Джекил И Хайд: другие произведения.

Дневник сбежавшей из дома

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

День нулевой.
   Я была обычной девушкой 14 лет. Жила вместе с мамой и моим отчимом в однокомнатной "хрущевке", на окраине города. Мы жили нормальной, можно сказать жизнью и ничего не предвещало беды. Но со временем я заметила, что мама стал меняться. После работы она стала ходить с отчимом в гости к его друзьям. Это была весьма сомнительная компания, всё что они делали, это пили, играли в карты и орали песни. Мама серьезно пристрастилась к алкоголю, после развода с моим отцом, она никак не могла успокоиться и нашла решение в спиртном. Через некоторое время отчима выгнали с работы за постоянные пьянки, после этого он полностью сел на мамину шею. Поначалу он говорил, что в скором времени вновь пойдет на работу, но время показало что это не входило в его планы. Он просиживал целые дни дома перед телевизором и к тому же приводил в гости своих дружков, с которыми они пили, ругались матом и отпускали в мой адрес неприличные шуточки. Когда я попыталась поговорить об этом с мамой, то она сказала, чтобы я заткнулась и не смела, наговаривать на ее "Вадика". Да она очень изменилась, раньше я могла с ней часами говорить про что угодно, а сейчас она просто забыла про моё существование. Все наше общение сводилось до: "Уроки сделала?" и "Куда едешь и во сколько будешь?" А я просто выходила из дома и бродила по улицам пока не замерзала, и без охоты возвращалась домой. Казалось, что такое лишь в кино возможно, что это все выдумки сценаристов, но похоже они черпали идеи с реальной жизни, жизни которая катилась под откос. Увы, у меня даже не было подруги, с которой можно было поговорить, открыться, выплакать душу. Знакомые меня сторонились, потому что знали о постоянных пьяных дебошах у меня дома. Поэтому бывало, что за по пару дней я не произносила ни слова. Даже в школе на уроках я была редким гостем, потому что не видела смысла туда ходить.
   Последней каплей как водиться стали сексуальные домогательства пьяного отчима, которого я огрела по голове вазой, после чего прогремел страшный скандал. Вадик грозился сдать меня в интернат. Мама всячески его поддерживала, обнимала и перебинтовывала голову. В порыве гнева я собрала кое-какие вещички, какие-никакие деньги и пока Вадик зализывал раны, пустилась в путь. Решила найти своего отца, но все что я знала, это то, что он переехал жить в Киев.
  
   Уйду я прочь от огорчений
   От сожалений и обид
   Мне надоело быть мишенью
   Свой ненавидеть внешний вид
  
   Меня ведет вперед дорога
   Покинула родимый дом
   А впереди еще так много
   Той жизни, что казалась сном...
  
   День первый.
   Отыскать человека в Киеве без адреса, это все ровно что искать иголку в стоге сена, но я тогда про это не думала. По "школьному" взяла дешевый билет на электричку и помчалась в столицу. Говорят, все города между собой похожи. Но Киев большой, суетливый, холодный и неприветливый. То насколько он холодный я поняла вечером, когда милиция культурно попросила покинуть общественное заведение. Я думала, что это будет мой последний день в Киеве и вообще в жизни. Осень это совсем неподходящее время, чтобы покинуть теплый и чуть было не сказала уютный дом. Хотя в то время я уже начала сомневаться в правильности своей затеи. Но на кармане у меня было всего 20 гривен, поэтому отступать было уже поздно. Когда я прогуливалась взад вперед возле вокзала, чтобы окончательно не замерзнуть, ко мне подошел пацан лет 7-8 от роду. Потянув за рукав моей куртки, он сказал:
   - Девочка, ты что потерялась?
   Я даже подпрыгнула от неожиданности и сказала, что замерзла и мне негде переночевать. Он сказал, что знает теплое и уютное место, и проведет меня туда за чисто символическую плату. Я призналась, что у меня только 20 гривен и мелочь. Парень, его звали Ваня, сказал что этого более чем достаточно. Провел он меня к теплоцентрали, где вблизи тёплых городских труб, грелось около двух десятков таких же, как он: лысых, грязных, дурно пахнущих мальчишек, которые делились одним бычком на десятерых и зарабатывали попрошайничеством в близлежащих окрестностях. Тем не менее, они без лишних вопросов приняли меня в свой коллектив, выделив мне самое почетное и мягкое место, сложенное из старых газет и тряпок. Старший из них Дима постелил поверх всего этого хлама свою куртку и вообще держался возле меня настоящим джентльменом.
   Через некоторое время появился Ваня с пакетом, в нем был черный хлеб и банка клея "Момент", собственно сам пакет тоже представлял собой ценность, поскольку с его помощью ребята собирались нюхать клей. Мне предлагали тоже, но я тактично отказалась.
   - Сегодня шикуем Танюха (меня к стати зовут Таня), за твои деньги, - обратился ко мне Дима - но завтра придётся идти самим хлебушек добывать. Он протянул мне кусок черного хлеба, который я уплела в мгновение ока. Никогда не ела более вкусной еды! Дима стал похаживать взад вперед и учить меня уму-разуму, что, дескать пока мы папу твоего не нашли (он тоже подключился к поиску, после моего рассказа), я должна им помогать, чтобы таким образом оплатить оказанное мне гостеприимство. Но идти на улицу попрошайничать я категорически отказалась. С минуту подумав, Дима со мной согласился: "Ты уж больно взрослой кажешься" - сказал он. И действительно я была среди них самой высокой, да и развитой не по годам.
   Ладно - сказал он - тогда, поскольку ты женщина, будешь заниматься женскими делами: стирать, готовить кушать и убирать. На том и порешили, хотя если честно, где это все я должна была делать, не представляла, но такой расклад меня устроил.
   Мой первый день в добровольном изгнании из родного дома, закончился сном возле теплой трубы в обнимку с надышавшимися клея беспризорниками.
  
   Мне этот город незнаком
   И никого я в нем не знала
   Бреду с потертым рюкзаком
   В стенах железного вокзала
  
   Мне б продержаться эту ночь
   Возле огня теплоцентрали
   Кров разделить со мной не прочь
   Те, кто все в жизни потеряли...
  
   Первая неделя
   Проснувшись, я увидела, что почти все ребята уже ушли на "точки", остался только Дима, чтобы дать мне последние напутствия. Мол, никуда не высовывайся, а то здесь люди разные бывают и не такие добрые как они. А на счет отца моего, Дима пробьет по своим "каналам". Тот "мент", который "крышует" их банду, должен быть в курсе дела. Поверив ему на слово, я начала приводить в порядок их берлогу. По крайней мере, выбила пыль и собрала мусор в пакеты. Дима направил двоих мальчуганов, чтобы те вынесли мусор. Его все беспрекословно слушались, потому что он был в "кентах" с тем "мусором", что их крышевал. После выброски мусора, пакеты благополучно вернулись на свое место, потому что ребятам они были нужны для дела. Я хотела было отучить их от столь вредной привычки, но мне это не удалось. Дима сказал, что они так стресс снимают, после рабочего дня.
   Через несколько дней, мальчики притащили мне большой чан и приказали готовить им суп. Костер развели на пустыре, недалеко от "базы". Каждый из пацанов принес ингредиенты, кто-то своровал пару картофелин, кто-то лук, кто-то принес в пригоршне гречку или еще какую крупу. Дима торжественно внес в общее дело банку тушенки, поскольку именно он заведовал деньгами. Часть, из которых он отдавал "менту", а часть оставлял на пропитание ребятам. Хотя мою стряпню тяжело было назвать едой, но ребята с удовольствием ели, впервые, за несколько месяцев, горячую, можно сказать домашнюю еду.
   Потом этот самый чан пришлось использовать для стирки их вещей. Воду они носили за пару километров от водокачки. И все же общими усилиями нам удалось немного очистить их шмотки. Правда, пока все высохло, ребятам пришлось, ходить полуголыми, но Дима сказал, что они все здесь закаленные.
   В общем, в эту первую неделю я чувствовала себя Белоснежкой с целой шайкой гномов. Признаться честно это были одни из лучших дней моей жизни. Никогда не ожидала получить столько ласки, тепла и доброты, от городских беспризорников. Хотя эти дети, знают уже почем пуд лиха, и что имеет в жизни наивысшую ценность.
  
   Я не могу понять никак
   Как вы друзья сюда попали
   И что за подлые враги
   С родного дома вас прогнали
  
   Но разве ваша в том вина
   Что счастья вы, как все хотите
   Не буду с вами я одна
   И если, что не так, простите...
  
   День десятый
   Говорят шило в мешке не утаишь. Вот и о моем появление в здешних местах, стало известно в определенных кругах. Я раньше не задумывалась, почему среди беспризорников одни мальчишки, но выяснилось, что девочек оказавшихся на улице ждет совсем иная участь. Они очень быстро идут по рукам, в результате попадая либо на панель, либо оседая в наркоманских притонах. Дима пытался меня предупредить. Как только я беспечно вышла погулять, полюбоваться тёплыми последними лучиками осеннего солнышка, ко мне привязались две бомжеватые личности.
   - Заблудилась, что ли? Дорогуша. - облизнулся один из них - мы тебя с радостью проведем домой, крошка.
   Я дала им понять, что в их помощи не нуждаюсь, но они словно хищники начали подкрадываться ко мне с двух сторон. Я же отступала все дальше и дальше назад. Когда бомжары подошли ко мне впритык, я схватила с земли какую-то доску с гвоздями и начала размахивать ей, словно факелом перед шакалами. Внезапно за их спинами появился третий тип, здоровый мужик с прореженными передними зубами, в руке он держал огромнейший нож.
   - Ну что, сучка, по добру по здорову пойдешь с нами, или мне тобой и твоими дружками заняться? Эта шпана, уже давно на нашей территории крутиться, все никак руки не доходили, но сегодня сам Бог велел - сказал вожак этой своры, потирая свой тесак.
   - Что вам, от меня нужно? - спросила я на всякий случай, хотя прекрасно понимала, что...
   - Пойдешь с нами, сама увидишь, - ухмыльнулся здоровяк.
   - Ладно, я пойду с вами, только не трогайте ребят.
   - Это правильный выбор, девочка, так будет лучше для всех, - улыбнулся вожак.
   Пока мы шли, если честно, я не знала, что делать. Сбежать от этого конвоя, означало обречь ребят на расправу, остаться означало попасть на расправу самой. Но внезапно мои размышления прервал оглушающий удар по голове. Следующее, что помню, грязное вонючее бомжатское логово, я лежу привязанной к кровати. Внизу живота, ужасная боль, конечности затекли, горло пересохло, все в тумане, все во сне. Сколько я провела в отключке, не понятно. Но я совсем не жалею, что была без сознания. Этот факт уберег меня от воспоминаний о том, что делали со мной эти скоты. А делали они, держу пари, всё что хотели, всё, на что им хватило их извращенной фантазии. Боже! Таня! До чего ты докатилась, за что боролись на то и напоролись. Убежала от отчима-насильника, в объятья вонючих бомжей. Надо было бежать к чертям, они бы ничего не сделали, пацанам...А может и сделали. С чем хуже жить, с осознанием того, что через тебя пострадали люди, или с тем, что над тобой поглумилась шайка недоносков...
   Боже! Танюха, о чем ты думаешь, о какой-то призрачной нравственности, думай о том, как отсюда выбраться, думай о том, не забыли ли они о тебе и оставили здесь подыхать. Не заразили ли они тебя сифилисом или еще чем. А может быть, ты вообще беременна, что тогда делать?
   Нет, навряд ли они меня оставили, не думаю, что они вдоволь мной позабавились. Но в любом случае, надо как-то выбираться и спасаться...
  
   Растерзана, разрублена, распята
   Лежу без чести и уже без сил
   За что такая горькая расплата?
   И кто такой судьбою наградил?
  
   Себя винить, для жертвы как обычай
   Себя жалеть, а что осталось мне?
   Судьба костер сложила, словно жрица
   И мне теперь, за все гореть в огне...
  
   День двенадцатый (наверное)
   Но спасение пришло неожиданно и очень вовремя. Им оказался один из местных наркоманов Игорь. Попутно он приторговывал "дурью" и главарь шайки бомжей задолжал ему денег, за предыдущую покупку. Когда он пришел за деньгами и увидел меня полуголую и замерзшую, привязанную к ржавой бомжацкой койке, он предложил бомжам отдать меня в обмен на скощение долга за наркоту. Но главарь бомжей отказался и почувствовав аромат наживы, потребовал кроме долга, несколько бесплатных доз. В общем, они договорились. Странно, но в своей так сказать предыдущей жизни я была никому не нужна, а тут вдруг стала ценнейшим товаром. Хотя это мне только тогда так казалось, на самом деле люди того мира, не ценили ничего кроме денег.
   Когда бомжи укололись и забылись, Игорь развязал меня и взяв на руки, отнес в свое логово. Жил он в каком-то полуразрушенном доме, который являлся, по сути притоном. Стекол на окнах практически не осталось, вместо них были вставлены клочки газет, пенопласт или полиэтиленовая пленка. И скорее всего, зимой в этих хоромах было не намного теплее, чем снаружи, а зима продолжала приближаться... Мой спаситель (как мне тогда казалось), принес меня в свою комнату и положил на кровать. Я была абсолютно истощена и не могла двигаться. Игорь помыл меня, переодел, кормил с ложечки, дал каких-то антибиотиков, на всякий случай, как он говорил. Он вообще сказал, что раньше учился на врача, но с этим как-то не сложилось. Я подумала, что наконец-то спасена и все будет в порядке но, как и во всех сказках, это была только завязка, дальше меня ожидала кульминация и развязка.
  
   Мне показалось - спасена!
   И виден свет в конце туннеля!
   Суровый ветер жег с окна
   В стенах какого-то борделя
  
   Теперь казалось не одна!
   Теперь казалось, есть надежда!
   Суровый ветер жег с окна...
   Не рай, не ад, я где-то между...
  
   День двадцатый
   Я уже достаточно окрепла и собиралась продолжить поиски отца. Когда я объявила об этом Игорю, он как взбесился. Начал кричать, что он столько для меня сделал, а я такая неблагодарная сука, собираюсь просто так уйти.
   - Ну и что я должна сделать, чтобы отблагодарить тебя за помощь, - спросила я. Как оказалось Игорь не просто так спас меня от бомжей. Его наркобизнес не приносил эму таких доходов как раньше. Кроме того он сам конкретно подсел на это дело. А когда он увидел меня связанной в бомжацком логове, у него появилась идея увеличить свою прибыль за счет сутенёрства. Все его знакомые девицы, были кончеными шалавами, наркоманками и даже не всякий нарик рискнул бы к ним приблизиться, не то что переспать. А я то совсем другое дело! Чистенькая, молоденькая девушка, ну подумаешь парочка грязных бомжей отымели во все щели. Один раз ведь не считается. Я, конечно была безумно благодарной Игорю, но хватит с меня благотворительности.
   А Игорь, наверное, действительно учился в мединституте, потому что умудрился вместе с очередной порцией антибиотиков подсунуть мне каких-то транквилизаторов что ли. Я абсолютно потеряла волю и контроль над собой и он мог делать со мной все что угодно. Со временем он для верности подсадил меня на "герыча".
  
   И потянулись дни безумной чередой
   Укол, накурка и запой
   Клиент порол, всю ночь порой
   Но я осталась вновь живой...
  
   Я уже и не знала, какой сейчас месяц или год не говоря уже о днях. Я забыла, зачем я приехала в Киев, я забыла даже, как меня зовут: Кисуля, Курва, Шалава, Шаландра, Хвойда... Нескончаемый казалось поток мужчин: худые, толстые, пожилые, молодые, наркоманы, менты и другие извращенцы. Поначалу я их еще различала, сортировала по группам, по размерам, но потом мне реально стало все равно. Я уже ничего не различала. Я была словно пёс на цепи, мне давали команду ложись и я ложилась под кого говорили. Я не знала сколько это длилось и сколько могло еще продолжаться.
  
   Забыла чувство я стыда
   И жизнь всю прошлую забыла
   Как миг, промчались все года
   И сердце, словно лед остыло...
  
   День 760
   В последнее время, я сильно потеряла свою ценность. Игорь постоянно меня бьет. Но мне плевать, главное, чтобы дозу дал. Этот урод, уже наверное забыл, сколько денег он на мне заработал, даже вот телефон купил крутой с доступом к интернету и другими примочками. И случайно шарив в этом самом телефоне, по контакту, пока Игорь спал, я увидела, его... Откуда я знала этого мужика? Вспоминай, вспоминай Танюха! Это же твой отец! Ты же ради него приехала, в этот чертов город. Я все вспомнила, вспомнила! Папа поможет мне, папа меня спасет! Ага, тут даже адрес есть! Надо приодеться и скорее к нему. Главное не забыть прихватить с собой дозу, а то пока доберусь до отца, "ломы" начнутся...
   Вы можете представить лицо моего отца? Представьте, что к вам в дверь постучались. А когда вы открываете, то видите что на пороге стоит малолетняя шалава. Причем самая конченая из тех, которых вы когда-либо видели. Рыжая копна на половину выгоревших волос, вульгарный макияж, в зубах сигарета, прикид, аля 'я у мамы дурочка'. И вот это чудовище, начинает втирать вам, что она ваша дочь. И что, вы примите ее с распростертыми объятиями? Или может, дадите пенька под зад? А папаша мой, особенно и не церемонился, обругал, скрутил руки и закричал, что вызовет милицию. И также сказал, что дочка его умерла и он даже на похоронах был. А если я все-таки его дочь, то он от меня на веки вечные отрекается.
   Вот такая вот долгожданная встреча, за много лет, совсем не то, что я ожидала. Я теперь окончательно разбита и опустошена, у меня остается только один путь, одна дорога, возвратиться назад к Игорю. У него, по крайней мере, есть доза. Хотя ему тоже на меня наплевать, но он этого и не скрывает, а я и привыкла. Наверное, кто-то другой на моем месте, уже бы давно прирезал его во сне, за то, что он со мной сделал, но я слишком от него зависела. Тем более я по большей части сама виновата. Зачем винить кого-то в своих ошибках, жизнь уже не изменить...
  
   Ничего уже не изменить,
   Остается только жить
   Жить давно, больнее смерти
   Проще забиться, проще забыть.
  
   День 800 -й
   Внезапно появились маски-шоу и всех, кто не успел скрыться, повязали менты. Мне пообещали, что если я дам показания против Игоря, то вместо колонии, меня направят в клинику на лечение. Все сложилось, как нельзя лучше и хотя Игорь и кричал, что я обо всем вру и он меня достанет, все же он загремел на 8 лет в тюрьму. После лечения, остаток времени я провела в доме интернате.
  
   День 1231-й
   Вот мне и исполнилось 18-ть лет! Могу делать все что хочу! За плечами у меня: изнасилования, наркомания, проституция и многое другое. Но сейчас я "чистая", я как чистый лист. Только писать на нём мне совсем не хочется...
  
   Только что написать
   Абсолютно не знаю.
   Горю свечой и воском таю,
   Живу и в тоже время умираю...
  
   День 1308-й
   Постояла немножко на "бирже", устроилась работать официанткой, на подачки от государства сложно снимать пристойную квартиру...
   Интересно, как там мама, жива ли она. А может она одумалась, разошлась с отчимом и сожалеет обо всем? Или действительно нашли чей-то труп, а она в нём меня опознала и меня уже похоронили... Нет, наверное для всех будет лучше если я останусь здесь. Зачем наступать еще раз на те же грабли.
  
   День 1414-й
   Наверное, самый счастливый день в моей жизни, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Тот парень - Дима, который приютил меня несколько лет назад в теплоцентралях, случайно зашел в кафе, в котором я работаю. Больше того, он узнал меня и сказал, что очень долго искал меня и очень переживал, куда я подевалась. Я ему, что-то наплела несвязное про то, как космические корабли бороздят просторы... Чтобы не расстраивать его, ведь он очень чуткий и ранимый парень. Как оказалось, он отслужил в армии, а теперь работает таксистом и прилично зарабатывает. Я долго не соглашалась на переезд к нему. Ну всё потому что не достойна его, весь этот груз прошлого давил на меня. Но Дима как-то сказал мне следующее:
  
   "То что было в прошлом нам не изменить,
   Будущее видеть не дано.
   Все, что остается - дальше жить
   И стараться не упасть на дно."
  
   День 1523-й
   По случаю переезда, я решила приготовить праздничный ужин, но с меня такая кухарка, сразу же палец порезала, да так глубоко, что кровь не переставали идти. Дима напугался и отвез меня в больницу. Там кое-как остановили кровотечение, но у них возникло подозрение, что у меня плохая свертываемость крови. Поэтому решили сделать анализ.
  
   День 1525-й
   Наверное, самый плохой день в моей жизни. Врач, вызвавший нас к себе в кабинет, сказал что я ВИЧ-инфицированная и у меня СПИД. И что, скорее всего несколько лет он был в скрытой стадии, но потом неожиданно начал прогрессировать. "Какие у меня перспективы, доктор, - спросила я." В ответ он сказал, что сейчас есть препараты, которые могут сдерживать болезнь, но они не из дешевых. Гемофилия это, только начало, дальше возможна целая сотня вариантов: рак или пневмония, даже простой порез или простуда, могут привести к летальному исходу...
   Хорошо хоть Дима оказался здоров...
   Он сказал, что будет работать как проклятый, но достанет деньги на лечение. Впервые за несколько лет закурив, я сказала следующее:
   "Для чего Дима?! Для чего тебе ломать свою жизнь? Чтобы продлить на несколько лет мои мучения? Поверь, я уже нажилась этой жизнью сполна. Я всего в ней повидала, но у меня не было ничего лучше, чем встреча с тобой. Именно поэтому я не хочу обрекать тебя на мучения. Я знаю что такое делать выбор и жить с ним. Я не хочу тебя заразить, я не хочу тебя погубить, ведь я люблю тебя... А если ты тоже любишь меня, то отпусти на все четыре стороны:
  
   Чтобы я как ветер унеслась,
   За край немого горизонта.
   Чтобы я рекою растеклась,
   И не печалилась о ком-то..."
  
   День последний.
   И вот пишу последние я строчки.
   С клёнов ветер сдует вновь
   Засохшие совсем уже листочки,
   Прольет на землю, словно кровь.
  
   Я уйду и не вернусь обратно
   И не увижу цветение весны.
   Покину мир, бесшумно-необъятный.
   Уйду смотреть - невидимые сны.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"