Безгол - коварный, опасный, неуловимый враг их хозяина наконец-то схвачен.
  -- Пошли вон, - не оборачиваясь, бросил Король.
   Громилы заколебались. Как это - вон? А если смертельно опасный Безгол напасть вздумает? Терять-то ему уже нечего, отчего же не попробовать отомстить пленителю?
  -- Я сказал - вон! - Король чуть повысил голос, и оба охранника мигом исчезли за дверью. Нападет там Безгол на Короля или нет - еще вопрос, а за игнорирование приказа от старого вора таких получить можно...
  -- Идиоты, - пожаловался Король. Безгол молчал, внимательно разглядывая старого врага. - Ну, здравствуй, приятель. Давненько не виделись.
  -- Только не говори, что ты соскучился, - хмыкнул Безгол.
  -- Ну почему же, - Король присел на грубо сработанный табурет, тот скрипнул протестующе, но не развалился, как ожидал Безгол. - Не скажу, что день и ночь о тебе вспоминал, но порой случалось. Ты ведь всегда правду в глаза резал, ножа в спину не боялся. А сейчас, веришь ли, не с кем потолковать даже. Боятся, сучье семя...
  -- Ой, сейчас заплачу от умиления, - зло оскалился Безгол. - А сколькими ты бельтарскую рыбу накормил, сволочь? Теми как раз, что глаз перед тобой не опускали!
  -- Жизнь такая, - Король, казалось, нисколько не обиделся. - Либо они мне глотку режут, либо я ими рыбу кормлю. Ты сам-то, скажешь, на мое место не метил?
  -- Да какое ж оно твое? - изумился Безгол. - Твое место - на плахе.
  -- Вот видишь, - ухмыльнулся Король. - Ну, и чем же ты от меня отличаешься? Стал бы ты тогда Главой Гильдии - и мой труп из Бельтары бы выловили. Не так разве?
  -- Не так, - покачал головой Безгол. - Глава Гильдии рядовых воров прикрывать должен. Для того Гильдию и создавали, чтоб ты знал. А у тебя что? Воры любого твоего чиха боятся, твоих головорезов пуще стражи избегают.
  -- А разве я не заслужил немного уважения? - хихикнул Король. - Нет, приятель, если дать им волю - живьем в землю закопают, тебе ли это не понимать?
   Безгол промолчал. Не так уж король и не прав. Воровское братство - дикая вольница, и только жесткая, уверенная власть не дает Гильдии расползтись по швам. Дай слабину - и пойдет куролесить, и полетят с плахи отрубленные бесшабашные головы, и затанцуют на виселице лихие воры... Но ведь и так, как Король, нельзя поступать! Нельзя делать из свободных и гордых людей послушные марионетки! Нельзя подчинять себе страхом, убирая с дороги каждого, кто с тобой несогласен!
  -- О чем побеседовать хотел? - поинтересовался Безгол. Ясно же, не за тем Король пришел, чтобы былое вспомнить, или политику Гильдии обсудить.
  -- Регалии, - коротко ответил старый вор. - Они мне нужны, и я их получу. Будь умным мальчиком, помоги мне с этим, и будет тебе счастье.
  -- Умным - может быть, а вот мальчиком мне уже нипочем не стать, - возразил Безгол. - А счастье в твоем понимании - это что? Быстрая и безболезненная смерть?
  -- Тоже предмет для торга, - кивнул Король. - Быстрая безболезненная смерть всяко приятней долгой и мучительной, не так ли? Но я могу тебе предложить что-то получше. Жизнь и изгнание для тебя и твоего ученика. Куда-нибудь подальше - Гардарики, Заморье или Двенадцатиградье меня вполне устроят. А в придачу толику золота, чтобы вам на чужбине не бедствовать.
  -- Это ж расходы какие, - саркастически заметил Безгол. - Не проще ли, как обычно - ножом по горлу, и в Бельтару?
  -- Проще, - согласился Король. - Но я могу позволить себе немного великодушия. Твой Ригольд приведет меня к лучшей сделке за историю Гильдии, почему бы мне его не отблагодарить?
  -- И меня за компанию? - Безгол не верил ни единому слову. - Для того ты и послал своих убийц в Тельон?
  -- Тельон - это не Гардарики, - серьезно ответил Король. - Я не могу чувствовать себя в безопасности, когда ты находишься так близко. А после случившегося нынче, мне стал опасен и Ригольд. Еще более опасен - если твои действия я могу предсказать достаточно точно, то он для меня - загадка. Вот сейчас, что он предпримет? Попытается вызволить тебя в одиночку? Убежит, ляжет на дно? Устроит на меня покушение? Или попытается торговаться, благо есть чем? Что скажешь, приятель?
  -- Не верю я тебе, - сказал Безгол серьезно. - И он не поверит. Чтобы Король самолично врага простил-помиловал, да скорее небо упадет!
  -- Зря ты, - вроде бы даже обиделся Глава Гильдии. - Что бы там обо мне не говорили, ты-то должен понимать! Не мстительный я, просто осторожный. Был бы мстительный - сейчас бы над тобой уже палачи трудились, а ты сидишь себе в комфортабельной камере, на мягкой кровати, и кормят тебя вполне прилично...
  -- Пока не кормили, - информировал его Безгол.
  -- Неужто? Вот бездельники! Ну, этого больше не повторится. Еще и на свои кровные чего-нибудь купят вкусного, чтобы ты, спаси Творец, на них не пожаловался. Так что с Ригольдом? Решать надо, Безгол. Его ведь не только мои крысята ищут - вся королевская стража на его голову нацелилась. Заметут, плакали мои Регалии... и твоя счастливая старость в придачу. Пособи, в накладе не останешься.
  -- Ты хочешь, чтобы я тебе Дика сдал? - спокойно, чуть даже иронично спросил Безгол.
  -- Для его же блага. Жалко парня, пропадет за тумак. Где Регалии спрятаны, знаешь?
  -- Понятия не имею, - ухмыльнулся Безгол. - Хочешь, палачей своих крикни, пусть подтвердят. Кроме Ригольда, никому до Регалий не добраться.
  -- Зачем же нам палачи? Я так, для порядка , спрашиваю. Времени у Дика достаточно было, чтобы перепрятать вещички. Да и в берлогу, где вы укрывались, он наверняка не вернется. Как решать будем, Безгол, по-хорошему или как придется?
  -- Как придется, - Безгол закрыл глаза. - Не верю я тебе, приятель, даже на медный тумак. Интерес-то твой мне понятен, Регалии заполучить хочешь. Да только Дик не так глуп, как ты считаешь. Не поверит он, что ты меня отпустишь.
  -- Ну, что же. В ближайшее время мы вычислим, где он залег. Нет, мои люди его и пальцем не тронут, только попросят отдать Регалии. Не согласится - будем высылать ему подарочки - на долгую память. А ты решай пока, какая часть тела тебе менее нужна.
   Король сухо кивнул и вышел из камеры. А Безгол остался решать, какая часть тела у него лишняя.
  
   Такого я никогда еще не видел - воровской сход без Короля во главе. Лучшие, удачливейшие, уважаемые воры собрались сегодня у Зачинщика. Собрались, не требуя объяснений, без лишних слов и вопросов. Не все, конечно, те, что были преданы Главе Гильдии здесь, понятное дело, не присутствовали. А также иные уважаемые, но не внушающие доверия воры, что с легкостью могли сдать мятежный сход королю.
   Как Бенджамину удалось это провернуть - ума не приложу. Не удивлюсь, если он не один день планировал это дельце, просто так, на всякий случай. Кто знает, может, их теплые на первый взгляд отношения с Королем такая же липа, как купеческая грамота, красовавшаяся на стене.
   Я, ради такого случая, покинул свою комнату (не без помощи Зачинщика, разумеется), и теперь сижу, развалившись в удобном массивном кресле и ловлю любопытные взгляды собратьев по ремеслу. Джой подбадривающе ухмыляется, похоже, кое-какие слухи до него уже долетели. Лещ, как всегда, невозмутим. Тень о чем-то воркует с Джеффом, не обращая внимания на остальных. Соль напряжен, пальцы так и порхают бабочками у рукояти "клыка". Соль - один из лучших бойцов Гильдии, достойный соперник Тертому. Я рад, что с нами, если дело дойдет до крови, лучше иметь его на своей стороне.
   Угорь вертится на дубовом стуле. Ни минуты покоя, весь в движении, маленький, веркий, он ловит мой взгляд и делает неприличный жест. Отвечаю тем же, дружелюбно ухмыляемся друг другу.
   Сигр умывается в углу, рядом лежит обглоданная рыбья голова. Коту безумно интересно, о чем пойдет речь на сходе, но это ведь не повод отказываться от обеда.
   Верзила Сазан, по обыкновению, мрачен. На правой руке у него не хватает указательного пальца и фаланги среднего - результат неверной дезактивации ловушки. Он не любит об этом вспоминать, и постоянно носит на искалеченной руке перчатку из тонкой кожи. Сазан - левша, и увечье ему не слишком мешает.
   Раньше я считал, что заговоры - непременный атрибут исключительно дворцовых стен. Оказывается, это не так. Вот мы, к примеру - чем не заговорщики? Наверное, кличка Главы Гильдии провоцирует. Назвался Королем - получай заговор!
  -- Начинай, Бенджамин, - Лещ машинально приглаживает редкие волосы. Надо же, и у него нервы присутствуют! Вот уж не думал...
  -- Друзья! Сегодня ночью произошло возмутительное событие. Двенадцать членов Гильдии, ведомые лично Главой, напали на Безгола и Ригольда. При этом, Безгол был захвачен, а Ригольд... вы видите сами.
   Возмущенные выкрики, сочувствующие реплики. Хриплый возглас Леща:
  -- Безгол в Беларе?
   Вопросительные взгляды, обращенные ко мне.
  -- В Беларе, - говорю я. По напряженным лицам понимаю, что голос мой звучит тихо, потому повторяю:
  -- В Беларе. Если еще жив.
   Короткое обсуждение, яростная дискусия. Вывод: Король - сволочь. И снова все замолкают, выжидающе глядя на Зачинщика и на меня. Собираюсь продолжать, но Бенджи меня опережает.
   Не подозревал даже, что Зачинщик столь блестящий оратор! Его речь завораживает. Он говорит о воровской гордости, о том, что нынче Гильдия больше напоминает баронское поместье, чем союз вольных людей. О том, что Король жестоко расправляется с каждым, кто проявляет малейшее несогласие. Приводит примеры, всем нам хорошо известные, но собранные вместе, производящие угнетающее впечатление. Напоминает о том, что никто из нас не может чувствовать себя в безопасности, пока Гильдией правит Король.
   Наверное, примерно так говорил первый из Маргонов, поднимая Леданию на освободительную войну во времена Империи. Не знаю, как остальные, а мне хотелось Королю глотку не перерезать даже, зубами порвать.
   На лице Джоя ярость. Угорь застыл каменным изваянием, сжимая в руке нетронутую чашу вина. Соль тискает рукоять ножа, на губах - холодная усмешка. Крыса-Джеф и Тень-Оборо разомкнули объятия, в глазах обоих - неприкрытая ярость. Увалень Сазан теребит перчатку на правой руке. Лещ...
  -- Я правильно понял тебя, Зачинщик? Ты предлагаешь сместить Короля?
   Голос Леща сух и холоден. Ни тени эмоций, такое впечатление, что речь Бенджамина его и не зацепила вовсе. Кусок льда, да и только.
  -- Безгол - мой друг, - голос Зачинщика дрогнул. - И Королю я его не отдам.
   Все. Слово сказано. Если хоть один дрогнет, остальным не жить. Покушения на свою власть Король не простит никому. Сердце бьется прерывисто, то выдает барабнную дробь степных кочевников, то застывает в ожидании чуда.
  -- Опасно, - говорит Господин Осторожность. И я понимаю, что он совсем не против смещения Короля. Просто не уверен в успехе... и хочет, чтобы его убедили.
   А Зачинщик уговаривать не собирается.
  -- Да, опасно. И что? - с вызовом отвечает он.
   Джой согласно кивает. Кто ищет спокойной жизни, в Гильдию не идет. Игрок уже готов рискнуть, пламя азарта бушует внутри его. Он - с нами, что бы там не решили остальные.
  -- Мы с Безголом друзья, - напоминает Лещ. - Но...
  -- Так докажи свою дружбу, - Зачинщик обрывает его на полуслове. Его, живую легенду Гильдии! И никто из присутствующих не одергивает Бенджамина. Потому что не годится легенде осторожничать. Тем более, живой.
   Угорь поднимает чашу и делает большой глоток. Демонстративно, напоказ.
  -- За Безгола!
  -- За Безгола! - подхватывает Соль, а Джой довольно ухмыляется.
   Беру со стола чашу, рука дрожит, дорогое вино льется через край, пачкая белоснежную скатерть. Оборо оставляет Джефа, забирает у меня чашу. Перед тем, как поднести ее к моим губам, она делает глоток:
  -- За Безгола!
   Джеф пожимает плечами и делает большой глоток. Молча. Тень сказала и за него тоже.
   Отпиваю вина, пристально смотрю на Леща. Тот в сомнении. Не высказался пока только он, да еще Сазан, но тот всегда был тугодумом.
  -- Кто будет новым Главой? - задает вопрос Лещ. Джой презрительно щурится, его эти соображения не волнуют. Да кто угодно - какая, к Блину, разница?
  -- Достойных кандидатов два, - не торопясь, отвечает Зачинщик. - Ты и Безгол. Думаю, этот вопрос вы спокойно утрясете между собой. Без крови, без драки.
  -- Я тоже так считаю, - по губам Леща скользит улыбка, неуместная, как змея среди зимы. Он встает, поднимает чашу, словно салютуя присутствующим:
  -- За Безгола!
   С трудом сдерживаю слезы. Нам удалось! Спасибо тебе, Зачинщик!
  -- Сазан? - вопрошает Бенджамин последнего из заговорщиков.
  -- Я что? Я Безгола знаю, Безгол - хороший. За Безгола!
  -- Предлагаю круговую, - глаза Джоя сверкают. - Поклянемся на крови, как положено по обычаю Гильдии.
   Бенджамин кивает, берет большую чашу, наполняет виом из кувшина. На правах хозяина, протягивает Лещу, как старшему. Тот делает глоток, обнажает запястье, делает неглубокий надрез. Кровь мешается с вином.
  -- Клянусь вызволить нашего брата или отомстить за него!
   Следующий - Соль.
  -- Кровью своей клянусь и этим вином!
   Джеф и Оборо. Святой Лакки, да могут они хоть сейчас не целоваться?
  -- Клянусь... клянусь своей кровью и этим вином! - звучат в унисон два голоса.
   Чаша доходит до меня. С трудом поднимаюсь, обвожу глазами всех присутствующих.
  -- Кровью своей клянусь и этим вином! - интересно, а кровь во мне еше осталась? Ладно, для такого дела не жалко. Ножом надрезаю забинтованное запястье, несколько капель крови скатываются в чашу. Делаю глоток, передаю чашу дальше.
  -- Клянусь своей кровью и этим вином!
  -- Клянусь!
  -- Клянусь!
  -- Клянусь!
  
  -- Весь город сошел с ума, - констатировала Томагавка. - Все ищут какого-то доппельгангера. В связи с чем лавки не работают, так как продавцы наперегонки с потенциальными покупателями рванули к королевской статуе на Королевской же площади.
  -- Доппельгангера? - подивился Боресвет. - А это что еще за зверь?
  -- Такой специальный двойник, - объяснил Бол. - Кому повезет его увидеть, того, что характерно, ждет летальный исход. То есть, дуба даст, если по-гардарикски. Королю как раз повезло.
  -- Значит, король даст летального дуба, - резюмировал богатырь. - И народ хочет попрощаться с любимым монархом, пока тот еще жив. Нет, все равно не понял - а статуя здесь причем?
  -- Сам посуди, - Бол поднял голову вверх, призывая в свидетели осенние тучи. - Многие ли живого короля видели?
  -- Вряд ли, - согласился богатырь. - Дык, он же на каждой монете нарисован, нет?
  -- Двойная марка тоже не у каждого есть, - ухмыльнулся эльф.
  -- Вдобавок, статуя куда крупнее. - подтвердила Томагавка.
  -- Да, за две штуки голда чего только не сделаешь, - вздохнул богатырь. - Я вот что думаю, может, нам дойти до этой статуи, в натуре? Архитектуру децил позырим, достопримечательности там всякие. Ну, и на статую глянем, вдруг этот доппель нам каким боком встретится?
  -- Прогуляться - это можно, - согласилась Томагавка. - К тому же, сандалии все еще при нас, бесхозные. Как вам, не знаю, мне не подошли. Со штанами не гармонируют, и каблука нет вовсе.
  -- Оракул сказал - уведите знак, поймете сами, - вспомнил Бол.
  -- Только если нам объяснят, что это знак был, - пробурчал богатырь. - Уж лучше доппеля ловить. О том хоть знаем, что на короля децил похож.
   Улицы были полны народа. Горожане решили использовать королевский указ о поимке злокозненного доппельгангера, несомненно призванного коварными магами, как неожиданный и от того еще более приятный светский праздник.
   Бол глазел по сторонам, Боресвет присматривал за кошельком. Не успеешь опомниться, как чья-нибудь ловкая ручонка залезет позвенеть чужим голдом. Народ в Ледании, по убеждению Боресвета, был на руку далеко не чист, раз уж воры тут не просто мирно воруют, а объединились зачем-то в Гильдию.
   Разумеется, больше всего народа было на площади, гордо именовавшейся Королевской. Разумеется, название было дано не просто так. Длинный ряд статуй, украшавших площадь, принадлежал как раз почившим венценосцам Ледании. За исключением последний, чей прототип еще не успел отдать Блину душу и прочие части тела. Впрочем, если легенды о доппельгангерах не лгали, шансы познакомиться с Духом Зла у него были неплохие.
   Протолкаться к статуе было не просто, но у них получилось. Боресвет просто пер на пролом, остальные следовали за ним.
  -- Извини, братан. И ты извини, тетка. А тебе, если будешь ругаться, в ухо дам. Мужик, уйди с дороги, задавлю на хрен! Прости, что задавил, мужик..
   Вслед им неслась сдержанная ругань, связываться с могучим гардарикцем никому не хотелось.
  -- Куда пру? Дык, вперед же. Ногу отдавил, так нефиг подставлять было. Сам туда иди, понял? А то дам раза, пеньки отбросишь. Может, и коньки, мне без разницы. Сам варвар, понял? А за козла ответишь. Эй, куда, а за козла отвечать? Которая тут статуя - доппельгангер?
  -- Вот эта, крайняя, - подсказал эльф.
  -- Мужик как мужик, по роже и не скажешь, что король. Постой-ка... рожа уж больно знакомая! Где-то я этого доппеля видел...
  -- Вчера, - подсказала Томагавка. - Когда с ворами дрались.
  -- В натуре, цыпа! Блин, башка того парня кучу голда весит!
  -- Сдается мне, это и есть знак, о котором говорил Оракул, - задумчиво произнес эльф, любуясь горделивой статуей давешнего вора.
  
  -- Значит, вы говорили с самим Блином, - глаза старого мага оживленно блестели. - Надо же, а я считал его существование детскими сказками!
  -- Думаю, его бы то позабавило, - улыбнулась Лани.
  -- Несомненно, позабавило бы. Интересно вот, что из сказанного им было правдой, а что - нет? Блин все-таки известен, как Отец Лжи... с другой стороны, лгать тем, кого считаешь ниже себя довольно унизительно, особенно для столь могущественного существа.
  -- Мне показалось, он говорил правду, - возразил Таль.
  -- О, без сомнения, - с жаром согласился Мастер Лион. - Однако, мой юный коллега, должен заметить, что лгать можно не только словами. Интонация, мимика, телодвижения - такие же составляющие лжи, как и слова. Скажем, вы говорите собеседнику чистую правду, сопровождая слова веселым смехом с иронической интонацией. Что он решит? Что вы всего лишь шутите, стало быть, сообщаемая ему информация правдой являться не может. Таким образом, ни сказав ни слова лжи, вы ввели в заблуждение вашего собеседника. А уж слова... в половине случаев люди слышат совсем не то, что им говорят, а то, что они хотят слышать. Или, напротив, боятся.
  -- Почему Вы считаете, что Блин нас обманывал? - требовательно спросила Лани.
  -- Потому что он Отец Лжи, - отрезал маг. - Впрочем, понять логику существа, подобного ему, нам не дано. Не исключено, что он сказал чистую правду, чтобы вы, памятуя о том, кто он есть, посчитали ее ложью.
   Храп варвара на минуту прервал ученую дискуссию. Лани зашипела и дернула Нанока за рукав куртки.
  -- Не тревожь его, пусть спит, - улыбнулся маг. - Наши беседы скучны для неискушенных кассарадцев.
  -- Вот Вы скажите, мастер, - сказал Таль. - То, что Блин говорил про Кольцо - ложь?
  -- Возможно, и так, мой мальчик, - задумчиво ответил маг. - А возможно, что он сказал правду.
  -- Голова говорил, что Вы нашли странную карту, - Лани вопросительно посмотрела на мага, тот ободряюще кивнул. - Не может ли она быть связана с Кольцом?
  -- Кто знает, - пожал плечами Мастер Лион. - В любом случае, не хватает кусочка головоломки. Интересно было бы раздобыть недостающую часть и посмотреть, что же за клад скрывает эта карта. Возможно, это и в самом деле эльфийское Кольцо. А может быть, другой артефакт, не менее сильный и интересный. Убежден в одном - тот, кто затратил столько усилий, чтобы скрыть карту, не стал бы зарывать в землю банальный горшок с золотом.
  -- А с серебром? - немедленно заинтересовался проснувшийся варвар.
  -- И с серебром тоже. Заклятие преобразования - это уровень Мастера, а Мастер не...
   Талю так и не удалось узнать, что именно Мастер не. Потому что как раз в это время дверь стремительно распахнулась, и в комнату ворвался нищий. Нанок, слегка опешивший от такой наглости, потянулся к секире.
  -- Что случилось, Фрол? - поинтересовался Мастер Лион, единственный из присутствующих сохранивший невозмутимость.
  -- Голова попался людям Короля.
  -- Которого? - поинтересовался маг. - Его Величества, короля леданского или Главы Гильдии воров?
  -- Последнему, - выдохнул нищий. - Еще новость. Ригольда ранили, он сейчас у Зачинщика. Познакомился я с этой личностью, человек, кажется, неплохой. Говорит, что Ригольду в его доме небезопасно. И еще сетует на то, что не может пригласить толкового лекаря, потому что... Еще одна новость - по всей Беларе объявлен королевский указ. Тот, кто предъявит голову королевского двойника-доппельгангеа, получит две тысячи золотых и титул барона.
  -- Ох! - маг схватился за голову, а варвар немедленно заинтересовался неведомым доппельгангером:
  -- Целых две тысячи? А как выглядит этот самый двойник?
  -- Практически, как сам король, - честно ответил нищий.
  -- Может, проще короля прибить? - задумался Нанок, но Таль бесцеремонно вмешался в мыслительный процесс варвар:
  -- А кто тебе тогда заплатит, горе мое?
   Нанок промолчал. Об этом он как-то не подумал.
  -- Может, Его леданское Величество меня за медальон наградит? - неуверенно сказал он. - Посоветовали бы, как во дворец попасть?
  -- Что за медальон? - заинтересовался маг. Талю он чем-то напоминал Бола, такой же любознательный, только повзрослевший и помудревший с годами.
   Варвар молча полез за пазуху и вытащил снятый некогда с тела мертвого принца медальон. Маг потянулся было к нему, но нищий оказался быстрее.
  -- Откуда у тебя это? - спросил он, и варвар отшатнулся в страхе. Единственный глаз пылал яростью на изуродованном лице, казалось, странный нищий вот-вот вцепится ему в горло. - Отвечай!
  -- Снял с тела принца, - невольно повинуясь властному голосу, ответил Нанок. - Тело похоронил, а медальон собирался передать отцу покойного. Леданскому королю, то есть.
  -- Кто его убил? - требовательно спросил Фрол.
  -- Не знаю... А ты кто такой, чтобы у меня спрашивать? - опомнился вдруг варвар.
  -- Сейчас - никто, - ярость уходила из единственного глаза нищего, сменяясь бесконечной болью. - А всего год назад я был королем Ледании.
   Он сел за стол, уронил голову на руки и тяжело, навзрыд, заплакал.
  
  

Глава XXII.

   Заговор был молниеносным, выверенным до мельчайших деталей. Его Величество узнал о нем как раз в тот момент, когда Величеством быть перестал.
   Гвардейцы были куплены. Не все, конечно, тут бы у самого Блина денег не хватило, но для успеха заговора этого было и не нужно.
   Несколько человек у дворцовых ворот, что пропустили скрытых в темные плащи незнакомцев и те еще, что охраняли спальню Его Величества.
   Король, спавший довольно чутко, не стал тратить времени на выяснение личностей полуночных гостей. До парадной шпаги ему дотянуться не удалось, перевязь была аккуратно повешена на стену, как и полагалось по этикету. Зато скромный, лишенный украшений кинжал, по традиции лежащий в изголовье кровати, оказался весьма кстати. Именно в этот момент король оценил мудрость вековых обычаев. Кто из древних монархов спас себе жизнь и корону при помощи бесхитростного оружия и собственной храбрости, Форлатт Четвертый так и не узнал, но воздал искреннюю хвалу мудрому предшественнику. Заодно наградив проклятием тупоголовых Мастеров боевых искусств, обучивших его приемам владения оружием. Потому как упомянутые Мастера с незаслуженным презрением относились к воровскому умению орудовать кинжалом, предпочитая обучать юного тогда еще воспитанника более приличествующим его положению воинским дисциплинам.
   Король оказался один против дюжины вооруженных мечами мерзавцев с одним лишь кинжалом и желанием остаться в живых. И это вот желание едва не перевесило численный перевес и длинные клинки заговорщиков.
   Сопротивления не ожидал никто. Ни те господа, что тщательно готовили подмену монарха, ни те, кто приводил выверенный план в исполнение. Потому последовавшие вместо полагающихся по традиции вопросов "Как вы смеете?" и "Кто вы такие?" два ножевых удара изрядно подорвали боевой дух заговорщиков. Вдобавок, король им нужен был живым, слишком много важных вещей знал монарх - из тех, что положено знать только венценосцу, и никому больше. А еще оказалось, что биться в помещении, пусть даже таком роскошном, как королевская опочивальня, куда сподручнее кинжалом, чем длинным мечом.
   Он почти пробился. Ловко уворачиваясь от ударов и разя в ответ, он почти сумел открыть дверь потайного хода, ведущего на кухню. Мысль прорываться к казармам он отринул сразу, потому как неизвестно было, какими силами располагают заговорщики, и кто их поддерживает. Вдобавок, ход на кухню открывался проще и быстрее.
   Он не успел самую малость. Дрогнул на мгновение, увидев перед собой собственное лицо, лицо своего двойника, и этого хватило, чтобы последний скрытый рычаг оказался для него недосягаем. Дверь была разблокирована, и открыть ее уже не составило бы труда, но дорога к ней была перекрыта.
   Именно в этот миг он понял, что непременно умрет, умрет здесь и сейчас. Взять его живым так и не смогли, слишком яростен и умел оказался обреченный, впервые защищавший уже не жизнь свою даже, а смерть. И заговорщики это поняли.
   Перерезать глотку мерзавцу с его собственным лицом он не успел. Длинный клинок догнал его спину, полыхнуло красным, потом пришла тьма.
   Как он сумел выжить, Фрол не знал. Скорее всего, заговорщики спихнули тело короля в реку, сняв с него все до последней тряпки и обезобразив до неузнаваемости. О том, что в нем теплится искра жизни, никто и не догадывался...
   Все-таки, королю куются из другого металла, восхищенно думал Таль, слушая рассказ нищего. Конечно, Фролу повезло, что выловивший его бесчувственное тело рыбак оказался вдобавок немного знахарем, так ведь и тот считал, что лишь немного сможет отсрочить неминуемую кончину спасенного.
   А он выжил. Огонек жизни, почти угасший под ударами клинков, сумел разгореться вновь, к вящему удивлению всей рыбацкой артели. Несмотря на сильную потерю крови, несмотря на воспалившиеся раны, на которые заговорщики не поскупились - все-таки выжил.
   Когда он первый раз увидел свое лицо, было желание покончить с собой. У него забрали все - корону, здоровье, даже собственное лицо. Он узнавал новости, и каждая из них была пригоршней соли на незажившие раны. Все, кто был ему дорог, оказывались либо на плахе, либо в заточении. Десяток громких заговоров - Фрол был уверен, что ни один из них не был настоящим - и все бывшее окружение леданского короля перестало быть. Очевидно, самозванцу мешали люди, хорошо знавшие его предшественника.
   Все более-менее видные полководцы, разумеется, возглавили список жертв. Здесь, правда, заговорщики едва не перехитрили сами себя, что последняя война с Фараданом наглядно доказала. Лишь явленное Творцом чудо спасло Леданию от полной аннексии. По крайней мере, так утверждали синерясые, и здесь Фрол был с ними полностью согласен. Именно чудо, Творцом явленное во спасение. Нет, кассарадец, у Беодла на такое чудо силенок не хватит, и не хватайся за топор, а то пиво на штаны вылью.
   "Петушиный час", до поры себя ничем особенным не проявлявший, с приходом к власти двойника вдруг проявил невиданную активность, что тоже наводило на кое-какие мысли. За какой-то год были уничтожены практически все маги королевства, уничтожены настолько ловко и изощренно, что сомнений не оставалось, готовилось это не один год. Патриарх, наблюдавший за действиями радикалов с возрастающим беспокойством, предпринять ничего не смог.
   Фрол жадно осушил участливо поднесенный Лани кубок вина и продолжил.
   Да, он жаждал мести. Больше всего на свете он хотел сделать то, чего не успел в ту памятную ночь - вскрыть самозванцу глотку. Тем более, он был почти уверен, что потайной ход никто так и не удосужился закрыть - хотя бы потому, что знал эту тайну он один. Останавливало его то, что с убийством самозванца в Ледании вспыхнула бы гражданская война. Король, даже лишенный всего, оставался королем. Защитником врученного ему свыше королевства.
   И грела еще сердце безумная, болезненная надежда. Что жив его единственный сын и наследник. Принц Тудор, разумеется, был объявлен участником очередного заговора и удален от двора, но Фрол не сомневался, что он жив. Кто бы ни стоял за самозванцем, принц был им необходим как средство давления на случай, если новоявленный монарх возжаждет вдруг самостоятельности. Широко разошедшийся слух о пропаже Его Высочества Фрол всерьез не воспринял, считая, что хозяева марионетки на троне просто спрятали его от греха подальше.
  -- Похоже, самозванец сумел до него дотянуться, - закончил нищий свое повествование.
   Ответом ему было молчание. Рассказ несчастного короля потряс всех. Лани, не стесняясь, плакала, прижавшись к плечу Таля. Мастер Лион озадаченно потирал подбородок. Нанок яростно стискивал рукоять секиры, желая только, чтобы самозванец вдруг оказался в этой комнате сию же минуту.
  -- Мы могли бы помочь, - нерешительно начал Таль.
  -- Вернем тебе корону, а самозванца - того, - варвар сделал жест ребром ладони. - Дело знакомое, чего уж там. Уж не страшнее Сугудая этот твой двойник...
   Мастер Лион печально покачал головой. Он прекрасно понимал, что калеке никогда не доказать, что он настоящий король. Все, кто мог бы ему поверить и поддержать, были либо мертвы политически, либо просто мертвы. Мало кто поверит словам заговорщика, а мертвые так и вообще не разговорчивы.
  -- Я не хочу возвращаться на трон, - сказал Фрол, и Ларгет содрогнулся, заглянув в его лицо. Казалось, что этому человеку незачем больше жить.
  -- Но я хочу отомстить, - теперь содрогнулся уже варвар, ослепленный полыхающем в единственном глазу нищего огнем. - И Творец в милости своей даровал мне такую возможность!
  -- Что ты имеешь в виду? - озадаченно спросил Таль.
  -- Ты имеешь ввиду Ригольда? - поинтересовался Мастер Лион.
  -- Именно, - кивнул Фрол.
   Нанок сморщил лоб, пытаясь сообразить, что к чему. О Ригольде он был уже немного наслышан, но связи между вором и королевским троном не улавливал. Это сколько ж спереть надо, чтобы король с досады издох! Одному вору столько нипочем не унести. Значит, ему потребуется помощь скромного, но чрезвычайно сильного варвара. Эх, был бы еще Боресвет, весь дворец вынесли бы за пару раз и загнали бы скупщику краденного... как там его? Нанок попытался вспомнить имя человека, у которого обретался упомянутый вор. Ладно, не этому, так другому загоним, не последний же он скупщик краденого в городе?
  -- Трон не примет его, - уверенно сказал маг. - Регалии Фраллов отвергнут его. И мне не понятно, как так случилось, что они самозванца признали?
  -- Они и не признали, - зло ухмыльнулся Фрол. - Регалии, которые носит этот, с позволения сказать, король, обыкновенная подделка. Потому-то он так усиленно и разыскивает артефакты предыдущей династии. Ведь, если ты помнишь, до обряда Солнца Ледании осталось всего полгода...
  -- Если Регалии не признают его, как своего владельца, обряд он не переживет, - согласился Мастер Лион. - Да, теперь все сходится. Стало быть, это Его фальшивое Величество подкинул Гильдии эту выгодную работку...
  -- Которую Ригольд исполнит для себя лично, - хихикнул злорадно нищий. - Скипетр и Корона Маргонов его уже признали, думаю, и остальные Регалии поддержат его притязания на власть.
  -- А он там не помрет, ненароком? - осторожно встрял в непонятный разговор Нанок. Если он все правильно понял, Ригольда этого крепко подранили, и ему позарез требуется помощь знающего и мудрого мага. А лучше двух, если Мастер Лион согласится.
  -- Надо поспешить, - согласился Мастер Лион.
  
  -- Поспеши, сынок, - Король ласково похлопал Кобру по плечу. - Ты понял, что надо делать?
  -- Да, Наставник. Ригольд у Зачинщика, возьму верных людей и попытаюсь его захватить.
  -- Не "попытаюсь", сынок, а "захвачу". Пытаться будешь, если облажаешься, уж мой палач свое дело знает. И еще - вздумаешь сводить сейчас с Ригольдом счеты, пожалеешь, что вообще родился.
  -- Я все понял, - поспешно сказал Кобра, неслышно скрежетнув зубами. Значит, убрать подонка под шумок не получится. Жаль...
  -- Потом я тебе его отдам, - ухмыльнулся Король. - В постоянное, так сказать, пользование. Но сейчас он мне нужен, так что не зарься на мои игрушки. И еще одно - если, против ожидания, Ригольда на "Дне" не окажется, попроси Зачинщика передать ему мое предложение. Регалии Маргонов за голову Безгола. Насколько я знаю щенка, должен купиться. Но лучше притащи мне Ригольда сюда, я ему все сам изложу подробно и доступно. Все понял?
  -- Да, Наставник.
  -- Тогда иди. И смотри, сынок, не облажайся.
  
   Интересно вот, а призраков качает порывом ветра? Если нет, они довольно-таки прочные и вполне себе материальные существа. В отличие от меня. Потому как прорвавшийся из неплотно закрытой двери скознячок едва не свалил меня с ног.
   На столе ждала чашка куриного бульона - уже не горячая, но еще не совсем остывшая. Я с жадностью осушил ее, пренебрегая лежавшей рядом деревянной ложкой. Оставалось еще куриное крылышко, но заняться им у меня не осталось сил.
   Спавший в кресле по соседству Сигр встрепенулся и влез мне на колени. Я предложил ему крылышко, но кот с негодованием отверг подношение. Я сюда, дескать, не жрать пришел, а о твоем здоровье, балбес этакий, волнуюсь. Я улыбнулся и погладил сердитого зверя по спине. И я, и он прекрасно знали, что как только я снова сомкну веки, курица будет незамедлительно сожрана. Ясное дело, беспокойство о моем здоровье отнимает у котика массу сил...
   Однако заснуть снова мне не дали. Дверь осторожно открыли, голос Зачинщика объявил кому-то за дверью:
  -- Не спит он уже. Заходите.
   И они зашли. Фрол, одетый вполне прилично, с коротким мечом на поясе (святой Лакки, я его поначалу и не узнал!). Мастер Лион с кротким посохом в руке (жить ему, что ли, надоело? Он бы еще на спине "колдун" написал, чтобы уж точно никто не ошибся), ладная зеленоглазая девчонка (должно быть, это и есть Лани, ученица Безгола). Следом за девчонкой в комнату заходит воин с секирой на спине. Лакки клянусь, ему для этого пришлось пригнуться. Таких здоровенных ребят я еще не видывал. Вот уж кому вором никогда не стать, ни в одной толпе затеряться не сможет.
   Последним заходит молодой, ничем не примечательный парень, каких в любом городе полным-полно. Если забыть о том, что горожане с эльфийскими луками за плечами расхаживают нечасто.
  -- Привет, ребята, - говорю с трудом. - Рановато вы, похороны еще не сегодня.
  -- Похороны отменяются, - резко говорит Мастер Лион. - Сейчас мы тебя вылечим.
   Отмечаю это "мы". Стало быть, парень с луком - маг? Выглядит слишком молодо, но кто этих чародеев разберет? Может, он старше, чем моя неведомая прабабушка, а молодым только выглядит.
  -- Валяйте, - говорю. Сигр поочередно обнюхивает гостей, неожиданно выгибает спину и шипит на Лани. Он испуган, что-то в ней есть такое, что до смерти перепугало не самого трусливого в мире кота. Не обращая внимания на выпущенные когти, девушка кладет руку на рыжую спинку, и кот замирает. Он все еще испуган, но верит, что вреда она не причинит. Удивляться нет сил, я откидываюсь на подушки.
  -- Ляг на спину, - командует маг. Послушно подставляю пузо его рукам. Молодой маг с жадностью следит за действиями Мастера, как жадный до знаний ученик. Мастер Лион читает заклятие, и я чувствую, как боль отступает.
  -- Можно я, Мастер? - нерешительно спрашивает молодой маг. Мастер Лион снисходительно кивает, уступая ему место.
   Странное это колдовство. Молодой маг не произносит заклинаний, не делает присущих магам повелительных жестов. Лишь закрывает глаза, складывает ладони лодочкой. Потом выворачивает их от себя, и я вижу висящий между ладонями шар золотого огня. Маг, не открывая глаз, приближает ко мне шар, и мне становится страшно.
  -- Как ты это делаешь? - хрипло спрашивает Мастер Лион, и по голосу я понимаю, что твориться нечто невозможное. Старый маг ошеломлен, потрясен до глубины души. Проникаюсь к его молодому коллеге невольным уважением, уж Мастер Лион в жизни повидал всякого, говорят, даже женскую баню видел.
   Меж тем, золотой шар касается раны на моей руке, чуть подсохшей, но все еще свежей. Зажмуриваюсь в ожидании боли... ничего не происходит. Ласковое теплое поглаживание, становится на миг чуть горячо, потом это проходит. Слышу прерывистый вздох Мастера Лиона, решаюсь открыть глаза. Маг по-прежнему стоит с закрытыми глазами, золотой огонь все еще бьется меж его пальцев. А раны на руке нет, будто корова слизнула! Только шрам остался, багровый, уродливый, но это я как-нибудь переживу.
   Приподнимаюсь на кровати, со стоном валюсь обратно. Блин проклятый, у меня ж еще две раны, о которых я совсем забыл! Недоверчиво ощупываю руку, может это иллюзия? Нет, боли не чувствую, все так и есть, рана непонятным образом исчезла. Сигр изворачивается в руках девушки, норовя подставить голову под золотой огонь.
  -- Чудо, - бормочет Зачинщик и смотрит на мага, как на пророка. Он довольно набожен, этот скупщик краденого, не понимаю, правда, как это сочетается с его профессией, не самой честной на свете, если разобраться.
   Молодой маг разбинтовывает вторую рану, и я не могу понять, почему он побледнел, то ли сомлел от вида крови, как положено добропорядочному чародею, то ли врачевание отняло у него много сил. Девушка смотрит на него с тревогой, бросается поддержать под руку, но он ее отстраняет. Снова закрыты глаза, снова золотистый огонь скользит меж его пальцев. На этот раз смотрю во все глаза, как золотистый шар убирает потеки крови, как рана сначала закрывается, а потом исчезает прямо на глазах, оставляя после себя багровый рубец. Прав Зачинщик, это чудо. Видели бы парня синерясые, мигом объявили бы очередным святым. Или же сожгли бы на костре, на всякий случай.
   Мастер Лион смотрит жадно, пытаясь понять действие заклинание. Видимо, это ему не удается, вид у мага потрясенный и растерянный. Стало быть, все-таки чудо, не магия.
   Молодой маг, еще более бледный, разбинтовывает мой несчастный бок. Кусаю губы, повязка присохла к ране, тревожить ее довольно болезненно. Мастер Лион кладет коллеге руку на плечо, подпитывая его магической силой. Зачинщик стоит, прислонясь к косяку двери, губы его шевелятся - наверное, шепчет молитвы.
   А я смотрю. Смотрю, как затягивается рана в боку, ощущаю, как уходит из тела раскаленный гвоздь боли. Смотрю на лицо юного волшебника - или же святого - что бледнеет при каждом всполохе золотого огня. Смотрю, как сжимает плечо молодого мага Мастер Лион, щедро делясь своей Силой, как бьется в руках Лани Сигр, стремясь прикоснуться острой мордочкой к золотому чуду, не кусая, однако, рук девушки.
   Молодой маг опускает руки и отступает на шаг. Бледность уходит с его лица столь же быстро, как снег под струей горячей воды.
  -- Спасибо, - говорю хрипло, откашливаюсь, повторяю. - Спасибо тебе. Меня зовут Ригольд, и я твой должник.
  -- Меня зовут Таль, - кивает молодой маг, протягивает руку к девушке, представляя ее. - Это - Лани. А вон того горного великана зовут Нанок. Он из Кассарада.
   Вот значит, каковы они, знаменитые кассарадские варвары. Где-то я уже видел похожего тролля...
  -- Как ты себя чувствуешь? - робко спрашивает Лани. Честно прислушиваюсь к своим ощущениям. Они... странные. Чего-то хочется, а чего - не знаю.
   Пожрать бы, предлагает Шепот Удачи, и желудок тут же одобрительно вопит, что да, самое время.
  -- Жрать хочу, - сообщаю я. Фрол тут же достает из кармана заплесневелый сухарь, отданный ему, очевидно, каким-то отзывчивым горожанином. Варвар с готовностью протягивает флягу, Зачинщик спешно отдает приказания слугам насчет обеда.
   Игнорирую сухарь, принимаю флягу. Нанок одобрительно кивает, видя, как ее содержимое исчезает в моей горящей глотке. Восхитительное ощущение, когда у тебя ничего не болит! Слабость осталась, но вот боли - нет. Мастер Лион торопливо кладет мне руки на плечи, и слабость послушно отступает перед его мастерством. Самочувствие все еще ниже среднего, но я хоть чувствую себя живым.
  
  -- Ну и где нам искать этого вора? - вопросил в очередной раз Боресвет. Богатырь казался возбужденным, то ли из-за невыполненной задачи Оракула, то ли из-за избытка принятых горячительных напитков. - В натуре, я так понимаю, знаки должны раньше давать. А то фигня выходит - сначала встретили пацана, а потом уже его статую узрели. И где теперь его искать?
  -- Сам придет, - буркнула под нос Томагавка, пребывавшая не в лучшем расположении духа. Сейчас, как никогда прежде, ей были видны преимущества физиологии секиры. Говорят еще, что у эльфиек критических дней не бывает... врут, поди. Потому как если это правда, мир устроен крайне несправедливо.
  -- Вот тот тип был среди нападавших, - неожиданно заявил Бол. Все, как по команде, повернулись и обозрели указанного типа. Тот занервничал, смущенный излишним вниманием к его персоне.
  -- Проследим? - предложил эльф. Боресвет с сомнением покачал головой.
  -- Такого за руку не поймаешь, - сказал он. - Вора в городе выследить? В натуре, братан остроухий, ты сам не знаешь, что говоришь. Тебя в лесу тоже не вдруг поймаешь...
  -- Так что ж его, просто так отпустить? - возмутился Бол.
  -- Ты его поймай сначала, герой, - фыркунла Томагавка.
  -- Можно в рожу дать, - предложил Боресвет одновременно с ней.
   Тип поспешно скрылся в ближайшем переулке. Азартно дернувшаяся следом Томагавка едва не словила метательный нож, умело брошенный улепетывающим вором. И все. Погоня на этом закончилась. Попытка Лониэля обнаружить следы на каменной мостовой результата не дала, а запах беглеца надежно скрыла волна городской вони. Эльф пожал плечами, признавая поражение.
  -- В городе я ничего не умею, - признал он. Боресвет хлопнул его по плечу.
  -- Нешто мы кому морду набить не найдем? - удивился он.
  -- Ночь не за горами, - поддержала его Томагавка. - Воры полезут из своих убежищ... может, и наш парнишка объявится. Или же те, кто на него охоту объявил.
  -- Еще один! - глазастый Бол дернул Боресвета за руку. - Не смотри, дубина, иди себе дальше. Пусть Лониэль выслеживает, у него лучше выходит.
  -- А я прослежу за Лониэлем, - хихикнула Томагавка. - Меня и не приметит, на девушку кто ж внимание обратит?
  -- Кто-кто... мы, мужики, - пробурчал Боресвет, следуя за Томагавкой на почтительном расстоянии. - По мне, так в натуре, лучше б в репу гаду задвинуть...
   Девушка недовольно поморщилась. Азарт погони уже захватил ее, и шуточки Боресвета вызывали раздражение. Томагавка следовала за эльфом, стараясь не терять его из вида посреди шумной толпы.
  -- Вот напасть! - воскликнул досадливо Боресвет. Бол оторвался от созерцания Томагавки (вид сзади) и с любопытством посмотрел на Боресвета - что это его так расстроило?
   А в следующую секунду увидел и сам. Навстречу им двигалось десятка полтора городских стражников, сопровождающих, очевидно начальника - если не самого большого, то, по крайней мере, наверняка самого толстого. На принадлежность к славному сообществу начальников и руководителей указывали позолоченные доспехи и надменно выпяченный второй подбородок. Маленькие глазки подозрительно изучали Боресвета.
  -- Кто такие? - вопросил начальник.
  -- Мы эти... гости столицы, - неуверенно ответил богатырь.
  -- Гости, значит, - зловеще прищурился начальник. - А ведомо ли тебе, гардарикец, что незванный гость хуже... хуже...
  -- Леданина, - услужливо подсказал Бол.
  -- Нет! Лучше леданина! То есть, тьфу! Совсем меня запутал. Вот отправлю тебя сейчас в клоповник, паршивец! Обреют тебя налысо, мигом поймешь, что за одного бритого двух небритых дают...
  -- Неужто и у вас такая херотень творится? - подивился Боресвет.
  -- Херотень? - начальник осторожно попробовал слово на вкус.
  -- Тень фаллической формы, - быстро перевел Бол. Толстый начальник поперхнулся и медленно начал багроветь.
  -- Нам здесь иностранцев не надо! - заявил он.
  -- Дык, мы вроде и не предлагаем? - удивился Боресвет. Бол, уже видя, куда идет дело, ткнул его в бок и зашипел от боли. Проклятая кольчуга!
  -- Ты мне поговори еще! - вскипел стражник.
  -- Совсем сдурел? Итак в горле пересохло! - возмутился богатырь. - Вот если под пиво, да в хорошем трактире - с преогромным удовольствием.
   Эти слова переполнили чашу терпения какого-никакого, а все же начальника стражи. Он поднял руку, намереваясь отдать какой-то не слишком приятный приказ, но тут откуда-то с верхушки дерева свалился прямо на коротко стриженную голову огромный рыжий кот. Вопли и проклятия начальника стражи соперничали по громкости исполнения с душераздирающим мявом, стражники бросились спасать командира от жуткой смерти в когтях дикого зверя, а Боресвет с Болом рванули со всех ног в ближайший переулок.
  -- И что ты к нему привязался? - негодовал ученик мага. - Если б не кот, он бы нас посадил!
  -- Ты прав, братан, - удрученно ответил Боресвет. - Дураков, облеченных властью, лучше не злить. Себе дороже, в натуре.
  -- Оп! - Бол застыл, как вкопанный. - Ты посмотри, какие люди!
  
   Уж не думал, что это в человеческих силах, сожрать столько, сколько я сумел слопать. Даже сомнения возникли, выдержит ли заведение Зачинщика мой прожорливый аппетит. Но, поглядев, как наворачивает за обе щеки молодой маг, сомневаться перестал. Двух таких проглотов не каждое королевство прокормит, не то, что несчастное "Дно".
   Каждый кусок жареного мяса, каждый глоток "Королевского красного" (не поскупился Зачинщик!) добавлял мне жизни. Уходила противная слабость, которую тщетно пытался отогнать Мастер Лион, бежала по жилам горячая кровь (надо же! У меня, оказывается, кровь осталась? Или это господа маги постарались?) И поднимавшая очередной бокал (который по счету? Не хватит ли тебе, Дик?) рука совсем не дрожала.
   Жизнь прекрасна, спасибо тебе, святой Лаки. Унизительное ощущение собственной слабости и беспомощности благополучно кануло куда подальше и, как я надеюсь, больше не вернется.
  -- Короля выносить будем сегодня, - обронил вдруг Зачинщик, прервав на полуслове несмешной анекдот кассарадского варвара.
   Если б я пил в этот момент вино, наверняка поперхнулся бы. А так - подавился куском жареной свинины. Добряк-варвар от души хлопнул меня по спине, едва не сломав позвоночник. Кашель прошел мгновенно, умеют же кассарадцы лечить мелкие напасти.
  -- Зачем такая спешка? - возражаю я. - Не лучше ли сначала подготовиться...
  -- Не лучше, - Зачинщик категоричен и разводить дискуссии не намерен. - Чем, по-твоему, Дик, сейчас занят Король? А я тебе скажу, чем. Собирает верных людей. Он-то прекрасно понимает, чем ему грозит появление Безгола, слишком многие из авторитетов благоволят твоему бывшему наставнику, и это нашего дорогого Главу это не может не тревожить. Мы должны ударить первыми, или нас раздавят. Тихо и незаметно, кто-то утонет в Бельтаре, кто-то случайно наткнется на нож, кто-то запляшет на эшафоте... а кто-то подавится куском свинины, если срочно не поубавит свои аппетиты.
   Задумываюсь. Все вроде бы верно, только вот, не прикончит ли Король под шумок Безгола, когда мы во Дворец ворвемся? Излагаю свои соображения Зачинщику, тот задумчиво кивает.
  -- Если успеет, непременно прикончит. Значит, мы должны сделать так, чтоб не успел.
  -- Твои слова, да святому Лакки в уши, - хмыкаю и замолкаю. Зачинщик-то верно говорит. Если нацелить ударную группу не на Короля, а на то, чтоб Безгола вытащить, может, и получится. Только вот Король тогда сбежит, поминай, как звали.
  -- Помянем, не сомневайся, - нехорошо улыбается Зачинщик. - У Короля, конечно, тайных схронов хватает, только знаешь что, Дик? У волков стая раненого вожака раздирает в клочья. Мы, воры, те же самые волки. Успеет сбежать Король, не успеет - невелика разница. Найдут и прикончат, не за деньги даже, а просто так. Потому как перерезать глотку тому, кто недавно тобой помыкал по праву - это дорогого стоит.
   Молчу, возразить нечего. Прав Зачинщик, но правота его сволочная какая-то. В самом деле, едва сход объявит о смещении Короля (а попробуй тут не объяви, когда авторитеты стоят рядом, еще пьяные от пролитой крови), тот же Семерка с радостью вонзит бывшему хозяину нож в спину. Если сумеет, конечно, потому как Король - тот еще гриб.
  -- Идти надо отсюда, - говорит вдруг здоровый, как кулак Творца, варвар.
   Ошеломленно смотрю на Зачинщика, тот смотрит на меня. Потому как Шепот Удачи уже просто кричит об опасности. Нет, но кто бы мог подумать, что вот в этой горе мяса и мускулов имеются зачатки ночного жителя? Попади он в детстве в хорошие руки, какой вор мог бы получиться!
  -- Уходим, - поднимается девушка по имени Лани, и это как раз не удивляет ни меня, ни старину Бенджи. Что тут странного, если ее сам Безгол учил?
   Поспешно покидаем "Дно". Какая бы опасность нам ни грозила, лучше держаться от нее подальше. Кидаю на Бенджи вопросительный взгляд, тот качает головой.
  -- Иди, Дик. Меня не тронут.
   Что ж, ему виднее. Зачинщик осторожен, он такими связями обзавелся, что скоро с сиятельствами за руку здороваться будет. Поговаривают, половина городской стражи у него на откупе, а с господином городским комендантом он раз в месяц играет в карты в заведении мадам Гвиронс. Даже если это все и враки сплошные, дыма без огня не бывает, так что отмажется Зачинщик от любой беды. Люди Короля его тоже не пугают, такую фигуру, как старина Бенджи, даже Главе Гильдии нелегко сковырнуть. Разве что Король о нашем заговоре прослышал...
   Киваю ему и выхожу на улицу. Ох, топать такой компанией по городу - сколько ж любопытных взглядов словить! Буквально кожей чувствую, как изучают нас прохожие - компания в самом деле странная подобралась. Хорошо еще, глазеют, в основном, на кассарадца и Лани. Варвары даже в столице нечасто встречаются, а на красивую девушку грех не заглядеться. Кстати, Джеф и Тень так и начинали когда-то - она прохаживалась по улице своей знаменитой танцующей походкой, а он чистил карманы ротозеев. Те времена давно уже миновали, но всякий раз, видя пускающих слюну при виде красотке идиотов, я вспоминаю эту парочку.
   А вот какой-то дурень и на меня вытаращился. Раздраженно дергаю уголком рта, излишнее внимание меня нервирует. Смотрел бы, как все остальные, на Лани или на варвара...
   Ты кое что забыл, говорит Шепот Удачи. Ох! И в самом деле!
  -- Доппельгангер! - визжит человек, тыча в меня немытым пальцем.
   Точно забыл! Рожу свою прикрыть чем-нибудь, чтобы на короля нашего, мать его королева, не походить!
   Стою оцепенело, вращая круглыми от удивления глазами. А прохожий уже летит ко мне со всех коротких ног, мысленно купаясь уже в золоте. Горожане заинтересованно смотрят в мою сторону, сравнивают то ли с портретом на золотой марке, то ли с королевской статуей на Королевской же площади. Вот-вот начнется, а я все стою и пялюсь удивленно на идиота, что решил взять меня голыми руками.
  -- Держи! - вопит Фрол и бросается ко мне, невзначай делая ножку чересчур проворному горожанину. Тот клюет носом мостовую, и в этот момент меня отпускает. На ноги словно одели крылатые сандалеты святого Лакки, стремительно набираю скорость, исчезая в ближайшем переулке. Все, кто был поблизости, моментально бросаются за мной в погоню, включая Фрола, Мастера Лиона и моих новых знакомых. Искренне надеюсь, что хоть они-то на мне заработать не желают.
   К сожалению, на улице стоит самый что ни на есть день, улицы полны народа, скрыться более чем проблематично. На бегу прикидываю возможные варианты бегства, все как-то не греют. Попробуй сбить со следа погоню, когда за твоей спиной хрипят в суматошном беге десятки глоток! Есть у меня свои приемы, свои хитрые местечки - это все рассчитано на короткий хвост в одного-двух нюхачей, а не на орущую толпу, с каждой секундой все растущей в числе. Положим это на одну чашу весов, добавим еще интерес Главы Гильдии к моей скромной персоне, что изрядно сокращает количество доступных мне хитрых местечек. А на другую чашу положим... ай, кажется, весы уже рухнули под тяжестью груза? Ну, святой Лакки, если уж ты не поможешь...
   Святой Лакки помог. Не забыть ему свечку вставить... в смысле, поставить. Ни разу в храме не был, но тут схожу, не поленюсь.
   Навстречу мне неторопливо катит телега, груженная какими-то бочками. Возчик с интересом взирает на нашу беготню, но вмешиваться явно не собирается. Пробегаю мимо, опережая преследователей ярдов на тридцать.
   И тут случилось оно. Чудо имени святого Лакки. Из переулка вылетает всколоченный Сигр и всеми четырьмя лапами вцепляется смирной коняшке чуть ниже хвоста.
   Коняшка смирной быть сразу перестает. Нет, оно, конечно, мерин, и на мужскую честь благородному скакуну глубоко наплевать. Но какие-то струны в его лошадиной душе мой котик все-таки задел, потому как мерин тут же встает на дыбы, опрокидывая на мостовую свою поклажу и обалдевшего возчика.
   Бочки разбиваются в щепки, заливая мостовую душистым маслом. Сворачивая в переулок, из которого вырулил мой замечательный кот, я успеваю заметить, как скользят и падают мои преследователи. Спасибо тебе, святой Лакки, а тебе Сигр, кроме спасибо, полагается еще и свежая рыба в натуральную величину.
   Оказалось, успокоился я рано. В переулке налетаю на изрядный отряд городской стражи, явно преследующий моего кота (интересно, что такого важного он успел спереть? Чтоб мне пальцы сломать, надо его в Гильдию порекомендовать). Моя удача и тут на высоте, любуясь соревнованием по барахтанью в масле, я сбиваю с ног милорда Арессака, заместителя господина коменданта нашего славного города. То есть, вторую по толщине шишку среди руководства доблестной городской стражи.
  -- Взять его! - вопит мне вдогонку сбитый милорд, и городская стража оставляет погоню за моим котом, переключаясь на меня.
  -- Стража хочет заграбастать наше золото! - слышу возмущенный вопль Фрола и яростный рев десятков глоток говорит о том, что в городе вот-вот начнется бой. Стража поворачивает оглобли, потому как толпа собирается растерзать их злосчастного руководителя. Я же, пользуясь случаем, исчезаю в лабиринте улиц.
   Теперь мне надо как-то себя замаскировать. Самый простой карнавальный костюм - костюм нищего. Я нахожу лужу подходящей глубины ложусь в нее, как довольная жизнью свинья. Правда, хрюкать и блаженствовать мне не досуг (прирезать могут), я отжимаю куртку от излишка воды, перекатываюсь по сухой пыльной обочине. Затем складываюсь почти пополам и ковыляю по улице, протягивая встречным покрытую грязной коркой ладонь.
   И если кто опознает во мне доппельгангера, сдам его "Петушиному часу" как скрытого чародея, потому как без помощи магии разоблачить меня невозможно.
   Преследователям явно не до меня. Горожане, забыв о награде за любимого меня, с воодушевлением мутузят стражу. Блюстители порядка изрядно уже потрепаны, но за мечи пока не хватаются. Впрочем, это дело времени, которого у меня лично, увы, немного. Тороплюсь миновать свалку, чтобы присоединиться к моим друзьям, старым и новым. Без меня они, пожалуй, будут искать нужное место до следующего лета.
   Замечаю сидящего на заборе Сигра. Кот с интересом разглядывает дерущихся, почуяв меня, делает морду невинную, как у святого Лакки после раскаяния. Обычно такое выражение на рыжей морде заводится после особо крупной шкоды. Задумываюсь, не его ли лап дело, эта заварушка, с подозрением смотрю на своего котика. Морда становится практически как у ангела, глаза из желтых - чуть ли не голубыми. Более безгрешного кота нет и не было на всем белом свете! Пожимаю плечами, прохожу мимо Сигра. Если кот, явно меня узнавший, увяжется следом, возможны проблемы. Воры - народ глазастый, кто-нибудь задумается, отчего это знаменитый кошак Ригольда следует за каким-то оборванцем. И сделает соответствующие выводы, уверяю вас, достаточно близкие к истине, чтобы мне снова пришлось улепетывать со всех ног.
   Сигр посмотрел на меня вопросительно, мявкнул, но за мной не пошел. Вот и ладно, вот и хорошо. Так, ну и куда подевались эти оболтусы?
  
  -- Лани, - удивленно прогудел Боресвет. - И Таль с ней. Как они здесь оказались, в натуре? Я чего не понял, или ахарцы в Ледании живут?
  -- С них станется, - согласился Бол. - Одно слово - варвары. Кстати, о варварах. Вон та часть скульптурной композиции сильно напоминает одного кассарадца...
  -- Чего? - не понял богатырь. - А ну, кыш отседа! Эй, братья-сестры, мы здесь!
   Братья-сестры озабоченно двигались себе по улице, не обращая внимания на рев гардарикца.
  -- Совсем нюх потеряли, - печально констатировал богатырь. - Может, кинуть в них чем для привлечения внимания?
  -- Булавой, к примеру, - хихикнул Бол.
  -- Тьфу на тебя, - обиделся Боресвет. - Смотри-ка, с ними тот давешний нищий, что от деревянных тапок отказался. Гадом буду, он!
  -- Что, интересно, он делает в их компании? Эй, Ларгет! Оглох, что ли?
   Таль, очевидно, что-то услышал, повернул голову и окинул Бола равнодушным взглядом. Будто на бревно деревянное посмотрел. Потом в его глазах вспыхнуло изумление, Ларгет дернул Лани за рукав, та остановилась, повернулась в его сторону, и тут на них обоих налетел зазевавшийся варвар.
  -- Пойдем к браткам, пока не слиняли в натуре, - предложил Боресвет, глядя, как молодежь пытается выбраться из-под усевшегося на них кассарадца.
  -- Как живыми до сих пор остались - не понимаю, - пробормотал Бол.
  
  -- Лучше не упрямься, Зачинщик, - ласково посоветовал Кобра. - Где он?
  -- Ты рехнулся, идиот, - Бенджамин сплюнул кровью. - Король тебе башку свернет!
  -- Где он? - вор схватил его за волосы, лезвие ножа коснулось шеи. - Святым Лакки клянусь, оставлю в живых, если скажешь сейчас.
  -- Говорю тебе, нет его здесь! - Зачинщик скосил глаза на лезвие ножа. Он выглядел очень испуганным. - И не было никогда.
  -- Король сказал, он здесь, - гнул свое Кобра. - Ты же не будешь оспаривать его слова? Королю это не понравится Зачинщик, очень не понравится. Скажи, где Ригольд, и я оставлю тебя в покое. Король сказал, что не хочет его смерти. Ты ничем не повредишь ему, Зачинщик. Где он?
  -- Да пошел ты...
  -- Кобра, смотри, что я нашел!
  -- Ты чего орешь под руку? - рявкнул вор.
  -- Смотри! - подручный протянул ему ворох окровавленного белья. - Ригольд был здесь! Точно тебе говорю - был!
  -- Толку-то, - грустно вздохнул Кобра, глядя в безжизненные глаза Зачинщика. - Говорю, не надо было орать под руку...
  

Глава XXIII.

  -- Попрошу тишины! - Архимагу пришлось повысить голос.
   То, что творилось в Совете Ковена, ему определенно не нравилось. Странное дело, изучение ахарского внесло элемент анархии в прекрасно сбалансированные структуры Ковена. Связь между этими двумя событиями была неявной, но вполне очевидной для пытливого разума Архимага.
   Шум в зале сразу поутих. Ахарский ахарским, а с Главой Ковена шутки плохи.
  -- Мы наконец-то расшифровали речь Спящего, - поведал Мастер Эстелин. - Увы, никаких откровений в ней не оказалось. Посему объявляю, что любой член Ковена, заговоривший по-ахарски, будет подвергнут взысканию.
  -- ЖЖОШ! - негромко донеслось из зала. Архимаг вперил огненный взгляд в задрожавших Магистров.
  -- Повторять не буду, - бросил он резко. - Ассистент, доложите о поиске Кольца.
  -- Ничего нового, Глава, - Мастер Зортрий покинул удобное кресло. - В Ледании происходят странные вещи, но к артефакту они отношения не имеют. Вся столица ловит королевского двойника-доппельгангера, посетившего на днях королевскую опочивальню. Назначена награда - немалая, к слову, за голову наглеца.
  -- Странно, - Архимаг пожевал губы. - Доппельгангеры - всего лишь суеверие, распространенное среди простого люда. Что ты сам думаешь по поводу этого явления?
  -- Два варианта, - уверенно объявил Ассистент. - Либо настоящий король не настолько мертв, как отрапортовал нам Мастер Альгер...
  -- Покойный мастер Альгер, - обронил Мастер Эстелин.
  -- Покойный, - согласился Ассистент. - Либо мы имеем дело с призраком. Мне, правда, докладывали, что Его Величество самолично ощупал призрака и нашел его вполне материальным, но в достоверности информации я сомневаюсь. Не тот человек наш королек, чтобы призраков щупать. Придворных дам - еще куда ни шло...
  -- Вкусы со временем меняются, - важно заявил Мастер Шоло. Ассистент поморщился.
  -- Наш, как Вы метко выразились, королек уже однажды преподнес сюрприз, устранив принца Тудора, которого мы собирались использовать как средство давления и запасной вариант одновременно, так что, не надо его недооценивать. Если он сорвется с крючка, мы потеряем контроль над Леданией. - Архимаг прошелся вдоль кафедры. - Усильте, на всякий случай, наблюдение за королевским дворцом. Регалии Маргонов еще не найдены? До обряда Солнца Ледании осталось не так уж и долго...
  -- Его Величество, - Ассистент тщательно избегал слова "королек", вызвавшего неудовольствие Архимага. - Объявил представителю Ковена, бакалавру Серену, что не нуждается в нашей помощи для решения этой проблемы. Регалии будут в его руках со дня на день.
  -- Хорошо. Надеюсь, это реальная оценка ситуации, а не горделивое бахвальство новоявленного самодержца. Передай Серену, чтобы подстраховал Его Величество - на всякий случай. Контроль и внимание - вот на что надо делать сейчас упор. Спящий зашевелился, значит, и Кольцо проявит активность. И этот момент мы пропустить не должны. Что происходит в Саро?
  -- Тишина, Глава. Эльфы еще не оправились от войны с некромантом. В Саро идет скрытая борьба за влияние в Пресветлом Совете. Без сомнения, эльфы продолжают искать Кольцо, но опасаться небывалого наплыва остроухих в Леданию оснований нет. Тем более, охота на эльфийских лазутчиков достигла своего пика.
  -- Значит, у нас все под контролем, - желчно усмехнулся Архимаг. - Что ж, чрезвычайно этому рад. Только вот, не связан ли этот таинственный доппельгангер каким-то образом с Кольцом? Не верю я в совпадения, воля ваша, не верю - и все тут...
  
  -- Семеро, - мрачно сказала Томагавка. - И что мы будем делать?
  -- Ждать, - лаконично ответил эльф. Девушка недовольно фыркнула, но возражать не стала. В конце концов, их задачей было отследить вора, а не вступать в схватку сразу с семерыми противниками, которые, вдобавок, не сделали им ничего плохого. Во всяком случае, пока не подтянется Боресвет. Кстати, пора бы ему уже и появиться...
  -- Что-то ребята отстали, - обеспокоилась Томагавка.
  -- Заблудились, - равнодушно ответил эльф, не отрывая взгляда от двери.
  -- Может, все же рискнем? - вот чего девушка не любила и не умела, так это ждать. В ее время данное извращение было не слишком популярно.
  -- Может, и рискнем, - поколебавшись, ответил эльф. - Вот Боресвет подойдет...
   Томагавка презрительно фыркнула. Какой же это риск, если за спиной Боресвета? Другое дело, ворваться вдвоем, крикнуть "стоять-бояться", и...
  -- А это еще кто? - насторожился Лониэль.
  -- Где? А, вижу...
   Человек направлявшийся в "Дно" выглядел опасным. Да какое "выглядел", он был опасным, Томагавка чувствовала это каждым нервом. Как говорил дядя Блин, всякое дело надо делать с душой. Если душа ушла в пятки - беги со всех ног!
  -- Может, поищем Боресвета сами? - дрогнувшим голосом предложила она. Даже богатырская спина не казалась уже надежным убежищем.
  -- Ждем, - непреклонно бросил эльф.
  
  -- Где Ригольд, паскуда? Говори! - взбешенный Кобра приставил к горлу управляющего окровавленный нож. Толстяк мелко дрожал и был близок к обмороку. Бенджамин - покойный уже Бенджамин - ценил своего подручного за деловые качества, но уж точно не за храбрость и твердость духа.
  -- Я... я...
   Тяжелая дубовая дверь, обитая для пущего форса полосами железа, тяжело охнула от удара.
  -- Закрыто, - недовольно крикнул Кобра.
   И тут же понял, что запоздал. Правильнее было сказать - была закрыта. Или даже - была закрыта на два засова. Потому как теперь дверь была нараспашку, а в проеме застыла незнакомая фигура в плаще. Следует добавить, что в прихожей, где из управляющего вытрясались сведения о географическом положении Ригольда, стоял приятный глазу полумрак, а на улице как раз выглянуло пусть неяркое, пусть даже осеннее, но все же солнышко, потому лица пришельца Кобра рассмотреть не смог. Только капюшон плаща, под которым тот скрывал свою в высшей степени непривлекательную внешность.
  -- Кого Блин принес? - недовольно осведомился он. - Шел бы ты себе подальше, дядя, от души советую.
   Пришелец промолчал, подобрал с пола оба засова и старательно приладил их на место. Самое время было поднять его на ножи, но Кобра еще не успел в себя придти от неожиданного появления ненужного свидетеля, а его подельники без команды лезть на постороннего типа и вовсе не собирались.
  -- Где Зачинщик? - довольно невежливо спросил пришелец. Голос у него был... страшный. Не как у чудовища дракона, нет, скорее, как у судьи, объявляющего подсудимому приговор. По правде сказать, Кобра предпочел бы дракона.
  -- Ты кто такой? - грубо спросил Кобра, стараясь скрыть нотки неуверенности в голосе. Нежданный визитер его беспокоил и даже немного пугал.
  -- Я задал тебе вопрос, вор, - холодно напомнил пришелец. Лицо его было скрыто капюшоном плаща.
  -- Засунь его себе в задницу, - прошипел Кобра. Его подручные по одному возникали в прихожей. Толстяк, прижатый к стене, мелко дрожал.
  -- Повторяю в последний раз - где Зачинщик? Куда вы дели его труп? Ответь честно, вор, и я дам тебе быструю смерть.
   Кобра онемел от возмущения. Да что этот козел себе позволяет? Ну, сам напросился...
  -- Прирежьте его, - приказал он. Двое подручных сорвались с места, спеша исполнить приказ, остальные чуть замешкались. Кобра собрался подхлестнуть их окриком, но не успел.
   Пришелец сделал навстречу всего один шаг. Сверкнула сталь, неуловимо быстро, захрипел разорванной глоткой один из воров. Второй осел на пол молча, сжимая в слабеющей руке бесполезный кинжал. Настоящий вор, мысленно одобрил Кобра. Был настоящий.
   Опасный гость застыл посреди прихожей каменным изваянием. Но теперь капюшон не скрывал его лицо, и Кобра увидел сверкнувшие в полумраке глаза с вертикальными кошачьими зрачками.
  -- Ищейка!
   Кто крикнул это первым, он не успел понять. Наверное, все, кто был в прихожей одновременно. Кроме толстяка-управляющего, который шумно блевал, не обращая уже внимания на кинжал Кобры.
   И завертелось! Пятеро против одного Ищейки, силы явно неравные. Попробуй-ка, догони одновременно бросившихся во все стороны воров, умеющих уходить и от охраны особняков, и от городской, и даже от Королевской Стражи!
   Ищейка попробовал. Собственно, только это он и умел - ловить быстроногих хитрецов, годами уходивших от тяжелой длани закона. А также и от второй его длани - справедливой.
   Прыжок вверх по лестнице - и один первый из преследуемых покатился по ступеням, воя от страха и боли - острый меч подрезал сухожилия на обеих ногах. Откат вправо, пропуская неумело брошенный нож, страшный удар ногой - и второй сползает по стене, оставляя кровавый след. Взмах руки, и ядовитая змейка ножа перехватывает третьего вора буквально в дюймах от спасительного окна.
   Кобра, вовремя ушедший в сторону с линии атаки, уже положил руку на дверь, когда Ищейка обратил на него внимание. Метко брошенный нож пригвоздил ладонь вора к двери. Кобра зашипел сквозь зубы, боль была неожиданной и острой, но вопить он не собирался. Человек должен уметь терпеть. Вор должен уметь терпеть молча, внушал Наставник, и его уроки Кобра усвоил с детства.
  -- Ты не ответил на мой вопрос, вор, - напомнил Ищейка, его глаза холодно блеснули.
  -- Спрашивать ты умеешь, - прошипел одобрительно Кобра. Приколоченная к двери рука причиняла боль, но освободиться он даже не пытался.
  -- Это не ответ, - покачал головой Ищейка. - Вопрос был - где труп Зачинщика? И вот тебе еще один - кто тебя сюда послал? Ответ мне известен, но я хочу услышать его от тебя.
  -- Труп в гостиной, - есть ли смысл лгать, когда на тебя смотрят кошачьи глаза Смерти? Ложь, правда - через минуту и то, и другое перестанет его волновать. - Послал меня сюда Король. Я не хотел убивать Зачинщика...
  -- Но убил, - голос Ищейки был равнодушен, и это равнодушие пугало. Судья зачитал приговор - и ему больше нет дела до обреченного. Дальше - черед палача...
  -- Ты обещал мне быструю смерть, - хрипло напомнил Кобра.
   И вот тут в кошачьих глазах Ищейки появилось что-то вроде эмоций.
  -- Зачинщик был брат нам, - мягко сказал он. - Всем пятерым. Ты не заслужил быстрой смерти, вор.
   ... Вор должен уметь терпеть молча. Даже перед лицом смерти Кобра не забыл об этом. Просто его умения не хватило...
  
  -- Вышел, - сообщил Лониэль. Томагавка не ответила, видела сама.
  -- Рискнем? - спросил эльф.
  -- Рискнем что? Зайти в дом или напасть? - уточнила девушка.
  -- Зайти в дом. Драться с этим - дураков нет, мы двое ему на один зуб.
  -- Ты нас переоцениваешь, - хмыкнула девушка.
   Она не отрывала взгляд от следов, оставленных мягкими кожаными сапогами опасного человека. Этот оттенок ржавчины... Томагавка достаточно долго жила на свете, чтобы не ошибиться. Эти сапожки милой расцветки только что прогулялись по луже крови!
   Проходя мимо, человек бросил на них резкий пронизывающий взгляд. Томагавка содрогнулась, прикусила губу, чтобы не вскрикнуть, увидев в кошачьих глазах смерть. Эльф отшатнулся, как от удара, сделал шаг вперед, будто намереваясь заговорить. Незнакомец ускорил шаги, скрылся в переулке.
  -- Хотел бы я знать... - задумчиво сказал эльф, глядя ему вслед.
  -- Знал бы, чего хочешь, - хмыкнула девушка. - Что тебя так в нем поразило?
  -- Он - эльф, - сообщил Лониэль мрачно. - А также человек и, кажется, гном. Как такое возможно?
  -- Очень просто, - усмехнулась Томагавка. - Берем эльфа, расчленяем на составляющие части, потом проделываем то же самое с человеком и гномом. Кулинарные книги огров читал?
  -- У них и книги есть? - поразился эльф.
  -- Да кто ж это знает, - серьезно сказала девушка. - Единственный огр, которого я встретила, улепетывал так, что горы тряслись. Про книги я, конечно, спросила вдогонку, но он почему-то не ответил.
  -- Встретим - спросим еще раз, - пообещал Лониэль. - В дом войти рискнем?
  -- Кровь на мостовой видел? - спросила девушка. Эльф кивнул. - Думаю, там сейчас безопасно, как на кладбище.
   Лониэля передернуло.
  -- Кладбища тоже разные бывают, - сообщил он. - Доводилось бывать на одном, где некромант порезвился...
  -- Некроманта лучше не ждать, - решила Томагавка. - Идем сейчас!
  
   У Джоя сегодня людно. Джеф, Оборо и Соль со своими людьми, все в полной воровской готовности. Остальных пока нет, но, судя по всему, вот-вот должны подойти.
   Джеф оценивающе смотрит на моих спутников.
  -- Неплохая банда, - уважительно говорит он. - Не воры, конечно, но для штурма - самое то. Два воина, лучник, маг... Маг? В Беларе? Ты, конечно, блестящий вор, но где ты исхитрился украсть мага?
  -- У "Петушиного часа", - роняет Мастер Лион, и Джеф умолкает. Воровать у синерясых даже он не рискует. Оборо рассматривает мага со сдержанным интересом, с еще большим вниманием изучает Лани. Та отвечает вызывающим взглядом, мгновенно вспыхивает напряжение. Тень хороша, как воровка и как женщина, но Лани ей как минимум не уступает. Да, опыта у нее явно поменьше, но вот потенциал... Я такие вещи чувствую, из девчонки может получиться такая воровка, что сам Безгол снимет перед ней шляпу вместе с париком.
   Лани зажигает на ладони шарик света, насмешливо глядя в глаза Тени. Пронимает всех, включая меня. Редко кто из воров обладает малейшей склонности к магии. А те, кто обладают, как правило, поднимаются на самый верх. Как знать, может однажды Главой Гильдии станет и женщина...
   Странно, но напряжение между девушками тут же спадает. Оборо подходит, представляется, обнимает новую подругу. Обе целуются, легко, но задорно, явно играя на публику. Смотрю с интересом, как и все остальные. Признаюсь, меня слегка заводит, но это и к лучшему, если вспомнить то, что нам предстоит.
   Стук в дверь заставляет присутствующих нервничать. Воры хватаются за ножи, гардарикец - за булаву. Булава - это дубинка, вроде моей. Только весит примерно как я со всей амуницией. Как этот бык с ней управляется - ума не приложу.
   Тревога оказалась ложной. Лещ и Угорь со своими людьми. Чувствую, как расслабляются напряженные мышцы. Признаться, в Леще я сомневался. Слишком уж осторожен, и ему есть, что терять. Куда больше, чем остальным.
   Лещ не торопится, озирается по сторонам, шевелит губами, подсчитывая бойцов. Старый мудрый вор привык просчитывать все до мелочей. По мне, так просто надо слушать веленье сердца... и Шепот Удачи, конечно. А они в один голос кричат, что самое время атаковать, что промедление разрушит наскоро сколоченный союз, что если дать Королю немного времени, он непременно прознает о нашем заговоре.
   Лещ оглядывает моих новых друзей. Присутствие незнакомых лиц ему не по нраву, хотя боевой уровень команды внушает нешуточное почтение.
  -- Атакуем сейчас, - изрекает он.
  -- Днем? - простодушно удивляется варвар. Лани толкает его в бок, он умолкает.
  -- Мы - дети ночи, - глядя в глаза простодушному горцу, изрекает Лещ. - Но те, кто нам противостоит - тоже. Ночью они будут настороже.
   Варвар напряженно раздумывает. Чувствуется, что занятие для него непривычное.
  -- А городская стража? - спрашивает он в конце концов.
   Оп-па! А вот об этом мы не подумали. А ведь громила прав. Штурм особняка незамеченным не пройдет. Рассчитывать на то, что горожане не заинтересуются происходящим по меньшей мере, наивно. Заинтересуются непременно, и поспешат сообщить в органы, отчего-то называемые "компетентными", хотя мне, как вору на свободе, эта самая компетентность внушает определенные сомнения.
   Лещ кривится. Такой оборот дела ему тоже не особо нравится, но, видимо, что-то толкает его на риск.
  -- Король взял Сазана, - неохотно сообщает он.
   Чувствую, как в животе сжимается от страха сердце. Хм, оно ведь, вроде, в груди было?
  -- Он знает? - спрашиваю непослушными губами.
  -- Сазан был неосторожен, - морщинистое лицо Леща каменеет. - Боюсь, мы поступили опрометчиво, призвав его на сход. Этот дурень просто пошел к Королю и попросил отпустить Безгола.
   Шиплю сквозь зубы ругательство. Сазан, конечно, дурак, но кто мог знать, что он настолько дурак?
   Прикидываю расклад, и он мне не нравится. Король знает о заговоре, и наверняка спешно принимает меры защиты. Или сам готовится нанести упреждающий удар. Прямо скажем, возможностей подгадить у него предостаточно.
   Смотрю на лица союзников, налицо некоторое смятение. Крыса и Тень прижимаются друг к другу, Угорь мрачен. Соль невозмутимо точит длинный широкий нож. Джой, напротив, оживлен, глаза лихорадочно блестят. Игра достигла пика - пора делать ставки.
  -- Переодеться стражниками, - неожиданно предлагает Лани.
  -- Бред! - фыркает Крыса. Я считаю так же, но Лещ становится задумчивым, как купец, обнаруживший пропажу. Начинаю обкатывать идею, рассматривать варианты... и неожиданно сознаю, что вариантов-то практически нет.
  -- И где же мы столько мундиров с доспехами добудем? - осведомляется Джеф. Как же ему не хочется надевать форму стража! Впрочем, не ему одному. - Или сначала нам придется обокрасть Башню Стражей?
  -- Кража века, - хихикнула Тень.
  -- Много и не надо, - объявляет Лещ. - Главное, чтобы горожане видели стражей среди прибывших. Посчитают, что дело на контроле у легавых, и угомонятся. Думаю, мундиров шесть мы наберем?
   Киваю головой. Думаю, и больше найдем. У меня, к примеру, припрятан на всякий случай.
  -- У меня есть, - радостно объявляет Джой. - Однажды обокрал на спор офицера.
   Кто бы сомневался! Уверен, что бедняга даже и не заметил, что его раздели до нитки.
  -- У Зачинщика должны быть, - уверенно заявляет Лещ. - Он же ссуды страже дает. Порой - под залог. Быть не может, чтобы пару-тройку мундиров не припрятал, Зачинщик - человек запасливый.
  -- Хомяк - его второе имя, - хохотнул Джеф.
  -- Лист, Духа - к Зачинщику. Попросите шмотки. Скажите - Лещ послал.
   Двое из "кулака" Леща кивнули и исчезли за дверью. Хорошо старик своих ребят вышколил! Невольно задумываюсь, каким Главой может стать Лещ. Такой может всю Гильдию в кулак сжать. Порядка при нем станет куда больше, а помех от закона - меньше. Что до меня, так со скуки помру...
  
  -- Бойня, - пробормотала Томагавка.
   Лужи крови, дрожащие по углам в обмороке слуги и - трупы, трупы... Девушка оглянулась на прибитое к двери тело, и ее пробрала дрожь. А она-то, дура, полагала, что не боится ни крови, ни трупов. Пожалуй, даже дядя Блин содрогнулся бы, глядя на это.
   Из угла доносились отвратительные звуки - эльфу поплохело. Томагавка на ослабевших ногах вышла из прихожей и сразу же наткнулась на толстяка с зеленоватым лицом. Тот, похоже, спешил уйти как можно дальше от прихожей, но подвели ослабевшие ноги. Теперь он двигался медленно, держась за стенку. Зеленый камзол, изящные штаны с золотым тиснением были обильно заляпаны кровью. На горле алела глубокая царапина, будь она немного глубже, вряд ли бы толстяк смог бы ходить до появления хорошего некроманта.
  -- Что здесь случилось? - спросила девушка.
   Толстяк дернулся при звуке голоса, из широко раскрытых глаз на девушку плеснулся ужас.
  -- Не убивайте меня, - всхлипнул он. - Пожалуйста, не убивайте! Я всего лишь управляющий, о делах почтенного Бенджамина ничего не знаю!
  -- Я не трону тебя, - пообещала девушка, стараясь сделать голос как можно более ласковым. - Расскажи, что здесь произошло.
   Доброжелательные интонации управляющего нисколько не успокоили, но в обморок падать он пока не собирался, что слегка порадовало девушку.
  -- Я не знаю, - повторил тот снова. - Люди Короля... убили Зачинщика... почтенного Бенджамина. Не знаю, за что. Спрашивали, где Ригольд, хотели перерезать горло...
   Толстяк судорожно сглотнул и потрогал кровоточащую царапину.
  -- Оно почти цело, - успокоила его Томагавка. - Что дальше?
  -- А дальше пришел Ищейка и всех убил, - лицо управляющего исказила гримаса ужаса. - И всех убил. Всех воров из Гильдии, доверенных людей Короля. Он спас мне жизнь, но... я никогда не смогу забыть то, что он устроил. Когда он пытал последнего... я хотел стать глухим, чтобы не слышать его воплей...
  -- Кто такой Ригольд? - если люди Короля хотели его заполучить, то это важно. Что Королем называли Главу Гильдии воров, девушка хоть и не сразу, но сообразила.
  -- Ригольд... он вор. Друг почтенного Бенджамина. Люди Короля пытались убить его, но не смогли, только ранили. Зачинщик... почтенный Бенджамин приютил его... зря, наверное. Король не тронул бы его, если б хозяин не помог Ригольду.
   Собственная речь заметно успокоила толстяка. Наверное, ему необходимо было выплеснуть пережитый ужас на какого-нибудь слушателя, чтобы гнетущие впечатления не сожгли его мозг. И теперь толстяк выбалтывал все, что знал, без всякого принуждения рассказывая о сходе воров, об ужасном Ищейке, о появлении в столице знаменитого Безгола, о Кобре и его людях, которых добрый хозяин не раз принимал в своем заведении, об Ищейке, и о диком варваре с огромным топором, которого он лично провожал к Ригольду в компании более, чем странной, о планах устранении Главы Гильдии, и снова о Кобре и об Ищейке...
   Остановить его было невозможно - словами. Томагавка, утомленная словоизвержением толстяка управляющего, подумывала уже о применении других методов, но тут в зале появился Лониэль. При взгляде на него, в глаза толстяка вернулся ушедший было поспать ужас, руки задрожали, а речь потеряла связность.
   Эльф выглядел примерно так же. Бледное, заострившееся лицо, пятна крови на сапогах, всколоченная короткая шевелюра цвета спелой пшеницы, из-под которой нелепо торчали знаменитые эльфийские уши... Позвольте, а где же парик?
  -- Э...э...эээльф! - промычал управляющий, тыча в Лониэля пальцем.
  -- Ч-ч-чеееловееек, - передразнил тот толстяка, свойственное жителям Саро ехидство уже вернулось к нему. - Пальцем показывать невежливо.
  -- Раааазговаааривает! - благоговейно сообщил толстяк.
  -- Предлагаешь укоротить язык? - оживилась девушка.
  -- Э...э...эльф! - повернулся к ней управляющий. - Жи...живоооой! На...настоящий!
  -- Живой? - с сомнением переспросила девушка, оглядывая Лониэля.
  -- Жи... живооой, - подтвердил толстяк, ничего уже толком не соображающий. Явление бледного, словно с похмелья, эльфа, оказало на его и без того потрясенный рассудок явно негативное воздействие, которое в медицинской терминологии определяется как "Тотальный снос крыши".
  -- Подумаешь, эльф! Тоже мне! - фыркнула Томагавка. - Спокойней, приятель, чего всполошился-то?
  -- Э...э...эльф! - сообщил толстяк, делая движение рукой в сторону Лониэля.
  -- Живой? - подсказала девушка.
  -- Живой, - подтвердил бедняга.
  -- Не такой уж и живой, - пробурчал Лониэль, которого этот балаган начал раздражать.
  -- Рааа.. - начал управляющий.
  -- Разговаривает? - вопросила девушка.
  -- Раааазговааариваееет! - подтвердил толстяк.
   Живой разговорчивый эльф злобно сплюнул на ковер (изысканное воспитание! Не провинция какая-то!) и неразборчиво выругался. Внезапно его уши встали торчком, как у кошки:
  -- Кажется, к нам гости!
  -- Кто? - мгновенно насторожилась девушка. - Пойдем, приятель, подскажешь, кто это к вам в гости зашел.
   Толстяк сопротивляться не стал, покорно прошествовав под руку с девушкой в прихожую.
   Как раз в этот момент из прихожей в залу вывалились двое очередных посетителей.
   Посещение бойни произвело на них такое же впечатление, как и на всех прочих, о чем свидетельствовала пикантная бледность лиц и зажатые ладонями рты.
  -- Люди Короля? - деловито осведомилась Томагавка, положив руку на эфес сабли.
  -- Леща, - поправил толстяк.
   Что Лещ возглавил заговор против Главы Гильдии, девушка уже знала, толстяк сообщил. Но руку с эфеса не убрала, мало ли, что этим ворам в голову взбредет.
  -- Что здесь было? - простонал один из воров, его тут же перебил второй:
  -- Э...э...эээльф!
  -- Живой? - заинтересованно осведомилась Томагавка.
  -- Жи... жиивоооой! - в один голос ответили оба, не сводя восторжено-испуганных глаз с лица Лониэля.
  -- Мать вашу! - не выдержав, проявил Лониэль утонченное эльфийское воспитание.
  -- Разговаривает? - уточнила Томагавка.
  -- Рааа! Рааазговаааривает!
  -- Вы кто такие? - Лониэльф решил, что пора брать инициативу в свои руки, уж слишком быстро пополнялись ряды душебольных.
  -- Лист, Духа, - вразнобой сообщили воры. Эти оказались покрепче управляющего, уже практически пришли в себя. Позыркивают уже осторожно по сторонам, пытаясь сообразить, во что вляпались.
  -- Ригольд с Лещем? - подозрительность во взгляде. Откуда этот эльф - эээльф! - знает Ригольда и, самое главное, Леща?
  -- Отведете нас к нему, - приказала Томагавка.
  -- Это еще зачем? - подозрительность в движениях рук, ищущих рукояти ножей.
  -- У нас к нему дело. И шевелитесь, пока до вашего Леща Ищейка не добрался!
   Подозрительность исчезла, страх вернулся.
  -- Это он здесь... поработал? - осторожно спросил Духа.
  -- Да уж не мы, точно, - хмыкнула Томагавка.
  -- Лещ приказал взять у Зачинщика мундиры и доспехи стражи, - напомнил Лист. - Зачинщик здесь?
  -- Почтенный Бенджамин мертв, - всхлипнул толстяк. Томагавка сочувствующе хлопнула его по плечу, похоже, бедолага боготворил своего хозяина.
  -- Зачинщик? - сказанное управляющим никак не укладывалось в голове парня. - То есть как это мертв? Неужто Ищейка? А говорили, у Зачинщика иммунитет...
   Сложное слово вор произнес, ни разу не сбившись.
  -- От смерти иммунитета нет, - авторитетно сообщила Томагавка. Лониэль презрительно хмыкнул, дескать, иного ли вы, люди знаете об иммунитетах к смерти, но промолчал.
  -- Уходить надо, - Духа явно нервничал. - Лист, доспехи берем и - ноги отсюда.
  -- А эти двое?
  -- Возьмем с собой, пусть Лещ с ними разбирается.
   Эльф снова насторожился. Уши шевельнулись, голова повернулась в сторону прихожей.
  -- Стучат, - сказал он. - Ногами, кажется. И еще кричат "Откройте, стража"
  -- Кто бы это мог быть? - съязвила Томагавка. - Парни, я не знаю, для чего Лещу шмотки стражников понадобились, но сейчас не до них. Если нет желания содрать их с тех милых ребят, что штурмуют сейчас входную дверь.
  -- Нашла время трепаться, - Духа уверенно помчался прочь по коридору, Лист припустил за ним. Томагавка и Лониэль бросились следом, стараясь не отстать.
   Такой умный и предусмотрительный человек, как покойный Зачинщик, разумеется, не мог ограничиться одним единственным входом. Духа уверенно распахнул неприметную дверь в конце коридора и с разбега уткнулся в стражника. Тот машинально схватил вора за плечо, движение отрабатывалось годами и сейчас руки проделали все сами, пока сознание их обладателя силилось понять, кто же это пожаловал?
   Увы, тот ход, который был известен Духе, городской страже был известен не хуже.
  -- Посторонитесь, уважаемый, будьте так любезны, - попросил Лониэль, обогнавший в забеге Листа и Томагавку. - Мы тут, понимаете, от городской стражи как это... линяем, а Вы, не в обиду будет сказано, на дороге стоите.
  -- Э...э...эльф! - выдохнул стражник, выпуская из захвата Духу.
  -- Живой? - по привычке спросила Томагавка, проскакивая мимо обалделого стражника и его не менее обалделого напарника. Духа летел по улице, словно за ним Блин гнался, остальные не сильно от него отставали. Девушка вздохнула и прибавила, чтобы не потеряться в лабиринтах улиц.
  
  -- Штурмуют, - сообщил Блин, разглядывая открывшуюся батальную сцену. Собственно, баталия пока не началась, мелкие группки воров концентрировались напротив ворот особняка, местами блестели начищенные доспехи городской стражи. Старик одобрительно крякнул, хорошая задумка, грамотная.
  -- Скучно, - Беодл поднял с земли камень, ловко подбросил на ладони и метнул в сторону особняка. Часть стены с грохотом обрушилась, воры прыснули во все стороны, точно испуганные мыши, но тут же вернулись, осторожно подкрадываясь к проходу.
  -- Умеют пользоваться удачей, - довольно заметил Беодл. - Ну что, нечистый, тряхнем стариной?
  -- Надо больно, - недовольно ответил Блин. - Им и так Лакки покровительствует. Вон его протеже вышагивает, видишь?
  -- Вон тот, худой? - презрительно фыркнул Беодл. - Нет в нем подлинной силы и мужества. То ли дело мои горцы!
  -- Вон один из них, - указал Блин. - С моей племяшкой вместе. И не боится же, по тупости своей, а ведь малышка своим присутствием может превратить любую победу в не пойми что. Пойдем лучше, вина выпьем, без нас справятся. Не спортивно это, старый.
  -- Нет в тебе боевого духа, - сурово заметил Беодл. - Только вино пить и шкодить, шкодить да вино пить. Тьфу, одно слово - нечистый.
  -- Вчера мылся, - обиделся Блин. - На себя бы посмотрел, старый!
  -- Что-то синерясые заволновались, - удивился Беодл, оторвавшись от батальной сцены. Атакующие на удивление легко взяли забор и теперь с радостными воплями прорывались в особняк. Похоже, обрушившаяся стена изрядно удивило защитников особняка, и минутная растерянность обошлась им дорого.
  -- По мою душу, - довольно ухмыльнулся Блин. - Как святоши говорят, "нечистым духом пахнуло". Уж что-что, а нечистый дух они нюхать умеют.
  -- Да уж, понаворотил ты дел в свое время, - неодобрительно заметил Беодл. - До сих пор вспоминают, хоть уж сколько веков минуло. Так вмешаемся или нет?
  -- Нет. Вон Лакки - видишь? Ледания - его вотчина. Ты как хочешь, а я с ним отношения портить не намерен. Его же нынче святым считают, слышал? Святой Лакки, - Блин хихикнул. - Нет, ты только представь, Лакки - святой! Ты вот говоришь, я покуролесил, так наш рыжий еще и не такое выделывал, помнишь? Только я нынче - Дух Зла, а он, видите ли - святой! Обидно, да?
  -- Да ну тебя, надоел, - поморщился Беодл. - Пойдем, что ли?
  -- Пойдем, - легко согласился Блин. - Только вот чуть-чуть пошутим. Над синерясыми, вон они уже почти рядом. А потом пива выпьем с воблой. И Лакки угостим, пиво - мне, вобла - ему. Идет?
  -- Ох, да какое в Ледании пиво, - вздохнул Беодл. - Ладно уж, пошли... Святой Блин.
  
  -- Живой! Разговаривает! - ошалело бормотал стражник, пялясь в переулок, где три часа назад исчез живой разговорчивый эльф со товарищи...
  
   В особняк мы вошли сравнительно легко. Рухнувшая не пойми с чего стена изрядно облегчила нам задачу. Вот уж не думал, что Король на такое потратится, но ограда вокруг особняка представляла собой одну мощную ловушку, и горе тому, кто на нее сдуру напорется. Правда, ребята собрались тертые, такие вещи за версту чуют, а сунувшемуся было в ворота варвару Лани подробно объяснила, кто он такой и что у него в голове вместо мозгов.
   Так что, подарок судьбы пришелся как нельзя более кстати. Иначе пришлось бы просить магов о помощи... и привлекать внимание "Петушиного часа". Спасибо, святой Лакки, что помог, свечка за мной... сколько я тебе задолжал уже, интересно? И успею ли расплатиться? Ты уж присмотри за мной, святой Лакки, негоже, чтобы должника прибили раньше, чем долг отдаст.
   Особняк строили, явно не рассчитывая на штурм. На окнах даже ставней нет, входная дверь легкая, неукрепленная. Вынести такую - раз плюнуть, если плевать будет варвар или гардарикец. Да и то сказать, чего мог опасаться Король? Ножа в спину - каждую минуту, стрелы опять же в спину, яда в кубке толченого стекла в мясной поджарке, но никак уж не штурма. Если стража по его душу явится - на то потайные ходы имеются, нырнул - и ищи в темноте уголь.
   Так что, внутрь мы проникли легко и почти без шума. А дальше началось...
   Король все же подготовился к встрече. То ли предчувствовал беду заранее, то ли успел в последний момент - не знаю, и гадать не хочу. Только в особняке нас встретили помимо воров еще и наемники - умеющие драться, отлично вооруженные. И если б не варвар с гардарикцем, было бы совсем худо.
   Ускользаю влево, взмахиваю кинжалом. Артефакт работает исправно, сотня острейших игл пронзает неудачника насквозь. Теперь в течение пяти минут он будет притворяться обычным кинжалом. Мастер Лион объяснял, что наложенным чарам нужно время, чтобы восстановиться. Жутко неудобно, но поделать ничего нельзя. Жаль, что нельзя использовать кинжал раз тридцать подряд, и пусть бы он потом хоть год заряжался.
   Джой сцепился с Дулей, пытаюсь зайти со спины, чтобы помочь своему, но налетаю на Рыбу, виртуозно играющим длинными парными "молниями". Клинки оправдывают свое название, сверкают так, что больно глазам. Сейчас сделает выпад...
   Размахиваюсь дубинкой, одновременно бью ногой в колено. Рыбу на простой прием не возьмешь, отпрыгивает назад, я проваливаюсь, вот сейчас он меня и...
   Рыба заваливается назад с ножом в груди. Нахожу секунду, чтобы обернуться... Лани. В ладони уже другой нож, девушка высматривает цель, но атаковать не спешит. И правильно, одобряю я, а то раскидает все ножи, кто меня в следующий раз выручит?
   Наши маги колдовать опасаются, синерясые могут учуять свежие чары. Ларгет изредка стреляет из лука, когда уверен, что никого из своих не заденет. Боресвет и Нанок теснят наемников к дверям, впереди - Праздничный Зал, а за ним и лестница. По которой можно как подняться вверх, в кабинет Короля (или в спальню, если есть желание), так и спуститься в подвал, где, по словам Леща, находятся комфортабельные камеры для кратковременного пребывания тех, кто не нашел с Королем общего языка.
   Остается поднажать, и...
   Толпой влетаем в Праздничный Зал и замираем. Вот засада, Король устроил нам долгожданный сюрприз.
   Два десятка наемников с натянутыми луками. Три десятка воров во главе с Тертым. И Его Воровское Величество, комфортно расположившийся за спиной своей маленькой армии.
  -- О, кого я здесь вижу! - изумляется Король. В голосе, в глазах - неприкрытое тряпочкой злорадство. - Лещ, брат мой, как же ты мог? А ты, Джой - я же тебя любил, как сына. Тень, Крыса - Блин подери, можете вы хоть минуту не целоваться? Совсем стыд потеряли!
   На наших лицах - отчаяние. Как нелепо все закончилось...
  -- Угорь, тебя я однажды помиловал, помнишь? Второго раза не будет! Соль... А где Соль?
  -- Сдох, - с непередаваемым наслаждением говорит Тертый.
   Нашариваю рукоять кинжала. Я стою за спинами остальных, у меня-то как раз есть шанс сбежать, залп лучников меня не достанет. Я сбегал тысячи раз, я показывал Смерти зад, могу показать и теперь, пусть утрется, но... я не побегу. Сейчас - не побегу.
  -- Доигрался, - в голосе Короля нет ни тени жалости. А где Ригольд? Выйди-ка на свет, покажись старику. Что же это ты затеял, сынок?
  -- Будь ты моим батей, удавился бы со стыда, - говорю тихо, но мой голос слышат все. И хорошо, и правильно. Давно чесался язык ему это сказать.
   Король ничуть не обижен, наслаждается победой, и любые реплики с нашей стороны только усиливают его торжество. Ни дать не взять, мой котик, играющий с мышью.
  -- Как невежливо, сынок. А ведь я считал тебя своим наследником, думал оставить на тебя Гильдию, когда время придет. Что же нам теперь с тобой делать? А это кто с тобой рядом? Неужто эльф? С плохой компанией связался, сынок, эльфы - богомерзкие твари, ненавистные всему роду человеческому. Потому и отвернулись от вас Святой Лакки и сестра его Удача, что против Творца самого пошли...
  -- Хватит уж проповеди читать, - безнадежно бросил Джой. - Тоже мне, святоша...
  -- Джой, мальчик, откуда столько непочтения к старшим? Мало тебя Наставник порол, вот и выросло не пойми что. Вы чем думали, когда мятеж замышляли? Заговорщики сраные, прости меня Творец!
   Гардарикец, стоящий в первом ряду, делает маленький шажок вперед и в бок, закрывая собой Ларгета. Лежащие на тетивах стрелы мгновенно отслеживают это перемещение, но в полет сорваться не спешат, один шажок ничего не решает. А попробует прыгнуть, встретят в полете, на таком расстоянии стрелы порвут кольчугу так же легко, как и мою куртку. Что-то они готовят, Ларгет с Боресветом, но вот что? Кладу руку на рукоять артефакта, пусть меня пристрелят, но Короля я с собой прихватить успею.
  -- Не успеешь, сынок, - ласково говорит Король, от него, разумеется, не укрылось ни мое движение, ни шажок гардарикца. - Хороший у тебя ножик, спору нет, но на мне - Львиная Грива, слышал о такой вещице? Вернет твои паршивые иголки тебе самому, так что, будь любезен, ручку убери. Вас, господин маг, тоже попрошу держать руки на виду и губами не шевелить. Парни у меня нервные, а ну, как не удержат стрелу на тетиве? Обратно ведь не переиграешь. Так что, господин маг, спокойнее. С Вами попозже поговорим, маги сейчас товарец редкий, дефицитный товарец.
   Хочется завыть от бессильной злости и отчаяния. Святой Лакки, да неужто нет никакого выхода? Совсем-совсем никакого?
   Резкий тычок в спину.
  -- Дайте дорогу, воры. Мы спешим.
   В удивлении поворачиваюсь к наглецу... и натыкаюсь на ледяной взгляд кошачьих глаз. Очень холодных и недобрых глаз.
   Ищейка! И не один - вся пятерка в полном составе. Чувствую, как ледяные крошки страха скользят но спине, пячусь назад, забыв о стрелках. Ищейка отодвигает меня рукой, проходит сквозь толпу, как деньги сквозь пальцы. Его собратья следуют за ним. Воры шарахаются в стороны, варвар таращится на свору Ищеек, раскрыв рот. Его обходят, словно каменную статую. Стрелы на тетивах нервно подрагивают, наемники не понимают, что происходит, но - профессионалы! - стрелять не спешат.
  -- Стоять! Ни шагу дальше! - Король опомнился.
   Быстро, надо признать. Пячусь к стене, если получится, зайду в тыл. Кажется, о тихом безобидном Ригольде все забыли... Зря! Придется напомнить.
  -- Что вам здесь нужно? - Король испуган, но кураж держит, здесь он хозяин, а Ищейки - незваные пришельцы. Которые, несмотря на всю их мощь, в полной его власти.
  -- Справедливости! - говорит первый Ищейка, и одновременно второй произносит:
  -- Мести!
  -- Раскаяния! - объявляет третий.
  -- Наказания! - провозглашает четвертый.
  -- Закона! - заключает пятый.
  -- Наши интересы не пересекались, - пробует договориться Король, но его час, похоже, миновал.
  -- Наши интересы пересекаются каждый день по много раз, - мягко объявляет Ищейка номер три. - Мы, как правило, закрываем на это глаза. Но не сегодня.
  -- А что случилось сегодня? - Король держит удар, но... он еще не знает. А я знаю, люди Леща и Томагавка рассказали подробно. И если я не ошибаюсь...
   А я не ошибаюсь. Без всякого предупреждения Ищейки атакуют. Лучники делают залп, который тонет в вязких волнах ветра. Ларгет успел бросить заклинание, быстро и умело, как и подобает Мастеру-магу. Возможно, Ищейкам это не требовалось. Не знаю. Но за то, что стрелы не достались мне и моим товарищам - спасибо.
   Ищейки кромсают людей Короля. Ожившие мясорубки, вот что они такое. Наемники стоят крепко, но они обречены. Воры начинают разбегаться, как те, что стояли за Короля, так и те, что шли со мной на штурм.
   Король пытается скрыться, и все шансы у него есть. Черный плащ за его спиной закручивается в спираль, я уже знаю, что сейчас произойдет, наслышан о Плаще Ночи. И точно - фигура Короля бледнеет и пропадает, он теперь невидим и неслышим для нас.
   Для всех, кроме Ищеек. Не знаю, как он определил, где находится Король. Может, по запаху? Прыжок в сторону, короткий удар, быстрый, как молний, и тело мертвого уже Короля выпадает из невидимости. Меня снова пробирает дрожь, хорошо, что у меня Иммунитет. А остальные? Неужто порубят в капусту моих друзей? Блин меня побери, если я буду спокойно стоять и смотреть на это...
   Беспокоюсь напрасно. Ищейки подхватывают тело получившего отставку Главы Гильдии и неторопливо удаляются. Последний из них замедляет шаг, оборачивается и неожиданно подмигивает мне. Наверное, это тот, с кем я пересекся в катакомбах.
   Вам когда-нибудь подмигивала фарфоровая ваза или, к примеру, пивная кружка? Ощущение сходное. Выдавливаю в ответ слабую улыбку, отворачиваюсь. Ищейки один за другим покидают залу, унося с собой тело. Интересно зачем? Некроманту какому отдадут или просто ужинать нечем?
   Но тут же это перестает меня волновать. Безгол! Я совсем забыл о нем!
  

Глава XXIV.

  -- Твориться что-то неладное, - задумчиво произнес Архимаг. - Его Величество, король Леданский, сообщает, что его попытки получить Регалии потерпели крушение и просит нашей помощи. Кто желает высказаться?
  -- В чем суть проблемы? - сразу же откликнулся Ассистент. - Если память меня не подводит, он должен был получить артефакты в ближайшую неделю.
  -- Его Величество заключил договор с Главой воровской гильдии, - сообщил Мастер Эстелин. - Неким Королем, который утверждал, что сумеет добыть все Регалии к оговоренному сроку. Однако вчера случилось событие, перечеркнувшее планы Его Величества и наши жирным крестом. Глава Гильдии Воров был смещен в результате мятежа.
  -- Мы можем помочь ему восстановить утраченные позиции? - робко осведомился Мастер Сальтерс.
  -- Мы можем посетить его похороны, - резко ответил Архимаг. - Но не думаю, что это поможет делу. Еще раз говорю - в Ледании что-то назревает. Адепты "Петушиного Часа" уловили присутствие в Беларе самого Блина! Кто желает высказаться по данной теме?
  -- Самого Блина? - недоверчиво осведомился Ассистент. - Святоши до сих пор верят в сказки?
  -- Верят, - согласился Архимаг. - И хорошо, что верят, случись иначе, управлять ими было бы куда сложнее. Но здесь я им верю. Уж что-что, а присутствие Нечистого они должны были почувствовать. Очевидно, что Блин посетил Белару именно в тот день, когда убили Главу Гильдии Воров. Возможно, эти события не связаны между собой, но мы должны предполагать худшее.
   Члены Совета молчали. С Блином пересекаться не хотелось никому, Дух Зла славился злопамятностью и изощренной мстительностью. Если, конечно, признать, что он на самом деле существует
  -- Если можно, хотелось бы услышать подробности, - сказал Мастер Шоло.
  -- Извольте. Часть воров взбунтовалась против покойного Главы и устроила маленький переворот. Король был к этому готов, более того, умело спровоцировал противников на преждевременную атаку, но вмешались некие силы, участие которых запланировано не было. Что именно произошло в резиденции Короля, точно не известно, воры славятся умением не оставлять следов. Зацепка только одна - надпись на стене резиденции. Привожу дословно - "Сдес был Нанк". Прошу высказывать версии.
  -- Нанк, по легендам аркадцев, предводитель легионов бесов, правая рука самого Блина, - блеснул эрудицией Мастер Шоло. - Надпись была сделана кровью?
  -- Губной помадой, - ухмыльнулся Архимаг. - Впрочем, мысль интересная. Неужели Дух Зла решил вмешаться в игру? Очень интересный поворот, ведь он, несомненно, знает, чем ему грозит нарушение нейтралитета.
   Совет Ковена почтительно молчал. Блин это, может быть, и знает, а им вот как-то не довелось. Разве что, Архимаг разъяснит...
   Глава Ковена, однако, разъяснять ничего не собирался.
  -- Судьбы мира сейчас решаются в Беларе, - изрек он. - Я думаю, нам придется рискнуть. Мастер Зортрий, я требую задействовать всю мощь Ковена.
  -- Что именно нам предстоит сделать? - деловито уточнил Ассистент.
  -- Это мы выясним позднее. Пока - наблюдение... и готовность включиться в любой момент. Мне кажется, ждать придется недолго...
  
  -- Кажется, мы вычислили Цитадель Ковена, - сообщил Мастер Лур. Его Величество вопросительно посмотрел на него, жестом предложил продолжать.
  -- Небольшая, хорошо укрепленная крепость в горах Заморья, - сказал маг. - Шпионы Вашего Величества высказали такое предположение, мои коллеги проверили. По всему выходит - она.
  -- В каких именно горах? В Ранненах или Орлецких? - уточнил король, проявив изрядное знание географии. Бывший шут удивленно покачал головой - сам он впервые услышал, что в Заморье есть какие-то горы.
  -- В Орлецких, - сказал Мастер Лур. - Недалеко от города Вийолаха, если Вашему Величеству это что-то говорит...
  -- Говорит, - подтвердил король. - Сандал, изумруды, поделки из камня. Богатый город, судя по всему.
  -- Это поправимо, - успокоил его Лемур. - Скажите вот, Ваше Величество, нам эту крепостицу непременно надо взять? Ради спасения мира?
  -- Придется, - кивнул головой принц.
  -- Тогда лучше использовать наемников. Квармольские войска на территории чужого государства - лучший повод к войне. Хоть Заморье и далеко, лучше отношений не портить.
  -- Подбери подходящих, - приказал король. - Наемники - это то, что нужно. Молодец, Лем, мы еще сделаем из тебя настоящего министра.
  -- Богатый, значит, город этот Вийолах? - задумчиво вопросил шут. - Ну-ну...
  
   Не могу придти в себя. Слишком уж много чудес вывали на голову обычного вора, как бы не свихнуться ненароком. Сначала Ищейки, пришедшие отомстить за смерть Зачинщика (интересно, что их связывало?), потом присутствие эльфа - ЭЛЬФА! - и девчонки, заявляющей, что она племянница Блина.... Я бы не поверил, но уж больно серьезно отнесся к ее заявлению Мастер Лион, от такого так просто не отмахнешься. Впрочем, это я еще смог бы пережить, оставшись в здравом рассудке. Эльфы - да, диковинка, племянницы Блина тоже не каждый день встречаются (интересно, как она насчет переспать?), но когда одноглазый нищий заявляет, что он - король, а на троне сидит самозванец, вот тут-то голова начинает идти кругом, а реальность - ускользать из смазанных жиром пальцев. А если этот одноглазый как бы король еще заявляет, что хотел бы видеть на троне не кого-нибудь, а именно меня, потому как морда у меня наиболее подходящая - тут уж и вовсе мозга за мозгу заходит. Ну, почему бы ему Мастера Лиона к этому делу не припрячь? Он ведь умный, знающий, да и внешность ему подходящую на морду нацепить - раз плюнуть, для мага его уровня. Так нет, этим двоим меня подавай на еще не вакантное место!
   Так что, сижу молча и обдумываю открывшиеся перспективы, а окружающие, разбившись на группки, с жаром перетирают будущее и недавнее прошлое.
   Ищу взглядом Безгола. Он молчит, слушает, впитывает информацию. Чувствует мой взгляд, ободряюще кивает в ответ. Мол, не трусь, ученичок, мне хреновей было в застенках, чем тебе когда-либо на троне будет.
   Да, с этим не поспоришь. Машинально глажу рыжую наглую морду, трущуюся о мои ноги. Интересно, как еще Безгол с Лещом поладит? Мирно разойдутся, или же новых разборок ждать? Банду Леща здорово потрепали при штурме, более того, как ни крути, мы все - мятежники... кроме Безгола. Те воры, что не участвовали в разборке, скорее примут Безгола, чем Леща. С другой стороны, сколько лет Наставник в Беларе не появлялся, его уже подзабыли, а Лещ - он постоянно на виду, живая легенда, почти что герой. Только вот, воры героев не очень-то уважают...
   В общем, не знаю, кто из них наверх пойдет, а кто скромно отойдет в тень - на время или навсегда, как получится. Да и о том ли надо волноваться, когда на твою собственную голову вот-вот корону напялят?
   Фрол подходит к Боресвету. Настороженно слежу, предчувствие говорит, что-то сейчас случится.
  -- А что, братан, - чуть нагловато вопрошает нищий. - Деревянные тапки не пропил еще?
  -- Дык, не успел, - сокрушенно разводит руками здоровяк и извлекает из потертого мешка деревянные сандалии. Вот тут меня пробирает до самых пяток, на память, слава Творцу, не жалуюсь, помню еще, какой Регалии не хватает для полного комплекта. Неужели - те самые? Откуда они у воина из дикого края?
   Фрол протягивает руку, чтобы забрать сандалии, но не тут-то было. Никогда нищему, будь он хоть трижды король чего угодно, не сравниться в быстроте реакции с Мастер-магом. Сандалии благополучно переходят в руки Мастера Лиона, который тут же начинает их внимательно изучать, как то: мять, вертеть в руках и нюхать подошву. То есть, проводить анализ.
  -- Либо я чего-то не понимаю, - задумчиво изрекает Мастер Лион. - Либо...
   И начинает колдовать что-то сложное. Нет, я, конечно, не специалист, но на простое заклинание стольких приготовлений не требуется, и времени оно отнимает куда меньше. Пытаюсь выяснить, что происходит, и получаю от мага задумчивый взгляд типа "во что же тебя превратить, чтоб под ногами не путался?" Поспешно ретируюсь, вспоминая, что внушал мне среди прочего Наставник. А именно, "высшая добродетель вора - терпение".
  -- Кажется, это часть нашей карты, - снисходит все-таки до объяснений Мастер Лион. - А может быть, и не только.
   После чего возвращается к излюбленному занятию, которое так не одобряет "Петушиный Час".
   Озадачено смотрю на него, потом на сандалии. Сюрприз, ничего не скажешь.
   Фрол пользуется моментом, повторяет свою лекцию о пользе королевской должности. Раз уже, наверное, в седьмой. Поскольку все мои доводы против уже исчерпаны, опровергнуты и выброшены за ненадобностью, покорно слушаю, запоминая на всякий случай кое-какие нюансы. Раз уж меня подрядили (а попробуй тут отвертись, когда на тебя всей толпой насели) на это дело, надо хоть информацию собрать. Впрочем, на меня ее и так вывалят, даже если уши заткну.
   Наконец нищий... то есть, король, замечает, что я уже не сопротивляюсь, довольно хмыкает и замолкает. До следующего - восьмого? - раза.
   Несколько минут слежу за манипуляциями мага, потом мне надоедает. И, кажется, не мне одному.
  -- Расскажи-ка сказку, - просит ученик Бол Томагавку. - Скучно что-то.
  -- Сказку? Ладно, как скажешь, - соглашается девушка. - Слушай. В Тридевятом королевстве жил когда-то король, и правил он мудро и справедливо. Было у него три сына - двух старших звали Рихард, а младшего - Джон...
  -- А пошто старших одним именем назвали? - удивляется Боресвет.
  -- Когда король на войну собирался, наказал сына Рихардом назвать, когда родится. Родилось двое, так обоих Рихардом и назвали - не идти же против королевской воли?
  -- Дальше, дальше давай, - перебивает Бол. - Это в Пельсиноре, да? Имена похожие...
  -- Старшие братья выросли умными и рассудительными, успели прославить себя и в государственных делах, и в военных, и на любовном фронте отличились, наплодив полкоролевства бастардов. А на младшем природа отдохнула, как это бывает в королевских семьях. Вырос принц Джон бездельником и пустозвоном, учиться не желал вовсе, а все пил вино и бегал за девками, но и тут ничего не добился, потому что девки бегали быстрее. Наконец, королю это надоело, позвал он младшенького и сказал так:
   "Сын мой младший, пора уж тебе и себя показать и на мир посмотреть. Вот тебе задание - в королевстве номер раз..."
  -- На Руси, то есть, - довольно хмыкает Боресвет.
   "... растет яблоня с молодильными яблоками. Повадилась как-то волшебная кобылица яблоки эти тырить. Как уж она на дерево карабкалась, мне не ведомо, но факт в том, что яблоки стратегического назначения оказались утрачены. Царские сыновья со дружины стали нести дозор, но добились немногого. Повезло только младшему - дураку, вроде тебя, поймал он кобылицу ту. Что делал с ней, история умалчивает, однако родила кобылица в положенный срок жеребенка - кривого и горбатого, совсем как царевич. Жеребенок сей, шибко волшебный, принадлежит ныне как раз младшему царскому сыну. Он-то мне и требуется для-ради государственных интересов, которые, во-первых, секретны, а во вторых, ты все равно не поймешь, ибо дурак.".
   "Ужо послужу отечеству!" - возрадовался Джон-дурак, оседлал коня, вооружился добротно да и отправился в королевство номер раз. Коня принц прободал на подступах к шестому королевству, но местные гоблины научили его ездить на волке, так что до цели все-таки добрался. Долго следил он за королевским дворцом, а потом выбрал ночку потемнее, и украл заказанное.
   Вернулся принц домой, бросил добычу к королевским ногам и изрек гордо:
   "Выполнил я, отец, Ваше задание, хоть и сложным оно было, и трудным. Недоедал, недосыпал, но волю Вашу таки исполнил! Вот, получайте!"
   Глянул король на добычу - и чуть его удар не хватил.
   "Тебе, глупому, КОНЯ привести велели, а не производителя! На хрена же ты мне царевича иноземного приволок, своих дураков, что ли, мало?"
   С тем и прогнал он Джона-дурака прочь со двора, и лишил его наследства. Младшего царевича так и называли с тех пор - Джон Безземельный.
   Томагавка замолчала.
  -- И как он, Джон-царевич, стал все-таки королем? - посунулся любопытный Бол.
  -- А ты знаешь такое королевство - Тридевятое? - вопросом отвечает Томагавка. - Нет? Значит, стал.
   Про себя соглашаюсь. Дурак на троне - беда королевству. А эти двое еще хотят втиснуть мою задницу на жесткое сиденье трона!
   Мастер Лион колдует. Пресловутые сандалии, выцарапанные хозяйственным нищим (однажды я все-таки привыкну, что он на самом деле король) стоят в центре стола, вокруг разложены деревянные прибамбасы из коллекции герцога Вернера. Помниться, маг превращал их в драную карту, интересно, когда успел расколдовать обратно? Кажется, я слишком увлекся рассказом Томагавки, и пропустил этот шедевр магического искусства.
   Сандалии Маргонов, последняя из королевских Регалий старой династии. Тот дядя, что сделал их частью магической карты, умел пошутить, надо отдать ему должное. Интересно, а герцог Вернер знал о назначении деревянных игрушек? Наверняка знал, иначе с чего бы поставил их охранять целого тролля вместо того, чтобы вышвырнуть мусор на помойку.
  -- Может, помочь? - предлагает Лониэль. Эльф все крутиться вокруг Мастера Лиона знаменитой танцующей эльфийской походкой, сгорая от нетерпения. Как же, карта должна привести его к какому-то там деревянному кольцу. Признаться, я слегка разочарован, деревянное кольцо несколько не тот приз, который мог бы меня привлечь. Зато остальные на нем подорвались, Мастер Лион - из любви к науке, варвар и Томагавка собираются превратить справную красивую девку в секиру (идиоты, Блин!), Бол и Ларгет мечтают вернуть своему Учителю безвозвратно похеренную магическую силу, эльф жаждет спасти мир, Лани, небось, мечтает примерить деревянную цацку на один из пальцев...
  -- Не мешай, - отмахивается от него маг, делая рукой сложные пассы.
   Эльф наблюдает за его действиями, оба ученика-мага смотрят с азартом, надеются подхватить какое-нибудь полезное заклятье. Ну-ну, это у Мастера-то! Впрочем, Ларгет, может, и сумеет. То, что он творил в доме Зачинщика, не каждый маг повторить сможет. Да и тот порыв ветра, которым он смахнул стрелы в особняке Короля, дорогого стоит. Мастер Лион, наверное, сумел бы лучше, но он был занят нейтрализацией магов противника. Делом, вне всякого сомнения, достойным и полезным, но если б не Ларгет, многие из нас остались там. Ищейки-то от стрел увернулись, а мы вряд ли сумели бы.
   Как-то странно сознавать, что Короля больше нет. В голове не укладывается. Бросаю взгляд на Безгола - вид грустный и задумчивый. Я знаю, о чем он сейчас думает. Что, не вернись он в Белару, Зачинщик остался бы жив. Они были дружны, добрый старый Бенджи и мой Наставник. Мне грустно и тоскливо оттого, что он погиб. Но Безголу - по-настоящему больно.
   От нечего делать, раскладываю на кровати свою добычу - реликвии Маргонов. Скипетр, Держава, Корона, Мантия. Сандалии забрал попользоваться маг. Любуюсь искристыми россыпями бриллиантов, загадочным блеском изумрудов, яростным сверканием рубинов. Изяществом работы, разумеется.
   Слышу прерывистое дыхание за спиной, резко оборачиваюсь. Точно она, Лани. Стоит, губки облизывает на мои сокровища. Вот с кем ухо надо востро держать, отвернешься - выковыряет камешек за милую душу. Это из священных-то артефактов моего будущего Величества!
  -- Красивые, - говорит девушка, взглядом спрашивает разрешения посмотреть поближе. Нехотя киваю. Блин с ним, с камешком, пусть выковыривает. Недостойно вора жлобство проявлять, святой Лакки жадных не привечает.
   Лани протягивает руку к скипетру и тут же ее отдергивает. Реликвия шипит, как рассерженный кот, плюется искрами. Предупреждает, значит. Не без опаски протягиваю руку, касаюсь своенравного скипетра - лежит спокойно, как и положено порядочной королевской вещи. Ничего не понимаю! Правда, кошки меня любят и не боятся, так ведь и Лани Сигр за свою признал?
  -- Инициация частично состоялась, - туманно объясняет подошедший Фрол.
   Требую пояснений, нищий охотно рассказывает, что несколько Регалий, будучи собранными вместе, проявляют некие свойства, не свойственные им по отдельности. В частности, по каким-то причинам, скипетр и корона уже признали меня королем. Держава пока сомневается, а мантия в этой компании новичок, и мнения своего не составила. Но это и неважно, скипетр и корона главнее прочих, и если уж они признали, от трона мне нипочем не отвертеться.
   Пожимаю плечами. Мне неприятен разговор на эту тему. Буду честным, мне хочется попробовать королевской жизни, но пугает меня эта авантюра до желудочных спазм. Королей с детства воспитывают, вдалбливают в головы государственные премудрости, каковых простому вору просто не разуметь. Это я и высказываю Фролу, тот в очередной раз пожимает плечами.
  -- Меня на нищего тоже нигде не учили, - напоминает он. - Смог же?
   В чем-то он прав. Человеку из дворца отнюдь не так просто приспособиться к жизни на улице, где любой может пнуть тебя ногой, а подельник - воткнуть нож в спину ради пары медяков.
  -- К тому же, я всегда помогу тебе советом, - завершает Фрол.
   Лани неожиданно приходит мне на помощь:
  -- Ты думаешь, твое присутствие во дворце не вызовет удивления? - спрашивает она нищего, и я мысленно с ней соглашаюсь. Король привел старого друга - одноглазого нищего, что тут особенного?
  -- Возьмешь меня шутом, - пожимает плечами Фрол. - Мастер Лион поможет обставить ситуацию. Там, жизнь тебе спасу или еще какой подвиг совершу. Пойми, Ригольд, даже если кто от удивления в обморок упадет, противиться решению короля все равно не рискнет. Даже если ты на мне жениться захочешь.
   Лани хохочет, я тоже усмехаюсь, представляя Фрола в свадебном платье.
  -- Давай уж без крайностей, - говорю ему и пожимаю протянутую руку. Мы, короли прошлого и грядущего, всегда между собой договоримся.
   Оглядываюсь на нашего мага. Вот это интересно! На столе лежит карта - целая, без всяких подозрительных дырок, оба ученика уткнулись в нее носами, рядом варвар шевелит губами - знакомые буквы ищет, если у него есть знакомые. А Мастер Лион стоит рядом и с увлечением читает какую-то книгу!
   Опрокидывая стул, бросаюсь к карте. С детства мечтал клад отыскать! Лани и Лониэль следуют за мной, глаза у эльфа блестят азартом. Боресвет меланхолично потягивает вино. Он расслаблен, никакие клады его не интересуют. Фрол присаживается рядом, наливает себе вина и затевает неспешную философскую беседу.
  -- Нашли Кольцо? - жадно спрашивает Лониэль.
  -- Ну, кольцо там или не кольцо... - начинает Таль, но приятель его тут же перебивает:
  -- Вот крестик! Посреди карты!
   Вглядываюсь, читаю названия. Глаз сразу выхватывает Белару, клад недалеко, и это хорошо. Вижу крестик, представляю в уме местность едва ли не быстрее, чем читаю надпись, как и полагается грамотному леданцу.
   Волосы встают дыбом. Вот уж куда мне лезть совершенно не хочется! Святой Лакки, есть же в Ледании куда более безобидные места - Замок Ужаса, Проклятый Лес, Руины Калорна, Блинов Холм...
   Почему, ну, почему нам выпало идти в Заповедник Троллей?
   Пару слов для ясности. Есть неподалеку от столицы невысокая горная гряда, именуемая в народе Троллиным Взгорьем. Тролли там обитают с тех времен, когда Ледании еще на карте не было, да и сами карты рисовать не умели.
   Говорят, несколько раз горы пытались очистить от нелюди, и всякий раз имперские, а потом королевские войска получали такую плюху, что желание лезть в гости к троллям пропадало надолго. Тем более, чудовища со своих гор спускались крайне неохотно, и леданцев особо не беспокоили. Да и поживиться на Взгорье было совсем нечем.
   Вот и решил один из королей объявить Троллиное Взгорье заповедником, мол, тролли - вымирающий вид, потому подлежат коронной защите. Неглупый венценосец был, если завоевать не можешь, да и незачем, проще заявить, что так и задумано, чем расписаться в собственном бессилии.
   Героям и прочим выдающимся личностям за особые заслуги выдавались лицензии на охоту. У Мастера Лиона, к примеру, таковая имелась на отстрел ровно одного тролля. Правда, он ей так и не воспользовался, во-первых, тролля магией не проймешь, а во-вторых, на фига ему эта туша сдалась?
   Вот там-то неведомый кладохранитель и запрятал свое сокровище, обозначив для надежности крестиком на карте, а саму карту трансформировав в груду мусора и одни деревянные сандалии. Или нет, сандалии же раньше были, это же Регалия Маргонов... В общем, запутался я...
  -- Сандалии - это ключ к карте, - поясняет нехотя маг, отрываясь от увлекательного чтива, чтобы ответить на мой вопрос. - Маг, сотворивший чары, был настоящим Мастером. Одно заклятие накладывается на Регалию, второе - на лист пергамента, третье связывает их между собой. Вообще-то, их куда больше, перечислять все - запутаешься.
  -- Не забивай голову, все равно не поймешь, - добродушно советует варвар. Немедленно закипаю, ехидно спрашиваю, не поделиться ли великий и мудрый варвар с Кассарадских гор своими глубокими познаниями с напрочь неграмотным леданским вором?
  -- Неа, - простодушно отвечает Нанок. - Сам ничего не понял. Да и ни к чему оно нам, только голова разболится.
   Злость тут же проходит. Надо же, парень просто заботится о моем здоровье! А я, по привычке, все подначки ищу. Простые они люди, горцы. Что ли, бросить все к Блину, да уехать в Кассарад? Так там ведь даже воровать нечего...
  -- Заповедник Троллей, - задумчиво говорит Мастер Лион. - Был я там однажды...
   Не иначе, поохотиться хотел, раз лицензия есть. Не получилось - не беда, можно еще раз попробовать, на этот раз в компании. Все к лучшему - теперь есть кому портал поставить, не придется пешком плюхать.
  -- Тролли! - Бол радостно потирает руки. - Троллей я еще не видел...
   Хорошо, что ты не вор, парень. Избыток любопытства губит вора надежней, чем каторжные рудники. Тролля ему подавай, видите ли! Насмотрелся я уже на них, больше желания нет. Хм... а интересно, случайно ли именно тролль охранял деревянные безделушки, или это как-то связано с Троллиным Взгорьем? Или же с тем, что тролли ненавидят эльфов, и с легкостью чувствуют их присутствие? Надо будет расспросить герцога поподробнее. Вот корону на башку примерю - и займусь.
  -- Свенелл, - задумчиво произносит маг, закрывая книжицу. - Как интересно... Стало быть, это и не миф вовсе...
  -- Сумасшедший Свенелл? - уточняет нищий.
  -- Не такой уж и сумасшедший, кажется, - задумчиво отвечает маг. - Интересная история... и страшная.
  -- Кто такой Свенелл? - как вы думаете, кто это спросил? Разумеется, Бол, кто же еще! Справедливости ради, Лани он опередил всего на один миг, максимум, на два.
  -- Свенелл, как следует из этого дневника, был членом Совета Ковена, - маг обводит глазами наши заинтересованные лица. Делаю то же самое. На всех, включая, наверное, и мое - полное непонимание. Лишь эльф испуганно вздрагивает и отводит глаза. Кажется, что-то об этом таинственном Ковене он слышал.
  -- Ковен - тайный орден магов, целью своей поставивших пробуждение последнего из Корраанов, - объявляет маг.
   Ага, о Корраанах слышали все. Потрясение, страх на лицах - все, как должно. Только у Бола в глазах азарт и нешуточное любопытство. Полагаю, кроме троллей, он еще и Корраанов не видел.
  -- Они сумасшедшие? - робко спрашивает Лани.
  -- В своем роде, - соглашается маг.
  -- Коррааны же были изгнаны Титанами, - делится Ларгет своими познаниями. - Это же все знают!
  -- Я - не знаю, - просто отвечает маг. - Не присутствовал, знаете ли, при этом событии.
   Лицо Ларгета краснеет, он замолкает. Ученика красиво и вежливо поставили на место. Не сомневаюсь, что больше он Мастера прервать не рискнет.
  -- Лониэль? - спрашивает маг.
   Эльф резким движением убирает мешающие ему волосы. Уши прижаты к голове, чувствую его настороженность и страх.
  -- Все верно, - отрывисто говорит он. - Когда Титаны и Коррааны покинули этот мир, они заключили соглашение. Титаны оставили здесь своих потомков, Коррааны - наблюдателя. Мой народ сумел сделать артефакт, усыпивший последнего. То самое деревянное Кольцо, которое я разыскиваю.
  -- Именно Мастер Свенелл со товарищи похитил у эльфов артефакт, - подтверждает Мастер Лион. - По приказу Совета Ковена. Однако, уже совершив задуманное, он стал размышлять. И пришел к выводу, что пробуждение Спящего не приведет Ковен к вершинам власти, как виделось в мечтах, а попросту разрушит наш мир.
  -- Раньше, что ли, подумать не мог? - удивляется Бол.
  -- Людям свойственно сначала действовать, а потом думать, - печально говорит Лониэль.
  -- Сейчас как дам больно! - возмущается Боресвет.
  -- ...а потом уж подумаю, - заканчивает за него эльф.
   Мастер Лион терпеливо ждет, пока они не закончат препираться. Воистину, его терпение безгранично. Я бы уж точно позатыкал всем рты магией, чтобы не перебивали.
  -- И тогда Мастер Свенелл решил спрятать Кольцо, укрыв его в Заповеднике Троллей. Это последнее место, где Ковен будет искать артефакт, магия ведь не причинит троллям вреда, а расколошматить в горах любое войско им вполне по силам. Что и было неоднократно доказано.
  -- И что с ним стало? - это снова Бол.
  -- Скорее всего, Ковен добрался до него. Подозреваю, что Кольцо прятал не сам он, а некое доверенное лицо. Которое, хоть и исполнило в точности волю мага, язык за зубами не удержало - иначе, откуда в доме герцога Вернера оказались все части карты, да еще под охраной тролля? Впрочем, Мастер Свенелл это предвидел, потому и создал специальный ключ к чарам, наложив заклятие на принадлежащие его дому сандалии Маргонов. И отправил их на хранение Оракула, заплатив требуемую цену - к сожалению, он не пишет, какую.
  -- Так башню Свенелла взорвал Ковен? - уточняю я.
  -- Может быть, Ковен. Может быть, сам герцог, поняв, что атаку отразить не удастся. Видишь ли, как он погиб, Мастер Свенелл отчего-то не описывает.
   Отвожу взгляд, чувствую, как горят уши. Как мальчика срезал, это будущего-то короля - ай-ай-ай, как не стыдно, Мастер! Справился со скромным вором...
  -- Получается, нам придется спасать мир? - восторженно спрашивает Бол. Кривлюсь недовольно. Вот уж что-что, а спасть мир я не подряжался. Авось, сам как-нибудь устоит. Творец строил добротно, чтобы такое обрушить одного Корраана мало.
  -- Это мы завсегда, только вот, перекусим децил, - бодро гудит Боресвет, разворачивая копченое мясо. Чем-то он напоминает шмеля, такой же басовитый, мохнатый и добродушный, если его не трогать. А трогать я его не буду, и вам не советую.
   Лани встревожена, то и дело косится на Таля, будто ища поддержки. Тот задумчиво перебирает руны на костяном браслете. Замечаю точно такой же у девушки - просто копия. Наверное, ее подарок, и со смыслом, которого парень пока еще не понимает. Боресвет подкрепляется перед тем, как приняться за спасение мира. Фрол, кажется, задремал на стуле. Варвар продолжает изучать карту, не теряя надежды отыскать хоть одну знакомую букву. Безгол... а где же Безгол? Пока мы, развесив уши, слушали мага, Наставник незаметно исчез. У него и без Корраанов дел по горло, перетащить на свою сторону авторитетов, переловить людей Короля из особо доверенных, чтобы чего не устроили, договориться с Лещем о главенстве или же поделить сферы влияния, если договориться не удасться...
  -- Что будем делать? - спрашивает Таль, поднимая глаза на Мастера Лиона.
  -- Хорошенько выспимся, - отвечает тот. - А завтра посетим Троллиное Взгорье. Что нам еще остается?
  -- Погодите, - слышу озадаченный голос варвара, оторвавшегося, наконец, от карты. - На этом вашем Взгорье тролли, что ли, водятся?
  
  

Глава XXV.

  -- Мастер Шоло! - Адепт был взбудоражен. - Меня послал бакалавр Кенно, лейтенант Почетного Караула. Он говорит... Спящий...
   Мальчишка умолк, пытаясь вспомнить, что же там говорил бакалавр.
  -- Он...эээ..там...
  -- Похоже, бакалавр Кенно онемел, - иронично заметил Мастер Шоло.
  -- Он... нет. Спящий...
  -- Веди, - сжалился Мастер Шоло. Мальчишку, конечно, стоило проучить - совсем разболтались! - но дело могло оказаться важным. Если бакалавр Кенно не онемел, то он сам все объяснит.
   Бакалавра у дверей в Спальню не оказалось. Мастер недовольно нахмурился. Так, и Почетного Караула след простыл. Сбежали, трусы! Ну, когда он доберется до мерзавцев...
   Мастер толкнул дверь. Зря он грешил на бакалавра, здесь был Кенно, и стража здесь. И еще... Он. Последний. Оставшийся. Спящий.
   Никто из Ковена не называл Его Господином, кроме Главы. Право подчиняться еще надо было заслужить. Пока же они все - лишь вещи в руках Великого, бездумные и не рассуждающие. Те, кого Он изберет - станут слугами. Остальные - так и останутся вещами.
   Спящий внимательно смотрел на Мастера Шоло. Золотые глаза его были полны... чувств. Каких именно, Мастер сказать затруднялся. Людям чувства Великих недоступны. Впрочем, одно он сумел опознать - любопытство.
  -- А это кто? - вопросил Великий ушедшего в священный экстаз бакалавра, но тот не ответил, с восторгом и обожанием взирая на свершившееся чудо.
   Мастер Шоло содрогнулся. Вырази Последний свое малейшее неудовольствие - и цитадель на пару лиг уйдет под землю. Ну, милейший бакалавр, если каким-то чудом останемся в живых, ты об этом пожалеешь.
  -- Шоло, Ваш верный слуга, - с поклоном ответил он.
  -- Слуга? - удивился Оставшийся. - Я, вроде, никого не нанимал. Шоло... нет, такого точно не помню. Ты ничего не путаешь?
   Ужас! Великий им недоволен! Он считает, что Шоло его обманывает. Мастер помертвел от ужаса, лицо Спящего казалось теперь зловещим. Шоло попытался объяснить, и понял вдруг, что язык его не слушается. Он не мог произнести не слово от страха!
  -- Что у тебя во фляге? - вопросил Последний. Голос его всколыхнул пространство, стены задрожали. Один из стражей-бакалавров рухнул на колени.
   "Хорошо еще, крепость защищена от землетрясения, - подумал Мастер Шоло. - Иначе провалились бы сейчас к Блину всем Ковеном"
  -- Сок, - сказал он. - Яблочный сок.
  -- То, что нужно, - оживился Великий. - У этих олухов только алкоголь. Крепкий. Гадость преизрядная, не переношу.
   Мастер Шоло вложил флягу в требовательно протянутую руку. Прикосновение пальцев Оставшегося обожгло его, точно расплавленное железо, он прикусил губу, чтобы не закричать. Один из стражей-бакалавров, не выдержав, рухнул на колени. Великий недоуменно оглянулся на глухой стук, пожал плечами (чисто по-человечески) и, с видимым удовольствием приложился к фляге.
  -- Вкусно, - одобрил он. - Спасибо. Загадай желание - я желаю тебя отблагодарить.
   Мысли мага заметались испуганными зайцами. Место Главы... или нет, бессмертие... власть... или...
  -- Посплю-ка я еще немного, - решил Спящий, укладываясь на ложе.
   Мастер Шоло стоял у дверей, неподвижный, как изваяние. Пот градом тек по его лицу, мантия уже успела промокнуть. Из множества мыслей в голове осталась только одна:
   "Спасибо Творцу, он выполнил мое желание!"
  
  -- Итак, третье кратковременное пробуждение Спяшего, - Архимаг в задумчивости потер подбородок. - Великий день не за горами! Скоро Оставшийся восстанет в мощи своей!
   Как и положено, его речь была встречена ликованием. Глава Ковена обладал великолепной, пронзительной памятью и, несомненно, запомнил бы проявившего сомнения до самой смерти. А вот умением прощать он не обладал вовсе.
  -- Радоваться рано, - строго сказал Мастер Эстелин, хотя в глазах его горело торжество. - Кольцо еще не у нас. Мастер Зортрий, огласите последние новости.
  -- Новости не из приятных, - хмуро сказал Ассистент. - Во-первых, в городе появился эльф. Его видела городская стража в доме связанного с Гильдией Воров торговца.
  -- Торговец под стражей? Что он говорит? - поинтересовался Мастер Шоло.
  -- Торговец молчит, как и положено уважающему себя покойнику. Его слуги рассказали все, что им было известно, увы, вся их информация совершено неинтересна для нас. Кроме той ее части, что относится к мятежу в Гильдии Воров. Не думаю, что это сейчас актуально.
  -- Разве что, в будущем пригодиться, - согласился Глава. - Если показать его хорошему некроманту, покойник может стать и посговорчивей.
  -- В Беларе это достаточно рискованно, - пожаловался Мастер Лендин. - Боюсь, коллеги, мы сами взрастили чудовище, которое в будущем нас пожрет. Я имею в виду "Петушиный час".
  -- Укусить попробует, - улыбнулся Архимаг, тонкая сеточка морщин перечеркнула его высокий благородный лоб. - Но не скоро еще. По моим прогнозам, лет через двести Орден наберет силу. А мы уж должны позаботиться, чтобы к тому времени зубов у него не осталось. Так что, насчет некроманта - остается в силе. Есть у нас толковый?
  -- Мастер Суммон из Двенадцатиградья, наследство покойного Сугудая, - начал перечислять Ассистент. - Мастер Генорк из Пельсинора, с Ковеном не связан, но разовый контракт подпишет. Мастер Робинер, кандидат в ряды Ковена. Последнего я не советовал бы - личность азартная увлекающаяся. Пошли его торговца разговорить, все беларские кладбища поднимет. Молодой еще, всего четыре года, как Мастером стал.
  -- Суммон подойдет, - решил Архимаг. - Это все?
  -- Нет, Глава. Также в Беларе видели ученика Аргенталя, которого мы неоднократно обсуждали на наших собраниях. - А также ученика Болеара или крайне похожую на него личность, и еще двоих из той же компании - дикого барба и воина из Гардарики. По непроверенным сведениям, все они принимали участие в мятеже против Главы Гильдии Воров.
  -- Так, - сказал Архимаг и замолчал в раздумье.
  -- Этого следовало ожидать, - тяжело сказал он. - Наши враги объединились. Если раньше я полагал, что это может быть отвлекающим маневром, то теперь сомнений больше нет, Кольцо в Ледании. Может быть, даже в Беларе.
   Он замолчал, обводя тяжелым взглядом Совет Ковена. Один за другим, маги опускали глаза, не в силах выносить пронзительный взгляд Архимага.
  -- Кольцо проявит себя со дня на день, - негромко сказал Архимаг, в нависшей тишине каждое слово его звучало как гром. - Вряд ли мы сумеем добраться до него первыми. Но что мы обязаны сделать - это заблокировать Зеленый Путь в Саро. Как минимум. А желательно - накрыть всю Леданию Великой Сетью Дорана. Не считаясь с затратами энергии.
  -- Зеленый Путь - это эльфийский Зеленый Портал? - уточнил Мастер Щоло.
  -- Да, его старое название. Я предпочитаю пользоваться им, - скупо улыбнулся Архимаг.
  -- Сеть сожрет больше половины накопленной энергии, - угрюмо заметил Ассистент. Едва ли не первый раз он осмелился возразить Главе. Члены Ковена замерли в предвкушении, гадая, чем это событие обернется.
  -- Я знаю, - мягко ответил Архимаг. - Мы рискуем многим, но выбора у нас нет. Если эльф найдет Кольцо и улизнет в Саро - мы потеряем все.
  -- Артефакт действует лишь в непосредственной близости от объекта, - возразил Ассистент.
  -- А откуда это известно? Из записей Отступника? А если Свенелл намеренно ввел нас в заблуждение? Мы до сих пор не знаем, что заставило его предать Ковен и дело, в которое он верил!
  -- Кольцо было у него совсем недолго, - поддержал Архимага Мастер Сальтерс. - Отступник, к тому же, был неважным исследователем. Комбинатором - непревзойденным, иначе ему не поручили бы столь важную миссию, но исследователем...
  -- Мы не имеем права рисковать, - твердо заметил Глава. - Подготовить Великую Сеть Дорана и запустить не позднее, чем завтра. Зеленый Путь можно заблокировать и меньшими усилиями, но у эльфа есть сообщники-маги, а портал больших усилий не требует. Сеть гарантирует, что они останутся в Ледании достаточно долго, чтобы мы их накрыли.
  -- Да, Глава, - склонился в поклоне Ассистент.
  -- Выполняйте, - коротко бросил Архимаг, и первым вышел из Зала Совета.
  
   Сигр с любопытством наблюдает за Мастером Лионом. Не знаю, почему, но кошки всегда так реагируют на магию. Слишком уж она притягательна для них, едва ли не больше, чем свежая рыба. И к магам представители хвостатого племени испытывают особую симпатию.
   Которую маги, кстати, не разделяют. Не один и не два чародея погибли преждевременной смертью оттого, что чей-то мокрый нос не к месту ткнулся в делающую магические пассы руку.
   К чести Сигра, он под руку не лезет. Наблюдает издалека, лежа на собственной шерстяной подстилке. Если ему и хочется познакомиться с чарами поближе, то он тщательно скрывает свое желание. Разве что, подрагивание хвоста его выдает, так его кроме меня, вряд ли кто заметит.
   Кот так увлечен разворачивающим действием, что сейчас можно почесать его животик, не опасаясь удара когтистой лапы. Или даже потрепать за усы. Может, в прошлой жизни все кошки были магами?
   Двое учеников сейчас очень похожи на моего ригольда. Их тоже можно было бы потрепать за усы, если б таковые у них имелись. Блестящие глаза, полуоткрытые рты - оба стараются не пропустить ни слова, ни жеста. Мастер Лион не обращает на них внимания, продолжая творить заклинание.
   В воздухе образуется светящийся контур портала, наливается густой синевой. Миг - и перед нами сияет арка портала, горящая холодным синим огнем. Не сговариваясь, оба ученика начинают повторять подсмотренное заклинание. Не мешаю им, мне интересно, что получится. И - мое терпение вознаграждено. Перед Ларгетом возникает контур светящейся арки, наливается сочной синевой, и...
  -- Я разве разрешал вам колдовать? - следует сердитый голос Мастера Лиона. Почти готовый портал исчезает, лицо Таля приобретает смущенно-виноватое выражение. А вот Бол...
   Пфф! Не знаю, что он там напутал, но эти клубы серо-желтого дыма на портал совсем не похожи. На всякий случай шарахаюсь в сторону - вдруг ядовито? Нет ничего опасней ученика мага, никогда не знаешь, что он может отколоть.
  -- Пошевеливайтесь, - бросает Мастер. - Я не собираюсь держать портал вечно.
   Не "не могу", а именно "не собираюсь". Все-таки, маги - изрядные бахвалы, даже лучшие из них. Иные даже способны потягаться в этом с ворами.
   Портал сияет перед нами, но желающих воспользоваться первым как-то не наблюдается. Оно и понятно, Троллиное Взгорье - не королевская сокровищница. Собираюсь уже пристыдить горе-героев, но не успеваю. Сигр, внимательно изучавший портал, тянет любопытный нос к сияющей арке, делает пару шагов и исчезает. Портал на секунду вспыхивает ярче, потом сияние возвращается к прежней интенсивности.
   Святой Лакки! Вот только моего кота и не хватало в Заповеднике Троллей! Бросаюсь следом за ним, надеясь успеть сцапать наглую морду и зашвырнуть обратно в портал, пока не поздно. Потеряется, где я его искать буду?
   Врезаюсь локтем в камень, выражаю неодобрение всем магам, ставящим порталы так близко от скалы и тупым животным, лезущим, куда не просят. Маг моей вдохновенной речи не слышит, Сигр слышит, но не обращает внимания. Он уже вскарабкался на пару ярдов и теперь с вожделением наблюдает за небольшой птичкой, сидящей на ветке куста.
   Из портала один за одним появляются люди - Бол (ну, кто бы сомневался, что он будет первым), варвар, Таль+Лани, эльф, Боресвет и, наконец, создатель портала собственной персоной. Безгол, как вы поняли, с нами не пошел. Клад кладом, но у него есть дела и поважнее сейчас.
   Бросаюсь ловить кота, пока портал не закрылся. Испуганная птица улетает, Сигр неодобрительно смотрит на меня и ловко уворачивается от моих рук. Вторая попытка тоже успеха не приносит. Моего кота не так уж просто поймать, если он сам этого не хочет.
   В этот момент портал с легким хлопком исчезает.
  -- Ну ты и скотина, - укоризненно говорю коту. Тот с невинным видом облизывается, делая вид, что скотина - это вовсе не он. - Не буду тебя кормить, зараза такая! Сам себе троллей на завтрак лови!
   Сигра такая перспектива не пугает. Оставив в покое недолизанную лапу, смотрит на меня, ехидно прищурясь. Не учи, дескать, мышей ловить, сам не дурак. Развожу руками, делай что хочешь, рыжий сволочь, но я на тебя обиделся. И за ухом чесать нипочем не буду.
  -- Поймал животное? - спрашивает Таль, хотя прекрасно видит, что не поймал. - Сожрут ведь бедолагу...
  -- Такого сожрешь, - хмыкаю я и поворачиваюсь к Сигру спиной. Лани, добрая душа, подманивает кота традиционным "кис-кис". Рыжий предатель с минуту раздумывает, потом осторожно подходит к ней и удобно устраивается на руках. Игнорирую его, пусть почувствует себя виноватым. Сам же первым мириться придет...
   Мастер Лион рассматривает карту, периодически озираясь по сторонам, сопоставляя увиденное с указанными ориентирами. А до меня вдруг доходит, что кого-то мы все-таки забыли впопыхах.
  -- А где Фрол? - спрашиваю небрежно.
  -- Готовит дворцовый переворот, - пожимает плечами маг, не отрываясь от карты.
   Вот так, ни больше, ни меньше. Понятно, если уж кому и готовить переворот, так это бывшему королю. И все-таки, не слишком ли мы разбрасываемся, взявшись за три дела сразу?
   Мастер Лион сворачивает карту, убирает ее в легкую жестяную трубу.
  -- Туда, - решительно указывает он. "Там" присутствует некое подобие тропинки. Идти по ней куда проще, чем по беспорядочным грудам камней, но невольно закрадываются мысли - а кто эту тропинку проложил? Конечно, в Заповеднике не только тролли живут, давно с голода бы подохли, однако все равно делается неуютно.
   Трогаемся всей толпой. Недовольно морщусь - шума столько, что горы дрожат. Если тролли не совсем глухие, непременно сбегутся узнать, что за праздник сегодня. Только варвар скользит беззвучно, как двуногая кошка. Что ж, он в горах с детских лет, не нам с ним тягаться. Лани прижимает к груди совершенно счастливого кота, спрашивает у меня:
  -- Он не голоден? У меня в сумке кусок яблочного пирога, как ты думаешь, съест?
  -- Смотря сколько его не кормить, - пожимаю плечами. - Недели через две может, и съест. Если раньше мышом не разживется.
   Мастер Лион останавливается, смотрит в пропасть, у которой обрывается наша тропа. Потом задирает голову вверх. Наши головы, как по команде, повторяют его движение. Мда, залезть, конечно, можно, но лучше обойти.
   Ищем обходной путь и даже находим его. Только проход закрыт - посреди узкого прохода сидит здоровенная зверюга. Вернее, лежит, отклячив зад и нервно дергая хвостом. Поскольку зверюга - кошка (большая и дикая, не знаю, как называется), догадываюсь, что она вот-вот бросится. Поднимаю скипетр, готовясь отразить атаку. Боресвет, прикрывшись щитом, делает шаг вперед. Таль натягивает лук...
   Проблема в том, что кошка большая, а тропинка - узкая. Уложить мы ее сумеем, но минимум одного из нас в пропасть зверюга скинет.
   Сигр беспокойно дергается на руках Лани, вырывается, гордо вышагивает вперед. Его дикий родич (борный гарс, шепчет Мастер Лион) перестает дергать хвостом, смотрит на моего ригольда с интересом. Сигр выгибает спину и шипит, гарс грозно рявкает, но не зло, а так, для порядка. Рыжее чудовище его заинтересовало, он не прочь познакомиться. Хорошо, если самка, а ну, как самец? Вот начнут территорию делить... и не дай Творец, метить еще. Горы большие, это когда ж мы Сигра дождемся...
   Обе кошки, большая и маленькая сходятся на узкой тропинке. Со стороны забавно смотреть, насколько они похожи - мой ригольд и этот борный гарс. Движения, походка, пластика - один в один. Осторожно обнюхивают друг друга, Сигр отскакивает и выгибает спину, его новый друг фыркает в ответ - готов поклясться, что насмешливо. Не торопясь, разворачивается, не обращая на нас внимания - настоящий повелитель гор. Ну-ну, вот придет тролль - посмотрим, кто здесь хозяин, Ваше Горное Величество...
   Сигр гордо фыркает, поле несостоявшейся битвы остается за ним. Он вправе торжествовать победу, что тут же и делается у ближайшего камня. Теперь эта территория - его охотничьи угодья, и никакому гарсу, не говоря уж о троллях, ловить здесь мышей категорически воспрещается.
  -- Что это было, в натуре? - подает голос Боресвет.
  -- У них свои дела, - отвечаю я. - Родню, видишь, встретил.
  -- Реальный братан у кошака, - качает головой гардарикец. - Такому лучше дорогу не заступать.
   Нанок презрительно усмехается. По лицу видно, таких здоровых кошек он повидал немало, а иными, вероятно, воспользовался на предмет шкуры.
   Осторожно идем вслед за ушедшей кошкой. Впрочем, гарс достаточно умен, чтобы не оставаться на тропе. Куда он делся, я так и не понял, но когда тропа перестала петлять, зверюге на ней уже не было.
   Мастер Лион достает карту, всматривается внимательно. Нанок, пользуясь случаем, достает кусок мяса на предмет пожевать. Сигр, нашедший в его лице друга по интересам, немедленно начинает крутиться рядом, намекающе тереться о сапог. Добрая варварская душа не может устоять перед обаянием хитрого ригольда, и Нанок отрезает долю моему коту. Сигр хватает угощение и быстро отбегает в сторону, чтоб не отняли. После чего с довольным урчанием принимается его пожирать.
   Мастер-маг оставляет карту в покое и снова смотрит вверх. Если опять лезть в гору, то я точно начну жалеть, что ввязался в эту затею. Но нет, Мастер Лион подходит к краю обрыва, пристально вглядывается и решительно машет рукой - вниз.
   И я тут же начинаю жалеть, что ввязался в эту затею. Уж лучше бы вверх.
   Спуск проходит на удивление быстро и легко. Будто и не было за спиной часов тяжелого похода, будто не оттягивают плечи и спины тяжелая поклажа.
   Потому что Мастер Лион сказал волшебное слово. Настолько волшебное, что у учеников глаза заблестели от азарта, а кольчуга богатыря полегчала сразу на целый пуд. Волшебное слово неслыханной силы - ПРИВАЛ.
   Согласен, не слишком разумно располагаться на привал посреди тропы в Заповеднике Троллей, однако ничего разумного в том, чтобы загнуться от усталости я тоже не нахожу. Располагаемся, достаем припасы, бодро работаем челюстями. Сигр требовательно мяукает, попрошайничает. Его бы в Гильдию пристроить - озолотились бы на подаяниях. Боресвет делиться отказывается, говорит, кто не пьет, тот и не закусывает. Рыжая морда с такой постановкой вопроса не согласна, но спорить по пустякам не желает. Зная своего кота, Боресвету не завидую. Найдет время и способ отомстить, на золотой спорю.
   Привал недолог. Только успеваю протянуть уставшие ноги, как Мастер Лион командует подъем. Интересно, как он сам не устает? Пожилой же, в сущности, маг, а по горам скачет, как юный горный козел.
   Проворный, как Мастер-маг, горный козел словно по заказу возникает на гребне скалы. С любопытством смотрит на редких в здешних горах людей. Козел чувствует себя в безопасности, и совершенно напрасно. Таль одним движением накладывает тетиву, вторым - выпускает стрелу. Ничего себе! Так, в моем представлении, эльфы стреляют. Козел камнем падает вниз, словоно бьющий добычу на лету сокол. Правда, в отличие от последнего, обратно не взлетает.
   Лониэль неодобрительно качает головой и принимается рассуждать о том, что недопустимо убивать, если не голоден. А также о звериных нравов людей, как разумной (я так понял, относительно-разумной) расы.
   Язык у эльфа подвешен хорошо, но нас восемь против него одного. Эльф просто не успевает парировать язвительные замечания насчет остроухих вообще и данного им в наказание Лониэля в частности. Даже немногословный варвар вносит свою лепту в беседу, поднеся к чуткому эльфийскому носу здоровенный кулак.
   Спор прекращает Мастер Лион (реплики которого были, кстати, наиболее язвительны). Морально избитый эльф даже не протестует, когда маг приказывает выбросить тушу козла в пропасть - у них и без того припасов хватает. Против этого восстает хозяйственный Боресвет, говоря, что мясо лишним никак не бывает, что у них тут кот голодный под ногами мявчит, да и тролля задобрить будет чем. Маг сообщает, что они и так перегружены разными нужными вещами. Богатырь говорит, что он таких двоих легко не унесет, да и третьего козла вполне осилит. Который нужное и ценное мясо в пропасть выбросить хочет.
   Маг машет рукой и спорить перестает. Боресвет и Нанок быстро освобождают козла от ненужной шкуры, рогов и копыт. Тушу Боресвет, как и обещал, тащит сам, хотя весит она уж никак не меньше меня.
   Минут через двадцать после привала, маг останавливается и со значением говорит:
  -- А вот и первый ориентир.
  -- Где? - тут же вопрошаю я и верчу головой во все стороны.
  -- Вот, - маг кивает на ничем не примечательную скалу впереди. - В дневнике так и сказано, первый ориентир - высокая скала.
   Да тут низких скал и нет вовсе! Тоже мне, ориентир!
  -- Скала должна быть конусообразной формы со срезанным верхом, - поясняет маг. Смотрю на скалу. Действительно, верх срезан, будто гигантским ножом. Природа постаралась или тролли развлекались? Лучше бы первое...
   Варвар несколько раз с удовольствием повторяет слово "конус". Пытается даже подписать на скале мелом. Получается не очень, и я собираюсь даже ему об этом сказать, когда вижу, что все друзья наперебой хвалят его грамотность. Решаю не торопиться, кто его знает, кассарадца этого, может, он буйный.
   Маг беззвучно шевелит губами, потом меняет курс. От ориентира номер раз забираем левее, с трудом пересекаем ущелье. Начинаю тревожиться - идем уже столько времени, и не встретили ни единого тролля. Подозрительно даже, честное слово. Вот как выскочат сейчас всей оравой...
   Бол подворачивает ногу, к счастью, несильно. Иначе пришлось бы тащить на руках... или добить, что куда разумнее. Мастер Лион отвешивает ему лечебный подзатыльник и читает короткую лекцию о правилах поведения в горах. Не останавливаясь, прямо на ходу.
   Подходим к грубо вырубленным в скале ступеням. Мастер Лион объявляет, что это второй ориентир. Спрашиваю, сколько их всего, оказывается - шесть. Кто бы ни прятал здесь клад, он мог бы сделать это и поближе.
   Ступеньки высоки и неудобны, но мы поднимаемся по ним. Никто не сорвался, и это уже хорошо.
   Идем по широкому карнизу, щедро заваленному валунами. И вскоре встречаем первого тролля.
  
  -- Ледания накрыта Сетью, Глава, - доложил Ассистент. На этот раз, Совет Ковена расположился не в своей резиденции, а в башне придворного мага Ледании. Бакалавр был в ужасе от оказанной ему чести, и никак не мог сообразить, как получше услужить высоким гостям. Его старания изрядно забавляли собравшихся Магистров, даже Архимаг усмехался в седую бороду.
  -- Хорошо, - одобрил Мастер Эстелин. - Теперь надо подождать. Если не ошибаюсь, Кольцо явит себя не позднее, чем через пятьдесят часов.
   На памяти Ассистента, Архимаг не ошибался ни разу. И, разумеется, не стал бы ставить на карту дело всей своей жизни, если б не был полностью уверен в результате.
   Белару наводнили люди Ковена. Маги и наемные воины рыскали по городу, силясь добыть какую-нибудь информацию. Попытки прижать Гильдию Воров на предмет нужных сведений успеха не принесли - все, кто мог что-нибудь знать, исчезли бесследно. Казалось даже, будто в Беларе вообще нет преступников, ни крупных, ни мелких. Мастер Шоло, которому было приказано разобраться с этим делом, был вне себя от ярости, но сделать ничего не мог. Разве что, спалить столицу Ледании дотла, благо, во всей стране не было магов, способных ему помешать. Мастер Шоло так и поступил бы, будь от этого хоть какой-нибудь прок.
   Еще одним поленом в костер его ярости был "Петушиный час". Синерясые создавали проблемы, вступали в схватки с магами, несмотря на приказы руководства Ордена, всячески мешали поискам. Впервые Мастер Шоло задумался о том, не создали ли они собственными руками тот кинжал, что пронзит когда-нибудь сердце Ковена. Даже если они завладеют Кольцом, где гарантия, что Оставшийся не проспит еще тысячу лет? Чего маг, сказать по правде, желал от всей души.
  -- Кольцо явит себя, - повторил Архимаг. - Не пропустите этот миг.
  
  -- Троль! - воскликнул Бол, пялясь во все глаза на чудо горной природы. Тролль тоже что-то прорычал, погрозил кулаком. Большего он сделать все равно не мог, от людей его отделяла широкая пропасть.
  -- Здоровый, - одобрил тролля Боресвет. - На таком, в натуре, пахать можно.
  -- Такой сам кого хочешь припашет, - возразил Таль. Он смотрел на ожившую сказку с интересом, но познакомиться поближе не спешил.
   Тролль, наконец, определился с линией поведения и решил дать понять, что здесь им не Бобруйский зоопарк. Тяжелый камень просвистел над головой Таля, заставив того пригнуться, ударился о скалу и разлетелся шрапнелью осколков. Лани и Ригольд мгновенно спрятались за валуном, туда же нырнул Сигр, разумно решив, что соревноваться с троллем в метании камней не его дело.
   Таль и Лониэль среагировали мгновенно - натянутые луки, летящие стрелы. По такой мишени, как тролль, промазать было непросто, только вот стрелы никакого вреда ему не принесли. Даже в шкуру не воткнулись. Следующие стрелы нацелены были в глаза, но выяснилось, что троллей зря считают тупыми. Чудовище наклонило голову, одна стрела отскочила от каменного лба, другая задела нос. Тролль взревел, очевидно, нос не был так надежно защищен, как прочие важные части тела, и ответил новым броском камня. Меткость его была поразительна, Талю пришлось броситься на землю, выронив при этом лук. Камень просвистел над его головой, лук скользнул к краю пропасти. Ларгет метнулся за ним, но опоздал, его любимое оружие было безвозвратно утеряно. Лониэль выпускал одну стрелу за другой, но никак не мог попасть точно в глаз. Тролль углядел, наконец, что перед ним эльф и выдал рев такой силы, что где-то в горах точно сошла лавина. В следующий миг он превратился в камнемет, и осколки засвистели повсюду, так что эльфу срочно пришлось искать укрытие.
   Разбушевавшегося тролля остановила метко брошенная латная рукавица. Пропасть была достаточно широка, убойного удара не получилось, и все равно чудовище ощутимо шатнуло. Тролль выронил очередной камень и посмотрел на Боресвета не без уважения. Что не помешало ему ответить новым броском, едва не уложившим богатыря на месте.
  -- Может, как-то с ним договориться? - предложил Бол.
  -- Иди, попробуй, - согласился Таль. Воспользовавшись тем, что тролль отвлекся, он выскочил из-за камня и попробовал свое излюбленное заклинание молнии, не раз уже выручавшее в критических ситуациях. Тролль даже не поморщился, камни продолжали лететь в Боресвета, и тому было все труднее их избегать.
  -- Магия на них не действует, - пояснил Мастер Лион, удобно устроившийся за валуном. - Иначе эти горы давным-давно бы очистили.
   В перестрелку включился варвар, наглядно доказав, что камни умеют швырять не только тролли. Тролля шатнуло вторично, и Боресвет использовал момент, швырнув вторую рукавицу.
  -- Последняя, Блин, - сказал он с сожалением. - Есть еще запасные в суме, но эти я приберегу на черный день.
   Тролль оправился от удара и принялся за варвара. Эльф периодически помогал товарищу, выскакивая из укрытия и стреляя навскидку. Увы, стрелы тролля по-прежнему не брали, а глаза он тщательно оберегал.
  -- Застряли, - грустно сообщил Бол. - Зато тролля повидал!
  -- Так нам его не одолеть, - сказал Мастер Лион. - Так, по одному, перебежками - вперед. Лани - первая, Томагавка за ней.
  -- Вы считаете, что я бесполезна в бою? - возмутилась Томагавка.
  -- Считать будем позже, - отрезал маг. - Быстро за Лани! Бол, готовься.
  -- Лониэля он не отпустит, - сообщил Ригольд. - Тролли эльфов ненавидят.
  -- Мы их тоже не больно-то любим, - буркнул эльф.
  
   Надо было что-то делать. Лани и Томагавка благополучно скрылись из зоны обстрела, но сунувшийся за ними Бол был остановлен метким броском камня. По счастью, он успел нырнуть в укрытие, которым стал очередной валун исполинских размеров, но действия тролля показали, что отпускать нас так просто он не собирается. Вдобавок, девчонки вполне могли стать легкой добычей для другого тролля или даже для горной кошки. Нанок и Боресвет вызвали камнепад на себя, но никто не обольщался, тролль готов пресечь попытку к бегству в тот миг, когда таковая будет предпринята.
   Воры горазды на всякие уловки. А в критических ситуациях соображают и действуют куда быстрее прочих. Вот почему именно мне в голову приходит спасительная мысль.
  -- Боресвет! - кричу я высовываясь из-за камня. - Козел!
   Богатырь оставляет в покое камень и поворачивается ко мне.
  -- От козла слышу! - ревет он, сжимая кулаки. Ох, и когда же мне объяснять, что имелось ввиду?
   Тролль времени на расшаркивания не оставляет. Камень летит прямо в богатыря, не обращающего уже на чудовище ни малейшего внимания.
   К счастью, гардарикец наполовину скрыт за вросшим в землю (в скалу?) валуном, метательный камень ударяется сначала в него, а лишь потом, рикошетом, в грудь богатыря. Но и этого хватает.
   Гардарикца сносит, как лист ветром. К нему кидаются Таль и Мастер Лион, варвар тоже спешит оказать первую медицинскую помощь. Э, нет, дружок, сейчас ты - единственный, кто может заменить богатыря.
  -- Нанок! - кричу я. - Ко...
   И обрываю сам себя. Хватит нам и Боресвета.
   Тролль исполняет танец победы, ревет, бьет себя кулаками в грудь. Продолжать обстрел он пока не спешит, и это дает нам шанс.
  -- Нанок, - я вскакиваю и трясу варвара за плечо. - Туша козла! Зашвырни ее на ту сторону пропасти!
   Варвар ни о чем не спрашивает, подхватывает тушу и швыряет ее в тролля. Больше всего боюсь, что он не добросит, и козел упадет в пропасть. Однако мои опасения не сбываются. Тролль получает козлом по морде, обиженно ревет и тут понимает, что перед ним МЯСО. Не обращая больше внимание на нас, рвет тушу на части и жадно пожирает. На миг представляю себя козлом, становится слегка не по себе.
  -- Уходим! - кричу я и бросаюсь помогать Мастеру Лиону и Ларгету. Поднять на ноги богатыря в кольчуге - дело явно неподъемное для этих двоих.
   Да и для троих, как выясняется. На помощь приходит Нанок, и вчетвером мы все-таки ставим Боресвета на ноги, которые тут же подгибаются. Нанок закидывает руку богатыря себе на плечо и волочет его прочь. Оставшиеся, включая меня, собирают разбросанные вещи, не оставлять же их на радость троллю. Тащить тяжело, но недалеко. Оглядываюсь на тролля, тот отрывается на миг от добычи и машет мне лапой. Заходите, мол, еще.
   Как же, жди. Дайте только выбраться - в жизни здесь больше не покажусь. Поспешаю за Наноком, волоча мешок Боресвета. Что он, интересно, туда напихал? Заглянуть, что ли?
   Усмиряю свои преступные наклонности. Тем более, что богатырь уже слегка оклемался и ноги переставляет сам, хоть и не без помощи варвара. Значит, живой, уже хорошо. К нам подбегает Лани, всплескивает руками, начинает суетиться и жалеть пострадавшего. Бол ненавязчиво путается под ногами. Сигр под ноги не лезет, не ровен час, задавят в такой суматохе. Умный у меня кот, что и говорить.
  -- Там пещера за поворотом, - сообщает подошедшая Томагавка.
  -- Пустая? - интересуется Мастер Лион.
  -- Я что, дура туда в одиночку лезть? - резонно отвечает девушка. Хоть один разумный человек в нашей сумасшедшей компании. Не считая, конечно, меня и Мастера Лиона.
  -- Пойдем проверим, - говорит маг, и я тут же вычеркиваю его из списка разумных. На время.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"