Богурдович А-Р Борисович: другие произведения.

Ключник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  
  
  
   Александр Богурдович,
  
   при участии
  
   Максима Сергеева
   и Анны Ушаковой
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КЛЮЧНИК
  
  
  
  
  
   киносценарий
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2005 г.
  
   Оглавление:
  
  
  
   КЛЮЧНИК 1
   1. Пролог. Снежная пустыня. 3
   2. Пролог. Проспект. 4
   3. Машина Николая. 4
   4. Улица перед учреждением. 4
   5. Машина Николая. 4
   6. Улица перед банком. 5
   7. Банк. 5
   8. Улица перед банком. 5
   9. Машина Николая. 5
   10. Улица перед офисом Николая. 6
   11. Офис Николая. Из-за прозрачной перегородки. 6
   12. Офис Николая. 6
   13. Кабинет директора. Из-за прозрачной перегородки. 6
   14. Офис Николая. Из-за прозрачной перегородки. 6
   15. Машина Николая. 7
   16. Переулок, бистро. 7
   17. Бистро. 8
   18. Переулок, бистро. Улица. 8
   19. Кабина мусоровоза. 8
   20. Бистро. 8
   21. Улица. 9
   22. Двор перед домом Николая. 9
   23. Квартира Николая. 9
   24. Двор перед домом Николая. 9
   25. Парадная лестница в доме Николая. 10
   26. Темнота. 10
   27. Квартира Николая. 12
   28. Машина Николая. 13
   29. Улица перед офисом Николая. 13
   30. Переулок, бистро. 13
   31. Двор перед домом Николая. 13
   32. Квартира Николая. 13
   33. Двор перед домом Николая. 14
   34. Пустырь на окраине. 14
   35. Машина Николая. 14
   36. Квартира Николая. 14
   37. Машина Николая. 15
   38. Пустырь на окраине. 15
   39. Двор перед домом Николая. 15
   40. Парадная лестница в доме Николая. 15
   41. Двор перед домом Николая. 15
   42. Улица перед домом Николая. 15
   43. Улица перед офисом Николая. 16
   44. Улица. 16
   45. Переулок, бистро. 16
   46. Бар в подвальчике. 16
   47. Улицы, переулки, дворы. 17
   48. Машина Вестника. 18
   49. Улица, проспект. 19
   50. Город изгнанников. 19
   51. Проспект. 19
   52. Город изгнанников. 19
   53. Проспект. 19
   54. Город изгнанников. 20
   55. Офис Николая. 21
   56. Машина Николая. 21
   57. Город изгнанников. Под мостом. 22
   58. Город изгнанников. Улицы. 24
   59. Город изгнанников. Дом женщины. 25
   60. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины. 26
   61. Спортивный универмаг. 26
   62. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины. 27
   63. Сон Николая. 27
   64. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины. 28
   65. Город изгнанников. Дом женщины. Комната юродивого. 29
   66. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины. 30
   67. Машина Николая. 32
   68. Набережная. 32
   69. Город изгнанников. Улицы. 32
   70. Город изгнанников. Площадь. 32
   71. Квартира Николая. 33
   72. Город изгнанников. 34
   73. Квартира Николая. 34
   74. Город изгнанников. Улицы. 35
   75. Город изгнанников. Канал. 35
   76. Город изгнанников. Перед Капеллой. 38
   77. Музыкальная школа. 39
   78. Машина Николая. 39
   79. Двор перед домом Николая. 39
   80. Магазин. 40
   81. Двор перед домом Николая. 40
   82. Квартира Николая. 40
   83. Город изгнанников. Капелла. 40
   84. Город изгнанников. Келья. 42
   85. Город изгнанников. Капелла. 44
   86. Город изгнанников. Перед Капеллой. 44
   87. Квартира Николая. 45
   88. Город изгнанников. 45
   89. Город изгнанников. Крыша. 46
   90. Город изгнанников. Площадь. 46
   91. Город изгнанников. Каналы. Улицы. 51
   92. Машина Николая. 51
   93. Город изгнанников. Капелла. 51
   94. Город изгнанников. Улицы. 52
   95. Город изгнанников. Улицы (продолжение). 53
   96. Город изгнанников. 53
   97. Город изгнанников. Двор библиотеки. 53
   98. Город изгнанников. Библиотека. Коридоры. 54
   99. Город изгнанников. Библиотека. Мастерская. 54
   100. Город изгнанников. Библиотека. Коридоры. 56
   101. Город изгнанников. Двор библиотеки. 57
   102. Машина Николая. 57
   103. Улица перед магазином. 57
   104. Сквер. 58
   105. Город изгнанников. 58
   106. Город изгнанников. Капелла. 58
   107. Город изгнанников. Улицы. 59
   108. Город изгнанников. Капелла. 60
   109. Город изгнанников. Капелла снаружи. 60
   110. Машина Вестника. 60
   111. Сквер. 62
   112. Улица перед магазином. 62
   113. Сквер. 63
   114. Улица перед магазином. 63
   115. Сквер. 63
   116. Город изгнанников. Канал. 64
   117. Город изгнанников. Трущобы. 64
   118. Город изгнанников. Трущобы. Барак. 64
   119. Снежная пустыня. 64
   120. Квартира Николая. 65
   КОНЕЦ 65
  
  
  
  
  
  
  
   Действующие лица:
  
   Боги
   Ключник,
   он же Янус,
   он же слесарь по изготовлению ключей - потрёпанный жизнью
   прохвост.
  
   Люди
   Николай - мужчина средних лет.
   Двойник Николая.
   Ирина - жена Николая.
   Юрка - сын Николая, мальчик 6-7 лет.
   Игорёк - друг Николая, финансист.
   Начальник Николая.
   Светлана - секретарша Николая
   Официантка.
   Водитель мусоровоза.
   Сотрудники офиса Николая, сотрудники банка, сотрудники учреждений, где Николай появляется по работе.
   Автолюбитель, старушка и девчонки в переулке.
   Дети, родители, в музыкальной школе, на детской площадке учителя.
   Прохожие на улице, посетители кафе.
   Продавщица и посетители магазина.
   Бригада скорой помощи.
   ГИБДДшник.
  
   Изгнанники
   Солдат
   Девушка-Вестник
   Епископ
   Лодочник
   Сумасшедшая женщина
   Юродивый
   Одноглазый
   Толстяк
   Хранитель библиотеки
   Помощник Хранителя библиотеки.
   Пьяный китаец.
   Прохожие, гости на празднике Агоний, новые изгнанники, банда всадников-охранников, хранители библиотеки, участники церемонии жертвоприношения.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ...I run to grasp divining signs...
   (...на бегу уловить знаки свыше...)
  
   "The court of the crimson king", KING CRIMSON, 1969
  
  
  
  
  
  
  
   1. Пролог. Снежная пустыня.
   Белая поверхность снега проносится под ногами бегущего человека. Снег глубокий, человек проваливается в него по пояс, ползёт, скатывается с сугробов, карабкается на снежные дюны, бежит по твёрдому насту.
   Хрип прерывистого дыханья, свист ветра, скрип снега.
   Вокруг сплошное белое море снега, снежной пыли, мутного неба.
   Сверху человек кажется букашкой, оставляющей неровную полосу следа, задуваемую снегом. Но с ещё большей высоты видно, как эта букашка неуклонно приближается к чёрной линии...
   Перед человеком, далеко впереди, во весь горизонт, за сугробами, чернеет что-то на границе неба и земли. Оно простирается направо и налево, от края и до края видимого глазом. Какое-то препятствие.
   Человек приближается к нему, уже видны подробности. Это очень похоже на стену чего-то, состоящую из... дверей. Двери рассекают снежную пустыню в обе стороны, бесконечно.
   Двери не сколочены вместе, они в кирпичной стене, близко друг к другу, стена невысокая, около этажа в высоту, увенчанная занесенной снегом черепичной крышей. Вблизи неясно, стена ли это здания, но сверху видно, что человек стоит перед огромным забором запертых дверей, как точка перед бесконечной линией на белом полотне снега.
   Все двери разные. Очень старые. Есть простые, есть с ажурными коваными петлями, есть с пожухлой позолотой.
   Человек пробует открыть одну дверь, другую, начинает путь вдоль стены, тряся ручки, толкая косяки, поскальзываясь.
   Так он бредёт очень долго. Силы его покидают. Но тут он чувствует чьё-то присутствие за спиной. Оборачивается. У костра, неизвестно откуда взявшегося, притоптывая от мороза, стоит фигура в тулупе, валенках, в странной шапке. Он весь странный, увешан сумочками, мешочками, поясками, ремешками, верёвочками с бесчисленным количеством связок ключей. Всё это покрыто инеем и тихонько позвякивает на ветру.
   Ключник - Выйти желаете? Выйти из положения? Дверь - она вход, она же и выход. Это с какой стороны посмотреть. Хы-хы...
  
   2. Пролог. Проспект.
   Сплошной поток машин. Светофоры на разных перекрёстках. Переполненные тротуары. Спешащие по делам прохожие, заходящие и выходящие в двери разных учреждений - магазинов, банков, салонов, аптек, вестибюлей метро, кинотеатров, забегаловок. Открываются, закрываются двери, нажимаются ручки, скрипят петли, шипит механика автоматических стеклянных дверей...
  
   3. Машина Николая.
   Николай медленно едет в общем потоке, останавливаясь на светофорах, в заторах. Работает радио. Николай звонит по мобильнику, отвечает, записывает одной рукой на груди в ежедневник, тыкает стилусом в наладонник.
   Николай - ...Подписать у кого ? У генерального?... Сделайте мне сводку по движению цен за последний месяц... Я буду на месте через час... Нет, футбол не смотрел, да не до того мне вчера было!..
  
   4. Улица перед учреждением.
   Николай выходит из машины, с портфелем заходит в здание. Через какое-то время возвращается, садится в машину.
  
   5. Машина Николая.
   Николай опять едет по улице, звонит, отвечает, записывает. Работает радио.
   Николай - ...Если завтра мы не решим с кредитом, то в администрации мне делать нечего... И у меня тоже начальство... Ту партию, которую вы отправляли вчера, держат на таможне, вся бухгалтерия никуда не годится... Соберите совет директоров, пригласите акционеров, делайте же что-нибудь... А если мне с тобой поговорить просто, без должностей, знаешь куда мы приедем?..
  
   6. Улица перед банком.
   Николай выходит с портфелем из машины, заходит в банк.
  
   7. Банк.
   Николай спускается по лестнице. Его провожает один из руководящих служащих банка, старинный друг Николая.
   Игорёк - ...Ты не верти, ещё в прошлый раз было "поедем, поедем", а сам в командировку...
   Николай - Обязательно съездим, старик. Я очень ценю, что ты нас познакомил с Голубыми озёрами. Но ты же видишь, разгрести тут надо... Вот ещё со швейцарцами эпопея будет, а потом, всё. Отдых!
   Игорёк - У тебя башка от бумажек не болит?
   Николай - Отстань, зануда. Хочешь, я возьму ещё одного, с катером? Всё будет в порядке, ты не волнуйся. Только всему своё время.
   Игорёк - Я ему о Голубых озёрах, а он мне о делах! Кто зануда?
   Николай - Не дави.
   Они выходят наружу мимо печального охранника, чем-то напоминающего самого Игорька.
  
   8. Улица перед банком.
   Николай садится в машину. Игорёк, поёживаясь от ветра, в одном пиджачке, его провожает.
   Николай (через окно машины) - Швейцарские бумаги привезу через два дня. Тут не должно быть проблем с оформлением.
   Игорёк - Слушай,.. с катером никого не надо, мы же сами хотели... Мотор вот для лодки надо выбрать... У меня же лодка новая, норвежская, самонадувающаяся...
   Николай - А на вёслах?..
   Машина Николая сорвалась с места.
  
   9. Машина Николая.
   Николай едет по улице, звонит, отвечает, записывает. Работает радио.
   Николай - ...Сколько контейнеров стоит в порту?.. Везу бумаги. Нет, не все подписал, но везу... Ира, вы уже дома, как дела, как Юрка, нет сейчас не надо, приеду, пусть тогда расскажет, пусть лучше музыку делает, я не задержусь, целую...
  
   10. Улица перед офисом Николая.
   Николай с трудом, в давке, паркует машину, выходит, идёт к проходной, скрывается за стеклянными дверьми с охранниками.
  
   11. Офис Николая. Из-за прозрачной перегородки.
   Сквозь стекло офисных перегородок видно, как Николай снимает плащ у себя в кабинете, вынимает из портфеля документы.
  
   12. Офис Николая.
   Входит секретарша Николая.
   Николай - Светлана, как сегодня генеральный?
   Светлана - Уже ничего. С утра ездил в область, в новый филиал. Там такой бардак!
   Николай - Мне кофе, пожалуйста, я пока к нему. И вот, тут, рекламации оптовиков, сделай копии, я домой заберу, посмотреть.
   Николай уходит с документами к начальнику.
  
   13. Кабинет директора. Из-за прозрачной перегородки.
   Николай докладывает директору, спорит, ругается, соглашается, возвращается в свой кабинет.
  
   14. Офис Николая. Из-за прозрачной перегородки.
   Николай пробует кофе, оставленное ему Светланой, морщится, смотрит на часы, берёт портфель и плащ, отказывается от принесённого секретаршей подноса с бутербродами, идёт к выходу на улицу.
  
   15. Машина Николая.
   Николай едет по улицам. Раздаётся звонок мобильного.
   Николай - ...То есть как? ...Да что вы меня путаете? Я знаю, куда еду. Как не надо? Может быть ещё можно что-нибудь..? Мы составим другой договор... Хорошо, возвращаюсь. - отключает трубку, - Ч-чёрт!
   Николай останавливает машину. Какое-то время сидит неподвижно. Заглядывает в записную книжку, убирает, смотрит на портфель на переднем сидении, зашвыривает его назад, оглядывается вокруг. Закуривает, покидает машину.
   Николай в задумчивости идёт по улице, сворачивает в переулок.
  
   16. Переулок, бистро.
   Переулок заканчивается тупиком. Здесь немноголюдно.
   На тротуаре военный моет из шланга старую машину, у которой на капоте стоит включённый радиоприёмник. Тут же, под аркой соседнего дома, две маленькие девочки, прыгают по нарисованным мелом на асфальте квадратикам. С тележкой, гружёной пакетами, прошла старушка и скрылась, ворча, в замызганной парадной, стуча по ступенькам колёсами тележки.
   Откуда-то сверху, из под нависающих стен дома, со звоном падает на мокрый асфальт маленький ключик, он поблёскивает, от него отскакивают солнечные зайчики на стены, асфальт, водосточную трубу.
   Николай вошёл в переулок, остановился, решая, куда идти дальше, он уже хотел было повернуть назад, на улицу, но заметил симпатичное кафе-бистро справа и направился к нему, он ступил около самого ключа, не задев и не заметив его...
   Дверь в бистро закрылась за Николаем.
   За падением ключа и за Николаем издалека наблюдала молодая девушка. Она немного странно одета, на ней длинный балахон-платье, бусы, длинные серьги за длинными волосами... Девушка огляделась вокруг, втягивая носом воздух как на пробу, и целенаправленно направилась к тому месту, где лежал ключ, взяла его. За мгновение до того, как ключ оказался в руках девушки, под её пристальным взглядом он поднялся сам на несколько сантиметров над землёй, развернулся, поблёскивая, в воздухе...
   Девушка с ключом в руке смотрит на дверь бистро, за которой скрылся Николай.
  
   17. Бистро.
   Николай занимает столик у окна, отключает телефон, обедает, читает газету.
   В бистро заходит та самая девушка, которая была во дворе с ключом, берёт кофе, ищет место. Она проходит мимо Николая. Николай убирает портмоне с противоположного конца своего столика. Девушка садится за его столик и только тут Николай заметил, что это чересчур экстравагантная особа и пожалел, что уступил ей место.
   Девушка ведёт себя крайне нервно, перебирает пальцами то чашку с кофе, то свою одежду, то лицо, то причёску. Она краснеет, глаза бегают. Николаю стоит большого труда не пересесть за другой столик. Наконец, девушка уходит, официантка убирает её чашку, но на блюдце, под чашкой, оказывается какой-то предмет, забытый девушкой. Это ключ.
   Официантка - Это не ваше?
   Николай - Нет, это... Ой, а она ушла.
   Официантка - Кто?
   Николай берёт ключ, свои вещи, расплачивается с официанткой, спешит на улицу, за девушкой.
  
   18. Переулок, бистро. Улица.
   Огромный мусоровоз с трудом выворачивает со двора в переулок, потом на улицу, с него сыпется мусор. Уже выровнявшись и набирая газ, мусоровоз задевает машину Николая, оставляя на ней царапину во всю длину её кузова.
  
   19. Кабина мусоровоза.
   Водитель не замечает, что кого-то задел, едет дальше, попивая из термоса, подёргиваясь под музычку из магнитолы.
  
   20. Бистро.
   Николай выбегает в переулок, видно, как он поворачивает голову направо, налево в поисках девушки, делает шаг в сторону улицы, и, вдруг, бросается к своей машине, нагибается к царапине, бежит, крича, за мусоровозом.
  
   21. Улица.
   Из-за машин, прохожих, вдалеке виден Николай, догоняющий мусоровоз у перекрёстка, он ругается с водителем, дёргает дверь кабины, открывает, вытаскивает водителя, они падают, продолжая ругаться. Образуется пробка, все сигналят, собирается толпа.
   Девушка, оставившая в кафе ключ, наблюдает за этой сценой, затем скрывается в толпе на улице.
  
   22. Двор перед домом Николая.
   Большой двор старинного доходного дома с отреставрированными флигелями. Детская площадка в центре, три покосившихся дерева, место для машин жильцов с цепочками и столбиками.
   Уже вечер, темно, машина Николая выруливает на стоянку, в луче фонаря поблёскивает свежая царапина на заднем крыле, обоих дверях, на переднем крыле.
   Николай хлопает дверцей, идёт к дому.
   У парадной с домофоном Николай роется в карманах, достаёт связку ключей и, тут же, на своей ладони замечает ключ девушки. Он начинает рассматривать этот ключ, хочет поднести его под луч фонаря, но тут, в тени, оказывается, что ключ сам излучает облако света, слабо, но отчётливо.
  
   23. Квартира Николая.
   Юра бежит через весь коридор к входной двери. Ирина в кухне.
   Юрка - Папа приехал! Я сам открою!
   Ирина - Ты ещё не спишь? Куда встал с постели?
   Ирина выглядывает в окно, стучит, машет мужу, идёт к входной двери.
   Ирина - Уйди из прихожей, там сквозняки! Тебе пора лежать в кровати.
   Юрка - Я уже открываю.
  
   24. Двор перед домом Николая.
   Николай машет в окно жене, открывает дверь в парадную, заходит и, на лестнице, под лампой, разглядывает ключ девушки.
  
   25. Парадная лестница в доме Николая.
   Ключ очень старый, неровный, в окиси и наростах грязи, местами поломанный, но гравировка и рисунки на нём видны вполне ясно, символы, буквы... По размеру он вполне нормальный, не амбарный, и даже на современном кольце для брелков и ключей.
   Слышно, как наверху открылась дверь, раздаются голоса:
   Юрка - Папа, поднимайся скорей, у меня к тебе дело!
   Ирина - Ну-ка марш отсюда! Сказано же, иди в кровать! Коля, я прикрою дверь, а то дует.
   Слышно, как дверь захлопывается. Николай поднимается.
   Дверь захлопнута, Николай не звонит, а достаёт ключи и тут опять смотрит на ключ девушки. То ли по ошибке, то ли из озорства Николай вставляет его в замочную скважину.
   Что-то сверкнуло, Николая слабо ударило по руке током, он отдёрнул руку от двери и она приоткрылась, сама. Николай вошёл внутрь.
  
   26. Темнота.
   За дверью темно.
   Дверь за Николаем со скрипом закрылась. Николай ищет на стене выключатель, другой рукой нащупывая гардероб. Но нет ни того ни другого. Стена уходит куда-то в сторону, совсем не туда, куда предполагалось. Это незнакомая стена, не его прихожая, не его квартира...
   Николай - Ира!.. Ира!.. Юрка!
   Тишина оглушает. Появившееся эхо звучит как в огромном ангаре, соборе, под куполом... Но вокруг кромешная тьма.
   Николай опять нащупывает сзади дверь, но она не поддаётся ни нажиму, ни одному из его ключей, да и дверь другая, с этой стороны... В свете зажигалки Николай видит огромную чугунную дверь с узором, как на том самом ключе... Темнота уходит вверх, в пустоту, такая же пустота впереди, противоположного края не видно, в пустоте же, в обе стороны теряется грязная кирпичная стена с полуразвалившейся кладкой.
   Влажный каменный пол в мусоре, в обломках, щепках. Николай находит сухую лучину, поджигает зажигалкой, свет становится ярче.
   Попытки открыть дверь безуспешны. Мобильный телефон не работает. На крик никто не отзывается.
   Николай начинает искать выход, двигается вдоль стены, возвращается, идёт в противоположную сторону. Через какое-то время, когда далеко позади осталась дверь, а ничего похожего на выход не появляется, из темноты, где-то в глубине этого помещения, мелькнул какой-то свет. Он очень далеко, но это единственное, внушающее надежду.
   Пытаясь добрести до этого света Николай отходит от стены и она растворяется во тьме.
   Кругом лишь кромешная тьма, гул шагов Николая, тлеющая лучина и сырость...
   Николай тяжело дыша приближается к источнику света.
   Там, неизвестно откуда, сверху, из темноты, свисает провод с лампой в самодельном абажуре. Под лампой на стопке книг сидит странный человек, весь в верёвочках, цепочках, шнурках, ремнях, на которые нанизаны связки ключей. Ключи покрывают его как шерсть... Вокруг груды старых книг, переплёты, кожаные обложки, завязки... Человек смотрит в раскрытую старинную толстую книгу.
   Ключник - Добро пожаловать.
   Николай - Где я?
   Ключник - Ты там, куда ты вошёл.
   Николай - ...Я шёл домой, поднялся по лестнице...
   Ключник - ...Открыл дверь?
   Николай - Кто вы?
   Странный человек, перелистывает несколько страниц в своей огромной книге:
   Ключник - Скажите.., - незнакомец медлил, будто отыскивая имя собеседника в книге, при этом он, перелистывая, мусолил страницы и водил пальцем по строчкам, наконец остановился на одной из строчек, - ...э-э, Николай, вы часто делали в жизни то, что вам нравилось?..
   Николай - Мне не до разговоров, я бы хотел выбраться отсюда...
   Человек опять листает книгу, находит пустую страницу, достаёт карандаш, слюнит и протягивает Николаю.
   Ключник - Да, да... Ваши бумаги почти оформлены. Не хватает вашей подписи.
   Николай - Вы кто?
   Ключник - Да что я?.. Кто я... Начнём всё-таки с вас-с!
   Николай - Как мне отсюда выбраться?
   Ключник - Знаешь, как в сказке, не послушался Иван-царевич...
   Николай - Что это за ключ такой?! - Николай держал в руке ключ девушки.
   Человек с книгой не отрываясь смотрел на ключ в руках Николая.
   Ключник - Ключ? Этот ключ? Именно этот? - он начал судорожно листать книгу, открыл другую, третью...
   Николай - Что ты несёшь? Чего ты бредишь! Выпусти меня! - хватает Ключника, начинает его лупить, падает книга, валятся стопки книг, Николай задевает лампу, свет гаснет.
   Стук падающих книг, тел, эхо...
  
   27. Квартира Николая.
   Утром Николай проснулся с ощущением кошмара. Жена уже на кухне, кормила Юрку завтраком. Николай направился в ванную, стал мыться, бриться. Из-за его спины выглянул Юрка.
   Юрка - Пап, смотри, что я вчера сделал. Картина!
   Юрка показывает аппликацию из бумажных цветов на раскрашенном акварелью ватмане. Николай, держась за край ванны, отклонившись, рассматривает.
   Юрка - Это называется "Изображение мечты". Мне мама помогала. Я тебе ещё вчера хотел показать, но ты поздно пришёл, меня уже уложили, а то посоветовал бы... Я хотел рейнджера ещё, но мама запретила.
   Николай - Да... Очень... Очень... А вот тут почему какое-то пустое место?
   Юрка - Не знаю, я ещё доделывать буду. - Юрка убежал.
   Николай (вдогонку) - Ты музыку сделал?
   В ответ слышится одинокое утвердительное бряцанье фортепьяно.
   Николай на кухне, Ирина наливает ему кофе.
   Ирина - Музыкой мы вчера позанимались. Но я там ничего не понимаю.
   Николай - Я тоже. Пусть хоть он научится ...
   Ирина - Сегодня опять поздно придёшь?
   Николай - ...Не знаю...
   Ирина - Ты ж вчера сказал, что всю неделю будешь ездить загород, в новый филиал?
   Николай - А..., это да, как получится.
   Ирина - А посмотри-ка мне в глаза!
   Николай оторопело отстраняется.
   Ирина - Пошутила. Только в следующий раз предупреждай, когда в таком виде заявишься. Я надеяться не буду, лягу пораньше, чтобы этого всего не видеть.
   Николай медленно поднялся, подошёл вплотную к Ирине, взял её за руки.
   Николай - ...Я тебя огорчил вчера?
   Ирина - Не помнишь? Не знаю, как ты на этаж поднялся, но по квартире тебя перемещать было, мягко говоря...
   Николай - Гм-м! Но в целом-то я не уронил себя в твоих глазах?
   Ирина - В моих руках... Ладно, - чмокает Николая - Голова болит?
   Николай - Нет. Ни в одном глазу. Ничего не понимаю...
   Ирина - Юрка хотел с тобой картину доделать.., - садится ему на колени, - А мы когда с тобой "творчеством" займёмся? Я рано засыпаю, могу опять не дождаться...
   Николай начинает целовать Ирину.
   Вбегает сын с цветной картонкой.
   Юрка - Пап, вот что я хочу туда вклеить!
  
   28. Машина Николая.
   Николай едет по улицам.
  
   29. Улица перед офисом Николая.
   Николай выходя, закрывает дверь машины, в кармане, среди прочих ключей обнаруживает ключ девушки...Садится обратно в машину.
  
   30. Переулок, бистро.
   Николай подъезжает к бистро, но дверь закрыта. Стучит, смотрит в окно.
   Появляется официантка.
   Официантка - Мы сегодня не работаем. Вот же вывеска.
   Николай - Вы можете меня выслушать? Вчера у вас забыли одну вещь...
   Официантка - Мы ничего не находили.
   Николай - Это у меня, я вам отдам и, если спросят...
   Официантка - Мы закрылись надолго, может тут кафе больше вообще не будет.
   Официантка захлопывает дверь.
   Николай возвращается через дорогу, проходит к себе в офис.
  
   31. Двор перед домом Николая.
   Поздним вечером Николай подъехал к дому.
  
   32. Квартира Николая.
   Дома уже все спят, Николай разогревает ужин, заглядывает в комнату к сыну, тихонько включает на кухне телевизор, в ванной моет руки. Бросив взгляд в зеркало, застывает - его отражения там нет.
   Николай проверяет ещё раз, подходит к зеркалу в коридоре, срывается, бежит будить жену. В полумраке спальни видно, что на кровати под одеялом двое. Его жена и... Николай нагибается ко второму, открывает угол одеяла, щёлкает зажигалкой и... падает, в ужасе отползая задом в коридор. На Николая смотрит ЕГО ЖЕ лицо!..
   В кровати с Ириной мирно спит Двойник Николая.
   Николай в панике. Он пятится назад, стоит в коридоре, потом хватает одежду, сигареты, ключи, опять заглядывает в зеркало и выскакивает на улицу.
  
   33. Двор перед домом Николая.
   Николай с разбегу оказывается в машине, сигарета уже в зубах, даёт по газам и исчезает из виду.
  
   34. Пустырь на окраине.
   Отколесив по городу, Николай тормозит машину в овраге.
  
   35. Машина Николая.
   Николай звонит по мобильному телефону. Выбирая номер, шепчет:
   Николай - ...Ирочка... Ириша...
   Застывает в ожидании ответа.
  
   36. Квартира Николая.
   Долго звонит телефон. Двойник Николая ходит по тёмному коридору, ищет трубку, на кухне отвечает по аппарату, висевшему на стенке.
   Двойник Николая - Да... Да! Ну вот. Какая тварь.., так поздно...
   Бросает трубку, закуривает. Смотрит на телефон, который только что звонил, вешает его на место, тот падает, опять вешает, тот опять падает, Двойник Николая удивлённо осматривает крепление на стене, на телефоне, тут до него доходит, он переворачивает трубку и она прекрасно вешается.
   Двойник Николая выходит из кухни, на мгновение задерживая взгляд на телефоне. Гасит свет.
  
   37. Машина Николая.
   Николай убирает ото рта бутылку водки, глотает саму водку, задержавшуюся во рту. Лунный свет насквозь прорезает окна машины. На приборной панели окурок, на сидении рядом с водителем пустая бутылка водки.
  
   38. Пустырь на окраине.
   Машина Николая истошно гудит. Николай спит, уронив голову на руль.
  
   39. Двор перед домом Николая.
   Рано утром Николай ставит машину на привычное место, убирает мусор из салона, нетвёрдой походкой проходит в парадную.
  
   40. Парадная лестница в доме Николая.
   Сверху по лестнице кто-то спускается. Николай заходит под лестницу и наблюдает за тем, как ОН, то есть Двойник, выходит из дома.
  
   41. Двор перед домом Николая.
   Двойник Николая садится в машину Николая и уезжает. Николай машинально проходит на место машины, оседает прямо на асфальт, прислоняясь разгорячённой головой к водосточной трубе. Из-за чужой машины он наблюдает, как из его парадной выходят Ирина с Юркой. В большом пакете, который торжественно несёт Юрка, угадываются очертания "картины".
   Николай ищет в карманах сигареты, в руке у него оказывается ключ девушки.
  
   42. Улица перед домом Николая.
   Николай ловит машину.
  
   43. Улица перед офисом Николая.
   Николай обходит свою машину, припаркованную на обычном месте, оглядывается на окна офиса.
  
   44. Улица.
   Николай выходит из троллейбуса, недалеко от переулка, где в бистро встречался с девушкой.
  
   45. Переулок, бистро.
   Николай подходит к дверям бистро. Заведение закрыто. Николай возвращается на улицу, прислоняется к стене, курит, пристально рассматривает прохожих. Его взгляд блуждает по чужим лицам как безумный.
   Рядом, у самых ног, урна. Над урной Николай поигрывает в пальцах ключом девушки.
   За миг до того как пальцы разожмутся и ключ упадёт в урну, кто-то трясёт Николая за плечо.
   Та самая девушка!
  
   46. Бар в подвальчике.
   Николай и девушка садятся за столик в углу.
   Вестник - Садитесь, я так рада, что всё обошлось! Хорошо, что вы меня нашли!
   Николай - Это вы меня нашли!
   Вестник - Нет, я просто не могла успокоиться, всё ходила, случайно оказалась у того кафе.
   Николай - А в прошлый раз, когда оставили это? - Николай положил на стол тот самый странный ключ.
   Вестник - Это совсем другое, меня... Это моя работа, найти и передать знак... Только в этот раз мне было поручено передать вот этот ключ определённому лицу, вам, я совсем не понимала почему... Вы ведь не подходите... Но теперь, когда с вами всё в порядке, я опять счастлива! Может, мы что-нибудь выпьем по этому поводу? Что вы молчите?
   Николай - Продолжайте, продолжайте. У вас прекрасно происходит разговор "сама с собой". Когда вам понадобится собеседник, обращайтесь.
   Николай закурил и стал смотреть в сторону.
   Вестник - Конечно, я понимаю, вы ошеломлены, шокированы, вы ничего не знаете, с вами раньше...
   Николай - Я шокирован? Да ты что, дура, что ли, ты можешь представить, что произошло? - он схватил её за подбородок, на них обернулись посетители, Николай стал говорить тише, но от этого ещё яростнее, - Ты же всё знаешь! Что всё это такое? Кто всё это подстроил? Зачем?
   Вестник - Я не смогу вам объяснить. Я знаю очень мало... Я во всём этом функция... И.., вы мне не поверите.
   Николай - Дай мне того, с кем можно разговаривать!
   Вестник - Это невозможно, поверьте, вам лучше обо всём этом забыть, живите спокойно, как раньше, слава Богу, всё обошлось...
   Николай - Да ты в своём уме, девочка!? Кто-то, как две капли воды, похожий на меня, спит с моей женой, воспитывает моего сына, ездит на мою работу, всё... отнял..! Я не должен знать!?
   Вестник (оцепенев) - Кто кто-то?
   Николай - Что это за ключ, кто Ты?!
   Вестник - Простите, вы утверждаете, что похожий на вас человек...
   Николай - Валенки похожи, а мы с ним одинаковые! Я как будто на себя со стороны смотрел, кино про мою жизнь!
   Вестник - И где он теперь?
   Николай - Там, где должен быть я. У него всё моё, семья, работа, даже машина, вот одни ключи от дома и остались! Я его теперь убью, учтите, чего бы это мне ни стоило, всем своим скажите, я и до них доберусь, но мне ИНТЕРЕСНО, что всё это значит?
   Вестник - Пойдёмте отсюда. Скорее, мы привлекаем внимание.
   Николай - Свидетелей многовато? Понимаю. Только из уважения к даме и из любви... К истине! Вперёд!
   Вестник (вставая) - Ключ не забудьте.
   Девушка, не оборачиваясь, направилась к выходу, Николай за ней, с остервенением поднимая со столика ключ...
   Они поднялись по ступенькам из бара.
   Зеркальная панель, расположенная перед выходом из бара отражает открывшуюся и вновь закрывшуюся входную дверь со звякнувшим колокольчиком, но ни Николая, ни девушки в отражении нет...
  
   47. Улицы, переулки, дворы.
   Девушка шла впереди, она вела куда-то Николая, за углом оказалась машина. Девушка открыла дверь Николаю, села сама.
   Тучи, сдвинувшиеся на небе, разразились громом и ливнем крупные капли забарабанили по крыше машины.
   Машина тронулась с места.
  
   48. Машина Вестника.
   Девушка уверенно вела машину сквозь потоки дождя, часто поворачивая, пробираясь к чему-то в запруженном машинами центре города.
   Вестник - Вы говорили, что когда у вас оказался ключ и вы открыли им эту дверь...
   Николай - Свою дверь, от квартиры!
   Вестник - Неважно, это могла быть любая дверь, так вы попали к какому-то человеку. Что он говорил? Он давал вам книгу?
   Николай - А по-русски? Кто "ОН"? Какая книга? Что всё это значит?
   Вестник - Успокойтесь, теперь я вам помочь хочу, но пока вам действительно лучше ничего этого не знать. Вы не понимаете, кого вы видели... Ему нельзя помешать и даже узнать его не всегда можно. Мне тоже во всём этом многое было странно с самого начала, правда, я думала, что всё уже обошлось.., просто ошибка.., но теперь я вижу, что, кажется, в чём-то ошиблась я... Видимо, произошло что-то... Я тоже хочу понять, что же пошло не так. Вы всё мне рассказали?
   Николай - Да что тут рассказывать? Такое же и в бреду не приснится!
   Вестник - Не знаю, как в бреду, но в снах именно такие вещи и снятся. И не просто так.
   Николай - Ну не было никакого сна, не спал я, говорю же! Жена вот тоже, придумала зачем-то, что я чуть ли не на рогах домой пришёл...
   Вестник - Что, простите?
   Николай - То самое, это... - Николай щёлкает пальцами у шеи.
   Вестник - Вы уверены, что тот, о ком она так сказала, были вы?
   Николай (исподлобья смотрит на девушку, крутит у виска пальцем, опять вынимает из кармана ключ) - Что ты мне подсунула?!
   Вестник - Не потеряйте его, в нём теперь все ответы. Я попробую отвести вас.., в такое место.., может быть, там что-то прояснится...
   Николай - Куда? Нет, ты мне сначала всё расскажешь, а потом я сам решу, что я буду делать.
   Вестник - Я не смогу вам объяснить. Больше я ничего не могу для вас сделать. Я сама не знаю, что произошло, но, возможно, это ещё не всё, что должно было случится, поймите, то, что вы хотите узнать, может быть несовместимо с... вашей жизнью, что ли... И, даже узнав, вы вряд ли сможете...
   Николай - "Узнав" что?
   Машина остановилась. Николай и девушка пошли дальше пешком.
  
  
   49. Улица, проспект.
   Дождь был сильный, но народу на улицах было предостаточно.
   Девушка и Николай идут по улице, выходят на многолюдный проспект, долго идут по нему, Николай еле поспевает, путаясь среди прохожих и их зонтиков.
   Они остановились перед неприметной дверью, по-видимому, в парадную. Эта дверь приютилась между солидным бутиком и ещё каким-то рестораном.
   Девушка нашарила на мокрой от дождя стене, в узорах штукатурки, кнопку звонка, нажала.
  
   50. Город изгнанников.
   Звонок раздался в пустоте. В пустоте молочной полумглы тумана. Через мгновение раздался плеск воды, едва различимая лодка причалила к низкому берегу, обрамлённому камнем и булыжником, из лодки вышел субъект с мальчишеским лицом, чёрными смоляными волосами и выстриженной чёлкой, он поднялся на набережную, вошёл в узкую улочку ютящихся к каналу домиков.
  
   51. Проспект.
   Николай и девушка ждали под дождём около закрытой двери, вода стекала по их волосам, лицам.
  
   52. Город изгнанников.
   Человек, вышедший из лодки, подошёл к дверям одного из домиков, в руках у него оказалось кольцо с нанизанными на него металлическими инструментами, напоминающими то ли ключи, то ли отмычки. Он нагнулся над замочной скважиной, вставил в неё один из инструментов из связки, несколько раз пошевелил, повернул... Замок щёлкнул. Он толкнул ручку двери.
  
   53. Проспект.
   Вдруг дверь шевельнулась и приоткрылась наружу. За дверью было ещё темнее, чем на залитой дождём улице, поэтому сначала ничего нельзя было различить.
   Вестник - Обернитесь. Посмотрите, никто за нами не следит?
   Николай повернулся. По проспекту под зонтами бежали прохожие, поднимая веером брызги ехали машины, автобусы, грузовики.
   Девушка быстро потянула на себя дверь, потом точным ловким движением двумя пальцами схватила Николая за шею, отчего он обмяк, уронил на грудь голову, стал, теряя равновесие, валится назад. Девушка подхватила его, втащила в открытую дверь, которая за ними захлопнулась.
  
   54. Город изгнанников.
   Парень, со связкой отмычек, помогал девушке, появившейся по эту сторону двери вытащить потерявшего сознание Николая.
   Вестник - Мы должны его спрятать. Мне надо кое-что обсудить со всеми... Отвези меня.
   Они отнесли Николая в лодку, сели сами. Парень начал шестом толкать лодку вперёд.
   Раздался грохот, похожий на взрыв, где-то невдалеке, потом послышались крики людей, похожие на стоны, быстро становящиеся частью просто шума, плеска воды.
   Лодку качнуло на волне. Девушка посмотрела в сторону взрыва.
   Лодочник - Это приговорённые. Теперь по одному, как этот, не появляются. Всё больше толпой. Ни одна дверь такого не выдержит. Если так будет продолжаться и дальше, они весь город разнесут.
   Вестник - Этот не разнесут. Не для этого он построен.
   Лодочник - Но меня без работы они точно оставят. Ты видела, что остаётся от целого квартала после такой толпы! Какие там двери, замки...
   Вестник - Я с тобой поделюсь. А то мне-то как раз с ними не справиться... Вот, - показывая на Николая, - до чего доходит. Всё теперь перепуталось. Ему совершенно незачем было туда идти, как и многим другим.
   Лодочник - А что он?
   Вестник - Ключник отпустил его.
   Лодка отчалила от берега, и начала путь по заросшим тиной каналам, которые в этом странном городе заменяли большинство улиц, под мостами, они плыли через туннели, пересекали закрытые гавани. Нигде не было видно следов моря, большой воды, больших кораблей, только такие же лодки, баркасы, нагруженные тюками, дровами, соломой, жестью... Нигде не открывалось вида дальше чем на две-три соседние улицы-каналы.
  
   55. Офис Николая.
   Двойник Николая, присев на край стола листает документы, неспешно беря их из папки со стола и складывая в стопку за спиной.
   Входит секретарша, раскладывает на столе новые бумаги. Медлит.
   Светлана - ...Может быть, хотите кофе?
   Двойник Николая - Может быть, может быть...
   Светлана - Генеральный опять вас спрашивал.
   Двойник Николая - Да?..
   Светлана - Я вам уже много раз напоминала.
   Двойник Николая - ...Опять с филиалом напряжённость?
   Светлана - Наверное, но, я думаю, не только.
   Двойник Николая - Хорошо...
   Светлана - А встреча? Вы должны были в коллегию поехать?
   Двойник Николая - Конечно.
   Двойник Николая медленно отложил документы, взял плащ, портфель, направился к выходу. Потом остановился, стал ощупывать карманы, рыться в портфеле.
   Двойник Николая - Светлана, ключей моих от дома не нашлось? Может всё-таки я здесь их оставил?
   Светлана - Нет-нет... Мы же с вами обыскали всё. Нет.
   Двойник Николая - Ну да...
   Двойник Николая вышел из кабинета.
  
   56. Машина Николая.
   Двойник Николая подъехал к важному учреждению, у которого было много лимузинов, у входа охрана в парадной форме, на медной табличке сбоку от входа можно было различить слова "Федеральная" и "коллегия". Подъезжали машины, лимузины, из них выходили люди, спешили внутрь здания. Заседание должно было вот-вот начаться.
   Двойник Николая всё сидел в своей машине.
   Вот уже лимузины стали подъезжать всё реже, потом их движение прекратилось вовсе. Охранники почувствовали себя свободнее, закурили. Заседание шло полным ходом.
   Двойник Николая вздрогнул, огляделся, переключил скорость и поехал прочь.
  
   57. Город изгнанников. Под мостом.
   Лодка причалила под большим мостом, там были ступеньки, которые винтом вели наверх. Их встречал прислонившийся к стене человек с выцветшей кожей, он выглядел понурым или уставшим, но в нём наблюдалась выправка и самоуверенность. На нём было некое подобие чего-то военного: остатки шинели, сапоги с подвёрнутым длинным голенищем, как носили веке в шестнадцатом... Он ждал их.
   Прямым шагом он направился к девушке, поцеловал её.
   Солдат (указывая на Николая) - Ты из-за него задержалась? Я беспокоился. Если Вестник не возвращается вовремя, это плохой знак.
   Вестник - Я не знаю, что произошло, но это всё из-за него. Я сделала всё, что условлено, но он... Его отпустили...Вот...
   Солдат - Как же он мог тогда появиться здесь!
   Вестник - У него там уже есть двойник. Куда его ещё было девать?
   Парень, швартовавший лодку неловко качнул её, фонтан брызг окатил Николая, уже выгруженного из лодки, тот очнулся, глубоко вздохнул, приподнялся на локтях. Он лежал на холодном каменном основании моста и с ужасом оглядывался... Поднявшись на ноги, он пошёл по ступеням наверх. Но выглянув из под моста он увидел всё совершенно незнакомое, дома, каналы, улицы, даже небо было другое. Николай машинально попятился назад.
   Николай - Где та дверь??? - прохрипел он страшным голосом.
   Солдат - Некоторые двери существуют для того, чтобы через них пройти только один раз. Это значит, что выход можно искать в другом месте. Если он, конечно есть...
   Николай - Эй, вы!
   Лодочник - Кажется, мы забыли хлеб-соль.
   Николай - Что это? Я сошёл с ума? Что со мной? Верните меня обратно! Я в этом не участвую!
   Солдат - Не до тебя тут сейчас...
   Парень по его знаку ткнул Николая в грудь, отчего тот плюхнулся на каменные ступени, обхватив голову руками. Потом Николай подвинулся к воде, наклонился над мутной маслянистой гладью, умывает лицо, шею, грудь, в грязных разводах воды видны отражения домиков напротив, стены набережной, лодка, на которой они приплыли, но сколько бы Николай ни изгибался над поверхностью воды, своего отражения и отражений своих спутников он не видит.
   Вестник - Ключ, который мы ему вручили, действительно необычный. Я думаю, всё дело в нём, тут вмешались высшие силы.
   Солдат - Ключник - наша высшая сила.
   Лодочник - Альфа и омега!
   Солдат - Вестник может не справиться с заданием, но чтобы приговорённый был отпущен... Тут что-то не так. То они толпами сюда прибывают, то их, почему-то отпускают. Мы не будем его прятать. Надо сразу отвести его в капеллу.
   Николай - ...Куда вы собираетесь меня вести?
   Лодочник - В капеллу. Это тут вроде английского клуба...
   Николай - Может мне туда не надо?
   Солдат (обращаясь к девушке) - Ты должен себе уяснить, что здесь всё бессмысленно - твоё мнение, моё, любые желания и нежелания.
   Николай - А если я убегу?
   Солдат - Твоё дело. Это, как и всё, что бы ты ни предпринял, одинаково бессмысленно... Здесь. Убежать отсюда невозможно. Просто некуда. - девушке - Ведите его. - Николаю - Мы увидимся, попозже. Когда с тобой можно будет говорить. У нас к тебе есть вопросы.
   Человек с выцветшей кожей быстро удалился, скрывшись за мостом, девушка, едва успела ответить на его поцелуй.
   Николай - Кто он?
   Вестник - Солдат. Его здесь называют Солдат. Он на службе у... Этого города. Он командует всадниками...
   Николай (мрачно глядя на воду) - Морскими коньками...
   Вестник - ...Это что-то вроде местной полиции или армии, или даже ремонтной службы. У нас всего-то этих служб немного. Они должны разобраться...
   Николай - Давай разберёмся, как я сюда-то попал?
   Вестник - Вы не помните?
   Николай - Нет...
   Лодочник - А ведь такое могло бы запомниться надолго...
   Николай повернулся, чтобы идти, но обернулся к девушке на полушаге. Она, в своём странном готическом наряде, выглядела здесь как-то кстати.
   Николай - Тебя как "здесь" называют?
   Вестник - Я Вестник.
   Николай - Вестник... Так ты мне весть принесла... Ну-ну.
   Вестник - Куда вы? Вам ещё нельзя здесь одному.
   Лодочник - Тебе бы надо показать, что здесь и как.
   Николай - Плевать!
   Вестник - Вы же хотели услышать ответы на свои вопросы?
   Николай - Спасибо. Нет аппетита.
   Николай, поднявшись на мост, быстро пошёл в ближайший проулок. Он шёл так быстро, как будто за ним гнались...
  
   58. Город изгнанников. Улицы.
   Это был старый город. Нагромождение камней, дерева, черепицы, глины, форм, размеров, объёмов, втиснутых, приплюснутых друг к другу, будто поджавших ноги над водой, которая каналами, канавами, лакунами, лужами превращала это поселение в огромное фантастическое живое болото. Узкие, мощёные камнем или брёвнами, улочки, ютящиеся, громоздящиеся друг на друга домики, пристройки, нависающие балконы, галереи, мансарды, лавки, лотки, вывески, трактирные лавки, разложенные и развешенные товары торговцев из всех окон и дверей - всё перемешивалось и перемешивалось в одну сплошную неароматную массу.
   Прохожие были ещё более странны... Один человек в арабском халате, другой в котелке и с тростью, третий в тунике или набедренной повязке на чёрном теле, старуха в чепце, испанец в высоких ботфортах, какой-то тип в нацистской каске с закатанными рукавами. Какое-то вавилонское столпотворение не только народов, но и времён! Конные и пешие, повозки, рикши, паланкины, верблюды, слоны, ослы, велосипеды. Торговля, обмен, толкотня, шум, какое-то веселье, бренчащая музыка: волынки, тамтамы, скрипки, лютни, флейты, трубы, может даже орган...
   Где-то раздался очередной взрыв, послышались крики людей, потом вроде поутихли. Никто на это уже не обращал внимания.
   Опять раздался взрыв, теперь с другой стороны.
   Николай бежал по закоулкам этого странного места, города, через улицы, мосты, дворы, заваленные хламом. Он протискивался сквозь народ, задевая столы с товарами, ему что-то кричали продавцы, визжали животные...
   Николай бежал, наталкиваясь на странных прохожих, спотыкаясь о лежащих пьяных. Пьяных было очень много. Вокруг царило какое-то мрачное веселье, встречались процессии с факелами, женщины пляшут, на некоторых перекрёстках стоят или уже опрокинуты бочки со спиртным. Люди испражняются в сточные ямы, в одной из них спал человек... Лабиринт каналов и улиц бесконечен, нигде нет открытого пространства, чтобы увидеть окрестности, да и есть ли они...
   Улицы и дома не кончались. Город никак не превращался в окраины. Был какой-то замкнутый, неповторяющийся круг городских построек.
   Иногда Николай думал остановиться, передохнуть, но в этот момент он замечал, что впереди, по улице или переулку, открывается дверь какого-то дома и из неё, навстречу ему, выходят парень из лодки и девушка-Вестник. Это было невозможно, но Николаю было не до рассуждений, он поворачивал в обратную сторону. Так продолжалось несколько раз, всякий раз, появление парня и Вестника было неожиданно и прямо на пути Николая...
   Николай хотел спрятаться, заскочить в какой-нибудь дом, но все двери домов перед ним странным образом не слушались его, при его приближении захлопывались, намертво вмуровывались в стены.
   Накопленное бешенство придавало Николаю энергии, чтобы бежать.
   Николай прыгал по крышам пристроек, проваливался в подвалы, где в кишащих полудохлыми крысами канавах, тянущихся под улицами и домами, полз на брюхе. Сток вывел его в канал, он упал в мутную воду и выплыл на противоположной стороне.
   Потом Николай очутился в очередном проулке, куда попал, убегая от опять неизвестно откуда взявшихся на его пути парня и Вестника, тут, он забежал в какой-то дворик, потом ещё в один, и, прямо перед ним, в стене дома, оказался дверной проём, но двери в нём не было, он был завешен занавеской. Николай поспешил туда.
  
   59. Город изгнанников. Дом женщины.
   По узкой тёмной каменной лестнице, выкрашенной извёсткой, Николай поднялся на следующий этаж. На втором, последнем этаже, почти на чердаке, была небольшая площадка с низким потолком и узким окошечком. В окошечке лестничной площадки была видна часть проулка. Там мелькнули удаляющиеся фигуры парня и Вестника, которые крутили головами во все стороны, словно вынюхивая Николая.
   Дверной проём в следующее помещение здесь тоже был, и тоже с занавеской, а не с дверью.
   Николай вошёл в небольшую каморку, разделённую перегородкой на две комнатки, объединённые маленьким коридорчиком.
   В одной комнатке на ящиках, отвернувшись к стене, лежал мужчина, даже в горизонтальном положении он казался небольшого роста, у него были уродливые конечности. Он уже спал. Тут было ещё несколько ящиков, кружки, тряпки, ведро с водой.
   В другой комнатке на железной кровати сидела женщина. У неё тоже были навалены ящики, а также что-то напоминающее стол, еще было небольшое окошко, чем-то завешенное, из-за которого доносилось голубиное курлыканье
   На полу лежали циновки.
  
   60. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины.
   Николай стоял в проёме дверей.
   Николай - ...Можно?
   Женщина - Входи.
   Женщина не повернула головы, если бы не её слова, можно бы было подумать, что она вобще не среагировала.
   Николай сел на один из ящиков. Помолчал. Он откинул голову к стене, прикрыл глаза и задремал.
  
   61. Спортивный универмаг.
   Игорёк водит Двойника Николая по отделам, покупает ему и себе разные походные снасти. Сам уже одет в пробковый шлем, безрукавку с карманами, сапоги от бёдер. Двойник Николая бродит за ним с неохотой, как на привязи.
   Игорёк - Старик, это на тебя нашло. Заработался. Перемены, они переключают, перезаряжают. Даже новая вещь, предмет одежды, может менять настроение. Тебе надо полностью экипироваться. В этом тоже интерес есть. Чтобы всё на высшем уровне! Вот тут, смотри, сумки, подсумки, для разных мелочей, с кармашками, хочешь на пояс, хочешь, как кобуру под плечо, хочешь...
   Двойник Николая - Мешочник!
   Игорёк - Подожди ты, мы ещё удочки не смотрели!
   Двойник Николая - Слушай, тошно. Меня вобще ехать не тянет! Не до отдыха.
   Игорёк - Старик, нет проблем. Понимаю. Сборы не для слабонервных. Я бы, конечно, и сам мог, но мы же вместе едем...
   Двойник Николая - Ты больно далеко уже уехал. А меня не тянет!
   Игорёк - Мы ж хотели все соседние с Голубыми озёра объехать! Мотор-то хоть помоги выбрать! Я в этих железках не очень... Остальное я сам.
   Двойник Николая (наливаясь краской, подходя вплотную к Игорьку) - Да иди ты, со своими моторами!
   Игорёк - Старик, ты чего?
   Двойник Николая - Ничего.
   Игорёк - Случилось что-то? Дома? С Иркой, "того"?
   Двойник Николая - Да нет, вроде.
   Игорёк - Вроде?
   Двойник Николая - Ну, ключи от дома пропали...
   Игорёк - Ну и что? Закажи новые. Делов-то!
   Двойник Николая - Понятно. Но странное дело, никак не могу вспомнить, где, как...
   Игорёк - Старик, на тебя не похоже, всегда такой правильный, спокойный. Пойдём развеемся, моторы на втором этаже, разливуха на третьем.
   Двойник Николая - Я домой поеду. Надоело. Извини, созвонимся.
   Двойник Николая быстро пошёл к выходу.
  
   62. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины.
   Николай спит. Ему снится сон.
  
   63. Сон Николая.
   Николай видит этот странный город, куда он попал, с высоты, его улицы и каналы, петляющие во все стороны, от горизонта до горизонта, он видит толпы людей выходящие из домов с одинаковыми серыми лицами. Они стоят и смотрят вверх, их очень много. Потом в разных концах города начинаются беззвучные взрывы, они уничтожают город, взметая в воздух дома, стены, мосты, обрушивая в воду людей, камни. Но это уже его родной город, со знакомыми зданиями, автомобилями. На улицы тоже выходят люди, тоже издалека приближаются один за другим взрывы...Со всех сторон надвигается огонь и вода. После взрывов не остаётся ничего, кроме бескрайней поверхности воды с плавающими обломками. Но вот, вода замерзает и превращается в снежную пустыню... И всё это совершенно беззвучно, только с самого начала сна звучит голос, странный голос...
   Голос юродивого - ...не сеет, не жнёт, не заботится о хлебе насущном, кто проводит дни в праздности, а ночи в смятении, кто отрёкся от благ мирских ради невзгод, но благ высших, кто словом может насытиться и словом же отравиться, кто видит не то, что есть, а то, что снится, и слышит, как пламя превращается в воду, кто в темноте чувствует притяжение металлов, кто не знает ни любви ни ненависти, кто каждое утро отдаёт свою душу приходящим с востока волхвам, дабы они возвратили её вечером, утомлённую расхожими истинами, кто находит отдых на спине плывущего по поверхности моря левиафана, к кому сон приходит только под покрывалом, вышитым невидимыми знаками языка, на котором думали, но так и не научились говорить остроносые обезьяны, родившиеся в кратерах вулкана сомалийских гор, кто одним вздохом может угадать все музыкальные интервалы в убегающем вечернем свете, тому - суждено родиться вновь, быть снова младенцем, отроком, юношей, и к пятнадцати годам вспомнить предыдущую жизнь, заменить ею свою, юношескую, отыскать адреса прежних друзей, покинутые дома, чёрные лестницы, и, на чердаке, среди разного рода старинных диковинок из настоящего резного дерева, или цветного стекла, или прошитой кожи, двигаясь в пылинках солнечного луча из-за закрытых рассохшихся створок чердачного окна, выбраться на крышу, залезть на осыпающуюся печную трубу, взмахнуть крыльями, спланировать вниз к клочковатой стае голубей, клюющих перед стеклянными дверями магазина пшено, разбросанное для них пожилой женщиной, живущей на первом этаже этого же дома в комнате с провалившимся полом и геранями во всё окно, а когда голуби улетят, пойдёт дождь, смоет крупинки пшена в лужу у самого крыльца и их прибьёт к берегу ровным рядком желто-белых бусинок, как первые хлопья снега...
  
   64. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины.
   Николай очнулся, стал оглядываться. Женщина сидела на том же месте, в той же позе.
   Женщина - Потерялся? Здесь недавно, наверно? Тут сейчас много таких, как ты, бродит.
   Женщина говорила монотонно, смысл её слов никак не вязался с выражением её лица.
   Николай - Да, и...
   Женщина - ...У тебя есть вопросы? Не трудись. Здесь не задают вопросов. В этих стенах тем более. Ни к чему. Мы всё забыли. Кто мы, где мы. Рано или поздно все успокаиваются, находят для себя что-нибудь...Так происходит со всеми, кто попадает сюда. И понимание приходит... Но ты спрашивай, тебе легче станет.
   Николай - Что это за место, этот город, или.., что это?
   Женщина - Никто этого не знает.
   За стеной, по-видимому, во сне, застонал мужчина.
   Женщина - Не обращай внимания. А я привыкла. Он не любит ни с кем, кроме себя, разговаривать, как и многие здесь, но соображает он лучше, чем я, и помнит больше. Потому и мучается.
   Женщина постучала в стену. Там раздалось кряхтенье, скрип, громкие глотки воды.
   Женщина (прислушиваясь к звукам за стеной) - Он говорит, что тебе нужно многое узнать.
   Николай - Как говорит, никто же ничего не говорил?
   Женщина - Я уже давно его знаю, поэтому понимаю. Особенно, когда он волнуется, как сейчас. Это из-за твоего прихода.
   Николай - Что мне нужно узнать?
   Женщина (прикладывая палец к губам, прислушиваясь) - Сейчас... Надо не слушать, а ждать...
  
   65. Город изгнанников. Дом женщины. Комната юродивого.
   Мужичок ворочался на своей лежанке, устраиваясь, лёг на спину, запрокинул лицо, положил руки под голову, закрыл глаза. Он не спал, казалось, он собирал мысли. Когда он заговорил, глаза его не открылись, но зрачки под веками продолжали вращаться. Прямо напротив него, через дверной проём, за развеваемой ветром занавеской было окошечко на лестничной площадке, на котором, что-то задорно клевали то появляясь, то исчезая голуби. Губы юродивого двигались не всегда в такт словам, как будто говорил не он, а кто-то другой. Но это был тот самый голос, вещавший Николаю во сне. Потом этот голос стал слабеть, он лихорадочно договаривал, всё тише и тише, в конце концов юродивый уснул.
   Голос юродивого - ...никто не помнит, когда первые голуби переселились жить в города, заняли чердаки, вентиляционные шахты, теплоотводы, заложенные печные проходы, они всё смелее и смелее появлялись на улицах, на подоконниках, разгуливали по крышам, они держались по одиночке, но как только видели обронённую крошку или семечку, слетались со всех сторон с шумом, похожим на морской прибой в песчаном заливе, даже инвалиды, потерявшие коготь, палец или целую ногу, отнюдь не в бою с кошками, а по собственной глупости, запархивая на ночлег в трансформаторные будки, даже они отличались бойкостью характера и не уступали ни в чём жирным здоровякам, но особенно полюбились голубям памятники, статуи и всевозможные скульптурные выступы на стенах, голуби и даже другие птицы испытывали гордость, имея возможность самодовольно гадить на различных важных особ без всякой помехи, слёту, в пике, прицельно и не очень, благо те были неподвижны, конечно можно было остаться безнаказанным, обделав любого прохожего, с достаточной высоты, но тут требовалась сноровка в стрельбе по движущейся цели, а самое главное, у статуи можно было назначать свидания с голубками, а ещё вокруг статуй часто гуляли сердобольные горожане, не скупящиеся на крошки, одна такая статуя в углу городского парка, небольшая, чуть покосившаяся и закопченная, тем не менее привлекала голубей и прочих птиц своей необычностью, у неё было два лица, те, кто умел читать, могли бы прочесть на медной табличке, торчащей из земли тут же, что речь шла о, так называемом, "двуликом" Янусе или Yanus Pater, о том, чьё имя произошло от латинского ianua, что значит "двери", "врата", он, будучи богом входов и выходов и всякого начала (первого месяца года названного по имени Януса январем (Januarius), первого дня месяца, первого часа дня, начала жизни всякого человека), занимал место в начале какой бы то ни было молитвы, вобще при обращении к богам первым было всегда имя Януса, его праздник - "агонии" - приходился на девятое января, его жрецом был жрец, символически заменявший императора, "царь-регия", "царь священнодействий", возглавлявший иерархию римских жрецов, изображения Януса на монетах, в скульптуре, фресках попадались чаще всего с ключами, 365 пальцами по числу дней в году, который он начинал, и с двумя, смотрящими в разные стороны лицами, двуликость его объясняется тем, что двери ведут и внутрь, и вовне дома, а также тем, что он знает и прошлое, и будущее, также он покровительствовал любому выбору, он же призывался при объявлении войны, что могло знаменовать связь мира и войны, космического и земного порядка...
  
   66. Город изгнанников. Дом женщины. Комната женщины.
   Николай сидел обхватив голову руками. Вокруг была тишина, но в его голове сам собой возникал голос юродивого, как радио, он то становился тише, то громче.
   Николай - Что это?
   Из-за стены послышался скрип, кряхтенье, зевок, потом всё смолкло.
   Николай - Что это было?
   Женщина - Не знаю. Я же говорю, он многое помнит. Сам не знает, что и зачем.
   Николай - Вы слышали?
   Женщина - Я его всегда слышу.
   Николай - Мне тоже встретился такой, с ключами.
   Женщина - Ключник?
   Николай - Кто?
   Женщина - Слово так и вертится на языке.
   Николай - Кто он?
   Женщина - Не знаю, не помню.
   Николай - А потом была ещё эта странная девчонка, ключ её этот. Я даже видел сам себя! Я по телефону с этим типом говорил! Где я? Что это? Сон?
   Женщина - Что ж, он говорит, что все мы встречались с ним. А потом оказывались здесь. Только я не помню.
   Николай - ..."Здесь"?
   Женщина - Конечно, для каждого не всегда было "здесь". Было и что-то другое. Могло быть и ещё что-то. Но я не помню.
   Николай - Вы совсем не помните, откуда вы, кем вы были?
   Женщина - Никто этого здесь не помнит.
   До Николая опять донеслось бормотание юродивого.
   Николай рассматривал женщину, по виду ещё не старую, хотя глаза её были чересчур усталы, она была даже красива, под лохмотьями её туники угадывалась ещё сильная грудь, широкие бёдра, крепкие ноги. Николай залюбовался ею. Она не отрываясь смотрела на узкую щель своего полузавешенного окна, находившегося у самого пола, мимо него тоже то и дело прохаживались голуби, по карнизу с наружной стороны.
   Голос юродивого - ...двойственность - свойство и черта этого мира и всех частей его составляющих, даже самых малых, чтобы начаться, надо начаться с одного, и должно закончиться другим, иначе ничего не начнется, ничем не закончится, как с солёного переходишь на сладкое, со света в тень, от войны к миру, и эта война - это только необходимая, другая сторона мирной жизни, когда шла эта война, мужчины уходили и не возвращались, уходили их младшие братья и тоже не возвращались, ушли сыновья и не вернулись, а когда женщины собрались последовать за отцами, мужьями и сыновьями, то увидели, что с противной стороны на встречу идут тоже женщины, тогда война решила дать передышку, чтобы женщинам хватило времени нагулять молока, чтобы вырастить новых мужчин, но у женщин от горя уже молока больше не было, мужчины больше не вырастали, рождались только девочки, а им ведь не надо молока, девочки могут расти без солнечного света, без простора, на полу из сырой земли, от этого они только больше наливаются соком бессовестного молчания, их глаза становятся шире и глубже, и в ясную ночь этими глазами можно увидеть на небе сердце вселенной, проколотое единорогом, но война всё равно забрала их всех, те, кого война всё-таки оставила в покое, отправились искать берег большого моря, чтобы построить там новые дома, и, может быть, там родить мальчиков, чтобы продолжить своих погибших мужчин, но они были женщины, женщины, которые уже забыли как пахнут мужчины, а такие женщины не умеют думать одну мысль так, чтобы она стала превращаться во что-то осязаемое, поэтому, выйдя к берегу моря, они опустились на колени, положили ладони на воду и почувствовали, как солёное море проникает в их кровь, наполняя её неделями размеренной пустоты, месяцами безразличного безветрия, годами приливов и отливов и больше ничем, после этого, каждой из них приснился старик, который подарил им ключ, они думали, что своими мучениями заслужили, чтобы этот ключ мог открыть им врата в рай, но, когда в следующем сне увидели огромный город, каждая дверь в котором открывалась их ключом, они поняли, что останутся в этом городе навсегда, потому что здесь их уставшие тела наконец-то оставили их, и они превратились в бесплотные души безразличные и беспомощные...
   Наступила тишина. Потом хлопнула от сквозняка занавеска на дверном проёме.
   Николай - Что вы тут делаете? Как же живёте?
   Женщина - Как ты сказал? "Живёте"? Да... Наверное... А вобще, здесь ничего не делают.
   Николай - Этот, за стеной, муж он вам?
   Женщина - Не знаю. Мы понимаем друг друга... Что тут ещё скажешь?
   Женщина подошла к небольшому окну, чтобы завесить его одеялом, когда она обернулась, Николай уже крепко спал, привалившись к стене. Женщина, сняв с окна одеяло, укрыла Николая, села обратно на кровать.
  
   67. Машина Николая.
   Двойник Николая едет по улицам, мимо соборов, музеев, дворцов. Он смотрит на всё глазами человека, который впервые попал в этот город, глазами иностранца...
  
   68. Набережная.
   Двойник Николая вышел из машины на набережной большой реки, протекавшей через весь город. В этом месте река была шире, она делала поворот, отсюда можно было окинуть взглядом большую часть центра города. Набережная плавно спускалась к воде, в которой отражались огни города. Уже смеркалось. Двойник Николая закурил.
   Вокруг парочки, несколько студенческих компаний, подъезжают машины с молодожёнами, шампанским, все любуются видами города, фотографируются, целуются.
   Потом стало совсем темно, но людей на набережной не убавилось, спиртного тоже.
   Какой-то бездомный подобрал недопитую бутылку шампанского, отыскал стаканчик, сел на камни, свесив ноги вниз, стал себе наливать, попивать. Двойник Николая подошёл к нему, сел рядом, в руке у него тоже был пластмассовый стаканчик, он молча подставил его бездомному, тот великодушно ему налил.
  
   69. Город изгнанников. Улицы.
   Николай шёл от дома женщины, обернувшись, он увидел в окошечке её комнатки часть её лица, она по-прежнему сидела на своей кровати.
   Николай свернул в первый попавшийся переулок, побрёл по нему и оказался на небольшой площади.
  
   70. Город изгнанников. Площадь.
   Площадь была окружена домами, башнями. В центре площади, где Николай присел передохнуть и напиться воды находился покосившийся мраморный фонтан. Маленькая мраморная девочка льёт из кувшина воду себе на руку.
  
   71. Квартира Николая.
   Утром в ванной Юра смотрит на струю воды, льющуюся из крана ему на руку.
   С расчёской в ванну заходит Ирина.
   Ирина - Что с тобой? Почему не чистишь зубы?
   Юрка - Уже почистил.
   Ирина - Тогда иди завтракать!
   Юрка (повернувшись к матери) - Мам, а вы с папой поссорились?
   Ирина - Что?!
   Юра молчит.
   Ирина - Иди, ешь. Всё на столе.
   Ирина заходит в комнату, где Двойник Николая завязывает галстук перед зеркалом (в котором он неплохо смотрится). Она обнимает его. Он замирает. Ирина отстраняется.
   Ирина - Ребёнок решил, что мы поссорились.
   Двойник Николая - Правда?
   Ирина - Что правда?
   Двойник Николая - Мы поссорились?
   Ирина - Ты зачем спрашиваешь?
   Двойник Николая - А ты сама как думаешь?
   Ирина - Что?
   Двойник Николая - Ну, поссорились мы или нет? - выходит из комнаты.
   Ирина - Не знаю.
   Все завтракают на кухне. Молча. Мучительно молча.
   Двойник Николая - ...Мне сегодня столько ерунды снилось...
   Юрка - Папа, тебе сны что ли снятся?
   Двойник Николая - Почему бы и нет? Думаешь, только дети видят сны?
   Ирина - Рассказывай, может быть, мы проникнем в твоё подсознание!
   Юрка - Что это, "подсознание"?
   Ирина - Люди не всегда знают, чего им хочется, подсознание - это такая часть ума, которая точно знает, чего хочет наш папа. Сон - это когда работает одно только подсознание, тогда оно командует мыслями, но нашим папой в последнее время никто не командует, даже он сам.
   Двойник Николая - Нет, Юра, дело в том, что люди часто думают одно, говорят другое, а делают третье, им так удобно, а во сне человек не может ничего изменить, поэтому, зная, что приснилось, можно сказать, какой человек на самом деле. Но проблема в том, что только сам человек может рассказать про свой сон, а это опять-таки зависит от него...
   Ирина - Ешь, Юра, папа иногда говорит непонятно, но он всё равно добрый, - Николаю, - Так что же там во сне случилось?
   Двойник Николая - Я уже всё не вспомню...
  
   72. Город изгнанников.
   Это сравнительно спокойная часть города. Здесь мало людей, только серые стены заборов и домов. Некоторые дома кажутся совсем нежилыми, они как будто ждут своих жильцов...
   Вдруг, из одного дома, точнее из-за его двери начинает доноситься гул, стены сотрясает, внутри что-то вспыхивает, наконец, дверь краснеет, плавится и взрывается, разметав часть стены. Раздаётся тот самый грохот, который услышал Николай при своём появлении здесь. Когда дым понемногу разносит ветром, видно, что от двери ничего не осталось. На её месте страшный чёрный провал. Но, по мере того, как дым рассеивается, чернота провала начинает шевелиться. Огромное количество людей барахтается там. Они оглушены, или в полусознании, или сонные. Все по-разному одеты, кто-то в нижнем белье, арабы, белые, негры, монголоиды... Они ползут наружу, с округлившимися безумными глазами, пихаются, валятся друг на друга. Они воют и издают нечленораздельные звуки, как животные, они расползаются по тёмным закоулкам улицы. Лишь единицы способны окинуть окрестность взглядом, в котором есть крупицы мысли. Такие даже встают на ноги, они морщат лоб, чтобы соединить несоединимые края сознания, но их усилий не хватает.
   Кто-то из местных провожает некоторых из них, уводя в переулки, впуская в дома...
   Через пару мгновений, когда поток новых изгнанников ослабевает, тихо, замедленно заваливаются оставшиеся части дома, поднимая тучу пыли.
  
   73. Квартира Николая.
   Двойник Николая - ...Я уже всё не вспомню... Какие-то люди, толпы, с постными, то есть, без выражения, лицами... Сначала они долго идут, идут, их становится всё больше, а потом словно проваливаются куда-то, и, как червяки, вылезают из какой-то дыры, в дыму и в огне... И таких толп много, всё проваливаются и вылезают...
   Ирина (Николаю) - Хватит за столом. - Юре, - Юра, ешь!
   Юрка - Я ем.
   Ирина (Николаю) - Ты ключи свои нашёл?
   Двойник Николая - Нет.
   Ирина - Тогда надо новые заказать.
   Двойник Николая - Сделаю.
   Ирина - От машины у тебя лишние были, а от квартиры - нет?
   Двойник Николая - От машины запасные ключи - твои были. Сама не ездишь.
   Юрка - А как делают ключи?
   Двойник Николая - Я и сам толком не знаю... Кажется, есть станок специальный...
   Двойник Николая поднялся из-за стола, подошёл к окну.
   Ирина - Так и будем ключи друг другу передавать?
   Двойник Николая - Я же сказал, сделаю.
   Юрка - Я тоже хочу заказать ключи!
  
   74. Город изгнанников. Улицы.
   Николай пытается расспросить какого-то пьяного китайца в соломенной шляпе. Он трясёт его за одежду. В кармане куртки Николая болтается полупустая бутылка.
   Николай - ...Капелла? Где она тут у вас?
   Китаец пытается вырваться, он так пьян, что не может связать двух слов. Вместо ответа он только протягивает Николаю ещё одну непочатую бутылку.
   Николай - Да как же я найду эту капеллу, если ты не отвечаешь? Хоть пальцем покажи! Ка-пэ-лла!
   Солдат - Ничего не получится. Я же говорил тебе. Бессмысленно. Они, в отличии от тебя, это очень хорошо понимают.
   Солдат, Вестник и парень, открывавший двери и управлявший лодкой, появились за спиной Николая неожиданно, как из пустоты. Только раздался скрип какой-то двери ближайшего дома.
   Николай - Опять ты!
   Николай бросается с кулаками на Солдата, но получает отпор. Он сидит в грязной луже и размазывает красную соплю по подбородку.
   Солдат - Случилось так, что нам нужен ты. И ты пойдёшь с нами. Ты хотел знать, что с тобой произошло? Мы тоже этого хотим. На некоторые твои вопросы у меня есть ответ, а ответы на наши вопросы мы из тебя добудем. Обещаю тебе это.
  
   75. Город изгнанников. Канал.
   Николай и его спутники идут через улицы, дворы к каналу, где они садятся в лодку, и молодой парень, заняв место на носу, шестом отталкиваясь от стен канала, куч мусора на дне, направил лодку по течению.
   Солдат - ...Этого города не существует. Его нет на земле, на небе, его нет нигде. И нас всех не существует. Но мы с тобой беседуем. В этом всё дело. Вокруг тебя такие же как и ты, изгнанники. Их поместила сюда сила, которую древние называли Янус, Бог Янус. Для нас он Ключник. Эта сила может менять человеческие судьбы и меняет их, когда приходит время. Видимо, твоё время пришло. Ты оказался на краю, у черты.
   Николай - Как на краю? У меня всё нормально, дом, работа.
   Солдат - Ты думаешь, ты можешь судить об этом? Ты уверен, что знаешь, для чего родился? К Ключнику можно попасть будучи и совсем благополучным человеком, ты делал там хорошо своё дело, допускаю, но разве это всё, на что ты был способен? У тебя должен был быть путь, но ты, значит, где-то с него свернул, иначе Ключник не выбрал бы тебя, не послал тебе Вестника, и ты не оказался бы здесь.
   Николай - Путь?
   Солдат - Предназначение, оно есть у каждого. Есть начало пути, но пройти до конца могут не все. Существуют знаки, они, как указатели, направляют тебя по твоему пути. Это может быть какой-то случай, произошедший с тобой, какая-то встреча, прочитанная в книге мысль. Это ключи, которыми ты можешь открыть следующую дверь на своём пути. Если ты не будешь сворачивать со своего пути, рано или поздно, ты найдёшь их все. Даёт их нам та самая сила - Янус, Ключник. А если человек сбился с пути, не ищет его, разучился разбираться в знаках судьбы, он становится добычей Ключника. Ему Ключник посылает Вестника и с ним особый знак, например в виде настоящего ключа от двери. Любая дверь, открытая таким ключом, становится проходом в небытие, то есть сюда. Каждый из нас однажды проснулся в этом городе. Но перед этим, за дверью, которую мы открыли, нас встречал сам Ключник, он давал каждому подписать страницу его жизни. И тот оказывался здесь, а на его месте, в обычном мире, появляется двойник, который доживает ту его жизнь, ставшую путём двойника. Мы, таким образом, остаёмся здесь навсегда. Мы как склад неудавшихся человеческих судеб, им нашли замену, они никуда не годятся, но выбрасывать жалко. Нас скапливается всё больше и больше. Мы ни к чему не годны здесь, мы теряем память, рассудок, разве что из нас выбирают тех самых вестников, которым разрешается появляться в том мире, да ещё кое-кого для местных надобностей. Эти, хотя и лишены воспоминаний, как все, но ещё сохраняют какой-то человеческий смысл, Ключник оставляет им немного ясности ума..
   Николай - Почему же он просто не убивает? Или это и есть загробный мир, может мы все умерли?
   Солдат - Не могу тебе сказать, как выглядит загробный мир, не знаю. Но я себя мёртвым не считаю. А не уничтожают нас потому, что мы поддерживаем равновесие. На каждую удавшуюся судьбу, на каждого человека, который добился в своей жизни чего-то, приходится несколько десятков таких как мы. Это необходимый процент. Мы другая сторона мира. Если бы нас было хотя бы чуть больше, там прекратилась бы жизнь, прогресс, развитие и тому подобное. Не смогли бы талантливые люди преодолеть безразличие и бездушность двойников. Если бы нас было меньше... Но такое практически невозможно. Человек не совершенен, а общество, которое он себе создаёт не совершенно и подавно!
   Николай - Сказки какие-то!
   Солдат - У древних не было науки, поэтому они могли верить необъяснимому, они молились Янусу, приносили ему жертвы, лишь бы он направлял их в их жизни. Теперь этого нет, и Ключник озлоблен, он не только жестоко расправляется с теми, кто потерял свой путь, но и ищет новые жертвы, он почти не даёт шанса, если человек где-то даже случайно оступился, свернул, всё, этот человек уже здесь. Его путь остаётся непройденным, а там, куда он свернул, как собака на сене остаётся двойник. Сам ничего не хочет добиться и у человека судьбу отнял.
   Николай - Так значит, я видел этого двойника?
   Солдат - Это-то и странно. Тебе Ключник создал двойника. Ты должен был сразу оказаться здесь, подписав книгу у Ключника, потерять память или даже ум. Но он тебя отпустил. Зачем тогда двойник? Ты попал сюда по своей воле, не так, как все. Как приходят и уходят вестники. Но, я думаю, это пока. Это намеренно. Ты выполнишь здесь то, зачем послан, и Ключник завершит своё дело.
   Николай - То есть существует способ вернуться? - Николай показал на девушку-вестника.
   Солдат - Она вестник. Она твой вестник. Вестников Ключник выбирает среди нас, - Солдат показал рукой на пьяную процессию, пересекающую канал по мосту, - Но не каждый может им быть. Вестники - люди особой судьбы, эту судьбу дарует им Ключник, взамен и обычной жизни, и существования здесь, он учит их находиться и в том мире, и здесь, разбираться в знаках, искать приговорённых. Они во власти Ключника. Когда вестник на задании, он является частью Ключника, он осознаёт и себя, но руководит всеми его действиями Ключник.
   Николай - Как же мои.., моя семья?
   Солдат - За них не волнуйся, у них есть ты, точнее твой двойник, именно такой, какой ты и должен был быть, если бы родился именно для той жизни. Он не лучше и не хуже тебя, он создан для того, чтобы прожить именно ту жизнь, какую ты выбрал, раз уж ты не смог выбрать другую. Никто не заметит перемены, его будут любить и ненавидеть так же как тебя.
   Николай - И Юрка?
   Солдат - Так же, как тебя... Все мы приговорённые, изгнанники, каждый в своё время получил ключ, подписал свою страницу, проснулся в этом городе. Это тупик. Здесь нет времени, нет цели, нет смысла, нет ничего, нас как будто не существует, нам нечего делать, но мы есть. Мы когда-то были людьми и способность привыкать, одна из самых главных человеческих особенностей.
   Николай - И большой этот город?
   Солдат - Никто не знает. Но, судя по нарядам некоторых из нас, там, в мире, прошли уже тысячи лет с тех пор, как сюда попали первые изгнанники.
   Николай - Что же, здесь живут вечно?
   Солдат - Вообще-то здесь даже не живут, здесь всего лишь находятся. У нас нет времени. Мы часто не можем вспомнить даже своё лицо. Но окончательно исчезает тот, кто нарушит закон входов и выходов, это единственный и основной здесь закон. Но такого почти не бывает
   Николай - Но ни вас ни всего этого ведь нет!?
   Солдат - Если человек умирает - его нет. А мы есть. Или ты не согласен? Ты меня ударил - мне было больно. Надеюсь, и я тебя не сильно задел?
   Николай в ответ молчит, насупившись и с ненавистью глядя на Солдата. Лодку сильно качает на волнах.
   Николай - Чего вы сами-то хотите?
   Солдат - Нам уже ничего не нужно.
   Николай - Вы работаете на этого...
   Солдат - Мы существуем.
   Вестник (привстаёт и смотрит вперёд) - Мы на месте.
  
   76. Город изгнанников. Перед Капеллой.
   Канал раздался в стороны, образовав небольшую заводь, обрамлённую постройками. В одном месте стены канала прерывались, в воду спускалась широкая лестница из белого камня.
   Они вытащили лодку на выступающие из под воды ступени. Лестница заканчивались наверху величественным сооружением из башен и куполов. Высокие узкие окна мерцали неровным светом, внутри горели свечи, факелы, играла музыка, стоял гул голосов.
   Солдат - Мы отмечаем наш, можно сказать, государственный праздник, Агонии. Агонии - это древняя ритуальная традиция, связанная с поклонением Янусу. Агонии у нас празднуются всегда и везде. Сколько мы существуем.
   Николай - Я заметил, в городе своеобразное праздничное настроение...
   Солдат - Никто из нас уже никогда не узнает и не вспомнит, каково было его предназначение в той жизни, но силы и желание чему-то следовать ещё остаются...
   Николай - И..?
   Солдат - Депрессия. С которой нужно справляться. Тут или сходят с ума, или спиваются, или жрут наркотики. Чаще всего, все пытаются покончить самоубийством. Но Ключник не позволит, он отнимет разум. Нужно тебя кое-кому показать. Так что, пошли, может быть, развеешься.
   Солдат обнял Вестника за талию и они вошли в огромные стрельчатые ворота.
   Николай и парень задержались снаружи.
   Лодочник - Ну что, дядя? Глаза на лоб полезли? Бывает. Пойдём, я тебя и с "конфетками" познакомлю!
   Николай - Спасибо.
   Лодочник - Как хочешь. Если что, не ёрзай, здесь по-простому!
   Парень тоже вошёл, а Николай сел у ворот на ступени и закурил.
   Неподалеку с непроницаемым выражением на лице вооружённые мечами, арбалетами прохаживались подчинённые солдата, всадники, охранявшие капеллу. Теперь они поглядывали на Николая, ловя каждое его подозрительное движение...
  
   77. Музыкальная школа.
   Двойник Николая, Ирина, Юра на концерте в музыкальной школе. Родители, бабушки, дети рассаживаются в зале. На передних рядах мальчики и девочки в белых рубашечках, все по возрасту старше Юры, который ещё не участвует в концертах. Учительница просит их построиться для хора. Аккомпаниатор играет вступление, звучит песня...
   Двойник Николая (шёпотом Юре) - Когда же твои выступления начнутся, пианист?
   Юрка (недовольно) - Не скоро ещё...
  
   78. Машина Николая.
   Все едут домой. Юра высунул в окно руку с сувенирным воздушным шаром. Ирина что-то пишет на клочке бумаги.
  
   79. Двор перед домом Николая.
   Двойник Николая высаживает жену с сыном. Ирина передаёт ему через окно бумажку.
   Ирина - В магазин заедешь? Тут всё, что надо купить. Остальное - смотри сам. Не задерживайся, все голодные.
   Юрка - Папа, купи чипсы с рейнджерами!
   Двойник Николая - Иди, уроки делай, рейнджер!
   Юрка - Ну, папа...
   Двойник Николая - Если я приеду, а музыка ещё не сделана, знаешь какой тогда будет рейнджер?
   Машина выезжает со двора.
  
   80. Магазин.
   Двойник Николая расхаживает между стеллажами и стойками с товарами, выбирая по списку продукты. Он подолгу смотрит на названия, что-то берёт в руки, крутит. Делает несколько кругов по магазину. Он будто бы что-то вспоминает, или, наоборот, пытается запомнить... У него в кармане звонит телефон.
   Двойник Николая - Да. Ира, да ты что! Забыл! Что ж ты сразу не позвонила? Да, я ещё в магазине. Ничего, выбираю... Но всё, еду. Конечно, надо было тебе ещё утром эти несчастные ключи отдать!
   Николай бежит с сеткой продуктов к кассе, по пути выхватывая что-то ещё из стеллажей. Потом стоит у кассы в очереди. Ищет по карманам мелочь. Положив деньги, хочет идти, но его останавливают.
   Продавщица - Что это вы мне дали? Я же сказала вам сумму!
   Николай смотрит на свои деньги, лежащие в лотке для монет, перебирает их, спохватывается, вынимает из бумажника недостающее.
   Двойник Николая - Конечно! Извините. Что-то я путаюсь в этих деньгах, что-то я путаюсь...
  
   81. Двор перед домом Николая.
   Жена и сын сидят на скамейке около дома. Во двор въезжает машина. Двойник Николая высовывается из окна.
   Юрка - Ты же нам забыл ключи оставить, мы ждём тебя!
   Ирина - Когда сделаешь ключи? Открывай скорее, я уже звонить маме хотела.
   Юрка - Пап, а чипсы с рейнджерами..?
  
   82. Квартира Николая.
   Ирина ищет ключи по всему дому, выворачивая карманы, вытряхивая сумки. Ключей нигде нет.
   Двойник Николая - Ну что ты всё копаешься, я завтра новые закажу и всё.
  
   83. Город изгнанников. Капелла.
   Николай сидит за длинным столом, в окружении пёстрой пьяной толпы, кувшинов, кружек, стаканов со спиртным. Кто-то услужливо подливает ему, кто-то чокается, кто-то через стол что-то громко говорит, но что, понять невозможно, всё шумит, люди, толкаются, танцуют, ходят по столам и скамьям.
   Капелла внутри огромна. Своды теряются в закопченной высоте, от стены до стены ничего не различить из-за дыма свечей, табака, пара от котлов с едой.
   Николай, отодвигая от себя кружку, пытается заговаривать с соседями по столу. Это одноглазый усач в грязной фрачной паре и краснолицый толстяк в кожаной портупее на голое тело.
   Николай - Как же это, вы здесь, а ваши близнецы там? Спят с вашими жёнами?
   Одноглазый - О чём ты? Брось, налейте ему ещё вина.
   Николай - Скажи, у тебя была там жена?
   Одноглазый - Не помню. И мне ещё вина!
   Николай (толстяку) - А у тебя?
   Одноглазый - И он не помнит! И ему вина! - кто-то принёс им вина.
   Николай - Что вы за люди? Или вы не люди?
   Одноглазый - Да какая разница! Пей! У нас праздник.
   Николай - Что вы празднуете?
   Одноглазый - Какая тебе-то разница, ты-то своё, говорят, уже отпраздновал, всё?! - ржёт, - О, у тебя полная, и у меня. Поехали!
   Одноглазый и Николай выпили из огромных кружек, Одноглазый поперхнулся и, закашлявшись, повалился под стол. Николай встретился взглядом с Толстяком. Тот размеренно хлебал из своей кружки.
   Толстяк - Знаешь, почему у него глаз тю-тю? Тоже, приходил, всё спрашивал. Его пару раз побили, другой раз утопили, однажды он сам себе голову об эти ворота разбил, грустил о чём-то, пока что-то помнил, а глаз - уж это я ему ножкой от табурета выковырял. Зато теперь можно посидеть спокойно, побеседовать. Хорошая компания!
   Одноглазый снова уселся на своё место, весёлый, с мокрым лицом, и заорал:
   Одноглазый - Вина мне!
   Сквозь пьяный туман Николай различает на дальнем конце стола чьи-то глаза. Вестник? Но она должна быть с Солдатом...
   После очередной кружки Николай падает лицом на стол, всё кружится... Мелькают тени, стены, двери, ключи, лица Ирины, Юрки, начальника, Вестника, Солдата, Двойника, Юродивого...
   Его трясёт за плечо Вестник. Николай поднимается, не удерживается на ногах и с размаху обрушивается ей на грудь, их подхватывают какие-то танцующие пары, они стоят в кругу, обнявшись. Вокруг танцуют не то шотландское, не то испанское, не то еврейское... Николай почти беспомощен, он плачет девушке в плечо, она гладит его по волосам. Николай начинает её обнимать, гладить её тело, целовать. Появляется парень, из лодки, который был с ними по пути в капеллу, вдвоём с Вестником они тащат куда-то Николая.
   Они оказываются у стены в дальнем конце залы, перед полуоткрытой дверью. Это какая-то знакомая чугунная дверь, и рисунок на ней тоже знаком, она та самая, которую Николай открыл тогда Ключом первый раз. Но сейчас она открыта и за ней всего-лишь маленькая полутёмная комнатка, со столом, за которым Солдат и ещё несколько человек...
  
   84. Город изгнанников. Келья.
   В комнатке был такой же чад, стол был завален такой же выпивкой, но здесь было тише, раскрасневшийся Солдат шептался со стариком в плаще, оба они глядят на Николая. Парень занял место у входа, закрыв спиной дверь, а Вестник, подсела к Солдату. Вдруг Николай нагибается к лицу Солдата:
   Николай - Кто ты? Кто вы все? Вас нет, или вы есть? Это даже не сон, это триллер, прямо...
   Солдат - Тебе пора собраться с мыслями...
   Николай - Я не хочу, чтобы ты мне снился, уйди!
   Старик в плаще за плечо отодвинул Солдата от Николая и поднял руку. Все успокоились.
   Епископ - Будем соблюдать спокойствие, ни к чему шуметь и выяснять отношения, тем более, что это...
   Николай - ...Бессмысленно?
   Епископ - К делу, к делу... Он знает зачем он здесь?
   Солдат - Нет ещё, он и так уже проявил характер, поэтому мы доставили его сюда свеженьким.
   Николай (показывая на старика) - Это ещё кто?
   Солдат - Мы называем их святейшество Епископом. Он самый главный вестник, он ближе всех к Ключнику, он даже видится с ним.., и мы, всадники, и все остальные, подчиняемся ему. Так повелось, никто не помнит когда, многих тогда ещё просто не было здесь.
   Епископ - В мире, где царит Янус Патер, происходит что-то, из-за чего сюда прибывает всё больше и больше людей.
   Николай - Что, слишком много развелось обывателей, которые не ищут смысла жизни?
   Епископ (не обращая внимания) - В том мире люди скапливаются в больших городах, таких больших, что никто не успевает обращать внимание на их жителей, их заботы, различия. Все ограничиваются стандартными наборами для поддержания жизни: квартира, машина, магазин, отдых, работа. Всё, как любит повторяться матушка история, опять подчинено деньгам, которые обезличивают человека, потому что деньги становятся важнее того, что на них можно купить. Потому что на них можно купить любой стандартный набор для жизни. Важно только количество этих денег. Всё становится подчинено зарабатыванию денег. А зарабатываются деньги тоже стандартными способами, вполне доступными. Люди сознательно ограничивают себя ради достижения всех этих стандартных наборов. И они вполне счастливы. И никто по-настоящему не сожалеет о неиспользованных талантах и дарованиях. В этих условиях Янус может сколько угодно указывать человеку на его путь, но если этот путь в стороне от стандартных наборов, никто к нему даже не приблизится... Но он уже не указывает путь. Вместо того, чтобы помогать людям себя реализовать, он только карает всех тех, кто не нашёл своего призвания. И не только их. Он готов схватить первого встречного. К нам поступают приговорённые целыми партиями, вестники озверели от такой работы, они не справляются. И это всё потому, что люди забыли его, не верят в свои силы. Это означает скорый конец и того мира, и этого, и всех остальных.
   Николай - Всех неудачников к стенке!
   Епископ - Чаша его переполнена. Скоро там не останется ни одного сомневающегося человека. А когда это произойдёт, тот мир потеряет смысл, перестанет существовать, а вместе с ним и мы, как его забытая, но родная часть.
   Солдат - Как скоро?
   Епископ - Разве для нас время имеет значение? Наступила эпоха Ключника. Сейчас его власть особенно велика. Его ещё могут остановить мировые изменения среди людей там, а такое бывает, когда происходят революции, войны, являются мессии... Если же не это...
   Солдат - Мы должны исправить ошибку!
   Все посмотрели на Николая.
   Вестник - Какую ошибку мы должны исправить?
   Епископ (вставая, обходя стол, оказываясь за спиной Николая и кладя руки ему на плечи) - Этот человек каким-то чудом сбежал от Ключника. Скорее всего, это сделано нарочно, чтобы он сам захотел попасть к нам. Ошибку совершают люди, огромную, не заботясь о своём призвании, не почитая того, от кого оно зависит, Януса Патера и тех, кто ещё выше. Этот человек подписал страницу своей жизни, он должен был оказаться среди нас, но если он был помилован и пришёл сюда сам, это верный знак.
   Николай - Но я ничего не подписывал!
   Епископ - Произойдёт лишь то, что должно было с тобой произойти.
   Вестник - Убийство?
   Епископ - Жертвоприношение.
   Вестник - Я нашла его и передала ему ключ, но он не должен был быть приговорённым, я думаю ошибка здесь.
   Епископ - Это как раз то, что и должно было случиться. Сейчас Ключник ошибается направо и налево, но в этом случае он не ошибся! В жертву может быть принесён именно человек того мира. От того, пойдём ли мы навстречу Янусу, зависит слишком многое. Янус требует жертву. Жертву, которую не приносили Янусу Патеру уже тысячи лет, из-за чего он вынужден был из мирного покровителя стать жестоким орудием возмездия!
   Вестник - Мы можем его вернуть обратно, чтобы он сам решал, жить ему или идти к Ключнику?
   Солдат - Всё уже решено. Ключник поставил на его место двойника. Ему некуда возвращаться.
   Вестник - А здесь он сможет остаться?
   Епископ - Он не такой как мы, он из того мира, он принёс с собой воспоминания и отнять их у него невозможно. Он не выживет здесь...
  
   85. Город изгнанников. Капелла.
   Николая тащили к выходу несколько всадников, он упирался, пел песни, кричал, смеялся и рыдал. Одноглазый и толстяк, в числе прочих, шли рядом.
   Николай - Я в потустороннем мире!!! - одноглазому и толстяку, - О, какая встреча! А вот ты, ты! Призрак, ты, или привидение? Или мумия, или царь Соломон?!.. Да хватит меня тискать, я сам дойти могу! А вы тоже не знали, для чего родились, да? Ну так и не узнаете! Захлопнулась коробочка. Чего пихаешь, не мешай спать, я скоро проснусь и буду жить так, как я хочу! Слышишь? Я ничего не терял, никуда не сворачивал, я проснусь! Проснусь!
  
   86. Город изгнанников. Перед Капеллой.
   Его бросили за ворота, спустив с лестницы. Немногочисленные прохожие сторонились его, или отодвигали ногами, чтобы пройти.
   Через некоторое время из капеллы спустились всадники, они оттащили Николая к костру, уселись рядом его сторожить.
   Медленно из тумана появилась женщина с юродивым. Они подошли к костру. Юродивый стал открывать рот, он говорил, поворачивая лицо по очереди к каждому всаднику, из сидевших вокруг костра, но звуков его голоса слышно не было. Однако, всадники хватались за головы, зажимали уши, когда с ними "заговаривал" юродивый, было видно, что они испытывали непереносимую боль, катались по земле, падали без чувств. Один Николай продолжал посапывать в пьяном сне.
   Юродивый нагнулся над ним, при этом губы его тоже шевельнулись, после чего они с женщиной исчезли во мгле, так же загадочно, как и появились.
   Николай проснулся от этого уже знакомого голоса, вернее даже шёпота. Он лежал один у тлеющих углей, потом он пополз. Потом он поплёлся на четвереньках, потом, держась за стены, он встал на ноги и побежал прочь.
   И в его голове всё раздавался этот голос.
   Голос юродивого - ...мог ли быть на самом деле ключ, отмыкающий все замки, все двери?, это значит, что владеющий им не нуждается в помощи, наставлении, руководстве, что он волен выбирать не только между тем куда именно входить, но и входить ему или не входить вообще, то есть выбирать из бесконечного ряда возможностей вобще, а как же быть тем, кому уготована судьба сторожить, приказывать, учить, не пускать, не могло ведь быть так, чтобы изначально было задумано такое противоречие, или это-то и является свидетельством наличия оборотной стороны мира, два противоположных пути, которые созданы для того, чтобы достичь одной цели, чтобы достиг её хотя бы один из них, если другой окажется ложным, в этом есть гарантия, надёжность, величие и совершенство, остаётся только выбрать, каким путём идти, но это зависит и от того кому идти, кто возьмёт на себя...
  
   87. Квартира Николая.
   Ночь. Двойник Николая бродит по комнате в пижаме, смотрит на спящую жену, заглядывает в комнату сына. На кухне достаёт из холодильника водку, пьёт. Садится у окна. Долго смотрит в окно.
   Входит Ирина.
   Ирина - Ты что не спишь?
   Двойник Николая - Не хочу чего-то.
   Ирина - Ложись.
   Двойник Николая - Сейчас.
   Ирина - С тобой всё нормально?
   Двойник Николая - Вроде бы.
   Ирина - Ложись!
   Двойник Николая - Я лягу. Лягу.
   Ирина - Ложись!
   Двойник Николая - Не могу вспомнить, где я потерял эти чёртовы ключи!
   Ирина уходит, хлопая дверью.
   Двойник Николая выпивает ещё глоток, закуривает, смотрит не отрываясь невидящим взглядом в окно.
  
   88. Город изгнанников.
   Брожение на улицах поутихло. На некоторых перекрёстках вповалку спят пьяные. Журчит вода в канавах, скрипят ставни и флюгеры на ветру.
   Снова из какого-то из домов, из-за его двери начинает доносится гул, дверь взрывается, падают стены. Дым понемногу разносит ветром, от двери ничего не осталось. В образовавшемся провале на дымящейся земле корчатся люди.
  
   89. Город изгнанников. Крыша.
   За несколько улиц от рухнувшего дома на крыше стоит Епископ и наблюдает за столбом пыли. Такие же тучи пыли и дыма видны ещё с нескольких сторон. Оттуда доносятся стоны, крики. На крышу поднимается Солдат.
   Солдат - Что будет с нами, если двойники покончит с тем миром?
   Епископ - Вряд ли мы что-нибудь заметим, как не замечали, сколько нас, как не считали число жителей этого места, число домов, число улиц. Это было бессмысленно. Теперь и подавно. Вероятно, через какое-то время мы потеряем память настолько, что не сможем, найти здесь друг друга, не сможем осознать себя, не узнаем ничего вокруг, а это и есть всё.
   Солдат - Всё исчезнет?
   Епископ - Не знаю. Никто не знает.
   Солдат - Надо торопиться с церемонией?
   Епископ - Да.
  
   90. Город изгнанников. Площадь.
   Николай просыпается на площади со страшного похмелья, весь в побоях. Он спал на каких-то мешках, камнях, головою уперевшись в край фонтана. Но сверху он был укрыт каким-то одеялом, кажется тем самым, из дома женщины...
   Мраморная девочка с неподвижным выцветшим мраморным лицом показалась Николаю страшнее всего в этом городе, журчание воды напомнило ему о действительности.
   Николай приподнимается, чтобы зачерпнуть воды и видит, что по другую сторону фонтана на куске мрамора сидит человек и на него, Николая, смотрит. Это молодой парень, который вчера предлагал Николаю девочек.
   Лодочник - А кем ты хотел быть на самом деле, ну, когда маленьким был, о чём мечтал?
   Николай - Ч-чего?
   Лодочник - Я вот, например, всегда хотел учиться грамоте. А почему-то получился из меня только торговец. Был такой город, я уже не могу выговорить, как он назывался, там было много храмов, статуй, многие из них были с головами животных и птиц. Мы привозили свой товар из пустыни, там мы его покупали, встречаясь с большими караванами. А торговали мы, ходя по улицам и выкрикивая названия своих товаров. Только я всегда засматривался на храмы и статуи. Господин Ключник заметил это, и меня к себе позвал. Вестник меня привела. Та, которую ты знаешь. Они с Солдатом помогли мне здесь освоиться.
   Николай - М-м..?
   Лодочник - Знал я одного молодого жреца, он всегда появлялся утром на верхних ступенях храма, он стоял, что-то бормоча про себя, брызгая водой с пальцев из серебряного кувшина вниз. Наверное, он знал много молитв, знал, как появляется на небе солнце, как строить дома, чтобы не обваливались стены, он был моложе меня... Я, когда его видел, чувствовал, что у меня всё время что-то ёкало внутри. А у тебя отчего ёкает?
   Николай (икая) - От вчерашнего...
   Лодочник - Здесь всегда один день, такой, сумрачный. Нет ни вчера ни завтра. Каждый спит когда захочет. Ты вот - захотел и поспал.
   Николай - Что ж, у тебя, у этого Солдата, Епископа вашего память не отшибло, что ли? Вы-то всё помните?
   Лодочник - А я не знаю. Я сны свои хорошо помню. Мне это снится всё. А было ли это... Кстати, а мы и не познакомились! Я здесь служу лодочником.
   Николай - Ты всё время плаваешь по этим говнотечкам вашего аула?
   Лодочник - Не совсем. Я ещё и по улицам могу ходить, вот, - он показал Николаю связку отмычек - Сам выпиливал. Я знаю кое-какие пути здесь и там, я помогаю вестникам переходить в тот мир, знаю нужные двери.
   Николай - Что ж сами вестники?
   Лодочник - У них другое, они людей должны находить, кому ключ вручать.
   Николай - Так ты сам на вроде Ключника?
   Лодочник (смеётся) - Он все начала и концы знает, а мне дали за тремя дверьми присматривать!
   Николай - Что ж эта, твоя вестница, меня сразу не отвела куда надо? Был бы сейчас как все вы тут... Придурочным... Не встретил бы этого ублюдка с моим лицом!
   Лодочник - Видимо, так было надо, Ключник её заставил тебе ключ только передать. Да ключ, видать, не простой был... Он никого не хотел слушаться... Что с ней было! Хорошо, что ты её нашёл, а то она перепугалась страшно, когда узнала, что тебя Ключник отпустил, думала, что нарушила закон входов и выходов, мы здесь вообще не знали, что думать, Солдат всё сам порывался на её поиски отправиться, но ему нельзя, у Ключника на него зуб, он раньше тоже вестником был, и, однажды, спас жертву, которую Ключник выбрал. Не передал ключ. Нарушил закон. Его могло не стать, но за былые заслуги его пощадили.
   Николай - А меня, получается, тоже спасли?
   Лодочник - Ты совсем другое дело. У тебя появился двойник, а ты остался жив. Ты ошибка. Так, кажется, Епископ сказал. А он знает больше всех. Он видел этот город в самом начале... Многих сюда он привёл, говорят, он был первый вестник.
   Николай - Засранец твой Епископ.
   Лодочник - Тебе, наверное, здесь не очень понравилось. То-то и оно. Кому здесь может понравиться? Некоторые не выдерживают сразу. Сходят с ума. Но всё-таки здесь не смерть. Согласись.
   Николай - И что теперь?
   Лодочник - Как сказал Епископ, так и сделают, Ключник не успокоится, пока не насытится людьми из мира, нами или жертвой, которую ему должны поднести. Но тебе не о чем беспокоиться, всё одно - конец. - он оглянулся, кого-то поджидая, - Уже скоро.
   Николай - Уже? Агнец на заклание? А как меня будут приносить в жертву?
   Лодочник - Тебя передадут Ключнику по старинному обряду.
   Николай - Здесь или там?
   Лодочник - Там.
   Николай - Этого мне и надо. Верните меня обратно, я хочу поговорить с этими двойниками, тройниками, Ключниками! Это моя жизнь и я решу сам, по какой дорожке мне идти, какой у меня будет конец, плевать мне на все ваши знаки и законы!
   Николай поднялся на ноги и увидел на другой стороне площади, словно в тумане, две фигуры, женщины и юродивого. Женщина бросала какие-то крошки из подола. К ним со всех окрестных крыш слетались голуби и суетились у их ног.
   Николай хотел пойти к ним, но Лодочник одним движением сбил его с ног.
   Лодочник - Сейчас мы пойдём в другую сторону. Даже мне пришлось попотеть, чтобы найти тебя. Больше нет времени на игры в прятки.
   Николай - Но... Мне нужно отдать... Вот...
   Николай протянул к Лодочнику одеяло, которым укрывался.
   Лодочник - А воды наносить или улицу помыть тебя никто не просил?
   Николай - Вы все чего-то боитесь. У вас эти, всадники, вышибалы которые, для чего они, от кого вы себя охраняете?
   Лодочник - Тебе же говорили, что тут полно сумасшедших. А как иначе работу делать?
   Николай - Выслуживаешься?
   Лодочник - Я - функция, такая же, как всё остальное.
   Николай - Да? Ты на себя посмотри! Какая ты функция, ты же говнюк! Посмотри!
   Николай показал на лужу воды в фонтане.
   Лодочник - Ты, наверно, заметил, никто из нас не имеет отражения, мы существуем только по одну сторону мира.
   Николай - Это раньше у вас так было, а теперь всё, настали последние деньки, всё перепуталось, злобствует Ключник! Да ты посмотри, посмотри, может, правда?
   Лодочник повернулся к фонтану, нагнулся над водой, и тут Николай бросился на него. Завязалась борьба. Они бросали друг друга со всей силы о камни, мраморная девочка разбилась, поднялась пыль, летели брызги.
   Николай - Ты, пацан, меня не убей только, а то сам на шашлыки пойдёшь для своего шефа!
   В переулке появились Вестник и Солдат. Увидев, что происходит они бросилась на помощь Лодочнику. Но Николай уже крепко сжимал того за шею одной рукой, а другой приставил к его горлу острый кусок мрамора.
   Николай - Стоять!!! Говорите, где здесь выход!
   Солдат - Ты правда думаешь, что нам дорога его жизнь?
   Они остановились. На лице Вестника появилось страдание. Но тут она обратила своё внимание за спину Николая. Солдат не спускал глаз с Николая, но и он, что-то заметил или услышал.
   Голос юродивого (издалека, как эхо) - ...ключ, отмыкающий сердца человеческие, исцеляющий души, пробуждающий память, он здесь, он ищет, он ждёт, он может попасться случайному прохожему, тем лучше, провидение не выбирает, а предлагает, придёт такое мгновение, которое наполнит вечностью сосуды времени...
   Женщина и юродивый стояли за спиной Николая.
   Женщина - Он сказал, что не договорил с тобой.
   Николай - А мы с ним разговаривали?
   Женщина - Он говорил с тобой. Он сказал, что тебе надо многое узнать.
   Николай - Сейчас самое время. - Юродивому, - Ну что? - женщине, - Молчит.
   Женщина - Он говорит, что тебе надо в библиотеку, показать там ключ, который ты получил от вестника. Он говорит, что это может спасти многих, и тебя в том числе.
   Николай - Это же бред какой-то! Вы сами понимаете, что вы все несёте?! Чушь какая-то! И ведь они все с умным видом, рассуждают! У меня голова лопнет!
   Солдат двинулся на Николая, но Вестник схватила его за руку, пытаясь договориться с Николаем. Она заговорила медленно и убеждающе.
   Вестник - Надо скорее идти.
   Николай - Куда это ещё!
   Вестник - Они начинают церемонию, они знают, что тебя нашли.
   Николай - Это точно подождёт!
   Вестник - Это может спасти и твой мир, и мой... Ты этот ключ через меня получил, и сюда я тебя привела. Значит мне и отвечать за тебя...
   Николай - Ты обо мне заботишься? Как жалко, такая симпатичная из-за меня по попке получит! Что такое - Николай показал на женщину с юродивым, - он, то есть она, они.., сейчас говорили про библиотеку?
   Вестник - Я с самого начала знала, что ты обычный человек, твоя судьба - это и была твоя судьба, по-другому ты никак не мог бы спастись от Ключника. И ключ, который пришлось тебе передать, действительно, странный, но... Ты же слышал, только жертва.., поэтому всё так и должно было быть...
   Николай (женщине, показывая на юродивого) - Это всё, что он хотел сказать?
   Женщина молчит, она смотрит в сторону, юродивый болтается на месте, придерживаемый ею за руку, взгляд его, смотрящих в разные стороны глаз, блуждает...
   Николай (обращаясь к Вестнику, смотря на женщину) - Знаешь, почему я им, ей поверю? - женщине, - Вы мне кого-то напоминаете... Вы на мою маму похожи...
   Женщина - Он говорит, что я ничего не помню. Что у меня не осталось мыслей. Что я потеряла себя. Что я могу быть кем угодно. Поэтому меня легко принять за кого-то.
   Николай (Вестнику) - Веди меня в библиотеку!
   Вестник - Хорошо. Только туда. Отпусти его (о Лодочнике). Он будет меня слушаться. Он нам понадобится.
   Лодочник (сквозь стиснутые Николаем челюсти) - Но ведь Епископ ждёт его, скоро начало церемонии...
   Солдат - Это значит, что кто-то хочет пойти против слуг Януса, всадников?
   Вестник - Мы даже не нарушаем закон входов и выходов, мы просто отведём его в библиотеку, сделаем небольшой крюк... Но даже если бы и пришлось нарушить закон?! Ты помнишь, что ты сказал мне, когда из-за меня ты нарушил закон? Когда меня посвящали в вестники, а ты готовился к самому худшему, ты сказал мне: "Может быть, тебе удастся встретить того, кто будет для тебя важнее всех законов на свете". Ты тогда имел в виду себя. Но я ничего тебе не ответила. Ты для меня всегда был как отец, а в этом мире это значит очень много, но сейчас, я нарушаю закон и знаю, ради чего.
   Солдат - Ты хочешь, чтобы он вернулся к жене?
   Вестник - Поверь мне, я знаю ради чего иду на всё это!
   Солдат - Что ж, тогда тем более вам надо поспешить. Всадники будут его искать. Я возвращаюсь. Может я смогу их задержать.
   Солдат скрылся в переулке.
   Николай отпустил Лодочника. Тот нехотя отошёл от него, посмотрел на Вестника, она посмотрела на Николая и они поспешили в другой переулок к каналу, где стояла лодка. Затем они поплыли и скрылись за поворотом.
   На краю площади остались две скорбные фигуры женщины и юродивого. Вокруг них кружили голуби.
  
   91. Город изгнанников. Каналы. Улицы.
   Лодка петляла по каналам, потом причалила, дальше шли пешком. Николаю всю дорогу казалось, что всё тот же голос юродивого звучал у него в голове.
   Слышали ли этот голос парень или Вестник? Этого сказать наверняка было нельзя.
   Голос юродивого - ...память - инструмент времени, ею можно создавать произведения искусства, ювелирные изыски, а можно ограничиваться грубыми предметами быта, всё зависит от того, в чьих руках будет инструмент, от его воображения, искренности, чувства меры, вкуса, ощущения формы, поэтому не всегда могут требоваться большие затраты душевных сил и физическое напряжение, иные шедевры рождаются на гребне лёгкого прикосновения, шутя, что является результатом долгих блужданий во тьме, когда приходиться ходить кругами, бормотать, перебирать рифмы как в припадке, лежать, смотреть в потолок, скрипеть зубами, не отвечать на вопросы, раздражаться, или стараться отвлечься, что проще простого, как будто внутри есть какая-то пружинка, которая с визгом распрямляется, когда появляется хоть малейший повод уйти от навязчивых мыслей, но настоящий мастер, имеющий опыт в преодолении трудностей, умеющий не только оградить очаг от дождя и ветра, но и способный высечь искру даже в состоянии уныния и разлада, затеплить огонёк, прибавить пламя, такой артист добьётся того, чтобы время плясало под его дудку, у него не застоится прошлое, не перекипит будущее, а настоящее он подаст благоухающим, с бронзовой корочкой, с фруктами и соусом, так, что потекут слюнки...
  
   92. Машина Николая.
   Двойник Николая и Юра колесят по городу в поисках мастерской по изготовлению ключей.
   Двойник Николая - Смотри, должна быть надпись "срочное изготовление ключей", или что-то в этом роде.
   Юрка - А "срочный вклад" не подойдёт? Очень красивая табличка...
  
   93. Город изгнанников. Капелла.
   Перед дверью в келью нестройной толпой собрались изгнанники. Епископ вышел из кельи в сопровождении Солдата и направился к выходу на улицу. К ним подбежало несколько всадников с донесением:
   Охранник - Его нигде нет.
   Епископ - Нет, или не могут найти?
   Солдат - Это невозможно! С ним были мои люди. Он должен быть уже где-то здесь.
   Епископ - Если кто-то не рискнул ему помогать... Отправляйся сам и приведи его. Поторапливайся!
  
   94. Город изгнанников. Улицы.
   Лодочник первый заметил, что за ними неотступно следуют. Он остановился, потянул в тень, к стене Николая. Остановилась и Вестник.
   Лодочник - Если они выследили нас, почему не нападают?
   Вестник - Засада.
   Они сделали ещё несколько шагов вперёд и обнаружили, что на следующем перекрёстке тоже прогуливаются подозрительные прохожие. Сворачивать было некуда. Вдруг, впереди и позади них хлопнуло, закрылись, плотно прижавшись к косякам, несколько дверей. Вестник, дёрнула одну из них - безрезультатно. Она подошла к Лодочнику.
   Вестник - Ты можешь что-нибудь сделать?
   Лодочник (указывая на Николая) - А он как?
   Вестник - Сейчас он, - она показала на Лодочника, - вскроет одну из этих дверей. Ты должен быстро, вместе с нами пойти туда, чтобы там ни оказалось, не отставая ни на шаг, иначе ты попадёшь совсем в другое место, откуда нет выхода, откуда ты точно не выберешься.
   Николай кивнул. Лодочник достал свои отмычки и направился к двери. А с обоих концов улицы уже приближались какие-то люди. Это были всадники. У них в руках поблёскивало оружие.
   Вестник - Живее!
   Первых, кто бежал за ними, неожиданно, несколькими точными приёмами отбросила Вестник. Она пригнулась как кошка, выгнув спину, вытянув вперёд руку с растопыренными пальцами, исподлобья пронзая взглядом нападавших. Её движения были скупы и неуловимы, но откидывали со страшной силой в стороны всех, кто к ней приближался. Вскоре их стало слишком много, они на полном ходу наскакивали на кучу малу, давя и своих, тесня Вестника и Николая к двери.
   Вестник (Лодочнику) - Живее!!!
   Николай отбрасывал с себя чьи-то руки, пытавшиеся зацепиться за него.
   Наконец, Лодочник открыл дверь, за ней оказались не внутренности дома, а какая-то новая улица, он втолкнул внутрь девушку и Николая, вошёл сам и захлопнул дверь за собой, перед подбежавшими людьми Епископа. Они тут же снова распахнули дверь, но там ничего кроме ступенек на второй этаж дома уже не было. Подбежал человек с отмычками, как у Лодочника, стал их перебирать, пробовать, открывал и закрывал дверь, за которой появлялись разные виды города под разными углами зрения...Такие же люди с отмычками занялись и ещё несколькими дверьми по этой улице. В открывающиеся двери отправлялись по двое, по трое на поиски беглецов
  
   95. Город изгнанников. Улицы (продолжение).
   А Лодочник, появившись со своей компанией в другом конце города, из двери маленького трактирчика, уже бежал через улицу открывать следующую дверь в доме напротив. За ней возник проход ещё в какую-то улочку...
  
   96. Город изгнанников.
   Где-то на улицах опять раздался взрыв, после которого улицы наполнились потоками новых изгнанников, потом ещё и ещё...
  
   97. Город изгнанников. Двор библиотеки.
   Это была улица одинаковых мрачных зданий, в ближайшее из которых, с плоскими стенами, неопределённого тёмного цвета, с зияющими окнами-амбразурами, им предстояло войти. Они притаились за выступом полуразрушенной стены.
   У входа прогуливалось несколько всадников.
   Лодочник - Они всегда здесь. Тут у них постоянное дежурство.
   Николай - Что можно сделать?
   Вестник - Ничего особенного. Пошли.
   Когда они подошли ко входу, всадники окружили их, но Вестник и тут неожиданно бросилась сразу на двоих, Лодочник ещё на кого-то, Николай остался один на один с последним всадником, он только хотел нанести удар, но всадник опередил его, отбросив на землю, если бы не подоспевшие Вестник и Лодочник, кастет всадника размозжил бы Николаю череп.
   Пробившись через охрану, они бросились в здание.
  
   98. Город изгнанников. Библиотека. Коридоры.
   Внутри было множество коридоров, разветвлений, лестниц, люков. Николай, Вестник и Лодочник пробираются через заваленные коробками и штабелями досок коридоры-тоннели, идут по балкону зала, лезут по лестнице в дырку в потолке, идут по следующему этажу.
   Попадаются люди. Они что-то строгают, пилят, сверлят, носят широкие прямоугольные куски дерева, металла или ещё какого-то другого материала. Они погружены в свою работу, в свои мысли, ничего не замечают. Серьёзность их лиц можно спутать с выражением скорби или заговора...
   Николай - Это ваша библиотека?
   Лодочник - Да. Правда, весёленькое местечко?
   Николай - Книг, как я понимаю, здесь не выдают?
   Вестник - Важна, не книга, а то, что ты хочешь из неё узнать. Для этого нужны не столько книги, сколько надо вовремя оказаться в нужном месте. Это всего лишь хранители библиотеки, но они знают как устроено всё в этом городе и не только в этом.
   Николая осенило.
   Николай - Они делают двери!?
   Вестник - Они к этому приговорены. Это их служба для города.
  
   99. Город изгнанников. Библиотека. Мастерская.
   Они входят в комнату, где вокруг большого стола, на котором лежит полотно двери, инструменты, сосуды с клеем, неспешно возятся с работой несколько человек.
   Хранитель библиотеки - Что вам нужно? Немедленно уйдите отсюда! Когда заказ будет готов, тогда и приходите! А этот, - он указал на Лодочника, - Пусть даже нос сюда не суёт. Кто вас пустил?!
   Лодочник (на ухо Николаю) - Мы с ними занимаемся одной и той же проблемой, только с противоположных сторон.
   Вестник - Мы по делу.
   Хранитель библиотеки - Вы называете делом то, что отвлекает нас от работы?
   Вестник - Вас это должно заинтересовать.
   Хранитель библиотеки - Вы отвлекли меня, не вынуждайте пожалеть об этом.
   Вестник - Мы сразу уйдём, когда получим то, за чем пришли.
   Николай долго рылся в карманах и извлёк оттуда ключ, благодаря которому здесь оказался
   Ключ привлёк внимание хранителей. Они прекратили работу, окружили Николая. Лодочник издалека тоже не отрывал от ключа взгляда.
   К Николаю обратился один из рабочих.
   Помощник Хранителя библиотеки - Можно посмотреть? - он взял ключ в руки, поднял его к своему лицу, - Да... Не верю своим глазам. Такая работа...
   Он передал ключ старшему. Тот тоже долго вертел его в руках, даже попробовал на зуб.
   Хранитель библиотеки (своим подручным) - А что, у нас всё уже сделано? Ну-ка, сынки! - они отошли от стола, убрали инструмент, Первый Хранитель библиотеки повернулся к Вестнику, - Полюбуйтесь!
   Это была обыкновенная дверь из филёнок, почти без резьбы, но дубовая, тяжёлая. Она ещё ждала шлифовки, грунтовки, покрытия лаком. С одного края зияли отверстия для ручки и замка.
   Николай ещё ничего не понимал, но, приглядевшись к орнаментам в окантовке филёнок, увидел, что они повторяют узоры на его ключе.
   Хранитель библиотеки шепнул что-то помощникам.
   Из соседнего помещения поспешно внесли свёрток.
   В промасленной бумаге был завёрнут большой врезной кованый замок и мелкие детали к нему. Свёрток с поклоном передали Хранителю библиотеки. Он взял из рук Помощника ключ и повернул его несколько раз туда и обратно в замке. Ключ прокручивался свободно и замок благополучно работал.
   Помощник Хранителя библиотеки - Невероятно...
   Хранитель библиотеки - Что ж, теперь от нас ничего не зависит, как видите, это не просто совпадение.
   Хранитель осторожно, как хирург со скальпелем, направился с замком к лежащей двери, вокруг него столпились помощники, готовые подать ему любой инструмент.
   Хранитель библиотеки - Этим ключу и замку очень много лет, уж и не знаю, но боюсь, что они старше самого Ключника, поэтому даже он не знал до конца всех их тайн, может быть, даже не знал о существовании замка. Этот ключ должен был привести сюда очередного изгнанника, вот всё, что должен был знать о нём Ключник. Но те, кто создал этот ключ для этого замка, а этот замок для этого ключа, вложили в них гораздо больший смысл.
   Он начал вставлять замок, подгоняя отверстия, выдалбливая новые, заворачивая шурупы, ровняя стыки. Древесина послушно поддавалась рукам мастера.
   Хранитель библиотеки (работая) - ...Этот язычок давным-давно не касался сладких губок... А вот личина, она ещё никогда не украшала собой замочную скважину. Ишь, прелестница... Долго же вы ждали своего часа. Если б не ваш ключ, всё уже давно бы закончилось. Только не так, как считают все вместе с Епископом. Никакая жертва уже не способна утолить Ключника. Слишком поздно. Слишком много у него грязной работы, он уже не способен вернуться к своему обычному делу - указывать людям путь. Он может только создавать послушных двойников и расчищать от настоящих людей для них дорогу. Да, когда двойники заменят всех людей, всё потеряет смысл. На этот-то случай, скорее всего, и существуют эти ключ и замок, они должны позволить людям однажды выйти из под власти Ключника. Открыть неизвестную ему дверь, уйти от него в свой мир, который будут создавать заново... Когда дверь с этими замком и ключом откроется, человек, который это сделает, сможет открывать любые двери, для него будут открыты все пути. И он откроет эти пути для остальных. Таким образом Ключник потеряет свою власть над людьми. А двойники...
   Николай - Как открыть эту дверь? Она же здесь! Она ни к чему не ...
   Помощник Хранителя библиотеки - Пока она здесь. Вы едва успели. Заказчик скоро будет.
   Хранитель библиотеки - Скоро, очень скоро. Дверь, она же, как невеста, покинет нас, своих родителей и обретёт новое место, своё. - Помощникам, - Пошевеливайтесь! Если я узнаю, что лак ещё не сварен, зашибу!
   Николай - Сумасшедший дом! - Он сел, обхватив голову руками.
   Хранитель библиотеки - Вам пора, незачем сейчас встречаться с заказчиком, тем более, что ваша встреча всё равно состоится, когда это станет неизбежным.
   Вестник - Кто этот заказчик?
   Через небольшое окно под потолком, с треском, ломая раму, на стол упал большой камень, потом ещё один, ещё. Потом влетела стрела с горящей паклей. Послышался шум, крики, топот в коридоре.
   Один из камней разбил голову Хранителю, он упал под стол. Во всеобщей суматохе, в начинающемся пожаре, никто этого не заметил. Только Николай, оказавшийся рядом с ним под столом, увидел кровь, залившую его лицо. Хранитель терял сознание.
   Хранитель библиотеки - ...Ты можешь положить конец всему этому...
   Николай - Вы что-то сказали о двойниках, о моём двойнике?
   Хранитель библиотеки - ...Тебе придётся убить своего двойника... - Глаза Хранителя закрылись.
   Вокруг бушевала бойня, ворвавшиеся в мастерские всадники расправлялись со всеми, кто попадался им под руку, в том числе с хранителями. Вестник схватила Николая, выцарапавшего из рук хранителя свой ключ, и они с Лодочником ринулись прочь.
  
   100. Город изгнанников. Библиотека. Коридоры.
   Теперь погоня была внутри здания. Валились штабеля досок, ящики, арматура. То там, то тут Николай со спутниками натыкался на вооружённых до зубов всадников. Если бы не медвежья сила Лодочника и невероятные приёмы Вестника... Потом они оказались на верхней галерее зала, перебираются как на маятнике на другую сторону зала по тросам грузоподъёмников, сбрасывают на преследователей вёдра горячего клея, поднимаются на стеклянную фабричную крышу, снизу по ним стреляют, крышу разбивают, они проваливаются, во всём здании начинается пожар. У Лодочника в этом царстве хранителей, его вечных врагов, не получается открыть ни одну дверь, и их настигают в тупике коридора, направив на них копья, луки, арбалеты.
  
   101. Город изгнанников. Двор библиотеки.
   Во дворе библиотеки столпился вооружённый народ, всадники. Во главе отряда был Епископ, Солдат был тут же с абсолютно серым лицом.
   Из библиотеки валил дым, доносились крики, приказания, треск чего-то ломающегося. Туда носили вёдра с водой. Наружу выталкивали хранителей библиотеки. Наконец, вывели Николая, Лодочника и Вестника. Их удерживали по нескольку человек.
   Солдат - ...Этих двоих привести ко мне. Это мои люди. - Он указал на Вестника и Лодочника, - Всем возвращаться! Этого ведите в капеллу. Эй, вы, трое, на втором этаже! Или сколько вас там? Погрузите на телегу заказ.
   Николаю арканом связали руки, другой конец аркана прицепили к седлу и всадник на приземистом жеребце потащил его по улице. Оглянувшись, Николай увидел, как из горящей библиотеки выносят огромный плоский предмет, завёрнутый в тряпки.
  
   102. Машина Николая.
   Двойник Николая остановил машину неподалёку от продуктового магазина, перед которым, притулившись у стены, за маленьким столиком со станочком и болванками для ключей работал слесарь. Никакой таблички не было, но к нему то и дело подходили с заказами. Юрка смотрел во все глаза, ему не терпелось узнать, как делают ключи.
  
   103. Улица перед магазином.
   Двойник Николая и Юра вышли из машины, и направились к изготовителю ключей, он взял у них ключи, сделал осмотр.
   Ключник - Посмотрим-посмотрим... Тэк-с... Сами понимаете, без замка - гарантия неполная. Что ж, через полчасика приходите. У меня тут накопилось... В скольки экземплярах?
   Двойник Николая - Одного комплекта достаточно. - Юре, - Смотри, так ключи и делают.
   Ключник загонял по очереди каждый ключ в специальные гнёзда своей машинки, выставляя какие-то параметры на рычажках и колёсиках.
   Ключник - Так, сейчас с ваших мерочку снимем, тэк-с, вот они, пожалуйста заберите. Ключи, мальчик, они. Профили, зубчики, канавки... Ими сердца человеческие отмыкаются. Папа знает, откроешь чьё-нибудь сердце и повалит из него дрянь всякая, ни "спасибо" тебе, ни "пожалуйста"...
   Двойник Николая и Юра отошли от слесаря.
  
   104. Сквер.
   Через дорогу был сквер, где они собрались скоротать время. Юра обернулся, посмотрел через дорогу.
   Юрка - Пап, мне не нравится этот дядька. Давай уйдём?
   Двойник Николая рассмеялся, подтолкнул Юру к игровой площадке.
  
   105. Город изгнанников.
   На улицах из раскалённых докрасна дверей домов раздаётся новый взрыв, потом ещё один...
  
   106. Город изгнанников. Капелла.
   Толпа в капелле собралась уже внушительная. Несвязно поют что-то похожее на гимны. Мрачное настроение ожидания дополняет полумрак, погашено большинство светильников вдоль стен.
   С улицы быстро входит Епископ, за ним Солдат, ещё несколько человек. Перед ними неорганизованно расступаются. Они идут в центр зала, здесь стоит несколько разнокалиберных столов и стульев. А напротив - дверь в келью. Рядом с ней на подставках в идее двух наспех сколоченных деревянных козел, покоится та самая дверь из библиотеки, "заказ", к этой двери привязан, почти распят на ней полуживой от побоев Николай.
   В помещение вносят факелы. Но факельщики остаются у входа, заставляя огромные тени от впередистоящих отплясывать на фигуре Николая. Толпа гудит.
   Епископ вполголоса забубнил по-латыни.
   Солдат стоял рядом, лицо его окаменело. В глазах отражались отблески пламени факелов.
  
   107. Город изгнанников. Улицы.
   Лодочник шёл по переулку, прячась в тени домов. Он останавливался у некоторых дверей, быстро заглядывал в замочные скважины, иногда примеривал к ним свои отмычки, но шёл дальше. Наконец, одна из дверей в каменной ограде чем-то устроила его. Он открыл её, закрыл, снова открыл, покопался отмычкой в замке, там что-то щёлкнуло. Лодочник прикрыл дверь и быстро пошёл прочь.
   За дверью раздалось несколько звуков, как будто кто-то постучал, потом ещё. Звуки нарастали, послышался гул голосов, дверь дёрнули, ещё раз, сильнее. Из щелей повалил дым, трясся весь дом, вываливались кирпичи, но дверь не открывалась, замок бешено щёлкал.
   Внезапно всё прекратилось, раздалось лишь ещё несколько звуков, но они уже удалялись.
   Из-за угла вернулся Лодочник. Он вставил в замок отмычку, поднажал и открыл дверь. С обратной стороны двери стоял густой пар или туман, сама дверь с изнанки была обуглена, местами из неё были вырваны целые куски.
   Из белых клубов вышла Вестник. Она еле дышала, вся взмокла, одежда была в клочьях, будто она продиралась через бурелом.
   Лодочник снял со своей связки одну из отмычек и протянул ей.
   Лодочник - Тебе надо спешить, пока он сам не нашёл для них новый выход, пока ты ещё можешь направить их. Потом я буду ждать тебя у следующей двери. Если бы мне можно было оказаться по ту сторону!
   Вестник, продолжая тяжело дышать, опираясь на косяк двери, провела рукой по его щеке, взяла отмычку и скрылась за завесой белого дыма.
   Лодочник побежал дальше, исследуя по пути все двери, наконец, нашёл, то, что искал, опять поковырялся в замке, спрятался при первых раскатах шума, а когда всё утихло, вернулся открыть дверь, чтобы проверить, что всё получилось, встретиться с ещё больше измождённой Вестником, условится с ней о следующей двери. Потом он побежал дальше.
   То же самое они проделали ещё на нескольких улицах, отведя куда-то взрывы изгнанников.
  
   108. Город изгнанников. Капелла.
   Царившую под сводами капеллы атмосферу напряжённого ожидания, в которой трещала смола светильников, раздавалось бормотанье Епископа, кашель, кряхтенье, шёпот остальных, эту вязкую паутину натянутых нервов прорвал грохот. Дверь в келью вышибло из петель, и оттуда, хотя, конечно, откуда-то из другого места, повалила куча обезумевшего истерзанного народу, их швырнуло, как горох, на стоящих вокруг, поднялась паника, всё покрылось дымом, и смешалось в одну живую кучу.
   Солдат, при первых раскатах этого грохота, опустился к земле, закрыл голову руками, а когда десятки тел накрыли его, ринулся по ним к тому, что осталось от кельи. Здесь он раскидал какие-то тела, нашёл под ними дверь, к которой был привязан Николай, ножом перерезал верёвки, схватил его в охапку, появившийся рядом Лодочник уже поднимал дверь и прижимал её к остаткам дверного косяка, пытаясь соединить с оборванными петлями. Вестник, тоже была тут как тут, продравшись сквозь толпу, она вложила в руку Николая ключ, тот самый, и поднесла её к замку удерживаемой Лодочником двери. Когда дверь открылась, Солдат ввалился вместе с Николаем и Вестником в дыру из дыма и пыли, образовавшуюся на месте кельи.
   Рядом с лицом Лодочника в дверь вонзилось со смачным хрустом тяжёлое копьё.
  
   109. Город изгнанников. Капелла снаружи.
   По лестнице из ворот капеллы катились люди, падали в канал, кто-то полз. Со стен опадала лепнина, скульптуры, штукатурка. Рухнул портик над воротами, трещина пересекла купол и часть его с прилежащей стеной и двумя соседними зданиями обвалились внутрь. На этом все замерло, словно беря вдох для оглушительного залпа, только люди продолжали барахтаться в канале.
  
   110. Машина Вестника.
   В машине были Вестник, Солдат и Николай. Вокруг шумела улица, проезжали машины, ярко светило солнце, по тротуару среди прохожих расхаживали голуби. Это был обыкновенный, привычный Николаю мир. Они припарковались недалеко от магазина, где стоял Ключник, занятый изготовлением ключей на своём станочке, с другой стороны улицы, где должны были остановиться Двойник Николая и Юрка. Их ещё не было.
   Николай был весь в ссадинах. Но уже переоделся, выглядел опрятно, как и его компания.
   Николай пристально смотрел на улицу.
   Николай - Это и есть Ключник?
   Солдат - Да.
   Николай - Я его совсем не запомнил. Почему он здесь?
   Солдат - От него уже очень много зависит в этом мире, он располагает события в выгодном ему порядке. Почему-то он захотел присутствовать на твоей встрече с двойником...
   Вестник - Но это-то и говорит о том, что он чего-то боиться.
   Солдат - Тебе пора. Двойник скоро приедет. Нельзя терять время. Нам могут успеть помешать.
   Николай - А что тогда будет с вами?
   Солдат - Нас заберёт Ключник.
   Николай - Что будет с вами?
   Вестник - Мы нарушили законы входов и выходов. Теперь мы вне этих законов.
   Солдат - Есть такое место за пределами того, этого, всех миров, куда попадают такие, как мы. Туда попадают, если, например, дверь почему-либо не ведёт туда, куда должна вести, или что-то случилось с замком, но, на самом деле, там оказываются из-за неповиновения Ключнику.
   Николай - Но ты уже нарушал его законы?
   Солдат - Это ей я когда-то не передал ключ, чтобы она оставалась здесь, жила. Но Ключник её всё равно забрал. Меня он пощадил, вряд ли это случится второй раз. Мне казалось, что мы сможем быть вдвоём... Но иди. Никто не знает, что предпримет двойник, может он будет сопротивляться. Может, на его сторону встанет Ключник.
   К дому, где работал Ключник подъехала машина Николая. Из неё вышли Двойник Николая с Юркой. Они подошли к Ключнику поговорили с ним, потом пошли от него через дорогу.
   Солдат - Иди скорее, главное, выбрать момент, чтобы он хоть на мгновение отошёл от твоего сына. Тогда действуй.
   Николай (взявшись за ручку, чтобы открыть дверь) - Вы смогли быть вдвоём даже там... А теперь, из-за меня...
   Солдат - Быть с тем, кого любишь, хотя бы мгновение - это нимало. А ведь там, у нас, мгновение то же самое, что вечность.
   Николай - Может не надо? - Николай протянул им шприц.
   Солдат - Думаешь, мы тебя уговариваем? Тебе решать. Мы сделали, что могли. Незаметно, безболезненно, быстро, достаточно совсем небольшого укола, царапины. Как будто просто пройдёшь мимо...
  
   111. Сквер.
   Николай вышел из машины, перешёл улицу. Он попал в сквер, который примыкал к улице, на которой работал Ключник. В сквере было несколько густых деревьев, скамейки со старушками и детская площадка.
   На детской площадке, среди детей и родителей были и Юрка с Двойником Николая. Двойник, в отличие от других родителей, не ходил в стороночке с газетой, покуривая, а играл с Юркой. Он помогал ему перелезать, подтягиваться, качал его, засекал время, пока Юрка преодолевал площадку по определённому маршруту "полосы препятствий".
   Юрка - Пап, а теперь смотри, как я перелезу здесь! И здесь могу!
   Двойник Николая - Молодец! Вы, ваше величество, сегодня неподражаемы! А давайте, ваше высочество, спросим вон у той девочки, наверное принцессы, не захочет ли она с нами поиграть, то есть построить в песочнице новый сказочный дворец, волшебный и заколдованный?
   Юрка - Нет, не хочу с девчонками, давай теперь в инопланетян играть!
   Двойник Николая - А на какой мы сейчас планете?
   Юрка - На планете монстров!
   Юрка прыгнул с верхней ступеньки лесенки на Двойника Николая.
   Двойник Николая - Да ты что! Так не делай, это опасно! Тем более, что на каждой планете монстров, живут такие специальные червяки, которые очень не любят монстров!
   Двойник Николая схватил Юрку за ноги и за руки и побежал с ним вокруг детской площадки, лавируя и планируя, как самолёт. Юрка истошно ржал.
   Николай соскучился по сыну. Но, странно, видя с каким удовольствием Юрка играл с двойником, Николай не испытывал к двойнику ни ревности, ни ненависти.
   Николай вышел обратно на улицу.
  
   112. Улица перед магазином.
   Николай издалека наблюдал за двойником. Он хотел вернуться к машине Вестника, но увидел, что машина пуста.
   Машину Вестника медленно объезжал чёрный лимузин. Сквозь переднее нетонированное стекло Николай увидел за рулём знакомое каменное выражение лица, какое он видел на лицах всадников в городе изгнанников. Те же лица были и на заднем сидении, а рядом с водителем в тёмном костюме сидел... Епископ!
  
   113. Сквер.
   Двойник Николая уговаривал Юру:
   Двойник Николая - ...Заберём ключи и поедем домой! Пошли. Пора.
   Юрка - Сходи сам, а я ещё поиграю. Чуть-чуть.
   Двойник Николая - Сразу же и поедем!
   Юрка - Не...
   Двойник Николая - Ну хорошо, я сейчас за тобой вернусь, никуда отсюда не уходи. Одна минута!
   Двойник Николая пошёл к улице, почти побежал.
  
   114. Улица перед магазином.
   Николай увидел двойника, перебегающего улицу, по направлении к лотку Ключника, бросился к нему, но одновременно рванулся с места и лимузин Епископа. Сидевшие в лимузине не видели двойника, они решили, что Николай, заметив их, убегает, поэтому дали ещё газу.
   Тело Двойника Николая от удара о лимузин выбросило на тротуар. Лимузин крутануло и он, скрипя тормозами, не задел самого Николая, машину унесло за поворот. Собралась толпа. Уже звучала сирена "скорой". Николай находился ближе всех к двойнику. Он заметил, что сжимает в руке шприц.
   Тут с другой стороны к двойнику из толпы наклонился Ключник.
   Ключник - Батюшки, вроде живой! Ты смотри, а ведь это мой клиент... Видать ко мне торопился, ну да ничего, поправится! Кто с ним? - Ключник поднял голову, - Один он, что-ли? А, доктор, вы уже тут, быстро-то как! Вот, это его вещь, заказал, не успел забрать...
   И Ключник передал кому-то из бригады "скорой" ключ, но не те ключи, ключи которые заказывал Двойник Николая, а ключ переданный в своё время Вестником Николаю.
   Появился постовой, стал спрашивать, кто очевидец. Ключника тут же и след простыл.
   Николай тоже попятился. Он вышел из толпы, перешёл дорогу по направлению к скверу, где в толпе взрослых и детей Юрка тоже стоял и смотрел на улицу.
  
   115. Сквер.
   Николай подбежал к Юре, схватил его, чуть не закружил, почти закричал:
   Николай - Всё, поехали домой!
   Юрка - Пап, а что случилось? Авария?
   Они вдвоём вприпрыжку побежали к машине.
  
   116. Город изгнанников. Канал.
   Лодочник вёл лодку по направлению к какому-то строению, вдававшемуся в канал, опирающемуся на сваи. Внизу была площадка, к которой можно было причалить.
   Над водой стлался туман. В городе было необычайно тихо.
   На корме лодки сидел Двойник Николая и смотрел на воду.
   Причалив, Лодочник привязал лодку, помог хромающему Двойнику Николая выбраться и полез вместе с ним наверх.
  
   117. Город изгнанников. Трущобы.
   На берегу стояли очень ветхие здания, бараки, ангары. Кругом сплошной мусор и разруха. По всей видимости, у этого бесконечного города всё-таки были и совсем заброшенные кварталы.
  
   118. Город изгнанников. Трущобы. Барак.
   Лодочник ввёл Двойника Николая в какое-то складское помещенье. Сверху в прорехах крыши брезжил свет, а в дальнем углу была небольшая пристройка в виде отгороженной, перекрытой сверху, каморки. Они направились к ней.
   Дверь в каморку была забита досками, когда их отодрали, открылся здоровенный амбарный замок. Лодочник долго копался в нём своими отмычками, но всё же открыл. К двери он прикасаться не стал, а отошёл к стене и отвернулся.
   Лодочник - Только там у тебя будет возможность поговорить с Ключником. И то, если ты его встретишь, раньше, чем...
   Двойник Николая постоял немного у двери, мотнулся к Лодочнику, чтобы сказать ему что-то, но промолчал, открыл дверь и скрылся, прихрамывая, за ней.
   Из-за двери пахнуло холодом и на пол склада упали несколько снежинок...
  
   119. Снежная пустыня.
   Двойник Николая шёл по глубокому снегу, он уходил всё дальше и дальше, а в нескольких метрах от его следа, на поверхности снега, ещё проступали какие-то тёмные предметы, это было обледенелое полузанесённое лицо девушки, Вестника...Рядом из под снега торчала широкая спина Солдата. Ещё несколько каких-то тёмных ледяных предметов, бывших когда-то человеческими телами, маленькими островками выглядывали из-под снега вокруг. Но дальше, насколько хватало глаз, был только снег, и лишь маленькая удаляющаяся точка человека нарушала эту безжизненную гармонию.
  
   120. Квартира Николая.
   Николай сидел в детской комнате около пианино и задумчиво смотрел на детские игрушки. Его профиль отражался в полировке музыкального инструмента.
   С кухни слышался голос Ирины:
   Ирина - Как долго ты ешь! Юра, уже давно пора музыкой заниматься! А у тебя другие уроки ещё не сделаны. Ну и что, что ты рисовал, надо было уроки делать! Не смотри на меня, а ешь! Что, ты думаешь, чем дольше ты будешь есть, тем меньше будешь музыкой заниматься? Не надейся!
   Николай повернулся к пианино, открыл крышку, одним пальцем побрякал по клавишам, послушал, потом левой рукой нажал на что-то басовое, ещё подержал, добавил несколько средних нот, взял другой бас... Получилась незатейливая узнаваемая мелодия...
  
  
  
  
  
  
  
  
   КОНЕЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   суббота, 24 мая 2005 г.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"