Богуцкий Дмитрий: другие произведения.

Двойное самоубийство в Ямагата

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старая японская история "о вещах не совсем обычных".

  Самурай под снегом [С гравюры Исая]
  
  Во времена правления сёгунов Токугава, случалось, многие влюбленные, безнадежно разъединенные обстоятельствами, совершали синдзю - взаимно кончали с собой. Власти, пытаясь остановить поветрие, выставляли тела влюбленных на позор, как казненных преступников. Выжившие и их семьи подвергались общему наказанию.
  И это не останавливало влюбленных, желающих объединиться, хотя бы в следующем воплощении...
  Удэо Такедзо, немолодой самурай, служивший в канцелярии провинциального клана в Ямагата, ранним зимним утром привез с собой в горы такого выжившего.
  Молодой человек по имени Итимон, хрупкий, чем-то похожий на девушку, старший сын из знатного рода. Был он поэтом - впечатлительным и неспокойным.
  Такедзо знал, что юноша пережил попытку повеситься и теперь прячет под одеждой след от петли на шее.
  Отец юноши - высокопоставленный приближенный сёгуна - купил сыну девственность девочки из веселого квартала, и хорошо воспитанный молодой человек с благодарностью принял отцовский подарок.
  Итимон прибыл в дом свиданий в назначенное время. Юная гейша исполняла изысканные мелодии на сямисэне и блестяще играла в пятистишия, чем поразила сердце молодого поэта. Когда пришло время возлечь, Итимон повел себя с девочкой нежно и осторожно.
  Утром она провожала его, не сдержав слез, - юноша покинул ее с тяжелым сердцем.
  Через несколько дней с другом поэта, посещавшим ее, девушка прислала Итимону пятистишие, начертанное кровью и шелковый платок, в нем был палец девушки, - крайнее доказательство ее чувства.
  Тронутый до глубины души благородством поступка, Итимон договорился о тайной встрече вне дома свиданий. Явившись в условленное место, он убедился в том, что их чувство взаимно и безнадежно глубоко.
  Не в силах преодолеть боль расставания, они повесились на одном поясе.
  Слуга из дома свиданий, приставленный к девушке, быстро сообразил, в чем дело. Ворвавшись внутрь, он перерезал пояс. Итимон еще не успел умереть, но для девушки все было уже кончено.
  Вмешалась стража - история получила огласку.
  Тело девушки власти неделю продержали на улице. К счастью, настала холодная погода. Так как девушка была сиротой, преследование в ее отношении на этом и закончилось.
  Друг Итимона, замешанный в передаче письма, унижено просил простить поэта. Влиятельный ценитель поэзии, почитавший Итимона наравне с Басё, также просил сёгуна за него.
  Отец Итимона в холодной ярости объяснил сыну, чем грозит семье его полное неблагодарности деяние, какое оружие врагам клана он дал, - пусть даже дело и замяли; и отослал сына с глаз долой. Итимона отправили в ссылку под надзор родственного клана, в горную Ямагату.
  Удэо Такедзо - служитель канцелярии, что означает цензорскую должность, - забрал Итимона из Эдо и препроводил к месту ссылки. За трехдневное путешествие они сошлись на почве любви к классической литературе.
  Прямо перед их появлением Ямагату засыпал снег. Итимон, покинув паланкин, увидел меж гор белую долину с заснеженными крышами:
  -Как нетронутый кистью лист бумаги, - произнес он, грея стынущие руки.
  В путешествии Итимон плохо спал. Ему снилась умершая девушка.
  Такедзо проводил Итимона к одинокому холодному святилищу - месту дальнейшего обитания ссыльного, где их встретила древняя, но крепкая служительница-мико.
  -Пожаловал? - неласково встретила мико Итимона. - Ну, пойдем. Разожгу тебе жаровню. Только думаю, от холода не отогреть твоих рук. Наполовину ты не здесь.
  -Вы так правы...- произнес юноша. Слабый голос его потерялся под темными крышами святилища.
  Такедзо окинул взором холодный заброшенный двор и поддался порыву. Пригласил молодого человека в свой дом скрасить одиночество прибытия и отужинать.
  Слабый свет озарил белое лицо Итимона:
  -Я так благодарен вам. Я обязательно появлюсь, Удэо-сан.
  Вечером он явился, одетый насколько возможно прилично, с двумя мечами, под зонтом, укрывавшим от снегопада.
  -Так много снега, - произнес Итимон, разуваясь и вступая в дом.
  Дочь хозяина приняла зонт и обувь гостя - унесла сушить.
  -Ее матушка почила, - предупредил гостя Такедзо. - В мое отсутствие она старшая в доме. Окими - радость моих седин.
  Ужиная, Итимон спросил:
  -Сегодня я поднимался на гору над храмом, там, на голой заснеженной вершине растет одинокая замерзшая сосна. Не связано ли с нею какого-нибудь кровавого и печального древнего предания?
  Хозяева не смогли вспомнить такого.
  -Как жаль, - горько вздохнул молодой человек. - Хорошо было бы его сложить. Это разнообразило бы окружающую меня пустоту...
  И сидел некоторое время с остановившимся взором...
  Утонченный молодой человек произвел неизгладимое впечатление на неискушенную девушку.
  С тех пор, Итимон иногда появлялся в доме Удэо.
  Молодой человек проводил время в прогулках по окрестным горам, его принимали в замке. Допустили в архив, где Итимон читал свитки; о некоторых он отзывался восторженно. В целом же ему нечем было себя занять. Юноша все глубже поружался в печаль: бледнел, худел, почти не спал из-за дурных снов. Такедзо надеялся, что юноше хватит сил дожить до весны. Дочь Такедзо баловала юношу детскими угощениями и старалась поддержать. Ее сердце обливалось кровью от того, что такой изысканный человек увядает...
  Итимон пятнал снежные склоны гор следами гэта, складывавшимися в трехстишия печального содержания. Все прохожие могли читать их, пока огромные иероглифы не засыпало следующим снегопадом.
  Случайно Такедзо узнал, что Итимон начал учить его юную дочь стихосложению и игре на сямисэне. Такедзо начал беспокоится, чему еще он собирается научить его дочь? Зачем старается придать ей сходство с погибшей девушкой?
  Тоска и кошмары Итимона трогали Такедзо тем меньше, чем больше его касались.
  Встревоженный, Такедзо явился в святилище, где не застал поднадзорного. Такедзо спросил у мико:
  -Ты следишь за тем, куда он ходит?
  -Куда мне, старой, за ним угнаться. Но, когда возвращается, видно сразу: испил любви или остался мерзнуть голодным. Тогда в святилище все застывает, и он согревается ударами меча: тысяча ударов, две тысячи...
  -Две тысячи? - поразился Такедзо.
  -Не знал? - мико слабо засмеялась. - Холодно ему.
  -Ты говоришь так, словно он уже не живой.
  -Он не живой. Он схвачен призраком, - проскрипела мико.- Той, что умерла первой. Она его приберет. И хорошо будет, если только его. Вот, что я скажу.
  Такедзо напугало, что некая девушка влюблена в несостоявшегося самоубийцу и встречается с ним. Такедзо холодел, догадываясь, кто это...
  Вскоре дочь обратилась к Такедзо с просьбой повесить в почетной нише токонома каллиграфию Итимона. Такедзо прочел свиток с изысканным трехстишием, посвященным той самой сосне. Трехстишием замечательным, в придворном стиле, делавшим честь любому дому; и был неприятно поражен, ясно разглядев неуместно интимный мотив. Такедзо отказал, чем заметно огорчил дочку. Со слезами на глазах, она унесла свиток.
  -Ах, отец, мне так хотелось чем-то поддержать господина Итимона, - проговорила она, вернувшись. - Он совсем одинок. Это его убьет.
  -Полагаю, - произнес Такедзо, - что умрет он не от одиночества.
  -Ах, отец, как это жестоко. Я чувствую, он покидает нас.
  -Однажды он совершенно неизбежно покинет нас. Влиятельные люди привыкли к его обществу. Он вернется в Эдо, придет время. Он выбросит наши места из головы, как неприятный сон. И забудет всех нас, надеюсь. Его скоро простят.
  -Ах! Да он же не желает прощения!
  И убежала к себе.
  Такедзо окончательно понял, что должен оградить дочь от влияния поэта-самоубийцы.
  Явившись в канцелярию замка, он испросил разрешение на отъезд в поминальное паломничество вместе с дочерью. Как можно дальше. В Нару. С отъездом в самое ближайшее время.
  Разрешение было дано.
  Вернувшись домой, Такедзо не застал дочь дома. Он разослал слуг на поиски.
  Ее нашли быстро.
  Мельница с водяным колесом на ручье - давний приют влюбленных. Она лежала мертвая в пристойной позе со связанными ногами. Её гэта стояли у входа, замерзшие капли рядом указывали, что там стояла еще пара. Кто-то одел их и ушел, после того, как она перерезала себе горло коротким мечом. Оставив свиток с изысканным трехстишием на полу. Тот самый свиток.
  Такедзо бросился прочь.
  -Где он?! - Такедзо вбежал в ворота святилища. - Говори!
  -Ити на горе, - произнесла старуха. - Может, опять думает повеситься...
  Такедзо, потеряв унесенную ветром шляпу, побежал сквозь снегопад в гору.
  Он нашел его там, у одинокой сосны, черной, меркнущей на фоне белых склонов, как сильно разведенная тушь теряется в бумаге. Итимон бродил под сосной, укрывшись от непогоды хрупкой крышей бумажного зонта, как ребенок, согревая застывшие руки слабым дыханием.
  -Ты!? - пораженно закричал Такедзо.
  -Простите, отец, - юноша скорбно поклонился.- Окими и я не смогли больше жить разделенными.
  -Ты все еще жив! А моя доченька убила себя!
  -Простите, отец. Мы не хотели навлечь на вас гнев...
  -Нет.
  Никогда прежде иайдо - рубящий удар сразу из ножен - не получался у Такедзо столь совершенно.
  Перерубленный зонт упал в снег.
  Яркие рябиновые капли, слетев с разрезанного рукава, осыпали холодный снег горячим полумесяцем.
  Бездумно - словно делал так, что ни день - Такедзо резко взмахнул мечом, стряхнув кровь с лезвия. Вложил меч в ножны, застыл сгорбившись.
  Снег падал ему на плечи. И на ветви одинокой сосны.
  Так стояли они, пока обессиленная сосна не сбросила с ветвей бремя снега вниз, в белое пространство. Такедзо поднял голову, огляделся. Он был здесь совершенно одинок.
  Падающий снег засыпал знаки происшедшего. Никого вокруг.
  Никого.
  Загребая снег гэта, Такедзо побрел с горы.
  Тем же вечером, он покинул город.
  Говорят, послание от главы клана, доставленное к его порогу с приказом покончить с собой, опоздало.
  Позже говорили: чтобы спасти тело любимой от поругания, а ее семью от преследования молодой человек не перерезал себе горло, как она, а хладнокровно дождался, чтобы ее отец разыскал его и убил.
  Или, что на самом деле, молодому человеку просто не хватило решительности, и разгневанный дух девушки помог отцу найти его и покарать.
  Или что дух первой погибшей овладел Окими, чтобы вынудить Итимона закончить начатое.
  Мнения разделились.
  А одинокая сосна на вершине горы обрела свою печальную историю.
 Ставьте оценки и пишите комментарии - мне интересно ваше мнение!
 Мой Яндекс-кошелек: 410011144339987 - обменяемся энергией! :)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список