Борисов Сергей Сергеевич: другие произведения.

Процесс

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  29 апреля 2013 г.
  
  В Синеокой наступил очередной день трудовой радости и счастья. Поэтому зал судебного заседания был забит до отказа лучшими представителями народа: колхозниками и колхозницами, рабочими, ветеранами-победителями всех битв за урожай, а также идеологами "чарки и шкварки" I степени.
  
  Судьи с одухотворенными лицами готовились выносить свой суровый, но справедливый приговор и всем своим видом демонстрировали, что они всегда стояли и будут стоять на страже народного покоя и благополучия от всех угроз: внешних и внутренний, но особенно внутренних.
  
  Обвинитель с огромным грузом ответственности в области живота поправил портупею, проверил взглядом на месте ли кобура и поднял руку, давая понять присутствующим - процесс начался. В зале наступила тишина.
  
  Обвинитель, - Именем народа Синеокой судебное заседание над врагом народа, шпионом и диверсантом и прочая, прочая, прочая объявляется открытым. Да свершится застабильное право и судие! Введите обвиняемого!
  
  В зал заталкивают отвратительную личность (само-собой, ведь каким еще может быть враг народа, шпион и диверсант) неопределенного возраста в сером костюме и сажают ее в клетку лицом к обвинителю.
  
  Обвинитель, - Обвиняемый, Вы понимаете, почему находитесь перед нами?
  
  Обвиняемый, (нагло и с вызовом) - Нет. Не имею ни малейшего понятия. Какие-то громилы схватили меня на улице минут пятнадцать назад, избили и в прямом смысле слова затащили сюда. Так что...
  
  Обвинитель, - Ваши попытки изобразить из себя невинную жертву государственной машины и чиновничьего произвола смешны и нелепы и не вызывают ничего, кроме жалости и сожаления. А, так как Вы уже с самого начала отказываетесь сотрудничать со следствием, то мы вынуждены отказать Вам в защите со стороны народа и государства. И раз Вы, кхм, решили поиграть в такую игру, то мне придется напомнить уважаемым судьям и передовикам производств, а также ветеранам битв за урожай, в чем именно Вас обвиняют.
  
  Обвинитель сделал необходимую для данного момента театральную паузу, выдержал ее ровно настолько, чтобы зрители в зале подались от нетерпения вперед и продолжил.
  
  - Вы обвиняетесь в том, что используя свою способность летать аки птица, установили тайную связь с иностранными спецслужбами враждебно-настроенных по отношению к нам государств и подло, под покровом ночи и на не досягаемой для наших радаров высоте, совершали акты саботажа и диверсий. Их список слишком огромен, поэтому я остановлюсь лишь на некоторых из них.
  
  а) распугивали стаи птиц возвращающихся с чужбины на родные поля и нивы
  
  б) разгоняли теплые циклоны, обрушивая на пашни Синеокой дождь, метель и снег, что привело к большим потерям кормовых в ходе последней битвы за урожай
  
  в) собирали секретную информацию о перемещении наших тракторов и комбайнов и передавали ее на вражеские спутники-шпионы посредством закодированного махания своих крыльев
  
  г) и т.д. и т.п. Но особенно т.п.!
  
  Зал, шокированный таким количеством преступлений совершенных обвиняемым против страны и народа замер, в ожидании новых, еще больших сенсаций.
  
  Обвиняемый, - Вы уж простите, что перебиваю Вас, в такой ответственный момент, как перечисление моих мнимых преступлений, но это просто полный бред. Мало того, что я и летать то не умею, так я тем более не совершал всего того, что Вы только что перечислили.
  
  Обвинитель (по отечески улыбаясь обвиняемому и демонстрируя всем, что он добрый следователь), - Хорошо, допустим. Обвиняемый, тогда докажите, что Вы не умеете летать, докажите всем нам, здесь присутствующим, что Вы невиновны. И мы, с позволения народа, отпустим Вас на все четыре стороны.
  
  Народ в зале неодобрительно зароптал. Он не горел желанием выпускать из своих цепких рук такой опасный преступный элемент, способный в любую секунду обрушить на него, народ, циклоны и антициклоны. И невесть что еще в придачу.
  Обвиняемый, - Ладно, хотя бы то, что у меня нет крыльев, смотрите сами (с этими словами он поворачивается поочередно, то к обвинителю и судьям, то к залу).
  
  - Убедились? (голос обвиняемого предательски дрожит не в силах скрыть свою природную лживость).
  
  Обвинитель, - Обвиняемый, ну, что Вы, в самом деле, словно нашкодивший ребенок, который боится признаваться родителям в разбитой вазе. Ведь из фильмов пропагандирующих буржуазно-загнивающий образ жизни, которые мы все презираем за их бездуховность и моральное разложение, нам доподлинно известно, что, таким как Вы...мутантам-предателям, крылья совершенно не нужны. Вы совершали свои преступные деяния одним лишь усилием воли.
  
  Обвиняемый (обескуражено), - В таком случае, почему, по вашему мнению, я до сих пор не улетел из зала суда и тем более до того, как меня схватили на улице? Ведь, по вашим собственным словам, для этого мне достаточно только захотеть.
  
  В зале среди народной массы, кое у кого, стали пробиваться нотки удивления и недоумения и обвинитель понял, что уже пора. Пора предъявлять неопровержимые факты и свидетельства и, тем самым, расставить все точки над i в затянувшемся уж было процессе.
  
  Обвинитель, - Обвиняемый, не льстите себе. Мы, соответствующие органы, давно за Вами наблюдали, а наши специалисты из лучшего в стране экспертно-аналитического отдела давно готовили операцию по Вашему задержанию. И непосредственно во время операции, детали которой мы не вправе здесь разглашать, бойцы спецподразделения по борьбе с подобными Вам, диверсантами и саботажниками, были экипированы последними сверхсекретными образцами технических достижений наших застабильных ученых, которые, собственно, своими невидимыми лучами и нейтрализовали Вашу антинародную способность летать.
  
  Обвиняемый улыбается. А зал в это время облегченно выдыхает. Врагу все-таки не удалось выкрутиться и уйти от наказания.
  
  Обвиняемый, - Вам смешно? (обводя взглядом своих мудрых глаз, заполненный лучшими представителями народа зал и обращаясь к обвиняемому, наставляя на него свой указующий перст). Смотрите, обвиняемый не только подлый шпион и диверсант, всех разведок мира, но еще и беззастенчиво наглый лжец, который насмехается над нами, защитниками прав и свобод народа и слуг его, уверенный в своей безнаказанности.
  
  По залу вместе с топотом проносится гул народного негодования и возмущения.
  
  Обвинитель (сдерживая в себе порывы праведного гнева), - Итак, обвиняемый, пора уже прекратить Ваш фарс, который Вы так умело разыгрываете перед нами. В последний раз спрашиваю, Вы признаете или нет свою вину и способность летать?
  
  Обвиняемый, (обескуражено) - Я даже и не знаю, что и сказать, если доказательство отсутствия у меня крыльев Вас не убедило в моей невиновности.
  
  Обвинитель, - Стоит ли в таком случае понимать Ваши слова, обвиняемый, как признание всех совершенных Вами преступлений?
  
  Обвиняемый, - Нет, конечно. Я не признаю ни ваших надуманных обвинений, ни ваших сумасбродных утверждений, которые Вы называете доказательствами моей, так называемой вины.
  
  Обвинитель, (торжественно, голос его даже слегка задрожал) - В таком случае, ни у суда, ни у нас, всех здесь присутствующих, не остается никаких сомнений в Вашей виновности. Мне остается только сожалеть о том, что Ваши ненормальные, антинародные и антигосударственные взгляды и убеждения привели Вас на скользкую дорожку предательства, шпионажа и лжи.
  
  Обвинитель (поворачиваясь к судьям), - Товарищи судьи, достаточно ли предъявленных обвинением доказательств, свидетельствующих о полной вине обвиняемого, для вынесения ему сурового, но справедливого народного приговора?
  Судьи, с одухотворенными лицами и взглядами устремленными в высшие сферы, так и не проронив за все судебное заседание ни слова, молча кивают, и зал одобрительно и восторженно гудит.
  
  Обвинитель, - В таком случае (разводит руками и поворачивается снова к залу), нам остается только воздать по заслугам данному преступному элементу за всю его подлую антинародную деятельность.
  
  - Обвиняемый, Вы признаетесь виновным в шпионаже, в пользу всех известных и неизвестных разведок мира, саботаже, диверсионной и подрывной деятельности против народа Синеокой, а также в попытке запутать следствие своими лживыми инсинуациями, лжесвидетельствовании, моральном и нравственном разложении и, конечно же, Вы виновны в том, что для проведения своей преступной деятельности использовали свою способность к полету.
  
  - Судом Синеокой на основе указа-декрета-пояснительной записки-доноса и телефонного права Љ47375634.001, обвиняемый, Галка Франц Германович, именем народа Синеокой и всех трудящихся, а также слуг их, Вы приговариваетесь к высшей мере наказания, а именно - гуманному расстрелу, приговор будет приведен в исполнение немедленно и обжалованию не подлежит. В последнем слове Вам отказано.
  
  Наступила гробовая тишина. Судьи все с такими же одухотворенными лицами украдкой зевают, народ в предвкушении расправы над его, народа, врагом улыбается и довольно облизывается. Кто-то даже подался вперед, чтобы получше разглядеть сцену народного возмездия. Обвинитель привычно окидывает обвиняемого печальным взглядом, еще более печально вздыхает, словно ему это совсем даже не нравится и достает из кобуры пистолет. В следующую секунду тщательно прицелившись он стреляет в оцепеневшего от ужаса и уже ставшего прошлым обвиняемого, который, как оказывается, имел и имя и фамилию.
  
  Раздается громкий хлопок, кое-кто в зале оказался настолько слабохарактерным, что даже вздрогнул, пуля, выпущенная не дрогнувшей рукой обвинителя, попадает точно в цель, чуть выше переносицы, мертвое тело Галки Ф. Г. глухо ударяется о пол, народ в зале одобрительно шепчется, раздаются дружные аплодисменты, награда за меткий выстрел. Судьи снова украдкой зевают, а обвинитель с чувством выполненного долга засовывает пистолет обратно в кобуру.
  
  Наступает уже ставшая такой привычной неловкая тишина. Народ немного в растерянности и не знает, уже пора собираться на выход или стоит немного подождать, в надежде, что будет еще что-то интересное.
  
  В такой неопределенной ситуации, его, народ, и настигают радостные, для народа, слова обвинителя.
  
  Обвинитель, - Сторона обвинения просит суд, заслушать дело обвиняемого в причинении тяжелых душевных травм и потрясений защитнику общественного порядка и общественного спокойствия Гомункулусу Голему Големовичу.
  
  - К сожалению, пострадавший, по причине причиненных ему, этих самых душевных травм, обвиняемым, до сих пор находится в тяжелейшем моральном и душевном состоянии, в одной из клиник нашей Синеокой, под пристальным наблюдением врачей. И поэтому не сумеет лично присутствовать на заседании.
  
  - Но зато подробно и красочно изложившем все необходимые для стороны обвинения факты. Само собой вместе с тем: как, когда и от кого именно он пострадал, будучи при исполнении своих служебных обязанностей. Поэтому, сторона обвинения считает, что этого достаточно, чтобы обвиняемый перед судом. Судьи не против?
  
  Судьи согласно молчат. И в зал суда в ту же секунду заводят очередного обвиняемого. Который еще не успел понять, какое страшное преступление против народа и Синеокой он совершил.
  
  Народ радостно заерзал на своих местах, судьи печально вздохнули, уже понимая, что перерыва на обед им не видать, как своих ушей, а обвинитель принялся массировать пальцы правой руки, чтобы в самый ответственный момент не промахнуться.
  
  Очередной год стабильности и процветания в Синеокой был в самом разгаре.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"