Самозванка: другие произведения.

Короли тоже плачут

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 4.25*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Она - юная королева. Он - амбициозный король. Между ними - власть и магия. ЭТО ПЕРВЫЙ АВТОРСКИЙ ОПЫТ МОЕЙ БЛИЗКОЙ ПОДРУГИ. ОНА САМА НЕ НАБРАЛАСЬ СМЕЛОСТИ ВЫЛОЖИТЬ СВОЁ ПРОИЗВЕДЕНИЕ, ПОЭТОМУ ЭТО ДЕЛАЮ Я. ПРИЗНАЮСЬ, АННОТАЦИЮ САМА ПРИДУМАЛА:)
    ЗАКОНЧЕНО!

    russian ladies contador de visitas счетчик посещений

  "Короли тоже плачут"
  Самозванка.
  
  Справедливый огонь - вот какое имя было дано маленькому незаконнорожденному мальчику. Темно-карие глазки с черными, как смоль ресничками, завораживали всех взрослых своей детской чистотой и в то же время совсем не детской серьезностью. Старый король Фрэд Файер очень любил своего единственного сына, хоть и был тот рожден от кухарки. Законная супруга короля рожала только девочек, которые не доживали и до трех лет. А на восьмых родах скончалась и сама Аннет. Фрэд мечтал о том, чтобы его маленький мальчик жил с ним во дворце, но мать Джастина была против. Объясняя данное решение, тем, что ее сын, как будущий правитель, должен быть ближе к народу и не о какой роскоши речи быть не может. Фрэд проводил все свое свободное время с малышом, обучая его лично и фехтованию, и политике, и экономике, а так же родовой магии огня. Мальчик рос добрым и справедливым, как и хотел того отец. И уже в четырнадцать лет, вел переговоры, присутствовал на советах, помогал отцу в написании указов. Король и его сын часто охотились в местных лесах. Никогда не пользовались оружием, а лишь загоняли испуганную зверушку в угол. Но, всегда отпускали пойманную добычу.
  Добрая сказка закончилась, со смертью старого короля. Его отравили. Яд коим был отравлен король так и не распознали. Кухарку и ее сына, а именно Джастина Фаера, выгнали с земель королевства, без права наследования. Вот так, юный Джастин попал в страну под названием Оталеор. Его мать устроилась на работу в придорожную таверну, расположенную на краю столицы. На первом этаже находилась кухня и зал для посетителей. Круглые дубовые столы в окружении табуретов заполняли столовую. В левом углу залы располагалась винтовая лестница, уводившая путников на законный отдых. Как вы уже догадались, на втором этаже находились комнаты для постояльцев. Во дворе имелась конюшня со сменными лошадьми. Так же можно было пристроить свою лошадь на ночлег, где ей обеспечат корм и воду. Ссылаясь, на чрезмерную грубость и садистское отношение постояльцев, жрицы ночи отказывались работать в данном, подразумевающем собой увеселительное, заведении. Домик для прислуги стоял в нескольких сотнях метрах от таверны, около реки. Здесь всегда было чисто, благодаря еще нескольким таким же прислуживающим как Катти, матери Джастина. Джас охотился, теперь уже убивая, и продавал свеже-подстреленную дичь хозяину таверны. Заработанных денег им хватало сполна. Но посетители были один другого 'лучше'. Пьяницы, разбойники, и уставшие и оголодавшие, не только в прямом смысле, путники.
  Один из таких путников, изрядно выпив, направился к прислуживающей симпатичной женщине. Он двигался, как хищник, загоняющий добычу. Не было и капли уверенности в том,что мужчина пьян. Загнав в угол еще совсем молодую мать Джастина, посетитель прислонился к ней всем телом, указывая тем самым на свои намерения. Катти отпрянула от него как испуганный, загнанный в угол зверек. Не находя выхода из сложившейся ситуации. Взгляд скользил по присутствующим, но не один не желал заступиться, скорее присоединиться. Жестокие улыбки, хищные взгляды и подбадривающие не ее возгласы, не оставили слабой женщине ни тени надежды. Она сдалась. Прекратила трястись от страха и закрыла глаза. Ее мучитель только этого и ждал. Сжимая одной рукой грудь, второй задрал юбки и стал судорожно водить по бедрам, то, сжимая нежную кожу женщины до боли, то, отпуская и поглаживая. Его ладонь продвигалась все выше и выше к заветной цели. Губы, растянувшись в угрожающей улыбке, заскользили по груди, шее, губам Катти. С губ ублюдка сорвался стон-рык, и он почти приступил к задуманному. В этот момент под насильником затрещали доски и всполохнули языки пламени. В одно мгновение разверзлась земля, и мужчина исчез в пучине огня. Огненные врата закрылись, не оставив и пепла. Катти открыла глаза и увидела Джастина, у которого будто из рук вырывалось алое пламя. Он стоял возле входа, рядом лежала подстреленная дичь. А юноша взирал то на ладони, то на испуганную мать. Посетители осторожно обходили, не менее удивленного молодого человека, покидая таверну. Подбежав к сыну, женщина нежно обняла его, и нежно поглаживая по рукам, принялась успокаивать, не боясь обжечься. Пламя медленно стало затухать в его ладонях. Немного успокоившись, парень обнял мать и сказал: " Никому, слышишь, никому не позволяй прикасаться к тебе против собственной воли. Иначе, я за себя не отвечаю. Ты самое дорогое, что у меня осталось во всем мире, и я убью любого, кто посмеет причинить тебе боль". После сказанного, юноша, еще не совсем отошедший от шока, вышел и направился к дому. На полу так и осталась лежать истекающая кровью добыча.
  Оказавшись в полном одиночестве, сидя за столом в своей комнате, Джастин устало смотрел на серые занавески окна. "Да, конечно, отец рассказывал о родовой магии, и мы часто тренировались с ним, но такой мощи я не видел даже у него"- рассуждал вслух парень. Обдумывая произошедшее на кануне, молодой Файер провалился в глубь воспоминаний.
  Отец рассказывал ему много легенд и сказок другого мира, он называл его Мратосом. И Фрэд и Джастин были потомками выходцев из того мира. А вот пра-пра-пра-пра-дед и был тем самым сбежавшим человеком из Мратоса. Но не просто человеком, а тем, кому доступна магия огня. Попав на Трисур, Дэн Файер был очень удивлен, тому, как люди живут с полным отсутствием магии. Но долго он не удивлялся! Взяв поводья судьбы в свои руки, начал править жизнью, и сказать по правде, не только своей. Обосновался для начала в небольшой деревушке вдали от городов, и постепенно деревушка превратилась в большое и непобедимое государство Фаортон. Магия передавалась от отца к сыну, неважно, сколько было сыновей, главное не дочь. Девочкам судьба не благоволила, и они были лишены магии, и не только... За всю историю семейства Файеров, смогла дожить до преклонного возраста и уйти из жизни от старости, лишь одна, дочь самого Дена. Остальные же не доживали и до двадцати лет. В последние поколения малышки не дожили и до четырех. Все это не поддается логичному объяснению. Самое разумное было, то, что без магической подпитки нитей Мратоса маленькие принцессы не могут жить в чужеродном мире, будучи сами лишенными магии. Отцы столько магии дать не могут, самое большее продлить их существование на год-два, но не более. А дальше... а дальше, все равно их ждала неминуемая гибель.
  Странная возня за окном отвлекла наследника силы огня от воспоминаний родословной Файеров, но только он приподнялся из-за стола и собрался одернуть занавески, как дверь жалобно заскрипела, и в комнату ворвались.
  - Наследник стихии Огня, я понимаю!- спросил некто облаченный в серебристый плащ, ткань которого, струилась, и казалось, отдавала холодом и металлом.
  - Да, Джастин Файер,- представился Джас: 'С кем имею честь разговаривать?- осведомился он.
  - Лорд Ланс Трайвуд, представляю интересы его величества,- отчеканил незваный гость и склонил голову в полупоклоне.
  - И чем же моя скромная персона заинтересовала короля?- поинтересовался молодой охотник, недоумевая.
  - В данном секторе были замечены огромные всплески магии. Мы сразу же отреагировали, опросили свидетелей, они указывают на вас. Просим проехать с нами во дворец,- властно проговорил лорд Трайвуд. Файер напрягся, но виду не подал. Самой страшной мыслью было, то, что его теперь могут казнить за убийство невинного человека. Ведь, по сути, тот мужчина не успел причинить вреда Катти. А значит, в глазах других Джастин выглядит зверем.
  - А если, я не пойду?- спросил он в надежде на спокойное будущее.
  - Это приказ его Величества, вы не можете ослушаться!- 'обрадовал' его лорд.
  - А если, я попробую, что тогда?- настаивал Джас. Может тянуть время и незачем, но выяснить, зачем он понадобился и с какими намерениями к нему пришли, вполне возможно. Пока, с ним разговаривают вполне дружелюбно.
  Но дружелюбного разговора не вышло, лорд более не отвечал на вопросы, ловко пропуская их, мимо ушей, и лишь твердил: ' Приказ его Величества! Вы не посмеете! Не хотите по-хорошему, будет по-плохому'.
  Устав изворачиваться и отнекиваться, Эван сдался 'воле короля' и последовал за своим конвоиром. Несмотря, на то, что лорд шел впереди, от него исходила страшная неведомая сила. Казалось, он следит за каждым твоим шагом, хоть физически это и невозможно. 'Хотя, изжарить мужика в таверне, тоже было когда-то невозможно' думал по пути Файер. Идти долго не пришлось, на постоялом дворе, ожидала золоченая карета, запряженная шестеркой породистых лошадей, трое из которых были снежно-белые и трое же были черные, как смоль. И вся эта прелесть была расставлена в шахматном порядке. Но не это удивило, бывшего наследника, а то, что кобылки эти, были из королевской конюшни. Он действительно недоумевал, за что ему такие почести и шел настороженно, ожидая подвоха. Из таверны выбежала перепуганная мать, вся перемазанная в грязи. Но никто не обратил на это внимания. Тишину и непонятность момента иногда разрывало ржание лошадей, да вслед выбежавшей Катти полетели фразы хозяина придорожной таверны: 'Выметайся от сюда! Собирай свои пожитки и проваливай, и сынка своего прихвати! Мне не нужны проблемы!' Все это он кричал, пока его взгляд не наткнулся на доблестных лордов в серебристых плащах, которые развевал ветер, и начищенных, блестящих на солнце доспехах, под ними.
  - Вот, и стража за ним пожаловала!- это бывший работодатель прокричал Катти.
  - Забирайте его, это все он! И нет, они у меня не работают! Я всегда знал, что от чужеземцев, добра не жди!- это он уже представителям власти. Выкрикнул и скрылся в помещении, аккуратно хлопнув дверью. Если такое возможно. Катти бежала к сыну со всех ног, по ее личику текли ручейки слез. Подбежав к ошарашенным лорду и Джастину, она упала на колени. Начала просить представителя власти не забирать ее единственного, горячо любимого сына, цепляясь за подол плаща. Трайвуд, тем временем, переводил недоуменный взгляд от матери к сыну. И скорее всего, в этот момент, он не знал что делать.
  - Мама,- только и вымолвил Джас, а Ланс поспешил поднять женщину с земли.
  - Она едет с нами!- заявил серебристый рыцарь крепко, но, не причиняя дискомфорта, держа за руку женщину.
  - Зачем нам вообще ехать? Что с нами будет?- прокричал, до этого совершенно спокойный молодой человек. Было видно, что он боится не за себя, а за мать.
  - Я согласна!- прошептала Катти, успокаиваясь.
  - Вот и чудненько,- проговорил лорд Трайвуд с теплой улыбкой, адресованной единственной представительнице прекрасного пола в их троице.
  - Нет! Мы не двинемся с места, пока вы не объясните, что происходит? И что это такое?- кричал Файер, указывая, в сторону запряженной кареты.
  - Нас не информировали! Было приказано доставить вас ко двору в целости и сохранности, а больше мы ничего не знаем,- запинаясь на полуслове, ответил лорд, скорее всего он не ожидал такого напора и сопротивления, хоть и в словесной форме. 'Карающим', вообще редко кто сопротивлялся, но еще реже они выдвигались с мирной миссией. Трайвуд недоумевал не меньше, чем сам Джас, за что парнишке испепелившего невинного человека, такие почести. На месте короля, Ланс уже давно бы наказал, дерзкого мальчишку, и даже не стал бы с ним разговаривать. А тут... Но приказ есть приказ, и ослушаться его, равносильно подписанию самому себе, смертного приговора. Поэтому лорд постарался, как можно вежливее, улыбнуться, и сделал приглашающий жест, в сторону кареты. Катти, к этому времени, совершенно успокоилась, и привела себя в порядок, если можно так выразиться. На самом же деле она вытерла испачканное лицо подолом старенького платья, и пригладила растрепавшиеся волосы. Стояла, такая гордая, бесстрашная, спокойная... В ее жестах, глазах не прослеживалось страха, истерики, которые по-видимому переполняли ее несколько минут назад. Когда они шли, к карете, до которой оставалось совсем немного, лорд невольно залюбовался утонченными движениями женщины, ее легкой, свободной походкой, и все так же пребывал в недоумении. 'Простая кухарка, служанка, так ходить не умеет. Что-то в ней есть, но вот что? Ланс оторвал свой взгляд от походки, ног Катти, и его взгляд устремился выше, к волосам, рыжим, как медь, развевающимся волнами на ветру... Но тут, он наткнулся на грозный, не предвещающий ничего хорошего взгляд ее сына, и пришлось оторваться от прекрасного, и перейти к насущному. Лорд открыл дверцу кареты, но подать руку прекрасной леди... Да, да, именно леди, вот кем она была, настоящей леди, почему-то облаченной в этот странный, потрепанный наряд... не успел. Джастин помог матери забраться и устроиться в карете, а лорд мог лишь наблюдать... Но все было не так плохо, он поедет с ними...в карете. Хоть он и не должен этого делать, хоть и был указ лишь сопровождать, а не охранять, но он найдет разумное объяснение своему поведению, если его спросят. Но сейчас, ему просто хочется впитать в себя эти милые черты, ее чарующий запах, мимику, жесты, да, и, в конце концов, он же мужчина. Просто мужчина, не похотливый самец, нет, не подумайте, сейчас он просто раб, раб красивой, нежной, но все же очень сильной женщины...
  Джастин Файер сидел понурый возле оконца кареты, смотрел, как стремительно 'убегает' лес, поля, как куда-то спешат облака. Катти расположила голову на плече сына и дремала. Лорд давно покинул карету и сопровождал их подле нее верхом на вороном жеребце. Вот, карета остановилась, и снаружи кто-то заговорил, но расслышать о чем не удавалось. Через какое-то время карета снова двинулась и вновь встала, на этот раз окончательно. Дверь открыл уже знакомый лорд, и предложил руку Катти со словами:
  - Леди, прошу вас,- брови женщины взметнулись вверх в немом вопросе, но не у нее одной. Недоумение было у всех присутствующих, но никто не высказался на этот счет. Джастин поспешил за мамой. Их препроводили во дворец, и расселили по соседним комнатам, нет, конечно, мужчины и женщины селились в противоположных частях дворца, но Джас очень попросил этого не делать, и им уступили, не сопротивляясь. Так же им предоставили новую одежду и время для того чтобы гости привели себя в порядок. Через час из комнаты выходил хмурый Джастин, разодетый, как настоящий принц. Золотой с красными вставками камзол напоминал осень. Черные ласины, коралловая рубашка, высокие сапоги без шнуровки. Катти же выглядела настоящей леди, волосы собраны в незамысловатую прическу из кос собранных венком на голове, отрывая вид на тонкую нежную шею женщины. Платье было нежно-сиреневого цвета с перламутровой отделкой по краю корсета, рукавов до сгиба локтя, подола. На шее было ожерелье из жемчуга и серьги в комплект. На ножках сели как влитые туфли лодочки сиреневые с розовыми переливами. Джас не узнал мать, она была великолепна. И такое преображение шло ей на пользу, осанка выпрямилась, взгляд стал твердым и решительным, на лице ни тени смущения. Из-за угла показался незнакомец в черно-зеленом, поклонился обоим и жестом указал двигаться за ним. Они прошли по множеству коридоров, и наконец, добрались до конечной цели. Массивная дверь вела в огромный кабинет самого короля. Джастин и Катти переглянулись, но не обмолвились ни словом. Их представили, и они вошли. Король Джедор, а именно он принимал гостей, пожал руку Джасу, от чего тот слегка опешил. Так же тепло и вежливо поприветствовал и 'сопровождающую принца леди'. В кабинет были принесены различные закуски и вино, а после всех приготовлений 'за бокалом' полился разговор:
  - Я хочу, чтобы вы Джастин женились на моей дочери принцессе Елене,- начал Джедор:
  - Вы молоды, образованы, к тому же маг. Я не понимаю причин, почему вы не отстояли свое королевство и право на трон. Но это не важно. Не вижу причин отказываться. Я попробую объяснить свою заинтересованность именно в вашей кандидатуре. Я уже стар и не маг, как вы понимаете, но я хочу быть не только хорошим отцом, но и хорошим правителем. Если взять в основу только отцовские чувства и уступить дочери выбор будущего мужа и правителя, боюсь, она сделает выбор в пользу молодости, и я ее понимаю. Но мои приближенные, донесли, что не каждый, кто молод и на данный момент свободен, стал бы мудрым правителем. Но, если же сделать наследником опытного и мудрого человека с сединой на висках, то уже, дочь не будет счастлива в браке. Именно поэтому я очень прошу вас не отказывать мне сразу, а хорошо подумать прежде, чем что-то решить.
  - А если, я откажусь, вы сразу отдадите приказ на казнь?- этот вопрос очень интересовал Джаса, но вот только не такого ответа он ожидал:
  - Нет, что вы? У нас конечно строгие законы, но они в основном распространяются на нежить, взявшуюся, не пойми откуда. И, насколько мне известно, вы сделали 'это', не по прихоти или ради забавы, а в целях защиты,- Джас думал, что его будут шантажировать, и он уже приготовился ответить 'нет' правителю. Но ответ короля ввел его в ступор, и, обещав подумать, они распрощались 'до завтра'.
  Остаток дня молодой Файер мерил шагами отведенные ему покои. Глубоко за полночь, он все же решил, что будет делать дальше, и лег спать. Наступило то самое 'завтра', и Джастин двинулся в сторону кабинета Джедора. Все слова были сказаны, сроки обговорены, и мужчины пожали руки, довольные собой и друг другом. Свадьбу предстояло играть через год. В это время Джас заступит на службу в отряд 'Карающих'.
  По обычиям Астамилона жених невесту видеть может, но вот невеста знатных кровей не должна видеть мужчин вообще, только если это не отец и другие ближайшие родственники. В пределах дворца и окружения принцессы, если и были мужчины, только в масках. Джас и его мать купили просторный домик в городе, наняли небольшую прислугу. Так шло время. Оно бежало не быстро. И в один из обычных зимних дней, Джасу посчастливилось заочно познакомиться со своей будущей супругой. 'Карающие' сопровождали карету принцессы на ярмарку, а после он и знакомый уже нам лорд Ланс Трайвуд охраняли девушку на площади. Джастин никогда не видел существа более трогательного, нежного, наивного и милого. Волосы Елены мягкими волнами струились по спине. Их цвет напоминал ночной шторм в море. Иссиня-черные и серебристые пряди обрамляли белое личико, на котором, горели от радости и веселья два ярких синих огня. А губы сочно-красные, манящие... Это был первый и последний раз, когда Джасу удалось сопровождать ее Высочество. Далее он мог наблюдать за ней лишь издалека.
  И вот, настал долгожданный день для всего Астамилона. День свадьбы принцессы и ее нареченного. Все веселились и праздновали. Этот день с нетерпеньем ждал и Джас.
  И вот наступило время обряда - рассвет. Жениха и невесту препроводили в старый храм, оборудованный еще далекими предками. В старой каменной пещере 'молодых' ждал жрец, который и должен был заключить брак. В центре пещеры выложен костер. На краю кострища стоит чаша с молоком. Елена и Джастин, закутанные в серые ткани, с ног до головы, встают на колени перед чашей. А жрец, облаченный в черные одежды, кинжалом делает надрезы на ладонях брачующихся, и алые капли освещенные пламенем стекают в чащу. Затем, жрец обмакивает кисть в полученной смеси и ставит знаки на лбу, руках, ногах молодых людей. Но и здесь Елена не увидит мужа, из храма она должна уйти первой, и только после уйдет ее муж. Его она сможет увидеть и коснуться, только после заката Сияющей Звезды. Чего сам Файер ждет с нетерпением...
  ******
  - Как он посмел? Да, если бы не я и мой отец, не видать бы ему трона! Что случилось с тобой, друг мой любезный? Власть почувствовал? Ну, погоди, я тебе устрою, и власть, и фавориток замызганных. Как он мог привести на спальное ложе, эту!?!?- Под шелест юбок, идя по подземному тайному переходу, всхлипывала юная королева. Она знала, здесь, ее точно никто не услышит.
  - Нужно срочно связаться с Эваном, он мне должен, поэтому не посмеет мне отказать,- рассуждала она вслух.
  Еще пара шагов. Виден свет, просачивающийся через щели, старой, изрядно потрепанной, деревянной калитки. Открывая калитку, невольно становишься свидетелем визгливого скрипа, который эхом возвращается из подземелья, и в эти мгновения тебя окутывает всепоглощающий ужас, но это лишь на мгновение. За этой невзрачной калиткой, открывается вид на самую шумную улицу города ФорЛем. Самую шумную и самую забытую. Эта улица живет отдельно от города. Здесь свои законы и каждый судья. По ней не ходит местная знать, здесь обитает нежить, которой так боится вся столица. Королева знает, ее никто не будет здесь искать. В сером потрепанном плаще с капюшоном, из-за которого едва заметны синие заплаканные глазки, она смело двигается к скромной деревянной постройке на краю улицы. Ее выдает только шуршание многочисленных юбок, и их объем, объем который плащ совершенно не может скрыть. Она поняла это только после того как, на нее стали поднимать взгляды, и оборачиваться, те, кого и врагу не пожелаешь встретить. Но страх был слабее ревности, и она бежала по темной ночной улице, ее сердце прожигала боль, которую как она думала она не познает никогда.
  ***
  -Ммм...Как же болит моя голова и этот свет он словно режет глаза...Стоп! Какой свет?- С этими словами королева резко поднялась, и тут же опустилась обратно, боль... Нестерпимая боль во всем теле. Ее стоны прервал звук открывшейся двери и шаркающие шаги. Королева Елена попыталась открыть глаза, чтобы разглядеть вошедшего. Вошедшим, а точнее вошедшей, оказалась женщина средних лет, в сером платье с белым передничком, и в тон ему чепчике, под который спрятаны волосы. В руках у посетительницы Елена заметила поднос, на котором громоздились чашки разной величины. Из чашек исходил пар, и комната, очень быстро наполнилась ароматом съестного.
  - Очнулась, милая? - защебетала женщина - Хозяин распорядился о том, чтобы вас накормили и вымыли. Подойдя к кровати, она села на табурет и медленно уверенными движениями начала потчевать королеву с ложечки. Конечно, Елена попыталась возразить, но тело не слушалось и ныло от боли. И она сдалась, послушно открывая ротик, при каждой поднесенной ложечке. Во время трапезы Елена обнаружила, что находиться она в маленькой комнате с белыми стенами и деревянным полом, в которой находится лишь кровать, на коей она лежит и табурет подле нее. Окно в комнате было лишь одно, шторы из хлопка темно- синева цвета. Белье на постели тоже было из хлопка, но более светлого оттенка, нежели шторы. "Продумано, и без лишних затрат. Скромно, но со вкусом" - думала королева, проглатывая очередную порцию бульона. "Хлопковые ткани отличаются прочностью и износостойкостью, а так же плотностью ткани. При свете в комнате, ночью скроет даже силуэты присутствующих от любопытных глаз прохожих."
  И снова ее мысли прервали, в начале тем, что закончился бульон, а она все по инерции сидела с открытым ртом, в ожидании очередной ложечки, а после тем, что несколько молодых девушек, одетых в точности, как и женщина с подносом, внесли ванну, воду в ведрах, и разнообразные тюбики. Елена хотела вновь запротестовать, но девушки, так быстро сдернули одеяло, и Елена, чуть не вскрикнула от ужаса. Она была совершенно неодета, но по сравнению с тем, что на ее теле виднелись фиолетовые синяки, и багряные кровоподтеки, нагота была не самым страшным открытием. Тонкие изящные, и от того кажущиеся хрупкими ручки чуть ли не полностью покрыты ссадинами. Живот и до этого момента полная округлая грудь, представили перед ней еще более страшным зрелищем. А ноги еще скрывала часть одеяла и из положения, лежа их не рассмотреть, в любом случае она уже ничему не удивиться, даже если окажется, что одна из ног отсутствует. А с головы свисают спутанные кроваво-грязные сосульки волос. Нет, это не цвет волос, на данный момент это их содержание. От прежних ухоженных локонов цвета бури водных стихий, ничего не осталось. Слеза скатилась по обезображенному лицу молодой королевы. Самое обидное было, то, что она не могла вспомнить, что произошло, как произошло, и кто этому поспособствовал.
  Елену бережно перенесли в уже заполненную водой и ароматными маслами ванну, и не менее бережно ее начали омывать. Грязь, смешанная с кровью, струями стремилась по израненной коже к воде. Королева повернула голову на бок и старалась сдержать нарастающую истерику, сопровождаемую, обычно, океаном слез. Омовения были закончены, и, предложив особе королевских кровей теплый мягкий халат, который оказался как нельзя, кстати, прислуга удалилась, забирая с собой ванну, ведра и тюбики. А Елена осталась одна, совсем одна! Теперь она точно это знала. Если бы не он, она была бы сейчас цела. Ее теплом и нежностью по-прежнему бы наполнялся весь дворец, ее улыбка так же согревала сердца. Он убил ее любовь, он разбил ее сердце. И только его крик той ночью, заставлял думать о том, что возможно это он подослал убийц, дабы устранить нежелательного свидетеля и не любимую супругу. "Почему? Почему? Почему? За что он так со мной, это должна была быть моя ночь любви, а он? Он просто притащил фаворитку к себе в спальню. Чем она лучше? Опытнее? Красивее? Что он хотел этим сказать, что я уродливая пустышка, на которую даже безродный король не взглянет?",- молодая королева вспоминала ту самую ночь, которая стала для нее раковой во всех смыслах. Вот она идет к покоям своего мужа, своего короля, заходит и видит...Видит, как совершенно нагая леди Филтон карабкается по постели ее супруга. Злость, обида, ревность снова разрывают ее сердце. И его крик "Елена". Она услышала его, когда уже бежала к тайному переходу. Чего он хотел? Чтобы я присоединилась? Или он хотел оправдаться? Ни какие оправдания здесь не помогут, я видела все собственными глазами. И по возвращению во дворец я ему устрою рай. Нужно только добраться до Эвана... С этими мыслями королева погрузилась в сон, и снова и снова переживала ту ночь, с начала и до конца, раз за разом.
  Стон. Бред. Снова стон. Одними губами она шепчет имя своего возлюбленного: Джастин. Джастин. Улыбка. Влага. Столь, необходимая для жизни. Руки. Чьи-то добрые, теплые, сильные, но не менее нежные руки. Плеск воды. И снова кто-то смачивает ее губы, затем осторожно смывает холодный пот со лба, затем шея, грудь, живот, бедра, голени, ступни. И сознание королевы прорывается сквозь томную пелену бреда. Она открывает глаза. Картинка расплывается, и Елена видит лишь размытые, нечеткие линии силуэта, и глаза, как ни странно, она четко видит глаза цвета темной карамели. И снова погружается в сон, на этот раз мягкий, глубокий сон, без снов, без переживаний и страха.
  ***
  Елена очнулась, когда Сияющая Звезда наполняла лучами ее комнату. "Рассвет"-подумала молодая королева. И попыталась привстать. И как ни странно, после всего пережитого, у нее это легко получилось, боль исчезла бесследно. Она огляделась вокруг, и оказалось, что она все еще в той светлой, безликой комнате. Она осторожно спустила ножки на пол, встала, опираясь на кровать, но боли не почувствовала. На ней была ночная рубашка из тонкого льна нежного, сиреневого цвета, отделанная тонким изящным белым кружевом в области декольте. Она прошлась по комнате. Осмотрела себя с ног до головы, но не обнаружила никаких повреждений, даже шрамов не было. Будто ничего с ней и не произошло. В дверь постучали, и, не дождавшись дозволения, в комнату вошла девушка, склонившись в реверансе, она сказала:
  - Ваше Величество может не беспокоиться о разглашении. Более того, хозяин распорядился о карете и охране, которая сопроводит вас до дворца. Так же для вас приготовлены личные вещи и багаж, никто не знает, что с вами произошло. Вы должны сказать, что уезжали в храм для молитвы Пресветлой Богине,- после сказанных слов девушка присела в реверансе и вышла из комнаты. Зато, набежали другие прислужницы, и, не занимая себя придворным этикетом, набросились на оторопевшую королеву. Одевали, расчесывали волосы, вносили и выносили разнообразные предметы гардероба. После всех приготовлений все выбежали. Но как оказалось ненадолго, а лишь для того, чтобы принести зеркало. Дабы королева могла оценить свой внешний вид. Королева, взглянула на отражение. И то, что она увидела, ее очень удивило. На ней было то же самое платье, что и в тот злополучный вечер, цвета спелого персика. Такое же нежное и бархатистое, как и сам фрукт. Талию опоясывала розовая ленточка из того же материала, что и платье. Туфли, из кожи морского животного эхны. Мягкие и удобные ,на невысоком каблучке. Так же в тон платью. Елена будто снова перенеслась в тот вечер. И немного подумав, решила, что больше не будет поддаваться нехорошим воспоминаниям, но месть исполнит сполна.
  Королеву проводили к карете, и только захлопнулась дверца, невидимый кучер погнал лошадей. Карета промчалась по невиданным Елене улицам, и выехала на распутье дорог, и уже более медленным ходом двигалась в сторону дворца. Когда Девушка подъехала к дому, на встречу выбежали слуги и придворные дамы. Придворные дамы расспрашивали ее о том, как она провела последние три дня, и где она пропадала. В голове всплыла фраза, услышанная на кануне, и она ответила, что провела эти дни в храме Пресветлой Богини, превознося той молитвы о семейном благополучии. Добравшись до своей комнаты, отпустила прислугу и попрощалась с придворными дамами. Так же она заметила отсутствие леди Филтон, но нечего не спросила. Она точно знала, данная леди, сейчас скрашивает досуг короля. Картина о том, как леди Филтон, полногрудая блондинка, совершенно обнаженная ласкает, целует ее короля, невольно всплыла в воображении. Девушку передернуло от столь откровенной фантазии. В покои постучали, и девушка разрешила войти. Вошла одна из прислуги, низко склонившись в реверансе, она оповестила юную королеву о вечерней трапезе и удалилась. А молодая девушка для себя решила, что теперь она не будет робкой и покорной, и бросит вызов старухе Филтон. Не вызывая прислугу, Елена распрощалась со своим нынешним нежным образом, и облачилась в черное облегающие платье с глубоким вырезом на спине. Данное платье, не было украшено рюшами и цветочками, оно облегало и подчеркивало все прелести юной особы. Волосы были собраны на затылке в конский хвост, а по скулам спускались легкие пряди-кокетки. Собравшись духом, королева пошла по темным переходам дворца. Дойдя до трапезной, она натянула улыбку на лицо и вплыла в зал. Короля не было. Ей, предоставлялось отужинать в одиночестве. Ну, ни совсем в одиночестве, здесь находились придворные леди и лорды. "Значит, все-таки, наслаждается этой стервой"- подумала она, и двинулась к своему креслу с ярко-алой обивкой. Цветом, как знак рода, к которому она теперь принадлежит волей судьбы. Весь вечер она смеялась над шутками лордов, и обсуждала последние новинки в моде с дамами. Лорды делали комплементы, дамы были несколько шокированы, сколько удивлены нарядом ее величества. Ведь совсем недавно их милая королева вернулась из храма.
  Он так и не появился, леди Филтон, так же не почтила своим присутствием королеву. После ужина королева поднялась в свои покои. Облачившись в атласную ночную рубашку цвета спелой вишни, она легла на кровать застеленную белым шелковым бельем и провалилась в сон. Скорее всего, она еще не совсем отошла от недавних событий.
  В комнату вошел король, он не был одет по-королевски, скорее, наоборот, чрезмерно просто. Льняная рубашка красного цвета, подпоясанная кожаным ремешком, легкие брюки, цвета ночи. Широкие плечи, узкие бедра, все это подчеркнуто, но не бросается в глаза, не смотря на яркие цвета одеяния короля Джастина. Вот он походит неслышными шагами, присаживается на кровать, и нежно проводит рукой по уставшему, но по-детски милому личику. Поцеловав розовые, чуть надутые губки, встает и выходит из покоев королевы, все так же бесшумно, передвигаясь, со словами: "Да, хранит тебя Пресветлая..." И уходит, закрыв за собой дверь.
  ***
  Елена проснулась лишь к обеду, ее тело бил озноб, все же не нужно было надевать такое легкое платье в каменных холодных стенах дворца, еще не отошедшего от лютой зимы. Даже вино не спасло от простуды.
  - Теперь не получится никого соблазнить...-вздохнула королева,- Месть откладывается!- она понимала, что раскрасневшийся и припухший от частых вытираний носик, не привлечет нужное ей внимание, а озноб не примут за страсть и желание. И было решено оставаться в покоях, пока не станет лучше. Но Елена еще не понимала всей прелести королевской жизни, будучи замужем всего четыре дня, три из которых она провалялась в забытье, она совсем не догадывалась, что ее ожидает. Ей было привычно быть беззаботной милой принцессой, но став королевой, оказывается, что она не только сменила титул, поменяла статус, но и обзавелась заботами, которые требовали ее королевского участия. Она оказывается должна раздавать распоряжения, следить за их выполнением, и развлекать гостей, которые прибыли к ее супругу за аудиенцией, по ооочень важным вопросам на скучные политические темы. Кстати, говоря, сами послы были не менее скучные и неинтересные, чем их темы. Поэтому чтобы не отвлекаться на беседу, она старалась занять гостей экскурсией.
  Занимать гостей пришлось не долго, в портретном зале делегацию и ее Величество оповести о том, что король готов принять гостей, и все заспешили к 'столу переговоров'. Елена тоже решила поучаствовать, но не в беседе, а как зритель, и желательно, как зритель никем не замеченный. Спровадив гостей в кабинет 'горячо любимого мужа', девушка направилась в переходы, дабы незаметно подсмотреть, на своего супруга. 'Ведь ни до свадьбы, ни во время нее, ни после она его так толком и не видела. Ведь может и расстраиваться не зачем?'-думала она. А дело вот в чем, до свадьбы они не были знакомы, и насколько она знала, ни разу не встречались. Во время свадьбы по ритуалу не положено. А после, состоявшегося бракосочетания, она пошла к нему, но кроме голой ллледдди, она ничего не помнит. Да и свет в его спальне бы приглушен, а он сам, находился под балдахином лежа в кровати. И как это не обидно на него падала тень, этого самого балдахина. И поэтому даже если бы Елена захотела его рассмотреть, со стороны двери это вряд ли бы у нее получилось! Поэтому сейчас она не хотела упускать такой возможности, и почти бегом бежала по тайным переходам, боясь, что господа решат куда-нибудь переместиться. 'Фух, они здесь!'- выдохнула юная королева, услышав доносившиеся из-за стены голоса. Теперь следовало двигаться очень осторожно и тихо, именно эта часть стены была очень тонкой, и не прочной. А вот, чуть левее, была дверь в смежный кабинет, в который и прошмыгнула Елена. Кабинет может и был смежным, но тайным, и войти в него можно только по секретным пыльным переходам. А в заветном, скрытом от глаз помещении находилось специальное окошечко, благодаря которому можно увидеть, что происходит, в соседнем небольшом зале. Вот окошко открывается, и почти все как на картине, не считая 'слепой зоны' в правом углу. Но по идее, король должен занимать свое привычное место, а оно как раз в центре, и все должно просматриваться. Вернее сказать все. А если еще вернее, то один конкретный человек.
  -Его нет!- выкрикнула королева, и принялась разглядывать, людей, лица которых в течение часа, она старалась запомнить, только для конкретно этой цели. Чтобы потом не спутать 'милого муженька' с кем-то другим. Но нет, голос есть, а все кого видно, находятся в немом оцепенении и внимательно слушают, даже не пытаясь перебить. 'Ха, еще бы! Ведь папочка постарался и где-то откапал для меня настоящего носителя стихии! А такие, насколько я помню, встречаются не в каждом королевстве, если вообще встречаются! Ко всему прочему ее муж обладал не просто какими то базовыми знаниями, а был самым настоящим магом и владел очень опасной и жгучей стихией в прямом смысле этого слова- стихией огня. 'Скорее всего потомок, у нас такие не рождаются'.Обладатель стихии желания и страсти ее законный муж, и Елена это хорошо понимает. В каком-то смысле эта стихия содержит в себе всю магию, ведь огонь может выжечь землю, испарить воду, расплавить лед. А в мире где практически нет магии, где людям не дарована сила стихий, вообще трудно найти что-то равноценно-опасное для ее муженька.
  Его Магия может пугать, но ее результаты всегда захватывающи и главное, их не приходиться долго ждать. Огонь - стихия не для трусливых. И поэтому королеве не выиграть 'открытой' войны против ее короля, а значит нужно действовать мудро, хитро. Мудрость приходит с годами и опытом, у Елен его не то что бы нет, но все же ооочень мало. Поэтому она так рвется к старому доброму Эвану, некроманту с опытом. Что такое некромант и некромантия юная особа понятия не имеет, но точно знает, что ничего дурного. Милый толстый старичок, с носом-картошкой никогда не делал никому ничего дурного, и даже когда он с кем-либо ругался, все заканчивалось довольно хорошо. Ну, правда, пару раз было, когда люди умирали, но то было от старости, либо от собственной глупости. В этом никто не сомневался, старушка Эрен после того как поспорила с Эваном скончалась через два дня, скорее всего не выдержало сердце, а вот Эван очень переживал по поводу ее смерти и даже целый месяц с утра пораньше навещал могилу покойной. И даже признался отцу принцессы Елены в своей любви к красивой, умной и бесконечно страстной женщине, и в том, что он так и не успел сделать ей предложение, и поэтому поводу очень переживал и винил себя за случившееся. В следующем споре принимал участие юный лорд Эрик, который сам постоянно нарывался на конфликт, и не давал покоя магу. Он погиб на охоте при непонятных обстоятельствах, вроде как его задрали дикие животные, но характер ран указывал на человека сильного, быстрого и безумного, иначе как объяснить, что тело Эрика было пережевано. Но хотя бы мы точно понимаем, что старик Эван этого сделать не мог. Отвлекшись, на раздумья о былом и насущном королева и не заметила, как зал, за которым она наблюдала, опустел, и дверь закрылась за последним выходившим. Ничего не оставалось, как покинуть место слежения и отправится бродить по дворцу, 'авось повезет' думала она про себя. 'Дурацкий обряд, дурацкие традиции'- кричала она, идя по тайным древним проходам. 'Это что же получается, если она и встретит своего муженька, то и узнать не сможет, тем более в толпе, да даже если и не в толпе- со дня так называемой свадьбы мы так и не познакомились'- думала королева. В конце темного коридора показалась дверь, и она не задумываясь толкнула ее и оказалась в странной черной комнате. Вещей предельно мало: кровать, подобие тумбочки, на ней старинный подсвечник, стул с горой каких-то вещей в грязных разводах. В дальнем углу что-то будто закрыто куском чёрной ткани. Такой же материей завешаны окна с выходом на полуразвалившийся балкон... С потолка свисают нити паутины. И все это 'очарование ' дополнено затхлым запахом. Горло королевы перехватило спазмом, она зажала свой аккуратненький носик тоненькими пальчиками, и поспешила ретироваться из этого кошмара. По коридору она не просто бежала, она мчалась со всех ног, все еще зажимая нос. И только повернув за угол, ненадолго остановилась и задышала. И уже размеренным тихим шагом направилась на выход из дворца. Совсем немного и она добралась до сада с благоухающими цветами. На дворе конец июня. Время, когда землю окутывает теплом. Природа цветет, сады полны зелени, луга покрыты широким шлейфом зеленой травы. В небе неспешно парят тяжелые кучевые облака. Лету нужно время, чтобы войти в полную силу, но и сейчас воздух прогрет и легкий ветерок окутывает плечи. Впереди еще долгие жаркие, знойные и просто теплые приятные деньки, когда светило просыпается рано, а заходит за полночь, давая вволю нагуляться, прежде чем погрузить в сумерки мир. Девушка присела на лавочку в природной беседки, стены которой были из разнообразных переплетений ярких цветов, именуемых вьюнами. Она и не заметила, что зашла в беседку уже занятую молодым человеком. Елена долго не могла надышаться свежим воздухом и привести мысли в порядок, а когда ей все-таки удалось, она невольно залюбовалась 'соседом' с пронзительным взглядом, отрешенной улыбкой, творчески увлеченный молодой человек быстро водил карандашом по бумаге. И девушке не хотелось нарушать его покой, но он был такой обезоруживающе приятный, на вид не более двадцати трех лет, спокойный, черты лица не мягкие, но и не жесткие, красивые густые брови, миндалевидные глаза, нос с небольшой горбинкой, бескровные, до этого темно-вишневые, очерченные, четкие губы. Темно-русые курчавые волосы мягкими волнами ниспадают на плечи. Елена аккуратно привстала и наклонилась к творцу, пытаясь из-за плеча получше рассмотреть что же так воодушевленно рисует художник. Королева надула губки, и позавидовала розовому кусту на краю беседки, ведь именно его рисовал симпатичный молодой мужчина. Она решила во, чтобы то ни стало привлечь к себе внимание, и решила спеть какую-нибудь незатейливую песенку и... наступила на платье в порыве пройти немного влево, чтобы оказаться в зоне видимости будущего слушателя. Наступила и повалилась на молодого человека, так и не испытавшего радость от пения его королевы.
  -ААААА- кричала она падая.
  -ООО!- вторил ей мужчина.
  Королева упала прямо на спину парня, в свою очередь он стукнулся о землю лбом и был придавлен к оной всем хрупким телом девушки. Она не была тяжелой, нет, скорее всего, мужчина не хотел скинуть ее еще и с себя и как-либо навредить, поэтому он ждал, когда же ее Величество с него слезет, оправит юбки, ну и что еще там барышни обычно поправляют в таких случаях.
  - Извините, меня за мою неуклюжесть и неловкость,- твердила она, отползая, и поднимаясь с холодной, еще не прогретой Сияющей Звездой земли.
  - Что вы! Вы не должны извиняться, моя королева!- отвечал ей мужчина, поднимаясь с колен, и отряхивая их быстрыми движениями. 'Моя королева' замлела от услышанных слов, и встретилась взглядом с мужчиной. Он был выше ее на голову, тем не менее, им это не мешало находиться 'нос к носу'. И еще бы чуть-чуть и королева со всей страстью и нежностью, на которую была способна, отдалась бы незнакомцу прямо в беседке. Такими родными казались его глаза, в них было много нежности, заботы и чуть-чуть тревоги. И она млела и таяла от взора этого человека. Теплый взгляд карих, карамельных глаз навсегда пленил сердце юной девушки, и она для себя решила, что этот мужчина, несомненно, подойдет на роль ее любовника. Ведь она спит и видит, как отомстить мужу. Парень же красив, по всему видно образован, хорошо одет, скорее всего, он благородных кровей, а приятный голос завершает приятную композицию. Елена не знала, как правильно заводить любовников, и ненадолго впала в раздумья: 'приказать - не поймет, попросить - засмеет'... Во время хода мыслей королевы то лобик хмурился, то носик морщился. ' ААА, придумала, попробую я сначала просто пофлиртовать!'- пришла хорошая мысль в ее головку и она обворожительно улыбнулась мужчине. Он улыбнулся в ответ и не менее обворожительно, да так что у юной девушки подкосились ноги, она вновь чуть не упала на объект своего желания. Зато объект оказался с хорошей реакцией и поймал королеву, стараясь не выпускать ее из рук, кисти властно, но нежно лежали на талии. Она вновь попыталась извиниться.
  - Простите, пожалуйста, я неважно себя чувствую, давайте присядем,- попросила она. Рядом с ним сердце колотилось в бешеном ритме. Конечно, ведь раньше мужчин она видела, только издали, особенно молодых и красивых. Послы не в счет, они не молодые и не красивые. Она мужа то своего в глаза ни разу не видела, что уж тут говорить. Они в полном молчании прошли до лавочки, и, заливаясь румянцем, королева прошептала:
  - Поцелуйте меня...- и вытянула губки в трубочку, она точно знает, так же она делала, когда целовала отца в щеку.
  Мужчина поднял брови и внимательно посмотрел на королеву, но потом у него на губах появилась легкая улыбка, и он склонился к девушке, легко коснувшись ее губ, он отстранился и выжидающе на нее посмотрел. Реакция не заставила себя ждать, щечки девушки приобрели характерный цвет смущения, и она часто-часто задышала, так, будто ей не хватает воздуха.
  - Извините,- прошептала она, вставая на ватные ноги, слегка качаясь, но изо всех сил пытаясь взять себя в руки.
  - Ну, что вы?! Моей королеве не стоит извиняться. Ведь любое ее желание закон для меня.
  - Да, да! Я пойду,- не слушая, ответила Елена, отойдя от первого шока и взяв в руки юбки, побежала, во дворец, не оборачиваясь. А он, стоял и смотрел ей вслед, с мечтательной улыбкой, облокотившись на стенку беседки.
  ***
  - Что же я наделала? А если об этом узнает муж? Какова будет его реакция? Разозлиться ли, или же спокойно отнесется, дав волю делать все что вздумается, лишь бы ему не мешала?- металась в размышлениях Елена, сминая в руках маленькую подушечку. После 'встречи с мечтой' прошло уже много времени, и Сияющая уходила на отдых, а девушка все причитала, кусая ногти. Она сегодня почти ничего не съела за день, да и после всех переживаний есть, и не хотелось. И чтобы успокоиться, она раскрыла ладонь, на которой появились капли воды, под ее сосредоточенным взглядом капли начали собираться в центре ладошки, образуя маленькую лужицу. Елена взмахнула кистью руки, и мелкие брызги окропили всю комнату. По стенам, переливаясь голубым серебром, текли ручейки. Для них не существовало никаких физических законов. Королева меняла жесты, и на стене вырисовывались одноцветные картинки, но, не смотря на это, они были наполнены жизнью. А игра света от восходящей Таинственной Луны и заходящей Сияющей звезды, которые встречались на небосклоне в вечерний час, насыщали картину недостающими красками. Вдоволь наигравшись, Елена легла спать. Но уснуть не получалось. За окном мерещились тени, что было довольно таки странно, учитывая высоту на которой они были расположены. Да и деревьев за окном не было, их выкорчевали еще лет тридцать назад, дабы обезопасить венценосных особ, их гостей и других жителей дворца. Скрипнула дверь. Елена зажмурилась и старалась дышать ровно. Но сердце стучало в бешеном ритме. Плеча коснулась рука, теплая, сильная, но такая нежная. Елена дернулась от неожиданности.
  - Ты не спишь?- спросил знакомый голос.
  - Нет,- она распахнула черное кружево ресниц.
  - Так даже лучше... наверное,- сказал человек из беседки.
  - Для кого?- она не могла отвести взгляд от губ, которые недавно сорвали ее первый поцелуй.
  - Для нас...- он посмотрел, так нежно, но взгляд не задержал, опустил. Елене стало тревожно: 'Неужели он задумал что-то плохое? Но в этот момент мужчина вновь поймал ее взгляд, и карие глаза взяли в плен королеву, теперь в карамельном взгляде была не только нежность, но и страсть. 'Как же приятно находиться в этом сладком, тягучем плену!'- думала девушка. Мужчина приблизился в плотную, и поцеловал. Но не так, как это было в саду. Тот поцелуй был невинным, этот же звал, манил, соблазнял, призывая страсть и нежность. От него у Елены кружилась голова. Ей было хорошо, и страшно одновременно. Тело ее не слушалось, руки самовольно обвили шею молодого человека. В ответ он притянул сидящую на постели девушку за талию и пересадил на колени, не отрываясь от губ. Он ласкал кожу руками, не переставая целовать, и только добившись еле слышного стона сорвавшегося с алых припухших губ, он стал ласкать губами, шею, грудь. Покрывая каждую клеточку тела поцелуями. Она отзывалась с такой легкостью, будто знала его всю жизнь. Выгибалась на встречу, его ласке. Каждый поцелуй отзывался на коже приятным маленьким пламенем. Кожа вспыхивала под его губами, а как только он отрывался от нее, становилось холодно и зябко, и она ждала продолжения с нетерпением. И он не заставил себя ждать, аккуратно уложив Елену на простыни, он аккуратно развел ей ноги коленом и вошел в нее. Замер, дождавшись, пока она успокоится и расслабится он начал двигаться медленно, постепенно набирая темп. Внутри тела молодой женщины разлилось долгожданное тепло, а руки все так же, не слушаясь, ласкали незнакомца. Ей было все равно, что о ней подумают. Сейчас ей было хорошо. Хорошо до невозможности, до безумия. Ведь только безумная могла такое себе позволить, не думая о последствиях. В какой-то момент взорвалась вселенная, сопровождаемая ее криком, вырвавшимся из груди. Свет далеких звезд и планет постепенно померк, и перед глазами вновь показалась спальня. Мужчина смотрел на Елену нежно, как на ребенка, от этого ей стало обидно. Сначала получил, что хотел, а что теперь? От обиды она зло зашипела ему в лицо:
  - Убирайся!- но незнакомец не дрогнул, лишь бровь чуть приподнял. Долго смотрел изучающим взглядом, а затем промолвил:
  - Давай спать,- вот так у него все просто, а что теперь делать ей? И как это спать? Вообще как это все понимать. Она не знает. Пока в ее голове бушевал ураган непрошенных и не очень приятных мыслей, он сгреб ее в охапку. Обнял и уснул. А вот ей сон не шел. Ей было хорошо с ним, в его руках она чувствовала себя защищенной. Но как теперь защитить его, от глупого ненавистного мужа-мага? Аккуратно стараясь не будить спящего мужчину, королева встала, накинула халат и двинулась из покоев. Стремительно шагая по коридору, она обдумывала предстоящий разговор с ее благоверным супругом. 'Вот что я могу ему сказать? - Извини, но так получилось, я стала женщиной, но он не хотел. В смысле хотел, но не специально. Только не убивай его. Можешь делать со мной все что захочешь, но его не тронь! Бред! Бред! Бред!' Подойдя к высоким массивным дверям, она замерла, не решаясь войти. Стучать в комнату мужа было бы странно. Но если вспомнить, единственный и не очень удачный раз, когда она решила навестить Джастина и не постучала. То может лучше не искушать судьбу, и стукнуть пару раз? От нее же не убудет? Или убудет? Конечно же, убудет! Я королева! А должна стучаться, когда благоверный с любовницами развлекается? Да это они должны, драпать от нее, а не зубы скалить. Жена я или кто? Совладав с собой и набравшись смелости, Елена толкнула двери, они оказались не заперты. Она прошла чуть вперед, подождала, пока глаза привыкнут к темноте, и стала вглядываться в местное пространство. С прошлого раза ничего не изменилось, посреди комнаты все так же стояла кровать с балдахином. Елена двинулась к ней. Но... постель оказалась не расправлена. 'И где этот похотливый самец носиться, опять? Вот, теперь я точно ничего не обязана ему объяснять!' - гневно думала королева и устремилась на выход из покоев короля. Внезапно зажегся свет, но она этого не заметила в раздумьях, затормозила, только тогда, когда наткнулась на что-то плотное и теплое. И голое. Это была грудь. Его грудь. Незнакомца в смысле. Переспала и даже имени не знаю, дожилась! Он стоял в проеме дверей и выжидающе смотрел на меня.
  - Что ты здесь делаешь? Дорогая?- и это он мне? Нет, ну наглый тип! Получил, что хотел, и думает, что теперь властен надо мной. Надо мальчика на место поставить! А то не хорошо как-то получается!
  - Я-то понятно что, а вот что здесь делаешь ты?!- ответила я.
  - Кому понятно? Тебе? Лично мне, нет! Прошу объяснений! И я пришел за тобой!- с ноткой горечи ответили мне. Ну, да отдалась ему и сбежала после всего. Конечно же, это, скорее всего, обидит мужчину, заденет его самолюбие. Как я раньше об этом не подумала?!
  - Каких объяснений ты от меня ждешь? Я не должна перед тобой отчитываться!- мужчина немного все же нервировал своим видом, стоит тут...
  - Уже ни каких...- и он оказался так близко. Его губы обожгли, руки принялись ласкать мое тело. И я даже не поняла, но мы как-то оказались на постели. Причем, это была постель моего мужа! Мне было хорошо. А когда-то была такой милой, доброй девочкой! Но он все хорошее убил во мне. Теперь пусть пожинает плоды своих творений. Я даже забыла, что меня по этому поводу совесть терзать потом будет. Я руками сминала шелковую простынь. А незнакомец... он любил меня, но не так как в первый раз, со всей страстью, с каким-то звериным желанием. А я, медленно и верно таяла в его руках. Отдавалась на встречу с легкостью, становилась с ним одним целым. Но тут случилось страшное и прекрасное одновременно. Я достигнув пика, изогнулась и закричала, а из рук сама собой полилась моя энергия. Магия ли? Этого я не знала. Но это нечто переполняло меня, и когда я не смогла ее сдержать, она рванула наружу, раскрашивая все голубовато-серебристыми узорами. И тут к моим узорам, прибавилась еще одна краска, она слилась с моими ручейками и теперь они хаотично вспыхивали красными язычками пламени. Было умопомрачительно красиво. Оставался лишь один вопрос. Кто? Я повернулась к мужчине, он оставался спокойным, но таким довольным.
  - ТЫ!!!???- вырвалось у меня. Он понял мой возглас по-своему. Наверное, к счастью. Не объяснять же ему все мои планы мести, которые он же и разбил с большим треском.
  - И ты!- воскликнул он, радостно. - Я думал, ты знаешь, что я маг. Но вот что ты, тоже, для меня большая новость, но приятная,- сказал он полу задумчиво, я же задохнулась от возмущения.
  - Вот и познакомились!- буркнула себе под нос.
  - Что прости?
  - Ничего!- практически прошипела я, держалась, как могла, честно. Это же надо было до такого додуматься. Изменить мужу с ним же! Отомстила, блин! Подала себя на блюдечке с голубой каемочкой. Слава Пресветлой, он ничего не понял. Джас взял меня в охапку и уснул сном младенца. Я немного поелозила в кругу его рук. Найдя нужное положение, все же отправилась в глубокие сны.
  ***
  Начало нового дня не предвещало мне ничего плохого. Проснулась я довольно таки поздно. Муженька рядом не было. Да и не хотелось мне его видеть. После того как он обошелся со мной! Он все время рушит мои планы!!! Мне точно нужен опытный друг и старший советник! Эван! Я иду к тебе! Я встала, привела себя в порядок. Заплела тугую косу, надела черный дорожный костюм, шляпку и рванула из дворца. На встречу судьбе. А вообще на встречу с человеком, который мог посоветовать хоть что-нибудь путное. Я же ни чего умного и изощренного придумать не могу. В конюшне мне оседлали мою лошадку Малышку. И я двинулась на уже относительно знакомую мне улицу ФорЛем. Был полдень, и в данное время суток, передвигаться здесь, относительно безопасно. В конце улице, обособленно от других строений, стоял особнячок мрачной наружности. Здесь и обитал добрый старичок некромант. Я спустилась на землю и передала лошадь конюху Эвана. Подъезжала я с заднего двора. Поэтому даже случайные прохожие не знали, куда я свернула. Зато на заднем дворе, первое, что встречается на пути конюшня. Поэтому за Малышку я теперь была спокойна. И покормят и напоят. Я двинулась к крыльцу. Старый дом был большим и старомодным. А еще он пах сыростью и промозглостью. Всегда, в этом месте я чувствовала озноб, дрожь. Да еще какие то не очень хорошие и правильные ощущения присутствовали.
  - Элен,- радушно начал хозяин дома, встречая меня на входе. Он почему-то вопреки всему всегда называл меня этим созвучным с моим именем. Я не знала его истории. Вернее ее знали все, но только то, что он сам рассказывал. Поэтому когда он переиначивал мое имя, я представляла его далеким иностранцем, которому трудно привыкнуть к местному диалекту. Ну, или какие еще могут быть причуды у иностранцев?
  - Здравствуйте, дядя Эван!- если, честно, моей радости не было предела, ведь я могла и не застать его дома, ведь не предупреждала о своем визите. А поймать его на одном месте не просто. Единственное, что меня удивляет, это, как при своем образе жизни, он не скинул свои килограммы!
  - Проходи, милая, я рад, что ты не забываешь старика, даже не смотря на то что теперь у тебя появился муж и новые заботы, передающиеся с титулом королевы!- Заботы, обязанности - я о них и забыла, вообще. Напрочь.
  - Об этом я и хотела поговорить,- сказала я серьезно.
  - О заботах?- удивился мужчина.
  - О муже,- в его глазах застыло непонимание, но ненадолго. Он вял себя в руки и предложил:
  - Тогда пройдем в кабинет,- я лишь кивнула.
  В старом, я бы даже сказала ветхом доме. Было тепло, но затхлость все же витала в воздухе, омрачая все представление о доме и хозяине в целом. Но не думаю, что кто-то решался высказать свое мнение хозяину. Во всяком случае, думать именно так у меня было две причины. Причина первая: Эван мало кому доверял, а это значит, гостей в его доме бывало не много, и только те, кому он не то что бы доверял, но дозволял находиться близко, не опасаясь ничего. Хотя чего он опасался было не понятно! Вторая же причина, самая банальная: Ну не прилично это и все! Мы прошли коридор, и поднялись вверх по винтовой скрипучей лестнице. Была бы лестница длиннее, и можно было подумать, что попал в старинный замок с добрым волшебником. Пройдя еще по одному коридору, мы оказались перед дверью в кабинет. А у меня появился вопрос, а живет то он где? Где спальни? Гостиная? Столовая? Одни коридоры. Или может это мне так почудилось, или я просто не внимательная?
  - Проходи,- бросил некромант, распахивая передо мной железную дверь. Не кабинет, а сокровищница прям! В кабинете было уютно: стол большой, рабочий, на нем принадлежности для письма, какие-то листы и склянки из стекла, заполненные разноцветными жидкостями. Возле стола пара стульев. На стенке полка с книгами. Кабинет маленький, все это не богатое убранство освещают лучи, льющиеся из одного единственного не большого оконца, на котором даже штор нет. Не кабинет, а лаборатория какая-то.
  - Присаживайся,- указал он мне на стул напротив стола.
  - Спасибо,- сам он прошел к себе за стол, сел и выжидающе посмотрел на меня. А я даже не знаю, что со мной произошло, но я просто не благородно разревелась. Я плакала и плакала, изливая душу, вроде бы и знакомому, но все же далеко не близкому человеку, но откуда-то я знала, что он не окажет. Он подошел, обнял так по отечески, и начал успокаивающе гладить меня по голове. Я всхлипывала еще долго, а он терпеливо успокаивал, практически ничего не говоря. И я успокоилась. Теперь уже я смотрела на него выжидающе, красными глазами.
  - Ты хочешь убить мужа, или сделать так, чтобы он мучился до конца жизни?- спросил он, недолго подумав, после моих слов. Если быть до конца честной перед собой, то сначала я хотела выкрикнуть 'Убить', но подумав, я произнесла, иное:
  - Мучился,- Эван кивнул, и задумался.
  - Я не смогу, вот так сразу, предложить тебе, что-то весомое, он же маг. Его не так легко обмануть, милая. Убить было проще. Но я помогу тебе. Позже я сам найду тебя, когда все будет готово. Пока же, не ищи со мной встречи, чтобы не навлечь на себя и меня беду. Не нужно чтобы нас подозревали.
  - Что же мне сейчас делать?
  - Ничего. Принимай его. Влюби в себя. Не подавай повода, чтобы он не думал о тебе плохо, чтобы не смог ничего заподозрить. Ты же умная девочка, должна понимать, что я ооочень подставлюсь, если ты вдруг взбрыкнешь перед ним. Так, что... Будь хорошей девочкой Элен,- меня передернуло от его слов, но я понимала он был прав, во всем. Более не разговаривая, я встала и отправилась домой.
  Забрав довольную и сытую Малышку из-под опеки конюха, мы двинулись по направлению к дому. Я решила прогуляться, денек выдался погожий. Грех, не пройтись пешком. Я шла, а моя кобылка мелкой трусцой передвигалась рядом. Просто шла, рассматривая пейзаж, невысокие дома, ребятню, играющую возле дворов. И думала, а стоят ли все его мучения и страдания кои я хочу ему принести, того что пережила я? Я никогда не была мстительной натурой, но меня никогда ни кто и не обижал, не унижал. Я была на него зла, но сегодняшняя ночь что-то во мне изменила, и тогда в саду... Мне же было хорошо. Может и правда не нужно ничего делать. И попробовать все сначала? Вот, так со своими противоречивыми мыслями мы с моей любимицей и вернулись во дворец. Я оставила ее на попечение Рику (это наш младший конюх) и поспешила к себе. Единственное, что меня немного напрягло, так это то, что в конюшне была толпа людей и все они о чем-то 'митинговали' в центре стоял Фил (он же старший конюх) и успокаивал взбудораженных людей. Я не стала прислушиваться, еще чего не хватало, прислушиваться к воплям слуг. И побрела, уже точно для себя решив, что завтра снова встречусь с Эваном и все отменю.
  - Ваше Величество!!!?- окрикнул меня кто-то из толпы. Я остановилась, обернулась. Ко мне быстрым шагом, поджав губы, спешил Фил.
  - Ваше Величество, его Величество, король, ваш муж...- и тут он замялся, а мне в сердце скользкой гремучей змеей вползла тревога.
  - Что? Что мой муж?- не стерпела я, его вид не сулил ни чего хорошего. И гремучая змея, начала 'трещать' хвостом, да так, что в голове зашумело, а у меня подкосились ноги, от не хорошего предчувствия. Но я устояла, и посмотрела выжидающе на конюха.
  - Он...он,- замямли ли в ответ.
  - Да, что он!?- заорала я, сама от себя такого не ожидая.
  - Он был на прогулке, ну, на своем, вороном. Там что-то произошло. И вороной сбросил седока. А король, он... он...
  - Что он?
  - Его парализовало,- ответили мне, и поспешили удалиться, народ тоже начал потихоньку расходиться. А я стояла, и думала, неужели, так быстро старый некромант, успел привести МОЙ приговор в исполнение. Не этого не может быть, это не правда! И я рванула с места, что было сил, опомнилась, что не знаю где мне искать мужа. Подбежала, к какой-то служанке и начала ее трясти, спрашивая, если так можно назвать простым вопросом, мои невнятные крики, о его местонахождении. Но я таки добилась ответа, правда не от той, которую трясла. Ответ пришел от Фила который пытался оторвать от моих цепких ледяных пальцев женщину. Он сказал, что он в своих покоях и его уже осмотрели лекари. И я поспешила. Я бежала, так, как никогда в жизни не бегала. Но глаза все время застилали слезы. Я спотыкалась, раз даже упала, но встала и рванула дальше. И вот я стою, возле дверей в его покои. И очень боюсь их открывать. Сегодня ночью, не боялась, а сейчас боюсь. Пресветлая, какая же я глупая дурра, что так с ним поступила. Страшно было от всего, от неизвестности, от его реакции, от моей реакции. Что я могу сейчас для него сделать? Но я даже не могла представить, что увижу, когда зайду к нему. Я увидела, раздавленного, убитого горем мужчину, который плакал. Молча, плакал, отвернувшись от меня в сторону окна. Я тоже молчала. Я не знала, что сказать и как утешить его. А нужно ли ему мое утешение? Не унизит ли оно его? Я не понимала ничего. Я хотела подойти обнять, прижать к себе, но побоялась. Побоялась, что смогу навредить, не осторожным движением. Все-таки сначала нужно было увидеть лекарей. Так ничего не сказав, я пошла на поиски, тех самых лекарей. Но наткнулась на задумчивый серьезный взгляд некроманта. Он ожидал меня, при моем появлении он оживился и попросил о приватном разговоре. А в голове всплыли слова '...я помогу тебе. Позже я сам найду тебя, когда все будет готово...' Меня передернуло от этой мысли, но скорее всего, нужно вначале все прояснить? Я и так бы натворила много дел, если бы моим любовником не оказался мой муж. Не буду больше рубить с горяча. Во всяком случае, буду стараться. Мы прошли в кабинет Джастина. Наверное, стоило привыкать, ведь теперь большая часть обязанностей падет на мои плечи. Кабинет мужа был дорого обставлен, но всего было по минимуму. Пара удобных кресел, стол, шкаф, ну и всякие мелочи. Теперь я восседала за столом, а Эван исполнял роль гостя, устроившись в кресле напротив.
  - Элен, это не я!- сказал мужчина с мученическим выражением на лице.
  - А кто? Я ничего не понимаю! Я запуталась!- истерика настигла меня. А я уже было подумала, что я черствая, бессердечная гадина.
  - Я не знаю, девочка моя! Я не собирался делать ничего подобного, ожидая, что ты все же поладишь с мужем, и изменишь свое решение.
  - Но что... что же тогда случилось?- недоумевала я.
  - Наши желания...
  - Что желания?- встрепенулась я.
  - Понимаешь, Элен, мир устроен по особым законам бытия, и не все нам ведомо, и дано понять. Но одно я знаю точно: Нужно бояться своих желаний, особенно плохих, они могут исполниться!- сказал и пошел, с какой-то непонятной улыбкой на губах, хотя может мне и показалось. Одно было ясно точно, все-таки виновата я! Хоть это и недоказуемо. Теперь уже рыдала в голос от бессилия. Срывала шторы, смахнула все со стола, выкидывала, разворошила все, что имелось в шкафу. Мне было плохо от осознания, того что я творила с ним. Или хотела вытворить. Уже не важно! Только сейчас я поняла, что я потеряла. Будет ли теперь мой муж так же беспечно улыбаться? Или слезы не высохнут и не оставят в покое МОЕГО короля?
  ***
  Растаяли свечи, неприятный запах жженого воска заполнил кабинет. В голове было мутно и больно, слезы все еще стояли в глазах. Лицо опухло и раскраснелось. На кого я похожа? Сейчас я не имею право на слабость, я должна быть сильной. Ради королевства, ради людей преданных королю и королеве. Ради него... Как же не во время, папа, ты отошел от дел, и уехал странствовать по миру в поисках непонятно чего. Что я должна делать? Ни в политике, ни в правлении королевством я ничего не смыслю. Как мне быть? И Джас... он прекрасно дал понять, что не очень хочет меня видеть, а я была бы очень рада, если бы он меня хотя бы направлял! У меня и раньше-то ничего не было, а теперь я лишилась всего, даже не распробовав это все на вкус! Пресветлая, неужели я такая эгоистка?! Одинокий дождик барабанил за окном, оплакивая мою судьбу вместе со мной! Ну, хоть кто-то мне сочувствует! Сиди, не сиди, реви, не реви, ничего не измениться. Я не одна, он меня любит, а вдруг Джастин без меня страдает не меньше? Он заплакал, отвернулся, но и я хороша, ушла, даже ничего не сказав. Предала? Возможно, так это и выглядело! Я не знаю, что будет, но можно попробовать сначала. Я не должна его оставлять, это убьет его! И я встала, полная решимости и побрела умываться. Мой муж не должен видеть меня в таком виде.
  Привести себя в порядок много труда не составило, и много времени не заняло. День подходил к своему логическому завершению, плавно перетекая в сумерки, а из них в ночь. Я надела свое простое легкое платье с тонкими бретельками. Голубое чуть ниже колена платьице, одно из моих любимых. Я не люблю всех этих вычурных пестрых нарядов с кучей юбок и давящими корсетами. А это чуть приталенное, свободное, но не балахон. Может не красиво, и соответствует моде, но такое родное и удобное. Волосы я собрала в хвост, заколов оный заколкой с белым маленьким бантиком с голубой каемочкой. Еще раз, подойдя к двери в плотную, я постояла, собираясь с духом и шагнула. По коридору старалась идти быстро, чтобы не передумать, и подлетев к покоям мужа, я даже не удосужилась постучаться, просто влетела и остолбенела. Склонившись к моему мужу, стояла женщина, молодая и привлекательная. Старше меня, но не думаю, что на много. Она гладила его волнистые пряди, а мое сердце снова разрывалось от боли. Я уже собралась уйти, как на меня все же обратили внимание.
  - Елена, ты, наверное, хотела побыть с Джасом?!- как меня убивало это ее непринужденное 'Джас'. Как будто они всю жизнь знакомы, и она имеет на него права.
  - Нет, что вы! Наслаждайтесь общением!- психанула я!
  - Что не так, Ваше Величество?- донесся незнакомый мужской голос откуда-то сбоку. Я обернулась и увидела лорда, если быть точнее 'Карающего рыцаря'. Я, недоумевая, уставилась на него, он на меня, но молчание нарушил все же он:
  - Капитан отряда 'Карающих' лорд Ланс Трайвуд,- представился серебряный рыцарь.
  - А я мать Джаса, меня зовут Катти, просто Катти,- в свою очередь представилась женщина. Все-таки мои догадки хоть в чем-то верны, они действительно знакомы всю жизнь!
  - Тогда, для вас я просто Елена,- ответила, а моя тупая ревность начала отпускать.
  - Мы с Лансом, вас оставим, думаю вам нужно поговорить,- и они двинулись к входу из комнаты.
   Разговор не клеился. Джас сжимал и разжимал кулаки, казалось он вообще не рад моему визиту. Он старался не разговаривать и не смотрел на меня, я уже собралась уходить, как вдруг:
  - Это сделала ты?!- и меня пронзил взгляд полный ненависти.
  - Что я?- недоумевала я.
  - Это ты меня парализуешь?- сказать, что я была в шоке после этих слов, это не сказать ничего.
  -В смысле?
  - Я знаю, что ко мне применяется сильная магия, которая парализует мое тело. Но паралич не простой, пока я слаб- магия тоже не повышается. И если я начинаю ее использовать, то она будто высасывает из меня остатки жизни, но в свою очередь конечности начинают функционировать. Не двигаются пока только ноги,- и король посмотрел выжидающе.
  - Так это же хорошо! Потрать еще немного магии, и ты полностью восстановишься!- воскликнула, и на меня посмотрели как, на полоумную.
  - Есть одно но! Если я израсходую еще немного магии, я сам лишу себя жизни, ведь блокировка стоит на ее самовосстановление. А без нее я умру. Так же как все девочки в нашем роду. Без магии или магической подпитки, мы не выживаем!- мне стало страшно за него, но должен же быть какой-то выход! О чем я ему и сказала.
  - Выход есть, ты должна стать этой подпиткой. Почему у тебя есть магия непонятно. Но если все же не ты хотела устранить меня, то кто?
  - Я знаю только одного мага,- пискнула я. Теперь я уже боялась собственного мужа. Физически он был слаб и немощен, но от него исходила какая-то неведомая власть, что я даже не смела ему противоречить. Хоть и было интересно, а чем грозит мне это 'донорство'.
  - И кто же это и какова его магия?
  - Старый Эван, он называет свою магию некромантией, но никто точно не знает, что это за магия,- сказала я.
  - Что за Эван?- прямо, как на допросе.
  - Эван Танорс, титула не имеет, служил при дворе моего отца, когда в нашем королевстве начали плодиться твари, которые некромант окрестил нежитью,- чувствую себя секретарем.
  - Да, жаль что сбежавшие с Мратоса предки не оставили ни каких знаний, о других видах магии.
  - Предки, но у тебя же сбежал только прапрадед!?
  - Я думаю, кто-то из твоих родственников, тоже был беженцем или же беглянкой,- я не узнавала своего мужа, того нежного и чувственного мужчину, который сжигал меня в своих объятиях. Он был холодный, расчетливый. Его взгляд пробирал до дрожи, заглядывая в самую глубь сознания. Перебирал, как струны ниточки души. Хотелось отвлечься, но не это было главным, важнее было узнать о подпитке.
  - Что нужно сделать, чтобы наладить эту связь между нами?
  - Один из моих прадедов, мог подпитывать магией свое потомство, описание обряда и последующих действий есть в моем доме на ФорЛем,- я все больше удивляюсь, я действительно ничего не знаю о муже и правителе моего родного королевства. Сможешь отправиться туда и достать рукопись? Как попасть в лабораторию, я подробно расскажу, милый сменил гнев на милость? Просит, а не приказывает? Я согласно кивнула.
  - И еще, позови Фила, он понадобиться,- попросил Джастин,- и еще раз взглянула на мужа и ушла.
  После обеда я уже ехала в закрытой карете по той самой злосчастной улице, и каково же было мое удивление увидеть знакомый домик, тот самый в котором я провела три дня, когда приходила в себя. Так это мой муж спас меня в ту ночь, и это он обеспечил мне уход и заботу. Но моей целью был не сам дом, а заброшенная с виду постройка на задворье. Я прошла по заросшей тропинке за дом и нашла старый сарай. В сарае было не приято. По углам висела паутина, доски были прогнившими и пахли затхлостью и плесенью. На полу валялся всякий хлам. Я прошла в середину помещения и начала разгребать ногами рухлядь, под ней обнаружилась крышка. Крышка тоже прочностью и новизной не отличалась, имела железное кольцо, которое я потянула, и крышка легко поддалась вверх.
  Под дверцей оказалась добротная массивная лестница, ведущая вниз. Я зажгла свечу, которую прихватила с собой заранее и спустилась. В подземелье не было коридоров и необычных лазов, оказалась я сразу в небольшой комнатке с книгами, письмами, банками, склянками. В общем, чего здесь только не было! И в отличие от наземной части сего пристанища, было сухо и чисто. На стенах висели стеклянные лампадки с тремя встроенными свечами в середине оных. Но чтобы разыскать рукопись, хватит и моей одной. Я прошла к столу, как и говорил Джас. Выдвинув средний ящик, нажала на рычажок и задвинула ящик обратно. На стене показалась небольшая трещина. К ней я и направилась. Из трещины виднелись листы, я потянула за них и вот, так легко я добыла, то, что нам жизненно необходимо! Оставалось дело за малым.
  В течение двух суток, я не вылезала из покоев возлюбленного - мы изучали труды предков. С одной стороны, казалось, что все совершенно просто! И действительно! Проводишь обряд, закрепляющий подпитываемые нити магии и все. Но с другой стороны, наша магия, является полной противоположностью друг другу. Не отвергнет ли его горячая сила мою чужеродную энергию! Через двое суток дискуссий, прений и препирательств, я не выдержала и уснула! А проснувшись, обнаружила, что человек, которого я полюбила, как минимум трижды, можно сказать: решил уйти из жизни. Он выпускал магию. На самом деле это было красиво и завораживающе, я даже не сразу спросонья сообразила, что он творит. Он просто не оставил мне выбора. Решил все сам! И если я срочно не проведу обряд, то потеряю его навсегда. А так у нас есть еще шанс на счастье. Призрачный, тонкий, как нить паутинки, но есть. И именно на него он рассчитывает. Я не стала выяснять отношения. Ведь с последней каплей силы Джас умрет, а до того момента, пока она в нем, ничего делать нельзя. Нужно уловить момент, когда все потратит, но еще будет жив! И это страшно! Как понять, когда наступит это 'КОГДА'! Делать нечего остается только ждать! А тем, временем огонь струится, искрится. И так тепло становиться, легко. Это почти гипнотическое зрелище, от которого нельзя оторвать глаз. Есть только желание наслаждаться переходами цветов от желтого до ярко красного, а от него, к насыщенному, фиолетовому. Последние вспышки огня рассыпались искрами в могильной тишине, и я начала свое действо. Соприкасаясь с 'пустым' телом-сосудом для новой жизни, магии. Нужно медленно и аккуратно наполнить его силой. Закрепить пути входа магическими заклинаниями и опять ждать! Ждать ни на что не надеясь... И рыдать в голос, как можно громче и быть может он услышит и очнется!? Не замужество, а что-то с чем-то! Ноя все равно его люблю! Люблю, как спасителя жизни своей. Ведь это он меня спас и выходил и магией вылечил! Люблю, как нежного обольстителя, который однажды повстречался в беседке в саду. Люблю... О, Богиня, я очень его люблю! Не отбирай у меня его, не оставляй меня одну, я тебя умоляю! Он не приходил в себя. Дыхание остановилось, сердцебиения тоже слышно не было. И тогда, я начала его бить, лупить со всей силы! В грудь, в живот, а не важно! Мен оттаскивали слуги, а я билась в истерике, и даже кого-то из них хорошо приложила по голове! Начались приготовления к похоронам. Я плакала, и, свалив все на слуг и управляющих, ревела над рукописями, пытаясь найти, хоть что-то! Но, я лишь залила листы слезами, и размазала чернила. Меня все жалели, соболезновали, но не этого я хотела! Я просто хотела любить! И тут в двери вошел он:
  - Здравстуй, Элен!- заговорил гость.
  - Здравствуй, извини, но я не хочу ни кого видеть, давай поговорим и я выслушаю соболезнования как-нибудь в другой раз!- сказала и продолжила оплакивать мужа и свою никчемную жизнь.
  - Нет, милая, ты должна сейчас подписать бумаги, а потом реви, сколько твоей душеньке угодно!- схватил меня за руку Эван и почти вывернул ее. Я вскрикнула от боли, но схватку он не ослабил.
  - Какие бумаги? Что вам нужно?
  - У нас есть два варианта, ты выходишь за меня замуж и рожаешь мне наследника-это первый...,- нет, как то вот рожать не очень хочется, да и не должна я ничего этому 'милому' старичку!
  - А второй?- не, ну интересно, на что хватило его бурной фантазии.
  - Ты отрекаешься пользу меня от трона, и тогда мне не придется принуждать тебя к близости,- я поперхнулась от его улыбки на губах.
  - Как это!? Что вы вообще себе позволяете?- но он не слушал меня, а продолжал улыбаясь смотреть на меня и говорить:
  - Но это только при условии, что ты еще не беременна от этого выродка Джаса. В этом случае я убью либо его наследника, либо вас обоих! Но, конечно же, только после 'добровольного' подписания всех документов, передачи королевских регалий и наконец, моего восхождения на трон, а до этого нам будет, чем заняться! Поверь, удовольствие от моего опыта ты получишь, по своей воле или нет, решать уже тебе!- это меня только, что к 'постели' приговорили? Нет, так не пойдет герой-любовник! Лучше умереть!
  - Не дергайся, нежная моя! Я всего лишь возьму то, что хочу!- и этот старый урод потянулся ко мне губами, заломленную руку, металлическим приспособлением пристегнул к спинке кровати, а сам почти всем своим немалым весом навалился на меня и стал шарить руками по моим одеждам, пытаясь задрать вверх юбки платья из черного атласа. Они все время скользили обратно, не давая Эвану, осуществить задуманное. И казалось бы старик выдохнется и отстанет, уйдет. Да хотя бы отложит на потом. Но... тут его рука оказывается, на том самом, заветном, откровенном месте. Мир рушится. А старик чертыхнулся, встал и поплелся к двери:
  - Мы еще продолжим, когда я избавлюсь от наследничка!- мир точно сошел с ума! Или он всегда был таким, а я просто действительно не приспособлена для выживания в нем!?! И Эван скрылся за дверью. Я прислушалась, и собралась выйти, чтобы отдать приказ о заточении некроманта за предательство и покушения, как в дверь ворвалась старушка Эрен. Та самая, что скончалась, не так давно. Она двинулась ко мне, протянула руку и зашептала:
  - Скорее милая, идем, тебе угрожает опасность, я помогу тебе схорониться, на время, чего же ты раздумываешь, идем скорее или тебе проще лечь под этого грязного старика?- и она схватила меня под локоть и потянула на выход. А подумать было о чем! Во-первых, она умерла и она не приведение, вон как вцепилась, а во-вторых, ей-то это зачем? Ну, а в-третьих, я вроде бы королева и меня не ослушались бы мои же подданные. Но, тем, не менее, мы уже продвигались по старым переходам, о которых, как я думала, знает лишь королевская чета! Эрен, двигалась, на удивленнее, легко и быстро, для ее-то возраста! И вот, уже передо мной распахивается дверь, в ту самую странную комнату, на которую я натолкнулась, не так давно блуждая, здесь же, с целью вычислить внешность моего нареченного. Здесь ничего не изменилось, все та же гнетущая, мрачная обстановка. Затащив меня в комнату, Эрен поспешила скрыться. Я хотела ее задержать, и попыталась взять ее за руку, но ухватила лишь тонкий скрюченный палец, который и остался лежать у меня в руке. И тут мое сознание отказало мне! В прямом смысле. Я упала в обморок.
  ***
  Просыпалась я тяжело, голова гудела, в горле было сухо, да и в целом очень плохо мне было! Разлепив глаза, я осознала, что все произошедшее, не сон. Попыталась встать с пола, получилось, но только вышла новая неприятность, оказывается, я все это время провалялась в компании мерзкой костяшки, ходячего трупа! Палец свалился с юбок, как только я попыталась сесть. Ну, и на том спасибо! Подбежав к двери, обнаружила, что я заперта! Отлично! Хоть бы воды оставили, а то получается что в тюрьме лучше, чем в собственном дворце! Мои мысли точно кто подслушал, так как за дверью я услышала непонятное звяканье и скрежет. Притаившись около оной, стала ждать, пока откроется дверь. Не дождалась, неведомая мне сила 'отодвинула' меня в самый дальний угол комнаты. И в дверь вошел ОН Эван Таронс маг-некромант. А за ним ввалилась Эрен и еще двое справных мужчин.
  - Думала скрыться от меня? Глупая девчонка! Жаль, что мои 'детки' не забили тебя в ту ночь до смерти! А твой Джас, хорош! Не зря служил в отряде 'карающих'. Ведь это я создавал, ту нежить и подсказывал, как бороться с такими, как они. Как он бился за тебя! Жаль ты была без сознания! Ты многое пропустила! Доблестный рыцарь спасает свою королеву!- и захохотал противным скрипучим смехом, а мне так захотелось треснуть ему.
  - Если бы ты, дура, не рванула бежать из дворца, когда застала муженька с моей дочерью, все было бы по-другому. Его можно было бы привлечь за измену короне! В вашем брачном контракте оговаривается этот пункт насчет женишка! Это я на нем настоял! Твой батюшка доверял мне во всем, а тем более, когда дело касалось счастья его любимой дочурки Элен!- это он сейчас признание дает? Или ему просто выговориться не кому было?
  - Объясните, как ваша дочь смогла выжить? Ведь на подпитку нужно очень много энергии?! -неужели, я научилась думать, прежде, чем делать и говорить?
  - Это, да! На подпитку ушло много времени и сил, но результат стоил того! К тому же когда Филиции исполнилось двадцать, я убил ее. Нежитью и управлять легче и сил меньше отнимают!- ответили мне.
  - Филиция, это леди Филтон? Ей было двадцать, а почему же она выглядела старше?- нууу, с точки зрения женщины - это тоже очень важный вопрос!
  - И у смерти есть свои минусы,- вежливо улыбнулись мне!
  - А что же вы хотите сейчас?- интересно же, что со мной дальше будет, тем более, старик откровенничает, почему бы не воспользоваться моментом?
  - Избавиться от ваших с Джасом выродков и попросить тебя подписать бумаги! Конечно, можно еще себе наследников заделать, но боюсь, если снова будет дочь, то все мои старания пройдут зря!- старания у него зря пройдут, и в страшном сне такое не приснится, а наяву, пожалуйста!
  - Почему вы просто меня не убьете и не прикажете подписать нужные вам бумаги?
  - А тогда я должен был бы знать, точно то, как ты ставишь подписи, ведь я могу заложить программу в мертвяка, но не приказать сделать то, что он умел и делал при жизни. Со смертью память стирается! Иначе бы у меня получались не рабы, а враги!- оказывается человека нужно лишь спросить, даже мага. Вон, как хвалиться!
  - Эээ, а когда вы будете избавляться от ребенка, я беременна, ведь так?
  - А сейчас и будем! И не переживай скоро уже не будешь!- 'обрадовали' меня.
  - Хватайте эту и тащите ее на стол!- это уже не мне, раздавал указания маг, тыча пальцем, то на меня, то на тот самый стол! Хоть бы пыль смахнули! И о чем я думаю?! Два омбала рванули ко мне хорошей, и попытались схватить за руки, но не тут-то было! Я со всей силы зажмурилась и сжалась, а потом как шарахну их водой. И рванула к двери, по водяному мосту, которое удостоилось нарисовать мое скудное воображение, для спасения себя любимой и будущего ребенка!
  - Как это? Откуда?- запричитал маг, не ожидал дядя!?
  По коридорам я не бежала, я летела не жалея сил! Немного времени для форы у меня есть. Я все же додумалась поставить водяную стену в дверном проеме, заточив неприятную компанию внутри комнаты. Вот уже виден свет и... огонь, и я врезаюсь и падаю, опять падаю! Да что ж я такая не везучая! У меня нет, времени тут валяться, обо мне и ребенке позаботиться тоже некому! Неужели, Пресветлая, не любит, нас магов, потому что мы не из ее мира? Да, если и рассуждать, то какой я маг? Только, что и умею, картинки на стенах рисовать!
  - Малыш, ты в порядке?!- обеспокоенно спросил меня...Джас? Я среагировала моментально, долбанув ногой в лоб мужу, и стараясь собрать свою тушку в кучку. Знаю я уже этого поганого старикашку. - Скорее всего это гад Эван подстраховался и моего короля в мертвяшку обратил!
  - Ты чего дерешься?- вопрошали меня злые силы!
  - Я все знаю, и мертвечина меня не прельщает! Отвали!
  - Ты головой ударилась? Где болит?- ишь ты, какие задохлики заботливые у мага получаются! И руки ко мне протянул!
  - Убери руки, дохляк, а то оторву и выкину!- ну, не верю я, что это МОЙ муж! А он смотрит и ничего не понимает и мимика такая живая! Но я не поведусь, хватит!
  - Родная, солнышко мое! Успокойся! Давай поговорим! Я Джастин, твой муж и король.,- защебетал труп ласково и нежно!
  - Докажи, что ты мой муж?! Покажи магию?! У мертвяков ее же нет!
  - Так и у меня теперь ее нет!- ага! Вот он и попался!
  - У моего мужа была магия! Ты не он!
  - Я знаю, магия огня, но я свою магию истратил на восстановление тела, а твоя во мне не приживается, хорошо, что вообще не ушел в мир иной. Хотя не спорю, был на грани! Но твоя любовь, меня спасла и я могу чувствовать где ты, твои эмоции! Это все что позволяет мне наше объединение!
  - Хорошо, поешь, но я тебе не верю! Это все мог знать и Эван, может он, как то передает тебе информацию обо мне!- начала срываться я на крик, а из рук хлынул смерч! Надо смываться, можно и в прямом смысле слова, пока меня не догнали и с другой стороны и не зажали 'МЕЖДУ-МЕЖДУ'. И пустила, что было силы в сторону своего любимого, хоть и мертвого мужа. Смерч шел точно по направлению дохляшки, но в самый последний момент, разделился надвое, и прошел 'сторонами' от мужа. Я обалдела. А муж говорит:
  - вот, видишь, твоя магия не может действовать на сродную ей, а точнее саму же. Я твой муж! Ты моя жена! И не какой я, не дохляк! Хватит уже обзываться!- кажется, я кого-то обидела! Неужели, мертвые могут обижаться?!
  - Это некромант, на тебя охранку поставил!- не сдавалась я!
  - Где я провела три дня и три ночи, после того, как состоялась наша брачная церемония?- это мог знать, только Джастин! И я зажмурилась, ожидая ответа, я надеялась на верный. Мне очень хотелось, чтобы это действительно оказался Джастин Файер! Мой король, и просто мужчина, которому, я отдала свое сердце и себя без остатка! Меня обняли теплые руки, и еле касаясь дыханием, он произнес:
  - Ты была у меня дома. Этот дом я построил, когда еще служил в 'Карающих'. Тебя я принес туда, когда ты была без сознания! На тебя напали, и я не мог допустить, чтобы это повторилось! Поэтому придумал, эту сказку о том, что ты в храме!
  - Это ты!- завизжала я, и бросилась целовать ожившего мужа.
  - Нам нужно бежать, за мной гоняться, Эван хочет трон и власть, и уничтожить нас и нашего ребенка!- начала, я свой рассказ немного сумбурно!
  - Ничего он нам уже не сделает! Его наверняка, уже схватили ребята и ведут допрос. Ты сказала ребенка?- ну, наконец-то, спросил о важном!
  - Да! Эван сказал, что у нас будет маленький или маленькая! Представляешь?!
  ***
  Джас был очень рад новости, о малыше! Он буквально носил меня на руках, ни на миг не отпуская! В эти дни я была самой счастливой женщиной в мире! И было чему радоваться. Всех мертвяков умертвили. Правда, Эвану удалось сбежать, но думаю теперь он еще не скоро появиться! А у нас будет время встретить его подготовленными! Королевство процветало. Были заключены договора на торговлю со странами с соседних континентов, и не только. Была академия Теории и Практики Военного обучения. Директором академии стал лорд Ланс Трансвуд. Все было хорошо, но в один прекрасный момент, когда мне оставалось ходить до срока четыре недели. Джас испарился, растаял. Незнаю, как это описать. Мы кК обычно легли спать, а на утро он начал просвечиваться и так и не просыпаясь, исчез у меня на глазах. Я пыталась схватить его, удержать, но хватала лишь воздух. Плакать в тот день я не смогла. Ребенок попросился в мир. Внизу живота резануло болью. А потом были схватки, потуги и на свет явились два маленьких чуда. Я родила двойняшек мальчика и девочку. И не я подарила им жизнь, это они оживили меня. Ведь заботясь о своих крохах сама, без всяких нянек и кормилец, я забывала о пустоте образовавшейся в моем сердце из-за потери любимого человека.
  Эпилог
  Семь лет спустя.
  - Адэлика, солнышко, престань лупить брата! Ты же принцесса! И подумай, как старшая сестра, в какое положение ты ставишь будущего правителя!
  - Ну, мама, он первый начал!- ответила мне моя дочурка.
  - Но он же младше и к тому же мальчишка. Мальчишки все проказники,- пыталась я в который раз воззвать детей к порядку.
  - Я старше Эрика всего на пять минут,- надула губки Адэлика. Я встала со скамьи в саду и двинулась к дочери. Ее глаза стали похожи на монеты, а зрачки сильно увеличились и она прошептала:
  - Мама, только не пугайся, но там такое...,- я не слышала ни каких посторонних звуков, и не сразу поняла, что произошло, но когда я обернулась в ту сторону, куда теперь с жадным любопытством глядели дети, ахнула. Посреди сада, в полуметре над землей, светился необычный проем, возле которого стоя Джастин и подавал барышням, выходившим из необычных дверей руку, помогая спуститься. Я кинулась к детям и прижала их к себе, а в голове была только одна мысль ' Если это не сон, то мой муж кобель'! Дамочки закончились, и на меня наконец-то обратил свое внимание муженек!
  - Родная!- кинулся он ко мне.
  - Какая я тебе родная?! Кобель!- да, при детях о их отце, так выражаться не стоило, но чувства сильнее меня. Остановился, к чему-то присмотрелся и заговорил:
  - Знакомься, это моя пра-пра-тетушка Ингрит, это пра-пра-пра-бабушка Мэриам...,- так, мы где-то час знакомились с кучей женщин из рода Файеров. Родственницы гостили лишь до обеда, надолго отрываться от мира магии им не хотелось. Ведь переход на восстановление, был не очень приятным, в отличие от портала. Через год мы обещали их всех навестить. Кто знает, может и я найду своих родных. Потом Джастина было не оторвать от малышей. И все-таки в конце дня я удостоилась объяснений. А дело было вот в чем! Магическая связь с Мратосом у магов была настолько сильна, что оставаясь без силы, маги не умирали, их возвращал на родину Мратос. Там они находились полностью защищенными и востанавливались. Джасу не сразу удалось узнать, как можно вернуться на Трисур. Но все же ему это удалось. Дети были очень рады узнать, что их папа выжил. Адэлика показывала отцу огненные шары, а Эрик возводил стены и показывал маленькие смерчи. Магия Джаса тоже полностью к нему вернулась. И в свою очередь он удивлял детей, показывая им фейерверки и устраивая огненные представления. Гордости детей за их достижения, в такой науке, как магия не было предела. И я гордилась ими всеми. За то, что они именно такие, какие они есть. А муж... а что муж? Его я и раньше любила. Вот только сейчас люблю намного сильней. Ведь потерявши, всегда понимаешь, что именно ты теряешь!
  *** КОНЕЦ ***
  
Оценка: 4.25*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"