Бонни И Клайд: другие произведения.

Луна номер...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Луна номер...
  
  Я, Леопольд-Фридрих-Авелий-Люсье-XIV находясь в трезвом уме и здравой памяти... боже! пишу, будто рапорт... хотя чего ещё ждать от человека моей профессии? Но прочь отступления! Время не терпит. Боюсь отпущенные мне судьбой песчинки уже просочились в нижнюю колбу, и то, что я ещё в состоянии держать в руках перо - маленькая накладка, которая вскорости будет исправлена. Сегодня утром, прогуливаясь по городскому рынку - давнишняя моя слабость, - я спотыкнулся (о дар судьбы!) и в этот миг над моей поникшей головой просвистел отравленный дротик. Вместо меня умер мясник. Большое ему спасибо!
  До чего иногда отравленные дротики помогают думать и освежают память! Вот и я, примчавшись домой и, успокаивая сердцебиение алкоголем, в минуту сообразил, что я единственный человек способный свести воедино все нити операции "Дружеское рукопожатие". Часть этой операции я проделал лично; о некоторых моментах догадался; об остальных поведали перед смертью иные участники "приятельского пожимания рук".
  А началось всё девятого числа месяца мануоки. Как сейчас помню этот день: ослепительно светило солнце, и подвязки портьер были распущены - председатель Совета Федераций не переносил яркого света.
  - Мы пригласили вас для очень... - Председатель вяло поднял дрожащую бледную руку. Рисуется старый лис! Уж я-то знаю, как тягаться с ним в стрельбе из пистолетов. - ...очень важного дела.
  Рука председателя плавно вильнула в сторону, и заговорил другой участник Совета - генерал Уилсон.
  - Обнаружены залежи иллириума.
  "Ага! - Я мысленно "переводил" слова генерала. - Спутник-шпион грохнул в какую-то планету дейтриловую бомбу и нелегально исследовал её недра".
  - Возможна промышленная выработка; хотя пласты и залегают под неудобным углом.
  "Жирный кусочек! И очень хочется отхватить его себе, пока ребята из "Объединённых созвездий" не взяли планетку под свою защиту или местные жители не опомнились и не начали добычу своими силами".
  Я понимающе кивнул и преданно заглянул председателю в глаза.
  - Но правительство планеты... - Уилсон замешкался, как назвать планету; объявлять её имя он не торопился, подчеркивая секретность мероприятия. - Планеты-донора проводит политику "железного занавеса".
  "Ребята чувствуют себя счастливо и не клюют на сомнительные предложения".
  - И все наши дипломатические попытки наладить обоюдовыгодную торговлю провалились.
  "Попытка обмена стеклянных бус на золотые самородки сорвалась".
  - Что делать? Население планеты сильно отстаёт в развитии. - Вздохнув, пояснил Эластер - советник по науке и культуре.
  "О-го-го! Какой пассаж! Дело закручивается всё круче. Я уже чувствую куда они клонят. Хотя, какой ещё можно было ожидать для меня работы?" - Немного, одними уголками губ я улыбнулся, желая понервировать Совет. Это удалось; председатель заёрзал в кресле.
  - Мы решили послать талантливого дипломата, - продолжал говорить Эластер, а я продолжал улыбаться; советник покраснел, но не умолк, - чтобы правительство поняло необходимость, не... неизбежность выхода, вернее полноправного входа планеты в мировое сообщество. Почему вы улыбаетесь?
  - Я? о, нет! - Я сделал испуганные глаза. - Здесь плохое освещение; это блики.
  - Мы назвали вашу миссию "Дружеское рукопожатие".
  - Э-кхе-кхе. - Кашлянул председатель, привлекая к себе внимание. - Мы вас не ограничиваем, в пределах конечно разумного, в средствах. Это понятно?
  "Куда уж понятнее! Совет надеется хапнуть моими руками столько, что окупится всё на свете". Я кивнул в лёгком реверансе.
  - Возьмите кого сочтёте нужным, и отправляйтесь на Луну-5 немедленно. - Мои брови взлетели на лоб, председатель поморщился и, махнув рукой, произнес: - Да, это Луна-5, к чёрту недомолвки, в конце-концов мы давно уже работаем вместе...
  - Я вам советую, - неожиданно громко встрял Эластер; пунцовые, дряблые щёки его затряслись, - прочесть отчёты агентов. Информации о текущем состоянии Луны немного, но она важна.
  - Непременно! - Я согнул спину ещё сильнее. - "Чего этот пластырь возомнил о себе? Или намекнуть ему нежно, что я знаю об его спекуляциях за спиной Совета? А ещё лучше запустить в Совет интрижку погрязнее? Кажется, у него юная и весьма прелестная супруга?" У меня был принцип не гадить там, где живу, но уже от самой мысли напакостить этим снобам на душе делалось приятнее.
  Три шага я пятился спиной, потом развернулся и, надев шляпу, вышел из залы.
  "Отчеты агентов... зачем они мне?" - Машина медленно поплыла по мостовой - я нарочно велел водителю покружить по улицам. Люблю подсматривать за горожанами из-за занавеси. Люблю эти невинные шалости: с одной стороны, конечно, я подглядываю; но с другой - они выходят в публичное место, и я имею право смотреть на них. "Если на планете белковая жизнь, если наследственная информация передаётся кислотами, значит, всё у меня получится. Значит, есть и естественный отбор, есть конкуренция и зависть, и злость, и алчность, и предательство... А что мне ещё нужно?" - В переулке горожанка, повертев головой, убедилась в отсутствии зрителей, непристойно почесалась и испустила громкие ветры. Едва движущейся машине она не придала значения.
  Конечно, это так, но, признаться, в мозгу был некоторый хаос. С Луной-5 всё было не совсем просто, вернее совсем не просто. Пять сотен лет назад, диктатор, именуемый себя Юлием Цезарем (слава древнеримского цезаря не давала безумцу покоя), решил инвестировать в единственный спутник Земли. То были времена энергетического кризиса, чудовищного перенаселения и непрерывных вооруженных конфликтов. Проект разбили на... десять, кажется, частей. Спутник отодвинули от Земли - этот этап назывался Луна-1; выровняли его вращение вокруг оси, уровняв лунные сутки с земными, ось чуть наклонили - Луна-2; соорудили гравитаторы и генераторы атмосферы, и ещё кучу всякой дребедени необходимой для жизни... Пятый этап подразумевал переселение землян - и он состоялся. Состоялся благополучно. Проблемным оказался этап шестой. Несмотря на все старания Луна-5 не могла поддерживать собственную автономность. Слишком беден был грунт, слишком дорога выработка кислорода, слишком накладна доставка оборудования и ещё много-много всяких "слишком". Когда эпоха диктатора Юлия Цезаря рухнула (заметьте: его не свергли, нет; и не застрелили борцы за свободу; он даже не покончил с собой в минуту просветления, осознав своё кровавое самодурство - нет! он умер от самого банального воспаления лёгких), закончилась и земная история Луны-5: о ней, как о бедном отживающем родственнике, поспешили забыть. А переселенцы? а что переселенцы - на Земле хватало своих голодранцев-дармоедов, чтоб ещё думать о чужих. Да-да Луна-5 стала чужой. Один-два рейса в год, жесточайший миграционный контроль... да, пожалуй, формальные отписки о невозможности дальнейших дотаций. Четыре с лишним века о "блудном сыне" просачивались самые нелепые новости; то говорили об эпидемии и полном вымирании, какой-то ученый доказывал неизбежное одичание и возвращение к веку каменному - многие согласно-снисходительно соглашались... Ан вон какой получился фортель: Луна-5 обладает залежами иллириума. Что это значит? А то, что планета из бедного родственника единомоментно превращается в шикарно-расточительного богача и мецената; в мир замков из белого камня и упоительно дорогих бассейнов... да мало ли ещё проявлений роскоши?
  Моя задача, как всегда, проста: чтоб изумрудные замки выросли на Земле; чтоб владельцами "новых возможностей" стали участники Совета. И ещё одно: соблюсти свой скромный интерес. Человеку моей профессии негоже вечно рассчитывать на милость работодателей - она переменчива и прозрачна, как газовый шарфик невесты в ветреную погоду. Вот об этом я думал во время перелёта на Луну-5.
  Мы вылетели через пару дней. "Цирковая команда" состояла из трёх человек. Ваш покорный слуга - паяц, фокусник и чёрный маг по совместительству; в зависимости от умственного развития зрителей. Глухонемой Маркиз - наездник грифона. Я уж и не припомню, когда и где мы познакомились со стариком, и какое он носил в то время имя. И носил ли вообще? - не важно. Он стал Марко. И Гарлизерва. Лиз или Гарли - по настроению и обстоятельствам. Девчушка чудно управляется со штурмовым бластером - раз; и безгранично предана мне - два. Мы встретились на одном диком спутнике. Я там организовал вывоз неграненых алмазов под видом бутылочного боя. Налогов, естественно, никто не платил, да и закупочная цена была копеечной. Когда нагрянули приставы "Объединённых созвездий" мы дёрнули уже тон триста и сворачивали акцию... дивное было времечко... А Гарлизерву я в буквальном смысле слова снял с жертвенного костра. Туземцы изловили её и, сочтя ведьмой, решили отправить к праотцам.
  Челнок с мягким рывком отстыковался от стартовой капсулы, плавно доворачивая и набирая скорость, лёг на курс; в иллюминаторе проплывала голубая планета.
  Мысль о том, что это дело станет финальным, впервые пришла мне в голову именно тогда. Правда, "финальность" оказалась совсем иного рода, да и алая ленточка сейчас мне более напоминает пеньковую бечевку.
  "А хорошо бы хоть самый тоненький ручеёк-ручеёчек иллириума укрыть от глаз Совета, и направить в свой личный сад. - Думал я. - Эдакий стабильно-ликвидный денежный родник в старости... - От приятных размышлений хотелось зажмуриться и замурлыкать. Впрочем, рассчитывать, что Совет выпустит из своих пальцев хоть каплю иллириума - неосмотрительно. - Или хотя бы пробную партию, отправить на Землю, но так, чтобы она затерялась и попала в поле зрения "Объединённых созвездий". А потом? Потом несложный фокус с карго-декларацией, и вот я уже на маленьком небесно-голубом острове в тропических морях! Шезлонг, бокал мартини в руке, лежу и наблюдаю, как синева моря смешивается с синевой неба... и полногрудая упругая негритянка в ослепительно белом переднике... и никаких афер и махинаций. А если отставить лирику, то негритянку стоит сменить на жену. На Гарлизерву". Краем глаза я взглянул на девушку - она лежала с закрытыми глазами, спала, по лицу пробегала то беспокойная волна, то детская улыбка. Потеплело под сердцем: "Нужно подарить ей что-нибудь". Во втором отделении портфеля лежала изумрудная брошь - мне она досталась по случаю в придачу к шраму за ухом, - какой-то значимой денежной ценности она едва ли заслуживала, но мастер вложил в украшение свою душу, и он, бесспорно, был гением. Изредка, когда уже совсем делается невмоготу, а пасмурные улочки Лондона остались где-то далеко, за черной ватой космоса, я вынимаю брошь и рассматриваю... гений... пусть земля ему пухом.
  
  
  Встретили нас скромно. Без ковровых дорожек, эскортов и прочей мишуры; к межпланетному челноку подъехала повозка и маленький хмурый человек, представившись императорским камергером, поклонился и предложил(!) ехать с ним. Я принял предложение.
  Нас поселили в левом крыле замка. Императорский замок был столь велик, что едва ли какой-нибудь из слуг знал его полностью; что, впрочем, мне было только на руку.
  - Оранжевый Владыка примет вас завтра в полдень. - Камергер скорчил кислую мину и быстро, виляя задницей, скрылся.
  Отлично! Есть время осмотреться и продумать стратегию "рукопожатия".
  Лишь только вещи внесли в комнаты, я жестом подозвал Марко:
  - Немедленно оправляйся составлять карту замка. - Зажужжал коммуникатор и старик кивнул. - Действуй уверенно, напористо, с наглецой - ты представитель нации-прародителя, но без конфликтов. Наши цели исключительно доброжелательные, где-то миссионерские. Земля осознала свои оплошности и готова принять блудное дитя в свои объятья.
  Марко старательно выслушал и отправился выполнять задание.
  - Гарли, для тебя тоже есть работа. - Девушка замерла, внимательно слушая. - Оденься попроще... - я придирчиво оглядел помощницу, - и оправляйся в город. Нас интересуют слухи, настроения, мнения и прочее. Ты знаешь, о чём я говорю.
  - Постой! - Я окликнул Гарлизерву уже в дверях. - Лучше если это будет Лиз. Да, ещё одно: особо обрати внимание на чужаков, не думаю, что их много, но гуманоиды иных миров могут присутствовать.
  Оставшись один, я отыскал чемодан со спальными принадлежностями; застелил постель своей простынёй, тщательно вычистил зубы, и лёг спать. После дороги меня всегда клонит в сон.
  Отчёты принимал утром. Лиз выглядела уставшей, и - я чувствовал запах алкоголя - недомогала с похмелья.
  - Слушаю!
  - В нижнем городе полно забегаловок и винных погребов. - Девушка говорила с запинкой. - Я побывала в десятке из них... Здесь курят цвет травы оний... забавный наркотик... обостряет чувства. - На мой нетерпеливый жест рукой девушка смолкла на полминуты, собираясь с мыслями: - Оставшись без поддержки Земли, Луна-5 десять лет пребывала в полном хаосе: драки на продовольственных складах, драки за теплую одежду, жесточайшие бои за инструмент. Люди перестали быть людьми, превратившись в беспощадных зверей.
  "Ну вот! - пронеслось в голове. - Всё как всегда, как и везде; и невозможно по иному. А вы говорите отчёты агентов... Битва "каждый сам за себя" закончилась, когда закончились призы".
  - Кровавый хаос продолжался бы и дольше, да просто не осталось запасов - не за что стало воевать. - Продолжала Лиз. - И тогда появился Оранжевый Владыка. Он родился где-то на Востоке и утверждал, что обладает знанием.
  "Пророк?.. отчего ж, только пророк без армии - ничто. Кто же стал армией?"
  - Помимо знания, Оранжевый Владыка прекрасно владел единоборствами; он и ещё двенадцать воинов объединили вокруг себя планету. Конечно, это случилось не сразу... - я понимающе-поторапливающе кивнул, Лиз продолжала: - Длинные обоюдоострые мечи воинов, и железная дисциплина сделали своё дело. Всё трудоспособное население занялось сельским хозяйством, за минусом маленького цеха механиков чинящих инструменты и довольно многочисленной армии Оранжевого Владыки.
  "Сколь просто, столь и эффективно. - Я всегда ратую за несложные системы управления - Но зачем большая армия?"
  - Луну-5 часто атаковали капанги. Эти космические бандиты нападали в одиночку и организованными бандами; и долгие столетия были основной угрозой безопасности планеты. Кое-кто, правда, считает, что среди капангов была изрядная доля крестьян сбежавших от каторжного труда. - "Очень это даже может быть". - Теперь ситуация изменилась: Оранжевый Владыка давно почил, превратившись в легенду; механический цех вырос в целый клан ремесленников; а воины сражаются всё более с крестьянами, подавляя бунты и восстания.
  "Какая трансформация... направить оружие против своего народа? - я надолго задумался, замолчала и Лиз. - Непонятно, не укладывается в мозгу; хотя для моей работы это скорее плюс".
  - Продолжай. Расскажи про воинов.
  - Докан - так здесь называют солдата армии, всегда носит с собой оружие, по малейшему поводу готов пустить его в ход; и убийство крестьянина или мастерового почти всегда сходит ему с рук. Ремесленники ропщут, требуют запрета на оружие; они бы с удовольствием избавились от клана воинов. Зажиточные граждане даже делали попытки организовать собственную армию из крестьян.
  - Вот как? - Я не удержался от удивлённого возгласа. - Крестьяне настолько боятся за свою никчемную жизнь, а ремесленники за жизнь и капиталы. Отлично! - В мозгу полетели первые намётки, штрихи; и эти штрихи укладывались в мозаику. - Если я правильно тебя понял, клан воинов весьма силён? Очень хорошо! Приятно, когда противник силён. К тому же я всегда недолюбливал этих расфуфыренных павлинов; этих туповатых пингвинов-солдафонов. Нам только нужно придумать противников для этих... доканов. Крестьяне, пожалуй, не потянут...
  - Временами ещё случаются набеги капангов. Но доканы уверенно справляются с ними.
  - То, что надо! - Предвкушение затевающейся интриги волновало, я потирал руки и чувствовал покалывание в кончиках пальцев; сердце колотилось и страстно хотелось выпить - нельзя! Пока ходы не сделаны - ни грамма. - Вчера справлялись, завтра не справятся... это дело случая. Отправляйся-ка спать; а мне пора на приём к призраку императора, как там бишь его зовут? Оранжевый Владыка? Прекрасно!
  В голове крутился задорный мотивчик, я старательно отгонял его и, когда вошел в Одавари - зал императора, сделал осторожно-благочестивое выражение на лице. (Кстати красивое слово "Одавари" означает также высший орган власти на планете).
  - Слушаем вас! - Вместо приветствия меня встретил вопрос.
  Выигрывая время, я низко поклонился, единым взглядом охватив зал. Не очень большой, уютный; от середины комнаты и до императорского шатра лежал мраморный помост. К шатру он поднимался и составлялся четырьмя широкими ступенями. Из серого глянцевого камня, фигура императора располагалась к зрителям спиной; император был высечен сидящим и высился где-то в полтора человеческих роста. Прибавьте полумрак шатра, блики красных фонарей на полу - впечатляющее получается зрелище. Мотивчик из головы улетучился.
  - От имени Совета Федераций, я приветствую тебя, Оранжевый Владыка! - Я разогнулся и подошел ближе, до положенной этикетом дистанции. Церемонии собственно с фантомом Владыки закончились. На очереди мир материальный.
  - Для чего вы прибыли? Посол вашего правительства уже пользуется нашим гостеприимством? - Заговорил один из двух чиновников, сидевших у шатра. "Глашатаи воли" - так называется их должность.
  Очевидно, признавать родственные чувства Луна-5 не собиралась. Это даже легче. Всякое лицемерие имеет предел, и, на мой вкус, уж лучше обманывать друг-друга по-честному.
  - Мои задачи не дипломатического характера. - Лицо приняло простовато-умилённое выражение. - Это скорее просветительская миссия. - Здесь я позволил глазам разгореться, сделал несколько возбужденных жестов. - Я здесь чтобы объяснить простым жителям Луны-5 пользу от сотрудничества с Федерацией. Именно пользу. Думаю, настало время разорвать изоляцию планеты. Давайте отставим прошлые обиды и откроем новые перспективы сотрудничества!
  Даже блика эмоции не отразилось на лицах чиновников.
  - Мы не чувствуем в этом необходимости. - Сказал правый глашатай.
  - Тигр не выйдет на охоту, если он сыт. - Прибавил левый.
  - Вы правы! это так, - я глубоко кивнул, - но ваши крестьяне смогут эффективнее обрабатывать поля, мастера будут делать много новых и лучших товаров, скоростные магистрали свяжут континенты... - недоумевая, я повёл плечами.
  - Даже если амбар развалится от переполняющего его зерна, желудок не сможет вместить больше.
  "Хорошо-хорошо! - думал я, - это как вам будет угодно, а теперь моё главное предложение и вы, конечно..."
  - Кроме того, ваши воины с помощью нового оружия смогут раз и навсегда прекратить внешнюю агрессию.
  - Империя Оранжевого Владыки лишь изредка подвергается нападениям бандитов, но доканы отражают их без труда. - Ответил левый.
  - Время больших войн позади. Время болезненного рождения позади. - Что он имел в виду говоря "болезненное рождение" я сообразил, понял и зачем были произнесены это слова. - Клан воинов доказал свою верность императору. - Чиновники переглянулись. - Мы не видим причин что-либо менять.
  - Но прогресс! Развитие!! Вы не сможете оставаться в стороне!
  - Эти часы, - левый указал на небольшой фонтан над нефритовым блюдцем; с нависающего камня вода капала в бамбуковый стакан; как только он наполнялся - опрокидывался и приводил в движение механизм. - Эти часы не останавливаются уже много веков. Изо дня в день, из года в год они не прекращают своего вращения.
  - Причина надёжности кроется в простоте. - Пояснил правый чиновник.
  - Но это же примитивно! Я подарю вам свои квантовые часы, их ход в тысячу... в миллион раз точнее!! - Здесь я смутился и немного покраснел. - Прошу простить мою горячность - я мало знаком с вашей культурой.
  - Сегодня мы чествуем богиню плодородия Онуон. Вы доставите императору удовольствие своим присутствием.
  - Непременно! - Лицо моё посветлело, а спина согнулась в поклоне.
  
  Выйдя из залы, я несколько раз глубоко вздохнул, сильно потёр ладонями лицо - официальные беседы мне всегда стоят колоссальной энергии. Куда проще затеять заплечную интригу.
  По коридору я шел мрачный и лишь в апартаментах расслабился и улыбнулся. Всё шло по-задуманному. Более-менее.
  На вечерние празднества я взял с собой Лиз.
  Торжества устраивали в самом большом гостевом зале. Одной своей, открытой стороной зал выходил в сад - эффект свободного пространства смотрелся чудно.
  - Очень красиво на закате. - Мой локоть легонько сжал посол Федерации Эдуард. - Рассказывают, сам Оранжевый Владыка любил наблюдать отсюда заходящее солнце.
  - Мило.
  Обе руки Эдуарда были заняты молоденькими девушками с агрессивной раскраской на лице. Впрочем - я оглянулся - местные женщины предпочитали яркие краски.
  - Знакомьтесь: мой большой приятель, красавец-интеллектуал Леопольд. - Эдуард посмотрел на одну девицу, на другую. Они хихикнули. - И его спутница-амазонка Гарлизерва.
  Лиз презрительно фыркнула и отвернулась; выпрямившись, она оказалась выше любого из нас минимум на полголовы.
  - А твои дамы?
  - Юли и Джен. Знакомься; будь сколь угодно галантен, но не переусердствуй: они мои невесты.
  - О-о-о! - Протянул я восторженно. - Я просто счастлив. Думаю, ты сделал изумительный выбор.
  Мы пошли вдоль длинного, опоясывающего залу стола; Эдуард непрерывно подхватывал какие-то закуски и, не замедляя шага, поглощал их.
  - Угощайся, Леопольд, на празднике плодородия нужно много есть; иначе ты рискуешь обидеть богиню Онуон.
  - Вижу, ты вполне освоился. - Эдуард кивнул. Я попробовал что-то напоминающее маленький круассан. Вполне приличный вкус. - Как простые жители относятся к твоему происхождению? Они понимают, что ты землянин?
  - Вполне. - Я ждал, что, отвечая, Эдуард смутится присутствия своих дам - нисколько. - На Луне-5 благодушно терпят любых чужаков. Пока чужак не перешел границы, он видит улыбающиеся лица, а как только перешел - острый меч докана. - Эдуард хохотнул. - Я прав? - Хохотушки Юли и Джен опять рассмеялись.
  - Девушки! - Я отодрал девиц от Эдуарда, прибавил к ним Лиз. - Сейчас начнется представление, а нам нужно побеседовать.
  Оставив женщин в зале, мы вышли в сад. Едва ли здесь возможно было установить подслушивающие устройства.
  - Теперь серьезно: как местные воспринимают Землю?
  - Ровно-безразлично. История заселения планеты ни для кого не тайна, но для них это отрезанный ломоть. Землянин, гуманоид с любой другой планеты - всё одно; они никогда не позволят чужаку проникнуть глубоко в душу. Луна-5 - очень замкнутое, самодостаточное общество.
  - До поры, мой дорогой Эдуард, до времени! - Я сжал его локоть. - Помимо "глашатаев воли" кто ещё входит в Одавари?
  - По нескольку депутатов от каждой диаспоры, - Эдуард кивнул в зал, - все они здесь. Только от клана воинов один представитель - генерал Нго. А вот, кстати, и он...
  Двери шумно распахнулись, и в зал быстрым шагом влетел боевой генерал. Высокого роста, широкий в плечах он грозно из-под лобъя оглядел присутствующих - гости невольно попятились.
  - Солдафон! - Фыркнул я в полголоса и скривил губы.
  - Что? - Переспросил Эдуард.
  - Парадная форма внушительно смотрится. Кто ещё?
  - Два ремесленника Варго-се и Нико-се. Вон они беседуют у стола. Имеют в Одавари большой вес.
  Пара полных мужчин, держа перед собой тарелочки, беседовали не прекращая жевать. Можно было догадаться.
  - Варго-се очень богат. Я несколько раз пытался заинтересовать его торговлей, но он очень осторожен. Говорят, чтит традиции. Нико-се по своей натуре авантюрист и имеет долги, но сейчас почему-то усиленно прислушивается к Варго-се. Возможно, его припугнули. - Я понимающе кивнул и Эдуард продолжил: - Ещё три-четыре старейшины из крестьян, но это так, номинально, для заполнения мест в совете.
  Мы ещё с полчаса беседовали о пустяках, потом вернулись в зал. Шло представление. Часть актёров была в масках, кто-то просто с внушительным гримом на лице, тучная дама ловко передвигалась на ходулях, фигляр кривлялся у края сцены - скорее это был театр абстракций. Впрочем, я не знаток и не ценитель. Разгорячённые алкоголем гости, как ленивые волны, перемещались от сцены к столу с напитками и обратно; уже слышались непомерно громкие ремарки к действу, смех.
  Вдруг болезненно остро захотелось оборвать всё это, прекратить задание и, плюнув на тропический остров, на деньги, оказаться с Лиз в фамильном лондонском особнячке, у тлеющего углями камина... Тогда я выпил бокал местного вина; в голове слегка зашумело на непонятном наречии, и мрачные мысли развеялись. Визит состоялся, и можно было уходить; я взглядом стал отыскивать в толпе Гарлизерву.
  По небу чиркнула крохотная звезда, потом ещё одна, ещё... потом огоньки посыпались лавиной; грохнул - Бр-р-р-ум-пппп! - тревожный гонг и по залу зашелестело: "Нападение... нападение... капанги напали... бандиты..."
  - Что случилось? - От голоса Лиз я вздрогнул.
  - Сейчас увидим. Видимо, представление будет иметь ещё один акт.
  Из боковых башенок выбежали две шеренги солдат (замок охраняло подразделение императора), два офицера молча оттеснили гостей в зал. Вовремя: цепь бандитов, слажено развернувшись, валом ударила в строй охраны.
  Хорошо обученные бойцы императорской гвардии сражались отважно, но перевес был слишком на стороне противника. К тому же стрелки с башен, опасаясь задеть гостей, не открывали огонь.
  - Быстро! - Я подтянул к себе Гарли, зашептал на ухо: - Беги в апартаменты и чтоб через пятнадцать минут вы с Марко были в полной боевой готовности на... - Я оглядел поле битвы, - на башне противоположной воротам. Живо!
  Лишь только Гарли умчалась, городские ворота распахнулись, и по флангу бандитов ударила рота доканов. Вёл бойцов сам генерал Нго. Нужно отдать должное, генерал красиво смотрелся в пылу схватки: бешено вращая глазами, размахивая мечом в правой руке и отражая удары кинжалом в левой.
  - Мы на месте! - Прожужжал коммуникатор, и Гарли махнула мне из-за башенки рукой.
  - Ждите команды.
  Капанги сражались теперь на два фронта; центральная их линия теснила поредевшую гвардию императора и скоро основная битва кипела у ворот; с доканами генерала Нго. Мой маленький отряд разместился в тылу бандитов.
  - В атаку! Жестко!
  Стальноклювый грифон спикировал вниз, и когда до земли оставалось метра два, Гарли спрыгнула, кувыркнулась и стала в боевую позицию. Первым же залпом она срезала троих капангов, ещё пару тел подхватил когтями грифон и с пронзительным криком швырнул в толпу дерущихся.
  Выход получился эффектным. Решающим. На миг - мне так показалось - капанги замерли в ступоре, вибрация страха пробежал по их рядам.
  Гарли успела выстрелить ещё несколько раз, а грифон, ведомый Марко, разорвал дюжину капангов - раздался громкий щелчок, потом ещё, ещё... через минуту облако светляков взмыло в воздух, оставляя убитых и раненых сотоварищей. Если конечно у бандитов бывают товарищи.
  В апартаменты вернулись за полночь. Мои спутники отправились отдыхать, а я ещё долго сидел перед балконной дверью, размышляя. Признаться, всё складывалось слишком гладко. "Да почему же гладко? - неяркий огонёк лампы позволял видеть звёзды. - Может быть, я просто разобрался в человеческой природе? Добрался до её глубин, до её сути и теперь как бы не складывалась ситуация - гладко?" Приятные размышления, но, чур меня, чур - людей моей профессии убивают за неправильное слово, за неосторожный взгляд, а уж за неправильные мысли... и без малейшей компенсации вдове.
  То, что Луна-5 на всех парах неслась к гражданской войне, для меня было очевидным. И моих скромных способностей достало бы в нужный момент высечь искру - без сомнений, но... "топорная работа, грубая", - размышлял я. Гражданская война дамочка с характером, взбалмошная и непредсказуемая; я сталкивался пару раз с любителями возглавить революцию - не мой типаж. "Крестьяне, в их теперешнем состоянии, против армии доканов не потянут, "народную армию" придётся снабжать современным оружием, это грузовые поставки, а как-то их маскировать? - отдельный вопрос. Гражданская война - это, как минимум, долго; долго и кроваво".
  Под окнами беззвучно, едва касаясь гравия на дорожках проскользил патруль дворцовой охраны. В стене, так же беззвучно, отворилась дверца, и тройка гвардейцев скрылась в этой черной щели.
  - Красиво работают. - Изумился я, отвлекшись от мыслей.
  "Убить Нго? Есть такой вариант. Убить аккуратно, подчистив возможных преемников, близких родственников мужского пола... да и женского тоже. Труд немалый, и, опять же, необходимо миновать образ мученика. Канонизированный генерал - крах операции. Могут возникнуть лжегенералы, чудом оставшиеся в живых или лжепреемники... Нет, будем действовать в другом направлении".
  В кустах под балконом произошло едва ощутимое движение, мелькнула тень и, с тихим стуком, в комнату влетел камень; он крутнулся на полу и замер. К камню была привязана записка: "Завтра на закате в портовом кабачке". Обычное дело, кто-то чего-то напутал, принял меня за другого - решил бы я при других обстоятельствах; теперь это не годилось: под текстом стоял вензель. Люди (или животные) которые так подписываются, не ошибаются.
  "Ну вот, всё становится на свои места. Количество полевых игроков увеличивается, вода мутнеет..." - я даже поуспокоился и продолжил рассуждения: "А не сделать ли нам из Нго эдакого мерзенького подонка... Работа тонкая, ювелирная. Пьяные оргии, наркотики и секс с кудрявыми мальчиками здесь не годятся - это метода для чиновников средней руки. Для лидера могущественного клана нужно действовать красиво: намёками и тенями. - В мозгу вилась мысль, но ухватить её не удавалось. Пока. - Вы думаете Нго ратует за благо народа? Хорошо. И порубив бунтующих крестьян, он думал о безопасности нации в целом? Допустим. А о дворце генерала на курортной планете Эдги вы знаете? Нет?! а о тайных накоплениях в оффшорных банках? Тоже нет? А о том, что правительство просило Нго обойтись без жертв, а он вырезал деревню подчистую с младенцами и стариками? Опять нет... После таких обвинений у честного человека один путь - самоубийство. Генерал, естественно, убьёт себя, как воин мечом. Японцы называли такое позорное харакири "вскрыть свою тыкву". Прелесть этого пути (для меня, естественно!) что и погибнув, генерал не смоет своего позора... предательства не прощают и после смерти. Сейчас главное разработать информационные каналы... грубая планета... отсталая... - мысли делались всё тяжелей, двигались с трудом, зевнув, я погасил лампу. Торопиться было некуда.
  
  Ясное солнечное утро привело меня в дивное расположение духа; я велел горничной наполнить ванну, сварил кофе и, лёжа в тёплой воде размышлял. День обещал быть сложным; от подготовительных визитов пора было переходить к активным действиям. И, наконец-то, нужно заставить время работать на меня.
  Первым делом я отправился на городской базар. Гарлизерва сопровождала меня "на дистанции".
  Уже на окраине торжища, в последних замызганных рядах, где торгуют старыми книгами, сушеными травами и ржавыми гвоздями, я нашел его. Детектор показал пульсирующую фиолетовую точку. Брезгливо разглядывая неказистый товар, я стал у старика за спиной и лишь только он попытался улизнуть, схватил его за плечо и с силой развернул к себе. "Что такое! Как вы смеете! Пустите меня! Пустите!!" - Старикашка гневно пытался протестовать, впрочем, не очень громко: как и я, он опасался лишнего внимания.
  - Будешь дёргаться - проткну как навозного жука. Или ты можешь предъявить лицензию?
  При этих словах старик замолчал и даже ободрился. Он вопросительно осмотрел меня, мол, чего нужно?
  - Где твоя берлога?
  Старик провёл меня в свою квартирку. Она делилась на две неравные части: в маленькой передней комнате орох принимал посетителей; вторую доверху заполняли книги, дурнопахнущие пучки трав, коряги и прочая дрянь. Я придирчиво оглядел эту комнату, опасаясь помощников колдуна. Никого не нашел.
  - Так-так-так... - Я сел за хозяйский стол, пошевелил бумаги. - Орох ворожит, орох знахарствует на малоразвитой планете под самым боком Земли. Без лицензии, без регистрации, без уведомления местных властей. Мило. Это тянет... впрочем, наказание ты знаешь не хуже меня.
  - Чего тебе надо?
  - Маленькое одолжение. Услуга. - Орох напрягся. Я следил за каждым его движением. - Мне нужно тело докана. На... полчаса.
  Без лишних разговоров, орох достал книгу, пошелестел страницами, затем долго отыскивал в задней комнате какую-то костяшку. Наконец всё было готово.
  - Ты умён. Обычно орохи пытаются сразу отравить меня, а ты решил убить во время транса. Умно. - Я сделал знак, и с улицы вошла моя спутница. - Гарли! Прожги в этом колдуне огромную дыру, если он вздумает дурить. Или нет: лучше отстрели ему ногу, пусть умирает от потери крови.
  Орох скрежетнул зубами и глухо выругался на родном наречии. Он положил меня на диван, сам сел на корточки рядом и что-то монотонно зашептал - его руки, мелко подрагивая, носились над моим телом; - потом знахарь накрыл на мой лоб ладонями, надавил - сознание растворилось.
  В себя я пришел в теле воина. Это тело было ниже ростом, много легче, мускулистее; движения из плавных стали резче и нервичнее. "Удалось!" - Я похлопал себя по бокам, подпрыгнул с пируэтом, вынул меч, быстрым движением вернул его в ножны. В чужом теле главное не думать - мышечная память всё сделает сама. Тем паче в моём простейшем деле.
  К счастью докан, тело которого я занял, находился в центре города. Лёгким бегом я преодолел городскую площадь и оказался в квартале богачей. А вот и дом старейшины Варго-се.
  Я рассчитал всё правильно: минут через пять из парадного выпорхнула юная дочь ремесленника, за ней вышла пожилая наставница, обе дамы сели в карету. Два вооруженных охранника взобрались на запятки. Карета выехала за ворота и направилась в противоположную от площади сторону. Ехала она медленно; я отстал. Потерять повозку я не боялся - высокая, она заметно мелькала впереди; но лишь только карета свернула с центральной улицы, я резвым бегом нагнал её и, будто ненароком, преградил дорогу. Лошади взвились на дыбы и кучер грубо (но в голосе явственно различался страх) прикрикнул на меня. Без слов обнажив меч, я обрубил упряжь - лошади захрипели и понесли. Из-за кареты показались охранники: достав оружие, они стали с двух сторон, зажимая меня в клещи. Хорошо. Меч я занёс над головой и опустился в нижнюю стойку. Чертовски приятное ощущение - драться, не боясь за свою жизнь.
  Первым напал задний; бросился с диким воплем и тут же налетел лезвие - я ударил на опережение. Сталь распорола смельчаку горло. Крик смолк, фонтаном брызнула кровь: сперва бурным, но быстро теряющим силу и слабо пульсирующим. От вида кровавой лужи второй охранник на мгновение опешил, и этот миг решил его судьбу - прокрутившись, я ударил по икрам. Лезвие рассекло мышцы, разрубило кости; дико взвыв, бедняга рухнул на землю, заскрёб ногтями по камням мостовой. Удар в сердце оборвал его мучения.
  Два обезображенных ужасом лица наблюдали из кареты. Я рванул дверцу - девушка отпрянула, а няня ринулась на меня, раскинутыми руками закрывая свою воспитанницу. Меч на мгновение замер - лично мне претит убийство, но иначе... - с тихим стоном женщина осела, зажимая смертельную рану руками.
  Сжавшийся, скрюченный кучер так и сидел на козлах, он закрыл голову руками, стонал.
  Убегая, я оставил его в живых. Два квартала пронесся быстрым бегом, свернул в первый попавшийся проулок и, с размаху ударив головой в камень, лишил себя сознания.
  В тот же миг, рассудок вернулся в моё природное тело.
  Орох по-прежнему сидел на корочках; руки Гарли держали бластер.
  - Вот видишь! - Поднявшись с дивана, я потянулся. - Как просто.
  По столу заплясала золотая монета, и колдун бросился к ней. "Алчный, - мне не приятно было смотреть, как старик пробует монету на зуб. - Предаст, паскуда".
  - Душно здесь у тебя. - Я распахнул окно, порыв ветра подхватил бумаги на столе, смешал, сбросил на пол. Два листа бумаги и недописанное письмо незаметно спрятались в моём рукаве. - "Теперь я буду первым!"
  Не прощаясь, мы вышли на улицу.
  - Дальше я сам. Прогуляйся по городу, послушай.
  Гарлизерва кивнула и пошла; в конце улицы у магазина готового платья она задержалась, неохотно миновала витрину, но через дюжину шагов у обувного магазина уже не сдержавшись, юркнула в дверь... Женщина.
  - Тридцать девять, тридцать восемь, тридцать семь... - Я отсчитывал шаги, двигаясь в противоположную сторону. - ...два, один, бум.
  Громко и глухо ухнул взрыв, из окон орочьей квартиры в клубах пыли и дыма вылетели стёкла, изломанные вещи. Улица моментально пришла в движение, и когда дым развеялся, близ полуразрушенного дома собралась толпа.
  - Этого вычёркиваю. - Сказал я самому себе, вздохнул и плотнее запахнулся. - Жаль беднягу.
  Теперь меня ждали в квартале ростовщиков, ссудных касс, мелких банков и прочей финансовой шушеры. Нет, ждать меня, конечно, никто не ждал; там вообще никого не ждут, но всякий раз горячо приветствуют деньги имущего и, столь же истово, плюют на спину бедняка. Это квартал, в котором или не носят масок вовсе, или натягивают на физиономию самую мерзко-сладостную личину... Приятное место.
  Нужного человечка я нашел сразу - возможно оттого, что мне было всё равно? - в первой же попавшейся конторе черкнул на бумажке имя и подвинул её управляющему. Тот прочёл и, не поднимая на меня глаз, спросил:
  - Желаете купить?
  - Желаю.
  Финансист не утерпел и глянул на меня. Он имел выцветшие водянисто-серые глаза и лицо с висящими бульдожьими брылями.
  - Сколько? - Определить мою платёжеспособность на глаз он не смог.
  - Все. Все, что есть.
  Ответом стало сладострастное волнение.
  
  
  Вернулся я не с пустыми руками.
  Едва бумаги легли в потайной ящик, и я принялся нетерпеливо стаскивать несвежие манжеты, намериваясь принять душ - в дверь постучали. "О, черт принёс!" - Лиз и Марко отсутствовали, пришлось отворить самому.
  - Леопольд-Фридрих-Авелий-Люсье-XIV? - Спросил гость.
  Не часто меня приветствуют полным именем; к тому же стоявший в дверях человек произнес его скороговоркой, ни мало не спотыкнувшись.
  - Да. - Предчувствуя официальный разговор, я выпрямился и принял надменное выражение лица. - С кем имею?
  - Дознаватель канцелярии Оранжевого Владыки. - Он быстро и цепко оглядел меня. - Килпатрик. Моя фамилия Килпатрик.
  Я сделал шаг назад, попуская-приглашая его пройти, но приветствовал не очень любезно:
  - Проходите. Не скажу, что сильно рад...
  Дознаватель, невысокого роста в черном в серую полоску костюме, в котелке и с тяжелой тростью в левой руке напоминал внешним видом не очень качественную копию английского сыщика времён госпожи Кристи. Точнее плохую копию с плохой копии. Прибавьте азиатский разрез глаз и смуглую кожу... - совсем получается дрянь. Апартаменты он не разглядывал (из чего я заключил, что он с ними хорошо знаком), а сразу прошел к столу и без приглашения сел.
  - Вы не против, если я перейду к делу без предисловий?
  - Двумя руками "за", я, признаться, тороплюсь - дела.
  Килпатрик положил котелок на стол и неловко пристроил трость к спинке стула. "Оружие?" - я внимательно глядел в лицо дознавателя, не выказывая беспокойства.
  - Дело вот в чем: после вашего появления, после появления вашей... - Он затруднился, подбирая слово.
  - Дипломатической миссии. - Помог я ему. Это важно: некоторым образом дистанцироваться, напомнив о своем статусе.
  - Дипломатической миссии, - он кивнул, - начали происходить странные, необычные вещи: нападение капангов на дворец Оранжевого Владыки, взрыв в квартале рыночных торговцев...
  - Погодите-погодите! - Я насмешливо вскинул руки, прерывая. - Каким образом вы улавливаете связь между мной и капангами? По-вашему, я ими руководил? Сомневаюсь, что ими вообще хоть кто-то руководит. Это же бандиты!
  - Связи я никакой не улавливаю. Как и не нахожу связи между вами и взрывом. Пока не нахожу. - Килпатрик со значением нажал на слово "пока". Мне это не понравилось. - Но, уверяю вас, эта связь есть: у нас не принято взрывать э... недругов, и до вас этого никогда не происходило. Именно поэтому я здесь и беседую с вами - устанавливаю связь. Вы, кажется, были на рыночной площади непосредственно перед взрывом?
  - Знаете, - начал я, игнорируя вопрос, - всё когда-нибудь случается в первый раз; мне жаль, что эта неприятность совпала с нашим появлением. Наша миссия обладает дипломатическим иммунитетом, и я могу не отвечать на ваш вопрос, но я отвечу: да, я и моя помощница Гарлизерва были сегодня на рыночной площади, более того, мы были во взорванной квартире. К сожалению, квартира уже была разграблена колдун-орох, - лицо дознавателя онемело, потеряв всякое выражение; о том, что орох ворожил он явно не догадывался. Я продолжил: - орох был убит кинжалом в спину. Кто-то пытался нас подставить, и мы поспешили уйти. Признаюсь, я был растерян, это нормальная человеческая реакция... - Я пожал плечами. - В ближайшее время я готов представить доказательства нашей непричастности.
  - Очень было бы кстати. - Дознаватель встал, надел котелок и направился к двери; уже взявшись за ручку, он обернулся и прибавил: - Дворец императора, где вы имеете честь занимать апартаменты, выходит за пределы государства. Здесь действует внутренний закон-распорядок, несколько отличный от законов Луны-5. - Килпатрик потянул дверь на себя. - Да, и ещё одно: дипломатический иммунитет здесь не действует. Всего хорошего. Жду доказательств с нетерпением.
  "Ублюдок!" - Я галантно раскланялся. - Непременно! В ближайшее время!
  Манжеты полетели в угол, манишка, брюки следом; вода показалась горячее, чем надо. "Однако фортель! А чего ты ждал от этой варварской планетки?.." - только махнул в ответ рукой.
  Приняв душ, я сел обедать. Обедать в одиночестве - не лучшее удовольствие, но сейчас компаний не хотелось. За аперитив сошла большая стопка водки; с полминуты я рассматривал сквозь стекло комнату, холодная рюмка плакала хрустальными капельками, и предметы расплывались, принимая диковинные образы. "Н-да!" - холодный огонь лавиной скатился в желудок. Подали рыбу; гарсон (я употребляю привычное слово, ибо оригинального названия официанта на Луне-5 я так и не запомнил) собирался налить местного белого вина, но я остановил его руку на полпути.
  - Подай-ка, голубчик, хересу. - Пара бутылок отличного испанского хереса была моим неизменным спутником.
  Под херес обед заструился веселее, накладка с орохом уже не казалась сколько-нибудь критической, - "верно составить бумагу - и дело шито-крыто".
  Подавали кофе, когда появилась Лиз. Она осторожно взглянула на меня и была чем-то встревожена.
  - Кофе? - Предложил я, - а лучше сядь и отобедай, как следует. Полбутылки хереса в полном твоём распоряжении.
  - В городе волнения. От доканов шарахаются в стороны, кажется...
  Но беспокоило её явно что-то иное; я кивнул и нетерпеливо закрутил пальцем:
  - Что случилось? Ты нервничаешь, как угорь на холодной сковороде.
  - Мне кажется... я не совсем уверена... в общем, я видела ороха. Утреннего. Он жив.
  - Что значит "тебе кажется"? Ты видела или нет?
  - В толпе; он шел впереди, я хотела нагнать, но он исчез. Наверное свернул в проулок.
  - Так! - Неопределённость взвинтила: "Нужно было убить его классическим способом, удавить пасуду". - Лиз! Ты не маленькая, объясни свои слова!
  Девушка нахмурилась. Это ей очень шло.
  - Я думаю, что это был он. Но однозначно не уверена.
  - Хорошо. Я понял. Скорее ты ошиблась: чужие непривычные лица, напряжение последних дней... тебе нужно чуточку отдохнуть. - Я погладил её руку и, проходя за спиной, поцеловал в шею. "Восхитительная!" - мелькнуло в мозгу; кудрявые волосы щекотнули губу.
  Дверь спальни я запер на два оборота ключа, прислушался, замерев посреди комнаты - всё тихо. Вынул из секретера бумаги. Почерк ороха, довольно забористый, с парой чудовищных завитушек, долго не поддавался копированию. Битый час ушел на постановку руки, и я уже начал злиться - подходило время ещё одного неотложного дела, - наконец (неожиданно, как это чаще всего и бывает), рука "пошла" - стала выписывать каракули ороха. Далее проще: от имени покойного я написал длинное пространное письмо с намеками на прошлые обстоятельства, путая их с будущими ожиданиями и фантазиями - эдакое послание безумца. Однозначно из этой бумаги следовало требование мне, Леопольду-XIV, придти на рыночную площадь "для обсуждения обстоятельств имеющих жизненно-важное значение". Шпионы дознавателя, конечно, видели нашу "недружескую" встречу, посему я сделал в конце письма приписку с требованием ороха "соблюдать осторожность и не выдавать заинтересованности".
  Нормально. Оставалась пара "натянутостей", но они скорее относились к покойному, нежели ко мне.
  Часы показывали без четверти пять. Пора! К счастью, Гарлизерва ушла, и мне не пришлось её выпроваживать - следующее дело касалось только моих ушей.
  
  
  Уже через четыре часа после нападения на дочь Варго-се, старейшины были собраны на экстренный Одавари. Сам Варго-се нервно прохаживался по комнате, садился, тут же вскакивал, теребил пуговицы и глядел мрачно, не задерживаясь ни на ком взглядом. Молчали; если требовалось что-то сказать - говорили шепотом; казалось сам воздух в зале сгустился и давил. Ждали генерала Нго.
  Генерал быстрым шагом вошел в зал и, предупреждая вопросы, бросил на стол голову нападавшего докана. Капли бурой крови щупальцами расползлись по лаковому дереву.
  - Виновный наказан. - Генерал высился над Варго-се. - Вы удовлетворены?
  - Да как вы смеете? - Лицо ремесленника побагровело, пошло сизыми пятнами; задыхаясь от злобы, он рванул ворот; брызгал слюной: - Вы... вы... после того, что случилось вы... - взгляд старейшины случайно коснулся меча генерала, - вы являетесь в этот зал с оружием? Это переходит всякие границы! Это... хамство!!
  На это слово докан, сопровождающий Нго, рванулся было к обидчику - генерал жестом остановил солдата. Ссору раздувать генерал не собирался.
  - Раньше мой меч вас не беспокоил.
  Варго-се не услышал насмешки и только сжимал и разжимал кулаки; он понизил голос до зловещего шепота:
  - Раньше? раньше ваши солдаты не нападали на мою семью, не убивали... раньше... - Ярость душила, старейшина сбивался: - Сдайте оружие или!..
  - Это клинок семьи Нго. - Генерал отступил на два шага назад, его докан выразительно положил ладонь на эфес клинка и примкнул плечом к плечу генерала - сомкнулась боевая пара. - Я защищаю им императора и только по его воле сложу оружие.
  
  При этих словах я довольно хлопнул в ладоши. Видеть лиц я не мог, зато звук "жучок" передавал отлично. Скандал переходил границы "семейной ссоры": мой первый ход дал отличный, превосходный результат.
  
  - Мнение императора по этому поводу известно. - Надменно процедил Варго-се. - Но если вы настаиваете...
  Старейшины повернули головы к глашатаям воли, те поклонились в зал, потом - ниже - императору.
  Здесь следует сказать, что Оранжевый Владыка выражал свою волю посредством шара: имелись три желоба, и белый шар в один из них говорил о решении в пользу данного клана; красный - о виновности.
  В желоб воинов выкатился белый шар. Движение в зале замерло; решение в пользу воинов явилось неожиданностью даже для Нго. Варго-се побледнел, как полотно и глухо зарычал. Этот утробный звук особенно отчетливо прозвучал в тишине зала; и тут же его прорезал другой тонкий звук - звук вынимаемого клинка. Генерал безотчетно, повинуясь защитной реакции, отпрянул, ожидая нападения - звук исходил из-за его спины. Спутник Нго (это он вынул длинный обоюдоострый нож) не говоря ни слова, ринулся на Варго-се.
  - Стоять! - Окрик генерала последовал моментально, он понял неладное и попытался остановить докана. - Мисима назад! Прекрати!
  Чуть больше трех шагов отделяло докана от старейшины - два прыжка. Мисима сделал один из них, когда закричал генерал. Докан лишь чуть замедлил движение, по его лицу пробежала тень сомнения, он обернулся на своего командира; Варго-се благим матом завыл: "Спасите!!" и рванул наутёк; Мисима бросился вслед.
  Крики, чей-то стон, звон бьющегося стекла и грохот опрокинутой мебели - всё смешалось с топотом сапог - вбежали гвардейцы дворцовой охраны. Безумного докана смяли, заломили руки. Варго-се отделался длинной неопасной раной на спине - Мисима, понимая, что не успеет, пытался достать его в выпаде, - и дюжиной мелких синяков.
  Пережидая суматоху генерал, наверное один, сохранял спокойствие и молчание. Когда докана увели, а Варго-се перевязали, Нго со значением и достоинством передал свой клинок старшему офицеру. Под конвоем дворцовой охраны генерал Нго был препровождён в арестантскую.
  
  "Дьявол!!" - Забывая дышать, я ловил звуки из Одавари и замирал от волнения. Такого провала трудно было ожидать. Находясь в кутузке генерал делался практически недосягаем для меня.
  Совет старейшин закончился, участники расходились. Я бросился к шкафу с алкоголем, без разбора откупорил бутылку и, плеснув с пол чайного стакана, залпом выпил содержимое. Вкуса не почувствовал. "А ведь не только я использую чужие тела! - От догадки, что обезумевшим доканом кто-то управлял, ноги мои подогнулись, и я едва не опустился мимо стула. - Кукловодов на Луне-5 хватает!"
  Глубоко вдыхая, я старался успокоить нервы, и хоть наскоро охватить ситуацию: "Генерала вывели из-под удара. Вывели чрезвычайно надёжным методом. И молю Бога, чтоб это оказалось простым совпадением!"
  Ситуация требовала незамедлительной реакции. Я вызвал Лиз и велел ей немедля идти в город, рассказывать, как отважно сражается армия Нго и как заели простых граждан толстосумы-ремесленники. Чепуху, одним словом. Слухи из уст чужестранки в любом случае переиначатся и расползутся один страшнее другого про извергов доканов. Сейчас было важно смешать краски самым густым образом - из этой мешанины я смогу потом вылепить то, что мне будет нужно.
  
  Я накинул дорожный плащ, неспешно прогуливаясь, направился к парадному крыльцу; здесь, будто бы заинтересовавшись лошадьми, задержался. И вовремя: на ступенях показался мой следующий ход.
  - Нико-се! - Я восторженно схватил руки старейшины. - Радостно вас встретить сегодня! Чудесная погода? - Ремесленник растерялся; не давая произнести ни слова, я подхватил его под локоть и увлёк в свои апартаменты. - Я слышал вы коллекционируете бабочек? Прекрасно! Прелестно! Я, представьте, тоже! Вы не поверите, я захватил с собой два изумительных образчика мауранских пип! - Старейшину я усадил за стол, и ненавязчиво выложил перед ним долговую расписку. - Вот одна из них! Благоволите полюбопытствовать, кажется, это ваша? - Прибавил ещё одну расписку. - Вот вторая. - Тон моих реплик игриво понижался. - Третья и четвёртая. Остальные нет смысла демонстрировать. Они не такие э... впечатляющие.
  Маленькие колкие глазки ремесленника забегали, но через миг остановились:
  - Чего вы от меня хотите?
  - Премировать вас и поздравить с началом нового грандиозного проекта. - На стол звякнул мешочек с монетами. - Сегодня вы начинаете строить грузовой монорельс вокруг планеты. Прямиком по экватору. Запуск первой очереди скажем... месяца через четыре.
  Нико-се согласно кивал. "Истукан!" - думаю, в этот момент он бы кивал на любые мои слова. Необходима пауза, чтоб смысл сказанного добрался до его мозга, до печенок. Я отошел к окну, выглянул наружу. "Будет ли жив генерал Нго или его убьют; канонизируют или станут выкалывать глаза на портретах - неважно, даже если разразиться гражданская война инвестиции в строительство не потеряют значения. Этот ход своего рода рокировка (используя шахматный термин), ход системно-необходимый".
  Нико-се пошевелился, взгляд вернул осмысленность.
  - Доли и места в совете директоров обсудим позднее. - Я вернулся к столу. - Неожиданное предложение?.. Я, знаете, тоже могу говорить афоризмами: если мул не желает идти его нужно пришпорить; только так можно осилить путь.
  Нико-се кивнул и опустил деньги в карман. Он сообразил положение вещей.
  - А... - Он колко взглянул мне в глаза. - А почему бы нам вместе не поучаствовать в этом деле? - "Страхуется. - Подумал я. - Молодец. Добрая мысль, она посещала и меня". - Частным образом; соблюсти, так сказать, ваш личный интерес. Если вас беспокоит огласка, то не волнуйтесь: я мог бы оформить бумаги инкогнито, на предъявителя. - Он вопросительно глядел на меня.
  "Заманчиво, но я не стану торопиться. Ты прежде почувствуй узду, а уж потом я тебя запрягу".
  - Едва ли это меня заинтересует. Но буду иметь в виду. - Прием окончен, я встал, поднялся и старейшина. - Нет-нет! Расписки оставьте. Я специально их выкупил, чтобы вы не кинулись отдавать долги.
  Карета уехала. Я наблюдал за её движением из окна. "А ведь развернётся чертяка. - Мелькнула мысль. - Если не дурак... Обязательно обдумать его предложение".
  На вечер оставалась встреча с любителем бросать записки в окно. На часах было семь; я зевнул и лёг соснуть часочек. Как бы ни сложился этот разговор - колесо "дружеского рукопожатия" завертелось.
  
  "Взять Лиз? на всякий случай? - Стоя перед зеркалом, я выстраивал на себе костюм простолюдина. Являться в портовый кабак прилично одетым - не вежливо. - Нет... обойдусь".
  Заведение меня не разочаровало: закопченный низкий потолок с балками, каждой из которых непременно нужно поклониться, пласты табачного дыма с изрядной долей наркотика, перекошенные физиономии посетителей и ядрёная вонь прокисшего пота.
  Если мой гость тот, о ком я подумал, он ждёт меня на улице и немедля войдет следом - за спиной хлопнула дверь. Мгновение помедлив, я, не оборачиваясь, прошел в конец зала. За столик мы сели одновременно.
  - Слушаю.
  Незнакомец хищно осклабился:
  - Ты должен мне сотню монет.
  - Вот как? - Мои брови поднялись невинным домиком. - Это какая-то ошибка. Путаница. Я недавно на планете...
  - Послушай ты, шиложопый! - Незнакомец схватил меня за ворот и подтянул к себе. - Твой детектор показал тебе кто я, а я прекрасно знаю кто ты. Или ты заплатишь мне или сдохнешь! - Он отпустил, и я плюхнулся на стул.
  - Зачем так волноваться? Просто я хотел убедиться ху из ху. Откуда, кстати, набралась такая большая сумма? разве Совет Федераций не предупреждал?
  - Совет запретил использовать огнестрельное оружие. И заплатил за это. Но они не сказали, что твоя сучка будет палить по нам из бластера. Она уложила две дюжины моих солдат.
  - Не велика потеря. - Я усмехнулся.
  - Что-о? - Главарь капангов взвился, но, заметив ствол моего пистолета, поостыл.
  - Спокойнее. Я плачу. Сто монет - отличная цена за твоих мерзав... молчу-молчу! Не нервничай.
  Расстались мы почти друзьями: совместные дела убыстряют знакомства. Пара кружек эля - и вот мы уже обмениваемся анонимными позывными в гамма-коннекте. "А почему нет? - Думал я, заглядывая в его не запачканное моралью лицо. - Иметь в запасе банду капангов может быть весьма полезно".
  По дороге домой одно только слово-вопрос трепыхалось в мозгу: "Кто?" То, что кто-то из моего ближайшего окружения стуканул в Совет сомнений не было. И Совет решил, мне в помощь, пришпорить дело - устроил нападение капангов. Если бы не жадность их главаря я остался бы в неведенье. Но кто мог предать? Эдуард? - без вопросов; предавать его работа. Но он не знал о моем визите к императору и, самое главное, не знал о решении копать под клан воинов. Это знала только Лиз... Лиз... Лиз искренно предана мне и не могла... Во рту появился привкус железа, и противно похолодели ладони. Это в бульварных детективах следователь предпочитает соперничать с сильным преступником. В жизни "большие" игроки наносят друг другу глубокие раны и потому предпочитают не встречаться на одном поле. "Внимательнее и осмотрительнее! Внимательнее и осторожнее!!" - вот к какому выводу я пришел.
  Лиз не спала, ждала моего возвращения. Лишь только щелкнул замок за моей спиной, она вышла из спальни; пока я раздевался, она молча-вопросительно посмотрела.
  - Всё в порядке, не волнуйся. - Я притянул девушку к себе, сжал её ладони. - Лиз, я хочу тебе подарить одну вещь. Вернее вещицу... - Неожиданно для себя я разволновался. - Она не очень дорогая... но очень дорога мне...
  На ладони девушки заблестела изумрудная брошь; Лиз переводила взгляд с украшения на меня, опять на брошь... явно сдерживая восторг, и не представляя к чему этот подарок.
  - Очень красивая.
  - Лиз!.. это дело, наше задание, когда оно закончится, я хочу... я хочу чтоб оно стало последним. Собираюсь завершить карьеру. - Она опустила глаза. - Достаточно мы помотались по галактике; я устал... Устал... Хочу, наконец, вернуться в Лондон, в фамильный дом и... самое главное, я хочу, чтоб ты осталась со мной...
  Последнее слово я произнес уже сквозь поцелуй; Лиз обвила мою шею руками, запустила пальцы в шевелюру, и глубоко и страстно расцеловала. А потом... потом, торопясь, мы срывали друг с друга одежды, будто нам было куда спешить, целовались и... и...
  Лиз уснула на моей руке, чутко, как лисичка, касаясь носиком моей щеки... А я лежал и не мог уснуть; напрасно закрывал глаза и старался думать о приятном - Морфей не готов был меня принять. Или я не был готов отправиться к нему? Тогда я осторожно выбрался из объятий, накинул халат и, прикрутив на самый слабый свет настольную лампу, опустился в кресло. "Капангов с их "неожиданным" нападением, Совет Федераций - это, при разных прочих, игроки с моей стороны. Раз. "Крот" где-то рядом - чёрт с ним. Пока чёрт с ним. Дознаватель Килпатрик - участник, я бы сказал, нейтральный. Хотя и в команде противника. Сомневаюсь, что уголовка имеет политические смыслы. Это два. И третье..." К этой секунде, рассматривая бордово-желтый круг света на полу, я нисколько не сомневался, что арест Нго - ход моего оппонента, а совсем не воля случая. "В игру вступил мой настоящий враг. И вступил весьма эффективно. Генерала промурыжат недельку, может чуть больше, и выпустят. В конце-концов на Варго-се нападал не он. Более того: на прецедент с безумством докана можно списать многое... очень многое"
  Через приоткрытую дверь спальни было слышно, как пошевелилась Лиз - я поспешил потушить лампу. "Если бы я защищал Нго, то немедля, по выходу его из тюрьмы устроил бы ещё одну провокацию. Да-да: после этого всякие нападки на "нашего доброго отца-защитника Нго" принимались бы публикой за чей-то грязный заговор". С удивлением заметил, что мне приятно сидеть вот так, посреди ночи, одному, проваливаясь в мягкую кожу кресла; я прислушался: тишина! прелесть - абсолютная прозрачность... вдруг нет: тонкий звук падающего с дерева листа - мягко-шуршащий, - но почему из-за двери? Я насторожился... - показалось. "Думаю, не будет лишним разделить усилия и придвинуться к гражданской войне", - звук за дверью повторился. Теперь он более походил на звук крадущейся кошки. Полминуты я сидел не дыша, поднялся, неслышно прошел, приложил ухо к двери - ничего. "Касательно генерала... хорошо бы устроить ему побег; силами самих доканов; и так ядрёно, с воплями, с боем... или попросить капангов?"
  Опять шорох, теперь - стоя у двери - я различил его совершенно явственно: кто-то царапал или скрёб дверь. "Зачем? - звук казался бессмысленным. - Боятся постучать?" Шорох стал чуть громче и длиннее, к нему прибавилось что-то булькающее.
  Справа в конце коридора стоял пост дворцовой охраны; стоял круглосуточно и, как я лично проверил, функционировал безукоризненно. Прослыть трусом мне не хотелось и, рассчитывая более всего на внезапность и, если потребуется, на поддержку караульного, я распахнул дверь. Первый миг я ничего не разглядел, только голую стену коридора, потом взгляд опустился вниз, и сердце моё захолонуло: в мою дверь царапался умирающий орох. Не знаю почему - его лицо я видел только вполоборота, - но я точно знал, что это он взорванный нами утром орох. "Дьявол!" - краска прилила к лицу. Орох лежал с кинжалом в спине. Левой рукой, неестественно вывернув её, он пытался выдернуть кинжал; пальцы скользили по рукояти оставляя на металле кровавые разводы; ему очевидно недоставало сил и мучения колдуна были невыносимы. Когда, в очередной раз рука сорвалась, он повернул голову и попытался правой рукой скрести в дверь; - вот откуда звук! - но двери не было, стояли мои ноги. Орох тяжело подвернулся на бок и поднял глаза: - По-по-помоги! - выдохнул он, и рука снова потянулась к кинжалу.
  - Дьявол-дьявол-дьявол!! - зашептал я. Ну никак нельзя мне было сейчас втягиваться... Я глубже высунулся из двери - постового на месте не было. - О, Боже!!
  Изо рта ороха потекла, пенясь, слюна, по лицу пробежала такая волна боли, что я почти физически ощутил её.
  - Ради всего святого! - Кровавая рука потянулась ко мне.
  - Дьявол!! - Я решительно перевернул ороха на живот, одним рывком вынул кинжал - "Странная форма?" - отметилось в мозгу. Его левую руку я сильно завернул за спину, и пальцы пристроил к ране: - Прижми сильнее! Как только сможешь!
  Не дожидаясь ответа, я бросился по коридору к посту, потом за угол, из сумрака коридора вылетел в ярко освещенный холл и зажмурился.
  - Что с вами?
  Прищурясь, я разглядел прямо перед собой Килпатрика, ещё двух штатских в таких же, как у дознавателя мерзко-полосатых костюмах и себя: перемазанного кровью с кинжалом в руке.
  - Там человек умирает! - Килпатрик не шелохнулся. - Да скорее же! Бога ради!
  Моя безопасность теперь всецело зависела от здоровья ороха: если он умрет кто поверит, что не я воткнул ему кинжал в спину?
  - Да шевелитесь вы, наконец!!! - Я попытался схватить дознавателя за рукав, но он отстранился и двинулся по коридору; я побежал за ним.
  У приоткрытой двери апартаментов никого не было. Вообще. Ни ороха, ни следов крови; только чистая, бежевая драпировка стен... даже без следов уборки. На какой-то миг мне показалось всё произошедшее игрой воображения; я глубоко вздохнул и поднял руки. Вот же: и кровь, и кинжал!!
  - Не размахивайте оружием. - Резко остановил Килпатрик.
  - Да-да, - кинжал мягко упал на ковёр.
  
  - Так-так-так!! - Когда четвертьчасовая кутерьма подъема-одевания улеглась, и Гарлизерва с Марко давали показания в соседней комнате, а я, вымыв наскоро руки, опустился на стул перед Килпатриком, следователь выглядел весьма довольным. Так мне, во всяком случае, показалось. - Ну-с и как вы объясните своё поведение?
  - Очень просто. - Тон дознавателя меня взвинтил. - Я проснулся от шороха за дверью; поднялся, накинул халат и открыл дверь; бедняга умирал прямо под моей дверью; чтобы облегчить ему страдания, я вынул кинжал из раны и бросился за помощью. Что было далее вы знаете не хуже.
  - Очень правдоподобно. - Килпатрик паясничал. - Очень и очень похоже. Скажите, вы спите один или, прошу прощения, с вашей спутницей?
  - А вот это, - я глянул ему прямо в глаза, - не ваше дело! Вы лучше выясните, почему отсутствовал караул.
  - Ошибаетесь; и в первом и во втором. - Холодно отрезал Килпатрик, но следующая его тирада шла по нарастающей: - Сегодня во время Одавари докан напал на почтенного старейшину Варго-се и нанес ему глубокую рану. Оружия мы не нашли, хотя основательно обыскали зал. Вам это не кажется странным? Уже тогда я заподозрил сообщника. А час назад, в камере, мятежник покончил с собой неизвестно откуда взявшимся ядом. Вас опять ничего не смущает? - "Нисколько!" - Дознаватель встал, оперся руками на стол. - А то, что ваш якобы вынутый из раны клинок принадлежал докану? и на ваших руках кровь Варго-се? А то, что синтетический яд инопланетного происхождения? - Килпатрик почти кричал; брызги летели с губ. Это меня успокоило. Капелька слюны блестела росой на глянце стола.
  - Белыми нитками, Килпатрик, белыми нитками. - Я откинулся на спинку стула. - Есть такая поговорка на Земле. Кровь Варго-се давно уже свернулась и никак не могла оказаться на моих руках, если, конечно, вы не сделали ему повторного кровопускания. - Я чуть хохотнул. - А ваши игры с орохом меня вовсе не касаются. Можете убивать их по десять раз на дню - это ваше суверенное право баловать с колдунами. Вот, благоволите взглянуть.
  Письмо от имени покойного-воскресшего-покойного ороха удивило дознавателя. Даже если допустить, что орох подрабатывал на службе в уголовке в третью, так сказать, смену, то и в таком случае писанина весьма бы изумила Килпатрика.
  - Ум-м-м-м - Он что-то невнятно пробурчал, зачем-то перевернул лист, внимательно изучил оборотную сторону, потом опять перевернул. - Я могу это взять?
  - Конечно.
  - Это второй раз. Третий раз не советую пересекаться со мной. - Килпатрик направился к двери.
  - Уверяю - мне это доставляет ещё меньшее удовольствие. - "Получил? Ну то-то же. Ты ещё ходил под себя, когда я миллиардные аферы проворачивал". - Я подхватил Лиз и закружил её в вальсе.
  Впрочем, особо радоваться было нечему. Да, на клан воинов была брошена тень; да, ремесленники, ведомые бездумной яростью Варго-се, страстно желали уничтожить доканов; но генерал Нго пережидал в каземате, а в моём окружении сидел "крот".
  
  Следующую неделю я провел в канцелярии Оранжевого Владыки, а Лиз шныряла по городу.
  Килпатрик записывал мои показания, бесчисленное количество раз переспрашивал, хмурился, опять переспрашивал, иногда улыбался, но и в этом случае переспрашивал. Метод множественных деталей обычно эффективен, правда, на менее подготовленных подозреваемых. Я не сопротивлялся и не перечил, с ангельским терпением предоставив себя следствию - у меня была своя корысть. Выяснить жив-таки или нет этот треклятый орох - раз. Уж очень было бы неприятно получить под дых обвинение в захвате чужого тела. Какова дальнейшая судьба Нго - два. Я почти без опаски задавал вопросы - всё-таки мы с генералом проходили по одному делу. И третье - как максимум - разузнать куда же девался караульный? по чьему приказу? Едва ли Килпатрик мог своей властью снять пост - не тот калибр у дознавателя чтоб управлять охраной дворца. Тогда кто? "Супостат в пальто!"
  - Чему вы улыбаетесь? - Удивился Килпатрик.
  - Вспомнил старинный анекдот о первом космонавте побывавшем на вашей планете. Желаете послушать?
  - Нет.
  - Вот и чудно.
  
  Гарлизерва прекрасно овладела местным наречием, умело красилась, и выделить её в городской толпе можно было только по высокому росту. Слухи пущенные "в народ" разростались, как снежный ком в теплую погоду. Поговаривали о массовых нападениях доканов на деревни; в питейных заведениях мелькали оборванцы ограбленные - по их словам - воинами; всякое преступление теперь приписывали солдатам генерала Нго. К десятому дню столица бурлила, как котёл у приснувшего кочегара. Кочегара в таком случае выручает аварийный клапан; моя же задача состояла в обратно-противоположном - зажать спасительный клапан настолько, чтобы котёл разнесло вдребезги. Наступало время плеснуть масла в огонь или, иначе говоря, замазать кровью - так я это называю.
  
  Строительство монорельса развернулось в полную силу. Работали в основном крестьяне ближайших деревень, обедневшие ремесленники, спившиеся купцы - подготовительные работы не требовали хоть сколько-нибудь высокой квалификации. Прибавить к этому сброду роту доканов (она прибыла по подложному приказу) - и взрывная смесь составлена. Я только зажег запал - отправил рабочим две бочки дешевой дурманящей водки. Неизбежная драка состоялась.
  Погибло с малым три сотни рабочих и десяток воинов. Варго-се и Нико-со спешно отправили свою личную охрану; и принялись формировать собственную армию.
  
  Впрочем, это я узнал уже после.
  Во время стычки у моей команды была отдельная задача - освободить генерала Нго. Зачем? Одавари мог запросто струхнуть и казнить Нго, а это непременно означало бы длительную партизанскую войну, стычки, засады и яростную месть за своего мученика-командира. Мученик мне не нужен; мне нужен был блестящий генерал, погибший вместе со своими солдатами, и чей портрет висел бы в императорском дворце. В идеале я рассчитывал на поражение (и гибель) генерала в первой же схватке.
  Мы были уже у каземата, втроем, в полном боевом обмундировании; - "Почему нет охраны?!" - мелькнула тревожная мысль; Марко пошел первым, я сделал ему знак проверить коридор дальше, он шагнул за угол и тут же медленно попятился, поднимая руки к верху. Что угрожает старику я не мог разглядеть и, опустившись на колено, взял левее, к самой стене, пытаясь заглянуть за Марко - дверь, резко лязгнув, распахнулась и больно ударила в бок; тут же сзади пыхнул бластер Лиз. Ещё одна вспышка; кто-то ударил меня в затылок - белый свет померк.
  Бойцы генерала пришли освободить своего командира, и наша троица случайно стала у них на пути. Случайно! Если вы считаете, что случайности бывают...
  
  
  Времени осталось совсем мало. Далее буду предельно краток.
  Утром я вышел купить газету, а когда вернулся, в доме ждала засада; метка на входной двери - тоненькая незаметная ниточка - была разорвана. Я укрылся в гостинице на самой окраине Лондона, но они каким-то образом узнали, что я здесь; и сейчас под окнами бродит убийца. Интересно, каким способом он попытается убить?..
  Но я обязан закончить свою исповедь.
  
  
  Итак: нас пленили.
  Не могу сказать, отчего Нго не казнил нас немедленно - едва ли из гуманизма; возможно он имел на меня свои виды. Обмен? - вероятно, заложник? - тоже могло статься; так или иначе, генерал увёз нас в свою фамильную деревню высоко в горах. Родовое гнездо стало теперь центром Большого Бунта - власти сочинили уже ярлык и объявили Нго вне закона.
  С нами обращались весьма пристойно. Только неизменное присутствие докана-охранника напоминало о том, кто мы здесь. Но это мелочи; время делало своё дело и "дружеское рукопожатие" набирало ход.
  Должно сказать хоть самым скупым слогом о генерале. Всякий великий творец-артист-лидер, выходя из роли, стирая с лица остатки грима, оставаясь наедине с собой, неизменно теряет некоторую часть великолепия. Это разумно: и у полубога обнаруживаются человеческие корни, банальные естественные потребности. Но трансформация генерала меня просто поразила...
  Несколько дней наше присутствие полностью игнорировалось; всеми и даже охранник отдавал нам внимания не больше чем старой табуретке. Каждое утро, после скудного завтрака я отправлялся гулять по деревне. Докан запирал моих спутников и следовал за мной. Шеренги воинов на лугу за деревней отрабатывали боевые приёмы, а мои губы кривила усмешка: "Битва проиграна, генерал! Вы допустили оплошку и единственное своё преимущество - внезапность - упустили. Да-да! ударив сразу, вы раздавили бы жалкую "народную" армию, как поступил, в своё время, Оранжевый Владыка. А теперь? Теперь ваших противников вооружили приличным оружием, - думал я (и оказался совершенно прав), - и стальные клинки кажутся игрушкой против артиллерии и бластеров. Ничтожною игрушкой".
  Жаль; признаться, мне было жаль это племя воинов. Да-да, искренно жаль. В юности у меня был бенч-мобиль. Добротная машина - я перебрал его до винтика; знал наизусть, был уверен в безотказности. Доставало и скорости, и мощи, и управлялся он прекрасно. Но... он устарел; он безнадёжно устарел. И когда отец подарил мне новенький турбо-флай, я смотрел на свою старую машину точно так же, как сейчас на ряды упражняющихся доканов. Для них нет места в будущем. Нет места в мире зеркальных витрин и товаров потребления.
  Но стройные ряды доканов синхронно разили копьями, а я любовался "красотой заходящего солнца".
  Мы стояли на разных сторонах.
  Вечером седьмого дня меня - одного меня - Нго пригласил отобедать. Я ответил согласием.
  Без боевого костюма, без клинка, без грима на лице генерал... исчез, растворился?.. "Старик! Уставший от долгой жизни старик! Слепец, лишившийся поводыря".
  Обедали молча. Настолько, что обошлись даже без приветствий. От безмолвия я получал особое наслаждение. Молчание оно всегда искренно.
  В комнате звучала тонкая, осенне-прозрачная музыка. Поставив на серебряном подносике аперитив, гарсон распахнул окно. В комнату ворвалась, задрожала багровая рябиновая ветка.
  К первой перемене блюд музыка стала чуть громче, и мотив, в целом простой, даже примитивный стал смешиваться джазовой импровизацией. Подали птицу: мелких (не более земных рябчиков) пташек и соус в глиняных плошечках. И темное, почти чёрное, вино.
  Ели не торопясь. Читателя, должно быть, разозлит столь подробное описание трапезы, тем паче после угроз и обещания краткости, но уверяю - так необходимо; здесь кроется ключ моего дальнейшего поведения. Моё подсознание ухватило это сразу; мозг, к сожалению, - много позднее.
  Распалившись вином и горячим (музыка незаметно стала отчетливо-ритмичной), мы оказались не подготовлены к чаепитию. Тогда Нго жестом предложил допить бокалы и пройтись. "Удивительно, - думал я, - я собирался предложить то же самое". Это и весь ужин был спланирован так, как будто я его составлял, до мельчайших мелочей. "А ведь мы одного замеса". - И я посмотрел на генерала совсем другими глазами.
  Но и тогда нас разделяла пропасть.
  - Мне бы хотелось показать вам горы. - Первым нарушил молчание Нго.
  Я кивнул в ответ. С полчаса мы ехали по распадку; тропа становилась неприметнее и круче забирала вверх. В какой-то момент проводник засомневался, спешился, прошел далеко вперёд и, вернувшись, повел нас вбок. Зажгли фонари.
  Через потайной вход - провожатый остался снаружи - мы вошли в пещеру. В породе антрацитом поблескивали черные прожилки.
  Я ближе поднес фонарь, колупнул кусочек этого блестящего минерала, помял его в пальцах, понюхал. Сердце взбудоражено заколотилось: "Иллириум!" Да, это был он. Видимо, я невольно выдал возбуждение - уголки генеральских губ поднялись в улыбке.
  - Вам тоже это кажется ценным, Ольд-се?
  Он любопытно исковеркал моё имя. Но не об этом я думал, затягивая паузу - не хотелось врать.
  - Есть легенда, она тянется от Оранжевого Владыки, - выручил Нго, - легенда о камне, который спасет народ Луны-5; и о человеке, который расплавит этот камень, превратит его в источник. Это не про вас?
  - Иллириум. - Я не стал отвечать. - Очень ценный минерал.
  - Есть на Луне-5 еще несколько мест, где он встречается. Но нигде так обильно.
  Мы прошли вглубь пещеры; первую сотню шагов свод опускался порою так низко, что мы едва протискивались; потом потолок резко взлетел, и пещера расширилась в огромную площадь. Мы выкрутили фитили насколько возможно, но и в таком случае мрак лишь чуть побледнел.
  И только антрацитовые жилы-змеи, здесь уже толстые в руку, блестели по стенам. Захватывало дух.
  - И насколько он ценен?
  - Очень. Он дорог до неприличия.
  Нго покивал головой. Удивился он или нет, я не определил.
  - Эти горы - собственность семьи Нго. - Генерал сам разливал чай, когда мы вернулись. - Сегодня стряпчий приготовил документы - я передаю право собственности вам. Осталось только подписать бумаги. Надеюсь, после чаепития мы этим займемся.
  - Для меня это несколько неожиданно. Неожиданно и непонятно.
  Генерал поднял руку:
  - Да, это моя оплошность: я воспользовался вашим терпением без объяснений. - Мы выпили по две чашки чая прежде чем он собрался с мыслями. А может он просто наслаждался напитком? - Вам, наверное, известна история Луны-5? Хотя, простите, наверняка известна.
  - Не извиняйтесь генерал и не беспокойтесь: обидеть меня чем-нибудь чрезвычайно трудно.
  - Оранжевый Владыка создал армию доканов; он был первым учителем и наставником; он создал кодекс; он составил основные законы, по которым мы живем до сих пор. Кто-то считает их неверными, излишне жестокими. - Нго помолчал. - Возможно, но благодаря им мы выжили. Оранжевый Владыка заложил традиции, которые нас формируют, благодаря которым у Луны-5 есть будущее. Я передам вам залежи иллириума с одним условием, пока вы живы не касаться мироустройства планеты.
  Вот так, и не больше, и не меньше. В голове моей зашумела прибрежная волна, тропическая птица застрекотала и привкус соленой воды защипал губы. "Я мечтал о малой толике иллириума, а вот он весь оказывается в моих руках... Луна-5, да что там Луна, земля - весь мир оказывается в моих руках... Армия доканов, плюс капанги, а за хорошую плату они будут драться как звери..." И снова вкус южного моря на губах.
  - Скажите, генерал, а почему вы не выступили сразу после освобождения? Почему не установили диктатуру? Кто кроме вас лучше защитит традиции?
  - Когда-то, - губы Нго желчно скривились, - когда-то армия доканов была многочисленна и сильна. Этот миф я всеми силами поддерживал всю свою жизнь... Миф! Две сотни воинов, что вы видели в поле за деревней это всё, что осталось от бесчисленной армии Оранжевого Владыки!
  Долго молчали. Он, вероятно, грустил о далёких временах, о своей молодости об отце и матери которые свято, до паморок чтили кодекс... думаю ему было о чем помолчать.
  А думал, как вежливо отказать ему. Наши берега сблизились, но рук ещё не пожать. Слишком ясно я представлял нашу различность.
  - Нет, генерал. Я не смогу принять ваш дар. Легенда предсказывала не меня.
  Нго понял меня.
  Последующие дни я имел длительные беседы с генералом. Не скажу, что мы стали друзьями, но... я всё более и более проникался уважением к этим людям и их вожаку. Доканов по крупицам выстраивали свою философию. Философию войны, философию воина, философию смерти. Эти люди не фанатики-смертники - отнюдь; жажда жизни в них не меньше нашей. Но они живут и радуются солнечному свету, чтобы в нужный день безоговорочно умереть. Умереть по приказу своего господина.
  
  
  Однажды ко мне подошел крестьянин - щуплый, невысокого роста, с неприметным лицом:
  - Господин! помогите мне! - он низко кланялся и заискивающе заглядывал в лицо, - у меня заболела жена; её мучают злые духи; изгоните их!
  - Я не могу этого сделать, я не лекарь - от такой просьбы я даже принял его за сумасшедшего. - С чего ты взял?
  - Так сказал ваш слуга. Он сказал, что вы способны изгонять злых духов, только для этого он должен смотреть на вас.
  - Ты что-то перепутал; Марко не может говорить. Он немой.
  - Говорила женщина.
  От дурного предчувствия захолонуло сердце; я увлёк незнакомца в свою комнату и подробно расспросил. Оказалось, что меня предала не Лиз и не Марко. Они предали оба. Марко читал мои слова по губам, а Гарлизерва ему помогала. Все мои дворцовые беседы, беседы с Эдуардом, беседы на встречах со старейшинами были им известны. А случайно встреченному дворцовому кровельщику они наплели басен про злых духов и что они непременно должны смотреть на меня.
  "Получил по соплям? - Я не чувствовал ни злобы, ни страха, ни разочарования. Ничего. Только чудовищная пустота внутри. - Твои методы!"
  Через мгновение пришел страх, вернее не страх - чувство опасности. Я уловил смысл моего "случайного" пленения. Федерации было очень удобно свалить всех собак на меня; объявить, что я опоил-околдовал старейшину воинов; что я свихнувшийся маньяк или ещё как-нибудь - тут они мастера на выдумку. И, естественно, всё это после моей гибели вместе с "Большим Бунтом".
  "Ну уж дудки". В тот же вечер я говорил с Нго:
  - Генерал, как вы представляете себе дальнейшее развитие событий?
  - Я не выступлю против моего народа. Но закончится сезон дождей - они придут за нашими жизнями, и мы будем защищаться. Погибнуть в бою - смысл жизни воина.
  - А генерала?
  - И генерала. Лазутчики докладывают о новом оружии, едва ли мы сможем победить.
  - Мы погибнем. - Я протянул Нго руку. - Может быть все, но мы победим. Теперь я с вами!
  Генерал мгновение молчал, потом крепко сжал мою ладонь.
  На следующий же день мы выехали к месту будущего сражения. Подойти к деревне было возможно только с одной стороны; цепь холмов здесь разрывалась просторным полем; как гигантское блюдце оно возвышалось с двух сторон, уравнивая позиции противника.
  - Нездорово! - Мне это равенство совсем не нравилось. Мы играли в меньшинстве, и огневое превосходство было на стороне противника; у нас оставалась только боевая выучка и манёвренность. - Мы должны будем ударить с левого фланга.
  Генерал нарисовал на земле диспозицию:
  - Фланги они перекроют. - Нго очертил несколько оборонительных укреплений.
  - Нет. Они будут ждать удара в центре. - Ответил я уверенно: - Я смогу это обеспечить; у меня их информатор.
  Мои отношения с Лиз и Марко стали только теплее, семейнее - опасности и трудности сближают людей, Мы чаще беседовали. Время от времени в разговоре проскакивали планы предстоящего сражения - я ронял их будто ненароком.
  В поле возвели укрепления, вырос ряд частокола. А по ночам, тайно доканы гатили тропу через горы.
  Лишь только дороги просохли, подошли войска противника. Старейшины прислали полк пехоты и две артиллерийские батареи. Я, откровенно, ждал более серьёзного отношения.
  За день до атаки, генерал Нго разыграл маленькое представление: он объявил, что отпускает нас. Чтоб мы не смогли найти дорогу, нам надели на головы холщовые мешки. Вместо меня поехало набитое соломой чучело. Пытались ли мои "циркачи" убить меня в дороге или как иначе - не знаю; ни Марко ни Лиз я больше не видел.
  В первой же атаке доканы опрокинули вражескую пехоту, смяли и уничтожили артиллерию. Не теряя инерции, Нго повёл войска в контратаку. Только у самой столицы десант Федерации (естественно по официальной просьбе правительства Луны-5) остановил воинов.
  Генерал Нго погиб.
  В камере смертников я провёл несколько дней, уверенный, что доживаю последние дни, но Совет Федераций ещё раз поимел меня. Меня объявили героем спасшим планету. Когда открытая карета ехала по улицам - люди отворачивались и опускали глаза; а в спину тыкали пальцами: "Он убил генерала Нго".
  Да! Чёрт возьми!! я убил генерала Нго! Я сделал ему "дружеское рукопожатие"!
  
  
  Но моя карьера не закончилась
  
  конец. Стучат. Хлипкая дверь не долго сможет меня защищать.
  
  строительство монорельса пустили через горы, и под видом выработки ненужной породы началась нелегальная добыча иллириума - я видел это своими глазами
  
  Месяц эгон, 13, 648 год.
  Леопольд-XIV
  
  
  
  
  
  
  - Где ты взял это письмо? - Директор крематория тряхнул бумажкой, попытался сложить её по сгибам в миниатюрную книжечку - не получилось.
  Перемазанный сажей человек, боязливо переминался с ноги на ногу; первый раз он явился в кабинет директора и переживал, что сделал это напрасно.
  - Так это... сегодня среда - я топку чистил, гляжу - в колосниках что-то застряло; кругляш с голубиное яйцо. Ага, не больше. Вот, думаю дрянь какая. Я по нему кочергой долбанул раз, другой - маленькое такое, а крепкое! С пятого раза только поддалось, ага - на куски, бумажка внутри.
  - Ты кому-нибудь ещё говорил? - Директор хмурился.
  Кочегар решительно замотал головой.
  - Забудь о письме, забудь и не вздумай рассказать кому-нибудь. Ты досконально меня понял? - В паническом ужасе кочегар съёжился. - И про яйцо молчи; если не хочешь чтобы твои яйца застряли в колосниках. - И добавил уже, когда остался один: - Большой пройдоха был этот XIV...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"