Борисов Сергей Сергеевич: другие произведения.

Муз-А

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Он подошел к ней и ласково обнял, - нет, не так, а может, - он осторожно прикоснулся к ее нежной коже. Нет, опять не то, да что с ним делать, никак не подступится к ней, словно истукан какой-то.
  
  - Чавк-чавк
  
  Так, если и с третьего раза, он не сможет подойти к ней и сказать, что он ее любит, то я его с моста сброшу, бестолочь эдакую.
  
  - Кхе... кхе
  
  Что это, слуховые галлюцинации начались уже что ли? Немудрено, с такими главными героями как у меня, можно и до такого докатиться.
  
  - Ндааа
  
  Хм. Какая-то странная галлюцинация. У всех творческих людей не галлюцинации, а одно загляденье: окровавленные привидения, призраки барышень, на худой конец шаги в коридорах, а моя даже толком ничего сказать не может. Видимо каждый писатель заслуживает ту галлюцинацию, которая соответствует его таланту и богатому внутреннему миру. Вот он показатель моего таланта - мычаще-чавкающая галлюцинация.
  
  - Ну, ты, того, писатель хре...эээ... хватит оскорблять уже свою музу.
  
  Ой. Муза, а что это у тебя голос хриплый такой? Куришь что ли? Все приплыли. Вместо творческой галлюцинации ко мне пришла шизофрения, которая пытается меня убедить, что она вовсе не психиатрия, а всего лишь муза. Сколько же в ней коварства.
  
  - Мужик, умный я смотрю ты больно. А с голосом все нормально у меня, он такой и должен быть, можно сказать с детства, хе-хе. Я ведь дух войны и воинской доблести.
  Не понял... а почему это у меня муза не Мельпомена какая-нибудь или Эрато на худой конец, а дух войны и воинской доблести? Нет, все-таки это шизофрения, ишь, как зубы заговаривает-то, овечкой невинной прикидывается.
  
  - Да кому ты надо писатель недоделанный. Вас вон, как собак нерезаных развелось или котов. В кого не плюнь - писатель, поэт, художник или на худой конец театральный критик. На всех муз уже не напасешься. Вот и приходится выкручиваться, как только можно. Замещать и совмещать представителями смежных областей. Тем более, что все опытные музы ушли в декрет, им ведь то же о своей жизни думать надо, семью создавать, детей заводить. А практикантки молоденькие, таких как ты, боятся, вдруг подцепят еще чего нехорошего. Мысли там о тщете всего сущего или начнут маяться над смыслом жизни. А оно им надо, ответь? У них ведь вся жизнь еще впереди. Зачем молодость то губить бездарностью очередной?
  
  Спасибо... муза... утешил. Я значит бездарность выходит. И как в таком случае ты мне поможешь? У меня тут творческий кризис в самом разгаре, понимаешь, а он вместо того, чтобы утешить и помочь, оскорбляет и издевается.
  
  - Не боись. Для начала успокойся. И не жужжи мыслями. Сейчас составим план военной комп..., я хотел сказать продумаем сюжетную линию твоего романа или что ты там пишешь и все будет тип-топ. Ты о чем вообще пишешь то? Сопли, слезы и лямур? Или все-таки литературу для настоящих мужчин: хрусь, хрясь, кровища, враги отступают, сходив под себя на бегу, а главный герой, опьяненный боевым безумием несется за ними размахивая окровавленной зубочисткой?
  
  Я все больше, как то о вечном, да о любви пишу, а от одного вида крови в обморок падаю. Ты уж прости меня, но не всем же быть Конанами-варварами и Ричардами Львиное Сердце. Кому то и о вздохах и ахах при полном луне писать надо.
  
  - Ничего не знаю. Никогда вас бумагомарак не понимал и понимать не собираюсь. Была бы моя воля, я бы, таких как ты, забрасывал в самую гущу битвы и смотрел, как красивые словеса, да задуривание головы молоденьких барышень никчемными нежностями помогают выжить. Проводил бы естественный отбор литераторов хе-хе. Выживает сильнейший, так сказать.
  
  Чувствую, не видать мне помощи от тебя, муза, как своих ушей. С любовной лирикой ты не хочешь мне помогать, как я понимаю, а с кровищей и кишками наружу, я не хочу писать. Так что, как быть дальше? Как говорил классик: "что делать?"
  - Ты давай того, не горячись. Ты мне, конечно, не нравишься и занятие твое полное... не буду говорить что, но у меня ведь тоже работа. Начальство спросит: что, как, почему. Отчеты заставит писать, графики эффективности методики преодоления творческого кризиса составлять и прочую бюрократию. Поэтому помогать тебе придется, даже если и не хочется. По рукам?
  Конечно по рукам. Что мне еще остается?
  
  - Ну, выход всегда есть, а был бы ты настоящим мужиком, самураем там, то и намекать мне не пришлось бы. Но ты ведь намеков не понимаешь?
  
  Я, конечно, понимаю, уважаемый...муза, на что ты намекаешь, но знаешь, я считаю, что это тоже не выход. Лучше уж жить в постоянном творческом кризисе, приправленном сплином, чем вовсе не жить.
  
  - Как знаешь. Если захочешь, я постараюсь тебя переубедить, кхе.
  
  Нет. Давай все-таки попробуем сработаться, может и выйдет, что путное, а это, то самое, я всегда успею попробовать.
  
  - Нет, так нет. Приступим-с. Давай своего любителя роз и мимоз сюда. Будем делать из него настоящего мачо.
  Внутри меня все сжалось в предчувствии чего-то нехорошего, но я решил ни смотря ни на что дописать книгу, осчастливив тем самым человечество, без его ведома, разумеется, очередной классикой мировой художественной литературы и поэтому сказал,- да.
  
  День первый. Был полностью посвящен духом войны и воинской доблести, а по совместительству, в силу непредвиденных обстоятельств, моей музой на рекогносцировку местности, то есть на изучение характера героев, их привычек, окружения и мест будущих любовных баталий, вкупе со всеми необходимыми реквизитами, призванными усилить воздействие сцены на читателя, как то - дождь, луна (полная и не очень), пустынные (и не совсем) ночные улицы, одиноко горящие фонари и прочее.
  Для краткости решил называть его не так длинно и пафосно - дух войны и воинской доблести, а просто муз-А. Понравится ли это самому духу не знаю.
  
  День второй. Полдня спорил с музой о том, каким должен быть главный герой. По его мнению, он получился у меня слишком уж мягкотелым, слабохарактерным и в принципе невыразительным, попросту никаким. Предлагал добавить в книгу антагониста: красавца, бизнесмена, рембоподобной наружности, соперничество с которым по ходу повествования, должно будет сделать из тряпки, главного героя то есть, аналог Т-1000, в финальной битве за руку и сердце прекрасной дамы, разрывающего супостата на части и тем самым доказывающего ей свое эволюционное превосходство, а между делом вечную любовь и беззаветную преданность. Кто знает, может он и прав.
  
  День третий. Кажется, смог договориться с музой по поводу главного героя. Решили оставить его таким как есть, во всяком случае, до тех пор, пока он не будет тормозить сюжет и повествование в целом. Очередь за главной героиней и второстепенными персонажами. И, судя по тому, как муз-А взялся за дело и с каким азартом он обсуждает те или иные личные качества героев, любовный роман, который я собирался написать, медленно, но верно превращается в боевик с элементами эпически-героического фэнтези в декорациях нуара. Но мы еще посмотрим кто кого. Ни шагу назад. И, кстати, как к нему обращаться муза, она ведь женщина должна быть, а он дядька и судя по разговору с весьма скверным характером.
  
  День седьмой. Сегодня муз-А вернулся ко мне после трехдневного отсутствия. Все-таки на четвертый день совместной работы мы разругались, что конкретно послужило началом уже и не помню, все на эмоциях и междометиях протекало, то ли прическа у домашней собачки героини не по фэн-шую была, то ли я неправильно назвал марку проезжающей мимо главного героя машины. В общем муз-А высказался мне все, что думает обо мне и моей работе, а я о нем или о ней все-таки? Он сказал, что идет к начальству и пишет заявление на увольнение по собственному желанию с этой дурацкой работы, я со своей стороны пожелал скатертью дорогу. После чего в голове стало непривычно тихо и спокойно. Я, наконец-то, смог отдохнуть после всех предыдущих дней хаоса и разрушений.
  
  День восьмой. Работаем дальше как будто ничего и не было. Делаем вид, что рады друг другу, но гнем при этом потиху каждый свою линию. Не знаю, что там музе сказали в его отделе кадров, но вернулся он притихшим и подобревшим. Соглашается почти со всем, что я предлагаю и сам дает периодически дельные советы, по поводу освещения, погоды и прочих элементов, которые создают фон повествования.
  
  День девятый. Снова начали спорить о том, каким должен быть главный герой. Муз-А доказывает мне, что такого главного героя как у меня, надо было придушить еще в детстве, чтобы не позорил собой славное племя охотников и рыболовов. Я пытался объяснить ему, что в наше время не надо приносить с охоты медведя, чтобы доказать, что ты мужчина, а достаточно покупать шубы и сапоги. После этого в моей голове почти час не утихал рев, который муз-А назвал смехом. В ушах до вечера звенело.
  
  День десятый. Кажется мы уперлись в Рубикон, каждый со своей стороны. Муз-А требует принести главного героя в жертву любви, в прямом смысле слова, утверждая, что только смерть во имя любви способна сделать из слабака настоящего мужчину. Звучит, конечно, красиво, но зная характер моей музы, чувствую, что это подвох, за которым кроется простое желание продвинуть своего собственного протеже, антагониста главного героя на первую роль. Поэтому я потребовал для него, в свою очередь, позорного финала, исключающего любые возможности быть вместе, злодею и главной героине. Судя по тому, как муз-А принялся доказывать абсурдность данной ситуации, такие планы у него явно имеются. Или у меня уже развивается паранойя?
  
  День ...надцатый. Все персонажи, судя по всему, объявили мне бойкот. Спят, едят, ходят на работу и обнимаются, но вот говорить друг с другом или совершить какой-нибудь важный поступок, отказываются напрочь. При любой попытке завести диалог, начинают мямлить что-то невразумительное, мычат, нукают или просто впадают в ступор. Их лица стали терять четкость, а характеры выразительность. Неужели муз-А прав и мне лучше сделать из своей книги не любовную прозу, а боевик с элементами эпического фэнтези? Да и сама муза в последнее время все больше молчит, ссылаясь на постоянную усталость и недосыпание, скучает по днями своей воинской доблести.
  
  Еще один день после ...надцатого. Попытался не известно в который раз продолжить писать. Так и просидел весь день за столом над чистым листом бумаги. Герои пропали, как главные, так и второстепенные, город опустел и стал похож в своем однообразии на советские новостройки, цвета выцвели, уступив место серому, который окрасил собой и небо, и солнце и звезды и прочее, прочее, прочее. Муз-А сказал, что здесь он бессилен и помогут только репрессии против таких как я "писателей". Взял все-таки отпуск за свой счет и пропал. Больше я его не слышал.
  
  Эпилог
  
  День? Какой? Вставать с кровати не хотелось, хоть утро, скорее всего, уже давно уступило свое место дню. Слабость и апатия плескались по всему телу безбрежным океаном: от кончиков ушей и до пальцев ног. Апатия ко всему и вся заботливо укутала меня в свое толстое, теплое одеяло и не собиралась отпускать. И мне это нравилось. Интерес к книге испуганно сбежал от меня еще неделю назад, а вместе с ним главный и второстепенные персонажи, героиня и вовсе прихватила с собой бабушкин чайный сервиз (видимо на память). Если бы у меня еще оставалось хоть какое-то желание, то я бы непременно догнал и присоединился к ним. Но даже на это у меня не было ни сил, ни желания.
  
  - Что тут у нас?
  
  Что это, бред и галлюцинации или муз-А все-таки вернулся?
  
  - Ууу, какой запущенный случай.
  
  Мелодичный женский голос раздался в моей голове, как звонок будильника. Я бы обязательно вздрогнул, если бы мне не было до такой степени все безразлично.
  
  - Почему молчим, почему не встречаем даму цветами, шампанским и глупой улыбкой? Так, проверим, как тут у нас без меня все прошло.
  
  В голове раздался тихий шелест читаемых мыслей и воспоминаний.
  
  - Ясно. Ничего другого от этих бюрократов можно было и не ожидать. Творческий человек, тонкая душевная организация, а они к нему коновала с топором послали. Да чем он помочь мог вообще? Лучше бы подержали пару недель в легком творческом кризисе и меланхолии, а там и я уже вернулась бы. Теперь придется еще и за этим варваром все убирать и вычищать.
  
  -Так, молодой человек. Поднимаемся быстренько с кровати и в душ, а потом чай и на пешую прогулку на полчасика. А как вернетесь в себя и к себе, мы с вами посмотрим что можно исправить после того как тут прошли полчища вандалов и воины Чингисхана в лице духа войны и воинской доблести. И не заставляйте повторять дважды.
  
  По-прежнему ничего не хотелось или уже захотелось ничего? Но, ноги уже сами приняли за меня решение, что им делать, а руки подыграли. В голове, словно таял туман, все стало проясняться и я начал подбирать слова, которыми собирался попросить прощения у главных и второстепенных героев и персонажей, а также у собачки главной героини, чтобы вернуть их назад. Ах, какие сцены, и диалоги я готов отдать им. Да и с чайным сервизом глупо как то вышло. Может разбить его на счастье в финале?
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"