Болотников Сергей Владимирович: другие произведения.

Манихейство как религия постмодернизма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.36*8  Ваша оценка:

    

       Манихейство, как религия постмодернизма.


                                   
                                  СОДЕРЖАНИЕ




            1.Введение..........................................................2

            2.История возникновения манихейства и Мани............3

            3.Сущность учения Мани.......................................15

            4. Манихейство, как религия постмодернизма..............27

            5. Заключение......................................................36

            6. Список использованной литературы.......................37



                                  Введение.

  Восточные регионы, такие как Иран и междуречье издревле были 
место зарождения самых разных религий - ввиду высокого уровня 
цивилизации того региона на стыке тысячелетий. Можно с 
уверенностью утверждать, что само понятие, сам тип 
дуалистической религии был создано именно в этих древних 
государствах. Например такие учение как зороастризм, что имел 
наибольший вес в регионе, мандеизм, зерванизм, 
раннехристианские учения, древневавилонские культы, все имеют 
своей родиной именно междуречье. Религии эти причудливо 
смешиваются, и из одного корня может происходит до десятка 
небольших сект, известных и тех, которые со временем полностью 
растворились в людской памяти. Большая часть религий этой 
местности так или иначе происходит из древних языческий 
верований, с элементами заимствования из более современных и 
развитых систем - как правило это христианство, что на момент 
верования, описываемого в данной работе, активно набирало силу 
и вес. 
  Среди множества религий того периода (около 300 год н.э.) я 
бы хотел выделить именно манихейство и на то есть определенные 
причины. Дело в том, что манихейство, в отличие от большинства 
современных ему культов было одной из немногих религиозный 
учений, полностью созданных одним единственным человеком - то 
есть это была религия сотворенная сознательно, и для ее 
возникновения использовались компоненты очень многих 
современных ему учений. В этом манихейтсва весьма напоминает 
раскольнические секты разного толка. Но в отличие от них может 
считаться настоящей устоявшейся религией - имевшей в свое время 
множество поклонников, даже среди влиятельных людей, и 
просуществовавшей не менее тысячи лет.  
   Целью данной работы будет осветить манихейство с несколько 
нестандартной стороны - потому что это учение, созданное 
сознательно, по сути является компиляцией из уже имеющихся, а 
значит, может считаться своего рода первой постмодернистской 
религией с четко очерченными целями и потребностями ее 
создателя. 
  В данной работе будет проведен философский анализ 
манихейства, а также проведено некоторое сравнение его с 
современными ему учениями - и элементами, что были оттуда 
взяты, а также рассмотрена концепция дуализма (учения о борьбе 
противоположностей) в целом. 

1.	История возникновения манихейства. 

     Манихейство - синкретическая дуалистическая религия, 
созданная в III в. нашей эры на территории Сасанидской империи. 
Манихейство несет в себе элементы зороастризма, христианства, 
буддизма, джайнизма, вавилонской мифологии, неоплатонизма и 
гностицизма. Манихейство было широко распространено в первом 
тысячелетии н.э. - от Северной Африки и Испании до Китая; 
 Нет сомнений, что подобное вероучение могло возникнуть лишь в 
этом регионе, с его насыщенным многонациональным населением - 
Месопотамия в третьем веке нашей эры была одним из виднейших 
культурных центров востока. По своему расположению она занимала 
место на стыке между востоком и западом и соответствующими 
культурами - европейское нарождающееся христианство (которое 
постепенно становилось официальной религией римской империи) 
столкнулось на этой земле с древнеиранскими и 
древневавилонскими культами - такими как митраизм, и даже более 
старыми, языческими.   
      Причудливая эта смесь порождала сотни сект, которые по 
своей направленности находились где то между крупнейшими 
религиями региона (христианство и зороастризм). Борьба за 
политическую власть, различные культурные влияния превратили 
Месопотамию, на территории которой находилось  древней 
Сасанидское государство, в горячую точку на которой сошлись две 
империи - римская и иранская. Противостояние наблюдалось как в 
политической, так и в духовных сферах. 
 Парфянское государство, в котором родился Мани - отец-
основатель манихейства переживало в тот момент период своего 
падения - империя, основанная на феодальных принципах начала 
стремительно дробиться на более мелкие государства. Постоянное 
давление соседей, военные походы римлян, а также разногласия 
внутри самой страны привели к тому, что уже в 217 г.н.э. дни 
парфянского царства были сочтены - и на смену его древней 
царской династии (аршакидская династия) - пришла династия 
сасанидская. В результате целого ряда завоеваний царя Арташира, 
которые впоследствии были улучшены и развиты его наследником 
Шапуром к моменту зрелости Мани на территории региона 
образовалась довольно могущественная империя, что занимала 
часть Месопотамии - теснила римлян на севере и древние иранские 
княжества, а также Сирию и ряд государств в малой Азии. 
Могущество новостворенного государства простиралось так далеко, 
что уже к середине третьего века нашей эры его границы были 
сопредельны с Китаем, что впоследствии позволило завербовать 
сторонников манихейства и в этой славящейся своими философскими 
наработками стране. Этот факт - факт существования 
многонациональной Сасанидской империи - очень важен для 
становления манихейства. Только в такой среде, где множество 
покоренных народов, со своими культурными и религиозными 
наработками могло возникнуть нечто напоминающее учение Мани - 
кроме того, Мани на протяжении очень долгого периода была 
дарована высокое государственное разрешение беспрепятственно 
распространять свое учение - и манихейство какое то время даже 
было государственной религией Сасанидского царства! Этот факт 
имел очень большое значение для распространения религии Мани.
   Немножко о культурной ситуации внутри региона: сильное 
влияние римской империи привело к тому, что одним из самых 
распространенных языков на территории царства был греческий - 
собственно он был самым доминирующим языком на ближнем востоке. 
Ряд представителей восточной литературы в первые три века нашей 
эры выступил с литературными произведениями на греческом языке. 
Среди них были писатели, философы, другие ученые. Так что можно 
заключить, что официальным государственным языком царства была 
греческий. 
 Греческий язык и культура сохраняли свои на удивление крепкие 
позиции еще со времен парфянского царства, тогда как старая 
вавилонская культура уже в первом веке нашей эры не могла 
удерживаться на высоте положения. Время от времени некоторые 
документы еще писали, в особенности, в древних культурных 
центрах, на унаследованном от предков языке, однако уже в VI 
веке до нашей эры в качестве разговорного был сменен 
арамейским. Характерно, что для записи вавилонского языка, если 
его вообще использовали, часто употреблялся греческий алфавит.
 Точно также как эллинистическая культура представляет собой 
симбиоз греческих и восточных элементов, так литература 
Месопотамии той эпохи состоит не только из грекоязычных 
произведений. В частности довольно так широко использовался и 
сирийский язык - произведения на нем, надписи на надгробьях, и 
даже официальные документы можно встретить еще в первом веке 
нашей эры. Несмотря на то, что сирийский диалект отставал по 
масштабности от греческого, есть подтверждения, что основатель 
манихейства пророк Мани, в своих работах пользовался почти 
исключительно сирийском языком в так называемо эдесском 
варианте. 
  Если говорить о религиях, то на территориях занятых Греко и 
сироязычными народностями можно было наблюдать удивительное 
множество верований. Если рассматривать только Месопотамию, то 
там можно выделить несколько больших религиозных групп. 
Правящая парфянская, а позже Сасанидская верхушка исповедовала 
многочисленные формы иранской народной религии. Особенную роль 
играло почитание божеств Митры и Анархиты. Сильное положение 
среди иранского населения в Месопотамии занимал и зороастризм, 
однако высшие круги магов исповедовали прежде всего зерванизм 
(широкое религиозно-философское течение, из которого в свое 
время и вышел зороастризм - и одновременно это одно из первых 
чисто дуалистических учений). 
    В вавилонских землях с давних пор располагались крупным 
иудейские колонии, развернутая ими пропаганда приняла довольно 
значительные размеры - активное ее даже привела к тому, что на 
некоторое время приверженцами иудейской религии стал даже 
парфянский царский дом. Иудейское это влияние познакомило с 
ветхозаветными предания широкие круги населения еще до введения 
собственно христианства. 
    Представляется, однако, что и прежняя вавилонская религия в 
самых различных ее вариациях все еще сохраняла много 
приверженцев: особенно долго почитались местные божества - 
такие как Иштар. Однако нельзя не признать, что эта религия 
находилась на пути к полному изменению своего характера - 
местные культы безвозвратно вымирали.
    Естественно существовали и определенные сирийские культы, 
приверженцы которых населяли Ассирию и Вавилонию - так, 
например, даже римские легионеры сирийского происхождения 
оставались верными унаследованным культам. 
    Были также и различные баптистские секты с вавилонско-
сирийским, иудейским и христианским субстратом, что нашли 
пристанище прежде всего в южной Вавилонии. Типичнейшим примером 
такой секты являются мандеи. Есть свидетельство, что Мани, еще 
до создания своего собственного учения входил в одному из 
подобных сект, что впоследствии довольно сильно отразилось в 
канонических постулатах манихейства. 
 Наконец, довольно рано в северной Месопотамии утвердились 
приверженцы христианства, центром миссии которых был древний 
город Эдесса. Оттуда христианство распространилось на восток и 
на запад и уже во времена парфянского царства (около 100 
г.н.э.) достигло исконно иранских областей. Впрочем, это 
христианская религия представляла собой совокупность типов и 
окрасок, довольно сильно различающихся между собой. 
 Следует отметить, что христианство на ближнем востоке 
представляло собой весьма специфическое и неклассическое учение 
- подобного рода религиозное движение именует гностицизмом, а 
церкви, которые его проповедуют гностическими церквями. 
Пожалуй, самыми известными гностическими общинами на момент 
возникновения манихейства являются вардесаниты и маркиониты - 
каждая из которых проповедовала свой вариант христианства. Надо 
отметить, что два выдающихся главы гностических церквей - 
Маркион и Вардесан - выросли в окружении, подверженном очень 
сильному иранскому влиянию - и можно с уверенность считать, что 
они были предшественниками Мани, так как он занял из их учению 
весьма обширную долю постулатов и утверждений.
   В это то обстановке, среди разнообразия религии,  свободы 
выбора языка, культурных и философский учений и появился на 
свет будущий основатель манихейства - можно с уверенностью 
утверждать, что Мани был личностью незаурядной - с острым и 
живым умом, а также способностями к математике и 
систематизированию. Имени эти качества ему в итоге и позволил 
создать манихейство - религию продуманную и упорядоченную, и 
созданную так, чтобы охватывать умы максимально широких, в том 
числе и в этническо-культурном смысле масс. 
    Мани родился 14 апреля в 215 или 216 г. н.э.: по одним 
данным - в Ктесифоне, столице Сасанидской империи, по другим - 
в селении Мардину (в Вавилонии). Его мать происходила из 
знатной парфянской семьи, состоявшей в родстве с Аршакидами, 
отец же был то ли персом, то ли арамеем; то ли из Ктесифона, то 
ли из Хамадан (Экбатаны). 
Прозвище Мани, что по-арамейски значит "светлый", "сияющий", 
"несущий свет", этот человек дал сам себе, и с ним он вошел в 
историю. При рождении же ему было дано другое имя; до нас дошли 
его латинизированые формы - Cubricus или Ubricus, возможно, 
изначально это было довольно распространенное индоиранское имя 
Шуриаш. 
   Некоторые исторические данные заставляют предположить что 
Мани был наследником одной из второстепенных ветвей парфянского 
княжеского дома, который был ответвлением царской династии 
Аршакидов. Таким образом, Мани по сути бы наследником 
аршакидского царского рода. 
    Отец Мани, Фатак, (лат. Патицций), был язычником, но 
вследствие некоего "божественного видения", посетившего его в 
храме веры его предков, стал последователем иудео-христианского 
учения мугатасилахов. В этой общине больше внимания уделяли 
правилам и ограничениям, нежели вере в спасение через Иисуса. 
Так, Паттиций принял такие заветы, как отказ от мяса, вина и 
женщин. Несмотря на то, что Паттиций был уже женат и жена ждала 
от него ребенка, он принял решение уйти из дому и поселиться 
вместе с членами обшины. В общине он достиг высокого положения 
благодаря деятельному характеру; считается, что он написал 
несколько трактатов, которые позже вошли в манихейский канон. 
Время от времени он посещал дом, оказывал финансовую поддержку 
жене, растившей сына. Когда сыну исполнилось четыре года, он 
забрал его в общину. По преданию, Мани стали посещать видения в 
возрасте 12 лет. В видениях будущему реформатору являлось, что 
ему предстоить выполнить миссию - принести людям весть об 
освобождении. В 24 года Мани посетило очередное видение духа, 
которого он называл Близнецом; видение сообщило, что ему пора 
приступить к благовестию истины. В 26 лет Мани произнес свою 
первую проповедь в Гундешапуре, во время коронации Шапура I, 
где объявил себя мессией земли Вавилонской, который "пришел, 
как приходили до меня Будда в Индии, Зороастр в Персии, и Иисус 
на землях Запада". До этого времени он, очевидно, уже успел 
побывать в Индии, познакомиться с буддизмом и использовать его 
элементы в своем учении - и вскоре вынужден был уехать туда 
снова, так как его проповеди в Иране сначала не имели успеха.
  Вернувшись на родину через несколько лет, Мани решает 
привлечь в свою религию власть предержащих. Он занялся 
проповеднической деятельностью в Ктесифоне при помощи отца, 
который активно поддерживал его (и даже ездил с миссией в Рим и 
Египет). Как уже указывалось выше, Сасаниды смотрели сквозь 
пальцы на деятельность разнообразных сект на территоррии их 
государства. Тогда же была написана Шапуракан - конспективная 
версия доктрины Мани - и презентована принцу Перозу, брату 
шаханшаха. Презентация, судя по всему, имела успех, так как 
вскоре Мани был представлен Шапуру I.
    Судя по всему манихейство пришлось по душе царю, и потому 
он установил его постулаты, как негласно государственную 
религию. Официальной же религией Сасанидского государства 
являлся зороастризм и почти все придворные жрецы были из этого 
религиозного направления - зороастризм, однако находился 
жесткой конфронтации с манихейством, ибо Мани занял довольно 
много своих истин из этого учение и тем самым оказался на 
положение раскольника с точки зрения зороастрийских жрецов - и 
был признан ими как распространяющий ересь. Видимо эта 
неприязнь со стороны приверженцев сильного зороастрийского 
культа и послужила в итоге предпосылкой к мученической гибели 
основателя манихейства.
   Сведения о пребывания Мани у престола Сасанидского царя 
отличаются неясностью: одни источники утверждают, что Мани 
пользовался благосклонностью Шапура и спокойно проповедовал до 
самой его смерти и некоторое время после нее, другие сообщают, 
что он был вынужден скитаться, так как его периодически 
изгоняли из Ктесифона, и даже несколько раз сажали в тюрьму. 
Вполне возможно, что  царская милость изменялась со временем на 
прямо противоположную в зависимости от политической обстановки. 
    За время своих скитаний Мани успел распространить свое 
учение в Центральной Азии и Китае. Он также вел обширную 
переписку со своими последователями. К достоинствам Мани, 
отмечаемым как поклонниками, так и противниками пророка, 
относилось красноречие (как устное, так и письменное), а также 
талант художника и каллиграфа. Традиция иллюстрировать 
манихейскую литературу сохранилась на протяжении всей истории 
этой религии, а название иллюстрированого "атласа мира" в 
видении Мани - "Арджанг" - стало на Ближнем Востоке синонимом 
шедевра живописи.
   Одна из книг манихейского канона - "Кефалайя"  - сообщает, 
что за время проповеднической деятельности Мани при Шапуре I и 
его преемнике, Ормузде I, были учреждены манихейские общины в 
Туране (правителя которого Мани лично склонил в свою веру) и 
некоторых его вассальных княжествах; в Месене, где правил брат 
Шапура I, Михршах (тоже принявший новое учение); в Александрии 
(благодаря миссии Паттиция); в Гульване (важном торговом пункте 
на тракте из Вавилона в Экбатаны); в различных областях Парфии, 
Марва, несторианском Киркуке (Ассирия) и других городах и 
княжествах, названий которых источники не сохранили.
  Мани проповедовал долго и был храним своим царственным 
покровителем Шапуром и впоследствии его сыном - однако, как это 
часто случается, при смене династии, сменилась и 
государственная религия, которая вновь стала полностью 
Зороастрийской. 
     Инициаторами гонений на Мани и его последователей, как уже 
говорилось, выступили зороастрийские маги, которым не нравились 
клерикальные замашки новой религии и посягательство на их 
положение при дворе. Все это привело к тому, что при новом 
шаханшахе Бахраме I, около 276-го года, Мани был вызван на 
религиозный "диспут", в результате которого с него живьем 
содрали кожу, сделали из нее чучело и вывесили на городских 
воротах.
   Впрочем и здесь нет особой ясности - другие источники 
сообщают, что Мани был просто брошен в тюрьму, где и скончался, 
не выдержав голода и болезней. Перед смертью он призвал самых 
верных своих учеников и передал им право несения его религии в 
массы. 
   Манихеи были изгнаны из Ктесифона и разбежались по всем 
близлежащим территориям. Манихейский "патриарх" Сиссиний, 
признанный после недолгой внутренней борьбы внутри секты, осел 
в забытом богами и властями Вавилоне. Часть манихеев бежала за 
Окс (Амударья) и там в V веке провозгласила свою автономию от 
вавилонского патриарха; автономия эта держалась вплоть до VIII 
века, когда манихейские общины Средней Азии признали верховную 
власть Вавилона.
  Дальнейшее распространение манихейства происходит уже 
посредством его учеников, которые передают учение основателя 
своим наследникам, по длинной наследной цепочки - очаги 
распространения манихейства появляются в самых различных 
государствах и многие из них остаются отрезанными от прародины 
и существуют наподобие автономных культов - идеи, впрочем, 
заложенные в Мани в момент создания и последующего развития его 
учения так хорошо сбалансированы, что практически не изменяются 
со временем и способны потеснить многие коренные религии. 
    В Эран-шахре идеи Мани, правда, в несколько модифицированом 
виде, пережили "возрождение" во время правления шаханшаха 
Кавада (488-531). На этот раз религиозная "реформа" была 
связана с именем бывшего зороастрийского жреца, человека 
знатного происхождения, Маздака. Он обогатил учение Мани 
"социальной доктриной", которая вкратце звучит так: все 
разделить, особенно женщин. Популистские идеи обеспечили 
Маздаку (и стоявшему за ним Каваду, который сделал проповедника 
своим премьер-министром) поддержку люмпен-пролетариата против 
сепаратно настроенных аристократических родов, с которыми 
боролся шаханшах. Сорок лет, пока маздакизм был официальной 
религией Эран-шахра, прошли под знаком террора. Всех 
несогласных с проповедуемой Маздаком уравниловкой уничтожали 
физически. Прекратить это удалось только в конце правления 
Кавада, когда его сын и наследник, будущий шаханшах Хосров I 
Ануширван, убедил отца перестать оказывать покровительство 
Маздаку и отдать его магам, которые в процессе очередного 
"диспута" доказали его теоретическую несостоятельность, повесив 
вверх ногами и подержав так до кровоизлияния в мозг. После чего 
были вырезаны и все последователи маздакизма. 
После падения династии Сасанидов в VII в. н.э. новые правители 
- арабы-мусульмане - некоторое время не трогали манихейские 
общины, но с приходом к власти династии Абассидов гонения 
возобновились. Тем не менее, столица манихейского патриарха 
продолжала оставаться в Вавилонии (теперь уже в Багдаде) до X 
века, когда она была перенесена в Самарканд. После этого 
упоминания о манихеях навсегда исчезают из иранских источников.
    В Китае манихейство появляется в конце VII века. В 732 году 
исповедание этой религии разрешается императорским указом, а в 
863 - запрещается и преследуется вплоть до исчезновения ее в 
XIV веке. Несмотря на запреты, со времен династии Тан (618-907) 
манихейство пользовалось в Китае большой популярностью. Во 
времена империи Сун (960-1279) эту доктрину (точнее, некоторые 
ее элементы) очень часто использовали лидеры многочисленных 
народных восстаний и заварушек. Пророк Мани у китайских 
последователей превратился в "Будду для бедных" - в отличие от 
традиционного "Будды для богатых". После прихода к власти 
династии Мин (1368-1644) манихейство было еще раз запрещено по 
смешной причине - из-за созвучия китайского названия этой 
религии - mingjiao - и названия династии, которая никак не 
хотела, чтобы ее ассоциировали с манихеями. 
   Из Китая же "религия света" приходит в Уйгурский каганат, 
где становится государственной. Каган Идигянь, которого 
китайский император попросил о помощи против повстанцев Ань 
Лушаня, во время своего пребывания в Китае в 758-759 гг. 
познакомился с некими манихейскими проповедниками, которые 
произвели на него большое впечатление. Возвращаясь домой, он 
пригласил четырех из них ехать вместе с ним. 
   В 766-767 году каган своим указом изгнал из государства 
проповедников-несториан; вслед за каганом манихейство приняла 
не только государственная верхушка, но и большая его часть. 
Новая религия, которая проповедовала отказ от мясной пищи, 
вынудила кочевников-уйгуров заняться выращиванием овощей, дабы 
не умереть с голоду. Таким образом в Уйгурии появились оседлые 
поселения, а столица каганата, Байбалык, стала похожа на 
настоящий город.             
  Манихейские жрецы также создали уйгурскую письменность на 
основе согдийского письма. Однако, став государственной 
религией, манихейство проявило крайнюю нетерпимость к другим 
верованиям; несмотря на то, что сам Мани в своих проповедях 
считал и Будду, и Христа своими "коллегами", в Уйгурском 
каганате исповедание этих религий жестоко преследовалось 
наравне с шаманизмом, конфуцианством и даосизмом; все 
неманихейские святыни разрушались. В 780 году манихейская 
община совершила открытый государственный переворот; власть 
оказалась фактически в руках манихейских "Избранных", которым 
по канону полагалось вообще-то только молиться. Террор против 
"неверующих" достиг своего апогея: как сообщают манихейские 
летописи, "по всей земле люди и живые существа, чистые и 
добрые, защищались, а злые - уничтожались". Закончилось все это 
тем, что неподходящий в условиях степи хозяйственно-культурный 
тип привел к эрозии почвы, пыльным бурям и неурожаям, а крайняя 
религиозная нетерпимость настроила против уйгуров всех соседей. 
В середине IX века ослабевшее государство попеременно терзали 
киргизы и китайцы; уйгуров вырезали почти до последнего. 
Остатки некогда могущественного народа вынуждены были бежать со 
своих исконных территорий и отказаться от манихейства в пользу 
буддизма. 
    В течение IV века манихейство распространилось по всей 
территории Римской империи - от Египта до Рима, Южной Галлии и 
Испании. И христианская церковь, и римское государство 
подвергли манихейские общины жестоким гонениям. 
       Император Диоклетиан в указе 296 года велел проконсулу 
Африки преследовать манихеев, дабы "вырвать с ветвями и 
корнями" "отвратное и нечестивое учение", пришедшее из Персии. 
Его предводителей и проповедников полагалось сжигать вместе с 
их книгами, духовенство - обезглавливать, а последователей - 
отправлять на каторгу с конфискацией имущества. Этот указ был 
спровоцирован жалобой проконсула императору на то, что манихеи 
устраивают волнения и беспорядки в городах. Активизация 
манихеев в Египте была связана с приходом, как они считали, 
второго Утешителя (первым был Мани) в лице проповедника 
Адиаманта. 
    Указ Диоклетиана оставался в силе, по крайней мире 
номинально, и во времена Константина и Констанция. При Юлиане 
Отступнике к манихеям относились более толерантно. Валентиниан 
I и Грациан, хотя и не преследовали другие секты, для манихеев 
сделали исключение. Теодосий I эдиктом 381 года лишает манихеев 
гражданских прав, а в следующем году назначает смертную казнь 
за исповедание этой религии. Валентиниан II отправляет 
оставшихся манихеев в изгнание (естественно, с конфискацией 
имущества). Гонорий в 405 г. подтверждает все указы своих 
предшественников и снова объявляет манихеев вне закона. То же 
самое делают Валентиниан III, Анастасий, Юстин и Юстиниан, 
причем последние - не только в отношении манихеев, но и в 
отношении тех, кто отрекся, но продолжал поддерживать контакты 
со своими бывшими единоверцами. 
   Таким образом, к концу V века чистое манихейство полностью 
исчезает с территории Западной, а в VI веке - и Восточной 
Европы. Однако в Африке, несмотря на все эти меры, ко времени 
вторжения вандалов манихеи все еще оставались. Они попытались 
привлечь на свою сторону вандальскую верхушку, и даже отчасти в 
этом преуспели. Но король вандалов Гунерик (477-484) счел 
манихейство опасным и в очередной раз расправился с его 
последователями: часть из них он сжег, а часть - изгнал с 
территории королевства. Тем не менее, Григорий Великий в конце 
VI века продолжал рассматривать Африку как рассадник 
манихейства; эта репутация прочно закрепилась здесь вплоть до 
XI века, хотя к этому времени речь шла, скорее всего, не о 
манихеях как таковых, а о других гностических сектах. 
    Гонения на манихеев привели к тому, что целостность их 
религия начала теряться - в условия постоянного бегства не было 
никакой возможности сохранить постулаты в целом и потому внутри 
манихейства начинается брожения и возникает множество мелких 
искажений.
      При таком широком географическом распространении 
манихейства единство и постоянство этой религии кажется 
нереальным, учитывая ее изначальный синкретический характер. В 
манихействе должно было быть много внутренних течений, но это 
не повод называть любую средневековую ересь манихейством. Ни 
богомилы, ни павликиане, ни катары, которых упорно именовали 
манихеями христианские деятели, и продолжают именовать 
некоторые историки сегодня, не были последователями учения Мани 
ни в какой форме. С таким же успехом можно называть манихеями 
исламские ереси исмаилитов и карматов. Основанием для обобщения 
здесь могут послужить только общие корни этих ересей, лежащие в 
гностицизме, а также происходящие из этой красивой и логичной 
системы антисоциальные практики. Наиболее близкими к манихеям, 
на наш взгляд, являются катары, с их неприятием продолжения 
рода и разделением общины, напоминающим манихейских "Избранных" 
и "Слушающих"; однако проследить прямую преемственность между 
этими течениями не представляется возможным.  
   Оглядываясь на распространение, возвышение, а потом крах 
манихейства в регионе можно подметить одну любопытную 
особенность - а именно - Манихейство было сконструировано таким 
образом, что находило отклик у удивительно широкого круга 
людей. Например, оно являлось одним из господствующих течений в 
Месопотамии, однако находило свой отклик в сердцах населения 
Китая, где могло соперничать даже с буддизмом (в сущности одной 
из самых распространенных религий в дальневосточных регионах) и 
даже вступать в конфронтацию с христианством на землях, 
изначально принявших эту религию - то есть восточное учение из 
Ирана добралось даже до рубежей Европы.
    Отчего же именно манихейство получило такое широкое 
распространение и было так безжалостно гонимо большинством 
официальных религий? Отчасти из-за идей, что были заложены 
внутри учения, но в основном из-за того, что сия религия 
находила отклик у очень широких масс виду сбалансированности и 
общности постулатов, которыми местные религии похвастать не 
могли - и тем самым, жрецы ортодоксальных конфессий ощущали 
конкуренцию со стороны более стройного учения Мани и старались 
всеми силами низвести опасность оттока своей собственной 
паствы.
   Так что можно смело утверждать - манихейство, созданное для 
охвата как можно более широкой группы верующих погибло в 
результате собственной продуманности - что, Мани, создавая свою 
религию, никак предположить не мог. 
   Постулаты же, которые привели Манихейство ко столь широкому 
распространению, указанны в следующей главе.
            2. Суть учения манихейства.

  Как уже упоминалось, в основе учения манихейства лежит 
знаменитый принципе дуализма, на котором, в сущности, основаны 
все современные религии. Если кратко припомнить историю 
развития религий, то можно видеть, что оно шло по пути 
сокращения центральных божеств, пока не остановилось на двух 
противоположных началах. Так, древнее учение пантеизма - 
произошедшее непосредственно от язычества, и предполагающее 
поклонению множеству духов, уступило место сначала многобожию: 
пример такой религии может быть верования кельтов или даже 
классическая национальная религия Японии - синтоизм.
   Пик актуализации и упрощения (и упорядочения) высших сил в 
религии был достигнут приблизительно к сотому году до нашей эры 
- когда одна за другой стали появляться религии основанные на 
принципе дуализма. Из множество добрых и злых божеств в каноне 
осталось лишь двое - полярные противодействующие силы, 
зарожденные из одного начала, и в какой то степени являющиеся 
двумя сторонам нечто единого - целого. 
   Как правило, эти силы олицетворялись в виде двух божеств - 
классический пример дуалистической религии - это зороастризм, в 
котором верховный бог Зерван - демиург, создатель вселенной, не 
участвующий более в ее жизни - порождает двух близнецов - 
Ормазда и Аримана, олицетворяющих соответственно светлую и 
темную сторону. Они абсолютная противоположность друг друга и 
мир, в сущности находится в самой середине их вечного 
конфликта.
   Такие религии как баптизм, мандеизм, также оперировали 
дуалистическими терминами - давая имена своим божествам. Так 
как существовало весьма широкое переплетение культурных 
сообществ, то можно отметить, что имена одних и тех же божеств 
имелись в религиях самого разного толка. Так, например бог 
Зерван встречается не только в зороастризме, но и ряде иранских 
религий самого разного толка.
  Излишнем будет сказать, что и христианство, ранее и позднее 
по сути тоже является дуалистической религий - пусть и 
несколько усложненной по сравнению со своими предшественниками 
- такими как то же учение вардесанитов. 
  Итак - чем же именно отличалось учение смани, от массы его 
подобных? Дело в том, что манихейство оперировало общими 
понятиями - тогда как в современных ему религиях определенное 
божество было носителем света, или соответственно тьмы, то в 
манихейском учении божества практически упразднялись - и на их 
место приходили две свободные категории. А именно свет и тьма.
  Манихейство возвело в абсолют краеугольные понятия дуализма - 
в его учении мир изначально разделен на два - мир света и мир 
тьмы. Они не пересекаются и каждый из них существует в 
некотором своем ареале - миры эти не пусты, они населенны 
определенными сущностями, которых можно назвать думами. Так, 
это духи света - и демоны, что составляют мир тьмы.
    То есть мы имеем простейшее и абсолютное противопоставление 
и тут имеется определенный нюанс, который является важным 
отличием манихейства - дело в том, что все эти духи, сущности, 
не являются носителями света или тьмы, напротив, это свет или 
тьма их порождают! Получается, что манихейство упрощенно до 
предела - его космогония доходит до самых краеугольных камней 
бытия: есть лишь свет и тьма, а все остальное в мире - суть 
произошедшее от света или тьмы. И божества и демоны не несут 
эти стихии в мир, а, напротив, стихии действуют через 
порожденных ими духов.
  Есть и еще одно важно отличие: так же абсолютно, как свет и 
тьма - полностью противоположные объекты - манихейство 
противопоставляет дух и материю. Дух, душа полностью 
ассоциируется в манихействе со светом, а материя с плотью, а 
значит изначальная греховна и принадлежит тьме. Если духи в 
мире света состоят их этих световых частиц и полностью 
нематериальны, то демоны имеют вполне плотскую оболочку. 
   Все же высшие божества светлой направленности не имеют 
характерного образа - они не существуют как личности, но как 
эманации света - верховное божество, высшее божество в 
манихействе - это свет или высшее воплощение света. Свет 
мыслится как субстанция божественной сущности. Эта субстанция 
света, которая, собственно представляет собой лишь 
умопостигаемую, совершенно отличную как от разума так и от 
материи, субстанцию, между тем иногда проявляется как нечто 
осязаемое. Бог есть "отец радостного света". Как бог Отец он 
властвует над царством света. Однако одновременно дело обстоит 
таким образом, что это царство, которое состоит из светлой 
земли и светлого эфира, в сущностном отношении совпадает с 
самим божеством. То есть бог в понимании манихеев и есть 
царство света! Налицо прямо отождествление в первичными 
материями (добавлю, что подобное обобщение было абсолютно 
нехарактерным для религий того времени, а развилось уже куда 
позднее в работах философов эпохи просвещения - когда 
конкретизация божеств уже не была актуальной).
   Бог в манихействе имеет четыре воплощения, четыре свои 
свойства - это свет, мудрость и сила, а также сам факт его 
существования - так как божество само по себе является и 
царством света получается, что у названного царства как бы 
четыре стороны - севере, запад, восток и запад. На юге же 
царство света сталкивается с царством тьмы - и могущество света 
(и верховного божества) ограниченно тьмой! То есть в 
манихейтсве наблюдается очень четкие дуалистические тенденции - 
бог света в учении мани не всемогущ, он сдерживается тьмой - 
которая по силе равна ему! Два абсолютно равнозначные начала, 
которые в начале времен существуют в равновесии друг с другом.
   В царстве света царят абсолютный мир и гармония. В словах, 
выражающих крайнее восхищение, в манихейских текстах 
описывается великолепие бога-отца. Мир этот не пуст, он населен 
некими сущностями, которые можно считать низшими божествами, 
или скорее просто порождением света, призванным славить своего 
создателя. Животворное дыхание проносится по небесным равнинам, 
где сладкий нектар течет в вечность. 
   Яркую противоположность миру и спокойствию царства света 
представляется состояние в котором пребывает царство тьмы. 
Жители мира материи бьются друг с другом, гонят друг друга, 
носятся по кругу в диком неистовстве. В этом круговороте 
обитатели тьмы однажды достигают верхнего предела, где тьма 
граничит со светом. Когда князь тьмы и его воинство взглянули 
на мир света, их охватила непреодолимая страсть к этому 
прекрасному и великолепному царству.
  Это еще один важный аспект манихейства - царство света это 
абсолютное добро, царство же тьмы, света лишено, но не является 
при этом стопроцентным злом - это скорее невежество, ибо и 
демоны тьмы умеет понимать красоту света и желают свет. Не 
секрет, что в манихействе знание или добро, всегда 
приравнивалось к свету - как собственно во многих религия. 
Слова просвещение, прозрение - даже в нашем диалекте 
соответствуют чему-то доброму, светлому. 
  Пораженные величием света демоны тьмы прекращают междоусобицу 
и готовятся к нападению на светлое царство, которые от того 
испытывает опасное сотрясение. Баланс сил нарушается - и оттого 
вышние силы вынуждены перейти от существования созерцательного, 
к существованию активному и принять меры защиты. 
  Путем сложных актуализаций бог отец создает первочеловека. 
Важное отличие данного творения света заключается в том, что 
первочеловек не является таким же как и существующие а тварной 
земле люди - в отлчие от других религий в учении мани 
первочеловек есть олицетворение всего самого доброго, что может 
быть ч человеческом существе - то есть это воплощенное 
идеальное добро, без всякой примеси тьмы. Его еще нельзя 
считать человеком в полной мере.
   Дабы дать бой воинству тьмы Первочеловек облачается в 
доспехи, которые, помимо всего прочего составляют и его суть - 
образно говоря на битву с демонами первочеловек выходит с силой 
своего духа, своей сути - ибо сверкающие эти доспехи это то, 
чего никогда не будет у демонов! 
   Он спускается вниз, к точке сопредела тьмы и света. Вступает 
в бой и... терпит поражение! Лишенный сознания низвергается он в 
бездну тьмы, где и находится долгое время. Ужасный этот удар не 
уничтожает его, однако лишает доспехов, то есть его светоносной 
сущности! Жертвенный этот мотив очень часто присутствует в 
дуалистических религиях - самый яркий пример это, конечно же, 
Христианство, с его мотивом распятия! Первочеловек жертвует 
собой, спасая мир света от катастрофы - как бы отвлекая главный 
удар на себя.
   Но следует отметить и тот факт, что данное пожертвование 
играет ключевую роль в учении манихеев - дело в том, что 
первочеловек отныне запятнан тьмой и утерял всю свою 
идеальность - он боле не может считаться абсолютно светлым 
существом. Но даже не это является катастрофой - дело в том, 
что частицы света, составляющие его доспехи, отныне рассыпаны 
по миру тьмы - и мир этот тоже не может считаться абсолютно 
темным! 
  То есть мы наблюдаем вселенскую катастрофу, подвергшую мир 
деградации - вместо идеально уравновешенной вечной системы мы 
получаем нечто хаотическое, где свет и тьма перемешаны между 
собой. 
  Факт осквернения тьмой первочеловека, его жертвы является 
одним из самых ярким в постулатах манихейства - ибо 
предполагает вопрос: была ли жертва первочеловека напрасной, 
или же они спасены?  
 Все построение манихейской религии идет вокруг факта утери 
частиц света, которых так много, что они содержатся практически 
во всех мировых сферах.
   Путем сложным эманаций первочеловека возвращают обратно в 
царство света - посланный для спасения мира, он сам оказывается 
нуждающимся в помощи. Первочеловек - спаситель, однако сам 
нуждается в спасении - это классическая гностическая догма 
"спасенного спасителя".
 Мир же остается осквернен тьмой - собственно говоря с этого 
момента светлые и темные элементы перемешались - стройность 
системы нарушена в результате вселенской катастрофы - этот 
лейтмотив присутствует в манихействе еще из древнеиранских 
религий - факт смешения света и тьмы, разумной и материальной 
сферы - и последующий хаос.
  В ходи мирового развития случилось так, что первочеловек был 
спасен, а его доспехи, они же его суть - то. Что вполне можно 
назвать душой, оказалось поглощено тьмой - таким образом это 
самое "я" первочеловека загрязнено и потому необходимо его 
очистить, высвободив из лап тьмы.
  В царстве сета возникает сущность, задачей которой является 
поиск утерянных частит света - сущность проникает в мир тьмы и 
начинает там карательную работу: в процессе этого поиска, и 
одновременно наказания демонов и создается земля, как такова. 
Трактовка этого мифа очень интересна - собственно земля 
сотворена из уничтоженных демонов тьмы - архонтов - частей их 
тел (их кожа становится земной твердью, из костей создаются 
горы, из кожи неба - здесь подчеркивается сугубо материальная 
сущность мира).
   После уничтожения демонов, сущность света (именуемая в 
трудах манихеев "дух живой") начинает долгий и кропотливый труд 
по высвобождению утерянных части света -  из наиболее хорошо 
сохранившихся световых осколков создаются солнце, и луна, а в 
дальнейшем приходит черед частиц, что сильно пострадали при 
столкновении со тьмой - для их очищения необходима сложная 
последовательность действий.
   Одним из очень характерных элементов манихейского мифа 
является тот факт, что сущности, населяющие мир света создаются 
по мере надобности и выполняет чисто специализированные функции 
- в отличие от многих других религий, где подобные создания 
возникают для отражения, скажем, атаки некие злых сил - в 
манихействе же следует целая череда превращений - создания 
целого механизма (маленький пример: для очищения загрязненных 
светлых частиц верховное божество - Отец Величия порождает 
Третьего посланника - после первочеловека и духа жизни - 
который, в свою очередь является отцом двенадцати светлых дев, 
символизирующих двенадцать знаков зодиаков. Разрабатывается 
исполненный смысла механизм - наподобие огромного водяного 
колеса, что зачерпывает частицы света и поднимает их к луне и 
солнцу. Луна наполняется светлыми частицами - набухает и 
становится полной луной. В течение второй половины месяца 
светлые частицы отправляются дальше к солнцу и оттуда 
переносятся непосредственно в царство света) - необходимо 
отметить также исключительную красоту манихейских представлений 
о космогонии - в религии Мани эстетизм занимал далеко не 
последнее вместо ввиду причин, которые будет указанны в главе 
три. 
  Стройные и упорядоченные системы превращений сопровождают 
весь манихейский миф - так как некоторые частицы света были 
поглощены взалкавшими демонами - применяется процедура под 
названием "соблазнение архонтов" - элемент, который вызывал 
особенную ненависть у адептов как христианства. Так и 
зороастризма. Путем соблазнения скованные и плененные демоны 
тьмы - архонты - отдают накопленные в них частицы света падают 
на землю и там обращаются в растения и некое подобие животных - 
только эти животные чрезвычайно уродливы и отвратительны. Важно 
отметить, что растения на земле изначально полны света - а 
значит, являются светлым элементом - довольно странно для 
системы классических дуалистических религий, где растениям 
отдается крайне немного места. Больше того, этот факт наличие 
света в растениях рекомендует манихеям поглощать именно 
растительную пищу - таким образом они принимают и накапливают 
внутри себя свет! Это крайне нестандартная трактовка 
вегетарианства - вместо очищения, в сущности, предлагается 
собирание света, что разлит в окружающей природе!
   Уродливые создания, порожденный женской ипостасью архонтов, 
собирают почки с деревьев и тем самым ассимилируют в себе 
частицы света - получается, что по манихейству, даже самые 
отвратительные создания содержат в себе свет. Все перемешалось 
- вместо жесткого дуалистического деления на свет и тьму - мы 
видим, что абсолютного зла нет - в каждом, даже самом темном 
творении присутствует свет! 
   Вообще говоря, под светом в манихейской культуре 
подразумевается в первую очередь солнце - а так оно  источает 
еще и жар - то символом света является огонь. Так же как и в 
зороастризме, а манихействе огонь играть весьма важную, если не 
сказать незаменимую роль - тем самым получается, что огонь 
присутствует во всех живых существах - а особенно много его в 
человека. Этот мотив огненного духа тоже очень важен - ибо 
побуждает к движению, к свершениям, к победам - собственно 
отголоски вот этого понимания духа, как нечто яркого и 
огненного нашли свои отголоски и много позже того, как 
манихейство нивелировалось как религия - взять хотя бы 
трактовку воли и духа у тоталитарных режимов. 
   Чтобы иметь возможность удержать хотя бы часть света, 
которая еще осталась у нее, Материя (или тьма) разрабатывает 
хитроумный план. Она хочет сконцентрировать большую часть света 
в индивидуальном творении в качестве противовеса творению 
божественному. Для осуществления этого плана избирается мужской 
демон Ашкалун и демоница Намраэль. Вместе они проглядывают тех 
уродцев, что населяют землю - соответственно мужского и 
женского пола, после чего вступаю в связь и порождают первую 
пару людей.
   Вот это момент, который кардинально отличает манихейство от 
других современных ему религий. Получается, что человек (не 
первочеловек, а человек настоящий - homo actualis) был рожден 
от двух демонов (!) в противовес всем легендам о создании 
человека божеством (христианство, зороастризм, даже языческие 
религии самых разных регионов предполагают создание человека от 
центрального светлого божества!). Только не в манихействе - 
получается, что первый человек появляется в результате 
сочетания соития и каннибализма! 
   Порождение мрака и тьмы, пребывает он в неведении 
относительно содержания в нем частиц света - но первочеловек 
спускается вниз, на земную твердь и своим дыханием будит 
первого человека (который зовется в манихействе также как и в 
христианстве - Адам). Своим дыханием первочеловек пытается 
спасти в Адаме свою собственную душу, что была утеряна в битве 
с демонами - так что получается, что люди, в сущности, носители 
утерянного света!
 В манихействе проводится четкая параллель между светом и 
разумом - тьмой и неразумностью - тем самым первочеловек, своим 
дыханием пробуждает заключенный в Адаме свет путем его 
пробуждения к разумной жизни. Осознание себя, осознание своего 
разума и есть, по сути, пробуждение света! Первочеловек дарует 
Адаму знание - которые и спасает последнего от эманаций тьмы - 
то есть мы видим, что светом является не только дух - душа, 
некая нематериальная субстанция - но и разум, сознание! 
  Получается, что свет, накопленный в первом человеке тесно 
связан с тем, что существует во всем мире - это своего рода 
модель, своего рода олицетворение - фетиш - пробуждая свет в 
душе Адама к жизни первочеловек тем самым вершит победу на 
темной и косной материей. Символизирует это то, что отныне 
битва между светом и тьмой переходит из макрокосма в микрокосм, 
а именно в душу человека - которая и является отражение 
творящихся в космических высях сражений.
  Битва, падение, смертный сон, пробуждение, диалог и 
возвращение первочеловека и человеческой души к свету вместе 
составляют ряд действий протекающих подобно актам в ритуальной 
драме. 
  Как и большая часть дуалистических религий, манихейство 
делает объектом для спасения душу - что неизбежно, при 
разделения духа и косной материи. 
   При гибели тела, душа поднимается в царство света, вместе с 
тремя сияющими ангелами и уже по прибытии награждается тремя 
предметами - это светлые одежды, диадема и корона света. Эти 
предметы - суть награда за победу, за то, что душа не поддалась 
тьме (излишне говорить, что лишь праведники могут рассчитывать 
на нее). Награда за победу означает, что спасение души из-под 
власти тела рассматривается как победа Нового Человека на 
Ветхим. Это борьбу с Ветхим человеком следует рассматривать как 
состязание, либо как процесс - на котором обсуждаются все 
достижение умершего человека, и тогда все решение зависит от 
верховного судьи. Нетрудно заметить, что в манихействе 
превалирует очень распространенное представление о новом 
человеке - один из самых значительных человеческих мифов 
вообще, который, видоизменяясь дожил и до наших дней, кочуя из 
одного философского труда в другой - миф об обновлении, об 
идеализации, актуализации - об очищении от животной натуры - в 
сущности, все классические человеческие утопии зиждятся именно 
на этом вселенском мифе.
  Необходимо также отметить и представления о пророках, что 
существовали в манихействе - редчайший случай и существенно 
отличие именно этой религии заключалось в том, что основатель - 
Мани, бы не единственным истинным в ней пророком. Дело в том, 
что Мани объявил себя своего рода наследником уже 
существовавших пророков дуалистических религий - в частности, 
предшественниками назывались Иисус и Зороастр - остается 
открытым вопрос, считал ли Мани себя на равных с этими своими 
учителями, или же выше - но по его представлениям на землю 
должен был придти целый ряд пророков, каждый из которых делал 
окончательную победу света чуть ближе.
   Существовала в Манихействе и трактовка апокалипсиса - но она 
была решена совершенно в ином ключе, нежели классические - по 
манихейству, конец нынешнего света (напомню - хаотически-
необустроенного и возникшего в результате катаклизма) наступает 
тогда, когда все до единой утерянные и загрязненные частицы 
будут возвращены в царство света и тем самом оно вновь обретет 
целостность - то есть, в сущности, мир сова придет к равновесие 
и гармонию, разделившись на два четких царства - света и тьмы, 
как это было до начала времен. Конце мира по сути будет 
означать конец неустроенности и хаоса, а дивный новый мир вновь 
будет существовать в гармонии. 
  Разрушение земного шара предваряет грандиозная битва, в 
которой спасаются лишь последователи манихейства и вторым 
приходом Иисуса, что царствует на земле короткое время и 
предваряет собой процесс финального очищения света. По всем 
видимости манихейство, это одна из совсем немногих крупных и 
развиты религий, в которой беспрепятственно действует сразу 
несколько существующих параллельно пророков. 
  Мани делит историю мироздания на три части: Первое время - 
это состояние мира до смешения, Второе - период смешения света 
и тьмы, то есть, в сущности, настоящее, третий период означает 
обособление смешанных элементов. Это учение о трех временах и 
составляет главную догму манихейства. 
   После восстановление стройной и четкой системы можно было бы 
предположить, что мир вернулся в состояние, предшествующее 
смешению. Но есть одно немаловажное отличие - мир тьмы отныне 
запечатан и не в силах больше повторить свой поход на царство 
света - эти две субстанции теперь существуют обособленно друг 
от друга и представляют собой два острова мироздания - идеально 
уравновешенную систему, где тьма служит лишь для того, чтобы 
своим весом поддерживать вселенские весы в абсолютном 
равновесии. Необходимость тьмы в этом качестве признается Мани 
- и здесь он использует так называемую формулу "инь-яня" - по 
некоторым пессимистичным сохранившемся тексте можно сказать, 
что некоторые частицы света так и останутся неотмытыми - 
наглухо погребенные и запечатанные вместе со тьмой - таким 
образом, видимо и достигается удовлетворение тьмы, и неделание 
ее идти в новый завоевательный поход.
   Таким образом, финальная часть космогонии Мани чрезвычайно 
схожа с буддизмом - достигается истинная и нерушимая гармония 
света и материи. 
   Мани сознательно пытался приблизить свое учение к религиям 
классическим - хотя следует подчеркнуть, что в каждом случае 
под понятием соответствующей религии он имел особый тип. Для 
него буддизм - это буддизм махаяны, зороастризм - это древняя 
религия мидийских магов, а христианство он понимал в той 
степени, какой принимали его вардесаниты и маркиониты. Отсюда и 
устройство общины манихеев, которые несет черты этих трех 
мировых религий. 
   Вполне возможно, что мани совершенно осознанно более всего 
следовал в устройстве своей церкви таковому устройству у 
буддистов. Во всем добиваясь небывалой доселе практичности, он 
взял у буддизма классическую идею разделения паствы на две 
различные группы, каждая из который выполняла кардинально 
отличную от другой функцию. 
   Манихейская община делилась на два класса - Избранные и 
Слушающие. Слушающие - это рядовые последователи, которым 
полагалось кормить и обслуживать духовенство, но не 
гарантировалось духовное спасение (в лучшем случае - 
перерождение в следующей жизни в качестве Избранного). 
Слушающим не запрещалось вступать в брак и иметь детей (не 
больше одного), хотя и то и другое считалось серьезным 
препятствием на пути к освобождению света. Избранных можно 
считать манихейским духовенством. Им запрещалось вступать в 
брак, есть мясо, пить вино, работать и приносить вред живым 
существам (почти как джайнистским монахам). Избранным 
полагалось только молиться, петь гимны и переводить книги 
манихейского канона. Якобы среди избранных были женщины, судя 
по изображениям из манихейских храмов - однако некоторые 
исследователи свидетельствуют против этого, утверждая, что это 
изображения богинь. Избранные носили белые одежды, скрывающие 
кисти рук, и высокие белые шапки. Среди Избранных выделялись 
"церковные иерархи": "глава церкви", Архос или Принцепс, 12 
"старших учителей" - магистров, 72 епископа или диакона, и 360 
пресвитеров, или старших. Женщины, если они и были среди 
Избранных, не могли становиться иерархами.
  В рядах приверженцев Мани приветствовалось вегетарианство - 
исходя из постулата, что частиц света больше содержится именно 
в растительной пище. 
    У манихеев были и храмы, украшенные настенной живописью и 
рельефами. Манихейский храм имел четыре зала: зал проповедей, 
зал наставлений, зал молитв и покаяний, зал мистерий; в храме 
также был и "монастырь", где жили Избранные. 
   Манихейским Избранным запрещалось иметь личное имущество, 
однако это ограничение не распространялось на общину в целом; 
многие манихейские общины накапливали значительные богатства, 
занимаясь ростовщичеством. 
   Одним из отличий манихейской религии является ее красочность 
- в противовес раннехристианским, храмы манихеев всегда были 
богато украшены. Священные книги, также как Живой Псалом", 
"Сокровище Жизни", "Трактат", "Секреты", "Гиганты", "Письма", 
"Псалмы и молитвы - все были богато украшены и снабжены яркими 
картинками. Более того, сохранилась легенда о том, что 
первичные свои постулаты, получены от духа во время бдений в 
запертой пещере, Мани тоже выполнил в виде рисунков, отчего 
можно заключить, что художественной составляющей уделялось 
совсем немалая доля в несении манихейской религии в массы. Есть 
сведения, что одна из священных книги имела переплет 
выполненный из золота, также украшенного полудрагоценными 
камнями. Эта яркость, без сомнений, была одним из элементов 
несения новой религии - которая при многообразии постулатов, 
зачастую воспринималось именно по внешним ритуалам. 
 Анализируя религию в целом, можно отметить ее выдающуюся 
нетипичность и, вместе с тем, удивительно количество уже 
встречающихся где то еще элементов - создается впечатление, что 
все заимствования были сделаны сознательно. Мог ли Мани, 
человек образованный и начитанный, попытаться сконструировать 
своего рода идеальную религию - которая не имела бы слабых мест 
и недостатков?  
  Ведь многочисленные заимствования, как показывает 
историческая практика, возымели в итоге совершенно 
противоположное действие - да, манихейство проникло практически 
всюду, от холодной северной Европы, до самобытного Китая! Но 
везде, где бы не появились манихеи с их специфическим учением, 
против них тут же настраивались адепты местных церквей, так что 
в итоге учение перса Мани получило весьма сомнительное, хоть и 
почетное, название - Мировая Ересь. 
   Как бы то ни было, а мировая ересь, несмотря на все гонения 
и притеснения сумела продержаться около тысячи лет, а значит, в 
полной мере может быть признанна сильной мировой религией, ни в 
чем не уступающей тому же зороастризму.
   Был ли акт ее сотворения сознательным, и откуда именно 
производились многочисленные манихейские заимствования, а также 
философский анализ манихейства с точки зрения максимальной 
эффективности воздействия на умы адептов, показано в следующей 
главе.



3.	Манихейство, как религия постмодернизма. 

   Для начала я хочу напомнить трактовку термина постмодернизм 
- это, по сути, некое произведение - культурного, как правило, 
характера - которое состоит из отдельных цитат, заимствований и 
прямых ссылок на другие культурные концепты. Центральная мысль 
у этих произведений может как присутствовать, так и не 
наблюдаться вовсе - эффект интереса достигается частым 
упоминанием знакомых потребителю моментов - так, например, 
читая художественное произведение в таком стиле, читатель 
дегустирует как бы не только сам текс данного творения, но и 
два десятка других, к которым данная книга отсылает или прямо 
цитирует. В результате получается абсолютная смысловая 
наполненность - человек знакомый с цитируемыми моментами, как 
бы читает двадцать книг одновременно, а тот, кому это 
неизвестно получает своего рода краткий пересказ тех творений и 
ему кажется что книга полна определенного смысла. 
    Говоря о манихействе невозможно не помянуть общую 
дуалистическую концепцию - а именно борьбу противоположностей. 
Так или иначе, а ей придерживается большая часть мировых 
современных религий - естественно Мани, который родился в 
регионе, где даже языческие культы как правило строились на 
элементах двубожия за основу своего учения принял этот принцип. 
Как уже упоминалось, основная масса религий отталкиваются от 
персоналий, наделяя их светлыми и темными свойствами - Мани же 
идет дальше, он отказывается от персоналий, и воплощает 
краеугольным объектом бытия две стихии, две силы. Тьма и свет - 
одним этим, он собственно достигает удивительно понятности 
практически любому человеку - уже при одном упоминании таких 
терминов, так или иначе, возникает противопоставление: тьма - 
зло, свет - добро - и это еще до того, как произошло собственно 
всякое объяснение! Для сравнения могу привести, например, 
языческий кельтский пантеон - в которым до тридцати богов и 
полубогов, и все связанны друг с другом запутанными 
родственными узами, а также роль которых и этическая 
направляющая совершенно неопределенны. 
  Соответственно, также понятны и ритуалы в трактовке манихеев 
- подавляющее большинство из них носит очистительно-
собирательные мотивы - адепты либо накапливают свет, либо 
сопротивляются тьме в лице материи. Взять хотя бы их 
вегетарианство и регулярные посты, которые случались у них так 
же часто, как и, например у христиан. Но - для чего служит 
запрет на мясную пищу? Просто более всего световых частиц 
находится именно в растениях (по канону), а, следовательно, для 
эффективного накапливания света необходимо поглощать именно 
растительную пищу - что наиболее эффективно. Отсюда и 
отсутствие непонимания - когда человека просто заставляют не 
есть определенную пищу, под видом того, что она нечиста (ряд 
восточных религий - иудаизм, мусульманство), он может 
воспротивиться, ибо смысл нечистоты от него ускользает - в 
манихействе же все просто и понятно. Нет нечистоты, есть 
эффективность!
    Поражает именно логическая продуманность манихейства. Здесь 
стоит сделать отступ и отметить, что иранский регион издревле 
славился развитой астрологией - наукой, которая в принципе 
предполагает тщательные подсчеты и упорядочение - и Мани был 
выдающимся астрологом - в его учении много места отдано 
астрологическим подсчетам. 
   За основу манихейства взят распространенный дуализм - 
который принимали практически везде (это форма религиозной 
космогонии, которая уверенно вытесняла к томе времени 
устаревшие языческие культы). Далее Мани делает ставку на огонь 
(огонь, солнце - это отзвуки древнейший верований) - носитель 
тепла и света, конечно же - в развитом состоянии этот постулат 
содержится у зороастрийцев, где огонь занимает весьма важное 
место, а бог Ормазд - это носитель и воплощение света. 
   Естественно, ритуалы, в которых присутствует пламя, в том 
или ином роде будут более привлекательны для паствы, нежели 
голая логика - тут отчасти задействовано извечное человеческое 
благоговение перед огнем. Мани уверенно сочетал логические и 
теологические выкладки (такие как та же астрология) с уверенной 
и яркой подачей материала - как правило в рисованном виде, и 
даже письменные его книги, всегда оснащались рисунками, 
наподобие икон в позднем христианстве. Ключевое слово - 
доступность: религия воспринимается на двух уровнях - 
логическая составляющая, и внешняя подача. Так, в современных 
культурных прецедентах: вполне разумная книга может прятаться 
под яркой, но имеющей мало к ней отношения суперобложкой. 
  Посему в манихействе присутствует немалая часть зороастризма. 
Если анализировать далее, что можно заметить, что в манихейских 
текстах (взять, хотя бы, легенду о спасении первочеловека) 
прослеживаются хорошо известные жителям региона мотивы - это 
своего рода сказки, легенды (иранская "песнь о жемчужине", 
например) - и тем самым, манихейство становится близким и 
понятным даже самом неграмотному персу или иранцу - потому что 
они это уже слышали. Более того, если анализировать канон 
дальше, то можно заметить в нем присутствие также и буддистских 
и даже индуистских мотивов!
  Мотив "страдающего бога" хорошо известен в иранской народной 
религии (а в манихействе бог-отец, олицетворяющий собой свет, 
страдает от вторжения тьмы и последующего загрязнения световых 
частиц) и собственно опять же будет близок и понятен. 
  Налицо классическая отсылка в иной культурный пласт 
(собственно адепт, например, зороастризма, новообращенный в 
манихейство не будет ощущать никаких сложностей в адаптации - и 
отчасти ему даже будет казаться, что манихейство это искаженное 
течение зороастризма). Но дело в том, что точно также 
манихейство будет казаться и с точки зрения других религий - 
учение Мани - это вечная раскольническая религия - и, постигая 
его, новообращенный как бы постигает все религии вместе.
   Несомненно, Мани идет по пути упрощения - он задействует 
некий элемент чужой религии, а потом упрощает его, низводя до 
простейшей и стройной логической конструкции, что с радостью 
потом принимается паствой. 
   Итак, элементы задействования: "Страдающий бог" - это 
отсылка к ортодоксальному христианству (искупление греха на 
кресте - спасение, через гибель), а также к древнеиранским 
религиям, с похожими мотивами. 
   Свет и тьма, - дуалистическая отсылка к зороастризму, а 
также всем до единого культам солнца (присутствовали 
повсеместно практически в любом регионе, не исключая 
древнеславянский). 
   Очищение и подъем светоносных частиц, тем самым создание 
луны и солнца - это тоже очень древняя иранская легенда, 
объясняющая наличие млечного пути. Думаю, что здесь находится 
также и логическая связка - многочисленные эманации бога-отца, 
которые приводят к созданию космического черпального механизма 
это отзвук языческого многобожия - целого пантеона низших 
богов, каждый из которых работает в связке с другими - тем 
самым гораздо проще обосновывается возникновение этого 
механизма. 
   Частицы света в любом живом элементе мира - будь то животные 
или растения. Здесь, несомненно, прослеживается влияние 
восточных религий, так как буддизм или индуизм. Собственно этот 
самый факт наделяет все живое и растущее подобием души (тем же 
самым, что содержится в самом человеке - то есть 
устанавливается тождественность - люди вовсе не любимые 
творение верховного божества, как в других религиях - нет, это 
лишь создании, которые уместили в себе большее количество 
света, и лишь в этом их отличие). Здесь манихейство напрямую 
связанно с индийскими языческими течениями (индуизм, 
брахманизм, даже даосизм - все экзотические религии северо-
восточного региона) - так как напрямую отсылает к теории 
реинкарнации. Подобно индусам, которые верят, что даже в самом 
маленьком и незначительным существе есть душа, которая путем 
новых и новых перерождений рано или поздно станет человеком, 
так и манихеи не делают разницы между живущими созданиями. И 
последователям манихейств запрещается убивать живые существа, 
больше того - каста "посвященных" или "избранных" обязана 
потреблять только определенный жестко очерченный круг 
продуктов. Более того, манихей, который потребляет в пищу, 
например хлеб, обязан извиниться перед хлебом за его 
уничтожение и изъятие из мира! Конечно же, это как нельзя лучше 
ложиться на философию жителей индийского и индо-иранского 
региона. Манихейство - вроде бы чисто дуалистическая книжная 
религия, но обладающая элементами индуистких течений, что 
следуют теории реинкарнации и сохранении жизни любого живущего. 
Религия внутри религии - стоит ли удивляться тому, что общины 
манихеев появлялись и в индии и даже в Китае, который почти 
полностью исповедован буддизм.
  Очищение: важный, может быть самый главный, элемент 
манихейства тоже заимствован из религиозной философии северо-
востока - в индуизме практикуется регулярное омовение ног, а 
также полное погружение в воды рек, с целью очиститься от 
грехов. Так или иначе, но очень многие древние религии 
практиковали очищение в том или иной виде - взять, например, 
ортодоксальную японскую религию - культ синто - одним из 
элементов благочестивого поведения в синтоизме являются 
регулярные обряды очищения. 
  Наконец, этический компонент, на котором я хотел бы 
остановиться поподробнее. В каждой религии существует понятие 
"этический комплекс" - некий свод правил, которые должен 
соблюдать адепт того или иного культа. Самый яркий и 
характерный пример - это десять заповедей в христианстве. В том 
или ином виде они существуют почти во всех развитых религиях - 
повторюсь, именно развитых и рожденных в относительно 
цивилизованном обществе - культы языческие ими не обладали. 
Например, в том же синтоизме, кроме процессов очищение в 
принципе нет никакого этического кодекса - и потому в Японии не 
редкость, когда один и тот же человек ходит одновременно и в 
синтоистский храм и в храм буддистский. Религия буддизма 
обладает одним из самых развитых этических кодексов - это 
практически философское течение которое включает в себя 
познание как себя, так и окружающего мира.
   В основе буддистского канона лежит постижение человеческой 
сути и тем самым через нее обретение сверхчеловеческого статуса 
- тот момент, когда бодхисатва превращается в Будду. Будда - 
есть живой пример человека, который прошел путь познания - Дао 
- до самого конца. 
   Нет сомнений, что львиная доля философии манихейства была 
взята именно из буддизма - в частности, уже упоминавшаяся идея 
о неприкосновенности любого живого существа (как известно 
буддизм - это одна из наиболее пацифистских религий) так как их 
суть  та же, что и у человека. Но - основное заимствование из 
буддизма (помимо, конечно же, организации церкви из двух общин) 
это факт постижения себя. И рассматривание себя как отражение 
мироздания. Постулат буддизма - для того чтобы познать мир, 
необходимо познать себя. Сравним это с каноном манихеев, когда 
первый человек пробуждается, и свет в его душе служит ни чем 
иным как моделью всего существующего в мироздании света - то 
есть стоит лишь распознать свет внутри себя, и тем самым ты уже 
одерживаешь победу над тьмой и соединяешься с царством света!
    Можно ли считать буддизм чисто дуалистической религий? Вряд 
ли, потому что он является совокупностью поверий царящих в 
восточном регионе - но манихейство, вроде позиционируясь именно 
как дуалистическое учение, между тем обладает всеми элементами 
и восточного мистицизма!
    Путь познания себя, путь отказа от физиологических благ и 
культ монашества, выдержанный пацифизм - все это взято из 
буддизма, а не стоит забывать, что буддизм есть по сути, одна 
из самых сильных религий восточных земель! Но манихейство 
добавляет к буддистским постулатам еще и своего рода 
эстетический компонент - поиск и накопление световых частиц 
чрезвычайно напоминает процесс поиски золота, что отмывается от 
грязной породы. Тем самым, ритуалы отделения "агнцев от козлищ" 
приобретают еще и элемент богатства (которые всегда 
ассоциировалось с золотом - вспомним хотя бы золотые украшения 
на манихейских книгах - не секрет, что манихейству благоволили 
весьма влиятельные и богатые люди - не из-за этой ли "золотой" 
аналогии?). Золото земное - суть золото духовное - крайне 
оптимистичное заявление, что не могло не привлечь паству - 
стоит напомнить, что даже сам сасанидский царь Шапур был 
приверженцем манихейства на протяжении всей его жизни!
    Что еще заимствованно из буддизма? Есть один элемент в 
манихействе, который всегда вызывал горячую ненависть у 
представителей сопредельных ему религий - ибо он был 
принципиален. А именно это отсутствие в манихействе понятия 
грехопадения. Так же как и в буддизме, ничего подобного в 
учении Мани не было (в зороастризме, христианстве, мандеизме, 
зерванизме - везде присутствуют моменты осквернения себя 
человеком, путем какого либо небогоугодного поступка). В 
манихействе этого нет - человек не оскверняет себя сам, он не 
носитель греха, ни в коем случае - напротив, он уже рождается 
оскверненным, так как рожден от двух демонов тьмы и дух его 
заперт в темнице материи - человек изначально безгрешен по 
манихейству, и не его вина, что материя довлеет над ним. А 
следовательно - отпадает и нужда в искуплении - спаситель 
спасается не ради очищения погрязшего в грехах человечества, а 
ради восстановления царства света в его прежних объемах.
   Элемент, соблазнения (всегда присутствующий в мейнстримных 
религиях непосредственно перед грехопадением - Ева и яблоко) у 
Мани тоже есть, но он повернут на сто восемьдесят градусов. 
Соблазняются не люди - соблазняются демоны, которые этим своим 
действием и порождают в итоге первых людей. 
   Момент этот вызывал ярое неприятие у многих адептов 
христианства и баптизма - понятие греха исчезло, род 
человеческий безгрешен и все его задачи заключаются в 
культивировании в себе частиц света! С точки зрения 
христианства это тягчайшая ересь. 
   Здесь можно отметить, что манихейство было весьма 
оптимистичной религией - поиск и накопление золотых солнечных 
частиц, сопротивление тьме и ожидания конца света в том смысле, 
что возникнет ожидаемая гармония. Движение времени в 
манихействе - есть движение к лучшему. Для сравнения можно 
привести древнекитайскую философию, основанную на том, что 
золотой век уже был, и отныне мир движется к деградации. В 
манихействе мир существующий, мир современны - есть хаос и 
неупорядоченность, в которой больно и плохо жить и 
единственное, что можно сделать для этого несчастного мира, это 
вернуть все к началу - к разделению света и тьмы (тоже 
христианский мотив наоборот - там во время сотворения мира 
происходит разделение света и тьмы - а хаос остается позади). 
То есть, налицо движение к лучшему - к царству света - а такой 
мотив, как известно, все же гораздо лучше воспринимается 
человеческой натурой, которой свойственно стремиться к 
улучшению (тут не могу не привести все философские утопии, 
начиная с античных, и лозунги уже существовавших политический 
систем).
  Стоит обратить внимание и на человека в представлении 
манихеев - он наделен светлой душой, но отягощен плотью, 
материей. Изначально это создание тьмы - демон, но частицы 
света внутри не дают ему окончательно обратиться ко злу. Это 
тоже очень распространенный мотив - борьба с собой, борьба 
против себя же - раз за разом эти идее возникают в самых разных 
философских учениях. Вплоть до современности - взять того же 
Фридриха Ницше, который поминал о том, что человеческая природа 
изначальна зла, но имеет возможность гуманизации. Опять же 
мотив воли, мотив преодоления препятствий - воля упоминается 
как нечто огненное, некая движущая сила - разве не это те 
огненные частицы света, что заронила в души людей вселенская 
катастрофа?
  Наконец эта метаморфоза - победа Нового Человека над Ветхим - 
это ли не истоки мифа о Сверхчеловеке - что усилием воли и 
разума освобождается от животно-материальных пережитков и 
становится некой надличностью, по возможностям равной богам. И 
здесь же можно вновь провести параллель с буддизмом - с путем 
постижения себя и обращением в итоге в то же самое "суперЭго" - 
в Будду-матрейю. 
  Гуманизация и упорядоченность во всем - вот один из 
постулатов манихейства: знания и постижения знаний 
рассматривались в этой религии как элемент движения к свету - 
важно то, что не только жух, душа отличала человека, но и его 
знания, его разум. Манихейство было религией просвещения - а 
значит, вполне современной своему периоду - и 
конкурентоспособной и с логической точки зрения. 
  Несмотря на видимый дуализм - видимое противопоставление 
добра и зла, в манихействе имеется и некий второй смысловой 
пласт. Если внимательно приглядеться к каноническим постулатам, 
то можно заметить, что не все так уж жестко определенно - 
демоны, безусловно, видимое олицетворение зла, однако они 
тянутся к свету - и вожделеют его, и после катастрофы смешения 
получается так, что многие частицы божественного света 
оказываются поглощены в демонических телах. Так могут ли эти 
демоны тьмы теперь олицетворять зло? Это неопределимо! Даже 
человек по сути сделан из тьмы - и благость его определяется 
лишь количеством световых частиц, что он накопил! Может и он 
считаться абсолютно хорошим и абсолютном плохим.
   При четкой расстановке сил и понятий манихейство оказывается 
на удивление гибкой религией - в ней нет понятия абсолютного 
зла - есть лишь недостаток добра, что опять же сильно роднит 
учение Мани с буддизмом. Даже самое злое создание может 
послужить на пользу добру, даже самое омерзительное творение 
может содержать свет - таким образом достигается примирение с 
темными элементами то самое равновесие, тот самый "инь-янь", 
где темная сторона существует лишь для того, чтобы могла 
существовать белая. 
 И, пожалуй, самым главным для меня доказательством 
космополитичности религии манихейства является тот факт, что в 
ней действует сразу несколько пророков. Как правило пророк 
бывает только один - и он же объявляет себя истинным. Мани 
поступает иначе: он, безусловно, полноценный пророк, со всем 
спектром божественных откровений и своим видением космогонии 
мира. Но! Он не отрицает пророков, что были до него - он 
объявляет их своими предшественниками. Простейший и на диво 
элегантный ход - этим жестом он как бы объединяет свое учение 
со всеми сильнейшими религиями региона - он не противоречит, 
нет, его религия - это просто развитие тех устаревших религий. 
Никто не говорит, что Христос и Заратуштра лжепророки - нет, 
они просто первый пророки, а он, Мани пророк окончательный!
   И вот это действие - оно поистине приносит удивительный 
результат - практически любой новообращенный как бы не предает 
свою старую религию. Он не оплевывает старые божества - нет, он 
лишь корректирует свою веру. И независимо откуда пришел этот 
новый адепт - из христианской ли каноники, из мистического 
течения зороастризма, или даже из буддизма, с его кармическим 
колесом - всегда этот человек найдет в манихействе нечто 
знакомое, нечто понятное - даже его собственные пророки 
останутся при нем. Стоит ли удивляться, что манихейство 
достигло таких высот?
   Подобно тщательно отлаженному механизму, действовало это 
учение на умы паствы - религия эта состояла из элементов других 
религий, но лишь из лучших элементов, из самых ярких мест, 
очищенных от неугодных и ненужных постулатов. Как теологический 
конструктор было собранно манихейство из наиболее сверкающих 
частей иных религий - и части эти были идеально пригнаны и 
согласованны между собой, так точно, как только мог создать 
острый ум, отточивший свое умение на астрологических таблицах. 
   Несмотря на постоянные гонения и притеснения, практически 
везде, где оно только появлялось - в том числе и на родине - 
манихейство просуществовало две тысячи лет, и охватило собой 
удивительный по размерам регион - от холодной Европы до холмов 
Китая и всюду оставило свой след. А для того, чтобы достигнуть 
такой широты распространения, религии недостаточно быть просто 
логичной - она должна быть похожа на все религии одновременно, 
как сейчас, во времена глобализации, культурный продукт уравнен 
и подходит к потреблению практически в любой части света. Все 
это заставляет назвать религию Мани примером умелого 
использования постмодернизма, приблизительно за полторы тысячи 
лет до того, как этот термин был впервые произнесен. 




                         Заключение.

   Глобализация и равенство имеют две стороны, подобно монете - 
с одной стороны подобная политкорректность              
чрезвычайно всеобхватывающа - и может завоевать сердца и умы 
самых различных людей - с разной философией, мировоззрением, 
взглядами. При умелом усреднении мы получаем продукт, который 
не является чем то особенно выдающимся, но может заинтересовать 
практически любого - и, как основной плюс, идеи, заложенные в 
нем не надо продвигать революционным путем. Они в любом случае 
придутся ко двору, в той или иной степени.
   Однако негативная сторона заключается в том что подобный 
продукт, по сути вступает в конфронтацию с продуктом 
оригинальным, из которого произошло заимствование - и тем самым 
зачастую извращает его, выдергивая цитаты и идеи из контекста, 
без которого те не могут быть восприняты адекватно.
   Мани задумывал свою религию, как апогей космополитизма, 
однако в итоге достиг прямо полярного результата: где бы 
манихейство не появлялось, оно тут же преследовалось со стороны 
официальных религий. Религиозное учение - это, как правило, 
жесткий канон, не терпящий от него отступления. Учение, которое 
сохраняет черты ортодоксальной религии в целом, но пробует 
толковать детали, с точки зрения ортодоксов считается ересью, а 
так как манихейство почти целиком состояло из заимствований, 
получилось так, что оно оказалось ересью почти повсюду, как 
никогда не могла бы стать религия, проповедующая свои 
собственные воззрения. 
   Мог ли предвидеть Мани, что широта взглядов иногда 
оказывается вредна? Видимо эта простая истина среди явленных 
ему откровений не значилось. Как бы то не было, основатель 
первой (и видимо, последней) религии в стиле постмодерн, был 
казнен у себя на родине, в городе, откуда началось победное 
шествие его религии, так и оставшейся в веках под названием 
Мировая Ересь. 

 
   
 
   





             Список использованной литературы.



1.	Гео Виденгрен "Мани и манихейство", "Евразия" 2001г.

2.	Л.Н. Гумилев. "Древние тюрки". Москва. 1974 г.

3.	Светлов Р.В. "мировая ересь", статья, 1999г. 

4.	"Кефалайа", перевод, Москва, 1998 "восточная литература".

5.	"Ветхозаветные апокрифы" - интернет ресурс.

6.	А. Ньюман. "краткое описание манихейской ереси"М. 2002 г.

7.	"Три забытые религии", I.J.S. Taraporewala, 1950. 

8.	"Печатное наследие среднего востока и Персии" Mary Boyce, "Терра", 1975 г.

   





  
 
 
 
 


1


Оценка: 5.36*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"