Борисова Кристина Борисовна: другие произведения.

Город дождя Глава 4-6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Надо было подстричься. -Димка приглаживал волосы. - Сегодня на концерте горячие первокурсницы. - Я понятливо заулыбалась. - Да блин, они или с парнями или страшненькие! "Бедолага!" - посочувствовали таракашки. Я воодушевилась. - А ты страшненькую возьми. А что, - тут же оправдываюсь. - Ее воспитать можно, причесать там...придумывать разные варианты одежды, в фильмах американских бывает. Смотрел?? А может, она в душе прекрасный цветок...- Посмотрев на кислое лицо Димы мы одновременно сказали. - НЕТ!!!


   Глава 4
   "Я тебя породил, я тебя и пародировать буду!"
   (Как самонадеянно, собственные слова, да под эпиграф!)
  
   Ноябрь не желал заканчиваться, в последние дни месяца он разразился дождевым рыданием, пригрозил декабрю гололедицей поутру, нажаловался матушке природе, и она разрешила ноябрю поиграть еще недельку (по правде говоря, у матушки природы ноябрь ходил в любимцах).
   Ноябрь задержался, довольно припустил туману по утрам, не пропускал солнце и всячески пакостил.
   А ты выбрал неудачное время для появления.
   Учеба придавила нас тяжелым грузом, накопленным за тысячелетия, людьми, с немалым количеством свободного времени. Делать что- либо, под аккомпанемент приближающейся зачетной недели и проверочных работ ужасно не хотелось. Мы, заставив себя, уходили в библиотеку, больше хихикая, чем занимаясь учебой. Сначала в библиотеке корпуса - но там острее ощущалась тоска - всего одна стенка под историю. Оставались после пар здесь всего один раз, после убежав в Центральную городскую. Абонемент, предоставлял нам право ознакомится с нужным изданием только в читальном зале. Структура фонда позволяла в открытом доступе пользоваться всей информацией, но большинство нужной нам располагалось в книгохранилище, нам разрешался свободный проход - четыре высоких шкафа - каталога - встречали нас, у входа. Пока мы искали по списку авторов, Наташа рассказала, как мечтала попасть в читальный зал Британского музея. По ее восхищенным словам я представляла огромный куполообразный зал с огромным количеством окон, три этажа книг всевозможной тематики удовлетворяющих желания самого предвзятого книжного червя. С десяток дугообразных столов, с выходом в сеть компьютеров и атмосферой благоговения и святости знаний. В Британском читальном зале растерялся бы и Аристотель.
   Местная библиотека, проигрывала британской, по количеству и ценности экземпляров, однако располагала к себе - старенький, но прочный паркет, длинный коридор с арками в проходах, четырьмя столами посередине и книгами по обе стороны выше человеческого роста. Рядом для удобства стояла деревянная стремянка. Чисто, цивилизованно, пусто.
   Сюрприз подстерег меня дома - из красного цвета крана доносились утробно - угрожающие звуки, я отложила чистые вещи на стиральную машину, боязливо заглянула в отверстие, из которого по плану должна литься горячая вода. Закрутила. Подождала десять секунд.
   - Недавно отключили. Ремонт в соседнем доме.
   - А когда включат?
   - Неизвестно. - Неестественно слышать это от профессора точных наук, не признающего нерешенные задачи. Бабушка с огуречной маской на лице прошла в зал - вместе с мамой они смотрели программу, в которой бедолаге выбирали невесту. Маленький, сморщенный червячок - жених под гнетом ведущей, уверенной в правильности своих советов с гадкой прической советовавшей мужчине выбрать раскрепощенную и уверенную женщину, практически впихивала в тоненькие слабенькие ручки Олега пышногрудую невесту Василису. Мама ставила на танцовщицу танца живота Карину.
   Бабушка с мамой активно обсуждали невыгодность возможного союза, переживая за мужчину. Бабушка присела на кресло, с презрительностью сказав:
   - Лучше как все русские мужики пей водку, чем деньги на профурсетку тратить.
   Добавлю, несчастный Олег, доктор биологических наук упал в объятья Госпожи науки Биологии, (то есть никого) чем вызвал бабушкино одобрение.
   На следующий день после пар я поехала к Насте - с целью телесного очищения.
   - А вода должна быть такой желтоватой? Она прямиком из канализации льется?
   - Нет. - Крикнула Настя из другой комнаты, я расплела косу и сделала шишку на затылке.
   - А горшок с цветком вы поставили от запаха, да? Слабенькая маскировочка.
   Подруга заходит в ванную, замечает на кафельном полу большой горшок с домашней розой. - Нет, мы его редко поливаем, вот и принесли сюда, если выплеснется что - так на цветок.
   Со стоном, я залезла в наполовину набранную настолько горячей воды, что пар снижал видимость в маленькой ванне, я испытала наслаждение, сравнимое разве что с парой вещей. Родители Насти еще были на работе, поэтому я успевала понежиться, может подремать.
  
  
   Трехкомнатная квартира плохо топилась, папа ругался с трубной компанией, несколько месяцев назад ремонтирующей в дому, да все бесполезно - что толку жить в новостройке, если обещанный комфорт заключался в престижности района и личной парковке.
   Погнавшись за приемлемой ценой, родители продали старый дом в одной из старых частей города и теперь пожинали плоды. Перебоев с водой не было - Саша плескалась в ванной, что - то напевая. А Настя в это время выуживала черепаху из под кожаного дивана приманивая кусочком свежей капусты. Черепаха, являя собой рядовую представительницу рода Капризных женщин упрямилась, ползла медленнее обычного, всовывала и высовывала голову с лапами, стесняясь и одновременно желая вожделенную капусту. После двух попыток Настя вытащила упирающуюся черепаху на свет, поднесла к одной из многих кормушек в комнатах (на которые отец любил наступать и опрокидывать, интеллигентно проклиная при этом весь черепаший род и тут же извиняясь за сказанное). Черепаха Тортилла (девушка понимала как неоригинально ее имя, но ей нравилось) потянулась к листу капусты и неспешно зажевала, подминая ее под себя. Настя еле прикоснулась к ее панцирю - кольца на одной стороне всегда были смещенными, что придавало очарование Настиной черепахи.
   Саша всегда называет ее по-другому.
   - О, Торчилла! - Как один алкоголик приветствует другого. Настя уже не поправляет.
   Однажды у Саши зажглась идея.
   - Давай ее искупаем?
   - Она сухопутная.
   - И чё?
   - Не умеет она, короче плавать.
   - Так мы научим, да, Торчилла? - Она радостно постучала по панцирю, и, наклонившись к лицу черепахи громко заорала. - Я грю, плавать хочешь? А? Она хочет. - Сказала она Насте выпрямившись.
   - Нет, не хочет. У меня блин единственная за десять лет живность в доме, а ты ее утопить решила!
   - Это еще не факт, я слышала черепахи выносливые...
   - Саша!
   - Да шучу я!
   Настя зажигала газ, ставя чайник, когда зазвонил домофон. Совсем забыла, должен прийти ее брат. Живущий отдельно старший Шевельков обещался прибыть сегодня и отремонтировать ей компьютер. Из головы вылетело - Настя кинулась к холодильнику, ну вот, точно, написано же - "Ваня четверг ремонт". Жирной пастой на листке большого формата. Отвечая на звонок Настя вспоминала о загруженности последних трех недель - учеба, подготовка к Дню Рождения Университета (она десять раз пожалела, что согласилась участвовать), курсы по бухгалтерии. Немудрено с какой легкостью она забыла о встрече с братом.
   На одиннадцатый этаж Ваня приехал быстро и вот он звонит в дверь. Девушка на одной ноге, обходя грязь перед входом, распахнула дверь. Это оказался не брат.
   - Привет. - Поздоровался с ней лучший друг брата. Если Ванька на три головы возвышался над Настей, которая справедливо сказать легко доставала с антресоли вещи, в объеме напоминал медведя, то Антон не упирался головой в дверной проем, свободно прошел в коридор, закрыв за собой дверь. На секунду Настя пожалела, что так неосмотрительно открыла дверь, все - таки в опасном мире живем! Но парень если не дружелюбно улыбался, то не вызывал отрицательных чувств.
   - Иван не смог приехать - просил передать - вот это и обещал позвонить в конце недели.
   - А-а, - разочарованно протянула Настя, рассматривая в руках свой жесткий диск и тяжелую сумку, заглянув внутрь - девушка увидела несколько банок с соленьями и пучок морковок. - Спасибо. - А он ничего не говорил вам, когда у него отпуск? - Настя сомневалась, что разница в возрасте с Антоном составляла бы как с братом - шесть лет, парень казался молодым, но не настолько чтобы манеры, привитые ей с детства позволяли говорить "Ты".
   - Он ничего не...
   Он не договорил, потому как Саша устроила караоке, прибавив громкость на максимум и специально фальшивя с хорошо различимыми звуками музыкальных инструментов в джазе и блюзе затянула:
   - УВАП...УВАП! Пу - ду - би - ду.!
   И тут же перешла на куплет, неизвестной композиции, не давая Насте и ее гостю опомниться.
   - Маленькая кошечка -а
   Ходила по дорожечке.
   Колбасочку - у-у нашла -а-а
   На последней фразе она сменила голос на низкий мужской:
   Какая везучая кошечка!
   Оу- е-е-е!!!
   - Кто там? - спросил Антон. За закрытой дверью ванной, которая виднелась из коридора, раздалось плескание и еще парочка непонятных звуков.
   - Это подруга.
   - Хорошо поет. - Слегка улыбнулся он.
   - Да она придуривается. - Махнула рукой Настя, одновременно защищая певческие способности подруги и испытывая неловкость с желанием рассмеяться. Антон потянулся к двери.
   - Я пойду. До свидания.
   - Спасибо! - успела поблагодарить девушка, так как Саша вновь выкрикнула из ванной:
   - Муся, как у тебя краники выключаются?
   Закрывая за парнем дверь, девушка успела заметить появившуюся на его лице широкую улыбку.
   - Саша, блин! - Закрыв дверь, Настя ушла разбираться с подругой.
  
  
   Настя пригласила к столу. В противовес малочисленности семьи кухонный стол удивлял масштабами: прямоугольный, похожий на королевский, где враги сидят ближе родственников, а к главному блюду есть доступ одной привилегированной части. Гладкая, цвета молочного молока столешница приняла на себя груз тяжелого чугунного котелка. Мы набросились на жаркое с грибами, обжигаясь и хихикая. Готовила подруга как кок на корабле, вынужденно и при постоянной качке. Когда ей удавалось состряпать очень вкусную вещицу, а когда выходили и горелые пирожки. В защиту подруги, напомню себе об угольках, оставшихся при жарке яичницы в девятом и десятом классе, когда я открыв рот отвлекалась на мультики и приходила на дым.
   Жаркое умялось за раз, в драку. Когда желудок перестал дергать за другие органы, требуя пищи, насытившись до утра, мы неспешно попивали чай, в лучших традициях Англии - восхваляя королеву и оттопыривая мизинец. Вру. В объемных кружках с сельским орнаментом обсудили проблемы маленького ребенка, чей крик доносился до нашего этажа, пытались методом дедукции понять чего мелкое недоразумение хочет: в туалет, есть или требует простого человеческого внимания? Два голоса за естественную нужду. Это же дети, куда им в причинах привлечения внимания разбираться. Распространенный центропупизм ребенка.
   - У-у.- С полным ртом конфет подруга сделала глоток поостывшего чая. Прожевала.- Я что хотела рассказать, я передачу смотрела про гипотезу бессмертия.
   Я поправила тюрбан на голове.
   - Рассказывай.
   - Короче, гипотеза бессмертия человека - в мире существует тысяча вариантов твоей жизни. Миллионы.
   - Моей жизни?
   - Да, твоей. Ну и как читала...ыжвэни. - Настя залезла пальцем в рот - конфеты похожие на ирис липли к зубам, как поклонницы к стриптизеру.
   - Все нормально. Давай дальше. - Нетерпеливо заторопила ее.
   - Если например человек достанет пистолет и выстрелит себе в голову, то будет два варианта - где он останется жив и где он умрет. Вот где он умрет - та вероятность для него закончится, а где он останется жить, он будет в этой вероятности и продолжать жить.
   - Почему именно два варианта?
   - Ну, например, может быть другое, там любой пример. Ты сейчас съешь вот эту конфету и подавишься.
   - Угу.
   - Вот. В этой вероятности ты можешь умереть, а в другой ты останешься жить, то есть всегда есть выбор. Как бы... Оно разветвляется, то есть ты останешься не знаю...как дерево, например, ствол, ты здесь умрешь - вот здесь обрублено, - Она руками показала. - А здесь останешься жить, ствол продолжается и от него еще ответвления. Например, здесь ты получишь зарплату, здесь обрезанный ствол - ты не получишь. Получается, что мы бессмертны.
   - В какой - то...
   - Да, в какой - то вероятности.
   - А это можно математически обосновать?
   - Математически - да. Но практически это никак - в том то вся соль.
   - Да-а.
   - Что это гипотеза. На практике не проверить.
   - Это получается как параллельная вселенная?
   - Ну, наверное. - Кивает Настя, разгрызая новую конфету.
   - Просто ты сказала - вероятность или то или то.
   - Нет, то и то - произойдет одновременно. Ты умрешь и одновременно останешься жив.
   - Но в какой - то реальности?
   - Да.
   У меня появилась дрожь, это интересно.
   - Почему мы не знаем той реальности?
   -Вот! - улыбается она. Я задала правильный вопрос, что говорит в мою пользу - не совсем погубленный мозговыми молями ум. - И мы никак не узнаем. Для меня ты...тьфу, тьфу, тьфу в одной реальности умрешь, а в другой реальности мы пойдем с тобой э-э-э... бегать на лужайке. Вот. Веселые и здоровые.
   Мы немного помолчали, переваривая.
   - Знаешь, это роскошная история для фильма. Как "Начало". Тоже хрень. Но интересная.
   Подруга согласилась.
   - Пойдем, надо чай допить.
   Она наклонила кружку, допивая остатки, опустив, причмокнула от удовольствия. Я констатировала.
   - Так, она запьянела. Это первая вероятность.
  
  
  
   Во время перемен во всем корпусе раздавали оранжевые флажки оранжевые люди, впряженные в упряжку колесницы Дня Рождения Университета. Первокурсники напоминали всегда солнечных кришноидов, для общей картины не хватало бритых голов, а так как по заказу!
   Мы совсем не вовремя вспомнили, что оранжевый - цвет сумасшедших и постарались не злить их.
   Из рога изобилия сыпались поздравления, попадающие как на преподавателей, так и на служащих столовой. В честь праздника они убрали половину засохшего хлеба с продажи. Малость, а приятно.
   Как в приличном обществе, распространялись программки - брошюры с расписанием мероприятий на дешевой кричаще - зеленой бумаге. Мы отметили те, на которые пойдем. И это будет точно не презентация местного режиссера "Родина, мать моя!". Наш куратор легко мог силой заставить присутствовать на показе, грозясь усложнить зачет. Ее высокую макушку с волосами цвета баклажана еще никто не видел, поэтому надеялись на лучшее.
   Домой мы сегодня не попали - четыре пары, плюс - проект про историю родного края, который мы задолжали. Вручение премий и почетных дипломов проходило под орлиным руководством куратора - она пришла в конце последней пары, повысив отрицательные чувства к ней на сто пятьдесят процентов.
   При всей занятости, она знала имена каждого в своей группе. Знала долги, конфликты с преподами, пропуски пар, задолжников в библиотеку, поражаюсь, как только она не знала мой вес, словом, настоящий куратор во плоти.
   Пенкин соизволил прийти на последнюю пару, опоздав. Сел рядом, запросил зеркальце. Мы расположились в середине аудитории - могли спокойно шушукаться, играть в морской бой или доставать других, намеренно отвлекая от лекции. Препод диктовал и диктовал, мы предположили, что он опаздывает на вручение дипломов.
   - Ему надо еще побриться. - Сказала Настя.
   - И помыться. - Добавила Нэтали. Сорокапятилетний преподаватель древнегреческих мифов и сказаний выглядел бомжевато несколько дней в неделю, приходил с бодуна и дышал таким перегаром, что трещали окна. Мы сидели на четвертой парте больше именно по этой причине. Тема интересная, но вот сказатель...
   Димка отдал зеркало, приглаживая стоящие торчком темные волосы. От него пахло чистотой.
   - Вкусно пахнешь.
   - О, спасибо.
   - Так пахнуло, что меня аж снесло - Я отклонилась на стуле, делая вид, что падаю со стула в сторону. - В кои то веки помыл голову? Какой шампунь?
   - Head & Shoulders. Шелковистые волосы. - Я потрогала несколько прядей и вынесла вердикт.
   -Угу.
   Он тряхнул головой как спаниель ушами и пожаловался.
   - Надо было подстричься. Сегодня на концерте горячие первокурсницы. - Я понятливо заулыбалась. - Да блин, они или с парнями или страшненькие!
   "Бедолага!" - посочувствовали таракашки. Я воодушевилась.
   - А ты страшненькую возьми. А что, - тут же оправдывалась я. - Ее воспитать можно, причесать там...придумывать разные варианты, в фильмах американских бывает. Помнишь? А может, она в душе прекрасный цветок.- Посмотрев на кислое лицо Димы мы одновременно сказали.
   - НЕТ!
   - Блин, тогда у тебя не только подружка не появится, но и друзей не будет. А плюсы, знаешь какие? Никто не отобьет!
   - Ревновать будет. Как тогда я с тобой сидеть буду?
   - Точно.
   - Тебе же без меня плохо будет.
   Я решила не переубеждать друга в обратном.
   Людмила Ивановна настойчиво расположила свою группу недалеко от сцены - из трех рядов актового зала нас посадили на крайний слева, ближе к центральному, и мы видели всех награжденных задолго до того, как им вручали дипломы в деревянных рамках. Они поднимались по одной из лестниц справа или слева, чаще выбирая вторую, что позволяло нам любоваться их чудесными профилями и так и сяк. Было интересно наблюдать, как готовились некоторые на своих местах, одергивали пиджаки, затягивали туже галстуки, профессора постарше прокашливались, а женщины в тени зала поправляли макияж. И лишь Людмила Ивановна, которой сегодня вручили диплом первой степени, что не сильно отличалось от диплома второй и третей степени досадливо фыркая, поднялась на сцену, посчитавшая, что ее отвлекли от наиболее важного дела - пересчета студентов. Мы со страхом хлопали до упомрачения. Но она не обратила внимания, по возвращению уткнувшись в список не пришедших.
   На десерт оставили пожилых профессоров - Ананасыча (Ананьич Борис Евгеньевич, другое его прозвище более некультурное, оно - прерогатива парней) с нашего факультета, Таисию Валентиновну - религиоведа и других.
   - О! - вдруг воскликнула Настя, показывая сторону ряда преподавателей. - Это Антон!
   - Кто такой? - Я присматривалась, но кроме сидящего на ближнем сиденье кровавого цвета Ананасыча никого подходящего под это имя не увидела. - Кто это? Работник сцены? А-а, вижу - Я наконец поняла, на кого она показывает. С другой стороны ряда в сторону встающего Ананасыча был направлен объектив фотографа. Лысый парень, в затрапезном свитере и ручаюсь, необычным взглядом на шампуни, уж не вязался с образом в голове - друг ее брата, а брат у нее, судя по фотографиям, человек высоких моральных принципов, и друг у него может и лысый, но не забитый, как этот.
   Бориса Евгеньевича торжественно вызвали на сцену, старичок приятно улыбался, одергивая серый костюм. Историю с романом Борис Евгеньевич мне припоминает изредка, но дедушка хороший, ему за шестьдесят, информацию излагает интересно, заслушаешься! Мы аплодировали и кричали с девчонками, потому как в тайне ждали поблажек за хорошее посещение и интерес к его статьям в одной из студенческих газет. Он писал с юмором, что характеризовало его как человека не предвзятого, разностороннего, без старческого брюзжания, дескать, я столько прожил и лучше знаю. Вместо этого статьи изобиловали выдержками из писем, цитатами, историческими неточностями, подвергались его осмеянию и в итоге трудную для понимания войну он объяснял парой предложений, что конечно располагало к нему.
   Выступал всем неизвестный столичный певец - Александр Ракушкин. Фамилию его мы осмеяли в первые секунды, костюм во вторые, манеру исполнению в последующих трех с половиной минутах. Мы пожелали не упасть на скользкой сцене Насте, и она убежала готовиться к номеру. За певцом выступили студентки второго курса дизайнеров в боа, с минимальным количеством одежды и в перьях- они исполнили латиноамериканский танец бразильского карнавала. Мужская половина зала оценила. Будущие выпускники всех факультетов подарили от себя большую коробку, перевязанную подарочной лентой, когда ректор открыл ее, оттуда высыпались обложки для дипломов. Они пожелали вручить им в следующем году красные дипломы. Лихо!
   Губернатор, посетивший нас, подарил университету кругленькую сумму на модернизацию парт и стульев. Не забыл упомянул о подарке на первое сентября - внешнем ремонте за государственный счет, который сейчас шел.
   Кафедра юристов спела задушевную песню о важности такой профессии как учитель. Стихотворение о любви к молодой преподавательнице факультета иностранных языков, на английском спел один из ее студентов, преподнеся розу. Наташа переводила некоторые предложения, с которыми у меня возникли трудности.
   Наконец, объявили появление "Танцевального вихря", где сегодня блистала наша подруга. Три девушки в коротких черных шортах, почти боксерах, и завязанных на талии белых футболок, на босу ногу совершили несколько акробатических номеров под мелодичную композицию. Мы испугались за Шевелькову, как выяснилось позже напрасно - кроме первых девушек, никто не делал колеса придавливая руками свои распущенные волосы, не падал в шпагате крича от боли, и не исполнял каких - либо акробатических номеров, вроде вращения на одной ноге держа другую за спиной за пятку, раскидывая приблизившихся. Неудержимый смех вызвала одна из девушек в черных шортах с красными губками, изображенных на них. Кроме выбивающегося наряда она путалась в движениях, мы сочувствовали, жалели ее и ржали как припадочные.
   Шевелькову узнали не сразу, красивые ноги девушек на начало танца отвлекли внимание всего зала. Три ряда девушек, как нам сказала Настя, неуспешно косили под "Тодес", но старанья были видны, и большинство уверенно танцевали. Но не девушка в сердечках! Мы советовали ей снять несчастливые шорты, продырявившие ей карму.
   Настя чуть путалась в начале, мы списали это на волнение, но после твердо делала необходимые кульбиты ногами, руками, грудью, что мы с гордостью признавали. Распущенные волосы она при помощи геля или спрея уложила в аккуратненькую шапочку, и они не топорщились, как обычно.
   Тела танцующих блестели, ноги порхали, телеса выгибались. Три хлопушки из четырех сработали в конце танца - их привели в действие парни, стоящие у края сцены. Тот у которого с агрегатом не все сложилось, громко матюгнулся, что осталось не услышанным разве только глухому. Мы снова заржали, не удержавшись.
   За усердие Наташа вручила Насте конфетку, которую мы нашли в моей сумке, прежде очистив от карандашных опилок и билетиков. Запыхавшаяся и довольная подруга поблагодарила, сказала, что на большее от нас не надеялась. Мы заверили ее, что хлопали громче всех, выкрикивая ее имя, и вообще, Настя вытяну этих неудачниц из ямы позора в одиночку.
   Концерт затянулся, желающие поздравить пели песни, дарили ненужные, но памятные вещи, разыгрывали миниатюры, все это вмещало вручение благодарностей отдельным студентам, старостам. Я злорадно посмеялась, когда наш староста ничего не получил, в надежде напялив строгий костюм сегодня. В конце я особенно растрогалась общей фотографией - всех преподавателей и желающий остаться в памяти университета пригласили на сцену. Мы, все еще хихикая, примостились с края, лысый паренек долго настраивал камеру, отошел назад и когда все вместились в объектив сделал несколько снимков, шаля, мы с подругами показали рокерский символ на пальцах.
   Студенческий клуб - "Князь", место сбора студентов, с небольшими постоянными скидками и розыгрышами билетов на вечерние мероприятия здесь - если слухи вращающиеся в универе верны, то именно в заведении принадлежавшее двумя столетиями ранее купеческому или дворянскому роду каждую пятницу и субботу проходят музыкальные вечера и несколько местных знаменитостей - мужские группы, исполняющие модный панк-рок развлекают публику под небольшой заработок.
   Мама противилась моему посещению клуба. За несколько дней до праздника я безрезультатно отпрашивалась у нее:
   - Ты меня никуда не отпускаешь! Ты с ночевкой отпускала три раза за всю жизнь! За последний год вообще - то! После девяти часов вечера на улице пребывать категорически нельзя! Пойми, - пыталась объяснить маме, следуя за ней в зал. - Если меня и зарежут где - нибудь в подворотне, то так случится, ну что ж, со всеми бывает... - Неудачное предложение. Мама рассердилась, оборачиваясь:
   - Что ты говоришь!
   - Я серьезно. Мне двадцать лет, вслушайся, ДВАДЦАТЬ, не тринадцать.
   - Ну и что.
   Как это что?
   - Это очевидно! Я уже не должна бояться отпрашиваться у тебя. Ладно бы в наркопритон, это я понимаю, но к Насте или в клуб!- Раздраженно падаю на диван.- Офигеть можно! Мне стыдно на практически любое предложение в гости отвечать "меня мама не отпустит"- пищу я .- Это капец какой - то! - Я злилась, а мама вместо этого как всегда игнорировала мои гневные речи.
   - Шиш тебе и клубу. - И хихикнула, довольная.
   - О -о-о. Ну, мама, я даже поссорится с тобой не могу. Что мы за семья такая?
   - Ля-ля-ля. - Напевала мама. - Сейчас покушаешь и-и-и...
   - Это ты так в садике долялякалась. - Ворчала я, стараясь не улыбаться.
   - Ты как с матерью разговариваешь? - пытается пожурить она, а у самой глаза поблескивали от смеха. Я подхожу к ней, пока она протирает от пыли подоконник, переставляя горшки с цветами - герань, от которой я потихоньку избавлялась в тайне от маман, меняя на каллы, спатифиллюм - еще молодой, и такой, похожий на елочный букет аспарагус. Я бы уставила свой подоконник цветами, однако в виду невозможности еще осенью напокупала росточков у продавцов небольшого рынка за три остановки от дома. Купленная там кислица, похожая на клевер, только с бардовыми листочками и обещанными розовыми цветками сейчас переставляла мама. Голубая тряпочка мелькала между разноцветными горшочками.- И не стыдно тебе!
   - Вот именно! Другая бы в слезы ударилась, наорала и из дома сбежала, а я нет. - Трагично возопила в небо (в потолок) - О, Господи, ну почему я такая порядочная!
   Мама рассмеялась и я вместе с ней. Мы столь редко ссоримся, что все переводим в шутку.
   Спасла положение бабушка, уговорив маму. "Тонко" намекнула на сельские корни, не позволяющие маме соответствовать городу. Дескать, ребенку необходимо общение. На что они поругались, в итоге я прочувствовала вину. Но они часто ссорились и так же мирились, поэтому сегодня вечером я намеревалась потанцевать как умею.
   Конечно, мне было бы удобнее в джинсах, но я же пришла на танцы, а Наташа всегда говорит, что посещая публичные заведения, театры, музеи, клубы естественно желание красиво выглядеть, появляется у всех женщин. Я промолчала, что у меня оно в противовес прячется глубже, но сегодня решила приодеться - надела юбку, блузон, волосы зачесала на одну сторону, где профиль был чуточку лучше, чем правый. Кривоватый нос, выпирающий подбородок - вот так я себя люблю.
   Настя с Наташей, высокие, породистые, гораздо чаще и величественнее носившие платья привлекли не только мое, но и мужское внимание. Сдав сумки в гардероб, на легке, пританцовывая двинулись к круглой сцене - она располагалась в центре, а народ танцевал вокруг. Наши парни атаковали женский контингент, я мельком заметила макушку Пенкина, он решил попытать счастья с первокурсницами. Музыка приятно увлекала разнообразием, конкурсы -подарками и вскоре мы наслаждались вечером.
   Настя отошла в туалет, а Мы с Наташей "двигали задом" в лучших традициях латиноамериканок, типа Дженнифер Попез. Хохоча и утирая пот спина к спине изгибались в немыслимых загогулинах. Мы знали что ждет нас дома, и хотели оторваться перед трудной учебной неделей.
  
  
  
  
  
  
   ***
   На третьем этаже "Олипуса" тренькнул лифт, осторожно ступая на кафельный пол, которым укрылась площадка, Настя подошла к стойке - моложавая женщина отвечала на звонок, а после отправила ее в 3105 кабинет.
   Ожидая очередь в два человека, Настя прислонилась к стене, прикрыв глаза - негромкие разговоры в приоткрытой дверце ателье, новостной блок на радио, тяжело вздыхающая женщина в очереди - звуки сплелись в шумный агрегат, усталость одержала верх над молодым организмом, и как только первый в очереди зашел в кабинет и его место освободилось, она присела, умещая сумку и два пакета. На минуту прикрыла глаза и одно мгновение спустя услышала:
   - Девушка! - Она резко вздрогнула, очередь исчезла, а ее разбудил молодой мужчина, сурово сдвинув брови. - Вы в ремонт?
   - Да!
   - Пойдемте. - Пригласил он ее.
   Старший брат позвонил не в конце недели, а в середине следующей, объяснился, посоветовал обратиться в ремонт, дал адрес надежного мастера, и извинившись, обещал устроить сюрприз на новый год. В чем заключался сюрприз брат не сказал, сославшись на занятость, бросил трубку. Еще в детстве Ванька рассказывал младшей сестре многие секреты, не мог скрывать и все тут! Девочка уже тогда отличалась завидным умом и берегла тайны брата, ее авторитета и защитника. Он бросил трубку, так как мог проболтаться, и Настя не стала обижаться.
   Компьютерный сервис "Момент", представлял собой узкое и длинное помещение с минимальным набором окон, полутемное, заполненное компьютерной техникой, как штаб секретной разведки. Фоновое жужжание включенных процессоров наполняло второе помещение, мужчина позвал ее за собой дальше, они повернули на право, коридор уходил вглубь, Настя подумала, как не удобно должно быть клиентам бродить по темным закуткам ища путь обратно.
   Три стола в комнате три метра на четыре выстроились вдоль стен, на правой стенке от двери располагалось окно - свежий морозный воздух колыхал жалюзи и девушка с удовольствием вдохнула его. Мужчина прошел за светло- коричневый офисный стол и спросил:
   - Что у вас?
   Очнувшись, девушка, скинув пакеты на рядом стоящий стул вынула из сумки жесткий диск, принявший большую часть веса в ее сумке и подала мастеру, тот уткнувшись в него спросил, что приключилось. Настя описала подробно: включила в сеть, появился загрузочный экран, затем черный, затем цифры, после цвет поменялся на сизый, начался отчет и он отключился остановившись на сорока пяти процентах идентификации.
   Мастер ничего не сказал, даже когда она пошутила о цветовых странностях экрана и схожести процесса загрузки с этапом разминирования бомбы. Подключив к своему компьютеру, с не меньше метра в диаметре монитором, быстро стуча по клавиатуре, зажимая комбинации большими руками с толстыми твердыми пальцами (она подивилась точности попадания на нужные кнопки) мастер проводил диагностику жесткого диска, записывал что - то на листочке. После пяти мнут ожидания, что показалось ей оперативным, он спросил ее фамилию и номер телефона. Невозмутимо протянул визитку их организации, сказав, что о сроке возврата и стоимости сообщит в течение двух дней.
   Два раза умаявшаяся девушка поворачивала не туда, пока спускалась на первый этаж, пешком, не дождавшись лифта, подрагивающие ноги напоминали о времени проведенном на каблуках ее новых зимних сапог. Высокая себестоимость должна была оправдываться удобством, но комфортность испарилась после двух часов носки. Разуваясь дома она со стоном блаженства сняла светло - серые высокие сапоги.
   Мама, Валентина Федоровна Шевелькова, напевала на кухне и позвала дочь ужинать.
   В раздвижной шкаф Настя повесила горчичного цвета пиджак, рядом с бежевым льняным платьем, разгладила плечики и накинула халат поверх майки и джинсов. В ванной сняла линзы, надела круглые очки, враз превратившись в учительницу биологии или химии. Умывшись поплелась на кухню - ее мама, в китайском народном ансамбле, домашнем костюме разливала чай по чайничкам, пузатеньким керамическим, вытянутым глиняным. Аромат цветов приятно сочетался с овощным рагу на плите - проснувшийся голод подтолкнул девушку положить богатую порцию. Начав есть, она поклялась себе усерднее тренироваться на завтрашней тренировке. Не отвлекаясь от процедуры чаезаваривания, мама спросила ее мнение, получилось ли рагу. Настя в ответ промычала нечто восторженное.
   Чайные обряды заинтересовали Валентину Федоровну после посещения страны восходящей экономики, чья продукция, начиная от одноразовой посуды, заканчивая техникой, уютно устроилась в каждом доме. Китайские церемонии заваривания, преподношения и почитания чая в целом привели женщину в восторг - познакомившись с англо-говорящими китайцами, она уговорила их рассказать все, что они знают о чае. Настина мама, женщина волевая, упрямая, не отпускала их до тех пор, пока не выжала из них всю правду, Настя шутила:
   - Мама, ты любого шпиона разоблачишь.
   По приезду в Россию, мама атаковала магазины, и определила две широкие полочки в кухонном гарнитуре на все приспособления к церемонии. Папа эту, затею мягко, говоря не одобрял, предпочитая классическую школу заваривания - экономную по времени - в пакетиках. Чем естественно обидел маму. Она привила некоторые привычке дочери, но убедить окончательно в истинности красоты и умиротворении именно китайской методики заваривания чая не смогла. Честно говоря, у Насти не хватало времени на это, они с отцом пользовались пакетиками, пока мама возилась с двумя чайниками, твердя об их невежестве.
   Мама поставила перед ней кружку чая. Обжигаясь, Настя утоляла жажду, рассматривая ее. Такого же волосяного "качества" что и у нее волосы мамы, подстриженные под мальчика, пушились, создавая на свету ореол. Невооруженным глазом можно было увидеть годы мамы, морщины, старые руки, седина, но чего ей не отнимать, так это оптимизма, желания жить, развиваться и переливать из одного чайника в другой мутновато - зеленую жидкость.
   Настя рассказала о готовящем сюрпризе Вани, обе принялись гадать, но пришел отец и потребовав ужина, прервал их спор. Подключили и его, папа признался, что знает, о чем говорил Ванька по телефону, но сдержал натиск двух женщин. Сказал, что мужчина мужчину не сдаст. Мама, зачерпнувшая было рагу, поинтересовалась:
   - А ненакормленный отец сына сдаст?
  
  
  
   ***
   - Через полторы недели новый год и что? Как собираемся встречать? - Мы дружно задумались - большая перемена, сытые мы, атмосфера расслабленности - все благоприятно способствовало размягчению сознания, красный новогодний грузовичок с праздничным мужчиной - бородачом внутри мелькал перед глазами каждой - еще пару дней назад, когда грязные лужи сменились снегом, атмосфера приближения торжества, знаменующего приход нового года, никак не задерживалась в разговорах. Мы бочком касались ее, и переходили на более животрепещущие темы.
   Подстелив вырванные из тетрадок двойные листы, мы опустились на пол - прислонившись к стене - подоконник, три стола заняли наши друзья - группа ждала последней пары. Я предприняла попытку уговорить девчонок смыться с последней, но в итоге сама мучительно продолжала бороться со сном, предвкушая как вернусь домой и лягу спать. Интересная штука - в университете ты не в состоянии бороться с зевотой и постоянно отключаешься, борясь с закрывающимися глазами, мечтаешь - вот вернусь домой - и высплюсь. Ага, тысяча и одна ночь! Часто случается, что пока ты добираешься на общественном транспорте, ждешь в пробках, падая в приятную дремоту, дома сон пропадает, будто его и не бывало - находятся другие вещи, дела, игнорировать которые ты даже не подумаешь. Компьютер, благословенная пища, любимый в постели. Какой уж здесь сон!
   - Я дома..- Наташа часто заморгала, достала золотистое квадратное зеркальце рассматривая причину раздражения глаза.
   - Ты каждый день домой ездишь - может, в праздник останешься? - Зря она это, попробовать указать Наташе, что делать, а что нет - опасная игра. И сейчас она не отшучивается, а резко говорит, закрывая зеркало и оборачиваясь к Насте.
   - Не знаю, что ты там придумала, но меня ждут дома!
   - Ты могла бы приехать ненадолго, папа бы тебя отвез...
   - Я не хочу ездить ради того, чтобы попить чай. Мне хочется спокойно отпраздновать новый год. Прошлый мы с тобой встретили, а этот я дома отмечу. - Удивительная, достойная похвалы и одновременно раздражающая черта Наташиного характера - делать по своему. Из всегда улыбающейся девушки она превращается в ту, которая холодным, чужим тоном ставит тебя на место - и ты ощущаешь себя не то что соплёй на асфальте, но и самым ничтожным человеком в мире. Подобное происходило не раз, и мне хотелось сжаться или кинутся к книжкам, чтобы хоть на секунду стать умной, достойной ее, и эти стены, появляющиеся между нами в секунды, когда она знает, что права и не отступиться, пожертвовав дружбой в угоду своей правоте. А затем я вспоминаю две вещи: мне никогда не добиться того, чего она достигла, ни книгами, ни заменой мозга, ни переживая клиническую смерть. И второе: если не обращать внимание на эти моменты, моя подруга - не эгоистичная сука, а добрый и надежный человек. И тогда ее сталь говорит мне о характере. Такие как она, держат жизнь за хвост, управляя ей. И это воистину прекрасно!
   - Отлично. - Разъяренная Шевелькова отворачивается. - Как хочешь!
   - Да, вот так я хочу.
   Они знакомы давно и поэтому я даже не пытаюсь влезть - мне же хуже будет. На вопрос Насти, как буду отмечать последний день в году отвечаю, что тоже дома. Да, неоригинально, однако правда. Она не понимает, почему я не взбунтуюсь и не отпрошусь. Я привыкла, и практически никуда не хочу. Не писанный закон семьи Васильевых, ходатайства не принимаются.
   - У меня ссылка дома. Меня никуда не отпустят, забыла?
   Настя разочарована. Она принимает какое -то решение, но вслух не произносит его, раздается звонок на пару и мы уходим на полтора часа заточения.
  
   Будто оправдываясь, накануне Нового года город забросало снегом - сугробы проверяли на прочность весь городской транспорт, дворники вставали по стойке смирно, колеса вязли, за ночь оставленные на стоянке машины пестрили разнообразием узоров на стеклах. Родители вздохнули свободнее - их чада до самого садика или школы карябали на стекле послание морозному деду. За короткое время город революционно преобразился, у дурнушки хватило бы на это несколько лет. Автомобили белой окраски притягивали взгляд, почему - не знаю.
   В продуктовых магазинах водворилось сумасшествие - скупались подарочные наборы - мыльного содержания, ананасы, колбаса, алкоголь. Причем последний вывозился из магазина тележками. Русская душа не может праздновать скупо - мы готовились целый год! неделя пошиковать, месяц сосать лапу.
   Сегодня был последний в этом году рабочий день у мамы. Родители подарили ей коробку конфет, очаровательную кружку с блюдцем, а ребенок - слепленного из коричневого пластилина деда мороза, похожего на расплющенную сосиску. Именно по этой причине она оставила его в садике. Она никогда не понимала авангардного искусства.
   Бабушке повезло больше - ей вручили бутыль крепкого вина, подписанную открытку от всего курса, и ее собственный портрет, выполненный карандашом в профиль.
   - Глянь -ка, Сашка - в рамочку поместили.
   - Круто! - Я сравнила с оригиналом. - Похожа. Чего тебе не нравится? -Я бы и сама нарисовала ее профиль, надо было догадаться, глупая, вместо этого подарю очередную фигню. Я поискала глазами гвоздик на стене. Куда бы ее поместить.
   - Только не в мою комнату - можешь себе забрать. - Расщедрилась она. Ладно. В свою, я не понесла. В зал - тоже. Мама отказалась лицезреть бабушкино лицо по утрам. Картина - явный перебор.
   Я усердно вбивала гвоздь в стенку слева от входной двери, возле бабушкиной комнаты. Мне представлялось, как через некоторое время на месте небесного цвета обоев появится коллаж из фотографий - молодой мамы, бабушки, меня с сестрой (одна из двух фотографий), и еще настолько же волнующие фотографии.
   Мама разместила бы здесь - фотоценности - Юля с красным дипломом, в выпускной мантии, работает, оперирует собаку и т. д...
   Мне бы она выделила одну рамочку, с краю, - на фотографии мне пять озорных лет. Фотографии старшего возраста, ее бы не устроили- в моих руках не аттестат - пушистый серый кот Кеша, в пятнадцать - моя школьная подруга в обнимку, в двадцать - неаккуратная и дурная дочь своей матери с раскрасневшимся лицом, так похожая на её второго мужа. А люди не любят смотреть на свои ошибки.
   Бабушкин профиль закладывает кирпичик в облагораживание унылой стены, и я довольно отступаю, любуясь - воры с порога напугаются, а гости - станут реже ходить.
   Пахнущую хвоей и морозом елку мы притаскиваем вдвоем - устанавливаем в деревянном кресте в зале. Проходит немало времени, ругани (мама не принимает критики и они с бабушкой каждая по собственной методике стрясают с елки иголки), я в предвкушении убегаю к себе в комнату. Из закромов достаю четыре стеклянные игрушки, а в кладовке ищу гирлянду. Срываюсь, как в детстве, будто и нет двадцати лет за спиной - я ребенок, я совсем еще ребенок.
   Тот новый год, на коробках, я забыла о игрушках, вспомнив о них на первое января. Да и елки как таковой не было - пара веточек в стеклянной банке.
   Мама с бабушкой поражены, увидев, что у меня в руках - еще при переезде они не придавали значения таким мелочам, я же дралась за каждую вещь из детства.
   Золотой стеклянный домик на красной нитке, снегурочка, круглый зеленый шар со снежинками на боку, и вновь золотой - посыпанный наполовину блестками. Богаче меня сегодня нет никого. Я с дрожью развешиваю раритеты на ветки, мама распутывает старую советскую гирлянду с тяжелым квадратом -нечто вроде стабилизатора, половины лампочек в ней нет, но если подкрутить оставшиеся - ощущение праздника останется.
   Бабушка приносит несколько упаковок игрушек, купленных в магазине, ярких, небьющихся, что удобно при наличии в квартире всеядного кота - любителя елочных иголок.
   Напоследок выключаем свет в зале и подключаем гирлянду.
   - Здорово! - Восхищается мама - на ее лице пляшут огоньки, на моем я думаю тоже. Мы улыбаемся и наблюдаем за особым сиянием елочки. В такие моменты я счастлива - мы вместе и не разучились чувствовать.
  
   Глава 5.
   "Новый год- мандарин мне в рот ".
   Уральские пельмени.
  
   Цены на елки в последние день уходящего года снизились до предела. Некоторым, запаздывающим на празднование повезло крупнее - им отдавали бесплатно, с пожеланием счастливого Нового года. Как акушерки вручали новорожденного сына счастливому отцу, стремясь распробовать презент от щедрого папаши - бутылку красного вина и коробке шоколадных конфет, "закусывая" букетом хризантем. Так и продавцы елок спешили скорее разделаться от остатков елочного базара.
   Задержавшиеся на работе трудяги зажав в одной руке пакеты с продуктами, в другой - лесную красавицу, бежали домой.
   А вот Василий Васильевич, сантехник второго разряда, бывший примерный семьянин, а в далеком прошлом отличник обошел фортуну и зашел с тыла. Скажем прямо, ему совсем не повезло. Он рассчитывал расходы на Новый год, даже вывел короткий список пальцем на снегу: в начале, список включал пять пунктов, но с отсутствием у Василия Васильевича золотых слитков, ценных акций, регулярной зарплаты, ежемесячной пенсии, он подсократился в разы. Ногой Василий Васильевич стер "подарок Кате", "подарок Лидии", и "подарок Нине" и если вы подумали, что мужчина ловелас - ничего подобного! Двадцать восемь лет из пятидесяти он любил свою жену, Танечку, родившую ему трех славных дочерей - Катюшу, Лидию и Ниночку.
   Несчастный решал- потратится на подарок жене или дочерям? Он вновь взглянул на список Со стороны Василий Васильевич выглядел выискивающим в снегу пропажу, а для Валентины Петровны идущей с внуком - мужчина повернувшийся спиной к сугробу совершал что-то неприличное. Она потянула ребенка в сторону, возмущенно восклицая: "Средь бела дня!".
   Василий Васильевич не слышал ее. Его мучила проблема выбора - оставшиеся с пенсии, пропитой неожиданно быстро, триста рублей он решил потратить на нужное, доказать себе - он может удержать себя от порочного порыва. Василий Васильевич вздохнул, глубоко и протяжно, умыл лицо горячим снегом, и не столь уверенной походкой немолодого мужчины заспешил в магазин.
   В его стеклянной поверхности отразился довольно низенький, худощавый мужчина, в черной дутой куртке, из-за прижатой к телу левой руки Василия Васильевича считали калекой, но он стыдился огромной прорехи в куртке, на стыке бокового шва, поэтому и сейчас неуклюже поднялся по ступеням, правой рукой сдвинув меховую треуху со лба выше. Руки мужчины краснели от холода, в теплом фойе магазина пульсировали, отогреваясь.
   Он бродил по большому супермаркету - люди богатые еще успевали купить ананасы и дорогое шампанское. Василий Васильевич завистливо косился в их сторону- за свои прожитые полвека он ни разу не попробовал ананаса на корню, с забавным пучком травы вверху, ей богу русский аналог редьки. Они с Танечкой, на Новый год украшали стол апельсинами, это было негласное напоминание о их первой встрече.
   Василий Васильевич погрустнел, вспоминая, что романтизм исчез после неудач в работе, затем последовавшее за ними пьянство, ругань и семья разломалась перезревшим гранатом, с растекающимся рубиновым соком. Танечка, его соловей, потеряла голос, старшую сестру в аварии и супруга - переставшего быть крепостью, за которой она с детьми укрывалась.
   Люди обходили мужчину стоявшего у прилавка с рыбой. И салат "шуба" с Танечкой они готовили на каждый праздник...
   - Эй, мужик! Ты стоишь? - Возле Василия Васильевича остановился такой как несколько десятков покупателей в супермаркете.
   -Стою. - Запоздало ответил Василий Васильевич.- У Бога в очереди.
   Мужчина растолкал очередь надушенных радостных людей и выбежал наружу- в кармане куртки мялись так и не истраченные три сто рублевые купюры. В темноте горящие гирлянды на наружной стеклянной стене магазина освещали лицо яркими цветами, когда он пробежал мимо.
   Боль, коснувшаяся правого плеча, ласково манила, а избавится от нее возможно одним способом - выпить, заглушив, пусть не надолго. Голос продавца елок разомкнул объятия боли, едва Василий Васильевич подошел к десятиэтажке в микрорайоне "Лопухово".
   - Купи последнюю елочку, а?
   - Сколько? - прохрипел мужчина. В руках у молодого парня оставалась щипанная, под стать ему подметил Василий Васильевич елка.
   - Триста.
   Много раз Василий Васильевич смотрел на два окна - двух и трехстворчатое - осенью под мелким дождем, летом в прохладе ночи, зимой, совсем как сейчас - волком с тоской в глазах. Он нерешительно нажал на колодные кнопки домофона, гудок, еще один и молодой женский голос ответил:
   - Да?
   Вопреки смелым надеждам, действиям сплошь отчаянным, и Василий Васильевич ничего не смог сказать, стыд возгорелся в нем, пожаром пронесся по воспоминаниям - плач жены, страх в глазах любимых девочек. Его постыдное, пьяное возвращение домой. Отвращение старшей дочери. Ее слова "Я вижу в зеркале твое лицо каждый год и мне противно смотреть на себя!"
   Василий Васильевич мог ошибаться - неужели Лидочка, младшенькая? Мужчина вновь предпринимает попытки ответить, вот он, отец, появился, скучал, но...
   -Кто это? - Мужчина хочет сказать до какой горючей тоски скучает, просит прощения. Слова жены "Ты делаешь нам только больнее" останавливают. Голос дочери настораживается:
   - В какую вам квартиру? Эй?
   Из соседнего подъезда в поисках собутыльника выходит Михалыч, поднимая вверх руку с бутылкой. Замечает Василия Васильевича.
   - Папа?- Но у железной двери под козырьком подъезда никого уже нет.
   Спустя минуту дверь подъезда пикает и открывается. Выдыхая густое облако пара молоденькая, лет 17 девушка в нарядном, золотистом платье и в наполовину застегнутых черных сапогах оглядывает каменный островок перед дверью. Она разочарованно вздыхает и поворачивая обратно. Тоненькие бледные ручки тянутся к прислоненной к углу елке - младшая дочь, Лидия второй год разыскивала отца, втайне от семьи обращалась в полицию, развешивала листовки, все без толку. Никому не было дела до пожилого, бездомного мужчины.
   Он звонил сам, раз в полгода, но ей никогда не удавалось попасть во время звонка, а отец не перезванивал позднее. Лида простила его давно, в этот Новый год, как и предыдущий она загадает желание, а отец так и не придет в морозную полночь. Подхватив колючую елку, девушка зашла в подъезд. Все- таки каждый делает выбор самостоятельно.
   ***
   Выросшая на юге Наташа с трудом переносила холода и часто болела. В этот Новый год, отойдя от традиций, она готовила подарки для отца и бабушки без заложенного носа, без мерзкой температуры, а под пушистой елью, не под потолок, чуть больше метра, едва доставая до картины на стене. Большие повислые шишки на изогнутых к верху ветвях, с короткой зеленой хвоей покачивались от впущенного сквозняка. Девушка еще не решила - повесить гирлянду на елку или разместить на окне. Рядом с пушистой красавицей резвился маленький черно - белый котенок, запутавшись в кричаще-синей мишуре кусал и пинал ее.
   - Лео! - девушка присев на корточки высвободила брыкающегося котенка из плена с трудом, он старался цапнуть ее руку лапами, пока она освобождала гибкий хвост. - Подожди. Сейчас побежишь!
   Освобожденный кот стремглав понесся на кухню, скользя по паркету.
   За дверью послышались тяжелые шаги, затем топот отряхивания ног от снега и вошел человек. Николай Александрович Мельников стряхивал с плеч снег, щеки мужчина покраснели, из под высокого мехового ворота появилась широкая улыбка под темными усами, Он стянул с больших рук рабочие варежки и заметив дочь у елки, крикнул:
   - Наташ, а соседский сын о тебе спрашивал. - Дочь недовольно нахмурилась.
   - Ну и что?
   - Если ты хочешь уйти к молодежи, что со стариками сидеть - мы с бабушкой... - Он не договорил, когда дочь пройдя мимо выразительно посмотрела на него.
   - Понял. - Улыбаясь, раздевался Николай Александрович. Он не настаивал, но Наташа сказала, что в этот раз останется дома. Высокий, пятидесятитрехлетний мужчина, предприниматель и строгий руководитель преобразился в последние две недели -подчиненные, друзья, с изумлением наблюдали за его рассеянностью, он шутил, а перед последним рабочим днем подарил всем подарки, пожелав счастливого Нового года. За короткое время, решив некоторые вопросы с грандиозным соединением его небольшой компании с другим таким же маленьким, но перспективным филиалом, Николай Александрович планировал провести неделю с дочерью, зная, что после она засядет за экзамены и зачеты.
   Тщательно выбирал ель, воскрешая в памяти маленькую светловолосую девочку, сидящей на коленях высокой, улыбающейся и стройной женщины -его супруги. Прошло столько лет, и озорная девочка стала статной молодой девушкой - невестой. Он не обсуждал с ней, да она бы и не послушала, однако он видел ее супруга - его старый друг вырастил надежного сына, назначил его младшим в своем деле, намереваясь после своего ухода отдать бразды правления ему. Николай Александрович желал, как и все родители, лучшего для дочери, единственной, любимой. Его гордость. Он никому не говорил, но во снах ему являлась жена, и спрашивала о дочери, ее успехи, печали - она просила не решать за нее. Он клялся ей, но не мог заставить себя не думать о ее будущем.
   С восемнадцати лет Наташа путешествовала, сама работала целый год, а накопив, пропадала на несколько месяцев или на пол года. Если его дочь что решила - никому не в силах ее переубедить, даже собственному отцу. Так выходило, что любимый их праздник они с бабушкой редко видели ее дома - чаще желали друг другу здоровья и счастья по средством телефона.
   В один день ему придется ее отпустить. Мужчина это понимал, и сомнение поселялась в нем, распускало свои листья, неуверенно, но с прочным стеблем тревоги. Настолько независимая, как была ее мать. Близкие отношения отца с дочерью грозились распасться - она знала, чем хочет заниматься и ничто не сбивало ее с пути. На расстоянии они могли отдалиться - но у него еще есть время. Через полтора года дочь примет решение, и он постарается повлиять на него до ее отъезда.
   Мужчина переобулся в домашние тапочки и в след за дочерью ушел на кухню, привлекаемый запахами выпечки.
   ***
   За пять часов до Нового года я делала последние закупки в "Брегантине" - торговом центре, оставив маму с бабушкой руководить овоще - фруктовым полком. Вчера мы выдраивали квартиру. Раньше, имея мы однокомнатную площадь, уборка не требовала больших усилий, но вот ста сорока метровая нынешняя - еще как! Под конец, сдалась даже бабушка - стерилизатор пыли, объявив перерыв да и так с него и не вернувшись. Меня отправляли выносить мусор, покупать зеленый горошек, проверить почту, а сейчас погнали за бутылкой шампанского. Спрашивается, почему я не купила ее в ближайшем магазинчике? Я еле успела за сумкой, на которую копила полтора месяца. Продавщица, молодая девушка, беспокойно метавшаяся до моего прихода, облегченно вздохнула, я кинулась извиняться. Сумка - портфель, бежевого цвета из искусственной кожи, закрывающаяся на клапан из металла, с двумя отделениями внутри и короткой ручкой сверху, небольшого размера ждала, когда ее завернут дома, в праздничную бумагу, а бутылка шампанского с ней по соседству (в одном пакете) ожидала своего открытия.
   Разминаю подстылые нижние конечности, прохаживаясь туда обратно возле остановки. Хочу домой, в тепло! Вглядываюсь в даль -неизвестный автобус, ну пожалуйста, будь моим! Он останавливается на светофоре, я по - прежнему не вижу табличку с номером, а в это время к остановке подкатывает дорогущая, белая машина и в нее садится замерзшая девушка с красивыми ножками. Нет, это не я - высокая, в темной короткой шубке, и длинными распущенными светлыми волосами. Куда мне до носителей трупов животных!
   Я может тоже хочу, как эта девушка, порхнуть в машину своего мужика и не мерзнуть на остановке! Хотя должна признаться не в духе современной женщины сидеть на чьей либо шее. Это я заберу своего с работы, чтобы он ничего не отморозил, тем самым показывая исключительное благородство по отношению к своему кобелю. А другие пускай студятся.
   Никто не встречает свою любовь зимой. Красоту не заметишь за пуховиком по колено, и красным носом, делающей тебя похожей на подвыпившую девицу. Ты не вовремя вспоминаешь о достигающих уровня груди колготах одетых на тебе, утепленных, а по стоимости, господь их знает, мехом бразильской шиншиллы? Признаю, есть дамы отчаянные, капроновые натягивают, и после имени собственного не вспомнят. Я не из их менингитного числа, однако, могу заупрямиться, дескать, что я как капуста, гожусь только для бигуса... и прочее нытье.
   Да и принцы не заменяют обычное седло меховым, скача на коне в минус тридцать. Какая тут охота подхватывать нечто неопределенного пола в пуховом мешке. Так и вижу картинку - поперек седла брошенное тело прекрасной девы, болтающиеся ноги, но счастливое выражение лица (все-таки принц!). Вероятнее принц подхватит простуду, чем меня. Я сажусь в автобус, несясь к Новому году.
   ***
   Ольга приносит с собой салат с кальмарами, протягивает в современной вакуумной чашке с голубой крышкой. Девушка слегка смущена, и Настя старается показать ей - все в порядке, расслабься. Брат помогает своей подруге снять белоснежный пуховик. Настя молча спрашивает себя - как долго в условиях города возможно содержать его в чистоте?
   В течение вечера поведение девушки дало разгадку - Ольга зациклена на чистоте. Салфетку заменяет один раз промокнув губы. Настя на всякий случай вымыла ее тарелку тщательно, с двух сторон, перед тем как положить ей кусочек торта. Девушка чуть поморщилась, когда Настина мама не стала выкладывать салат из кальмаров в вазу, а поставила на стол прямо в контейнере.
   Ольга насторожила Шевелькову. Не внешностью: хотя большие глаза, каштановые короткие волосы, легкий макияж и нарядное серое платье на маленькой, ниже Ивана роста девушка произвела культурное и серьезное впечатление, тем не менее излишняя аккуратность обеспокоила младшую сестру. Братец обожал беспорядок - его комната считалась местом не безопасным для посещения. В бурные восемнадцать, до армии, по шкале беспорядка семьи Шевельковых комната Ивана приближалась к катастрофической десятке, когда как остальные не изменяли отметку 3, редко 4.
   Провожая брата с невестой, как представил Ольгу брат семье, Настя понадеялась на благоразумие брата- перевоспитание детины требует больших усилий, но что - то подсказывало девушке - у Оли есть характер. И маркий белый пуховик.
   Закрыв за гостями дверь, Шевелькова набрала номер Наташи и прошла в свою комнату. В восьмидесяти пяти километрах от города через трубку послышался теплый радостный голос лучшей подруги:
   - С новым годооом!
   ***
   Иван Шевельков зевал и не торопливо вел Audi 100 по пустым улицам города - кое-где еще слышны были хлопки фейерверков, повсюду горели окна - в морозный новогодний день мало кто осмелился встречать праздник на улице, несколько смельчаков ставили фейерверки и хлопали руками от холода.
   Рядом, на пассажирском сиденье дремала Ольга - Иван улыбнулся. Он долго откладывал, сомневался, советовался с отцом, меняя даты в последний момент. Иван со страхом и гордостью наконец объявил при своей семье, что попросил руки у Ольги и она дала согласие. Вечер прошел удовлетворительно - мама обняла сына, невестку и хохотала. Отец получил нагоняй от нее, за укрытие важных сведений. Радушие коснулось и Ольги, и до этого страшно волнуясь его девушка затихла.
   Иван остановил машину и некоторое время смотрел на невесту.
   - Приехали? - потянулась Ольга.
   - Да.
   К тому времени как они поднялись в двухкомнатную квартиру, Ольга взбодрилась и направилась в ванную. Ивану сил хватило на три жадных глотка холодной минералки и скинуть одежду на пол у кровати.
   Вернувшаяся Ольга запнулась о свитер и брюки. Она подняла вещи и расправив аккуратной стопкой сложила на низенький пуфик, рядом разместила свою. Оля любила порядок и приучала к нему будущего супруга постепенно. Иван подвинулся ближе, едва она легла в кровать.
   - Неужели беспорядок тебе приятен?
   - Обожаю когда ты злишься на меня. - зашептал он целуя невесту в плечо. - А ты не поздравила меня сНовым годом! - Ольга устраивалась, взбивая подушку.
   - С новым счастьем!
   - Нет, - засмеялся Иван. - моя будущая супруга, этого мне будет маловато. - И твердо повернул Ольгу к себе.
   ***
   Страну захлестнули празднования.
   Алена Авдеева, четвертая из подруг чокалась с родителями и с боем курантов отчаянно желала: "Только б не влюбиться в Морилова!". Молодой парень, работающий с ней в паре вконец разрушил ее оборону, и целовалась она с ним со вкусом обреченности и ругалась наутро, заметив на шее два ярких синяка. Успел же! Надевая платье с закрытым воротом и распуская темные волосы до плеч она со злорадством припомнила их вчерашнюю борьбу после и то, как расцарапала ему руки и спину. Будет знать!
   Но что- то ей подсказывало - Морилов так просто не отстанет. Осталось понять, хочет ли она дать ему шанс.
  
   ***
   - Ксюша, где ты пропадаешь? - отец вышел на звук открывшейся двери. Оксана сняла высокие кожаные сапоги и черную шубу, бледнившую ее еще больше. Недоуменно ответила:
   - Я же предупреждала - у Сергеева. К 12 приду. - Молодой человек Оксаны проживал в соседнем доме, поэтому девушка успела к речи президента. - Шампанское открыли?
   Отец, чертыхнувшись, унесся на кухню, крича:
   - Шампанское, надо же было забыть!
   В зале оказалось больше народу, чем перед ее уходом из квартиры - мама махнула рукой, приглашая подойти. Все слушали речь президента стоя.
   Мама, проскользнувший отец, близнецы, и друг их, как его, Пенкин. "У него, что, дома нет? По крайней мере, они не пригласили Дениса, этого ограниченного", подумала Оксана. Президент окончил речь, а отец радостно восклицая, разливал шампанское в подставленные бокалы. Успев к десятому звону главных часов страны отец, как глава семьи, поздравил присутствующих с наступлением Нового года. Пять тонких бокалов столкнулись. Мама выпила шампанское с бумажным сожженным пожеланием, и поморщившись кинула в рот виноградину.
   Не сводил глаз с Оксаны Пенкин. Дмитрий наслаждался блестящими волосами девушки, тоненькой шеей, когда она допивала шампанское, и пользуясь моментом оглядел с ног до головы - красное платье до колен, стройные ноги, чёрт, стол закрывал осмотру коленей. Красивая. Только характер гадкий, совсем не женский.
   Анатолий Кустов первым вручил подарок родителям - вместе со вторым близнецом и сестрой они купили билеты на курорт, в такое время года ориентированных на оказание медицинских и спа - услуг. Профессиональная травма отца в зимние морозы "просыпалась" - и дети приняли решение совместить приятное с полезным.
   В ответ родители одарили Анатолия планшетником, а Кирилла четырьмя томами книг его любимого автора в оригинальном языке. Старший близнец потрепал Кирилла по голове и засюсюкал:
   - Ой, ты сладенький! Книжечек ему мало! - в ответ Кирилл шепотом послал братца в далекие дали и на все четыре стороны. Братья не ссорились, братья - общались.
   Зная нелюбовь дочери к головным уборам посоветовавшись с женой старший Кустов вручил дочери пуховый платок - белоснежный, того же цвета, что и ее волосы. Оксана в восхищении поблагодарила родителей, обняла отца, поцеловала мать. Родительница новогодний подарок дочери вручила за несколько часов до Нового года, и Сергеев успел его оценить.
   Братьям, Оксана отвесила два подзатыльника, поцеловала каждого, вкладывая в руки: компьютерную игру - старшему и джемпер любимой марки младшему.
   Близнецы, драматично встав на одно колено, вручили сестре, крупной вязки длинный шарф с кисточками цвета флага России. Сестра незамедлительно огрела подарком смеющихся в полный голос братьев. Они упали на корточки, пока сестра легко хлестала их по плечам и только позже заметила похожие теплые варежки, выпавшие из шарфа.
   - Ах вы, жмоты колхозные!
   Потушил ее огонь сертификат на оплаченные курсы по вождению в лучшей автошколе города. Напоследок обозвав довольно улыбающихся братьев "козлами", Оксана отложила подарки в сторону и села за стол.
  
  
   ***
   В пустой квартире на третьем этаже любимый праздник россиян встречал и унылый парень. Жил он один, в купленной родителями квартире, смотрел телевизор и время от времени двигал мышкой, возвращая огромный экран компьютера к жизни. Рядом с клавиатурой праздничный стол украшало шампанское. "Советское" и Made in магазин "Березка" - салат оливье.
   Унылое существование и браузерная игра на паузе. Любимая из многих Sci-Fi - игр. Друзья в сети покинули игру полчаса назад, но вот постепенно возвращались - один, еще один... Wolf, SkilletBoy, RomanTik. Его же ник - Burning Spirit горел с утра - постоянный доступ к интернету, плату за который совершали родители, позволяя парню круглосуточно встречаться с друзьями, просматривать фильмы, заказывать еду, новые игры в ограниченном количестве первому.
   Одному.
   В университете он появлялся редко, да и похоже, его не жаловали в группе, он знал, также, едва дверь за ним захлопывается -они умирают со смеху. Он злился и возвращался домой. Его "друзья" над ним не смеются.
   В праздник наступления нового года он подарил себе еще месяц нахождения в вип- группе с особыми привилегиями и кажется, парень был доволен.
   А Новый год шагал по планете...
   ***
   В зале единственное освещение давал телевизор и гирлянда на пушистой елке. Гирлянда подмигивала, затухала и загоралась, окрашивала потолок, стены и стоящую рядом девушку в желтый, красный, и искристо - синий цвета.
   Телевизор негромко вещал, на экране взрывались фейерверки, красивой спиралью раскручивался серпантин, актеры и певцы улыбались белозубыми улыбками, шутили, по -новогоднему, с облегчением, вот он, закончился! Вперед движемся, ребята! Ощущение застоя и усталости меняется, мы вспоминаем, что живы и строим поспешные планы на свежеиспеченный год. За окнами снег крупными хлопьями укрывает секреты, загаданные в бой курантов, сожженные в огне, записанные на листке и сложенные в конверты.
   Она усердно расписывает каждый год - измениться, стать лучше, честнее к другим и по возможности, к себе, быть добрее, полезнее, научится новому...а, прочтя год спустя смеется от наивности и горюет о несостоятельности, вновь переписывая на чистый листок: стать добрее, прилежнее, поставить цель и добиться ее, перестать быть невозможно - наивной...
   В просторный зал, принеся морозную прохладу, входит Дед Мороз, как в садике, большой, с красным носом и длинной кудрявой бородой.
   - Здесь живет моя внученька? - басит он.
   - Здесь.
   В нем черты знакомого: глаза - дремучие, вселенские. Еще бы вспомнить, где и когда я терялась в них.
   - Хорошо ли ты вела себя этот год, внученька?
   - Хорошо, Дедушка. А почему ты явился мне?
   - Ты загадала желание, и вот я здесь. - Посох в руке - переливается как настоящий. Отчаянно хочется дернуть за бороду, предложить горячего чая, остаться.
   - Откуда вы... я никому не говорила! - Испугалась я. Дед Мороз добродушно засмеялся:
   - А я все знаю, внученька! Не бойся, ты заслужила подарок, о котором мечтала.
   - Он спрятан под елкой? - оборачиваюсь к нарядной ели.
   - Нет.
   Во сне, поцелуй снежного Деда Мороза не вызывает двойственных чувств, он не замораживает, скорее растапливает. Оказывается, холод умеет обжигать.
   - Я так давно тебя ждала...Дедушка Мороз. - Мы здесь, в моей квартире слушаем тишину, и я ищу в себе те слова, которые были бы нами поняты. Слова не потрескавшие случайную реальность. Слова до невозможности тривиальные, но сердечные.
   - С новым счастьем! - желает Дед Мороз, и уходит, и тишина приходит в дом, секундный стук часов и маленькая счастливая девочка на пороге новой жизни. А утром, сколько бы я не старалась, так и не смогла вспомнить, кто же все-таки мне приснился.
  
   В другой квартире на грани сна и яви пребывал молодой парень. Стужа заметала протоптанную тропу за его спиной, пела призывно, уводя все дальше в лес, холодный, одинокий.
   Он просыпается. В попытках воскресить сон ускользает важное событие, все теряется. Что - то похожее на упущенную деталь. Аппарат, выдающий всполохи пульса на экране. Нет, показалось...Удача, если наутро остается одно имя, напоминающее о сне. Но нет. Он пробуждается с ощущением перемен в наступившем году.
  
  
   Глава 6.
   "Неспроста это все, не с проста?тушки!"
  
   Сестра приезжает после полудня, с огромной светлой сумкой и в сапогах на платформе. Одетая в темную шубку, которую с таким восторгом мерили и мама, и бабушка, хихикая перед зеркалом. Они заставили примерить и меня, я нарочно корчила рожицы, мама злилась, сестра ворчала.
   -Здорово!
   Ответная реакция сестры едва ли с повышенной интонацией, ничего нового. Боюсь, как бы я не старалась, ничто не способно пробить ее пластинчатый панцирь. Сестра снимает обувь и мгновенно становится ниже- маленькая, худенькая, семейное благословение семьи Васильевых. Я же переросток в семье - выше, глупее и безответственнее.
   - Куда?
   Провожаю ее в зал, говорю, что специально к ее приезду приготовлены беляши, и оставляю ее одну. Кот выглядывает из под стула, нагруженного тетрадями и вещами, принюхивается, когда я захожу.
   - Это я, Пухлый. Приехала та страшная тетя, что тебя кастрировала - У кота феноменальная память - он ныряет под стул, скрываясь за сброшенными джинсами. Я просматриваю новости в сети, фотографии заснеженных гор. Днем дверь в комнату не закрываю, поэтому перемещения сестры не остаются незамеченными - она разогревает еду, разговаривает с мамой.
   Проходит какое -то время и она забредает ко мне. Оглядывает мою "камеру" и едва -ли ей хочется проходить дальше, она останавливается у двери. Она переоделась. Нежно- розовый домашний костюм с узором мягких плюшевых мишек делает ее похожей на пятнадцатилетку, едва перешедшую в старшие классы.
   - Дай зайти в интернет.
   Начинается.
   - А дома ты посидеть не можешь?
   - Ну дай, мне кое -что посмотреть нужно. - Вздыхаю поспешно закрывая открытые окна, сгребаю вещички, и т.к комп заряжается ухожу на кухню. Перестаю злиться после того, как отмечаю на листке одиннадцатый выученный билет. Интернет засасывает, а сил сопротивляться иногда у меня нет. Энтузиазм выдувается спустя какой- то час. Прерываюсь на чай, похаживаю по кухне, пока медленно закипает пузатый чайник, потягиваюсь, выглядываю в окно - чуть покачиваются деревья, солнце неяркое, но достаточное, чтобы не притрагиваться к выключателю. Если посмотреть направо - старинная двухэтажка перекрывает взгляд на оживленную дорогу, а слева внизу пустая детская старая площадка. Погода морозная, значит, мама с детьми гулять не будет. Возвращаюсь к учебе с подкормкой - печенье "Рыбки" с луком и кружка чая.
   Изучая историю, всегда испытываешь возбуждение от новой информации, такая как эта история. "На вершине столовой горы на побережье Мертвого моря, на высоте 450 метров от уровня моря в крепости Масада 960 человек совершили массовое самоубийство, предпочитая умереть, но не сдаться римлянам. Мужчины убили своих жен и детей, затем себя. Последний живой человек поджог город и также убил себя. Историю жуткого самоубийства рассказали две женщины, которые спрятались с детьми под крепостью. И сегодня жители Масады являются для израильтян символом национального героизма..."
   С работы приходит бабушка. Казалось бы, несколько лет назад невозможно было представить их шушукающимися, однако ситуация кардинально изменилась после переезда сестры и поступательного карьерного роста, а теперь - намечающейся свадьбы.
   Они хихикают, распивают чай в цветочных чашках, ведут расчеты, планируют рассадку гостей "Солнышком", хотя до великого события еще много месяцев. Мама прибывает к шести часам - и они прилипают к компьютеру втроем - зовут меня посмотреть пятиминутные свадебные видео, услышав знакомую мелодию одной музыкальной группы, я соглашаюсь. Особым разнообразием они не отличаются, честно.
   - Хороший тамада стоит 30 тысяч. - Юля во главе стола, с двух сторон присоседились "опята" - бабушка и мама. Сестра несколько раз стучит по одной из клавиш, я говорю ей, что одна из кнопок западает. - Без избитых конкурсов. Современные. - Она пролистывает страницу вниз не прекращая говорить. На экране лентой ползут видео с названиями "Лучшей свадьбы", "Тамада на свадьбе - жжёт!", "Как выплясывает мама жениха - адский танец", "Самая красивая невеста этого вечера" и тому подобное. - Не сердечки, не губы, эти дурацкие, знаешь? - Мама кивает, бабушка протирает очки, а я - я возвращаюсь к билетам, сегодня они лучшая компания из возможных.
   Мы собираемся у телевизора за просмотром вечернего сериала "Идеальный брак". Юля подобно Дед Морозу раздает подарки. Бабушке достается украшения, маме - косметика в блестящем синей подарочном пакете, мне, как двухлетке - сладкий подарок. Закатываю глаза.
   - Ты могла подарить что-нибудь другое.
   - К примеру?- Раскрываю картонный домик с изображенными героями сказки "Маша и Медведь".
   - Книжку.
   - Какую еще книжку? - к вываленным на ковер конфетам в цветастых фантиках тянется мамина рука, перерывает небольшую кучку, заинтересованно выискивает самую вкусную.
   - Не важно какую, на твой выбор. - Добавляю.- И только не "Препарирование животных без наркоза".- Моя сестра врач. Ветеринар. И если в детском садике и школе мама слышала от меня множественные варианты будущий профессий от банкира до проектировщика мусороперерабатывающего завода (да, да, такое было!), то от сестры слышалось "Я стану ветеринаром". Она своей цели добилась и теперь чуть ли не второй человек после президента. В свои двадцать шесть она мимикрировала от стажера до главврача, а недавно, упомянула о желании создать свою клинику. После свадьбы, рассчитавшись с долгами за квартиру, она планирует начать подыскивать площадь. Должна признаться, это мощно. Тем не менее, ее подарки редко отличались глубиной, продуманностью и практичностью, как и этот. Мама утаскивает единственную "Резеду", пока я отвлекаюсь на начало сериала. Но тему подарков не так просто закончить.
   - Купила бы ей платье, на распродаже. - Мама прививает вкус к стильной одежде через нерегулярные покупки сестры. Я пробовала ходить с ней выбирать одежду, но у них с мамой одна проблема - они не желают покупать то, что хочу я. Это замкнутый круг, серьезно. Я все никак не избавлюсь от двух платьев, презентованных сестрой, и даже без модного вкуса понимаю- что носить их не буду.
   - Я куплю, а она носить не будет. - подтверждаю кивком головы. - Мама, я ей привозила - темно-синее и коричневое. Если не нравится - мне отдай. Мама,- родительница укает, показывая что внимательно слушает ее. - сходи с ней вместе и купите несколько платьев, скидки же постоянные. - Сестра раскрывает пакет с семечками стоящий у ног. - А ты платья носи. Никаких тебе книжек. Читаешь, наверно,е в темноте и вон еще горбишься. - Сестринский взгляд - лазерным лучом пробегает по мне. - Тебе двадцать лет, а все как подросток.- Практика глубоких вздохов и отсутствие реакции отработанная годами техника Васильевой. Мной.
   - Дак она не носит! -Восклицает мама, сворачивая пустую обертку от конфеты.- Я ей говорю "хочешь это платье, или давай Юлю попросим купить - она модно одевается, посоветует".
   - Я не хочу.- Не стоило рта раскрывать, мама раздраженно хлопает ладонями по коленям. Каждый приезд сестры мы вначале обсуждаем ее карьеру, затем они чихвостят меня, я терплю, но быстро вскипаю и мы собачимся - типичная семейная драма выходного дня.
   - Мало ли что ты не хочешь - тебе двадцать лет!
   - А разве в Конституции прописано носить платья после 20?
   - Сашка!
   Бабушка тяжело вздыхает, словно я нанесла обиду ей, сестра извлекает из горки конфету, а мама срывается с цепи. Буквально.
   - Нет, чтобы как все девочки - платья, каблучки, куплено же -носи! - она активно жестикулирует в мою сторону. Очень выразительно, театрально. Слова идут с глубины - "как же я ее достала"- завуалировано в ее эмоциональных предложениях. Юля не прерывает монолог родительницы, определенно не по причине отсутствия нужных слов- она отвлекается на танцующего в рекламе жвачки белоснежно улыбающегося мужчины, только кивает , мол, все мы знаем. Я маму люблю, поэтому успокаиваю тоном заботливой мамаши.
   - Одену платья, непременно! И каблуки. Попозже. - Её скептический взгляд красноречив. - Правда, одену! одежда в шкафу не заплесневеет.
   - Да ну тебя! - обижается она. - Ходи в чем хочешь! Позорь семью.- И отворачивается к телевизору.
   Вот и поговорили. Одна бабушка ничего не советует, подмигивает, когда я поворачиваюсь к ней, и беззвучно шепчет "Ну их" Ничего не понимают!" Мы перемигиваемся.
   - Пойду, поставлю чайник. - Я быстренько сматываюсь, пока модные критики не начали закидывать советами, как спрятать острые коленки и правильно носить туфли на каблуках.
  
   Январь я бесстыдно пропустила. Праздники прошли обыденно, по - домашнему спокойно, Юля гостила с неделю, пропадала в интернете, но это и к лучшему - я закончила учить один экзамен не отвлекаясь на постороннее.
   Психологи считают сессию одной из причин депрессии. Не знаю даже. Депрессия - слово без просвета. А экзамены закончатся спустя две недели.
   Экзамен по "истории государства" выпал на субботу, в тоже время на арену вышел антициклон - лютый морозец потрескивал, улицы города ожидаемо пустовали. Редкая птица долетит до университета за восемь минут до экзамена! я и не долетела, опоздала, заняла очередь во второй пятерке игроков и отогревала щеки, заглядывая в раскрытую тетрадь. . Группа не спешила на экзамен - я их понимаю - Эзольда Генриховна приходила вовремя, мгновенно разоблачала списывающих, не давала пересдавать, не занималась посторонними делами, на шутки не реагировала, при ответе ученика не сводила с него глаз, задавала вопросы, на которые знала ответы только она сама, в совокупности являясь неподкупным преподавателем.
   В каждой студенческой группе есть камикадзе. В нашей группе студент - смертник опоздал на полчаса, прорвался в третью пятерку, лихачески заявив перед дверью - "ничего не учил, итак прокатит" зашел на экзамен в верхней одежде, и с улыбочкой, как к маме родной подошел к Эзольде Генриховне. За отношение к студентам Эзольду Генриховну прозвали Гитлером. Преподает она в университете лет пятнадцать - с тех пор прозвище переходило с курса на курс, и с каждым потоком крепчало. Улыбались ей от страха, благодарили в письменной форме, грамотами от декана, на защиту диплома лучшее вино ставили ближе к ней, словом подмасливали со всех сторон. Бесполезно. Эзольда Генриховна не пьянела, не обнималась с выпускниками, не рыдала от грусти, не обменивалась с ними телефонами, обещая не терять друг друга.
   Пенкина не волновали подобные мелочи и - то, что вследствие его добровольного смертельного поступка погибнет вся группа - он не понимал, ему важен был сам процесс. Он любил спорить, не смотря на то, что его всегда ставили на место.
   Откуда в человеке в восемь утра столько радости? Пенкин готовился недолго - вопрос ему выпал о захвате Берлина в ВОВ. С первых слов ответ Эзольде Генриховне не понравился - дружище говорил о том, что Сталин распорядился к празднику 1 мая - взять Берлин во что бы то не стало, и по мнению одногруппника, взятие Киева Сталин тоже поручил к годовщине Октябрьской революции. Дескать, что творил дядюшка Сталин во имя победы, не считаясь с народом. Все ветераны говорили об этом...
   - Если бы вы учили экзамен, Пенкин, то знали бы, о настоящих причинах приближения к таким датам.- В тишине аудитории секундные стрелки часов отсчитывали время до взрыва. Никто не осмеливался перечить Гитлеру, студенты соглашались, что были неправы. Все ,кроме Пенкина.
   - Это и есть настоящая причина!.. А день создания Красной Армии - 23 февраля? - не унимался Димка, все глубже зарывая себя.
   - Абсурд! - Взревела Эзольда Гитле...Генриховна. Она сжимала в руках авторучку, с силой, представляя на ее месте шею посмевшего спорить с ней студента. Красивые оборки на кофточке подрагивали, клокочущий гнев прерывался вырваться наружу и испепелить щенка. Студенты в аудитории боялись дышать и в ужасе следили за готовящимся убийством. Четко выделяя слова, практически выплевывая бесстрашному Пенкину, Эзольда Генриховна еще больше приосанилась, практически нависая над парнем, хотя росту в нем без малого метр восемьдесят.
   - Ветераны, сведения которых записывали для истории, в условиях войны путали время и приближали его к важным датам. Каждую дату и каждый бой трудно вспомнить. А вы, не обремененные достаточными знаниями, студенты, решившие рассуждать о войне, прежде подготовьтесь в экзамену и не смейте с уверенностью подавать мне ваши беспомощные догадки!!! - Гневно закончила Эзольда, что-то отмечая быстрым росчерком ручки в ведомости. - Свободен. - Димка пожал плечами, расслабленной походкой прихватил зачетку, к которой Эзольда даже не прикоснулась, щеки его пылали, но он умудрился саркастично отсалютовать напоследок.
   - Всего доброго!
   Неделя после сессии, направленная на восстановление сил до этого месяц трудящихся студентов и вправду позволила отдохнуть. Мы спали допоздна, один раз собрались в лес с девчонками и катались до приятной усталости на лыжах, кружа по лесу, после отогреваясь чаем. Морозы, едва прекратившись, вновь пощечиной хлестанули город - еще и замело снегом, вдобавок к тридцати градусам на термометре. В садик к маме ходило стабильно - трое - четверо, что несказанно радовало уставшую от двадцати четырех детей маму, но ударяло по ее кошельку. Бабушка из-за погоды хандрила, и проверяла контрольные заочников круглосуточно. Я отсыпалась, ела, не застилала кровать, читала, но как это всегда бывает - неделя закончилась несправедливо быстро.
   Первая неделя учебы в наступающем году показала, что отдых нас разбаловал. Мы присутствовали на парах физически, но разум не желал возвращаться в настоящее, к лекциям, толсто исписанным тетрадям. Ленились и отличники. Что за дружный коллектив!
   Дома проснулись комары. Самый бойкий юнец спросонья атаковал с раздражающим: "зззззз...". Прицельно так, над самым ухом. Или остроносый своеобразным призывом открывал комариный брачный сезон или испытывал биологическое оружие "Античеловек" на мне, но ни я, ни острый слух, ни двадцать три минуты шестого утра на часах его старанья не одобрили. Комар от безысходности (ну прямо эмо- бой,) кинулся в "объятья" кота, но прогадал - кот лакомился исключительно хрустящими летними мухами, а комаров напрочь игнорировал. Только длинными белыми усами шевельнул.
   В выходной мы встретились у Насти дома - я, Алена, Наташа. Развалившись на большом черном диване, мы, подкрепившись пирогами с рыбой, переключали кабельные каналы в надежде на интересную передачу. Настя, расположив на животе с десяток разных лаков красила поочередно каждым ногти и участвовала в выборе канала пассивно, Алена предлагала остановиться на "Волшебниках из Вейверли Плейс", Наташа, расположив голову у меня на животе в восторге кричала "Давайте посмотрим моду!" владея пультом. Девчонки спорили, переключали с канала на канал все тридцать кабельных и наконец замерли- биатлонист проезжал перед камерой ,выставляя напоказ свои тренированные ноги. Я вздохнула.
   - У него наверное стальные ягодицы.
   - Почему ягодицы? Бедра. - Наташа приподнялась выше по животу, устраиваясь. - ее каштановые волнистые волосы она перебросила через мои ноги, и я поглаживала их. - Представь, сколько времени потребуется, чтобы иметь такую физическую подготовку. Ай, Саш, осторожнее!
   - Извини.
   - Биатлонисты задействуют все мышцы тела. - заметила Алена. - Поэтому такие секси.- Наташа усмехнулась
   - Еще бы! Думаю, одна тренировка у них длиться несколько часов.- На экране, рассекая снег катился мужчина с винтовкой за спиной. Оператор удачно показал его сзади.
   - Хотела бы я быть его тренером. - произнесла я томным голосом. - Он бы у меня потел и потел.
   - Саша! - хохочет Настя. - Нехорошо использовать мужчину в личных целях!
   - Я его что, обижать буду? - возмутилась я, рассматривая золотые сережки Наташи. - Каждый день проверять буду - "А ну ка, Вадимчик, солнышко, дай пощупать ягодки, докачал ли!" - и шутливо хлопнула Наташу по бедру.
   - Эй!
   - Я бы хотела быть тренером мужской сборной по плаванию. - Алена в экстазе закрыла глаза. - У них такие спины!- И будто по секрету добавила- Но говорят, что членики маленькие.
   - Что? - со смехом спрашиваем.
   - Вы не знали? Говорят, от прохладной воды в бассейне они ...уменьшаются...
   - Фу!- отворачиваюсь в сторону я. У Насти смешное лицо- отвращение и восторг.
   - ...А раз они тренируются в воде, то постепенно они у них типа ...мельчают, втягиваются. - Алена умудряется показать ладонями- До занятия плавания. - Она сдвигает ладони наполовину - После.- Между ладонями едва пролезет палец. Мы хохочем, сотрясая диван и не давая Насте покрасить последний ноготь на левой руке.
  
  
   Ко второй неделе февраля стенды на первом и четвертом этаже, двери в аудитории и исписанные парты пестрили лозунгами в поддержку кандидатов в президенты студенческого совета, упоминая всю их биографию, тяжелый путь к успеху, звания, чины. Претендент на должность должен был провести встречу с потенциальными избирателями и уже подобрал свою группу поддержки. Агитировали на переменах, на выходе из туалета, в столовой, и рассылкой в сети. Выборы президента, пускай местного разлива хоть как-то разнообразили скучную ежедневную гонку за знаниями. Много задавали, спрашивали, мы не выбирались из дома, и февраль быстрым составом, груженым углем промчался мимо, заставив нас качнутся в его сторону, с тоской провожая его хвост. А печалиться стоило. Вместе с увеличением температуры наступило отчаянное слюнотечение зимы. И за каких- то пару недель, во время которых мы совершали отработанное движение - дом-универ-дом, снег сошел, и проявил проплешины асфальта рукой фотографа печатающего фотографии. Я вздыхала, как печальная бабулька в ожидании пенсии, постоянно ворчала "Да что же такое! Почему так скоро прошла зима!", прогадывала с одеждой и все никак не могла успокоиться. Что я все о себе и о себе.
   . Зима - длинный пуховик, прячущий недостатки. Острые углы он умело драпирует сугробами, но едва приходит весна - вся серость возвращается, как и острые коленки. Так и с городом, едва температура приближается к положительной тает снег, дороги, и улицы возвращаются к серости.
   Мы с мамой любим зиму. Мы с мамой эстеты. Питаем слабость к книгам, кулинарным новинкам, видеофильмам о вселенной. К примеру, на кухне, в "элегантной" полиэтиленовой упаковке у нас висит репродукция картины И. Репина "Иван грозный убивает своего сына", стоимостью сто пятьдесят рублей. Вслушайтесь еще раз. На кухне. Где люди едят. Прямо над кухонным столом. Красные тона, безумный отец, мертвый сын. Немного крови. Ценители искусства, говорю же. Мало кто знает, но сия картина скрывает огромную дырень в стене. В то время, когда мы только переехали и решали на какой стороне разместим кухонные шкафчики, нам на помощь прибыл на вид семнадцати лет паренек. За работу ничего не попросил, сказал, что набирается опыта. Хвастался, что дома ему позволяют прикручивать полки самому, а также поливать цветы и убирать лоток за кошкой. И ведь не соврал... гад. Подошел к делу с аккуратностью хирурга, дрель подключил профессионально, отмерил необходимую высоту, и началась драка без ножей. Мама забеспокоилась. Бабушка материлась (это она только с виду приличный человек в профессорских очках), я же под шумок удалилась.
   Дырень в стене вышла знатная, неровная по краям, больше похожая на запятую. Да и глубиной почти сравнялась с Марианским желобом. Мы не успели "поблагодарить" мальчонку - в квартиру позвонили, и забежал высоченный мужик больше похожий на танк, схватил дрель, треснул сына по макушке, матюгнулся (бабушка заинтересованно выглянула из комнаты) и предложил свою помощь. Яблочко от яблоньки укатилось не далеко, и рядом с одной дырой появилась другая, исполненная с художественной задумкой, и столь же заметная из коридора, как и первая. Отец будущего рабочего стройки сравнил результаты сына со своими, выключил дрель, снял сверло и пока бабушка отчаянно вспоминала маты под ситуацию вытолкал сына из квартиры. И аккуратно прикрыл за собой дверь. Больше мы с друг другом не здороваемся. А Иван Грозный прикрывает наш позор, выставляя свой напоказ.
   В дверях аудитории на четвертом этаже скопилась очередь, заинтересованные в победе друга или одногруппника образовывали группы поддержки и рассаживались по огромной аудитории небольшими группами. Было много пришедших поглазеть, используя возможность пропустить пару по уважительной причине. В одной стороне мелькнул развернутый ватман, из за плохого зрения разглядеть, кого поддерживают гламурные девицы, все как один с выпрямленными "отутюженными" волосами не получилось. У одной на запястье был повязал шарик в форме сердца, зависший над ее головой. У ее соседки справа в вырезе вываливалась грудь, а на груди пролегала надпись "Павла в президенты". Мы проходили мимо, поднимаясь выше. Я никогда не задумывалась - сколько рядов в округлой аудитории, с обзором, может 250 градусов. Мы пододвинули двух девочек к окнам, а сами сели ближе к проходу. Четыре сектора парт и пять лестниц заняли студенты, рассаживаясь на ступенях. После прозвеневшего звонка вошли люди, представляющие жюри, а претенденты на пост президента студ.совета выбрали места в углах "ринга". Кто то перелистывал бумаги в руках, девушки поправляли прически. Волнение нарастало.
   Первым взял слово декан факультета. Мне встречаться с ним не приходилось, его секретарь - Анжелина, женщина 1964 года рождения, (отчество которой постоянно забывалось и благополучно не вспоминалось) ревностно оберегала своего начальника, с умом овчарки и характером бультерьера. Морозов Виктор Борисович оказался рослым, широким в плечах мужчиной в самом расцвете сил, как Карлсон, темные волосы пестрили ручейками седины, что придавало ему своеобразный шарм. Приятный голос и простая теплых тонов рубашка без галстука расположили к себе. Он поприветствовал всех и рассказал, что значит студенческий совет в жизни каждого из нас. Оказалось, кроме вопросов "как организовать какое то мероприятие" решениями которых занимался студ.совет, они разбирали студенческие просьбы, пожелания, становясь посредником. Кто поймет желания студента, как не сам студент? Студ. совет разрабатывал проекты, держась на чистом энтузиазме, они привлекали студентов к работе, давали им представление о силе власти и прочее и прочее. Подперев щеки кулаками я разглядывала остальных членов жюри - двое преподавателей ведущих у нашего курса, с остальными мы встретимся курсом позже или уже не встретимся. Меня радовал сидящий рядом с деканом Борис Евгеньевич.
   В Ананасыче мне нравилась его интеллигентность и аккуратность. Он приходил в чистой одежде, любил разноцветные галстуки, неярких цветов, от него приятно пахло, и честно говоря, в глазах я иногда замечала искорку, ту, что сбрасывает года в паспорте, как продавщица на счетах колесики. Старость не погнула его, и хотя шел он не так быстро, как другие преподаватели, но без тяжести жизни или отягощающей болезни. За это его многие любили. Ученики слушали заинтересовано, честное слово, если закрыть глаза и прислушаться, то можно представить на его месте волшебника, рассказывающего сказки. Мы платили ему тишиной на его парах, готовностью на уроках, и продуманными подарками на праздники.
   Кандидатов в президенты приветствовали аплодисментами и выкриками из зала. Ватман колыхался в руках болельщиц, я, в конце концов, обнаружила на нем большое сердце и помещенную вырезанную из фотографии голову кандидата Павла к нарисованному телу Супермена. Высокую русоволосую девушку "освистал" в положительном смысле - крайний ряд, возле двери к выходу. Они скандировали "Лиза! Лиза!". Девушка улыбалась аудитории, но мои ладони ни разу не соприкоснулись приветствуя ее. Я прожигала ее ненавистным взглядом.
   Стоит сразу объяснить мое дальнейшее поведение. В садике меня побила девочка Лиза, за то, что я хвасталась своей мамой (я не была маминой радостью в трехлетнем возрасте). Я неосторожно возгордилась профессией мамы, как нашего общего воспитателя и вскользь упомянула, где ее мама торгует овощами. Мама отвела меня в туалет, хлопнула по мягкому месту, и сказала, чтобы я не задавалась. Проревевшись, я подошла к Лизе забрать свою куклу, но Лиза огрела меня по кудрявой башке куклой - моей куклой. Тогда их делали не из мягкого пластика, а надежными, на века. Я не могла ей дать сдачи, так как начала рыдать с новой силой.
   С того времени встречая девочку с таким именем, я понимаю две вещи: первое - однажды она меня побьет и второе - мама не сможет перевести меня в другую группу, как в детстве. Я не могла дать сдачи ни в пятилетнем возрасте, ни будь я шестнадцатилетней, в первый раз одевшей бюстгальтер, когда была поднята на смех двенадцатилетней долговязой как лапша беловолосой девчонкой Лизой.
   В школе, в старших классах, грубая, с белоснежной улыбкой, больше похожей на оскал, имевшая прислуживающих подруг Лиза, унижала и презирала всех, кто не смеялся ее шуткам, не спрашивал у нее совета и не признавал в ней королеву средней школы. В шестнадцатом веке жила близкая ей по духу, кровожадная Элисбет Батори известная иначе как "Кровавая Графиня", или серийная убийца девушек, проводившая каждую неделю процедуры омывания в наполненной девственной кровью ванне с надеждой помолодеть. Ей приписывают от 350 до 650 убийств, на протяжении 25 лет. Примечательна безнаказанность Елизавет в обоих ситуациях, что семь столетий, что четыре года назад.
   Это сейчас я могла бы посоревноваться в граммах яда на предложение, а в пятнадцать лет представляла из себя затюканное существо, имевшее в наличии три приличные кофточки, меняя их на протяжении года. Многое изменилось с тех пор. Я на пять лет старше, у меня уже четыре "выходные" кофты, ха-ха, бросаться грудью на амбразуру с открытыми глазами я тоже научилась. Неизменным осталась неприязнь к девушкам, чье имя в переводе означает "Почитающая Бога". Я не встречала Лиз с добрым характером никогда. И эта Лиза, с четвертого курса, была очередной возгордившейся цыпой, с манерами селедки. Ростом, она превосходила меня, и это уже повышает ее шансы, как противника. Я повстречала ее на первое сентября и едва не возненавидела университет. К четвертому курсу не нашлось человека, который бы не знал ее. Это было второе, что она мне горделиво сказала. Первое было:
   - Здравствуй. Я Лукшина Елизавета Дмитриевна. Сегодня я помогаю тебе познакомится с нашим университетом и познакомлю с нужными людьми. - Ни одного вопроса "как меня зовут, откуда я, почему перевелась". Мы шли по корпусу, спускаясь и поднимаясь, она встречая знакомого хвасталась "вот, новенькую веду, а ведь ничего не знает!". Когда я спросила, почему именно она занимается мной, она разозлилась на "ты" и издевательски ответила:
   - А кому ты еще нужна, группа учится вместе третий год, а тут заявляешься ты, деревня, и отвлекаешь их от учебы. Води тебя по кабинетам...
   На ближайшем повороте я отстала и сбежала от нее, встретившись на следующий день. Она подловила меня после первой пары, и больно схватив за локоть, оттащила в сторонку, в уголок, где не было окон, и как кошка угрожающе зашипела.
   - Я искать тебя должна что ли? Ты почему вчера ушла? А? Меня из за тебя отругал декан, когда я должна была привести тебя к нему, после осмотра. Ты меня подставила, овца! Первый день в универе и подосрать успела! - за следующие слова мне не стыдно, потому что кроме той, к кому они были адресованы, никто их не услышал. С тех пор мы по разным берегам одной реки. Она периодически подгаживает мне, но с властью в студ. совете, если ее изберут, она сможет гадить официально, подстилая разрешение с подписью от декана. Я ждала прямого и открытого голосования через пять дней с неприятным предчувствием сюрприза.
   Четверо кандидатов по очереди представились и немного рассказали о себе и о их планах, если они станут президентами. Девушка с второго курса представила Карту проблем общежития университета. Длинное, как растянутый баян здание общаги с девятью подъездами и столькими же этажами оказалось напичканным острейшими проблемами. И девушка рассказала, как с помощью ее проекта обстановку можно изменить. Я слушала, но руками шерудила в сумке, вот он, еще тепленький пирожок В столовую мы не успели, куратор поймала нас после пары и увела, по пути нам удалось урвать кое какие трофеи. Живот урчал, от голода подташнивало и я решилась, спрятавшись за Наташкину спину куснула ароматный пирожок.
   - Уммм.
   И вернулась к выступлению вышедшего молодого парня. Павел Капустин, чье имя красовалось на груди девчонки с первого ряда, произвел впечатление разумного и симпатичного парня. На выкрики со стороны группы поддержки "Пашенька, ты лучший!" не реагировал, не помахал ручкой, не послал воздушного поцелуя, а нахмурился, словно его это не очень прельщало. Парень, очнись! Если девушка разукрашивает свою гордость твоим именем, хотя бы подмигни ей, мол, заценил, после пообщаемся. Голос у него оказался приятным, торчащие светлые волосы стильными, и речь правильная. Не сводя взгляда с выступающего, я отклонилась в сторону прикрывающей своей спиной подруги, и куснула еще раз. Вернулась на исходную. Он рассказывал, о необходимости участия студентов всех курсов в самоуправлении, не читая по бумажке, разглядывая аудиторию в поисках понимающего его стратегию. И нашел. Я жевала пирожок, не очень аккуратно, не прикрывшись и вот тут он посмотрел на меня, но пирожок уже вошел в горло и застрял на пол пути. Я мученически закашлялась, прерывая речь претендента. Как по сигналу обернулись нижние ряды, группы поддержки и все те, кому стало интересно, почему кандидат прекратил говорить. Чай, купленный в буфете, мы давно выпили, о, глупые женщины, и запить ставший комом пирожок было нечем. Я согнулась под партой, пока Наташа стучала по спине, а Настя спрашивала у соседей, есть ли попить. До этого момента не пившая "Coca Cola" я присосалась к бутылочке с серебристой этикеткой как к аппарату искусственного дыхания, что в принципе так и было. Позади послышалось возмущение той, у кого бутылку забрали.
   - Она ей пирожок жирный запивает! Это же диетическая кола!
   Честно говоря, в тот момент именно информация о калориях волновала меня меньше всего. Когда дыхание нормализовалось, а пирожок скользнул в пустой желудок я выпрямилась, и полыхая от стыда и покраснения от нехватки дыхания предприняла попытку стабилизировать ситуацию кивнув молодому человеку в строгом светло- сером матовом костюме за кафедрой. Он продолжил. Видеооператор с канала городских новостей направил камеру на говорившего, мне оставалось молиться, что вечерний выпуск новостей не покажет мое позорное поедание хлебобулочного изделия во время выступления и не покажет мою красную пыхтящую рожу по телеку.
   К тому времени, когда на трибуну взошел последний конкурсант, мы расслабленно переговаривались с Настей.
   - Представь, если бы ты хотела стать президентом студ.совета.
   - Самовыдвиженец? эээ...
   - Какие бы у тебя были требования или лозунги поддерживающие твою стратегию?
   ...Представьте: трибуна с которой вещает моя фигура облаченная в скучно- серый костюм - тройку с шишечкой на голове, этакая серая мышь Клинтон, в квадратных очках, чтобы лучше видеть целевую аудиторию, выкрикивающая в толпу:
   - ДАЕШЬ БЕСПЛАТНУЮ ТУАЛЕТНУЮ БУМАГУ В ТУАЛЕТАХ! - с воинственно поднятым кулаком вверх.
   - ДА!- отзывается толпа внизу.
   - СКАЖЕМ "НЕТ" БЕЛЯШАМ, ЧЕБУРЕКАМ И ПИРОГАМ С МЯСОМ!
   - НЕ-Е-Е-ЕТ!
   - ДА ПРИБУДЕТ С НАМИ СТУДЕНЧЕСКИЙ БИЛЕТ И СКИДКИ В КИНО!
   - АМИНЬ.
   ...- Тебя бы и до четвертьфинала не допустили. - закончила подруга мои счастливые мечты. Я недовольно посмотрела на нее.
   - Ты не веришь в мои силы?
   - Не верю.- улыбалась она.- Извини, Саша, но для работы в студсовете необходимо знание всей подноготной - посещение совещаний, работа со студентами, организовывать встречи, семинары...
   - Скука.
   - Вот! Если тебя это изначально не захватывает, то дай дорогу желающим. У них и время свободное имеется. А что бы ты предложила радикального? - Я задумалась. Девушка - кандидатка рисовала схему на коричневой доске и говорила о возвращение систематического обучения, через метод наводящих вопросов. Чему я могла научить? Никаких шансов.
   - Я бы как Жириновский плевалась, указывая на профсоюзцев, " ВЫ ВСЕ - ПОДОНКИ!"
   На следующий день едва мы встретились у раздевалки, дожидаясь друг друга, Наташа вывалила новость, мешком с мусором:
   - Знаете, кто у нас теперь президент?
   - Опять Медведев? - Наташа не рассмеялась скромной политической остроте Алены.
   - Нет.
   Мы свернули в правый коридор, к лестнице на третий этаж в дальнем корпусе. До звонка оставалось меньше минуты, и студенты бегали как тараканы в поисках подходящей щелки. Мы шли парочками. Я с Настей позади, стараясь не поддаваться ее зевкам.
   - По голосованию выбрали Лукашину Лизу.- Девчонки впереди первыми вошли в небольшую аудиторию, с двумя окнами, выходящими на ремонтирующийся фасад универа.
   - Фу. - я увернулась от пробегающего студента, чей рюкзак подпрыгивал и бренчал. - Грядет революция.
   - Может, все не так плохо. - предложила Наташа, выбирая парту у окна. Преподавателя еще не было и мы переговариваясь скидывали вещи и доставали тетради. - Она хорошо представила свою программу и деканату она понравилась.- Подруга поспорила за место коротко сыграв "камень - ножницы-бумага", в которой Настя проиграла и вынуждена была сесть у стены. Алена протиснулась позади Насти на нашей парте, я еще стояла, роясь в поисках ручки.
   - Лучше бы Пупков президентом стал.
   - Пу-н-ков. - поправила Настя. - Садись уже!
   Вошла наш куратор, приветствуя. Прошла к своему столу и спросила:
   - Готовы к самостоятельной?
   - Балин! - прошептала Алена. - Я нифига не готовилась!- и зашуршала тетрадями.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"