Бойков Владимир Васильевич: другие произведения.

Командировка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Владимир Бойков

Командировка

По пустому четырехполосному шоссе, в левом ряду мчалась синяя семерка ВАЗ. Дорога была далека от идеала, и машина время от времени подпрыгивала на коварных неровностях, которые за многие годы стали своеобразной визитной карточкой российских дорог. Мрачноватый еловый лес подступал к шоссе вплотную, отчего казалось, что автомобиль несется по тоннелю. Отсутствие транспорта позволило водителю расслабиться, и он выжимал из свей семерки не меньше 120 км/ч. От этого каждую встречную выбоину она встречала жалобным дребезжанием, но водитель знал - эта машина не ломается - только гнется.

Наконец лес закончился, и глазам сидевшего за рулем человека предстала грандиозная картина. По обе стороны шоссе, к самому горизонту тянулись ложбины, переходящие в ярко-зеленые холмы с небольшими участками леса на своих склонах. Справа синело небольшое озерцо, на берегу которого паслось стадо пестрых коров. Слева вдалеке, из-за склона холма, выглядывала пара деревенских домиков, издали казавшихся совсем игрушечными. Венчало эту картину потрясающее своей сочной голубизной небо с белыми громадами облаков. Такой пейзаж был способен вызвать восхищение не только у иностранного туриста, начитавшегося русских классиков, но и у того, кто всю жизнь прожил в России.

Однако человеку, сидевшему за рулем семерки, казалось, не было дела до окружающего его великолепия. Высокий, крепко сбитый, мужчина не старше тридцати был абсолютно спокоен. Во всяком случае его слегка загорелое, невозмутимое, с классическими прямыми чертами, лицо выражало полное безразличие ко всему на свете. Впечатление усиливали темные солнцезащитные очки в золоченой оправе и плотно сжатые губы.

В машине было тихо, только надрывный рев мотора, да гудение ветра, врывающегося в открытое окно, нарушали тишину в салоне. На соседнем с водителем сидении лежал небольшой чемоданчик светло-коричневой кожи. Сверху валялась карта шоссе. Знающий сразу бы определил, что карта свернута по военному - края были подогнуты таким образом, чтобы было видно только маршрут движения. На карте виднелась небольшая черная пометка. Именно туда гнал свою машину бесстрастный водитель.

Его звали Владислав. Во всяком случае, так было написано у него в правах и паспорте. По паспорту он был холост, детей не имел, и это было правдой. Если честно, то он вообще был одинок, но это не имело отношение к тому делу, ради которого он отправился в долгий путь длиной 400 км из Москвы в небольшой городок, отмеченный на карте. Ему оставалось не так уж долго ехать - еще час и он будет на месте. Поэтому он гнал свою машину со скоростью гораздо выше той, с которой обычно ездил - хотелось скорее уже приехать и вылезти из душного авто, в котором он провел почти весь день.

Уже смеркалось, когда он подъезжал к городу. Солнце резво закатилось за горизонт, и теперь все вокруг начало погружаться во мрак. К гостинице в центре города он подъехал уже с включенными фарами. На стоянке возле гостиницы Владислав заметил пару туристических автобусов. В душе его возникло нехорошее предчувствие. И точно - в двери гостиницы устремилась толпа каких-то подростков. Их по головам пересчитывали суховатый мужчина в джинсовом костюме и визгливая толстая тетка с крашенными перекисью волосами.

Черт, теперь туда не сунешься, - скорее раздосадовано, чем зло, подумал Владислав, - Мест наверняка нет, к тому же тишины и покоя здесь не дождешься как минимум в течение суток. Попробую завтра.

Он неспеша тронулся прочь в поисках ночлега.

Самым разумным было бы выбраться на окраину города и там заночевать в машине. В таких случаях нормальные люди ставят свое авто поближе к посту ГАИ, но Владислава подобное соседство совсем не устраивало. Лучше встать где-нибудь подальше.

Город наполнился ночной тишиной. Фонарей почти не было, точнее они просто не работали. На улицах почти никого - в таком захолустье люди ложатся спать довольно рано. Да и что здесь делать вечером? Театр в городском доме культуры не будет работать до сентября. Кино и рестораны здесь тоже закрываются рано, тем более что платить за подобные развлечения местным жителям после победы демократии стало особо нечем. Город спал, забыв о дневных проблемах, погрузившись во тьму, как, наверное, спал и в прошлом веке, и в позапрошлом...

Владислав проехал несколько кривых улиц этого провинциального городка, когда краем глаза заметил какое-то шевеление в подворотне. Слегка притормозив, он взглянул во тьму. Похоже, что кто-то кого-то грабил. Владислав безразлично отвернулся. В голове вдруг всплыли слова Печорина какое мне дело до радостей и бед человеческих. Эта фраза была единственным, что запомнилось ему из Героя нашего времени. Он уже хотел прибавить газу, когда до уха его донесся сдавленный женский крик. Это несколько меняло дело. Не сильно, но меняло.

Проклиная свою глупость, Владислав остановил машину и, даже не заглушив двигатель, выбрался наружу. Быстрым шагом он направился к подворотне.

Приблизившись, он услышал довольно интенсивную возню, какое-то мычание, а затем грубоватый, но явно молодой голос:

-- Ладно, снимай с нее трусы!

Владислав усмехнулся и вошел в арку. Глазам его предстала живописная картина: двое молодых засранцев лет по двадцать держали женщину за плечи, третий пытался удержать ее за ноги, пока еще один стаскивал с нее трусы. Поглощенные своим занятием, они не заметили, как к ним приблизился Владислав.

-- Бог в помощь, - произнес он спокойным голосом.

Тот, что держал девицу за ноги, и его дружок, раздевавший жертву, резко распрямились и уставились на Владислава.

-- Ну, ты, козел! Чего надо? Тоже хочешь?
-- Смотря чего, - ответил Владислав.
-- Еще одна жертва преступлений! - хрюкнула шпана и вытащила ножик.

Щелкнул фиксатор и самодельный клинок, сантиметров 15 в длину, предстал во всей своей примитивной красе. Подонок начал приближаться к Владиславу, помахивая своим оружием. Его приятели с интересом наблюдали за этой картиной. Им было интересно, как поведет себя этот фраер в светло-сером костюме и голубоватой сорочке с шелковым галстуком. Этот явно обеспеченный умник раздражал их и казался легкой добычей. К тому же у него могли быть деньги.

Владислав мысленно покачал головой - его противник совсем не умел обращаться с ножом. Такое перо держат безымянным и мизинцем за нижний конец рукояти. Так легче наносить круговые режущие удары, а это придурок делал все с точность наоборот - душил нож первыми тремя пальцами за середину. Совсем никакой противник.

Подпустив засранца поближе, Владислав резким движением выхватил из рукава телескопическую дубинку. Ее тело с резким щелчком распрямилось, и вслед за этим, описав дугу, врезалось в подбородок нападающему.

Подонок даже не пискнул - шок пронзил его тело. Выронив нож, он медленно опустился на колени и только тогда заскулил. Точным ударом Владислав сломал ему челюсть.

Второй ублюдок, очевидно не сообразив, что произошло, кинулся было к Владиславу, но был остановлен тычковым ударом в пах. Согнувшись, он тут же получил дубинкой по ключице и, искалеченный, упал рожей вниз, смешно выставив зад. Владислав перешагнул через него, дал пинка по заднице (устоять от такого соблазна было невозможно), и направился к оставшимся двум грабителям, все еще продолжавшим держать женщину за руки. Вид приближающегося к ним Владислава подстегнул их как удар бича. Вскочив, они бросились прочь, но Владислав бегал быстрее. Через минуту те двое тоже были искалечены. Точными ударами Владислав сломал им несколько костей.

Когда, спрятав дубинку в рукав и поправив сбившейся галстук, Владислав вернулся в подворотню, женщина ползала в потемках, собирая разброшенные из сумочки вещи. Владислав, ни слова не говоря, подошел к ней и, присев на корточки, начал помогать. Она подняла на него взгляд, и он увидел, что это молодая и довольно красивая девушка лет 25, может меньше. Его еще поразило ее спокойствие. В глазах не было страха. Скорее досада и обида.

-- Спасибо, - вдруг сказала она.
-- Ничего, бывает, - внезапно смутившись ответил он, - Черт, ну почему я совершенно не готов к общению с женщиной?
-- Я на машине, могу отвезти Вас домой, - произнес он совершенно спокойно.

Она посмотрела на него и ответила:

-- Спасибо.

Владислав помог ей подняться и отвел ее к машине.

Они ехали молча. Вообще, когда-то Владислав был довольно разговорчив, но после армии его словно подменили. Там он научился держать язык за зубами и вообще производить как можно меньше шума. На то было очень простое объяснение - лишний шум мог легко демаскировать бойца, а для разведчика это было недопустимо. Девушка тоже молчала. Наверное, ей просто не хотелось говорить о том, что сегодня произошло. Она только показывала Владиславу, куда ехать. Он иногда посматривал на нее и невольно любовался изящным профилем ее лица. Девушка была действительно красива. Во всяком случае, ему нравились именно такие: высокие, стройные, с правильным, чуть скуластым, лицом. При всей ее внешней нежности, Владислав сразу распознал в ней сильную личность. Такие девушки были способны на самые нежные чувства, а могли превратиться в тигрицу, способную сражаться до последнего за то, что им дорого. Владислав мысленно встряхнулся. Не надо о ней думать - его работа не позволит им больше увидеться. Это было бы слишком опасно для него.

-- Вот сюда, - девушка указала на въезд во двор.

Владислав повернул и вскоре остановился у единственного подъезда обшарпанной кирпичной пятиэтажки. Он вышел из машины и помог девушке выбраться наружу. Она посмотрела на него все тем же спокойным и слегка отстраненным взглядом и, поежившись, скорее от того, что с ней произошло, а не от холода, сказала:

-- Меня зовут Елена.
-- Владислав, - ответил он.
-- Проводите меня до квартиры, Владислав.

Он кивнул.

Они поднялись на третий этаж. Елена открыла дверь и, не оборачиваясь, шагнула внутрь. Владислав секунду размышлял и зашел вслед за ней.

-- Вы спешите, Владислав? - Она стояла посреди маленькой прихожей и внимательно смотрела на него.

Владислав хотел ответить, что ему надо идти, но вдруг что-то заставило его сказать:

-- Нет, по правде мне вообще негде сегодня ночевать.

Она кивнула и без слов прошла в комнату.

Через час он уже лежал на диване в гостиной, накрывшись толстым пледом. Елена легла в своей спальне. Они почти не говорили до того, как лечь спать, и он понимал почему - ей хотелось упокоиться. Она явно была из тех людей, которые не любят афишировать свои чувства перед незнакомыми. Ей необходимо было побыть наедине с собой. То же нужно было и Владиславу. Он устал, а впереди был трудный день. Поэтому он улегся поудобнее и через минуту провалился в сон.

Армии ему избежать не удалось. Его забрали после института и, нацепив погоны лейтенанта, отправили в Ставрополь. Иллюзий он не питал - шел 1996 год. В свое время он занимался спортом и даже имел разряд по стрельбе. За это его направили в разведроту мотострелкового полка. Об этом времени он не любил вспоминать. За несколько месяцев он научился убивать врагов профессионально. Из холерика он превратился во флегматика. Студент, а именно так прозвали его в роте, ходил в рейды на базы чехов, зачищал села, громил засады на маршруте следования колонн наших войск, а когда в августе 1996 их зажали в Грозном...

Август... тогда он получил свою вторую пулю. Первая была так - царапина. Эта была точной. Чеченская кукушка всадила ее чуть выше колена. Студент в этот момент перебегал улицу, пытаясь добраться до руин дома на ее противоположной стороне. Его прикрывали, но от кукушки прикрыть невозможно. Студент упал, и чех стал ждать, когда остальные федералы полезут выручать своего товарища. Таким макаром можно много настругать, а за каждого платили зеленью, иногда даже не фальшивой. Эту тактику придумали не чеченцы - еще во время Великой Отечественной так действовали немцы. Может быть, и сейчас стрелял какой-нибудь наемник - лицо некавказской национальности. Но этот снайпер был слишком нервным, а потому обнаружил себя вторым выстрелом. Причем мимо. Тогда Студент сумел удивить всех. Не целясь, почти по наитию, он выстрелил одиночным в проем окна, в котором за секунду до этого мелькнул силуэт врага, и попал. Сразу и, наверное, точно...

В пять он открыл глаза. Не шевелясь, обвел взглядом комнату и снова заснул.

Через час Владислав проснулся окончательно.

Он лежал с открытыми глазами, когда в комнату зашла Елена. Девушка была одета в вытертые до белизны голубые джинсы и черную футболку навыпуск. Это простенький домашний наряд ей безусловно шел. Елена замерла в дверном проеме, и Владислав невольно залюбовался ею. Ее шикарные прямые русые волосы были распущены и спадали по плечам. Серые глаза внимательно смотрели на него без опаски, но с интересом. Ей, наверное, было любопытно, что за человека привела она в свой дом. Теперь ей предстояло решить, как себя вести с этим, в сущности, незнакомцем.

Владислав улыбнулся. Секунду помедлив девушка улыбнулась в ответ.

-- Доброе утро, - ее голос был гораздо приветливее, чем вчера. Очевидно, за ночь она успокоилась и старалась не вспоминать о том, что произошло с ней в той подворотне.
-- Доброе, - отозвался Владислав, - Я сейчас уйду, Вы не волнуйтесь.
-- И куда же Вы направитесь?

Владислав пожал плечами:

-- Наверное в местную гостиницу.

Елена усмехнулась.

-- Если вы энтомолог или поклонник экстремального туризма, то вам там самое место, - в ее голосе можно было услышать беззлобную иронию.

Владислав пожал плечами:

-- Вы можете предложить что-то лучше?

Она сделала вид что размышляет.

-- Вы к нам надолго?

Это вопрос слегка насторожил Владислава. Однако, памятуя, что ложь может вызвать подозрения даже на пустом месте, ответил:

-- На несколько дней - командировка.

Елена снова задумалась, потом решительно произнесла:

-- Тогда оставайтесь здесь. В местной гостинице можно продержаться разве что сутки, не более.

Владислав приподнял бровь:

-- А Вы не боитесь оставлять у себя в доме незнакомого мужчину.
-- Я думала об этом, - она слабо улыбнулась, - но Вы спасли... Вы пришли мне на помощь. Что-то вызывает в Вас доверие.

Он кивнул:

-- Хорошо, спасибо... я с удовольствием.

Он сам удивился тому, что сказал. Странность происходящего несколько беспокоила его. Но жить ему действительно было негде.

-- Ладно, я приготовлю завтрак, - Елена тряхнула своими шикарными волосами и вышла из комнаты.
-- Да, и давайте на ты, - крикнула она уже из кухни.
-- Хорошо, Елена, - отозвался Владислав, вылезая из-под одеяла.

Она оказалась интересным собеседником. От вчерашней зажатости не осталось и следа. Теперь, поглощая приготовленный Еленой завтрак, Владислав все с большей симпатией смотрел на эту девушку. Обычно он относился к женщинам с легкой иронией или, если хотите, с чувством личного превосходства. С Еленой все было по-другому. В ней он почувствовал равную себе. Даже говорила она не так, как это обычно делают женщины, особенно красивые женщины. Из ее уст не извергались потоки бестолковой болтовни обо всем и, одновременно, ни о чем, а в ее манере держать себя не было ни капли кокетства. Это вызывало некую тягу к ней, как к человеку, с которым можно просто нормально поговорить.

Однако чувства Владислава не помешали ему направить беседу в нужное русло. Без спешки он выведал у Елены все, что ему необходимо было знать об этом городе. Затем, скорее по привычке, чем от любопытства, он выяснил кто она и где работает. Оказалось, что Елена оформитель в одной из рекламных фирм этого городка. Выяснилось, что этих фирм в городе аж две. Владислав подивился этому, но девушка объяснила, что в их фирму поступают заказы и из двух соседних городков. О себе он особо не распространялся. Сказал только, что работает в аудиторской фирме и приехал сюда для разгрузки баланса одной из местных фирмочек. Несколько попыток Елены узнать о нем больше, Владислав сумел мягко пресечь, переведя разговор на другую тему. Впрочем, она не настаивала.

Через час он вышел из подъезда и сел в машину. Елене сказал, что поедет на работу. Ей и самой надо было в офис, но только через пару часов. Договорились, что он придет в семь - Елена в это время уже будет дома.

До встречи оставалось еще несколько часов, которые нужно было как-то убить. Поэтому Владислав сделал пару кругов по городу и, через полчаса, выехал на центральную площадь. Впрочем площадь было слишком сильно сказано. Этот приличных размеров пятак примыкал к одной из стен древнего монастыря - единственной достопримечательности городка. Владислав оставил машину на импровизированной стоянке, сунув охраннику - мужику в драных камуфляжных штанах и засаленной ветровке - десятку, и направился к входу в монастырь. Через минуту он прибился к группе туристов, ковылявших по разбитой брусчатке к воротам монастыря. Это позволило ему избежать приставания нищих, а ровно и их любопытных взглядов.

Монастырь реставрировался. Несколько храмов на его территории были сплошь покрыты лесами. Только золотые купола блестели под лучами июньского солнца. Владислав посмотрел на них, затем надел темные очки и поспешил вслед за туристами. Он немного походил вместе с ними. Экскурсовода не слушал - ничего особенно интересного в речи последнего не было. Топая вместе с экскурсантами по древней брусчатке от храма к храму, Владислав мысленно прокручивал события вчерашнего дня. Нет, они вовсе не запали ему в душу, просто он привык анализировать все то, что происходило с ним, пытаясь найти ошибки в своих действиях. Таковая была только одна - он вмешался в инцидент с Еленой и тем самым невольно привлек к себе внимание. С другой стороны, теперь у него было надежное убежище. Администратор в гостинице более опасен, как свидетель. В первую очередь начнут проверять гостиницы, а значит квартира, которую он даже не снимал, намного надежнее.

От размышлений его отвлек какой-то звук, идущий из ближайшего собора. Он прислушался и понял, что это поет церковный хор. Скорее из любопытства, а может быть и еще по какой-то неясной для себя причине, он вошел в храм, и сразу погрузился в полумрак.

Хор пел красиво. Точнее... Владислав не смог подобрать точного определения тем чувствам, которые начали рождаться у него где-то внутри, в самой глубине души. Он просто встал и слушал. Слушал не слова, а мелодию. Что-то привлекало его в ней, что-то манило и успокаивало. Он не был верующим. Он даже не был крещеным. На вопрос своих однополчан Почему?, отвечал: Зачем? Он не верил. Ему нравилась суть, но он не верил. Да и был ли смысл обращаться к богу? Чтобы всю жизнь замаливать грехи? За полгода войны его сердце загрубело. Смерть стала привычной реальностью и не вызывала никаких особенных эмоций - просто работа.

Он постоял еще немного и вышел вон - в храме было душно...

В одиннадцать Владислав был на железнодорожной станции. В обшарпанном зале, прорезанном солнечным светом, льющимся через давно немытые окна, он присел на скамью недалеко от автоматических ячеек камеры хранения и развернул местную газету. Он прочел ее всю от и до, то и дело поглядывая на ячейки. Ничего подозрительного не происходило. Да и не должно было происходить. В зале было почти пусто. Рабочий день был в разгаре, а до ближайшего поезда оставалось несколько часов. Никому не было дела до молодого человека читающего какую-то желтую газетенку.

Владислав поднялся и неторопливо двинулся к одной из ячеек. Набрав комбинацию, он открыл дверцу. На него смотрела пустота. Он мысленно покачал головой - придется прийти завтра в это же время. Закрыв ячейку, Владислав вышел из здания и направился к своей машине. За тот час, который он провел в здании станции, семерка, стоявшая на ярком июньском солнце, успела раскалиться добела. Через открывшуюся дверцу на Владислава пыхнуло жаром. Он мысленно поморщился, но сел в машину и, опустив передние стекла, неспеша тронулся прочь...

Ровно в семь Владислав подъехал к дому Елены. Оставив машину, как и вчера у входа, он поднялся на третий этаж и нажал на кнопку звонка Лениной квартиры. Девушка открыла сразу, как будто ждала его все это время. Глаза ее блеснули, когда она увидела Владислава.

-- Проходи, - сказала она и тутже ускакала в кухню.
-- Ты как раз вовремя, я уже заканчиваю главное блюдо, - крикнула она оттуда.

Владислав удивленно приподнял бровь. То, что его еще будут угощать главным блюдом было сюрпризом. Он развернул сверток, который все это время держал в руках, и на свет появился букет отличных свежих роз. Зачем Владислав купил их, он сам не знал. Наверное он просто уже лет сто не дарил девушке цветы. Почему бы и не нет. Ей будет приятно, да и он почувствует себя нормальным человеком.

Не обращая на него внимания, Елена прошла из кухни в гостиную, неся в руках блюдо с чем-то аппетитно пахнущим. Через минуту она позвала Владислава.

При виде букета, она вся засветилась.

-- Спасибо! - только и сказала она и, обняв здоровый букет как ребенка, втянула носом аромат роз. Затем она быстро сбегала на кухню и вернулась уже с вазой, в которую поставила цветы.

Они сели за стол. Елена приготовила мясо под брусничным соусом. Владислав, который питался в основном бутербродами, оценил такую еду по достоинству. Потихоньку они разговорились. Владислав привычно рассказывал о себе небылицы, которые были очень похожи на правду; Елена с интересом слушала и, возможно, верила.

Через час они встали из-за стола.

-- Знаешь, - вдруг сказала она, - мне уже давно не дарили таких цветов.
-- Странно, - отозвался он.

Елена удивилась:

-- Что же тут странного?
-- Такой девушке как ты, должны дарить цветы постоянно.

Она усмехнулась:

-- Дарили. Но все больше как элемент прелюдии.
-- А как еще можно дарить цветы?
-- Как ты, просто так.
-- А почему ты решила, что я сделал это просто так? - спросил он с улыбкой.

Она внимательно посмотрела на него и ответила:

-- Ты другой. Ты не похож на тех, что были раньше.

Владислав не ответил, просто сделал шаг ей навстречу. Он чувствовал, что ему нравиться эта девушка. Нравятся ее волосы, ее лицо, манера держаться. Черное короткое обтягивающее платье, надетое на ней, подчеркивало всю прелесть ее фигуры. Она напоминала ему ту желанную девушку, которая рисовалась ему в его подростковых мечтах. И сейчас, глядя в ее глаза, Владислав почти физически ощущал, что и он ей нравиться. Какая глупость! Какая глупость! - подумал он, но уже ничего не мог с собой поделать. Он сделал еще шаг и, оказавшись вплотную к Елене, приблизил свое лицо к ее лицу. Она прикрыла глаза и сама подставила ему губы.

Владислав жадно поцеловал ее. И в туже секунду она обхватила его шею своими руками. Они целовались самозабвенно, как будто всю жизнь ждали этого. В этот момент для них не существовало ничего, кроме друг друга. Ни он, ни она не вспоминали о прошлом, не думали о будущем. Сейчас для этих двоих мгновение превратилось в вечность. Второй раз в жизни Владислав испытывал подобные чувства. А ведь он думал, что ему уже не суждено испытать их.

Владислав легонько отстранил Елену от себя. Она взглянула на него наверное самым нежным взглядом, на который была способна.

-- Пойдем?

Вместо ответа он взял ее на руки и отнес в спальню.

Он проснулся в пять. Снова осмотрелся. На этот раз он лежал на кровати в Лениной спальне. Сама девушка спала у него на груди, нежно прижавшись щекой к его крепкому телу. Он взглянул на нее, и его поразила та, почти детская безмятежность, которую излучало ее красивое лицо. Осторожно, чтобы не разбудить это чудесное создание, Владислав провел рукой по ее длинным шелковистым волосам. Затем также осторожно поцеловал ее нежную щеку. Она заворочалась во сне и инстинктивно подставила губы. Он еще раз поцеловал ее и, обняв поудобнее, прижал к себе. Через несколько минут Владислав снова заснул.

-- Привет,

Владислав, возившийся у плиты, обернулся. Елена стояла у входа в кухню. Она еще не совсем проснулась. Глаза ее щурились от яркого света, льющегося из окна, волосы немного взъерошены, да и общее выражение лица было заспанным. Девушка была совершенно обнаженной, но это ее явно не смущало. Она словно догадалась, что Владиславу будет приятно увидеть ее прекрасное стройное тело.

-- Привет, - отозвался он.
-- Что делаешь?
-- Да вот, - Владислав показал ей сковородку, - яичницу жарю. Одевайся, завтрак скоро будет готов.

Она улыбнулась:

-- Хорошо, я сейчас!

Вскоре они уже сидели за столом и завтракали. Елена смотрела на Владислава с какой-то особой нежностью. Он улыбался ей в ответ, но в глазах его можно было прочесть спартанское спокойствие.

-- Мне было хорошо этой ночью, - вдруг произнесла она.

Он кивнул.

-- Мне тоже.

Ему действительно было хорошо в эту ночь. Подобных ночей у него не было очень давно. Конечно, у него были женщины. В основном дорогие, готовые выполнить любое его желание в постели. Но они могли удовлетворить лишь его плоть - не более. Душа его упорно искала ту, которая смогла бы отдать ему не только тело, но и чувства. Елена, наверное, была именно той...

Он мысленно встряхнулся: нет, не надо давать волю глупым чувствам. Он не должен отвлекаться от своей работы. Сегодня он снова придет на станцию, и на этот раз в ячейке должен лежать пакет. Елена никуда не денется и, может быть потом, у них что-нибудь получиться.

А Елена, казалось, ничего не замечала. Она просто улыбалась ему, что-то говорила. Наверное, она была счастлива в этот момент. Возможно, она думала, что Владислав и есть тот мужчина, который предназначен ей судьбой.

Они закончили есть, и, когда со стола было убрано, Владислав направился в спальню. Увидев, что он одевает костюм, Елена несколько удивилась:

-- Ты уходишь?
-- Да, у меня дела с этой фирмой, - ответил он, выходя в прихожую.
-- В субботу?
-- Именно, - затем, как бы извиняясь, он, почти нежно, сказал, - я скоро вернусь. Это ненадолго.

Она подошла к нему и, обняв, поцеловала:

-- Я буду ждать.

На этот раз в ячейке действительно лежал увесистый полиэтиленовый сверток. Владислав взял его и, неторопливо, сунул в чемоданчик. Вскоре он уже петлял по улицам города, тщательно проверяя: нет ли за ним хвоста. Потратив на эту своеобразную профилактику около часа, Владислав, в конце концов, остановился на каком-то пустыре, заехав в заросли полыни.

Он развернул полиэтилен. В руки ему выпал китайский ТТ. Владислав поморщился - пистолет был еще толком не очищен от консерванта. Владислав вынул полную обойму и положил ее на приборную панель. Затем, достав из-под сидения тряпку, он привычными движениями быстро очистил оружие от смазки. Зарядив ТТ, он положил пистолет в чемоданчик, и теперь его внимание было приковано к обыкновенному, почтовому конверту, который лежал в свертке вместе оружием. Сто тысяч зеленых друзей человека причитались ему, если он выполнит задание. Сто тысяч долларов за пару часов работы. Это была большая сумма. Устранить человека из списков живущих на этой земле обычно стоило гораздо меньше. Очевидно, ему предстоит убрать какую-нибудь местную шишку. Ну чтож, ему не впервой. Ему приходилось убивать и не таких.

Свою первую работу он помнил до мельчайших подробностей. Он тогда только вернулся из армии. Точнее было бы сказать с войны. Но официально войны не было. Так же не было и работы для несостоявшегося дипломированного юриста, коим являлся Студент. За то время, что он провел на кавказском фронте, его однокурсники успели найти работу. Он оказался не в удел. Молодой юрист никому не был нужен. Но был нужен стрелок.

Как на него вышли, он не знал, хотя и догадывался. Впрочем, какая ему была разница? Главное, что ему предложили работу и неплохие деньги. За пару тысяч баксов Студенту необходимо было завалить одного кадра. Объект был членом какой-то банды. Судя по всему не шибко крутой банды. Тогда Студенту вручили ТТ и задаток - 700 зеленых. Задание представлялось простым. Охраны у объекта не было. Дом, в котором он жил, тоже не охранялся.

Пасмурным декабрьским утром Студент зашел в подъезд дома объекта. Карман пальто оттягивал пистолет. В качестве маскировки хватило фальшивых рыжих усов. Студент надеялся, что если кто и заметить его, то в память врежется самая яркая черта, а именно эти усы.

Дом был старой постройки, а потому его просторный подъезд имел очень удобную нишу за шахтой лифта. Именно там и затаился Студент. Долго ждать ему не пришлось. Объект - классический браток, вышел из лифта и, повернувшись спиной к убийце, пошел к выходу. Студент резко вышел из своего укрытия и, прицелившись в бритый затылок, нажал на спуск. Пистолет грохнул, выплюнув пулю. Звякнула о пол гильза. Браток даже не охнул, просто рухнул лицом вниз на ступени. Студент быстро подошел к нему и, перевернув его ногой на спину, всадил еще одну пулю в лоб - для верности. Затем, сдув дымок, струящийся из ствола, сунул пистолет в карман и вышел из подъезда. Неспеша он дворами вышел к метро и вскоре был уже далеко от места преступления.

Заказчик потребовал, чтобы Студент оставил оружие рядом с трупом. Так, мол, легче замести следы. Но Студент не послушался его. Может быть, Студент и был неопытен в таких вопросах, но он понимал, что, скорее всего, его самого попытаются убрать, чтобы скрыть следы. Да и денег им было жалко, ведь чем они богаче. Тем жаднее.

Встречу ему назначили в заброшенном доме, рядом с металлообрабатывающем заводом. Идеальное место: пусто и шумно, выстрелов не будет слышно.

На встречу Студент пришел за четырнадцать часов до назначенного времени. Осмотрев местность, он нашел идеальное место для засады. На пустыре, рядом с заводом, стоял заброшенный дом. Наверное, когда-то это было какое-то техническое здание - рядом пролегала железка. Старые ржавые весы стояли в наполовину обрушившейся нише. Там он и затаился. Из-за весов ему был виден почти весь пустырь, его же вряд ли можно было разглядеть, если не знать, что он там.

Ему было не привыкать сидеть в засаде. Почти не двигаясь, он просидел тринадцать часов в ожидании убийц. Все это время он развлекался собственными мыслями. На войне, сидя в засаде, он мысленно перечитывал любимые книги, вспоминал фильмы, размышлял на философские темы. Так время бежало быстрее.

Через восемь часов на место прибыли братки. Их было только трое и они явно считали Студента легкой добычей. Эти идиоты так и не успели понять, что произошло - Студент завалил их тремя точными выстрелами.

А потом он позвонил заказчику и просто спросил про деньги. Тот уже все понял и отдал причитавшуюся Студенту сумму. Более того, Студент получил новый заказ. С тех пор он стал одним из самых лучших наемных убийц Москвы... Во всяком случае, одним из самых высокооплачиваемых.

Владислав распечатал конверт. Внутри лежала фотография жертвы и записка, в которой сообщалось о ее месте жительства, работе и примерном распорядке дня. Обычно, сначала он читал эту самую записку, и только потом смотрел фото, но в этот раз фотография привлекла его внимание. Он смотрел на нее, и его лицо становилось все более мрачным.

Это была фотография Елены...

Ему приходилось убивать женщин. И на войне, и после. Разницы особой не было. Разве что убойные места у женщин располагаются несколько иначе, чем у мужчин. Совсем чуть-чуть. Но дело было вовсе не в этом.

Надо было убить Елену. В том, что это она изображена на фото, не оставалось сомнений - в записке были указаны ее данные. Странно было то, что кто-то готов был платить такие огромные деньги за жизнь самой обыкновенной девушки. Или необыкновенной? Владислав старался припомнить малейшие странности в ее поведении. Она работает в рекламной фирме. Деньги? Нет, она не такой большой человек, чтобы подставить кого-то на деньги. Во всяком случае, сто тысяч зеленых платят не за простого рекламщика. Может она что-то знает? И это вряд ли - ну что она может знать? Да и не может такая девушка столько стоить. Такие деньги платят за особый риск. Когда необходимо обойти или устранить охрану. Здесь охраной и не пахло. Может что-то личное? Может она чья-то или была чей-то? Или до него уже были другие, и они просто не смогли убить это очаровательное создание? Сто тысяч - огромные деньги. Он сможет скорее бросить свое нынешнее ремесло и заняться честным бизнесом. Век наемника не долог - либо замочат друзья объекта, либо заказчики. Поэтому необходимо утекать. Скопить денег и утекать. Куда-нибудь в Гонконг или Манилу. Купить отель у залива или стриптиз-клуб...

-- Черт! Почему именно ее?! - Владислав вздрогнул от собственных слов.

Он давно не позволял себе высказывать свои мысли вслух.

Нет, действительно, только он встретил ту, которая, как ему казалось, была именно для него и... Что она такого могла натворить, чтобы ее заказывать? Да какая разница?! Заказ есть. И плата за этот заказ сотня тысяч. Один из самых лучших гонораров в его профессиональной карьере.

Я не смогу убить ее, - мрачно подумал Владислав.

Он завел машину и рванул прочь.

Елена бросилась ему на шею, как только он вошел.

-- Владислав, я ждала тебя.
-- Я рад, - кивнул он и, поцеловав, взял ее на руки.

Она прижалась к нему и заглянула в глаза. Ее, почти щенячий, взгляд был полон нежности. Владислав чувствовал тепло ее тела. Он даже чувствовал, как бьется ее сердце.

Владислав быстро отнес ее в спальню. Повинуясь внезапно нахлынувшей страсти, он сорвал одежду с девушки. Елена полностью отдалась ему: она расслабилась и позволила Владиславу делать с ней все, что он хотел. А он был нежен и напорист одновременно. Он хотел ее, как никого больше. Никого и некогда. Говорят, что у каждого есть своя половинка на свете. Владислав был уверен, что нашел свою...

Они лежали обнявшись. Елена прижималась к нему всем телом, словно старалась слиться с ним воедино. Глаза ее были закрыты, губы улыбались. Наверное, она была счастлива. Возможно, она тоже считала, что нашла свою половинку. Того мужчину, с которым хотелось бы остаться до конца дней, который стал бы отцом ее детей, и с которым она могла бы встретить старость.

Владислав тоже думал о Елене. Думал о том, что такой девушки ему больше не встретить; что если сейчас он ошибется в своем выборе, всю оставшуюся жизнь, какой бы долгой она не была, он будет ненавидеть себя. Он понял это с особой остротой. И, поняв, принял решение. Единственно правильное для него решение. Пусть это и сулило ему самые большие трудности в его жизни.

Елена открыла глаза.

-- Хочешь есть? - спросила она.
-- Да, - улыбнулся он.

Она резво вскочила и побежала в кухню. Владислав посмотрел ей вслед. Она даже не накинула никакой одежды, и он видел ее грациозную фигуру. Ее длинные, стройные ноги. И волосы. Прекрасные русые волосы, спадавшие на плечи.

Студент встал и неторопливо направился на кухню. Девушка что-то доставала из холодильника, когда он вошел.

-- Не терпится? - Весело спросила она и, обернувшись, замерла.

Прямо в лицо ей смотрело дуло пистолета. Елена не успела испугаться. Даже не успела удивиться. Студент нажал на спуск.

Он постоял немного над телом и сделал контрольный выстрел. Затем вернулся в спальню и сунул пистолет в заранее приготовленный пакет. После снял, вывернув наизнанку, перчатки, бросил их на стул и начал одеваться. Он не спешил - звук выстрела не должен был привлечь внимания. Люди вообще невнимательны и ленивы, тем более в субботу все сидят на своих дачах. К тому же скоро его здесь не будет. Дело уже сделано.

По шоссе, прочь от города, неслась синяя семерка. Ее водитель был, как всегда, спокоен и сосредоточен. Он выполнил свою работу и теперь спешил в Москву. Там его ждали деньги - оставшиеся семьдесят пять тысяч долларов. Вместе с задатком в двадцать пять тысяч, они будут положены на счет в одном из иностранных банков. Когда сумма достигнет пятисот тысяч, Студент исчезнет. Может быть, осядет где-нибудь в Маниле или в Гонконге. И тогда он будет счастлив.

19.09.2001 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"