Богачев Игорь Евгеньевич: другие произведения.

И это всё о ней

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сцены из народной жизни в стиле русского вертепа: про Нюрку Ягодкину, её любовников и вообще

<>Игорь Богачев





И ЭТО ВСЁ О НЕЙ



Сцены из народной жизни в стиле русского вертепа: про Нюрку Ягодкину, её любовников и вообще


Свобода и Власть - нет более важной темы в истории России для каждого русского человека, на собственной шкуре испытавшего силу и обаяние вожделенной Прелести их значений и величин. И оттого, как соотносятся в идеале наши желания и чувства во что бы то ни стало Их заполучить, даже на простом примере многое может объяснить, особенно теперь, когда они стали вдруг такими доступными.

 

ОТ АВТОРА

Меня часто спрашивают: кто такая Нюрка Ягодкина, откуда она делась и что это такое вообще? Разумеется, любой новый персонаж в русской литературе имеет глубокие корни в самой толще народной жизни - вот почему Нюрка Ягодкина лицо реальное (это в первую очередь). И в тоже время в ней много всего, что взято непосредственно из ощущений художественного восприятия нынешней реальности в преломлении авторского вымысла. Персонаж в какой-то мере традиционный, если вспомнить об истории зарождения у нас в России уличного и площадного городского фольклора: начиная от театра Петрушки, балаганных представлений, так называемых, вертепов, раусов, потешной панорамы, тантаморески, лубка...и заканчивая более поздней традицией, уже в советский период, наиболее ярко представленной в произведении русского поэта А. Твардовского, его знаменитой поэмы "Василий Теркин". Здесь узнаваемое условное художественное пространство, соединенное высокими устремлениями народной стихии именно в традициях смеховой культуры подвергать осмеянию все низкое и дурное в человеке, развенчанию дьявольской силы Зла и одурачиванию "черта" в самых неприглядных ситуациях в сочетании современного видения проблемы развития данного жанра в условиях тотального произвола властей и одновременно коллективной вседозволенности и безответственной "вольницы" каждого в отдельности. Нюркина "любовь" во многом трагична, ибо сквозь неё, словно на фотопленке, высвечивается неожиданно для зрителя, в свете нынешних проблем понимания истинной Свободы в ту или иную историческую эпоху - безумие одержимой страстями человеческой плоти, её желания с радостью и со вздохом облегчения "освободиться", наконец, от старых "условностей" нового мира, его исторических культурных и нравственных крепей, из-под власти поведенческих стереотипов национального сознания, довлеющего гнета моральных норм и запретов, призывов и попыток избавиться от наследственных "комплексов стыда и позора" в русском человеке. Чем это грозит обернуться в будущем для всех нас? - вам, дорогой читатель, предстоит самим узнать. Вот почему "Народные сцены про Нюрку Ягодкину"" - цельное художественное произведение, тематически объединенное общей идеей, так называемой, "свободы по-русски", в которой нашло свое воплощение сегодняшняя жизнь во многом комическая и выступающая в пародийно-фарсовом облачении народного площадного искусства. Образ Нюрки Ягодкиной, с микрофоном наперевес - многогранен, разносторонен, разнохарактерен... Она - разная: и "умная" и "дура" одновременно; и "обольстительная" и "отвратительная" сразу в один момент; и "баба" и "мужик" в одном лице... Это - сама противоречивость: бестолковая, бессмысленная, равнодушная, жестокая... противоречивость, с которой мы ежедневно сталкиваемся в нашей личной жизни; именно там, где присутствуют всегда лишь: Пустота, Скука, Одиночество, Тщета... ужасная противоречивость, доходящая часто у нас до абсурда. И вместе с тем, в "Сценах о Нюрке" заключена правда всепобеждающего жизненного оптимизма, веры в добро, чудесного избавления из плена бессознательного и иррационального, высвечивается смысл сегодняшних чаяний и упований человека в надеждах на лучшее, безраздельного господства Светлого начала в человеке, в том числе, безусловных и абсолютных возможностей для человеческой души её нравственного преображения. Итак...

СНАЧАЛА БЫЛО ЭТО

Адам и Ева в саду, выясняют отношения:

- Ты меня любишь?
- Да.
- Поклянись...
- Уф!(в нерешительности) Зачем?
- Ах, вот как! Я ухожу...
- А как же я? Что со мной будет...
- Гы! (привлекая Адама к себе) Сукин ты сын! (целует)
- Ой! (после некоторого замешательства) У меня кружится голова.
- Это хорошо.
- Я не понимаю...
- Я женщина, и ты должен меня слушаться (снова целует)...
- Ого! (с трудом переводя дыхание) Ещё чего...
- Когда ты поумнеешь, Адам? Разве тебе не хочется Это...
- О чем ты, Ева?
- Хм!(говорит ему в лицо голосом, исполненным нежностью и желанием). Увидишь сейчас.
- Нет! (со страхом и любопытством в глазах). Не надо, дорогая... Это грех!
- Нет, это и есть настоящая любовь между мужчиной и женщиной.
- Мне об этом ничего неизвестно. Расскажи...
- Ты должен обнять меня... и привлечь.
- Ну, хорошо...(обнимает Еву) Вот так?
- Да. Крепче....
- О, Ева...

Совокупляются. А через некоторое время наступает развязка.

БОГ. Вы, мужчина и женщина, нарушили запрет. А посему, изгоняю вас из Рая. Пойдите прочь...
ЕВА (в слезах). Ах, змей-искуситель... Ах, мерзавец! Обманул, обвёл вокруг пальца, словно последнюю дуру... Гад!
АДАМ. Не плачь, Ева... (успокаивает женщину). Будем трудиться, выращивать злаки, собирать мёд... Глядишь: жизнь наладиться. А там дети подрастут...
ЕВА. Правда?
АДАМ. Чтоб мне сдохнуть!

Занавес


ОТ АВТОРА

О, безусловно, Нюркины приключения - это особый колорит человеческих взаимоотношений, по крайней мере. В каком бы "сложном положении" наша героиня не находится, какой бы опасности не подвергается - она везде чувствует потребность говорить с людьми с высоты особенного женского своеобразия, характерного только для неё лично и основанного исключительно на её природных задатках и прежде всего, с помощью весьма редкой способности в человеке, доставшейся ей скорее всего от родителей, увы, - красиво лгать, не испытывая при этом ни нужды, ни желания искать для себя хоть какого-то оправдания. В этом удивительном сочетании храбрости, наглости... безнаказанности и вседозволенности она, будучи женщиной, находит особое удовольствие, быть предельно циничной и безотвязной; и пользуется этим оружием так блистательно и искусно, что не всякий человек (особенно если это мужчина) способен перед ней устоять. Она знает силу и магию жестокого обращения с людьми, и лишь по одному взгляду способна прочитать в его немом призыве просьбу "взять и обладать", как это часто происходит с теми, кто свой чудесный дар жертвенности во имя Любви к ближнему приносит на алтарь абсолютной свободы в угоду бесчеловечного и бездушного эгоцентризма. Всё в этой женщине как бы намертво схвачено: целеустремленность и одновременно самоуверенность до фанатизма открывают в ней возможности безграничного владения ситуацией именно там, где ни каждый и мужчина мог бы самостоятельно справиться. Ей всё равно собственно "что?" делать, главным вопросом был и остается для неё, для - Нюрки Ягодкиной! - русской бабы в полном смысле этого слова, - это вопрос "как?" И здесь не важно, кто перед ней: Зверь или Человек - главное, выжить!


1. ЗАЖИГАЛКА


Доисторическая эпоха. Первобытное общество. Лютый - вождь праславянского племени в окружении своих соплеменников и Нюрка Ягодкина пытаются наладить костер.

НЮРКА (с присущим ей темпераментом выхватывает у Лютого инициативу) Смотри сюда, придурок! - как надоть делать... (достает из кармана газету, сминает её и сует в костерок, который до этого пытался палочкой разжечь Лютый) Это тебе не хухры-мухры, здесь блин, европейская цивилизация, понял, ты - чучело? (показывает зажигалку, и на глазах обалдевшего от ужаса, а затем пришедшего в ликование и дикий восторг вождя, её включает) Этот огонь я посвящаю тебе, Чумба-Юмба, и твоему несчастному племени (поджигает костер)...
ЛЮТЫЙ. Я - не Чумба-Юмба; я - Лютый!
НЮРКА. Говнюк ты, а не Лютый... До какой нищеты довел своих собратьев, так опуститься...
ЛЮТЫЙ. Опуститься? - нет, чуть ниже живут огромные обезьяны, нам туда ходить нельзя, а выше подниматься мы уже пробовали - мало еды.
НЮРКА. Да я погляжу ты у нас философ, мать твою...Какие Вузы заканчивал homosapiens? Какие факультеты...
ЛЮТЫЙ. Факультеты? - не знаю таких...Кельты проходили мимо, но мы дальше этого леса их не пустили - это наша территория. Здесь в этом предгорье мы давно уже живем.. А факультеты... (задумывается) Где ты их видела?

Костер, наконец, разгорается. Люди с испугом смотрят то на Нюрку, то на зажигалку в её руках.

НЮРКА (эмоционально обращаясь к толпе) Вот только идола из меня - не надо делать, ненавижу... (подмигивает незаметно зрачком глаза Лютому) Ну, что вождь? - как дальше жить будем...
ЛЮТЫЙ (в упор разглядывая нюркин прыщик на носу). Наш народ хочет знать, из какого ты племени, женщина? - на тебе странные одежды и говоришь, как чужеземка...
НЮРКА. Вот тупизна! - ну, уроды... (неожиданно кричит, заметив в огне полыхающую газету) Блин, там же моя статья... о вашем ублюдочном "варварстве"? - о, боги...

Газета полностью выгорает, оставляя после себя лишь пепел и спасшийся от пламени небольшой клочок бумаги. Нюркины глаза успевают прочитать: "Литературная газета N - "34", но затем и он подхваченный ветром вспыхивает и превращается в золу.

ЛЮТЫЙ. Хороший вещь твоя зажигалка. Хороший огонь делает - быстро и эффективно! - идеальное соотношение технического и художественного изящества, совершенства и красоты...
НЮРКА . Что?!
ЛЮТЫЙ (смущенно). Извините, нечаянно вырвалось. Это очень древний язык... от наших предков кое-что осталось, лишь отдельные слова, фрагменты, так сказать, "конвергенция социального института межличностной реверсионной энтропии", ну и несколько "антропологических моментов внеисторического смыслового континуума". Я, если честно, в этой хренотье вообще ни капельки не разбираюсь, а вы?
НЮРКА. О, прав был Ленин... коммунизм у нас в крови! - весьма самобытное явленьице исконно народное...
ЛЮТЫЙ. Кто такой Ленин? - вождь...
НЮРКА. Такой же, как ты - идиот, но только в своем племени он в сто раз круче тебя будет - питекантроп ещё тот, мало не покажется.
ЛЮТЫЙ. Из обезьян?
НЮРКА (долго смотрит Лютому в глаза, затем быстрым движением отдает зажигалку вождю) Вот, возьми... От вождя мирового пролетариата, так сказать, - это тебе! - от него. Бери, бери...
ЛЮТЫЙ (улыбается во все широкоскулое звериное лицо, обнажая огромные желтые зубы) От Ленина? - вождя мирового пролетариата... братьям по разуму - как это кстати, мы только вчера планировали сжечь на фиг! - соседнее племя - Идемте с нами...
НЮРКА. (тупо и бессмысленно, со свойственным для русской интеллигенции смутным подозрением собственной вины в содеянном) Что делать? - теперь... Ума не приложу!
ЛЮТЫЙ. Кухарить!! (вместе со своими людьми уходит в лес)

У костра остаются женщины и дети...


НЮРКА (оценивая окружающую обстановку и в целом ситуацию). Однако, хороший репортаж может получиться. Тьфу-тьфу-тьфу! (стучит по дереву) Отличный материалец - и люди здесь такие положительные и естественные...

Занавес


ОТ АВТОРА

И даже, когда нашей героине делать особенно нечего (а такие исторические паузы, несомненно, существовали - как, например, в эпоху первых русских князей, где одно лишь Нюркино присутствие для всей последующей истории России явилось бы поистине вселенской катастрофой) - Нюрка находит возможность скоротать время с присущей ей душевной экспрессией - девицы незаурядной во всех отношениях, весьма деятельной и изобретательной. Вот как в этом случае:


1. ХАНДРА

Обычная городская поликлиника. На приеме у врача Нюрка Ягодкина.

ВРАЧ (не отрываясь от бумаг). На что жалуетесь, больная?
НЮРКА. Сам ты больной.
ВРАЧ (откладывая бумаги в сторону, с недоумением сквозь очки рассматривает посетительницу). И что мне с тобой делать, этакая ты безобразница? - кто ты такая и зачем здесь...
НЮРКА. Только не надо вот этого... ладно, доктор? - здесь и без вас хватает...Блин!
ВРАЧ. О чем вы?
НЮРКА (с некоторой робостью). У меня депрессия. С утра... Блин!
ВРАЧ (снимает очки, бережно укладывая их в футляр, встает, подходит к Нюрке и очень тихо произносит). Ну, я- то здесь причем, голубушка? - какого хрена вы ко мне припёрлись... Скажите?
НЮРКА. Ах, так... (следует оглушительная пощечина). Я что вам, сударь? - забор... Вы, что себе позволяете (берет доктора за шиворот и притягивает к себе). Только попробуй руку поднять на женщину - враз пришибу ...Блин!
ВРАЧ (перепуганный насмерть). Скажите, женщина... Может, вам какие таблетки или капсулы? - что хотите...
НЮРКА (глядя в зрачки мужчине в белом халате, барахтающемся в воздухе). Я хочу - свободы, идиот... Ты знаешь, что это такое? - блин...
ВРАЧ. Догадываюсь.
НЮРКА (глядя в окно, мысленно переносясь на Красную площадь, а возможно и дальше, вглубь территории московского Кремля). У Нюрки знаешь что? - Блин!
ВРАЧ. Что?
НЮРКА. Жажда к познанию...
ВРАЧ. Это бывает. Я выпишу рецепт...
НЮРКА. А ещё голод (проглатывает слюну) ...по духовной пище.
ВРАЧ. И от этого есть.
НЮРКА. И чувство глубокого не... удовлетворения? - блин!
ВАРАЧ. Это само собой.
НЮРКА (опускает врача на пол). Скажите, доктор, - это излечимо ?
ВРАЧ (приводя в порядок свой внешний вид). Здесь надо капитально работать. Слишком всё запущено. Но при желании...
НЮРКА. Насчет желания, доктор, можете не беспокоиться. (поправляет прическу, прихорашивается) Вы меня осмотрите? - блин...
ВРАЧ. Апчем речь, блин! - раздевайтесь.

Занавес



ОТ АВТОРА

И всё же наступают времена, когда необходимо действовать решительно и твердо. В этих случаях никогда не знаешь, что ожидает тебя буквально через минуту... И вообще, если смысл торопиться: не проще ли на время оставить государственные дела и заняться чем-нибудь... приятным, например. Но и тогда вряд ли найдется человек, который с уверенностью пророка может сказать что-то похожее очень на маленькое счастье: "Здесь розы - здесь танцуй!". Хотя всё может быть... Не будем гадать, лучше самим взглянуть на всё происходящее вокруг трезвым взглядом:


2. СУЧИЙ ПОТРОХ

Действие происходит в России... Царские палаты. Иван Грозный и Нюрка Ягодкина самым богомерзким образом удовлетворяют свои сексуальные потребности.

ИВАН (грозно). Ты что делаешь... стерва. В какое положение меня ставишь? Своего царя...
НЮРКА (источая тончайший аромат женских уловок, прихотей, соблазнов). Не изволь гневаться, царь-батюшка... Тебе понравится! В Европе один англичанин...
ИВАН. Что?! (хватает Нюрку за горло) Так-то ты блюдёшь супружескую верность... Змея!!!

Насмерть забивает Нюрку Ягодкину.

Англичанин, понимаешь... (вызывает слуг и приказывает им убрать тело бывшей своей супруги). Отдать псам на съедение! Кости растолочь и пустить по ветру...

Проходит несколько дней.

ИВАН (ловко усаживаясь на коня). Что ж, едем брать Астрахань. Эй, стрельцы...

Войско, возглавляемое Московским царем всея Руси Иваном IV, выезжает из столицы.

БОГ (с небес оглядывая бескрайние российские просторы, от удивления покачивает головой). Вот, сучий потрох! - этот русский царь Иван Грозный... И до Астрахани добрался, чертяка...
ИВАН (кричит во всю царскую глотку). Смерть басурманинам! - эй, братушки... Не жалей живота свояго...С нами Бог! - люди православные...И вся Рассея! - даёшь...

Занавес


ОТ АВТОРА

А впрочем, о нюркином кокетстве нужно говорить отдельно. Это длинная история: почему Нюрка не стала актрисой, а выбор пал на дурацкую профессию журналиста. И то правда, кому охота болтаться с микрофоном в руке, словно охотничий пес, выслеживая очередную дичь. О, эти коварные рейтинги (будь они неладны), эти дутые престижи... и прочая всеядная газетная рутина - никакого тебе вдохновения: лишь отчеты да статистика будней... И совсем другое дело выступать на сцене - сколько романтизма, новизны...неожиданных встреч. Черт возьми! - мечты, мечты, мечты...


3. РЕПЕТИЦИЯ


Театр. Сцена. Репетиция. За рабочим столиком в зале сидит Режиссер, рядом Помощница. Актеры уже собрались на сцене, среди них Нюрка Ягодкина.

РЕЖИССЕР (из зала)
. Здравствуйте, товарищи... Все в сборе... Итак, давайте начинать. Но прежде небольшое объявление. У нас в труппе, дорогие друзья, страшно даже сказать...короче, у нас в театре, чтобы не соврать, - офигенное, я бы сказал, пополнение. К нам в этом году пришла замечательная актриса...О, блин, как ждал я этого момента! - словом, теперь мы имеем возможность работать плечом к плечу, так сказать, а может, и намного ближе, чувствуя, так сказать, локоть товарища...Итак, мои дорогие...гм, сами знаете кто, в общем, дело такое
ПОМОЩНИЦА (тихо, чтобы никто не услышал). Ближе к делу, Николай Аристархович... плавно переходите к сути. Прямо сейчас...
РЕЖИССЕР (в замешательстве) Я, вы знаете, немного растерян... У нас в этом году, с нами будет работать...
ПОМОЩНИЦА (тихо сквозь зубы) Ещё ближе, идиот... Простите, Николай Аристархович, просто случайно вырвалось... Говорите же!
РЕЖИССЕР. Я говорю об - актрисе... Она - среди вас... Сегодня... Здесь... Угу! - на этой замечательной сцене...
ПОМОЩНИЦА. (громко кричит, почти матом) Тьфу! - на тебя и на твою дебильную голову... Когда же ты, наконец ... извините меня, конечно, Николай Аристархович! - не специально...Вы научитесь нормально говорить...Скажите мне, тов. Режиссер? - или как...
РЕЖИССЕР. Я всё понял, не надо кричать... Здесь люди все творческие... Ага, думать надо головой , прежде чем говорить...Я и без тебя знаю, кто в этом году будет работать с нами? - да, знаю... А потому и не тороплюсь. Ищу момент! - растягиваю удовольствие, так сказать... Правда, Нюра ? (обращается к известной актрисе молодой Режиссер)
НЮРКА (неожиданно громко, и очень убедительно). Пошёл вжо!

Жуткая тишина. Слышно как у кого-то из актеров бурчит в животе. Проходит минута, если не больше. А на сцене по-прежнему царит безмолвие.

РЕЖИССЕР (решаясь исправить гнетущее впечатление об актрисе, легким и немного нервным покашливанием). Я сейчас...

Уходит. Через некоторое время возвращается с милиционером.

МИЛИЦИОНЕР (очень живо и по-деловому). Попрошу никого не расходиться. Будем составлять протокол. С вас и начнем... (обращаясь к Нюрке) представьтесь, пожалуйста, гражданочка...
НЮРКА (также невозмутимо, как и в первый раз). Пошел вжо!

И снова тишина, ещё более устрашающая и ещё более зловещая, увы, не только своей безысходностью, но и фатальным трагизмом предстоящего разбирательства.

МИЛИЦИОНЕР (долго смотрит на Режиссера, изучая его лицо). Я, мля, зачем сюда пришел?
РЕЖИССЕР (тупо уставившись на милиционера). Разобраться...
МИЛИЦИОНЕР (явно неудовлетворенный ответом). А жо здесь причем?
РЕЖИССЕР. Чья?- жо... (ещё больше приводя в смятение милиционера, отчего фуражка последнего в аккурат ползет на затылок)
МИЛИЦИОНЕР. Не понял...

Подбегает Помощница что-то шепчет на ухо Режиссеру, показывает на текст пьесы, что-то вдвоем горячо обсуждают.

РЕЖИССЕР. Простите, товарищ милиционер, здесь вышла накладочка...
МИЛИЦИОНЕР. Ни хрена себе накладочка, за всю службу на меня ещё ни разу столько много и злобно не накладывали...Упс!
РЕЖИССЕР. Я вам всё сейчас объясню. У нас идет репетиция. У главной героини...реплика...
НЮРКА. Пошел вжо!
РЕЖИССЕР. Вот именно. Реплика такая, в самом начале пьесы. (обращаясь к Помощнице). Умоляю, не молчите, скажите что-нибудь?
ПОМОЩНИЦА. Пошел вжо! (после небольшой паузы) - это такая реплика, ...
РЕЖИССЕР. Да... вжо - из нашей пьесы, которую мы репетируем. Поймите меня правильно.
МИЛИЦИОНЕР. Вжо? Репетируете?
РЕЖИССЕР. Ну, знаете, это сейчас так модно... эффектно! - публике это нравится.
МИЛИЦИОНЕР (смотрит в темноту зала). Гм, конечно это ваше дело, я понимаю вы - режиссер, святое дело, но я бы не согласился.
РЕЖИССЕР. Почему же?
МИЛИЦИОНР. Вжо. Публично... Это уж слишком.
РЕЖИССЕР. Ну, знаете... Мы стараемся всё же, несмотря ни на что, как-то выходить из трудного положения, так сказать, сводить концы с концами...
МИЛИЦИОНЕР. Концы с концами?
РЕЖИССЕР. Да, капитан, как-то надо на жизнь зарабатывать.
МИЛИЦИОНЕР. Да у вас здесь целое шоу? - я погляжу. Может, билетик дадите...
РЕЖИССЕР. Для хорошего человека ничего не жалко.

Занавес

ОТ АВТОРА

Но есть в Нюркиной биографии страничка, где крупными золотыми буквами прописано слово "СВОБОДА" - культовое понятие для многих современных интеллектуалов, чей образ мыслей всегда производил на нашу героиню неизгладимое впечатление. Эти все - сократики, платоники, гегельянцы, ницшеанцы, бердяевцы и прочие ...евцы безжалостно сводили нашу Нюрку с ума, не оставляя ей шанса спокойно насладиться домашним уютом, отдыхом в семейном кругу среди близких и родных. Философские страсти бушевали в сердце женщины с такой же яростью и мятежностью, как будто бы сам громоподобный Зевс устраивал там свою вечернику среди своих многочисленных жен и любовниц. О, это умопомрачительное мракобесие женского свободомыслия!


4. С КАКОГО КОНЦА?


Обычная городская квартира. Нюрка лежит на диване и выковыривает пальцем из носа обычный в таких случаях накопившийся за день философский мусор.

НЮРКА (вслух пробуя сформулировать ряд положений античной философии относительно своего нынешнего пребывания в далекой России в условиях тотального отчуждения личности от общества; личности от государства; личности от семьи, а возможно и от самого человека, что вообще делает невозможным пребывание последнего в качестве полноправного субъекта своевременного инкорпоративного социума) Ссссуки! - эти греки... вонючие, драные заморыши...Никакой жизни, ничего существенного... (вылавливает из носа огромный кусок застывшей философской массы) Ни одного свидетельства; ни одной ссылки на источники... (рассматривает в упор базовую основу и концептуальное устройство затвердевшей глыбы из распухшего от долгого ковыряния носа) И - что мне теперь делать с этим дурацким симулякром? - ума не приложу... (пытается стряхнуть с пальца прилипший конструктант) Где же вы хваленые эпикурейцы, пифагорейцы... (наконец, с помощью обычного шелбана хозяйке всё же удается освободиться от въедливой и чрезвычайно навязчивой, соплевидной инвективы, запуская её по неосторожности в окно, отчего стекло, не выдержав натиска идеоматической носоглоточной экзистенции, вдребезги разбивается, разлетаясь на мелкие осколки) Это ж надо, сколько кумулятивной энергии образовалось за день... Что-то вроде гранаты!


Мужской голос их кухни приглашает Нюрку к столу: "Всё готово, дорогая...Марш руки мыть, и не забудь пригласить Фридриха..."

ФРИДРИХ (чеширский кот, вылизывая свои мужичьи гениталии до блеска, вдруг произносит). Твои греки, Нюрка, ни хрена не знают, в натуре, как правильно себя подать... Телесность их окончательно с ума свела: куда ни глянешь - везде сиськи болтаются, да члены... То ли дело немцы: умища - девать некуда и всё через край!
НЮРКА (поддает кота ногой) Заткнись, котяра...
ФРИДРИХ (летит через всю комнату, успевает пару раз в воздухе перевернуться, и жалобно пропищать) Фашистка!!!
НЮРКА (крутит пальцем у виска) Совсем спятил, сукин сын!

Через некоторое время все втроем сидят на кухне и уплетают за обе щеки.


ФРИДРИХ (мурлыча себе что-то под нос). Это тебе не в носу ковыряться. Здесь рыбу жрать, и то не знаешь, с какого конца подобраться.... Мяу-ууу!!

Занавес



ОТ АВТОРА

После многовековой исторической спячки, когда "журналистская (во многом исследовательская) деятельность" Нюрки Ягодкиной была так внезапно прервана безобразной выходкой ревнивцем-царем Иваном Васильевичем Грозным для нашей "спящей красавицы" вдруг обозначилась четкая и недвусмысленная перспектива вновь оказаться в гуще политических событий. Свобода, наконец, у нас в России начинает обретать реальные очертания предстоящего вселенского мероприятия и, как водится, у нас: с пальбой, мордобоем, разбоем, восстанием...




5. НОРМАЛЬНЫЕ ЛЮДИ

Нюрка Ягодкина с эволюционно обостренным внеклассовым чутьем нос к носу сталкивается с вождем мирового пролетариата Владимиром Лениным, чутьё которого, напротив - классовое и революционно-обостренное. Между ними происходит неприятная беседа, которую вряд ли можно назвать дружественной.

ЛЕНИН. Товагищ Ягодкина, вы должна меня пропустить. У меня встреча с рабочими-путиновцами... Сами понимаете насколько важное это событие... А впрочем, болтать с вами я - не намерен: - А ну-ка в сторону, мелкая эсеровская шлюшка... (пытается прошмыгнуть мимо Нюрки перегородившей ему путь)
НЮРКА (достает револьвер). Вот и встретились, Володенька... (целится Ленину в грудь) Учти - пули ядовитые! - цианистый калий...
ЛЕНИН. Да, - срать я хотел на твои пули... У Дзержинского их знаешь сколько! - для таких политических проституток, как ты Нюрка, и для всего твоего либерального отродья, и пули-то жалко... Давай-ка, отчаливай в сторону, инвалидка!
НЮРКА (взводит своими белыми пальчиками стальной вороненый курок). Прощайся с жизнью, Ленин... Считаю до трёх. Раз. Два... Или хочешь перед смертью сделать заявление? - признавайся...
ЛЕНИН (пряча ладони под мышками, выпрямившись в полный рост, выставив ногу вперед, словно желая себя увековечить в памяти потомков). Наша Революция, тов. Ягодкина... Дайте подумать (собирается с мыслями)...На эту тему я ещё никогда не рассуждал... Смерть не часто встретишь вот так: лицом к лицу... Вы меня понимаете о чем я? - опустите свой браунинг...
НЮРКА. Это - револьвер. Семизарядный...
ЛЕНИН. Вижу, не слепой... Откуда оно у вас? - и есть ли разрешение на применение...
НЮРКА. Достала. И разрешение есть... Вот оно, читайте... Здесь всё написано...(достает из-за пазухи вчетверо сложенный лист бумаги) Приговор привести в исполнение...
ЛЕНИН (быстро читает, а затем рвет его на части). Не годится. Масса ошибок - сплошная безграмотность. А ещё - революционеры... мать твою!
НЮРКА. Ты что наделал, гад? - зачем бумагу порвал... Как я теперь буду отчитываться?
ЛЕНИН. Молча.
НЮРКА. Ты чо - рехнулся, старик... Меня тут же на месте пристрелят!
ЛЕНИН. Не пристрелят. И знаешь почему?
НЮРКА (проглатывая слюну). Почему?
ЛЕНИН (хитро щурясь сквозь улыбку и раскачиваясь на каблуках). А по кочану! - га-га-га...(громко и заливисто хохочет) Неплохо сказано, правда? - надо будет обратить внимание наших товарищей на это чудесное место... Как считаешь мы победим? - Нюра.
НЮРКА (плачет). Ты дурак, Ульянов! - какого хрена тебе понадобилась эта Революция... Тебе что? - баб мало. Жили бы, как нормальные люди - я бы тебе детишек нарожала... (случайно задевает пальцем курок револвера) Блин, что я наделала...

Звучит выстрел


ЛЕНИН (падает на снег). Я же говорил - не пристрелят... А ты ревела! (лужа крови растекается по белому)... Уходи, пока не поздно, глупая.

Занавес

ОТ АВТОРА

А дальше, как по маслу... Весь 20-й век - огромное политическое шоу-представление. Есть, где косточки размять: что только не делают здесь со Свободой и в какие одежды её не обряжают - везде террор и насилие, как единственное средство достичь практических целей по облагораживанию человека, формированию в нем иного облика - отличного от прежнего: рабского, косного, инертного... На повестке дня - сам Человек, его права, его обязанности. О справедливости и законе - лучше на какое-то время вообще забыть. Так будет безопасней: для всех и для каждого в отдельности...


6. МАЛЕНЬКАЯ ПЬЕСА С СЧАСТЛИВЫМ КОНЦОМ

17-й съезд партии ВКПб. За столом президиума: Сталин, Молотов, Берия и другие высокопоставленные партийные боссы. Нюрка с места пытается подвергнуть критике выступающего Молотова.

МОЛОТОВ. Так велел наш дорогой учитель, наш партийный друг и товарищ... (смотрит на Сталина) горячо любимый Иосиф Виссарионович... И, конечно, Сталин!
НЮРКА (свистит, улюлюкает). Долой культ личности! - и всю эту хрень коммунистическую... Даешь равноправие мужчины с женщиной... Сталина в отставку - усы сбрить...
СТАЛИН (с характерным для него акцентом). Вас снова заносит, г-жа Ягодкина? Оставьте Сталина поэтам, женщина... Любой мужчина вам скажет: ты - дрянь! - проваливай отседа...Вах!
НЮРКА. А что нельзя сказать?. У нас между прочем, тов. Генсек , свобода слова. И вообще...
СТАЛИН (обращаясь через плечо к Берии). Лаврентий, я не понял, почему она ещё здесь? Эта... эта... (пытается подобрать слово).
БЕРИЯ. Еретичка?
СТАЛИН. Не-эт...
БЕРИЯ. Лютеранка?
СТАЛИН. Не-эт...
БЕРИЯ. Меньшевичка?
СТАЛИН (плюёт Берии в лицо). Не-эт...
БЕРИЯ (утирая лицо). Ли-бе-рал-ка?
СТАЛИН (душит Берию). Не-эт...
БЕРИЯ (со слезами на глазах). Баба?
СТАЛИН (глядя на Ягодкину). А что, не плохая мысль...

Дружные аплодисменты, съезд закрывается.

НЮРКА (после многолетней лагерной отсидки). Классный мужик этот Иосиф Сталин. Такой драйв мне организовал. О, этот ГУЛАГ! - сам Солженицын ручки целовал... Гаденыш! - тьфу...

Занавес

ОТ АВТОРА

Самый разгар Перестройки. Нюрка везде нарасхват. И почти невозможно уследить за всеми перипетиями Российской жизни. Приходится лишь беглым взглядом пробегать утренние газеты, в спешке пить кофе ... и мчаться, мчаться изо всех сил выполнять свой журналистский долг, не требуя взамен почти ничего, что отдаляло бы нашу героиню от суровой жизненной правды, ради которой, увы, приносилось в жертву всё самое дорогое, что есть у женщины - время и молодость.


7. ОБОРОТНИ

Усадьба в Троице-Лыкове. Писатель Солженицын и Нюрка Ягодкина выясняют отношения. На предмет верности и измены русскому делу.

НЮРКА (тыча пальцем в переносицу писателю Солженицыну). Вы, идиот, Александр Исаевич, понимаете? Ваше "Красное колесо", простите меня за резкое слово, на хрен кому нужно... А мне и подавно!
СОЛЖЕНИЦЫН (выпячивая нижнюю губу). Нюра, ягодка моя сладкая, ты же знаешь, как я отношусь к тебе. Только не сейчас, занят по горло. Столько "кругов" уже намотал, а всё на одном месте... Вот и Наташа скажет - истинно говорю (неумело крестится). О народе своем думки всё думаю - это же тебе не хухры-мухры, панимашь, с Ельциным...
НЮРКА (сплёвывая на пол). Ах, вот как... (намахивается на Солженицына) Прибью!
СОЛЖЕНИЦЫН (с вымученной и гадливой улыбкой на лице). Насмерть?
НЮРКА (глядя в зрачки писателю). А ты как думал... (бьет писателя в пах). Получи, гаденыш... Это тебе от всего русского народа...Иуда!

Солженицын с редким для него мужеством тихо постанывает, медленно и неуклюже заваливаясь на бок: "Гады, коммунисты... - скрипит зубами писатель Александр Исаевич, - Сволочи!!!" - навзничь падает лауреат международной Нобелевской премии. - Как теперь Россию обустраивать... без мужского семени, о, черт! - вот тебе и узел... - Корчится на полу от боли: - Вырождаемость теперь в России на лицо - катастрофа...

НЮРКА (морщась от брезгливости к падшему русскому писателю, уже на выходе). Пойду к писателю Полякову... Поговорю с ним откровенно, по-мужски. Может, работу какую предложит? - он мужик головастый, хоть и малохольный малость... Но своё дело блюдёт или как там? - блюдит, блу... (машет от досады рукой) Какая разница теперь... Русский язык спасать надоть!!

Ягодкина ногой вышибает дверь. Оборачивается в кошку. А затем исчезает в подъезде...

СОЛЖЕНИЦЫН (осеняя себя крестным знамением). Вау! - да здесь компромата - ещё на одно "красное колесо"... Крышу просто сносит! - от этих интеллигентских заморочек... О кей!

Занавес


ОТ АВТОРА

А тем временем, теоретическое наследие большевиков, как никогда, востребовано, особенно в части революционной практики "захвата Власти" и её "удержания". Вопрос - не простой, и имеет в России весьма призрачную надежду на сколь-нибудь ощутимый успех в долгосрочной перспективе, учитывая исторические и национальные традиции русского народа делать всё: "тяп-ляп" - а иногда: "лишь бы как", но часто: на "авось". Нюркина карьера в свете вышеозначенной авторской коннотации, кажется, собирается вот-вот рухнуть - всё, что с таким упорным и мучительным трудом ею достигнуто было, теперь в одночасье грозит обернуться лишь жалкой иллюзией воображаемой реальности.


8. НА ПОСОШОК

Кремль. Президентский кабинет. Ельцин, Чубайс, Гайдар, ...и Нюрка Ягодкина. Идет обсуждение итогов прошедшей накануне конференции по случаю скандального на всю страну "расстрела защитников Белого дома" - факта достаточно неприятного для политика демократической ориентации, и тем не менее...


ЕЛЬЦИН. Что, Нюрка... допрыгалась? Я тебя предупреждал (еле сдерживаясь)...Весь Запад гудит, стыдно людям в глаза глядеть. У первого президента России - брать интервью... Да ещё в такой наглой форме: "Сколько стоит грамм любви?" - так облажаться... Креста на вас нет, матушка!
НЮРКА. Борис Николаевич...
ЕЛЬЦИН. Какой я тебе Борис Николаевич? Па-ни-ма-шь... (ходит по кабинету) Причем здесь граммы? - вы мне скажите. Это что за гнусные намеки?
НЮРКА. Имелось ввиду - жизнь наших соотечественников. В метафизическом, так сказать измерении. В нравственном понимании... В жертвенном! - я бы сказала. В смысле кровопролития....А что? - в литрах было бы лучше...
ЕЛЬЦИН (брызгаю слюной вокруг) Я тебя в порошок сотру, ты - старая мымра... Растворю в стакане... И - выпью залпом... Пошла вон! - сама знаешь куда. С глаз...

Долгая пауза. В руках у Ельцина карандаш. Он что-то записывает. Нюрка краешком глаза пытается заглянуть...

ЕЛЬЦИН (кривясь в ухмылке, слишком узнаваемой для многомиллионной аудитории России, совсем недавно вставшей на путь демократии). Поезжай, душа моя, в Саратов...Отдохни - ягодки пособирай, грибочки там разные... В лесу, знаете, как хорошо? - сердце к небу просится... Ферштейн?
НЮРКА (слишком нервно и беспомощно). За что, Борис Николаевич?! - вы ведь знаете как я люблю столицу, мне без неё... (шепотом на ухо Ельцину) Ты чего старый хрен, белены с утра объелся... Смотри мне в глаза! - урод.
ЕЛЬЦИН (переводит взгляд на Ягодкину, долго и бессмысленно смотрит в лицо уже немолодой женщины, а затем снова возвращается к своим бумагам). Ты у меня ещё поговори... Умная, как я погляжу? - Брысь...
НЮРКА. Господин президент? Выслушайте меня... (берет Ельцина за руку) Ну, Борис, я прошу тебя...как мужчину...Согласно конституции Российской Федерации...
ЕЛЬЦИН (не отрываясь от работы). Ага, счас-с... разбежался. Вот только с Наиной посоветуюсь. С каким багажом тебя отправить. - Кыш!

Проходит ещё несколько времени, прежде чем диалог снова возобновляется.

ЧУБАЙС (отхлебывая чай из стакана в мельхиоровом подстаканнике). Вот, у проводницы спёр... отличная вещица... В поезде, понимаешь, - сплошные залежи мельхиора! - пришлось приватизировать. Мда... (дует на горячий чай) Вывод напрашивается сам собой: скверно ещё работаем, плохо совсем и никуда не годится, очень вяло и не стабильно, увы, не эффективно...А всё оттого, что живем не по средствам ...
ГАЙДАР (в сторону). Бестия! Какого черта только в Москву приперся... (кладет таблетку валидола под язык) Канал уже наладил, водочка шикарная, импортная - полная гарантия, с поставкой в кабинет лично... (переводит взгляд на своего Начальника, борющегося с болью в сердце) Вот возьмите, Борис Николаевич - под язычок, через пять минут рассосется... (дает Ельцину таблетку валидола) Не бережете вы себя, однако, г-н Президент, трудитесь не жалея себя, в поте лица, изо дня в день - прямо трудоголик какой... Ну, в смысле поднятия ... Страны, конечно!
НЮРКА (изловчившись, неожиданно вставляет словечко, очевидно желая побольнее уязвить самолюбие двух молодых людей). Эх, мужики называются... Один - импотент, другой - извращенец... Нюрка теперь во всем виновата! - а это видели (вынимает из-под стола огромный женский кукиш) Мы ещё поБоремся...
ЕЛЬЦИН (с легким сожалением). Засветилась ты Нюраша капитально... Такую рокировочку учудила - на всю страну - бесстыжая! У меня в кабинете шуры-муры, панимашь...

Красивым жестом делает на бумаге росчерк и с размаху швыряет карандаш об стол.

Россия должна очиститься от таких гадов, Нюра, подобных тебе ... Народ нас не простит: ведь должен, наконец, восторжествовать элементарный порядок... хоть какой-нибудь. А тут... простите меня за грубое выражение, как первый Президент России скажу, не подумай ничего плохого, что прямо в лоб - это... это (подыскивает нужное слово)... какое-то, бля...бляха-муха, свинство! Самое настоящее... У меня всё.! - налейте что ли... чайку.
ЧУБАЙС (выцеживая из лимона кислоту). Эту потаскушку, Борис Николаевич, я сразу раскусил... Что только она мне не предлагала... Наручниками приковывала, стерва, издевалась над телом, царапала до крови ... А я свободу люблю. Мне в наручниках тесно. И вообще...
НЮРКА (с отвращением Чубайсу). Урод!
ГАЙДАР (с подобострастным выражением на лице, подсовывая Ельцину стакан чая). У ней, Борис Николаевич, одно на уме: Зевсы там разные, Посейдоны, Гефесты... что за мужики такие - не пойму! - одни иностранцы, ни одного русского имени. Такая, понимаешь, половая связь. Цэрушники, что ли? И меня подбивала на предательство, склоняя члена правительства и всю его крепкую мужескую натуру на секс. Ощутить, так сказать близость и душевное соитие...
ЕЛЬЦИН. Узнать и доложить. И чтобы... ни один комар, понимаешь, не пискнул... Это дело надоть на корню пресечь. Развели здесь юриспрудэнцию, понимаешь.
НЮРКА. (в лицо Гайдару). Выродок!
ЕЛЬЦИН (глядя из окна на Красную площадь). Указ подписан. Сегодня же на поезд...В Саратов! - полезно будет на свежем воздухе. А то, панимашь, шляется по разным кабинетам...

Звонит по вертушке.

Владимир Владимирович? Подготовьте переезд... Да, нет, журналистка тут одна. Ей бы прогуляться...Годика на два... Вот и договорились! (кладет трубку обратно) Давайте заканчивать... (смотрит на часы) У меня через пятнадцать минут иностранные послы. Дело Государственное - сами понимаете (смотрит на Гайдара)... Гостей нужно встретит с особой душевной теплотой, на которую способен разве что только русский человек, издревле славящийся знаниями глубоких национальных традиций, ну, например, в плане щедрого хлебосольства... А что? - надо снять лишнее напряжение, угу... Европа нам, панимашь, ещё пригодится...

Немая сцена: все с изумлением смотрят на Ельцина.

ГАЙДАР (в состоянии терапевтического шока) Как же такие мысли вам, Борис Николаевич, приходят в голову! - у меня нет слов... Это, по меньшей мере, - гениально!!!

Занавес


ОТ АВТОРА

Когда человек неожиданно попадает в опалу - он уже плохо что соображает: в голове путаются причины и следствия, время и пространство... события и факты, - всё путается в голове у человека, которому уже наплевать в принципе на привычный порядок в голове...Ибо в эти минуты у такого человека, очутившегося вдруг в опале - болит не голова; у такого человека, по каким-то причинам оказавшегося неожиданно в страшной немилости у начальства, нестерпимо болит, чу! - то место, которое мы привычно для себя называем - душой. А как долго и как глубоко она может болеть - русскому человеку объяснять не надо:


9. ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА

Уже за полночь. На кухне Нюрка Ягодкина и Петька Уколов - пьют горькую... Кажется, рядом никого нет, кто бы мог помешать их веселой пирушке

НЮРКА (нетвёрдой рукой наливает себе водку). А я ещё выпью... (залпом выпивает). И ещё...И ещё... (пьёт без остановки) Имею полное право!
ПЕТЬКА (пытается протестовать). Тебе уже хватит... Нюра, - отдай, ты уже пьяная! - уймись...

Ягодкина, несмотря на Петькины протесты, быстро опрокидывает в аккуратный дамский ротик, капризно сведенный нервной судорогой, ещё несколько рюмашек, причем без всякого удовольствия к текущему моменту.

НЮРКА (окончательно преодолевшая в себе чувство неловкости за свой нетрезвый подход к решению собственных житейских проблем). С-суки! ПЕТЬКА. Держи себя в руках, Нюра... Не сдавайся!
НЮРКА (с трудом). Я...Я...Я... (приставляет зажатый кулак к лицу Петьки) в морду знаешь как? Дам, понимаешь... Не в том смысле, что дам... (хватает Петьку за ворот рубахи, с силой привлекая его к себе). В смысле получишь от меня... Понял? - в смысле женского... (икает). Тьфу! - подлец язык - не слушается бедную Нюрку... Что молчишь?
ПЕТЬКА. Мне-то за что?
НЮРКА. Ты тупой, Петька... (снова икает). А хочешь? - прямо сейчас... Своему партнеру... Запросто!
ПЕТЬКА. В морду?
НЮРКА (едва удерживает себя, чтобы не расхохотаться в лицо Петьки). Вот за что... я тебя люблю...мой Петруся...(опрокидывает ещё одну рюмашечку). Бррр-р!
ПЕТЬКА. Мне не нравится, когда ты произносишь ... это своё гнусное "Петруся". Я же просил... (с трепетом и нежностью трогает волосы своей возлюбленной). Не пей больше!
НЮРКА. О, мой Персей! (обнимает за шею Петьку и, увлекаемая своим избранником, удаляется в покои).

Проходит два часа, не меньше, прежде чем становится возможным продолжить сцену.

НЮРКА (вздрагивая от присутствия постороннего). Кто здесь? (поднимает голову от подушки) Понятно, явился-не запылился...

В самом углу, в полумраке спальной комнаты, на кресле восседает Некто, отражаясь в бесчисленных зеркалах дамского туалета.

НЕКТО (очень тихо, бархатным мужским голосом среди ночи). Здравствуй!
НЮРКА (цинично). Пошел вон... (быстро встает и подходит к зеркалу). Тебя нет... И никогда не было. Ты - ночное видение - болезненное и сомнамбулическое... Отстань от девушки!
НЕКТО (сочувственно). Понимаю... Неприятности... Очередной раз с пьедестала скинули... Не оценили... Ум, так сказать... Высшее парение... Логос! - И вся прочая креативная Энтелехия! - к черту вниз покатилась, на мелкие фрагменты разбивая Нюркин утонченный мозг. Я - угадал?
НЮРКА. М-мразь!
НЕКТО (как ни в чем не бывало). Это уже чисто по-женски. Ты мне слабой всегда больше нравишься. Вот такой бестолковой дурёхой с камнем на сердце (смотрит на храпящего и обнаженного "Петрусика"). С мужиком, правда, тебе не повезло. Хотя за телохранителя сойдёт. Ну и так, по разным мелочам...

Петька во сне чмокает губами, слюнявя подушку . Очевидно в поисках тела своей возлюбленной.

Нынче мужики, сама знаешь... жидковатые сплошь. Среди интеллигенции - так вообще изменничество и подлость в порядке вещей. Если и есть что- то мужское в мужчине, так ума нет. Как с таким жлобом в постель ложиться? Убьет или задушит...
НЮРКА. Ты кто такой, чтобы меня жалеть? Убирайся...
НЕКТО (с легкой иронией). Уж лучше я, моя ненаглядная; поэты русские тебя не пожалеют... разденут и по миру нагой пустят. А потом ещё и посмеются!
НЮРКА. Читала я тут одного... Тип, я скажу, - невыносимый. За каждое слово цепляется, сволочь... гад!
НЕКТО. А ты?

Ягодкина садится на краешек постели, от её фигуры в полумраке сквозит таинственной задумчивостью. Обнаженное тело Петьки вздрагивает во сне. Ей кажется, что вся эта ситуация когда-то уже с ней происходила. Безжизненное тело любовника, она в растрепанных чувствах, сидящая подле, в углу Незнакомец... Что-то ей это напоминало, но что - вспомнить она так и не смогла, как не пыталась... До тех пор, пока возникшую случайно паузу не нарушает голос странного Мужчины в углу.

Гм...(повторяя свой вопрос) Что собираешься делать? Как жить...
НЮРКА (выходя из оцепенения). Меня голыми руками не возьмешь. Я сама рукастая... (спиной опрокидывается на постель в предчувствии скорого разрешения возникшего со вчерашнего дня душевного дискомфорта). Любого охмурю?
НЕКТО. Ну вот и славно. Будь хорошей девочкой... (внезапно исчезает) Пока...

Ягодкина ещё некоторое время смотрит в пустоту - туда, где только что находился таинственный витизер. Кто он? - ей было совершенно безразлично. Было ли это видение? Или состояние похмельного синдрома? Или сама потусторонняя реальность заглянула из темного угла в квартиру несчастной женщины? Нам было не известно. Ни этот постепенно угасающий в сознании нашей героини образ странного ночного гостя, ни его подозрительный вид, ни весь дурацкий разговор не испугал нашу героиню. Она по-прежнему была уверена на сто процентов в себе, всё также целеустремленно развивалась её мысль, рождались планы, дискурсы... Лишь только одно её смущало - это нижняя конечность ноги собеседника. Она вдруг отчетливо увидела, как из - под штанины Незнакомца вылез вдруг наружу серебрящийся в темноте клок густой шерсти. На эту странную особенность Ягодкина отреагировала лишь только в конце беседы. Но и здесь её внимание было отвлечено предстоящей встречей с людьми, с которыми она завтра обязательно встретиться. И возможно счастье её вновь улыбнется. И будут цветы и комплименты - без чего ни одна порядочная женщина в нашей стране жить не может.

ПЕТЬКА (просыпаясь от женского прикосновения). С кем ты сейчас разговаривала?
НЮРКА (целуя мужчину в раскрытый от удивления рот) С дьяволом!
ПЕТЬКА (поворачиваясь на бок). А ну, давай спать...

Занавес.


ОТ АВТОРА

Случаются мгновения, чрезвычайно редкие минуты, часы...когда всякие слова становятся лишними, хочется просто молчать... и снова молчать. И так уж выходит, что возможностью насладиться Тишиной у нас в России многими часто пренебрегается. Вот и Нюрка - из числа тех, кто никогда не станет молчать, чтобы не происходило и какие бы при этом ужасные предлагаемые обстоятельства не возникали, самые невероятные и самые фантастические, наша героиня своё словечко обязательно вставит уж будьте уверены, и так его мастерски супрематично обыграет, что в пору покойников со всех уголков России выносить...




10. ДЕМОНТАЖ


Cur amplius addere quaeris
Rursum quod pereat male, et ingratum occidat omne?

Лукреций

Кто научился умирать, тот разучился быть рабом.

Мишель Монтень


Москва. Красная площадь. Все подходы к Кремлю наглухо перекрыты бойцами из роты почетного караула. Нюрка Ягодкина бьётся головой об Кремлевскую стену, пытаясь пробить в ней брешь. Кирпичная крошка разлетается во все стороны. Каждый удар головой "ап стену" оставляет после себя глубокие выбоины. Зрелище само по себе редкостное, но на удивление достаточно распространенное среди русских женщин, успевших вкусить и насладиться вволю плодами так называемой " перестройки"

НЮРКА (целеустремленно и напористо) Врешь, столица! - без Нюрки тебе не выжить... (эту простенькую фразу повторяет бесчисленное количество раз, всё больше и больше возбуждаясь) Врёшь, врёшь, врёшь...

Постепенно к площади подтягивается народ. Нюркины вопли невольно привлекают внимание случайных прохожих, туристов, гостей столицы, иностранцев...


НЮРКА (умело входя в транс). Люди добрые! - граждане, человеки, подонки, говнюки... и прочая тварь... (конец предложения заглушается непристойными возгласами в адрес Правительства, сопровождаемые нестерпимым воем несчастной и обездоленной женщины) Убивают, спасите! - ё-моё...

Появляются журналисты, телевизионщики, газетчики, папарацци и иные уличные зеваки, воодушевленные предстоящими важными политическими событиями.

НЮРКА (голосисто и напевно) Ой, пропала моя бедная головушка! - ни одной косточки целехонькой не останется таперяча... (Нюркина голова сотрясает Кремлевскую стену с удвоенной силой) Вот до чего довели девушку! - трахххх-тара-рах...

Среди толпы явно можно увидеть блюстителей порядка, врачей скорой помощи, тайных агентов, провокаторов - все они также появляются здесь неслучайно.

НЮРКА (обретая всё большую уверенность от присутствия на площади огромнейшей толпы зевак). Чьим умом жить будете после меня? - кто на путь истинный наставит... (громкие стенания обреченной на страдания женщины не могут не оставить равнодушными даже голубые ели: они тоже было собрались тихонько всплакнуть, но во время одумались, оставив на стволе следы в виде застывших капель смолы) Глядите, длань Всевышнего! - кап-кап-кап!..

С окрестных церквушках и часовенках, на Красную площадь сбегаются священники, клирики, прихожане, сочувствующие. С подозрением смотрят на слезящиеся ели, со страхом крестясь и перешептываясь: "Изыди лукавый, - от верха, от низа, от гортани, от очес, от рук... От сердца, от ума, от души, от чувств... вон!".

НЮРКА (продолжая в припадке биться "ап стену" одновременно, одним глазом косясь на толпу) Страна моя, взгляни! - что с Нюркой сделали, что сволочи... (неожиданно поворачивает лицо на камеру) Я прошу! - это снять крупным планом, пожалуйста...

И даже городские насекомые, птицы, кошки, собаки ... незаметно от людских глаз пробираются на площадь и усаживаются рядом с Нюркой Ягодкиной, с любопытством разглядывая в упор человека.


НЮРКА (щупает голову). Вот здесь, видите? - на лбу у меня сформировалась огромная шишка... (обращаясь к телеоператорам) Зачем вы ели снимаете, идиоты? - шишка здесь, вот, пощупайте голову...

Такой толпы Красная площадь уже давно не собирала. И даже чиновники администрации президента РФ - и те прильнули к окнам.

НЮРКА (подбирая с земли куски битого кирпича). Я - хочу быть полезна нашему обществу! - смотрите, какой у русской женщины потенциал... (вырывает микрофон из рук репортера и громко в толпу выкрикивает) Я же - разрази меня гром, могу и в морду!..

Площадь замирает на миг, втянув голову в плечи... И в этой напряженной тишине вдруг отчетливо слышится голос собаки.

ШАРИК (кличка дворового пса, всё это долгое время ни на секунду не отнимающего своего собачьего взгляда от искаженной в злобе физиономии женщины) А ты... сука, - ещё та! - я тебя сразу вычислил. Из наших древних пород - Шариковых... (лижет руку в знак собачьей преданности своей новой хозяйке - Нюрке Ягодкиной) Борменталь был прав: на счет женской особи - нигде не пропадет...Гав-гав!
НЮРКА (истошно вопит). Это провокация! - собаки не разговаривают, не верю...
ШАРИК. Я - тоже не верил. Когда был человеком...
НЮРКА (пинает ногой Шарика) Убью, мерзавец! - шкуру спущу, четвероногое...
ШАРИК (огрызаясь) Живодерка!

Толпа с хохотом глазеет на происходящее. Шарик в силу своего собачьего инстинкта брешет на Нюрку, мастерски уворачиваясь от её ударов и пинков. Нюрка, в свою очередь, брешет, увы, с таким же собачьим остервенением на своего Шарика, не уступая псу ни в чём...

НЮРКА (в толпу). Идиоты безмозглые! - шариково отродье...

Нюрку связывают, кладут на носилки... и увозят в неизвестном направлении. Площадь быстро пустеет.

ПУТИН (звонит по мобильнику, выглядывая из окна собственного кабинета). Что там у вас?
АГЕНТ (провожая взглядом Шарика, убегающего в подворотню) Владимир Владимирович, женщина тут одна пожилая... о Кремлевскую стену нечаянно головой ударилась... Да, отвезли... На скорой помощи! - и больше ничего...

Бьют Кремлевские куранты. Агент сверяет свои часы по московскому времени ... весело подмигивает красным звездам на башнях... а затем тихо удаляется.

ШАРИК (из подворотни, по-философски мудро). Даже у пса есть своя родина и свой дом... А без этого - жизнь у людей ... ей-ей, хуже собачьей... Гав-гав!

Занавес

ОТ АВТОРА

Без комментариев. И без лишних слов. Просто читайте... и сопереживайте всему, что покажется для вас, дорогие друзья, существенным для нынешнего момента, в котором, безусловно, отразилось наше представление о Времени - как универсальной категории божественного Смысла и Откровения.



11. ТАКАЯ ВОТ СУБЛИМАЦИЯ


Осень... Больничный дворик. На скамье сидит человек. Если внимательно приглядеться, можно даже увидеть некоторые детали его внешности: кажется на нем больничный халат - бесцветным пятном выделяющийся на фоне яркого осеннего пейзажа. Нельзя в точности сказать - мужчина это или женщина. Возможно, пройдет ещё некоторое время, прежде чем новые обстоятельства прольют свет и на этот счет. В остальном, довольно статичная мизансцена, ничего примечательного: сырость и скука и ожидание скорого завершения всей этой странной истории про Нюрку Ягодкину.

ЧЕЛОВЕК НА СКАМЬЕ. Ты же мне обещал... (обращаясь к кому-то в пустоту). Клялся в верности... Ну? Где всё... где бывшие люди окружающие меня; и где я теперь? - и где та, хорошая девочка Нюра? - послушная и очень доверчивая... Мерзавец! (со злобой смотрит в даль через больничную ограду). Где моя страна? - и где моя жизнь... (топчет ногами пожухлую траву и всё, что рядом в эти секунды на глаза попадается: даже окуркам и конфетным оберткам немного перепадает, достается и металлической урне, привинченной железными болтами к скамейке. "Урод несчастный! Убью! - кричит несчастный (или несчастная) в глубину урны. И далее: " Держи себя в руках, Нюра" - любил говорить мне мой бестолковый и нежный Петрусик" - плачет)

Появляется Галенчик - врач психдиспансера, уводит больную в палаты...

ГАЛЕНЧИК (с заботой и с трогательной нежностью редкой для врача психдиспансера). Ну, всё, хватит, милая... перестань. Утри слезы, не разрывай мне сердце... Смотри, как прекрасно вокруг, сколько свободы и сколько любви . Есть в этом позднем увядании что-то удивительное и что-то многозначительное - чего мы простоте своей души знать не можем. Главное верить: осень также нужна природе и нам - всем людям. Без осени - мы не возродимся. В осени - наше теперь упование и наши лучшие надежды на будущее. Верь, я прошу тебя... всем сердцем - девочка моя хорошая...

Занавес


ОТ АВТОРА


Быть может, в будущем образ странной девицы Нюрки Ягодкиной приобретет в России иной характер, иное звучание, иной художественный подтекст, нежели тот, в угоду которого усилиями и стараниями его создателей формировалось это произведение. Так или иначе, но свою историческую миссию Нюрка Ягодкина обязательно выполнит - и сделает она это как всегда блестяще с присущими в её поведении яркими иллюстрациями неповторимых черт её удивительного характера, и вместе с тем, динамизмом чередующихся друг за другом народных сцен, что в свою очередь, позволит, как мы надеемся, уже в скором увидеть Нюрку - живой, на сцене, выйти на которую всегда мечтала наша знаменитая героиня за всю свою многовековую жизнь - выйти, хотя бы на миг , хотя бы разочек...


12. КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ

Нюрка Ягодкина вместе с Петькой Уколовым проходят сцену. В зале пусто. Режиссер вынужден на время отлучиться. Скука страшная.

НЮРКА (о режиссере). Нет, ты слышал: ему не нравится, как я улыбаюсь... (закуривает сигарету) Этот идиот гонял меня, как дуру, по сцене целый час, нервы трепал: "Мне не нравится, как ты улыбаешься. Это - не улыбка. Так женщины не улыбаются. Ты скалишь зубы..." - Ещё кучу гадостей наговорил, довел меня почти до слез: "Пойми меня правильно, Нюра, у тебя обязательно получится..." - Ага, получится...
ПЕТЬКА. Козлом его обозвала...(после некоторой паузы) может, и правильно.
НЮРКА (заглядывает Петька в глаза). А что? - разве я не старалась... Улыбалась вовсю: всё свое женское умение и хитрость употребила, чтоб ему только лишь понравиться. Так нет же...
ПЕТЬКА. Конечно, это было круто... (отмахиваясь от табачного дыма) А с другой стороны, за "козла" можно и схлопотать...
НЮРКА. Пусть только попробует... (пускает струю табачного дыма в лицо Петьке) Что же ты, Петруша, чай уже в штаны наложил? - тоже мне партнер...
ПЕТЬКА (кашляя). Дык, улыбалась ты натурально, могу подтвердить. Хорошая такая улыбка... Концептуальная! - как он её не прочитал до сих пор - ума не приложу.
НЮРКА. Ты это серьезно?
ПЕТЬКА (ощупывая взглядом лицо Нюрки). Ну, конечно... Редкая такая...
НЮРКА. Какая?
ПЕТЬКА (смущенно) Как тебе сказать...
НЮРКА. А ты скажи... (присаживаясь ближе) Что ты там увидел?
ПЕТЬКА (с трудом выдавливая из себя) Силу!
НЮРКА. Хоро-о-шо... (ещё ближе подсаживается к Петьке) А ещё, мой мальчик? - говори всё, что заметил...
ПЕТЬКА (едва удерживаясь от волнительных чувств, захлестнувшие все мужские внутренности). Там было такое... Что-то мощное и титаническое... (немного заикаясь) Что-то древнее и вековое...
НЮРКА (совсем близко от Петькиного лица) Да... да... Там есть такое. Это - Оно...Прометеевское!
ПЕТЬКА (чувствуя хлад помертвевших от напряжения губ). Мне страшно... Я боюсь на него глядеть...Не надо!
НЮРКА (перед тем, как впиться в Петькины губы, произносит в адрес Режиссера). Теперь ты понял, почему наш режиссер - козел? И что означает моя чудовищно-привлекательная улыбка? - и ради чего стоит жить и выходить на сцену ... (засовывает свой длинный и скользкий язык в щель между Петькиными губами). Почувствуй Его!
ПЕТЬКА. Я - догадывался...
НЮРКА. О, мой Петрусик! - мой демон...

Целуются. За этим занятием их и застает врасплох Режиссер. Но сначала Нюркина реплика: "Вот, козёл, всю репетицию изгадил!"

РЕЖИССЕР (страшным нечеловеческим голосом). Вон!.. Вон! - отсюда, ублюдки... Вон! - я сказал... (топает ногами, конвульсивно дергается всем телом от ненависти к происходящему, рвет на себе волосы, извергает пламя) Вон! - из моего Театра, и чтобы духу вашего здесь никогда не было...
НЮРКА (уже на выходе). We still shall meet...Придурок!

Занавес


ОТ АВТОРА

В заключении, нам остается поблагодарить всех, кто так или иначе способствовал рождению художественного замыла этого веселого и удивительно доброго, как нам кажется, драматургического начинания. Возможно, у кого-то после прочтения произведении могут появиться вопросы? - это естественно. А потому не будет лишним ещё раз напомнить, уважаемые читатели, и со всей ответственностью здесь заявить: мы поступали так, как велит нам человеческая совесть - это прежде всего. И только лишь затем: в силу нашего природного художественного чутья и страстного желания во всём следовать Правде художественного слова - ибо кроме этих благородных высоких целей в искусстве более и нет ничего на свете.


SILENTIUM


В кромешной и непроницаемой темноте, отчетливо слышны голоса. Их пока немного... Но вероятность того, что они будут услышаны, очень велика.


Хранишь ли молчанье иль
Празднуешь вновь величье
Прошедшей минуты, когда
Приобщалась восставшая
Кровь к истокам...
Таинственной смуты? -

Мерцает ли также звезда за
Окном, дрожат ли испуганно
Пальцы, - когда упразднялась
Ночь от оков уснувших в Саду
Акаций? Все..
Также чудесное утро горит

И дышит лазурь голубая,
Скажи, велико ли желанье
Зари разлиться от края
До края? - но, может, все
Просто, и ты...
Чуть больна, и всюду

На улице осень? Минута
Сошла - как звон хрусталя...
Осколков коснувшихся оземь
(о Розы юности пылающей
Отваги, нежности...
И - чувственности зла!).



Ещё долго звучит музыка поэтических строк, долго ощущается её волшебное дуновение, пока... не затихнут последние звуки, не угаснет тихая задумчивая мелодия последних надежд в её чудесное воскрешение. С этого мгновения уже ничего не происходит, с этой минуты вокруг, куда только хватает человеческого взгляда, - воцаряется Тишина...


сентябрь 2007г.


 



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Эльденберт "Любовница поневоле"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"