Borisoff: другие произведения.

Идеальное государство

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  "Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы!"
  
  Кто-то из перворожденных
  
  - Следующий,- тихий безликий голос эхом разнесся по всем углам и я, неосознанно, подчиняясь чувству, поднявшегося из самых темных глубин подсознания, страха, вздрогнув, буквально влетел в кабинет. В котором было еще более мрачно и неуютно, чем на коридоре: окна плотно занавешены, так, что, ни один луч солнечного света не мог сквозь них проникнуть, а лампы освещения не работали. Сказать, что в этот момент, я почувствовал себя, словно муха, попавшая в умело расставленную пауком паутину, значит, ничего не сказать.
  
  - Слушаю Вас, гражданин, - все тот же тихий безликий голос, вызывающий у меня, просто бешеное сердцебиение, заставил, как ни странно, вспомнить, для чего именно я пришел сюда и помог заговорить.
  - Прр...ошу пп...рощения зза бесс...покойство,- мои слова мгновенно пропитали кабинет торибонами - феромонами страха и отчаяния, а сам я покрылся тонкой пленкой пота, не смотря на то, что температура окружающего пространства была такой, что в ней можно было спокойно хранить скоропортящиеся продукты, человека, например.
  
  - Не бойтесь, гражданин, может, отойдете уже от двери и подойдете ближе? - невидимый для меня обладатель тихого голоса, понимая в каком состоянии я сейчас нахожусь, попытался мне помочь и приободрить, но от его помощи ноги словно вмерзли в пол, а дар речи спрятался в воспоминаниях очень далекого детства, где-то между сказок о говорящих зверях, оборотнях и нечистую силу.
  
  - Ох, опять двадцать пять,- своим обострившимся до невозможности слухом, потерянным человеческим родом еще на закате первобытно-общинного строя и вновь обретенным мной минуту назад, я запросто расслышал, как хозяин голоса вздохнул, поднялся, по-видимому, из-за стола и к моему невыразимому ужасу практически бесшумно направился в мою сторону.
  - Ну-ну, не бойтесь, гражданин, дышите медленно и спокойно, медленно и спокойно, и не кричите, пожалуйста, не бейтесь головой о стену в надежде ее проломить. Хозяин голоса, видимо, уже не раз и не два, видел и слышал, и то и другое и все вместе взятое, а главное, на самом деле не хотел сделать мне ничего плохого. Но как объяснить своей человеческой природе, воспитанной на тысячелетиях первобытного ужаса и страха, что уже можно не бояться, не бежать и не падать замертво, при виде приближающегося к тебе вампира.
  
  - Хорошо, вот, так-то лучше, и еще попрошу Вас, гражданин, не смотреть мне в глаза, несмотря на темноту, люди, почему-то, умудряются видеть то, что больше всего их пугает, сами понимаете, впавший в ступор гражданин Синеокой посреди кабинета с одним из первородных это не самая лучшая реклама для нашей общенародной программы "Одно окно".
  Да, какое там, смотреть на него, когда я в любой момент, готов был вообще забыть, как дышать. И все из-за этих глупых сказок и баек, которыми пичкали нас в детстве наши бабушки и дедушки, а до этого их бабушки и дедушки пичкали их и которые, в один прекрасный момент, будь он не ладен, оказались не такими уж и сказками. В общем, я всеми силами старался сохранить свой рассудок и не поднимать глаза на перворожденного, чтобы ненароком не остолбенеть на ближайшие лет двести-триста, если повезет.
  
  - Гражданин, сконцентрируйтесь на чем-то менее для Вас страшном,- голос перворожденного принялся помогать мне, не давая погрузиться в пучину того самого ужаса и отчаянья, которые уже практически накрыли меня, - представьте себе какое-нибудь приятное событие из Вашей в жизни, в которое Вам хотелось бы вернуться и постарайтесь перенести эти воспоминания сюда, наполнить ими, хм, данный момент.
  
  К моему еще большему ужасу, я не смог противостоять спокойно-монотонным словам перворожденного и откопал таки в своей памяти уже, казалось бы, надежно погребенные под слоем обыденности, воспоминания далекого-далекого прошлого, которые были и приятны и дороги мне. Я погрузился в них и стал незаметно тонуть в них, пока все тот же монотонный голос перворожденного не выдернул меня вместе с ними наружу.
  - Ну, что, уже лучше себя чувствуете? Мы можем, наконец, перейти уже к цели Вашего визита? Перворожденный, в отличие от меня помнил, что за дверью могут ожидать и другие посетители, и тактично подталкивал меня к началу разговора.
  - Да-да, конечно-конечно,- мой собственный голос, без какого-либо малейшего усилия с моей стороны стал оправдываться и извиняться за меня, но был тут же вежливо перебит перворожденным, - ничего гражданин, Ваша ситуация, в которой Вы сейчас оказались, к сожалению, не уникальна и нам приходится учитывать ее во время своей работы, давать посетителям, так сказать, время на первичную акклиматизацию. Но, Вы, все же постарайтесь уже начать излагать свою проблему, если конечно не хотите остаться здесь на ночь. Мне то, все равно, я здесь живу.
  
  Если перворожденный и хотел помочь мне придти в себя, то, именно, с этого ему и надо было начинать наш разговор, потому что после этих слов меня словно прорвало, и я за минуту успел изложить ему суть своей проблемы, вместе со всеми сомнениями, пожеланиями и уточнениями.
  - Хм, ситуация Ваша, конечно, несколько запутанна, но не настолько, чтобы ее вообще нельзя было решить,- выслушав меня, перворожденный, практически без паузы, взялся за решение моего вопроса,- думаю, я смогу Вам помочь. А пока что, заполните заявление, прошение и бумагу о неразглашении и неразглашение о неразглашении государственной тайны, а заодно, покажите-ка мне Ваши справки с места работы и проживания. Надеюсь, Вы не забыли их с собой захватить?
  Я согласно закивал, словно китайский болванчик и полез в карман за справками, одновременно пытаясь понять, а где собственно мне заполнять бумаги, ведь, в отличие от перворожденного я не обладал его зрением и вряд ли смогу хоть что-то увидеть, а уж тем более написать в темноте. На мой молчаливый вопрос, адресованный самому себе, перворожденный ответил сразу же, то ли догадался, то ли просто прочитал мои мысли.
  
  - Ничего страшного. Выйдите снова в коридор, там есть кабинка, как раз для подобных случаев, пройдите, пожалуйста, в нее и там заполните свои документы, гражданин.
  - Конечно, уже бегу,- в этот момент моя услужливость могла поспорить разве что, с моими марафонскими способностями. Я рванул за дверь, и, осознавая, что совершаемое мной сейчас действие никак не вяжется с правилами вежливого поведения, пусть только в человеческом обществе, весь путь до двери я сопроводил многочисленными извинения и просьбами меня простить, хотя, думаю, перворожденному было не привыкать ни к таким посетителям как я, ни к той реакции, которую вызывал у них, посетителей, сам процесс общения с ним.
  Уже снаружи, шагая по полутемному пустынному коридору и вглядываясь в надписи на дверях, я немного пришел в себя, отдышался и почти что успокоился. Я как мог, искал для себя еще один повод остаться и закончить то, зачем я сюда пришел, но получалось как-то не очень. В тот момент, когда я практически сдался самому себе и был готов бежать со всех ног подальше и от этого кабинета и от перворожденного в нем, вместе со своей проблемой, искомая кабинка наконец-то попалась мне на глаза. Поэтому, воспользовавшись проснувшимся на одно короткое мгновение любопытством я пулей, влетел в нее и, не давая опомниться самому себе от собственной храбрости или глупости, что больше походило на правду, закрыл за собой дверь и, пошарив по стенам, быстро нашел выключатель и зажег свет.
  
  Внутри не было ничего особенного, кабинка как кабинка. Стол, стул, стены. На столе аккуратно разложены канцелярские принадлежности, на стенах развешены образцы правильно заполненных бланков и заявлений, но главное, здесь был предусмотрен свет, изначально. Тот самый, обычный электрический свет, к которому мы, люди, привыкаем с самого детства и чье отсутствие рассматривается нами как некое досадное недоразумение и который, в целях экономии, наше родное социально-ориентированное государство, за ненадобностью, отключило во всех учреждениях, где работают перворожденные.
  
  Я подумал, что ничего страшного не произойдет, если я просто немного посижу при включенном свете, отдохну, а потом обязательно брошу все и пойду домой к своим неразрешенным и привычным проблемам, оставив всех и вся вместе со всеми их государственными программами для народа или вампирами-перворожденными на службе самого социально-ориентированного государства в мире.
  
  В общем, пока я сидел погруженный в себя, наслаждаясь, пусть и электрическим, но все же светом, я невольно вспомнил всю эту историю с первым появлением перворожденных в нашей стране: многотысячные истерики на улицах, бесконечные ток-шоу на телевидении по поводу, как мы будем дальше жить и так далее. И хоть с того времени прошло уже много лет, но так до конца никто не смог дать вразумительного ответа: ни власти, ни сами перворожденные, а какого черта они вообще открыли свое присутствие нам и стали жить с нами бок о бок, а уж тем более сотрудничать.
  
  Официально, все звучало слишком расплывчато, нелепо и смешно, но вбивалось в наши головы каждую минуту со всех телеэкранов, звучало в эфире каждой радиостанции и лилось нескончаемым потоком со страниц газет и журналов, причем, просто с пугающим постоянством, до тех пор, пока, наверное, даже сами авторы этой бредовой гипотезы не поверили в нее, что уж говорить о нас, простых людях, кому никто и никогда всей правды не скажет. Поэтому приходится либо верить в нее, либо изобретать свою, попахивающую шизофренией, теориями заговора, призывами к свержению государственного строя и прочими идеями угрожающими существованию самого лучшего государства на земле.
  
  Первые упоминания о перворожденных, именно так их называли государственные СМИ, чтобы не вызывать панику среди населения, по их же собственным заявлениям, появились именно в тот период существования нашего государства, когда сотни тысяч бездельников и тунеядцев буквально заполонили его города и села. Они отказывались работать на благо страны и народа за грамоты и: "спасибо", "большое спасибо", а также: "пожалуйста", предпочитая бездумно слоняться туда-сюда без дела и бесконечно жаловаться на тех, кто заботился о них, почти что с пеленок - на руководителей Синеокой.
  Еще большую напряженность в социальной сфере вызвал тот факт, что защищая народ от некачественных товаров и услуг, а также, ведя борьбу с незаконной предпринимательской деятельностью, власти страны были вынуждены пойти на такие решительные шаги, как борьба со спекулянтами-пенсионерками, торгующими яблоками или семечками у остановок общественно транспорта и в метро. Что еще больше увеличило армию бездельников и тунеядцев.
  
  В таких невыносимо сложных экономических обстоятельствах работать было уже практически некому, потому что, видимо, в целях саботажа, еще, почти миллион граждан, если они могли считаться после этого гражданами, уехал на заработки к нашему старшему брату и союзнику на востоке и не спешил возвращаться к родным истокам. Пытаясь найти выход и спасти себя от надвигающейся катастрофы власти пригласили в страну сотни тысяч трудолюбивых мигрантов, однако те, по непонятным для властей причинам, не спешили в гостеприимные объятья наших руководителей. То ли климат наш был для них слишком суров, то ли зарплату за галочку они считали слишком низкой. А тут еще, все попытки модернизировать промышленность не дали никаких результатов, потому что работать на уже модернизированных заводах и фабриках было некому. В процессе модернизации практически всех рабочих сократили или признали негодными и устаревшими моделями, которых, по нормам безопасности и охраны труда нельзя было больше держать на производстве или рядом с территорией модернизированного объекта.
  
  Таким образом, руководство Синеокой стало перед вопросом - как продолжить руководить государством и народом в этих непростых обстоятельствах, когда вокруг были одни неправильные недограждане, тунеядцы и несознательные элементы. Каким образом вообще возможно дальше эффективно управлять и развивать экономику, науку, культуру, заботиться о своих гражданах и поддерживать социальные программы на должном для себя уровне.
  
  Именно в этот момент, когда, казалось бы, уже все было потеряно и хаос с Запада вот-вот поглотит целиком и полностью последнее социально-ориентированное государство для слуг народа на земле, появились они. Вампиры, перворожденные, бессмертные создания из сказок, легенд и преданий, пришедшие на помощь нашим руководителям в эту сложную пору.
  
  Перворожденные и наши любимые руководители почти сразу нашли общий язык. Буквально за несколько дней был составлен договор между людьми и перворожденными. Слово "вампир", естественно, не фигурировало ни в одном документе или заявлении, ни тогда, ни сейчас. Оно официально было признано неполиткорректным, расистским и ксенофобским.
  
  Любое упоминание такого определения перворожденных вслух или в печати автоматически влекло за собой обвинения в разжигании видовой и иного рода вражды, что незамедлительно каралось сдачей донорской крови на срок от года и выше. Тем самым в очередной раз государство доказало, что оно не на словах, а на деле борется с любыми проявлениями нетерпимости, на разного рода почве и пристально следит за тем, чтобы туземное население Синеокой ни в коей мере не забывало об этом.
  
  Перворожденным за несколько месяцев удалось решить многотысячную проблему с тунеядцами и спекулянтами. Улицы городов и сел снова приобрели чистый и просторный вид, никто по ним не шлялся и не оскорблял своим присутствием дома и переулки. Никто больше не занимался незаконной предпринимательской деятельностью и не торговал семечками или яблоками без лицензии возле остановок общественного транспорта. Само-собой, что никто не задавал вопрос, куда же делись все эти сотни тысяч никчемных трутней пировавших до этого на теле общества, а перворожденные не спешили на него отвечать. Кроме того, государству удалось сократить расходы и на содержание сотрудников правопорядка, потому что ни один грабитель или вор, будучи в своем уме не выйдет на улицу ночью, которую патрулирует наряд из двух-трех перворожденных. Что уже говорить о показателях по раскрытию правонарушений. Они стали абсолютно стопроцентными.
  Надвигающийся коллапс экономики и возможный социальный бунт были разрешены и подавлены в зародыше. Из данного своеобразного уравнения была полностью вычеркнута переменная недовольства определенной части населения проводимых государством реформ. Эта часть населения просто замолчала раз и навсегда, а почему и как это уже никого не волновало, потому что, самое главное - это позволяло и дальше руководителям страны заниматься их непосредственной обязанностью - руководством страны, а оставшимся гражданам Синеокой - исполнять указы и директивы своего руководства.
  Между тем новую группу населения надо было включить в систему функционирования самого социально-ориентированного государства на планете. Предоставить им права граждан или права чуть большие, чем были у граждан, обеспечить жильем. Хотя с последним проблем как раз не возникло, так как искоренение тунеядцев автоматически разрешило ее. Освободились десятки тысяч квартир и частных домов, которые были щедро подарены государством своим новым и по-настоящему преданным гражданам - перворожденным.
  
  А чуть позже верхушкой нашего государства была проведена кардинальная реформа системы управления государством. Благодаря работоспособности перворожденных были сокращены тысячи должностей руководителей исполнительной власти в районных и областных центрах. Там где раньше требовались десятки, а то и сотни управленцев, в нынешних обстоятельствах все необходимые функции играючи выполнял один бессмертный, кроме этого, попутно, были решены вопросы государственной безопасности - тысячи потенциально ненадежных сотрудников госбезопасности заменили десятками преданных делу стабильности и процветания Синеокой перворожденных.
  
  Конечно, такие резкие перемены, которые произошли с нами, с нашей страной и всем укладом нашей жизни, не могли остаться незамеченными. Враги всеми силами старались вызнать секрет нашего неожиданного успеха, богатства и процветания. Засылали своих тайных агентов, вербовали предателей внутри страны, кружили вдоль наших границ на беспилотниках и фотографировали нас из космоса, копали подземные тоннели и строили бесчисленные модели на суперкомпьютерах. Но все было тщетно. Шпионы, едва пересекая границу нашего государства, тут же разоблачались или попросту исчезали, агентура внутри страны сама бежала с повинной в органы госбезопасности, а вся видео и фотосъемка ровным счетом ничего не давала, потому что перворожденных на ней, просто не было видны. Одно из тех полезных качеств перворожденных, которым наше руководство очень гордилось.
  
  С тех пор, вот уже ...надцать лет мы живем спокойно и счастливо, окруженные полосой из завистливых врагов-государств, надежно охраняющие, словно мальчиш-кибальчиш, свою страшную тайну.
  
  Наконец, очнувшись от тягостных воспоминаний о том, что было, я еще минуту или две с удивлением оглядывался вокруг, непонимая, где я и что я здесь делаю. К счастью я быстро восстановил в памяти все предшествующие события.
  Правда, вспомнил и свое желание убраться отсюда как можно быстрее. Надо сказать очень правильное желание. Уже поднимаясь из-за стола, чтобы просто потихоньку сбежать, я заметил на нем несколько бланков с заявлениями, заполненные, кстати, моим собственным почерком. Что меня, несколько удивило, потому что я не помнил, чтобы хоть к чему-то прикасался, находясь в этом помещении, однако, почерк был, несомненно, мой. Из любопытства, которое сгубило не одну кошку, я пробежал глазами по бумагам. В каком бы состоянии я или кто-то другой их не писал, но заполнены они были, судя по всему, правильно, а раз бумаги уже заполнены, то, может, стоит все-таки вернуться и просто отдать их наверняка заждавшемуся меня перворожденному?
  
  Но, решив, что лучше отдать предпочтение более благоразумному варианту я вышел в коридор и направился к выходу. Убеждая самого себя, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, я открыл дверь и вышел...а точнее зашел в тот самый кабинет, из которого неопределенное время назад я выходил, чтобы больше, по моему же собственному убеждению, никогда в него не возвращаться.
  
  - А, Вы уже вернулись гражданин,- голос бессмертного, как будто приобрел нотки дружелюбия за то время, что мы с ним не виделись или он попытался мне это внушить. Не знаю, может быть, по его мнению, это должно было мне как-то помочь расслабиться или перестать чувствовать себя словно зверь, попавший в западню, но ничего кроме липкого страха и быстро распространяющегося окоченения по всему телу его слова во мне не вызвали. Снова захотелось просто сбежать, упрыгать, уползти, плюнув на все.
  
  - Так, что тут у нас? Паспортные данные заполнены правильно, карточка социального страхования есть, трудовая книжка и диплом в наличии. Теперь посмотрим, как Вы написали свое заявление с прошением. Перворожденный, как и положено, у лиц наделенных огромной ответственностью перед обществом и государством принялся внимательно изучать мои бумажки.
  - Что ж хорошо, все заполнено правильно. Поэтому я не вижу никаких проблем в том, чтобы рассмотреть и утвердить рассмотрение Вашего запроса в вышестоящей инстанции. При этом перворожденный, в чем я был уверен, хоть и не мог этого видеть в кромешной тьме кабинета, поднял и показал пальцев вверх. Указывая на те самые инстанции. - Думаю, что через несколько месяцев, в крайнем случае, через год мы получим ответ. Вы рады, гражданин?
  
  Гражданин, то есть я, в данный момент просто не знал, как хотя бы пошевелиться не то чтобы ответить на этот вопрос перворожденного. Попытался согласно ответить, ничего не получилось, челюсть сжало так, что казалось, будто она в любой момент сломается. В общем, я не знал, как выразить свою радость по тому поводу, что вопрос, который мне надо было решить до конца недели будет решен в лучшем случае через несколько месяцев. Видимо подсознательной частью своего Я, той, которая отвечает за инстинкт самосохранения я совершенно рационально понимал, что перворожденному, лучше ничего подобного не говорить. Между тем, перворожденный снова пришел мне на помощь.
  
  - Ууу, Вы опять за свое, гражданин, ничего-ничего, главное помните медленно и спокойно, дышите медленно и спокойно. И про приятные воспоминания не забывайте. Вот так. И еще немного, - к своему изумлению я опять стал приходить в себя, страх отступал, уступая место непонятной радости и эйфории, по телу разлилось тепло, а мое окоченение проходило. И что самое страшное, при полном его, страха, отсутствии, я мог снова говорить. А значит, мне придется что-то ответить перворожденному, а это было самое последнее, что мне хотелось бы сделать в своей жизни и именно сейчас.
  Проглотив несуществующий в горле ком, который упорно сопротивлялся этой участи, я, наконец, смог выдавить из себя лишь, - огромное спасибо даже не знаю как Вас и благодарить, - и попытался сдать назад, выскочить за дверь раньше, чем перворожденный успеет прочитать мои мысли. Однако, эта ситуация, в которой я оказался, видимо пробудила у перворожденного желание поиграть со мной, как кошка играется с мышкой до того как, в общем до того, как ее мышки не станет, поэтому он пресек мою попытку ретироваться прямо на корню.
  
  - Что Вы, что Вы. Это наша работа. Мы работаем для вас и ради вас, гражданин. Тем не менее, Вы действительно не хотите ничего добавить или уточнить? - при этом странным образом мне почудилось, что перворожденный сделал ударение на слове: "действительно".
  Как раз, добавить кое-что мне, в общем-то, хотелось, например то, что проблема, с которой я обратился, к тому моменту как придет ответ сверху уже порастет мхом, а скорее всего, что не будет уже и меня. Но, подобного рода откровенность граничила с самоубийством. Поэтому я счел за благо промолчать.
  
  В затянувшейся было паузе, хотя утверждать, что прошло несколько секунд или минут при подобных обстоятельствах я не берусь, мое сознание лихорадочно ворошило все неприятные воспоминания способные, хоть немного разбудить во мне смелость, впавшую в коматозное состояние, как и у миллионов моих соотечественников. Чтобы заставить высказать все накопившиеся претензии к самому лучшему государству на земле и слугам народа его, приняв, вслед за этим любое, конечно же, заслуженное и неминуемое наказание от рук самого социально-ориентированного государства, в лице перворожденного.
  
  К сожалению, моя жизнь в Синеокой, как, впрочем, и миллионов остальных ее граждан, верных сынов и дочерей, протекала стерильно и размеренно. Я рос в обстановке стабильности и процветания, при самом лучшем социальном и экономическом строе, который дрейфовал, вот уже которое десятилетие в абсолютном штиле в сторону лучшего будущего. А государство и его руководители внимательно следили за тем, чтобы ни я, ни кто-либо другой из миллионов его граждан не лез туда, куда ему лезть не следует, как и полагается, ради их же граждан собственной безопасности. Поэтому ничего подбадривающего для себя я так и не смог припомнить.
  
  Зато я смог откопать в своей голове среди практически безликих воспоминаний прошлого - школа, институт, работа, полузабытые образы киношных вампиров с клыками в их пропахших нафталином одеждах XIX века, вместе с различными средствами борьбы с ними - чеснок, распятие, осиновый кол. К моему немалому удивлению даже такие нелепые образы перворожденных смогли разжечь во мне маленькую искорку, то ли смелости, то ли отчаянной бравады. Удивляясь собственной смелости, а может все-таки глупости я буквально выпалил, то, что намеревался сказать с самого начала.
  - Пр-ростите, но нельзя, хотя бы немного, ускорить рассмотрение моего вопроса? - Ничего больше к этим словам я уже добавить не смог, моя свеча мужества потухла, так же быстро, как и запылала. Оставалось ждать, к чему приведет моя невообразимая наглость. На всякий случай я стал примерять на своей шее клыки перворожденного.
  
  - О, гражданин! Вы задали очень хороший и правильный вопрос и я, со своей стороны, постараюсь ответить на него, как можно точнее, так, чтобы у Вас больше не возникало никаких вопросов, - было только непонятно, перворожденный злится или смеется надо мной, если они вообще испытывают хоть какие-то эмоции в отношении нашего вида, кроме чувства голода или жажды.
  
  - В общем, - монотонный голос "собеседника", как будто, звучал сразу внутри моей головы, - все граждане Синеокой буквально с пеленок знают, государство неустанно заботится о них, их благополучии и благосостоянии. Все для народа. А значит, - перворожденный сделал паузу,- я сделаю все от меня зависящее, чтобы Вы остались довольны уровнем моей работы с Вами.
  
  При определенных обстоятельствах работники "Одного окна" могут идти навстречу гражданам и по собственной инициативе могут помочь решить их проблему в сверхбыстрые сроки. Но, - перворожденный сделал паузу, привлекая мое внимание,- так как это потребует дополнительных усилий со стороны работника, то есть меня, то, такой работник по закону имеет право на компенсацию. Вы следите за моими словами, гражданин?
  
  Я согласно закивал, хотя и не совсем понимал, о чем именно говорит перворожденный, но, на всякий случай, больше из вежливости, выдавил из себя звук очень сильно похожий на согласие. В любом случае это было то, единственно осмысленное, на что я был способен сейчас. К моему огромному облегчению перворожденный, благосклонно принял мое непонятное мычание за согласие и продолжил свой монолог.
  
  - Дело в том, гражданин, что следуя постановлению департамента Добровольно-Принудительного Труда под номером 17.0246,32 все сотрудники органов власти, а также лица, приравненные к ним, такие как я, имеют право на компенсацию за свою сверхурочную работу, согласно расценкам специального прейскуранта. Перечень предоставляемых услуг, а также их стоимость будут Вам предоставлены незамедлительно, с момента Вашего устного согласия на их оказание и предварительного ознакомления с распоряжением соответствующих органов о неразглашении государственной тайны.
  
  Что хотел сказать этими словами слуга народа, знает только он сам. Я же понял так - заплати, сколько скажут или не видать тебе результата, как своих ушей. Не скажу, что такой вариант мне нравился, но, с другой стороны, если есть определенные тарифы и расценки, спущенные сверху, то другого пути у меня уже нет. Родное государство, как всегда, никого не принуждает и ни к чему не склоняет, только намекает и горе тем, кто не понимает его тонких намеков и многозначительных улыбок.
  
  - Конечно-конечно, сколько надо, столько и заплатим, - мой собственный голос поспешил отмежеваться от меня и заговорил о себе в третьем лице. Совершив, тем самым, акт внезапного и коварного внутриличностного предательства. Ему то что, расплачиваться все равно придется мне, можно соглашаться на любые условия, а в случае чего еще и сдаст меня куда надо, с потрохами. Правда, появилось опасение, что еще раньше меня отвезут в психиатрическую больницу, где приветливый медперсонал определит в одну палату с наполеонами и говорящими будильниками.
  - Прекрасссно, прекрасссно, - перворожденный, судя по довольным интонациям, иного ответа от меня и не ждал, - в таком случае, гражданин, попрошу Вас, сделать один шаг вперед, чтобы я мог вручить Вам на руки все необходимые для нашей дальнейшей с Вами работы документы. Не беспокойтесь, они написаны светящимися чернилами и будут видны Вам, даже в темноте.
  
  В следующую секунду я уже держал их в руках. Красивый подчерк, приятный розовый цвет чернил, текст на официальном государственном языке, великом и могучем. Гербовая печать внизу указывала на особую важность бумаг. Заинтригованный происходящим я уткнулся носом в бумаги и, стал жадно их изучать. И чем больше я их изучал, тем меньше понимал.
  Начать с того, что напротив каждой оказываемой перворожденным услуги стояли какие-то поистине астрономические цифры, то ли расстояние от Земли до Солнца в миллиметрах, то ли количество атомов водорода в видимой Вселенной, не знаю, но если это цены в нашей по настоящему твердой и конвертируемой валюте, то, у того, кто составлял эти расценки с головой определенно были серьезные проблемы.
  Кроме этого под каждым потоком чисел стояла одна или несколько букв А или В, напротив которых цифры 1 или 2, но почему то с обозначением L, что еще больше запутало меня.
  К счастью, в этот момент на помощь моим попыткам понять непонятное и объять необъятное пришел перворожденный. Его слова, одно за одним, складывались в моем сознании в некую общую картину, которая поражала меня одновременно и своей простотой и своей гениальностью. - Все очень просто, гражданин, первая строка цифр напротив указанной услуги это, как Вы и сами могли догадаться цены в нашей государственной валюте. В том случае, если эти расценки для Вас представляют определенную трудность и Вы не можете себе позволить или по каким либо иным причинам не хотите платить названную сумму, то Вы имеете право, принять альтернативный способ оплаты.
  Что ж, если перворожденному так угодно, то я на самом деле, как он выразился, был "немного" шокирован. Человеку, выросшему в стране, где власть занимается только тем, что неустанно денно и нощно заботится о нем, простом граждане, делает все ради его счастья и благополучия, где власть для народа, а не народ для власти, как это сейчас у всех наших соседей, которые стонут под игом капиталистических отношений и беспредела, я действительно был поражен.
  
  - Не беспокойтесь, гражданин, все в порядке, никто никого ни к чему не принуждает и не склоняет. Вы, в праве поступить так, как Вам будет угодно. Можете просто выйти за дверь и ожидать результат в порядке, кхм, живой очереди, а можете пойти самому себе навстречу и решить проблему за несколько дней, если останетесь. И да, все эти документы, хоть и для внутреннего пользования, но они составлены высшим законодательным органом страны - Министерством Стабильности и имеют соответствующую удостоверяющую печать, в чем Вы можете убедиться лично, если посмотрите в правый верхний угол документа.
  
  Я тут же стал искать искомую печать. Да, все, как и говорил перворожденный, печать в правом верхнем углу документа свидетельствовала о том, что документ имеет законную силу и одобрен самим Министерством Стабильности. Теперь можно было не опасаться каких-то незаконных или антигосударственных действий со стороны перворожденного, но, при этом, возникал второй вопрос, а что тогда означают все эти А и В под расценками в государственной валюте? Цена в редких цветных металлах? Но почему в таком случае буква L, насколько помню этой буквой, обычно обозначают объем в литрах.
  Кажется, я опять стал запутывать сам себя. К счастью мой невидимый визави тут же объяснил, что к чему. Лучше бы, он этого не делал. В груди отбойным молотком гулко застучало сердце, стремясь проломить грудную клетку и убежать, куда глаза глядят.
  
  - Осторожно, гражданин! Держите, наконец, себя в руках. Что Вы как какая-то истеричная гимназистка себя ведете. Так и норовите упасть в обморок, узнав, что кровь, оказывается, измеряется в литрах! Это же всего лишь альтернативный способу оплаты, а не застенки средневекового замка одного из ваших дешевых романов про нас, в котором то и дело из кого-то высасывают кровь, до капли. Не согласны, идите на все четыре стороны, никто Вас не заставляет. Надеюсь, Вам понятно?
  
  Правда, в последних предложениях перворожденного мне послышалась плохо скрываемая ностальгия. Возможно, перворожденный озвучил что-то из своего собственного прошлого. Не смотря на то, что я прекрасно понимал, что мои страхи чистой воды вздор, ощущение того, что я только что услышал из уст перворожденного не художественный вымысел, а чистую правду меня, почему то не покидало.
  Между тем, затянувшуюся было с моей стороны паузу снова разбавил своим негромким успокаивающим голосом, перворожденный, - Вы не переживайте, сами ведь знаете, что без разрешения и контроля со стороны всегда бдящих органов подобного рода операции осуществляться просто не могут. Уже который раз Вам говорю. Подумайте сами.
  
  Что мне было сказать, говорил то он все складно и правильно. В нашем государстве уже давным-давно все было на и под контролем органов, так, что ни одна мышь не могла проскользнуть за его пределы. А значит, бояться мне было нечего. Все на законных основаниях. Во всяком случае, я очень старался себя в этом убедить.
  
  Как нельзя к месту, я вспомнил о своем соседе по этажу, то ли дяде Коле, то ли дяде Васе, образ которого при этом постоянно расплывался у меня перед глазами. С которым, я, то и дело сталкивался в подъезде или на лестничной площадке, и который всегда оставлял впечатление вечно поддатого старичка, тихо бредущего пошатывающейся походкой, по одному ему ведомым делам. Соседи при этом с завистью шептали, что у него есть целый мешок дефицитной картошки. Откуда, никто не знал. Что служило бесконечной темой для разговоров и пересудов. И только теперь я смог понять, как ему удалось ее достать. Приторговывал собственной кровью, а может, даже имел связи с кем-то из государственного аппарата. На ум при этом приходило забытое слово - блат.
  
  Связи не связи, а получается, что тот, кто знал о всех плюсах нового "товара", тот и имел, все, что хотел: чай, кофе, сахар, крупы, даже что-то из бытовой техники. Без чего нашу родину подлые враги-капиталисты оставили много лет назад. А наша природная гордость не позволяла нам у них попросить. Мы же народ-победитель и народ-богоносец, это они обязаны нам, а не мы им. И, если, они не спешат отдавать нам свой долг, то оттого делаются в наших глазах еще более подлыми и ненавистными. В общем, получается, что это я недоглядел, уже давным-давно мог бы кататься себе, как сыр в масле, а вместо этого бегаю, собираю бумажки, то на новый смеситель, то на туалетную бумагу. Надо соглашаться. Стыдно признаться, но в этот момент я не мог ни о чем думать, кроме, как о дурманящем аромате индийского чая или пачке гречневой крупы. Я был готов согласиться ради них, на что угодно и...согласился.
  
  Мои грезы о сладкой жизни нарушил довольный голос перворожденного. - Гражданин, Вы приняли абсолютно правильное решение. Со своей стороны, хочу Вас всячески заверить, что Вы останетесь очень довольны. Больше никаких проволочек, задержек, проверок, справок и подтверждений. Все оформляется на месте. Вы ставите свою подпись, под тем, что полностью согласны с формой оплаты, тут же, не отходя от, кхм, кассы, производите оплату и уже выйдя за порог, будете иметь на руках полностью готовые и утвержденные всеми необходимыми инстанциями документы. Как видите, с нашей стороны, минимум времени и усилий и максимум отдачи. "Одно окно", мы работаем для вас и ради вас, граждан, самого счастливого и социально-ориентированного государства на земле.
  
  И опережая мои последние вопросы, перворожденный, продолжил. - Вам интересно, каким образом и где все будет происходить? А на глазок. Прямо у меня в кабинете, не сходя с места. Не бойтесь гражданин и не впадайте в панику у меня глаз за века уже наметанный не ошибусь. Выс..возьму не больше, но и не меньше. Чужого мне не надо, хе-хе, но и своего не упущу.
  Поэтому расслабьтесь и ни о чем не волнуйтесь, я все сделаю сам. Никакой боли, никаких ужасов, у нас приличное государственное учреждение, делаем все тихо и спокойно. Да и не забудьте поставить свой автограф, подпись, то есть, а то потом проверки житья и мне не дадут и Вас будут постоянно зря на работе дергать.
  
  - Расписались? Очень хорошо. Все будет хорошо. Обещаю Вам.
  Как только я расписался в бумагах, на ум мне пришла еще одна интересная мысль, а каким вообще образом будет протекать, ммм, передача моей "валюты". Не надо ли для этого картинно подставить шею, как это делают в кино или еще что-нибудь, что облегчит доступ перворожденному к моей крови. Но не успел я развить эту мысль в своей голове, как почувствовал легкое онемение, волной прокатившееся по моему телу, уши слегка заложило. Следом за этим на меня навалилась легкая и приятная усталость, глаза, которые и так ничего не видели в заполненном тьмой кабинете стали закрываться и мне захотелось немного прилечь на его прохладный пол, просто подремать, совсем чуть-чуть. К слову никакого укуса или клыков на своей шее я так до сих пор не почувствовал. Может это только подготовка и перворожденный, таким образом, старается мне помочь, чтобы я ненароком не дернулся не в ту сторону и не поранился, кто знает.
  Сквозь усиливающуюся дрему на мои глаза обрушились какие-то пятна света, которые мешали мне окончательно погрузиться в такой желанный и без сомнения сладкий сон. И, мало того, что они мешали мне погрузиться в сон, так к ним еще добавились и посторонние звуки.
  С каждой новой секундой или минутой, кто его знает, сон все дальше и дальше ускользал от меня, а на смену одурманивающей полудреме возвращалась уже порядком забытая и поднадоевшая реальность. А вместе с ней и понимание, тех новых изменений, которые происходили вокруг меня - пятна света оказались огоньками обыкновенных электрических фонариков, а посторонние звуки - разговором на повышенных тонах нескольких людей или нелюдей, то есть, перворожденных. Таким образом, помимо своей воли я стал свидетелем весьма странного разговора.
  - Тогда этого тебе, в нем еще есть пару литров. А потом оформим, как несчастный случай. Напиши, что когда вы пытались его задержать, при попытке дать взятку должностному лицу, - голос был мне знаком, может потому, что напоминал чем-то голос перворожденного, с которым я до этого разговаривал все это время,- подозреваемый бросился бежать, а вы погнались за ним, но он, весьма неудачно упал с лестницы и погиб. С кем не бывает.
  - А если спросят, почему в нем ни одной капли крови нет? - Второй голос был мне незнаком, может, это товарищи из соответствующих органов? Но, почему они так странно говорят и о ком, обо мне что ли?
  - Запиши, что подозреваемый перед этим пытался еще и покончить с собой. А крови нет, потому что мы ответственно относимся к своей работе и всегда убираем за собой свое рабочее место. Но, если тебе не надо, можешь оставить все мне. - Перворожденный о чем-то втолковывал своему собеседнику.
  - Ладно, не в первой, будет еще, кхм, еда, звони, всегда рады помочь. - Обладатель незнакомого голоса как то странно хмыкнул, перед тем, как употребить слово: "еда".
  - Ну, все, пока, мне еще отчетность надо закрыть квартальную и годовую. Был рад повидаться с государственной безопасностью. Пока-пока!
  Кто-то подхватил меня под руки и поволок из кабинета. Но куда мы направились, мне уже не было суждено узнать, я потерял сознание.
  
  
  В приятной прохладной тьме кабинета за огромным резным столом сидел перворожденный и улыбаясь попивал "кровавую Мери". Точнее, кровь была самая настоящая, только не Мери, а очередного никчемного и бесхребетного обитателя Синеокой, единственное предназначение которых - быть пищей и рабами для Слуг Народа, Перворожденных, испокон веков управляющих тучными стадами покладистых и безвольных скотов, сами себя именующих людьми.
  Перворожденный был очень доволен собой. Этот квартал и весь отчетный год он закрыл досрочно - все возможные и невозможные планы и разнарядки, которые только можно было представить, что спустили на него сверху из Администрации Самого-Самого Главного еще в начале года он выполнил и местами даже перевыполнил: прием и разбор дел граждан Синеокой, выполнение декрета о самоокупаемости, предотвращение дачи взятки должностному лицу, помощь товарищам из Службы Безопасности Стабильности и Процветания, раскрытие и устранение очередного антисоциального и антигосударственного элемента, агента мировой закулисы и так далее и тому подобное.
  В общем, и овцы целы и волки сыты, хотя насчет первых он не был бы так уверен, но это уже не его проблема, что он родился волком, а не овцой. Как говорил один из самых успешных перворожденных: "Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы!" В данном случае, в буквальном смысле слова. Одним словом, хорошо, что на земле еще есть по-настоящему социально-ориентированные государства, которые умеют заботиться о тех, кто служит им верой и правдой и не забивает себе голову всякой чепухой, что не народ для власти, а власть для народа. А на тучных пастбищах Синеокой еще пасется пару миллионов овец, которыми хватит перекусить не один год. Эта мысль по-настоящему грела и радовала перворожденного.
  "За социально-ориентированного государство. Многие лета ему!", подумал перворожденный глядя на свое отражение в зеркале - пожилого вампира в строгом черном костюме, какие носят все слуги народа, и одним глотком допил свой коктейль. Жизнь, а точнее не-жизнь продолжалась.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"