Борисов Сергей Сергеевич: другие произведения.

Сирены города N и другие бытовые проблемы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.72*6  Ваша оценка:

  Я осторожно прислонился ухом к двери и прислушался. Так и есть на площадке сидели сирены и перебивая друг друга восхищенно пели дифирамбы своему очередному поп-кумиру. Ох, уж эти подростки. Всего и забот у них, где-нибудь посидеть, с кем-нибудь поболтать и чего-нибудь покурить.
  Придется захватить сигареты на тот случай, если они попросят закурить, хотя в этом можно и не сомневаться. И главное, не забывать все время им дружелюбно улыбаться. В целом, выглядеть, так, как и полагает выглядеть доброму старичку-соседу.
  Вся эта дипломатия из-за того, что в прошлый раз, когда они вот так сидели на этаже и курили я сделал им замечание. Что это дети еще малые, а уже курите, школу прогуливаете, небось, уроки не делаете и так далее, в том же духе. В общем, поступил, как велит гражданский долг и вечное недовольство стариков молодыми.
  В ответ, мило заулыбавшись, эти сорванцы, запели мне свою колыбельную. И я, всю ночь простоял с мусорным ведром в руке, трико и шлепанцах на босу ногу. А ночи надо сказать уже не летние, осень, вот простуду и подхватил.
  И главное, что вот секунду назад, стою перед ними и отчитываю за недостойное, по моему мнению, поведение, а вот уже открываю глаза, и стою окоченевший от холода, из носа течет, тело знобит, чему и положено при простуде. А соседи вовсю дверями хлопают на работу спешат. Хорошо, что я на пенсии и никуда спешить не надо, а если бы работал? Попробуй объясни начальнику, что не по своей воле на работу опоздал, а что виновны в этом некие мифологические персонажи.
  В общем после того случая без особой надобности стараюсь на площадку, да и из квартиры в принципе не выходить. Кто знает, что им может не понравится, усыпят опять, а потом валяйся на диване неделю.
  Поэтому вооруженный сигаретами, мусорным ведром и приветливой улыбкой на лице я шагнул навстречу неизвестности.
  На площадке сидели три сирены лет 14-15 и два сатира примерно их возраста. Курили, болтали и на меня внимания не обращали, что очень даже хорошо. Появилась надежда на бескровное завершение моего похода по выбрасыванию мусора. Однако, всему хорошему суждено когда-нибудь произойти, но только не в этот раз.
  - Добрый вечер, Николай Филиппович
  - Добрый вечер молодые люди.
  Один из сатиров поднялся с пола.
  - Извините, у Вас закурить не найдется?
  При этом смотрел он на меня внимательно, изучающе, чуть улыбаясь самыми уголками рта.
  - Вот, держи, хотя...
  - Что хотя? Улыбка сатира стала чуть шире.
  - Да ничего, кури... на здоровье.
  - Тогда я еще одну возьму?
  Под ложечкой предательски засосало, в предчувствии неприятности.
  - Бери, бери, конечно. Все, дайте пройти молодые люди,- голос мой при этом предательски дрогнул.
  Сирены захихикали, а сатир и вовсе расплылся в широкой улыбке, поняв, что я его боюсь.
  - Вы, Николай Филиппович, утомились, наверное, Вам бы расслабиться не помешало.
  - Да нет, молодой человек, что Вы, я еще фору, таким как вы дам.
  - Ого! Сатир явно, что-то задумал.
  - А мы с Вами, Николай Филиппович, это сейчас и проверим. Проведем так сказать социалистическое соревнование.
  С этими словами, в его руках, появилась какая та штука, сильно смахивающая на флейту.
  - Ничего, я с вами молодой человек, проверять не буду, много чести для Вас.
  Позабыв про осторожность и запаниковав, я попытался пробиться к двери мусоропровода.
  - Сыграй, сыграй, ему Астрей, ха.
  До того молчавший второй сатир подзуживал своего дружка.
  Я же почти прорвался к двери мусоропровода, когда сатир, которого дружок назвал Астреем заиграл. Ничего особенного не произошло. Спать не захотелось, внезапной смены суток не произошло и вообще все осталось на своих местах, что придавало некоторую надежду, вдруг все закончится просто безобидной шуткой над занудой-соседом.
  Надежда, как известно, умирает последней, в чем я и убедился за свою жизнь неоднократно. Рука, державшая ведро непроизвольно дернулась в сторону, вторая рука повторила за ней то же движение. Вслед за руками начали подергиваться и ноги.
  - Танцуйте, Николай Филиппович, не стесняйтесь.
  Второй сатир, не скрывая своего смеха, глядя мне прямо в глаза издевался.
  - Да Вы не бойтесь, Николай Филиппович, ничего страшного с Вами не произойдет, старикам полезно размять свои косточки.
  - Вот, натанцуетесь хоть на старости лет, молодым себя снова почуствуете, потом спасибо нам еще скажете.
  Ага, как же, скажу, милиции, потом заявление на вас напишу и приглашу для разъяснительной беседы, если выживу. Вот только закончите надо мной издеваться. Хватит уже терпеть постоянные унижения и страх от этих мифологических эмигрантов, к тому же даже не людей.
  На мое счастье, спасение пришло, неожиданно, и не с той стороны, с которой я его ждал. Нет, на этаж не ворвался отряд ОМОНа или наряд милиции. На этаже всего лишь остановился лифт. Из него вышел Дмитрич, мой сосед по площадке, такой же пенсионер, как и я.
  При его появлении, сатир прекратил играть и рванул вниз по ступенькам, вслед за ним смеясь, побежали остальные.
  Дмитрич удивленно смотрел на меня, а смотреть было на что. Стоит мужик в годах посреди площадки и без видимых на то причин дергается, с мусорным ведром в руке.
  - Ты чего это Филиппович. Пьяный что ли?
  Я как мог, принял статичное вертикально положение, благо после того, как музыка умолкла, это мне удалось достаточно быстро.
  - Ничего, Дмитрич, не видел что ли, опять эти фольклорно-мифические элементы издеваются надо мной. На этот раз я так просто это не оставлю. Пойду заявление в милицию писать.
  Дмитрич, понимающе кивнул, и махнув рукой в сторону своей квартиры сказал.
  - Пошли, посидим, расскажешь что произошло. Там и решим, что тебе делать.
  Я только и смог, что молча, махнул рукой, соглашаясь, мол, хорошо, пошли.
  Пройдя на кухню вслед за Дмитричем, все так же молча, уселся на предложенный мне стул и уставился в окно. Дмитрич тем временем поставил чайник и уселся напротив меня.
  - Ну, рассказывай, что у тебя с ними произошло?
  Желая побыстрее выговориться, я на одном дыхании рассказал ему обо всем произошедшем на площадке. Дмитрич только согласно кивал, показывая тем самым, что внимательно меня слушает.
  После моего рассказа, мы, все так же молча, сидели, не зная с чего начинать наш разговор. Наконец Дмитрич, что-то про себя решив, заговорил.
  - В общем, Филиппович, посиди у меня, мало ли что, вдруг давление подскочит или сердце зашалит. Кто их знает к чему эти танцы еще приведут. Дальше, идти в милицию или нет, твое право, но сомневаюсь, что это что-то даст. Сам знаешь, они у нас недавно, никаких законов по этому поводу еще не успели принять. Живут как беженцы, вливаются в наше общество, так сказать, постепенно. Кто работает, кто бездельничает. Однако особых проблем не создают. А все эти защитники прав мифологических меньшинств тебя просто разорвут, если попробуешь "очернить" их детские мечты и фантазии.
  Мой тебе совет поэтому. Хочешь идти в милицию, иди, но сильно не напирай, себе дороже выйдет.
  Дмитрич замолк, а я принялся обдумывать его слова. Резон в его словах был. Наша власть изо всех сил старается проводить как можно более мягкую, если не сказать мягкотелую политику, в отношении своих новых не людей, но граждан. И это-то и вызывает еще большую обиду за все остальное коренное население нашей планеты.
  - Хорошо, Дмитрич, твоя, правда. Так и сделаю. Посижу только немного у тебя, а то, что-то действительно, стресс, усталость какая-то, вдруг помощь понадобится.
  - Не беспокойся, Филиппович, сиди, сколько надо, мне спешить не куда.
  - Спасибо, слушай Дмитрич, а вообще, откуда они на нашу голову все взялись. Ведь жили себе спокойно, в мифах там, Древней Греции, Рима, русских народных и прочих сказках. А тут, бац, они уже здесь. И все им, рады вас видеть, живите на здоровье, и все такое прочее.
  Понимаешь Филиппович,- Дмитрич задумчиво почесал затылок.
  - В общем, слышал я по ящику передачу одну, в которой яйцеголовые, ну, то есть, ученые объясняли, кто они, и как попали к нам. Много умных слов, половину из которых они и сами, наверное, не понимают. Но общий смысл, как мне кажется, я уловил. Все дело во Вселенной. Точнее во вселенных. Так как не одна она у нас оказывается. По их подсчетам их столько, что сам черт ногу сломит. И в которых может жить все, что только можно представить. Вот одна из таких вселенных и была населена этими мифологическими, но очень реальными созданиями.
  Что и как наши яйцеголовые нахимичили доподлинно не известно, скрывают. Но факт, в один прекрасный момент они и мы стали настолько близки, что попросту смогли ходить друг к другу в гости.
  А дальше все пошло, как ты и сам помнишь: какая-то катастрофа с их Вселенной, просьбы о помощи, ООН и прочие инстанции, и бюрократические организации. Требования общественности, просьбы юннатов и так далее. В итоге мы согласились принять их к себе, заранее обговорив, что каждое правительство будет отдельно вести переговоры о количестве возможных переселенцев, которых сможет у себя разместить, информация по этому поводу не разглашалась тогда да и сейчас не разглашается.
  - Слушай, Дмитрич, - я перебил своего собеседника,- но видим то мы их, как обычных людей, только особым чувством понимаем, что это сирена, это сатир, а то вообще муза или мать его, единорог.
  - Филлипович, не ко мне такие вопросы, вряд ли я смогу на них ответить, так как и сам толком не до конца понимаю. Понял пока то, что придя к нам, они приняли тот образ, который удобен в данный период истории, нам людям. Что-то про то, что наблюдатель, человек то есть, подстраивает реальность под свои представления. Жили бы мы пару тысяч лет назад, видели бы рога, хвосты, копыта, а сегодня у нас другие представления, веры той в чудеса нет, отсюда и вид у них, обыкновенно-человеческий. Хотя, хоть убей не пойму, как я могу просто смотреть и уже на что-то там влиять.
  Разговор сам собой затих. Я был перегружен свалившейся на меня информацией, а Дмитрич, попросту устал говорить. Поэтому дальнейшее наше чаепитие прошло в относительной тишине. Так, иногда, чтобы совсем не быть невежливыми, говорили о погоде, ценах, да о том, как раньше все было лучше, в общем о всем том, о чем положено говорить старикам.
  За окном стемнело, захотелось домой, тем более, как я понял, опасаться за свое здоровье уже не стоило. С соседом же наговорился на неделю вперед или до следующей встречи. Попрощались и разошлись, и я, наконец- то выбросил мусор.
  Дома же все было привычно, спокойно и тихо. Включив телевизор и устроившись на диване, я незаметно для себя уснул. Во сне я зачем-то танцевал с сатирами и пел с сиренами, и почему-то в отличие от дня сегодняшнего мне нравилось то, что мы с ними вытворяли. Мне нравились мои фольклорно-мифологические соседи.
Оценка: 6.72*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"