Бодрова Анна Валерьевна: другие произведения.

"Смертельный Роман" или Осенняя повесть.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Вместо аннотации: Некромант имеет способность воскрешать (точнее, поднимать (англ. raise)) мёртвых; вообще магия некромантов в той или иной степени связана со смертью, но не обязательно должна нести только смерть.(c)Wi
    Городское фэнтези. Наши дни.
    Осенняя, атмосферная, печальная, но по своему прекрасная, глубокая, чувственная... философия смерти, в рамках любовного романа. Причуды Судьбы, сложности нашей жизни и пути их решения. Ведь подчас бывает проще не решить проблему, а лишь пересмотреть свое отношение к ней...

    Роман в работе.
    П Р О Д А !(от 12.04.13)
    П Р О Д А !(от 20.02.14)
    П Р О Д А !(кусок от 17.03.14)


  
"Смертельный роман"
или Осенняя повесть.

Глава первая.


Ах, дамы, господа,
Позвольте нам начать,
И пьесу показать,
Про смерть и про любовь...
   (Агата Кристи. Пролог.)
   Еще один день. Еще одни липко-долгие сутки. Двенадцать проклятых часов на работе. Последний из них вот-вот должен был скончаться. Я сидела перед компьютером и, глядя сквозь монитор, прокручивала в голове нелепое нагромождение стихийных событий, захлестнувших меня буквально за несколько последних дней. Все, как один, все демоны мира потешались надо мной сейчас. По крайней мере, так казалось. "Ведь не может же с одним человеком все это произойти... сразу, с разницей в несколько дней?! Я проклята. Точно проклята. Какая-нибудь завистливая тварь меня сглазила..." И в самом деле, все было так хорошо! Но вот, в один миг все начало валиться из рук, ни с того, ни с сего... Мать серьезно заболела. Пришлось взять сверхурочные и напрочь позабыть о прежней беззаботной жизни. Весь последний месяц я вкалывала, как проклятая, совершенно не чувствуя усталости. Потому что знала, ради чего... Очередная операция, последняя, как обещал лечащий врач матери, стоила немалых денег, и этот месяц должен был покрыть оставшуюся сумму. Однако судьба распорядилась иначе. Едва получив зарплату, я распрощалась с ней по дороге домой, в толкучке метрополитена. А вместе с деньгами ушли и ключи от работы, и проездной... Боялась ехать домой. Выйдя из метро, доковыляла до сквера, опустилась на скамейку и просидела так до самой ночи. Когда стемнело, пришлось вернуться в реальность, взять себя в руки и, что самое страшное, рассказать обо всем маме.
   Дальше беды посыпались одна за другой. Долги, бессонные ночи, ошибки в работе, штрафы... Поддельный проездной, пищевое отравление дешевым обедом... Последнее восприняла уже как дурную шутку, недалекое изощрение Судьбы, исчерпавшей свою фантазию на мой счет.
   Сегодня утром, стиснув зубы, я оседлала велосипед и добралась до работы почти без приключений. Но под вечер уже едва чувствовала ноги, и предстоящая поездка обещала стать очередным испытанием на прочность. Часы внизу экрана показали 22:00. На автомате щелкнула "отправить отчет", и давно готовый документ ушел в разверзшиеся недра бездушной электронной сети. Стянув со спинки стула куртку, закинула на плечо рюкзак и поплелась в сторону лифта. Офис давно опустел. Я по обыкновению уходила последней. С каждым вечером все меньше и меньше хотелось возвращаться домой. Конечно же мать не винила меня в случившемся, никто не винил... кроме меня самой.
   Лифт, лестница главного холла... Не глядя вручив охраннику ключи, даже не стала утруждать себя никому ненужными правилами приличия, и молча шагнула в стеклянный турникет. На крыльце бизнес-центра радушно встретил прохладный осенний ветер. Дернула вверх замок молнии на куртке, натянула капюшон, сняла стальной трос с рамы верного двухколесного коня, сунула в уши "затычки" с последним альбомом "Дельфина", под стать настроению, и двинулась в путь. Вечера становились немилосердно холодными. Осень остужала землю, заявляя о своем неминуемом приходе. Я старалась об этом не думать. "Дотерпеть, дотянуть, доработать... А там - будь что будет..." Оживленное шоссе, освещенное обманчиво-теплым светом оранжевых фонарей. Удушливый смог мегаполиса. Даже сейчас, поздним вечером, дышать было тяжело. Встречные машины по глазам дальним светом, проносящиеся мимо - пыльным бураном в лицо. "Вперед, и только... -- скрипела зубами я, едва сдерживая слезы, -- Господи, ну что же я такого натворила, что ты со мной так?! Костик еще... Ведь не позвонит, тварь, я же знаю. Его "великие дела" уж куда важнее всех моих бед. Для него, так уж точно. Мой удел - с нетерпением ждать "снисхождения"...  [] В любое время дня и ночи, после адского рабочего дня, в дождь или в снег, в ураган, я расшибусь в лепешку, но приду. И он ведь прекрасно это знает... -- утерла нос рукавом, хмурясь при воспоминании о нашем последнем разговоре, -- Только услышал, что у меня проблемы - сразу "ну ладно, держись, я еще позвоню" - и в кусты, с концами, подальше от ненужных ему "головняков". А ведь все твои самые пустяковые неприятности, недуги и промахи я переживала как свои!.. К черту. Я никому не нужна. И ему не нужна... Разве что, в качестве бесплатной девки "по вызову"..." -- слезы хлынули из глаз неудержимым потоком, беспросветным, стихийным, через край наболевшее все-таки вырвалось на поверхность, и в самый не подходящий для этого момент. Я на ходу махнула рукавом по лицу, но лишь размазала тушь. Вторая попытка завершилась еще более плачевно: утерев слезы, я наконец-то прозрела, но только на короткий миг, чтоб увидеть несущуюся справа, из подворотни огромную черную машину. Удар! Удушающий спазм в легких, искристый свет перед глазами вместо четкой картинки, жгучая боль в боку, встреча с мокрым асфальтом и стремительное падение в темную бездну. Провал.
  
   Приходя в сознание, я ожидала увидеть все что угодно: больничную койку, операционную, перепуганное бледное лицо мамы... на худой конец бездушно-циничного фельдшера, жующего бутерброд... но только не то, что окружало меня сейчас: холод, темнота, дурно пахнущий, грязный брезент и невысокие борта кузова пикапа со всех четырех сторон. И, судя по тряске, машина неслась по каким-то буеракам вместо асфальта. "Что это?.. Что за... -- машина подскочила на очередной кочке, и в глазах померкло от адской боли, прострелившей колено, -- Ну, по крайней мере, жива. Это точно! Но... уж больно, сука, странный метод транспортировки искалеченного человека... Какому кретину пришло в голову такое?!" -- скрипя зубами теперь уже от злости, хмурилась в темноту я, пытаясь себя ощупать. Стянула с головы капюшон, убрала с запачканного лица спутавшиеся волосы. Правый бок ныл тупой болью. Бедра старалась вовсе не касаться, так как припомнила, что перед "занавесом" мне слышался хруст где-то в этой области. Возможно лишь показалось, но проверять самой было страшно. Решила оставить это медикам. Лежа на спине, стянула с себя брезент... и на миг забыла, как дышать. Надо мной простиралось ночное небо. Никаких тебе фонарей, проводов, столбов, городского смога... Чистейшее небо с россыпью звезд. Только я не смогла оценить их красоту. Сознание заволокло липкой паутиной ужаса. В один короткий миг она поглотила все мысли и чувства, и даже боль временно отступила на задний план. "Никакой больницы не будет... -- таращась огромными глазами в небо, поняла я, -- Он... везет меня в лес, чтобы... Нет. Успокойся, истеричка! В Москве сейчас пробки. Он просто рванул в объезд, чтоб сэкономить время. Какой объезд?! Через область что ли?! Ага. Мимо кладбища, через лес, и прямиком в больничку. Сейчас же все больнички строят подальше от города?.." -- теряя рассудок от охватившей меня беспросветной паники, подтрунивала над собой я. Чтобы прояснить ситуацию побыстрее и избавиться от навязчивых, заполонивших голову кошмаров, я сделала над собой неимоверное усилие, приподнялась на локтях и оглядела кузов. Лучше бы и дальше пребывала в неведении. Различив в темноте предмет, весьма похожий на лопату, пропавшим голосом выругалась, свалилась обратно на спину и зарыдала в голос, смутно надеясь, что рев двигателя заглушит мой отчаянный скулеж, -- "Господи, как так?! Ну, я же еще жива! Жива! Слышишь, ты! Ублюдок! Трусливая тварь... Кому ты сдался?! Не хочешь оплачивать лечение? Вали! Только отпусти... Я сама доковыляю, хоть доползу до дома, но ЖИТЬ буду! Мразь!" -- я икнула, прикусила губу и затихла на время, прислушиваясь. Машина ощутимо сбавляла скорость. "Уже... все?.." -- сглотнула горький комок в горле, поглубже вдохнула... и обреченно прикрыла глаза, уловив запах сырости и пожухлой полевой травы. Колеса зачавкали по осенней жиже проселочной дороги... Машина качнулась вперед-назад, и замерла. На несколько секунд уши сдавила гудящая, мертвецкая тишина. Глухой щелчок открывающейся водительской двери, звонкое чавканье тяжелых шагов по размытой дождями глине... Грохот железных задвижек заднего борта окончательно расправился с тишиной. По глазам резанул едкий люминесцентный свет фонаря. Я инстинктивно прикрылась ладонью. Амортизаторы ощутимо просели под тяжестью запрыгнувшего в кузов. Я всхлипнула, машинально вцепившись в грубую брезентовую ткань, словно надеялась прикрыться ею от своего палача и стать невидимой... Плеча коснулась мужская рука. Я взвизгнула и зашлась новым приступом, глотая слова, задыхаясь:
   --Нет! Пожж-а... луста... Я жив-в-ая! Ещ...ще живая! Не надо...
   Не услышав в ответ ничего, все же решилась поднять глаза. Фонарь больше не светил в лицо, но лежал в стороне, оттеняя все прочее, и разглядеть мужчину было сложно. Я поняла лишь одно - он в замешательстве! "Может продолжить?.. Вдруг правда сжалится?.." -- переводя дух, судорожно соображала я, но ничего сказать больше не успела. Похититель заговорил сам:
   --Живая, говоришь?.. -- низким, пронзительно холодным голосом усмехнулся он, и мне показалось, он может с легкостью это "исправить", -- Ну... Давай-ка посмотрим, насколько?.. -- внезапно предложил он, присаживаясь рядом.
   Я недоверчиво дернулась, но сдвинуться с места толком не смогла. Колено вновь прострелило. Плотно сжимая губы, чтобы не выдать боли, все же чуть слышно хныкнула. Мужчина тут же занес ладонь над правой коленной чашечкой, безошибочно определив источник моих мучений, словно настроил какой-то внутренний "сканер".
   --Здесь?.. -- не тратя времени и сил на ненужные слова, уточнил он, к счастью, уже без улыбки.
   --Д-да, -- неуверенно кивнула я, сомневаясь, стоит ли признаваться похитителю в своей слабости.
   --Еще где-то?.. -- задумчиво спросил он, продолжая водить рукой над моим телом, на расстоянии.
   --Ещ-ще... бок болит правый, весь... от удара. Но там терпимо, -- поспешила я заверить маньяка, -- Т-ты ведь... не убьешь меня, правда?.. -- чеканя зубами от нервного озноба, решилась уточнить я.
   --С чего ты взяла? -- пугающе спокойно усмехнулся незнакомец.
   --Это... вопрос... -- теряя последнюю надежду, выдохнула я, сжимая плечи.
   --Хмм. А звучит, как утверждение... -- праздно буркнул он, но тут же продолжил, словно издеваясь, -- С чего ты вообще взяла, что я хочу лишить тебя Жизни?
   Я отвернулась.
   --"Декорации" подсказали...
   --Как думаешь, сможешь сесть? -- игнорируя обвинения в свой адрес, вздохнул мужчина.
   --Не знаю... -- морща лоб, отозвалась я, заранее подготавливая себя к нестерпимой боли, -- Мне... по-любому в больницу надо.
   --Давай-ка попробуем, -- словно не слыша меня, предложил он, протискивая ладонь под спину.
   Я не стала отказываться от помощи, посчитав это глупым, в сложившейся ситуации. Медленно и крайне осторожно я наконец-то приняла вертикальное положение, но мужчина все еще подстраховывал, придерживая меня за плечи.
   --Теперь ноги, -- скомандовал он, и тут-то я запротестовала, -- Спокойно! -- жестко осадил незнакомец, -- Не напрягай. Я сам. Просто расслабь. Забудь о них... -- он аккуратно протиснул ладонь под колени, -- Не вздумай дергаться, -- предупредил мужчина, и мне захотелось плюнуть ему в лицо, благо сейчас оно было достаточно близко.
   Больное колено отреагировало на сгибание острой, но кратковременной болью. Незнакомец, не смотря на возражения и проклятья в свой адрес, подхватил меня на руки и выбрался из кузова. Я огляделась. Как я и предполагала, черный пикап, производства то ли Шевроле, то ли Тойоты, стоял посреди поля, на ухабистой, размытой тропе, и вокруг, на всем обозримом пространстве -- ни единого признака цивилизации. Пролески, невысокие холмы, глубокие овраги... В обглоданных кустах сырой ветер порождал густые подвижные тени. По степи низко-низко стелился молочно-белый саван тумана.
   --Дверь... -- услышала я над головой.
   --Ч-то?..
   --Если ты закончила любоваться природой, дверь открой. У меня руки заняты, -- недружелюбно поддел незнакомец, и я только теперь поняла, что он уже с минуту переминается с ноги на ногу возле машины.
   Усадив меня на пассажирское сиденье, мужчина почавкал в сторону кузова. За те несколько секунд, что горела лампочка, и пиликал сигнал незапертой двери, я успела разглядеть широкие жилистые ладони, дорогое кашемировое пальто короткого кроя, и плохо выбритый, угловатый подбородок, еще на плече длинный вьющийся локон с проседью. В глаза посмотреть не успела. Неприветливый тип резко захлопнул дверь, едва не прищемив мне любопытный нос. Грохот закрывающегося борта, лязг задвижек... На мгновение мне представилось, как я выскакиваю из этой чертовой машины и бегу сломя голову, куда глаза глядят, как можно дальше отсюда... Но боль в колене вернула с небес на землю. Пришлось признать свою беспомощность и смиренно ждать хоть какой-нибудь развязки. Водительская дверь открылась. Я вздрогнула и обернулась. Тусклый луч света выхватил из темноты лицо немолодого мужчины. Грубоватая, смуглая кожа, исполосанный длинными морщинами лоб, широкие скулы... Глаз было почти не разглядеть за ниспадающими гроздями темных кудрей, с едва заметными серебряными проблесками. Но вот он сел за руль, хлопнул дверью, небрежный взмах ухоженной гривой, и мое первое впечатление об этом типе начало стремительно меняться. Заметив повышенное внимание к собственной персоне, мужчина скосился на перепуганную пассажирку с немым вопросом. Светлые, глубоко посаженные глаза, не тронутые сединой, ровные темные брови, благородная прямая переносица, хищный, "орлиный" кончик носа. Мужественная складка губ, проникновенный взгляд, ничуть не злобный, но все же чуточку потусторонний. Меня пробрал озноб. Короткая усмешка проявила ямочки на щеках, и стало ясно, -- это странное веселье -- обычное для него состояние.  []
   --Ну и видок у тебя, спортсменка... -- фыркнул кудрявый, озвучив причину своего замешательства.
   Я лишь распахнула рот, но не нашла, что ответить на подобное хамоватое замечание, и отвернулась к окну, судорожно перебирая пальцами слипшиеся волосы. Мужчина включил свет в салоне и услужливо откинул передо мной козырек с зеркалом. Я взглянула на себя и не сразу узнала. Некогда вьющиеся светлые локоны превратились в грязные, прямые сосульки, на лбу почему-то был песок, а на подбородке широкая кровоточащая ссадина. Тушь размазалась по щекам, вискам и даже на носу остался черный след, вероятно появившийся еще до столкновения с машиной, когда я утиралась рукавом. Между мной и чудовищем, глядящим на меня из зеркала, возник кипенно-белый платок. Изрядно помучившись, я вернула себе относительно человеческий вид. Без мыла и воды эта задача оказалась практически невыполнима. Кое-как отчесав пальцами волосы, обернулась к незнакомцу и неуверенно поблагодарила за платок, ища глазами, куда б его пристроить. Мужчина сдержано улыбнулся и, выхватив грязный комок из моих рук, припрятал почему-то обратно в карман. Хотела было сообщить, что скорее всего отстирать его не удастся, но сдержалась. Сейчас передо мной стояли куда более насущные вопросы. Под капотом глухо зарычал двигатель, и машина тронулась с места, постепенно наращивая скорость. Глядя в окно, я все еще надеялась вот-вот увидеть зарево городских огней, но с каждым новым поворотом надежда угасала. Я несколько раз украдкой скосилась на мужчину, безмятежно и целенаправленно везущего меня куда-то во Тьму, разомкнула дрожащие губы, но незнакомец вновь опередил:
   --Как зовут-то тебя?.. -- будто между делом, вздохнул он, по-видимому, прерывая поток собственных мыслей.
   Я встретилась с похитителем взглядом и отрешенно опустила глаза, нехотя выпалив:
   --Саша.
   --М! Александра, значит? -- неизвестно чему обрадовался мужчина.
   --Угу, -- раздраженно буркнула я.
   --К-хм, Александра... -- начал он странным официальным тоном, от которого стало еще больше не по себе, -- ...Позволь принести тебе мои искренние извинения за... причиненный мною моральный ущерб. Материальный я возмещу. Физический... думаю, -- тоже.
   Я выдохнула, потому как все это время просто боялась дышать глубоко.
   --Да я... в общем, тоже виновата, -- потирая лоб, призналась я, -- Задумалась... вместо того, чтоб по сторонам смотреть.
   --Замечталась?.. -- понимающе улыбнулся мужчина.
   --Нет. Задумалась, -- мрачнея, отрезала я, -- Вы... не обязаны мне ничего возмещать. Не надо. Просто... отвезите в больницу, -- выждала какое-то время, но, так и не услышав ответа, с мольбой подняла глаза.
   Незнакомец, не отвлекаясь от дороги, покачал головой.
   --Поче-му?.. -- пропавшим голосом уточнила я, тоже вглядываясь в сумрак окружающего нас леса.
   --Не могу, -- неохотно бросил мужчина, -- Извини, -- добавил он, но от этого короткого и вроде бы вежливого слова повеяло таким холодком, что я поспешно отвернулась, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
   Спустя еще несколько минут, убедившись, что кудрявому нет никакого дела до "бабских истерик", я постаралась взять себя в руки, отерла рукавами лицо и, подтянувшись на руках, села ровно.
   --А Вас... как зовут? -- шмыгнув носом, негромко начала я, от безысходности пытаясь разговорить оппонента.
   Мужчина поднял темные брови и бросил на меня короткий удивленный взгляд.
   --Я не представился?.. -- театрально растерялся он, -- Видимо... не предполагал, что ты захочешь вступить со мной в диалог... -- рассуждая вслух, он зачем-то сунул руку в карман пальто.
   "Сигареты ищет?.. Нервничает!" -- подумала я, начиная изучать его повадки.
--Можешь... называть меня Константином, -- неожиданно выдал мужчина.
   Меня передернуло.
   --Да, пожалуй, так будет лучше всего... -- наблюдая перемены в моем лице, заулыбался он.
   --Если Вы выбирали наобум, этот вариант отнюдь не лучший, -- огрызнулась я, демонстративно отворачиваясь к окну.
   --Не "наобум", дорогая. Я подбирал очень тщательно... -- хищно отозвался "Константин" до неузнаваемости изменившимся голосом.
   Я медленно обернулась, с ужасом таращась на этого "кудрявого демона".
   --...Подбирал подходящий аналог своего имени, в русском языке, -- как ни в чем не бывало, продолжил он.
   --В-вы иностранец? -- нервно хмыкнула я, припомнив почему-то Воланда с его поддельным акцентом.
   --Очевидно, -- в ответ усмехнулся мужчина, закрывая тему, и тут же придумал новую, -- Так... о чем ты подумала, когда я остановился тебя проведать?
   --Там... была лопата, и я... решила, что Вы хотите избавиться от тела... -- сконфуженно выпалила я, виновато хмурясь.
   Константин расхохотался.
   --Ах-хаха! То есть... ты подумала, что я тебя хочу...
   --...закопать, -- кивнула я, заражаясь его весельем.
   Пока мужчина пытался отдышаться, я продолжила, в свое оправдание:
   --Ну, а что я должна была еще думать, в таком состоянии, в кузове... да еще лопата эта...
   --Она для... прямо противоположных вещей, -- сдержано оправдался Константин, неожиданно снизойдя до откровенности.
   --Клады ищете что ли?.. -- недоверчиво скривилась я.
   Мужчина расплылся в странноватой улыбке, скаля белые зубы.
   --Можно сказать и так... -- неопределенно пробурчал он, все еще посмеиваясь, но уже каким-то своим мыслям, -- М-да. В кузов я тебя поместил, потому что не был уверен, что позвоночник не поврежден. Но версия действительно забавная. И антураж...
   --Да, только... Если не закапывать и не в больницу, то... куда? -- стирая с лица остатки нервного веселья, вслух подумала я, в полумраке салона прожигая Константина пытливым взором.
   --Ну, не могу я в больницу. Не обижайся, зайка. Мне, правда, туда нельзя, -- как можно мягче отвечал он, больше не пытаясь юлить, -- Лишние проблемы с законом мне сейчас... совершенно некстати.
   --Ясно, -- вздохнула я, почти удовлетворившись таким ответом, отдав должное его честности.
   --Ну вот и прекрасно. Мы, кстати, почти приехали, -- заявил он.
   Я прилипла к окну, но ничего, кроме ночной степи так и не увидела. Однако вскоре впереди, в пролеске фары выцепили крутой поворот и высокий стальной забор, покрытый черной краской. Калитка, ворота... Они разъехались в стороны, впуская пикап на территорию, и так же самостоятельно сомкнулись за ним. Мощеная серым камнем площадка перед коттеджем, неухоженный, дикий сад... Машина медленно закатилась в гараж, и мотор стих. Я, не дыша, скосилась на Константина.
   --Добро пожаловать, Александра, -- радушно развел руками тот, искусно делая вид, что не понимает причин моего замешательства.
   --"Добро пожаловать"... куда? -- болезненно скривилась я.
   --В мою холодную берлогу, -- вздохнул мужчина, выбираясь из машины, видимо, осознав, что убедить гостью в своих добрых намерениях ему не удастся.
   --Я никуда не пойду! -- запротестовала я, заметив, что Константин направляется в мою сторону.
   --Конечно, не пойдешь, -- раздраженно хмыкнул он, распахивая дверь пошире, -- Ты пока стоять то не можешь, не то, что ходить.
   Бережно подхватив мою искалеченную тушку на руки, мужчина коленом закрыл машину и понес меня в дом. Первые несколько минут я упрямо хмурилась, уткнувшись взглядом в его широкую загорелую шею, но, едва в холле зажегся свет, все же решила оглядеться. Дом казался очень старым, по своей атмосфере, не по обстановке. Внутренняя отделка была достаточна современной, аккуратной и даже с элементами роскоши, но все предметы, украшающие помещения, источали почтенную старину. Антикварные часы, массивные бра, древний телефон на туалетном столике, таком старом, что лак на крышке растрескался.  [] Картины в гостиной, огромное дореволюционное зеркало над закопченным камином и даже кованая решетка самого камина, со всей утварью, похоже, тоже были ровесниками этому дому. Константин уложил меня на мягкий диван и помог разуться.
   --Ты перестала верить людям, -- между делом, негромко заметил он, -- Какая-то беда с тобой приключилась на днях? Тебя... предали?.. -- мужчина присел рядом, -- Обманули?..
   Я нервно сглотнула, глядя в его светло-желтые! глаза с темным контуром радужки, ощутив на мгновение, что этот тип знает про меня все, и спрашивает лишь для того, чтобы узнать мое отношение ко всему произошедшему. Я кивнула, отводя взгляд.
   --Кто?
   --Все, -- неожиданно для самой себя, пришла к выводу я.
   Мужчина неопределенно хмыкнул и по обыкновению резко сменил тему:
   --Ну... Как тебе здесь? Удобно? Или пересадить на кресло?..
   --Нет. Нормально, -- еще пребывая в своих мрачных мыслях, отмахнулась я, -- Только... холодно очень, -- призналась, потирая плечи, -- Или это просто я уже...
   --Не озвучивай эту глупость, -- оборвав меня, нахмурился Константин, поднимаясь с дивана, -- От перелома в этом мире еще никто не умирал, -- проворчал он, разгребая сырые угли в камине, -- Конечно, если сломана не шея... -- праздно рассуждая уже сам с собой, закончил мужчина со странным, неуместным весельем.
   Дом и в самом деле был выстужен так, что мне с трудом верилось, что здесь вообще кто-то живет. Растопив камин, гостеприимный Константин укрыл меня пледом.
   --Скоро все прогреется. Давно тут не был... -- будто оправдываясь, буркнул он, -- А пока... Может быть чаю?..
   Я растерянно пожала плечами.
   --Можно.
   --Ну, вот и чудненько, -- тепло улыбнулся мужчина, -- Не грусти. Сейчас вернусь, и займемся твоей коленкой, -- пообещал он.
   --В каком смысле? Вы... врач? -- с сомнением сощурилась я.
   --Отчасти... -- чуть слышно бросил мужчина, скрываясь за дверью кухни, в который раз увиливая от прямого ответа.
   "Да что ж ты за фрукт такой, Костя?! Или овощ... Или птица. Ну, если птица, то явно хищная... -- улучив момент одиночества, задумалась я, -- Что за, мать твою, благотворительность, и что за ней стоит? Не похож ты на монаха-отшельника. И на мецената не похож. Проблемы с законом, говоришь? Вот в это верю. Рожа бандитская, определенно. Да уж больно повадки интеллигентные. Это хуже. Говорят, "в тихом омуте... Здесь у тебя "схрон", берлога конспиративная. Это понятно. От меня-то чего ему надо? Выкинул бы по дороге, и шито-крыто. Кто его искать будет? -- я осеклась, вспомнив что-то важное, откинула одеяло и ощупала карманы, -- Нет. Мобильник в рюкзаке остался. Черт..."
   Кудрявый вернулся, уже без пальто, с двумя дымящимися кружками в руках. Приняв у него чай, я не спешила пить. Обхватив замерзшими ладонями горячую чашку, принюхалась. "Мята, пустырник... валериана?.. Усыпить меня вздумал?!" Мужчина негромко посмеялся, наблюдая за мной.
   --Саш, яд не пахнет, -- прокомментировал он, ничуть не обидевшись на этот неблагодарный, малодушный жест, -- В нынешнем веке... давно научились делать невидимые и неощутимые отравы. Знающие люди отлично маскируют все то, что тебя убивает.
   --О чем Вы? -- делая глоток, поморщилась я, -- Имеете в виду вредные излучения?
   --И их тоже, -- согласился Константин с печальной улыбкой, от которой его тяжелый подбородок стал еще более квадратным, -- Может все-таки на "ты"? -- сощурился желтоглазый демон, искушая расслабиться.
   Я с упоением ощутила, как внутри разливается тепло душистого чая. Сухой треск поленьев в камине, полумрак гостиной, мягкий диван... "Ладно. Давай попробуем, -- мысленно сдалась я, -- Только для начала определим твои планы, красавчик..."
   --Я... про велик не спрашиваю. Вряд ли от него что осталось, -- начала издалека, искоса наблюдая за реакцией мужчины, -- Но у меня еще...
   --Сумка была, -- охотно подтвердил он, словно вспоминая, -- Она в машине, кажется, в кузове осталась. Сейчас, допью -- принесу, -- пообещал Константин, махнув своей кружкой.
   Я растерянно забегала взглядом по комнате, судорожно соображая, о чем бы еще его спросить, пока так "фартит".
   --Согрелась? -- кивнул он, замечая, что заложница освоилась в "логове врага" и начала с интересом осматриваться.
   --Угу. Спасибо, -- возвращая пустую кружку, смущенно улыбнулась я.
   --А вот этого не нужно, дорогая... -- неожиданно осек Константин, пристраивая обе чашки на низком журнальном столике, -- Меня больше прельщает Благодарность, нежели Спасение, -- туманно объяснился он, порождая в моем сознании множество домыслов, сомнений и версий того, что именно он пытался этим сказать.
   --Вы... не верующий?.. -- ляпнула я первое, что пришло на ум.
   --"Ты"... -- сквозь усмешку, выдохнул Константин, напоминая.
   --ТЫ не верующий? -- поправившись, повторила я, -- Поэтому так сказал?..
   --Напротив. ОЧЕНЬ даже верующий... -- опять веселясь с самим собой, заявил этот шизофреник.  []
   "Главное, чтобы не буйный..." -- вздохнула про себя я. Хотела уточнить, "в КОГО?", но не успела. Мужчина встал, растирая широкие ладони, явно готовясь к каким-то действиям.
   --Ну что, давай посмотрим твои раны? -- объявил он, совершенно не интересуясь мнением самой больной, и одним махом стянул с меня покрывало.
   Я замерла, ошеломленно таращась на бесцеремонного мужчину, но тот потянулся к ремню на моих джинсах, и я вцепилась в его огромные руки бульдожьей хваткой. Константин отступил было, высвобождаясь из слабых, но цепких рук, обескураженный тем, что ему посмели оказать сопротивление, но через секунду широкая, жилистая ладонь метнулась к моему горлу. Сдавив ключицу, рывком уложила на диван и осталась придерживать, на случай, если я, придя в себя от боли, вновь решу подняться.
   --Мне... еще не доводилось связывать кого-либо, чтобы его же вылечить, -- угрожающе-низким и крайне серьезным тоном начал мужчина, -- Но, если придется, я это сделаю, -- пообещал он, но в ответ услышал лишь всхлипы и проклятья, -- Ты чего, мать, совсем сдурела?.. -- склоняясь к плачущей, перепуганной пленнице, зашептал этот изувер, -- Я что, похож на морального деграданта, который готов жарить все что движется, и даже то, что уже НЕ движется?..
   Я зажмурилась, выдавливая едкие слезы из глаз. Константин, не дождавшись ответа, выпрямился, встал коленями на ковер и вновь занялся ремнем. Стаскивая влажные, прилипшие к телу джинсы, он изо всех сил старался быть аккуратным, но я все же заскулила от боли.
   --Может... сама? -- без особой надежды предложил мужчина, выжидая, пока утихнут спазмы, чтобы продолжить.
   Я с презрением скосилась на него, шмыгнула носом и, изогнувшись, сунула ладони под себя, стягивая штаны с наиболее болезненной зоны бедра. С остальным Константин довольно ловко и бережно управился сам. Через пару минут я лежала перед едва знакомым мужчиной в одних сиреневых стрингах и куртке. На бедре красовалось огромная темная гематома, переливающаяся всеми оттенками от светло-желтого до лилово-коричневого. Но, поводив по ней своими "волшебными" рентгено-ладонями, Константин озвучил диагноз:
   --Перелома нет.
   Я облегченно вздохнула, но тут же поймала себя на мысли: "С каких это пор я ему верю?!". Мужчина тем временем сместился к колену.
   --А вот тут небольшая трещина, -- сосредоточенно хмурясь, сообщил он, -- Ну, с этим мы справимся... -- уверенно пробормотал он себе под нос и поднял глаза, -- Сделай милость, полежи спокойно. Я сейчас вернусь.
   Я потянулась было за пледом, но Константин поднял указательный палец:
   --Нет! Пока не укрывайся, не надо. Замерзнуть не успеешь... -- закончил он едва слышно, скрываясь опять на кухне. Или в той комнате, что я приняла за кухню, потому что оттуда Константин приносил чай?.. Оставшись наедине с собой, я села и глядела на огонь, вьющийся в камине. Глубоко дышала и старалась не думать ни о чем плохом, пыталась заставить себя поверить в то, что этот тип не желает мне зла, но не могла. От Константина, как и от его проклятого дома, веяло холодом. За внешним лоском и жутковатой, первобытной красотой скрывалось что-то, чего мне знать совсем не хотелось. С кухни послышался странный короткий стук, удар... с железным звенящим отголоском, словно что-то отрубили. Спустя полминуты звук повторился снова. Однако мужчина вернулся в гостиную с совершенно пустыми руками. Лишь рукава свободного черного пуловера были теперь по локоть закатаны. Он не глядел на меня. Чуть опустив голову, он из-под темных кудрей, мрачно косился куда-то в сторону. Приблизившись к дивану, вновь опустился на колени.
   --Ляг и закрой глаза, -- приказал Константин ледяным, равнодушным тоном.
   И я не решилась ему перечить. Послушно примостив голову на подлокотнике, зажмурилась, хоть и было тревожное чувство, что что-то пойдет не так, я предпочла не видеть ничего, что, по мнению Константина, видеть не должна. Сначала не происходило ничего. По крайней мере, я ничего не чувствовала. Но постепенно в районе громадного синяка на бедре начало нарастать тепло. Волнами, словно к коже поднесли электрическую лампочку, которую то включали, то выключали. Не совладав с собой, я чуть приоткрыла один глаз, пытаясь сквозь ресницы разглядеть хоть что-нибудь. Никакой лампочки не было, а из-под ладони Константина отчетливо пробивалось оранжевое свечение. Я зажмурилась так, что в глазах поплыли белые круги. "Не хочу! Не вижу! Ничего не хочу знать! Не вижу, значит нет..." -- внушала себе, кусая губы.
   --Расслабься, -- послышался новый приказ, -- Что за барьеры ты ставишь?.. -- раздраженно заворчал колдун, -- Откройся, впусти... Я же помочь тебе хочу, глупая...
   Я машинально распахнула глаза, чтобы выйти на диалог, с легкой надеждой, что все это мне лишь привиделось... Ладонь молниеносно метнулась к лицу. Вспышка!..
  
   --Прав был Гидеон. Люди -- бестолковые созданья... -- вздохнул Константин в наступившей темноте, -- С вами невозможно договориться по добру. Своей глупостью и любопытством вы всегда вынуждаете на крайние меры... и тоже, видимо, из любопытства. Чтоб посмотреть, что же будет...
   Лишь осмыслив его слова, я начала понимать, что темнота наступила лишь для меня.
   --Я... -- выдохнула, силясь совладать с дрожащим подбородком.
   --Будешь снова видеть, -- ответил колдун на незаданный вопрос, -- Но только, когда я закончу. Расслабься, в конце концов! Доверься мне хоть на минуту, а после... можешь бояться дальше, сколько влезет.
   --Я пытаюсь! -- всхлипнула я.
   Константин, судя по громкому сопению, склонился к моему лицу.
   --Поцеловать тя что ли?.. -- вслух рассуждая, буркнул он, -- Черт-ё знает, лучше оно будет или только хуже...
   Я вдохнула поглубже, плотно сомкнула губы и даже отвернулась на всякий случай.
   --Хм-хм! -- злорадно хихикнул Константин, принимая этот жест, как вызов.
   В следующий же миг я почувствовала, как большие, жаркие, но ангельски мягкие губы припадают к... виску, по-отечески нежным поцелуем и ласково шепчут:
   --Саша... Не бойся... Я никакого зла... тебе не причиню... -- поглаживая щеку, стирая слезы пленницы, уговаривал он, запуская длинные, теплые пальцы в светлые локоны... Я льнула к его горячей ладони, и сама не заметила, как обернулась и начала инстинктивно искать те мягкие губы, что способны так нежно шептать... И они вскоре встретились мне. Впились жадным, глубоким поцелуем, отбирая последние капли воли, стирая сомнения. Когда Константин отвлекся, я едва вспомнила причины, по которым этот мужчина казался мне не достойным доверия. Тот вновь приложил ладонь к гематоме, и что-то заискрилось на коже, словно брызги огненной магмы, слегка покалывая. Я испуганно дернулась.
   --Чшшш! -- колдун придержал меня за плечо, -- Все нормально. Так и должно быть. Расслабься. Будет немного жечь в конце. Надо потерпеть.
   Я обреченно рухнула на подлокотник и стала терпеливо ждать обещанного конца, ведь ничего другого просто не оставалось.
   Прошло где-то полчаса, может час... Я очнулась и поняла, что всего лишь заснула в гостиной, под теплым пледом, под уютный треск жаркого камина. В комнате никого не было. Я сладко потянулась... и все надежды на "кошмарный сон" стали рушиться. Отдернула одеяло... "Так и есть! То есть... Нет! Ничего нет..." -- таращась на собственное бледно-розовое бедро без единой царапинки, содрогнулась я. Вспомнилась и ослепившая меня вспышка, и поцелуй... и колючие искры, и нестерпимый жар... Стянула куртку и ощупала спину. Рубашка и в самом деле была совершенно мокрой от пота. Скрипнула рассохшаяся дверь, впуская Константина. Я быстро натянула одеяло и села, глядя на колдуна с опаской.
   --Ну как? -- кивнул он с чуть усталой усмешкой, опускаясь в кресло у камина, -- Ручки-ножки шевелятся?
   Закутавшись в плед, я осторожно свесила ноги с дивана и коснулась босыми ступнями ковра.
   --Вроде да, -- все еще не до конца веря в столь чудесное выздоровление, согласилась я, -- Ты... какой-то "народный целитель"? Знахарь?.. или вроде того?..
   --"Или вроде того"... -- эхом отозвался Константин, нехотя соглашаясь, но ясно давая понять, что раскрывать своих тайн не намерен.
   --А можно мне... джинсы обратно?..
   --Фу... Ты уверена, что хочешь вновь натянуть на себя эту грязь?.. -- поморщился Константин.
   --А что, есть какие-то варианты? -- обиженно фыркнула я.
   --Есть, -- интригующе протянул он, но дождался, пока я подниму на него глаза, -- Душ, -- сощурился колдун, -- Горячий душ... Это как раз то, что тебе сейчас нужно, -- со знанием дела, начал искушать он, -- Не бойся, подглядывать не буду. Я уже видел все, что могло бы меня заинтересовать.
   Я возмущенно вдохнула, но сдержала в себе нахлынувшую злость, и та сменилась тихим, но достаточно болезненным разочарованием.
   --И... что потом? -- отвернувшись, мрачно буркнула я.
   --Потом?.. -- удивленно хмыкнул Константин, -- Наденешь халат и спать, -- спокойно пожал плечами он, -- Да, кстати! -- вспомнил мужчина, подцепляя что-то с соседнего кресла, и бросил мне в руки, -- Сумка твоя.
   Поймала рюкзак, прижала к груди и тут же принялась судорожно в нем копаться, однако меня ждало еще одно глубокое разочарование. Мобильник был расколочен вдребезги, словно пикап по нему проехал... и не один раз.
   --Нужно позвонить? -- видимо, заметив мою несчастную мину, поинтересовался мужчина, -- Держи, -- он протянул свой телефон.
   "Не из дешевых..." -- принимая из его рук мобильный, констатировала я, поглаживая обтянутый натуральной кожей корпус плоского гаджета.
   --Такой же не обещаю, но подберу достойный, -- пообещал Константин, -- Звони. Время уже не детское.
   Я взглянула на дисплей. "В самом деле, "не детское". Три ночи..." -- хмурясь, вздохнула, представляя, как извелась мама, ожидая моего возвращения с работы.
   --Скажи, что к утру будешь дома! -- громко посоветовал колдун, отворачиваясь к огню.
   --А я... буду?
   Мужчина повернулся ко мне на полкорпуса, глянул искоса... но понял, что его молчаливо-сурового взгляда мне не достаточно.
   --Будешь, -- кивнул он, под нос себе брезгливо фыркнув, -- Куда ты денешься...
  
   Набрала номер и дрожащей рукой прижала трубку к уху... Гудки. Я медленно выдохнула, унимая нервную дрожь и тревогу. "Все позади. Я жива. И утром буду дома. И нет никаких причин..."
   --Да?.. -- послышалось из динамика надтреснутым от горя женским голосом.
   --Это я, -- выдохнула, чувствуя, как внутри все сжимается.
   --Где ты?! Что случилось? -- быстро посыпались вопросы, но мамин голос заметно ожил, и стало немного легче.
   --Все хорошо. Я... -- бросила короткий взгляд на Константина, -- ...у Машки осталась. Допоздна, как всегда на работе... Ты не волнуйся только, ладно?
   --Где?.. У секретарши вашей что ли? -- засомневалась мама.
   --Ну да. Она тут живет недалеко. Вот... приютила.
   --А мобильный? Я все пальцы стерла. Почему не отвечает?..
   --Батарейка села. Я только сейчас заметила, замоталась. Извини.
   Послышалось обиженное, сосредоточенное сопение.
   --Все, не переживай, и давай, спать ложись. Утром буду.
   --Утром?.. А ты разве завтра не работаешь?..
   --Ну... Нет. Отгул дали. Буду отсыпаться.
   --Вот и правильно. Хватит уже себя гробить в этом офисе проклятом, -- ворчливо напомнила мама.
   --Ну да, -- я тяжело вздохнула, -- Ну все. Целую. Спокойной ночи.
   Нажав кнопку отбоя, я нехотя вернулась в реальность, сильно отличавшуюся от той, что только что описала.
   --Значит... "гробишь себя на работе"? -- забирая мобильник, насмешливо поинтересовался Константин, -- Нехорошо... В твоем-то возрасте...
   --Подслушивать -- вот что "нехорошо", -- устав от его хамства, огрызнулась я.
   --Врать маме -- тоже... -- колко парируя, развел руками мужчина.
   Я подняла на Константина взгляд, преисполненный ненависти, презрения и одновременно страха. Ощущение потустороннего все еще не отпускало, и мысль о том, что это "потустороннее" может коснуться моей мамы, больно кольнуло сердце.
   --Ладно, не дуйся, -- хмыкнул Константин, ворочая кочергой прогоревшие поленья, -- Понятно, что ты не хотела волновать ее своими бурными приключениями. А я повинен лишь в том... что от природы обладаю слишком тонким слухом.
   Я осеклась, вспомнив о том, что этот "хамоватый бандюга" только что вылечил меня, и не ждал за это никакой, даже устной благодарности. "Впрочем, сам же и искалечил..." -- вступая в спор с совестью, нахмурилась я.
   --На самом деле, спа... В смысле... Я хотела сказать, что... очень тебе Благодарна за то, что ты для меня сделал, -- прозаикалась я, вовремя припомнив его странноватые "заскоки" на тему Спасения и производных от него слов.
   Мужчина развеселился вновь, снисходительно обернувшись ко мне.
   --Да, что-то не похоже, если честно... -- усмехнулся он, -- Ну да, не суть. Ты... рассмотрела мое предложение, касательно теплого душа?..
   --Да.
   --И что решила?
   --Что было бы неплохо, -- пожала плечами я.
  
   Просторная кабинка, табло с десятком непонятных кнопок... Множество горячих струек, впиваясь в кожу, смывали грязь, страх, нервное напряжение и все, пережитые мною, неприятности, по крайней мере, за этот чудовищно долгий вечер.
   Ароматная пена скользит мягким шелком по волосам, возвращая их к жизни... За запотевшим стеклом, в белом "домике" на стене, вьется в медленном танце маленький пленник -- голубой цветок. Мне и раньше доводилось видеть газовую горелку, но лишь единожды, в Питере, в огромной старой квартире, бывшей коммуналке, которую мы с Костиком сняли всего на сутки... "Костик..." -- грустно хмыкнула я. Назвать так хозяина этого странного дома у меня не повернулся бы язык. "Костик" -- мечтательный мальчишка, бестолковый, эгоистичный "вечный ребенок", любимый и ненавистный, молодой полигамный самец... Этот же -- жесткий, ледяной, первобытный, циничный и самодостаточный демон, властвующий в своем древнем, пустом, выстуженном октябрьскими ветрами, "королевстве". Одинокий и бессердечный воин. Константин -- и никак иначе...
   Проведя за водными процедурами не меньше часа, я наконец-то решила выйти, но лишь потому, что не рискнула злоупотреблять гостеприимством нового знакомого. Накинув чистый махровый халат, просушила волосы обнаруженным на туалетном столике феном и вернулась в гостиную. Старая, рассохшаяся дверь едва поддалась. Босые ноги ощутили тепло, ступив на мягкий ковер. То ли мои глаза привыкли к более яркому свету душевой, то ли за это время в гостиной стало еще темнее. Мерцание огня в камине распустило по комнате шабаш подвижных теней, что в жутковатом беззвучном веселье плясали теперь на стенах, картинах и мебели. В центре сего "дьявольского хоровода", словно на троне, восседал в своем антикварном кресле Константин. Бросив в сторону гостьи бесстрастный взгляд, он нехотя поднялся и, все еще задумчиво глядя в огонь, позвал меня:  []
   --Садись, погрейся... -- махнул он, приглашая временно занять его место на "троне".
   Я не отказалась. Бесшумно и уверенно ступая стройными ногами по ковру, приблизилась к камину и чинно опустилась в кресло, удерживая Константина в поле зрения. Тот, облокотившись о высокое резное изголовье, принялся лениво рассматривать посвежевшую, полуобнаженную меня, причем довольно бесцеремонно. Мои светлые вьющиеся локоны вновь пышным облаком покрывали плечи. Смыв с себя образ покорной пленницы, я предстала перед первобытно-прекрасным грубияном в принципиально новом облике -- в роли Самой Себя.
   --Что-то не так? -- заметив непривычно пристальное внимание со стороны Константина, обернулась я.
   Светлые, легкие ресницы, не обремененные ни единой каплей косметики, порхнули вверх, и два бездонных иссиня-серых глаза уставились на колдуна с чистейшим, искренним недоумением и ноткой усталого раздражения, даже обиды... И, мне показалось, Константин прекрасно знает причину моего негодования. Стало неловко, и я отвела взгляд.
   --Да. С тобой... -- задумчиво пробормотал мужчина, -- ...определенно что-то "не так".
   --И... что же? -- настороженно отстранилась я.
   --Не знаю. Тебе виднее... Внешнюю оболочку мы, вроде бы, привели в порядок, но внутри... -- Константин трагично вздохнул, обошел вокруг и, придвинув второе кресло ближе к огню, сел напротив, задумчиво потирая колючую щеку, -- Тебя снедает какая-то чернота...
   Я испуганно вскинулась на него, но по призрачной морщинке над переносицей было заметно, что я просто боюсь признаться себе и Константину в том, что он, в сущности, прав. Мужчина продолжил:
   --Печаль, обида, злоба... Целый клубок. Не помешало бы его распутать, Александра... -- по-дружески посоветовал он, -- ...пока еще это возможно. Громче всего в нем сейчас звучит... твоя ненависть. Сильное, но очень коварное чувство. Оно легко разгорается... -- Константин протянул руку к камину и поводил, позволяя языкам пламени покорно лизать ладонь своего создателя, -- ...Но незаметно сжигает тебя изнутри.
   --Ненависть?.. -- удивленно повторила я, прислушиваясь к собственному сердцу.
   --Она. И мне тоже крайне интересно, кого ты так люто ненавидишь. Задумайся. И либо уничтожь его, завершив это, либо отпусти. Нельзя долго жить с занозой в сердце. Рано или поздно рана начнет гноиться.
   Я поморщилась, но приложила прохладные ладони к пылающим щекам и постаралась сосредоточиться. Через минуту обессилено опустила руки.
   --Я не могу... -- выдохнула, глядя в беснующееся пламя.
   --Почему? Что мешает?
   --Не могу ни уничтожить, ни... простить. Я... ненавижу собственную Судьбу... -- шепотом вымолвила я, переводя испуганный взгляд на Константина, словно надеясь, что он спасет меня от меня самой.
   --Судьбу?! -- усмехнулся колдун, топорща брови, -- Это лихо...
   Я поникла. "А мне вот нихрена не смешно..."
   --Чем же она тебе так... насолила? -- сощурился Константин, все еще веселясь, -- Парень бросил на произвол... с младенцем на руках?
   Шутливо скривившись, я покачала головой.
   --Ты... зарабатывала на жизнь и дышала одной лишь живописью, и тебе... ампутировали обе руки? -- продолжал он со странным садистским удовольствием.
   --Н-нет, -- пугаясь его фантазий, нахмурилась я, смутно ощущая, как во мне пробуждают чувство вины.
   --Тогда... может быть...
   --Слушай, -- перебила я, прежде чем он обрисует очередной трагический коллаж, -- Мне кажется у каждого в жизни свои "несправедливости", и если со мной не случалось ничего из перечисленного тобой, это вовсе не значит, что у меня "нет проблем".
   --"Свои несправедливости"?.. -- Константин склонил голову набок, -- Или "свое отношение" к жизненным трудностям?
   Я взглянула на него и стыдливо отвела глаза.
   --Может быть...
   --Все познается в сравнении, Александра.
   --Знаю, -- обиженно отмахнулась я, -- Но мне совершенно от этого не легче... -- прорычала я, волком глядя в огонь.
   Константин разочарованно вздохнул, констатируя, что Ненависть не только не покинула мое сердце, но и укрепилась в нем еще прочнее.
   --Я тут вспомнил... Есть отличный Вискарик, -- разбавляя сгустившийся воздух, сменил тему мужчина, -- Со мной сегодня расплатились за работу... Будешь? -- он многозначительно повел темной бровью.
   Все еще блуждая в недрах собственного сознания, я лишь отстраненно мотнула головой.
   --Ну... в терапевтических дозах, -- сощурился Константин, -- Чтоб лучше спалось. Мм?..
   Я встретилась с желтыми глазами демона и сдалась, решив, что пора бы уже наконец расслабиться и забыться, хоть на пару часов отпустить себя... Мужчина ушел за оставленной в машине бутылкой. Мне захотелось пройтись, оглядеться, размять затекшие ноги и, заодно еще раз убедиться в том, что колено бесследно излечено. Пустые, пыльные канделябры, странные статуэтки каких-то жрецов или шаманов... Я поравнялась с дверью на кухню и остановилась. "Кухня или нет?.. -- кусая губы, гадала я, -- И все-таки, что он там делал? Может... варил какое-нибудь "зелье"?" Не совладав с любопытством, коснулась заветной двери, прислушалась... "В коридоре тихо, а значит, Константин еще копается в гараже..." Тонкие пальцы легко толкнули фанерную дверь с облупившейся краской... В нос ударил довольно тяжелый запах. Я отшатнулась, но, пересилив себя, все же вернулась на порог и заглянула внутрь, распахивая дверь, впуская свет в тесную, заваленную разнообразным хламом коморку. В темноте, у противоположной стены шевельнулось что-то светлое. Я вздрогнула, и "это", видимо тоже испугавшись, юркнуло подальше от света. Послышался суетливый шорох и характерный писк. "Крыса?.. -- усмехнулась я, делая уверенный шаг в коморку, чтоб разглядеть зверька поближе, -- Кто бы мог подумать, что у такого, как он, есть домашние животные?.." Мои догадки оказались верны. Вдоль стены, на стеллажах ютились клетки с декоративными крысами всех мастей, от белых до кофейно-розовых. Голубые, двухцветные... "Разводит он их что ли?.." -- хмыкнула я, пытаясь рассмотреть оставшуюся часть коморки, скрытую во мраке. Но то, что открылось мне при ближайшем рассмотрении в дальнем углу, повергло в шок. Умиление растворилось в волнах леденящего ужаса. На столе, похожем на рабочий верстак, помимо склянок, свечей и книг, громоздилось приспособление, напоминающее уменьшенную копию гильотины. Два обезглавленных крысиных трупа в кровавой луже рядом с плахой ясно давали понять -- она здесь не для красоты.
   --Достаточно впечатлений?.. -- негромко и крайне недружелюбно осведомился Константин.
   Я обернулась, судорожно вдохнула, чувствуя, как цепенеет затылок, и машинально шагнула назад, в темноту, держа в поле зрения руки мужчины.
   --Я говорю, тебе этого хватит, или показать чего поинтереснее? -- не меняя тона, с издевкой продолжил колдун, входя в узенькую коморку, -- Отрезанные пальцы в холодильнике... или, может, коллекцию заспиртованных глаз в спальне? Мм?..
   "Неудачная шутка или... реальное предложение?.."
   --Я... думала, здесь кухня, -- вжимаясь спиной в железные клетки, пролепетала я, -- Х-хотела воды попить.
   --Я так и понял... -- мрачно буркнул мужчина, сменяя гнев на тихое презрение, -- Саша, я... бываю необычайно гостеприимным, но очень не люблю, когда люди... злоупотребляют моим доверием.
   --Из-вини, -- смежившись, выпалила я, ожидая удара, ощущая опасную близость и жар от его широкой груди.
   Тяжело вздохнув и покачав головой, Константин вернулся в гостиную. Я словно вросла ногами в пол.
   --Тебе понравилось там что ли?! -- услышала я, -- Хочешь с крысами заночевать?..
   Вышла на свет и, с опаской озираясь на Константина, боком попятилась к дивану. "Сразу не прибил - хорошо. Но... что дальше?!" Мужчина плеснул в стакан виски и, оставив бутылку на полке камина, неспешно двинулся в мою сторону.
   --Ну что, Александра?.. Выпьешь с маньяком? -- печально скалясь, продолжил ерничать он.
   Я быстро замотала головой, глядя на колдуна почти с мольбой. С каждым его шагом было все тяжелее дышать и все больше хотелось провалиться сквозь землю.
   --Да ладно, -- не принимая отказа, буркнул Константин, -- На-ка вот, тяпни... -- он сунул полупустой стакан мне под нос, -- Тяпни, пока твоя собственная бурная фантазия окончательно не лишила тебя рассудка.
   --Фан-тазия?.. -- растерянно повторила я, принимая из его рук выпивку, -- "Раньше времени лучше не выводить маньяка из себя..."
   --Ну так! -- подтвердил мужчина, возвращаясь к своему "трону", -- Уже, небось, понапридумала себе там черти-чего...
   --Ты... имеешь в виду, что мне просто показалось?.. -- робко уточнила я, готовая уже согласиться с этой версией, или с любой другой, что бы Константин сейчас не предложил.
   --Да нет. Думаю, увидела ты все правильно. А вот... трактовала, судя по реакции, -- крайне неадекватно.
   --Неадек-ватно?.. -- от возмущения я подавилась воздухом, -- Я неадекватна?! И как же, по-твоему, должен реагировать человек, обнаруживший в доме нормального, вроде бы, человека... обезглавленные трупы животных?.. -- трагично-брезгливо поморщилась, закончив свой пылкий выпад, но тут же с тревогой подняла глаза на Константина, ожидая его реакции.
   --Ммм! Гнев?.. -- выставив перед собой ладонь, довольно протянул он с видом гурмана, распробовавшего новый деликатес, -- Ладно. Давай проясним все, пока ты не истратила всю лишнюю энергию на отрицательные эмоции... -- проворчал Константин, со вздохом поднимаясь с нагретого кресла, и с задумчивым видом зашагал по гостиной, -- Скажи мне, Александра, что ты знаешь о... Смерти?
   Я рефлекторно выпрямилась и подобрала под себя замерзшие ноги. "Твою мать..."
   --В каком... смысле?.. -- испуганно выпалила я, внимательно следя за каждым его шагом.
   --В прямом. Что есть Смерть, Саша? -- спокойно уточнил он, жестикулируя уполовиненным стаканом.
   --Это... завершение Жизни?.. -- пожала плечами я, -- Конец... всего.
   --В корне неверно! -- поднял указательный палец Константин, -- Давай возьмем для примера иной цикл. Полночь! Это Конец?.. Или начало?
   --Конец дня и... начало новых суток, -- согласилась я, с волнением ожидая кульминации его "философской мысли".
   --Верно... -- удовлетворенно расплылся в улыбке этот безумец.
   --Ты о "перерождении"?.. -- попыталась вникнуть в суть его параллели, -- Во многих религиях, конечно, проповедуют "жизнь после смерти", переселение душ и все такое, но...
   --Пф! К черту. Какое перерождение, радость моя? Забудь. Реинкарнация -- бред... самый нелепый из тех, что я слышал, -- безапелляционно оборвал мои рассуждения Константин, -- Разве может вчерашний, прожитый всем миром, день стать сегодняшним?.. Одно завершается, чтобы дать начало другому. Неизменна лишь энергия. Она не уходит в никуда. Просто не может, по сути своей. Она перетекает... в иное русло, примыкает к новому потоку... -- он обернулся на меня и понял, что пора возвращаться из своих "астральных миров" в реальность, -- Прости, увлекся. Суть в том, что одно существо, умирая, дает жизнь другому... поддерживает ее. Ведь... люди едят животных?
   Я округлила глаза, никак не ожидая подобного финала.
   --Ты же не хочешь сказать, что ты... -- я скривилась.
   --Нет, дорогая, я не ем крыс, -- давясь смехом, заверил Константин, прикладывая ладонь к сердцу, -- А вот мой питон Геша их просто обожает.
   --Питон?! -- с нервной усмешкой выдохнула я.
   Мужчина расплылся в шкодливой улыбке и плюхнулся на диван рядом со мной.
   --Угум. Пятнадцать килограмм молчаливой радости. Один недостаток -- Гидеон ну о-о-очень любит обниматься. Просто жить без этого не может... -- продолжал острить Константин, не в силах остановиться, видя как девушка, только что едва не рыдавшая от страха, хохочет, откинувшись на спинку дивана.
   --Уф! Ну... -- я попыталась взять себя в руки и отдышаться, -- Все-таки, я бы сказала, что два. Если... его необходимо кормить несчастными крысками, это уже недостаток. Огромный...
   Дабы отметить счастливую развязку, я залпом махнула нагретый в руках виски, поморщилась и протянула опустошенный стакан Константину.
   --Еще?.. -- не теряя зря времени, тут же предложил он.
   Но я решительно покачала головой.
   --Нет, спасибо. Пожалуй, хватит.
   --Как же вам всем глубоко впитались эти слова-паразиты... -- беззлобно, скорее философски вздохнул Константин.
   --Извини. Забыла, -- виновато нахмурилась я, -- Ну, почему "паразиты"? Это ведь слова вежливости...
   --Именно. Всего лишь "одно из правил хорошего тона". Об исконном смысле этих слов никто уже даже не задумывается...
   Не стала вступать с Константином в дискуссию и уж тем более выяснять причину его пренебрежительного отношения к Спасению. Все это грозило вылиться в очередную заумную и крайне туманную лекцию, которая, скорее всего, затянулась бы до утра. Просить его показать мифического питона тоже не рискнула. "Пусть лучше останется эта версия..." -- подумала я. Мужчина наконец-то заметил, что гостья из последних сил держит голову и уже совершенно не ориентируется в сути его философского монолога, и предложил прилечь в одной из комнат, в мансарде.
  
   Уютная чердачная комнатушка неплохо прогрелась. Небольшая кровать располагалась у стены, где как раз пролегала каминная труба. Мягкая подушка, большое, теплое одеяло... Что еще нужно для счастья?! Однако едва я осталась одна, сон как рукой сняло. Из маленького мансардного окна струился холодный лунный свет, разделяя комнату на мрак и полумрак. Утопая в мягкой постели, кутаясь до подбородка, я уставилась на тонкую фанерную дверь. Мысли плелись непостижимыми узлами, живым змеиным клубком, остужая жилы малоприятными догадками. Разум упрямо спорил с интуицией. "Ведь с самого начала мне здесь не понравилось. Чувствовала, что что-то неладно в этом доме. Что-то в воздухе... Вот как это объяснить?! Будто... кладбище где-то рядом. Такая тут атмосфера. Присутствие... Чего? Не знаю. Но явно чего-то нехорошего. И вроде бы "целитель" этот Константин, но такое чувство, что Силы у него в руках далеко не Светлые. Хотя... говорил, что верующий. Черт его поймет. Ну не монах - так точно. Вряд ли убежденный христианин стал бы так изощренно расправляться с живыми существами. Даже с крысами. Питон?.. Даже если это правда, зачем умерщвлять несчастных кормовых грызунов таким мерзким способом?! И потом... Как он там его назвал? Гидеон? Не его ли он упоминал, когда ворчал что-то о "людях"? Выходит, со змеями болтаешь, приятель?.. Или назвал первое попавшееся имя... Нет, эта версия с "домашним любимцем" изначально была мало правдоподобна... -- пришла к очередному неутешительному выводу я, -- Соврал, чтоб меня утешить или... хотел усыпить бдительность?.. И если я сейчас засну, придет и сотворит какую-нибудь мерзость?! Превратит в какую-нибудь... крысу! -- я отерла лицо ладонями, -- Так, стоп! Ты по ходу совсем рехнулась на нервной почве, подруга. Эти фантазии - уже что-то из далекого детства, а-ля "заснешь и бабайка придет". Ну нахрена ты ему сдалась?! Надо было бы - усыпил бы сам. У него это, кажется, неплохо получается. А кроме "магической подоплеки"... ты ему тем более не нужна, о чем он сам не постеснялся сказать прямым текстом. Так что... Спать, спать и еще раз спать. Завтра отвезет домой и забуду, как страшный сон и Константина, и дом этот, и все, что здесь творилось... К чертям собачим. И без того хватает проблем..." -- и только я уговорила себя заснуть и уложила голову на подушку, сомкнув уставшие веки... скрипнула половица за дверью, а затем и сама дверь, медленно отворяясь в темноте. Вцепившись ногтями в одеяло, я распахнула глаза, в немом оцепенении наблюдая, как в комнату без стука и без лишней суеты, почти бесшумно, медленно входит Константин. Темные грозди кудрей на сильных плечах, лунный свет на безупречном обнаженном торсе... гладком, будто высеченном из камня, руки... натруженные, оплетенные голубоватыми лентами вен. Широкая ладонь легла на дверь, прикрывая ее.
   --Не спишь еще? -- шепнул колдун, словно боясь меня потревожить, но в сумраке мне было видно хищную улыбку.
   --Нет. Пытаюсь... -- как можно спокойнее отозвалась я, -- Просто перенервничала... Сердце колотится...
   --Да. Я слышу... -- усмехнулся Константин все еще вполголоса, продолжая подкрадываться к кровати, -- Не мерзнешь здесь?
   --Да нет. Тепло. От камина здесь даже жарко... -- на автомате отвечала я, подтягиваясь на руках к изголовью.
   --Камин камином, но многие жалуются на холод этих стен даже в знойную пору, -- "между делом" заметил колдун, присаживаясь на край постели, тем самым отрезая мне пути к отступлению, -- Не страшно тут одной?..
   --Одной... нет, -- буркнула я, ревностно следя за его руками.
   Константин мелодично хмыкнул.
   --Со мной - страшно... -- проницательно закончил мою мысль он, протягивая ко мне ладонь.
   Я зажмурилась, но тут же вновь распахнула глаза, ощущая нежные прикосновения. Горячие пальцы скользили по волосам, путаясь в них, отчесывая назад, обнажали шею. Пробежались по ключице и, сомкнувшись на подбородке, бережно, но настойчиво призвали повернуться. Пришлось встретиться взглядом с колдуном. Тот улыбался, довольно ласково.
   --Чего бояться-то?.. -- шепнул он, шутливо хмурясь, -- Если ты не захочешь, ничего не будет.
   --Ничего?.. -- недоверчиво повторила я, глядя в его лукавые желтые глаза.
   --Ни-че-го... -- растягивая пошленькую улыбочку, выдохнул Константин, проводя большим пальцем по моим дрожащим губам.
   Раньше, чем я успела опомниться, колдун склонился и окончательно пленил мою волю и разум жарким, влажным поцелуем. Барьеры рухнули. Стыд, подозрения, страх... Все куда-то ушло, растворилось. Осталось лишь легкое жжение внизу живота. Я чувствовала, что меня тянет к этому таинственному демону, но не подозревала, что настолько! Запуская пальцы в его темные кудри, скользя ладонями по колючим щекам, я обнимала колдуна и с упоением ощущала, как его руки жадно скользят по мне, исследуя контуры тела. Только смутная обида тянула сердце. Мужчина на мгновение отвлекся, чтоб, вероятно, заглянуть еще раз мне в глаза и констатировать победу.
   --Тебя же... "не заинтересовало"... -- задыхаясь, выпалила я, с обличительно-недоуменной улыбкой.
   Константин хитро сощурился на мое обвинение.
   --Разве я это сказал?..
   Я растерянно заморгала, пытаясь вспомнить дословно его реплику, но так и не поняла, ошиблась я в толковании его слов, или же этот старый лис все мастерски продумал.
   --А потом... ты вышла из душа, вся такая... чистая, душистая... -- щекоча мне шею своим горячим шепотом, продолжил он, -- Так бы и съел...
   Пробежавшись влажными поцелуями по ключице вниз... мягкие губы припали к груди, уводя меня от этого разговора, из этой реальности, в мир бескрайнего и беспрекословного наслаждения.
   Это было какое-то безумие, безотчетное помутнение... Волшебство?.. В какой-то момент я даже решила, что так и есть, колдун меня околдовал! Но, прислушавшись к собственному разуму, отвергла эту глупость. Я просто перестала верить... в собственную Судьбу. Перестала ждать от нее хоть чего-то хорошего. И всякий раз, когда мне везло, я упрямо искала подвох... Каждый раз. Позже я часто вспоминала эту ночь, но так и не смогла понять, как колдуну удалось увести меня так далеко. Заставить позабыть... то, что так тяготило сердце, ежеминутно пульсировало в нем - мою больную любовь! Ни одному мужчине кроме Константина не удалось сотворить со мной подобное Чудо. Впрочем, не удивительно. На то он и колдун, в конце концов...
   О его принадлежности к мистическим сущностям я вспомнила лишь "под занавес", когда, пребывая в блаженном и совершенно животном экстазе, скрестив ноги у мужчины за спиной, я откинулась назад и, сквозь истому почувствовала, как над животом кружит какой-то холодок. Сквозь слипшиеся ресницы, я различила знакомую картину - свечение под широкой ладонью. Только цвет на этот раз отдавал в красноту, а вскоре стал абсолютно алым. Чуть пониже пупка, этот "эфир" как будто сочился у меня из-под кожи.
   --Что... -- испуганно выдохнула я, приподнимаясь с его колен, -- Что ты делаешь?
   --Всего лишь забираю свое... -- с безмятежной улыбкой отвечал мне колдун, -- Не бойся, тебе никак не повредит... Это излишки... Не отвлекайся, -- сощурился он, направляя свободную руку чуть ниже, к чувственному островку.
   Я выгнулась дугой, вновь роняя голову и теряя разум в отчаянном стремлении к финалу. И тот наступил довольно скоро. Это был взрыв, ни больше, ни меньше. Я буквально чувствовала, как осыпаются осколки призрачного мира, подобно иллюзорному куполу из зеркал. В наиболее острый момент, даже сквозь закрытые веки, я заметила вспышку. Под ладонью колдуна ослепительным светом искрился сгусток энергии, но вскоре исчез, втянувшись в ладонь без остатка.
   Лишь спустя какое-то время я окончательно пришла в себя, лежа в объятьях Константина на узкой односпальной кровати, и решилась спросить, что же все-таки это было. Колдун подтвердил мои догадки о том, что свет это энергия.
   --Любая деятельность, будь то Злость, Страх, Страдание, Боль... либо Наслаждение, провоцирует подобные выбросы, -- снизошел до просвещения он, поглаживая мои плечи, -- Разные, как по происхождению, так и по своей структуре.
   Мне хотелось расспросить его еще о многом, но что-то подсказывало, что лучше даже не пытаться. Мне казалось, что с каждой раскрытой тайной, я все больше вязну в трясине своего любопытства и рискую просто не выбраться в один непрекрасный момент... Мужчина устало потянулся, укрыл меня краешком одеяла и стиснул в объятьях, готовясь ко сну. И я, обхватив его большую горячую руку, "укуталась" в нее, сунув к себе под щеку вместо подушки, и только теперь смутно различила шрам на внешней стороне запястья. В темноте было трудно разобрать, но четкий ромбовидный рисунок больше напоминал клеймо, чем обычный шрам. Ломая глаза, я пыталась уловить суть рисунка, однако усталость сморила меня раньше, чем я смогла докопаться до истины.
  
   На рассвете, когда Константин разбудил меня, он был уже одет, умыт, и крайне серьезен. Вся "романтическая белиберда", как это часто бывает по утрам -- рассеялась как дым. Приняв сие, почти как данность, я без звука поднялась с постели, натянула грязную, но просохшую за ночь одежду и, не ожидая завтрака и прочих сантиментов, встала на пороге гостиной. Дождалась, пока Константин разгребет прогоревшие угли в камине, и вместе с ним спустилась в гараж, все так же - молча и скорбно. Словно враги... Как совсем незнакомые люди... Стало неимоверно обидно. "Ну неужели ты не мог доиграть эту сказку до конца?! Еще пару часов побыть приветливым... Разве это так сложно? Или... я чем-то тебя обидела?.." -- уже сидя в машине, я по неосторожности встретилась с мужчиной глазами, и моя роль независимой, самодостаточной дамы без претензий, посыпалась, крошась осколками, как кривое зеркало, являя Константину отчаявшуюся, хрупкую, раненую душу, на отраду его ледяному сердцу.
   --Чего насупилась? -- мягко усмехнулся желтоглазый демон, -- Не выспалась что ль?..
   Я поспешила укрыть от него взгляд и пожала плечами.
   --Наверное... -- отстраненно буркнула я, силясь понять, с какого момента начала так загоняться и когда Константин вообще давал мне повод надеяться на продолжение нашей дружбы.
   --Са-аш, -- позвал он, возвращая в реальность, -- Куда тебя везти-то?
   Опомнившись, я заметила, что пикап уже несется по проселочной размытой дороге в рассветной дымке тумана. Где-то за лесом оранжевыми искорками мерцало едва проснувшееся солнце. Плюнув на лирику, я достаточно четко и ровно продиктовала свой домашний адрес. Сознание захлестнул мятежный поток малоприятных мыслей: о работе, на которую нужно было звонить и срочно что-то врать; о маме, которая едва ли поверит, что я провела ночь у секретарши Маши, когда я заявлюсь домой в таком виде...
   --Что насчет байка, спортсменка? -- вновь выдернул меня из небытия до тошноты жизнерадостный голос Константина.
   --В смысле?..
   --В смысле, тебе такой же, как был, или что-то покруче? Хотя я с трудом понимаю, к чему подобный "транспорт", когда на заре уже иней... Да и морозы не за горами... -- ворчливо закончил он.
   --Ни к чему, -- мрачно буркнула я, соглашаясь, -- Знаешь, лучше деньгами... если ты действительно хочешь... что-то возместить. И телефон не надо.
   --Ну, телефон-то, я думаю, тебе еще пригодится, -- возразил Константин, -- А что... с деньгами какие-то трудности? -- праздно поинтересовался он.
   Встретившись с ним взглядом, я раздраженно отвернулась.
   --Угу.
   --Какие?
   --Не важно, -- огрызнулась я, теряя терпение.
   Мужчина чуть слышно хмыкнул, но промолчал на мое откровенное хамство. Дорога показалась мне невыносимо долгой, наверное из-за того напряженного молчания, что сгустило воздух, сделав его тяжелым и тягучим. За окном мелькал пестрый осенний пейзаж, лучи восходящего солнца назойливо лизали щеки, раздражая сонные глаза. Укрываясь от немилостивого света, я сомкнула веки, и сама не заметила, как провалилась в сон. Очнулась, когда пикап уже притормаживал у подъезда. Константин пообещал выслать свою щедрую компенсацию с курьером или по почте. Я же, лишний раз убедившись, что он не желает больше видеться, сухо поблагодарила этого "спонсора" и, не взглянув на него, вышла из машины. В этот момент мне было плевать на материальное с высокой колокольни. Жаль, что он этого не понимал. А может, и понимал, но ничего другого не мог мне предложить... или просто не хотел.

Глава вторая.


И кто кого любил
Уже не разобрать,
И кто кого убил
Не нам уже решать,
Ведь пьесу про любовь
Играли мертвецы
И зрители, увы,
Давно уже мертвы...
   (Агата Кристи. Пролог.)
  Минуло несколько дней с тех странных событий. Моя жизнь вернулась в свое скорбное русло, и о 'колдуне' я почти уже не вспоминала. Лишь изредка, в вечерние часы, стоя у окна и с тоской наблюдая замерзающий пейзаж, мне чудилось туманное поле, покрытая инеем жухлая трава и... теплый треск камина в старом доме. Но каждый раз я гнала прочь мысли о бессердечном демоне по прозвищу 'Константин'. 'Черт, я ведь даже не знаю его настоящего имени! О чем только думала?..' - хмурилась я, внезапно провалившись в воспоминания прямо на рабочем месте. Благо, офис опустел еще полчаса назад, и никто не видел, с каким страдальческим видом я 'зависла'. 'Да и шел бы он!.. Хватит с меня одной бесчувственной твари...'
  Неожиданно образовался выходной. Нормальные люди ждут этих дней с нетерпением и всю рабочую неделю строят планы, чтобы ни один свободный час не прошел впустую... Я же почти ненавидела эти дни. Работа хоть как-то занимала меня, а если везло, то захватывала с головой, не давая продыху, не оставляя ни единой минуты, чтобы очнуться и ощутить свое никчемное, бледное существование. Когда с утра не нужно было никуда идти, спешить, опаздывать, крутиться... вокруг меня образовывалась пустота, холодная и беспросветная. И каждый такой день становился борьбой, головоломкой на тему 'чем себя занять' и 'как заполнить пустоту, чтобы дожить до вечера и не рехнуться'. Впрочем... самым страшным временем были именно свободные вечера. Ну да, не будем о грустном. На этот раз мне не пришлось воевать с Пустотой долго. Подруга пригласила пробежаться с ней по магазинам, а после отметить покупки в новом итальянском ресторанчике, открывшимся на соседней улице. Не то чтобы меня сильно развлекало подобное времяпрепровождение, но иногда полезно интересоваться, чем живут другие. В моей ситуации сейчас было жизненно необходимо выбраться из вакуума, пусть даже в чужие Миры, и глотнуть иного воздуха. Суббота выдалась теплой, но синоптики поспешили 'обрадовать' общественность, объявив, что сегодня Последний теплый день в этом году. Данная новость долго дрейфовала в моем сознании в ожидании оценки, и, в конце концов, перекочевала в столбец со знаком 'минус'. Ничего хорошего от наступающей зимы я не ждала, а тепло все еще вселяло хоть какую-то призрачную надежду... на тепло душевное, на долгожданную оттепель в одном зачерствевшем сердце. Хотя, в глубине души я прекрасно понимала, что это лишь призрачная иллюзия, глупая фантазия, которой осуществиться не суждено, ибо никому, кроме меня это не нужно. Ни Судьбе, ни Космосу, ни Господу Богу, ни уж тем более Костику. Сколько бы он не пытался лгать мне, своей жене и, возможно, даже самому себе, он был счастлив в браке и вполне неплохо устроился под крылом высокопоставленных родителей. Мне же давно не было места в этом 'светском обществе', равно как и в жизни Костика. Разве что... в его постели.
  -Неужели ты не понимаешь? Ведь он тебя тупо использует! - хмурилась Ленка, провожая официанта взглядом, и подхватила со стола бокал с вином, - Причем самым гнусным образом...
  -Ты не поверишь, - грустно усмехнулась я, стараясь не смотреть подруге в глаза, - Я прекрасно это знаю. Почти все это время я... достаточно четко осознавала свою роль в его новой жизни.
  -И все равно...
  -И все равно, - болезненно поморщилась я, пригубив свой бокал, - Мне казалось, уж лучше так, чем... Если это единственный способ быть с ним рядом... хоть иногда...
  -Но, ты говорила, что-то изменилось после той аварии? - напомнила Ленка, стараясь вытянуть разговор на позитивную тональность.
  -Да. Кое-что... Я поняла, что, если бы со мной что-то случилось... что-то действительно страшное... он не пришел бы даже на похороны. И, знаешь, пробрало. Вот тут, наконец, стукнуло в голову.
  -Ты... что-то решила? - осторожно поинтересовалась подруга.
  -Оборвать эту 'порочную связь'. К чертям собачьим.
  -Надолго ли... - едва слышно вздохнула Ленка, но я не стала заострять на этом внимания и, уж тем более, обижаться. Я, в самом деле, уже порядком достала ее и всех своих близких этой затянувшейся агонией.
  По дороге домой мы болтали о работе, о шмотках, о наладившейся личной жизни Ленки, и, то ли из чувства вины, то ли из вежливости, подруга поинтересовалась продолжением той темной истории с 'колдуном', которую я, к слову, обрисовала довольно скудно, опустив все 'мистические моменты' и большинство интимных подробностей.
  -И что, так и не объявлялся?.. - разочарованно покачала головой она.
  -Нет. Ни велика, ни Блекбери, ни виллы на Канарах... - с презрительной усмешкой развела руками я.
  -А что... Блекбери обещал? - повела бровью Ленка.
  -Да нет. Но обещал достойную замену моему почившему аппарату. Мог бы хоть штуки три подкинуть... ведь не бедствует, это явно... - в никуда бросила гневный упрек я, - Ну да ладно, без подачек обойдусь. Жила же без спонсоров как то все это время... - посмеялась я, прощаясь с подругой.
  Уже входя в свой подъезд я ощутила, как вокруг меня вновь сгущается вакуум. Дверь в 'мир живых' захлопнулась за моей спиной. Я снова осталась один на один со своей нелегкой Судьбой, со своими бедами, мыслями и обязательствами. Перед внешним миром, перед мамой, перед самой собой. Здесь было только два понятия: 'Надо' и 'Нельзя'. И никаких капризных 'Хочу', слабовольных 'Могу ли?..'. НАДО: покормить кошку, приготовить ужин и лечь спать. НЕЛЬЗЯ: думать о Костике, писать Костику, звонить Костику, любить... Вообще никого нельзя, чтобы не было больно потом потерять. А потеряешь наверняка... Так устроена жизнь. По крайней мере, моя.
  С порога услышала голос мамы и, не разуваясь, прошла в ее комнату.
  -Привет. Мы... загулялись немного, извини. Ты чего будешь, суп или курицу?..
  -Саш, тут... мужчина какой-то приходил, - с ходу озадачила меня мама, - Курьер, вроде, с работы что ли... Я не поняла, - повинилась она, но все мое внимание приковал сверток на письменном столе.
  -Курьер?.. - недоверчиво хмурясь на пухлый конверт, переспросила я, осторожно взяв его в руки.
  Бандероль оказалась довольно тяжелой, но, различив штампы и реквизиты одного крупного международного банка, знакомого мне не понаслышке, я выдохнула. 'Наверное, действительно с работы, - подумала я, - Ведь наша контора вроде бы с ними сотрудничает...'
  -Да, - продолжала мама, - Высокий такой, солидный мужчина. Может не курьер, а представитель банка этого?..
  -Может... - я обернулась к ней, прижимая пакет к груди, - Как, говоришь, он выглядел?
  -Высокий... Средних лет. Темный такой, смугловатый, кажется...
  -Волосы длинные? - сощурилась я.
  -Не знаю. Назад зачесаны. Да, вроде в хвост сзади собраны. Странный тип, Саш, - покачала головой мама, - Не понравился он мне.
  -А глаза?.. - не унималась я, - Глаза ты видела?
  -Не смотрела. Не хочу. Ты ж меня знаешь, я черным как-то... не доверяю.
  -Ну да, - нервно усмехнулась я, потихоньку пятясь в коридор.
  Улизнув на кухню, с волнением вскрыла этот таинственный конверт и обнаружила внутри:
  1) Лихом помянутый BlackBerry, правда, чуть более ранней модели, в красивом замшевом чехле с небольшой монограммой из мельчайших страз: 'A.L.'
  2) проводок для зарядки через USB
  3) еще один конверт, тонкий, с банковской картой и пин-кодом на официальном бланке... оформленном на мое имя!
  'Откуда?! Он... пробил мой адрес по телефону. Ну конечно! А там уж узнать мою фамилию не составило большого труда. И эта монограмма - не просто красивый вензель. А.Л. - Александра Лазарева! М-да... Основательный подход, ничего не скажешь' Поскольку единственной, кто мог оценить эту новость, была Ленка, я первым делом позвонила ей... разумеется, с городского.
  -Да уж, достойные откупные, - хмыкнула она, - Слушай, ну и сколько там, на карточке?..
  -А я знаю?! Завтра схожу на угол в банкомат, гляну.
  -Хм, Саш, а ты чего такая недовольная, я не пойму? Ведь не забыл же, видишь... - осадила меня подруга.
  -Да не знаю. Не нравится мне все это.
  -В смысле? Ты телефон включала?..
  -Нет. И не хочу.
  -А если там 'любовное послание'? Или номер его забит...
  -Вот потому и не хочу, Лен.
  -Не поняла... - осуждающе протянула она, - Так и будешь со старой разбитой трубкой... ждать, пока 'разбитое счастье' позвонит?
  Я помолчала пару минут, размышляя, как и что ей ответить.
  -Нет. Но это тоже не вариант.
  -Да почему?! Саш, мне временами кажется, что тебе просто нравится страдать. Извини, но... Я просто не понимаю. У тебя в руках новый телефон с 'новым' Костиком, а ты все за прошлое цепляешься.
  -В том то и дело, Лен, что 'старого' Костика на 'нового' менять смысла нет. Он такой же 'пользователь', разве что постарше. В этом вся разница... Не хочу. Уж лучше одной, чем так.
  -Как знаешь. Дело твое.
  Мы довольно холодно попрощались. Слышно было, как Ленка злится на меня за нерешительность, апатичность. В последнее время я действительно мало в чем видела смысл. Не хотелось ничего глобально менять в жизни. Казалось, будет только хуже. К тому же подруга не располагала полной информацией о событиях той ночи. Я и сама начала уже понемногу забывать о паранормальных способностях Константина. Намеренно. Не хотелось вникать во всякую чертовщину, и я даже почти убедила себя, что ничего сверхъестественного не было. Часть 'видений' списала на подозрительный травяной чай (вполне возможно - галлюциногенный), часть на давящую атмосферу старого дома, часть на сильный стресс после аварии. Так же я вполне допускала, что какие-то способности у желтоглазого все-таки есть, но по большей части - гипнотические. Ведь недаром моя мама не стала глядеть ему в глаза. Подобные 'нехорошие' способности в людях она действительно чувствовала... На следующий день, рано утром (так как спалось мне крайне скверно) я доплелась до ближайшего банкомата, по дороге решив, что узнаю баланс, сниму сразу всю сумму и избавлюсь от карточки от греха подальше. Однако когда бездушная машина извергла чек, я потерла сонные глаза и, вцепившись в клочок бумаги обеими руками, поднесла ближе. Сумма, лежащая на счете, включала в себя два моих месячных оклада.
  -Ты совсем, что ли офонарел?.. - под нос себе буркнула я, - Приятно, конечно... Но, по-моему, это уже перебор.
  Автомат запищал, требуя, чтобы я забрала из его пасти карту. Нехотя вытащив ее, сунула вместе с чеком в карман и поспешила домой. Пришлось все-таки включить 'вражеский презент'. Номера Константина в памяти не оказалось, зато в этом телефоне обнаружилась новая СИМка и мой новый номер в адресной книге. Не прошло и пяти минут, как на дисплее высветился входящий вызов.
  -Здравствуйте, Константин, - ни секунды не сомневаясь, кто это может быть, прохладно приветствовала я.
  -Ммм, мы опять на Вы... - недовольно-заспанным голосом со знакомыми низко-железными нотками проворчал мужчина, - Доброе утро, Александра, - чуть громче и воодушевленнее начал он, - Как я понимаю, ты получила мою посылку...
  -Да. Разумеется.
  -Что ж... похоже, ты чем-то не довольна?
  -Я... в легком недоумении. К чему эта карта?
  -К деньгам, вероятно?!.. - засмеялся Константин, - В наше время их лучше хранить на банковском счете...
  -Я понимаю, но... Там слишком большая сумма, и я... хотела бы вернуть ее Вам... Хотя бы половину. Если не трудно, пришлите, пожалуйста, номер счета...
  -Хм. Теперь что-то я перестаю понимать. Ты ведь говорила, что у тебя финансовые трудности?..
  -Ну... да, - морща лоб, подтвердила я.
  -И... что? Они уже разрешились?
  -Нет, но...
  -Кхм. Все ясно. 'Нет, но' Александра Ильинишна очень гордые и не принимают подарков от 'кого попало'...
  Я растерянно промолчала. Константин продолжил, ровно и холодно:
  -Значит так, красавица... Хочешь вернуть половину суммы? Без проблем. Мне деньги лишними не бывают. Но никаких переводов. Только при личной встрече. Сегодня.
  Ужасно хотелось возразить ему, бросить трубку... не просто бросить, а зашвырнуть ее куда-нибудь... в окно, чтобы никогда больше не слышать этого человека и никогда не касаться ничего, что с ним связано.
  -Ты еще здесь?..
  -Д-да, - сжимая в ладони телефон, хрипловато выпалила я.
  -Видел, у вас там недалеко открылся недорогой ресторанчик... - невозмутимо продолжал мужчина, - Вот, там и встретимся. В семь. И... не опаздывай, пожалуйста, Лазарева. Я ценю не только свои деньги, но и свое время.
  После этих слов он отключился, а я еще несколько минут стояла у окна, бессмысленным взглядом буравя серое осеннее небо. 'Вот и поговорили... Что это было?.. - болезненно хмурясь, пыталась понять я, кусая обветренные губы, - Может, действительно Я не права?.. Человек хотел помочь... Возможно, вполне искренне... Недаром ведь так разозлился?.. Может Ленка права, и я... просто маюсь дурью, отвергая 'дары Судьбы'? Да к черту такие 'дары'. Костик хотя бы не 'буйный', а этот... бешеный какой-то. Вон как на пустом месте завелся! Ну, может, не совсем на 'пустом'... Блин, похоже, сильно его задело. Надо будет извиниться что ли?.. Но деньги все равно верну. Половину, как обещала. Остальное сниму и, по плану 'А' - все в топку, вместе с телефоном и СИМкой. Хотя... надо будет, все равно ведь найдет, зараза. Не менять же квартиру, в самом деле...' До вечера я успела раз десять переменить свое отношение к Константину, к самой ситуации... довольно дурацкой при любом раскладе... и даже подумала, не отказаться ли от столь неблагодарного жеста и не оставить ли деньги себе? Но, раз уж обещала отдать... выходило как-то глупо. Я как бы и шла-то на эту встречу только ради того, чтоб отдать. И тут родились в больном мозгу новые сомнения: 'А что, если он таким странным способом решил выманить меня на свидание?! Понял, что иначе я вряд ли соглашусь, и... Нет, это снова лихорадочный бред. Горячка... черная. От безысходности. Просто хочется думать, что я хоть кому-то еще нужна...'
  Дабы не опаздывать и не злить и без того разгневанного колдуна, я вышла из дома пораньше. Свидание или нет, но выбирать, что надеть на эту встречу пришлось долго и мучительно. Не могла я показаться абы в чем перед мужчиной... с которым у меня что-то было. И было не 'абы что'! А очень даже. Не хотелось, чтобы Константин запомнил меня зареванной, не накрашенной, растрепанной девчонкой в дурацких сиреневых стрингах.
   Обналичив половину суммы все в том же банкомате, припрятала деньги поглубже в сумочку, бдительно огляделась... и размеренно зашагала по занесенной листьями мостовой, в сторону назначенного места. Волосы свободно покрывали плечи, витые локоны пружинили в такт шагам. По счастью сегодня не обещали дождя, и я смогла надеть любимое пальто с широким поясом. Высокие жокейские сапоги на небольшом каблучке, перчатки... Довольно деловой, но чуточку игривый образ. Легкий макияж, духи... Насчет последнего штриха меня до сих пор грызли сомнения: 'Насколько уместен этот терпкий аромат в напряженной атмосфере предстоящего разговора?.. Пожалуй, может вызвать у него только раздражение...' - рассудила я, ловя прохладные потоки встречного ветра, и помотала головой, встряхивая 'гривой', словно надеясь, что за десять минут пути стойкий парфюм выветрится из густых волос.
  Теплый, уютный зал, неяркий, желтоватый свет, вино-красные скатерти, белоснежные салфетки. В оживленном, суетном ресторане, в воскресный вечер найти кого-либо оказалось довольно сложно, но одна из девушек в зеленом передничке пришла мне на помощь, безошибочно определив, кого именно я ищу, и препроводила в самый дальний, укромный угол курящего зала. Там, в рекреации, на кожаном диване, с устало-скучающим видом восседал мой знакомый - мрачный желтоглазый демон. У меня перехватило дыхание ни то от волнения, ни то от табачного дыма... Слегка повело. Дьявол, как же он был хорош! Волосы, как и описывала мама, зачесаны назад, собраны в хвост, открывая широкий лоб, виски, широкие скулы... в общем, всю первобытно-мужскую архитектуру его лица. Тяжелый подбородок, на этот раз начисто выбритый. Орлиный нос, призрачно-хищная усмешка на губах... Колдун оправил ворот плотной черной рубашки, передернул крепкими плечами, отчего ткань на них едва не треснула по швам, и поставил локти на пока еще пустой столик.
  -Ну?.. - он недоуменно повел темной бровью, как мне показалось, с явным раздражением.
  'Значит, все еще злится...' - разочарованно выдохнула я про себя, поспешно изгоняя из сознания навязчивые романтические иллюзии, как несколько минут назад выветривала аромат игривой наивности из волос.
  -Добрый вечер, - нашлась я наконец-то, заметив, что официантки давно и след простыл, а я стою с наиглупейшим видом вот уже битых пару минут.
  -Привет, спортсменка, - кивнул он, многозначительной улыбкой подкрепляя это панибратство, - Присядешь, может?..
  'Что-то уже как-то неохота...' - теребя сумку в руках, засомневалась я.
  -Ну, вообще-то, если честно, я... спешу. Думала, передам и дальше по делам побегу... - я закопалась в сумке, но Константин довольно грубо осек меня:
  -Садись, сказал, - рыкнул он, выдергивая клатч из дрожащих рук, - Дела у нее... Какие дела могут быть в воскресенье вечером, Александра?
  Я не глядя плюхнулась на подкосившихся ногах на край углового дивана, взглядом провожая захваченную 'в заложники' сумку, перекочевавшую к Константину за спину. В этой короткой борьбе мне на глаза вновь попался шрам на его руке - геометрический узор из красноватых рубцов. Только разглядеть толком это 'клеймо' я опять не успела. Мужчина непринужденно откинулся назад на мягком диване, спрятав ладони подмышками.
  -Считаете, у меня не может быть серьезных дел?.. - презрительно фыркнула я, решив, что Константин позволил себе подобный тон из-за разницы в возрасте. Желтые глаза смерили меня пренебрежительно-оценивающим взором и устремились на поиски официантки.
  -Я не считаю. Не моя прерогатива... - отстраненно буркнул колдун, жестом подзывая девушку, - Я знаю. Нет у тебя никаких дел сегодня. Ни серьезных... ни 'несерьезных', - с обличительной улыбкой закончил он.
  -Откуда такая уверенность?.. - нервно поежившись, я отвернулась, разглядывая высокохудожественную венецианскую штукатурку на стене, в красно-черно-золотых тонах.
  -Уж поверь мне, есть на то основания, - продолжая напускать туман таинственности, отвечал Константин.
  Заказав бутылку вина и легкие закуски, он вернулся 'на исходную', закинув ногу на ногу. Его хамоватые манеры и убежденность в собственном мнении начали выводить меня из себя. Хотелось высвободиться, сбежать. И сейчас для того не было никаких видимых преград. На ногах я стояла крепко, вокруг был не лес, а вполне себе людное место, хорошо знакомый мне район, но... Что-то держало меня, словно физически. Не могла себя заставить подняться из-за стола. 'В чем его власть надо мной? - задумалась я, - В деньгах? И только-то... Нужно избавиться от этого гнета, срочно!'
  -Что-то не так, Александра?.. - вкрадчиво поинтересовался мужчина, словно издеваясь.
  -Да, - я села поудобнее, пытаясь принять уверенно-непринужденную позу, - Вы правы, Константин. У меня действительно нет никаких дел сегодня, но и рассиживаться здесь, с Вами, я не намерена.
  -Отчего же? - расплываясь в хищной ухмылке, уточнил колдун.
  -Просто не хочу. Мне это неприятно.
  -Браво, Саша. Браво... - неизвестно чему обрадовался этот упырь, - В самом деле, порой куда выгоднее назвать вещи своими именами, а не прятать собственное мнение под пеленой нелепых отговорок, коими ты еще, к тому же, пытаешься набить себе цену.
  Я лишь раскрыла рот от возмущения, но, как и прежде, Константин не позволил мне возразить.
  -Но сейчас не тот случай, - поспешил разочаровать он, - Так уж устроена жизнь, что не всегда приходится делать лишь то, что приятно.
  -Я это знаю, но никак не возьму в толк, почему мне придется терпеть Ваше общество?..
  -Ну-ну, девочка моя... Да неужто оно так тебе неприятно?.. - сощурился Константин, - Мне показалось, в прошлый четверг ты была вполне довольна моим... обществом.
  Я не ответила, но раскраснелась и впрямь как девчонка, вспомнив все, что было.
  -Даже обиделась, когда тебя его лишили... - продолжил он чуть тише, вкрадчиво, но все равно издеваясь, - С каких же пор оно перестало... доставлять тебе удовольствие?
  Колдун выговаривал слова, придавая им совершенно иную окраску, с такими нотками, что смысла в произнесенном могло не быть вовсе, а суть ощущалась буквально кожей. Чувствуя это щекотливое волшебство, я прикрыла глаза, болезненно хмурясь. 'Тупиковая ситуация. Я знаю, ОН знает... Врать не стоит даже пытаться. Почует. А правду... Зачем?..'
  -Говори... - едва слышно пронеслось где-то далеко, будто на другом конце зала, но я восприняла на свой счет, решив, что это Знак.
  -С... того холодного утра. И я... действительно обиделась, но не на то, о чем Вы подумали. Это было бы глупо. Просто, после того, что было, делать вид, что ничего не произошло... Нелепо. Малодушно. Вас как подменили...
  Распахнув глаза, я испуганно уставилась на Константина. Готова отдать руку на отсечение, что именно Он заставил меня сказать это в слух. Взгляд колдуна заметно смягчился, но вместе с тем печально помутнел, словно угасла в его душе та язвительно-похотливая искра. 'Одни чары сброшены, другие - наложены...' - мысленно прокомментировала я.
  -Разве я не предупреждал?.. - грустно хмыкнул он, - В моей обители многим бывает холодно... - пожал плечами Константин, словно это, по его мнению, все объясняет.
  Хмурясь, я покачала головой, осознавая, что разговора у нас не выйдет, и каждый все равно останется при своем. Мужчина, видимо, поддерживая мою мысль, выудил из-за спины клатч и положил на стол передо мной.
  -Беги, грейся, - вздохнул он так траурно, что мне почти уже расхотелось бежать от этого несчастно-прекрасного чудовища, но Константин добавил: - Деньги оставь себе. Гордыню иногда полезно заткнуть... Они тебе действительно нужны, знаю - был у тебя дома.
  -Шт...
  -Не пригодятся... потому что не помогут. Но так будет лучше тебе. По крайней мере, перестанешь себя винить, сделав все 'от тебя зависящее'... - он говорил, а у меня по щекам катились слезы, огромные, горячие...
  Опомнившись, я бросила на него исполненный ненависти взгляд, схватила сумку и пулей вылетела из ресторана. По дороге, размазывая сопли по щекам, не в силах остановить истерический, удушающий плач, я вспомнила каждое слово брошенного демоном 'пророчества', и меня охватил дикий страх. Панический ужас перед безысходностью, перед Судьбой, перед тем, чего нельзя изменить. Константин на долю секунды заставил меня заглянуть Правде в глаза. Глупо было за это его ненавидеть. Разве что за упомянутое мной малодушие, за циничность, с которой он влез в чужую жизнь и препарировал мое горе... Разве что за это.
  Вернувшись домой, еще раз расспросила мать о визите 'курьера' во всех подробностях, выяснила, что колдун не касался ее даже случайно. 'И в глаза она ему не смотрела. Но КАК тогда?! Как он мог почувствовать что-то и поставить этот безвыходный 'диагноз'?!' - мучилась в догадках я. Разумеется, не стала ей ничего рассказывать. Не смогла. 'Даже если на миг предположить, что это правда... КАК такое сказать? И... надо ли?..'
  Всю ночь ворочалась. Заснула только под утро, измотанная, с ноющей болью в сердце. Надо ли говорить, что рабочая неделя не задалась с самого начала?.. Опоздание, штраф, не сданный вовремя отчет, жалоба недовольного (а если точнее, то 'вечно недовольного') клиента, который в этом месяце решил 'осчастливить' именно меня. За отмененную сделку с меня тоже вычли... В общем итоге выходило, что взятые мною сверхурочные я отпахала задаром. 'И это только понедельник...' - облокотившись о стенку лифта, я прикрыла глаза. Очень хотелось провалиться куда-нибудь в АД. Лишь бы не возвращаться больше никогда ни на работу, ни домой... Да, конечно, деньги, благородно оставленные Константином, подсластили пилюлю, но ощущение беспросветности не отпускало даже при воспоминании о карточке. Эти деньги не 'грели душу'. Как, впрочем, и любые другие... Заработанные, выигранные, унаследованные... Для меня они всегда оставались холодным ресурсом, не более.
  Спускаясь по лестнице главного входа, замоталась в шарф и, практически на ощупь, борясь с порывами встречного, бьющего по глазам, морозного ветра, зашагала через опустевшую парковочную площадь к остановке. Днем здесь едва можно было найти свободное место, но с наступлением вечера, парковка пустела. Лишь несколько одиноких машин в хаотичном порядке... Боковым зрением уловила свет фар и на всякий пожарный скосилась на автомобиль, чтобы понять, куда он движется, и движется ли вообще.  [] Справа, метрах в пятидесяти от меня грелся на холостых вороной пикап. 'Ну, мало ли в Москве пикапов?! Забей...' - вяло фыркнуло подсознание, и я прибавила шаг, прячась в шарф до самого носа. Стараясь держаться подальше от машин вообще и от пикапа в частности, сделала небольшой крюк и уже почти было ступила на узкую асфальтовую дорожку, ведущую к остановке, как за спиной злобно рыкнул дизельный мотор. Пикап рванул с места и, судя по нарастающей громкости, - в мою сторону. Уже на бордюре, обернулась и инстинктивно замерла в ослепляющем свете фар, словив мощное и малоприятное déjà vu. Машина зашла в крутоватый поворот, оборачиваясь ко мне левым бортом. Стекло опустилось, предсказуемо являя угловатый профиль. Пикап замер в трех шагах от меня. Кудрявый демон сжал губы в сдержанной улыбке.
  -Подбросить до дома? - вместо приветствия, кивнул он с таким довольным видом, словно предложил исполнить мое самое заветное желание.
  Впрочем, в данный момент, он был не далек от истины. Короткая поездка в теплой, резвой тачке прельщала меня куда больше, чем получасовое ожидание холодного, просоляренного автобуса и нудные сорокаминутные потуги этой развалюхи. Однако я поспешила отказаться. Прежде всего, из жалости к себе. Знала, что, если привяжусь к Колдуну, мне потом будет много больнее... 'А это 'потом' может наступить довольно скоро, судя по тому, как часто и резко меняется его настроение...' Решительно покачав головой, я узрела очередную контрастную перемену на лице Константина, лишний раз убеждаясь, что приняла верное решение. Желтые глаза злобно сверкнули, и к природной осторожности прибавился страх. Мне до сих пор едва удавалось предугадать шаги этого типа, поступки, жесты. Вот и сейчас, вместо того, чтоб уговаривать меня, соблазнять, завлекать, искушать или наоборот - убеждать в собственной безобидности, мужчина вдарил по газам. Пикап сорвался с места, с визгом отжигая резину. Не знаю почему, но я осталась стоять, видимо, по инерции, наблюдая за виражами внедорожника на пустынной парковке. Пикап сделал небольшой круг и вернулся, поравнявшись со мной уже правым бортом. Не имея ни малейшего желания продолжать дискуссию и уж тем более испытывать свою немилостивую Судьбу, я тоже развернулась и поплелась к остановке. Щелчок открывающейся двери... 'Сто-ять...' - сквозь низкий клокот мотора, с глухим рычанием выстрелило мне в спину. Сердце обмерло. Голос, отдавший приказ, (а это был именно приказ) догнал меня и сгустил окружающий воздух, свинцом лег на плечи, не давая сдвинуться с места. 'На-зад...' - едва слышно рыкнул демон, и меня потянуло к пикапу, как в гигантский пылесос, невидимым вихрем, обременяя ноги...
  -Садись в машину, - отдал последнее распоряжение Константин все еще не своим, шипящим, потусторонним голосом, но на этот раз меня ничто никуда не тянуло. Я сама, обескураженная и подавленная, сломленная необъяснимой силой его дьявольских штучек, влезла на кожаное сиденье и притянула дверь. Щелчок... И меня 'отпустило'. Вот только деваться уже было некуда. Пикап выехал на шоссе и помчал вдаль, в противоположном от моего дома направлении, неумолимо набирая скорость. Не пытаясь остановить стихийный поток, я сквозь слезы косилась на колдуна. Тот молчал и уверенно гнал... как тогда, по степи... к одному ему известной цели. 'К себе?.. Но зачем? Зацепила его непокорностью?.. Это вряд ли. Сдалась при первом же штурме... Так чего тебе еще надо, скотина?! По-моему, таких как ты, ничего кроме плотских утех не волнует... по крайней мере, настолько, чтоб похищать человека вот так, посреди города, под прицелом камер наблюдения... Камеры! Точно! И что они покажут?.. Как я добровольно влезла в его машину?.. Морду не засветил, номера тоже... на таком расстоянии не разобрать...' Жилистая ладонь потянулась к приборной панели, усмиряя удушающе-горячие потоки из кондиционера. Люминесцентный свет фонаря высветил клеймо... Ромб, разделенный надвое, похожий на вольную интерпретацию инь-янь, где темная материя вливается в светлую, и наоборот. 'Вообще не о том думаю, - сглотнув комок, застрявший в горле, я перевела дух, глядя, как за окном мельтешит грязный осенний пейзаж вечерних улиц, - Кто он такой?! Вот главный вопрос. Но едва ли он мне на него ответит. Это было бы слишком просто...'
  -Можешь уже начинать... - негромко и как-то буднично заметил Константин, выглядывая что-то впереди, вероятно, боясь пропустить поворот.
  -Что... начинать?.. - с хрипотцой выпалила я.
  -Выносить мне мозг своей приземленной фантазией.
  Я прокашлялась.
  -В... смысле?
  -Наверняка ведь куча вопросов в голове. Давай, не скромничай. Повесели меня... - с недоброй улыбкой закончил он.
  Глядя перед собой, на приборную панель, я шмыгнула носом.
  -Зачем ты так?..
  -Кхм. Ты уж давай сразу все, что накопилось. А потом я отвечу... - отстраненно проворчал колдун, сворачивая с шоссе на неосвещенную, ухабистую дорогу.
  'Опять на природу потянуло...' - я поежилась.
  -Кто ты на самом деле? Что нужно от меня, и... куда мы едем?.. - сквозь зубы, лаконично выдала я.  []
  -Снова злоба?.. - колдун удивленно фыркнул, - Ты меня поражаешь, подруга. После всего, что тебе довелось увидеть... Ты либо очень смелая, либо... - он смерил меня коротким пренебрежительным взглядом, - ...очень глупая. Ну да ладно, я сегодня не гордый. Куда?.. Да, в общем-то... Никуда. Мы уже приехали, - заявил Константин, останавливая машину посреди пустыря, и заглушил мотор.
  У меня занемел затылок, но не хватало мужества пошевелиться, повернуть голову, чтобы размять шею. Внезапно со всех сторон навалилось черное опустошение, осознание реальности, не самой радужной и перспективной. Я всерьез начала подумывать о том, чего не успела сделать... в этой жизни. 'Может... и я не такая уж гордая? Плюнуть на все, забиться в истерике и умолять о пощаде?.. А есть в этом толк?.. - траурно размышляла я, наблюдая, как мужчина неторопливо вскрывает пачку сигарет, развалившись в водительском кресле, - Что-то мне подсказывает, что он не из тех, кто способен на сочувствие, жалость и прочие... проявления человечности...'
   -Что касается остальных вопросов... - пугающе спокойно продолжил Константин, глубоко затягиваясь крепкой коричневатой папироской, и медленно выпуская изо рта клубы ароматного дыма, - Ты готова услышать на них ответы?.. - с сомнением уточнил он, заметив, что я озираюсь по сторонам.
  -Уже не уверена, - честно призналась я, упираясь взглядом в собственные колени.
  -Хорошо... - одобрительно протянул колдун, смягчая тон, - Значит, готова. Подними глаза, не впадай в крайности.
  Неимоверным усилием я выпрямила плечи и скосилась на колдуна, осторожно, стараясь не встречаться с ним взглядом, но все же держа в поле зрения угловатое лицо демона и даже почти разбирая его мимику.
  -Я - Кат-Хаар, - многозначительно и самодовольно выдохнул он, - Это... мое настоящее имя, - кивнул колдун, заметив оживленное любопытство в моих глазах, - И, как ты, наверное, догадываешься... такие как я не открывают 'Непроизносимое' первому встречному. Мне действительно кое-что нужно от тебя, Александра Лазарева...
  Я распахнула рот, но колдун продолжил чуть громче:
  -В сущности - пустяк! Но для меня... очень важный. Одна не большая услуга. Для начала... - сразу оговорился он, - А там посмотрим.
  -Потом ты... оставишь меня в покое?.. - с надеждой уточнила я.
  -Я же сказал, 'посмотрим', - усмехнувшись, покачал головой желтоглазый демон.
  -Тогда я... не совсем понимаю, с чего мне для тебя что-то делать? - хмурясь, буркнула я, пряча руки в карманах пальто, - Если это из-за денег, то, я повторюсь, ты можешь забрать их. Мне...
  -Деньги здесь не причем, - брезгливо поморщился колдун, - Как же узко ты мыслишь. Ведь были же проблески...
  -Ты... убьешь меня, если я не сделаю того, что тебе нужно?
  Константин закатил глаза, откидываясь на подголовник и, зажав папиросу зубами, растянул раздраженный оскал, аплодируя, видимо моей бестолковости. Я отвернулась к окну, устав наблюдать его гримасы.
  -Ш-нова мимо... - он опустил стекло и выплюнул бычок, - Ты нужна мне живой и... только Живой, - странно уточнил колдун, - Удивительно, что ты даже не поинтересовалась, в чем собственно суть услуги. Сразу начала отпираться, - между делом заметил он.
  -Я не знаю... кем нужно быть, чтобы ТАК управлять людьми, но... подобное начало не располагает к приятному сотрудничеству.
  -Мммм, - одобрительно протянул Константин, - Ты наконец-то оттаяла и включила 'соображалку'? Похвально. Фраза длинная, осмысленная и содержит в себе множество оттенков чувств. В том числе, как ни странно, - зависть. Ну да ладно, опустим это... На самом деле я могу управлять далеко не всеми... Но тобой - могу, - расплылся в тщеславной улыбке колдун, - И именно поэтому ты сделаешь все, что я скажу. Ведь это была вовсе не просьба...
  Я с опаской скосилась на колдуна.
  -Почему?.. - дрогнувшим голосом уточнила я, ни секунды не сомневаясь, что это не блеф. Ноги еще помнили ту неведомую силу, что влекла меня против воли к этой бессердечной твари.
  -Видишь ли, у нас, у 'бессердечных тварей' свои секреты, - с обличительной усмешкой, негромко заметил Константин, - Но одно могу сказать тебе совершенно точно - ты моя, Александра. Моя, с потрохами. Нравится тебе это или нет... Это нужно просто принять, осознать. Для того у тебя будет достаточно времени. А пока... - он сунул руку во внутренний карман пальто и вытащил маленький, будто игрушечный, золоченый кортик с гравировкой из рун на голомени.
  Еще свежо было в памяти обещание о 'только живой', и я с интересом наблюдала манипуляции колдуна. Даже почти не испугалась, когда он потребовал мою ладонь. Протянула руку и, плотно стиснув зубы, достойно перенесла этот первобытный ритуал добычи человеческой крови. Напитав алым соком новый белоснежный платок, демон Кат-Хаар отпустил меня, а платок аккуратно упаковал в пластиковый пакет, как какую-нибудь улику с места убийства.
  -Мне, конечно, льстит такая покорность, но непривычно, что ты ни о чем не спрашиваешь, - поворачивая ключ зажигания, устало проворчал удовлетворенный колдун, - Неужто и раньше встречались охотники за твоей кровью?
  -Нет. Но ты же навряд ли скажешь правду... - перематывая шарфом рассеченную ладонь, отрешенно вздохнула я.
  -А ты попробуй, - явно пребывая в приподнятом расположении духа, начал кокетничать демон.
  -'За моей'? У меня она, значит, особенная? - грустно фыркнула я, - Красная вроде, как у всех...
  -Вот этого я пока сказать не могу, - задумчиво вздохнул Константин, выруливая на абсолютно пустое полночное шоссе, - Сам пока не знаю, - поспешил объясниться он, - Но кое-какие мыслишки есть на этот счет. Ты ведь... родилась двадцать третьего октября?..
  Переведя на колдуна ошарашенный взгляд, я кивнула.
  -Слышала что-нибудь о Верхнем Зодиаке?..
  -Верхнем?.. Это что-то о 'промежуточных знаках'? Читала. По-моему, бред какой-то. Я вполне типичные Весы...
  -Читала? Значит и об 'отметинах' тоже знаешь? - интригующе сощурился колдун.
  Я растерянно поморгала на него, но только пожала плечами. Весь этот разговор казался мне каким-то трагикомичным фарсом. 'Кровь, колдун... зодиак?!'
  -Родинки должны повторять рисунок созвездия, - продолжал на полном серьезе распинаться Константин, - В твоем случае - Ворон. И у тебя он есть, - с пошлой ухмылкой закончил он чуть тише.
  -Ладно. Допустим. И что с того? Я какая-то 'избранная'? Мне суждено спасти Мир? Или наоборот, помочь тебе ввергнуть его во Тьму? В чем фишка-то? - устав блуждать в его туманных намеках, огрызнулась я, подумав про себя: 'И так бардак в жизни, на работе жопа, дома проблемы, так еще и Мир теперь уничтожить нужно. Вот незадача...'
  -Ты напрасно ерничаешь, Саша, - сдвинул брови колдун, - Мне нужно проверить твою кровь в определенных условиях и, если все действительно так, как я думаю... нас с тобой ждет довольно долгая, трудная, но весьма увлекательная... работа, - пообещал демон с блуждающей улыбкой на губах, в предвкушении, отчего у меня по телу прошел озноб.
  -Господи, ну почему я?.. - прикрывая лицо ладонями, выдохнула в них с плаксивым всхлипом, - Что я, одна что ли в этот день родилась, в конце концов?!
  -Да, Воронов в мире не мало... Но именно ТВОЯ душа, по стечению обстоятельств, оказалась в моих руках, - выуживая из кармана грязный, ссохшийся комок, негромко промурлыкал Кат-Хаар.
  -Платок?.. - вслух подумала я, вспоминая ночь нашего знакомства.
  -Да. Тот самый. У тебя еще кровоточила царапина... на подбородке, кажется, - щурясь, как мартовский кот, подтвердил колдун, пальцами расправляя серую ткань с маленьким темно-бурым пятнышком, - Всего одна капля... - его желтые глаза так и сверкали сейчас самодовольным злорадством, - Но, в умелых руках, этой малости вполне достаточно.
  -То есть... с помощью моей крови, ты подчинил меня, чтобы добыть еще... моей крови?.. - невидящим взором таращась в темноту салона, с ужасом выпалила я, скорее рассуждая вслух, чем спрашивая.
  -Угу-м, - довольно отозвался Константин, явно испытывая гордость за свершение своих пакостных планов, и на ходу метнул ненужную больше, грязную тряпку в открытое окно.
  -Хитро...
  -Да не то чтобы, - снисходительно фыркнул демон, не глядя на меня.
  -И... теперь у тебя больше 'материала'. Он чище... - с тревогой продолжила я.
  -И посвежее, - согласился Кат-Хаар.
  -Что ты сможешь сделать... теперь? - теряя остатки мужества и голос, выпалила я шепотом.
  -Аз открыл и познал Страх... - пробормотал он отстраненно, сам с собой веселясь.
  -Ш-то?..
  Демон скосился на меня, но его кошачий взгляд лучился теплом. Губы сжались в мягкой, утешительной улыбке.
  -Могу многое... Важно лишь то, что я собираюсь сделать. И в этом я не солгал. Вредить тебе - удовольствие сомнительное, и явно не стоит тех усилий, времени и денег, что были вложены. Да и вообще... - Константин хмыкнул и оглядел пустынную улицу, убеждаясь, что привез меня по верному адресу, - Ты, наверное, удивишься, но я не очень люблю издеваться над слабыми.
  -Да уж, верится с трудом... - хмурясь, огрызнулась я.
  Колдун потянулся к ручке за моими коленями и молча распахнул дверь, выпуская меня на свободу. Впрочем... уже тогда я чувствовала, что наслаждаться ей мне осталось не долго.

Глава третья.

  
  С того вечера мир мой окончательно перевернулся с ног на голову. Если раньше, даже в самый черный день, я находила в себе силы поднять голову и идти дальше с глупой мантрой "Все будет хорошо", то теперь... Теперь я точно знала - Хорошо не будет уже никогда. Впереди, помимо рдеющего на горизонте, неизбежного и окончательного одиночества, ныне клубились темные планы колдуна по имени Кат-Хаар. И если раньше я всей душой ненавидела Судьбу, то, став беспомощной игрушкой в руках демонического создания, я обрела новый объект для этого глубочайшего чувства, ведь теперь он, Константин, был моей судьбой и вершил ее... Осознание этого пугало, но больше всего неимоверно бесило меня. Я не привыкла сдаваться так быстро. К тому же, после того, как меня практически ткнули носом в существование Магии, пришлось наконец впустить это злотворное волшебство в свою реальность. И вместо "Что за бред?!" возник иной вопрос: "Что теперь делать со всем этим "счастьем"?!"
  
  Сутки спустя произошло событие, на время отвлекшее меня от собственной Судьбы и подкинутых колдуном головоломок. Состояние матери ухудшилось. Вернувшись с работы, я по обыкновению не разуваясь прошла в ее комнату и не услышала в ответ ничего. Стало холодно. Пусто... Зажгла ночник. Неяркий свет резанул по глазам и мама поморщилась. Я выдохнула. С ее пересохших губ на грани слышимости скользнуло "Привет". Уткнувшись лицом в рукав, я, качнувшись, отошла от кровати и, до боли стискивая челюсти, чтоб не разрыдаться в голос, схватила с тумбочки телефон и выскочила в коридор. Превозмогая дрожь, выпалила в трубку адрес... Перед глазами стелилась какая-то пелена, черные круги, словно бесы плясали вокруг, в предвкушении человеческих страданий. "Я познал страх... Так он сказал?.. То трусливое чувство - ничто, в сравнении с тем, что творится со мной сейчас... Вот истинный Страх..." Отерев рукавами глаза, я только сейчас поняла, что сижу в пальто, на полу, у входной двери собственной квартиры. Пошла в ванну, умылась. Собралась. Вернулась в комнату, помогла маме попить.
  Врачи топтали паркет до трех часов ночи. В половине четвертого, на реанимобиле мы прибыли в клинику. Поскольку такой поворот событий предсказывал наш лечащий врач, именно под его надзором я оставила мать, оплатив стационар на месяц вперед. В пять... Уже где-то около шести я ввалилась в квартиру... Грязную, выстуженную, разгромленную, как после бомбежки (я впопыхах собирала вещи). "Пусто..." - содрогнулась я и, не раздеваясь, поплелась к Ленке. Та уже собиралась на работу. Выпив порядка четырех чашек кофе из эспрессо-машины, я почти пришла в себя. Ленка отнеслась ко всему с пониманием, но боялась прогневать строгую начальницу опозданием. Долго уговаривала меня остаться у нее и поспать хоть немного, но я, стиснув зубы, тоже двинулась на работу. Знала, что не продержусь в таком темпе долго, но так же знала и другое - одной мне сейчас оставаться противопоказано. Нужны были люди, живые, болтливые, шумные, хоть какие, массовка...
  Не знаю, как дожила до вечера, скорее "дотянула" на автопилоте. После работы вновь заявилась к подруге, оставила вещи, заглянула домой, покормила кошку, взяла сменную одежду, предметы личной гигиены и ушла, хотя точнее будет сказать "сбежала", опять сбежала от себя, от реальности, от неизбежного... Прочь.
  В этом добровольном изгнании я провела несколько дней. По вечерам мы с Ленкой пили пиво, делились курьезами и сплетнями рабочих будней, и на какой-то момент мне действительно стало лучше... Ремиссия. Всего лишь иллюзия улучшения, но такая блаженная. Мне так нужна была эта передышка, чтоб не сойти с ума... Но вот в один из вечеров, Ленка справилась у меня о состоянии мамы.
  -Пока, говорят, "стабильно". Готовят к операции, - хмурясь, отрапортовала я, прикладываясь к бутылке нефильтрованной Короны.
  -Ну, а... Сергей Михалыч чего говорит? - осторожно уточнила она, неожиданно запомнив имя лечащего врача.
  Видимо, в последнее время я слишком часто произносила это имя.
  -Честно?.. Пятьдесят на пятьдесят. Так и сказал...
  Повисла тяжелая пауза.
  -Ну ты, ладно, не бери в голову. У них работа такая. Перестраховывается он просто, - попыталась воодушевить меня Ленка, - Слушай, Саш... Ты не пойми меня неправильно. Меня совсем не напрягает, что ты здесь. Так веселее даже, но... - я закивала, растягивая раздраженную улыбку, предвосхищая ее вопрос, - ...Ты так и будешь "на выселках"? До самой операции?
  -Ясно. Надоела я тебе со своим нытьем, - с пониманием поморщила лоб я, - Да не знаю. Не по себе мне там, до сих пор...
  -Понимаю. Да ничего не надоела. Не торопись. Я-то думала, ты уже очухалась...
  -Да надо бы уже, надо... Попробую. Может... завтра?.. - спросила я скорее себя чем Ленку.
  
  И я попробовала. Понимала, что уже злоупотребляю гостеприимством подруги, но чуточку все же обиделась. Ленка всегда была сильной, не то что я. Порой ее сила становилась агрессивной, а забота - весьма своеобразной и жесткой. Мне иногда действительно нужен был добротный дружеский пинок под зад, и Ленка всегда была готова прийти мне в этом на помощь. Но сейчас... "Расклеилась. Не распускай сопли! И сейчас взбучка к месту. Нужно жить! Подняться на ноги... а не сидеть у подруги на шее..." - думала я, зажигая свет в коридоре. Кошка бросилась под ноги. В сердце цепкими коготками впилась совесть. Первый вечер, с кошкой в обнимку, со всем возможным освещением, я кое-как пережила в собственной квартире... словно Хома, в ожидании Панночки. Дальше было сложнее. Но я нашла убежище в виртуальном мире. Дурацкие игры, форумы, чаты, статьи... До потери сознания изматывала себя, пока не падала в кровать и не засыпала. Но вот, как то, поздним вечером игры надоели, а на душе скребло с особым остервенением, ибо через несколько часов должна была начаться операция... Грея в руках чашку травяного чая, я медитировала на стартовую страницу Мозиллы с поисковой строкой Яндекса. В какой-то момент пальцы сами скользнули к клавиатуре и набрали: "Колдун"
  Яндекс: "(колдунья), ведьмак (ведьма), волхв (вельва), чародей (чародейка) - человек, которому приписывается способность мистического воздействия на людей и на явления природы для достижения желаемого эффекта (волшебство, магия)..." (с) (Википедия)
  Я: -Кхм-да... желаемого эффекта...
  Яндекс: "Колдуны злоумышленные. Между тем разнообразие поверий разного времени, бытующих в разных местностях, не позволяет создать сколько-нибудь надежную систематизацию..." (сомнительный эзотерический источник)
  Я: -Эвон, как загнули... Бля. Шизофрения какая-то...
  Мозг вышел из пассивного состояния, и пальцы вновь застучали по кнопкам: Магия крови.
  Яндекс: "Получение крови методом надрезания и последующего использование в ритуале намного эффективнее..." (с)
  -А вот это уже интересно...
  Перейдя по ссылке, я нашла так же следующее: "Жертва животного: Когда убивают животное в качестве жертвы, его жизненная энергия распространяется волнами ужаса вокруг..." (с)
  -Мать твою... - я закусала губы, дальше выуживая и жадно впитывая информацию с сайтов, на которые раньше, в здравом уме, у меня мышь бы не повернулась зайти.
  "Кровь - связующее звено между мирами: Есть теория, построенная на допущении, что одна из составляющих крови - эктоплазма, переносит энергоинформационные структуры из физического мира в астральный. При переносе разрывается граница между мирами и астральные сущности могут попасть в реальный мир. В зависимости от потока энергии сущность может частично материализоваться в реальном мире..." (с)
  -Это ж какие такие "сущности" тебе понадобилось вызывать?.. - хмурясь в монитор, пробормотала я, - Однако, вернемся к твоей собственной сущности...
  Вновь пытая поисковик, я пыталась найти хоть что-то общее между всей известной мне информацией, но "пазл" никак не хотел складываться. Яндекс устал от бессмысленных запросов типа "Змей Гидеон", "жертвенная крыса" и "колдун на пикапе". Да и я порядком. Что-то крутилось в голове, но никак не хотело всплывать на поверхность в виде четкой мысли. Но вот, наконец... к половине третьего...
  -Что он там бормотал о Страхе?..
  Прикрыв глаза, я напрягла остатки разума. Гудящие пальцы мягко легли на клавиатуру... "Аз открыл и познал страх"
  Яндекс: "...Бога, выдыхающего пламя и рыкающего подобно раскатам тысячи громов. Аз открыл и познал страх. Аз нашел Врата, ведущие в Запределье..." (с) (Некрономикон)
  -Господи... - вырвалось у меня вместо дежурного ругательства, - Только не "книга мертвых"...
  И, хотя я всегда была далека от подобных тем, мне не составило большого труда допетрить, ЧЬЯ это настольная книга. Открыв первую же статью, я вчиталась, и кусочки головоломки начали стремительно срастаться в единую, омерзительную картину: "Некромантия (от греч. νεκρός - мёртвый и μαντεία - гадание) - способ прорицания, который заключается в вызывании духов мёртвых с различными целями: от духовной защиты до получения знаний, в том числе о будущем..." (с) "Некромантия... Универсальны ли ее возможности? Ведь ее можно использовать, как для убийства и забвения, так и для воскрешения и познания, для проклятий и благословений, для причинения вреда живому и мертвому, и для исцеления, с помощью нее можно забирать и отдавать силу, будь она жизненной, или любой другой, контролировать разум и его же прояснять... Некромантия использует Смерть как источник... С помощью некромантии можно созидать и уничтожать, и единственное, что с помощью нее делать нельзя - давать жизнь..." (с)
  -Это, наверное, хорошо. Такие твари не должны размножаться... - вслух подумала я.
  "Некромант - это не звание мага, не титул и не стиль жизни, это способ видения мира, образ мыслей, это Сущность... Он как бы стоит на границе между живыми и мертвыми и потому обладает некоторой властью над теми и другими. Таким образом, некромант довольно близок к классическому виду нежити под названием лич. Он же вампир, потому что способен выпивать жизненную силу из живых и частично передавать ее мертвым, то есть поднимать мертвецов... Он же и донор - проводник своей стихии... Он же может иметь способности оборотня, и он же охотник, охотник за энергией людей..." (с)
  -Чудненько...
  Я закрыла лицо руками и несколько минут сидела так, пытаясь переварить и сопоставить факты. "Так или иначе... Это Магия Мертвых. Я тут при чем?! Я жива!.. - болезненно скривилась, вспоминая, как он отреагировал на подобное мое заявление, - Или... нет?.. - по спине пробежал неприятный холодок, а на затылке выступила испарина, - Не мог же он... Воскресить?.. Нет, ведь он "не может дать жизнь". Или может?.. Вернуть. Исцелить... Твое налево. Ну как тут не рехнуться?.."
  Решила не думать о худшем, пока все не выясню так сказать "из первых рук" при встрече. А в том, что эта встреча будет, я, к сожалению, не сомневалась.
  Поспав два часа, по будильнику продрала глаза и набрала Сергея Михайловича. Врач изнуренным, но светлым голосом поведал, что все прошло хорошо, и теперь остается ждать, пока мама оправится от операции.
  -А там уже будет видно. Больше я пока ничего не могу Вам сказать, - вздохнул немолодой хирург, - Надеюсь, Вы меня понимаете, Саша?..
  -Да, Сергей Михалыч. Спасибо Вам огромное...
  
  Подремав еще часа полтора, я обреченно поднялась, подобно зомби, и отвезла себя на работу. Усвоив жестокий урок, забила на сверхурочные, отказалась от любых переработок и в кои-то веки ушла с работы пораньше, в половине пятого, надеясь успеть добраться до больницы раньше, чем закончатся часы приема. В принципе, в платный стационар меня бы пустили и так, но хотелось еще застать Сергея Михайловича. Бегом пересекая парковку, лавируя меж машин, я не обратила ни малейшего внимания, на темный внедорожник, что стоял у самого входа в бизнесцентр и сорвался с места, едва я вылетела на улицу. Ну, разве что одним глазком... Вполглаза. Пропустила мимо сознания. Было сейчас не до того и, кроме всего прочего, очень хотелось, чтобы мне хоть на этот раз... померещилось. Уже очутившись на остановке я, не оборачиваясь вытянула руку в сторону проезжей части, четко осознав, что не успею добраться на другой конец города на общественном транспорте. Звук мотора за спиной, приближающийся, сбавляющий обороты, хруст мокрого песка под тяжелыми колесами... Закинув конец шарфа на плечо, я повернулась на каблуках, чтобы увидеть то, что мне удалось поймать... И, естественно, чуда не произошло.  [] Это был он. Пикап, побери его черт. На остановке, помимо меня - никого, как назло. Дверь призывно приоткрылась. То ли неожиданно набравшись наглости, то ли наоборот, от отчаяния, но я решительно шагнула навстречу и распахнула пассажирскую дверь. Демон встретил меня без дежурной улыбки. Мученически хмурясь, я молча уставилась на тлеющую в его руке папиросу. "Как сказать? Что мне делать?!" - судорожно подбирая нужные слова, тянула время я. "Некромант... кровь... Магия Смерти..." - неслось в моей голове, и перед глазами клубилась адская чернота, невидимым ореолом окружая мужчину, что глядел на меня сейчас из недр своего чертога.
  -Садись уже, - раздраженно кивнул колдун.
  Я замотала головой, шагнула назад, но пальцы сжались на дверце, будто прилипли к ней.
  -Не испытывай мое терпение, Лазарева. Фокус понравился? Могу повторить... - пригрозил он, злобно сверкнув глазами.
  -Нет. Я... не могу. Сейчас не могу. Пожалуйста! - едва не плача, выпалила я какую-то несвязную белиберду, которая лишь в моей голове казалась вразумительным ответом.
  -Что значит "сейчас не могу"?.. - Константин склонил голову набок.
  -Мне нужно ехать. Я... боюсь не успеть. Пожалуйста. После... Мы можем встретиться. Я... позвоню, обещаю...
  -Сядь! - жестко оборвал меня колдун.
  От его железного голоса у меня подкосились колени. Едва удержавшись за открытую дверь, я на дрожащих ногах влезла в его "катафалк" и, вцепившись в сумку, отвернулась к окну, не желая ни слышать, ни видеть эту бездушную скотину. Делиться с черным колдуном своими проблемами совсем не хотелось. Все равно, что показывать врагу свою слабость, еще одно уязвимое место... "Впрочем, не думаю, что его вообще волнуют мои дела..." - подумала я почти с облегчением.
  -Адрес... - притормозив перед выездом на трассу, рыкнул Константин.
  -Что?.. - я растерянно обернулась.
  -Не пытайся казаться глупее, чем ты есть, Лазарева, - поморщился он, - Адрес! Или мне в твое сознание лезть за координатами?
  -Второй Боткинский проезд... - опустив глаза, выпалила я и затаила дыхание, ожидая реакции, но ее не последовало.
  Колдун молча занес данные в навигатор и двинулся по указанному маршруту. "Догадался или нет?.. - ломала голову я, - Если да, то молчит из чувства такта. Если нет - ему просто пофиг... Так или иначе, я попаду, куда мне нужно, и вовремя, а это сейчас - самое главное. Потом... будь что будет..."
  
  Всю дорогу в воздухе висела тяжелая, скорбная тишина. Я глядела в окно, размышляя о своем никчемном, сером существовании и о переменах, которые едва ли привнесут в мою жизнь красок. Изредка косилась на колдуна, на его красивые ладони, вспоминала, как они скользили по мне... и ужасалась тому, как беспечна я была, впустив в свою постель едва знакомого мужчину. Презирала себя и ругала на чем свет, ведь теперь мне приходилось расплачиваться за проявленную слабину. "Все от отчаяния, - оправдывалось мое уязвленное Я, - Просто хотелось тепла... Я ведь все еще жду, что однажды прекрасный "кто-то" придет и спасет меня... из башни, в которую я сама себя заточила..."
  Константин остановился у главных ворот и остался ждать меня там.
  К маме меня пустили буквально на полминуты, но и этих секунд хватило мне, чтобы хлебнуть беспросветной тоски, глядя на ее бледное, осунувшееся, едва узнаваемое лицо с кислородной трубочкой под заострившимся носом... Недолгий, малосодержательный разговор с разбуженным врачом, попытка дачи взятки... Провал. Сергей Михайлович посмотрел на меня так, что тут же стало невыносимо стыдно, но, учтя мое состояние, доктор смягчился.
  -Саша, поймите... Не деньги лечат... Сейчас они ничего не решают.
  -Да. Я... понимаю. Простите, пожалуйста. Просто... я уже не знаю...
  -И я Вас прекрасно понимаю. Не нужно ничего объяснять. Вы лучше езжайте домой, отдохните, - по-отечески посоветовал он, - При малейших изменениях мы Вам обязательно позвоним. Езжайте. Хорошо?..
  -Да, Сергей Михайлович.
  Сбежала вниз по ступеням крыльца, размазывая слезы по щекам, запахнула пальто, огляделась и зашагала к машине. "Отдохнуть?.. Я бы не против, да вряд ли удастся..." - влезая на теплое сиденье, вздохнула я. Закрыла дверь, отерла лицо рукавами, выдохнула в них, согреваясь... Машина не трогалась с места. Я опустила руки и глянула украдкой на колдуна. Поймав на себе пристальный взгляд, тут же отвернулась, не желая показывать врагу свою слабость.
  -Что теперь? - твердо, хоть и немного хрипло, рыкнула я.
  Константин усмехнулся, наблюдая мою браваду, но не ответил ни слова. Молча отвез меня домой и посоветовал как следует выспаться. Наверное, у меня был такой вид, что всем, даже посторонним людям было очевидно, что я на последнем издыхании. Или "на последнем из дыханий", как я говорила в детстве. На прощанье колдун бросил многозначительную фразу... видимо, чтобы я не расслаблялась слишком сильно:
  -Отдохни как следует. На выходных будет пара бессонных ночей. Набирайся сил...
  И кто бы смог заснуть после такого?! Впрочем, я пришла домой и рухнула в постель, отрубившись почти мгновенно. Физическая усталость пересилила эмоции.
  
  Утро субботы прошло без приключений. Продрав глаза к обеду, я покормила себя и кошку остатками позавчерашнего ужина и отправилась пополнить продовольственные запасы. На вечер ничего не планировала. Знала, что бесполезно. Это время было уже зарезервировано демоном под свои черные дела. О них я предпочитала не думать. Хотя время от времени в голову лезли картины кровавых ритуалов, жертвоприношений и прочей мерзопакостной бесовщины. Я старательно гнала их прочь, вспоминая красивые руки демона и его вчерашний поступок. "Приступ гуманизма?.. Или пытается расположить к себе? После всего, что было... Ну-ну... Уже верю...".
  Около семи раздался звонок на мобильный.
  -Я внизу, - вместо приветствия, быстро заговорил Константин, - Одевайся потеплее и выходи. Жду.
  Он отключился раньше, чем я успела сообразить, что ответить.
  -Ага... - растеряно кивнула я, таращась на погасший дисплей.
  "Потеплее?.. Зачем?! Опять "пикник на природе"?.. Или... Так, стоп. Хватит фантазий! Одеваемся, выходим и выясняем, что к чему!" - твердо осекла свое воображение я.
  Не стала испытывать терпение колдуна, наскоро собралась, спустилась и села в машину, на этот раз почти добровольно. Константин радостно скалился во все тридцать два, явно в предвкушении какой-то пакости.
  -Привет... - бесцветно бросила я, ради приличия.
  -Здравствуй, моя птичка, - на своей волне, отозвался колдун, - Ну что... За работу?.. - он передернул темными бровями и вжал педаль газа.
  
  Пока мы неслись по вечерним улицам, я, кусая губы, глядела в окно и никак не могла набраться храбрости, чтобы задать Константину вопрос. А тот молчал, как назло. Лыбился и молчал, подогревая мои дурные предчувствия. В довершении всего запиликал его мобильный.
  -Да, - не снимая с лица дурацкой улыбки, на автомате бросил колдун, но через мгновение стал серьезен как никогда, - Мы уже в пути. Скоро будем на месте... - далее, видимо, последовал резонный вопрос "кто Мы?", потому что Константин скосился на меня и торопливо отделался от лишних расспросов: - Потом объясню.
  Больше терпеть я не смогла.
  -Что за "место", если не секрет?.. - робко поинтересовалась я.
  Колдун сощурил желтые глаза, убирая телефон.
  -Тебе понравится.
  Я возмущено выдохнула, но взяла себя в руки и вновь предприняла попытку прояснить ситуацию:
  -Ладно. А что за "работа"? Ты так и будешь отшучиваться и запугивать меня, или может, наконец, объяснишь все толком?!
  -Я подумал, пусть будет сюрприз... - негромко признался он, - Но, раз ты настаиваешь... Знай ты заранее, ни за что бы ведь со мной не поехала. По крайней мере, добровольно. А лишний раз силу применять не хотелось.
  -Уже заинтриговал... - мрачно фыркнула я, но осеклась, озираясь по сторонам.
  Мне была знакома эта дорога! Плохо освещенная, двухполосная вьющаяся лента в пром-зоне... Я встретилась с Константином взглядом и замотала головой, цепенея от ужаса.
  -Нет... - одними губами выпалила я, - Только не это... - взмолилась я, машинально вцепившись в поручень на двери, - Ты же не собираешься...
  -Хм. А я, похоже, недооценил тебя, Лазарева, - довольно щурясь, отвечал колдун, не обращая ни малейшего внимания на мою панику, - Неужто поняла уже, с кем связалась?..
  -Я... не была уверена, - обреченно, хрипло отозвалась я, безумным взглядом таращась в темноту, - Пока мы не свернули на эту дорогу.
  Пикап тем временем подкатил к высоким кованным решеткам ворот. Из сторожевой будки выглянул заспанный небритый парень, неопределенного возраста, но с определенно криминальны прошлым. Обветренное, красное лицо скривилось, разглядывая столь поздних посетителей. Но, едва различив колдуна, парень мгновенно "идентифицировал" его в своем пропитом мозгу и помчался отпирать ворота. Сомнений у меня оставалось все меньше.
  -Значит, не поленилась-таки, заглянула в интернет? - продолжил Константин чуть тише.
  -Откуда ты знаешь, что именно интернет?.. - хмурясь, уточнила я, упрямо упершись взглядом в колени.
  -Ну, едва ли у тебя дома могла оказаться эзотерическая литература, - справедливо рассудил колдун, наоборот, усиленно всматриваясь в темноту этих жутких мест, чтобы сориентироваться.
  -Что ты... собираешься делать со мной, Кат-Хаар? - устав от бессмысленного трепа, я призвала демона к ответу, против воли вглядываясь в темные надгробные плиты, что мельтешили за окном.
  Имя сработало. Все внимание колдуна в ту же секунду обратилось ко мне, но едва ли я была этому рада. Мужчина перестал улыбаться. Его лицо стало каменной маской. Глаза потемнели и заблестели в темноте глубочайшей чернотой. Меня повело... ни то от страха, ни то от каких-то его колдовских штучек. Пальцы бессильно разжались, выпуская поручень. Откинувшись назад, я вжалась спиной в кожаное кресло.
  -То, что я назвал тебе Имя, не дает тебе права бросаться им в суетной болтовне. Вдумайся. Ведь неспроста оно зовется "непроизносимым"?.. - железным тоном, низко, холодно выговорил он.
  -Из-вини... - заикаясь, выпалила я, - Просто для меня этот вопрос действительно важен.
  -Я ведь уже сказал, что меня исключительно интересует твоя кровь, - смягчился и снизошел до объяснений колдун, - Редкая и весьма полезная в моем... ремесле.
  -Ясно... - я сжала плечи.
  Внезапно расхотелось докапываться до истины и уж тем более узнавать подробности задуманного им.
  -Ну ты и трусиха, Лазарева, - посмеялся надо мной Константин, - Всего-то несколько капель! Не жадничай...
  Переглянувшись с колдуном, я растерянно заморгала, чувствуя, как ослабевает невидимая петля, стянувшая горло.
  -Капель?.. - повторила я.
  -Капель. Не литров, - продолжая потешаться, кивнул он, останавливая пикап на запорошенной листьями, узкой кладбищенской дорожке.
  -Тогда я вообще ничего не понимаю, - раздраженно выдохнула я, - На кой было тащить меня сюда? Ты ведь мог эти "несколько капель" взять еще в городе.
  -Ну... я подумал - тебе будет скучно дома одной. Субботний вечер всеж-таки, - передернул плечами этот хмырь.
  -Скучно?.. - начиная свирепеть, прошипела я, - То есть тут, по-твоему... весело?!
  Колдун расхохотался, наблюдая мои потуги.
  -Ладно-ладно! Угомонись... Просто свежий материал лучше проводит энергию. "Тепленькая" нужна, - объяснился он, таким тоном, будто говорил о рецепте какого-нибудь пирога, а не о кровавом ритуале.
  Я заметила, что мы не одни. За крестами, кустами и холмиками, застланными желтой листвой, как лоскутным одеялом, в сумраке суетилась пара высоких фигур. Мужчины, переминаясь с ноги на ногу, топтались у свежей могилы. Один тип курил, время от времени высовываясь из высокого ворота пальто. Второй, сунув руки в карманы, просто плясал от холода, нервно озираясь по сторонам. Похоже, ему, как и мне, простой смертной, было здесь не по себе.
  -Друзья твои? - фыркнула я, отвлекаясь от малоприятной процедуры.
  На сей раз Константин, как порядочный, использовал маленький инсулиновый шприц. Подняв глаза, колдун отследил мой взгляд.
  -Нет. Даже не "коллеги", - негромко буркнул он, - Клиенты. Трусливые... смертные... Твои собратья.
  -Люди?.. - я пригляделась к мужчинам и сдвинула брови, переводя удивленный взгляд на Константина, - Но что им может быть нужно от... покойников? - вслух подумала я.
  -А ты пораскинь мозгами. Чего обычно жаждут живые настолько сильно, что даже страх перед миром мертвых не остановит?.. - сокровенно-хищно прошептал колдун, из-за меня косясь на своих "заказчиков" с откровенным презрением.
  -Деньги?
  -В точку, - грустно улыбнулся он, - Не всегда, но в большинстве случаев, именно они побуждают людей... тревожить усопших. И те, как нетрудно догадаться, от этого не в восторге. Поэтому ты остаешься в машине. И даже не проси. Сегодня... "закрытый показ", - шутливо хмурясь, якобы осек он мою попытку возразить.
  Не сдержав эмоций, я улыбнулась в ответ.
  -Какая жалость. Пропустить такое... - переводя дух, отыграла разочарование я, - "Спасибо. Хотя бы на этом. О большем и не прошу..."
  Но, едва колдун покинул машину, мне снова стало не по себе. Гудящая тишина салона, приглушенные голоса мужчин, короткие реплики. Константин был сосредоточен на деле и не тратил времени на пустой треп, или просто эти люди были ему неприятны, поэтому он лишь коротко отдавал распоряжения, мелом царапая на деревянном кресте какие-то знаки. Захоронение было действительно свежим. Несентиментальные "товарищи" усопшего раскидали погребальные венки и взялись за лопаты.
  -Твою... - я заставила себя отвернуться.
  "Не сметь! Даже не думать о том, чтобы повернуть голову. С этой минуты... Что бы там ни происходило, меня это не касается!" - для верности я прикрыла глаза. Если бы не пульс, оглушительно стучащий в висках, может быть, даже успокоилась бы. Потом еще ветер поднялся, взметая в небо пожухлую листву, разоряя аккуратно сметенные кучки, сгибая нагие скелеты берез... Не сразу до меня дошло, что эти ураганные порывы - дело рук колдуна. Хотя точнее было бы сказать "побочные эффекты" его магии. Когда эта догадка проскользнула в сознании, я распахнула глаза. Листья, подхваченные вихрем, носились, метались в воздухе как сумасшедшие, бились в стекло. Поднялся такой шум, будто я не в машине, а в лодке, посреди штормящего моря. Безлунное небо сгущало тучи, чернело, словно готово вот-вот рухнуть на землю. Я закрыла лицо руками, сползла пониже и сжалась. Хотелось спрятаться. От чего?.. Я не знала. Но чувствовала - ОНО где-то рядом! Мной овладел панический, необъяснимый страх. "Главное, чтобы не увидел... только бы не увидел..." - неслось в голове вне всякой логики, на уровне инстинкта.
  Все это длилось каких-то пару минут, как потом оказалось. Но я едва не поседела. Столкнувшись с неясным мне явлением, в одиночестве, в запертой снаружи машине, я плакала, не в силах взять себя в руки и рассуждать здраво. Просто молила, чтоб ЭТО скорее закончилось, и представляла, как окажусь дома, в тишине, в теплой ванне с чашкой чая в руках... Внезапно вокруг стало тихо. Необычно тихо... Я ни за что не решилась бы поднять голову. О том чтобы выглянуть в окно не было и речи! Я вслушалась. Вновь приглушенные голоса, короткие, грубые фразы Константина на неизвестном, чуждом моему слуху языке... Отчаянный вскрик! Брань... Почти истерический, высокий голос. У парня, того что помоложе, видимо, сдали нервы. Тот, что постарше, осадил его грубым окликом. Завязался диалог. С кем?.. Я на миг затаила дыхание... и тут же обхватила голову руками, локтями сдавливая уши. Тот звук, что мне довелось услышать, был не голосом, не словом... Низким, протяжным, сиплым бульканьем.
  -Темный, мрачный ка-а-ридор... - затянула я шепотом, чтоб заглушить любой звук, ненароком долетевший до меня, - Я-на-ци-поч-ках-как-воррр... Пр-робираюсь чу-у-ть дыша, чтобы не спугн-у-уть... Тех, кто спит уже давно...
  "М-да. Не самый подходящий текст для подобного момента... Ладно. Другой куплет. Как там..."
  -Ты осталась с ним вдвоем, не зная ни-че-го о нем... Что для всех... опа-асен он, наплевать тебе-е-е-е... И ты попа-ла! К нас-тоящему кол-дуну. Он загуби-и-л-таких-как-ты... не одну-у. Слов-но куклой, в час ночной, теперь он может у-у-у... правлять тобо-о-ой...
  "Кто бы знал, что такие в самом деле водятся?!" - вздохнула я, поражаясь тому, как песня "Короля и Шута" подходит под описание моей нынешней жизни.
  Даже сквозь свое шипящее песнопение, я услышала грубый, резкий оклик Константина на том тявкающем языке. Колдун отдал какой-то приказ. Еще через пару минут завязался ленивый спор между ним и заказчиками, уже на "чисто русском". Мужчины, заполучив нужную им информацию, видимо, спешили откланяться. Но Кат-Хаар был явно не согласен.
  -Если через пять минут вы двое не наведете здесь порядок!.. - сокрушая тишину ночного погоста своим низко-утробным баритоном, начал он, - Подниму вашего приятеля снова. А с ним еще парочку соседей. Уж они-то вам втолкуют, почему мертвых следует уважать.
  Не знаю, ответили ли они ему что-нибудь, но уже через пару минут в кузов с глухим звоном грохнулась лопата, а еще через миг открылась водительская дверь, включая тусклый свет в салоне.
  -Дерьмо собачье... - хмурясь, ворчал Константин, влезая в машину, - Э-эй... - заметив слезы на моих побледневших щеках, шепнул колдун, топорща брови, - Вылазь, все зомбаки уже по норам попрятались.
  Я подтянулась на руках, возвращаясь на сиденье, шмыгнула носом, усиленно пытаясь унять дрожь в животе.
  -Ты чего?.. - усмехнулся желтоглазый демон, заводя машину, - Насмотрелась голливудской пошлятины? Думала, щас этот "красавчик" нас покусает и пойдет по городу Чуму плодить?..
  -Да нет, - хмыкнула я, пряча руки в карманах, - Я и не видела ничего...
  -Не смотрела даже? - переспросил Константин удивленно и, как мне показалось, немного разочарованно, - Ну, а чего ж тогда?..
  -Не знаю... - я глубоко вздохнула, сбрасывая напряжение, глянула в окно и облегченно констатировала, что мы покинули это жуткое место и уже неслись по направлению к городу, - Все же не каждый день... такие вещи...
  -Это понятно, - щурясь от света встречных машин, согласился колдун, - Ладно... Сиденье то мне там не запачкала?..
  -?!!
  Он хохотал, а я хмурилась... Все как обычно. "Уже привычное дело..." - сжимая губы в раздраженной улыбке, подумала я. Хотя, прямо скажем, привыкнуть к такому не просто. Существование колдунов, ходячих трупов и магической доминанты, что нависла над моей головой невидимым Дамокловым мечом... Смерть. Настолько близко я никогда с ней не соприкасалась. В детстве?.. На похоронах бабушки я была слишком мала, чтобы понять весь ужас и величие этого явления. В зрелом возрасте... потери были, но не столь близкие. Но вот, что страшно - чем ты старше, тем глубже познаешь ее суть. С возрастом в человеке пробуждается инстинктивный животный трепет перед Ней. В каждом смертном, мыслящем существе... А по сему, мне было почти не стыдно за свой первобытный страх. Вполне естественная реакция. Понятно, что колдун, "приручивший" это стихию, не понимал моих эмоций. Возможно, даже презирал людей за их трусость... Меня это не трогало. Привыкнуть или сделать вид, что мне все равно, я даже не пыталась.
  
  Через несколько дней, заглянув после работы в магазин за продуктами, я решила проверить остаток на карте, от которой так и не успела избавиться. Не смотря на то, что я уже пару раз ей расплачивалась, баланс не только не уменьшился, но еще и пополнился на несколько тысяч! Не стала беспокоить Константина лишний раз, в надежде, что до следующих выходных и он не станет меня беспокоить. Однако колдун объявился несколько раньше, чем я ожидала. В пятницу вечером, встретив меня по обыкновению на стоянке возле работы, он заявил, что нам предстоит "дальняя дорога".
  -"Командировка"? - криво хмыкнула я, устраиваясь на сиденье.
  -Вроде того... - отстраненно буркнул колдун, притормаживая на светофоре, - Если хочешь, могу забросить на минутку домой, переоденешься?
  -Забрось. Хотя бы кошку покормлю... - прикрыв усталые веки, обреченно выдохнула я.
  -Переодеваться не будешь?..
  -Хм... А что... - я распахнула глаза, - ...надо?.. Для какой-то "особо торжественной" церемонии?.. - Константин лыбился и молчал, - Или ты хочешь сказать, что мне придется копать?..
  -Нет, - снизошел до ответа демон, - Не придется. Просто я думал, тебе так будет удобнее. Ехать, считай, всю ночь... Впрочем, мне только лучше - меньше придется ждать... часа эдак на два.
    []
  Желтый свет фонарей, мелкая морось и черная лента дороги. Шум колес, шлифующих мокрый асфальт, ровным шипящим гулом. Он убаюкивал меня и пугал одновременно, своим зловещим шипением навевая тревогу и тоску, беспросветную, черную, как эта дорога... ведущая в никуда. Дорога, от которой мне нечего было ждать. Ничего хорошего - уж точно. Константин бесил своим невозмутимым молчанием. Он, курил, копался в навигаторе, время от времени поглядывал на меня, но так и не проронил ни слова с тех пор, как я вышла из дома и вновь села в его машину. Словно все шло по плану, и колдун не видел смысла комментировать происходящее. Это тоже пугало. Но через пару часов пути на меня навалилась такая черная хандра, что даже мысли о предстоящей "работе" отошли на второй план. Дорога всегда вводила меня в некий транс, в котором я подводила итоги прожитых дней, вспоминала ошибки и подсчитывала победы. Сейчас подсчитывать оставалось лишь промахи и неудачи. Все, что обрушилось на меня нежданно-негаданно и так ни кстати... "После всего, что случилось... мне как раз не хватало рядом бесчувственного гада... - украдкой косясь на Константина, думала я, - ...который упорно делает вид, что между нами ничего никогда не было и быть не может! Видимо, на роду мне написано жить самой по себе, своим умом, своими чувствами, без поддержки и без... взаимности. К черту! Рано или поздно все равно пришлось бы повзрослеть и перестать от кого-то зависеть. От мамы... Теперь, выходит, она зависит от меня. От мужчин... Ну их к дьяволу! Ограниченные, эгоистичные, бессердечные создания..." - придя к этому заключению, жестко отсекая всю лирику, я почувствовала, как что-то внутри меня сжимается, словно от боли. Частичка романтической души из последних сил хваталась за жизнь, но гибла, задыхаясь в безвоздушной реальности, без надежды, в вакууме рационализма.
  Желтые глаза сверкнули в полутьме, отражая дальний свет встречного потока. Мягкие губы сжались в призрачно-усталой улыбке.
  -Поспала бы. До утра ехать.
  -Да что-то... не хочется, - негромко огрызнулась я.
  -Волнуешься? - с пониманием усмехнулся колдун.
  -Угу, - раздраженно буркнула я, - "А то сам не знаешь..."
  -Не бойся. Там все просто. Так же, как в прошлый раз...
  -Этого-то я и боюсь... - хмурясь, фыркнула я себе под нос.
  -Не понял.
  Я переглянулась с Константином, но лишь пожала плечами.
  -Ты ж сказала, что не видела ничего, - хитро сощурился он.
  -Да, но... - я прочистила першащее горло, - ...слышала. Мне и того хватило.
  -Хм. Ну... музыку тебе включим, - насмешливо развел руками колдун.
  "Не думаю, что поможет..." - обреченно отмахнулась я, морща лоб, но вслух ничего не ответила. Не хотелось лишний раз изобличать свою слабость. Вспомнила кое-что и решила применить его любимый прием - сменить тему.
  -Деньги на карте... - я потерла виски, прогоняя сонливость, - Мне показалось, раньше их было меньше.
  -Угу-м, - утвердительно промурчал Кат-Хаар.
  -И... в честь чего такая щедрость? - не слишком-то благодарно фыркнула я, - Помнится, ты говорил, что очень экономный.
  -Этого я не говорил, - устало вздохнул колдун, - Впрочем, не важно. Эти деньги - твоя часть "гонорара".
  -Моя "доля"?.. - я скривила губы в тщетной попытке улыбнуться.
  -Вроде того. Сумма небольшая, но и участие твое... прямо скажем, невелико и пока пассивно.
  -Пока?! - обернувшись к нему всем корпусом, в ужасе вытаращилась я.
  -Ти-ше, - нервно хмыкнул Константин, - Что ж ты так паникуешь то раньше времени? Ведь не видела ж ничего... - понизил голос он, вновь пытаясь вывести меня на чистую воду.
  -Н-ну да... - я смежилась, утопая в кресле.
  -Са-аш?.. - заискивающе позвал колдун.
  Но я только насупилась, глядя перед собой, попыталась замкнуться в себе, но этот упырь нашел, чем меня зацепить:
  -Можешь молчать и сопеть, сколько влезет, но тогда мне придется все проверить на практике.
  -Что... проверить?
  -Твою реакцию на нежить. Будешь участвовать в обряде, - издевательски ровным тоном отвечал Константин, пожимая плечами.
  Негромко выругавшись и позабавив тем самым жестокого демона, я сдалась.
  -Ладно. Объяснюсь, как смогу. Только... сначала ты ответь мне на один вопрос? - я с надеждой скосилась на колдуна, тот поднял брови, но не выразил четкого отказа, и я продолжила, - То, что ты сделал со мной ту ночь... это тот же "обряд", что ты обычно проводишь... на кладбище?.. - я едва успела договорить, Константин разразился хохотом, заглушая мой трагически-дрожащий голос, - Послушай, что смешного?! Если я в самом деле умерла, я нихрена не вижу поводов для веселья! - сорвалась я, не в силах терпеть его непосредственность и сарказм.
  -Ты... Уф! Ха-ха-ха... Что ты?.. Умерла?.. Уф-ф-ф... М-да. Прости. Ну, согласись, вопрос твой звучал довольно двусмысленно, - все еще скалясь, покачал головой колдун.
  -Я... не расслышала, - пропуская мимо ушей его сомнительные оправдания, зажмурилась, прогоняя подступившую дурноту, - Ты сказал... "Да"?!
  -Александра, ну ты и Тьма, - с упреком мягко усмехнулся он, - Взгляни со стороны: сейчас здесь два существа принципиально разной природы. Одно из них создано, чтобы даровать Жизнь, другое существует во имя Смерти. И кто, скажи мне, поверит, увидев нас, что ты - первое?..
  Глядя в смеющиеся желтые глаза, я виновато поникла. "Ты прав. Я мрачнее демона Смерти... Я - сама Хандра... Аж противно..."
  -Я не "поднимал тебя ото сна", - уже предельно серьезно продолжил Константин, - Я всего лишь залечил твои раны. И лишь потому, что сам по неосторожности тебе их нанес.
  -То есть... если бы меня сбил кто-то другой у тебя на глазах, ты бы не помог? - с приглушенным возмущением уточнила я.
  Демон без тени стыда встретил мой взгляд, но не ответил. Безразлично уставился на дорогу.
  -В общем-то... я не питала иллюзий на твой счет, - выпалила я, отворачиваясь к окну, - Просто не могу понять, ЗАЧЕМ ты это сказал?.. Неужели...
  -Не для того, чтоб тебя задеть, - угрюмо отозвался он, - Ты позже поймешь, зачем...
  На несколько минут в салоне повисла давящая тишина. Стало слышно ровный гул мотора и даже хруст мелкого гравия под колесами.
  -Однако ты так и не удосужилась объяснить мне свое предвзятое отношение к обряду. Или это всего лишь малодушный людской трепет перед всем, что не поддается вашей логике и не подтверждено наукой?..
  -Нет, - буркнула я, пресекая очередную его попытку уличить меня в слабоумии, - Просто, во время твоего... "обряда" у меня был... странный и очень неприятный приступ. Паническая атака или что-то вроде...
  -А поподробнее?.. - заинтересованно понизил голос демон.
  -Я не видела этого беднягу, но как будто...
  -...чувствовала его, - за меня продолжил колдун и обернулся, чтобы услышать подтверждение, - Да?
  -Откуда ты знаешь? Это... нормально, ты хочешь сказать?
  -Не совсем. "Не для всех", если быть точнее, - вновь заговорил загадками Константин, - Перед тем как вернуться в тело, Дух наполняет воздух вокруг... Не просто наполняет. Он ищет...
  -Что... ищет? - охрипшим голосом уточнила я, но встретившись глазами с колдуном, предположила вслух, - Куда вселиться?..
  Константин закивал, улыбаясь ни то моей догадливости, ни то от гордости за свои глубокие познания и способности в данной сфере.
  -Но почему я это чувствую, а другие...
  -Потому что ты - Ворон, Саша, - предвосхищая вопрос, сокровенным шепотом объявил демон, - Прирожденный Проводник.
  И хотя мне не был до конца понятен смысл сего "звания", радости Кат-Хаара я не разделяла.

Глава четвертая.

  
  -Провод-ник?.. - скривилась я, - Это как... в электричестве? Или вроде экскурсовода?
  -И то, и другое. Хотя пока ты не постигнешь глубочайшего смысла своей внутренней природы, она скорее будет для тебя сродни электричеству, не более.
  -Ты хочешь сказать, они ко мне тянутся?.. - вдруг с ужасом осознала я.
  -Кто?..
  -Духи твои!
  -Они не мои.
  -Да пофиг, чьи! Мертвые! Их ко мне притягивает?.. Они хотят... в меня вселиться?.. - таращась на колдуна хрипела я.
  -Хотят?.. Хмм... Не совсем то слово. Без плоти подобные сущности пассивны и не в состоянии желать чего-либо. "Могут" - так будет вернее, - не снимая с лица злорадной ухмылки, продолжал спокойно рассуждать Константин, - Ты наверняка слышала что-нибудь о так называемых "спиритических сеансах"?
  Я отстраненно кивнула.
  -В тех случаях, когда "слияние" не было игрой воображения собравшихся, в качестве удачливого "шамана" чаще всего оказывался именно Ворон.
  -Почему... - едва слышно выдохнула я, - Почему я?.. - болезненно хмурясь, подумала вслух.
  -Об этом мы, вроде бы, уже поговорили. Мне повезло. Хотя, поверь, я отнюдь не специально на тебя "наехал"...
  -Нет, почему... эти "способности" мне достались? У меня ведь никогда не было ни малейшего интереса к подобным вещам. И вообще... В чем они выражаются? Я... ничего не чувствую, кроме этого безотчетного страха. Может, ты ошибся? Бояться мертвецов - дело не хитрое, и вовсе не тянет на какую-то "сверхсилу".
  Колдун лишь покачал головой с легкой утешительной улыбкой.
  -Нет, Саша. Как бы тебе того не хотелось... отказаться от врожденного Дара у тебя не получится. Он есть. Но предстоит еще многому научиться, чтобы почувствовать его, и уж тем более воспользоваться.
  
  Я не стала заострять внимание на том, как и когда он планирует "воспользоваться" моим проклятым даром. И без того информации было через край. Долго ворочаясь, я в конце концов все же умудрилась задремать, уже под утро, устав таращиться на блеклый предрассветный горизонт. Мне даже что-то приснилось. Что-то смутное, без четких визуальных образов. Скорее это был эмоциональный фон - мне снились чувства! Те, от которых я недавно отреклась. Они возвращались, проступали из подсознания, как невидимые чернила над пламенем свечи... И не нужно было никакой картинки, я и так знала, кто посетил мой сон. Не в первый раз. Костик был частым гостем в мире моих грез. Давним, но с некоторых пор отнюдь не желанным гостем. Впрочем, сейчас я была рада этой "встрече". Я плакалась ему, он жалел... сочувствовал, ругал и говорил: "Беги от него, Санька. Нафиг ты вообще с ним связалась?! Даже не думай, идем отсюда..." И я пошла с ним, уверенная, смелая, счастливая... Только вот когда обернулась, чтоб поцеловать и рассказать, что мне довелось пережить, и как я скучала, рядом никого уже не было. Пус-то-та - мой извечный спутник. Сердце сжалось. Прикосновение к плечу выдернуло меня из этого кошмара, спасло от Одиночества. Я приоткрыла глаза, сжимая плечи, и стиснула зубы от нервного озноба. Бросила на колдуна недовольный взгляд и вновь сомкнула веки, не пытаясь уснуть. Просто не хотела видеть окружающую реальность. Она была не многим лучше.
  -Ты стонала во сне, - негромко оправдался Константин, - Или... плакала?.. - вслух рассуждая, без улыбки выпалил он, - Я подумал, надо разбудить... - уже с сомнением буркнул он, - Что, не надо было?..
  Раздраженно сжав губы, я лишь неопределенно фыркнула в ответ.
  В беспокойной, рыхлой полудреме прошло еще какое-то время. Я очнулась, когда пикап замер, и стих гул мотора. Огляделась. Мы остановились на какой-то парковке. Одноэтажные строения вокруг, темные окна, рекламные вывески... "Мотель?.." - смутно соображая, поморщилась я.
  -Спи пока. Я пойду, узнаю, есть ли комнаты, - негромко буркнул Константин, выбираясь из машины.
  Хлопнула дверь. В ушах противно запищало. Комнаты?.. Зачем? Я думала, к утру мы будем уже на месте. Вроде бы так он говорил?.. А, пофиг..." В том состоянии, что я была сейчас - разбитая морально и физически - мне было уже действительно все равно. Позже пришла туманная догадка, предположение, которое я не преминула высказать колдуну, когда тот вернулся.
  -Ты "работаешь" только ночью? Поэтому мы здесь остановились?
  -Угу-м, - утвердительно промурлыкал он, помогая мне выбраться, - А еще потому, что ты скоро перегрызешь мне глотку, если не поешь и не отдохнешь. Хочется еще немного пожить, знаешь ли.
  Хмурясь на его извечно шутливое настроение, которое меня в самом деле сейчас дико раздражало, я все же сжала губы в снисходительной улыбке.
  Оставив меня в тесноватом номере, Константин вновь умотал куда-то, дав мне возможность приготовиться ко сну. Я обошла кровать. На ней едва ли могли уместиться два взрослых человека. По крайней мере, не касаясь друг друга. Повесив пальто на спинку единственного стула, стянула через голову свитер и нырнула под тонкое одеяло. Хотелось накрыться с головой, но я понимала, что таким образом не согреюсь. Даже в брюках было ужасно холодно. Возможно, озноб был нервным или сказался недосып. Колдун вернулся раньше, чем мне удалось заснуть снова.
  -Мерзнешь? - громко констатировал он, не боясь меня разбудить, - М-да, за такие деньги могли бы хоть тепловую пушку сюда поставить... - недовольно проворчал он, бросая на постель пару больших бумажных пакетов с вредным, но, что было для меня сейчас важнее, - горячим фаст-фудом.
  Подтянувшись к изголовью, я схватила один из них и с жадностью бродяги набросилась на еду, впихивая в себя единовременно нагетс, охапку фри и закусывая все это дело добрым куском биг-мага.
  -Ого! Ты хоть запивай... понемногу, - пристраивая свое пальто поверх моего, с умиленной ухмылкой заметил колдун, - Еще подавишься... Эвон как тебя твоя работа уморила.
  Я попыталась возразить, но и вправду едва не поперхнулась. Пришлось запить газировкой.
  -Да не работа, а ты! - прокашлявшись, буркнула я, морщась от пузыриков, щекочущих нос.
  -Да неужто, - шутливо сдвинул брови Константин, присаживаясь на свою половину постели, - Не хочешь ли ты сказать, что до встречи со мной жизнь твоя была прекрасна и безоблачна?..
  Я лишь скосилась на него, увлеченно пережевывая последний нагетс. Но желтые глаза уверенно улыбались мне, требуя ответа. Я отвела взгляд и коротко мотнула головой. Колдун довольно засопел, располагаясь у противоположной спинки кровати, и без лишней суеты приступил к трапезе, выуживая каждый сверток и выкладывая перед собой на одеяле, словно готовясь к какому-то обряду.
  -Хотя бы она была более или менее предсказуема... - словно в оправдание бросила я, рассуждая вслух.
  Снова усмешка.
  -Ты... в самом деле так считаешь?
  Чувствуя, как закипает злоба, я шумно выдохнула, ясно давая понять, что на данный момент лимит моего терпения исчерпан.
  -Не сердись, - проницательно смягчился Константин, - Мы оба прекрасно понимаем, что мое появление лишь послужило последней каплей в том мрачном сумбуре, коим тебя в последнее время так щедро одаривает Судьба.
  Я подняла глаза, внимательно вслушиваясь в каждое его слово. Второй раз за время нашего общения с этой странной личностью мне показалось, что он знает обо мне много больше, чем я.
  Набившись "быстро-кормом" до отвала, я откинулась обратно на подушку. Больше не трясло, но ноги все еще не согрелись. Константин прибрал с постели обертки, отрегулировал плотные жалюзи на двух узких оконцах и выключил свет. Я с замиранием сердца слушала, как он раздевается. "Странно, почему так волнуюсь?.. Я ведь досконально знаю, что скрывается под его одеждой!" - задумалась я, но, едва матрас ощутимо прогнулся под тяжестью колдуна, поняла, что именно потому и "волнуюсь". Он оказался совсем близко, такой горячий, такой... большой как скала. Перед носом мелькнуло широкое плечо. В сравнении с Константином, я ощущала себя ничтожно мелкой и хрупкой. Даже подалась чуть в сторону, едва не свалившись с края кровати, опасаясь, что этот верзила ненароком придавит меня, как кошку, пока будет укладываться. Но он обернулся и без лишних прелюдий сгреб меня в охапку, отыскивая под одеялом мои промерзшие конечности.
  -Пока не отогреешься, - не уснешь. Не уснешь - будешь разбитой и вредной всю ночь. Потеряешь много сил - после обряда можешь разболеться, - четко расписал перспективы колдун на мое нечеткое и довольно робкое возражение.
  -Разболеться?.. - ворочаясь в его крепких объятьях, переспросила я.
  -Запросто. Иммунитет то ослабнет, - горячо прошептал мне в затылок Константин, ослабив хватку, позволяя устроиться поудобнее, - Да и места тут, прямо скажем, не много. Согласись, так все же уютнее.
  Не то чтобы я согласилась, но и противиться не стала. На это уже просто не было сил. Перед тем, как я провалилась в сон, успела отметить трагикомичность ситуации, осознав, как мне хорошо и спокойно... в руках "темных сил".
  
  Несмотря на свою чрезмерную заботливость, колдун разбудил меня неосторожным движением, когда поднимался с кровати. Тяжелая голова, ломота в теле. Растирая красные глаза, я со стоном оторвалась от подушки. Поймав на себе взгляд Константина, отвернулась, пальцами прочесывая спутавшиеся, взъерошенные волосы. Не хотелось, чтобы он видел меня такой. Чтобы вообще кто-либо видел... Но ОН - особенно. Ведь именно по его вине я оказалась так далеко от дома, душа и всех прочих благ цивилизации. В отличие от меня, мужчине не требовалось много времени, чтобы прийти в себя. Оправив рубашку, он схватил пальто, сунул его подмышку и уже стоя на пороге бросил:
  -Собирайся и подходи к машине.
  -Угу, - отозвалась я на автомате, но обернулась, хмурясь от света фонарей, хлынувшего в комнату через открывшуюся дверь, - Погоди, а ключ?!
  -У меня, - кивнул Константин, вполоборота ко мне, не поднимая глаз, - Захлопнешь, когда будешь уходить. И не забудь ничего из своих вещей... - уже бормоча себе под нос, из-за двери закончил он.
  Оставшись в полумраке, я глубоко вздохнула, прогоняя смятение из-за неприятного дежа-вю. "Твой мужчина или нет... становится ясно только утром" - подумала я, отмечая его отчужденность и холодность. Возможно, подобное его настроение было связано с предстоящей работой, и Константин всего-навсего был сейчас сосредоточен на деле. По крайней мере, мне хотелось так думать. Отыскав в сумке расческу и косметичку, наскоро привела себя в порядок, натянула свитер, пальто и вышла. Стоянка выглядела оживленно. Вновь прибывшие постояльцы крутились у машин, кто-то курил у здания администрации, кто-то тащил тяжелую сумку к соседнему номеру. Я оглядела блеклое сумеречное небо, и нервно передернула плечами, осознав, что понятия не имею, где сейчас нахожусь, даже приблизительно. Как далеко от родного города забросила меня зловредная Судьба, я не знала, но задумалась почему-то только сейчас. Мне казалось, это не столь важно, в сложившейся ситуации, и ничего, в сущности, не изменит.
  У машины Константина не оказалось. Пришлось подождать его минут пять. Все бы ничего, если б от недосыпа меня не бил нервный озноб. Когда колдун подкрался сзади, и перед моим носом возник большой стакан с двойным эспрессо, я дернулась, едва не опрокинув кофе на себя, и чуть не отдавила Константину ногу.
  -С-спа... - сквозь зубы зашипела я, но опомнилась и разозлилась еще больше, - Благодарю, - поворачиваясь на каблуках в насмешливом реверансе, с эспрессо в руках, нарочито вежливо поправилась я, - Вы очень... любезны.
  Колдун покачал головой но, видимо, сделав скидку на мое состояние, ничего не ответил. Только открыл пассажирскую дверь, помогая мне забраться в пикап.
   По разбитым дорогам старого военного городка мы колесили не меньше часа. Лишь когда небо окончательно поглотили сумерки, на окраине, за сельскими домами, машина съехала на вязкую грунтовую тропу и, высветив фарами грязную, помятую "Мазду" лохматого года, остановилась. Я пригляделась. Тонировки на стеклах не было, и мне показалось, за рулем женщина. Не молодая, тучноватая, ярко накрашенная. Константин вышел, чтоб встретиться с заказчицей, и дама вышла навстречу. Мне не показалось. Эта мадам, в возрасте еще более почтенном, чем ее авто, щурилась в холодном свете ксеноновых фар пикапа и воровато озиралась по сторонам. Очевидно, ей не хотелось, чтобы кто-то из местных увидел ее в подобной компании в столь поздний час. Меня она не заметила. И без того подслеповатые глаза не могли различить за ярким светом маленький женский силуэт в темноте салона. Я перевела внимание на колдуна. Он был немногословен. Махнув женщине на дорогу, а потом на свой пикап, он, видимо, поручил ей показывать нам путь, и вернулся за руль. Бросил на меня короткий взгляд, подметил, что я окончательно проснулась, и заулыбался сам себе. Мне это его веселье сразу не понравилось.
  -Что сегодня за "дело"? Кто она?.. - скучающим тоном поинтересовалась я.
  -Хмм. Это? - он кивнул на маячащий впереди, заляпанный зад "Мазды" - Черная Вдова.
  Я переглянулась с колдуном и недоуменно скривилась.
  -Вдова? Значит... мужа ее поднимать что ли будем?
  -Угу-м, - довольно протянул демон.
  -Зачем?
  -Да все за тем же.
  -Деньги?
  -Да. Незадачливый супруг, похоже, отправился в мир иной слишком внезапно. Не предупредил... о своей кончине женушку.
  -И-и-и?
  -Не предупредил и не оставил код от сейфа, - всплеснул руками Константин в наигранном сочувствии, - Что ж теперь бедняге... по миру идти?!
  Я презрительно хмыкнула, глядя во тьму в окне, но чувствовала, что это еще не конец истории.
  -И не беда, что сама же она его на тот свет и отправила, - продолжил колдун, подтверждая мои догадки, - Нечего было "по молодухам" шляться.
  Скосилась на него, пытаясь понять, действительно ли он сам так считает. "Неужели солидарен с ней?!" Но желтые глаза ответили мне холодной насмешкой.
  -Ты ненавидишь и презираешь весь людской род, верно?.. - сощурилась я, - Не мудрено, если тебе регулярно приходится общаться с подобными персонажами. Но... не все же такие!
  -Не все, но большинство, Саша... - печально отозвался демон.
  -Чего ж ты тогда с ними работаешь? Тоже из-за денег?.. И только?!
  -Не только... - под нос себе хмыкнул Константин, но на этом решил закрыть тему.
  Да и мне не очень-то хотелось ее продолжать. Я давно поняла, что переубеждать колдуна в чем-либо - бесполезное и крайне неблагодарное занятие. А вникать в его планы - мало того, что неприятно, и вовсе, как мне казалось, опасно.
  
  В первом часу мы добрались до полузаброшенного сельского погоста. Женщина, вооружившись фонариком, встала перед пикапом. Константин завозился в большой дорожной сумке. "Пора" - глубоко вздохнула я и, сжав волю в кулак, принялась откатывать рукав, утешая себя мыслью о том, что все это скоро закончится, и я, "с чувством выполненного долга", смогу вернуться домой. Но демон лишь бросил на меня недовольно-вороватый взгляд, затем скосился на заказчицу и вновь зарылся в свой кожаный кофр, едва ли не с головой.
  -Потерял чего?.. - сквозь нервную усмешку фыркнула я.
  -Угу... - раздраженно отозвался он, - Ничерта не вижу! - взорвался колдун, включая свет в салоне.
  Я потерла глаза, а когда открыла их вновь, обнаружила, что фигура за лобовым стеклом явно оживилась. Едва не улегшись пузом на капот, вдова вперила свои злобные зенки в меня, возмущенно что-то ворча. Слов было не разобрать, но истеричные нотки в интонации угадывались отчетливо. Я приготовилась к скандалу. Однако Константин был спокоен, как танк. Заметив неуклюжую суету мадам за окном, он молча проводил ее взглядом и приоткрыл дверь, ожидая приближения этой "локальной бури".
  -Я не поняла, это ЧТО, вообще?! - тыкая в меня пальцем, нагло-мерзким тоном вопросила вдова, - Договорились же, никаких посторонних. А он взял, и девку свою притащил!
  Вблизи она оказалась еще неприятнее. Желтоватые с красноватыми ниточками сосудов белки, пошловатая алая помада (видимо в цвет глаз подбирала), химически завитые, и сожженные тем самым, соломенные пряди, торчащие змеями во все стороны, нос картошкой - эдакая Медуза Горгона предпенсионного возраста. Я скосилась на колдуна, ожидая его реакции. Тот выждал паузу, позволяя женщине спустить пар, закурил отысканную в кофре папиросу, с недоброй улыбкой оглядел сельское кладбище и, приметив, что "Медуза" подостыла, вышел из машины, оттесняя эту бешенную назад.
  -Скажите, Лидия... много ли вы знаете о Смерти? - вполголоса начал Константин, с философским видом глядя на звезды.
  Женщина отпрянула от широкоплечего демона, топорща редкие брови, шлепая губами, как рыба, немея от возмущения. Ей хотелось сказать "Какого черта?!" или "Пошел ты со своей болтологией!", но настроение колдуна заставило ее задуматься о собственной безопасности.
  -Знаю. Чего надо - знаю. А больше мне и нахер не надо, - злобно отмахнулась она, но сделала еще шаг назад, выдавая свою настороженность.
  -Не сомневаюсь, - развеселился колдун, оборачиваясь к ней, - С аспектами перехода из состояния Жизни в состояние ей противоположное вы знакомы не понаслышке... - с наигранной похвалой развел руками он.
  Лидия скривилась, бросила на меня вороватый взгляд, распахнула рот, намереваясь, видимо, возразить, но Константин продолжил.
  -Ну а... что есть Смерть, с точки зрения вашего мужа, Лидия?.. - колдун повел рукой в сторону могил, предлагая ей осмотреться, - Я подскажу. Ответ кроется в самом названии покойника.
  -П-покой?.. - неуверенно фыркнула дама, но эмоции вновь переполнили ее, - Вот и, позвольте, какого черта! вы притащили сюда...
  -ПОКОЙ! - рявкнул демон так, что земля под ногами Лидии дрогнула, а у меня перехватило дыхание, - Вечный Покой! И никому не позволимо орать здесь, в царствие Покоя! - хрипло, неистово выплевывая слова ей в лицо, разразился Кат-хаар, краснея от негодования.
  -Но... - попыталась возразить растерявшаяся "Медуза", неуверенно махнув в мою сторону.
  -Эта девочка никак не потревожит души спящих и не смутит своим присутствием Виктора, - качнул головой Константин чуть спокойнее, - Разве что тебя... своей молодостью и красотой, - колко заметил он, - Но, если ты еще хоть раз дашь волю голосовым связкам, пеняй на себя, Лидия... Брошу все, как есть, и разгребай сама, что заварила. Хочешь такой перспективы?..
  Лидия замотала головой, хлеща себя кудряшками по щекам. Демон, удовлетворенный результатом своей поучительной лекции, сдержанно улыбнулся и жестом пригласил вдову к месту будущего ритуала.
  Равно как и в прошлый раз, едва начались раскопки, я отвернулась и попыталась абстрагироваться, мысленно создав непроницаемый кокон вокруг себя. И мне почти удалось. Негромкие звуки джаза, пряный аромат освежителя... Глухой щелчок открывающейся двери вышиб меня из защитного транса в одну секунду.
  -Лазарева, просыпайся.
  Вскинулась на запыхавшегося демона. Без пальто, в одной рубахе с закатанными по локоть рукавами. Его огромные плечи вздымались тяжелым дыханием, на лбу мерцали капли пота, на руках вздулись темные вены. Потирая натруженные ладони, колдун кивнул мне на выход.
  -Куда? Зачем? - растерялась я, не понимая, почему бы ему не взять то, что нужно для ритуала здесь, в тепле и комфорте.
  -Выходи, сказал, - на пониженных тонах рыкнул Константин.
  Все еще смутно надеясь на его благоразумие, я приоткрыла дверь и соскользнула с сиденья... в мягкую грязищу, замешенную колесами пикапа. Колдун направился ко мне, обходя машину.
  -Что ты задумал?.. - с тревогой вглядываясь в его непроницаемую мину, попыталась выяснить я, подавляя в себе малодушное желание отступить назад. Впрочем, сапоги так прочно увязли в глине, что мне едва бы это удалось.
  -Пойдем, - вместо ответа вздохнул Константин, подцепляя меня под локоть и помогая выбраться из грязной каши.
  -Туда?! - опомнилась я, тыкая свободной рукой в сторону темного женского силуэта возле кучки свеженакиданной земли, - Нет... Погоди! Мы так... не договаривались! - упираясь ногами в вязкую осеннюю листву, запротестовала я, но это мало чем помогало - демон уверенно волок меня к раскопанной могиле, стиснув свою цепкую клешню на моем предплечье, - Пусти. Я... не могу. Не хочу... Ну, пожалуйста... - повиснув у него на плече, взмолилась я, чувствуя, как, по мере приближения к мертвецу, к горлу подкатывает паническое удушье, уткнулась лицом во влажную от пота рубашку. Константин притормозил, обнимая меня, погладил по спине и уложил ладонь мне на макушку.
  -Я рядом. Чувствуешь?.. - шепнул он, - Бояться нечего. Что бы ни произошло, я все контролирую. Слышишь?.. Подними глаза.
  Я отвлеклась от плеча колдуна, ощущая, как по затылку от его руки разливается умиротворяющее тепло, проходит по всему позвоночнику, согревая и возвращая уверенность. Магия, всего лишь иллюзия, созданная демоном для облегчения задачи. Где-то в глубине души я понимала это, но влияние Константина над моим разумом было столь велико, что, даже разгадав его манипуляции, я не смогла противиться. Я действительно поверила, что рядом с ним безопасно.
  Вдова бросила на меня короткий взгляд и вновь уставилась в разверзшееся жерло Царствия Мертвых. В отличие от меня, Лидии колдун ничего не внушал, и женщину заметно потряхивало от нервных судорог. Обхватив себя за плечи, она старалась унять этот тремор, но, едва Константин спрыгнул вниз и склонился к гробу, негромко выругалась и отвернулась.
  -О! Свежачок! - радостная реплика из ямы заставила вздрогнуть, пожалуй, нас обеих, - Так я и думал, - выбираясь на поверхность, колдун довольно потер руки, улыбаясь мне, - Говорил же, ничего криминального. Он как огурчик!
  -Константин, пожалуйста... - нахмурилась я.
  -Что? - пожал плечами кудрявый демон, строя невинные глазки.
  Вместо ответа я указала ему взглядом на несчастную супругу покойного.
  -Я тебя умоляю, - скривился Константин, качая головой, и даже не обернулся, совершенно не заботясь состоянием Лидии.
  Та стояла метрах в трех от ямы, я - у противоположного края, чуть дальше. Колдун выудил из кармана какую-то склянку с кисточкой и принялся чертить мутноватой, вязкой жидкостью какие-то кабалистические закорючки, прямо на надгробии. Не смотря на то, что мраморный постамент был идеально отполирован, жидкость не растекалась по поверхности, а почти мгновенно сохла, на глазах становясь светлее. Когда Константин закончил и отошел, любуясь своей мазней, как заправский художник, я не выдержала.
  -Может я... все-таки в машине подожду?
  Мужчина бросил на меня многозначительный взгляд и сначала вообще ничего не ответил. Потом, еще раз оглядев свой "шедевр", потер ладони и прогулочным шагом двинулся в мою сторону, закопался в кармане.
  -Угомонись, - раздраженно буркнул он, протягивая руку, чтобы заполучить мою ладонь.
  Я беспрекословно исполнила его безмолвную просьбу... или приказ?.. Думать об этом не хотелось. Подчиняясь обстоятельствам, я лишь выбрала наименьшее зло, осознав, что ссориться с колдуном не стоит. "Он в любом случае получит свое. Вопрос только в том, чего мне это будет стоить..." Пользуясь своей неограниченной властью, Константин ей сегодня злоупотребил, острым кортиком рассекая мне ладонь вдоль, почти до самого запястья, ни то в назидание, ни то потакая своей природной кровожадности, но я мужественно вынесла испытание, не издав практически ни звука. Лишь задышала глубже и чаще, громко сопя, хмурилась, но держалась. Демон потянул меня к памятнику, и пришлось плестись за ним, не глядя под ноги, спотыкаясь. Я старалась смотреть на пикап. Он сейчас символизировал для меня конец мучений, спокойствие и вожделенную дорогу домой. Кровь сочилась из пореза, щедро орошая могильную плиту и жутковатые рисунки на ней, но Константину показалось мало. Сдавив запястье, он "выжимал" меня до последней капли, и это уже было невыносимо больно. Я всхлипнула.
  -Все, все... - довольно ласково шепнул этот изверг, отпуская занемевшую руку, и отвел меня чуть в сторону, обратно, на "безопасное", как мне хотелось верить, расстояние. Получив от него очередной белый платок, я сразу сделала себе в мозгу заметку: "Не отдавать колдуну! Спрятать потом и выбросить. Сжечь! Лишь бы не попал к нему в руки снова..."
  Далее следовала "текстовая" часть ритуала. Минут пять над погостом звучал низкий, размеренный голос колдуна, грубые шипящие звуки, требовательная интонация, но ничерта не понятный, незнакомый мне даже отдаленно, не похожий ни на что, пугающий диалект. Он порождал в душе неясные оттенки тревоги, глубинной, первобытной, словно не я сама боялась, не моя физическая оболочка, а внутреннее естество, та часть меня, что во многих трактатах о происхождении человека считалась бессмертной. Холодный баритон с металлическим привкусом рассекал ночную тишину этого мрачного места, словно лезвием нарезал пространство на лоскуты. Я ощутила это почти буквально, когда прохладный ветер вдруг стих, сменясь удушливым штилем, воздух сгустился, и стало трудно дышать. Константин, не оборачиваясь, жестом призвал меня подойти ближе. Следуя его воле, я шагнула вперед, но в горле встал ком, а голова пошла кругом, ни то от волнения, ни то от недостатка кислорода.
  -Е-ще бли-же... - хмурясь, негромко протянул колдун, словно боясь спугнуть кого-то.
  Я инстинктивно огляделась вокруг, пытаясь увидеть привидений или хоть что-то похожее на них, но ничего необычного не заметила.
  -Так, - останавливая меня за плечи и подводя спиной к самому краю ямы, одобрительно кивнул Константин, и, рассеивая мои опасения, снисходительно улыбнулся, глядя, как расширяются мои зрачки, отступил чуть в сторону.
  -Hec-tih! - провозгласил он, и вернулся ветер, неясно откуда, со всех сторон сразу, усилился, взметая ветки, листву и землю. Удерживая волосы, я обхватила голову руками, прижимая мечущиеся локоны к вискам, сдавила, зажмурилась... и вновь это чувство! Будто какая-то невидимая угроза нависла над головой, прямо надо мной, близко... то же чувство безысходности, но во сто крат сильнее.
  -Pumheqwa, hectih cho tumpedocrahar! - отдал очередной приказ колдун неизвестно кому.
  Ветер внезапно задул четко в одном направлении - мне в лицо, как если бы нечто огромное неслось сейчас прямо на меня. В ужасе распахнув глаза, я успела лишь смутно разглядеть молочно-белые потоки дымки, стремящейся ко мне закрученным вихрем. Сильные руки обхватили плечи и в последний миг утянули меня в сторону. Вихрь пронесся мимо, выстрелил молнией, исчезая во мраке разоренной могилы. Снова все стихло. Я украдкой глянула на Константина и скосилась на Лидию, нервно выбирая из волос сухие листья. Некромант горделиво сложил руки на груди и безмятежно завис в режиме ожидания. Вдова же таращилась в темную яму, едва заметно отступая назад, и откровенно пугала меня своим поведением.
  -Мадам, ну что же вы?.. - с издевкой хмыкнул колдун на ее замешательство, - Нешто передумали?.. Так уже поздно, - он шагнул к яме, - Эй! Капитан! Поднимайся...
  Как и Лидия, я первую минуту думала - он шутит. Не смотря на зрелищность обряда, все еще не верилось до конца, что ЭТО произойдет на самом деле. Но вот из ямы донеслась какая-то возня, шелест... глубокий вдох с неприятным присвистом. Хотелось броситься бежать, но ноги от колен до самых стоп стали ватными и едва держали.
  -Имя! - прогремел Константин.
  -Ва... увв... - сипло послышалось в ответ, - Ви...
  -Назо-ви сво-е и-мя! - требовал колдун, хотя казалось, хочет слишком многого от существа, которое заново учится говорить.
  -Вик-кхх... тор, - наконец изрек сиплый голос.
  -Хорошо, - довольно сощурился Константин, тщеславно оглядывая "зрителей", то есть нас с Лидией, - Встань, Виктор! Кое-кто хочет с тобой поговорить.
  Вслед за вдовой, я начала медленно пятиться назад, к дороге, решив, что моя "миссия" выполнена и в дальнейшем мое присутствие совершенно не обязательно, но колдун заметил попытку бегства, будто спиной почувствовал.
  -Сто-ять, - сквозь зубы рыкнул он, вполоборота ко мне, и мои ноги словно вросли в землю, опять предавая меня.
  -Черт... - с досады фыркнула я.
  -Не поминай, - с призрачной улыбкой заметил кудрявый демон, - Вот явится... что с ним делать?..
  Я проигнорировала вопрос, понадеявшись, что он риторический, а колдун продолжил обряд. За плечо подводя обескураженную вдову к воскресшему супругу, он повторил свой приказ, и на поверхности показалась... сперва усохшая, жилистая ладонь. Загребая землю в горсть, капитан изо всех сил старался подняться на некрепкие ноги. По счастью, так, держась за край могилы, он и остался стоять, показавшись на поверхности лишь до середины торса. Зеленоватый мундир, звездочки, ордена. Военного похоронили при полном параде, не оставив на память ни единой награды. Посеребренная, но еще не седая голова, темные брови, волевой подбородок. В полутьме и на приличном расстоянии мне, по счастью, было трудно разобрать детали, но в целом образ покойника оказался на удивление аккуратным и даже строгим. Лишь темнеющие круги под глазами и ввалившиеся щеки выдавали прискорбное состояние мирской оболочки капитана.
  -Витенька... - с трагичным надрывом выдохнула вдова.
  Однако ее супруг отреагировал на знакомый голос довольно враждебно. Вскинув на Лидию ошеломленный взгляд, капитан распахнул рот, но передумал отвечать и просто стиснул зубы. Брови сошлись к переносице.
  -Ты кто т-такой? - обратился он не к Лидии, а к Константину, - Оче-редной ее трахарь... опла-ченный мои-ми день-гами?.. - ему все еще трудно было выдавливать слова из груди, но эмоции захлестнули капитана.
  -Я твой Господин! - властно, горделиво и безапелляционно ответил колдун, - Повелитель Мертвых.
  -М-мертвых?.. - заметно дрогнул немолодой офицер, - Я чего... у-умер?.. - он обернулся к жене, но та едва могла дышать, и явно не в состоянии была сейчас ответить ему.
  -Да, - растерянно бросил Константин, явно не рассчитывавший, что ему придется объясняться, вместо виновницы сей "оказии", - Вероятно... инфаркт, - вслух предположил он, отводя глаза, - Сердечко-то слабое было... надорванное уже не раз...
  -Да... да, - печально вздохнув, закивал капитан, - Ну... а здесь я чего тогда?.. - задал он на удивление резонный вопрос.
  -Говори с ним мягко и ласково, - склонившись к напуганной до полусмерти Лидии, сквозь зубы процедил колдун, - Он не помнит или не знает. Не дай ему повод...
  Женщина кивнула, взяла себя в руки и с твердой решительностью шагнула к краю могилы. Константин махнул было по воздуху, пытаясь ее остановить или придержать, но передумал, оставил как есть. Вдова начала давить на жалость, плакать и упрашивать рассказать ей секретную комбинацию. Уверяла, как ей плохо живется без любимого мужа, и как тяжело растить теперь дочь. Капитан же трагично хмурился, но все чаще брезгливо морщился на ее неискренние, истеричные рыдания. Наконец, наслушавшись этой ахинеи, Виктор оборвал супругу на полуслове:
  -Хватит! Ты чего, из могилы меня достала, чтоб вообще до копейки обчистить? Дачи, хаты в центре, счета в банке... мало, Лида?! Да ты просто зажравшаяся, одуревшая от бабла и трахарей свинья! - темнея прорычал он.
  -Да дело не в деньгах, Витенька... - размазывая жирные потеки туши по щекам, всхлипнула она, пытаясь себя оправдать, - Там же брошка твоя... Та что от матери... Память...
  -Па-мять?! - окончательно взбеленился капитан, и колдун едва заметным жестом скомандовал мне по-тихому отступать, - Ты ж меня заказала... - сверкая глазами от злости выпалил он со злорадной улыбкой, - Но даже щас не оставила в покое. С того света достала! Чтобы ПАМЯТЬ обо мне была?!
  Лидия хотела возразить, отболтаться, но Виктор не желал больше слушать ее вранье. Не успела женщина опомниться, как две жилистые руки схватили ее за лодыжки и потянули вниз, в могильную грязь. Я закрыла лицо руками и сквозь ладони вскрикнула. О том, что уже можно и НУЖНО отступить подальше к дороге или забраться в машину, я почему-то даже не вспомнила. Происходящее ввело меня в такой ступор, что я, казалось, даже головы не смогу повернуть. Лидия визжала, неуклюже барахтаясь в яме, а чуть погодя начала хрипеть. Я с ужасом скосилась на Константина, не понимая, почему он до сих пор ничего не предпринимает. Поймала его холодный взгляд и поняла, что он вполне предвидел подобное развитие событий, но предоставил Судьбе шанс наказать алчную женщину. Однако смерть заказчицы в планы Константина явно не входила, и он направился к яме.
  -Эй! - грозно одернул он капитана, и, пользуясь его минутным замешательством, ухватив Лидию за плечо, одним махом выдернул ее, еле живую, на поверхность.
  Женщина с пунцово-синим лицом свалилась на землю и, долго откашливалась, держась за едва не переломанное горло. Виктор же, подобно зомби, начал выкарабкиваться из могилы, чтобы догнать и добить "любимую супругу", но едва он высунулся на поверхность более чем по пояс, знаки на надгробии вспыхнули голубоватым светом, и Виктора словно шарахнуло током. Мужчина конвульсивно дернулся несколько раз и, обессиленный, сполз обратно в яму.
  -Тебе запрещено покидать свою территорию. Забыл предупредить... - с приглушенным сочувствием прокомментировал Константин.
  -Я убью ее! Убью! С собой приберу... - драл горло от злости капитан, но, устав орать, хрипло взмолился, - Убери ее...
  -Проще будет уйти тебе, - подходя к самому краю, печально ответил колдун, явно проникшись состраданием к мужчине, - Tres-lix! - прогремел он, сотрясая ночное небо, но, едва поднялся ветер, резко обернулся, тревожно хмурясь.
  -Ты здесь еще?.. А ну, в машину, быстро!
  Я очнулась. Сорвалась с места и, преодолевая бьющий в лицо поток, устремилась к дороге. Ноги вязли в земле, словно это место желало удержать меня, но я наконец-то добралась до пикапа, влезла на сиденье и захлопнула дверь. Все стихло. Как будто и ветер в тот же миг прекратился.
  Я наблюдала, как Константин наводит порядок, возвращая земле то, что принадлежит ей. В это время вдова все еще приходила в себя, медленно вышагивая взад-вперед, но, едва колдун закончил и направился к машине, резко "ожила" и бросилась за ним вдогонку. Константин сделал вид, что вовсе ее не замечает. И лишь когда он сел за руль, а женщина вцепилась в дверь пикапа, мешая ее закрыть, демон не на шутку разозлился.
  -Я заплатила! Закончи работу! - истерично надрывала охрипшее горло Лидия, - Ты не можешь уехать так! У нас сделка!
  -Слушай ты!.. делец... - рыкнул колдун, распахивая дверь, и встал перед ней во весь свой немалый рост, - Свою часть работы я выполнил. Все остальное - не мое дело.
  Вдова ошарашено моргала на него, но все же решилась оспорить позицию Константина, хотя тот уже вернулся в машину, хлопнул дверью и завел мотор.
  -Да, но я не получила, что хотела. И ты не получишь... вторую часть... - сунувшись в открытое окно, сощурилась она, изображая коварство.
  Колдун, глядя на дорогу, отнял правую руку от руля и выставил перед лицом неуемной Лидии.
  -Вижу, ты так и не прониклась сущностью Смерти... - негромко вздохнул он, и пальцы заметно напряглись.
  Женщина побледнела и внезапно... раздвоилась. Я забыла, как дышать. Тело Лидии обмякло, закрыло глаза, выражая смирение перед Вечным Покоем. На переднем плане, вблизи открытой ладони Константина, мерцала ее "проекция", сотканная блеклой дымкой, словно голограмма Лидии. Ошарашено моргая, она уставилась на колдуна, скосилась на меня, пытаясь понять, что произошло, отследила мой оцепеневший взгляд и обернулась... на собственное тело.
  -Что... Что ты сделал?! Что это?!!! - раздался приглушенный ужасом вопль вдовы.
  Я же пыталась понять, как держится на ногах ее бездыханное тело и почему не падает?!
  -Это Она... Лидия, - с блаженной улыбкой отвечал Константин, - Прочувствуй ее... Осознай и запомни... каково быть в ее холодных и цепких объятьях.
  -Верни... - взмолилась женщина, - Я все поняла. Я отдам... день-ги. От-дам все, что у меня есть, только верни меня... назад.
  -Эх... Нихрена ты не поняла, - печально отвел глаза колдун, но все же подал ладонь чуть вперед, подталкивая душу обратно, отпуская ее, - Оставшуюся часть оговоренной суммы переведешь на мой электронный счет, не позднее чем через три дня, - сказал он уже "пришедшей в себя" Лидии, - И не пытайся больше нанимать некромантов. Ты ничего не добьешься. Только проблем себе наживешь.
  Он ткнул кнопку на панели, и стекло медленно поехало вверх. Машина тронулась, а я, кажется, только теперь выдохнула. Села ровнее, отвернулась к окну и долго вглядывалась в темень, пытаясь осмыслить и переварить все, что совершилось на моих глазах. Константин оборачивался время от времени. Вероятно, чувствовал мое нервное напряжение. Но я не могла ничего с собой поделать. Страх перед ним, теперь еще более глубокий, лишь укреплялся во мне с каждым подобным "трюком". А еще он впервые сам, вслух произнес это слово - "некромант", что, судя по всему, повысило в моем сознании степень серьезности происходящего фарса.  []
  Пустынная ночная трасса, ровная скорость, приглушенный шум колес, тепло. Обстановка располагала к отдыху, но мне было не до сна. Хотелось заговорить, задать множество вопросов, чтоб не сойти с ума от собственных догадок и предположений, а на горло словно что-то давило, не давая вымолвить ни слова. Даже повернуться и посмотреть на Константина с какого-то момента стало непреодолимо тяжело. "А смысл?.. Он опять будет смеяться надо мной. Ничего хорошего не скажет. Это, похоже, не в его правилах... А гадость какую-нибудь обязательно ляпнет. Не хочу. Уж лучше туманные догадки, чем четкая, но мерзкая правда..." Сердце замерло и ухнуло куда-то вниз, а рука, ощутившая прикосновение, занемела до плеча, от неприятного холодка, прокатившегося волной по коже. Я конвульсивно обернулась.
  -Опять не спится?.. - с несерьезным упреком усмехнулся колдун, добродушно щуря лукавые глаза.
  -Угу, - мрачно протянула я, - Да я и не пытаюсь. После такого... на хорошие сны можно не надеяться.
  -"Такого"! - передразнил он, - Да брось. По-моему, все отлично прошло. Что касается тебя, так ты вообще умница.
  -Это сарказм?.. - неуверенно скривилась я, настороженно скосившись на демона.
  -Нет, - почти перестав улыбаться, покачал головой он, - Ты держалась достойно, до самого конца. В отличие от мадам капитанши...
  -Ну, если сравнивать с ней, то наверное! - грустно посмеялась я.
  Константин ответил сдержанным хихиканьем. Я облегченно выдохнула и уже смелее посмотрела на него.
  -Можно... задать вопрос?
  Колдун встретился со мной глазами и недоуменно поднял бровь.
  -С каких пор тебе на это требуется разрешение?..
  -Не знаю... - поникла я.
  Широкая ладонь накрыла мои сложенные на коленях руки, согревая.
  -Са-аш... - ласково позвал демон.
  -М-м-м? - отозвалась я, нервно сжимая колени.
  -Ты думаешь, я - Зло?.. Считаешь, я был не справедлив с этой... престарелой нимфоманкой?
  Я замотала головой, но по-прежнему упрямо глядела перед собой.
  -Тогда что с тобой? - мягко, но настойчиво допытывался Константин.
  -Ничего. Все нормально. Устала просто... - морща лоб, попыталась убедить его я.
  -Ведь я действительно выполнил свою работу. МЫ выполнили, - продолжил гнуть свою линию колдун, - А то, что ей не удалось ничего от него добиться, меня лично не удивляет. Было бы странно, если б человек в здравом уме поддался на ее уговоры, после того, что она с ним сделала.
  -Выходит, ты взялся за работу, заранее зная, чем все это закончится? - с осуждающей усмешкой уточнила я.
  -Не то чтобы зная наверняка... Предполагая, - самодовольно согласился он.
  -Довольно жестоко... - негромко заметила я.
  -Ты полагаешь?.. - скривился демон в невинной гримасе, - А по мне, так вполне справедливо. Я не позволил ему свершить возмездие ТОЛЬКО потому, что она платит мне за работу, а безопасность заказчика для меня - превыше всего.
  -Хм... Мне казалось, "профессионалы" должны быть хладнокровны, - вслух подумала я, - Или хотя бы соблюдать нейтралитет.
  -Хм, - дразнясь, отозвался Константин, - Моей "квалификации" вполне достаточно, чтобы его не соблюдать, - высокомерно отчеканил он, - А хладнокровие, равнодушие... Знаешь, наверное, это не мое, - возвращая на лицо извечную шкодливую улыбку, подытожил желтоглазый демон, рассеивая дымку напыщенной таинственности, которую сам же и напустил.
  -Безопасность заказчика, говоришь?.. - припомнила я, - Похоже, у моей жизни цена в разы ниже. В самом деле, сколько может стоить жизнь жертвенного барана... - ворча себе под нос, отвела глаза я, скорее просто рассуждая вслух, чем предъявляя претензии этому узурпатору.
  -О чем это ты? - недобро понизил голос Константин.
  -О том, что ты использовал меня как приманку. Или думал, я не пойму?..
  -М-да. Недооценил, - злорадно хмыкнул колдун, виновато скалясь, - На самом деле тебе ничто не угрожало. По крайней мере, твоей жизни. Безопасность партнеров для меня, чтоб ты знала, еще важнее, чем клиентов. Нам ведь еще работать...
  -"Парт-неров"? - поперхнулась я.
  -Ну компаньонов, подельников... Как тебе больше нравится. Уж точно не баранов. Ты, конечно, очаровательно кудрява... - он сверкнул глазами, одарив меня обольстительной улыбкой, - Почти так же очаровательно, как я. Но на овцу, прости, не тянешь. Слишком разумна для этой роли.
  -Уф. И на том спасибо, - надменно фыркнула я, но опомнилась, - Блин, опять...
  -Да ладно уж, говори, как привыкла, - великодушно разрешил Константин, - Я понял, что переучивать тебя бесполезно. Слишком глубоко въелись эти "паразиты", а выкорчевывать то, что уже на генетическом уровне, увы, не в моих силах.
  -Почему ты так не любишь это слово? - не удержалась от расспросов я, как говорится, "раз пошла такая пьянка".
  -Не люблю?.. Хмм. Дело не в Любви или Нелюбви, моя дорогая. А, как я уже говорил, в исконном значении. Оно предполагает, что тебе желают Спасения Господа, спасения твоей Бессмертной Души от... Грехов или Страшного Суда, или Искушения. А моя... Сущность в оном не нуждается.
  
  
  Утром воскресенья мы вернулись в Москву. Завалившись домой, я первым делом приняла горячий душ, едва не уснув в нем стоя, выползла, взяла телефон, чтобы позвонить Сергею Михайловичу, узнать последние новости, но едва опустившись на кровать, отключилась, с трубкой в руках. В машине толком поспать так и не удалось, а организм работал на последних резервах. Очнулась через несколько часов, от громкого, резкого звука - телефон в моей ладони зазвонил.
  -Да, Сергей Михал...ч... - спросонья пробормотала я, закрывая слезящиеся от света глаза обратно. Почему я была уверена, что это он? Наверное потому, что сквозь сон все еще мысленно "звонила" ему.
  -Не, Саш. Эт я. Привет, - послышалось из трубки знакомым голосом. Таким знакомым, что сон вмиг рассеялся, как дым. Я оторвала голову от подушки, растерянно озираясь в сумеречной комнате.
  -При-вет... - нервно выдохнула я, сдерживая дурацкую улыбку, - Ты чего это?..
  -Спишь что ли? Соня. Вечер уже. В выходной-то оно, конечно, святое дело, но... Есть предложение провести его остаток повеселее.
  -У... - я потянулась, еще раз оглядела комнату, встала, выглянула в окно на золотой осенний парк, - Кость, это точно ты? - грустно усмехнулась я, с трудом анализируя информацию.
  -Ну да. А ты кого-то другого ждала? Я не вовремя что ли? - с ощутимой обидой фыркнул голос, и тут же повеяло холодом, хорошо знакомым мне и таким ненавистным.
  -Да нет, нет, - поспешила оправдаться я, - Просто не проснулась еще.
  -Кстати, а кто такой "Сергей Михалыч"? - с несерьезным упреком, уже с улыбкой поинтересовался он, и я вернулась в реальность.
  -Блин... Надо ж позвонить! Расскажу. Ты... встретиться хочешь? Я тебе столько всего расскажу, не поверишь.
  -О-кей. Давай через часик на нашем месте.
  

Глава пятая.


  Первый вечер ноября выдался на удивление тихим, но довольно прохладным. Осенняя хандра неумолимо поглощала природу, обгладывая мокрые деревья, облекала город в сумеречно-пасмурный саван. День становился все короче, а небо - все ниже.
  Получив от врача сухой отчет "состояние без изменений", я на автомате привела себя в более или менее божеский вид и шагнула за порог, навстречу своей несчастливой Любви, назад, в цепкие лапы ненавистно-милого прошлого. Впрочем, я думала, что хуже уже быть не может, и от этого свидания ждала только положительных эмоций. Костик, не смотря ни на что, по-прежнему оставался для меня самым близким человеком, а мне сейчас очень нужен был совет или хотя бы сочувствие. К тому же... мне всегда казалось, он знает, чувствует, что у меня внутри, будто между нами есть невидимая ниточка, "космическая связь", по которой даже легкая тревога, даже самое незначительное смятение передается вибрацией другому. По крайней мере, со мной было именно так. Что бы с ним не происходило, я всегда интуитивно чувствовала, предугадывала, сопереживала... Когда-то Костик говорил, что ощущает нечто подобное и тоже за меня волнуется. В самом деле, было пару раз, что он звонил в самый нужный момент и почти оттаскивал меня от "края пропасти". Сейчас я была не на краю, а в самом жерле, в затянувшемся полете в Черную Бездну.
  Мы шли по опустевшему парку, в свете оранжевых фонарей. Я куталась в пальто, прятала руки в рукава и то и дело шмыгала носом. Сырой ветер и небольшой морозец, прихвативший лужи, были не лучшими спутниками на свидании, но все это меркло и отступало на задний план. Сейчас мною владела эйфория. Будь хоть потоп, я не свернула бы с пути и не стала бы прятаться от немилостивой погоды. Костик слушал меня, сжимая губы в сочувственно-нервной улыбке, а я держала его под руку, чувствовала его тепло и лепетала без умолку, с такой скоростью, что парень едва улавливал суть. Я торопилась. Хотелось рассказать все, передать свои чувства, переживания. Ведь с некоторых пор время для нас бежало неумолимо, и я боялась не успеть "надышаться"...
  -Ты... уверена, что тебе все это не показалось? - недоверчиво хмурясь, уточнил Костик, - Ну, может, просто головой сильно приложилась?..
  -Нет, - с печальной усмешкой, уверенно отвечала я, - Не так сильно, чтобы месяц подряд такие "галюны" ловить.
  -И че, прям некромант? Может экстрасенс просто мощный. Гипноз там, и все такое?
  -Может... - я пожала плечами, устав доказывать ему, что еще в своем уме. К тому же, я сама уже была в этом не вполне уверена, - Одно ясно: я в полной жопе.
  -М-даа... - протянул Костик, приобнимая меня за плечи, по-дружески стискивая в утешительных объятьях, - Ну а... как он тебе вообще?
  Я скосилась на парня, пытаясь уловить скрытый смысл сего намека и столь резкой перемены темы.
  -В каком... плане?
  -В этом, - кивнул он, - Как он? Лучше меня?
  Я отвернулась, вглядываясь в сумеречный лес.
  -Колдун, некромант... эзотерическая сущность, демонический принц, - продолжая рассуждать вслух, увлеченно перечислил он приходящие на ум эпитеты, - Наверное силен, как черт?..
  -На принца не тянет. Староват, - фыркнула я.
  -Значит еще и опытный хрен... - щурясь, вдохновенно продолжил Костик, предвкушая моральную победу над демоном в борьбе за мое израненное сердце.
  Я вздохнула, улыбаясь сама себе, но на глаза наворачивались слезы.
  -Ну? Чего молчишь?
  -А что тебе сказать?.. - усмехнулась я, не глядя на Костика.
  -Ясно, - с грустью вздохнул он, поднимая глаза к ночному небу, - Ладно. Значит... мой удел - выпускницы да стажерки, - с напускной самоиронией фыркнул Костик, вероятно припоминая свои последние достижения на любовном фронте. Об одной из этих интрижек я знала, в деталях. Парень так "грамотно" пользовался подаренной родителями должностью и полномочиями, что после той стажерки была, кажется, еще парочка. В штат, разумеется, не попала ни одна из них. А вот о некой "выпускнице" я либо не слышала, либо запамятовала, что вряд ли. И факт новой измены больно резанул по самолюбию. Не по сердцу, нет. То уже давно зарубцевалось и огрубело в том месте, куда раньше наносила кровоточащие раны ревность.
  -И... это все, что ты мне можешь сказать?.. - негромко подытожила я.
  -Нет, но... Я не знаю, если честно, что тебе на такое сказать, - признался Костик, возвращаясь с небес на Землю, - Если представить на минуту, что это все реально... Так это ж вообще капец. Магия крови - дело херовое. Может... тебе к бабке какой-нибудь сходить? Пусть снимет с тебя его "приворот", или что он там с тобой сделал. Даст какой-нибудь оберег...
  -Ну да... - хмыкнула я, не особо воспринимая его совет всерьез. "Насколько же ты далеко, - вздохнула я про себя, - Интересно, когда успел стать таким чужим?.. Ты ведь ничего так и не понял. Я так хотела... А что я, собственно, хотела? Чтобы Костик спас меня, как принцессу из "замка Некроманта"?! Смешно... Было бы смешно, если бы не было так грустно. Ты действительно НИЧЕГО не можешь сделать, милый мой мальчик. Да и "принцесса" у тебя уже есть. А за любовниц... головой не рискуют"
  -Са-аш, - позвал он, мягко сжимая мою ладонь, - Ты где?
  -Здесь... - я опомнилась, огляделась вокруг, пытаясь понять, почему Костик остановился, - Чего ты?..
  -Да ни-че-го... - со шкодливой улыбкой промурлыкал парень, и потянулся к моим губам.
  Я инстинктивно потянулась навстречу. Эти короткие мгновения всегда были так сладостны, но столь же горьки. Слишком стремительны, призрачны. Едва почувствуешь, как согревается душа, нить обрывается снова... Неизвестно насколько. Возможно, навечно. И оттого иной раз не хочется отвечать, позволять себе погружаться в иллюзию. В общем... слишком горькое послевкусие у его поцелуев.
  -Так соскучился... - продышал мне в волосы любимый, нехотя отрываясь от поцелуя, а руки шарили по телу, бесцеремонно, грубовато, похотливо... и в этом был весь он, но только сейчас я осознала в полной мере, ЧТО для него значу.
  -Я тоже, но... - стараясь отдышаться, отвечала я, - ...не до такой же степени.
  -Почему?.. - азартно сверкая глазами в полутьме, парень оглядел лесную поляну.
  -Ты... хочешь здесь?.. - не веря в такое сумасбродство, уточнила я, решив, что он шутит.
  -А почему бы и нет?.. - передернул бровями парень и, пока я не начала возмущаться, заткнул поцелуем, на какое-то время лишая воли. Но разочарование и злоба остудили мою эйфорию.
  Я подалась чуть назад. Костик воспринял, как игру и попытался удержать, но я с силой оттолкнула его.
  -Ты чего? - растерянно развел руками парень.
  Я оправила пальто, глубоко вдохнула, восстанавливая дыхание, и, заодно, останавливая слезы.
  -Ничего, - покачала головой я, отступая еще на несколько шагов, - Я... кажется, обозналась. Прости.
  
  Я неслась по узкой тропинке в кромешно-черном лесу, ни разу даже не обернувшись. Это была "окончательная версия" финала. Слезы душили, но я не сомневалась в своем решении ни секунды. Ведь теперь я окончательно убедилась, - что бы со мной ни произошло, ему плевать. Сочувствие было притворством... да и продлилось недолго, уступив место эгоистичной похоти и самцовому соперничеству. И ревела я не потому, что жалела себя или наши шаткие и странные отношения. Я оплакивала своего любимого. Того Костика, которого знала, того, который всегда готов был прийти на помощь, того, для которого мои слова не были пустым звуком, того... кто действительно любил меня... когда-то.
  Только подходя к дому я наконец подняла глаза от асфальта. Но лучше бы не поднимала. У подъезда виднелся черный "катафалк" колдуна. Я замедлила шаг и всерьез подумывала повернуть к Ленке или постараться незаметно проскочить мимо пикапа. Кат-Хаар, наверное, почувствовал мое трусливое намеренье и вышел навстречу.
  -Привет! - до омерзения жизнерадостно бросил он, махнув рукой.
  -Давно не виделись... - злобно буркнула я вместо ответа, не глядя в желтые глаза, не желая выворачивать свою душу на его обозрение.
  Сложив руки на груди, остановилась за пару шагов до Константина, ожидая его дальнейших действий.
  -Да я вот подумал... может, отметим? - как ни в чем ни бывало, продолжил он.
  -Что... отметим? - безразлично отозвалась я, и голос заметно хрипел.
  -Очередное успешное дело... - пожал плечами колдун уже не так уверенно, внимательно приглядываясь ко мне - Да что с тобой опять? Из... больницы что ль плохие новости? - настороженно понизил тон он.
  Я встретилась с колдуном испуганным взглядом и быстро замотала головой.
  -Нет.
  -Тогда чего? - мягко хмыкнул он, пытаясь меня расшевелить.
  Но я лишь еще раз неопределенно мотнула головой и отвела глаза.
  -Так, ну-ка поехали, - за меня решил Константин, и, открыв пассажирскую дверь, за локоть подвел меня к машине, как безвольную. Мне и в самом деле было все равно сейчас. Не сопротивляясь, не обижаясь и не злясь на колдуна за его навязчивое самоуправство, я взобралась на сиденье и промолчала всю дорогу. В сущности, он мог везти меня в Ад, в крематорий, куда угодно... В сознании лишь мерцали азартно-похотливые глаза молодого ублюдка, растоптавшего мое сердце в пыль. "Никогда... Никогда больше..." - стучало в затуманенном горем мозгу.
  В тихом, уютном зале ресторана мой "престарелый демонический принц" провел меня в самый дальний, укромный угол. Я шлепнулась на мягкий кожаный диван и невидящим взором уставилась на папку меню, раскрытую услужливым официантом. Константин плюхнулся напротив, склонился к столику и пощелкал пальцами у меня перед носом.
  -Э-эй... Хватит изображать из себя зомби. Конечно, у тебя неплохо получается, но я на них ужо насмотрелся в этом месяце предостаточно.
  Я нахмурилась, но губы все же растянулись в усталой улыбке.
  -Что-то мне подсказывает, что, на сей раз, я никак не причастен к твоему унынию, - начал осторожно допытываться колдун.
  Я мотнула головой, все так же улыбаясь ему, сквозь слезы.
  -Так кто же посмел обидеть мою прекрасную птичку?.. - шепотом спросил Константин, словно речь шла о государственной тайне.
  -Не называй меня так, - болезненно поморщилась я, подняла глаза и добавила, - ...пожалуйста.
  -Как пожелаешь... моя "талантливая помощница", - ласково улыбаясь, кивком поклонился он, - А в будущем, вполне возможно, и "одаренная ученица"... - мечтательно пробурчал себе под нос колдун.
  Я недовольно сжала губы, но промолчала. Сейчас мне только не хватало думать о его "заманчивых перспективах". Уразумев, что на трезвую голову от меня ничего не добиться, колдун заказал дорогого вина и, только когда я, сдавшись под давлением, пригубила бокал, повторил попытку докопаться до истины. Вино согрело и расслабило измученный организм, возможно даже слишком раскрепостило. Ощущая, как алкоголь разливается по венам, я решила, наконец, ответить хоть что-нибудь. Знала, что мужчина едва ли поймет и уж точно не поможет, но нужно было выговориться сейчас, хоть кому-то.
  -Помнишь, в ночь нашего знакомства, ты... "придумал" себе имя? - издалека начала я.
  Мужчина одобрительно кивнул, растягивая хитрую улыбку, словно знал, что рано или поздно я об этом спрошу.
  -Почему ты выбрал именно это? Почему "Константин"?
  -Нужно было втереться в доверие, - неожиданно честно признался колдун, - Оно было на поверхности твоего сознания. Кого-то... вероятно, очень близкого тебе зовут так, а значит... - он красноречиво развел руками, - ...Ты интуитивно склонна доверять мужчинам с этим именем.
  Я грустно усмехнулась. "Вот сейчас я бы поспорила. Хотя... на тот момент, расчет был очень верен..."
  -Все так, - я сглотнула горечь, запив ее остатками красного вина в бокале.
  Колдун тут же махнул официанту повторить.
  -Споить меня хочешь?.. - с устало-пьяной улыбкой фыркнула я.
  -Да нет, всего лишь язык тебе развязать, - отмахнулся от обвинений Константин, - Иначе, боюсь, я так и не узнаю, КОГО так звали, и чем у вас все закончилось.
  -Тебе действительно это интересно? - удивленно заморгала я.
  -Стал бы я пытать тебя столько времени?.. - недоуменно повел темной бровью демон.
  -Не понимаю... - выдохнула я, опуская глаза.
  -Да и я пока не много. Впрочем... есть предположения. Вероятнее всего, он просто твой... - колдун поймал на себе мой недобрый взгляд и проницательно заткнулся, ожидая рассказа "из первых рук".
  -Не мой... - негромко уточнила я, - Уже больше полугода "не мой", но все еще очень близкий мне человек. В этом ты прав.
  Второй бокал вина сделал свое дело, и я начала выкладывать все, что на сердце. "Уж не знаю, зачем это ему, но если хочет, пусть знает все. В конце концов, владея, как он говорит, моим Сознанием и Душой, он наверняка знает обо мне куда более интимные вещи..."
  -Я никому о тебе не рассказывала. Боялась, примут за сумасшедшую и упекут в психушку...
  -Бесспорно, - самодовольно согласился колдун.
  -Подруге пыталась жаловаться, но остановилась вовремя, и о твоих "способностях" упоминать не стала. В итоге... о том, что со мной на самом деле происходит не знал никто, даже мама... Тут объявился Костик. Как глоток свежего воздуха. Я так обрадовалась. Почувствовала, что есть надежда... что все когда-нибудь снова будет хорошо, что жизнь наладится. Пусть без него, но... с такой поддержкой мне ничего не страшно. Я... почему-то думала, что он...
  -...спасет тебя от злого, старого узурпатора, - догадливо оскалился демон, но тут же смягчил гримасу, переходя от тщеславия к утешению, - Заведомо наивное и недальновидное предприятие, но это ведь всего лишь эмоции... Желание почувствовать себя защищенной. Пусть даже только на словах... - с пониманием продолжал за меня Константин, - Но, вероятно, он не оправдал твоих надежд?..
  -Да. Он... повел себя, как последнее животное... Низшее существо, движимое инстинктами.
  -Хм. Защита самки - тоже мощный инстинкт. Правда, развит он далеко не у всех представителей фауны, - между делом заметил колдун, но понял, что я на грани и умерил свой сарказм, - И... что же он предложил тебе, взамен "спасения"? Потрахаться?..
  Я кивнула с натянутой улыбкой, прикрывая глаза, чтобы не разреветься снова. Константин мелодично посмеялся, но не стал пока ничего комментировать. Подозвал официанта и поинтересовался, скоро ли принесут горячее. Откинувшись на спинку дивана, утопая в нем, я боролась с истомой, сквозь нее ощущая, что согреваюсь не только телом, но и духом. На сердце и вправду стало чуть светлее. Колдун с такой легкостью развеял мои иллюзии относительно Костика, ведь все действительно было очевидно, но мой "священный трепет" перед его именем, ореол невинности и совершенства, созданный в моем сознании вокруг этого избалованного придурка, затмевали разум, мешая увидеть суть. Размышляя об этом, я едва не уснула. Лишь когда принесли горячее, а Константин пересел поближе ко мне, я немного взбодрилась.
  -Ну вот. Теперь поешь как следует, и отвезу тебя баиньки, - подытожил он, - Про все плохое забудь. Этот мальчишка до тебя еще просто не дорос, Александра. Да и не факт, что дорастет когда-либо... - отстранено буркнул колдун, протискивая ладонь за спиной, обхватил за талию, - А меня бояться не надо. Я не обижу.
  Я сдержанно улыбнулась в ответ. "Хотелось бы верить..."
  -Бывает, рычу, конечно, в целях профилактики, - продолжил он, - Но не кусаюсь. Факт.
  -Угу... - мрачновато протянула я, - Знаю, видела. С такими "талантами" и кусаться не надо. Сразу, прямиком на тот свет... без оркестра и почестей, лично отведешь.
  -Да брось, - стискивая меня покрепче, хмыкнул Константин, - Куда ж я без тебя теперь. С крысами возиться... страсть, как надоело, - признался он.
  -Выходит... я лучше крысы?.. - расплываясь в дурацкой улыбке, торжественно констатировала я.
  -Ты лучше сотни крыс... - со вздохом, чуть слышно отозвался колдун, взял мою правую, нетронутую лезвием ладонь и пальцами соприкоснулся с кончиками пальцев. Простое движение, невинная ласка... а меня словно током прошибло. Мгновенно стерев с лица пьяную улыбку, я судорожно вдохнула и затаилась, прислушиваясь к собственному организму. "Магия или нет?.. - гадала я, - Почему так тянет к нему? МОЕ это желание? Или ЕГО?.." Похоже, частые эксперименты колдуна над моим сознанием сделали меня параноиком. Я медленно обернулась, почти уложив голову мужчине на плечо, втянула носом запах чистой рубашки с призрачным отголоском дорогого парфюма... теплый, манящий аромат самого демона, и, ощутив дыхание на щеках, неуверенно ткнулась носом в колючий подбородок. Сердце запрыгало в груди, как бешенный метроном, ускоряя движение... Ладонь на моей талии сластолюбиво сжалась, подавая надежду на взаимность. Но, только я почувствовала губами тепло, Константин резко выпрямился и отстранился, перестав меня обнимать.
  -Сейчас все остынет... - отстраненно буркнул он, хватаясь за столовые приборы, - Давай-ка, налегай. Перед рабочей неделей надо как следует подкрепиться.
  "Уже остыло..." - глядя перед собой в пустоту, в очередной раз остудившую сердце, я села ровнее и молча приступила к ужину. "Правильно. Иногда лучше жевать, чем..." - про себя грустно хмыкнула я, но никакая самоирония не спасала от черной Пустоты в душе, а теперь еще и обиды на этого "утешителя-самоучку", который снова не смог довести дело до конца, отыграть свою роль до занавеса. "Ладно, я просто перебрала, - успокаивала себя я, - На голодный желудок не так много надо, чтоб перестать адекватно оценивать действительность. Может он ничего такого и не имел в виду, и не хотел... А может испугался, что мне понравится, и я замучаю его, как в свое время замучила Костика?.." - однозначно в голову лезла всякая ересь, и я постаралась сосредоточиться на еде. Окончив ужин, мы, все так же в скорбной тишине, покинули ресторан. Пока ехали к моему дому, я даже пыталась думать о "предстоящей рабочей неделе", о которой так несвоевременно напомнил колдун. Проблем и неотложных дел там действительно накопилось немало, и мне уже казалось, что ни сил, ни времени не хватит на их решение, а начальство все валило и валило мне на голову новые непостижимые задачи... Однако мысли о странном поступке Константина то и дело накатывали новой волной, затмевая все прочее. "Почему?.. Зачем он так со мной? Больше не нравлюсь? Так чего тогда лезет! Неужели не понимает, что мне от этого еще хуже..."
  Пикап плавно притормозил у подъезда. Украдкой глянув на колдуна, я отметила полную его индифферентность и потянулась к двери, нащупывая ручку в темноте, но сильные пальцы перехватили и сжали мою ладонь. Не успев толком обернуться, лишь уловив короткую, хищную усмешку на губах демона, я была обезволена и обезврежена этими мягкими, влажными и будто голодными губами. Он впивался в меня так жадно, словно поздний ужин вовсе не насытил его, а лишь раздразнил аппетит. Чуть протрезвев от такого напора, я вжалась в подголовник, но Константин не отступил. Тяжело и шумно дыша, он скользил ладонями по моим волосам, по плечам, по щекам, в таком нежно-искреннем порыве, что я не нашла в себе больше сил подавлять ответные чувства. Обхватив колдуна за шею, я подалась навстречу, хватая его горячий язык, кусая губы... Слышала, как участилось дыхание Константина. Движения стали грубее, резче... Пальцы, сминая ткань, ухватились за лацканы пальто, чтобы сорвать с меня одежду... Мужчина замер, зажмурился изо всех сил, заставляя сознание вернуться из блаженного забытья... "Что?.. Опять?! Нет! Не смей делать это снова! - мысленно запротестовала я, - Не отталкивай меня! Только не теперь..." ...обнял, притиснул к себе до дурноты и шумно выдохнул мне в плечо.
  -Все... - чуть слышно выпалил он, еще задыхаясь.
  -Ч-то "все"?.. - мучительно хмурясь, всхлипнула я, из-за его плеча таращась в темноту салона.
  -Спать тебе пора, вот что, - тепло усмехнулся Константин, отпуская меня.
  Я глубоко вздохнула, возвращаясь с небес на землю, и, приоткрыв дверь, соскользнула с сиденья, обратно в холод и пустоту. Ноги слегка подкашивались, но я с силой захлопнула этот "ларец потаенных желаний" и уверенно зашагала к подъезду собственного дома. Возможно, даже слишком сильно и уверенно... потому что злилась. На колдуна, в который раз заманившего в свои липкие сети и оборвавшего меня на "полуслове". На себя, за безвольность, за слабость и, как бы странно это ни звучало, за распутство! Ведь не прошло и пары часов, как я умудрилась скользнуть из объятий одного мужчины в лапы другого. Впрочем... и те, и другие были холодны. "Как объятия Смерти" - вдруг почему-то пришло на ум. В самом деле, в последнее время Она слишком часто занимала мои мысли, сознание... даже сны. Слишком близко подобралась Она к моему дому, да и ко мне, хоть и косвенно, ведь, как утверждал Константин, мне ничто не угрожало. Но не видеть и не ощущать ее рядом я не могла. Ее безвоздушная, непроглядно черная аура давила и захлестывала так, что невозможно было просто отвернуться. Закрывая глаза, я все так же остро ощущала ее ледяное дыхание.
  
  С полноправным приходом осени, эти ощущения усилились во мне многократно, став непрерывным состоянием души. И меня это даже уже не пугало. Константин не звонил. Наверное, решил на какое-то время оставить меня в покое. А может... "Да какая разница, что может. Оставил, и слава Богу... - хмурясь на собственное отражение в зеркале, одернула я разыгравшееся воображение, а заодно и уязвленное самолюбие, - Он все равно мне ничем сейчас не поможет. Только хуже сделает. Да и без его "подработки" хватает в жизни дерьма..." - думала я, собираясь на официальную работу. Офис стал для меня каторгой, равносильной опустевшему дому. Так я и сменяла одну "тюрьму" на другую. Два раза в неделю ездила к матери в больницу, но там мне отнюдь не становилось легче. Отдыхом подобную "смену обстановки" точно нельзя было назвать. Мама находилась на грани комы, никого не узнавала и почти ни на что не реагировала. Рядом с ней меня душило отчаяние и бессильная злоба на весь остальной мир, оставшийся за порогом ее палаты... для нее, возможно, навсегда.
   Единственное, что давало мне небольшую передышку - дорога. В ней я на время забывалась, отгораживалась от реальности и погружалась в блаженный транс. Именно в транс, так как Мир Грез давно и безвозвратно был разрушен реальностью. Мне казалось, что мечтать больше не о чем... и незачем. Те перспективы, что виделись мне впереди, были так мрачны, что не хотелось поднимать головы. Так я и шла по жизни, глядя под ноги, угрюмо ссутулившись, видя перед собой лишь грязь и обледеневшие лужи. Я ненавидела эту осень и боялась ее. Я видела Смерть, что дарила она природе, и чувствовала, что так же гасну, подобно опавшему листу, и скоро истлею, обращусь в прах, и никто даже не вспомнит, не заплачет обо мне. О Костике я больше не вспоминала. Но в той части сердца, что раньше принадлежала ему, зияла огромная черная дыра, саднящая пустота, и ничто, казалось, уже никогда не сможет ее заполнить. Впрочем, мысли об этом едва пробивались в сознание. Я запрещала себе думать о плохом, ставила "блоки", чтобы дожить, дотянуть и не сорваться с катушек раньше положенного времени... Времени, отведенного мне Судьбой.
  Накануне последнего уикенда осени колдун наконец объявился. Встретил меня после работы на стоянке. Я молча взобралась на пассажирское сиденье и ничуть ни удивилась, когда он заговорил со мной ровно и холодно, словно ничего особенного в тот вечер не произошло. Больше скажу - я ожидала подобного, успев изучить линию поведения Константина в неоднозначных, на его взгляд, ситуациях личного характера.
  Он завез меня домой. На этот раз я не стала пренебрегать советом колдуна и все же переоделась и даже наскоро забежала в душ. В дороге дремала, но некрепко, время от времени просыпалась, оглядывалась вокруг, убеждаясь, что я в безопасности. Было отчего-то тревожно, но причины найти я не смогла и решила, что дело в чудовищной усталости и накопившемся стрессе. Под утро организму надоело бороться с нервозным сознанием. Смирившись с тем, что отдохнуть мне так и не удастся, я села ровно, возвращая спинку кресла в вертикальное положение.
  -Выспалась? - устало буркнул Константин.
  -Угу. На сто лет вперед, - ненамного бодрее огрызнулась я.
  -Кофе?
  Я кивнула, немного воодушевившись в предвкушении горячего, бодрящего напитка. Колдун притормозил у заправки и через пару минут вернулся с двумя большими бумажными стаканами. Нетерпеливо сделав большой глоток, я поплатилась за жадность - обожгла язык. Тепло разлилось в животе, но пустой желудок заныл от подобной немилости. Глубоко вздохнув, я чуть откинулась назад, пытаясь унять тупую боль в животе, и приготовилась к нескольким часам полу-транса, в котором невозможно ни спать, ни соображать.
  -Что-то ты не спрашиваешь ни о чем? - в полный голос заметил Константин, на которого кофе явно подействовал эффективнее, чем на меня.
  -А надо? - угрюмо буркнула я.
  -Что, совсем не интересно?.. - почти обиженно уточнил он.
  Встретившись с колдуном взглядом, я многозначительно промолчала.
  -Все настолько плохо? - проницательно хмыкнул он, - На работе что ль проблемы?
  -И не только... - прикрывая усталые веки, выдохнула я, - Но сейчас больше всего там.
  -Так бросай ее к чертям! - весело махнул рукой Константин.
  -Угу, - скептически фыркнула я.
  -А что? Денег тебе хватает. Не голодаешь, - заметил он.
  -М-да? - скривилась я, - Предлагаешь окончательно деградировать и жить на твои "гонорары"?
  -Почему бы и нет? - пожал плечами колдун, искренне не видя в этом ничего дурного.
  -Жить за счет мертвецов?.. Нет уж, спасибо! - я демонстративно отвернулась к окну, не желая больше обсуждать эту нелепую идею.
  -Ну, что ж... Тогда нужно ликвидировать локальную проблему, - продолжил Константин, - Расскажи, что у тебя стряслось?
  Я вздохнула и, сменяя гнев на милость, вернула внимание колдуну. "В конце концов, в прошлый раз он интересовался моим горем вполне искренне и слушал внимательно, даже участливо. Почему бы не поделиться? Больше ведь все равно не с кем..." - подумала я. Ленка устала от моих вечных жалоб и слушала вполуха, даже не вникая в суть. Да и мне не слишком хотелось очередной раз расписываться в своей неприспособленности к жизни. Подруга решала подобные проблемы на раз-два, и недоумевала, почему я не могу так же. А я не умела "ходить по головам" и расплачивалась за это всю свою недолгую карьеру.
  -Да есть там одна... "милая женщина", которой явно неймется. Кажется, я ей не понравилась с самого первого дня. И что бы я ни делала, она везде найдет, к чему придраться.
  -Начальница?
  -Да нет, но по должности старше и... если начальству не видны мои ошибки, она с удовольствием им ткнет в них пальцем. Я всегда старалась относиться к ней с юмором... Ведь бывают такие люди... Но в последнее время это просто не выносимо. Это выше меня. Мне так плохо сейчас. И она ведь все прекрасно знает.
  -И про меня?.. - тщеславно ухмыльнулся колдун.
  -Нет. Про то, что мать у меня в больнице. По-моему этого вполне достаточно, чтобы хотя бы на время оставить меня в покое. А эта с-с-сука... - я замолчала на время, эмоции взяли верх. Медленно выдохнув, я продолжила, - Она считает, что личные проблемы не должны касаться работы, и никаких поблажек мне не положено. Мол, не можешь работать нормально - увольняйся.
  -Ясно. Ну что, Александра, я могу тебе сказать... Таких людей нужно учить. Учить и воспитывать. Сами они никогда не поймут, в чем их собственные ошибки, замечая лишь чужие...
  -И... что же мне с ней делать?
  -Боюсь, сама ты не справишься. Нужно дать ей почувствовать то же, что ощущаешь ты. Или нечто похожее. Довести ее до той же степени отчаянья.
  -И как ты предполагаешь это осуществить? - не слишком серьезно отнесясь к его злобному ворчанию, усмехнулась я.
  -Предоставь это мне. От тебя нужно всего ничего - раздобыть одну капельку крови. Ее... разумеется.
  Я в ужасе встретилась взглядом с колдуном и покачала головой, широко раскрытыми глазами умоляя его не предпринимать ничего подобного.
  -Почему? Ты ведь ненавидишь ее. И, в общем-то, есть за что...
  -Не настолько, - хрипло выдохнула я, все еще мотая головой, - Пусть живет спокойно. Бог ей судья... Не мы.
  Константин сдержанно улыбнулся, возвращая внимание на дорогу.
  -Эх, Саша, Саша... - ни то с упреком, ни то с сочувствием, глубоко вздохнул он, усмиряя свою природную кровожадность и разыгравшуюся мстительную фантазию, - Ты слишком добра к этому миру.
  -Возможно.
  -А он к тебе?..
  Я промолчала, а колдун все-таки продолжил.
  -На работе тобой манипулируют, похлеще чем я. Притом, возмещая едва ли треть твоих затрат. Вокруг тебя довольно злые люди. И они плевать хотели на твои заботы. Скорее улучат момент, чтобы добить, чем пожалеть. А того, ради которого ты готова отдать Жизнь... ублажает другая. И ему вполне это нравится.
  -Хватит! - взорвалась я, - И без тебя знаю, что моя жизнь - дерьмо. Но она моя! Слышишь? Моя! Никчемная, серая, убогая... но моя. И не лезь в нее! И без тебя тошно...
  -К сожалению, уже влез, - ничуть ни смутившись, отозвался колдун, - И гораздо глубже, чем ты думаешь.
  Я закрыла лицо руками, не в силах выпалить ни слова от истерического удушья и злобы. Хотелось выскочить из машины на ходу, под колеса кому-нибудь другому ублюдку, который не побрезгует добить меня, если Судьба вновь не довершит начатое.
  -Не злись, - мягко протянул Константин, - Я всего лишь хочу, чтобы ты хоть иногда решалась взглянуть на все со стороны, чтоб оценить реальность.
  -К черту реальность, - болезненно поморщилась я, утирая слезы.
  
  Уже взошло солнце, а мы все ехали, и мне уже даже стало интересно, насколько далеко нас занесло на этот раз, но то, чем закончился последний разговор, не располагало к дружеской беседе, и я лишь сухо поинтересовалась "Где мы?".
  -Недалеко от Архангельска. Скоро прибудем, - не менее сухо ответил колдун.
  
  Еще около часа мы неслись по узкой, виляющей трассе, вдоль мертвых лесов и грязно-серых, чуть посеребренных инеем, полей. Наскоро перекусили в придорожном кафе у речки с воодушевляющим названием "Смердье"... и продолжили свой долгий путь в убийственно затянувшейся тишине. Константин не выдержал первый.
  -Красиво здесь, да? - любуясь пейзажами северного края моей холодной родины, в полный голос заметил он, явно ожидая от меня участия.
  -Да не сказала бы, - на своей волне, презрительно буркнула я, - Летом, возможно. Зимой... Но только не сейчас.
  -Хм. Не любишь осень?..
  -Я ее ненавижу, - хмурясь в окно, честно призналась я.
  -Зря. Это мой любимый сезон, - эгоцентрично заявил Константин.
  -Ну конечно... "Время Жатвы", - мрачно усмехнулась я, припоминая статьи по некромантии, - Я никогда не сталкивалась с магией Смерти, но осени боялась всегда. Мерзкая, "мертвая пора"...
  -Не бойся. Это всего лишь обновление природы, смена цикла. Чтобы что-то родилось...
  -...нужно, чтобы что-то умерло, - недовольно проворчала я, догадливо озвучивая его мысль.
  -Именно. Без ночи не будет дня, а без смены климата и без положенного отдыха вся зелень на Земле погибнет. Вслед за ней - все живое.
  -Отдыха?.. - эхом повторила я, - Хотелось бы знать, когда Я смогу отдохнуть, - себе под нос проворчала я, размышляя вслух, - Впрочем... Наверное, уже скоро. Ты ведь... - я посмотрела на колдуна, думая, как лучше задать этот вопрос и стоит ли вообще, - Вместе с кровью ты забираешь у меня частицу Жизни, ведь так? Я скоро... умру? - без особой печали уточнила я, всего лишь желая знать, сколько еще мне осталось продержаться.
  Колдун перестал улыбаться и уверенно покачал головой, волком глядя на дорогу.
  -Я все возмещу. Тебе ничто не угрожает. Даю тебе слово...
  -Слово демона ничего не стоит. Я тебе не верю, - прикрывая глаза, чтобы не заплакать, шепотом выдохнула я.
  -Я не демон, Саша - был мне ответ, и я удивленно заморгала на Константина, рассматривая его заново, - Не Свет и не Тьма.
  -Разве такое возможно? "Третья сила"?..
  -Да, представь себе. Мне подвластны и те, и другие. Ведь... ВСЕ смертны в этом мире, - Константин улыбнулся лишь уголками губ, - Я могу забирать Жизнь, - довольно буднично сказал он, не отвлекаясь от дороги, чуть подался в мою сторону, словно собирался сообщить какую-то тайну, - Но также могу... исцелять, - вполголоса, сокровенно закончил он, проходясь широкой ладонью по моей коленке.
  -Ты... создан для Баланса? - путаясь в догадках, предположила я, чувствуя сквозь джинсы его тепло и вспоминая ту целебную магию.
  -Многие так считают... - отстраняясь, самодовольно буркнул колдун, - Пусть считают, - многозначительно добавил он, оставляя мысли на этот счет при себе.
  
  К обеду я окончательно проснулась, но мои мысли и чувства сплелись невообразимым клубком и смешались. Невидящим взором буравя мутно-серый пейзаж за окном, я терзала себя вопросами о том, чего мне ждать от этого первобытного, но на удивление высокоморального существа, неясной нравственной ориентации?.. что я испытываю к нему?.. и чего хотела бы от наших, мягко говоря, "странных" отношений?.. Сердце все еще сохранило веру в настоящие чувства, где-то глубоко, уберегло от памяти и обиды. Но разум упрямо твердил, что чудес не бывает. "Я ему не нужна, - понимала я, глядя в глаза реальности, - То есть, нужна, конечно... но не настолько. Не на всю его вечную Жизнь, это точно..." - кусая губы, размышляла я. Да и, прежде всего, я была не уверена, что колдун вообще способен на более или менее глубокое чувство, а отношения без взаимности... очень быстро иссушали любое, даже самое большое и безгранично любящее сердце. В этом я успела убедиться на собственном горьком опыте. "Эти его недомолвки, обрывки фраз, жестов, чувств, резкие перемены настроения... Он как будто сам еще не разобрался, что со мной делать, и нужно ли вообще. Так, балует время от времени... чтоб тонус не теряла. Боится, наверное, что я сорвусь раньше времени и вены себе вскрою. А как же его драгоценная кровь!? Его "амброзия"! Топливо... для мертвецов..."
  На въезде в город, помимо стандартной советской конструкции с названием, нас приветствовал самый настоящий парусник! Маленький трехмачтовый кораблик гордо возвышался над постаментом. Отчего-то это зрелище заставило меня улыбнуться. Впервые за долгое время в душе неясно плеснулась волна мечтательной эйфории. Не часто мне доводилось бывать в портовых городах, и потому подобные места казались чем-то из параллельной реальности. И сама я, попадая в эти "чужие миры", ощущала себя гостьей с иной планеты. Здесь никто меня не знал, не догадывался, зачем я прибыла, никогда раньше не видел и, абсолютно точно, больше никогда меня не увидит. И это состояние было прекрасно. Оно дало мне возможность вздохнуть свободно, забыться и отпустить на время всю свою нелегкую Судьбу, оставить ее дома, а самой немножечко пожить чужой, беззаботной жизнью. Еще больше меня вдохновил сам город. Едва мы переехали через мост, под колесами захрустел настоящий снег! Здесь давно уже вступила на царствие Зима. И почти не было той грязи, слякоти, тоскливых дождей... Не было видно мертвых листьев, а голые стволы деревьев метель заботливо укрыла тонкой белой фатой. Я прилипла к окну с нескрываемым восхищением. Константин сдержанно засопел умиленной усмешкой, наблюдая мой детский восторг. Кажется, он был рад, что я хоть немного развеялась.
  Когда мы прибыли на место, остановившись в одном из старых заснеженных дворов, посреди обветшалых пятиэтажек, я еще не знала, кто наш "клиент", как не знала я и того, что этот "заказ" запомнится мне надолго, если не навсегда. Уже на пороге квартиры, где нас встретила не пожилая, но бездетная супружеская пара, у меня появилось неприятное, тяжелое предчувствие беды, к которой я не смогу остаться равнодушной. Мужчина лет тридцати пяти, и не накрашенная женщина, примерно того же возраста. Ее благородная красота поблекла от горя, но еще не безвозвратно и не бесследно, и легко угадывалась в тонких чертах заострившегося, осунувшегося лица. Однако я разглядывала ее, невольно ассоциируя с мертвецом, забыв на время, что передо мной пока еще живые люди. Нас с Константином радушно приняли и, не задавая лишних вопросов, относительно моей персоны, пригласили на тесную кухоньку, для начала накормив с дороги, а уж потом приступили к деталям их личной семейной трагедии.
  История Алексея и Марии оказалась банальной, если бы можно было так выразиться о чудовищной, несправедливой гибели родного и единственного ребенка. Их дочь, двенадцатилетняя Анастасия пропала несколько месяцев назад, еще весной, отправившись ранним утром к бабушке, на другой конец города. Казалось в светлое время суток, в родном, хорошо знакомом городе, где все друг друга знают, (а если не знают, то наверняка есть общие знакомые) ничего не может случиться. Девочка радовалась началу каникул, на которые ее, как отличницу, отпустили раньше других. Родители были уверены, что Настя никогда бы не села в машину к малознакомому человеку и даже навряд ли заговорила бы с ним, ведь единственную и любимую дочь они растили в строгости. Но прошел день, а у бабушки девочка так и не появилась. Ту первую бессонную ночь Алексей и Мария помнили почти по минутам. Я слушала их сбивчивый, эмоциональный рассказ и едва сдерживала слезы, понимая, что, раз уж мы здесь... хорошего конца у этой истории не будет.
  -Искали везде. Через три дня милиция подняла на уши весь Архангельск, потом область... - приглушенным, надтреснутым голосом продолжил Алексей за жену, когда та прервалась из-за подступившего к горлу рыдания, - Но ничего. Никто ничего не видел. Только потом, спустя два месяца, когда мы обклеили Настиными фотографиями все автобусные остановки в городе, один человек все же позвонил нам. Сказал, что видел, как похожая девочка, на остановке возле нашего дома, садилась в машину к своему отцу или дяде. Я спросил, почему он решил, что к отцу... Он ответил, что Настя сказала водителю "привет" и улыбалась, как хорошо знакомому человеку.
  -Он разглядел этого "родственника"? Может... запомнил номер машины? - не совладав с собой, встряла я, все еще надеясь на чудо и счастливую развязку.
  Константин смерил меня недоуменно-раздраженным взглядом, но ни Алексей, ни Мария не смутились.
  -Нет, он... утверждает, что лица не видел. Кроме того, он отказался давать показания, и следствие приостановили "за недостаточностью улик". Настю просто объявили пропавшей без вести и внесли в реестр всероссийского розыска. Это все... чем помогли нам наши беспомощные власти.
  Марии стало нехорошо, и они взяли паузу. Женщина пошла умыться, а Алексей - покурить, на лестницу. Мы с Константином на какое-то время остались одни. Переглянулись... И я поняла, что он способен сопереживать! На протяжении всего рассказа он был мрачен, но мне казалось, это всего лишь маска, актерская игра из чувства вежливости и такта. Но нет. Он не играл. В его глазах мерцала ненависть, приглушенная угрюмым, скорбным безмолвием. Как и я, он уже догадывался, что произошло с несчастной девочкой, и, казалось, если бы сейчас ему представился случай повстречаться с ее убийцей, колдун разорвал бы его на куски.
  Алексей вернулся раньше жены, подсел к нам поближе и вполголоса затараторил, боясь не успеть до ее прихода:
  -Я ей сказал, что Вы медиум. Она не вынесет, если... узнает, что нам придется... что Вы будете...
  -Я понял, - торопливо кивнул Константин, чтобы мужчина не мучался более, подбирая слова, - Ну Вы-то, я надеюсь, поедете с нами?
  -Да, но... только если дорогу показать. Я не стану... Я не смогу... - со слезами ужаса на глазах, замотал головой он.
  Колдун утвердительно кивнул, жестом предлагая Алексею присесть и успокоиться, услышав, что Мария возвращается из ванной.
  -Я не буду настаивать, - негромко и ровно подытожил он.
  После мы услышали вторую, наиболее скорбную часть истории. В конце лета девочку нашли... вернее ее тело, со следами насильственной смерти. Помимо множественных травм разной степени тяжести, царапин, ссадин, синяков и внутренних кровоизлияний, судмедэксперты установили второй месяц беременности. Родители Насти были в ужасе и отчаянии. Уголовное дело решили возобновить, но ни улик, ни свидетелей по-прежнему не было. Да, еще достаточно молодые Алексей и Мария могли бы попытаться родить еще одного ребенка и не ставить на себе крест, но безмерное горе и мысль о не свершенном возмездии не давала им жить дальше.
  -Эта гнида жива. Он где-то ходит по земле, ест, пьет... А Настеньки больше нет. Я никогда не смогу с этим смириться... - пропадающим от слез голосом, выговорила Мария.
  Помимо всего прочего, слова случайного свидетеля тоже не давали им обоим покоя.
  -Только представить себе, что это действительно может быть кто-то из наших родственников... - качая головой, выпалил Алексей сквозь зубы, - Невозможно. Так и с ума сойти недолго.
  -Мне все ясно, - медленно поднимаясь из-за стола, объявил Константин, - Мы... постараемся вам помочь.
  -Но... Почему Вы уходите?.. - забеспокоилась Мария, тревожно озираясь на мужа, - Вы ведь... даже на фотографию Настину не взглянули.
  -Мне не требуется подобная атрибутика, госпожа Воробьева, - невозмутимо отмахнулся колдун, подталкивая меня к прихожей, - Я... предпочитаю общаться с духами напрямую.
  Бросив на нее многозначительный, потусторонний взгляд для убедительности, Константин поспешил откланяться.
  -До свидания, Мария, - уже из-за его плеча, опомнилась я, - Не переживайте, все будет хорошо! Мы справимся! - скосилась на колдуна, тот даже тащить меня к лифту перестал и заглянул в мои глаза с вопросом, - ОН справится! - поправилась я и поспешила юркнуть в открывшиеся двери лифта.
  Беда в том, что Константин вошел вслед за мной, и через три секунды мы остались с ним наедине.
  -"Мы справимся"?.. - топорща густые брови, с приглушенным возмущением повторил колдун.
  -Я... Мне просто хотелось ее хоть как-то утешить, - призналась я, виновато опуская глаза, - Господи... я сказала "все будет хорошо"?! Идиотка... Ничего у них хорошего не будет. Всегда бесила эта тупая фраза, но в данной ситуации звучит особенно нелепо, - вслух занялась самобичеванием я.
  -Да нет. Тут-то ты все правильно сказала, - смягчился Константин, - Их жизни на этом вовсе не заканчиваются. Вполне возможно, они еще смогут быть счастливы, - задумчиво ударился вслед за мной в философию он, - Но обнадеживать их раньше времени... Вот это - преступно, Александра. Даже я не уверен, что нам удастся хоть слово из нее вытянуть, а ты уже дала им надежду.
  -Прости, я... не подумала, - подавленно отозвалась я, вслед за колдуном выходя из подъезда, - Постой... Ты неуверен? Но почему?..
  -Попытайся хоть на минуту представить, ЧТО ей довелось пережить, - хмуро отозвался Константин, садясь в машину, - Шок может быть настолько сильным, что девчонка и речь-то не вспомнит, не то что...
  -Ясно... - вздохнула я, глядя на все еще светлый, но уже не столь сильно воодушевляющий пейзаж, - Куда мы теперь?
  -До вечера еще есть время. Я бы, если честно, отдохнул.
  Я только сейчас осознала, что колдун провел за рулем почти сутки, без отдыха и сна. Поспешила согласиться с ним, чтоб не угодить в аварию на обратном пути. Да и мне не помешало бы поспать перед обрядом, набраться сил. Правда, больше моральных, чем физических.
  
  Маленький уютный номер на третьем этаже гостиницы, в мансарде. Просторная двуспальная кровать, душ... "Вроде бы хорошо, но почему-то не по себе. Здесь... почти как у Константина дома!" - вдруг поняла я, обходя стороной огромную кровать со спящим колдуном. Нервное перенапряжение тоже не давало толком расслабиться. Но горячий душ сделал свое дело. Пролежав несколько минут неподвижно, пялясь в потолок, я отключилась внезапно. Просто провалилась, будто изможденный организм, подобно разряженному ноутбуку, отключил монитор и ушел в спящий режим принудительно. И спала я, кажется, крепко, но пробудилась почти так же резко, как и уснула... от телефонного звонка. "Дежа-вю, твою мать..." - сквозь сон поморщилась я. Продрала глаза и расслышала наконец, что телефон не мой, а Константина. Но колдун, видимо, настолько умотался, что и ухом не повел, продолжая дрыхнуть под трели орущего рядом с ним на тумбочке мобильника. Я на автомате схватила источник шума и, зажав его в ладонях, выскользнула в коридор. Взглянула на дисплей. Там предсказуемо светился "Алексей", но... фамилии у контакта не было, и теоретически это мог оказаться совсем не тот Алексей, о котором я подумала. Решила рискнуть и ткнула клавишу вызова.
  -Да.
  -Э-э-э... Добрый вечер, - растерянно прозаикался Воробьев.
  -Здравствуйте, Алексей, - с облегчением выдохнула я, - Константин еще отдыхает, я пока не стала его будить. На сколько вы с ним договорились?
  -А, Саша, это вы?.. - тоже почему-то облегченно выпалил он, - На одиннадцать тридцать. Сейчас... только одиннадцать, я знаю, но... я выехал пораньше. Как-то не подумал, простите. Пусть отдыхает, конечно. Не тревожьте его пока. Где вы остановились?
  Я отыскала в прихожей рекламный проспект и юркнула обратно в холл, торопливо диктуя Алексею адрес.
  -Хорошо. Мне как раз полчаса езды. Спасибо и... до встречи, Саша, - с улыбкой, хоть и грустной, но слышимой и светлой, попрощался он.
  -Не за что... - едва слышно выпалила я, хотя он, кажется, уже отключился.
  Вернувшись в номер, я аккуратно пристроила навороченный гаджет колдуна на место и прилегла на свою половину кровати, которая, за время моего отсутствия существенно уменьшилась. Я не стала отвоевывать назад захваченные врагом территории, а примостилась с краешку, стараясь не потревожить спящего Константина. Отчего такая забота?.. Наверное мне подумалось, что если он плохо выспится, обряд пойдет не так, и у нас действительно может что-то не получиться, а этого допустить я никак не могла, не имела права теперь... ведь я пообещала Марии. Очень не хотелось ее подвести. К тому же созерцание спящего колдуна оказалось занимательным и весьма умиротворяющим зрелищем. "Вот спихнуть тебя с кровати и сказать "Вставай, пора на работу!"... - злобно юморила я про себя, - Ведь ты же опять сейчас проснешься не в настроении и, в лучшем случае, будешь бурчать что-нибудь о "бестолковых людишках" или о ключах, бензине и позднем ужине. А в худшем и вовсе ни слова от тебя не услышу, до самого кладбища..." Шторы здесь были неплотные, и сквозь них пробивался свет уличного фонаря. Константин спал на правом боку, лицом ко мне. Эта благородная горбинка на хищном носу; эта широкая, грубая скула с призрачной, едва уловимой сейчас, иронической ямочкой; этот большой и мудрый, морщинистый лоб с непослушным посеребренным завитком-пружинкой; эти ресницы... Я только теперь заметила, какие у него длиннющие, черные ресницы. "Вот почему его взгляд так зачаровывает?.." - с приглушенной тоской вздохнула я. Как же мне хотелось коснуться его сейчас... зарыться пальцами в густые кудри... провести по шершавой щеке и разбудить этого обманчиво-плюшевого мужчину поцелуем... чтобы в ответ услышать: "С тобой так приятно просыпаться рядом, любимая..."
  Константин пробудился сам, рассеивая мое "розовое" настроение в дым.
  -Который час? - хмурясь, прорычал он, поворачиваясь на спину, заметив мой навязчивый взгляд.
  -Почти полдвенадцатого, - поднимаясь с кровати, отозвалась я, стиснув зубы, чтобы не выдать своего разочарования, - Пора. Алексей нас внизу уже ждет.
  Колдун сел на постели, помял лицо ладонями, но замер на миг и отнял руки от лица.
  -А какого он делает внизу?.. - недобро, но немного растерянно огрызнулся он, - Откуда у него адрес?
  Встретившись с ним глазами, я виновато стушевалась. О том, что придется объясняться перед колдуном, я как-то не подумала.
  -Он... звонил, пока ты спал.
  -Звонил тебе?.. - недоуменно изогнул бровь Константин.
  Разволновавшись, как первокурсница на экзамене, я уронила голову, мечтая укрыться от пытливого взгляда экзаменатора, провалиться сквозь землю.
  -Нет, - чуть слышно выпалила я.
  Вместо того чтобы дальше допрашивать меня, пытаясь вытянуть хоть что-то вразумительное, колдун взял свой мобильник и пролистал историю вызовов. Я затаила дыхание, ожидая взрыва... Константин небрежно швырнул телефон на кровать, встал и молча направился в душ. Я понадеялась, что после освежающего душа, проснувшись как следует, он сменит гнев на милость и перестанет рычать на меня. И не прогадала. Правда, на всякий случай, все же попыталась оправдаться.
  -Просто ты спал, и я подумала... - затараторила я, едва колдун вернулся.
  -Я понял, - одарив меня сдержанной, немного натянутой улыбкой, перебил он, пальцами прочесывая влажную гриву, - Предполагаю, ты не проявила бы подобную самостоятельность, если бы на дисплее было незнакомое тебе имя... Я прав?
  Я только кивнула, обескуражено хлопая ресницами. Созерцание обнаженного по пояс Константина ввело меня в легкий ступор, и я с совершенно дурацким видом моргала, стараясь смотреть колдуну в глаза, а не на его безупречное тело варвара, но взгляд то и дело предательски соскальзывал вниз. "Говори еще, после этого, что не демон..." - мысленно проворчала я, злясь на свое безволие.
  -Мне нравится, что ты, в кои-то веки, проявляешь интерес к работе, - учительским, занудным тоном начал Константин, возвращая меня на место, - Но давай не будем впадать в крайности? Все должно быть в меру. Хорошо?..
  -Хорошо. Впредь постараюсь держать себя в руках, - ровно пообещала я, подыгрывая его менторскому настрою.

  В этот раз я действительно была полна сил и желания "работать". Трагическая судьба Насти тронула меня до глубины души, заставив на время позабыть о собственных бедах. "Это вам не бандюки и не алчные вдовушки" - вылезая из пикапа в сугроб, думала я. Снега здесь было почти по колено, и у меня закрались сомнения, справится ли лопата колдуна с заледенелой землей. Честно говоря, с трудом представляла, как он собирается добраться до гроба в таких погодных условиях. Алексей тоже засомневался, но, указав нам направление, дальше не пошел, остался в своей машине. Я же, не боясь промочить осенние сапоги, поплелась вперед Константина, прокладывая путь к указанной могиле. Колдун освещал мне дорогу фонарем. Очистив свежее надгробие от снега, я убедилась, что мы пришли куда нужно. Из-под снега виднелись венки, корзины и просто огромные букеты цветов, искусственных и промерзлых настоящих, чуть ближе к памятнику - совсем свежие белые розы, целая охапка. С фотографии на нас глядело светлое, смеющееся личико юной девушки. Густые, длинные светло-русые волосы, кристально-голубые глаза... еще совсем детский взгляд, невинный, искренний, чистый. Я отошла чуть в сторону, чтобы не мешать Константину. Тот тоже глядел на девчонку пару минут, потом вздохнул и закопался в кармане, выуживая склянку со своими "магическими чернилами". Вблизи мне показалось, что на краску эта жидкость не тянет, слишком густа и неоднородна, будто даже немного прозрачная, но какая-то мутная.
  -Что это? - не совладав с любопытством, чуть слышно поинтересовалась я.
  -Тебе в самом деле интересно?.. - колдун бросил на меня короткий взгляд, замечая, что я неотрывно слежу за тем, как он чертит знаки, - Или ты так, от скуки просто...
  -Правда интересно, - призналась я, - Какое-нибудь зелье?
  -Угум. Вытяжка из мочи лаосской девственницы... - хрюкнул Константин себе под нос, - Да желток это. Обыкновенный яичный желток.
  Я растянула губы в смущенной улыбке. Мужчина обратил ко мне смеющийся взгляд, и на душе как будто стало теплее. Но в его глазах я так же уловила тревогу, какое-то смятение. Колдун отвернулся.
  -Ты... тоже думаешь, что откопать ее будет трудно?.. - вслух предположила я, пытаясь разгадать, о чем он думает.
  -Я и не собирался ее откапывать, - негромко отозвался Константин, спиной отходя ко мне, чтоб полюбоваться на свое "художество", - Помилуй, мать... Тут морозы стоят уже месяц. У меня буровой установки нет. Да и тело уже... не в том состоянии...
  -Но... как же тогда? - едва не плача, всхлипнула я, решив, что колдун хочет бросить эту затею.
  Мужчина обернулся ко мне, смерил странным, оценивающим взглядом, и вернулся к надгробию, скривив губы в хитроватой ухмылке.
  -Интересно... - вместо ответа, задумчиво пробормотал он, - Кого ты больше боишься, зомбаков или призраков?..
  Несмотря на его саркастическую подколку, я облегченно выдохнула. "Он проведет обряд".
  Однако этот обряд чудовищно затянулся, видимо по причине отсутствия доступа к телу. Сквозь толщи земли и льда Константину было явно труднее налаживать связь с потусторонними мирами. У меня отсырели и закоченели ноги. Но, когда я уже готова была начать ныть и отпрашиваться в машину, вокруг зашевелился снег. Набирающий силу ветер поднимал в воздух легкие крупицы, образуя небольшую метелицу вокруг нас, локальное снежное торнадо. И, не смотря на то, что фонарь почти замело, над могилой как будто стало светлее. Лишь позже я догадалась, почему. Вопреки моим ожиданиям, появление этого духа не сопровождала паническая атака. Не то чтобы мне было спокойно и комфортно, но того кошмарного, удушливого чувства я не испытывала сейчас. Константин выключил фонарь и, не дожидаясь, пока тот исчезнет в сугробе, отбросил в сторону из круга. Этот невидимый круг, кстати, он окропил чем-то мерзким, и не ответил мне, чем именно, но эта "субстанция" источала такую вонь, что слышно было даже час спустя, не смотря на мороз и сквозняком гуляющий ветер. В ожидании запаздывающего "чуда", я подняла глаза к звездам. Они мерцали так ярко, словно спустились с небес, чтоб посмотреть на вершащееся таинство. Между тем воздух вокруг ощутимо сгущался, свечение стало отчетливее, ярче... и начало обретать плотность. Вскоре уже можно было разобрать очертания хрупкого женского силуэта. Молочно-белая дымка качнулась и зависла над могильным холмом. Я инстинктивно шагнула назад. Константин же напротив - подошел ближе к "безликому облаку".
  -Настя... - негромко и как-то неуверенно позвал он.
  Облако не шевельнулось.
  -Анастасия! - громче повторил колдун, заметно раздраженно, хоть и пытался сдерживать собственную гордыню и грубые манеры, - Тебе нечего бояться. Покажись!  []
  Дымка медленно заклубилась, являя расплывчатую, но узнаваемую маску, как если бы скульптор запечатлел образ Насти в белом камне. Но ее голос... Все это время я сдерживала свой малодушный испуг, но, едва ОНО заговорило, почувствовала, как по венам искрами рассыпаются ледяные кристаллы. Этот звук был тихим, далеким потусторонним звоном ветра в залежах горного хрусталя. От ужаса перехватило дыхание, и, такое ощущение, что разом занемело все тело.
  -Чего ты... хочеш-ш-шь?.. - пропел маленький призрак, закончив фразу звуком, похожим на шум прибоя.
  -Узнать правду, - громко и четко отвечал Константин, - Расскажи, что с тобой произошло.
  -Н-н-н... - болезненно, плаксиво застонала Анастасия, - Н-не хоч-ч-у! Отпусти меня...
  -Я не враг тебе, Настя. Не бойся, - попытался утешить девочку колдун, - Просто скажи, КТО с тобой это сделал?..
  -Кто ты?.. Кто ты такой?! Чего тебе надо? Отпусти... Отпусти, мне больно! - оглушительно зазвенело в воздухе ее отчаянным, звонким голоском.
  Сердце сжималось от жалости, но голову сдавило, словно в тиски, этим звуком, пронзительным, резким. Ясно было одно - дух считает нас непрошеными гостями, посторонними, если не врагами, и очень хочет нас отсюда прогнать. От этой мысли стало не по себе. Я понятия не имела, на что способны разъяренные духи, и что они вообще могут сделать обитателям материального мира, но понимала, что ничего хорошего ждать не стоит. И в то же время было безумно обидно, что ничего не выходит. Бедная девчонка была так запугана... Я сделала неуверенный шаг вперед. Константин скосился на меня настороженно.
  -Можно... я попробую? - дрожащим голосом шепнула я.
  Колдун с полминуты подумал, поглядел на нервно клубящегося призрака, смерил меня взглядом и, пожав тяжелыми плечами, отступил.
  -Попробуй... - без энтузиазма фыркнул он, разочарованно отводя глаза.
  Собрав остатки мужества, я сделала еще один шаг, но, видимо, слишком резко. Облако испугано качнулось и беспокойно заворошилось, как осиное гнездо. Лица было снова не разобрать, но я все же обратилась к девочке, в надежде достучаться до ее разума.
  -Настя, пожалуйста, не бойся нас. Мы правда не желаем тебе зла. Нас... попросили помочь твои родители, Леша и Маша.
  -По-о-омочь?.. - растерянно пропело облако.
  -Да, ведь никто до сих пор не знает правды, - воодушевленная хоть какой-то реакцией, продолжила я, чуть смелее, - Что с тобой случилось и... кто это сделал? - я замолчала, но ответа не последовало, и я продолжила, - Его... нужно наказать, Настя. Он должен заплатить за все, что с тобой сделал.
  -З-зачем?.. - безразлично прошелестела она, - Мне все равно... теперь. Здесь не больно... не страшно... только ужасно х-холодно...
  -Да, но... подумай о тех, кого еще он... может обидеть. Нельзя оставлять это животное на свободе! - распалилась я в праведном гневе.
  -Не надо! Нет! Не говори... - взмолилось облако тоненьким, жалобным голоском, уменьшаясь, тая на глазах, - Не говори о нем. Я не хочу... Мне... больно! Не надо!
  Я растерянно обернулась на Константина. Тот шагнул вперед, за локоть отводя меня в сторону, и выставил вперед ладони, словно пытается обхватить дымку и удержать. Дух и вправду перестал меркнуть, вновь сгустился, но лицо так и не явил.
  -Думаю, на этом можно закончить, но все же... ты уйдешь только, когда я позволю.
  -Зачем ты так? - возмущенно вмешалась я, - Ты же пугаешь ее еще больше. Она... ненавидит и панически боится всех мужчин. Разве ты не понимаешь?
  Колдун обернулся на меня, потом глянул на дорогу.
  -Всех ли?.. - хитро сощурился он.
  Я отследила его взгляд.
  -Думаешь, он согласится? - с сомнением нахмурилась я.
  -Это последний и, похоже, единственный шанс. Других вариантов нет, - мрачно отозвался он.
  Я вздохнула и поплелась к дороге, выглядывая в сумерках машину Алексея. "Что ему сказать? Как уговорить? Убедить, что это не страшно? Возможно, он сумеет преодолеть это ради дочери, но морально... ему будет ужасно тяжело. Разговаривать с тем, кого уже не вернешь... С близким, любимым, но уже безвозвратно потерянным... Я бы, наверное, не смогла" - я постучала в водительское окно семейного минивена Воробьевых. Мужчина открыл мне в тот же миг, даже выскочил навстречу, тревожно озираясь в поисках Константина.
  -Он еще там. Алексей, нам... нужна ваша помощь, - негромко и крайне осторожно начала я.
  -Ну... хорошо, - пожал плечами мужчина, заглушая мотор, но, сообразив, что речь идет не о физической и не о информационной поддержке, медленно обернулся на меня, леденея, - Погоди... в чем?!
  -Не пугайтесь, пожалуйста. Там... нет ничего такого. Мы не трогали могилу, - быстро заговорила я, не давая ему опомниться и возразить, - Вы не увидите ее. Всего лишь легкий туман и... голос. Ее голос. Поговорите с ней. Она... Настя так напугана, что с нами на контакт не идет.
  Мужчина остервенело замотал головой, безумными, невидящими от слез глазами глядя в никуда.
  -Если вы действительно хотите узнать правду и найти этого ублюдка... поговорите с ней. Это... единственный способ... - теряя надежду, выкраивала последние аргументы я, но Алексей был не в себе. Он лишь качал головой, плакал и глядел в темноту ночного кладбища. Тяжело вздохнув, я поплелась обратно. Не хорошо было бы винить его, но "операция" оказалась на грани срыва, хотя он мог бы преодолеть себя ради Насти, ради жены и их дальнейшей жизни, ради самого себя, ради снедающих его ненависти и жажды мести... Я не успела еще дойти до обрядного круга, а Константин уже понял, что мне не удалось. Дабы не тратить времени зря, он отступил от поблекшего призрака и зачитал какое-то заклинание. Через несколько секунд дымка растаяла в воздухе, и от магического таинства не осталось и следа. Только зловонный круг на снегу напоминал о том, что здесь что-то происходило. Колдун бросил на меня короткий взгляд, как мне показалось, виноватый.
  -Иди в машину, - подавлено буркнул он, - Сейчас приберусь тут, и поедем.
  Я упрямо покачала головой, подобно спятившему от горя Алексею. Колдун сдвинул брови, выходя из себя.
  -Ты зимовать тут решила? Пока снег не сойдет?!
  -Мы не должны... Мы не можем все так оставить! Мы им... обещали, - запротестовала я, с мольбой в глазах.
  -ТЫ обещала! - огрызнулся Константин, распаляясь еще больше, - Я говорил, чем все это может обернуться! Я предупреждал. Теперь садись в машину и жди. Все, Александра! - заметив, что я собираюсь продолжить спор, он побагровел и глухо выпалил, - Не зли меня...
  Шумно выдохнув, я бросилась к дороге, уткнувшись носом в рукав пальто, чтобы не разреветься. Ноги вязли в сугробах, отчего я только больше бесилась. Шлепнувшись на сиденье пикапа, с силой захлопнула дверь. "Скотина! Грубая, бесчувственная тварь!" - сокрушалась я в беспомощной истерике. Только спустя минут десять я начала потихоньку приходить в себя, остывать и вспоминать слова Константина. "Наверное, сильно я его вывела. Конечно, он не бесчувственный. Его, кажется, и самого расстроил наш провал. Только это вовсе не повод срывать злость на мне! Хотя... в подобной ситуации не хватало только моих бесполезных истерик..." Водительская дверь щелкнула, и салон озарился неярким, мягким светом. Колдун медленно опустился на сиденье, прикрыл дверь, не глядя на меня, закурил, но не спешил заводить машину. Я украдкой глянула на него. Константин был глубоко в своих мрачных размышлениях, но тот факт, что мы еще здесь, давал повод надеяться на реванш.
  -Может... попробуем еще раз?.. - робко предложила я, рискуя снова навлечь на себя гнев колдуна, - Нужно ведь всего лишь говорить с ней поласковее.
  -Бесполезно. Она замкнулась. Тут... даже хороший психолог не пробьется, а времени не так уж и много. Да и силы у меня на исходе... - тихо проворчал он.
  -Неужели у тебя нет никаких других способов получения информации от... мертвых? Каких-то подлых приемов, заклинаний...
  -Есть, - с грустной и недоброй улыбкой кивнул Константин, - Но они не для данного случая. Девчонка и так достаточно страдала.
  -Ясно, - выдохнула я, прикрывая глаза.
  И все бы на том, наверное, закончилось... если бы меня не "осенило" в этот не прекрасный момент. Услышав, что колдун завел мотор, я распахнула глаза, жестом останавливая его руку.
  -Погоди.
  Мужчина застыл в напряженной позе, устало хмурясь на меня.
  -Помнишь, ты говорил... что духов ко мне тянет? Ну, там... про спиритические сеансы, и все такое...
  -Ты серьезно?.. - криво улыбнулся Константин.
  -Вполне. Ведь... это может помочь? Так ее будет проще разговорить. Разве нет?..
  -Да, но... - колдун откинулся на спинку сиденья, глядя куда-то в сторону. Он почему-то был не в восторге от моей идеи.
  -Но... - нетерпеливо повторила я, - Ну, говори уже, в чем проблема?
  -В тебе, - заявил Константин, - Ни твое тело, ни твой разум еще не готовы к... "слиянию".
  Встретившись с ним взглядом, я поняла, что колдун сейчас серьезен как никогда, и это пугало. Но помочь родителям Насти для меня стало "делом чести", и я все же решилась. Только на всякий случай уточнила:
  -Это... опасно для жизни?
  -Для жизни - нет, но для психики...
  -Тогда давай, - не дослушав его, я открыла дверь и спрыгнула на мягкий снег, призывая колдуна поторопиться.
  Когда же он, наконец, приблизился к могиле и заново стал наносить на памятник стертые кабалистические знаки, я ощутила легкое волнение. Эйфория сошла, и теперь в сердце зародилась и нарастала тревога. Я оглядела ночной погост, машину Алексея позади, звездное небо...
  - А я... буду помнить потом что-нибудь?
  Колдун кивнул.
  -А соображать? Что будет с моим собственным сознанием в это время? Куда оно... денется?
  -Никуда. Оно останется при тебе, - спокойно растолковал Константин, не отрываясь от своего дела, - Ты ведь "проводник", у тебя сильный дух. Но придется впустить ее в себя добровольно, позволить чужому сознанию подавить твое, приглушить... на какое-то время.
  -На какое?.. - кусая губы, не унималась я.
  -Ну, это как пойдет.
  -И потом ты... выгонишь ее из меня?
  Константин еще раз утвердительно кивнул, мягко улыбаясь мне.
  -Ну конечно. Не оставлю же так.
  Я сделала медленный, глубокий вдох, привела в порядок мысли и чувства.
  -Ладно, - не поднимая головы, объявила я, - А ты уверен...
  Послышалось нервное хихиканье. Я встретилась с колдуном взглядом и виновато улыбнулась.
  -Еще только один вопрос, - пообещала я.
  -Давай.
  -Ты уверен, что "во плоти" Настя скажет больше, чем... в виде духа?
  -Уверен. Ведь с тобой всегда намного проще было договориться, - лукаво сверкнув желтыми глазами, ответил кудрявый демон, в явно приподнятом настроении.
  
  
  Все повторилось: вьюга, дымка... но не успело еще облако обрести конкретные очертания, колдун подозвал меня ближе, взял за руку и заглянул в глаза.
  -Готова?! - перекрикивая еще не унявшийся буран, строго спросил он.
  -Да, - кивнула я, испуганно глядя в искрящиеся желтые радужки.
  Он взял меня за плечи и развернул лицом к клубящейся субстанции.
  -Что бы ни происходило, не выходи из круга, - стоя у меня за спиной, дал последнее наставление Константин. Я неопределенно качнула головой, но спросить, "почему?" не успела. Колдун выкрикнул знакомую фразу "Pumheqwa, hectih cho tumpedocrahar!", и я едва не захлебнулась в хлынувшем потоке. Густой белый дым забил ноздри, обволок горло, проникая и моментально охлаждая изнутри, застилал глаза, и какое-то время мне казалось, что я сама умерла. Ничего не видя, не слыша и не ощущая вокруг, я оказалась на несколько мгновений в невесомости. Чувства и мысли вернулись настолько резко, что я, на подкосившихся ногах осела на снег, обеими руками держась за живот, который почему-то страшно заныл. Я зашипела от боли и ощутила, как десны сводит от холода. "Мороз? Снег?.. Но почему? Сейчас ведь еще лето! Было, только вчера... Или нет?.." - путаясь в мыслях и пугаясь собственных навязчивых идей, я попыталась оглядеться в темноте. Снег, невысокие черные кусты, деревья, цветы... Из-под снега почему-то торчали живые, яркие цветы. "Как будто зима опустилась на землю внезапно..." - я попыталась встать, и что-то коснулось моего плеча, словно помогая... Я подняла глаза и отшатнулась, навзничь свалившись обратно в сугроб. Мужчина! Огромный, лохматый, небритый. Я согнулась пополам, чтобы унять напомнившую о себе тупую, тянущую боль. Мужчина позвал меня по имени. Обернулась, пытаясь вспомнить, откуда он может меня знать, и почему кажется мне знакомым... Но, при взгляде на эту глыбу, боль словно становилась острее. Да еще и страх, безотчетный ужас перед ним, перед странной, почти мистической, иллюзорной окружающей реальностью. "Мы... в каком-то лесу? Неужели... мне удалось сбежать? Все-таки удалось! - безмолвно ликовала я, размазывая теплые слезы по щекам, - А эта тварь нашла меня. Но... ведь это не ОН! Точно не он. Может... друг его? Или нанял кого-то? - подслеповатыми от слез глазами я щурилась, разглядывая незнакомца, стараясь угадать его намерения, - В любом случае, я знаю, что ему нужно..." Сердце отчаянно билось в предчувствии приближающейся, неминуемой беды, но ни встать, ни тем более бежать я не могла. Что-то держало, будто во сне, вязало по ногам. Что-то внутри меня уверяло, что с этой поляны уходить нельзя. То ли я ждала здесь прибытия помощи, то ли думала, что здесь ОН меня не найдет... Однако появление незнакомого мужчины грозило нарушить мои планы. Да и помощи, в такой мало приятной компании, я могла теперь попросту не дождаться.
  -Настя, - снова позвал он.
  -Не подходи... - взмолилась я каким-то не своим голосом.
  -Хорошо, - неожиданно согласился мужчина, опускаясь на корточки там, где стоял, метрах в трех от меня.
  -Че-го... - я прокашлялась, но голос не изменился, остался чужим, - Чего тебе от меня надо?
  -Ничего дурного, поверь, - очень убедительно, мягко улыбнулся он, - Я не охотник, а ты - не жертва.
  -А... кто ты?.. - нахмурилась я, но почему-то очень хотелось ему верить.
  -Я ищу того, кто тебя обидел. Ты ведь... поможешь мне его найти?
  От этих слов внутри меня все сжалось, порождая болезненный спазм внизу живота. Меня прошиб холодный пот, кровь прилила к голове, противно сдавливая виски. Я изо всех сил замотала головой, словно пытаясь стряхнуть это навязчивое мерзкое состояние, но ничего не выходило. Боль только нарастала, а сердце сжималось от омерзения, отчаяния и вернувшегося ощущения безысходности. Я вспомнила, как думала, что умру... в руках этой гниды... Я почти мечтала об этом. Лишь смерть могла принести мне облегчение, оградить от этого потного, вонючего, хладнокровного садиста.
  -Кто он? - попытался вернуть меня в реальность мужчина-детектив, - Просто назови имя. Ты ведь знаешь его?
  Я коротко кивнула, сжимая дрожащие губы.
  -И твои родители... тоже его знают? - как-то догадался он.
  "Наверное, действительно детектив" - подумала я, стараясь выпалить хоть слово, уже почти веря, что он поможет.
  -М-м-м... - вдохнула поглубже, поднимая невидящие глаза к небу, - М-максим...
  Лохматый сжал губы в сдержанной, довольной улыбке, беззлобной. И я судорожно вздохнула, почти с облегчением.
  -Макс?! - грянуло где-то чуть в стороне, за спиной детектива, голосом до боли знакомым, только надломленным, словно от боли.
  -Папа?.. - выдохнула я, поднимаясь на колени, потом на ноги... - Папочка! - слезы хлынули градом. Я бросилась к нему, повисла на шее, но почему-то оказалась почти с него ростом. Плевать! Папа тоже плакал. Он как-то нерешительно обнял меня, будто ему тоже не верилось, что я все-таки вернулась.
  -Это было... так ужасно. Я думала... никогда больше вас с мамой не увижу, - уткнувшись лицом в его пропахшую сигаретами, родную куртку, сквозь слезы улыбалась я.
  -Мы тоже... - выдохнул он, - Моя девочка... - вдруг словно сорвавшись, стиснул меня до дурноты, припав губами к виску.
  Стало как-то не по себе. Так непривычно было видеть его таким заплаканным, таким... отчаявшимся, опустошенным, иссушенным горем.
  -Пап, ну не плачь, - попыталась утешить я, сама едва не захлебываясь слезами, - Я... думала, что умерла. Но я ведь... здесь, с тобой, видишь?..
  -Так и есть, Настя! - громко, печально и крайне серьезно объявил "детектив", подходя ближе к нам, пряча руки в карманах пальто, - Мне очень жаль, но... ты действительно погибла, от рук этого выродка.
  Я испуганно переглянулась с отцом, но тот отвел глаза, и на лбу у него появилась скорбная складочка, что означало... "детектив" не лжет. Я расцепила руки, отступая чуть в сторону от них обоих, постаралась вспомнить... Новая волна боли и ужаса захлестнула сознание. Я согнулась, упав на колени. В животе точно разливался огонь, жидкое олово или что там еще заливали осужденным на смерть римским каторжникам. Сквозь пелену спасительного полуобморока, я поняла, что все это уже со мной было... не так давно... и тогда я уже попрощалась... с семьей и Жизнью... навечно.
  -Мы вернули тебя для того, чтобы ты рассказала нам правду, Анастасия, - услышала я мрачный, низкий голос первобытно-милого "детектива" над головой, - Теперь он получит по заслугам, - пообещал он, вселяя в мое сердце умиротворение, - А тебе... пора возвращаться.
  Лежа на снегу, не в силах терпеть обжигающую боль и ломоту во всем теле, я приоткрыла глаза, превозмогая усталость, подняла лицо от колючего, но приятно прохладного наста.
  -И все же... Это действительно... Мак-сим? Дядя Макс? - с содроганием, шепотом повторил отец, не веря в столь чудовищную двуличность и вероломство лучшего друга, - Ты... уверена?
  -Да, папа... - улыбаясь ему сквозь слезы, выдохнула я и сквозь зубы повторила, с трудом преодолевая омерзение, - "Дядя Макс"...
  -Прости меня... - выдохнул отец, бессильно опускаясь рядом со мной на колени, - Прости... моя девочка.
  -Я люблю тебя... - прикрывая уставшие веки, чуть слышно успела ответить я, чувствуя, как падаю в темную бездну, как меня затягивает в нее.

Глава шестая.


  За окнами, в лучах утреннего солнца искрились мельчайшие крупицы снега, как алмазная пыль, весело метались, подхваченные молодым, теплым ветром. Когда я очнулась в гостиничном номере, судя по виду из мансардного окна, в Архангельске было уже позднее утро. Тело все еще ломило. То тут, то там вспыхивали спазмы, ныли мышцы... Я осторожно потянулась, проверяя, могу ли вообще двигаться. Из груди вырвался плаксивый стон. Я сжалась, по привычке схватившись за живот. Где-то щелкнул дверной замок. Я невольно вздрогнула.
  -Проснулась? Ну, как ты? - медленно, даже опасливо подходя к кровати, осведомился Константин.
  Я поморщилась, вместо ответа на второй вопрос.
  -Узнаешь меня?.. - с сомнением, тревожно уточнил колдун, видимо, приняв мое молчание за защитную реакцию.
  -Угу... - простонала я, отворачиваясь к окну, потому как голову держать было слишком тяжело.
  Мужчина присел на край постели и бережно поправил одеяло, укрывая мое плечо.
  -Ну а... как тебя зовут?
  Я скосилась на колдуна с презрительно-раздраженной усмешкой, но какую-то долю секунды действительно сомневалась.
  -С-саша, - тихо и чуть хрипловато вышло у меня, - А тебя К...
  -Не надо, - поспешил оборвать меня колдун, - Как меня - я знаю, - сдержанно улыбнулся он.
  -Я хотела сказать "Константин"... - хмурясь на его извечно шутливое настроение, буркнула я.
  -Плохо? - сочувственно спросил он.
  -Угу, - прикрыв глаза, призналась я, - Знаю... "Сама виновата", - предвосхищая его следующую реплику, заранее согласилась я.
  -Вообще-то я хотел сказать, что ты умница, - вопреки моему пессимистичному настрою, заявил колдун, - Слабенькая еще, конечно, неопытная... но умница. Если бы не ты...
  -Они... нашли его?! - преодолевая слабость, тревожно вскинула голову я.
  -Уже ищут. Теперь это лишь вопрос времени.
  -А доказательства? Улики...
  -Приложатся, - уверенно и чуть хитровато улыбнулся он, - Я тут... сгонял утром, побеседовал со свидетелем, пока ты спала... - скромно отводя глаза, зачесал репу Константин.
  Я сжала губы в умиротворенной улыбке, опускаясь обратно на подушку. Чудовищная слабость и хандра никак не отпускали мое хлипкое, измученное чужой болью, тело. "Чужой ли?.." - я вновь и вновь прокручивала в голове воспоминания... не свои, Настины, но до сих пор до омерзения четкие и реальные. "Все, что дядя Макс говорил, все, что делал со мной... Не со мной, с Настей! Да что за..." - злясь на свое упрямое, заблудившееся сознание, я услышала, как Константин поднялся с кровати и почти бесшумно крадется к выходу.
  -Не уходи! - взмолилась я, - Пожалуйста...
  -Тебе нужно отдохнуть. Постарайся еще поспать, - выглянул из прихожей колдун, задержавшись на пороге.
  -Не хочу... не могу, - поморщилась я, даже прослезившись от слабости и обиды, - Мне страшно. Все время кажется, что ОН... вот-вот вернется и... заберет меня обратно, в тот дом... в тот подвал...
  -Вот... этого-то я и боялся, - отпуская ручку двери, мрачно вздохнул Константин, проходя в комнату, - Остаточный эффект псевдо памяти, фантомные боли...
  -Фантомные... страхи, - устало фыркнула я, пытаясь шутить над собственным плачевным состоянием.
  -Да. И они тоже, - негромко буркнул колдун, устраиваясь на убранной части постели, рядом со мной, - Тебе нужно четко разграничить свои мысли и ее страхи, свои воспоминания и ее...
  -Ясно, - прошептала я, - Не понятно только, КАК мне это сделать?.. Как я могу понять, что мое, а что - нет?
  -Не сразу, постепенно, но твоя душа встанет на место и все истолкует, как надо. Я говорил... ты еще не готова.
  -Разве к такому... можно подготовиться?
  -Можно, если знать, чего ожидать от "вторжения" чужой психики, тренировать, развивать и укреплять свой разум...
  -Хочешь сказать, я еще слишком глупая?.. - по-детски обиженно шмыгнула носом я, но вместо ответа ощутила теплую ладонь, скользящую по макушке и, не открывая глаз, потянулась к колдуну, стремясь обрести покой в его сильных руках, почувствовать себя защищенной. Константин позволил мне прилечь к нему на плечо, но обнял как-то неуверенно. Вспомнились скованные движения Алексея, его замешательство.
  -Он... - я опомнилась, сообразив, что колдун не слышит мои мысли и не догадывается, о ком я, - Леша действительно поверил, что я - это она?
  -Тебя это удивляет? Между родителем и чадом... если это хорошая семья, такая как наши Воробьевы, есть... интуитивная связь. Он просто знал, что Настя рядом, чувствовал это сердцем... а уж потом и разумом постиг.
  -Да, он... Леша очень хороший папа, - себе под нос прошептала я, думая вслух.
  -У тебя ведь... не было отца? - вдруг почему-то припомнил Константин, хотя мне оставалось лишь догадываться, откуда у него эта информация.
  -Нет, - не собираясь увиливать и скрывать это, ровно ответила я.
  -И каково было... ощущать подобную кармическую нить?..
  -Это было... странно, - призналась я, - Но, в то же время, очень здорово. Он для меня...
  -...для нее, - поправил колдун.
  -Он для нее был как... супер-герой, - сонно улыбнулась я, - Настя все эти три страшных месяца верила, что папа найдет ее и непременно спасет... И даже когда осознала, что умерла, нисколько в нем не разочаровалась. Она просто решила, что он не успел...
  -Так и есть... - глубоко вздохнув, с печальной улыбкой подытожил мой добрый демон.
  
  Я лежала у него на плече. От мелькающих в голове обрывков фраз, мыслей и смутных, малоприятных видений, время от времени, тело охватывал нервный тремор, судорогой сводило живот, мутило и, признаться, жутко хотелось удавиться... но я льнула к Константину, ощущая его запретное, строго лимитированное, но такое нужное мне сейчас, тепло. Анастасия, после того, что ей пришлось испытать, действительно люто ненавидела мужчин и не подпустила бы к себе настолько близко даже отца. Так что я определенно приходила в себя, и мои собственные эмоции постепенно брали верх над ее маниакально-депрессивным состоянием. Уже хотелось продлить эти мгновения горького, но, в высшей степени, целительного полу-транса, когда колдун пробудил меня осторожным прикосновением к плечу, шепча:
  -Просыпайся, девочка моя... Если мне опять придется тащить твое бесчувственное тельце мимо рецепции... боюсь, в столь беспробудное пьянство они уже не поверят. Могут возникнуть проблемы... - на волне своего сумеречного юмора, съязвил он.
  -Ты сказал им, что я перебрала? - сквозь сон усмехнулась я, но мозг начал потихоньку шевелиться, - Блин... Сколько времени? Мы до понедельника-то успеем вернуться? - остервенело растирая отекшие веки, простонала я.
  -Да вот, в том-то и дело... - помогая мне сесть, нахмурился Константин и, поднявшись с кровати, вытянул из кармана телефон, - Если выедем прямо сейчас... будем в Москве примерно к четырем утра.
  -Блин... - повторила я, - Черт! - увидев себя в зеркале, ужаснулась я и поплелась в ванную на еще некрепких ногах, держась за стены и мебель, но отказалась от помощи колдуна. Уж очень хотелось вновь почувствовать себя нормальным, самостоятельным человеком, - Я ведь даже отдохнуть перед работой толком не успею, - уже из ванной ворчала я, умываясь холодной водой.
  -Поспишь в дороге! - послышался ровный, торопливый отклик уже из коридора, - Я внизу, прогреваюсь. Подниматься не буду. Сдашь ключ!
  Хлопнула входная дверь. Я подняла глаза, переглядываясь со своим отражением в забрызганном, мутном зеркале. "Где-то я уже это слышала..."
  
  Пока я спускалась, в голову приходили разнообразные проклятья в адрес колдуна, варианты того, что я скажу ему, когда сяду в машину, один другого жестче. Порядком надоело гадать, о чем он думает. Непредсказуемость Константина начинала действовать мне на нервы, а сейчас и вовсе чуть не довела до слез. Мне было обидно, что заботливость колдуна оборвалась так резко, словно была для него всего лишь очередным необходимым ритуалом. Только очутившись на первом этаже гостиницы, я начала понемногу остывать и вспомнила, что сама отказалась от помощи, едва вскочила с постели. "Оскорбился ли он? Или же просто воспринял мое желание так буквально, что не стал помогать мне спускаться?.." - толкая тяжелую дверь, гадала я. Пикап стоял у самого крыльца. Взобравшись на сиденье, я на миг встретилась с Константином взглядом. Мужчина не был раздражен, не злился и вроде бы даже чувствовал себя отчасти виноватым в моем плачевном состоянии.
  -Ты уверена, что стоит спешить на работу? - осторожно начал он, виляя по разбитой дороге портового города, стараясь объехать ямы, - После такого тебе бы отдохнуть, отлежаться денек-другой.
  -Не могу, - я с сожалением качнула головой, - В понедельник планерка... Да еще отчеты за месяц нужно сдать... - простонала я, хотя сама бы уже была рада забить на все к чертям. Я здраво оценила свое самочувствие и поняла, что навряд ли смогу нормально работать, и пару часов сна едва ли что-то изменят.
  -Думай сама, но уж до вечера реши что-нибудь. Я так понимаю, тебе ведь надо предупредить их заранее?
  -Угу, - вздохнула я, устраиваясь в кресле горизонтально.
  Не успела закрыть глаза, как на плечи легло мягкое и теплое покрывало. Сконфуженно улыбнувшись, я скосилась на колдуна.
  -Откуда?..
  -Позаимствовал в этом клоповнике, - шкодливо щурясь, признался Константин, - Подушку не прихватил, извини. Ее под пальто не утаишь. Да и... за такую габаритную кражу мне бы срок уже побольше светил...
  Я давилась смехом, не в силах хохотать в голос, закашлялась.
  -Спасибо, - выдавила я.
  -Да ладно. Чего не сделаешь ради такой прилежной ученицы.
  -М! Я уже не "подельница"?.. - сонно фыркнула я.
  -Да. Ты прогрессируешь... - сдержанно улыбнулся этот подхалим.
  
  Я прикрыла глаза. Казалось, всего на минуту... но провалилась в сон, да не просто в сон, а в кошмар, пережитый Настей наяву! Сырость, полутьма, затхлый запах... Жесткий грязный матрас без простыни, влажный от пота... Колючий, рваный плед царапает мое обнаженное тело, но я, как умалишенная, кутаюсь в него все сильнее, не смотря на жару, на брезгливость, на то, что кожа уже зудит... Я поднимаю глаза и понимаю, почему. Надо мной возвышается огромная обрюзгшая туша, килограммов под девяносто. Пивное пузо, безволосая грудь, покрытая жирной, липкой влагой, сведенный злорадным оскалом, мерзкий двойной подбородок... "Как у жабы..." - меня передернуло. Пухлые пальцы хватаются за край пледа и с силой выдергивают его из моих рук. Не могу выдавить ни слова, горло ободрано внутри, и больно даже глотать, словно я орала сутки напролет, без остановки... Мотаю головой, пытаюсь пятиться назад, но особо некуда. Руками закрываю грудь, чувствуя кожей похотливый взгляд. С губ срывается страдальческое мычание, а к горлу подкатывает ком, когда одна толстая рука хватает меня за локоть, а вторая - за лодыжку и тянет... тянет к краю матраса, к этой липкой скотине, к этому слизняку!
  -Александра! - доносится откуда-то издалека тревожный голос колдуна, - Саша, проснись...
  Преодолевая боль в горле, набрав побольше воздуха, перестав мычать, усилием разомкнула губы и издала истошный вопль. Захлебываясь слезами, очнулась... в теплых, заботливых руках Константина. Машина не двигалась. Мы, кажется, остановись на обочине. Колдун держал меня за плечи, несильно сжимая, помогая мне проснуться окончательно. Едва разлепив веки, я бросилась к нему. Прильнув к широкой груди, вдыхая родной, уютный запах, я рыдала, не в силах остановиться. Константин обнимал меня крепко, гладил по макушке и шептал:
  -Все, все... Не бойся... Здесь он тебя не достанет...
  -Я... Я опять была там... - задыхаясь, выпалила я, и, кажется, заговорила Настиными словами, - Не могу... Не хочу больше!
  Колдун стиснул меня сильнее, приглушая мои истерические конвульсии.
  -Ч-ч-ч! Ты никогда там не была, Саша. Ни тогда, ни сейчас. Слышишь?! Ни-ког-да. Не была и не будешь. Это была ЕЕ жизнь. И она уже закончилась, - громко, четко и безапелляционно внушал он мне, - Настя свободна от него. А ты и подавно. Это всего лишь игры подсознания, память... ЕЕ память.
  -Я з-наю... - икнула я, пытаясь вдохнуть глубже.
  -Ну, вот и умница, - поправляя мои растрепавшиеся, прилипшие ко лбу волосы, улыбнулся Константин, отвлек меня от своего плеча и бережно вернул на пассажирское сиденье, - Есть не хочешь? Надо бы поужинать перед ночной дорогой, - выезжая обратно на трассу, спросил он, окончательно возвращая меня в реальность.
  Я покачала головой. Мало того, что после такого мне точно кусок в горло бы не полез, так еще и показываться на людях в том виде, и в том состоянии, что я была сейчас... совершенно не хотелось.
  -Может выпить? - хмыкнул колдун, не слишком всерьез, но я задумалась.
  -Пожалуй... - грустно усмехнулась я в ответ, шмыгнув носом, - Если мозг начинает выдавать такие финты, его, наверное, лучше на время отключить. Пусть... отдохнет. Или я так с ума скоро сойду. Просто съеду с катушек и все...
  -Ладно. Как скажешь, - пожал плечами Константин, - Я тогда зайду, возьму тебе чего-нибудь. Ты... - он окинул меня сочувствующим взглядом, - ...в машине посидишь?
  -Угу.
  Пока колдун затаривался провиантом в придорожной забегаловке, я постаралась привести себя в порядок, хотя бы внешне. Причесалась, отерла лицо влажной салфеткой, скомкала и выбросила в окно... но застыла, глядя поверх приспущенного стекла на Константина, несущего полные пакеты еды.  [] Он был таким... мирским, таким домашним с этими "авоськами". Завидев мою удивленную, но посветлевшую физиономию в окне, он улыбнулся, и меня бросило в жар. Отлепившись от стекла, я села ровно, старательно изгоняя из головы всю ту муть, что пришла мне сейчас на ум.
  Бросив сумки назад, колдун вернулся за руль, в отличном расположении духа, наверняка, задумав какую-нибудь очередную авантюру. Едва сдерживая улыбку, он сунул мне закрытый пластиковый контейнер, умопомрачительно пахнущий шашлыком, и настоял на том, чтобы я как следует поела перед "возлияниями" (хотя в уговорах уже не было нужды - этот божественный запах меня настолько зомбировал, что я позабыла обо всем на свете), а сам начал откупоривать бутылку шампанского. Я скосилась на зеленоватый сосуд в его руках, не совсем понимая, почему Константин выбрал именно этот, как мне показалось, неуместный в данной ситуации, напиток. Но колдун ничуть не смутился, вероятно, ожидая подобной моей реакции.
  -Мы не поминаем, мы празднуем, - глядя мне в глаза, покачал головой он, - И не ворчи, что я за рулем. Я чисто символически, полглотка, с тобой за компанию.
  -М-да?.. И что празднуем? - раздирая сочный кусок мяса руками, фыркнула я.
  -Внезапное раскрытие твоих талантов... - сокровенно промурлыкал колдун, разливая благородное игристое вино по неблагородным пластиковым стаканчикам, - Твой Дар... проявил себя столь неожиданно и до того... вовремя. Признаться, я даже не надеялся, что это произойдет так скоро и... настолько естественно, - заметно волнуясь, говорил он, а у меня, помимо стыдливо приглушенной, смутной гордости, появилось стойкое ощущение какой-то подлой подставы.
  -Погоди, ты что... специально меня сюда потащил?! - бросив недоеденный кусок шашлыка обратно в коробку, взбеленилась я, таращась на этого расчетливого лицемера.
  -Кхм, вообще-то я "потащил" тебя сюда, чтобы работать. Да, признаюсь, этот заказ я выбрал в надежде на то, что твое отношение к моему ремеслу... несколько изменится, - грея в руках оба стакана, спокойно оправдывался Константин, - Но... помилуй мать. Не мог же я заранее знать, что ты так проникнешься их бедой, что с ходу бросишься в омут с головой еще... толком не умея "плавать". Тебе ведь никогда раньше не было дела до клиентов, обрядов... - колко заметил он, и я виновато отвела взгляд, - Единственное, что тебя волновало - твоя собственная безопасность, твоя Жизнь, кровь, потраченное время...
  -Тут все было совсем... по-другому, - в свою очередь призналась я, - Мне действительно не интересна судьба бандитов, не поделивших общак... старой Горгоны, одуревшей от похоти и власти... Будь у меня твой дар, я помогала бы только таким людям, как Воробьевы, и... не за деньги.
  Колдун усмехнулся, мягко, по-доброму. Я подняла глаза, и увидела, как он смущенно хихикает себе под нос.
  -Ты... взял с них деньги?..- решилась уточнить я, неуверенно улыбаясь в ответ.
  -С них - нет, - покачал головой колдун, пристраивая один стакан в подстаканник у руля, а второй прямо на торпеду, и закурил, чуть приоткрыв окно, - Но пойми одну простую вещь, Саша... Как ни крути, а деньги все-таки нужны. Нужны на взятки сторожам кладбища, нужны на бензин, на крыс и прочие... расходные материалы. Иными словами - чтобы помочь одному хорошему человеку бесплатно, придется поработать на десяток "плохих"... Ну и кушать, ты знаешь, тоже хочется, иногда, - весело закончил он, прогоняя повисшее в воздухе напряжение.
  В наступившей тишине Константин шумно выпустил густой, пряный дым в окно и глубоко вздохнул. Я помолчала с минуту и нерешительно потянула руку к стаканчику на торпеде.
  -Можно?..
  Мужчина обернулся на меня и словно ожил. Метнув бычок "за борт", он вновь взял в руки импровизированные "бокалы" и готовился произнести тост, но я состроила умоляющую гримасу и поспешила перебить:
  -Давай... просто выпьем? Ни за что. Просто...
  -Так не терпится выпить?.. - осуждающе повел бровью Константин.
  -Просто повод не кажется мне таким уж знаменательным, - честно ответила я.
  -Хм... Ну, может тогда... За знакомство! - обрадовался собственной находчивости он, - Кажется, мы за него еще не пили... - шутливо нахмурился колдун, напрягая память, но вдруг встретился со мной прямым взглядом, переставая улыбаться, - Или опять скажешь, что повод сомнительный?..
  Я вздохнула, прогоняя тоску. Уголки губ дрогнули, порождая ямочки на щеках, призванные развеять подозрения Константина.
  -За знакомство, так за знакомство... - пожала плечами я, поднимая стакан.
  Когда наш "праздничный" ужин был окончен, я отзвонилась шефу и, не без труда, но все же выпросила себе отгул на понедельник. Уже представляя, как буду дрыхнуть цельные сутки, я развалилась на сидении, время от времени украдкой разглядывая колдуна. Машина снова неслась по трассе, за окном мелькали фонари и спящие поселки, железнодорожные переезды, промерзшие поля, черные леса... По венам разливался сладостный яд в виде алкоголя, и моя душа согревалась, а разум лениво блаженствовал. Чужие переживания его больше не тревожили, лишь мои собственные пытались взбаламутить, но не пробивались дальше подсознания. Я начала проваливаться в сон, но насильно выдергивала себя из полудремы, боясь повторения кошмара или, что еще хуже, - новой "серии" этого психологического триллера. Пикап начал сбавлять обороты и вскоре совсем остановился. Я приподняла голову, чтобы посмотреть. Перед самым капотом опустился полосатый шлагбаум. "Очередной переезд" - поняла я и умиротворенно опустилась обратно.
  -Ну что, я вижу, тебе полегчало, с шампуня-то? - негромко, но участливо, заметил Константин в наступившей тишине.
  -Ага, - сладко потянулась я, кутаясь в краденый плед.
  -Ты смотри, не бери только это за правило, ага? - опять ударился в нравоучительство колдун, - Не все проблемы можно решить...
  -Угу! - недовольно промычала я, отворачиваясь от него.
  -Ладно, ладно... - умиленно засопел Константин, - Знаю я, что ты умница и сама все лучше меня понимаешь. Дай поворчать-то немного, для порядку...
  Я улыбнулась, не открывая глаз, и почувствовала, как по виску скользят теплые пальцы, бережно убирая прядки с лица, прошлись по скуле... Я сонно потерлась щекой о его ладонь, борясь с желанием захватить ее в плен и использовать в качестве подушки, как уже было однажды... с нами. "А с нами ли?.. Даже не верится... - с тоской подумала я, - Трудно себе представить, что когда-то мы с Константином были... в одной постели. То, что я помню... как будто были не мы. Я ничего не знала о нем, а он - обо мне. Ну, может, чуть больше, чем ничего, но все же... Это действительно было безумие, внезапное помрачение рассудка... Алкоголь?.. Возможно лишь благодаря ему мы это сделали? А еще стресс, интрига, запрет "целоваться" на первом свидании и много чего еще. Так или иначе, меня, конечно, тянуло к нему тогда, но не так, как сейчас. Совсем по-другому. Не так... осмысленно, что ли..." Вдалеке протяжно прогудел дальний, и шум за окном начал нарастать. Заметив, что я лащусь как кошка, Константин запустил пальцы мне в волосы, нежно и с упоением перебирая упругие завитки. Я старалась даже не дышать, боялась спугнуть это наваждение. Мимо нас с грохотом несся поезд. Когда по перегону уже отстукивала последняя пара колес, надо мной чуть слышно прошелестело:
  -Моя девочка... - ласковым, чуть хрипловатым шепотом, как капля Живой воды в пересохшей речной долине.
  Сердце настороженно сжалось. Я распахнула глаза, но Константин уже завел мотор, и пикап медленно тронулся, ныряя под поднимающийся шлагбаум.
  -Так... Леша называл Настю, - негромко прокомментировала я, с ноткой светлой грусти, - Но мне нравится, - поспешила заметить, пока колдун не начал упрекать себя в нарушении условий моей "реабилитации".
  Мужчина ответил сдержанной улыбкой. Немного приподняв спинку кресла, я выглянула в окно, продолжая бороться со сном, но там было темно, хоть глаз выколи. Хотелось заговорить о какой-нибудь чепухе, о чем угодно... но, в тоже время, было страшно. Казалось, любая его следующая реплика разрушит иллюзию гармонии, колкое, резкое, злое слово... или просто холодный, безразличный взгляд. "А вдруг нет?.. Может я уже просто стала параноиком?.."
  -А как... мне-то тебя теперь называть? - все же решилась, ляпнув первое, что пришло на ум.
  -Теперь?.. - недоуменно поднял бровь колдун, но я не стала раньше времени себя накручивать.
  -Ну да. По имени - нельзя, а Костиком... если честно, язык не повернется. Ты совсем... не он.
  -Что... - спесиво фыркнул колдун, - ...не дотягиваю до столь "высокого" звания?
  -Да нет... Не в этом дело... - стушевалась я, понимая, что зря вообще подняла эту дурацкую тему.
  Но мой кудрявый демон обернулся и, видимо, заметив на моих щеках хмельной румянец, смягчился.
  -Кстати, а кто он по профессии? - почему-то заинтересовался колдун.
  -Костик?.. - я растеряно заморгала, - Руководитель отдела продаж в тур-фирме... своих родителей, - с грустной усмешкой закончила я, отводя глаза.
  -М-м! - оживился он, - Так и я в туристической сфере работаю! - с наигранным восторгом заявил колдун, вновь заставляя меня улыбаться, - Правда, мои клиенты путешествуют на более... дальние расстояния.
   Давясь беззвучным смехом, я чувствовала, что щеки уже болят.
  -А ты говоришь... У нас столько общего!.. - развел руками колдун, веселясь вместе со мной.
  -М-да, - я перевела дух, - И все-таки, как же мне к тебе обращаться?
  -Ну... одно то, что данное желание у тебя возникло, уже радует, - не собираясь униматься, продолжил острить он, - Можешь... Хм-м, - наконец-то задумался всерьез и почему-то полез в опять карман, но в этот раз достал всего-навсего телефон, - Всегда было интересно... - он выбрал контакт из списка и хитро скосился на меня.
  -Что интересно?.. - не понимая его ужимок, неуверенно хмыкнула я, но в следующий миг ощутила вибрацию и вытащила из кармана трезвонящий коммуникатор, переглянулась с этим незатейливым интриганом и, безо всякой задней мысли, показала ему дисплей. Там светилась всего одна буква - "К".
  -К-хм. Лаконично, - передернул бровями колдун, разочарованно отводя взгляд и убирая телефон, - Вот так и называй, раз... посвятила мне целую букву... из тридцати трех.
  -Ты серьезно?.. - поморщила лоб я.
  -Почему бы и нет? Ка... Мне нравится, - пожал плечами он, - Коротко и со вкусом...
  -Ка?.. Это что-то из серии "В город "Эн" прибыл гражданин "Ка""...
  -...и случайно переехал гражданку "А", - тут же нашелся этот остряк.
  Я устало улыбнулась, не в силах уже смеяться.
  -М-да... Или "Мудрый Каа"... - продолжила я подбирать ассоциации.
  -Не, - несогласно мотнул головой колдун, - Это я буду лет через сто, сто пятьдесят. Старый, дряхлый, как Гидеон... но о-о-очень мудрый.
  Я настороженно затихла, пару секунд размышляя, не приглушить ли свое любопытство. Но, похоже, что алкоголь временно избавил меня от комплексов и излишней природной осторожности.
  -Гидеон? Твой питон, или...
  -Или, - кивнул колдун.
  -Я подозревала, что своей мифической "зверушке" ты дал это имя неспроста, - отвечая откровенностью на откровенность, буркнула я.
  -Это имя моего наставника, - продолжил раскрывать карты он, и я уже начала опасаться, что он наговорит чего-нибудь запретного, чего смертной знать нельзя, но язык... предательски озвучил новый вопрос:
  -Это... наверное, "произносимое"?
  -Разумеется, - сдержанно отозвался демон, и я решила сменить тему, пока не поздно, но в итоге лишь поменяла русло, а не направление:
  -Кстати... давно хотела спросить, зачем нужно имя, если его нельзя произносить? И зачем ты... назвал мне свое?
  Колдун с минуту поглядел на меня, словно размышляя, готова ли я для данной информации.
  -Это для... крайних случаев, - без улыбки ответил он низким, чуть приглушенным голосом, нагнетая атмосферу, - Если ты когда-нибудь согласишься стать моей ученицей, у тебя тоже такое появится.
  -З-ачем?.. - пропавшим от волнения голосом, уточнила я.
  -Это наша "сигнальная ракета". Если вдруг окажешься в сложной ситуации, на грани Жизни и Смерти, там, откуда могу вытащить только я... просто произнеси это имя вслух, позови меня, Саша, и я приду, - без тени минувшего шутливого настроения, предельно серьезно объявил колдун.
  -А... почему только в крайнем? - осторожно поинтересовалась я.
  -Оно не для этого мира. Лучше лишний раз не тревожить данную... сторону моей Сущности. Да и видеть тебе ее тоже... ни к чему, - резковато закончил он, обрывая этот внезапный, но затянувшийся "момент истины".
  
  Из-за непредвиденных остановок, мы добрались до Москвы только к шести, и я была несказанно рада, что догадалась отпроситься с работы, иначе мне пришлось бы идти туда, вообще не спавши. Константин пообещал не тревожить меня до следующих выходных, но еще раз посоветовал обдумать увольнение. Я не ответила ничего. Спорить не было сил, но и соглашаться на роль "подмастерья колдуна" и, как следствие, его иждивенки, я не собиралась.
  Дома встретила ошалевшая от одиночества кошка. Той еды, что я оставила, ей вроде бы хватило, но, едва я открыла дверь, Рыжая кинулась мне под ноги с истошными воплями, отдаленно напоминающими мяуканье. Глаза были огромные и совершенно сумасшедшие. Сердце сжалось от щемящего чувства вины. Она никогда еще не оставалась так надолго одна.
  И снова закрутились серые дни, каждый на полтона темнее предыдущего. Отчеты, стычки с "дружелюбным" коллективом, пустые вечера, звонки врачу, бессмысленные поездки в больницу. Мать не приходила в себя, и медики не обнадеживали прогнозами. Я в полной мере осознала, каково это - быть совершенно одной. Ленка звонила пару раз за неделю, интересовалась моими делами, видимо, проверяя, не сделала ли я с собой чего-нибудь. Она не знала, что для сведения счетов с Жизнью, если уж я решусь на подобный шаг, у меня есть персональный "гид" в загробный мир.
  Единственное, что отвлекало меня от всеобщего хаоса - размышления о новом смысле моего существования. Да, пусть опыт с Настей был не самый удачный в плане последствий, нам все же удалось восстановить справедливость, наказать преступника и упокоить душу бедной девочки. Не скрою, мысль о том, что я могу хоть что-то в этом мире исправить, воодушевляла. "Пусть не в своей, так хоть в чужой жизни наводить порядок..." - думала я, стоя у копировального аппарата в ожидании страниц договора. Оклик по фамилии внезапно выдернул меня из мира фантазий на тему спасения человечества. Меня позвали к телефону рецепции.
  -Да?.. - в недоуменно-тревожном замешательстве пролепетала я в трубку, косясь на подозрительно испуганную секретаршу Марию.
  -Лазарева Александра? - официально уточнил не менее тревожный голос девушки.
  -Да, это я.
  -Здравствуйте, это из больницы Вас беспокоят... - осторожно начал голос, и у меня в глазах начало темнеть.
  Не помня себя, я вылетела из офиса, села к первому попавшемуся частнику и на автопилоте добралась до больницы. В сознании клубился какой-то черный сумбур, удушливый мрак, не дающий сосредоточиться ни на одной конкретной мысли.
  Врач встретил меня у самого порога отделения и сразу предложил присесть.
  -Что... - я прокашлялась, - Что случилось? Мне сказали...
  -Падение ухудшило ее состояние.
  -Падение? Но как?.. Как это могло произойти... здесь? - охрипшим голосом сипела я, таращась на зеленую стену перед собой.
  -Ремиссия, - тяжело вздохнул доктор, - Внезапное улучшение... Ей захотелось встать и... Никто не мог этого предвидеть и предотвратить.
  -Ясно, - я опустила глаза, - И... что же теперь? Каков прогноз?
  -Если честно, не утешительный, Александра. Простите, но... Мы действительно сделали, что могли. Сейчас Ваша мама снова в коме, на этот раз в более глубокой, и... одному Богу известно, когда изменится это состояние, и... изменится ли вообще. Вы... меня понимаете?
  -Да, Сергей Михайлович, - сквозь черную пелену выдохнула я, но мысли заметались в каком-то совершенно ином направлении, отчаянно, шустро, словно... была еще в моем подсознании какая-то надежда. Откуда?.. - Извините, мне... нужно позвонить... - отстраненно прошептала я, поднимаясь на ноги, и побрела вдоль длинного, узкого коридора скорби, прижимая к уху мобильник.
  Абонент, вызываемый мной, ответил почти мгновенно, после второго же гудка, будто ждал, что я позвоню... или, может, чувствовал?..

Прода от 26.12.12
  -Да?.. - послышалось в трубке приветливо, но все же чуть удивленно.
  -Ка... - выдохнула я, собираясь с духом, ведь, только услышав его голос, задумалась, что сказать и как... попросить о том, о чем раньше никогда бы не осмелилась даже помыслить, не то что произнести это вслух, - Привет. Это Саша... - продолжила я, чтобы прервать это глупое молчание.
  Приглушенная усмешка.
  -Это я уже понял, - нетерпеливо хмыкнул колдун, но догадался о причинах моего замешательства, - Что-то случилось? - голос Константина стал ниже на пару тонов, тревожнее.
  -Да. Я... - сделала над собой усилие и, наконец, пришла в разум, - Мне нужна твоя помощь.
  -Помощь? Я... не ослышался?.. - вновь фыркнул колдун, как мне показалось, немного злорадно.
  Захотелось повесить трубку, но я сдержалась. Не ради него, не ради наших сомнительных, хрупких отношений или не менее странного партнерства. Ради мамы.
  -Нам нужно встретиться, - ровно продолжила я, не реагируя на колкость, - Когда у тебя будет время?
  -Для тебя? Хмм... Хотя подобное и не следует говорить молодым особам, но для тебя, Александра - всегда, - неожиданно разлюбезничался Константин, - Правда, мне казалось, в такую рань ты обычно еще варишься в своем добровольно-рабском офисном аду.
  -Я не на работе, - глядя в мутное, наполовину закрашенное окно, бесцветно отозвалась я, - И сегодня уже навряд ли туда вернусь. Я... в больнице. Где мы могли бы...?..
  -Ясно, - торопливо перебил колдун, не дав мне озвучить вопрос, - Жди там. Скоро буду.
  
  В промозглом, сумеречном сквере на территории больницы пахло холодом и пожухлой листвой. Я брела, не глядя под ноги, мысленно подбирая нужные слова, но ничего вразумительного в голову не приходило. Только жалобы, отчаянные "я не вынесу" и "никогда ни о чем не просила", бессильно-злобное "если ты не поможешь..." и слезы, застилающие глаза, душащие, мешающие складывать эмоции в слова. Колдун появился внезапно, из ниоткуда, словно выплыл из влажного воздуха парка. Впрочем, сейчас я была так далека от реального мира, что могла и просто не заметить, как он прошел через калитку, хоть и оглядывалась на нее каждую минуту. В очередной раз обернувшись, я увидела его, бредущего по узкой асфальтовой дорожке, шагах в пяти от меня, остановилась. Константин встретил мой взгляд печальной улыбкой, без дежурных гримас и подколок. Он, похоже, догадывался, о чем я собираюсь попросить, но что-то в его выражении лица подсказывало мне, что колдун уже все обдумал и намерен отклонить мою просьбу. Какой-то тревожно-отрешенный блеск в желтых глазах. Это было так на него не похоже. Я даже не решилась заговорить первой, опасаясь услышать отказ.
  -Ну, - не сдержался Константин, - Что ты молчишь? Вызвали с работы? Значит... стало хуже? - догадливо, но бесцветно начал он, ровняясь со мной, жестом предлагая продолжить прогулку вместе.
  Я кивнула.
  -Кома четвертой степени. Она на аппаратах, - чуть хрипло выпалила я, не глядя на него.
  -И... какого же рода помощь требуется от меня?.. - не ходя вокруг да около, колдун задал вопрос в лоб.
  Я остановилась и подняла глаза, чтобы видеть реакцию и не упустить момент, когда нужно будет начинать умолять и пытаться растопить его ледяное сердце.
  -Ка, я... никогда тебя ни о чем не просила, - по сочиненной на ходу заготовке, банально начала я, давя на жалость, но Константин шумно и тяжело вздохнул, прерывая мой едва начавшийся монолог.  []
  -Саша, пойми... - траурно низко начал он, но от прямого взгляда уклонился, - Существуют незыблемые законы. Я говорил тебе раньше, но видимо не смог донести суть.
  -Законы?.. Какие к черту законы? Ты... поднимаешь мертвых ради людской прихоти! И, я знаю, что способен исцелять живых. Так в чем проблема?! Просто сделай это! - сорвалась я, утирая рукавами слезы, но задыхаясь от возмущения, не от скорби.
  -Все гораздо сложнее, чем тебе кажется, - ворчливо буркнул он, качая косматой головой.
  -Тогда объясни мне. Что это за чертов "закон", по которому одни могут жить, а другие - нет? Или ты его только что придумал? Да кто ты такой, чтобы решать чужие судьбы?..
  Константин растерянно пошарил глазами по безлюдному парку, сунул руки в карманы пальто и наконец взглянул на меня.
  -Я не воскрешаю мертвых, Саша. Я лишь на время возвращаю души из Забвенья. Да, я могу исцелять, но... не могу даровать Жизнь, равно как и избавить от Смерти. Прости. Постарайся понять и... принять это. Просто... пришло ее время.
  -Кто сказал?! - до хрипоты проорала я, безумными, исполненными ненависти глазами буравя его.
  -Ангел Смерти, - на полном серьезе отвечал колдун.
  Я на минуту даже опешила, перестав орать, отерла щеки, горячо выдыхая в ладони, тщетно пытаясь их отогреть.
  -Мне... по роду деятельности, часто доводится с ним встречаться, - негромко продолжил он, обходя меня кругом, - В тот вечер, когда я завозил к тебе пакет, я видел его...
  -Поэтому ты... - я прикрыла глаза, вспоминая безнадежно испорченный вечер, наше малоприятное "первое свидание" в ресторане, - Ты сказал тогда, что деньги не помогут... Потому что видел Его... у нас дома?
  Колдун едва заметно кивнул, продолжая брести по кругу.
  -Это... это Он тебе сказал, что ее время...? - сбивчиво забормотала я, путаясь в мыслях и чувствах, в реальности и промыслах Высших сил.
  -Ему нет нужды говорить что-либо, - чуть слышно хмыкнул Константин, и уголки губ дрогнули в несмелой попытке подняться, но желтые глаза выражали искреннее соболезнование, - Если он вошел в дом...
  -В дом?.. - отстраненно повторила я, - Погоди, так может...
  -Нет, девочка моя, - остановил мою безумную мысль Ка, - Он приходил не за тобой.
  Я обхватила себя за плечи и медленным шагом двинулась вглубь сквера. Колдун побрел чуть позади, безмолвно сопровождая, наверное, выжидая, пока я приду в себя.
  "Пришло время?.. Почему... так скоро? Отчего так мало..." - кусая губы, думала я. Декабрьский ветер остужал огонь, стирал соленую влагу, оставляя лишь пустоту на сердце и красноватые следы на щеках. Только из головы никак не выветривался черный сумбур, невнятный порыв, желание что-то делать, куда-то бежать... Я знала, что бежать больше некуда. Судьба одержала очередную победу, а мне оставалось лишь влачить свое жалкое существование до следующего ее удара. Несмелое прикосновение... Мужчина, о существовании которого я на минуту даже забыла (вероятно, за ненадобностью), положил руку мне на плечо.
  -Подвезти до дома? - негромко спросил он.
  Бросив на колдуна короткий бесцветный взгляд, я неопределенно передернула плечами, стряхивая его ладонь.
  -Пошли, - настоял Константин, разворачивая меня в сторону выхода и увлекая за собой, - Замерзла же совсем. Заболеешь.
  -Да и пусть... - злобно фыркнула я, безвольно плетясь туда, куда ведут, - Отличная идея... Заболеть и сдохнуть.
  -Ну-ну... - недовольно прокомментировал колдун, но мысль развивать не стал. Наверное, понял, что нотации сейчас совершенно бессмысленны.
  
  За всю дорогу я не проронила ни слова. Я злилась на него, на себя и навесь белый свет, за то, что никто не в силах вернуть мне единственного близкого и самого родного человека на Земле. Мир отвернулся от нее, от меня, от нас, оставив один на один с неотвратимой, неумолимо приближающейся бедой. И оставалось лишь ждать... но это ожидание было самым худшим и страшным из всех мирских промедлений.
  Пикап остановился у подъезда. Я, не прощаясь, вышла, хлопнула дверью и побрела прочь, но за спиной услышала второй приглушенный хлопок. Не обернулась, но краем глаза заметила, что колдун идет следом.
  -Решил до двери проводить? - презрительно фыркнула я, - Куда я денусь то... "с подводной лодки"...
  -Угу, - буркнул Константин, обходя меня, перехватил тяжелую домофонную дверь, - Проводить...
  Мы молча поднялись на мой этаж, и уже, отпирая старый, заедающий замок, я вновь скосилась на колдуна. Казалось, тот вовсе не намерен уходить. Замок поддался, и мужчина за моей спиной приблизился. Я обернулась, теряя рассудок от нервного перенапряжения, даже испугалась.
  -Т-ты чего?.. - неуверенно хмыкнула я, заглядывая в бесстрастные желтые глаза своего демонического друга.
  -Да ничего, - раздраженно отмахнулся тот, практически вталкивая меня в мою собственную квартиру, - Одну тебя здесь оставлять, в таком состоянии?.. Не дождешься, - без тени юмора заявил он, зажигая свет в прихожей, - Давай-ка, вещи собирай, и поехали.
  Я попыталась было отболтаться, мол, кошку опять бросать на произвол, но Константин не моргнув глазом, отчеканил - "бери с собой", и серьезных аргументов больше не осталось.
  -Потом обратно ее тащить... А на работу от тебя далеко... - ворча себе под нос, все же начала собираться я.
  -Не далеко. У меня "конспиративная квартирка" совсем рядом с твоей работой, - сообщил он так, между делом.
  Я не стала больше пререкаться, собрала наскоро сумку со сменой одеждой, предметами гигиены, кормом для кошки... деньги, документы... Мне показалось, похоже на бегство, но я и рада была бежать отсюда, из этого воистину проклятого места. Куда угодно... Хоть и понимала, что от проблем никуда не сбежать и не спрятаться.
  

Глава седьмая.
Наама.


  Второе пристанище Константина, а на самом деле, как выяснилось, основное, было действительно в двух шагах от моей работы. Похоже, именно из этого двора он столь неосмотрительно выезжал в тот поздний вечер. Высотный, панельный дом, довольно свежей постройки, улучшенной планировки, и все такое, в общем... "жилье не для бедных". Охраняемый двор, в подъезде ковры, зеркала и кафель... Я ненадолго отвлеклась, озираясь по сторонам. Чтоб не сойти с ума, мне просто необходимо было сейчас абстрагироваться. Кошка недовольно ворочалась в переноске. Отпирая дверь, Константин, видимо, желая меня отвлечь, с ухмылкой отметил, что я - первая женщина в этой квартире! и почему-то посоветовал пустить вперед кошку, но я поостереглась: "Вдруг у него и здесь какая-нибудь живность?.."
  -Ты что... практикуешь воздержание? - не скрыв удивления и какой-то устало-злобной насмешки, уточнила я, оглядывая просторный холл его "официального жилища", - Сублимация, и все такое?..
  -Нет. Просто придерживаюсь золотого правила "Не водить сюда баб", - не слишком деликатно выразился колдун, на мое хамоватое замечание.
  -А кто... устанавливает тебе эти правила? - чуть скромнее продолжила я, скидывая сапоги у порога.
  -Я устанавливаю, - стягивая с плеч пальто, негромко огрызнулся Константин, но тут же смягчился, вспомнив о моем состоянии, обернулся с гостеприимной, добродушной улыбкой, протянул ко мне руки, - Давай сумки, - он пристроил их где-то в комнате, вернулся и помог мне раздеться, - Чай будешь?
  Я закивала, вспоминая его чудесный успокоительный напиток, от которого так приятно расслабляются мышцы, согревается тело, да и на сердце становится немножечко легче. И в самом деле, сидя в уютном, низком кресле, в полумраке холостяцкой комнаты... то, что случилось, уже воспринималось моим сознанием сквозь какую-то пелену, ни то неверия, ни то спасительной амнезии, будто мне всего лишь приснился очередной страшный сон. Обстановка здесь чем-то отдаленно напоминала тот дом в глуши. Те же предметы антиквариата, часы, картины, подсвечники, статуэтки... Но уже в обрамлении современного, если не сказать футуристического, интерьера. Все "сувениры" были аккуратно расставлены на серебристых хромированных полках причудливой формы, в хаотичном порядке расположенных на стене. Противоположную стену сплошь скрывали книжные стеллажи от пола до потолка встык, и казалось, нет ни единого свободного сантиметра на этих полках. Книги... старые, оплетенные кожей, с золотым, серебряным теснением на корешках, желтые, а некоторые и вовсе почерневшие от времени! У дальней стены, в небольшой рекреации располагалась узкая, односпальная кровать-софа. Над ней мрачно громоздилось массивное бра в форме какого-то кабалистического символа, но сейчас в том углу царила тьма. Я сидела у панорамного окна с японскими прямыми шторами. Сейчас почти все они были опущены, и дневной свет едва пробивался в комнату. Эта ее часть была отведена под кабинет. Напротив меня стоял большой многоуровневый письменный стол-бюро со множеством ящичков. Эта старинная конторка на удивление гармонично влилась во всеобщий хай-тек... Я отвлеклась, разглядывая все это. Лишь вспомнила о заброшенной работе... "С которой меня, скорее всего, все-таки уволят после второго непредвиденного отгула..." - хмурясь, подумала я, наблюдая, как моя кошка, поджав хвост, крадется вдоль стены к окну. Рыжая была явно не в восторге от смены обстановки. А может, энергетика Константина так ее насторожила. В любом случае, ей было не в кайф ночевать в чужом доме, и меня опять грызла совесть. Пока хозяин этого логова что-то там "колдовал" на кухне, я встала из кресла и прошлась вдоль полок, рассматривая то, что на первый взгляд показалось мне сувенирами. Внимание привлекли небольшие разноцветные кристаллы с красивыми вкраплениями контрастных оттенков, где-то загадочно мутными, где-то изумительно прозрачными. Даже скупой свет играл на их отшлифованных гранях, переливался, преломлялся, сверкал...
  -Кхм! - громко заявил о своем возвращении Константин, - Забыл предупредить: ничего здесь не трогай, - без улыбки, угрюмо остерег он, - Особенно эти "симпатичные цветные стекляшки", - видимо, выражаясь "доступным для блондинок языком", уточнил колдун, - И за кошкой своей присмотри, - добавил он, и мне захотелось поскорее выбраться из этого пыльного "музея" обратно на волю, но мужчина вовремя заметил гневный румянец на моем лице и поспешил объясниться, - Саша, я ворчу не потому, что просто люблю ворчать. Это ради твоей же безопасности, поверь...
  Я снисходительно отвела глаза, все еще нервно обнимая себя за плечи. Константин вручил мне большую кружку с горячим травяным настоем. Едва только вдохнув аромат его фирменного чая, я начала приходить в себя. Вернулась в кресло и забралась в него с ногами, наблюдая, как хозяин дома подтягивает плетеные шелковые шнуры, поднимая плотные гардины, чтобы я могла полюбоваться видом из окна. И в самом деле, картина оказалась живописна: вечерний город с высоты двадцатого этажа... огни, мерцающие во тьме, подобно звездам... небо, пестрым, лоскутным одеялом с рваными краями, укрывшее на ночь нерадивое, капризное дитя - смрадный, порочный мегаполис.
  -Ну, что? Как самочувствие? - облокотившись о спинку кресла, полушепотом промурлыкал колдун.
  -Бывало и лучше... - фыркнула я в ответ, - Не думаешь же ты, что, выпив чайку...
  -Нет, Александра, - вздохнув, перебил мой выпад Константин, - Конечно же я не думал, что травяной настой заставит тебя позабыть о матери, - как будто бы даже с обидой парировал он, - Я всего лишь пытаюсь выяснить, не подхватила ли ты ангину. Разболеться было бы сейчас совсем некстати.
  -Ангину?.. Вряд ли. Но вообще, если честно, до сих пор знобит, - призналась я, смутно чувствуя, что переборщила с гордостью, - Думала, это от нервов... - растерянно передернула плечами я.
  -Прекрасно, - нахмурился колдун и почему-то умчался в холл.
  Спустя пару минут вернулся и препроводил меня в ванную комнату. Первые несколько шагов я сопротивлялась, но, увидев просторную, бурлящую горячим гейзером джакузи, сдалась.
  Душистая пена и горячий пар погрузили мое тело в блаженную негу, снимая напряжение мышц, выравнивая дыхание, замедляя биение сердца. "Делай, что должно, и будь, что будет..." - в полубреду уцепилась за новую мантру я, и, прикрыв глаза, на какое-то время забыла о вражде, представила, что колдун сейчас сидит рядом, у края, шепчет что-то приятное... а его огромные ладони едва ощутимо, ненавязчиво блуждают под водой... "Как же трудно жить... без Любви. Без Любимого, без человека, которому можно доверить все, что на сердце, все дурное, чтобы он развеял тоску и страх. Все хорошее... Ведь здорово, когда есть, с кем поделиться Счастьем. А еще прекраснее, когда Он сам - неиссякаемый источник твоего счастья. Дарящий тебе тепло и преумножающий его одним лишь фактом своего существования! Жаль... чертовски жаль, что колдуны не способны любить. Да и... не только колдуны, к сожалению. Баста! - одернула я себя, - Даже не думай вспоминать об этом вечном ребенке! Уж лучше о колдуне, в самом деле. Намного лучше..." - улыбнувшись своим мыслям, констатировала я, как наяву ощущая его сильные, уверенные руки на своих обнаженных плечах. Почти в тот же миг из-за двери послышался воодушевленный голос Константина:
  -Слушай, а не отвлечься ли нам с тобой... на работу?! - врываясь с этим радостным возгласом, как ни в чем не бывало, оскалился демон, глядя мне в глаза без малейшего зазрения совести.
  -Кхм! - только и смогла выпалить я, судорожно смыкая локти на груди.
  -Знаю, что ты всегда против моей работы и уже мечтаешь вернуться на свою, но... - театрально жестикулируя, продолжал этот нахал, встав прямо надо мной, - ...не торопись, обдумай мое предложение. Тебе ведь понравилось помогать людям, м?..
  -К... Кхм, Ка! - прокашлявшись, я наконец то вернула себе дар речи, - Я конечно все понимаю, но тебе не кажется...
  -Я тоже все понимаю. И знаю, что ты сейчас скажешь, - опускаясь на корточки рядом с ванной, интригующе понизил тон колдун, скользнув беглым, взглядом по моим обнаженным плечам и коленям, (по счастью все остальное скрывала пушистая мыльная пена), - "Сейчас не время", тебе "не до того", но вспомни Архангельск. По-моему, эта история вполне отвлекла тебя от самоедства и бессмысленных сражений с Судьбой?
  Не знаю, как ему удавалось сохранять нордическое спокойствие и что-то соображать в такой пикантной ситуации. Мне же подобных высот самообладания было не постичь. Нервно сжимая плечи, я снова начала мерзнуть.
  -Вообще-то я хотела сказать, что... - блуждая потерянным взглядом по кафельной мозаике стен, начала было я, но засомневалась, стоит ли выдавать свою обеспокоенность его присутствием. "Раз уж он сам не видит в этом ничего такого... может и мне не нужно показывать свои эмоции?.. Пусть думает, что мне тоже плевать. Только работа, только партнеры и больше ничего. А то, что мы периодически видим друг друга нагишом... всего лишь "издержки производства"..."
  -Ну-у? - нетерпеливо протянул он, растягивая предвкушающую улыбку, - Что ты хотела сказать?
  -Что Воробьевы были приятным исключением из твоих обычных "клиентов", - совладав с собой, выдала я наконец, - А общаться с криминальными элементами, будь то живые ублюдки или мертвые... Это не совсем то, чего мне сейчас не хватает.
  -Тогда чего же... - обольстительно сощурился Константин, - ...тебе не хватает... сейчас?..
  Я встретилась взглядом с колдуном, и почувствовала, как щеки наливаются румянцем. Желтые глаза так и сверкали, озаряясь многообещающей закрытой улыбкой.
  -Не знаю... - солгала я, торопливо пряча взгляд.
  Широкая ладонь как будто случайно, ненарочито соскользнула с борта, зачерпнула воду и, прихватив охапку белой пены... устремилась ко мне, прошлась по плечу, оставляя на коже мыльные пузырьки.
  -Еще не отогрелась... - шепотом заметил Константин, - Ложись-ка. Давай подбавим парку, - он потянулся к закрытому крану, а я охотно погрузилась в остывающую воду до самого подбородка.
  -Неужели и вправду ни одной?.. - в свою очередь хитро сощурилась я.
  -Что "ни одной"?.. А, ты все об этом, - сдержанно хмыкнул он, щедро поливая мочалку душистым гелем, - Да. Не всем, знаешь ли, по душе то, чем я занимаюсь. А здесь я могу спокойно разбрасывать книги, камни и амулеты, не опасаясь, что кто-то из моих гостей навредит себе, другим или просто наткнется на информацию, не предназначенную сметным. После одного... неприятного инцидента в "летней резиденции" мне пришлось обзавестись еще одним жилищем и перевезти сюда всю библиотеку и практически все оборудование. В доме своего учителя я действительно теперь появляюсь редко, - негромко поведал колдун, легкими, медленными движениями целомудренно натирая мои плечи.
  -Только когда к тебе в сети... то есть под колеса, попадается очередная дурочка... - себе под нос, с улыбкой пробормотала я, прикрыв глаза от удовольствия.
  -Ну, зачем же "дурочка"? Я умных люблю, - подхватив кокетливо-юмористическую волну, заметил Константин.
  -Ммм. Тогда у меня точно нет шансов... побывать там снова, - с наигранным сожалением парировала я.
  -Под колесами?..
  -Нет. В том доме.
  -А... ты бы хотела?.. - удивленно понизил тон колдун.
  Я распахнула глаза. "Ты что, дурак?!" - ошеломленно хлопая ресницами, мысленно покрутила пальцем у виска я, глядя в желтые глаза демона, очень искренне изображающего "святое неведенье". "Или я просто слышу то, что хотела бы услышать, а он и вправду имеет в виду всего лишь "экскурсию" в тот жуткий домик?.." - я запуталась, и отвела растерянный взгляд. Константин принял мое молчание за своеобразный ответ, и тоже перестал таращиться на меня. Омыл руки, посоветовал мне сполоснуться и вылезать, а сам с невозмутимым видом удалился, сбежал, как обычно, как делал всегда, когда пахло "жареным", т.е. чувствами, откровенностью и хоть малейшим намеком на его отношение ко мне. Сказать, что я была разочарована - это ничего не сказать. Я была в бешенстве! Поведение колдуна все больше походило на изощренные забавы. "Зачем он дразнит?! Что за нездоровое удовольствие - кинуть лакомство, и тут же вытягивать его из глотки... - стиснув зубы, думала я, выбираясь из ванной, - Интересно, как бы тебе самому понравилось в роли игрушки?.." - пронеслось в затуманенном обидой мозгу. Поскольку гостей здесь не предполагалось, на вешалке красовался только огромный хозяйский "балахон" из черного шелка на сатиновой подкладке. Благо я взяла из дома свой светло-плюшевый халатик. Затянув потуже пояс, я решительно шагнула из парной в прохладный темный коридор. Эмоции чуть поутихли. Решила исследовать кухню-студию, где к своему глубокому удивлению, застала Константина за приготовлением ужина.
  -М! С легким паром, - радостно приветствовал меня этот двуличный хмырь.
  -Угу... Очень легким... - буркнула я, оглядывая столовую, погруженную в уютный полумрак. Единственным источником света сейчас были софиты над варочной панелью, визуально выделяя "уголок демона-кулинара", как импровизированную сцену.
  -Что-что?.. - растерянно переспросил колдун, словно и вправду не расслышал.
  -Да ничего, - огрызнулась я, приближаясь к барному столу и наблюдая за тем, как профессиональный некромант довольно умело нарезает овощи для салата, - Никогда бы не подумала, что ты...
  -...умею шинковать не только крыс? - с обаятельной улыбкой закончил он за меня.
  -Да. И по магазинам ходить ты умеешь, и готовить... зарабатываешь неплохо. Ты же просто находка!.. для провинциалки, - съязвила я, присаживаясь напротив него на высокий табурет, поставила локти на стол, подпирая ладонями подбородок.
  -Для провинциалки?.. - хмыкнул Ка, изо всех сил стараясь не подать вида, что оскорблен.
  -Ну да. Для простой девушки без амбиций, без особых талантов и без малейшего намека на индивидуальность.
  -Что ж, если ты действительно так считаешь... "шансов" у тебя точно нет, - скосившись на меня, уверенно подытожил он, но губы дрогнули, не в силах подавить ухмылку, и Константин, подхватив доску с перцем, аккуратно нарезанным кольцами, направился к салатнице, потом к холодильнику...
  -Потому что не провинциалка или потому, что глупая?..
  Мужчина вполоборота глянул на меня, очень красноречиво, но сдержанно улыбаясь.
  -Один - один... - раздраженно усмехнулась я себе под нос, но колдун расслышал.
  -К чему мы ведем этот счет, Саш? - отбросив ерничество, настороженно нахмурился он, возвращаясь к столу с миской салата и маслом в руках, - Я чем-то тебя обидел?.. - медленно перемешивая овощи, на полном серьезе спросил Константин.
  -Да нет... - машинально смежилась я, потупив взгляд, но тут же мысленно встряхнула себя за шкирку, - Хотя, почему "нет"? Да. Еще как "да"! - я подняла голову.
  -Послушай, если это из-за того, что я отказался помочь, так я уже объяснил. Надеялся, ты поймешь и... - начал было неохотно оправдываться он.
  -Ты нафига ко мне в ванну полез?!
  Колдун растерянно поморгал, улыбаясь, как умалишенный, и с интересом наблюдая крайнюю степень моего негодования... передернул плечами и спокойно продолжил перемешивать салат.
  -Хотел вспомнить, какая ты... без одежды, - заявил он не менее неожиданно и прямолинейно.
  -По крайней мере, откровенно, - нервно хмыкнула я.
  -Каков вопрос - таков ответ, - радостно оскалился Константин, чем подстегнул мое уже чуть было поостывшее самолюбие.
  -Вспом-нил?.. - сквозь зубы осведомилась я, стараясь улыбаться.
  -Угу-м, - довольно протянул он.
  -И... какая я?.. - попытавшись взять себя в руки, чуть тише уточнила я.
  -Ну... Знаешь, там многого было под пеной не разглядеть, - мечтательно блуждая взглядом по потолку, ударился в подробности колдун, - ...но мне показалось, что... голая.
  Я вскинулась на него, но желтые глаза излучали лишь самоуверенность и непоколебимое самодовольство. Не желая больше продолжать эту бессмысленную перепалку, я соскользнула со стула и молча направилась в комнату.
  -Э-эй! - сквозь смех, крикнул колдун, предпринимая ленивую попытку меня остановить, - Да брось, Лазарева!
  Я ускорила шаг. Не хотелось ни слышать его, ни видеть. "Какого я вообще здесь делаю?!" - холодом пронеслось по сердцу. Взгляд устремился к сумке, выпотрошенной мною на кресле в поисках халата. Ни секунды не раздумывая, бросилась собирать все обратно. Хотя, конечно, в глубине души я отчаянно надеялась, что Ка вот-вот примчится меня успокаивать, извинится, обнимет и скажет, что все это просто его своеобразное чувство юмора, что на самом деле он... Не знаю, что, но хоть наконец-то выразит свое отношение ко мне. Определенность была необходима мне сейчас как воздух. Вот только Константину, похоже, совершенно не было до этого дела. Он не появился ни через минуту, ни через пять. Оставив сумку на пороге, я огляделась в поисках Рыжей, но кошка как назло куда-то запропастилась. Видимо спряталась, да так, что я, обыскав всю комнату и облазив каждый пыльный угол, четыре раза заглянув под кровать, все равно ее не нашла.
  - Чего-то потеряла? - участливо послышалось над головой.
  Сидя на полу у бюро и выбирая из волос паутину, я подняла глаза... и не поверила им. Рыжая! Эта предательница обнималась с колдуном, довольно "тарахтя" в его руках, как маленький пушистый трактор. Разинув рот, я даже позабыла на миг о своих намерениях и обидах. Глядя на то, как этот непрошибаемый циник чешет кошку за ухом и чуть ли ни целуется с ней... я, признаться, немного растерялась. Но в сердце кольнула почти детская обида: "Даже Рыжей досталось его внимания!"
  -Только не говори, что она сама к тебе пришла, - презрительно фыркнула я, поднимаясь и отряхиваясь, - Не поверю.
  -Ладно, не буду, - пожал плечами колдун, провожая меня взглядом, но, заметив сумку, нахмурился, - Хотя, по-моему, нет ничего удивительного в том, что оголодавший зверь пришел на запах еды. И кое-кому стоило бы взять с нее пример. Ужин давно готов, а ты... Собралась куда-то?..
  Я обернулась, оттаскивая "походный чемодан" в прихожую, и ответила уже оттуда:
  -Да. Домой, - как можно спокойнее сообщила я.
  Константин никак не отреагировал, но, когда я вернулась, чтобы забрать Рыжую, он увернулся и выпустил кошку в противоположную от меня сторону.
  -Иди-ка, погуляй, дорогая...
  -Эй! - гневно прикрикнула я, - Ничего, что я весь твой "музей" обползала на карачках, чтоб ее найти?! - я потянулась за Рыжей, но колдун перехватил меня за руки.
  -Ничего. Зато пыль протерла и вон, паутину, я смотрю, собрала... - вытаскивая из моих волос клубок серых липких ниточек, мягко усмехнулся он, придерживая меня за талию.
  Я неуверенно дернулась назад в ленивой попытке освободиться, но физиология одержала верх над уязвленным самолюбием. Его запах... его "волшебные" ладони. От них словно исходили магнитные волны, необъяснимо и неумолимо влекущие меня к этому мужчине. "Колдовство?.." - порывисто вдохнула я, прогоняя навалившуюся истому, и заглянула в желтые глаза... И вроде бы они приветливо сверкали, добродушный прищур, улыбка... но в то же время Константин оставался не прошибаемо закрытым, замкнутым, самодостаточным существом, в личное пространство которого невозможно попасть вот так запросто, всего лишь обняв. Впрочем, даже на это у меня не хватало смелости. Его руки напряглись, притягивая меня ближе, но я инстинктивно уперлась ладонями в жесткую грудь колдуна. По мере уменьшения расстояния, возрастало и мое сопротивление. Не только внешнее, но и внутреннее. Одновременно мной завладели два противоречивых чувства. В сознании закипала злоба, в теле - безудержное желание. И, едва Константин дотянулся до моих губ, второе одержало безусловную победу. Не просто победу. Первое словно трансформировалось во второе, создав эффект масла, подлитого в огонь. Я отвечала на поцелуй, я обнимала колдуна и льнула к нему всем телом, жадно вдыхая его терпкий, пряно-теплый аромат. Мой мрачный демон дал волю своим огромным ладоням, будто и сам давно сдерживал свои потаенные греховные желания. Сцепив пальцы в замок на его мускулистой шее, я отстранилась, чтобы глотнуть немного воздуха, а на губах скользнула ехидно-победная улыбка. "Я знала... Я чувствовала! ...что тебе не все равно. И не просто так ты вломился ко мне в душ, "Железный Ка"... - я уловила его запах и вновь потянулась к небритой щеке, не веря в собственное счастье, желая убедиться в реальности происходящего, в призрачном и таком манящем ощущении, что все это действительно взаимно. Это неуловимое чувство, необъяснимое притяжение... - Какой же ты мягкий... - я потерлась носом о его подбородок и ощутила дыхание за ухом, - ...и жаркий!" Константин шумно выдохнул, ослабив натиск. Сердце екнуло в предчувствии беды. Я заглянула в желтые глаза. Колдун улыбался мне, но, не к добру, как-то виновато.
  -Чего ты?.. - нервно усмехнулась я, крепко сжимая пальцы у него на загривке, чтобы только этот паршивец не посмел сбежать, пока не объяснится.
  Уразумев, что по доброй воле я не отпущу, Константин обратно меня обнял и даже поцеловал, но гораздо сдержаннее, чем минуту назад. Меня такое целомудрие демона совершенно не устроило и слегка разозлило. Запустив одну ладонь в грозди кудрей, а вторую под тонкую футболку, я настояла на продолжении, и Ка сдался... Лишь, задыхаясь, выпалил мне в плечо:
  -Блин... Лазарева... Ну, ты же опять... утром... обижаться будешь.
  Я тянулась к его губам, чтобы заглушить бессмысленные оправдания и заставить колдуна забыть хоть на время о каких бы то ни было предрассудках... но замерла на полпути и встретилась с ним ошарашенным взглядом.
  -Ш-то?..
  Звон, дребезги, осколки... И вновь хрустальный шар рушился вокруг меня, но второй раз падать оказалось больнее. Гораздо больнее. Медленно отстраняясь, я чувствовала, как разжимаются его объятья. Ка неохотно, но все же отпустил меня, чувствуя, что настроение ученицы резко сменило свою полярность. Только, похоже, не совсем понимал, почему. "А действительно! Что собственно в этом такого?.. - горько усмехнулась я, - Секс без обязательств? Тебе ведь к этому не привыкать, Лазарева. Что ты, в самом деле... Не ценишь такой щедрости от... такого скупого на эмоции демона-затворника! К черту..." - стиснула зубы я, чтобы не разреветься. И повторила то же самое вслух, когда Константин несмело, но с нагловатой ухмылкой, окликнул меня:
  -Иди к черту, - прошипела я, и услышала, как он уходит. Не знаю, по адресу ли, но видеть его сейчас, находиться рядом я не могла физически. Циничный колдун вновь был мне глубоко ненавистен, и ничего кроме грубости он все равно бы от меня сейчас не добился.
  -Мне к нему рановато, - парировал Ка уже из кухни, - Я побуду здесь, а ты, как проголодаешься, приходи.
  
  Я долго сидела в кресле у окна, пытаясь привести себя в чувство, смотрела на ночной город, мигающий миллионом холодных огней. Думала, сколько в нем еще таких же, как я - одиноких, обреченных, несчастных, тех, кто уже ни на что не надеется... никому не верящих и никому, по сути, не нужных людей. "Неужели Мир покинула Любовь?.. А может... ее и не было никогда. Все лишь иллюзия..." Слышала, как Константин, (наверное, поужинав в одиночестве) направился в ванную, чтобы перед сном принять душ. Рыжая, уловив мое смятение, муркнула где-то рядом. Я сжала губы в умиленно-горькой улыбке, обернулась, стараясь увидеть сквозь слез кошку, чтоб взять ее на руки. Но позади меня ожидала картина под названием "за полсекунды до катастрофы". Рыжая зачем-то забралась на одну из полок! Вероятно, хотела подобраться ко мне поближе, но из природной скромности, решила сперва узнать мое расположение духа. Разинув рот и осторожно разводя руки в стороны, я медленно поднялась из кресла, как умалишенная приговаривая "Тихо, тихо, тихо...", словно надеялась, что кошка меня поймет. Но, увидев, что я направляюсь к ней, Рыжая радостно мяукнула и, вытянувшись на мысочках всеми четырьмя лапами в предвкушении теплых хозяйских рук, нервно мотнула хвостом... Единственное, что пронеслось в моей голове более или менее отчетливо, - "Хорошо, что он в душе! Надеюсь, шум воды все заглушит..." Вертикально стоящий кристалл сине-фиолетового цвета пошатнулся и полетел вниз с двухметровой высоты, стремительно встречаясь с керамическим покрытием пола. Я как в замедленной съемке наблюдала за сотнями сверкающих осколков, разлетающихся в стороны, и в глазах у меня помутилось. Явственно представив себе неминуемый скандал и яростный гнев в желтых глазах колдуна, я подняла взгляд на кошку и потянула к ней руки, на сей раз, чтобы придушить, но мне вдруг показалось, что от осколков поднимается странный пар, будто раскрошили кусок искусственного льда. Позабыв о Рыжей, я попятилась назад, решив, что пары могут быть ядовиты. Ни то от испуга, ни то и в самом деле от отравления, на миг перехватило дыхание. Я закашлялась, да так сильно, что аж в груди защемило. Огляделась вокруг - тумана в комнате больше не было. А может, он и вовсе мне привиделся?.. Но что-то в окружении все равно изменилось. Только я никак не могла понять, что именно? Отерев лицо рукавами, я уставилась на пол, усеянный осколками, но вместо чувства вины, тревоги или сожаления, мной овладела злоба. Всепоглощающая, ослепляющая ненависть. "Терпеть боль и унижения?.. Слушаться во всем, да еще и бояться шаг шагнуть на его территории?! Нет уж, дудки! Кто сказал, что все его прихоти я обязана исполнять, а мои желания значения не имеют?! - я ни то что не подумала собрать осколки, а еще и огляделась в поисках наиболее ценной "побрякушки", чтобы расколотить вдогонку, - Ладно, детка. Месть должна быть холодной. Вспомни, чего он лишил тебя. Чего он лишил твою мать!.. Тут хоть весь его "выставочный зал" переколоти, хоть сожги к чертям эту берлогу - все мелковато. Слишком легко отделается, гад... - тапком заметая осколки под кресло, думала я, - И после этого, он еще играет тобой, как последней... докучливой шавкой! Ты в самом деле думала, что Кат-Хаар способен на взаимность?.. Глупая девчонка! Он может только пользовать. В этом весь смысл его существования - забирать у других... И ты, бедолага, не исключение. Ему нужна твоя кровь, твоя плоть, твой разум и в конце концов он заберет то, что ему на самом деле нужно - твою душу. Даже не сомневайся. Будешь "жемчужиной" в его коллекции. Правда, недолго... До следующей же наивной пассии, вроде тебя, непременно желающей "спасти этот мир от несправедливости" вместе со своим "великим учителем"..." - я очнулась, осознав, что сижу на полу и реву как белуга, приглушая всхлипы ладонями, до боли в висках, но это жестокое отчаяние не покидало меня, а лишь становилось сильнее с каждой новой волной негодования, вперемешку с жалостью к самой себе. Я словно прозрела и взглянула на себя со стороны. Все выходило именно так, и это убивало, разило на повал. Хотелось орать во все горло, хлестать себя по щекам и биться бестолковой башкой о стены. Но больше всего мне хотелось отмщения, освобождения... Перед глазами все отчетливее проявлялся образ униженного, избитого до полусмерти колдуна. Я мотнула головой, прогоняя это кровожадное наваждение, поднялась с пола и на автопилоте побрела в коридор. Из-за двери доносился ровный гул воды. Зашла на кухню. Там на столе ждал мой остывший ужин - красиво сервированная тарелка с фрикасе из телятины, салатом и французскими хлебцами... Только сейчас я осознала, что смертельно голодна! Но, сделав над собой немыслимое усилие, прошла дальше и, словно в бреду, отыскав в сушке большой шефский нож, побрела обратно в коридор. Представила на миг, как обнаженный Ка выходит из душа... по широкой груди стекают прозрачные капли... "Она умрет. Совсем скоро. И только ОН в силах это изменить... - навязчиво отрезвил меня внутренний голос, - ...но не сделает НИЧЕГО. Даже пальцем не пошевелит, потому что для него нет никакой в том выгоды!" - пальцы сжались на дверной ручке, перед глазами вновь скользнуло что-то в высшей степени жестокое, но, как мне сейчас казалось, достаточно справедливое... Дверь была заперта. Стараясь сдержать возмущенный вопль, я отступила, подавляя инстинктивное стремление вышибить замок, ну или хотя бы попытаться. Я понимала, что скорее всего ничего из этого не выйдет, а колдун может заподозрить неладное. Оставалось ждать. Подперев спиной стену, я простояла неподвижно минут десять, но состояние мое ничуть не изменилось, равно как и намерения. Напротив, они укрепились в сознании, как нечто необходимое и единственно верное. "Освободись... - шептал мой внутренний голос, - Избавь себя и мир от этого демонического отродья. Спаси свою душу, пока еще не слишком поздно!.." Шум стих. Эмоции усилились. Мой "праведный гнев", закипающий в крови, разбавился малодушной паникой: "А что, если не выйдет?.. У меня есть только одна попытка. Если что-то пойдет не так, второго шанса не будет. Он ведь меня по стенке размажет! Сил хватит. Или еще что похлеще придумает со злости... С магами Смерти шутки плохи... - хмурилась я, прислушиваясь, сквозь оглушительный, набирающий ритм стук собственного сердца, пытаясь не упустить приближение колдуна, - Соберись! Он никогда не оставит тебя в покое, никогда! Пока жив, он своего не упустит. Будет выжимать тебя до последней капли! Не переживай и не смей его жалеть! Не думаешь же ты, что действительно в него втрескалась? Это ложь! Очередная его игра с твоим воображением. Просто ему так удобнее... держать тебя на коротком поводке. Наверняка эти чары развеются, как только... " - судорожно вдохнув, я замерла, встречая выходящего из ванной мужчину. В черном шелковом халате на влажное тело, в облаке ароматного горячего пара он вышел из душевой в сумеречный коридор, словно из потайного портала преисподней. Довольно сверкая желтыми глазами, уставился на меня с добродушно-недоуменной улыбкой. Для себя я перевела ее как "тебе все неймется?..", но подавила обиду, и лишь мило улыбнулась в ответ.
  -Ты заперся?.. - насмешливо передернула бровями я.
  -Да. Сквозняки, знаешь ли... - невозмутимо парировал Константин, оправляя ворот халата, - Давно ты тут?
  -Я и не знала, что здесь есть замок... - игнорируя вопрос, себе под нос усмехнулась я.
  -Кхм, послушай, Саш, - торопливо начал он, нервно почесывая затылок, - Если это нанесло необратимый вред твоей утонченной психике, обещаю, больше подобное не повториться, - переходя из защиты в нападение, заявил колдун, и не подозревая, насколько близок сейчас к своим прозрачным клиентам, - В конце концов, ты могла бы сама мне сказать...
  Пряча руки за спиной, я машинально оглядела широкую "мишень", намечая воображаемую точку для удара. Но Константин мог вот-вот уйти в хорошо освещенную комнату, и я решила поддержать разговор, чтобы задержать его в выгодном мне положении и выиграть немного времени, чтобы набраться храбрости.
  -Нет, отчего же! Я... совсем не против, - игривым тоном, вполголоса заметила я, призывно прижимаясь к стене, - Ты ведь пришел, чтобы посмотреть. Тебе ведь нравится... смотреть на меня?.. - это не было вопросом, скорее уточнением. Наживку колдун заглотил. Застыв в дверном проеме, скосился на меня, сжал губы в хитроватой улыбке и медленно обернулся.Саша [000] Запрокинув голову, я открыла его похотливому взору ключицу, в надежде привлечь "жертву" на расстояние выпада. И Ка действительно приблизился ко мне, но едва ли я ожидала подобного эффекта от собственного, оглушенного жаждой мести, сознания. По телу прошла горячая волна, в голову ударила кровь. Колдун увлеченно изучал мой томный взгляд, а я сгорала от желания коснуться шелковой ткани и сквозь нее ощутить жар мужского тела. Прижаться к врагу... впиться ногтями в его мускулистую спину... В голове творилось что-то невероятное! В дыхании Константина я, словно опережая события, слышала неистовый хриплый стон, будто вспомнила, как он бывает одержим своей собственной страстью, как эмоционален, как искренен... Но ничего этого не было, никогда. Или было?.. Или, возможно, происходило со мной, но лишь во сне, когда-то... И эта "псевдо быль" в реальности сводила меня с ума. Утопая в бездонных глазах демона, я улыбалась все шире и безумнее. Ладони вспотели, и увесистый тесак едва не выскользнул у меня из рук. Опомнившись, я облизала пересохшие губы и, обхватив нерешительного колдуна за шею, притянула к себе, второй рукой не глядя метнув клинок в сторону. И, судя по четкому, короткому звуку, нож вонзился аккурат в неосвещенную стенку столовой! Ка отвечал на поцелуй, но все еще боролся с собой, то и дело предпринимая попытки очнуться. Он даже упирался ладонью мне на плечо, переняв мою манеру поведения, но глаз не открывал, не в силах побороть самого себя. Я решила помочь. Чуть ослабила хватку. Колдун жадно вдохнул и разомкнул веки, возвращаясь из небытия... но встретил мой взгляд и почему-то растерянно замер. Мной владело странное злорадно-насмешливое веселье, азарт. Губы растянулись ни то в обольстительной улыбке, ни то в маниакальном оскале. Я потянулась к мочке уха, чтобы обезоружить противника раньше, чем тот всерьез подумает о капитуляции. Ка конфузливо усмехнулся, но увернулся от моих губ. Я чувствовала, что мужчина готов отступить, но на сей раз меня это совершенно не пугало. Я отчего-то была абсолютно уверена, что знаю, как сломить его волю.
  -Саш, не надо, - донеслось до меня робким шепотом, - Я... не хочу причинить тебе боль, снова... - сбивая дыхание, выпалил колдун, - Мы... не должны... Не стоит... этого делать.
  -Что такое?.. - усмехнулась я в ответ, - Неужто сам Повелитель Душ чего-то в этом мире боится? Брось, Кат-Хаар. Оставь к чертям эту сопливую лирику. Не разочаровывай меня... - дух перехватило от страха и возбуждения, когда зрачки Константина в полутьме отчетливо начали трансформироваться, но во мне осталось еще немного сил, чтобы добить его, - Я так соскучилась... Возьми... и просто сделай это, Кат-Хаар!
  Едва успела договорить. Колдун изменился в лице, стиснул зубы и, ухватив меня за плечи, впечатал в стену. Глаза его окончательно почернели, и теперь лишь зловеще мерцали в темноте две бездны без зрачков, без взгляда, без каких-либо чувств и эмоций. Одна широкая ладонь легла мне на горло, вторая бесцеремонно устремилась под подол. Губы его жадно впились в мои, кусая, целуя, почти не давая вдохнуть, имея мой рот жарким змееподобным языком... но адреналин так меня завел, что ни опомниться, ни испугаться толком я не успела. Страсть поглотила нас, оглушила штормовой волной. Подхватив меня за бедра, Ка, не прерывая поцелуя, вслепую устремился в рекреацию-спальню, где швырнул на мягкую, убранную постель. Наблюдая за тем, как озверевший демон сдирает с себя халат, я краем глаза заметила слабое свечение на стене - кабалистический символ над кроватью ожил, по-видимому, реагируя на движение. Но, увидев, КАК соскучился по мне сам Кат-Хаар, я расправилась с поясом собственного халата, и все прочее окончательно ушло на второй план. Мужчина схватил меня под колени и нетерпеливым рывком подтянул к краю... Первые минуты я просто забывала дышать. Настолько остро все ощущала, что глаза застилали теплые слезы от переизбытка чувств. Когда же наконец колдун сбавил темп, мой взгляд прояснился и эмоции чуть поутихли. Только его глаза все еще были черны, отчего лицо казалось каменной маской. О том, что происходит сейчас в душе у некроманта, я могла лишь догадываться, по стиснутым зубам, по желвакам, играющим на острых скулах, по резким, лихорадочным движениям и жестам, по шумному, свирепому дыханию зверя. Впрочем... мне и самой было плевать сейчас на лирику и ласку. Я так же уподобилась животным, потакая лишь природным инстинктам, слыша лишь желания собственного тела, но не души, не сердца... Демон склонился надо мной, разомкнул дрожащие от ярости губы, хотел что-то сказать, но передумал и только оскалился в жутковатой улыбке, протискивая ладонь мне под голову. Потянул к себе. Я прилипла к горячей, влажной от пота, груди, стиснула коленями жесткие бедра, сцепила руки на загривке, но едва удержалась на скользкой шее, потому как колдун вскочил на ноги довольно резко. Повернулся и шлепнулся вместе со мной на развороченную постель. В сознании скользнуло туманное déjà vu. Хотя в этот раз мне не пришлось прилагать почти никаких усилий. Кат-Хаар сам руководил процессом и вел мои бедра в тех направлениях и ритмах, которых ему хотелось. Как ни странно, но даже при таком раскладе, я выдохлась значительно раньше. Лишь ощущение скорого финала удерживало меня от того, чтобы взмолиться о пощаде. Сердце бешено колотилось, кровь шумела в висках, в глазах темнело от немилостивых толчков могучего демонического скипетра глубоко внутри, по венам словно струился искрящийся эфир, сокращая мышцы, продлевая приторные спазмы сладостным послевкусием. Намертво стиснув бедра, я вцепилась в плечи Кат-Хаара, и, впиваясь в них ногтями, закричала в отчаянно-восторженном исступлении... Мой партнер не заставил себя долго ждать и, прижав мои бедра к своим еще плотнее, скрипя зубами, зарычал почти в унисон со мной. Едва он ослабил хватку, я обессилено обмякла, уронив голову колдуну на плечо, отчетливо ощущая чувственную пульсацию внутри себя, и на минуту сомкнула веки. Перед глазами все кружилось и будто мигало светом, а точнее - большими цветными пятнами. Я приоткрыла один глаз и поняла, что это вовсе не последствия переутомления и не игра моего воображения. Над кроватью, прямо над нашими головами клубилось и переливалось целое ало-оранжевое облако!
  -Энергия?.. - охрипшим голосом шепнула я.
  -М-м? - мягко, устало, но как-то очень по-родному отозвался вернувшийся в себя Константин и, отследив мой взгляд, нервно усмехнулся, - Угу.
  Я встретилась с ним глазами и тоже невольно заулыбалась, чувствуя себя совершенно растерянной, маленькой, хрупкой и непростительно слабой девчонкой. Колдун повалился на бок, увлекая меня за собой. Очутившись у него на плече, под теплым одеялом, я оказалась словно скована, парализована ощущением необыкновенной теплоты, комфорта и... счастья?.. И хотя разум все еще не давал мне окончательно потерять голову, подсознание упрямо верило в какое-то глупое Чудо. От внутренней борьбы меня отвлекло энерго-поле, а вернее - символ-светильник на стене, что начал втягивать это цветное облако, подобно пылесосу.
  -А это...
  -Репарация, - предвосхищая мои расспросы, вздохнул колдун.
  -Гм. Так намного яснее, - обиженно фыркнула я, не отрывая заворожено-испуганного взгляда от этого магического "кондиционера", - Что он делает и... что вообще означает?
  -Это символ репарации, Восполнения, - снизошел до объяснений Константин, поглаживая мое плечо под одеялом, но шепча, словно боялся потревожить объект нашей беседы или помешать его работе, - В данном случае - энергии. Своего рода "аккумулятор". Его функция - накапливать и сохранять высвободившуюся энергию.
  Я запрокинула голову, с опаской косясь на подозрительно "умный" прибор.
  -А он не...
  -Нет, - усмехнулся колдун, за плечи возвращая меня к себе, - Душами он не питается, не бойся. И лишнего не возьмет. Только то, что в свободном Эфире.
  -Уфф... - облегченно выдохнула я, вновь умиротворенно прикрывая глаза, но в сознание ворвались какие-то новые опасения, расчеты, сожаления о сорванном плане и судорожные попытки сочинить на ходу новый: "Черт! А ты хитрец, Кат-Хаар! Что ж, свой сон ты этим "репаратором" обезопасил. Теперь нужно думать, как вытащить тебя из постели..." Я разлепила веки, с тревогой огляделась вокруг. Навалилась какая-то черная тоска, словно я все равно должна закончить задуманное, не смотря ни на что. Я понимала, что Константин такой ненадолго, знала, что он ничего особенного ко мне не чувствует, но от былой ненависти не осталось и следа. Ни решимости, ни той лютой злобы, ни уверенности в собственных силах... "Размякла?.. Уже хвостом виляешь? - кольнуло пробужденное подсознание, - Он ведь тебя опять использует! Как раньше твою кровь, теперь и плоть, твое сознание... только для себя. Он даже энергию твою в "копилку" складывает! Он уничтожит тебя, изведет, иссушит и выбросит, как отработанный мусор..." - я глубоко вдохнула, вскочив с подушки, как ошпаренная, огляделась в темноте, отчаянно надеясь что все это лишь дурной сон...
  -Ты чего? - шепнул Ка, протягивая ко мне руки, но я увернулась, сжала плечи, не глядя в его сторону, не поднимая головы.
  -Да что-то... есть захотелось. Я ведь... так и не поужинала.
  -Хмм. Ну... давай что ли я за тобой поухаживаю, - неожиданно разлюбезничался колдун, перемахнув через меня, и уже устремился было на кухню, но задержался, натягивая халат.
  -Нет! - неосторожно вырвалось у меня, - Ну... в смысле, я с тобой хочу, - смущенно улыбнулась я, пытаясь спасти ситуацию.
  Константин только руками развел, услужливо приглашая меня пройти вперед. Выпрыгнув из кровати, на ходу запахивая халат, я пулей влетела в студию и едва успела выдернуть нож из стены и сунуть его за спину, за долю секунды до того, как во всей столовой зажегся ослепительно яркий свет. Я поморщилась, прикрывая глаза свободной рукой.
  -Блин, выключи. Глаза режет, - ворчливо прошипела я.
  Колдун щелкнул выключателем, погружая кухню-студию обратно в полумрак. На самом деле жрать действительно хотелось до колик, но... осуществлять месть следовало только на голодный желудок. Вид крови мог существенно воспрепятствовать нормальному пищеварению, да и сил во мне и так уже практически не осталось. После ужина точно потянуло бы в сон. И я решила, что если уж действовать, то сейчас, пока он расслаблен и благодушен, пока... его внутренний демон сытый и усталый. Припрятав клинок за пояс, я прогулочным шагом двинулась к барному столу, где курил сейчас Константин, обнимаясь с бутылкой вина.
  -Духовой шкаф еще теплый. Минут через пять согреется твой поздний ужин, - сообщил колдун, снимая с держателя два бокала, - Может, тяпнем пока?..
  -Можно... - пожала плечами я, легкой улыбкой поддерживая его предложение, но едва обошла Константина со спины, улыбку с лица как ветром сдуло. Передо мной была широкая, открытая мишень, но бить наугад, надеясь, что попаду под лопатку, и что мышечные ткани не задержат клинок на пути к сердцу?.. Я не стала рисковать. У меня по-прежнему был всего один шанс. Колдун обернулся. Да так резко, что я даже испугалась. Он улыбался, протягивая мне наполненный бокал, но в уголках глаз появились какие-то хитрые морщинки. "Я просто перенервничала. Не стоит себя на пустом месте накручивать..." - нахмурилась я, принимая у него вино, и поднесла к губам, просто чтобы не вызвать подозрений, пригубила. Вино оказалось изумительным. Кроме того мне просто дико хотелось пить после этого "блиц-секса". Понадеявшись, что успею осуществить свой коварный план еще до того, как алкоголь разойдется по крови и ударит в голову, я осушила бокал до дна. Константин заулыбался шире, что почему-то дико разозлило меня. Он словно знал, все понимал и просто насмехался надо мной, над моей нерешительностью! Отставив пустой бокал, я обхватила его ухмыляющуюся физиономию ладонями, прильнула к губам, но колдун попытался обнять меня, и времени на размышление не осталось. Выудив из-за пояса нож, не прерывая поцелуя, я открыла глаза и, убедившись, что глаза мужчины закрыты, замахнулась... Молниеносный удар! Лезвие клинка замерло, не добрав до намеченной цели буквально пару сантиметров - в запястье вспыхнула нарастающая боль. Я распахнула глаза, судорожно дернулась назад, но сильные пальцы сдавили руку еще сильнее, причиняя уже невыносимую боль. Я вскрикнула, выпуская оружие из онемевшей ладони. Нож со звоном ударился о кафельный пол. Самое страшное было видеть сейчас лицо Константина. Он по-прежнему улыбался, но уже совсем не так добродушно.
  -Я разочарован, - качая головой, начал он, продолжая держать меня, но чуть вывернул запястье и приподнял, чтобы я перестала пытаться вырваться, - Мне казалось, ты знаешь меня гораздо лучше. Выходит, считаешь меня идиотом, раз думала, что я ничего не пойму.
  -Пусти. Мне больно... - упрямо хныкнула я, боясь даже глядеть в его сторону. Ни то от страха, ни то зверской усталости в сочетании со спиртным, но меня вдруг неслабо качнуло, словно свет отключили на миг. Я тряхнула головой, прогоняя это неприятное помутнение.
  -Ничего. Скоро препарат подействует, и надобность держать тебя отпадет, - спокойно прокомментировал колдун.
  -Шт... Ты что-то подмешал мне в вино? Ты отравил меня, ублюдок?! - озлобленно взвилась я, дернулась, но лишь спровоцировала новый спазм и едва не заработала вывих.
  -Всего лишь снотворное. После того, что ты сделала, тебе не помешала бы доза цианистого калия, но к сожалению он давно не представляет для тебя угрозы, змея... - с ненавистью прошипел Константин, схватив меня за лицо, - Неужели ты действительно решила, что я не замечу разницы?.. Все кончено, Наама! И мое терпение тоже. Ты отправишься в Ад, где тебе и место!
  -К-как ты меня назвал?.. - на последнем вдохе выпалила я, сквозь волны хлынувшей в сердце отчаянной злобы, но не успела услышать ответ. Ноги подкосились. Колдун отпустил, и я свалилась на холодный каменный пол, теряя сознание.

Глава восьмая.


  Алкоголь со снотворным?.. Самый подходящий коктейль, если вам наскучили обычные, серые сны! Я наблюдала такие красочные кошмары, что пробуждение начало казаться мне смыслом всей оставшейся Жизни, но как ни старалась, не могла очнуться. В какой-то момент я поняла, что любой финал будет облегчением, пусть даже Вечное Забвение, Пустота, просто смерть - все лучше, чем то кашеобразное состояние разума, в котором я находилась сейчас. Когда сквозь лихорадочный сон начал пробиваться теплый, ласковый голос, мне не удалось его узнать и отделить от общего сумбура то, что происходит уже в реальности. Даже открыв глаза и моргая в темноту, я не могла сфокусировать взгляд, равно как и мысли. Воспоминания о событиях минувшего дня, осмысление настоящего и уж тем более предположения о будущем были все еще беспросветно далеки от поверхности моего сознания, и лишь, бликуя, проявлялись в нем время от времени в виде размытых пятен, каких-то сгустков из настроения, эмоций и информации. Голос будто знал, что со мной происходит, и пытался помочь, вернуть меня, поддержать, укрепить в сознании. Он все это время говорил со мной, но только сейчас я начала различать отдельные слова. Неясные, как на чужом языке, но интонация очень согревала. Не могу сказать, была ли она доброй или жизнеутверждающей. Эти оттенки осознания пока оставались для меня неразличимы. Но где-то на инстинктивном уровне появлялось чувство защищенности, гармонии и стабильности, словно в давно утраченном воспоминании о материнской утробе. Моя многочасовая борьба с весьма агрессивной псевдо реальностью закончилась. Оставалось лишь последовать за голосом, прислушаться к нему и наконец вернуться в настоящее. "...отел...эмог...ости..." - донеслось низким шепотом, и я уже начала понимать, что голос принадлежит мужчине! "...ще...ножко...де..ысь...оя де-очка..." Я поморщилась, концентрируя внимание. "Моя девочка?.. - я попыталась пошевелиться, но пока не выходило, - Это колдун зовет меня. Точно! Его голос. Только... - тело еще не слушалось мозга, а вот эмоции начали потихоньку возвращаться. Сердце тревожно забилось, на глаза навернулись слезы, - Господи, что же я наделала?! Я хотела... Боже, Ка! Он... наверное, меня ненавидит. Презирает. Но зачем тогда пытается воскресить? Почему так волнуется? Я же... - зажмурившись, точно от боли, я явственно ощутила обжигающе теплую влагу на щеках, разомкнула пересохшие губы, конвульсивно вдохнула, содрогаясь в беззвучном рыдании, - Ка..."
  -Я здесь, малыш. Не бойся, все уже позади, - теплом по коже скользнул его нежный шепот, где-то близко, у самого уха.
  -Кх-ка... прост-и... - на грани слышимости выпалила я, приложив все имеющиеся силы.
  -Чшшш! - зашипел колдун, - Не болтай, не трать силы зря. Скоро Альгиз тебя восстановит, - убедительно пообещал он, - А пока помолчи и послушай... - Ка прилег поудобнее, поправил мне одеяло и трагично-приглушенно начал, прочесывая пальцами мои спутавшиеся волосы, - В том, что случилось, нет ни капли твоей вины. Разве что... неосторожность. Уверен, кристалл Наамы ты разбила не нарочно.
  Смутно ощущая, что с телом действительно что-то происходит, я глубоко вдохнула, чтобы оправдаться, но колдун пресек эту попытку, накрыв мои губы ладонью.
  -Знаю, тебе пришлось несладко, и не собираюсь отчитывать. Сейчас самое главное - удержать твою душу в этом мире. В отличие от невинной Воробьевой, слияние с Наамой было... как бы это сказать... "токсично" для тебя и могло привести к необратимым последствиям. К счастью, мне удалось вовремя ее... обезвредить.
  По мне волнами шло какое-то тепло, от груди по всему телу до кончиков пальцев, похожее на те световые импульсы, что исходили от рук колдуна, когда он исцелял мое колено.
  -Основная причина твоего нынешнего состояния именно в этом, в слиянии и последующем разделении, тоже, к сожалению, довольно болезненном. Еще, конечно, неплохо было бы все-таки поужинать. Напоив тебя вином с сильнодействующим снотворным, я как-то не учел, что твой желудок пуст. Так что... и я отчасти виноват, - печально вздохнул Константин, стирая с моего лица еще влажные, но уже тянущие кожу следы.
  -И я... - болезненно хмурясь от боли в горле, прохрипела я, но вышло так жалобно, что самой стало не по себе, - "Неужели я и вправду была на той самой Грани?.." - сердце сжималось при мысли о том, чего я чуть было не натворила, о том, как близка я была к этому... роковому удару, - ...я не почувствовала, не поняла! - отчаянно сокрушалась я, но к виску вдруг припали горячие губы, и все страдания как рукой сняло. Я улыбнулась, предприняла новую попытку и, наконец, разлепила веки... В душе лишь туманно плескалась какая-то светлая грусть. Сквозь полупрозрачную пелену светло-кремовой дымки от "ночника", я отчетливо видела потолок! Неяркий свет окрасил его в мягкие ванильные тона. Мир казался таким прекрасным после того, как я уже было попрощалась с ним навсегда. Даже самые обычные вещи, окружающие предметы вызывали неподдельный восторг. Искренняя нежность колдуна и вовсе навлекла на меня какую-то эйфорию, тихое счастливое безумие. Но не отпускало и отрезвляющее чувство вины.
  -Знаешь, я... никогда раньше не испытывала... такой лютой ненависти, - моргая в потолок, грустно усмехнулась я, - Не понимаю, почему меня это не насторожило.
  -У тебя огромный потенциал, сильный дух, но ты лишь в начале пути, Александра. Как я уже говорил, дар нужно развивать, работать над собой. Ты еще слишком молода, чтобы тягаться с такими матерыми тварями, как Наама, - отвечал колдун умиротворенным полушепотом, обнимая меня поверх одеяла.
  -Кто она, Ка? И за что так сильно тебя... "любит"?
  Константин глубоко вдохнул, перекатился на спину и, тоже глядя в потолок, с раздраженным рычанием выдохнул.
  -Хм-м-м. Эта с-с-сущность, - сдержанно выпалил он, хотя явно имел в виду несколько иное слово, - когда-то была одной из тех, кто служит мне... в тонких мирах, по ту сторону Забвения.
  -Служит?.. - настороженно переспросила я, все еще не до конца веря в то, что "по ту сторону" действительно что-то есть. Да, не смотря на то, что я уже дважды ощутила на себе прямое доказательство существования человеческих душ в неком инфо-поле Земли или ноосфере, мне до сих пор приходилось напоминать себе о неоспоримости этого факта. А новость о том, что у Константина в личном пользовании целый легион таких "сущностей", и вовсе вышибла меня из колеи. По затекшему затылку прокатился неприятный холодок.
  -Господи, с кем я говорю... - обиженно фыркнул колдун, - Женщина! Я думал, ты открывала Википедию.
  -Блин, ну там... было конечно что-то про "армию мертвецов", но мне казалось, это все детские страшилки, - призналась я, - Да и с твоим образом как-то не вязалось. Ты вроде... "современный" колдун. Нахрена тебе такой "зловонный отряд"...
  -М-да, - Константин заулыбался ни то мне, ни то своим фантазиям, - Ну, гниль-то может и ни к чему, да и воевать мне здесь не с кем. А там... знаешь ли, иногда бывают полезны связи. Как на низшем, так и на высшем уровне...
  -Погоди... - поморщилась я, прерывая его тщеславную лекцию, - Выходит, она была права? Ты действительно... коллекционируешь... души?.. - едва смогла выпалить я, осознавая весь ужас этих слов.
  Колдун приподнялся надо мной, заглядывая в глаза... но, так ничего и не ответив, по своему обыкновению, решил уйти от разговора и встал с постели.
  -Ты куда?.. - растерянно поинтересовалась я.
  -Тебе надо поесть, - бесцветно буркнул он, скрываясь в темноте коридора.
  Ожидая его возвращения, я, убедившись, что "целительная дымка" полностью рассеялась, кое-как подтянулась на руках к изголовью и в самом деле ощутила, как желудок прилипает к спине. Меня мутило от голода. На прикроватной тумбочке обнаружился полный стакан воды, приготовленный заботливым колдуном к моему пробуждению. Осушив стакан почти залпом, я отдышалась. "Наверное, не стоит больше расспрашивать его о подобных вещах. Ка этого явно не любит, да и мне... тошно. Вообще он все же вернул меня с того света и хотя бы этим заслужил уважение. Волновался за меня..." - я улыбнулась сама себе, вспоминая ласковый шепот и поцелуй... коснулась виска, словно пытаясь ощутить это снова.
  -Голова болит? Это нормально. Скоро должно пройти, - участливо заметил колдун, возвращаясь.
  Я встретила его смущенно-виноватой улыбкой, про себя подмечая, как брюки с завышенной талией выгодно подчеркивают идеальную геометрию его мощной фигуры. Обнаженный торс демона был как всегда великолепен и сбивал меня с толку, мешая думать о серьезных вещах и вообще рассуждать здраво.
  -Да нет. Не болит. Только слабость дикая. Слушай, а... долго я с-спала?.. - я обратила внимание на плотно зашторенное окно и общий полумрак другой половины комнаты.
  -Ну, порядком, - кивнул колдун, примостившись на краю постели, с миской горячего супа в руках, - Весь день так точно.
  -Как?.. Это что... уже сутки?!! - я поднялась на руках, да так резко, что в глазах потемнело.
  -Тише, тише! - сдвинул брови Константин, приподнимая дымящуюся тарелку, чтобы я в своем неуместном порыве трудоголизма ненароком не расплескала суп.
  Впрочем, как бы меня не грызла совесть, и сколь бы ответственно я не относилась к своим обязанностям, организм моего энтузиазма явно не разделял. Едва удержавшись в сознании, я опустила кружащуюся, чугунную голову обратно на подушку.
  -Ты совсем сбрендила со своей обостренной совестью? - недовольно заворчал Ка, - Твоя безответная любовь к работе точно не повод, чтобы бросаться на амбразуру. В таком состоянии... Ты считай, что в реанимации. Какие могут быть "трудовые подвиги", мать?!
  -М-да. Только если б я реально там была - это одно, а так... Меня, пожалуй, в больницу-то и не примут... - сетовала я, растирая веки, пыталась прогнать разноцветные круги, что все еще светились перед глазами, - Ну, то есть, примут, конечно, но не в ту. Если я им скажу, что это последствия "вселения" в мое тело чужой души...
  Константин сдержанно похихикал, пристраивая тарелку на прикроватной тумбе, и помог мне снова сесть, поправил подушку.
  -Ты правда думаешь, что в больнице будет лучше, чем здесь?
  Я на секунду встретилась с ним глазами и покачала головой, поспешно отводя взгляд, чтобы колдун не заметил моей дурацкой умиленной улыбки.
  -Нет. Просто... ты, к сожалению, не можешь выдать мне справку о том, что все это время я находилась у тебя на лечении, - печально усмехнулась я.
  -Хм. Да. Не могу, - комично насупился колдун, сосредоточенно чеша репу, - Но зато я могу наведаться в твою контору и сказать им все, что о них думаю. Что они ничерта не ценят твоего трудолюбия и, в общем-то, не достойны такого талантливого сотрудника, как Лазарева. Ну и, для порядку добавлю, что за такую зарплату в Москве столь самоотверженно пашут лишь выходцы из средней Азии.
  Я слушала его с улыбкой, не хотелось даже спорить, и оттого становилось грустно. "Не знаю, когда он успел так хорошо изучить меня и то, чем я зарабатываю на жизнь, но, в сущности, Ка прав. Похоже, эти истины очевидны всем, кроме меня самой..."
  -Просто я им благодарна. И действительно люблю свое ремесло, как... ты любишь свое. Я когда пришла к ним, была никем, пустым местом, стажеркой. Меня даже... в курьеры не брали, - давясь смехом, призналась я.
  -Да ну, - расплылся в улыбке Константин, - И что же они там с тобой такого сделали?.. Провели "очищающий ритуал" для твоей Кармы?..
  Я мотала головой, продолжая смеяться.
  -Сняли блок с "карьерной чакры"? Или вживили в мозг микрочип с какими-то особыми навыками?
  -Не совсем. Но они дали мне почву, где я смогла эти навыки развить.
  -Спасибо им на этом. А дальше?.. Дальше что? Ты ведь переросла давно их мелкогабаритные кабинеты, ведь так?.. А как обычно поступают с деревом, которое слишком быстро растет? Правильно, - подрезают и вяжут, чтоб не выпендривалось. Нафига им дыра в потолке?
  Я лишь поджала губы, опуская глаза.
  -Еще конечно можно перенести "деревце" в более просторное помещение, но... я уверен, там уже давно сидит какой-нибудь старый "пень", который никак не выкорчевать. Им проще тебя "подрезать".
  -Ка... - несмело перебила я.
  -М-м?
  -Там... супчик мой не остыл еще?
  Колдун усмехнулся, качая головой, но, в свою очередь, согласился оставить неприятную тему. Опустошив тарелку умопомрачительного грибного крем-супа, я не постеснялась попросить добавки, и лишь когда почувствовала тяжесть, смогла остановиться. Держась за округлившийся живот, откинулась обратно на подушку и прикрыла глаза.
  -Невероятно... И где ты научился так готовить?.. - устало простонала я.
  -Это... риторический вопрос? - тщеславно хмыкнул Константин, пристраиваясь рядом.
  -Это я так выражаю Благодарность... вместо того слова, которое тебе так неприятно.
  -М, ты до сих пор считаешь, что неприятно?.. - утомленно вздохнул колдун, - Ну уж теперь-то... ты должна понимать, что Спасение мою Сущность просто-напросто не интересует. Лучше кэш, - сдавленно посмеялся он, немного грустно, - Он практичнее. В крайнем случае, Благодарность. Всегда приятно знать, что в каждом городе у тебя есть хотя бы один должник.
  Открыв глаза, я почему-то испуганно уставилась перед собой. "Не нужно Спасение? Потому что ее уже не спасти?.. Ну, конечно. Зато тебе интересны души. Интересно, ты их только для себя собираешь, "на отраду"? Или, может, "налево" перепродаешь?.. Брр..." - я невольно поежилась.
  -Мерзнешь? - чутко отреагировал Константин, и принялся подтыкать со всех сторон одеяло, - Ты б не разболелась, мать. После той прогулки то мы тебе еще и иммунитет ослабили... - ворчливо забеспокоился он, щупая мои лоб тыльной стороной ладони.
  -Ка... - с умилением наблюдая его заботливую суету, начала я, - А можно... на правах больной задать тебе один вопрос?
  Мужчина настороженно затих, отстраняясь, но смотрел прямо в глаза, словно пытался угадать, о чем я думаю. Неуверенно улыбаясь, пожал плечами.
  -Только обещай, что ответишь, не сбежишь, а то ты любишь... - предусмотрительно оговорилась я, но колдун решительно сдвинул брови в ожидании. Я отвела взгляд, - Что... изменилось? Почему до "слияния" ты был резко против нашего... слияния, а с ней... - мне было трудно подобрать слова, еще трудней признаться в своей ревности, но Ка на счастье понял мой вопрос и даже будто бы ждал его.
  -Уфф... - выдохнул он и повалился на свою подушку, расползаясь в шкодливом оскале, - Я знал, что ты это так просто не оставишь, - озвучив мои мысли, признался он, - Все... не совсем так, как ты думаешь. Даже... совсем не так.
  -Откуда тебе знать, что я думаю... - мрачно фыркнула я, уже не надеясь на вразумительные оправдания.
  -Это заключено в самом вопросе, - негромко огрызнулся колдун, - Впрочем, ты права, отчасти, дело в ней, в Нааме...
  -Ясно, - не дослушав, возмущенно-разочарованно выдохнула я, обернувшись на этого наглеца, - Конечно! Она ведь была достаточно развязна, чтобы перестать заморачиваться о последствиях...
  -Хмм... Интересная версия, - передернув бровями, хмыкнул себе под нос Константин, - На самом деле она сделала то, на что ты, я надеюсь, никогда бы в здравом уме не отважилась... - он выдержал интригующую паузу, украдкой глянул на меня и продолжил, буравя мрачным взором потолок, - Наама призвала своего старого знакомого, Кат-Хаара.
  Таращась на колдуна в недоумении, я ждала продолжения, но тот, по-видимому, считал, что ответ исчерпывающий, и так же таращился на меня, широко раскрытыми глазами.
  -Что ты имеешь в виду?.. - с нервно-растерянной улыбкой, уточнила я, - Хочешь сказать, тебе достаточно услышать свое настоящее Имя, чтобы слететь с катушек? И На-ама об этом знала?..
  -Вроде того, - без тени юмора, вздохнул Константин, - И, хоть я ее и упокоил, Имя этой твари тоже лучше лишний раз не озвучивать в миру, - между делом, очень своевременно заметил он, - Хаар - Сущность, по своей природе с ней схожая. Безусловно, Нааме было проще установить контакт с ним.
  -Вот сейчас ты меня пугаешь, - шутливо скривилась я, - И часто ты так... о себе в третьем лице?..
  Константин усмехнулся в ответ, но как-то отрешенно. Он медленно поднялся и сел вполоборота ко мне, опираясь на руку. В желтых глазах колдуна мерцала вселенская тоска, вперемешку с сожалением и легким чувством вины, что было так необычно для бесконечно самоуверенного колдуна.
  -Я... солгал тебе, - не поднимая взгляда выше моих плеч, подавленно негромко, но четко объявил он.
  -К-огда именно?.. - заикаясь от волнения, уточнила я, готовясь услышать все что угодно, от предательской выдумки про Ангела Смерти, до собственного приговора.
  -Когда ты заявила, что слову демона нет веры, - не стал долго томить меня ожиданием Константин.
  -Значит... ты обманул, когда сказал, что не принадлежишь ни Тьме, ни Свету... - подтягиваясь на руках к изголовью и инстинктивно отстраняясь, вслух подумала я.
  -Нет. Это действительно так, - поспешил заверить меня колдун, - Я не подчиняюсь ни высшим, ни низшим Силам. Это правда. Но... Имя, которое я открыл тебе, принадлежит демону. Он - неотъемлемая часть меня, и с этим не поспоришь. Мне... просто хотелось, чтобы ты доверяла мне, верила, не боялась. Строить с тобой партнерские отношения на страхе и манипуляции было тошно...
  Я встретилась ошарашенным взглядом с Ка и поняла, что верю ему и даже немного сочувствую.
  -Ты говоришь... "неотъемлемая часть", но сам как будто разделяешь "вас" на две личности, - рассуждая вслух, пробормотала я, - Как это понять?
  -Вернись во времени чуть назад и сама найдешь ответ, - пристраиваясь у моих ног, посоветовал Константин, облокачиваясь на противоположную спинку кровати.
  -То есть, ОН "вселился" в тебя, как в меня На-а... - колдун сдвинул брови, и я опомнилась, - ...как эта стерва? Она что, тоже... демо-ница?
  Ка закивал, мягко улыбаясь мне.
  -Только наш с Кат-Хааром союз взаимовыгодный и добровольный. Кроме того - довольно древний. Мне не было тогда и двадцати... Так что сознание у нас... давно, можно сказать, "едино".
  Я слушала его с глуповатой, сдержанной улыбкой. Мне все еще с трудом верилось во все это. Существование души и Жизни после Смерти, колдунов... а теперь еще и демонов?! В моем изнуренном мозгу никак такое не укладывалось. Однако стоило лишь вспомнить тот "взгляд из преисподней", сферы, холодные и черные как сама Тьма, злобный оскал и нешуточную хватку сильных пальцев на горле...
  -Глаза... - почти шепотом выпалила я, стекленея.
  -Да. Когда он активен, можно распознать по глазам. Часто еще меняется голос...
  -"Активен"?.. Другими словами, когда ты "одержим", когда он берет над тобой верх?! - не в силах сдержать свое отчаянное возмущение, повысила голос я, - Класс! Мог бы и предупредить, что я имею дело с "шизофреником со стажем"...
  -Не стоит так драматизировать, - натянуто улыбнулся Константин, - В большинстве случаев я контролирую его помыслы и могу вмешаться в любой момент. Бояться нечего, ведь Кат приходит лишь, когда его зовут. Иногда я сам уступаю ему доминанту во время сложных, энергозатратных обрядов, - спокойно поведал он, - А насчет Имени... Не говори, что я не предупреждал.
  -Угу, - обиженно промычала я, прижимая одеяло к груди.
  -Ну, чего тогда дуешься? - тепло усмехнулся колдун, нащупывая мои ступни под плотной тканью и осторожно разминая затекшие лодыжки.
  -Да так, ничего, - фыркнула я, - Мне просто только что сказали, что прошлой ночью я переспала с демоном, - таращась перед собой одновременно безумно и испуганно, огрызнулась я.
  Константин сдавленно захихикал. Я настороженно скосилась на него.
  -Ч-то?..
  -Да так, ничего, - передразнил Ка, - просто в прошлый раз я никаких жалоб от тебя не припоминаю. Напротив...
  -Стоп! Как?.. И в прошлый раз...? - опешила я.
  Он кивнул, изо всех сил сдерживая улыбку. Однако радости его я вовсе не разделяла. "Выходит, как женщина я интересую лишь его "демоническую половину", а это... не совсем то, на что я рассчитывала. Даже... совсем не то..."
  -Ясно... - чуть слышно выдохнула я, подбирая ноги.
  -Что ясно? - заинтересованно повел бровью колдун.
  -Не важно. Найди мой халат... пожалуйста, - зябко сжимая плечи и потерянно озираясь, попросила я.
  -Халат? Зачем? - недоуменно усмехнулся он.
  -Тебе что, сложно? - лениво огрызнулась я.
  Константин наконец-то поднял свой зад, но пока вылезал из кровати, сосредоточенно всматривался в мои глаза, пытаясь уловить причину столь резкой перемены тона. Мне же было все предельно ясно, все встало на свои места, все сошлось. И его частая смена настроений, и бесстыдная "амнезия", и внутренняя борьба... "Похоже, он действительно спорил с собой все это время. И теперь понятно, почему. Одна его половина (не лучшая) желает меня, вторая... холодна, расчетлива и совершенно ко мне индифферентна. Ка всегда рассматривал меня лишь с профессиональной точки зрения, и явно не считает, что "секс с деловым партнером" способствует укреплению сотрудничества..." Кое-как натянув под одеялом халат, я поблагодарила гостеприимного "работодателя" за проявленную заботу, и, сославшись на чудовищную слабость, приняла горизонтальное положение. Колдун отнес посуду на кухню и тоже вернулся в постель, на редкость деликатно пристроившись у стенки, почти меня не касаясь. Стало так тошно, что я уже почти было плюнула на гордость. Просто было странно вот так лежать, как чужие, рядом с тем, с кем несколько часов назад ты сплеталась единым целым. Хотя бы прижаться спиной... Возможно, всего лишь физиология?.. Но мне хотелось чувствовать, что он рядом. Не любящий, не желающий, но все еще друг. "Ничего не напоминает? Только, пожалуй, все куда хуже прежнего. Два пункта из трех - еще куда ни шло, но один... к тому же самый последний..." - поток уничтожающих мыслей остановил глубокий шумный вздох. Похоже, Константину тоже не спалось. Я слышала, как он перевернулся на спину, и ждала, что вот-вот заговорит, но... тянулась минута, другая. Не выдержав первой, я обернулась, встретившись с колдуном взглядом. Он улыбался, вероятно, про себя подметив, насколько я предсказуема. Но желтые глаза мерцали неподдельной печалью. Боже, как мне хотелось броситься к нему сейчас! Чмокнуть в висок и растворить эти трагикомичные морщинки. Прижаться к жесткому плечу, укутаться в объятья колдуна... на свою беду приворожившего меня. Легким, бережно-небрежным жестом Ка смахнул с моего лба выбившийся из челки локон. Я прикрыла глаза, превозмогая глубинную тупую боль в сердце, и ощутила на губах тепло... проникновенно-нежное прикосновение. От напряжения дрожали веки. Но я не желала видеть реальность, я боялась ее. Вслепую скользя ладонями по упругим кудрям, я упивалась иллюзорным мгновением, утоляя давно иссушившую меня жажду, ведь поцелуй демона оказался парадоксально чутким. Полностью отключить разум мне так и не удалось, и животная, инстинктивная тревога все же прокралась в сердце. Судорожно вдохнув, я задержала дыхание и распахнула глаза. Константин с пониманием отстранился, но его лицо озарилось мягкой обличительной улыбкой, безмолвно корящей меня за мнительность.
  -Это... ты?.. - ошеломленно выдохнула я, неуверенно улыбаясь в ответ.
  -Это Я, - твердо кивнул он, горячим шепотом растворяя последние сомнения, и прошелся костяшками пальцев по средней линии от декольте к животу, пробуждая мое воображение, а заодно расправляясь с поясом халата.
  -Я... не совсем уверена, что мне уже можно... - словно ошалев от столь внезапного счастья, пролепетала я.
  -Зато я на все сто уверен, что нужно, - безапелляционно парировал колдун, припадая губами к моей ключице.
  Я запрокинула голову, растворяясь в долгожданной нежности. Приятная тяжесть и жар его груди побудили сердце биться чаще. Пьянея от наслаждения, я подавалась навстречу влажным, плавящим кожу поцелуям, но главным мотивом в этой ночной симфонии была не столько аномальная бархатность его ласк, сколько чувственность и отзывчивость "хладнокровного Повелителя Душ", почти эмпатическая связь с ним. Наблюдая за Константином сквозь истому, я боялась в это поверить, но казалось, именно сейчас он настоящий. Без сардонической маски, без фальши, без мистическо-инфернального привкуса пепла и ладана. Открытый, Живой! Самозабвенно исследуя каждый изгиб моего тела мягкими губами, колдун спускался все ниже, и дыхание его учащалось, а прикосновения обретали осязаемость. Остановив мужчину чуть ниже живота, я за плечи потянула его к себе. Хотелось вновь увидеть эти глаза, и взгляд Константина сказал мне намного больше, чем его поцелуи. Не в силах скрыть свой восторг, я обняла колдуна, повиснув у него на шее, и чмокнула в висок. Широкая ладонь прошлась по обнаженной спине и сжалась на талии, надежно придерживая меня, а в ухо уткнулся теплый нос, и я услышала, как сам Ка тихонько хихикает про себя, заражаясь моей эйфорией. Он потерся о меня щекой. В туманном сознании пульсировало одно лишь дурацкое слово:
  -Спасибо... - шепотом выдохнула я, не зная, как выразить ту феерию чувств, что захлестнула меня.
  Колдун расхохотался, опуская меня на подушку. Но в этом смехе не было ничего обидного. Никакого сарказма, ни капли высокомерия. Скорее противоположные чувства - восхищения, умиления... Счастья! Единства двоих, в котором нет места притворству, соперничеству и каким бы то ни было предрассудкам и правилам. Проще говоря, его смех и последовавший за ним поцелуй сказали мне: "К черту все! К черту весь Мир! Здесь есть только Мы, и мне это нравится..." То, что было с нами потом, сложно разделить на действия и помыслы. Происходящее на физическом плане стало фоном. Первым шел тонкий, эмоциональный уровень - мысли, чувства... а движения словно вторили им, рождаясь импульсом, искрами где-то в самой Душе. Ка смотрелся в мои глаза, будто даже сквозь них и, казалось, видел эти искры. Я поняла это, наблюдая перемены на его лице. Похоже, мои чувства стали для колдуна откровением. Приподнятые брови, максимально расширенные зрачки, открытый взгляд и неуверенная, чуть скошенная улыбка выражали крайнюю степень изумления. Я знала, что сейчас колдун сканирует меня, но по-прежнему концентрировала внимание лишь на нем одном, не пытаясь контролировать мысли. Сейчас у меня не было ни малейшего желания что-либо скрывать. В какой-то момент я вдруг осознала, что в ближайшие дни могу потерять многое, и многое утратить впоследствии, например - лишиться возможности выражать свою любовь, посвящая себя жизни другого человека, и, как следствие, разучиться любить вовсе. Но пока я чувствовала и жила, и сейчас только уразумела, что обязана этим Константину. Пусть всего лишь его образу, гипотетическому шаблону, создавшемуся в моем воображении с момента нашей первой встречи... но я уверовала в него так безотчетно и фанатично, что уже почти ощущала реальность своего вымысла.  []
  -Невероятно... - выдохнул колдун с восторженно-смущенной усмешкой, - А это - ты?.. Теперь уж я сомневаться начал, - шутливо насупился он, бережно прибирая мои непослушные пряди за ухо, чтобы ничто не мешало ему покрывать мое лицо благодарными поцелуями.
  Ответив лишь сдержанной улыбкой, я поймала его губы и обняла за шею, привлекая к себе, не в силах больше терпеть щекотливый трепет, сладостный, но мучительный зов плоти. Словно услышав его, Ка протиснул ладонь мне под плечи. Сбивая дыхание, я выгнула спину, прижавшись грудью к его горячей груди, желая соприкоснуться с ним всецело, и вторая ладонь колдуна скользнула вниз по спине, подтверждая безусловную обоюдность этого желания. Наш поцелуй стал более порывистым и страстным, но вовсе не утратил чувственность. Мы отрывались друг от друга, чтобы надышаться, но продолжали, находя, что одного дыхания нам на двоих вполне достаточно. Безотчетно скользя ладонями по широкой спине, я уловила нервную дрожь перенапряженных мышц и устремилась ниже, к ягодицам, намекая Константину, что он напрасно сдерживает себя. Тот конвульсивно двинулся навстречу, горячими бедрами вжимаясь в меня, позволяя в полной мере ощутить его жажду, но сделал над собой усилие и вновь упрямо отстранился. Я пыталась поймать его взгляд, чтобы понять причину столь упорного промедления, но колдун в забытьи катался лицом по моим плечам и груди, не открывая глаз и, казалось, вновь боролся с собой. Наконец, выровняв дыхание, Ка поднял голову и приподнялся на руках. Все те же светло-желтые глаза смотрели на меня как-то по-новому, проникновенно, направленно, словно ничего кроме меня для Константина сейчас не существует, и, в то же время, с вызовом, уверенностью и приглушенно-обузданным вожделением. Завороженная этим зрелищем, я даже немного растерялась, но, ощутив заветное прикосновение, тотчас очнулась. Его пылающая плоть прильнула ко мне, словно поцелуем, нежным, но все более смелым с каждым вдохом. Ка стиснул меня в объятьях, сжимая плечи, и я забылась, отдаваясь ему, растворяясь на его больших губах, нетерпеливо впиваясь в смуглую кожу ногтями. Едва начав движение, колдун запрокинул голову и замер... злобно пробормотав что-то невнятное, горячо и судорожно выдохнул, пытаясь улыбаться сквозь зубы, отчего его тяжелую челюсть слегка перекосило. Я не сразу догадалась, что с ним происходит. Поняла лишь, когда вновь увидела глаза демона на искривленном недоброй гримасой лице. Всего каких-то несколько секунд, но я успела заметить их яростный блеск, их похоть... на грани безумия. Колдун остервенело мотнул головой... и с широкой улыбкой победителя встретил мой испуганный взгляд.
  -Пр-р-рочь. Сегодня... она моя! - властно прошипел он и, не сводя с меня лукавых желтых глаз, картинно медленно склонился к груди.
  
  Когда я очнулась, было еще темно. За окном, как на погосте, тихо. Пошевелившись, я поняла, что мы так и уснули, в обнимку. Некоторые части тела даже затекли от такого хитросплетения конечностей. Я осторожно высвободилась и потянулась, ощущая приятную слабость мышц и вспоминая минувшую ночь... Мне до сих пор не верилось, что все это происходило наяву. Лишь в одном не осталось сомнений - между нами это действительно было впервые. "Ка был таким... Нет, не так. Он на самом деле такой!.. фантастически нежный и чуткий. Он самый лучший. Как я и мечтала. А я... Что происходило со мной?.. Просто что-то невероятное! Кажется, никогда, ни к одному мужчине, я еще ничего подобного... - я обернулась и, затаив дыхание, взглянула на спящего рядом мужчину, - Боже, что же мы... что Я наделала?! Зачем?.." - не сводя с него глаз, помутившимся взглядом блуждая по бесконечно любимому профилю, по орлиному носу и ямочкам в уголках полноватых губ... я чувствовала, как по щекам катятся слезы, такие горячие, что больно моргнуть. Уткнувшись лицом в край одеяла, я подавила всхлип, судорожно втянула носом воздух, но ощутила на ткани запах, тепло его тела... Схватив свой халат, на ощупь добралась до ванной комнаты, умылась, огляделась... И вновь. Его вещи, его энергетика, даже на полотенцах его запах. "Прочь... Прочь отсюда! - прожигая взглядом собственное отражение в зеркале, твердо решила я, - В одном Наама была права. Он никогда не будет моим. И пока карета не превратилась в тыкву..." Выйдя из ванной, я прислушалась и, убедившись в том, что Константин еще спит, пробралась на цыпочках в комнату, собрала свои вещи, оделась на кухне и, подхватив полусонную кошку подмышку, тихонько шмыгнула за порог.
  
  Позже я много раз вспоминала ту ночь... и то серое промозглое утро, где я, в распахнутом пальто, растрепанная, с позором бежала прочь из собственно выдуманной Сказки. Я обморозила щеки, я простыла, но в тот момент, когда брела по сумеречным улицам в предрассветной тиши, я не чувствовала ничего... кроме боли в сердце, глубоко внутри, словно Душу разорвали на лоскуты. Впрочем, это сделала я, сама. Подобно зверю, попавшему в капкан, я предпочла отгрызть себе лапу, лишь бы выбраться.
  Он не звонил, не беспокоил меня. Ни Константин, ни его Альтер-эго не посчитали нужным комментировать мой поступок. Они просто дали мне немного пожить и провести последние дни с матерью. Она не приходила в сознание, но я говорила с ней как раньше, даже больше - я рассказала ей все то, о чем не решалась заговорить, глядя ей в глаза, на протяжении всей жизни. Накопилось не мало. Но я озвучила это, все то, что должна была сказать ей раньше, намного раньше... Как много она значит для меня и как тяжело мне приходится сейчас.
  -...но я удержусь на ногах, я смогу, обещаю. Ты сама всегда говорила, что я сильная. Хоть я в себя и не верила, так, как ты... в меня. Теперь с каждым ударом спина словно броней обрастает, мозоль наверное набивается. Уже проще подняться с колен, да и заживает быстрее. Я поняла, самое главное - не смотреть назад... но это и самое трудное. Ведь кажется, что все самое лучшее осталось там, позади.
  
  Я ходила на работу, возвращалась домой, в пустую квартиру и старалась жить как раньше, но выходила лишь видимость. Ночами я не могла уснуть, ворочалась до утра, и режим совершенно сбился. Думать о прошлом я себе запретила, а о будущем... было слишком больно. В итоге я словно стала собственной голограммой. На работе делала вид, что работаю, а дома - что живу. Подобного отношения в первую очередь не выдержала моя карьера. Когда мне сообщили об увольнении, я почти никак не отреагировала, просто не знала, что чувствовать. Позже пришло осознание и, как ни странно, облегчение. Забрав документы и свой нехитрый скарб - чашку и планшет - я вылетела из офисного здания, почти выпорхнула, в странном приподнятом настроении, словно скинула с плеч давно опостылевший, ненужный груз. На улице меня встретила ангельская, предновогодняя метель. Огромные хлопья снега укрывали город, скрывая все его недостатки, смягчая углы, стирая границы. Вспомнился Архангельск... Сердце заколотилось чаще, защипало глаза. Обернувшись к ветру спиной, я прикрыла лицо руками, медленно выдохнула и подняла глаза к небу. "Хватит слез. Ты обещала себе быть сильной!" - стиснув зубы, возвращая на лицо улыбку, развеяла тоскливые мысли, и зашагала навстречу пурге, сквозь нее, щурясь от колючих снежинок.
  -Ну, и чего ты теперь? Что делать думаешь? - вздохнув, спросила Ленка, хмуро поглядывая в панорамное окно кафе на гигантскую вечернюю пробку.
  -Не знаю, - беспечно передернула плечами я, - Наверное, займусь работой на дому, как всегда мечтала. Веб-дизайн давно меня интересовал, только все никак руки не доходили... А когда доходили, уже не варила голова. В общем... у меня теперь полно свободного времени!
  -Это то меня и пугает, - наблюдая мой предсуицидальный оптимизм, скептически буркнула подруга.
  -Да ладно, - я грустно улыбнулась ей, но отвела глаза, чтобы скрыть свое истинное состояние, - Хуже все равно уже некуда. Зато площадка от мусора расчищена. Теперь можно будет что-нибудь новое построить...
  -Это ты про работу?.. - подняла брови Ленка.
  -И про нее тоже. Давно пора было оттуда валить. Никакого развития... Я за последние полгода три раза заявление писала. Правда... дальше корзины сей документ никогда не продвигался.
  -Ты никогда не рассказывала. Странно... - удивленно моргая, хмыкнула подруга, - Мне казалось, тебе там нравится. Ты ж совсем недавно готова была ночевать на работе! Утром летела, как на праздник...
  -Да, было дело. Давно правда. До тех пор, пока я не поняла, что мне реально нечего там ловить. Никому я там толком была не нужна. Один... умный человек открыл глаза. Ну, как открыл... Он просто озвучил то, в чем я сама не решалась себе признаться.
  -М-да, полезно иногда бывает услышать правду со стороны, - заметила Ленка.
  -Угум, - в ответ смущенно усмехнулась я, нервно тыкая ложкой комок мороженного в кофе, словно надеялась утопить в этой чашке воспоминания, всплывшие тотчас, как я вслух сказала о том, о ком запретила себе даже думать.
  
  Вечером, стоя у окна в кромешной темноте своей комнаты, я глядела, как стихийная пурга заметает город, как вязнут в сугробах редкие прохожие, еле-еле крадутся, пробуксовывая, машины... и размышляла над тем, что слукавила в разговоре с подругой. Я оказалась не готова к такому резкому повороту и вылетела "из седла", но упрямо ползла на брюхе к финишу, изо всех сил стараясь сделать вид, что все еще участвую в гонке. Наверное, это выглядело глупо. "Жалкое и безнадежное зрелище. Ленка просто из вежливости ничего не сказала. Но страшнее всего не это, а то что Ка может почувствовать мою ложь... Если он когда-нибудь объявится, конечно..." Мне хотелось выглядеть уверенной и независимой в этот момент, даже жесткой, но уже сейчас я понимала, что мне навряд ли удастся не разреветься в его присутствии и не сказать, как я его ненавижу!.. за Жалость, столь великодушно проявленную им в ту ночь. Ведь именно благодаря этому чувству между нами случилось то, что случилось, и никакие другие эмоции с его стороны тут были не причем. Сердце сжималось, а горло перехватывало удушье от злости, но, глядя в окно, я каждый раз надеялась увидеть, как во двор въезжает пикап, я мечтала об этом, черт возьми!.. и ненавидела себя за слабость, трезво осознавая, что никакие мои чувства не в силах ничего изменить, и я всего лишь в очередной раз унижусь перед мужчиной, посмев надеяться на что-то большее. А еще меня не покидало ощущение, что я сама загнала себя в эту беспросветность. Дурацкое чувство вины и по-детски наивная надежда... "Что если я ошиблась?.."
  Поиск работы по новому направлению пока не приносил результатов, да и по старому ничего путного я еще не нашла. Одни двери были для меня уже закрыты, другие не поддавались. Хорошо еще остались кое-какие средства на карточке. Но и они подходили к концу. По обыкновению вглядываясь в зимний пейзаж с чашкой терпкого черного кофе в руках, я задала себе вопрос, что собственно хочу там увидеть? Но сердце всегда отвечало одно и то же. Оно не сдавалось в битве с разумом, упрямо твердя свое. Как там у Пушкина?..
  ...Быть может, за грехи мои,
  Мой ангел, я любви не стою!
  Но притворитесь! Этот взгляд
  Всё может выразить так чудно!
  Ах, обмануть меня не трудно!..
  Я сам обманываться рад! (с)
  За какие такие грехи, и почему столь мазохистские размышления уже вошли у меня в привычку - не знаю. Но по ощущениям эти строки как нельзя лучше подходили для описания нынешнего хаоса в моем сердце. Зато, как говорится, когда хуже уже некуда... В медицине, тема которой мне в последнее время была более чем близка, этот феномен описывался как "спонтанная ремиссия" и являлся "закономерным этапом развития болезни". Внезапно, проснувшись рано утром в пятницу, после практически бессонной ночи, я вдруг ощутила необычную бодрость и даже прилив новых сил! Не покидало ощущение, что сегодня обязательно должно произойти что-то судьбоносное. К обеду это предчувствие переросло в стойкую уверенность. Я приняла душ, плотно перекусила и надела офисный костюм, настраиваясь на рабочий лад, наверное подсознательно стремясь таким образом привлечь "нужные энергетические потоки". И, как ни странно, мне это удалось! В начале третьего раздался телефонный звонок. Довольно приятный женский голос приветствовал меня по имени и пригласил на собеседование в одну из тех компаний, о которых я, признаться, всерьез и не мечтала. Я закинула к ним "удочку" скорее для очистки совести, на авось, как люди берут на сдачу лотерейный билет, чтобы в жизни присутствовал элемент "приятной неожиданности", ну или хотя бы его иллюзия. Встречу назначила через час, чтоб не откладывать в долгий ящик. Во-первых: мне на самом деле не верилось в такое счастье, а во-вторых: просто не хотелось, чтобы они успели опомниться и передумать.
  На автопилоте собравшись, я вылетела из дома и лишь по дороге, спускаясь в метро, задумалась, отчего так обострилась моя интуиция?.. Чему или вернее... кому я этим обязана?.. Вспомнила, как Константин говорил о последствиях "слияния", и поняла, что так или иначе что-то все равно остается. "Чужое Я не выветривается полностью. Или, возможно, на это нужно гораздо больше времени?.. - кусая губы, думала я, рассматривая свое отражение в темном окне вагона, - Буду надеяться, что взяла от них лишь все самое лучшее..." - настраиваясь на позитив, вздохнула я. И действительно, едва очутившись в приторно-строгой обстановке головного офиса крупной московской компании, я ощутила прилив адреналина, но никакого волнения, что показалось мне странным и несколько непривычным, словно я - не я, а какая-то бизнес-акула, почтившая своим визитом захолустное, увядающее предприятие. Изменилось и мое отношение к людям, и восприятие действительности! Девушка, звонившая мне, пригласила пройти в кабинет. Я пошла вслед за ней, с интересом осматриваясь, ловя на себе взгляды снующих по коридорам сотрудников, и в какой-то момент поймала себя на том, что просто прожигаю глазами этих людей, будто в каждом из них заранее вижу личного врага или потенциального конкурента. Досталось и начальнице отдела кадров: за тридцать минут собеседования я ни разу не отвела взгляд, и под конец даже такая опытная и психологически натасканная специалистка, как она, не выдержала, сложив руки на груди, что выдало ее подсознательное желание укрыться. Не смотря на все это, я осталась довольна результатом и покинула офис с полной убежденностью, что вскоре сюда вернусь. В поисках работы, при личном контакте с потенциальным начальством мне всегда не хватало уверенности, цепкости и способности четко и объективно изложить свои качества и навыки. Сейчас же этой уверенности было хоть отбавляй, и потому я уже практически знала - мне позвонят.
  Вечером действительно раздался телефонный звонок, но уже от другого "работодателя". Увидев на дисплее букву "К", я первым делом злобно стиснула зубы, швырнув телефон на стол, и отошла на пару шагов. Но телефон продолжал надрываться, и я задумалась, почему так странно на него реагирую, ведь, в сущности, виновата только я. Сбежала сама, влюбилась... тоже сама, и никто меня об этом не просил, и никто ничего не обещал, просто... от Любви до Ненависти был по-прежнему лишь один шаг, и сейчас я ненавидела колдуна за то, что он напомнил мне о себе, зная, наверняка, догадываясь, как мне тяжело будет слышать его!
  Наглости и самоуверенности Константину тоже было не занимать, и он, похоже, решил взять меня измором. На четвертый звонок я все же решила ответить.
  -Да, - негромко, но раздраженно бросила я.
  -Ну, наконец-то, - не менее сердито фыркнул колдун, - Лазарева, ты где там провалилась? Уже битый час жду тебя у центра.
  -Долго придется ждать, - не сдержав злорадной ухмылки, буркнула я, - Меня там нет.
  -Черт, я так и думал. Раньше что ль ушла?
  -Вроде того.
  -Ладно. Ты дома? Собирайся, сейчас заеду, - по своему обыкновению безапелляционно отрезал он, и добавил, вероятно, чтоб окончательно внести ясность в наши отношения, - Пора возвращаться к работе.

Глава девятая.

  
  Полноприводный пикап уверенно мчал по заснеженной окружной. В салоне, не считая гула кондиционера, царила напряженная тишина, с тех самых пор, как я села в машину. Когда, открыв дверь, я через силу промямлила "привет", гадая, как в случае допроса оправдать себя... а колдун в мою сторону даже не взглянул, сердце сжалось и провалилось куда-то. Это было больно, обидно и совершенно неожиданно. Не то чтобы я надеялась увидеть его страдания, но все же... "Хоть что-то он должен был почувствовать, не обнаружив меня рядом тем утром! Или нет?.. - кусая губы, думала я, медитативно созерцая метель за окном, - Или все-таки почувствовал?  [] Да так, что даже говорить со мной теперь не желает... Он ведь открылся! Впервые был искренен со мной и не побоялся признаться в своих чувствах. Не вслух конечно, но взгляд его говорил тогда о многом, он кричал!.. А я... Оттолкнула, сбежала, как последняя дура. Словно не придала никакого значения тому, что произошло, или просто в себе еще толком не разобралась, нужно оно мне, не нужно... Бог знает, что он теперь обо мне думает! А впрочем... какая разница. На самом деле, все это "уже где-то было". Просто чувства мешают мне мыслить здраво. Он ведет себя так каждый раз после "откровений"! Он просто заново выстраивает стену, защитный барьер, отстраняется, что бы не, дай Бог что..." - я скосилась на колдуна, впервые за все это время, решившись взглянуть на него. Невозмутимая ровная поза, бесстрастный, сосредоточенный на дороге взор, чуть сдвинуты брови, скулы, покрытые темной щетиной, напряжены... "Он злится?.. - пыталась понять я, и сердце снова сжалось, молчание застряло в горле, мешая дышать. Я сглотнула ком, заставляя себя прийти в чувство и не проболтаться, - Показалось". Решив, что лучше отвлечься на что-нибудь, я опустила спинку сиденья и прилегла, размышляя о том, что буду делать дальше и как строить жизнь... одной. Ведь этот вопрос, как бы мне того не не хотелось, давно стоял "на повестке дня". Новая работа оказалась бы весьма кстати. Я замечталась о вступлении в новую должность, о том, как влияние в новый коллектив отвлечет меня и поглотит на какое-то время, заставив позабыть обо всем, что дамокловым мечом висит над моей головой. Да, безусловно, я понимала, что на смену одним проблемам придут другие, но так хотелось выбраться из этой ямы безысходности, что любые перемены казались спасением, искрой надежды.
  Мне даже удалось задремать ненадолго. Хотя едва ли это пошло мне на пользу. Снилось что-то тяжелое, утомительно трагичное. Слезы, страх, тупая боль в сердце, холод... Я брела по старому, полуразрушенному городу. Под сапогами хрустели осколки выбитых окон. Открытые двери, пустые дома, ветер... Я искала кого-то, и должна была, во что бы то ни стало, найти. Но ничего не выходило. Бежала, плакала, срывалась на крик. "Где ты?! Ну, где же..." - до хрипоты надрывалась я, но постепенно приходило понимание того, что все мои усилия тщетны. Я упрямо искала кого-то, зная, что его тут нет и, возможно, никогда не было. И оттого становилось еще больнее. Очнулась, чувствуя, что задыхаюсь. Распахнула глаза, поднялась и опустила стекло, подставляя лицо колючему морозному ветру, судорожно вдохнула...
  -Что? - негромко осведомился колдун.
  Бросив на него короткий, потерянный взгляд, я отвернулась обратно к окну, качая головой, и закусила губу, осознав, что не в силах остановить слезы, и даже обжигающе холодный ветер не помогает проснуться до конца.
  -Ничего. Просто снится какая-то хрень, - подавленно отозвалась я.
  -Дурной сон?.. - уточнил Константин все тем же ровным, отчужденным тоном, - До сих пор Воробьева не выветрилась?
  -Нет, - я закрыла окно, подняла сиденье и, обхватив себя за плечи, села ровно, стараясь согреться и успокоиться, - Это... уже мои кошмары... Мои собственные, - сквозь тоску усмехнулась я, думая, как глупо это звучит, и весь этот разговор... "Ему ведь плевать на самом деле. Его заботит лишь то, смогу ли я сегодня "работать"!"
  На минуту повисла тишина. Наверное, он подбирал слова или выжидал момент, когда можно будет "мастерски" свести мои переживания на нет очередной искрометной шуткой. Но... Я заметила, как он потянулся ко мне, чтобы коснуться, даже сперва почувствовала, потом краем глаза увидела... только на полпути Ка отвел руку, точно опомнился. Лишь вновь сдвинул брови и мысленно отстранился, жестко пресекая в себе приступ сентиментальности. Стало ясно, что никакой жалости и поблажек с его стороны я отныне не достойна. Снова украдкой оглядев колдуна, я отметила, что отросшая щетина ему весьма к лицу, хоть и придает излишней суровости образу, особенно теперь, когда он злится... не человек, дикий зверь, разгневанный демон. Меня осенило. "А что если Хаар одержал над ним верх?! Или Ка сам "уступил" ему главенствующую роль, как он говорил, "для особо сложных обрядов"?.. Или чтобы не отвлекаться на чувства и не показывать своего истинного состояния..."
  -Ха-ар?.. - осторожно-негромко позвала я, стараясь рассмотреть в полутьме его глаза.
  Колдун не повел и бровью, но вскоре на плотно сомкнутых губах появилась едва заметная, холодная ухмылка.
  -Он даже... говорить со мной не хочет? Поэтому ты... Это ведь был ты, с самого начала?
  Демон лениво повернул голову, но не сказал ни слова, лишь обдал меня таким взглядом, что позвоночник покрылся инеем.
  -Он злится на меня? Верни его!.. - я осеклась, сменяя требовательный тон на просительный, заметив, как напрягается незнакомое темное существо в обличии знакомого колдуна, - ...пожалуйста. Ка, нам надо поговорить. Ты слышишь?..
  Хаар шумно фыркнул и брезгливо-насмешливо скалясь, низко прорычал:
  -Абонент не абонент.
  Никогда раньше я не замечала за собой симптомов клаустрофобии, но сейчас стало настолько невыносимо осознавать себя запертой в тесном, душном пространстве вместе с этим животным, что я всерьез подумывала выпрыгнуть на ходу, даже попыталась рассчитать время и траекторию падения, в надежде, что сугробы смягчат удар.
  -Расслабься, Александра, - снисходительно прокомментировал демон, неприятно выделив имя, словно демонстрируя свою власть надо мной, - Ты ведь давно меня знаешь и... довольно близко. Возможно даже ближе, чем тебе бы хотелось, - напомнил он, понижая тон до интимного шепота, ни то издеваясь, ни то пытаясь со мной заигрывать.
  От злости забывшись, я встретилась с темной тварью глазами и содрогнулась, ощутив на себе жаркий взгляд липкой Тьмы и бескомпромиссный плотский голод демона.
  -Пошел к черту, - сквозь зубы буркнула я, но пикап тут же стал заметно сбавлять обороты, и я, вцепившись в поручень, вскинулась на демона в надежде угадать его намерения.
  -В самом деле? Хм, а может... освежить тебе память?.. - отвечал он, встретив мой испуганный взгляд прямым, недобрым взором из-под бровей.
  Вжавшись в кожаное сиденье, я растерянно поморщила лоб, тревожно озираясь на пустынную ночную трассу и чернеющий лес по обе стороны от дороги.
  -Ты... не посмеешь. Он тебе не позволит, - пропавшим голосом выпалила я, качая головой, словно пыталась сама себя в этом убедить.
  И Хаар прекрасно чувствовал мои сомнения. Он рассмеялся мне в лицо, раскатистым, саркастическим низким гоготом.
  -Ты так в нем уверена? - выпалил он, не глядя притормаживая у обочины.
  Несколько секунд я колебалась, не поднимая глаз выше приборной панели, но собралась и расправила плечи, уставившись ровно перед собой, на просвет и желтые огни фонарей, мерцающие вдалеке, там, где кончалась эта безлюдная объездная дорога.
  -Да. Он обещал, что наше с ним "сотрудничество" никак мне не навредит. Он дал слово.
  Демон с противным прохрустом передернул массивными плечами и, сипло хихикая, втопил педаль газа в пол. Меня вдавило обратно в спинку, пикап сперва пошел юзом, но вскоре вернулся в колею и помчался прямо, к просвету.
  -Это с ним, - ровно подытожил Хаар, - А со мной лучше следи за языком...
    []
  Ночная дорога тянулась монотонной черной лентой, но спать мне расхотелось теперь, наверное, навсегда. Сюрприз, который преподнес мне колдун, подсунув вместо себя своего "напарника", оказался более чем неприятным, да и опасным, что бы он там не говорил... Та мистическая тварь, что делила с ним одно тело, явно не была обременена ни совестью, ни добропорядочностью, ни преданностью, ни уважением к кому-либо, и полагаться на верность Хаара своему господину, равно как и на скорость реакции Константина, я не решалась. "Теперь нужно быть начеку. Хотя, как это возможно двадцать четыре часа подряд, а может и более?.. Не знаю. Но поворачиваться спиной к этому типу нельзя. Одному черту известно, что у него на уме..." - устало хмурилась я, квело наблюдая за однообразным заснеженным пейзажем. Уже под утро, едва начало светать, мы остановились на абсолютно пустой стоянке захолустного мотеля, окрестности которого напомнили мне декорации к фильмам ужасов. Казалось вот-вот из ржавых мусорных баков, с заброшенной заправки и из-под перекошенных ворот, прикрывающих свалку, полезут разномастные зомби. Сам мотель представлял собой четыре одноэтажных строения, образующих небольшой квадрат стоянки, единственным источником света на которой была тусклая вывеска над коморкой администрации.
  -Может я... в машине посплю? - негромко выразила свое впечатление я, но тут же вспомнила, КОМУ я это говорю.
  Демон выбрался из машины, даже не взглянув в мою сторону, и хлопнул дверью, оставляя меня в тишине и долгожданном одиночестве. "Наконец-то! - выдохнула я, растекаясь по сиденью, и, глядя в потолок, некрепким, сонным умом начала размышлять, - Отличный способ Ка придумал, чтобы не показывать вида, что оскорблен моим поступком. А вообще... с какого бы ему злиться? Разве не для меня он устроил этот спектакль?.. Как он сказал - "Тебе это нужно". Может, конечно, он хотел как лучше, и в рамках программы реабилитации или "репа-рации", как там ее... мне прилетел он него такой прекрасный "бонус", как иллюзия взаимности, то есть то, что мне на тот момент было нужнее и важнее всего... Но, черт возьми, как ты ошибался, Ка. Неужели ты до сих пор не понял, что сделал только хуже?! И злиться должна я, только я. А твое самолюбие, хоть оно, наверное, и пострадало, но здесь совершенно неуместно. Да, я неблагодарная сучка, да. Пусть так..." - я вздрогнула - меня выдернуло в реальность ощущение, что на меня кто-то смотрит, вновь, почти что кожей, я чувствовала этот потусторонний взгляд, и цепенела. Секунду спустя краем глаза я заметила темный силуэт за окном, прямо у своей двери. Он не шевелился и будто ждал, пока его заметят.
  -Твою мать. Заняться тебе что ли нечем Хаар?.. - в сердцах выругалась я, потирая плечи от нервного озноба, и демонстративно отвернулась.
  Глухой щелчок послышался справа... И в тусклом свете стало видно, как открывается водительская дверь. Я судорожно вскинулась на звук и увидела вполне материального колдуна. Он забирал ключи и сумку с документами. Я обернулась... но за моим окном никого и ничего уже не было, лишь легкий предрассветный туман, клубящейся дымкой отступал в сторону дороги и таял.
  -Что за...
  -В чем дело? - сухо хмыкнул Хаар, бегло глянув на меня, - Привидение увидела?
  -Я... - испуганно посмотрев на него, на мотель, затем снова на пустую дорогу, я опустила глаза и отерла лицо руками, - Не знаю. Спать хочу просто. Галлюцинации уже. Это не ты был только что, вот здесь, у двери?
  Демон отследил мой жест, скосился на меня, но лишь сдвинул брови, покачав головой, скорее раздраженно, чем озадаченно.
  Собравшись с силами, я доплелась до двери номера, вошла, когда мой мрачный спутник услужливо ее отпер. В выстуженной комнате зажегся свет, я взглядом отыскала кровать, но первым делом бросилась к обогревателю, и даже не успела задуматься над тем, почему койка такая узкая... У порога шмякнулась моя сумка, и хлопнула дверь. Ни секунды не думая, я выбежала вслед за демоном.
  -Эй! А ты... - растерянно пролепетала я, наблюдая, как Хаар уже ковыряется с заевшим замком соседних "апартаментов".
  -Поверь, мне тоже жаль, но номера у нас раздельные, - приглушенно проворчал он в ответ, - Таково было... его условие! - недовольно повысил голос демон, злясь ни то на Константина, ни то на старый разболтанный механизм замка, саданул дверь плечом, и та наконец поддалась, - Приятных сновидений.
  Мне оставалось лишь проводить мужчину взглядом и вернуться в свой номер, усиленно сдерживая трусливый и глупый порыв. Еще каких-то полчаса назад я была бы безмерно рада такой предусмотрительности Константина и возможности побыть наедине с собой, в одиночестве и... безопасности? Но теперь эта дистанция уже не казалось мне столь желанной, напротив, я почти готова была плюнуть на все, переступить через себя и попроситься к демону под бочок! Лишь бы не лежать здесь одной, в одежде, в холодной постели и бояться открыть глаза, чтобы не увидеть то нечто. Даже сейчас мне казалось, что ОНО где-то рядом, наблюдает за мной и лишь выжидает момент, чтобы приблизиться. Зачем?.. Я могла лишь догадываться, но, припомнив поучения колдуна и свой личный опыт общения с духами, я сделала вывод, что ничего хорошего ждать от них не стоит.
  Усталость от многочасового нервного напряжения сморила меня ненадолго, но уже через полчаса я очнулась от навязчивого и малоприятного сквознячка, скользящего по лицу. С замиранием сердца прислушалась к тому, как он щекочет лоб, а веки словно покрываются инеем, тяжелея... Конечности сковал панический страх. Я чувствовала, что лежу в тепле, и руки и ноги давно согрелись под лоскутным ватным одеялом, но губы немели от холода! "Ну, уж нет. Меня так просто не возьмешь!" - стиснув зубы, собралась я и неимоверным усилием разлепила глаза. Губы тоже поддались, но в первую минуту я не смогла издать ни звука, лишь беспомощно глотала воздух урывками, в ужасе таращась сквозь густую черную дымку, клубящуюся надо моей кроватью. Подобно призраку, она сгущалась, и время от времени являла нечто похожее на лицо, но весьма отдаленно, скорее на маску какого-то древнего, уродливого языческого божества, с костяными наростами вместо бровей и огромными зловеще мерцающими глазницами. Вязкая, словно текучая тьма то поднималась, стелясь по потолку, то вновь собиралась в комок, угрожающе приближаясь, но будто не решалась атаковать.
  -У-би-рай-ся... - прорычала я, едва совладав с колотящей меня дрожью, и ощутила, как по вискам шарашит адреналин, но дымка тревожно метнулась в дальний угол, снова рассеявшись в бесформенное облако, точно и впрямь испугалась. Хотя праздновать победу было рановато. Тьма зазвучала! Сперва чуть слышно, далеким шорохом, потом сухим треском, а вскоре я расслышала слова:
  -Ты ви-диш-ш-ш-шь? - низко, неприятно, словно на выдохе прошипело оно мужским голосом.
  -Да! Ползи обратно в Ад, мерзость! - сжимая одеяло в кулаках, бросила я, подтягиваясь к изголовью, из последних сил держась в рассудке.
  -Ти-и-ш-ш-ше! - осмелев, рыкнуло оно, сделав резкий выпад, явило свой гадостный лик в полуметре от меня, и зашептало, пытаясь изобразить утешение, - Не дергай-ся, бу-дет лег-че...
  Эта дрянь приблизилась, и тонкие, полупрозрачные языки-щупальца теперь лизали холодом мое лицо, опутывая невидимыми, но прочными нитями, ощутимо парализуя волю.
  -Кат-Хаа... - уже сонно, но достаточно громко всхлипнула я, вскочив с подушки, но поперхнулась едким дымом, хлынувшим в горло, и сознание поплыло.
  Я услышала, как вдалеке раздался сухой треск ломающейся двери и грохот разлетающихся досок.
  -Acha-lez! - грянуло со стороны порога смутно знакомым гроулом с непривычными нотками ярости.
  И только я было смогла продохнуть, как дым подался обратно, стремительно покидая мое тело. Сквозь дурноту и слезы удушья, я все же разглядела Хаара, вернее его темный силуэт на пороге, почти перекрывший собой проем. Мужчина выбросил вперед руку с зажатым в кулаке кристаллом и рявкнул:
  -Socagi koqch-chij!
  Облако черной субстанции, беспомощно клубясь, за пару секунд втянулось в камень без остатка. Я свалилась на постель, все еще машинально растирая шею, не веря, что "это" выветрилось из меня до конца. Без лишних разговоров, демон шагнул к кровати, подхватил мою полубессознательную тушку на руки и, подцепив на пороге сумку, понес меня в свой номер. Там уложил на свою кровать и только после этого сухо осведомился:
  -Как ты?
  -Кхм! - я прокашлялась, - Ч-то... это было?
  -А это мы сейчас узнаем, - запирая дверь, пообещал Хаар, растягивая губы в раздраженном оскале.
  Было видно, что демон на грани бешенства, и ему не терпится поквитаться с тем, кто нарушил его покой, да к тому же посягнул на его собственность!
  -Он... чей-то призрак? - преодолевая головокружение, я села на постели, настороженно следя за его приготовлениями.
  Хаар сдвинул всю немногочисленную мебель в один угол, освободив середину комнаты, достал из куртки пузырек и начал быстро и довольно небрежно чертить знаки прямо на полу.
  -Нет. Он - Сущность, Гниль! При чем нижайшего уровня. И я хочу понять... где он набрался храбрости, чтоб совершить подобную глупость, - едва не скрежеща зубами, выпалил демон и, заканчивая свою мазню, очертил все знаки и закорючки кругом.
  Окинув меня беглым взором, Хаар вытащил из кармана кристалл и отошел от круга на шаг.
  -Не шевелись и тихо там сиди, - сухо отдал распоряжение он, и шваркнул камень об пол, точно в центр своего "художества", где тот разлетелся в брызги, извергая заключенный в нем темный дым. Тот зашипел, отчаянно земетался в пределах круга, словно в невидимой стеклянной колбе, пару раз шваркнулся об потолок, рассыпаясь, собрался и, наконец, завис на уровне глаз колдуна, покорно являя физиономию, искаженную ни то злобой, ни то виной, в ожидании неизбежной расплаты.
  -Имя... - приказным тоном рыкнул Хаар.
  -Пощ-ди, Гс-подин... - с глухим хрипом взмолился дух, глотая гласные.
  -Имя! - прогремел демон, теряя терпение.
  -У-у-ур, - обреченно пропел он, прячась в клубах своей нечистой ауры.
  -Кто послал тебя, Ур?!
  -Гспо-ди-и-ин! - взвыл дух, содрогнувшись от собственного имени, и я заметила, как эта эфемерная, воздушная масса и вправду дрожит, как осиновый лист, а Хаар, стиснув зубы, едва заметно улыбался, наблюдая мучения низшей Сущности с определенным садистским удовольствием.
  -Отве-чай!
  -Я-а-а не х-хотел вредить дев-чонке. Х-отел пр-реду-предить. Меня послали просто предуп-редить! Ска-азали, ты ей... доверяешь.
  -Кто послал?! - вышел из себя демон, сжимая кулаки, и дух разразился шипящим треском с далеким отголоском стонов, побледнел и замерцал, едва не исчезая из виду.
  -Кто пос-лал? - повторил Хаар, чуть ровнее, через силу распрямляя ладони.
  -Заки-Мора... - из последних сил, чуть слышно шелестнуло облако, надтреснутым голосом.
  -Ш-т... - демон повел открытой ладонью перед измученным духом, и тому явно полегчало, дым сгустился, вновь став иссиня-черным и плотным, - И что же он передал? О чем... он хочет меня предупредить? - с интересом, уточнил Хаар, но перестал скалиться и понизил тон, сосредоточенно хмуря брови.
  -Не нужно ехать. Возвращайся до-мой... он сказал, - поправился дух, чтоб ненароком вновь не навлечь на себя гнев колдуна, - Лагерь - его владение, а колдунам не место на Его земле. Так Он... ска-зал.
  -Его земля? - с усмешкой повторил демон, - Стало быть, инкубатор. А все, кто обитает там - его рабы, верно?..
  Облако испуганно поблекло, но промолчало, и Хаар прикрикнул:
  -Отвечай!
  -Да, Господин.
  Демон прошелся по комнате, задумчиво-гневно глядя себе под ноги, вернулся к пленнику и шаркнул ботинком по магическому кругу, стирая часть рисунка.
  -Передай своему хозяину, пусть ждет гостей. Я с пути не сверну. Чтоб напугать меня, и легиона таких отбросов как ты будет мало, - уверенно и ровно произнес он, выпуская дух из энергетической ловушки.
  Тот в секунду метнулся к двери и просочился в узенькую щель над ней, исчезая, а в комнате воцарилась мертвецкая тишина. Я сидела не шевелясь, до сих пор, хотя ноги затекли в одном положении, но я не чувствовала боли сейчас и совершенно не обращала внимания на неприятные покалывания, мне было страшно даже вдохнуть глубоко.
  -Черт знает, что, - выругался... Хаар?
  Мне показалось, голос стал теплей, да и интонация была уж слишком эмоциональна для демона.
  -Ка? - с надеждой окликнула я, но мужчина, вынырнув на миг из глубокого раздумья, холодно блеснул на меня своими черными глазищами.
  -Ты остаешься здесь. Тебе там делать нечего, - отвлеченно буркнул он, нервно копаясь в своей дорожной сумке.
  -А здесь есть чего?.. - ошарашено фыркнула я, - Например, сидеть и ждать очередную "адову отрыжку", наподобие этого Ур-рода?! - в перспективе одинокого прозябания в этой дыре, вдали от цивилизации и без защиты, я даже позволила себе повысить голос на демона, - Ладно, тебе-то, понятно, все равно, а твой Хозяин? Неужели он позволит бросить меня здесь? Ты бы хоть с ним... посоветовался.
  Демон обернулся на полкорпуса ко мне, недобро щурясь, и я заметила, как напряженные желваки нервно подергивают его тяжелую челюсть.
  -Послушай, птица... Катарон мне не хозяин. А вот тебе б я посоветовал чего-нибудь подрезать. Не крылья, так язык. Уж слишком много шума от тебя.
  Я сглотнула, молча провожая его взглядом. Хаар отложил в сторону вещи, вытащил из свалки в углу стул и шлепнулся на него, прикрыв глаза и уложив ладони на колени, словно приготовился к медитации. Несколько минут он просто сидел неподвижно, без единого намека на присутствие в этом теле какой-либо жизни. А я глядела на него, всматриваясь в безмятежное лицо словно уснувшего колдуна и думала: "Ка-та-рон?.. Красиво. Это как "Катарина", только мужское, очень мужское, мужественное... и прекрасное. Оно тебе идет. Да, это ты, "Ка"..." - я улыбнулась, вспоминая его глаза, светлые, смеющиеся, теплые... и поняла, что я безумно по ним скучаю. А еще по его мягкому голосу, по его острым, но беззлобным подколкам и извечному черному юмору, по ласковым рукам и чутким губам Констант... Катарона. По ямочкам на его небритых щеках! Я обернулась колючим жестким пледом и уткнулась в него носом, неотрывно следя за демоном, погруженным в глубокий транс. Глаза так и слипались, но я держалась, понимая, что, если сейчас засну, этот умник смотается безо всяких объяснений и малейшего зазрения совести. "Как я..." - виновато поморщилась я, отводя глаза, вспоминая свой поступок... но тяжелый, печальный вздох заставил вернуть внимание колдуну. Тот действительно очнулся, но озирался так, словно видит все здесь впервые.
  -Ну? Решили что-нибудь?.. - отрешенно зевнула я, устав гадать, кто из них сейчас "главный".
  -Да не сказал бы. Договориться нам, в последнее время... непросто.
  Я вскинулась на голос, родной, человеческий, но ужасно усталый и как будто надтреснутый от какой-то глубинной печали, гнетущей, изматывающей, опустошающей.
  -Ка? Наконец-то это ты, - не сдержав эмоций, выдохнула я с искренней теплой улыбкой, - Скажи, что не оставишь меня здесь.
  Колдун коротко глянул на меня, но не ответил на улыбку и с совершенно бесцветным выражением лица поднялся со стула.
  -Я хочу есть, - заявил он, натягивая пальто и направляясь к выходу, - Ты... наверное, тоже? Вы ведь не ужинали. Пойдем, перекусим чего-нибудь... - Катарон вынужденно встретился со мной глазами и, отметив крайнюю степень моего недоумения, добавил, - Заодно и поговорим.
Прода от 17,03,14
  
  Обшарпанная, полупустынная столовка для дальнобойщиков выглядела уныло даже при свете дня. Мы сели возле заляпанного, треснутого окна, обрамленного массивной решеткой. Отсюда было видно, как в моем номере два немолодых и, похоже, нетрезвых плотника на скорую руку восстанавливают выломанную демоном дверь. Ка все оплатил и, видимо, накинул сверху, чтоб администратор не задавал лишних вопросов. Колдуну было сейчас не до сочинения оправданий, его голова была забита совершенно другим. А я смотрела на некроманта и гадала, причастна ли я к его хандре, или же все это полностью заслуга темного Духа и принесенных им новостей. Но спросить напрямую не решалась. Ка сделал заказ и закурил, задумчиво уставившись в окно. В ожидании кофе, я едва сдерживала зевоту, но настроение спутника меня откровенно пугало, и адреналин надежно удерживал меня в вертикальном положении. Когда я уже было решила, что колдун про меня забыл, и раскрыла рот, чтобы напомнить о себе, Ка негромко начал:
  -Примерно в пяти километрах отсюда есть заброшенный пионерский лагерь... огромная территория, бывшая летняя база советской спортивной школы. После развала союза там одно время располагалась военная тренировочная база, но... после нескольких несчастных случаев, часть расформировали, а территорию закрыли, и долгое время этот кусок земли был заморожен, как секретный объект. Местные бизнесмены, не смотря на дурную славу этого места, давно облизывались на столь жирный кусок. И, когда, наконец, государство пустило часть имущества с молотка, один предприимчивый "счастливчик" его все-таки отхватил, - он поднял глаза на меня, - Как ты, наверное, уже догадалась, он и есть наш заказчик.
  -"Несчастных случаев"?.. - уточнила я, и колдун одобрительно кивнул, в знак того, что я верно уловила суть.
  -Если без лирики, там заключено больше десятка детских душ, а... неупокоенные часто озлоблены на людей и творят разного рода пакости.
  -Ты сказал... детских?.. - нервно сглотнула я, подвигая ближе чашку дымящегося черного кофе.
  -Угу, - буркнул Ка, принимая из рук официанта свою порцию кофеина, и нервно проводил служащего взглядом, с немым вопросом "когда же будут кормить?!" - Когда ты ушла, мне... нужно было чем-то отвлечься, - негромко продолжил он, забирая у меня сахарницу, - ...и я накопал кое-какую информацию об этом месте. Сорок лет назад, в лагере произошел ночной пожар... Многие просто не успели проснуться. Погибло около двадцати человек, включая троих вожатых.
  Упоминание о моем поступке не осталось не замеченным, но я решила пока не заострять на этом внимания. Я слушала его внимательно, но вскоре появилось неприятное, щемящее чувство, что мужчина настойчиво избегает моего взгляда.
  -Кто такой Заки... ?.. - перебила я, и колдун поддался на провокацию, тревожно вскинувшись на меня.
  Конечно я не собиралась произносить это имя полностью, но Ка заметно занервничал.
  -Один мой... старый "приятель", - с нескрываемым презрением, фыркнул он, вновь уводя взгляд, - ...который сейчас за счет этих чистых душ набирает силу.
  -Для чего?..
  -Чтобы занять определенное положение в... определенных кругах, - торопливо пояснил он, переключаясь на поданный, наконец-то, завтрак.
  После ночных приключений, мне, и в прямом, и в переносном смысле, кусок не лез в горло, и я лишь заказала к кофе пирожное, чтобы немного заглушить ноющую боль в животе. Естественно я закончила раньше, и мне ничего не оставалось, кроме как наблюдать, как давится оголодавший Катарон, и удивляться, почему его карманный демон не следит за их общим телом, но в голову навязчиво лезли мысли об обиде колдуна. "Он определенно зол на меня за то утро, теперь уже совершенно точно, раз не постеснялся даже признаться в том, что ему было плохо!"
  -В кругах Ада?.. - устав мучиться догадками, уточнила я.
  Ка кивнул, энергично пережевывая шашлык. И вновь слишком поздно я решила умерить свое любопытство. Информации уже было через край, а утомленное сознание тут же заволокло пеленой мрачных фантазий на тему преисподней и ее обитателей. Кроме того, я, похоже, испортила колдуну аппетит. Он отставил тарелку, опрокинул залпом рюмку водки и закурил, с омерзением оглядывая забегаловку, кривясь ни то от водки, ни то от общего впечатления об этом месте.
  -Поверь, знал бы я, что все так обернется, не стал бы брать тебя с собой, - тяжело вздохнул он, обращая потерянный взор к окну, - Ты ведь...
  -...еще слишком слабая и бестолковая, я помню, - устало усмехнулась я, но Ка скосился на меня и, несогласно качая головой, вздохнул снова.
  -Вообще-то я хотел сказать, что ты стала слишком дорога мне, Александра... - угрюмо возразил он, - И, к сожалению, ОНИ уже это знают. Я... не могу подвергать тебя такой опасности. Если не хочешь оставаться здесь, поезжай домой. Тут недалеко автобусная станция, я подвезу...
  -Ты полагаешь, дома или в дороге... я буду в большей безопасности, чем с тобой? - гневно хмурясь, оборвала колдуна я, - Если он посылает своих прихвостней на такие расстояния, что помешает им найти меня, когда тебя не будет рядом, Катарон?..
  Он вскинулся на меня, я встретила его взгляд теплой, утешительной улыбкой, и железный Ка не сдержал ползущие вверх уголки губ, как ни старался.
  -Проболтался, гад...
  -Угу-м, - довольно подтвердила я, улыбаясь шире, - Наверное, в отместку, за то, что ты выдал мне его Имя. Ты так хотел это скрыть?..
  -Да нет, в общем-то, просто... не видел смысла. Зачем называть настоящее имя, если тебе вполне хватает одной буквы, - печально усмехнулся колдун, но тут же вернулся к теме, стерев с лица эмоции, - Слуги Моры вряд ли станут преследовать тебя одну, им нужен я.
  -Это ты решил, что достаточно... - буркнув себе под нос, не согласилась я, а вслух продолжила, - Я никуда без тебя не поеду. Есть еще варианты?
  Катарон в отчаянии запрокинул голову и отер лицо ладонями, шумно выдыхая в них.
  -Нет, - коротко отрезал он.
  -Должны быть! Подумай еще, может у тебя не только могущественные враги, но и друзья есть? "Коллеги", я не знаю...
  -В этом нет необходимости. С Морой я вполне в состоянии справиться без посторонней помощи, - самоуверенно заявил колдун, - Но тебя рядом быть не должно. Там, где бьются Жрец и Лич, смертным делать нечего.
  -Лич?.. - скривилась я, смутно припоминая картинки из псевдо научной энциклопедии по нежити, - Это как в игре, скелет такой ходячий в обносках?..
  -Это умерший некромант, Сущность без души, пожирающая энергетические выбросы любого рода, способная поглотить ВСЕ, что попадется ей живым, - грубо осадив мой шутливый настрой, ответил Катарон, прожигая меня гневным взором из-под бровей, - Кроме того, Лич ВСЕГДА голоден. И это не игра, Саша, это Жизнь, твоя Жизнь и твоя бессмертная Душа на кону. Готова ли ты с ними расстаться ради своих капризов?
  -Это не капризы, - подавленно буркнула я, пытаясь оправдаться.
  -А что же еще?! Без меня духам будет сложнее тебя почувствовать. Со мной ты в большей опасности, чем на расстоянии, пойми ты это!
  Я глубоко вдохнула, чтобы возразить, но засомневалась, путаясь в собственных мыслях и желаниях, и растерянно потупила взор. Колдун же, заметив, что я сдаю позиции, решил мягко, но прицельно меня добить:
  -Я думаю, нам вообще лучше держаться на расстоянии, и не только из-за моих врагов. Это значительно облегчит жизнь... нам обоим.
  -Почему... ты так думаешь? - пропавшим голосом, уточнила я, ощущая, как рушится мир вокруг и меркнет белый свет.
  -Ну, ты вынуждена терпеть мое общество, а оно, как ты не раз утверждала, тебе неприятно... Специфика моей работы тоже тебя тяготит... А мне, с некоторых пор, откровенно тошно принуждать тебя к чему-либо. Ты Ворон - одинокое, вольное и сильное духом создание, которое заслуживает свободы... потому что стремится к ней, любой ценой...
  -Ка, я ушла не поэтому.
  Он осекся и наконец-то взглянул на меня, с тревогой замечая слезы на моих щеках.
  -Прости меня. Я... в самом деле, не думала, что для тебя это будет иметь хоть какое-то значение. Напротив, я даже... избавила тебя от утреннего чувства вины. Ну, как мне казалось, - пожала плечами я, тщетно пытаясь растянуть дрожащие губы в улыбке, - А еще мне, наверное, хотелось обезопасить себя от будущих страданий, потому что... я поняла тогда, что просто не переживу второй...
  -Кхм, извини, конечно... - не выдержав, перебил колдун, возмущенно топорща брови, - ...но то, что между нами произошло, не навело тебя на мысль о взаимности?
  -Да, но... как ты однажды точно подметил, я "перестала верить людям". К тому же, от своей Судьбы, после всего... я тоже ничего хорошего не жду. Да и ты, знаешь ли, не слишком часто давал мне повод надеяться на что-то большее, чем тупо спортивный секс, и тот был словно из жалости.
  -Жалости?.. Лазарева, что ты несешь? - нервно усмехнулся Катарон, качая головой.
  -Ты ведь... постоянно отталкивал меня!
  Колдун встретил мой взгляд и виновато поник, соглашаясь. Махнув официанту пустой рюмкой, чтобы тот повторил, Ка подавленно негромко начал:
  -Не потому, что меня к тебе не тянуло. Поверь, тянуло, еще как. Но личные отношения только вредят работе, любой. Ты и сама это знаешь. А... в моей "профессии", в специфике нашей "деятельности" и вовсе нет места чувствам, привязанностям, слабостям... - он поднял глаза, накрыл ладонью мою руку, нервно теребящую салфетку, и грустно улыбнулся, - Кроме того, в отличие от Хаара, я старался сохранять здравый разум и трезво расценивать наши шансы. Зачем тебе - такой юной, прекрасной и Живой связывать свою судьбу с таким как я? Зная, что ни детей, ни семьи, как таковой, у тебя со мной никогда не будет.
  Я нахмурилась, но вместо ответа перехватила у официанта заказанную Катароном рюмку водки и залпом махнула ее, даже почти не поморщившись, выдохнула и встала...
  -Идем отсюда.
  На выходе, щурясь от слишком яркого дневного света, я подождала колдуна. Тот расплатился за завтрак и вышел следом, подхватив меня за руку. Мы прогулочным шагом побрели к номерам. Торопиться не хотелось ни мне, ни, я думаю, ему, потому как эти несколько метров мы, возможно, в последний раз шли вместе. И скорбь от осознания этого застревала в горле, мешая дышать. Предчувствие скорой и неизбежной разлуки сковывало сердце, а потом холодом по венам расходилось по всему телу, лишь моя рука меж его больших ладоней пока оставалась теплой и живой, пока... Я остановилась за полшага до восстановленной двери и тоже вцепилась в Катарона обеими руками, не желая отпускать, и заглянула в его глаза с мольбой.
  -Я не хочу туда.
  Колдун понимающе улыбнулся, обнял меня за плечи и повел к себе. В номере помог снять пальто и запер дверь. Мне хотелось заговорить с ним, нарушить это убийственное, траурное молчание, но все вопросы, что были сейчас в голове, касались либо одной, либо другой неприятной темы, и я попросту боялась услышать на них ответы. Сидела на кровати и обнимала себя за плечи, наблюдая за тем, как Ка наводит порядок в комнате. Он стер рисунок на полу и расставил мебель по своим местам. Время от времени колдун озирался на меня, и было видно, что он тоже не решается сказать ни слова.
  -Ну, чего не ложишься? Глаза ведь слипаются, - заметил Катарон, все же первым нарушая молчание.
  Меня и в самом деле подкашивал сон. Особо остро я ощутила это, едва приземлилась на кровать. Усталость и недосып разом свалились на плечи многотонным грузом, и я уже едва держала голову, но лишь отмахнулась:
  -Не хочу. Вернее... не могу, - спутано пробормотала я, а мужчина подошел и опустился передо мной на колени, вкрадчиво заглядывая в глаза, - Я боюсь, - сдавшись, призналась я.
  -Чего? Я же здесь, с тобой... - искренне удивился Ка.
  -Сейчас да, но... когда я проснусь... - я не могла договорить, душили слезы.
  Колдун обхватил мое лицо и бережно припал губами к щеке, собирая соленые капли.
  -Я не сбегу... Не бойся, - между поцелуями, шептал он, - В отличие от тебя... я умею прощаться. К тому же... я должен посадить тебя на автобус... я ведь обещал...
  Я выдохнула со всхлипом, но постаралась улыбнуться. Не знаю, вышло ли, но Катарон заулыбался в ответ и приник к моим губам, увлекшись утешением, процесс которого явно пробудил его второе Я. Поцелуй из целомудренного, почти отеческого, плавно перерос в глубокий, страстный, порывистый... Я чувствовала, как колдун прижимается к моим коленям, а его ладони жадно скользят по талии вниз, впиваясь сильными пальцами в плотную джинсовую ткань, словно желая разорвать в клочья любую преграду на пути. Но мне не нужно было видеть глаза колдуна, я знала, что сейчас здесь со мной Катарон, мой любимый, печальный и одинокий Властелин самого холодного, темного и тихого в мире Королевства.
  
  Я не боялась больше, я верила ему. Лишь горькая мысль о предстоящем ему сражении тяготила сердце. Лежа у колдуна на плече, прижимаясь к нему всем телом, на узкой, хлипкой кровати дешевого мотеля, я впервые прочувствовала глубину известного выражения о том, что с милым Рай и в шалаше. "Да хоть в Чистилище! С тобой... я, кажется, буду счастлива где угодно..." - улыбаясь сама себе, я потерлась щекой о жесткую грудь любимого мужчины. Тот в ответ ласково прошелся по волосам, коснулся обнаженного плеча и заботливо подтянул край одеяла, укрывая меня.
  -Знаешь, мне, наверное, необходим был рядом чело-век, который бы говорил всегда только правду, - негромко начала я, не открывая глаз, - Обо мне, о том, что происходит вокруг, о Судьбе, о Жизни и... Смерти. Да, это больно, но иногда... только болезненный укол "сыворотки правды" помогает прийти в себя и начать мыслить здраво. Я не понимала этого раньше и страшно на тебя злилась.
  -Тебе казалось, я делаю это лишь для того, чтоб посильнее тебя задеть? - печально усмехнулся Ка.
  -Угу, - я виновато поморщилась и ткнулась носом в его колючий подбородок, - Жаль только, что даже ты не всегда... был со мной откровенен.
  -Я лгу?.. - с несерьезным возмущением фыркнул колдун.
  -Нет. Когда возникает такая необходимость, ты просто меняешь тему или вовсе уходишь, линяешь куда-нибудь по-тихому.
  Катарон стиснул меня в объятьях, приглушенно хихикая.
  -М-да. Я слишком поздно понял, что не могу противостоять своему влечению, - в свою очередь признался он, - Старался разуверить в нем и тебя, и себя... Это было глупо да, к тому же, довольно расточительно, ведь, как оказалось, на подавление чувств уходит много больше сил и энергии, чем на их... безответное выражение.
  Я приподнялась, с удивлением заглядывая мужчине в глаза. Он был искренен, но что-то внутри меня еще держало оборону, глубоко внутри... сердце?.. а может сомнение застряло в недрах моего упрямого разума, не знаю, но я до сих пор ждала удара в спину, и слова колдуна восприняла со сдержанной, скептической ухмылкой.
  -Почему же безответное?..
  -Ты ведь ушла. Настала твоя очередь отмахиваться от очевидного. Как и всегда в любви... кто-то бежит, а кто-то догоняет, - вздохнул Катарон, без обиды, скорее с какой-то светлой грустью глядя на меня, - Когда ты нуждалась в тепле, я буквально бил себя по рукам, чтобы ненароком не дать тебе ложную надежду, не потревожить старую рану. А, когда я был готов уже плюнуть на все... ты сама испугалась того же.
  На глаза навернулись слезы, я нервно усмехнулась, прогоняя их, но на всякий случай отвела взгляд. В душе творился такой кавардак...
  -Чего ты? - тепло усмехнулся колдун, касаясь моего подбородка.
  -Не знаю, - передернув бровями, отрешено отозвалась я, все еще пытаясь улыбаться, - Просто... никак не могу свыкнуться с мыслью, что... меня кто-то любит. Не могу... заставить себя поверить, что меня вообще можно... любить. Я как изношенная тряпка, растянувшаяся и выброшенная к чертям. Рваное пальто с чужого плеча, с полинявшей, протертой... душой. Разве такое может быть... нужно кому-то?..
  -Не правда, - перебив меня, покачал головой Катарон, осуждающе хмурясь, - Ты даже не представляешь... насколько ты неправа, Саша. Если бы ты могла видеть то, что вижу я... - восхищенно понизил голос он, до благоговейного шепота, я обернулась, колдун сжал губы в печальной, упрекающей улыбке и продолжил, искренне, смешно топорща свои густые брови, - Все это лишь у тебя в голове. Только разум хранит эти раны. Душа не помнит обид и способна вынести многое. Душой... ты давно его простила. А иначе и быть не могло, ведь она у тебя невероятно... заоблачно светла, Саша. Она мерцает. У добрых людей аура голубая или ванильная, у мыслителей - изумрудная, у мучеников - золотисто-розовая, но не существует цвета, чтобы описать твою Сущность. Такое бывает лишь у тех, кому предначертан Великий путь, нелегкий... но истинно Праведный.
  -Ка, ты меня пугаешь, - смущенно призналась я, виновато морща лоб.
  Катарон засопел беззвучным смехом и чмокнул меня меж бровей, разгоняя морщинки. И вместе с этим поцелуем в сердце проникло какое-то умиротворение, удивительно легкое, чистое чувство, исцеляющее мой больной и измученный разум. Все, что лежало на плечах тяжким грузом, что тревожило, терзало, пугало, все растворилось в этом клерующем спокойствии. Я уснула младенческим сном, на плече колдуна, крепко-крепко обняв, чтобы он уже точно не смог никуда без меня улизнуть.
  Мне привиделся удивительно яркий, эмоционально насыщенный сон. Мир, охваченный пламенем, демоны, зомби, какие-то упыри... Последняя битва человечества. И я мчусь по улицам молнией, не бегу, а словно лечу, замедляюсь, вглядываюсь в лица дерущихся и, не увидев нужного, устремляюсь дальше, в огонь! Сквозь него. Пролетаю пожарище словно оно всего лишь картинка, иллюзия, и мне ни чуточки не горячо. И вот, наконец, впереди заваленная трупами площадь, толпа оголодавших зомби, а в центре... облаченный в темную мантию, огромный колдун со светящимся посохом. Черные кудри намокли от пота и облепили его лицо, движения коротки и точны, но он устал, я вижу это, я чувствую. Алый палящий луч рассекает и обращает в прах одного за другим, но поток нескончаем, все новые и новые твари встают на борьбу со жрецом. Я уже близко, спешу на помощь, но вижу, как сразу несколько полутрупов, как по команде, бросаются на колдуна, и посох выбит из руки. Он падает!.. а я взмываю в небо, отчаянье рвет сердце, слезы душат, потоки воздуха хлещут по лицу. Я застываю, расправляю крылья... огромные белые, светящиеся крылья! Гляжу вниз, на груду шевелящегося человеческого мяса, кишащего над побежденным колдуном... и бросаюсь камнем вниз, точно в центр, разгораясь подобно комете, от ярости и горя, не жалея ни секунды ни о чем, врезаюсь и рассыпаюсь на миллиарды осколков, ослепительной вспышкой, озаряя всю площадь, озаряя и очищая от злобной нечисти. На миг я вижу, как гибнут зомби, сгорая, рассыпаясь в пепел. Я здесь, я везде, я в каждом фотоне света, я - стихия, несущая мгновенное и страшное Возмездие! И вот настала холодная, гудящая Темнота... Сон кончился так внезапно, что я распахнула глаза, испуганно озираясь по сторонам, и обняла себя, желая убедиться, что все еще жива, дышу, не свечусь и не летаю. Я усмехнулась собственным мыслям, но поежилась. "С чего вдруг такой бред?.. Какой-то Апокалипсис, спецэффекты... Ничего конечно, атмосферненько, но уж слишком реалистично и... безумно. Почему я? Откуда крылья? Что за..." Движение и сонное ворчание за спиной отвлекло и вернуло в реальность.
  -Выс-палась? - потягиваясь и разминая затекшее плечо, зевнул Катарон.
  Я обернулась, сидя на кровати, перестала ощупывать спину на предмет несуществующих конечностей и тоже потянулась, глядя на колдуна с легкой блаженной улыбкой.
  -Да не сказала бы.
  Колдун поймал мой взгляд, коварно сощурился, уловив насмешку, и, воскликнув "Нет, она еще дразнится!", схватил меня в охапку и повалился обратно на подушку, до дурноты стискивая меня в объятьях. Я засмеялась, нежась в его руках, извернулась и чмокнула щетинистую щеку.
  -Я не специально, - повинилась я.
  -Ну да, конечно, - шутливо хмурясь, фыркнул Катарон, но выудил с прикроватной тумбочки мобильник и, глянув на часы, стер с лица улыбку, - М-да... - вздохнул он, и я мгновенно ощутила, как остывает комната, по ней сквозило ожидание неизбежного и скорого финала.
  "Конец истории? Всем приключениям и... нашему короткому, немного сумасшедшему роману?.." - я встретилась с мужчиной глазами, и в его взгляде отчетливо плескался тот же страх.
  -Уже... пора? - шепнула я, пропавшим голосом и замотала головой, умоляя его сказать нет, но Ка сурово сдвинул брови и твердо кивнул, приподнимая меня, чтобы встать.
  Мы собирались в скорбном молчании, не глядя друг на друга. Морозный, тихий вечер и занесенная снегом парковка навеяли мне еще большую тоску, я вспомнила Архангельск, чистый, белый, тихий. "С ним было так тепло в то утро..." - кусая губы, думала я, остановившись за полшага до пикапа. Колдун, заметив мое замешательство, вернулся и забрал у меня сумку, помогая погрузить ее в машину, потом вернулся уже за мной, обнял за плечи, препровожая к распахнутой двери, но от подобной близости у меня окончательно снесло крышу. Вцепившись в Катарона, я остановилась, прижимаясь к его груди.
  -Постой... Немного... Подожди, пожалуйста, - шепотом взмолилась я, и Ка сдался, выдохнул, сам едва сдерживая эмоции.
  Я запрокинула голову, заглядывая в желтые глаза.
  -Пообещай мне одну вещь, - попросила я.
  -Чего ты хочешь, птица? - ласково шепнул он, растерянно улыбаясь.
  -Скажи, что ты вернешься.
  -Саша...
  -Пожалуйста! Вернись... когда закончишь там. Мне наплевать, что мы не семья, и что из нас не выйдет образцовых родителей, я... просто знаю, что без тебя моя Жизнь окончательно потеряет всякий смысл.
  -Александра, поверь, я был бы счастлив дать тебе такое обещание... - приглушенно-скорбно отвечал Катарон, - ...если бы был уверен, что мне суждено вернуться... из этой "командировки".
  Мои глаза расширились, стекленея, но мужчина только грустно усмехнулся, качая головой, мол "не думай об этом", и быстро усадил меня в машину. Я была настолько ошарашена, что даже не сопротивлялась, а очнулась, лишь когда колдун уже пристегивал мой ремень безопасности.
  -Не понимаю. Ты ведь говорил, что справишься с ним?.. - возмущенно выдохнула я, - Ты был в себе так уверен, что даже в помощи других не видел смысла!
  -Я солгал, - угрюмо хмурясь на дорогу, прорычал Катарон, выруливая с парковки.
  -Зачем?!
  Он бросил на меня короткий вороватый взгляд и нервно закопался в кармане.
  -Не хотел, чтобы ты обо мне беспокоилась, - прикуривая, признался он, - Возвращаться то я не собирался. Так что... ты все равно бы ничего не узнала.
  -Это... жестоко, - сглотнув горечь, отвернулась я.
  -Нет, Лазарева. Жестоко своими "обнимашками" душу из меня выкручивать, зная, что я не могу взять тебя с собой, - неожиданно огрызнулся Катарон.
  -Так пошли ты к черту этого Лича, и пусть гниет себе дальше! - сорвалась я, - Засунь свои амбиции поглубже и... Как ты сам однажды сказал, Гордыню иногда полезно заткнуть... - я осеклась, замечая, что Катарон упрямо качает головой.
  -Дело не в моих амбициях, Саша. Это мой долг, моя... Судьба, если хочешь. Я не могу наплевать на свои обязанности и свернуть с Пути ради собственных интересов. Даже... ради тебя не могу.
  Я, в свою очередь, украдкой глянула на него и сглотнула горечь, застрявшую в горле.
  -Мы с Морой давние враги, и рано или поздно мы должны были встретиться снова, чтоб разобраться раз и навсегда... с нашими "разногласиями", - продолжил колдун спокойно, даже с легкой улыбкой, от которой, впрочем, отчетливо веяло обреченностью и каким-то дурацким, рабским смирением, - Что же касается моих "друзей", как ты выразилась, или "коллег", то никому из них до этого дела нет. Мой Путь - это только мое ярмо. Им ни к чему своими головами рисковать. Да к тому же, кроме меня, никто, в здравом уме, в гнездо Лича не полезет.
  -Не понимаю, - всхлипнула я, замечая, что мы подъезжаем к небольшой, полупустынной площадке местного автовокзала, - То есть... я хочу понять, пытаюсь... но не могу. Ради чего ты живешь? Что за Путь? И кому ты должен...
  -И не пытайся, - усмехнулся Катарон, останавливая пикап, и ласково погладил меня по макушке, - Смертным этого не постичь. Да и не нужно. Ты... не держи на меня зла за все, что я тебя заставил пережить. Будь умницей и на Судьбу свою не пеняй. Все у тебя будет, в свое время. Надо только перетерпеть еще немного. Ты еще будешь счастлива, моя девочка. Обязательно будешь.
  Я заткнула его поцелуем, не в силах больше сдерживать дрожь в подбородке, закрыла глаза, но поздно. Я чувствовала, как по щекам ручьями бегут слезы. В затуманенном горем сознании стучало что-то навязчивое, глупое, упрямое... но сердце екнуло, от искры сомнения вспыхнув надеждой - "Возмездие ангела! Вспомни сон! Спаси его, ты ведь можешь! У тебя есть сила!". Колдун с трудом, но все же оторвался от моих губ и, бросив взгляд в сторону автобуса, поспешил выпроводить меня.
  -Подожди! - почти взмолилась я, глядя, как он выходит из машины.
  -Нет, Саш, все, - мотнул головой он, - Автобус вот-вот отъедет, а это последний на сегодня. До утра больше не будет.
  -Да и пусть! Черт бы с ним, - размазывая слезы по щекам, отмахнулась я, в панике наблюдая, как мужчина берет в одну руку мою сумку, в другую - мой локоть, и буквально вытаскивает меня на улицу. Я уже ненавидела этот чертов автобус и мысленно желала ему поскорее отъехать или провалиться в Ад!
  -Да подожди ты! Постой, пожалуйста, выслушай меня, Ка! - торопливо пыталась достучаться до твердолобого колдуна я, но тот не останавливался, наоборот шел еще быстрее, помахивая водиле сумкой, чтобы тот попридержал коней, пока последняя пассажирка не запрыгнет в его грязный перекошенный "пазик", - Помнишь, ты говорил, я могу получить свою "сигнальную ракету"? Это... будет такой же сделкой, как у тебя с Хааром? Ты можешь "вживить" мне кого-то?
  Катарон не остановился, но замедлил шаг, ошеломленно вскинувшись на меня.
  -Да, но ты еще...
  -И я стану сильнее? - уверенно перебила я, поспешно уточняя детали.
  Мужчина притормозил у самой двери автобуса, нервно оглядел немногочисленных полночных пассажиров, злобно глазеющих на нас из салона, и коротко кивнул мне.
  -И ты научишь, как за себя постоять?
  -Разумеется, но... ты уверена? - недоверчиво хмурясь, проворчал он.
  -Да. Если это позволит мне остаться с тобой до конца... Если даст мне хотя бы ничтожный шанс... спас-ти...
  Его пальцы разжались, роняя сумку на снег. Колдун обхватил мое лицо ладонями и порывисто приник ко мне, выражая свой ответ глубоким, чувственным и благодарным поцелуем. За спиной назойливо и нервно просигналил хриплый клаксон "пазика". Ка, не открывая глаз, махнул водиле. Тот забористо выругался, захлопнул дверь и газанул, оставляя бестолковых, морочащих ему голову влюбленных в облаке удушливого выхлопа.

Продолжение в пути!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) иван "Мир после: Начало"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"