Шахов Борис: другие произведения.

666

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 38. Перо феникса.
  
  - Как здорово, что все вы здесь сегодня собрались... Адеско файр!
  
  (Грозный Глаз Грюм на тайной встрече Пожирателей)
  
  
   Неприятности продолжились и на следующий день. Началось все сразу после завтрака. Старшекурсники, кто не схлопотал отработок, готовились к походу в Хогсмит. Сидеть в мрачных стенах Хогвартса не хотелось никому. Это первокурсникам все в замке кажется интересным. Ух ты! Говорящие портреты! Ух ты! Лестницы двигаются! Ух ты! Призраки! Ко второму курсу все это приедается. К третьему, лестницы начинают нервировать, особенно когда опаздываешь на урок. К четвертому хогвартских призраков и говорящие портреты просто не замечаешь, относишься к ним как к незначительным деталям интерьера. Дамблдор поймал меня прямо на выходе из Большого зала, рядом с ним стояла немного смущенная Лили.
   - Северус, ты собираешься в Лондон? Мастер Олливандер тебя уже ждет, - напомнил он.
   - Да, директор, - покорно кивнул я.
   - Думаю, мисс Эванс будет рада составить тебе компанию, - тепло улыбнулся старик. - Иначе без палочки ты просто не сможет попасть в Косой переулок.
   Вообще-то это было откровенным враньем. Камин-портал перенес бы меня прямо в Косой, минуя "Дырявый котел" и выкрутасы со стеной. Но Дамби вновь оседлал своего любимого конька: старый безобидный чудак, порой впадающий в маразм.
   - Если она не против, то почему бы и нет, - пожал плечами я. Прощайте мои большие планы на выходной день. И что это Дамби так озаботили мои взаимоотношения с Лили? Не замечал раньше устремлений свести нас. Впрочем, нашим встречам он также не мешал. Сначала ЗОТИ теперь вот совместный поход в Косой переулок. Неужели Поттера окончательно списали со счета? В другое время я бы этому только порадовался, но теперь... Старик явно что-то задумал и это что-то мне уже заранее не нравится.
   Лили, все еще чувствуя вину за происшествие на ЗОТИ, естественно тут же согласилась.
   - Вот и хорошо, - вновь улыбнулся Дамблдор, провожая нас к выходу.
   - Как ты себя чувствуешь? - с тревогой в голосе спросила Лили, когда ворота Хогвартса остались позади.
   - Да все нормально. Голова прошла, только шишка вот осталась, - я осторожно дотронулся до бугорка в районе затылка.
   - Ты, правда, не сердишься?
   - В этом нет твоей вины.
   До Косого переулка мы добрались без особых проблем. Камин на почте Хогсмита и вот мы уже в Лондоне, магической его части. Комментировать ошибку Дамблдора - ее волшебная палочка нам не понадобилась - Лили не стала. Видима она тоже была не против вырваться не только из Хогвартса, но и из Хогсмита.
   От встречи с Оливандером я не ожидал ничего хорошего. Сам старик-мастер мне нравился, да и кофе у него неплохой. Но вот чутье подсказывало мне, что не все так просто. Какое-то время я даже размышлял, а не приобрести ли волшебную палочку в другом месте. Но решил все же пойти к Оливандеру. Посмотрим, что хочет Дамблдор.
   - Лорд Снейп-Принц, мисс Эванс, - улыбнулся мастер, когда мы переступили порог лавки волшебных палочек. - Добро пожаловать!
   - День добрый мастер. Мне нужна новая волшебная палочка.
   - Позвольте полюбопытствовать, а что случилось с вашей старой палочкой. Сердечная жила дракона, черное дерево.
   Лили потупилась в пол.
   - Сломалась во время занятий, - сказал я, поморщившись и потирая ладонь. Она все еще слабо зудела после лечения ран.
   - Да, такое бывает, - сочувственно покивал Олливандер. - Редко, но бывает. Ну что же приступим, лорд Принц.
   Он придвинулся ближе. Серебристые глаза смотрели изучающе и деловито. Вытащив из кармана длинный сантиметр с серебряными делениями, мастер палочек приступил к работе.
   - В какой руке вы держите палочку?
   - В правой, мастер, - тяжело вздохнув, послушно ответил я. Умолчав, правда, что в случае чего могу и левой действовать не хуже. Да и без волшебной палочки я не становлюсь кротким, беззащитным ягненком.
   - Вытяните руку. Вот так, - Олливандер принялся быстро снимать различные мерки: от плеча до пальцев, от запястья до локтя, от плеча до пола, от колена до подмышки и охват головы. Зачем все это? Понятия не имею. Может старику просто скучно в своей вечно пустой лавке. Ну ладно, перед началом учебного года у него полно посетителей. Родители спешат прикупить своим юным чадам их первые волшебные палочки и многие из них обращаются именно к Оливандеру. А весь остальной год? Сомневаюсь, что в лавке старого мастера бывает хотя бы с полусотни клиентов в месяц.
   - Думаю, хватит, - сказал Оливандер, и сантиметр кучкой упал на пол. - Вот, лорд Принц, попробуйте эту. Бук и сердечная жила дракона. Десять дюймов. Похожа на вашу старую.
   Я взял палочку и небрежно махнул ею. Результат - ноль. Олливандер сразу же выхватил ее из моей руки и предложил новую.
   - Клен и шерсть оборотня. Восемь дюймов. Превосходна для атакующих чар. Попробуйте...
   Этой палочкой я даже взмахивать не стал. Только взял в руку и сразу понял - эта деревяшка будет не помогать мне творить заклинания, а всячески вредить. Все же после того случая в моей прошлой-будущей жизни у меня осталась стойкая неприязнь к оборотням.
   - Не подходит, - качнул головой я.
   - Бывает. Рябина и грива единорога, восемь с половиной дюймов, гибкая. Удачное решение для опытного зельевара. Давайте, давайте, попробуйте, - азартно подначил меня Олливандер, но что-то подсказывало мне, что это просто игра.
   Палочка из рябины тоже не подошла и "выбор" продолжился. Спустя минут пятнадцать меня это уже начало слегка бесить. Количество перепробованных палочек уже перевалило за полсотни, а на прилавке выросла настоящая стена из коробок.
   - Трудный случай, - почесал подбородок Оливандер. - Но не волнуйтесь, мы подберем вам превосходную палочку. Хотя это конечно палочка выбирает волшебника, а не волшебник палочку, - добавил он свою вечную присказку.
   - Хотелось бы побыстрей. У меня много дел, - поморщился я. Короче заканчивайте эту комедию, мастер!
   Не знаю, прочитал ли Оливандер мои мысли (что сомнительно) или просто догадался. Но он еще раз почесал подбородок и залез под стойку.
   - Так-так, - словно размышляя вслух, пробормотал он. - Где-то здесь... интересно... почему бы и нет... необычная комбинация... одиннадцать дюймов, хорошая и гибкая.
   Олливандер достал из под прилавка очередную коробку и открыл ее. У меня перехватило дыхание. Вот оно! Да, Старик снова меня удивил. Я знал, что он приготовил очередную каверзу, но подобного почему-то даже не предполагал. Хотя... О, Мерлин! Где были мои глаза! Это же настолько очевидно. Кусочки мозаики становились на свои места. Вновь вызывая в моей душе чувство ненависти напополам с восхищением. Почему, ну почему я в свое время не обратил на это внимание. Да никто не обратил! Феникс обычно дает одно перо, но в этот раз два. Одно перо в палочке Темного лорда! Другое в палочке Избранного. Какое совпадение Поттер. Вас ждут великие дела! И никто и никогда не задавался вопросом, а не слишком ли много этих совпадений? Два пера от одного феникса - это еще можно понять. Но ведь этого феникса звали Фоукс...
   Да, Старик никогда не пускал ничего на самотек! Когда он это все задумал? В тот день, когда слушал в приюте краткую исповедь сироты по имени Том Реддл? Или может еще раньше? Миру нужен был Темный лорд. Дамблдор его нашел, обучил, воспитал в нужном ключе. И дал ему волшебную палочку-оружие... с пером своего фамильяра.
   Миру понадобился Герой. Что же, Дамблдор нашел и его. Приютил сироту, обогрел, наставлял, поощрял. Милостиво указал на главного виновника всех бед и дал Герою в руки оружие... с пером своего фамильяра.
   Теперь я догадываюсь, чем бы закончилась схватка Волдеморта и Дамблдора. И почему Волдемортом завладела мысль о поиске Старшей палочки. И теперь совершенно ясно, почему столь странно сработала авада в ту злосчастную ночь первого падения Волди. Кровная защита матери... Три ха! Никогда не верил в эту чушь, а теперь мое неверие подкреплено доказательством. Не зря же теперь палочку с пером феникса втюхивают мне. Я на роль избранного совершенно не тяну, тут впору говорить о новом Темном лорде. Да и чем теперь вооружать будущего героя магической Британии? Теперь уже совершенно очевидно, что Старик решил подкорректировать план. Знать бы еще в какую сторону.
   Взяв палочку в руки и взмахнув ей, я ничуть не удивился, когда с ее кончика сорвался рой цветных искр.
   - Да, она вам идеально подходит! - заулыбался Олливандер... небрежно утирая со лба пот.
   Не думал, что и он пляшет под дудку Дамблдора. Впрочем, в первую войну Дамблдор вроде бы спас кого-то из семейства Олливандера, а может и его самого. Старик мне как-то рассказывал об этом, разыгрывая очередной приступ старческого маразма. Если у Олливандера Долг жизни директору, то не удивительно, почему нужная палочка подошла когда-то Темному лорду, юному Поттеру, а теперь и мне. Олливандер все же Мастер палочек. И что, он не сможет сделать так, чтобы палочка выбрала правильного волшебника? Какой же он тогда Мастер?
   Да, похоже, именно долг жизни, а может еще и Непреложный обет. Это объясняет весь тот бред, что нес Олливандер в плену.
   Поблагодарив Оливандера, я расплатился за волшебную палочку и мы с Лили покинули лавку. Кстати, никаких историй про два пера феникса или предложения провести ритуал уз я не услышал. А это наводило на определенные неприятные мысли.
   Эх, будто бы мало у меня забот! Теперь вот еще и поиском подходящей волшебной палочки заниматься. Нет, в Хогвартсе на уроках я буду использовать эту с пером Феникса. Но упаси меня Мерлин полагаться на нее в схватке. Не хочу погибнуть от собственной авады, как некоторые.
   - Куда теперь? - поинтересовалась Лили.
   - Сперва в кафе Фортескью, как ты и хотела.
   - Ты что прочитал мои мысли?
   - Нет, я видел твой голодный взгляд на витрину, когда мы проходили мимо, - усмехнулся я.
   - Ах ты... Ой!
   Лили хотела шутливо толкнуть меня в бок, но, зная ее характер, я что-то подобного и ждал. Шаг назад и вот уже она промахивается, поскальзывается, теряет равновесие и падает. Вряд ли бы Лили понравилась встреча с мостовой. К счастью для нее (да и для себя) я подхватил ее, не позволяя упасть.
   - Красивые девушки так и рвутся в мои объятия.
   - Ты это все заранее подстроил! - рассержено прошипела Лили.
   Вместо ответа я лишь вновь усмехнулся.
   - Северус Снейп! Ты самый наглый и самодовольный тип из всех моих знакомых.
   - Не переживай, у тебя тоже есть множество достоинств.
   Пару секунд Лили дулась, а потом рассмеялась, уткнувшись мне в грудь.
   - Ты невыносим. Поставь меня на землю, - попросила она, отсмеявшись.
   Не без сожаления я выполнил просьбу девушки. Обмениваясь легкими подшучиваниями, мы направились к кафе Фортескью. Все мои новые и старые проблемы остались позабыты. Хотелось хоть немного, пусть на какие-то жалкие мгновения забыть о Дамблдоре с его интригами, Волдеморте с чистотой крови и просто расслабиться в хорошей компании. А компании лучшие Лили у меня никогда не было.
   В отличие от лавки Оливандера в Фортескью было полно народа. Я ожидал увидеть кучу малышни, но к удивлению обнаружил, что детей в кафе практически не было. Это не могло не радовать.
   Сделав заказ, мы с Лили устроились за одним из столиков. Надо признать, что вместо мороженого мне жутко хотелось чего-нибудь мясного, плохо прожаренного и с кровью. Но ничего подобного в Фортескью не было. А потому мне пришлось довольствоваться шариками мороженого политыми ягодным сиропом, он хотя бы был красного цвета. Мысленно попросив прощения у духа покровителя и клятвенно пообещав своему желудку вечерний мясной пир, я занялся мороженым.
   - Ты опять пытаешься пролезть мне в голову! - Лили погрозила мне чайной ложкой.
   - С окклюменцией у тебя теперь неплохо. Защита все еще оставляет желать лучшего, зато ты чувствуешь девять ментальных атак из десяти. За такой короткий срок это далеко не самый плохой результат. Я бы даже сказал, что отличный. Продолжай заниматься защитой дальше.
   - Из-за этих занятий я скоро стану параноиком, - внезапно призналась она. - Мне постоянно кажется, что в Большом зале на обеде или ужине кто-то пытается пролезть мне в голову. И это явно не ты.
   - В Хогвартсе не так-то много легилиментов. Сомневаюсь, что это кто-то из учеников, - осторожно намекнул я.
   - Это должно меня ободрить? Все это просто нечестно! Я тоже хочу читать чужие мыли! - Она требовательно посмотрела на меня.
   - Вообще-то это запрещено, - напомнил я. - Если тебя поймают, то жди неприятностей.
   - Северус, ну пожалуйста, научи!
   - Ты уверена, что хочешь этого? Чужие мысли не самая приятная вещь. Можно запросто разочароваться в людях.
   - По тебе и видно, - фыркнула она. - Так ты меня научишь?
   - Я на тебя явно плохо влияю, - вздохнул я. - Ладно, покажу тебе одно простое заклинание. Оно позволяет узнать, о чем человек думает в данный момент. Для начала тебе хватит. А там посмотрим...
   - Спасибо Сев!
   Вместо ответа я лишь криво усмехнулся. Посмотрим, будешь ли ты меня благодарить позже. Все люди по своей природе лицемерные, двуличные твари. Мы слишком часто говорим одно, а думаем совершенно другое. Мы слишком часто бывают не сдержаны даже на слова, что уж говорить про мысли. Любой опытный легилимент знает одну простую вещь - не стоит лезть в голову близких тебе людей, иначе они очень скоро могут перестать быть близкими.
   Лучше знать правду, чем жить в неведенье? Не смешите меня, когда я ем. Нет ничего хуже, чем знать о близком тебе человеке ВСЮ правду. Все люди вместе и каждый человек по отдельности - сборище всевозможных скрытых пороков и недостатков. Лишенные же этого индивидуумы (вроде меня) встречаются крайне редко, да и они не идеальны.
   - И когда ты мне покажешь это заклинание?
   - Могу сегодня, только не здесь, а у меня.
   - А Нептун все еще там?
   - Да куда он денется.
   - Тогда доедай скорее и пошли! - практически потребовала она.
  
   Как говорил кто-то из первых атеистов: "Чего хочет женщина, того хочет бог". Покинув Фортескью, мы аппорировали в подземелья моего мэнора. Убедившись, что Нептун не торопиться нас встречать, Лили тут же убежала к озеру. Я уже начинаю ревновать к этому чертову келпи.
   Отсутствовала она довольно долго. Зато у меня появилось время покопаться в родовом кодексе. И не без успеха! Скоро мое тело украсит еще одна татуировка, позволяя принимать форму духа покровителя. Оставалась проблема с волшебной палочкой. В родовом кодексе мне, к несказанному удивлению, не удалось найти ни одной методики создания палочки, посоха или хотя бы жезла. Видимо в этом род Принц был не особо силен. Перебирая в памяти книги, которые могут мне помочь, я с удивлением понял, что не знаю таковых. Значит, палочку придется покупать. А вот где и у кого? Оливандер показал себя не с лучшей стороны, но в Британии он единственный настоящий мастер палочек. Прочие, а их где-то с десяток, изготовляют плохие поделки, приспособленные больше для бытовых чар, но никак не для высшей магии. Эти палочки подойдут восьмидесяти процентам выпускников Хогвартса, что за всю жизнь ничего сильнее ступефая не колдовали, но не мне. Значит снова Шелк. Давно я не встречался со стариком. Хотя заказами на зелья он меня снабжал регулярно. Благодаря этому в мой сейф постоянно текла тонкая струйка галеонов.
   - Северус! Ты обещал мне новое заклинание! - Из бокового коридора, ведущего к озеру, появилась Лили. Видимо общество Нептуна ей все же надоело. Или Нептуну надоело ее общество, и наглый водный дух просто сбежал под воду.
   - Смотри внимательно. - Отложив Кодекс в сторону, я достал волшебную палочку. -
   Лектокогита! Запомнила?
   - Лектокогита! - послушно повторила она все мои действия и направила на меня свою волшебную палочку. - Все правильно?
   - Да.
   - Но я ничего не чувствую.
   - Это очень простое заклинание. На опытного легилимента не подействует.
   - И на ком мне тогда тренироваться? - Лили почти жалобно оглядела полутемный зал. Взгляд ее остановился на Нивиле. Тот усердно полировал камни кладки. - А домашний эльф подойдет?
   - Боюсь, что нет. Могу поймать тебе какого-нибудь магла для опытов, - пожал плечами я. - Сотрем ему потом память и всего делов.
   - Вечно ты со своими шуточками, - фыркнула Лили.
   Вот с чего она взяла, что я шучу?
   - Тогда жди до возвращения в Хог. Но используй заклинание аккуратно. Желательно, чтобы тебя никто не видел. Особенно учителя, - вновь предупредил ее я.
   Подумать только, я советую это правильной, вечно следующей правилам Лили. Что удивительно никакого неприятия мои слова не встречают. Воистину путь во тьму начинается с маленького шага.
   После моих наставлений Лили не стала засиживаться в подвале моего мэнора. Сославшись на внезапно образовавшиеся дела, она умчалась прочь. Судя по горящим в предвкушении глазам "переход на темную сторону" идет своим чередом. Тем лучше.
   Мои сборы были недолгими. Смущало только одно - новая волшебная палочка с пером феникса. Стоит ли ее вообще использовать? В Хогвартсе-то понятно придется пользоваться ей. Но вне стен замка...
   Взвесив все за и против, я положил волшебную палочку в чехол на поясе. Все же мои навыки безпалочковой магии не настолько хороши, чтобы полагаться на них в серьезном деле, а другой волшебной палочки у меня пока нет.
   Хлопок аппарации и вот я уже стою в полутемном переулке неподалеку от черного входа в лавку Шелка. Дверь была не заперта, да и открывалась совершенно беззвучно, хорошо смазанные петли не издали ни скрипа. Однако стоило мне попасть в лавку, как Шелк тут же вышел мне на встречу.
   - Северус? - удивился он. - Какими судьбами?
   - Мне нужна вторая волшебная палочка. Хорошая волшебная палочка. А не тот хлам, что у тебя на витринах.
   - Хм, это будет сложно, - признал Шелк. - У меня есть штук десять палочек сработанных мастерами. Но не знаю, подойдут ли они тебе.
   Прихрамывая, он уковылял в подсобку, но вскоре вернулся, неся с собой одну единственную коробку, заполненную волшебными палочками. Те лежали в коробке на манер цветных карандашей. Думаю, Оливандера хватил бы удар, узнай он про подобное кощунство.
   - Вот, все что есть. Из чего сделано и что внутри можно только догадываться, но работа настоящих мастеров. В этом я тебе даю гарантию. Если какая подойдет, то будет не хуже Оливандеровской. Впрочем, палочки его работы и тут есть. Например, вот эта бежевая. Вроде бы пихта и... - старьевщик задумчиво почесал нос. - Коготь дракона? Нет, эта вот эта черная с краю... нет, не помню, - наконец сдался он.
   - Не важно, - отмахнулся я. - Лишь бы подошли.
   - Ну, тогда пробуй.
   Надолго пробы не затянулись, ни одна из предложенных палочек мне не подошла. Нет, при желании я мог бы их использовать. В принципе любой волшебник может использовать практически любую, даже не свою, волшебную палочку, но магия все же вносит свои коррективы. Чужая палочка слушается хуже, да и сила заклинаний несколько падает.
   - Эти не подходят. Точно ничего больше нет?
   Шелк только развел руками. Если нет у него, то искать где-то еще не было смысла. И что мне теперь делать? В Европу ехать?
   - Хоть сам ее делай, - пробормотал я.
   - Не самая дурная идея, - заметил Шелк. - В былые времена многие маги так и поступали.
   - В какие былые времена? В Средние века? Почему-то мне неизвестно ни одного ритуала создания волшебных палочек. Я даже не смог вспомнить ни одной книги об этом! - возмутился я.
   Шелк погладил свою клюку, пожевал губу и сказал:
   - Подожди тут. Есть у меня несколько старых свитков. Думаю, они тебе могут помочь.
   Ждать пришлось долго, минут десять, а то и больше. Пока старьевщик отсутствовал, я еще раз попытался поладить с оставленными волшебными палочками... безрезультатно.
   - Держи! - Вернувшийся Шелк протянул мне два тонких свитка. - Это тебе должно помочь. Правда ритуал относится к темномагическим и теперь причислен к запрещенным. Но когда это тебя останавливало? - весело подмигнул он.
   - И ты мне их вот так просто отдашь? - удивился я. Альтруизмом Шелк не страдал. У него вообще мало недостатков. Почти как у меня.
   - Отдам, но лишь на время.
   - И сколько мне это будет стоить?
   - Что ты все о деньгах, да о деньгах, - попенял мне Шелк. - Разве не могу я сделать что-то бесплатно... Ладно, прав - не могу, - сдался он, увидев на моем лице скептическую усмешку. - С тебя пять зелий Феликс Фелицис.
   - Их долго делать, - напомнил я. - Будут готовы не раньше осени.
   - А то я не знаю. До осени я подожду. Но свитки вернешь, как только сделаешь себе новую волшебную палочку.
   - Договорились, - согласился я, мысленно вдыхая. Ингредиенты для пяти ... влетят в кругленькую сумму. Да и два новых котла придется купить. Надеюсь, все эти траты стоят того.
   Забрав у Шелка свитки, я аппарировал обратно в подземелье своего будущего дома.
  
  Глава 39. Танец феникса.
  
   В животном облике лес выглядел другим. Не менее опасным чем раньше, но и более... родным, что-ли. Уши ловили прежде неуловимые звуки. А обоняние зачастую говорило больше чем глаза. Вон там, у поломанной ели, около часа назад прошли три кентавра. А прямо передо мной недавно пропрыгал заяц. Я непроизвольно облизнулся. В другое время было бы неплохо погонять ушастика, но сегодня ему повезло. У меня есть дичь для охоты. Пусть в прошлый раз мне не удалось далеко проследить за фениксом, но направление я прекрасно помню. Да и темной ночью огонек феникса сияет на небе подобно звезде и виден издалека.
   Выходные дни пролетели в один момент. Заполучив в свои руки свитки от Шелка, я с головой погрузился в их изучение. Предложенный в них ритуал создания волшебной палочки оказался не особо сложен, но довольно долг и чем-то схож с созданием Феликс Фелицис. Месяц - вот срок появления моей новой волшебной палочки. Не особо задумываясь, за основу и сердцевину я взял составные своей старой палочки: черное дерево и сердечная жила дракона. Эти компоненты, как показал простенький ритуал, также описанный в свитках, подходили мне идеально.
   Как это ни странно, но в ритуале создания волшебной палочки оказались не нужны массовые жертвоприношения, да и вообще жертвы. А весь запрет подобного создания волшебной палочки был связан с использованием крови создателя... ТРЕХ КАПЕЛЬ КРОВИ! И из-за подобной мелочи ритуал тут же попадал в разряд запретных. Нет, ну не идиотизм ли? Моя кровь, что хочу с ней то и делаю! Впрочем, даже если бы на жертвеннике пришлось резать десятки маглов, это меня бы не остановило.
   Оставив заготовки для волшебной палочки в специально приготовленном зелье, включающем те самые три капли крови, я вернулся к задумке с духом покровителем. А раз я теперь в Запретном лесу, у меня четыре лапы, серая шкура, длинный хвост и острые уши, то становится ясно, что все прошло успешно.
   Ни первое превращение, ни последующее совершенно не запомнились. Вот ты стоишь на двух ногах, один миг и ты уже на четырех. В первый раз я превратился не снимая одежду и оказался надежно запутан в груде собственного белья. Попытка распутаться привела к еще большему запутыванию. Пришлось превращаться обратно в человека. Одежда подобных испытаний не пережила - порвалась где только можно и восстановлению не подлежала. Хорошо хоть превращался я у себя в подземельях. Тут не было запасов сменной одежды, но ничто не мешало мне послать домовика со списком необходимого в Косой переулок в Магазин мадам Малкин.
   В другой раз я был уже умнее и полностью разделся перед трансформацией в волка. Не очень удобно, но что поделать. Волшебную палочку естественно приходилось оставлять вместе с одеждой, да и о любом колдовстве в звериной шкуре приходилось забыть.
   Едва закончились выходные, я предпринял поход в Запретный лес, но уже в новом обличье. Представляю, какая со стороны была бы забавная картина, если бы кто увидел. В замке превращаться я не рискнул. Волк не собака. Заметь кто, и начнется такой переполох... Вот и пришлось мне раздеваться в кустах неподалеку от Запретного леса. На улице, я напоминаю, зима, а раздеваться пришлось догола. Волк в боксерах или майке выглядел бы несколько странно.
   Первый выход был просто разведкой. Глубоко в лес я не лез и был очень осторожен. Последняя встреча с Хагридом и так едва не добавила мне седых волос. В волчьем обличье я и вовсе не смогу защищаться. А служить ковриком или декоративным украшением на стене мне не хочется. Нет, лесничий любит зверюшек, но вдруг для меня сделает исключение?
   Выход прошел гладко. Разъяренный Хагрид по сугробам не носился, Дамблдор поисковые партии в лес не отправлял. Да и вообще моя отлучка осталась незамеченной...
   Отвлекшись от размышлений, я потянулся и почесал лапой за ухом. Здорово! Вот уж не думал, что это так приятно. Я снова посмотрел на след зайца и жадно втянул носом воздух. Может ну его этого Дамблдора с его тайнами? Это же так прекрасно побегать по лесу, загнать дичь, почувствовать на языке теплую кровь и услышать хруст костей добычи.
   Тут со стороны Хогвартса в небе появилась яркая алая точка. Феникс! Я поднял морду к небесам, с трудом подавив в себе желание завыть на бледный диск луны. Меня охватил азарт и какое-то почти хмельное опьянение. Но оно не затуманивало разум, а наоборот - будоражило кровь, заставляя ее быстрей бежать по жилам. Охота! Наконец то охота!
   Яркая точка пролетела надо мной, я бросился следом, высунув от усердия языка.
   Не помню, сколько я так бежал. Наверное, достаточно долго, потому что даже волчий организм стал уставать. Наконец звезда начала снижаться и скрылась за деревьями. Я припустил еще быстрей в ту сторону. Где-то двадцать минут спустя между деревьев показался яркий свет. Опустив голову к самой земле, я стал осторожно красться вперед, прячась в тенях.
   Большая поляна в центре леса была объята пламенем. Снег растаял в воду, а вода тут же испарилась. Трава? Судя по темным пятнам, она тут уже давно не росла. Пламя бушевало неистовым огненным вихрем, жар чувствовался даже здесь на отдалении в тени опаленных деревьев. В центре поляны танцевал огнеперый феникс, в своей истинной форме. Не та раскрашенная под павлина курица. А подлинный феникс! Чей огонь подобен небесному светилу. Дитя солнца! Гнев небес! Огромная, гордая и величественная птица. Редкому счастливцу довелось видеть танец феникса. Тот, кто его видел, не забудет уже никогда, но не сможет его описать. Ни в одном человеческом языке не хватит слов соткать картину этой огненной феерии. Каждое перышко - язык пламени. И это пламя словно жило какой-то своей собственной жизнью. Я смотрел словно завороженный, не в силах оторвать взгляд. Наконец пламя полыхнуло особенно ярко. Оперенье феникса вспыхнуло, роняя даже не искры, а настоящие огненные шары. Величественная птица полностью скрылась в пламени. Миг, другой. Пламя спало, и в центре выжженной поляны оказалась обнаженная девушка. Она шла по выжженной поляне, все еще покрытой жадными языками огня, наступая голыми ступнями на раскаленные угли и не чувствовала ни жара ни боли. Да и само пламя словно оберегало ее.
   Волчьим глазам хватило света, чтобы внимательно разглядеть лицо девушки. А она неплохо выглядит для своих-то лет. Мои безумные догадки получили подтверждение. На поляне была Ариана Кендра Дамблдор давно погибшая сестра директора Хогвартса...
   Новая вспышка огня. Пламя разошлось во все стороны от Арианы и погасло у самого леса, но все же ветки деревьев вздрогнули от волны теплого, почти горячего воздуха. По моей шкуре закапала весенняя капель. Это в феврале то месяце! На поляне вместо девушки снова появился феникс. Уменьшившись в размерах вновь до состояния откормленной курицы, он поднялся в воздух и полетел обратно в Хогвартс.
   Некоторое время я стоял все еще завороженный увиденным танцем феникса. Затем мне прямо на нос упала холодная капля, разом вырывая меня из гипнотических воспоминаний. Фыркнув и помотав головой, я встряхнулся всем телом, избавляясь от мокрых капель на шерсти. Середина ночи, а мне еще возвращаться в Хогвартс. Да и поспать было бы неплохо, завтра снова на занятия. Никогда мысль бросить Хогвартс не была настолько заманчива как сейчас. Увы, но это пока невозможно. Как это не странно, но Хогвартс это второе по безопасности место после моего мэнора. Дамблдор считает, что я полностью под его присмотром, короткие отлучки не в счет. Конечно, Волдеморту я был бы более полезен "на свободе". Шпионов и сочувствующих среди учеников у него полно. Может и без столь теплых, как у меня, отношений с директором. Но какой смысл мне в свободе под крылышком у Волдеморта? Надеяться на то, что меня оставят в покое, теперь не приходится. Я слишком засветился, пути назад уже нет.
   Да, школа пожирает львиную долю моего времени и несколько сковывает пространство для маневра. Но она же позволяет в те оставшиеся крохи действовать не вызывая особых подозрений.
   С этими мыслями я и двинулся в обратный путь, чтобы неподалеку выхода из леса напороться на Хагрида...
   Все произошло совершенно неожиданно. Никакое волчье обоняние или мое чутье на опасность мне не помогли. Вот я бегу себе спокойно по лесу, загребая брюхом сугробы, а вот мне дорогу преграждает громадная тень с арбалетом наперевес.
   Хагрид склонился ко мне и вытянул вперед левую руку.
   - Ну же малыш, иди сюда. Не бойся! У меня есть для тебя что-то вкусненькое, - пробасил он, опустив арбалет. В протянутой ко мне руке был один из его печально знаменитых кексиков.
   В Хогвартсе ходят упорные слухи, что падение оного на голову, сравнимо с падением кирпича. Не имею ни малейшего представления, откуда взялся этот слух. И кто проводил подобные эксперименты. Впрочем, если вспомнить одну любознательную ученицу и двух ее друзей, не отягощенных интеллектом...
   Не особо задумываюсь что делаю, я придирчиво обнюхал подношение. А пахнет ничего так. Аккуратно прихватив кексик с руки лесничего, я в один миг его проглотил. Хм, есть можно. Это даже вкусно и не особо жестко. Видимо своим гостям Хагрид скармливает то, что не съели его "милые зверюшки".
   - Хороший мальчик.
   Хагрид потрепал меня по голове, словно какую-то собаку. После чего он бесшумно скрылся в темноте.
   Если бы волки могли пожать плечами, я бы наверное так и сделал. Все произошло настолько быстро и внезапно, что я даже испугаться не успел. Похоже, моя будущая карьера в качестве половичка отменяется. Не могу сказать, что я этому не рад. Однако стоит убираться из этого леса как можно скорей. Кто знает, что взбредет в голову этому сумасшедшему лесничему. Собаки у него еще нет, а ну как решит завести себе вместо нее ручного волка?
  
   Где-то полчаса спустя я был уже в своих комнатах. Где без особого успеха пытался уснуть, накачавшись против возможной простуды бодроперцовым зельем - навыком быстрого одевания на морозе я не владел. Спать совершенно не хотелось. Устроившись сидя на кровати, я погрузился в размышления.
   И так, горячо любимый Дамблдором феникс - это его сестра Арииана Дамблдор. Новость не то чтобы неожидаемая, но все равно крайне мало понятная. Зачем Дамблдору понадобилось сотворить такое с собственной сестрой? Как ему вообще это удалось? Почему он столь тщательно это скрывает? И главное - как эту информацию мне теперь использовать?
   Был небольшой соблазн сообщить все Волдеморту, а дальше пусть он сам действует. Раскапывание чужих тайн весьма неблагодарное занятие. Пока ты их там копаешь, тебя самого могут закопать. Но что мне это даст? На самую страшную тайну директора это никак не тянет.
   Значит, остается только одно - копать дальше самому и смотреть по сторонам, чтобы не закопали меня. Похоже, настала пора вплотную заняться единственным прямым свидетелем того далекого прошлого. Абельфорт Дамболдор - брат нашего многоуважаемого директора, владелец ничем не примечательного трактира "Кабанья голова". В котором, совершенно случайно, есть запасной вход в Хогвартс. Эти недоумки из Армии Дамблдора и правда верили, что он появился случайно и что о нем больше никто не знает? Этот ход, в свою очередь, скрывается за портретом... Фанфары! Арианы Дамболдор! Нет, ну бывают же совпадения!
   Кстати, на портрете Ариана выглядит несколько старше своих четырнадцати лет. Зато она один в один похожа на ту девушку, что я видел на поляне сегодня ночью. Одежда - плюс, огонь - минус.
   Вот и как после всего этого не пообщаться с Абельфортом Дамболдором? Он должен знать все! Даже если старший братец успел поработать над его памятью и наставил ментальных блоков. Теперь у меня хватит зацепок, чтобы выудить из головы тот короткий фрагмент памяти с "гибелью" Арианы. Мне кажется, ответ именно в нем или где-то рядом.
   Проникновение в воспоминания сродни блужданию по лабиринту, но теперь то я и сам многое знаю. Это должно помочь! Грубо говоря, теперь я знаю направление. Человек может забыть, но его мозг помнит все. Эх, будь у меня возможность поработать с Абельфортом неделю или две в спокойной обстановке, например в подвалах моего мэнора, тогда бы я вытащил из него не только подробности той таинственной истории с Гриндевальдом и Арианой, но и все известные ему тайны Дамболдора. А у директора их немало, тут можно быть уверенным. Но нужно быть реалистом - Дамби не даст мне и нескольких часов. Если он установил брату столь сильную защиту на разум, то наверняка позаботился о том, чтобы его исчезновение осталось не незамеченным. Артефакты или еще что. Не удивлюсь, если среди вещей директора найдется флакончик с кровью брата. А как показал визит на могилу Арианы, с магией крови наш светлейший директор работать умеет. И ух как умеет! Меня бы кто так научил! Могу поспорить, что в случае похищения брата Дамблдор среагирует мгновенно. Да он мне и часа не даст! Впрочем, на этот счет у меня есть одна задумка. Вот только нужно будет заняться своей новой волшебной палочкой. Я не настолько дурак, чтобы проворачивать все задуманное той, что подсунул мне Дамблдор. Есть и более быстрые способы самоубийства. А это значит, весь ближайший месяц сидим тише воды, ниже травы и изображаем старательного и ревностного ученика. Как же мне это надоело!
   Заснул я уже под утро, чтобы почти сразу же встать под наглое настойчивое карканье Петра. Чертова птица захотела жрать и сработала лучше любого будильника. Покормив это крылатое проклятие, я принял душ, оделся и, позевывая, направился на завтрак. Надеюсь домашние эльфы приготовили что-нибудь съедобней каши, а то на кухню идти было откровенно лень.
   В этот раз домовики расстарались. На завтрак было пюре... тыквенное. С некоторых пор я недолюбливаю любую растительную пищу. А еще со своей старой юности ненавижу все тыквенное! Тыквенный сок, тыквенный пудинг, тыквенное желе, пирожки с тыквой и прочие "шедевры" тыквокулинарии. Спасибо Хогвартсу за мое счастливое детство, отрочество, юность, взрослость... до старости, слава Мерлину, дело не дошло. Плюсы есть даже в смерти!
   Надо ли говорить, что мое настроение испортилось окончательно?
   Лили на завтрак не вышла. Спит, небось. Знал бы, что вместо завтрака будет это недоразумение, тоже бы остался подремать лишний часик.
   На мое счастье первым уроком вновь была история магии. Монотонный лекторский тон призрака профессора Бинса служил уже многим поколениям Хогвартских учеников вместо зелья Крепких снов. Иногда мне кажется, что его занятия чаще всего специально ставятся первыми, чтобы ученики лучше выспались и не клевали носом на последующих уроках.
   Оказавшись в классе еще до начала урока, я тут же задремал. После ночных похождений мне и без всяких лекций Бинса клонило в сон. Грифы сегодня не с нами, а потому гадостей со стороны мародеров можно не ожидать. Да и тихие они что-то стали после смерти Крысы. Мне даже как-то не по себе.
   - Северус, просыпайся. Уже все. Или ты хочешь проспать и свои любимые зелья? - растолкал меня Кевин Уилкис.
   - И почему у нас так мало истории магии, - проворчал я, силясь подавить зевок и все еще не веря, что история магии уже прошла. - Зелья у нас опять с Грифами?
   - Ага, с львиннозадыми.
   - Не любишь ты братьев наших меньших, - покачал головой я, прогоняя остатки сна.
   Кевин коротко хохотнул, похлопал меня по плечу. Заприметив, что Оливия направляется к выходу, он припустил за ней. Я потянулся и отправился следом.
   Где-то на подходе к кабинету зельеварения меня перехватила Мэри Макдональд, она же лучшая подруга Лили.
   - Северус, - довольно вежливым тоном, что для нее нехарактерно начала она. - Ты сегодня Лили не видел?
   - Нет, - покачал головой я. - За завтраком ее не было. Что-то случилось?
   - С утра не могу ее нигде найти, - призналась Мэри. - И на уроке у Макгонагалл ее не было.
   - Чтобы Лили пропустила урок без причины... - нахмурился я. - Может она заболела и сейчас в медицинском крыле?
   - Возможно, - признала гриффиндорка. - После занятий обязательно туда загляну.
   Слова Макдональд меня порядком насторожили. Не в привычках Лили пропускать занятия и бесследно исчезать, не предупредив кого-нибудь из близких друзей, ту же Макдональд. Мой кулон она обычно носит не снимая и если бы с ней случилось несчастье, то я бы об этом узнал.
   Зельеварение началось, а Лили так и не появилась. И похоже, что ее отсутствие волновало не только меня. Я просто физически ощущал злой, буравящий мне спину взгляд Поттера, словно в отсутствии Лили была моя вина. Нет, надо все-таки выяснить, где она и все ли с ней в порядке.
   - Приступаем к работе, - провозгласил Слагхорн, все это время распинавшийся перед доской с рецептом. Я его не слушал. Животворящий эликсир! Да такую чушь я могу приготовить одной рукой, с завязанными глазами и будучи подвешен вниз головой. Также как и испортить.
   Ш-ш-ш! Грозное шипение раздалось за моей спиной и шло явно со стороны котла Поттера и Блэка. Бух! Аудиторию заволокло вонючим дымом. Долго я не раздумывал. Вздрогнув, словно от испуга, я неуклюже обернулся на звук и "случайно" опрокинул в свой котел все ингредиенты, собранные на разделочной доске. Еще одно злое шипение и с яростным бульканьем мой котел лопнул, разбрызгивая свое горячее содержимое на пол, а частично и на меня. Мою многострадальную левую руку вновь обожгло резкой болью.
   Когда рассеялся дым и улеглась легкая паника в классе, в нашу сторону подскочил Слагхорн.
   - Мистер Снейп, что с вами?
   - Испортил зелье и обжог руку вон из-за этих, - зло прошипел я, кивнув в сторону Поттера и Блэка. Кстати, Поттер тоже пострадал. Тоже рука и тоже левая. Вот черт! Хоть руку себе отрубай - не хочу иметь с Поттером ничего общего!
   - Это я виноват, сэр, - внезапно признался Блэк. - Случайно добавил корень зубастой герани вместо корня маргаритки. Джейму плохо можно отвести его в медицинское крыло?
   - Десять балов с гриффиндора, - принял решение Слагхорн. - Конечно, идите. Мистер Снейп, проследует с вами.
   Вот уж спасибо, обойдусь. Судя по лицам Поттера и Блэка они подумали тоже самое.
   Поттер и Блэк покинули класс. Старательно прихрамывая, я двинулся за ними. Увидев, что у меня, по-видимому, пострадала не только рука, Мародеры чуть ли не в припрыжку побежали в сторону медицинского крыла. Все ясно. Значит, не только мне пришла в голову мысль удрать с зельеварения и поискать Лили.
   Стоило паре мародеров скрыться из вида, как моя хромота тут же исчезла. Я вытащил волшебную палочку и взмахнул ею. Надеюсь, Лили не пренебрегла моим подарком. Да, так и есть - амулет отозвался, показывая местоположение и своей владелицы. Я свернул в боковой коридор и направился к лестницам. Жаль, что не увижу лицо Поттера, когда он поймет, что в медицинском крыле Лили нет.
   Зов амулета привел меня на восьмой этаж, к тому самому месту где находилась Выручай комната. Проделав все положенные ритуалы с троекратным хождением мимо, я толкнул появившуюся дверь и зашел внутрь.
   Обстановка явно претерпела изменения. Обычно, когда мы с Лили тут занимались, комната приобретала вид большого зала. Очень похожего на дуэльный, где пока еще проходят практические уроки по ЗОТИ. Теперь это была именно комната, а скорее даже камера, причем строгого режима. Каменные стены, каменный пол и ноль обстановки.
   В углу сидела Лили, уткнувшись в колени. Кажется, она плакала.
   - Что случилось? Кто тебя обидел? - в этот момент мне хотелось рвать и метать.
   - Уйди! - ответила она, не поднимая голову. Ну раз она злиться, то ничего страшного не произошло.
   - Лили...
   - Убирайся!
   - И не подумаю! Вставай давай. На холодных камнях сидеть вредно, - я подошел и решительно протянул ей руку.
   Перестав всхлипывать, она некоторое время буравила меня злым взглядом. А затем все же позволила помочь ей встать с пола.
   - Что случилось? - вторично спросил я. - Хотя постой... Ты не послушалась моего доброго совета и решила влезть в голову кому то из своих друзей?
   - Они все врут мне! Все! Даже Макдональд, она мне как сестра... была.
   - Я же говорил, что заклинание читает только то, о чем человек думает именно в этот момент. Возможно, ты выбрала не лучшее время, чтобы его использовать. Все мы можем устать, разозлиться, а неосторожную мысль пропустить даже проще чем неосторожное слово.
   -Да, а то что она спит и видит мой брак с Поттером, потому то я видите ли какая-то Обретенная. От Поттера того же самого требуют родители. Это тоже неосторожная мысль! А мое мнение кого-нибудь вообще интересует?
   Вот это новость! Значит и Макдональд в курсе. Вот тебе и большой секрет. Лили заметило мое недолгое замешательство и растолковало его совершенно правильно.
   - Ты знал! Ты все знал!
   - Да, - не стал отрицать я.
   - Убирайся! Видеть тебя не хочу! Я думала, что хотя бы ты лучше. А ты такой же как они. Нет! Хуже! Ты уже давно все знаешь, но и не думал мне ничего рассказывать.
   - Рассказывать что? Сколько раз я говорил тебе, что магический мир отличается от той пасторальной картинки, что рисует тебе твое воображение. Тут свои правила и большинство преследует только свои интересы, а вовсе не думает о том как осчастливить человечество в целом и одну подающую надежды волшебницу в частности.
   - Вся наша дружба - ложь! Ты все это спланировал с самого начала.
   - Ага, в шестилетнем возрасте. Хотя - нет. Еще до своего и твоего рождения, когда заставил своих и твоих родителей поселится неподалеку друг от друга.
   - Слова. Просто пустые слова. Их то ты подбирать умеешь, - у нее началась настоящая истерика. - Как я могу тебе доверять. Найди хоть одну причину! Приведи хоть одно доказательство!
   Я легонько толкнул Лили назад, прижал к стене и впился жадным поцелуем в ее губы. Как же долго я об этом мечтал! Ошарашенная Лили разом растеряла свой пыл и даже не думала сопротивляться. Некоторое время между нами царило полное согласие.
   - Такое доказательство тебя устроит? - поинтересовался я, все еще прижимая ее к стене.
   - Я... Мне... Мне... надо подумать, - отстраненно пробормотала она и почти жалобно добавила: - Отпусти... пожалуйста.
   - Я подожду. Я умею ждать, - криво усмехнувшись, я сделал шаг назад. О Мерлин! Как же было сложно сделать этот один шаг.
   Лили обошла меня по какой то слишком уж широкой дуге и почти бегом кинулась к выходу из Выручай комнаты.
   - Твои "друзья" тебя уже по всему замку ищут, - предупредил я, когда она взялась за ручку двери. - Видимо скоро они поднимут тревогу среди учителей.
   - Я поняла. Спасибо, Сев... и прости, мне, правда, надо подумать.
   Дверь захлопнулась, а быстрые шаги скоро стихли. Достав из кармана мантии сигареты, я сел на пол и прикурил от волшебной палочки. Тобачный дым не принес обычного успокоения, а вновь вызвал отвращение и даже легкую тошноту. Да, об этом недостатке ритуала Долохов меня не предупредил. Хотя, может просто не знал. Сам-то он спокойно курит. Эх, придется бросать курить. Такими темпами в этой паршивой жизни у меня не останется ни одной отдушины.
   Я с тоскою оглядел каменный мешок из красного кирпича. На ближней стене устроился мелкий паучок. Сделав еще несколько затяжек и убедившись, что никакого удовольствие мне это не доставляет, я вынул сигарету изо рта и затушил ее... прямо об паука. Может это очередной приступ паранойи, но с некоторых пор у меня жуткая неприязнь к Хогвартским насекомым. Да, не помешает еще новую партию крыс зачаровать. Пусть бегают по замку, изображая меня. Надо же чем-то занять мародеров и Дамби.
  ***
  
   - ... - воскликнул Дамболдор, потирая обожженную руку.
   В этот раз шар не просто треснул, а раскалился до красна, а потом просто рассыпался. В кабинете директора повис удушливый запах гари.
   - Вот ведь удачливый поганец, - просипел Дамболдор, спешно накладывая на ладонь обезболивающие заклинание и проветривая кабинет. У него мелькнула мысль, что два столь удачных уничтожения его шпионов вряд ли можно считать случайностью. Мелькнула и пропала. Второй шпион был потерян уже после того, как он все узнал.
   Не смотря на потерю шпиона - а его создание было весьма долгим и довольно сложным процессом даже для мага его уровня - Дамболдор был доволен. Все идет, как и было задумано. И вдвойне приятно, что Северус сам же ему и помогает. То что он начал обучать Эванс - это было очевидно. Также как и то, что одной защитой разума дело не ограничится. А подтолкнуть девушку попросить научить не только оклюменции, но и легилименции было не сложно. Для этого даже не пришлось прибегать к магии! Не смотря на свои таланты в области легилименции, Дамболдор любил добиваться желаемого не прибегая к грубому вмешательству в разум. Манипулировать людьми не так уж и сложно. Особенно если знаешь их слабости. "Случайно" оброненная в нужное время фраза. Пара опять же "случайно" забытых книг в библиотеке рядом с любимым местом девушки. Этого вполне достаточно, чтобы вызвать интерес, а Северус сделает все остальное. Он умный мальчик... даже слишком. Понятно, что ничему серьезному за короткий срок он Эванс не научит. Покажет что-нибудь простейшее. Вроде той первой защиты разума, что Северус (а кто же еще?) ей показал. Список таковых заклинаний не велик. И все они читают только поверхностные мысли, а то и вовсе лишь эмоции.
   Остальное элементарно и лишено всяческого изящества.
   Следить за Эванс в Хогвартсе куда как проще чем за Снейпом. Тот в этом плане настоящий параноик. А оправдания на счет вражды с мародерами Дамболдор уже давно не воспринимал всерьез. Все действия этого мальчишки рассчитаны не против мародеров, а против него. Ну да пусть пока развлекается. Контролировать без контроля, позволять событиям идти своим чередом и вместе с тем в соответствии с твоими планами - это то и есть Искусство и Мастерство.
   Небольшое внушение ближнему кругу Эванс... Те самые неприятные мысли, что порой бывают даже у самых близких людей. Чаще всего им за них становится потом стыдно, но вот если именно в этот конкретный момент кто-то прочитает их мысли...
   И что же девушка видит, читая мысли окружающих? Они улыбаются ей в лицо, а в спину думают гадости. Они дружат с ней, потому что она Обретенная и крайне важна. И куда побежит плакаться разобиженная Эванс как не в жилетку своему лучшему другу? А если не побежит, то тот сам сломя голову бросится ее искать, как только почувствует неладное.
   А теперь следующий шаг.
   Дамболдор требовательно постучал по крышке своего стола.
   - Слушаю хозяин-директор! - хогвартский домашний эльф откликнулся на зов и просто таки лучился желанием услужить.
   Запоминать их по именам Дамболдор даже не пытался: почти две сотни домашних эльфов и все на одно лицо. Он достал чистый лист бумаги, подвинул поближе перо с чернильницей и быстро написал несколько строчек. Затем он запечатал письмо в конверт, написал имя адресата и протянул письмо домашнему эльфу.
   - Доставь это письмо адресату. Но ничего не объясняй и вообще не говори с ней. Передай письмо и все.
   - Все понятно директор-хозяин, - кивнул домовой эльф.
   На конверте было написано "Рите Скиттер"...
  ***
  
   Лили ходила какая-то притихшая почти всю неделю. Нет, она вполне себе спокойно общалась со всеми своими старыми друзьями. Да и со мной вела себя так, словно ничего не было. Но это была лишь бледная тень былой Лили, огненный темперамент которой был сродни цвету ее волос. Эту резкую перемену заметили многие. Но даже Макдональд, с которой они обычно были не разлей вода, не смогла выведать у Лили причину ее грусти.
   На выходные в Хогсмит она не пошла, решив остаться в Хогвартсе в одиночестве. Она взрослая девочка и вполне способна о себе позаботиться. А на случай неприятностей есть мой амулет.
   Главная улица Хогсмита была заполнена учениками Хогвартса. Кстати, многие родители довольно часто приезжали в Хогсмит на выходные для встречи со своими чадами. Естественно только те из них, кто хорошо был знаком с магическим миром.
   У "Сладкого королевства" стояла целая очередь. "Три метлы" были забиты до отказа. А прямо перед моим носом туда завалилась троица мародеров. Ха, похоже между дружеской попойкой и воздыханием на расстоянии (а близко Лили его и не подпустит, особенно теперь), Поттер выбрал попойку.
   Впрочем, отсутствие Лили было даже к лучшему. Для моей авантюры с Аберфортом требовалась кое-какая подготовка. Мне нужно будет выиграть время. Как можно больше времени. И этим нужно заняться уже сейчас. К тому моменту, когда будет готова моя новая волшебная палочка, может быть уже поздно.
   В "Кабаньей голове" было довольно многолюдно. Компании разной степени подозрительности, потертости и подпитости... потягивали пиво, а кое-кто и что покрепче, за замызганными столиками, которые если когда-либо и мыли, то точно не в этом веке. Аберфорт Дамблдор надутым сычом сидел за своей барной стойкой. Я отметил, что при плохом освещении его можно принять за старшего Дамблдора.
   - День добрый, - поприветствовал я старого бармена. Тот в ответ послал такой выразительности взгляд, что и без слов становилось ясно, насколько добр этот день и в каком месте он его видел. А также то, что он готов весьма подробно описать данный маршрут мне.
   - Огневиски, - заказал я.
   - Малыш, а не рано ли тебе огневиски? Закажи лучше молока, - громко прокомментировал мой заказ кто-то из завсегдатаев. Остальные заржали. На выпад я не обратил ни малейшего внимания.
   Абельфорт даже не улыбнулся. Он молча поставил передо мной замызганный стакан, развернулся к стеллажам с бутылками и потянул одну из них с полки. Та почему-то не хотела покидать своего убежища, видимо застряла среди своих соседок. Аберфорт потянул сильнее - весь стеллаж покачнулся, бутылки тревожно зазвенели. Одна из них, расположенная на самой верхней полке прямо над головой Аберфорта, покачнулась и сорвалась вниз. Короткий вскрик и звон разлетающегося стекла. Зацепив Аберфорта, бутылка разбилась об пол.
   Аберфорт обернулся ко мне. Лицо старика было залито кровью. Острый угол квадратного дна бутылки рассек ему бровь. Рана в принципе пустяковая, но из-за обилия крови кажущаяся гораздо серьезней, чем есть на самом деле.
   - Абель! Дружище, с тобой все в порядке? - один из незнакомых мне завсегдатаев "Кабаньей головы" оттеснил меня от барной стойки. В зале царил легкий переполох. Многие кинулись к Абельфорту. Кто-то остановил кровь, двое помогли старику подняться на второй этаж. Хотя по-моему это было совершенно лишним.
   Я бы не удивился, если бы в зале паба появился старший Дамолдор, но директора не было. Вот и хорошо.
   Немного понаблюдав и даже поучаствовав в царящей суете, я неспешно покинул "Кабанью голову". Любой сторонний наблюдатель наверное бы удивился, почему я свернул с главной улицы в глубь Хогсмита, в хитросплетение узких (автомобилей, этой магловской заразы, тут не водилось), тихих городских улочек. Удостоверившись, что никто за мной не следит, я жестом фокусника выудил из воздуха знакомый замызганный стакан. Достал с пояса пустой флакончик и аккуратно перелил, а вернее перекапал несколько капель крови Аберфорта Дамблдора, случайно попавших в него при инциденте в "Кабаньей голове".
   Разумеется, вся эта суматоха с упавшей бутылкой была подстроена мной. Простенькая ... беспалочковая невербальная магия. Правда в современной Британии вряд ли найдется и десяток волшебников способный провернуть подобное. Я не хвастаюсь, а просто констатирую факт.
   Главный риск был в том, что старший Дамболдор все-таки объявится. У меня нет желания лишний раз светиться перед нашим добрейшим директором. Тем более в такой опасной близости от его брата. Можно конечно предположить, что он и так все узнает об этом происшествии. Но я все же надеюсь, что он не настолько плотно опекает брата. Впрочем, даже в самом худшем случае мне нечего предъявить. Я был на виду у десятка свидетелей и все видели, что я просто сидел, сложив руки. Так что сложно заподозрить, что "случайное" падение бутылки моих рук дело. Да и зачем мне это? Чтобы украсть грязный стакан? Какой такой стакан? Тот, что поставил передо мной Абельфорт, так и остался на стойке. А то, что это не совсем он - а вернее совсем не он - знает единственный человек, которому я всецело доверяю - я сам.
   Конечно, план был составлен наспех, сразу после прихода в "Кабанью голову". Но все же сработало! Если бы кровь не попала в стакан, то на этот счет у меня был заготовлен носовой платок. На барную стойку несколько капель все равно бы попало. Ну а если бы крови не было, вот тогда пришлось бы придумывать что-то другое. И, скорее всего, в другой день. А то несколько похожих инцидентов подряд могут насторожить кого угодно.
   - Нилли! - позвал я, оказавшись в подземельях мэнора.
   - Я здесь. Что нужно хозяину сэру?
   - Мне нужно кофе! Много кофе!
   Целая неделя в Хогвартсе с его проклятым чаем и тыквенным соком. И все это при полном отсутствии кофе или хотя бы огневиски! Жуть! Не знаю почему, но в Хогвартсе кофе у домашних эльфов получается отвратительно.
   Спустя некоторое время, потраченное мной на привычную трансфигурацию камней в мебель, Нилли появилась с кофейником и огромной чашкой, больше похожей на пивной бокал. Вот это правильно!
   Неспешно уничтожив содержимое кофейника, я расслабленно откинулся в кресле и достал из кармана на поясе флакончик с кровью Аберфорта Дамблдора. Хм, у меня уже целая коллекция крови ныне живущих Дамблдоров. Сначала Ариана Дамблдор, теперь вот Аберфорт. Не хватает только вершины экспозиции - крови директора... пары ведер мне бы вполне хватило.
  
  Глава 40. Хорошее дело браком не назовут.
  
  Наша жизнь - это хаос. Идеальный порядок возможен лишь на кладбище.
  
  (Северус Снейп. Ненаписанные мемуары.)
  
  
   Понедельник - день тяжелый. Я полностью с этим согласен. Все началось с того, что я не выспался и потому пребывал в дурном настроении. Два предстоящих с Макгонагалл урока тоже не внушали оптимизма. В последнее время она меня просто изводит своими придирками.
   Завтрак на первый взгляд сегодня был вполне приличным. Зайдя в Большой зал я первым делом потянул носом воздух. Пахло чем-то мясным. Мое плохое настроение несколько улучшилось. Похоже, сегодня хогвартские эльфы решили побаловать учеников мясным пирогом. Не иначе вчера вечером кто-то из подобных мне нелюбителей овсянок и тыкв добрался до кухни и откурциасил там половину домашних эльфов. Давно пора! Сколько можно кормить нас с утра всякой растительной дрянью!
   За столом преподавателей находились только Дамболдор и Флитвик. Они о чем-то тихо беседовали. Судя по мученическому выражению лица Флитвика, Дамболдор опять разыгрывал очередной приступ старческого маразма. В такие моменты он становится редким занудой. За столами учеников царило оживление. Поначалу я решил, что это связано с изменениями в меню... зря.
   - Глянь Северус, тут и про тебя есть!
   Стоило мне устроиться за столом и приготовиться к трапезе, как сидевший рядом со мной Кевин Уилкис сунул мне прямо под нос свежий выпуск "Пророка". "Обретение Обретенной!" красовалось на первой странице. Ниже была расположена колдография Лили. Не выругаться мне помог скорее легкий шок, чем вечная невозмутимость.
   - С-с-скиттер! - прошипел я, прочитав, кто был автором статьи.
   - Эй, это моя газета! - возмутился Кевин, когда я выхватил у него "Пророк".
   - Недавно я изобрел новый яд, - отстраненно заметил я, шурша страницами в поисках нужной статьи.
   Кевин слегка побледнел и решил не искушать судьбу.
   Сама статья располагалась на третьей странице. Скиттер как всегда хорошо поработала. Об Лили тут было если не все, то почти все. Родители маглы, рождение, детство, даже про детскую дружбу со мной было упоминание. Несколько фотографий, как колдо, так и обычных. Похоже, Скиттер наведывалась к родителям Лили. Интересно, те помнят о ее визите или она их обработала обливэйтом? Оканчание статьи заставило меня зло скрипнуть зубами.
   "По слухам сейчас за Лили Эванс ухаживают Джеймс Поттер, наследник древнего лорда Поттеров и юный лорд Снейп-Принц. Недавняя история которого взволновала магический мир. Кого же выберет мисс Эванс?"
   Молча вернув газету Кевину, я вновь едва не выругался. О Мерлин! Что сейчас начнется... А и правда, что? Сейчас у нас конечно не средние века и войны за Обретенную между древними родами не будет. Но вне стен Хогвартса Лили без охраны лучше не появляться. Да и в самом Хогвартсе стоит поберечься. Всяческих зелий, вроде того, что выдали недавно Поттеру заботливые родители, у древних родов полно. Да и некоторые старые законы, про которые Поттер рассказывал Блэку, все еще в силе. Я проверял.
   Перевожу взгляд в сторону гриффиндорского стола. Лили тоже напряженно читает "Пророк". По-моему, весь зал делает тоже самое. Вскоре Лили бросает газету, поднимается из-за стола и почти выбегает из Большого зала. Ее провожают удивленными и задумчивыми взглядами, особенно слизеринцы. Еще вчера все эти наследники древних и благородных на нее и внимания бы не обратили, а теперь вот приглядываются. Бедные почтовые совы, сегодня им предстоит много работы. Не хочу даже думать о том, что начнется к ужину, когда прилетят ответы. Интересно, в Хогвартсе есть тюремные камеры? Лили там будет спокойней.
   Поттер кинулся было за Лили, но перед выходом из зала он споткнулся и весьма чувствительно приложился лбом об массивный косяк двустворчатых дверей. Воистину, гриффиндорец - это судьба. Что самое забавное, я тут был совершенно не при чем. Хотя не скрою, еще мгновение и я бы выхватил волшебную палочку, чтобы его остановить. Я к ней уже б даже потянулся, но тут Поттер упал. Использовать же беспалочковые невербальные чары в такой близости от Дамби я бы не рискнул.
   К стонущему Поттеру тут же подскочили Блэк и Люпин. Общими усилиями они поставили Джеймса на ноги. Того заметно качало. Я не без удовольствия отметил, что на лбу у Поттера выросла здоровенная шишка. Будь у него мозг, мог бы и сотрясение получить. А так... кость она и есть кость.
   Почему-то наградив меня яростными взглядами, Блэк и Люпин повели Рогоносца в медицинское крыло. Дамблдор все также благодушествовал за столом преподавателей и дела вид, что ничего не замечает.
   Завтрак был безнадежно испорчен, поднявшись из-за стола, я направился к выходу из зала. Мне и без всякой магии было понятно, где сейчас прячется Лили. Хм, а ведь там неплохое место. Может предложить ей пожить там какое-то время? Это на тот случай если она откажется от того выхода, что предложу ей я. Бедный Поттер, мне его почти жаль. Впрочем, вру - это просто чувство голода.
   Проникновение в Выручай комнату не составило проблем. Мой подарок позволял преодолевать чары комнаты. Амулет, словно путевой маяк, приводил куда нужно. Знакомая комната-камера. Пол, стены, потолок - все камень, камень, камень. В этот раз Лили не стала забиваться в угол, а просто сидела у стены, обняв себя за ноги и уткнувшись лицом в колени. Не похоже, что она плакала: характерных всхлипываний слышно не было. Но и для радости особых поводов у нее нет.
   - Я же уже говорил тебе, что сидеть на камнях вредно, - вздохнул я, усаживаясь на пол рядом с ней и приобнимая за плечи. Просто так, чтобы поддержать, без всяких задних мыслей. Отстраняться она не стала.
   Какое-то время мы так и сидели молча, каждый размышлял о чем-то своем.
   - Сев, что мне теперь делать? - глухо спросила она, все еще пряча лицо в коленях. - Я немного покопалась в библиотеке и обнаружила немало интересного про Обретенных. Из-за меня же может начаться война!
   - Ну это вряд ли, - улыбнулся ее наивности я. - Сейчас не те времена. Скорее всего, тебя попытаются охмурить с помощью зелий или заклинаний. Возможно, попытаются похитить. Могут угрожать или похитить твоих родственников, вынуждая выйти замуж.
   - Умеешь ты успокоить. И все-таки, что мне делать?
   - Ну... - я задумчиво почесал бровь. Сказать, не сказать? Ладно, будь что будет. - Есть один способ тебя обезопасить, но тебе он не понравится.
   - Только не говори, что этот способ выйти за тебя замуж, - фыркнула Лили. - К тому же ты так и не сделал мне предложение.
   - Считай, что сделал, - криво усмехнулся я. - Или ты ждешь от меня романтических глупостей вроде вставания на одно колено.
   Она подняла голову, удивленно посмотрела на меня и спросила:
   - Ты же это не серьезно?
   Я почувствовал, как она напряглась в ожидании ответа.
   - Говорил же, что этот способ тебе не понравится. Только я предлагаю не брак, а помолвку.
   - А есть разница?
   - Она огромна, - я вздохнул. Вот одна из причин по которой чистокровные маги недолюбливают волшебников рожденных маглами - их знание обычаев Магического мира равно нулю. - Магическую помолвку можно достаточно просто расторгнуть. А вот для развода нужно повозиться. Магический брак - это ведь не штамп в паспорте, каковых у магов по большей части просто нет. Он сродни Непреложному обету. К тому же брак считается недействительным, до... хм... консуммации. А для помолвки это необязательно.
   - Просто расторгнуть? - уцепилась за слово Лили.
   - Относительно просто, - признал я. - Главное условие - согласие обеих сторон на расторжение помолвки.
   - И ты таковое дашь по первому моему требованию?
   - Дам, - кивнул я. Хотя, признаться, был не совсем уверен в правдивости сказанного. Очень надеюсь, что до этого не дойдет. - Поверь, помолвка - это единственное приемлемое решение. В ином случае на тебя начнется настоящая охота. И скоро тебе все равно придется сделать выбор или его сделают за тебя зелья и заклинания.
   - Еще скажи, что заботишься только обо мне и делаешь это исключительно ради нашей дружбы, - едко заметила она, я же внутренне возликовал. Предложенный вариант не вызывает отторжения - это уже хорошо.
   - Не скажу, просто потому что вовсе не из-за дружбы.
   - Это признание? - несмело улыбнулась Лили. - Тогда это самое странное признание в любви, что я слышала.
   - А ты их много слышала? - усмехнулся я. - И когда ты только успела? Я, знаешь ли, довольно ревнив.
   Внезапно улыбка пропала с ее лица, она нахмурилась и сказала:
   - Эта статья... она появилась, как-то очень уж вовремя. А теперь вот твое предложение...
   Я достал волшебную палочку.
   - Клянусь своей магией...
   - Стой, Сев, не надо я тебе верю!
   Она навалилась на меня и перехватила руку, пытаясь остановить клятву магией. Я мягко высвободил свою ладонь из ее рук и продолжил.
   - Клянусь своей магией, что не раскрывал Рите Скитер и кому-либо того, что Лили Эванс Обретенная. - Выждав несколько секунд, я громко произнес: - Люмус!
   На кончике волшебной палочки зажегся яркий огонек.
   - Как видишь, я тебе не соврал.
   - Сев, я верю тебе и без всяких клятв.
   А вот это она зря.
   - Знаю, ты не стал бы меня обманывать.
   Вот это правильно. Я не обманываю, я недоговариваю - а это разные вещи.
   Лили поерзала на мне. Только сейчас мы оба сообразили, насколько в двусмысленной позе оказались. Лили практически оседлала меня, опираясь руками на мою грудь. Ее губы оказались так близко, что не воспользоваться ситуацией было просто преступлением. Я притянул ее к себе и нежно поцеловал. Некоторое время она пыталась сопротивляться, но делала это неуверенно, а потом и вовсе расслабилась в моих объятиях.
   Остановиться было чертовски сложно. Наверное, это был один из самых трудных выборов в моей жизни. Я и без всяких подростковых гормонов просто сходил с ума от ее близости. Наконец я нехотя оторвался от ее губ и откинулся назад, упираясь затылком в стену.
   Лицо Лили раскраснелось, а губы слегка опухли. Выглядело все это настолько соблазнительно, что я почувствовал дискомфорт в штанах. С учетом того, что Лили сидела прямо на мне, почувствовал его не только я. Намотав на палец свисающий на ее лицо рыжий локон, я не сильно дернул, а затем аккуратно убрал его с лица девушки и честно предупредил:
   - Если ты сейчас не встанешь, то консуммация нашего брака произойдет даже раньше помолвки.
   Лили покраснела еще больше, отшатнулась и стремительно вскочила на ноги.
   - Я еще не дала своего согласия!
   - Ты знаешь лучший выход? - поинтересовался я.
   - У меня такое чувство, что ты просто пользуешься тем, что меня загнали в угол.
   - Ну, я же слизеринец. Мерзкий, гадкий и прочее...
   Лили слабо улыбнулась.
   - И как мы это сделаем? - спросила она.
   - Элементарно! - улыбнулся я. - Мы просто сбежим из Хогвартса.
  
   Побег из замка не достоин своего громкого названия. Мы просто вышли через калитку черного входа в замковой ограде. Никто нас не останавливал, никто за нами не гнался. Мы спокойно добрались до Хогсмита. Оттуда наш путь лежал в Лондон. Для ритуала помолвки нужно было прикупить несколько вещей в Косом. В том числе и обручальные кольца.
   Златомутс - знакомый гоблин ювелир, смешно дернул ушами и расплылся в широкой, дружелюбной улыбке, когда мы переступили порог его ювелирной лавки.
   - Лорд Снейп-Принц. Рад, очень рад, что вы вспомнили о старом мастере. Чем могу служить?
   - Нам нужны обручальные кольца.
   - О, вы все-таки решили воспользоваться моим предложением. Да, такой подарок мечта любой девушки, - он лукаво подмигнул Лили, а затем коротко поклонился. - Позвольте поздравить вас и вашу избранницу. В моей лавке вы найдете лучшую пару из возможных.
   - Пару? - удивленно переспросила Лили.
   - Для магического обручения используются не обычные красивые побрякушки, а специальные кольца. Их и называют парами, - пояснил я.
   - Вы совершенно правы, лорд Принц. По сути, пары - это весьма искусные магические артефакты. Их создание не менее сложно, чем создание волшебной палочки, - гоблин наставительно поднял вверх сухой палец. - А теперь позвольте ваши пальчики, мне нужно несколько капель вашей крови.
   В его руках появилась длинная серебряная игла.
   - Сначала вы, юная леди.
   Лили сделала осторожный шаг к стойке и вытянула руку вперед. Гоблин аккуратно уколол ей палец, подставил миниатюрную серебряную рюмку.
   - Вот и все, - сказал он, когда в рюмку упала красная капля.
   Пока я залечивал Лили палец, гоблин достал из-под прилавка несколько флакончиков. Капнув в рюмку содержимое первого из них, он немного подождал, потом капнул в рюмку несколько капель из другого флакончика. Затем достал толстый фолиант, полистал его, что-то нашел и довольно хмыкнул.
   - Ваша очередь, лорд, - кивнул он мне.
   Процедура повторилась. Покончив с моей кровью, гоблин достал серебряную чашу, искусно украшенную явно магическими рунами. В нее он вылил содержимое двух рюмок, разбавил все зельем из еще одного флакончика. Из чаши повалил довольно густой пряный пар. Златомутс нахмурился.
   - Что-то не так? - поинтересовался я.
   - Интересное сочетание, очень интересное, - пробормотал ювелир. Так и не удостоив меня ответом, он вновь полез в фолиант.
   Еще минут десять гоблин что-то сверял и перепроверял, шурша страницами фолианта. Лили удивленно посмотрела на меня, я недоуменно пожал плечами.
   - Да-а-а, - протянул гоблин, откладывая фолиант в сторону. - А вы необычные клиенты... - он многозначительно замолчал, а затем бодро продолжил: - Думаю, у меня есть то, что вам нужно.
   Резво соскочив со своего места, ювелир чуть ли не бегом выскочил в соседнюю комнату. Долгое время он не возвращался.
   - Ты мне можешь объяснить, что происходит?
   - Я читал, что подбор пары сродни подбору палочки. Даже сложней. Палочка должна подходить одному магу. А пара должна подойти обоим.
   - Почему все-таки пара?
   - Магические обручальные кольца делаются сразу парами. Там при создании еще уйма условий, всех и не припомнишь.
   Гоблин вернулся, неся в руках ларец из красного дерева.
   - Это вам, несомненно, подойдет, - сказал он, открывая ларец. В нем на обшитых бархатом подушечках лежали два кольца. - Работа старая, еще моего прадеда. Весьма необычное сочетание камней. Белое золото и красные рубины для леди.
   Кольцо слева и вправду было украшено пятью камнями размером чуть больше булавочной головки. Цвет камней варьировался от розового до кроваво красного.
   - Rubinus - камень жизни и любви. Камень страсти. Воплощение пламени. Доблесть и вместе с тем мудрость. Говорят, что хорошего человека делает еще добрее, злого превращает в настоящего злодея. Пять камней - пять чувств.
   Гоблин внимательно посмотрел мне прямо в глаза и продолжил:
   - Для вас лорд белое золото, черно-красный пироп и два серпентина. Необычное сочетание. Редко кто отважится окружить камень честности камнями коварства... - он замолчал.
   Второе кольцо имело один большой темно красный камень ступенчатой огранки, а побокам от него находились два тёмно-зелёных камня с пятнами различных цветов, которые придавали им сходство с кожей змеи.
   - Какая прелесть, - Лили протянула было руку к кольцам, но я ее мягко остановил.
   - Это все же магические артефакты. До ритуала не стоит их касаться.
   Златомутс все так же молча захлопнул крышку ларца и протянул его мне. Потом он озвучил цену, и она еще долго будет сниться мне в кошмарах.
   Покинув ювелирную лавку, мы аппорировали в подземелья моего... или уже пора говорить нашего мэнора.
   - Добрый день хозяин-сэр. Чем Нилли может вам служить? Не желаете ли кофе? - тут же влезла домовая эльфийка.
   - Нет Нилли. Лучше принеси нам бутылку вина.
   - Мы что, уже начинаем праздновать? - выгнула бровь Лили. - Не рано ли?
   - Вино и молоко часто используются для различных магических ритуалов, - пояснил я. - Но молока у меня нет, а вино есть.
   - Почему нам в Хогвартсе не рассказывали ничего подобного?
   - В Хогвартсе нам много чего не рассказывают, - скривился я. - Издержки все большего упрощения магического образования.
   Хогвартская учебная программа - это отдельная грустная песнь. Выпускник Хогвартса - это дешевый фокусник, а не серьезный маг.
   Нилли принесла бутылку с вином. Пока Лили его открывала, я прошел в угол зала. Здесь находился большой сундук, единственное кроме камней убранство того места. Поднятая крышка сундука надсадно скрипнула ржавыми петлями. Надо бы приказать эльфам смазать их маслом, а то в подземельях все еще довольно сыро.
   Этот сундук был самым обычным, без всяких уменьшающих и прочих чар для хранения. А вот его содержимое обычным не было. Возможно, я не слишком тороплюсь с обустройством своего мэнора должной меблировкой, но различных мелочей для магических ритуалов накупил с избытком. Человеческий череп... Надо его чем-нибудь накрыть, а то Лили чего доброго заметит. Свечи. Кое-какие травы, ингредиенты для зелий я храню отдельно и по большей части в своей квартирке в Паучьем. Несколько склянок с зельями. Нож. Костяной кинжал. И еще много различной магическом мелочи.
   Прихватив из сундука нож и серебряный кубок (любят маги этот метал), я вернулся к Лили.
   - Кубок, это для вина. А зачем нож? - с подозрением спросила Лили.
   - Для ритуала обручение также нужно немного крови участников.
   - Опять кровь, - вздохнула Лили, поглаживая недавно заживленный палец. - Все ритуалы древнейших и благороднейших требуют крови?
   - Не все, но многие, - пожал плечами я. - Кровь - сильнейший магический катализатор. Это нашло отражение даже в мире маглов: кровная месть, кровное братство, кровь Христа на причастии.
   - На причастии вместо крови используют вино, - напомнила Лили.
   - Мы его тоже используем, - усмехнулся я, кивнув на бутылку в ее руках. - Многие религиозные ритуалы есть немного видоизмененные магические. В магических же ритуалах кровь используют довольно часто. Иногда свою, иногда жертвенную - тут все зависит от ритуала. Для ритуалов защиты, например родового мэнора используется кровь мага. А вот для вызова духа часто нужно принести именно жертву.
   - Человеческую?
   - Зависит от ритуала. Иногда и человеческую. Хотя последнее в наше время все же редкость.
   Ну да, редкость. А то что я не так давно принес в жертву несколько десятков маглов, так то не считается. Да и не помогло все это...
   - Звучит жутко, - признала Лили.
   - Такова магия, - вновь пожал плечами я, - особенно высшая магия, а не те фокусы, что нам преподают в Хогвартсе... Ладно, давай приступим к ритуалу. Держи кубок перед собой двумя руками. И постарайся не расплескать ни капли - это очень важно.
   - Хорошо, - понятливо кивнула она, делая сказанное.
   Встав перед Лили, я на три пятых наполнил кубок вином, прямо над ним порезал себе ножом ладонь и сжал кулак. Кровавые капли обильно полились в кубок, Лили заметно вздрогнула. Да, одной капелькой в этом ритуале не отделаться. Подождав немного, я вынул волшебную палочку и залечил себе рану на ладони.
   - Теперь ты, - взяв кубок из ладоней Лили, я протянул ей нож. - Ты должна сделать эта сама или ничего не выйдет.
   Лили взяла нож, хотя руки ее заметно дрожали. Зажмурив глаза, она несколько раз глубоко вздохнула, собираясь с духом. А затем вытянула вперед левую руку и резанула ножом по ладони. От боли у нее на глазах выступили слезы. По неопытности, она нанесла слишком глубокую и болезненную рану. Но Руку Лили не опустила, а с ее губ не сорвалось ни всхлипа.
   - Все, хватит. Останови кровь.
   Лили потянулась было к волшебной палочки, но я вынул из кармана на поясе зелье и протянул ей.
   - Используй лучше это.
   - Спасибо, Сев. Это вылить на рану или выпить?
   - На рану.
   Кивнув, она последовала моему совету.
   - Вот видишь, это не так уж и страшно, - заметил я.
   - Но и не особо приятно, - скривилась она. - Что дальше?
   Взяв ларец с кольцами, я открыл его перед Лили.
   - Возьми кольцо, но не то с рубинами, которое гоблин пророчил тебе, а мое с пиропом и брось его в кубок.
   Подождав пока мое кольцо стукнется о дно кубка, я проделал ту же операцию с кольцом Лили и поднес кубок к губам. Вино было вполне приятным на вкус, кровь в нем совсем не чувствовалась.
   - Теперь ты. Пей до дна, - выпив половину содержимого, я вновь протянул кубок Лили и с усмешкой добавил: - Смотри только кольца не проглоти.
   Она несмело улыбнулась, взяла кубок и выпила остатки вина. Затем я достал из кубка кольцо и надел ей на безымянный палец левой руки. Ей же протянул правую руку. Лили удивилась, но ничего не сказала, а просто украсила уже мой безымянный палец обручальным кольцом. Объяснение моим действиям было простое, на левой руке я уже носил перстень-печатку рода.
   - Это все? - она с интересом любовалась своим обручальным кольцом.
   - Теперь невеста должна поцеловать жениха, - сказал я, стараясь сохранить серьезность.
   Лили слегка смутилась. Ее щеки заметно порозовели. Но все же она нерешительно наклонилась ко мне. Ее теплые губы неумело скользнули по моим.
   - Вообще-то остаточно было просто подержаться за руки, - усмехнулся я, сжимая девушку в объятиях. - Но этот способ мне нравится больше.
   - Северус Тобиас Снейп! Ты... Ты... - от возмущения у нее перехватило дыхание.
   - Мерзкий, - подсказал я.
   - Мерзкий, - послушно повторила она, а потом продолжила: - коварный, наглый, гадкий слизеринец!
   Выпалив это она внезапно прильнула ко мне, положив голову на мое плечо. Некоторое время мы просто стояли сжав друг друга в объятиях. Не знаю почему, но у меня в голове раз за разом крутились строчки из еще одного бессмертного творения этого чертового равенкловца Шекспира:
  
   Кто женщину вот этак обольщал?
   Кто женщиной овладевал вот этак?
   Она моя, - хоть скоро мне наскучит,
   Ха!
   Нет, каково! Пред ней явился я,
   Убийца мужа и убийца свекра;
   Текли потоком ненависть из сердца,
   Из уст проклятья, слезы из очей, -
   И тут, в гробу, кровавая улика;
   Против меня - бог, совесть, этот труп,
   Со мною - ни ходатая, ни друга,
   Один лишь дьявол разве да притворство;
   И вопреки всему - она моя!*
   (* Ричард III)
  
   Глава 41. Старая-новая история.
  
  Врагов можно уважать и даже любить. Главное чтобы это были чужие враги.
  
  (Северус Снейп, ненаписанные мемуары)
  
  
   - Как вы могли?! О чем вы только думали?! Сбежать из Хогвартса и это в учебный день! Это просто немыслимо! Вы хоть представляете, что вы натворили?
   Макгонагалл распалилась не на шутку и распекала нас так и этак уже добрые десять минут. Мы с Лили сохраняли приличествующий разносу скорбно-смущенно-виноватый вид. Хотя сомневаюсь, чтобы Лили действительно раскаивалась в побеге. Про меня и вовсе говорить не стоит. Мне с трудом удавалось сдерживать то и дело наползающую довольную ухмылку.
   - Ну, Минерва, это уж слишком, - поспешил охладить пыл декана гриффиндора Дамблдор. - Вспомни себя в их годы. Думаю, мистер Снейп и мисс Эванс все поняли и жалеют о содеянном. Снятия балов и недельной отработки с них будет достаточно.
   - Трехнедельной, включая все выходные! Не меньше! - вскинулась Макгонагалл, отступать она не желала.
   - Хорошо - трехнедельной, - покладисто согласился Дамблдор. - Профессор Слагхорн, вы согласны?
   - Да, этого будет достаточно, - задумчиво кивнул тот в ответ.
   - Вот и замечательно, - расцвел в благодушной улыбке Дамблдор. - И так, с факультетов Гриффиндор и слизерин снимается по сотне балов, а мистер Снейп и мисс Эванс на три недели переходят в подчинение мистера Флитча. Покидать замок им запрещено. В случае нарушения последует немедленное отчисление. Мистер Снейп вас это особенно касается, - пригрозил мне он, затем хитро улыбнулся и добавил: - Также позвольте поздравить вас с заключением помолвки. Ах, молодость, молодость. Можете идти.
   Последнее замечание мне не очень понравилось. Причину побега мы скрывать не стали. Но, по-моему, Дамблдор и так ее знал до нашего признания. Слишком уж довольный вид был у директора. Причем довольство было не наигранно. За столько лет близкого знакомства я научился замечать такие нюансы как никто другой. Хм, а не он ли слил Рите Скитер очередную сенсацию? Да и кто кроме него мог это сделать? Скитер мастер по раскапыванию чужого грязного белья, но ее внезапно вспыхнувший интерес к Лили явно не случаен. Гринграссу раскрывать тайну Обретенной без надобности - мы с ним уже договорились. Остальные представители древних родов тоже вряд ли бы стали делиться подобными новостями, а попытались бы использовать эти знания в собственных интересах. А чтобы конкуренты под ногами не мешались, они ничего не должны знать. Значит и вправду Дамблдор. Больше просто некому. Неужели меня назначили на роль отца для Избранного? Спору нет - должность почетная. Вот только моя выживаемость не предусмотрена. Или предусмотрена? Да, тут есть над чем поломать голову.
   Башню директора мы покинули в приподнятом настроении. Ожидаемый разнос вышел не столь уж и страшным. Шли мы молча, каждый думал о своем. И видимо мы слишком сильно погрузились в собственные мысли. Иначе как объяснить, что ни я, ни Лили не заметили мародеров, пока те не оказались прямо перед нами. Предводительствовал естественно Поттер. Был он какой-то всклокоченный с диким, непонимающим взглядом.
   - Лили, где ты была весь день? - сразу начал Рогоносец, перегородив дорогу. Меня он старательно игнорировал, даже не смотрел, хотя я стоял рядом с девушкой.
   - Это не твое дело Джеймс. Дай нам пройти! - Лили попыталась обойти Поттера, но тот схватил ее за руку.
   - Подожди... - тут Джеймс осекся. Его взгляд остановился на обручальном кольце, что поблескивало на пальце девушки. Пару мгновений он молчал не в силах поверить собственным глазам. А затем его лицо резко покраснело от прилившей крови.
   - Ты... с ним, - почти прошипел он, яростно сверкая глазами. - Грязнокровка! Подстилка слизеринская!
   Я не успел ничего сделать.
   - Ступефай! - палочка в руках Лили появилась словно из ниоткуда. Джеймс отправился в полет. Судя по его продолжительности сил в заклинание Лили не пожалела. Надо запомнить на будущее и постараться ее не злить.
   Блохастый и Клыкастый попытались было выхватить свои волшебные палочки. Но тело Джеймса не успело еще познать все прелести земного притяжения, как кончик палочки Лили уже смотрел в лицо Блэку. Я же взял на прицел Люпина. Оборотень оказался довольно расторопен и даже вскинул свою палочку для удара. Надо отдать ему должное - бить он собирался по мне.
   - Не стоит, - покачал головой я. - Поттер сам нарвался. И он еще легко отделался.
   Нет, действительно легко. Я бы его приложил чем-нибудь покрепче. Есть в моем арсенале несколько проклятий, не смертельных, но крайне болезненных. Не Круциатус, конечно, но на себе их действие лучше не проверять.
   Продолжить эту милую беседу нам не дали. На поле действа прибыла кавалерия... в смысле - Дамблдор и Макгонагалл. Слагхорна они потеряли где-то по дороге. Жаль сами не потерялись.
   - Что тут опять происходит? - резко спросила Макгонагалл. Ее строгий взгляд быстро обозначил виновного. Угадайте кого? - Мистер Снейп вас и на две минуты нельзя оставить без присмотра?! Почему вы опять напали на мистера Поттера?
   - Северус тут не при чем, - встала на мою защиту Лили. - На Поттера напала я.
   То как она произнесла это "Поттера" заставило мою душу затрепетать. Эх, Джеймс, какой же ты все-таки идиот! Как я мог проиграть ее тебе тогда? Ох, не обошлось в той старой истории с тетрадью моей матери без директора. Чувствуется рука Мастера, чувствуется. Для самого Джеймса или кого-то из мародеров тот план был слишком хитер. Случайность? Да это просто смешно. Слишком глобальные последствия были у той "случайности".
   Забавно, что эта история столь искаженно повторилась. Теперь уже Поттеру придется постараться вымолить у Лили прощение, как когда-то это сделал я. Но ему это уже не поможет, как не помогло и мне.
   Плохо одно... и в этом случае
   Макгонагалл беспомощно оглянулась на Дамблдора. Ну да. Мне то декану гриффиндора наказания прописывать гораздо приятней, чем ученице своего факультета. Причем одной и лучших!
   Что? Деканы должны быть беспристрастны? Ха три раза. Каждый из деканов всегда тянул одеяло на себя и наказывал своих менее строго, чем чужих. А нет - вру. После первой войны с Сами Знаете Кем к слезерину деканы прониклись особой любовью, и за просчеты карали куда как строго. Не смотря на это злобные инсинуации, под моим чутким руководством факультет слизерин выигрывал кубок школы чаще других. Ну, пока не пришел Золотой мальчик и директор не стал ему откровенно подыгрывать. А как еще это называется? Две сотни балов Золотому Трио. И это в день подведения итогов! И за что! За прохождение самой глупой магической защиты в истории. Шахматы, летающие ключи. Нет ну серьезно, меня и в то время напрягало, что подобная "защита" больше похожа на полосу препятствий для не особо умного ученика, а не реальная проблема для настоящего мага. И время показало мою правоту.
   - Думаю, у мисс Эванс была веская причина, - дипломатично заметил Дамблдор, поглаживая бороду.
   - Хотелось бы ее узнать, - проворчала Макгонагалл. Весь ее карательный настрой разом испарился. - Мисс Эванс, вы не проясните нам причину своего поступка?
   - Я напала, потому что напала! - нехотя выдавила из себя Лили, смотря куда-то в сторону. Было видно, что она еще злится на Поттера.
   - Так, прекрасно! Просто прекрасно! - Макгонагалл повернулась к Блохастому. - Мистер Блэк может быть вы нам расскажете?
   - Ну... это, - невнятно промямлил Блэк. Даже у него не хватило наглости повторить все оскорбления Джеймса.
   - Очень информативно. Мистер Люпин?
   Оборотень смутился и молча уставился в пол.
   - Мистер Снейп, остались только вы, - вздохнула Макгонагалл.
   - Джеймс Поттер имел глупость в грубой форме усомниться в чистоте крови моей невесты и обвинил ее в крайне ветреном поведении с представителями факультета Слизерин. О чем громко известил всех здесь присутствовавших, - витиевато поведал я предысторию событий, ободряюще сжимая ладонь Лили.
   -Вот как, - сокрушенно покачал головой Дамблдор. Не давая Макгонагалл вставить и слова, он приказал: - Миневра, будь добра, оттранспортируй мистера Поттера в медицинское крыло. Наказание на твое усмотрение.
   Макгонагалл недовольно поджала губы.
   - Мистер Блэк, мистер Люпин берите своего друга и следуйте за мной, - проворчала она. Было заметно, что объектом ее недовольства теперь стал Поттер. Все же Макгонагалл отличный преподаватель и декан. Кто же виноват, что в подопечные ей достались полные... гриффиндорцы.
   - Не держи на него зла моя девочка, - сказал Дамблдор, наблюдая как Люпин и Блэк сообща ливитируют тело Джеймса Поттера вслед за Макгонагалл. - Он просто растерялся. Все произошло так быстро. Боюсь, что реакция Джеймса это только начало, - директор повернулся ко мне, лицо его было встревоженным. - Это был очень благородный поступок, Северус. Очень! Надеюсь, ты осознаешь последствия.
   - Разумеется, - кивнул я.
   - Будь осторожен. Особенно вне стен Хогвартса... Ну все, давайте на ужин, а то опоздаете.
   Отечески приобняв нас с Лили за плечи, он немного проводил нас в сторону Большого зала. Затем сослался на свою занятость и поспешил удалиться.
   - Что имел в виду профессор Дамблдор? - насела на меня Лили, стоило директору скрыться из виду. - Признавайся, что ты от меня утаил? И даже не вздумай врать!
   Отвечать не хотелось. Она сделает неправильные выводы. Выгодные мне, но неправильные. Как же не вовремя просыпается этот атавизм под названием совесть.
   - Есть еще один способ разорвать магическую помолвку, - нехотя признался я. Не такая это и тайна, да и просто догадаться не сложно.
   - Какой? - по ноткам тревоги в ее голосе можно было понять, что кое-какие догадки у нее есть.
   - Это если жених или невеста умрет, - ровно ответил я.
   - Меня убивать нет смысла... - тут же сделала правильные выводы Лили. - Северус! Ты должен был мне сказать!
   - Это бы ничего не изменило, - скривил губы я.
   Не хватало еще, чтобы Лили чувствовала себя мне обязанной. Чертов Дамблдор! Как прекрасно все подгадал и слова подобрал нужные. Теперь в глазах Лили я чуть ли не герой, закрывшей ее своей грудью от возможных опасностей. Нет, в общем-то так оно и есть! Но лучше бы ей этого не знать. И то, что Дамблдор так ловко подвел ее к этому знанию - это еще одно подтверждение того, что мне оказана сомнительная честь стать отцом избранного. Обойдешься, старик, тебя я закопаю раньше, чем родится мой первенец! Я уже близко! Я чувствую это!
   - Как это не изменило, - всплеснула руками Лили, вырывая меня из плена размышлений. - Ты должен был мне все рассказать! Я бы никогда не согласилась на такое!
   - Вот поэтому ничего и не рассказал, - пробормотал я.
   Она остановилась, преградила дорогу, положила ладони на мою грудь и, глядя прямо в глаза, сказала:
   - Сев, я никогда себе не прощу, если из-за меня с тобой что-нибудь случится.
   - А я просто не прощу себе если что-нибудь случится с тобой. Все, закроем эту тему! Сделанного не изменить. Не волнуйся, я смогу о себе позаботиться. И поверь, умирать не собираюсь, - тут я позволил себе наглую усмешку, наклонился вперед и прошептал ей на ухо: - По крайней мере до нашей первой брачной ночи и еще лет сто после.
   - Ты невозможен, - вздохнула Лили, сделав шаг назад. - И почему всего сто лет, - выгнула бровь она.
   - Ты постареешь и мне придется найти кого-нибудь помоложе, - деланно скорбно заметил я.
   - Паяц! - улыбнулась Лили.
   Ну вот, уже лучше. К черту эти ее самокопания насчет моей жертвенности или оскорблений Рогоносца.
   В людском обществе, неважно в магловском или магическом, две вещи распространяются молниеносно - это паника и сплетня. Когда мы с Лили появились в Большом зале над столами мгновенно повисла полная тишина - вся школа уже знала о случившимся. Не знаю как, но знала.
   Лили вцепилась в мою руку похлеще чем это делает Петр своими когтями. По залу прошелестел гул перешептываний. Сцена затягивалась. Один из домовиков, убиравших тарелки, споткнулся и упал. Звон разбитой посуды снял с меня легкое оцепенение. Хоть я и не лишен тщеславия, достоинств у меня много, но в центре внимания быть не люблю. Проводив Лили за стол гриффиндора, я уселся на свое любимое место с краю слизеринского стола. Зал постепенно начал оживать. Пошли разговоры, смех, кто-то просто вернулся к поглощению пищи.
   - Ну ты даешь, Северус, - панибратски хлопнул меня по плечу сидевший рядом Кевин. - Ты такого шороху наделал. Вся школа на ушах стояла, когда вы сбежали. Макгонагалл чуть ли не огнем плевалась. Слагхорн весь свой запас успокаивающих зелий извел. А теперь еще и помолвка с Эванс... - он подмигнул мне и многозначительно замолчал.
   Ну да. С точки зрения большинства слизеринцев, я сделал весьма хитрый ход, заполучив в свой род Обретенную. Кое-кто может пойти еще дальше и нагородить домыслов про "секретный план Принцев". Сначала пресекшийся род вдруг объявляется, а теперь вот он себе Обретенную почти заполучил. А если учесть, что с этой самой Обретенной мы еще и дружим с детства, то тут такой простор для воображения.
   Даже боюсь себе представить, что навыдумывали бы эти строители теорий заговоров, узнай они о том, что у меня и свой менор имеется. Впрочем, в этом случае они бы не теории строили, а планы, как и где лучше меня закопать. Причем делали бы это сообща. В том числе и Пожиратели с Фениксами.
   А мне ведь теперь еще и с Волдемортом объясняться. Обретенная - весьма ценный трофей. Верный последователь просто таки должен был ее немедля доставить Темному лорду, высунув язык от усердия и верноподданнически помахивая хвостом. Желательно завернутой в подарочную упаковку и с цветной ленточкой в придачу. Мою же блистательную наглость с помолвкой могут и не оценить. Если не сам лорд, то его прихле... в смысле - пожиратели. Темному лорду надо кинуть кость. Отвлечь его от Лили, а за одно и от меня. В идеале неплохо бы заручиться поддержкой. Самому Волдеморту Обретенная не интересна. Он озабочен собственным бессмертием, а не продолжением рода. Но Обретенную можно было использовать в политическом торге с представителями пока еще нейтральных "древнейших и благороднейших". Тот же Гринграсс думаю не отказался бы заключить договор о внуках с другим родом, которому бы досталась обретенная. Ничего личного, просто политика - самая аморальная из потомков древнейшей профессии. Впрочем, есть еще журналисты...
   Стоило мне приступить к еде, как Кевин отстал. Да и остальные слизеринцы не лезли. Все же правила этикета вбили в них накрепко. Причем в особо консервативных родах это до сих пор делается не без помощи старых добрых розг. Эх, как же прав был Флитч, сетуя на отмену в Хогвартсе телесных наказаний. Если не доходит через голову, то может дойдет через задницу?
   У Лили дела обстояли гораздо хуже. Гриффиндорцы и правила этикета или элементарного такта - это вещи несовместимые. А у нее, между прочим, был напряженный день и обед мы пропустили. Моя невеста (как же мне нравится это словосочетание) оказалась в плотной осаде факультетских подружек под командованием Макдональд. Судя по активной жестикуляции, вопросы сыпались на нее как из рога изобилия.
   Лили по возможности держалась со всеми вежливо и ровно. Хорошо, что самый ушибленный на голову гриффиндорец валялся в лазарете с ушибами того чем он думает. И нет - это не голова, в нее он исключительно ест. Остальные были чуть более вменяемые. Ну, если не забывать того, что они гриффиндорцы.
   Как уже упоминалось обручальные кольца сами по себе неплохие защитные артефакты. Так что приворотных зелий, чар и иной влюбляющей мерзости Лили может не опасаться. Магическая помолвка, не смотря на отсутствие ярких, запоминающихся эффектов - это довольно серьезный ритуал. В остальном посмотрим. А так ли благородны и дружны гриффиндорцы, как ей некогда казалось?
   Сомневаюсь, что Лили удержится от подглядывания мыслей своих сокурсников. Любой начинающий легилимент поддается этому соблазну и старается читать все свое окружение. После этого чаще всего ему приходится менять окружение. Сейчас головы подружек Лили, да и всех остальных, заняты произошедшими событиями. С учетом репутации слизеринцев у грифов, ее выбор вряд ли встретит понимание.
   В зал ворвалось с десяток почтовых сов. Пройдя на бреющем полете вдоль столов, они сбросили свои послания. Кстати, слухи о меткости этих вредных птиц крайне преувеличены. Стоит чуть зазеваться и важное письмо окажется не у тебя в руках, а в твоей тарелке с супом, или в самой супнице. Впрочем, возможно это говорит именно о меткости птиц...
   После окончания ужина уже на выходе из Большого зала я заприметил Блэка. Не того, который Блохастый, а номер два. Сначала он незаметно пристроился следом за мной, а затем прибавил шаг и вскоре мы шли рядом.
   - У меня для тебя письмо от... - младший Блэк многозначно закатил глаза и протянул мне конверт. Было видно, что он заметно волнуется. Еще один идеалист на мою голову. Нет, в свое время я тоже был таким - искренне верил в Волди, чистоту крови и прочее. Но все же во многом мной двигал обычный расчет. Талант значит многое, но зачастую деньги и связи значат гораздо больше.
   Подписей на конверте не было, но догадаться об отправителе было несложно. Особенно после намека юного Блэка.
   - Спасибо, Регулус, - кивнул я.
   Блэк смущенно кивнул в ответ и поспешил в сторону подземелий. Я спрятал письмо под мантией и направился к себе.
   - Кар! - разозленный Петр яростно атаковал, стоило мне только открыть дверь. Сделав заход, он сел мне на руку и больно впился когтями.
   - Прости, я оставил тебя на весь день взаперти и забыл покормить.
   Ворон еще раз хрипло каркнул и сильнее впился когтями в мою руку. Поморщившись от боли, когти у Петра были острые, я достал из кармана мантии несколько сушеных жуков и протянул птице.
   Все еще недовольный Петр придирчиво осмотрел подношение, немного подумал, аккуратно все склевал и вновь каркнул, требуя добавки. Закончилось все тем, что мне пришлось добрые полчаса заниматься исключительно птицей. Наконец Петр устроился на высокой спинке кресла и задремал, позволив мне заняться своими делами.
   Письмо Темного лорда я вскрывал с некоторым трепетом. Просчет реакции Волдеморта на Обретенную и мою помолвку с ней - это одно. А вот что на самом деле решит Волди - это уже совсем иное.
   В письме было простое, сухое поздравление с помолвкой. И понимай это как знаешь. Я потер виски. Кость для Волдеморта должна быть воистину гигантских размеров, чтобы на ее разгрызание Темный лорд бросил все свои силы. Надеюсь, Аберфорт мне ее даст. В ином случае мое положение несколько осложнится.
   Сам того не ведая Дамблдор весьма помог мне этим своим трехнедельным запретом покидать Хогвартс. После таких известий Волди ждет личных объяснений. А с ним никогда не знаешь, чем они могут закончиться. Наградой может быть курциатус или и вовсе авада. И пока мне нечего предложить ему взамен утерянной Обретенной, лучше этой встречи избежать.
   Еще три недели, и у меня будет новая волшебная палочка. Мне совсем не хочется заниматься Аберфортом с этой деревяшкой с пером Дамблдорского феникса. Особенно в свете информации, что феникс - это "умершая" сестра Дамблдора. С этими мыслями я и сам не заметил, как заснул прямо сидя в кресле.
   На удивление я довольно неплохо выспался. Даже тело не особо затекло. Предыдущий опыт сна в кресле был более неудачным. Надо будет не забыть поблагодарить Дамблдора за отличную мебель в моих покоях... прежде чем его убить. Или лучше сначала убить, а потом поблагодарить? Да, второй вариант надежней.
   Быстрый обжигающе-горячий душ, очередная кормежка Петра, упаковка своего драгоценного тела в свежую мантию - вот я и готов к очередному дню в этой обители ненужных знаний. Сегодня Слизерин будет заниматься фермерством. Уход за магическими существами весь день. Теория и практика с профессором "почти целым" Кеттлберном. Хуже только прорицания.
   Нет, я люблю магическую живность... когда она на разделочном столе. Ведь в ней так много ценных и очень дорогих ингредиентов. А вот отношения с живыми "милыми зверушками" у меня как-то не складываются. Наверное, все эти единороги, гиппогрифы и грифоны чувствуют, что я вижу в них только все самое лучшее. Рог единорога, сушеный язык гиппогрифа, выжимку грифоньей печени и прочие наиболее полезные их части. Почему-то им это не нравится. Глупые твари!
   День прошел как я и думал, то есть скучно. Тема занятий - лукотрусы, была мне мало интересна. В защитниках деревьев не было полезных для зельеварения ингредиентов. Младшие духи природы, что с них взять.
   С Лили мне удалось увидеться только вечером. Гриффиндор сегодня учился вместе с Равенкло, а нам в пару достался Пуффендуй.
   - Ты не важно выглядишь. Что-то случилось? - поинтересовался я, когда мы направились на отработки.
   - Случилось то, что мне хочется перебить половину своего факультета, - поморщилась она.
   - Подумаешь, - фыркнул я, - порой мне тоже хочется перебить половину твоего факультета.
   - Мне не до шуток, Сев. Они все такие завистливые и мелочные. В глаза говорят одно, радуются, поздравляют. А в мыслях то и дело проскальзывает "Почему она, а не я!". Я думала у меня множество друзей, а оказалось... Ты прав, Гриффиндор не то, что рисовало мне мое воображение.
   - Если тебя это утешит, то слизерин недалек от того, что оно же тебе рисует.
   - У тебя какие-то неприятности? - встревожилась она.
   - Ерунда, стал внезапно центром всеобщего внимания. Скоро у меня будет либо много друзей, либо врагов. Наследники всех этих древних и благородных пока еще определяются, как и их родители.
   - Прости, из-за меня у тебя сплошные неприятности.
   Наш диалог был прерван вторым пришествием Поттера. Состоялось оное, когда мы с Лили почти дошли до домика Флитча. Чутье и обильный дневной снегопад подсказывали мне, что сегодня мы будем чистить внутренний двор Хогвартса от снега. Естественно лопатами, а не волшебством. А жаль - вызов малого огненного элементаля одно из моих коронных заклинаний.
   Рогоносец ждал нас неподалеку от главных ворот Хогвартса. Был он без своих вечных сопровождающих и выглядел каким-то подавленным. Заприметив меня и Лили, он еще больше сник и направился прямо к нам, уткнувшись взглядом в землю. Будь во мне хоть капля сострадания, я бы его пожалел. Но чего нет, того нет - пришлось просто молча злорадствовать.
   - Чего тебе, Поттер! - отнюдь не ласково посмотрела на него Лили.
   - Нам надо поговорить, наедине, - сказал Поттер, все еще пряча взгляд.
   - Мне не о чем с тобой разговаривать! - нахмурилась Лили.
   - Но я же хочу извиниться!
   Поттер сжал кулаки и все же нашел в себе силы посмотреть Лили прямо в глаза.
   - При оскорблении тебе свидетели не мешали. А для извинений, значит, мешают? Не думала что ты такой трус, Джеймс.
   Слова Лили били словно пощечины. Рогоносец вновь отвел взгляд и совсем сник.
   - Прости за те слова вчера. Я был дураком! - все же решился он.
   Я нахмурился. Почему это "был"? Это же естественное состояние Рогоносца. Лили молчала. Поттер под холодным взглядом ее изумрудных глаз явно нервничал. Сейчас в нем мало что осталось от былого самоуверенного, нагловатого молодого мага.
   - Лили, ну что мне сделать, чтобы ты меня простила? - умоляюще спросил он. - Хочешь, я на колени встану?
   Лили еще немного помолчала, а потом произнесла то, чего не ожидали ни Поттер, ни я.
   - Хорошо, я тебя прощу, но только если ты извинишься еще и перед Северусом.
   Мне показалось или в ее голосе проскользнули какие-то мстительно нотки? А все же она может быть довольно коварна и даже жестока. Моя школа. Пожать мне руку - для Поттера это гораздо унизительней, чем валяться перед Лили на коленях.
   Взгляд Поттера сфокусировался на мне. Я бы соврал сказав, что заметил в нем хоть каплю смирения или тепла. Раньше он просто испытывал ко мне стойкую неприязнь и видел лишь мишень для своих идиотских розыгрышей. Теперь же...
   Наверное, вот так и возникает вражда. Та вражда, что становится легендарной. Комедия-трагедии в том, что я даже сейчас не видел в Рогоносце врага. Самоуверенность? Наверное, да. Что Поттер может противопоставить моим знаниям и опыту? Да ничего!
   Время показало, что я несколько ошибался...
   - С-с-снейп, - процедил Рогоносец, роняя слова, словно камни на мою могилу. - Извини... меня... пожалуйста.
   Звучало все это скорее не извинением, а угрозой мучительной смерти.
   - Конечно, Джеймс, я все понимаю, - сказал я с самой добродушной из своих улыбок. Да, именно с той, от которой в будущем мои ученики впадали в ступор. Сделав шаг вперед, я протянул ему руку.
   Некоторые моменты бесценны! Этот явно достоин занять должное место в Омуте памяти. Я готов просматривать его снова и снова. Лицо Джеймса перекосилось так, словно он съел целый лимон и не один. С трудом совладав с бушевавшими внутри эмоциями, он попытался дружески улыбнуться. Улыбка эта вышла похожей на гримасу боли. Бедняга, мне его почти жаль... Ладно, вру - не жаль мне его нисколько.
   Джеймс крепко сжал мою ладонь. Будь у него силенок побольше, он попытался бы мне ее сломать. А так - все обошлось, хотя сдавил он со всей силы.
   Не удержавшись, я дружески хлопнул Джеймса по плечу. О, этот зубной скрежет, он словно музыка! Рогоносец тут же вспыхнул и уже открыл было рот, чтобы выразить отнюдь не благодарность.
   Ну давай, ляпни что-нибудь! Сделай мне приятное!
   Поттер захлопнул рот. Я видел, каких трудов ему стоило сдержаться. Еще немного и у него появятся зачатки самообладания, а там и до разумной жизни недалеко. А зачем мне разумный, адекватный Поттер?
   - Вот и хорошо! - кивнула Лили. - Надеюсь, теперь ваша глупая вражда прекратится, и вы станете друзьями.
   Не понял! Она это сейчас так шутит? Взаправду решила, что мы помирились или это такая тонкая издевка и месть? Причем месть и Поттеру и мне. Поттеру то понятно за что. А я? Неужели за все эти недомолвки? Но так ведь это для ее же блага!
   - Так я прощен? - уточнил Джеймс.
   - Да, - кивнула Лили. - А теперь прости, нам с Северусом пора на отработки.
   Лили настойчиво потянула меня за руку в сторону домика Флитча. Рогоносцу оставалось только сжимать и разжимать кулаки, да буравить мне спину гневным взглядом.
   - Явились! - пробурчал Флитч, поглядывая на часы. - Лопаты здесь, засыпанные снегом дорожки за дверью. Намек понятен? Можете начинать.
  
  Глава 42. Все тайное рано или поздно становится явным.
  
  
  Тщательней всего нужно прятать свои тайны и чужие трупы.
  
  (Северус Снейп, ненаписанные мемуары)
  
   Защитный круг все еще держался. Не знаю как, но держался. Будь же благословенна в веках моя вечная паранойя! На построение защиты я убил почти десять часов, большую половину вчерашнего вечера и ночи. А ведь была мысль, что я перестраховываюсь, была. В случаи опасности я планировал бросить все и сбежать. Так есть ли тогда смысл тратиться на сильную защиту? Хорошо, что паранойя прогнала эти мысли. Где бы я сейчас был без Малого пантакля астральной защиты вокруг дома. Вот бы для Дамби сюрприз был!
   Света в доме не было. Высшая магия и электричество не слишком сочетаются и для ритуала я снял себе старый домик не подключенный к электросети. Да, такие еще в старушке Англии встречаются. Встав сбоку от окна, я аккуратно выглянул во двор. На улице возле свежевыкрашенного заборчика Дамблдор заканчивал чертить на снегу последнюю руну. А это значит, что время существования моей защиты теперь измеряется несколькими ударами сердца. А ведь все так хорошо начиналось...
  
   Назначенные три недели отработок пролетели довольно быстро. Мы с Лили честно приходили каждый день к Филчу, чтобы уподобиться домовым эльфам, и даже не помышляли о побеге. Скитер в "Пророке" еще немного поскандалила на тему Обретенной и нашей с Лили помолвки. Разоблачила она и "секретный план Принцев", но вышло у нее не очень убедительно. Вскоре произошел крупный скандал с чиновником Министерства, и мисс прыткое перо бросила весь свой энтузиазм на раскапывание наиболее грязных обстоятельств новой истории. Это не значило, что об Обретенной забыли. Куда там! У меня внезапно образовалось множество приятелей. Раньше большая часть Слизерина меня просто не замечала. Теперь же, то один, то другой слизеринец, кто ненавязчиво, а кто и довольно бесцеремонно стали набиваться в друзья. Мотивы были понятны - прощупывание почвы. Одни захотят породниться через будущих детей, как Гринграсс. Другие думают о том, как меня получше прикопать и возможно ли это в принципе. Никто ведь не умеет наносить удар в спину так, как это делают притворившиеся друзьями.
   Прикинув ради интереса количество возможных брачных договоров, я слегка спал с лица. Боюсь, столько детей Лили не родить и за десять лет.
   У нее, кстати, тоже прибавилось воздыхателей. Многие Слизеринцы, да и не только Слизеринцы, внезапно прозрели. Разумеется, все это было связано исключительно с красотой, очарованием и умом Лили, а не с тем, что она Обретенная. А то, что она уже помолвлена, так у всех есть недостатки. Да и мосты на будущее навести надо. Вдруг этот Снейп с лестницы упадет и свернет себе шею... особенно если ему в этом помочь.
   Пока все просто присматривались, принюхивались, прикидывали расклад и собственные шансы. Сомнительно, что в ближайшие несколько месяцев кто-то решится на активные действия. Древние роды осторожны. Те, кто был неосторожен, уже стали историей. Вот если один Темный лорд вдруг восхочет заполучить Обретенную для своих целей, вот тогда будет плохо...
   Наибольшие опасения у меня вызывал резко остепенившийся Поттер. Все эти дурацкие шалости мародеров остались в прошлом. Рогоносец засел за учебу и вел себя образцово. Думаете, он исправился? Ха! Поганец просто решил изменить тактику. Упорный он. Впрочем, пока Рогоносцу наладить с Лили отношения не светило. На уроках не очень-то пообщаешься, а отработки съедали практически все свободное время после уроков. Те же крохи, что оставались, Лили предпочитала тратить на подготовку к занятиям.
   Палочка выглядела как обычная ничем не примечательная деревянная палка. Да, не Олливандер я отнюдь. Ладно, главное чтобы работала. А непрезентабельный внешний вид - это даже к лучшему.
   - Попробуем, что получилось. Люмос!
   На кончике волшебной палочки зажегся яркий огонек, осветив полутемный подземный зал моего менора.
   - Теперь что-нибудь посерьезней!
   Аппарировав на берег озера, я отыскал взглядом большой камень на берегу и направил волшебную палочку в его сторону.
   - Ступефай! Секо! Ступефай!
   От ступефаев камень заметно вздрогнул, а режущее заклятье высекло из него искры.
   - Развлекаешься?
   Разломав хрупкий лед, драконье-змеиная голова на длинной шее вынырнула из воды. Келпи недовольно покосился на небо, радующее нас сегодня обильным снегопадом, хлопнул пару раз пастью, ловя падающие снежинки, и снова повернулся ко мне.
   - Ты долго отсутствовал. Что-то случилось?
   - Неужели ты обо мне беспокоился? - удивился я.
   - Конечно, я уже привык к регулярной и обильной кормежке. А пропадешь ты, кто мне останется? Твои домовики? Пф-ф-ф! В них мяса всего ничего, да и жилистые они. Коровы лучше, - келпи мечтательно облизнулся.
   - Есть вариант продлить твою любовь к коровам, даже если со мной что-нибудь случится.
   - Это ты про свою самку? - понятливо кивнул келпи.
   - Если со мной что-нибудь случится, то менор и место силы достанется ей. Я дам ей доступ к месту силы, а там она сама разберется... со временем.
   - Со мной она не справится, - фыркнул келпи, выражая свое отношение к сказанному.
   - Знаю, - согласился я. - Поэтому я хочу получить от тебя клятву не вредить ей. О плате за свою лояльность сам с ней договоришься. Может с нее тебе удастся выторговать больше чем с меня, - соблазнял я его. Если водный дух не даст клятвы, то уже сегодня нужно перекрыть Лили доступ в менор. Мой план вступал в свою наиболее сложную фазу. Мне не впервой ходить по лезвию, но лучше заранее позаботиться обо всех делах, если в этот раз самая ветреная из леди окажет внимание не мне, а моим врагам.
   - И зачем эти лишние клятвы? - тряхнул головой келпи. - Заведите себе наследника и хватит уже данной клятвы.
   - У людей это не так просто как ты думаешь, - уклончиво ответил я. Не объяснять же водному духу, что дальше поцелуев мы с Лили пока не доходили. Да и тех поцелуев было не то чтобы много.
   - Вечно вы люди любите всякие сложности... Хорошо, я дам тебе эту клятву.
   - Дашь? Вот так просто? Думал мне придется уговаривать тебя гораздо дольше.
   - Она забавная и ничуть меня не боится. А две коровы лучше, чем одна, - добавил келпи и вновь облизнулся. - Считай, что я даю тебе эту клятву.
   - Ты сначала поклянись, а потом я посчитаю, что ты поклялся, - усмехнулся я.
   Все же с этим духом нужно быть очень осторожным. Умное, хитрое и довольно циничное существо, прям как я. Дружить с ним опасно, а верить на слово просто глупо. Но договориться с ним и вправду можно. Лили умная девочка, она сможет.
   Обратно в подземелья я вернулся уже с очередной клятвой водного духа и в вымокшей насквозь одежде. Проклятая тварь провернула свою излюбленную шутку с выпрыгиванием из воды и нырянием в нее же, обеспечив мне на прощание хороший такой холодный душ. Я тоже хорош. Расслабился, потерял бдительность, а теперь вот придется одежду сушить. Будто у меня других дел нет!
   - Нилли! - позвал я, когда с просушкой одежды было покончено.
   - Да хозяин!
   - Принеси мне из сундука шкатулку. Она на самом верху.
   Других пояснений не требовалось, вместительный сундук - это единственный предмет обстановки во всем подземелье. Пока домашняя эльфийка выполняла приказ, я трансфигурировал один из камней в стол.
   - Вот, хозяин. Хозяину-сэру нужно что-то еще?
   Аппарировав прямо на стол, Нилли поставила на него шкатулку.
   - Нет, можешь идти.
   В очередной раз поклонившись, домовая исчезла.
   Достав из кармана кошелек, я высыпал его содержимое на стол. Золотые галеоны, серебряные сикли и медные кнаты с веселым перезвоном загремели по столешнице.
   - А ты куда. А ну стоять!
   Одна из двух золотых монет покатилась по столу, опасно быстро сближаясь с его краем, и мне пришлось прихлопнуть ее ладонью. Ищи ее потом по полутемному залу!
   Хотелось бы сказать, что на столе образовалась внушительная горка золота или хотя бы серебра. Но по большей части содержимое моего кошелька состояло из меди. Для мелких покупок достаточно, а для крупных есть чековая книжка. Отобрав из кучи монет десять серебряных кругляшей, я открыл шкатулку. В нем во льду лежал флакончик с кровью, той самой почти добровольно пожертвованной Аберфортом Дамблдором.
   Давно доказано, что магия очень любит благородные металлы и драгоценные камни. И хоть в серебряных сиклях самого серебра не то чтобы много, но для моих целей монеты пойдут идеально. Да и времени искать что-то другое уже нет.
   Следующие два часа я царапал волшебной палочкой на монетах руны, смачивал их кровью Аберфорта и шептал слова заклятий. Крови в склянке хватило ровно на десять монет. Хотелось бы, конечно, больше. Но если бы все происходило так, как мне хочется, то я еще в своей прошлой-будущей жизни был богат, знаменит, обладал властью, был женат на Лили и вдоволь бы натанцевался на могилах Волдеморта и Дамблдора.
   Над последним серебряным кругляшом я работал особенно долго, ведь ему предназначена главная роль. Как там писал этот сквиб:
  Чтобы всех отыскать, воедино созвать
  Единою черною волей сковать
  
   Последняя руна нанесена, заклинания прочитаны. Монеты помещены в ларец, а на него наложены все известные мне чары защиты от слежки. Нет, пока я нахожусь в меноре, чары не нужны. Но монетам недолго пребывать на моей земле. У меня на них другие планы. Теперь самое важное - место для "беседы" с Аберфортом. Его я присмотрел заранее, сразу после того как безумный план стал выкристаллизовываться в моей голове. Нет, я не забыл про защиту разума у младшего Дамблдора, но нет такой защиты, которую нельзя сломать или обойти. Особенно если знаешь хотя бы примерно, что надо искать. Все упирается лишь в затраченные силы и время. С первым проблем нет, а вот со вторым... Много времени мне Дамби не даст. Значит надо его как-то отвлечь, запутать. Вот для этого-то мне и понадобятся зачарованные с помощью крови монеты.
   Когда стемнело, я достал свой старый маскарадный костюм чумного доктора. Давно я его не надевал.
   Так, теперь зелья.
   - За самую ветреную из леди! За Удачу! - криво усмехнулся я, отсалютовав флакончиком с зельем камням подземелья.
   "Кошачий глаз", "Призрачная настойка", "Тоник из мандрагоры", бедная моя голова и несчастная печень.
   Покончив с зельями, я взял ларей с монетами и аппарировал. Затем был короткий отдых и еще одна аппарация - для одного прыжка расстояние было слишком большим. Каминной сетью в этот раз я решил пренебречь. Не знаю чем все закончится, надеюсь удачей, но ни у кого не должно возникнуть даже тени подозрений относительно моего участия. Пусть все думают, что я как всегда в Лондоне или где-то в его окрестностях. Ведь именно туда меня перенес общественный камин из Хогсмита.
   Первым пунктом этого долгого путешествия стали развалины цистерцианского аббатства в парке Стадли. Недолгий полет в глубину парка и одна из серебряных монет отправляется в дупло дерева. Первая ложная метка готова.
   Эта был очень долгий вечер. Я аппарировал по всему Йоркширу от Лидса до Йорка. В бытность пожирателем мне пришлось немало помотаться по этим местам. Будем надеяться, что у Дамби такого моего опыта нет, иначе... А Мерлин! Все равно у меня нет выбора. Если затея с монетами не удастся, то остается только бегство.
   План был прост как все гениальное. Девять ложных меток вокруг десятой - настоящей. Пока не найдены и не уничтожены первые девять монет, местонахождение обладателя десятой недоступно для любого поиска, в том числе и поиска по крови. Монеты можно размещать на значительном расстоянии от десятой. Но не на столь значительном как мне бы этого хотелось. Желательно, чтобы монеты находились на открытом воздухе. Или неглубоко под землей. Не будь подобных условий, я бы выбрал место где-нибудь на побережье, где поглубже, а все монеты отправились бы на дно морское - пускай Дамби поныряет.
   Последняя девятая монета была спрятана. Первую фазу можно считать законченной.
   Вот удивится Дамболдор если начнет сейчас искать своего брата с помощью поисковых заклятий. Но даже он не настолько параноик, чтобы ни с того ни с сего проводить подобный поиск. Вот когда Аберфорт исчезнет, тогда начнется. Но действовать все равно нужно быстро.
   Я потянул из карманов пачку сигарет. Сейчас перекурю и в Хогсмит. Руки заметно подрагивали. Нет, я не боялся... ну если только немного. Страх - это нормально. Не боятся только дураки и мертвецы. Впрочем, руки у меня дрожали не от страха, а от усталости. Столько аппараций за такой короткий промежуток времени - это не шутки. И ведь еще ничего не закончено, просто потому, что ничего еще и не начиналось.
  ***
  
   Аберфорт Дамблдор проснулся от какого-то шума в общем зале "Кабаньей головы". Тихо ругнувшись, старый маг стянул с головы ночной колпак и потянул руку к волшебной палочке.
   - Люмос! - произнес он усаживаясь.
   Подслеповато щурясь, маг отыскал оставленные возле кровати тапочки, сунул в них ноги и встал. На мгновение его взгляд задержался на портрете над камином. С портрета на него смотрела хрупкая, светловолосая девушка с необычайно чистыми голубыми глазами.
   "Такая молодая. Как же так?" - в который уже раз с тоской подумал Аберфорт.
   "Это было давно. Не думай об этом, забудь" - вторил ему внутренний голос. Порой Аберфорту казалось, что этот голос чужой. Хорошо знакомый, но чужой. Такие вот причуды подбрасывает нам порой сознание.
   Освещая путь, маг спустился по лестнице в общий зал. Источником непонятного шума оказался единственный ночной обитатель "Кабаньей головы" домашний козел Аберфорта. Он испуганно метался по залу, сбивая стулья. Затем козел замер возле черного входа, по-бараньи ударил дверь головой, отлетел, ошалело тряся головой, топнул копытом и вновь бросился в атаку на дверь.
   - Темный, что с тобой? - окликнул любимца младший Дамблдор. Обычно заслышав свою кличку, козел тут же бежал к хозяину. Но не в этот раз. Темный с упорством барана таранил дверь, а на остальное ему было наплевать.
   - Да что на тебя нашло? - проворчал Аберфорт.
   На счет странного пристрастия Аберфорта Дамблдора к козлам ходило множество далеко нелицеприятных слухов и шуток. Поговаривали, что в молодости маг едва не загремел в Азкабан за какие-то магические опыты над козлами. Кое-кто, впрочем, утверждал, что с магией те опыты имели мало общего. Но Аберфорту уже давно было плевать на сплетни и слухи. Каждый понимает пристрастия и привязанности других в меру своей испорченности. И если при слове любовь к козлам вы представляете себе процесс этой самой любви, то проблемы у вас, а не у любителя козлов.
   Выждав момент между атаками, Аберфорт перегородил Темному путь к двери. Козел недовольно заблеял.
   - Да что же это такое? Да нет там никого. Вот, смотри! - сказал Аберфорт, открывая дверь черного хода.
   Козел словно только этого и ждал. Проскользнув мимо ничего не понимающего мага, он тут же метнулся вперед в темноту.
   - Стой! Куда ты! - воскликнул Аберфорт.
   Он бросился было вперед, но под ночные тапочки тут же набился снег. Злобно ругнувшись, старый маг вернулся в трактир. Накинув на плечи теплое пальто, он натянул прямо на босые ноги высокие сапоги и отправился на поиски.
   Улицы спящего Хогсмита были пусты. На них царствовала полная темнота. Только центральная улица освещалась несколькими магическими фонарями, но и те давали не слишком много света.
   Высвечивая люмосом отчетливую цепочку следов, отлично видимую на припорошенной снегом дороге, Аберфорт тихо ругался сквозь зубы. Он не понимал, что нашло на Темного. Никогда его любимец не устраивал ничего подобного.
   Когда следы свернули в сторону глухого переулка, Аберфорт еще успел почувствовать что-то неладное. Он резко развернулся, вскинув волшебную палочку, но в тот же момент в грудь ему ударила яркая молния парализующего заклинания. Старый маг повалился носом в снег. Его перевернули на спину. В свете луны Аберфорт увидел лишь темную тень, да украшенную птичьим клювом маску. Потом кто-то с силой разжал ему губы, влил в них зелье и заставил проглотить. Палочку из его руки забрали, а взамен вложили и заставили сжать что-то напоминавшее монету на ощупь. Потом была только темнота...
   Аберфорт не знал, сколько прошло времени. Секунды? Века? Может вот это и есть смерть? Его окружала темнота. А потом пришел голос.
   - Вспоминай, - шептал он. - Ариана, Альбус, Геллерт Гриндевальд, феникс. Вспоминай.
   Вспоминать не хотелось. Это было так давно и так больно. Хотелось тишины. Хотелось покоя. Но голос был настойчив.
   - Вспоминай! Вспоминай! Да, вспоминай же! Наконец Аберфорт поддался увещеваниям голоса и вспомнил...
  ***
  
   Он не хотел подслушивать. Это вышло случайно. Он все го лишь хотел, как добропорядочный сын, пожелать матери спокойной ночи. А она задержалась, разбирая бумаги в старом кабинете отца. Голоса он услышал задолго до кабинета. Альби спорил с матерью. Они не кричали, нет. Но их спор уже приблизился к той опасной границе, когда оппоненты близки к этому, а дверь была услужливо не закрыта.
   - Я не дам разрешения на эту помолвку! - горячился Альбус.
   - Да? Хорошо, что от тебя ничего не зависит. Я глава рода и решение принимать мне! Это прекрасная партия для Арианы.
   - Ей всего четырнадцать, они же даже не знакомы. Отдавать твою дочь и мою сестру неизвестно кому, что за дикость!
   - Поосторожней в выражениях, - осадила его мать, - я твоего отца первый раз увидела вообще только на свадьбе!
   - Результат этого брака мне известен, - жестоко заметил Альбус.
   Аберфорт поморщился - это был очень болезненный упрек. Отец и мать вряд ли были счастливы в браке. Говорят, что противоположности притягиваются, но это явно был не их случай. Мать любила порядок. А отец был одержим магическими изысканиями. Последний его опыт стоил роду Дамблдор родового поместья. Они его не то чтобы совсем потеряли, но ближайшие лет двести жить в нем опасно для жизни. Особенно если в тебе кровь представителя рода Дамблдор. Хуже было только то, что отца посадили пожизненно в Азкабан на самый нижний ярус. А это фактически смерть при жизни.
   - Не тебе судить, - разозлилась мать. - К тому же один из результатов этого брака ты сам.
   - Ты желаешь Ариане своей судьбы?
   - Нет. Поэтому я пригласила лорда Гриндевальда на лето к нам. Они лучше узнают друг друга за это время. Если все будет хорошо, то в конце лета мы заключим помолвку. Я так решила, смирись!
   - Посмотрим, мама, посмотрим.
  ***
  
   Стянув перчатки и предав их домовому эльфу вместе с цилиндром и тростью, молодой человек поцеловал руку матери Аберфорта.
   - Леди Дамблдор, рад встрече.
   - Лорд Гриндевальд, позвольте представить вам моих сыновей Альбуса и Аберфорта - Геллерт Гриндевальд склонил голову, изображая поклон. - И Ариану мою дочь.
   - Слухи говорили, что моя невеста прекрасна. А оказывается, она просто ослепительна, - улыбнулся Гриндевальд, склоняясь к руке девушки. Его губы задержались на ее руке даже несколько дольше, чем это допускали приличия. Ариана стала пунцовой от смущения.
   Аберфорт почувствовал, как напрягся стоявший рядом брат. После того случая нападения на Ариану мальчишек маглов, едва не стоившую их сестре магии, опека Альбуса нас сестрой стала почти манией. Особенно после заключения отца. Порой Аберфорту даже казалось, что Альбус любит Ариану уже отнюдь не как сестру. Иначе эту его одержимость объяснить было сложно.
   - Я хотел бы преподнести скромный подарок моей нареченной, - продолжил между тем Гриндевальд и щелкнул пальцами. Появился один из домовиков и протянул ему ларец. Принял его, Гриндевальд выдержал театральную паузу и откинул крышку.
   Яйцо феникса! Аберфорт с трудом подавил вздох восхищения. Дело даже не в деньгах. Многие маги не пожалели бы и половины состояния чтобы заполучить яйцо феникса, но те так редки. Новые фениксы рождаются не часто. Продолжением жизни эти практически бессмертные магические существа озабочены мало.
   Если раньше в глазах Арианы было смущение, то теперь они горели восторгом. Характером она больше походила на Аберфорта и мать такая же спокойная, рассудительная. Но когда речь заходила о магии - все резко менялось. Арина становилась копией старшего брата и отца - охочей до новых знаний, импульсивной и даже жадной.
   - Арина веди себя прилично и поблагодари нашего гостя, - напомнила девушке мать.
   - Спасибо лорд Гриндевальд!
   - Для вас просто Геллерт. - вновь улыбнулся тот в ответ.
  ***
  
   Аберфорт аккуратно положил на могильный холмик букет свежих, белоснежных нарциссов. Она всегда любила эти цветы больше других. Проводить в последний путь леди Кендру Дамболдор пришло не так уж и мало народу, но теперь на кладбище остались только четверо. Аберфорт стоял рядом с братом, а Ариана беззвучно плакала на груди Гриндевальда.
   Сухо щелкнула вспышка. Аберфорт совершенно забыл про этого чертового журналиста. Ему захотелось наорать на этого не в меру ретивого писаку одного из магических изданий. Шакалы, пирующие на чужой смерти! Вот кто они все! Но журналист уже исчез.
   - Какая нелепая смерть, - прошептал Аберфорт. Умереть от простого падения с лестницы! Он посмотрел на брата почти с ненавистью. Тот ведь был рядом с ней, когда все произошло. Почему он ничего не смог сделать! Почему дал ей умереть. Аберфорт понимал иррациональность таких мыслей. Понимал, что все произошло слишком быстро. Понимал, что окажись на месте брата он, то тоже мог бы не успеть. Но мог ведь и успеть! И тогда она была бы сейчас жива.
  ***
  
   Магические всполохи метались по залу поместья. Дуэль становилась все ожесточенней. Противники стоили друг друга. Скорость против скорости. Мастерство против мастерства.
   Никто не хотел отступать. Геллерт не хотел разрывать уже практически заключенную помолвку. Ариана его в этом поддерживала. А вот Альбус был непреклонен и не давал своего согласия.
   - Старые договоренности, - говорил он, - остались в прошлом. Ариана еще слишком молода.
   Никакие уговоры Арианы не помогали. Ссоры и скандалы между Геллертом и Альбусом становились все чаще. Дуэль стала последней возможностью разрешить все относительно мирно. Изначально никто не собирался убивать оппонента и не применял ничего не то, что смертельного, а даже опасного.
   Аберфорт не заметил, кто кинул первое смертоносное заклятье. Только зло ругнулся, усиливая щитовые чары, которым укрывал на всякий случай себя и Ариану.
   - Абер, останови их! Они же убьют друг друга, - с ужасом воскликнула девушка.
   - Они обезумели и не станут меня слушать, - рассеянно ответил он, силясь укрепить щит.
   Девушка решила иначе.
   - Ари стой! Это опасно! - крикнул Аберфорт, но сестра его не послушала и бросилась в центр зала между дуэлянтами.
   - Остановитесь! Хватит! - прокричала она. Прекратив поддерживать щитовые чары, Аберфорт направил на нее волшебную палочку. Скорей! Нужно вытащить ее из этого магического ада. Поздно! В Ариану попало сразу несколько заклятий. Она жалобно вскрикнула и сломанной куклой упала в центре зала.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"