Борисов Сергей Сергеевич: другие произведения.

Рассвет Zастабильности

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Рассвет Zастабильности
  
  Наконец - то в стране наступили спокойные и счастливые времена. У каждого гражданина Синеокой было в достатке и чарки и шкварки, а особо преданным полагалась еще и иномарка. В общем, народ сливался в едином порыве идеологического экстаза с властью. А власть, возглавляемая первым среди равных, кому само Солнце доверяло свое движение, и кто был чуть выше Бога, не могла нарадоваться таким послушным и смирным народом. И никакие происки и козни, внешних врагов и внутренних уже не могли поколебать вековые устои самого социально-ориентированного государства на планете.
  
  Однако, за фасадом этого внешнего спокойствия и благополучия, надежно укрытая от взглядов простых обывателей Синеокой, скрывалась не прекращающаяся ни на секунду, напряженная и наполненная всеми возможными смертельными опасностями борьба бойцов невидимого фронта, стоящих на страже народного спокойствия, против разрозненной и агонизирующей кучки саботажников и диверсантов, что в своей безграничной ненависти и злобе, ко всему светлому и стабильному, всеми силами стремились разрушить то, что было создано упорным трудом многих поколений руководителей и их заместителей, а также заместителями заместителей и заместителями по заместительной части.
  
  В звериной злобе к народному счастью и благополучию эти марионетки мировой закулисы, упивающиеся своими подлыми делами и делишками, и давно уже потерявшие всякий человеческий облик, на зарплату своих заокеанских хозяев, распускали гнусные и клеветнические слухи о мудрых руководителях Синеокой и устраивали мелкие провокации (нецензурно выражались при виде стражей правопорядка (размауляли) попутно разбрасывая мусор по тротуару) на чистых и просторных улицах столицы и районных центров.
  Все изменилось внезапно, буквально в одночасье, когда до сотрудников "Комитета Защиты Zастабильности" начали доходить обрывочные сведения о новом страшном заморском зелье, получившем распространение на просторах Синеокой.
  Зелье, названное врагами по иезуцки хитро "ностальгия", вызывало стойкое и практически мгновенное привыкание, в особенности у людей со слабым интеллектом (от 80 IQ и выше), иммунитетом к правильным государственным идеям и не страдающими провалами в долговременной и кратковременной памяти. Еще вчера счастливый гражданин Синеокой, славящий трудом и памярковностью, самый человечный и передовой государственный строй на земле, вдруг, становился: замкнут, зол, раздражителен и агрессивен. Уходя в себя человек, начинал что-то бессвязно бормотать под нос. При этом, из этого внешне безобидного состояния, гражданин в одно мгновение мог впасть в бешенство, при виде самого народного флага и звуках самого народного гимна.
  
  А последствия употребления этого заморского зелья были столь разрушительны для психики, что возникла угроза государственной безопасности, потому что побочным эффектом его употребления, было полное отрицание существующей застабильной и социально-ориентированной реальности, вплоть до требований проводить какие-то непонятные и никому не нужные выборы.
  
  Поэтому, в сжатые сроки, благодаря доблестной и самоотверженной работе холодноголовых оперативников из КЗZ, было быстро установлено, что это смертельно опасное для граждан Синеокой зелье, распространялось в городах и селах страны, агентами мировой закулисы и ренегатами-марионетками по наущению звездно-полосатого Врага.
  
  Кроме того, в ходе оперативных мероприятий, удалось установить, что первоначально, будучи по природе своей слишком трусливы, эти контрзастабильные элементы, не решались в открытую распространять свое зелье, боясь быть разоблаченными недремлющими ни днем, ни ночью органами правопорядка, а подсыпали сию отраву в чарки и шкварки ничего не подозревающих граждан Синеокой, при совместных распитиях продуктов отечественного виноделия.
  
  И только спустя годы и годы, осмелев от науськиваний своих закордонных кураторов, отбросив всякий стыд, коего у них отродясь не было, эти отбросы рода людского, начали набрасываться вдесятером, в темных переулках, на мирно возвращающихся в одиночестве с работы слесарей, сантехников и простых работяг от сохи. Запугивая тех своими волчьими оскалами и бешеными взглядами, вливали безвинным жертвам свое поистине диавольское зелье.
  
  Масштабы распространения этой заразы, к описываемому времени были столь чудовищными, что грозили захлестнуть Синеокую и разрушить ее zастабильность. Для недопущения подобной катастрофы, руководителями страны под мудрым председательством Сами Знаете Кого, было созвано экстренное совещание, на котором определялись дальнейшие шаги по противодействию подрывной деятельности диверсантов и ренегатов. В ходе напряженной и плодотворной работы, лишь изредка прерываемой на обеды и вторые обеды, ужины, поздние ужины, а также полуночные чаепития и быстрые перекусы, было решено сформировать оперативный штаб для выработки основного плана по борьбе с распространителями заморской отравы.
  
  Через несколько недель работы потребовавшей сверхчеловеческих и титанических усилий от работников оперативного штаба, на рассмотрение руководителей во главе с Ним, их заместителей, а также заместителей заместителей, но без привлечения к работе заместителей по заместительной части для обсуждения был вынесен готовый план мероприятий по противодействию контзастабильной деятельности контрзастабильных элементов и предотвращению дальнейшего распространения заморского зелья среди граждан Синеокой.
  Сразу и единогласно было принято решение засекретить все документы и принимаемые постановления по решению данной проблемы. А также засекретить само решение по засекречиванию секретных документов. А для большей надежности и недопущения любых возможных и невозможных утечек информации врагу, всех работавших над этими документами тут же объявили врагами застабильности и расстреляли на месте без суда и следствия, а сами постановления перевели на протошумерское письмо и сожгли.
  
  Кроме всего прочего, как-то: установление семидневной рабочей недели для рабочих и колхозников, повышение стоимости услуг ЖКХ и повышение окладов и премиальных руководителям всех рангов, начиная с градоначальников и их первых, вторых и прочие и прочие замов, а также привлечения всех тунеядцев страны (тех, кого самые-самые честные слуги народа таковыми посчитали) к уборке, жатве и посадке кормовых, с последующим трудоустройством в исправительные учреждения, было принято решение по внедрению оперативного сотрудника "Комитета Защиты Zастабильности" в диверсионно-подрывную ячейку агентов мировой закулисы. Который своим самоотверженным поступком граничащим с подвигом должен был не только установить их точное местонахождение, но и добыть образцы того самого зелья, дабы ученые Силиконовой долины Синеокой могли наконец-то узнать его состав и выработать противоядие.
  
  Операцию, под кодовым названием "Рассвет Zастабильности" решено было начать немедленно, а всех кто имел отношение к ее разработке, по уже имеющейся доброй традиции тут же расстреляли. К сожалению, не обошлось и без перегибов на местах, так как вместе с лицами разработавшими данную операцию были утеряны все явки, пароли, имена связных и адреса конспиративных квартир. Из-за чего внедренному оперативному сотруднику впоследствии пришлось два года, испытывая постоянный стресс от общения с народом (вдруг в него внедрились враги), искать дорогу назад в оперативный штаб.
  
  Но ни смотря ни на что, задание "Комитета Защиты Zастабильности" и руководителей страны было выполнено блестяще, хоть и не совсем полностью, так как оперативник уже успел забыть по прошествии лет не только имена и клички членов контрзастабильной ячейки, в которую ему удалось внедриться, но и их адреса, а также то, как выглядят их лица, копыта и хвосты. Однако, самое главное задание все-таки было выполнено с честью. Наконец-то образец заморского зелья был перед ведущими учеными Синеокой и они незамедлительно приступить к его изучению.
  
  А оперативника, выполнившего столь трудное, опасное и главное ответственное задание: наградили часами с кукушкой, грамотой "Ударник Труда II степени", повысили в звании и со слезами на глазах расстреляли, чтобы враги не смогли впоследствии его выследить и запытать до смерти.
  После долгой и кропотливой работы учеными Силиконовой долины Синеокой был установлен примерный состав самого зелья (жидкий), цвет (мутный), а также тщательно изучено и задокументировано его воздействие на организм застабильного члена общества.
  
  Результаты же самого исследования оказались столь шокирующими, что всех ученых работающих над его изучением было решено из гуманных соображений немедленно изолировать и усыпить, дабы звездно-полосатый Враг не смог узнать, как много стало известно руководителям Синеокой о его методах и способах его деятельности.
  
  Вся имеющаяся в наличии к тому времени документация по проводимому исследованию была опять и снова засекречена и съедена наиболее преданными и заслуживающими полного доверия сотрудниками "Комитета Защиты Zастабильности" о дальнейшей судьбе которых почти ничего не известно, кроме того, что их отправили с каким-то сверхсекретным заданием к центру Земли.
  
  Поэтому закордонные хозяева саботажников и диверсантов так никогда и не узнали результатов опытов застабильных ученых. А между тем, стране и ее руководителям было чем гордиться. Так как был детально зафиксирован и описан весь процесс воздействия, с таким трудом добытого зелья.
  
  И если бы, когда-нибудь, кому-нибудь, удалось прочитать эти документы (до того, как они были уничтожены), то он был бы поражен и восхищен полученными результатами полученными в ходе исследования трудолюбивыми и гениальными учеными Синеокой. Правда в том случае, если бы он, она, оно или они могли читать на кипрско-минойском.
  
  Совершенно Секретно
  После прочтения сжечь вместе с прочитавшим
  Докладная записка
  Сами Знаете Кому
  От Сами Знаете Кого
  
  О Луноликий и Солнцеподобный Сотрясатель миров, Потрясатель врагов и Перетрахиватель народных избранников. Чей лик чуть выше Бога. Да будет чтиться Имя Твое в веках.
   Без всякого промедления доводим до Твоего сведения, что все необходимые исследования и опыты над полученным образцом ХY1334-0056ZX нами, твоими верными и преданными и еще чуть-чуть гениальными учеными, проведены и тщательно задокументированы. Мы, недостойнейшие твоего внимания, с чувством глубокого сожаления, отрывая от дел первостепенной государственной важности, Нижайше просим Тебя ознакомиться с полученными результатами:
  
  "Для проводимого нами эксперимента путем строжайшей селекции был отобран подопытный из преданнейших делу служения народа и застабильности сотрудников Особого Отдела КЗZ. Непосредственно перед началом эксперимента во избежание непредвиденных эксцессов им еще раз были пройдены все положенные для подобного рода эксперимента тесты на лояльность, исполнительность и памяркоунасть. По их результатам было принято окончательное решение, приступить к немедленному испытанию образца ХY1334-0056ZX.
  
  Подопытный был помещен в отдельную комнату под постоянное наблюдение, все происходящее с ним фиксировалось аудио и видеоаппаратурой (записывалось на ВМ-12). За состоянием его здоровья наблюдала специально обученная бригада санитаров пансионата "Новинки".
  
  Прием образца испытуемым был произведен перорально (решительным проглатыванием, с последующей отдачей чести в сторону символа государственности в 11.00 по самому точному в мире застабильному времени). После чего подопытный стал подробно описывать свои ощущения. В течение нескольких часов, а именно, с 11.00-13.05 никаких видимых изменений не наблюдалось. Он полностью контролировал свое поведение и прекрасно отдавал себе отчет, кто он, что он и где находится.
  
  В 13.05 подопытный стал жаловаться на внезапно возникшее чувство усталости и сонливости. Попросил разрешения лечь на пол и в таком положении продолжить эксперимент. После непродолжительного совещания и выяснения вопроса на кого ляжет ответственность за принятие этого решения (мы выбрали самого молодого и неопытного, все равно по служебной лестнице в виду своей слабохарактерности он бы далеко не продвинулся), подопытному было разрешено исполнить данную просьбу. Что он исполнил тот час же - лег на бок, поджав под себя ноги.
  
  Еще через несколько минут он принялся жаловаться уже на слишком яркий свет и вызываемую им головную боль. Свет был приглушен. С 14.23 перестал отвечать на задаваемые ему вопросы и вообще подавать видимые признаки жизни. Чтобы не нарушить чистоту эксперимента и абы чего не вышло, было решено не входить к испытуемому, а продолжать за ним видеонаблюдение, в течении некоторого времени.
  
  С 14.35 аппаратура перестала фиксировать у подопытного пульс. В 15.00 нами было принято решение продлить его изоляцию еще на два часа, вдруг притворяется, после чего, при дальнейшем отсутствии признаков жизни с его стороны, провести обследование объекта, а при констатации его смерти, произвести вскрытие, на предмет установления или не установления ее возможных причин.
  
  Однако в 16.07 испытуемый вышел из своего коматозного состояния: начал стонать и попытался встать. При этом наблюдалась полная дезориентация в пространстве и спутанность сознания. На задаваемые вопросы не отвечал, пускал слюни и что-то невнятно бормотал себе под нос (разобрать не удалось). В 16.15 все же сумел самостоятельно подняться и встать на ноги, пошатываясь, принялся ходить по комнате. Одновременно с этим его голова была сильно наклонена вниз, а руки выставлены перед собой, совершая медленные круговые движения, как бы обшаривая перед собой пространство в поисках кого-то или чего-то.
  Так продолжалось до 17.01, испытуемый по-прежнему не реагировал ни на звуки самого государственного гимна ни на цвета самого государственного флага, а также на задаваемые ему вопросы и отдаваемые команды. Ввиду невозможности продолжать далее эксперимент без нашего непосредственного вмешательства, было решено направить к нему санитаров.
  Соблюдая все необходимые меры предосторожности и облаченные в защитные костюмы, санитары приблизились к объекту эксперимента. Но когда до объекта осталось несколько шагов, в его поведении произошла мгновенная и неожиданная метаморфоза. Подопытный резко поднял голову и тихо зарычал в сторону санитаров. Взгляд его при этом был устремлен куда-то вдаль, а в позе просматривалось напряжение и явная агрессия.
  
  В связи с чем, во избежание получения возможных травм и увечий со стороны объекта, в отношении нашего медперсонала, на испытуемого была надета успокоительная рубашка, а сам он был зафиксирован при помощи ремней на кровати. Каких-либо попыток вырваться объект не предпринимал, при этом, речь его наконец-то, стала внятной и связной, хотя понять о чем он говорит и на каком языке, определить на тот момент не удалось. О чем впоследствии нам всем очень сильно пришлось пожалеть.
  
  Вызванные для идентификации языка штатные толмачи не смогли ни с ходу, ни по ходу определить к какому именно языку или группе языков относится его бормотание. Поэтому дальнейшее обследование было отложено до прибытия экспертов по искусственным языкам, а также мертвым и не очень. Время до прибытия специалистов мы провели с пользой для страны и народа: почитали идеологически правильную прессу, поели, поспали и снова поели.
  
  Прибывшие к нам на помощь специалисты по языкам после проведения и соблюдения всех полагающихся мер безопасности были допущены к подопытному. Не теряя ни секунды драгоценного времени они приступили к работе, и после долгих поисков в научной литературе, споров и уточнений (результатом чего стали два перелома рук, одного вывиха плеча и трех сотрясений мозга) им удалось придти к общему мнению и определить на каком именно языке разговаривает подопытный.
  
  К ужасу всех присутствующих этим языком оказался давно забытый диалект еще намного раньше вымершего демонического языка врагов застабильности и порядка - "литвинистус демоникум вульгарис". Носители которого еще на заре становления стабильности и порядка в Синеокой наводили страх и ужас на всех ее преданных и смиренных граждан и руководителей своими маршами, песнями и размахиваниями флагами.
  
  Оставшиеся на ногах и в своем уме, после прошедших жарких научных дебатов и споров, эксперты, были столь взволнованны открывшимися перспективами изучить давно вымерший язык, что чуть было вновь не подрались за право быть первым, кто пообщается с испытуемым. И только долг перед страной и народом, а также именной пистолет начальника нашей безопасности удержал их в себе.
  Правда, для снижения накала страстей, захлестнувших наше научное сообщество, мы разрешили им всем быть на передовой нашей самой прогрессивной в мире науки и изучить объект в непосредственной близости, а речь его задокументировать для последующего изучения.
  
  Однако, происходящие в последствии, со всеми участниками данного эксперимента события, были наполнены беспросветным кошмаром и ужасом, борьбой за выживание, всех против всех, а также совершением ряда героических поступков вашего покорного и памяркоуного гражданина Синеокой, о Луноликий и Солнцеподобный, чьи самоотверженные действия смогли исправить положение и направить события в нужное для народа русло, посреди бушующего океана трусости и паникерства. Но обо всем по порядку.
  
  Итак, наши передовые ученые радостно и вдохновленно приступили к изучению единственного и пока еще живого носителя давно вымершего демонического языка "литвинистус демоникум вульгарис". Поначалу все шло достаточно хорошо, даже очень хорошо, что уже само по себе должно было насторожить тех из нас, кто по долгу своей службы обязан бдеть и следить за безопасностью стабильности и процветания. К сожалению, все без исключения, были так увлечены открывшимися научными и филологическими перспективами, исчислявшимися десятками научных статей и монографий, научных степеней и должностей, что не обращали внимания на раздававшиеся тревожные звоночки со стороны объекта эксперимента, а когда на них наконец обратили внимание, было уже слишком поздно, чтобы успеть хоть что-нибудь исправить в сложившейся к тому моменту ситуации.
  В общем, как уже было сказано выше, поначалу дела шли превосходно. Радостно улыбаясь и потирая руки, в предвкушении открывшихся возможностей, наши ученые принялись за изучение этого вымершего языка. Тщательно записывая, каждое произносимое подопытным слово, наши макаренки и циолковские, тут же отметили его характерные особенности, как то: непонятное "дзеканье" и "цеканье" в речи, и прочие, понятные, только узкому кругу специалистов, нюансы и особенности этого языка, если бы они, специалисты, на тот момент были в нашем распоряжении.
  
  Позднее были найдены слова, по своему смыслу и произношению, схожие со словами языка, на котором разговаривают между собой порождения звездно-полосатого Врага, что еще раз неопровержимо свидетельствует о его, Врага, демоническом происхождении и нашей справедливой к нему святой ненависти. Как то: "дзякуй"-"thank you" (спасибо) или же "файна"-"fine" (прекрасно).
  
  Что только еще раз подтвердило тот факт, что первый из единственных Луноликий и Солнцеподобный, был абсолютно прав, когда не щадя ни сил своих, ни времени искоренял сей демонический язык, "литвинистус демоникум вульгарис", вместе с его носителями. Да славится Имя Его и Мудрость в веках.
  
  За всей этой радостно-рабочей атмосферой царившей среди нас в тот момент, те, кто должен был следить за порядком и безопасностью, не заметили, начавшихся опасных изменений, происходивших с теми учеными и врачами, которые непосредственно контактировали с исследуемым нами объектом.
  Изменения эти поначалу были столь незначительны, что все, включая самих ученых, принимали их, за проявления своей гениальности и экстравагантности - замедленные движения, заторможенная речь, слова демонического языка, то тут, то там, проскальзывающие в процессе обсуждения.
  
  Поэтому, когда на их странное поведение обратили внимание, было уже слишком поздно. Во-первых, в головах зараженных произошли необратимые изменения (они уже разговаривли между собой исключительно на "литвинистус демоникум вульгарис" и агрессивно реагировали на звуки нашего великого, единого и могучего языка), а во-вторых, некоторые из тех, кто был рядом с испытуемым, уже успели выйти из помещения, в котором проводилось исследование и, пуская слюни и бормоча под нос, какую-то белиберду, то ли "капацы", то ли "кацапы", стали приставать ко всему научному и обслуживающему персоналу нашей сверхсекретной и сверхзакопанной лаборатории, надежно укрытой картофельными полями от звездно-полосатого Врага.
  
  С каждой секундой зараженных становилось все больше, а действия их приобретали все большую агрессивность и враждебность. Вместо, еле слышного бормотания в их глотках зародился гул звериной ненависти и злобы ко всему светлому и застабильному. Послышались первые антинародные выкрики, скорее даже призывы к насилию, нам удалось их довольно точно задокументировать: "ганьба", "ганьба". Выкрикивая сей инфернальный клич, с искаженными в бесконечной злобе уродливыми рожами, зараженные, принялись нападать на мирно трудящихся на благо страны и ничего не подозревающих работников нашей лаборатории - кусая и оплевывая их своей зараженной слюной.
  
  Зараза распространялась в геометрической прогрессии. И вот, уже мы находились в меньшинстве и убегали от толп зараженных и разъяренных зверей, которые чувствую свое численное превосходство, принялись призывать, по всей видимости, своего верховного демона по имени: "Жыве Беларусь". Не возможно без содрогания вспоминать те минуты, которые пришлось пережить при этом нам, единственно оставшимся не зараженным вирусом "литвинистус демоникум вульгарис" сынам и дочерям великой нации Синеокой, мучительно искавшими пути к спасению от наступавшей по пятам лавины адских созданий.
  
  Наконец, мы, уцелевшие и не подвергшиеся заражению и мутациям этого смертельно опасного вируса, оказались в последнем свободном от тварей помещении и тогда, я, скромный работник, слуга народа и патриот своей синеокой земли, принял единственно правильное, в той ситуации решение,- я сказал: "отступать некуда, позади только ядро Земли, примем же братья и сестры, наш последний бой против орд приспешников звездно-полосатого Врага!".
  
  После чего я принял командование из своих собственных рук и возглавил штаб обороны. На несогласных с моим самовыдвижением мне пришлось потратить последнюю обойму табельного ПМ. После чего под моим чутким руководством верные сыны и дочери Синеокой принялись возводить последний рубеж обороны призванный остановить хаос, рвущийся наружу и жаждущий захлестнуть спокойные и чистые улицы городов и сел нашей застабильно-счастливой страны.
  
  Двери были забаррикадированы, а мои новые подчиненные, вооружившись подручными предметами, приготовились бесстрашно и героически умереть в сражении с приближающимся врагом.
  
  Кроме этого мной, в принудительном порядке, было отобрано несколько добровольцев, которым поручалось оттянуть на себя внимание идущих в первой волне зараженных. Чтобы ценой своей героической смерти, отсрочить хоть на несколько секунд нашу неминуемую, но без сомнения героическую гибель.
  И вот этот момент настал. Практически в полной тьме, в которой светились только переполненные адской злобой и ненавистью глаза, из-за угла показались рычащие и оскаленные морды зараженных, они подбадривали друг друга своими демоническими криками: "ганьба", "ганьба" и презрительно выплевывали в нашу сторону, только им одним понятные оскорбления, слышанные нами уже ранее: "капацы" или "кацапы".
  
  Мы переглянулись между собой и пожали друг другу руки. Что ж, вот он последний бой и мои новоиспеченные солдаты, мои 28 панфиорвцев, были готовы продать свои жизни как можно дороже и умереть с именем Твоим, о Луноликий и Солнцеподобный, на своих устах.
  
  Но в тот миг, когда мы уже мысленно попрощались друг с другом и приготовились с честью погибнуть во славу Синеокой, и несомненно Тебя, Луноликий и Солнцеподобный, как гром среди ясного неба, как манна небесная позади толпы зараженных вирусом заморского зелья монстров, раздался такой до боли знакомый и прекрасный клич защитников стабильности и порядка: "За Синеокую! За слуг народа ее! За стабильность! Ура!"
  
  Словно в чудесном сне, мы, все выжившие, завороженно наблюдали за своими нежданными спасителями. Как их освященные благородным гневом лица бесстрашно смотрели на толпы пораженных заразой тел, как взлетали их резиновые дубинки и окованные железом ботинки. Как разлеталась во все стороны кровь зараженных тварей, но не в силах была проникнуть зараза, через крепкие и сверкающие щиты защитников стабильности. Словно нагретый нож сквозь масло прошли они через толпу монстров и, преследуя убегающих в ужасе недобитков, в одно мгновение превратили наше практически неминуемое поражение в торжество добра и стабильности.
  
  Позднее, когда был ликвидирован последний зараженный и прошло переполнявшее всех возбуждение, мы, выжившие, пожали руки своим спасителям. Как оказалось, находясь на своем посту, охрана нашего сверхсекретного комплекса все видела, но не предпринимала никаких ответных шагов до тех пор, пока окончательно не стало ясно, что вокруг, только одно зло и погибель. И только тогда, когда зерна были отделены от плевел (слабые духом стали зараженными), охрана приняла решение вступить в бой и доказать, что только сильные духом, истинно верующие в стабильность и процветание, могут противостоять заразе и победить ее.
  
  Правда, победа наша, в некотором отношении была пиррова. Хоть ни одного живого зараженного мы больше не видели, подарив им всем гуманную смерть, тем не менее, мы не были до конца уверены, что где-то там, не прячется еще один, последний зараженный. Готовый в любую секунду наброситься в темном углу на беззащитную жертву и начать заново тот кошмар под названием "литвинистус демоникум вульгарис", который нам с таким трудом удалось пережить. Этого мы не могли позволить себе никак, ведь противоядия против новой мутировавшей заразы, мы все еще не нашли.
  
  Немного приуныв, но не утратив присутствия застабильного духа, я с новыми силами опять и снова принял на себя руководство среди выживших, как наиболее заслуженный и опытный слуга народа (десять лет руководства колхозами и совхозами, отмеченные многочисленными грамотами и премиями).
  На повестку дня, мной, были вынесены два вопроса: "кто виноват?" и "что делать?"
  
  Ответ на первый вопрос благодаря моему природному уму и смекалке был найден незамедлительно,- виноваты враги, тайно прокравшиеся в нашу сверхтайную и сверхзакопанную лабораторию, которые годами саботировали работу наших передовых и гениальных ученых и наконец, дождавшись, по их мнению, своего часа, совершили немыслимую по своей дерзости и подлости диверсию - попытались выпустить вирус на поверхность, тем самым разрушить стабильность и процветание на землях Синеокой. Но, не учли преданность и инстинкт самосохранения работников правопорядка, а также мои исключительные способности, как руководителя и потерпели поражение.
  
  По второму вопросу затруднений тоже не возникло. Без лишних проволочек, всех имевших допуск к данному эксперименту (и оставшихся к тому моменту еще в живых) я объявил врагами стабильности, процветания и агентами мировой закулисы, после чего вынес им свой суровый, но справедливый приговор - смертная казнь.
  
  Но поскольку патронов у меня уже не осталось, а сотрудники безопасности сильно устали, махая своими резиновыми дубинками и окованными ботинками при разгоне зараженных, то я отсрочил их казнь на неопределенный срок, до того момента пока или я не найду патроны или сотрудники безопасности не восстановят свои силы, а до того мы приняли решение использовать их в качестве приманки или живого щита, если таковой нам понадобится.
  
  К сожалению, вопрос "что делать?", но только в глобальном масштабе оставался по-прежнему нерешенным. Мы все еще должны были как-то найти противоядие против этого смертельно опасного заморского зелья, чтобы все население Синеокой не мутировало в опасных для народа и слуг его монстров и могло и дальше спокойно спать в обнимку со шкваркой и чаркой.
  
  Путем длительного мозгового штурма (к сожалению не всем удалось объяснить, что это такое, впрочем, не все его пережили и остались в своем уме) мы пришли к единственно правильному, с моей точки зрения, ответу. Если заразу невозможно победить, то ее надо использовать в благих целях. А попросту, перехитрить звездно-полосатого Врага и использовать его же оружие против него, но уже исключительно с добрыми и правильными намерениями - сделать все население Синеокой еще более счастливым и памяркоуным.
  Но для этого нам понадобится вернуться назад по заполненным опасностью и ужасом пустынным коридорам в ту самую лабораторию, из которой мы с таким трудом не так давно вырвались.
  
  В итоге, после краткого совещания и разработки под моим чутким руководством наиболее безопасного маршрута движения наш маленький отряд, последняя надежда человечества на стабильность и спокойствие в Синеокой, пустив перед собой на разведку раскрытых мной же врагов народа, отправился в путь.
  
  Надо сказать, что путь наш пролегал по бесконечным коридорам страха и отчаяния, наполненных угрожающей тишиной и возможно, притаившейся в них опасностью, бездонным зевам лестничных пролетов и темным, как сама тьма, закоулкам и углам. Наши нервы были на пределе и было слышно, как они звенят, будто натянутая струна. А в случае непредвиденной ситуации или даже двух, расчищавшие нам дорогу враги народа могли не успеть своими телами закрыть нас от нее, поэтому приходилось постоянно быть начеку, чтобы успеть вовремя среагировать и отступить.
  
  Но, слава Стабильности и Процветанию и без сомнения невидимой заботе Того, Кто чуть выше Бога мы благополучно добрались до лаборатории, даже не потеряли ни одного врага народа (так что их будущая законная и справедливая казнь не была омрачена преждевременными потерями). Вернувшись назад, туда, откуда мы бежали не так давно, мы внимательно осмотрелись, в поисках уцелевших инструментов и приборов, которые могли бы нам понадобиться. К нашей радости почти ничто, из того, что было в лаборатории не пострадало. Все эти мензурки, стаканы и стаканчики, хоть и были разбросаны по полу, но в большинстве своем уцелели и мы могли спокойно приступить к своей работе.
  
  Прежде всего нам был нужен образец того самого зелья, который вводился подопытному. На его поиски, под присмотром бдительных и проверенных сотрудников безопасности и правопорядка были направлены враги народа, чтобы в случае опасности, первыми принять на себя удар и собственной кровью и конечно же жизнью искупить перед народом Синеокой свою трусость и предательство. Нельзя сказать, что нужный нам образец заморского зелья был найден почти сразу, нет, нам пришлось изрядно потрудиться и понервничать, но наши поиски все же увенчались успехом. Под одним из столов была обнаружена та самая стеклянная емкость с тем самым зельем, которое мы почти отчаялись уже найти. Теперь дело было за малым, так как отбоя в добровольцах при наличии такого количества врагов народа у нас не предвиделось.
  
  С улыбкой на лице и верой в успех я взвалил на себя руководство по спасению всего человечества (за пределами Синеокой как известно людей нет, там проживают только враги, дураки и дикие племена поклоняющиеся своим странным богам, таким как: "права человека" или "Конституция", и которые само-собой не-люди).
  
  Путем долгих, наполненных полным драматизмом попыток понять, какие вещества можно добавлять в зелье, а какие не стоит (враги народа все-таки исчерпаемый вид ресурса), опытным путем было установлено, что касторка на некоторое время ослабляет и замедляет происходящие в теле человека изменения, так как тому приходится сосредоточиться на вполне определенных позывах своего организма.
  
  Вскоре, к уже имеющимся проблемам добавились еще несколько - у нас закончилась еда и вода, кончались добровольцы из числа врагов народа (остался всего один), заканчивалось топливо в генераторах и начались перебои с электричеством. На лицах некоторых моих товарищей стали появляться следы уныния и сомнений в благополучном исходе дела. Необходимо было чудо или новый, неизвестный враг, против которого мы смогли бы снова сплотиться, отбросив сомнения, недоверие и уныние, хотя бы на несколько часов.
  
  Однако, судя по тому, что до сих пор, с того момента как мы вернулись в лабораторию никого из зараженных не было ни видно и не слышно, надеяться на то, что они отвлекут собой внимание от сложившейся ситуации не приходилось. Оставался единственный радикальный способ удержать нашу маленькую команду выживших вместе - искать врага внутри группы, а главное найти его и не дав опомниться, посеять сомнения и оправдаться, казнить для укрепления боевого духа. (Что было выполнено мной с честью.
  
  С этой целью мной были определены несколько наиболее вероятных кандидатов на роль врагов народа (кто-то был слишком уныл, а кто-то наоборот слишком весел и уверен в себе). В общем, не давая опомниться и усомниться в моих словах или во мне самом, я, указав пальцем на уже намеченную жертву заявил, вот тот, кто по наущение звездно-полосатого Врага с поверхности плев паутину из саботажа и диверсий в нашей лаборатории с самого начала, вот тот, кто виновен во всех наших бедах прошлых и будущих и кого необходимо схватить и по всей строгости нашего справедливого закона казнить без суда и следствия прежде проведя над ним опыты.
  
  А для того, чтобы жертва не совершала бессмысленных отпираний и оправданий, ей, с помощью моего праведного гнева, кулаков и кованых ботинок были выбиты зубы и сломаны пальцы. Тем самым все остальные члены нашей маленькой, но сплоченной команды еще раз убедились в моем ораторском и организаторском таланте.
  
  Потом все повторилось по уже известному, можно сказать рутинному сценарию - все члены моей команды работали не покладая рук, в попытке создать антидот заморскому зелью, а как только материал для наших опытов (очередной враг народа) заканчивался, на его место мной находился новый и так, снова и снова, пока, в один прекрасный миг, кроме меня в живых не остался лишь один верный сын Синеокой (а скорее всего, судя по тому, что противоядие так и не было нами до сих пор найдено, он был последним из всех возможных диверсантов, кто внедрился в нашу сверхсекретную и сверхзакопанную лабораторию).
  
  Мы понимающе переглянулись с ним, я многозначительно сжал свои кулаки и он все понял,- лучше остаться в народной памяти безымянным добровольцем и патриотом, чем врагом стабильности и агентом звездно-полосатого Врага, чье имя никто и никогда не забудет, особенно в те моменты, когда понадобится кого-нибудь проклянуть. Написав прощальное письмо родным с уверениями в своей искренней преданности власти и слугам народа мой последний доброволец, а не враг Синеокой (если все пройдет как надо), выпил остатки всех найденных и смешанных с зельем субстанций, встал по стойке смирно и запел государственный гимн, приложив руку к сердцу. По моей щеке, от проявления настолько пронзительно-трогательного патриотизма, даже покатилась скупая мужская слеза.
  
  Что ж, скоро, возможно, я останусь совсем один, посреди огромного пустого комплекса укрытого на неизвестно - большой глубине под прекрасными картофельными полями, обреченный, но оставшийся до конца верным идеалам стабильности и процветания, верный сын своей страны и народа, что ценой собственной жизни спас миллионы ничего не подозревающих людей там, на поверхности, от заразы под названием "литвинистус демоникум вульгарис".
  
  И пусть подвиг мой, скорее всего, останется безымянным (на всякий случай я все таки оставил в своем письме не только подробные описания всего произошедшего, но также ФИО, паспортные данные и образцы ДНК), я горд тем, что выполнил свой долг до конца и не только помог избежать катастрофы вселенского масштаба, но и собственноручно, благодаря своему уму и смекалке, раскрыл и покарал всех врагов народа и агентов звездно-полосатого Врага обосновавшихся внутри нашей сверхсекретной лаборатории.
  
  К моему величайшему изумлению, состав полученного на авось вещества и принятый добровольцем сработал, зелье никак на него не действовало. Он оставался в полном сознании, его речь была исключительно на великом и могучем, никакой отрицательной реакции при виде флага и герба Синеокой, только декламирование лозунгов и полная памяркоунасть в отношении окружающей его действительности. К побочным явлениям, если их можно так назвать, можно с большой натяжкой отнести только усиленная тяга к чарке и шкварке.
  
  Кстати, попутно решился вопрос и с тем, кем мой последний доброволец останется для будущих поколений - враг, самый хитрый и коварный враг из всех известных в истории Синеокой и КЗZ врагов. Который был настолько изворотлив и хитер, что сумел почти до самого конца скрывать свою подлую суть под личиной истинного гражданина и патриота. Право же, как мог я позволить, чтобы вся слава, незаслуженно досталась какому-то прохвосту, все усилия которого по предотвращению распространения заразы свелась лишь к глотанию уже приготовленного под моим гениальным руководством лекарства?
  Еще не успела довольная и наглая улыбка убраться с его противной морды, как мой кулак полный народного гнева и ненависти молнией ударил в его челюсть, а потом еще раз и так до тех пор, пока его мерзкое, вражеское тело не перестало подавать хоть какие-либо признаки жизни. И в уже спокойной и тихой обстановке, в мельчайших подробностях, включающих в себя примеры не виденного мной, но безусловно проявленного мужества, героизма и самопожертвования безымянных и неизвестных мне мужчин и женщин в неравной борьбе против пытавшейся выплеснутся наружу заразы, обстоятельно записал свое последнее, окончательное и расширенное послание благодарным потомкам (на тот случай, если мне не удастся выбраться на поверхность самостоятельно или за мной не спустится спасательная команда).
  
   В самом конце письма, после перечисления всех своих наград, грамот, степеней и чинов я привел состав того самого противоядия, которое сумеет сохранить безмятежный сон будущих поколений слуг народа и самого народа Синеокой, оградив его от всех возможных и невозможных опасностей, самой страшной из которых, и это я проверил на собственном опыте, без всяких сомнений, является, зараза "литвинистус демоникум вульгарис".
  
  И пусть подвиг мой и останется незамеченным для всех, там, на поверхности, но я надеюсь, что в будущем, мой народ и его руководители по заслугам отблагодарят меня, хоть и посмертно, а моим именем назовут главную улицу в каждом городе, поселке городского типа и колхозе нашей прекрасной страны.
  
  Преданный Тому, Кто Выше бога, слугам народа Его, верный сын стабильности и процветания Застабилус Хыырк Алоизович
  
  Заключение
  
  - Дорогие телезрители, мы ведем свой репортаж с просторных и чистых улиц нашей прекрасной столицы, на которых благодарный народ Синеокой отмечает очередную годовщину победы над звездно-полосатым Врагом, доставшуюся нам такой огромной ценой, благодаря мужеству, героизму и отваге, всех павших в неравной борьбе с ним в той великой и поистине Мировой Zастабильной войне!
  
  Диктор сделал паузу, сдерживая наворачивающиеся на его лице слезы той самой благодарности, высморкался в платок и продолжил.
  
  - Ни для кого не секрет, что именно мудрость Того, чье имя знает каждый из нас, а также все звезды, большие и малые планеты, астероиды и метеориты, направлявшая и наставлявшая наш миролюбивый и памяркоуный народ в той страшной войне, посредством слуг народа Его, мы смогли переломить ее ход в свою пользу и нанести Врагу, возжелавшего уничтожить нашу застабильно-процветающую страну, решающее и сокрушительное поражение в сражении на Великих Бульбяных полях. После того поражения Враг до сих пор не может оправиться и придти в себя, о чем авторитетно заявляют все учебники истории нашей страны, кино и видеоматериалы, и кроме того свидетельства очевидцев той войны, которых, к нашей великой радости, с каждым годом становится все больше и больше.
  
  К сожалению, в результате того, что Враг в бессмысленной злобе своей от проигранной справедливо им войны, отравил все земли окружающие нашу прекрасную застабильную родину, мы не можем покидать ее пределов, о чем не устают заботиться все новые и новые органы и службы безопасности, комитеты, аналитические центры и просто министерства, за что весь наш народ им безмерно благодарен.
  
  Но в общем то хоть это и печально, но все же стоит отметить самое главное, что мы один народ и живем на этой чистой и прекрасной земле под чутким руководством Того о ком я уже говорил и говорю. И повторю еще не один раз (на тот случай, если меня смотрят товарищи из соответствующих органов).
  
  Именно поэтому, вот уже без малого пятьдесят лет мы живем в мире стабильности и процветания, наполненные непрекращающимся счастьем и радостью от того, что самой судьбой, в лице нашей власти, нам позволено жить в такой замечательной стране, руководимой такими прекрасными и заботливыми слугами народа, их заместителями и заместителями заместителей и заместителями заместителей по заместительной части, сами руководимые нашим горячо любимым бессмертным Сами Знаете Кем!
  
  Дорогие зрители, если нас кто-то все еще смотрит, а не находится в данный момент среди ликующих масс народа, на улицах и площадях нашего Застабилограда. Мы еще раз выражаем нашу глубочайшую признательность всем ветеранам ВZВ и всем тем, чье командование привело к победе в той войне и вынуждены напомнить, что через пятнадцать секунд мы уйдем на социальную рекламу, после чего прекращаем свой телевещание вплоть до окончания комендантского часа. Всего Вам хорошего наши прекрасные памяркоуные телезрители.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"