Бородина Елена Алексеевна: другие произведения.

Загадки прошлого

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.41*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 1. Как нам нравится обeими руками цепляться за привычные вещи. Но иногда просто не получается быть как все. А, может быть, так оно и нужно? Порой одна встреча, один взгляд может сотворить чудо и помочь сбросить оковы повседневности. Только к лучшему ли будет погружение в мир, где выживает сильнейший?

  
  
  День - Ночь. Книга 1.
  Загадки прошлого.
  EleiN
  
  Эта книга - отражение одной жизни. Радостей и надежд, тревог и разочарований. Она о том, что жизнь - не прямая дорожка, а трудный извилистый путь, на котором овраги и канавы - обычное дело. О том, как важно знать, чего ты хочешь, можешь и должна делать, о том, что, если не прилагать усилий, ничего не изменится. Это книга о взрослении, осознании себя. Надеюсь, каждый сможет найти в ней что-то свое.
  
   Судьбой правит Его Величество Случай, а к Случаю приводит Судьба. Над Судьбой и Случаем стоит Решение. Мое или твое.
  Мы сами в ответе за все, что с нами происходит.
  
  День горит
  И он прекрасен.
  Но ночи зов
  Во тьме так ясен...
  
  Где же пройдет
  Твой путь земной?
  Не важно, где,
  Лишь бы со мной.
  
  Глава 1
  
  Впервые я столкнулась с необъяснимым, когда мне было семь лет.
  Тогда я еще верила в сказки.
  Шел снег. Серое небо, белая земля, темно-зеленые ели. Странно, что в памяти отчетливо сохраняются такие незначительные детали.
  Я была болезненным ребенком. В тот день мне, наконец-то, стало лучше, температура спала и, родители смогли спокойно пойти на работу. Я же, оставшись одна, упрямо решила пойти гулять. Одела теплый белый пуховик, дважды обмотала вокруг шеи длинный шарф с изображенными на нем бешеными коричневыми оленями, которые, как и я, не стояли на месте и порывались куда-то смыться. На голову натянула связанный мамой теплый берет с любимой заколкой в виде божьей коровки.
  Едва не грохнувшись на пол, я взобралась на высокий стул, который, пыхтя, как паровоз, дотащила из кухни, и добыла с полки в прихожей запасной ключ. Мой на время болезни забрали родители, но разве это когда-то могло меня остановить?
  Гулять по городку не хотелось - он маленький, совсем крохотный, от силы два десятка пересекающихся улиц. Слишком велика вероятность, встретить знакомых, которые никогда просто так не пройдут мимо, а вместо этого начнут упорно задавать вопросы, как будто их это касается: 'Почему не в школе? Почему гуляешь одна?' Почему? Куда? Зачем? Ужас.
  Поэтому я сразу отправилась в старый лес, почти вплотную примыкавший к городку и начинавшийся через несколько домов от нашего. Он был тут еще до первых построек, бессовестно выживших, оттеснивших деревья. Вряд ли им это понравилось. Удаляясь от городка, сосны, ели и березы мельчали, смешивались с упрямым ивняком и незаметно для глаза переходили в бескрайние болота. Вот уж где не стоило выгуливаться, но я и не туда направлялась.
  Было начало зимы, больших сугробов еще не намело и, я смело брела по давно знакомой тропинке, где за деревьями стоял дом моей мечты.
  По сути, там было несколько частных домов, стоящих на небольших расчищенных полянах среди старого леса, к югу мельчавшего и плавно погружавшегося в топкую трясину. Одни здания были почти достроены, другие - давно заброшены, они с каждым годом все больше ветшали, обваливались и осыпались горами кирпича, цемента и штукатурки. В одном-двух домах жили люди, в остальных же обитал только ветер. Все они были обычными - бесформенными квадратными строениями. Все, кроме одного.
  Я вышла на поляну, со всех сторон окруженную высокими темными соснами вперемешку с более яркими пятнами елей, и увидела его: высокие стены из белого кирпича поднимались до темной, покрытой черепицей крыши со скатами, стрельчатые окна без стекол и островерхие башенки с круговыми окошками словно устремлялись в небеса. Это был замок моего сказочного принца, любимое место для игр.
  Только в этот раз его одинокое очарование нарушала новенькая черная иномарка, припаркованная по правую руку от входа.
  Меня разобрало любопытство: кому могло прийти в голову, приехать в такую глушь? И зачем? Я даже не подумала, что это может быть опасно: маленькая девочка одна, в лесу, с незнакомцами. А стоило бы. Так ведь обычно и начинаются истории с нехорошим концом.
  Я стояла достаточно близко к дому, чтобы услышать доносящиеся из распахнутых парадных дверей голоса.
  - Я думаю, это как раз то, что нужно.
  Говорил приятный мужской голос где-то совсем близко от входа, а его слова эхом отозвались в пустом доме, гулко отразившись от голых стен. Ему что-то ответили, но речь прозвучала неразборчиво. Затем обладатель первого голоса вышел из дверей. Не знаю, как я это определила, но ни секунды не сомневалась, что так оно и есть.
  Парню на вид было лет двадцать-двадцать два. Мне он показался огромным. Хотя, при моем метре с кепкой любой взрослый был похож на шкаф. Несмотря на довольно прохладную погоду, он был одет в легкие серые брюки и тонкий свитер ручной вязки, не скрывавший отлично развитой мускулатуры, в руке он сжимал кожаный пиджак, в котором вроде бы и не нуждался. Его темно-коричневые, почти черные, волосы выделялись на фоне белого снега, а на улице на них мгновенно налипли снежинки. Он уверенным шагом прошел от двери и осмотрел площадку справа от дома.
  - Здесь можно сделать подземный гараж, а в том крыле разбить оранжерею, - не повышая голоса, произнес он, будто знал, что и без того будет услышан.
  При этом парень сделал несколько шагов в мою сторону и вдруг резко обернулся, посмотрев прямо на меня.
  Я была поражена красотой его лица: бледная кожа, изумрудно-зеленые глаза, прямой нос, упрямый подбородок, высокий лоб, твердо сжатые губы. И против всякой логики и голоса разума улыбнулась.
  - Здравствуйте, я Диана.
  Его глаза как будто посветлели, отражая удивление. Он сделал еще два шага в мою сторону, склонил голову и с полуулыбкой произнес:
  - Здравствуйте, маленькая леди. Как вы здесь оказались?
  - Гуляла. И я уже не маленькая.
  - А ваши родители не будут волноваться?
  Я твердо сказала: 'Нет'. Это ведь была не ложь, родители не могли волноваться, так как о чем не знаешь, о том и не волнуешься, ведь так? Наверное.
  Его голос завораживал, и я не чувствовала никакой опасности. Совсем наоборот, захотелось коснуться его, чтобы убедиться, что он реален и не развеется с порывом ветра. Так необычно. Именно таким я и представляла своего принца, ни больше, ни меньше. Дед Мороз существует? Неужели это мой подарок на Новый год? Мечта во плоти.
  - Вы ангел? - на всякий случай спросила я.
  - Нет, ни в коем случае. - Кривая усмешка отразилась на идеальном лице.
  - Значит вы принц и это ваш сказочный замок, - уверенно сказала я. - А принцесса у вас есть?
  Он покачал головой. Я решила, что ответ нет.
  - Значит вы - мой принц! - радостно подвела я итог разговора.
  Он молча, потрясенно смотрел на меня и неуверенно улыбался, словно не знал, что со мной делать.
  Тут из дома снова раздались тихие голоса, а через секунду показались две сказочно красивые девушки. Они двигались с грацией газелей, почти не оставляя следов на снегу.
  - Вот поэтому тебе и не следовало ехать с нами. Ты избалована. Наши запасы и без того ограничены, а если ты будешь так остро реагировать на всякую чепуху, то самой себе сделаешь хуже. А заодно и нас подставишь, - недовольно произнес кристально чистый голосок девушки повыше ростом со смуглой кожей и коротко остриженными темными вьющимися волосами. Она была одета, словно для рок-концерта, в черную кожу с металлическими вставками везде, где нашлось для них место.
  - Я только сказала, что тут невозможно жить в таких условиях. Да еще этот снег. Даже на Аляске было лучше.
  Другая девушка выглядела младше, она была очень бледна - так же, как и тот, с кем я только что говорила. Обрамлявшие кукольное личико длинные рыжеватые кудряшки, золотистым водопадом ниспадали на капюшон идеально белой шубки до колен. Ее светло-карие с золотистыми же крапинками глаза с высокомерным презрением смотрели на мой мир - снег и деревья, которые я так любила. Она мне не понравилась.
  - Лео...
  Тут они заметили меня.
  - Лео, кто это? - с неподдельным интересом спросила девушка постарше. Она с легкостью запрыгнула, а потом уселась на капот иномарки и одним взмахом руки смахнула с него снег, которым наградила машину ближайшая еловая ветка.
  Темноволосый красавец развел руками и как бы невзначай встал передо мной, укрывая от взглядов девушек.
  - Просто девочка...
  Меня эти слова почему-то больно задели. Я решительно шагнула вперед, чтобы представиться и поздороваться, но тут резкий порыв ветра взметнул в воздух снег и, растрепав выбившиеся из-под моего берета кудри, промчался от нас в сторону девушек.
  Лео и его спутницы внезапно замерли словно статуи, как будто кто-то отключил у них функцию движения. Они почти беззвучно втянули воздух, а потом как по команде медленно повернулись ко мне.
  На моих глазах мечта превращалась в кошмарное видение.
  Эти люди вдруг побледнели еще сильнее, глаза всех троих превратились в ярко-красные озера, а губы на фоне почти белой кожи стали ярче.
  Но даже в подобном облике они были великолепны. Пугающая, непостижимая, завораживающая красота. Их взгляды словно приковали меня к месту, потрясенная до глубины души я не смела пошевелиться. Казалось, одно движение, один вздох и натянутая до предела струна порвется.
  Младшая девушка жадно облизнула, будто нарисованные алой помадой на фарфоре, четко очерченные губы, и скривила их в кровожадной усмешке. При этом из ее рта показались жуткие клыки, а в замороженном, неподвижном взгляде появилось неприкрытое, алчное желание убить, растерзать меня. Я вздрогнула в тихом ужасе.
  Так мы и стояли бы, если б не новый, еще более сильный порыв ветра, безжалостно сорвавший берет с моей головы.
  Все смешалось в снежном водовороте. Прежде чем потерять сознание, я увидела, как та самая девушка жадно протягивает ко мне свои руки. Миг - и она рядом, ее ледяные полупрозрачные пальцы с ярко-красными ногтями на моей щеке, безумные рубиновые глаза смотрят мне в лицо, белые острые клыки все ближе и ближе...
  Новый порыв ветра, темные волосы падают мне на лицо, не мои, такие мягкие... Красные глаза парня, смотрящие на меня с беспокойством, звуки борьбы и жуткие крики, пронзающие воздух за его спиной...
  Темнота, удушаюшая темнота и красные глаза... темнота.
  
  Очнулась я уже в больнице. Достоверные признаки: отчаянно белый, местами потрескавшийся потолок, высокая капельница, медленно и уныло изливающая в меня какую-то неведомую жидкость, непреходящий запах дезинфекции и озабоченные чем-то люди в белых халатах. Трудно не узнать. Но держать глаза открытыми было неприятно - с потолка лился слишком яркий свет, поэтому я их закрыла.
  Родители где-то неподалеку, за пределами зоны видимости, взволнованно расспрашивали доктора о том, что случилось, а тот терпеливо объяснял, что все будет хорошо и опасность миновала. Звучало обнадеживающе.
  Потом пожилая медсестра в чересчур длинном белом халате сделала мне укол. Обычно я боялась иголок и отчаянно сопротивлялась, но сейчас у меня не было сил.
  Проснувшись на следующий день, я все помнила как в тумане.
  Я осторожно приоткрыла глаза - поначалу свет слепил. Потом, проморгавшись, увидела рядом с собой маму, сжимавшую в руках измятый носовой платок. Она сидела на плоском деревянном стуле, почти вплотную к кровати.
   - Мама... - Пересохшие губы слушались с трудом, голос звучал глухо.
   - Диана! - Она смахнула слезу с ресницы и порывисто обняла меня, чуть не задев при этом капельницу. - Обещай мне больше не делать так, обещай мне! Мы с папой чуть с ума не сошли от страха!
  Ее большие глаза цвета зеленого яблока, такие же, как и у меня, снова наполнились слезами, которых она не замечала.
  - Обещаю.
  Мне действительно было стыдно за свою опрометчивость. Теперь-то я ясно понимала, что не стоило так рано выходить на улицу. Непонятно, какая муха меня укусила.
  - А где папа?
  - Спит.
  Мама кивнула на стол у окна. Там, положив руки под голову, спал отец. Должно быть, он опять всю ночь ходил из угла в угол, как делал всякий раз, когда волновался. Он выглядел утомленным, под глазами залегли темные круги, на рукаве свитера красовалось свежее пятно от кофе, а квадратные очки в тонкой оправе съехали на лоб.
  - Простите...
  Мне захотелось провалиться сквозь землю, как вдруг я вспомнила нечто очень важное и резко приподнялась, отчего голова пошла кругом.
  - А где Лео?
  - Лео? Какой Лео? - с подозрением спросила мама.
  Я потрясла головой, но сразу остановилась, ощутив, как в висках заструилась тупая боль.
  - Так что же случилось? Я плохо помню...
  - Ты зачем-то пошла гулять, видимо не заметила, как снова поднялась температура. Началась метель. Тебя нашел молодой человек, замерзающей на скамейке в парке, и принес в больницу. Ты всю ночь была в бреду.
  - В парке?.. И где он?
  - Сразу же ушел. Ты его знаешь?
  - Нет, не думаю, - разочарованно прошептала я, снова опускаясь на подушку. - Значит бредила. Это многое объясняет.
  В тот миг мое сердце сжалось от невыносимой грусти и сожаления. Неужели он существует только в моих мечтах? Шутка воображения. Так жестоко, потерять его, даже не находя. Подумать только, мне было жаль, даже, несмотря на то, что если б он был реален, то оказался бы монстром...
  Слеза собралась в уголке глаза, потом медленно, оставляя на щеке мокрую холодную дорожку, скатилась вниз и утонула в подушке.
  
  С тех пор не раз в кошмарах я видела существо с рубиновыми глазами и острыми белыми клыками, я не знала, кто это был, но он наводил на меня первобытный ужас и одновременно притягивал, как магнит. Я стала бояться темноты, хотя и не переставала твердить себе, что все это выдумки. Сказки я больше не читала.
  Когда меня выписали из больницы, чемоданы уже были собраны, а рабочие методично загружали картонные ящики и покрытую чехлами мебель в большой грузовик. Отец получил работу в Англии, в Лондоне, и мы переезжали. Я так и не смогла сходить к моему замку и попрощаться.
  
  
  Глава 2
  
  Громкий стук в дверь вывел меня из серого забытья.
  - Диана! Вставай! В школу опоздаешь!
  Судя по тону, тетя Агата уже была чем-то раздражена, впрочем, как и остальные семь дней на неделе.
  Я потянулась под одеялом. Опять этот сон с завораживающими красными глазами, только ярче, реалистичней, чем обычно. Я была совершенно одна среди холода и тлена, в непроглядном тумане, и некому было защитить меня от ужасных белых клыков за кроваво-красными губами.
  Из-за этого сна я так и не смогла выспаться, задремав только под утро, когда небо начало светлеть, развеяв таинственную и оттого пугающую темноту комнаты.
  И вот опять пора вставать. Чего бы я только не отдала за возможность понежиться под одеялом, но горький опыт подсказывал, что тетя Агата не отличается особым терпением. Лучше подняться самой, чем ждать, пока она вытряхнет тебя из теплой постели и, испепеляя взглядом и бухтя, будет стоять над душой, пока ты не оденешься, не соберешься и не отчалишь в школу.
  Уже месяц как я жила на попечении моего дяди Виктора - старшего сводного брата матери, но никак не могла привыкнуть. Просыпаясь ночью от очередного кошмара, я не переставала ждать, что теплые, заботливые мамины руки обнимут меня и успокоят, а папа, как всегда, утром нальет мне любимый сладкий кофе со сливками и, поправляя постоянно съезжающие с носа очки, начнет доказывать, насколько необоснованны и невероятны ночные страхи.
  Но их больше нет, один нетрезвый водитель, визг тормозов, шок, реанимация.
  Мечты. У меня нет ни времени, ни желания заниматься этим. Внутри меня была огромная, необъятная, зияющая бездонной чернотой пустота, снаружи покрытая толстой коркой безразличия. Мне хотелось только одного - чтобы меня оставили в покое, а еще хоть немного тишины...
  Потянувшись в последний раз, я встала, наскоро умылась, не глядя в зеркало, пригладила отросшую, вьющуюся гриву волос, покидала в рюкзак учебники, тетради и ручки. Затем натянула старые вылинявшие джинсы, простую синюю рубашку и прошла на кухню.
  Дядя Виктор - невысокий, полный человечек с редеющими на макушке волосами, все лицо которого как будто излучало доброту - он всегда относился ко мне как к родной дочери - уже ушел на работу.
  После гибели родителей именно его назначили моим опекуном. Других родственников у меня не было.
  Пришлось второпях покидать просторную двухэтажную лондонскую квартиру и лететь в Россию. Теперь я жила в трехкомнатной квартире на третьем этаже обычной пятиэтажки, расположенной на окраине маленького городка с населением около тридцати тысяч человек с дядей, его женой и дочерью. А именно в маленькой комнатке с яркой наклейкой на двери: 'Без стука не входить - током треснет!' Раньше там были личные покои моей двоюродной сестры, и располагалось мощное стерео с навороченным компьютером, переехавшее после моего приезда в Лизину и без того забитую всяким хламом комнату. К слову, ее это не обрадовало.
  На самом деле, у них было четыре комнаты: маленькая, где поместили меня, гостиная и еще одна большая комната, которую железобетонной перегородкой разделили на Лизину спальню и комнату дяди с тетей.
  В этой же квартире жила моя семья до переезда в Англию: уезжая, отец оставил ее Виктору, который с радостью перебрался туда из своей 'однушки'.
  На обычной маленькой кухне, где места для семьи за обеденным столом советские архитекторы не могли даже предположить (разве можно при нашей-то экономике еще и на еду время тратить?!), тетя Агата - маленькая пухлая женщина с неизменными кудряшками, которые она ежедневно накручивала на розовые бигуди, и в незаменимом халатике в мелкий цветочек, - с увлеченным интересом читала сплетни в местной газете.
  Я еще в детстве поняла одну простую истину: небольшие города опасны не сумасшедшим дорожным движением и организованной преступностью, а именно вечно глазеющими на вас сплетницами. Еще солнце не встанет, а они уже на ногах или на скамейках во дворах, блюдут вас почище каких-то там папарацци. Они знают все и обо всех, и даже то, чего эти все сами про себя не знают.
  И уж как я ни старалась, всегда попадала в объектив их 'камер', а уж сочувствие по поводу моей утраты они любили выражать аж со слезами на глазах, от которых мне становилось тошно. Я знала, что за спиной они называли меня пацанкой - прозвищем, которое они же дали мне еще в детстве.
  На соседнем стуле, допивая чай с лимоном, с решительным выражением лица сидела моя двоюродная сестра Лиза. Миловидная невысокая блондинка со стройной фигурой, ровным искусственным загаром и прекрасно уложенными волосами, одна из самых популярных девушек в школе.
  С первого дня она относилась ко мне как к досадному недоразумению: еще бы, приехала английская королева и заняла родную комнату, хотя открыто при родителях враждебности не проявляла. К моему ежедневному сожалению, мы с ней были ровесницами и учились в одном классе.
  Я уже научилась читать по ее лицу: сейчас она надеялась что-то выпросить, и ее точеный подбородок был упрямо вздернут - пока своего не добьется, не отстанет.
  - Ма-ам, сегодня у Юльки Киртоновой день рождения, - как бы невзначай протянула моя двоюродная сестра.
  - Мм?
  - Мне ОЧЕНЬ нужны будут деньги на подарок, - настойчивым тоном сказала Лиза.
  - Возьми на холодильнике, дай немного сестре на обед. Не опоздайте.
  Наверное, в газете были действительно увлекательные вести, раз все прошло так гладко. Кто-нибудь женился, да не просто так, а по 'залету', или в салате из продуктового магазина, наконец-то, обнаружили ползучие формы жизни, или гуманоиды в очередной раз атаковали подвыпившего дядю Степу. Да, мало ли чего в жизни может произойти.
  С подчеркнутым изяществом Лиза смахнула деньги с холодильника и прошествовала в узкую прихожую, где с трудом умещался ряд деревянных вешалок для верхней одежды и двухъярусная подставка для обуви. Людям оставалось только крайне осторожно, особо не поворачиваясь, одеваться, стараясь ничего не уронить и перемещаться строго по одному...Гуськом.
  Проходя мимо тети, я мельком заглянула в ее секретные материалы. Сегодня сестрице повезло - ночью задавили чьего-то кота, и у тети не было времени на внушение нам личного жизненного опыта, надо было поскорее прочитать газету, а потом бежать выражать сочувствие семье погибшего и обсуждать пышные похороны усатого животного. Я никогда этого не понимала: хоть мне и было жаль котейку, зачем же до таких крайностей доходить?
  И все же, это было неплохо - сегодня почти никого дома не будет, а дядя Виктор не из тех, кто любит докучать. И это отлично - теперь можно целый вечер жить по-человечески, не вскакивая после каждого звонка в дверь: Лиза не любила быть в одиночестве, поэтому ежедневно приглашала к себе не меньше двух подруг. Они слушали стерео, визжали над фотографиями знаменитостей в журналах, громко спорили о любимых звездах. Наверное, у большинства девушек это в порядке вещей. Не знаю.
  Я сделала бутерброд, так и не заметив с чем, едва жуя, проглотила его, запила холодной водой и кинулась одевать кроссовки.
  На крыльцо мы с сестренкой вышли вместе.
  - Вот, возьми, - надменно пропела Лиза, протягивая мне десятку. - Ты же понимаешь, мне больше надо, еще подарок покупать и платье...
  Я пожала плечами, молча взяла бумажку и пошла к школе, спорить не хотелось.
  
  Было начало октября. Тусклый солнечный свет отражался в десятках луж, бросал светлые блики на ковер опавших разноцветных листьев, которые, как ни старались, не успевали убирать дворники. Пахло сыростью и пожухшей травой.
  Весь путь до школы занял ровно пять минут. Еще несколько секунд понадобилось, чтобы подняться по скользким замерзшим ступеням, сдать куртку в раздевалку и подняться на второй этаж в кабинет русского языка и литературы.
  Я не смотрела по сторонам и ничего не замечала. Но это никого не удивило.
  С самого первого дня в этой школе я была такой. Поначалу для окружающих я стала настоящей новостью: в маленький городок приехала англичанка! Великолепно!
  Мне было все равно. Все чувства и переживания умерли там, в далекой современной реанимации с новейшим жужжащим оборудованием, одновременно с родителями.
  Ни слез, ни истерик. Тишина. Только сердце все еще билось.
  Теперь мои темные кудри всегда были в беспорядке, лондонские вещи так и лежали в чемоданах, хватало простых джинсов и пары рубашек. В общем, я оказалась довольно скучной, заурядной, не желала ни с кем разговаривать и меня сторонились или старались попросту не замечать. Что и меня вполне устраивало.
  Я тихо прошла в класс и уселась за заднюю парту у окна. До урока оставалось еще достаточно времени, поэтому я спокойно улеглась на скрещенные на парте руки и постаралась отрешиться от гомона.
  - Диана Андерсен! - Строгий знакомый голос, слишком громко.
  - Мм... - Я попыталась отмахнуться руками, но при этом тяжело ударилась лбом о парту, отчего окончательно проснулась.
  Раздался смех. Не вполне понимая, что происходит, я подняла взгляд от парты. Рядом со мной с длинной деревянной указкой в руках стоял преподаватель, собственной персоной. С минуту я ошеломленно смотрела на него, пока до меня, наконец, не дошло, отчего на его обычно скудном на эмоции лице написана такая досада и злость...
  - Ой! - вырвалось у меня, а сбоку снова раздались сдавленные смешки. Я же резко поднялась, чуть не уронив на пол свой стул. - Извините, Евгений Петрович.
  - Хм, ладно, садитесь. - Он медленно отошел к своему столу.
  Вот черт! Этот уж точно найдет способ и припомнит мне... 'Васа - добре! Васа будет мстить!' Ну, хотя бы не заставил торчать стоя посреди класса и повторять за ним каждую реплику.
  Со вздохом облегчения я села на родной стул, только после этого заметив незнакомого парня в темных очках, который величественно выпрямившись во весь свой немалый рост, стоял у доски и чего-то ждал.
  Он был намного выше среднего роста, прекрасно сложен: отлично развитая мускулатура при кажущейся стройности, яркие темно-коричневые волосы, бледная кожа, высокий лоб, четкая линия губ. Безупречно сидевшие черный пиджак и джинсы лишь подчеркивали его элегантность.
  Впервые что-то в этой школе меня заинтересовало - я всегда была неравнодушна к красоте. К тому же было в нем что-то неуловимо знакомое, давно погребенное в глубинах памяти, но вызывающее явное ощущение дежавю и грусть.
  - У нас новый ученик, - Евгений Петрович заглянул в журнал, его брови невольно поползли вверх, - Леонардо Стюарт. Какая редкая и древняя фамилия, - заметил он негромко и продолжил. - Он совсем недавно переехал сюда вместе с семьей, поэтому прошу вас помочь ему освоиться.
  Когда прозвучало его имя, парень слегка склонил голову, приветствуя всех. Ровно настолько, чтобы быть слегка учтивым, и ни капельки не преклоняясь - отточенное, тщательно рассчитанное действие. Чтобы так поклониться нужно либо повторить движение раз сто, либо обладать врожденным чувством собственного достоинства...
  Я посмотрела на класс: не было слышно обычных смешков, перешептывания и насмешек, на минуту воцарилась благоговейная тишина, словно на глазах у всех нас произошло чудо. Кто-то тихо присвистнул.
  - Ваше место...садитесь туда. - Преподаватель указал на единственное свободное место рядом со мной. Никто не хотел сидеть рядом с моей безмолвной статуей, что до сих пор вполне устраивало и меня тоже. Готова поспорить, что половина девчонок класса при таком заявлении испепелила меня взглядом - не к добру.
  Мда, трудности только начинаются.
  - Заодно проследите, чтобы ваша соседка не спала за учебником.
  Я мигом забрала рюкзак с соседнего стула и внутренне сжалась. Уверенной походкой, что при таком росте смотрелось более чем впечатляюще, он прошел между парт и сел на указанное место.
  - И снимите очки, пожалуйста, у нас это не принято.
  - Простите. - Даже голос у него был, как будто специально создан под стать его внешности.
  Парень явно смутился, ловким движением снял темные очки и кинул на стол перед собой.
  - Итак, первым делом хочу напомнить, что в этом году вас ждут очень сложные экзамены...
  Это было первым делом всех учителей в этом году, первым на каждый день, на каждый час, на каждом уроке. Врятли он скажет что-нибудь новое.
  Я перестала его слушать и полностью сосредоточилась на том, чтобы не повернуть голову и не посмотреть на нового соседа по парте. Это с головой выдало бы мое любопытство, а оно и в самом деле только росло. Кто он такой? Почему кажется таким знакомым? Что вообще со мной творится?.. И какого цвета оказались его глаза под этими очками?
  Я одновременно до умопомрачения желала и до ужаса боялась посмотреть ему в лицо. И мне это совсем не нравилось.
  К тому же та крепкая стена отчуждения, которой я себя окружила, трещала по всем швам и, кто знает, что ждет меня за этой хрупкой оболочкой. Что этот парень сделал со мной всего за несколько минут?! Мне нужно было во что бы то ни стало успокоиться и начать рассуждать здраво... Но как?
  Сначала я сосредоточилась на своих пальцах: длинные, бледные, наверное, такие же бледные, как и у моего соседа... На них - коротко подстриженные аккуратные ногти без следов лака. Изучив каждый ноготь и отпечаток пальца в отдельности, словно это было самым занимательным делом в мире, и почти разочаровавшись, что не нашла изъяна, который мог бы зацепить мое внимание еще минут на двадцать, я перевела взгляд на окно.
  О, вот и спасение: паучок ползет по занавеске. Отлично. Он был совсем крохотный, с маленькими, крепкими лапками и серой спинкой, но такой же упорный и деловой, как страховой агент. До звонка он успел добраться до потрескавшейся деревянной рамы и даже начал плести паутинку.
  Я услышала неравномерное, прерываемое криками и взрывами хохота, гудение класса, нервный девчачий смех, и периферическим зрением заметила, как кто-то приблизился к нашей парте.
  - Привет, Леонардо, я Лиза, Лиза Иванова.
  Моя сестра скромностью никогда не отличалась. И как же мне не повезло учиться с ней в одном классе?! Я прислушалась, по-прежнему, не поворачивая головы.
  - Привет.
  Голос парня звучал вежливо, но недовольно, ему явно не нравился такой интерес.
  Всегда удивлялась, как люди могут не чувствовать такие вещи?
  Кстати, у него оказался такой приятный низкий голос, от которого мурашки ползут по коже. Услышав такой однажды, хочется слышать его еще и еще...
  Стоп. Не думать о нем. Ни о чем не думать. Нельзя. Паучок, мой спаситель, закрепляет пятую нить...
  - А откуда ты приехал?
  Так и есть, она не поняла.
  - Америка, Бостон.
  - Ва-ау, я всегда мечтала там побывать! Хотелось бы увидеть настоящие пальмы.
  - Климат там скорее похож на здешний, только ниже нуля температура не опускается.
  Хоть он и не сказал прямо, но теперь даже Лиза догадалась, что ведет себя как дурочка. Ехидный шепот девчонок подтвердил ее догадку. Я буквально видела, как она скрывает свой гнев за приторно-сладкой улыбкой. К счастью, как раз прозвенел звонок на урок.
  - Ладно, я пошла, потом еще поболтаем. Не повезло тебе сидеть с этой странной.
  Ну да, стоило предвидеть, на кого выльется ее злоба, но мне не привыкать. Даже странно, но у меня как будто выработался резист на сестрицины колкости. Да и какая разница? Она просто сотрясает воздух.
  Урок прошел тихо, я даже немного успокоилась. Паучок прилежно работал и отвлекал на себя все мое внимание. Молодчина. Может, стоило поймать ему жирную муху в благодарность?
  И, тем не менее, я каждой клеточкой своего тела ощущала присутствие этого парня рядом с собой. Никогда раньше со мной такого не было. Словно он магнит, а я железная монетка, которой приходилось прилагать все усилия, чтобы не поддаться притяжению.
  Прозвенел звонок на обеденный перерыв, мой сосед неспешно встал и вышел из класса. Я же, наконец, вздохнула с облегчением.
  - Ты как? В порядке? - обеспокоенно спросил Миша Аронин, он всегда сидел передо мной и, время от времени делал безуспешные попытки меня разговорить.
  По его тону стало ясно, что я выгляжу намного страннее обычного.
  - Все норм. Надо пойти попить чего-нибудь.
  В горле действительно пересохло.
  - Я с тобой.
  Я пожала плечами.
  - Как хочешь.
  К счастью, в коридоре его окликнули знакомые, на чей зов он умчался, поспешно прошептав мне - 'Я сейчас'. Невольно подумалось, что лучше бы, правда, на час позвали. Я хотела побыть в одиночестве, сейчас мне это было просто необходимо.
  Где я его видела раньше? Ведь точно же видела. Этот короткий исполненный достоинства поклон. Уверенная походка пантеры. Небрежные, но точные жесты... Возможно, он был одной из моделей в художественной школе, которую я посещала в Лондоне?.. Нет. Определенно, нет. Но тогда где? Казалось, ответ лежит на самой поверхности, но мне никак не удается его ухватить.
  Я брела по школе, полностью погрузившись в себя и ничего не замечая, словно ежик в тумане.
  На свою десятку я купила апельсиновый сок и задумчиво шла между рядами столов в поисках свободного стула, подальше от шепчущихся девчонок. На сегодня у них будет лишь одна тема для разговоров, и она мне не нравилась. Да если бы и нравилась, я слишком долго была под прицелом, чтобы самой перемывать кому-то кости.
  На место обычного безразличия пришла рассеянность. Я шла вперед, не глядя перед собой, пока не наткнулась плечом на жестяной поднос, чуть не пролив на пол свой сок.
  - Ой, извините, - пробормотала я, машинально поставив стакан на ближайший стол и потирая ушибленное место.
  - Все в порядке.
  Этот голос! Сердце пропустило удар. Его можно было узнать из тысячи. Невольно я вздрогнула и подняла глаза. Он. Тот парень. Его глубокие зеленые глаза, - они зеленые...- казалось, видели меня насквозь.
  Но что поразило меня еще больше, так это его спутницы. Миниатюрная кареглазая рыжеватая блондинка с длинными роскошными волосами и осиной талией шла справа, взяв его под руку, почти повиснув на ней. Она прижималась к своему спутнику и с опаской поглядывала по сторонам. На ней был короткий черный сарафан, из-под которого на шее пышным бантом выглядывали кружева белой рубашки, а доходившие до середины плеча, рукава также заканчивались кружевами. На ногах у нее были белые чулки до колен и черные кожаные туфельки на низком каблуке. Ни дать, ни взять примерная девочка, этакая перепуганная дюймовочка. Но даже страх не мог скрыть ее высокомерие.
  На меня она взглянула с таким пренебрежением, что мне невольно стало стыдно за старые джинсы и растрепанные волосы. Но уж простите, какая есть.
  Вторая девушка была повыше ростом с оливковой кожей, шапкой упрямых темных кудряшек подстриженных чуть выше плеча и слегка вздернутым носиком, а темные почти черного оттенка глаза, уголки которых чуть приподнимались к вискам, оттеняли длинные ресницы. В одежде она предпочитала более свободный стиль: в меру обтягивающие черные джинсы и малиновую футболку с черно-белой надписью: 'И это все мое' на выдающейся груди. На ее шее и правом запястье было надето нечто из переплетенных темно-коричневых ремешков и металлических пластинок.
  В целом она выглядела куда более раскованно и независимо, чем болонка. То есть, блондинка. Благодаря ярко блестящим от интереса и, казалось, подмечающим любую мелочь, глазам, создавалось ощущение, что ее интересует буквально все вокруг, и даже моя скромная персона.
  И тут что-то щёлкнуло в мозгу, туман рассеялся, и в памяти всплыла картинка: темный лес, падает снег, зеленоглазый принц и его загадочные спутницы, красные глаза, клыки. Горло будто сдавило тисками, я задыхалась от ужаса...
  Как?! Откуда?.. Не может быть... Ведь это был сон, только сон...
  - Кто вы? - против воли хриплым шепотом спросила я.
  Видимо мои чувства отразились на лице, потому что Леонардо угрожающе нахмурился, как будто предупреждая неосторожные слова готовые сорваться у меня с языка, и, почти не раскрывая губ, грубовато произнес:
  - Мы одноклассники, ты забыла?
  Мой взгляд упал на девушку, вцепившуюся в его руку, то, что я прочла в ее глазах...
  Она наклонилась в мою сторону и на какой-то миг ее лицо, прикрытое по бокам роскошными кудрями, исказилось звериной маской - словно она хотела растерзать меня, а алые блики в ее радужке говорили красноречивее всяких слов. Это выражение исчезло даже раньше, чем я успела моргнуть, не думаю, что еще хоть кто-то успел его заметить... И оно стало последней каплей.
  - Д-да, все так, так...- Мой шепот неловко прерывался, я начала медленно отступать спиной вперед, потом повернулась и бросилась наутек.
  Не замечая возмущенных окриков учителей, я вихрем пролетела по коридорам и, перепрыгивая разом через две ступеньки, спустилась к входу в раздевалку, даже не пытаясь бороться с единственным желанием как можно скорее скрыться из поля зрения этих... существ?..
  Там под лестницей была ниша. Давным-давно, еще в начальной школе, я нашла ее, сделав своим тайным убежищем и залогом победы в 'прятках'.
  Забившись туда, как в норку, я несколько бесконечных минут пыталась прийти в себя и успокоить совершавшее марафон сердце. Но, даже находясь на грани истерики, мой разум понимал, что сейчас не время давать волю чувствам.
  Лица, разбередившие детские воспоминания все так же стояли перед моим мысленным взором. Они здесь. Совсем рядом. Такие совершенные, таинственные и пугающие... Что они здесь делают? Почему именно сейчас? Хотелось бросить все, бежать домой, открыть копилку и купить билет на ближайший рейс, чем дальше, тем лучше. И будь что будет.
  Тише, глубокий вдох, выдох. Нужно успокоиться и посмотреть на вещи реально.
  До сих пор я думала, что все случившееся тогда было лихорадочным бредом, детской мечтой, которой беспокойный сон придал оттенок кошмара. Но что, если я и вправду встречалась с ним и его подругами? В парке, к примеру. А потом потеряла сознание, и все остальное дорисовала больная фантазия?
  Объяснение показалось таким простым, правдоподобным и успокаивающим, что у меня вырвался вздох облегчения. Теперь моя реакция на встречу в столовой показалась мне невероятно глупой, этот побег... Что они обо мне подумают?..
  Но как тогда объяснить их возраст? Ведь с момента предыдущей встречи все трое не повзрослели ни на год, ничуть не изменились, как будто само время было не властно над ними. Тоже воображение? Почему бы и нет? Теперь я ни в чем не была уверена. Одно я знала точно - что бы я сейчас не предприняла, все будет чистым сумасшествием, решения нужно принимать с ясной головой.
  Я еще раз медленно, глубоко вдохнула и выдохнула. Вцепившиеся в колени руки уже почти перестали дрожать, паника отступала. Леонардо. Лео, теперь я ясно вспомнила имя,... мой принц? Ха. Сейчас это звучало так глупо, совершенно по-детски.
  Я нашла в себе силы горько усмехнуться. Теперь он даже не посмотрит в мою сторону: сумасшедшая, которая даже не следит за собой.
  К тому же прошло много лет, он и не вспомнит бесстрашную маленькую девочку, начитавшуюся сказок. Роковая встреча произошла так давно, что в этом не будет ничего удивительного. Я не забыла, как он шел под руку с маленькой красавицей. Они - отличная пара, у меня нет ни шанса.
  Тут я поймала себя на мысли, что только что абсолютно серьезно убеждала себя, что эти загадочные люди привиделись мне в моем собственном бреду, а сама тем временем полностью уверена, что все было именно так, как я помню... Да еще и думаю об этом жутком парне в таком плане... Вот и разберись тут в противоречиях своей души. Те еще потемки.
  Я помаленьку расслабилась. Решение принято: я не стану сбегать и прятаться - при свете дня и стольких свидетелях бояться нечего, поэтому я просто притворюсь, что ничего не было и понаблюдаю за странной компанией. Рано или поздно, они себя проявят, а нет - так я найду другой способ вывести их на чистую воду... Или уверюсь в бесплодности детских страхов, смирюсь с поражением и буду и дальше существовать в скучном человеческом мире.
  Тут в относительной тишине раздевалки раздались легкие шаги на лестнице как раз над моей головой, затем - тихие голоса. Нет, судьба явно играла нечисто: говорили Леонардо и девушки.
  Подтянув к себе ноги, я прижалась ближе к стене и прислушалась.
  - Адель, зачем ты это сделала?
  Парень был зол. Но его голос не могла испортить даже злость.
  - Ты и сам знаешь зачем.
  Высокий чистый голосок с надменными нотками.
  - Ты видел, как она на нас смотрела? Вдруг она из тех глупых назойливых ясновидящих? Если я немножко и усилила ее страх, то это нам только на пользу.
  - Просто обещай, что такое больше не повторится. Особенно по отношению к ней.
  - Хорошо, - выдавила она с явной неохотой. - Раз она так тебя зацепила, пожалуйста.
  Она презрительно фыркнула, ясно давая понять, что не считает меня достойной соперницей.
  - Она сидит радом со мной, - терпеливо объяснил парень. - Я не желаю с ней разбираться из-за твоих глупых игр.
  - Не знаю... - задумчиво произнесла вторая девушка. - Я слышала, как ее называли странной и ненормальной. - В ее голосе не слышалось осуждения или презрения, за что я ее про себя поблагодарила. - Даже если она расскажет о нас, ей никто не поверит. Вам обоим стоит успокоиться, если вы не хотите неприятностей в первый же день.
  - Ты права, как всегда, - признал Лео. - Пора расходиться по классам, скоро звонок.
  Ненормальная... только потому, что меня не интересует глупая болтовня о шмотках, макияже и парнях или потому, что пришлось отшить пару надоедливых ухажеров?
  Я сама не заметила, как обида сменила страх.
  - Я точно скоро сойду с ума! - Мне надо было поговорить хотя бы с самой собой, чтобы окончательно не выпасть из реальности. Может быть, говоря о ненормальности, они были не так уж далеки от истины?
  Как будто подтверждая мои слова, прогремел звонок на урок.
  - Черт! Опаздываю!
  
  
  Глава 3
  
  Я влетела в двери класса, задыхаясь, как после стометровки, и от всей души надеясь, что Евгений Петрович еще не добрался до класса из учительской.
  Как бы ни так! Весь этот день с самого начала был повернут с ног на голову и, глупо было надеяться, что продолжение будет лучше.
  По взгляду преподавателя я поняла, что лимит его терпения на сегодня исчерпан, и все же спросила:
  - Можно войти?
  - Можно.
  От его строгости хотелось спрятаться обратно за дверь.
  - Только к доске, напишите диктант за весь класс и мы с удовольствием разберем ваши ошибки.
  От сердца отлегло. Минут десять он диктовал, а мел в моих руках поскрипывал по доске. Спиной я чувствовала настороженный взгляд Леонардо, смешки одноклассников, но мне было не привыкать. Гораздо проще игнорировать глупые шутки, чем обращать на них внимание.
  В конце концов, ни одной ошибки Евгений Петрович так и не нашел - с русским и английским языками трудностей у меня никогда не было, - но все же заставил разъяснить написание каждого спорного места. Под конец разбора у меня даже в горле пересохло - давно не приходилось говорить так много.
  На пути к своему месту, месту пытки, я заметила презрительно поджатые губы Лизы, да поднятый большой палец и довольный шепот Миши:
  - Ты его сделала.
  Леонардо встретил меня насмешливым взглядом, от которого мурашки пошли по коже, изящно встал и подвинул свой стул, чтобы я могла пройти на свое место. Конечно, ему же не стоило беспокоиться из-за поведения сумасшедшей.
  Я, стараясь не касаться опасного соседа, пролезла на свое место и, сев подальше от него, достала нужный учебник и тетрадь и поискала глазами своего лучшего друга - паучка. Вот уж кто не терял времени даром - паутинка была наполовину готова, теперь оставалось надеяться, что его деятельности хватит еще на два урока. Потом нас ждет алгебра, и кто знает, вдруг Леонардо решит пересесть, к Лизе, например. Уж она-то найдет, чем его занять долгими уроками, а, может, даже и вечерами.
  При этой мысли я вдруг ощутила укол ревности - не может быть! И тут же одернула себя. Я не должна ничего чувствовать, мы едва знакомы, и вообще... Я упрямо тряхнула кудрями. Все в порядке.
  Тут неожиданно я почувствовала прохладный вздох на ухе, мое же дыхание прервалось. Неожиданно сильное ощущение сладкого притяжения и близкой опасности окатило меня с ног до головы.
  - Извини, ты мне не поможешь?
  Я медленно повернулась к Леонардо, его губы на совершенном лице вдруг оказались в опасной близости от меня. Невольно я отпрянула. Он на секунду замер в замешательстве, потом отодвинулся и, прочистив горло, смущенно произнес:
  - Извини еще раз.
  - Что? - выдохнула я.
  - Учебник. Мне еще не выдали книги.
  - О... Вот, возьми. - Я протянула ему книгу, резко отдернула руку, избегая прикосновения его пальцев, и снова отвернулась к окну.
  Когда же закончится эта пытка?..
  
  Алгебра проходила на третьем этаже в крайнем слева кабинете с огромными окнами, где в ясные дни солнце нещадно светило в глаза, зимой же было холодно до дрожи, так что на уроках разрешали сидеть в куртках.
  Но школа была маленькой, располагалась на отшибе, и даже одиннадцатый класс был всего один. Поэтому на хорошее финансирование никаких надежд не было, приходилось обходиться тем, что есть. Жестокость мира сего. Вот они хваленые санитарные нормы. И ведь никому нет никакого дела, ибо драгоценные дидяти мэра, его замов и прочих подхалимов в этой школе не учились. Зато вся эта свора с радостью кормила учителей обещаниями светлого будущего перед каждыми выборами. И все молчали, ведь так было всегда и, несомненно, будет еще очень и очень долго.
  Я почти бегом добралась до кабинета.
  Моя родная последняя парта у окна. Нужно, во что бы то ни стало, защитить ее от вторжения пришельцев! Я уселась на один стул, на второй кинула рюкзак и приготовилась к бою. Миша Аронин вошел следом и без колебаний направился ко мне.
  Он был моим другом детства, когда мы еще под стол пешком ходили, и одним из первых парней в классе, предложившим мне встречаться. Только в отличие от других, получив отказ, не стал делать вид, что я для него вовсе не существую и безразлична во всех отношениях.
  Хотя, нужно отдать парню должное, он был весьма симпатичен: высокий, темные, торчавшие во все стороны, волосы, искусно подкрашенные на концах под блондина, добрый взгляд, правильные черты лица. Больше всего на свете он любил свои свободные рубашки, джинсы и футболки, и не будь у него такой хорошей фигуры, выглядел бы в них так, будто напялил на себя большие мешки из-под картошки и решил прогуляться в них по улице. А еще он работал ди-джеем в местном кафе и клубах, что, несомненно, придавало ему очарования в глазах многих девчонок.
  Я подозревала, что именно благодаря ему, никто не решался открыто надо мной издеваться. И была благодарна ему за это. Но не более того.
  - Подвинешься?
  Он смотрел глазами маленького щенка, у которого отняли кость, так что я не смогла отказать, хотя и чувствовала, что так было бы лучше. Тяжело вздохнув, я молча пересела на соседний стул и затолкала рюкзак в парту.
  - Ты хорошо себя чувствуешь? - спросил он, едва присев.
  - Вполне. А что?
  - Ничего, просто ты какая-то нервная весь день, не похоже на тебя. И потом в столовой... Ты казалась такой испуганной. Что происходит? Ты что-то знаешь о новеньких? - Он смотрел на меня очень серьезно и, кажется, действительно волновался.
  - Нет. Ничего такого, - слишком быстро ответила я. - Просто... Не знаю, что на меня нашло...
  - Ну не хочешь говорить, как хочешь. - Он пожал плечами. - Но если что не так, просто скажи мне, а я уж с ними быстро разберусь...
  Я представила, как он 'разбирается' с клыкастыми монстрами в моей голове и сразу же пообещала себе, что он будет последним, с кем я стану говорить на эту тему.
  Во время диалога Миша деловито порылся в сумке, достал учебник алгебры, тетрадь, ручку... То есть он собирался сидеть рядом со мной?! Невероятно. Они, что, сговорились превратить мою жизнь в ад?
  Не успела я возразить, как на парту опустился уже знакомый черный фирменный рюкзак. Перед нами предстал Леонардо, явно возмущенный. Он был настолько красив, что мне стоило большого труда отвести взгляд, и я тут же твердо решила сидеть молча и ни во что не вмешиваться.
  - Чего тебе? - буркнул Миша, недовольный тем, что ему помешали.
  - Здесь сижу я, - уверенно произнес Лео, затем усмехнулся и добавил. - Пожалуйста, освободи место.
  - Может быть, на русском ты тут и сидишь, но сейчас алгебра. Так что будь добр поищи себе другое пристанище, - отмахнулся Миша. - Вон, спереди одно свободно.
  Он указал на стул, на котором обычно сидел сам.
  - По крайней мере, я пытался быть вежливым, - словно обращаясь к самому себе проговорил Леонардо и мгновенно перекинул Мишины пожитки на указанное место, а потом с каким-то хищным выражением склонился над ним и посмотрел прямо в глаза бедному парню. Не знаю, что произошло, но после молчаливого обмена взглядами, тот сам встал и пересел, двигаясь как автомат, после чего замер, тупо уставившись на доску.
  Очнулся он уже после начала урока, когда его толкнул локтем сосед Леня. При этом казалось, что он просто-напросто забыл все, что до этого произошло.
  Я снова была напугана.
  
  Вернувшись домой сразу после окончания уроков, я сразу прошла в свою комнату и кинулась на кровать, жалобно скрипнувшую старыми пружинами от моей наглости, перевернулась на спину и прикрыла глаза рукой.
  С детства знакомые стены действовали успокаивающе. Но я все равно никак не могла заставить себя расслабиться и хоть на секунду отвлечься от загадочных новеньких. Кто они такие?.. Зачем они здесь?.. Как я ни ломала голову, никак не могла придумать ни одного правдоподобного объяснения.
  В прихожей хлопнула дверь - пришла Лиза, она всегда возвращалась после меня, нагулявшись с подругами. Только прошла она не к себе в комнату, а дальше - в мою.
  - Ну, и что это было?
  Приподняв ладонь, я увидела, что она стоит рядом со мной со скрещенными на груди руками. Гнев ей не шел. Не самое приятное зрелище. Я снова прикрыла глаза и устало пробормотала:
  - О чем ты?
  - О твоих шашнях, мало тебе Мишки, ты еще и новенького подцепить решила!
  - Ты бредишь.
  - Хватит врать! Запомни, он тебе не пара. Я его первая заметила. Если не прекратишь выделываться, устрою тебе сладкую жизнь!
  Хлопнув дверью, королева меня покинула.
  Это был открытый вызов, а на вызов я привыкла отвечать обратными действиями. Но в первый раз в жизни она была права: он мне не пара.
  Незаметно я уснула, мне снились глаза: зеленые, нежные, заботливые.
  
  
  Глава 4
  
  Проснулась я около четырех часов утра с твердым решением: любой ценой я должна убедиться, что вторая, жуткая часть детского воспоминания придумана. Это единственный способ успокоить нервы и избавиться от бесконечных подозрений.
  Ведь нет ничего более отвратительного и пугающего, чем незнание и непонимание сути происходящего. Древние человеки по этой самой причине сжигали на кострах и побивали камнями. Я так, конечно, поступать не стану, но паранойю на свою голову уж точно словлю... Поэтому, просто напросто обязана узнать правду. И точка.
  Для этого мне необходимо было как-то пробраться в тот высокий дом со стрельчатыми окнами посреди леса и желательно так, чтобы об этом не узнал Леонардо. Надо было подготовиться, морально уж точно. Но сначала стоило заняться Лизой.
  Я прошла в ванную и приняла душ, потом долго рассматривала в зеркале свое лицо, чего уже давно не делала. Все та же очень бледная матовая кожа - мама любила шутить, что в семью индейцев пробрался бледнолицый, хотя сама она была еще более белокожей, огромные прозрачные глаза цвета свежей зелени, изменяющие свою глубину и яркость в зависимости от моего настроения, почти черные выгнутые брови, длинные ресницы, густые темно-коричневые вьющиеся волосы.
  Просто удивительно - все вокруг изменилось до неузнаваемости, а лицо так и осталось прежним. Внутри я чувствовала себя уже чуть ли не старой...
  Бирюзового цвета свитер, под него белая рубашка, новые голубые джинсы с серебристыми вставками. Я расчесала волосы, пару раз провела тушью по ресницам и нанесла персиковый блеск. Красиво.
  Чтоб подразнить Лизу и ее подружек, не ради Леонардо... Определенно, не ради него, твердила я себе. Все-таки в прихожей я взяла салфетку и, украдкой стерев помаду, выскользнула из дома пока сестра не встала - это должен был быть сюрприз. Получите - распишитесь.
  
  Парни, всегда курившие по утрам на школьном крыльце, красноречивым свистом дали мне понять, что изменения в моей внешности были к лучшему.
  Чего я не понимала, это как можно курить там, где ходят дети? Хотя, в нашем мире детство, зачастую заканчивается уже лет в десять-двенадцать в обнимку с той же самой сигаретой. Учителя сначала пытались бороться за здоровый образ жизни, но, видя, что их усилия вызывают только обратный эффект, потихоньку сдались. Уж сколько раз твердили миру, а он все чешется, задира.
  Все классы были еще заперты, поэтому я пошла в библиотеку - мое любимое место в школе. Библиотекарь - уже немолодая полная женщина с очаровательной доброй улыбкой, жила в нашем доме и довольно часто родители, уходя на работу, оставляли меня с ней. Я до сих пор помнила вкус ее домашнего песочного печенья и пирогов с ягодами, чей сладкий запах неизменно наполнял ее маленькую уютную кухню.
  Но главное, в библиотеке было множество самых разных книг. Человеческие знания, заключенные в толстые фолианты и хранимые веками, оказывали на меня волшебное действие. Магия слов, пробуждающая воображение и ведущая тебя за собой в другие миры, которым не было конца и края, и где возможно все, что ты только можешь себе представить. Вот почему я была без ума от русского языка и литературы. Английский вызывал схожие чувства, но был менее описателен по своей природе, что вовсе не значило скудости чувств англичан, просто они чуть меньше говорят о них вслух.
  - Здравствуйте, Лидия Михайловна.
  - Здравствуй, милая. - Улыбнулась она мне. - Ох, похорошела-то как, прям невеста.
  Меня всегда смущали подобные разговоры.
  - Привезли новые детективы Агаты Кристи, как раз то, что ты любишь.
  - Здорово.
  - Посмотри там, на столе. - Она указала на длинный стол, расположенный вдоль окна. - Они еще не занесены в каталог, но после уроков уже сможешь взять почитать.
  - Хорошо, спасибо.
  Я отошла к столику и начала перебирать новенькие книжки в блестящих золотисто-черных обложках, не забывая поглядывать на часы. Большая часть рассказов оказалась мне знакома.
  Тихо звякнув колокольчиком, открылась дверь, и вошел еще один посетитель.
  Еще до того как он заговорил, шестым чувством я поняла, кто он - сердце среагировало еще раньше, забившись с перебоями. Снова Леонардо. Во всем черном с неизменными темными очками. Я не могла отвести взгляд. Похоже, для нас двоих эта школа немного тесновата.
  - Здравствуйте. Мне нужны учебники химии, физики и английского языка для одиннадцатого класса.
  Конечно же, воплощенная вежливость и тактичность. Ну-ну. Интересно, каким он будет, когда узнает, что я побывала у него дома? Но если честно, я очень надеялась, что он об этом никогда не узнает...
  - Минутку. - Лидия Михайловна поднялась и легко, несмотря на объемистую фигуру, заскользила между полок.
  Медленно, очень медленно он повернулся ко мне и снял очки. Его идеальные брови приподнялись вверх, на губах заиграла скептическая ухмылка, а изумрудные глаза отчего-то потемнели, словно заманивая меня в свою глубину.
  Он смеется надо мной? Вчерашняя я, скорее всего, сжалась бы, потупив взор. Но сегодня - я уже не безропотная жертва, я чувствовала, что с обновленной внешностью ко мне частично вернулась былая уверенность. Оцепенение слетело моментально, до зуда хотелось заехать ему в глаз. Раздраженно встряхнув волосами и смерив его взглядом оскорбленной невинности, я с досадой отвернулась, не найдя ничего неуместного. Нельзя же быть настолько идеальным!
  Лидия Михайловна вернулась с учебниками, бросив на нас подозрительный взгляд прищуренных за стеклами толстых очков глаз.
  - Ваше имя? - обратилась она к парню.
  - Леонардо Стюарт.
  - Ох, точно. Ваша библиотечная карточка еще со вчерашнего дня ждет. Вот, распишитесь.
  Он быстро чиркнул что-то в тоненькой книжечке и сложил книги в сумку. Я еще помнила, насколько они были тяжелыми - едва доволокла рюкзак до дома, парень же поднял свою сумку, как перышко. Подуешь - взлетит.
  От комментариев я решила воздержаться - оставалась еще возможность, что дело все в моем разгулявшемся воображении и его рельефных бицепсах, которые только подчеркивал короткий рукав облегающей черной футболки. Хотя, - и в этом мне не хотелось признаваться даже самой себе, - где-то в глубине души я чувствовала, что они иные. Не такие, как все. И сложно было сказать почему - ощущение складывалось из неосознанных мелочей, не заметных глазу движений или бог знает чего еще. Просто, если поставить Лео посреди толпы старшеклассников, он будет казаться частью одного мира, а они все - другого...
  От подобных мыслей меня снова отвлек его голос:
  - Спасибо.
  Перед уходом он не забыл обернуться и еще раз смерить меня насмешливым взглядом. Кулаки мгновенно сжались, но исполнение кровожадных желаний приходилось откладывать на потом.
  - Ну, как, нашлось что-нибудь интересное? - окликнула меня библиотекарь.
  - Да, пару книг я еще не читала. Зайду за ними завтра.
  - Тот парень... - Без перехода начала Лидия Михайловна, заговорщически мне подмигнув. - Лучше тебе не связываться с ним и его младшими сестрами. Они не здешние и вообще странные люди, слухи о них здесь всякие ходят.
  - Так это его сестры...
  - Да, но родители у них уж больно молодые, живут за городом большой семьей, вроде как с нашими, городскими общаться не хотят. Да, выглядят как с картинки, но уж слишком высокомерные. Наверняка, из богачей. Но, спрашивается, что они тогда забыли в нашей глуши? Небось, прячутся от кого - как пить дать, жди от них беды. К ним даже сам мэр ездил, якобы чтобы познакомиться, но, наверняка, они там свои черные делишки проворачивают.
  Я благодарно улыбнулась пожилой женщине, за две минуты узнала все новости и сплетни... Система оповещения в действии. Не люблю это дело, но если оно работает на тебя, то грешно не воспользоваться.
  То, что те сказочные красавицы его сестры вызвало у меня чувство странного облегчения. С улыбкой я вышла из библиотеки, чтобы чуть не врезаться в свой ночной кошмар.
  Он стоял, легко прислонившись к косяку и, как будто ждал кого-то. Я отскочила как ошпаренная.
  - Что ты здесь делаешь?!
  - Мне показалось, мы не договорили. - Голос Леонардо очаровывал, но я твердо решила не вестись на его обаяние.
  - Мы и не говорили. Ни разу.
  - Ты уверена, что нам нечего обсудить?
  - Абсолютно, - рявкнула я, больше всего на свете желая, чтобы его манящий голос перестал меня дразнить.
  - Отлично. Пусть так и будет.
  Теперь он точно был разражен.
   Я решительно повернулась к нему спиной и быстро зашагала к классу. Он пошел следом, потом с легкостью обогнал меня, правда, не отказался пропустить на мое законное место за партой. Вот уж действительно, засада, нигде не скроешься. Может быть, меня кто-то проклял на досуге? Та же Лизка, с нее станется...
  Физика и английский прошли в боевой обстановке: Леонардо был мрачен, ни с кем, в том числе и со мной, не разговаривал, коротко, но верно, отвечая на вопросы преподавателей.
  У меня же на душе кошки скребли, было плохо до такой степени, что я даже не заметила, когда вошла в класс, выражение лица Лизы и девчонок при виде моего обновленного гардероба, хотя и думала об этом все утро.
  Я как будто вырыла яму, сама же в нее упала и теперь никак не могла выбраться. Ну, зачем, спрашивается, мне понадобилось ему грубить? Разве нельзя было просто отшутиться или сменить тему? Сама не знаю. Как будто строю между ним и собой спасительную стену, но она все равно не будет достаточно высока, пока он так близко, что стоит протянуть руку...
  Но сейчас было не самое лучшее время этим заморачиваться.
  Оглушительно прогремел звонок в коридоре - сигнал к действию. Отложив личные переживания и самокопание на свободное время, я подождала, пока Леонардо скроется из вида, бегом спустилась в раздевалку, наспех оделась и выбежала из здания.
  С разбега чуть не сломав шею на заледеневших ступенях школы, я пошла медленнее. Нужно было надеть другие кроссовки, в этих ходить по льду было просто невозможно.
  Освобождение от физкультуры я припасла заранее - притвориться простуженной не составило труда, ведь до семи лет я довольно часто болела. Таким образом, у меня оставалось почти два часа, чтобы осмотреть бывший 'дворец', не наткнувшись на темноволосого красавца, поэтому я не сильно торопилась.
  Была середина октября - конец унылых проливных дождей, начало снегопадов. Оставшиеся после вчерашнего ливня лужи покрывал скользкий тонкий лед, который приятно скрипел под ногами, и все вокруг было усыпано листьями всех оттенков желтого, оранжевого, красного и зеленого. На пол пути пошел первый снег. Падая на землю, он тут же таял, оставляя после себя искрящиеся на свету капельки.
  Я наслаждалась прогулкой за городом, с удовольствием вдыхая свежий воздух, напоенный ароматом хвои. Здесь росли в основном сосны и ели, зимой и летом одним цветом, они практически не менялись, придавая этим местам какое-то вечное, мистическое значение. Несколько разбросанных среди хвойного царства осин и берез смотрелись как смелые желто-красные мазки кистью в палитре более спокойных красок.
  Неприметная тропинка, которую я помнила с детства, сейчас превратилась в ровное асфальтовое покрытие. Оно привело меня к дому.
  За восемь лет многое изменилось: белокаменное здание и прилежащие территории опоясывала высокая чугунная витая ограда с острыми копьевидными концами, справа от дома расположился огромный подземный гараж, вдоль подъездной аллеи выстроились широкие клумбы, летом они, должно быть, были великолепны, за ними росли вечнозеленые сосны и несколько пихт. Дом из белого кирпича был увеличен пристройкой в стиле здания: стрельчатые окна, аккуратные башенки - словно с полотен средневековых мастеров. Второй этаж пристройки был куполообразно застеклен, судя по редким проблескам зелени, должно быть, здесь когда-нибудь будет оранжерея.
  В том, что семья Леонардо живет именно там, я почему-то ни секунды не сомневалась.
   Теперь мне необходимо было любой ценой проникнуть в дом. Я осмотрела ограду и, выбрав место поудобнее, начала обезьянкой взбираться по ней.
  Я почти добралась до острых копий наверху, потянулась между ними... И тут моя нога поскользнулась на обледеневшем металле, испугавшись, я взмахнула правой рукой и с размаху напоролась на острие.
  Резкая боль в руке заставила меня охнуть, сжать зубы и спрыгнуть с ограды обратно на дорогу. Почему я заранее не подумала об этом и не надела другие кроссовки?! Глупая! Ну почему все никогда не бывает так, как нужно мне?!
  Затуманенными от боли глазами я увидела задравшийся рукав куртки и алую кровь, крупными каплями стекавшую с кисти на дорогу. На черном асфальте брызги крови были практически неразличимы, но мне показалось, что лужица растет, растекается по тонкой корке льда как-то чересчур быстро...
  Внезапно раздался визг тормозов, неизвестно откуда подлетевшей серой иномарки. Я быстро взглянула по сторонам - бежать некуда, негде укрыться. Оставалось только глупо стоять на месте и попытаться сочинить правдоподобную историю. Кошка. Да! Я полезла на ограду, чтобы вернуть сбежавшую за нее кошку. Нет, прервала я сама себя, ну какая кошка посреди леса в октябре месяце?!
  Пока я стояла столбом и пыталась придумать хоть одну причину для нахождения в этом месте, с водительского места сорвался Леонардо, обе его сестры тоже вышли на дорогу.
  Не в состоянии сказать ни слова, я просто смотрела на них, как на видение сказочных фей, отчаянно пытаясь найти себе оправдание.
  - Лео, осторожно, кровь, - прошептала девушка повыше.
  Но он уже и сам заметил, зеленые глаза мгновенно подернулись дымкой и засияли кроваво-красным светом, губы стали ярче, кожа бледнее. Крик замер в моем горле, так и не вырвавшись наружу. Расширившимися от страха глазами я смотрела на них, как кролик на удава, напрочь потеряв чувство реальности. Неужели, правда? Всё правда... Что теперь будет? Внутри как будто что-то оборвалось. И в тоже время все стало так легко и просто...
  - Майя, хватай Адель, и идите в дом. Найди Рейнарда, - бесцветным голосом скомандовал тот, кого называли Лео.
  - А ты?
  Она уже, и сама, сверкая на меня голодным алым взглядом, крепко держала за руку миниатюрную блондинку, шипевшую и вырывавшуюся у нее из рук. Маленькая красноглазая фурия... В какой-то миг ей почти удалось стряхнуть с себя сестру, но та в последний момент перед броском успела схватить ее за талию и перекинуть через плечо. Та все равно продолжала кричать и вырываться, в ярости разрывая в клочья толстую кожаную куртку на спине старшей сестры. До боли знакомая картина.
  - Я справлюсь. Быстрее! - поторопил ее Леонардо.
  Она кивнула, и, кинув напоследок встревоженный взгляд, утащила за собой сестру через уже распахнутые ворота к дому.
  Я осталась наедине с парнем. Он смотрел мне прямо в глаза, завораживая, гипнотизируя. Вдруг, я поняла, что он меня не пугает, в его взгляде, в отличие от младшей сестры, не было желания причинить мне боль. Невероятно. Он... беспокоился обо мне?..
  Между нами было не больше пяти шагов, но он стоял неподвижно, не делая попытки приблизиться, величественной осанкой напоминая статую. Боли в руке я уже не чувствовала, видимо адреналин, наконец-то, ударил в голову, а должен был бы раньше. Только противное 'кап-кап-кап' раздавалось в тишине. Меня начало мутить, окружающие предметы постепенно расплывались, напоминая размытые водой кляксы. Четкими оставались только пристально следившие за мной красные нечеловеческие глаза...
  - Я не причиню тебе зла. Подойди, - хрипло прошептал Лео.
  Несколько секунд я сомневалась, потом, поддавшись порыву, сделала робкий шаг в его сторону. И тут, в который раз за сегодня, лед подвел меня. Поскользнувшись, я полетела назад. Искры перед глазами, острая боль в затылке, темнота.
  
  Я приходила в себя. Сначала появилась боль, резкая пульсирующая головная боль. Я медленно открыла глаза. Когда темная пелена перед глазами рассеялась, я поняла, что лежу на диване в просторной, очень светлой комнате, вероятно, гостиной, а вокруг кто-то двигался настолько быстро, что за ним невозможно было уследить. От этого мельтешения голова разболелась еще больше.
  - Рейнард, я нашла аптечку. А вот бинты.
  - Неси ее сюда, и выйдите все, Ориана, Леонардо помогите мне, - ответил спокойный деловитый голос.
  - Еще что-нибудь нужно?
  - Нет, спасибо.
  Я увидела, как надо мной склоняется молодой мужчина, темноволосый, очень красивый. Их, что, всех генетика поцеловала? Но такой же неестественно бледный, как Леонардо, и, пусть его взгляд не полыхал, как заря, красноватые искорки то и дело мелькали в их глубине. Он начал неприятно светить мне в глаза ярким фонариком. Я поморщилась и попыталась отвернуться.
  - Слышишь меня? - тихо спросил он.
  Его голос оказался глуше, чем у Леонардо, а карие глаза с красноватыми отблесками пристально вглядывались мне в лицо, наверное, ища проблески разума. Разум был дома, но голос ему не повиновался, поэтому я только слегка кивнула.
  - Следи за светом.
  Он медленно водил фонариком из стороны в сторону, а я как хорошая девочка следила за ним взглядом, пока от света не заболели глаза и перед ними не поплыли разноцветные круги. Тогда я принялась смотреть ему за спину.
  Рядом с ним, чуть поодаль, стояла сама золотая богиня весны, оживший идол, за ней - мой принц. Невероятное зрелище... Как в раю. Только рубиновые всполохи в их тяжелых взглядах не давали мне отпустить на волю воображение.
  - У нее сотрясение, и я не могу сказать, насколько серьезное. Ее нужно отправить в больницу.
  - Но это опасно, - нерешительно возразила богиня. - Нельзя ее передвигать.
  - Ориана права, - взял слово Леонардо. - Я позову Адель, чтобы определить, насколько она пострадала.
  - Это же еще опаснее. Она слишком молода, чтобы держать себя в руках.
  - У нас нет выбора, я помогу ей своей силой, а если этого не хватит, прикажу. Хотя, если ты остановишь кровотечение и перевяжешь ей руку, мы, скорее всего, сможем обойтись без крайних мер. Я принесу твои инструменты.
  - Ты уверен?
  Мужчина все еще сомневался, и мне это не особо нравилось. Они говорили обо мне, как о каком-то предмете мебели, то есть мое мнение в расчет не бралось вовсе. Замечательно.
  - Мы дали ему слово, помнишь? Я сделаю все, чтобы его сдержать, - решительно и даже как-то торжественно произнес Леонардо и куда-то отошел, пропав из моего поля зрения.
  Я попыталась повернуть голову, чтобы найти его, но из-за боли у меня плохо получилось. Пока он был тут, еще можно было сдерживать страх, но без него меня с ног до головы окатила холодная волна паники.
  Я вдруг решила, что это галлюцинации, захотелось немедленно прийти в себя от этого наваждения и, одновременно, остаться в этом видении навсегда. Что я вообще здесь делаю? Я пошевелилась, попыталась приподняться, но снова ощутила резчайшую боль, на этот раз в руке, и, застонав, снова провалилась в беспамятство.
  
  
  Глава 5
  
  Я спала. Сон был беспокойный: в темноте парили в безумно кружащемся танце светлые, будто фарфоровые, ангелы, вот только нимбы у них были искусственные, как для карнавальных костюмов, и болтались над головой на тонких позолоченных проволочках. Они то приближались, озаряя меня своим сиянием, то отдалялись, исчезая в тягучей тьме, больше похожей на расписанный звездами театральный занавес. Один из них приблизился так, что я смогла увидеть его лицо, оно странно напоминало Леонардо. Он улыбнулся мне, и я протянула к нему руку, желая определить, насколько он материален. Но моя рука схватила только пустоту, он уже исчезал, испарялся, превращаясь в воспоминание.
  - Не уходи, вернись! Нет! Нет...
  Последнее 'Нет' прозвучало явно не во сне, оно было произнесено моими пересохшими губами. Да и моя протянутая в воздухе рука была искусно перевязана и слегка саднила.
  Окончательно проснувшись, я обнаружила, что лежу под пледом на мягкой софе в незнакомой полутемной комнате. Я со стоном приподнялась на подушке и осторожно провела пальцами по лбу, на котором оказалось влажное полотенце. Нервным движением я скинула его с себя, как будто боялась, что оно вдруг оживет и проглотит меня живьем.
  Комнату матовым светом освещала одна единственная настольная лампа в форме свечи, поэтому видимость была минимальной.
  - Проснулась, наконец, - раздался очаровывающий низкий голос с бархатистыми нотками. - Как ты себя чувствуешь?
  Я вздрогнула и пристально всмотрелась в темный угол. Он сидел там, откинувшись, в глубоком старинном кресле, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. Он не шевелился и даже не дышал, как будто с небрежностью отбросил от себя внезапно отпавшую необходимость притворяться человеком. Темная одежда и волосы сливались с окружающим мраком, только зеленые глаза таинственно сияли, отражая свет единственной лампы, в которой, я была уверена, он не нуждался.
  - Чувствую?.. Как будто со всей дури шандарахнулась об лед. И пить хочется. - Мой голос прозвучал неестественно тихо и слабо.
  Статуя мгновенно пришла в движение, через несколько секунд меня осторожно приподняли и к губам поднесли бокал с водой, глотнув два раза, я захлебнулась и закашляла.
  Когда я успокоилась, бокал уже стоял на неизвестно откуда взявшемся прикроватном столике, а Леонардо снова сидел в кресле в той же позе. От такого не удерешь... Да и куда я могу пойти в таком состоянии? Во всем теле чувствовалась противная слабость, голова была тяжелой, словно выпаянной из чугуна, а рана на руке тянула тупой болью. Никудышный из меня разведчик...
  - Это все? - снова спросил он.
  - Да, спасибо.
  Я замолчала, в ожидании глядя на него и с каким-то мазохистским удовольствием наслаждаясь самим его присутствием и абсолютной тишиной комнаты. Словно в целом мире существовали только мы двое. Странное спокойствие охватило меня до самых кончиков пальцев, хотя возможно это был только эффект обезболивающего.
  Он тихо засмеялся, заставив меня вздрогнуть от неожиданности.
  - Я был прав, ты необыкновенная. Я сижу здесь в ожидании воплей, истерики или потока самых ненормальных вопросов в твоей жизни, а ты просто спокойно сидишь и вместо звонка в психбольницу или полицию просишь глоток воды. Неподражаемо.
  - Ну, ты же меня не убил, не пытал. Я думаю, ты сам объяснишь, то...- Я не знала, как сказать. - Ну, то, что я видела.
  - Пытать? Была такая мысль, но ты и сама прекрасно справилась с этой задачей, - полушутя-полусерьезно произнес Лео.
  - Кто вы такие?
  - Лезешь сразу в пекло? Как знаешь... Люди называют таких как мы вампирами, за долгие столетия мы уже смирились с этим прозвищем... - Слова прозвучали очень тихо, как будто он боялся напугать меня.
  Как ни странно, ни удивления, ни недоверия я не испытала. Ноль эмоций. Может быть, после аварии я лишилась не только способности плакать, но и удивляться? А может, я уже давно поняла, с кем имею дело?
  Привычка доверять своим глазам и судить здраво сделала свое дело.
  Сразу припомнился фильм про Дракулу, который я давным-давно тайком от родителей посмотрела у подруги. Еще тогда я вспомнила и сравнила свои воспоминания о снежном дне и трех молодых людях, невероятно прекрасных и опасных одновременно. Бледная кожа, красные губы, жуткие клыки, сила и скорость...если добавить к этому невероятную красоту, обаяние и чудный голос, то Лео вполне подойдет на роль вампира.
  Только вот странно - как ни старалась, не могла начать бояться его. Наоборот, ощутила затаенную радость, как будто встретила давно забытого друга, близкого, родного человека. Наверное, все дело именно в том, что я воспринимала его в большей степени как человека. Тем более что в обычном состоянии свои красные глаза и клыки он лишний раз не показывал...
  - Понятно.
  - Понятно? - переспросил он, удивленно приподняв бровь.
  - Ну да, ясно, понятно.
  - И тебе не страшно?
  - А есть чего бояться? - ответила я вопросом на вопрос.
  - Рейнард явно недооценил степень опасности, ты точно повредила мозг, когда упала. - Теперь он выглядел всерьез обеспокоенным.
  - По крайней мере, я знаю наверняка, что не сошла с ума. Наверное.
  - Да, кажется, это будет даже интересней, чем я предполагал.
  - О чем ты?
  - О том, что раз уж ты теперь знаешь наш секрет, это накладывает на тебя определенные обязательства. Я распорядился перенести тебя сюда и остался рядом только ради того, чтобы поговорить с тобой сразу, как только ты очнешься.
  Его слова заставили меня насторожиться. Сейчас он был похож на кота, заманивающего мышь в ловушку. И она вот-вот должна была захлопнуться.
  - Но я и так никому не скажу!
  - Я знаю, но, - он развел руками, - я не даю тебе выбора. Сейчас далеко не средние века, и мы не имеем права рисковать. Да и раз уж так получилось, я собираюсь извлечь из этого определенную выгоду для себя лично.
  - Ты в курсе, что невыносимо высокомерен?
  Он только усмехнулся и продолжил.
  - Из-за того, что я сохраняю тебе жизнь, причем по собственному желанию, я попал в некое двойственное положение... - Он на минуту замолчал, как будто спрашивая себя, верно ли поступает. Потом продолжил тем же спокойным ровным голосом, как будто разговор шел о погоде, не о жизни и смерти.
  - Я не хочу причинить тебе зло, поэтому предлагаю вполне приемлемую сделку - с этого часа ты будешь играть роль моей подруги, как перед людьми, так и перед теми, кого я зову своими родственниками. Естественно, только на словах. Ни о каких чувствах и речи быть не может. Никаких надежд - никаких сожалений.
  Я не верила своим ушам. Неужели весь мир вдруг сошел с ума? Похоже, что мне дают роль в дешевом бульварном романе.
  Я взглянула на него снова. Жаль в таком тусклом свете невозможно разглядеть выражение его лица. Тогда я была бы уверена, что это его очередная шутка.
  - Шутишь? - на всякий случай спросила я.
  Но он говорил абсолютно бесстрастно, только глаза внимательно следили за каждым моим движением, определяя реакцию, предупреждая бунт.
  - Ничуть. В данной ситуации это будет наилучшим выходом, - продолжал он, не отрывая колдовского взгляда, повелевающего мне согласиться. - Объясню. При этом условии я смогу объяснить своей семье и твое появление у нас, и то, что ты уже знаешь о нас. Я же получу отличную защиту от излишне навязчивых людей. Я мог бы воспользоваться помощью Майи, но тогда Дэвид чего доброго решит вызвать меня на дуэль и мне придется его изрядно покалечить. Адель - тоже не вариант, давать ей надежду было бы глупо. К тому же все уже знают, что они - мои сестры. С другой стороны ты - всего лишь человек, а, судя по сегодняшнему дню, можешь выглядеть вполне прилично, если постараешься, тебя считают странной - это тоже мне на руку. И главное - ты единственный человек в курсе наших обстоятельств. Твое присутствие избавит меня от лишнего внимания женского пола и ревности их бесполезных кавалеров.
  Ну и самомнение! К сожалению, у вампира для этого были все основания. Я была шокирована и возмущена до крайней степени. До такой степени, что все чувства оцепенели, и мозг начал анализ предложения с деловой стороны, чтобы потянуть время и дать моей лучшей половине прийти в себя.
  - Так, а что это дает мне?
  - Спокойная жизнь, твоя и твоих близких. Дом, машина, деньги - все, что пожелаешь, будет твоим. Взамен ты всего лишь должна молчать о некоторых фактах нашей биографии и хорошо играть свою роль. Пока мне не надоест.
  - А когда надоест?..
  - Тогда и посмотрим, но, хочу тебя успокоить, без крайней необходимости мы не убиваем, да и кровь твоя мне не нужна.
  Несмотря на эти утешительные заверения, от его слов мне стало как-то совсем не по себе, складывалось ощущение, как будто продаешь душу дьяволу.
  - Тебе-то, может быть, и не нужна, но я заметила, что здесь не один ты такой, особенный.
  - Их тоже можешь не бояться.
  - Не верится.
  Он как-то странно глянул на меня и в его глазах промелькнули искорки гнева смешанные с удивлением.
  - Ты не веришь моему слову?
  - А я должна? Не пойми меня неправильно, но у меня до сих пор было мало причин и людям-то доверять, а ты вообще говоришь, что не один из них...
  Он вдруг рассмеялся, чистым искренним смехом. Я почему-то его веселья не разделяла.
  - То есть, ты спокойно веришь в то, что мы не люди, но не веришь нашим словам? - насмешливо проговорил он.
  - Я верю в то, что видела своими глазами.
  Его голос стал очень серьезным, и было в нем что-то такое, что заставило его звучать на редкость убедительно:
  - Мое слово - закон. Ты можешь не верить никому, так даже лучше, но не мне.
  - А если я откажусь от щедрого предложения?..
  Его глаза внезапно потемнели, а по моей спине прошелся холодок. Изящным нарочито медленным движением он взял со столика бокал с чем-то густо-красного цвета, на который я до этого не обращала на него внимания, и отпил, пристально глядя мне в глаза.
  Все стало предельно ясно. Он якобы давал мне возможность выбора, на деле оставив одну единственную свободную тропу. Да, моя жизнь - мой выбор, но решать за своего дядю и тем более рисковать тем, кто ему дорог я не могла.
  - Полагаю, выбора у меня нет. Но никаких денег, машин и прочей ерунды не будет - я не продаюсь.
  Он ослепительно улыбнулся, на щеках заиграли ямочки.
  - Отлично.
  - И еще, дай мне слово, что никто из людей не пострадает.
  Его лицо на миг омрачилось, потом он как-то даже торжественно кивнул.
  - Обещать я не могу, но сделаю все возможное. Теперь ты довольна?
  - Угу. Ненавижу тебя. - Я постаралась вложить в эти слова всю свою злость. - Ты - циничная нечисть, которая без зазрения совести пользуется чужими слабостями...
  - Так даже лучше. К тому же разве не так устроен весь этот мир?
  В его голосе прозвучала грусть или мне показалось?
  Тут до меня наконец дошло, что уже ночь, я не дома, и дядя наверняка себе места не находит от беспокойства.
  - А-а где я? Который час? Мне срочно нужно позвонить домой! - Внезапно этот вопрос захватил меня целиком.
  Наверняка дядя сейчас просто с ума сходит от беспокойства, а я тут прохлаждаюсь и задаю странные вопросы странному парню. Вампиры! Бог, то есть, черт с ними, но дядя... Нужно позвонить и успокоить его, извиниться...
  Сделав резкое движение, чтобы подняться, я ощутила, как с новой силой возвращается боль. Охнув, я села на место и уткнулась лицом в колени, прогоняя внезапно подступившую тошноту.
  - Я думал, ты уже не спросишь. Наверное, что-то нормальное в тебе еще осталось.
  Я исподлобья взглянула в его сторону, а он снова загадочно улыбнулся. Как будто каждый день морально пытает раненого человека. Я уже готова была вскочить с кровати и наброситься на него, когда он, вновь усмехнувшись моей неугомонности, соизволил ответить на вопросы.
  - Ты у нас дома, если быть точным, в одной из моих комнат. Рейнард уже позвонил к тебе домой, объяснил, что произошло, и сказал, что, по крайней мере, сегодня, ты останешься у нас. Завтра твоя сестра привезет тебе самые необходимые вещи. Твоему дяде это не очень понравилось, но Рейнард умеет убеждать.
  - А...
  Я не успела выразить сомнение, как некому Рейнарду удалось в чем-то убедить дядю Виктора, который не желал даже слушать о том, чтобы я где-нибудь задержалась после полуночи. В этом вопросе он даже с собственной дочерью не был так строг, как со мной, искренне полагая, что о приемной дочке должен заботиться в двойном размере. Внезапно у меня во рту оказалось что-то горькое, затем мгновенно поднесли бокал с водой - пришлось проглотить.
  - Это обезболивающее и снотворное. Думаю, на сегодня хватит вопросов. - Затем Леонардо наклонился ко мне и осторожно поцеловал в лоб. Я даже не подумала увернуться. От прикосновения прохладных губ меня моментально бросило в жар, а кровь прилила к щекам. Он явно это заметил, будучи единственным, кому не мешала темнота в комнате, и довольно улыбнулся.
  - Шутка. Тебе придется привыкнуть, - заметил он и, поставив бокал с водой на столик, сел обратно в кресло.
  Он мог говорить ужасные вещи, заставить меня испытывать крайнее раздражение, но в одном я почему-то была уверена - ему можно доверять. Глупо, но факт. Поэтому не стала возражать и говорить, что спать в комнате малознакомого парня неприлично. Он бы только посмеялся над моими страхами.
  - Главное, бокалы не перепутай, - сонно пробормотала я и скорее почувствовала, чем увидела, как он улыбнулся, после чего провалилась в сон без сновидений.
  
  Проснувшись на следующий день, я застала Леонардо в том же кресле, только с томиком Гете в руках. Я лежала и, не открывая глаз, пыталась спокойно обдумать вчерашние события.
  Самым невероятным было то, что я находилась прямо в логове вампиров, мертвенно холодных тварей, пьющих человеческую кровь. Хотелось бы знать, как они пополняют запасы... И в то же время внутри меня росло ощущение, нет, твердая уверенность, что все правильно, именно так, как и должно быть. Словно я внезапно очутилась на своем месте, которое столько лет безнадежно искала среди людей, и так и не смогла найти. С самого начала присутствие Леонардо было для меня живительным и одновременно волшебным. Чем-то жизненно необходимым... Именно это так сильно испугало меня поначалу, пугало и сейчас.
  В то же время инстинкт самосохранения спал мертвым сном. Но что я буду делать, если пострадает кто-нибудь из моих знакомых, из школы, да просто прохожие с улицы? Я же никогда себе этого не прощу. Сейчас я искренне понадеялась, что большая часть истории Брема Стокера о Дракуле окажется выдумкой автора.
  А еще требование Леонардо... Именно требование. Ультиматум. Сегодня, я действительно не могла понять, почему согласилась. Но и пойти на попятную уже не могла. Гордость не позволяла.
  Хотя... Кто-то, кто спас меня в детстве и вчера, не мог быть безжалостным убийцей? Правда, и здесь я вполне могла ошибаться. Сравнивать было не с чем.
  Хорошо, что сегодня суббота и не придется ползти в школу. Нужно было узнать побольше о законах вампирского общества и о Леонардо в частности, не могла же я позволить ему третировать себя и впредь.
  Решив для себя этот вопрос, я осторожно приоткрыла глаза и, стараясь не делать резких движений, чтобы не привлекать внимание погруженного в чтение вампира, осмотрелась.
  В свете дня комната казалась уже не такой таинственной и пугающей. Скорее даже уютной. Обстановка ее отдаленно напоминала дворцовые покои, какими я видела их на картинках в учебниках по истории, обустроенные на современный лад.
  Из-под, приподнятых витым шнуром, тяжелых, бордового цвета занавесей свет ровным потоком падал на толстый белый ковер. Стены были обиты искусно украшенными резьбой панелями темного дерева, из того же материала были изготовлены резные столики и полки, заставленные разнообразными книгами и рядами дисков. Мощная стереосистема с трудом вписывалась сюда, охватывая всю комнату непонятной мне системой колонок. Темно синие бархатные кресла и тахта дополняли убранство. Все вместе это создавало впечатление богатства и роскоши.
  Наверное, Леонардо заметил, как я пошевелилась, и, отложив книгу в сторону, тихо произнес:
  - Доброе утро.
  - Доброе.
  Я попыталась сесть, сразу же закружилась голова, в глазах потемнело.
  Он мгновенно оказался рядом и осторожно придержал меня за спину. Настолько осторожно, что я снова испугалась упасть, а потому молча вцепилась в его рубашку, пока не прошло головокружение. Только когда туман перед глазами рассеялся, я увидела, что пуговицы его рубашки расстегнулись, обнажив безупречные мускулы, покрытые бледной кожей. А еще успела заметить, что на шее Лео, на толстой витой цепочке, красовались несколько серых пластинок с замысловатой черной гравировкой в виде нескольких переплетенных вензелей.
  Его безупречная красота взволновала меня, заставив густо покраснеть и отодвинуться, что он него явно не укрылось - на губах мгновенно застыла такая знакомая насмешка.
  Ну и пусть, сил на ссору все равно не было.
  - Эмм, Леонардо... - робко нарушила я затянувшееся молчание.
  - Просто, Лео. Я разрешаю.
  - Нужно разрешение? - усмехнулась я.
  - Обычно да. - Как ни странно он говорил серьезно.
  - И этот человек называет меня ненормальной.
  - Во мне меньше человеческого, чем тебе кажется. Так что ты хотела спросить?
  - Мои вещи еще не принесли? Хотелось бы в душ... и зубы почистить...
  Только сейчас я заметила, что одета в длинную полосатую тунику, и невольно спросила себя, кто меня переодел,... и снова покраснела. Проследив за моим взглядом, он в который раз насмешливо скривил губы.
  - Даже все сокровища мира не заставили бы меня переодеть тебя. Одежда принадлежит Майе, одела тебя Оливия. Позже сможешь их поблагодарить.
  - Вот и отлично. Все сокровища мира не стоят и моего мизинца, - упрямо заявила я, вздернув подбородок.
  - Играешь с огнем. - Он резко подался вперед, ко мне, заставив мое сердце испуганно екнуть.
  В дверь быстро постучали, а через секунду она распахнулась, и в комнату, словно колибри, впорхнула стройная девушка.
  Я ее тут же узнала, это была сестра Лео, та, что постарше. Только теперь я смогла лучше ее рассмотреть. Выглядела она действительно экзотически: оливкового оттенка кожа отчасти скрывала бледность и прекрасно гармонировала с блестящими темными, почти черными, вьющимися волосами чуть короче плеча, яркими полными губами и карими глазами. Такому лицу самое место на голове античной статуи.
  Она ворвалась как ураган и тут же развила бурную деятельность.
  - Привет, я - Майя. Мой братец и не подумал нас познакомить, хотя мы уже несколько раз встречались, он так старательно скрывал свой интерес к тебе, что даже мы ни о чем не подозревали...
  Подлетев ко мне, она, едва касаясь, обняла меня, заставив Леонардо отодвинуться.
  - Привет. - Я выдавила смущенную улыбку. - Диана. Приятно познакомиться.
  - И мне очень приятно. Очень-очень.
  Тут ее аккуратные брови медленно поползли вверх:
  - О, так я вам помешала. - Она сногсшибательно улыбнулась, сверкнув глазами на мой румянец и расстегнутую рубашку Лео.
  - Нет, ничего такого, - пробормотала я, покраснев еще сильнее.
  - Именно так, - уверенно заявил он, перемещаясь обратно в кресло. - После стука в дверь нужно подождать разрешение, чтобы войти.
  Опять захотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым.
  - Да-да и пропустить самое интересное. Вот, держи, это принесла твоя сестра.
  Протягивая мне пакет, она поджала губы, зная Лизу, я предположила, что она была чересчур навязчива.
  - Тут зубная щетка, нижнее белье, еще что-то...
  Я подскочила на месте как ошпаренная: если она сейчас вытащит все это из пакета, я умру на месте! Только не при нем! Не то, чтобы я стыдилась своего белья, но раскладывать его по кровати при едва знакомом парне... это для меня слишком смело.
  - Хм, я, пожалуй, пойду, не буду вам мешать.
  Лео грациозно поднялся с места, не забыв прихватить книгу.
  У меня внутри что-то сжалось. Трудно было не бояться, оставаясь наедине с едва знакомой вампиршей.
  - Я буду в гостиной. И, Майя, держи себя в руках.
  Последние слова прозвучали как приказ, вампирша в ответ насмешливо хмыкнула, и он исчез за тонкой резной дверью.
  - Я думала он никогда не уйдет. - Она состроила обворожительную гримаску. - Хорошо, что старый трюк с бельем все еще работает. Он и через тысячу лет будет джентльменом до мозга костей. Ну, рассказывай, что у тебя с ним?
  - Ничего особенного, - вздохнула я, сдаваясь на милость победителя.
  Она широко раскрыла глаза.
  - Не может быть. Лео так на тебя смотрит... Последние три дня он живее, чем за все последние четыреста лет... Хотя, этого следовало ожидать. Он никого не подпускает к себе слишком близко. Даже сейчас, прожив бок о бок с ним столько лет, я не уверена, что знаю и понимаю его. Скорее, уверена, что не понимаю.
  Майя говорила серьезно и задумчиво, устремив взгляд в далекое прошлое, о котором я ничего не знала. Невольно я почувствовала себя обделенной.
  'Всего лишь человек' вспомнились слова Лео.
  - Ну, время все расставит по своим местам. Сейчас принесу сменную одежду и провожу тебя в ванную.
  - Извини за беспокойство.
  - Да что ты, мне все это очень даже нравится. Наконец-то я тоже могу быть хоть чем-нибудь полезна. Кстати, голова у тебя в порядке, ты не ударилась, даже ссадины нет - Лео тебя удержал. Просто он такой перестраховщик. - Майя демонстративно закатила глаза.
  - Голова в порядке, - эхом повторила я. - Приятно слышать.
  Майя рассмеялась, и ее смех звонким колокольчиком отдался у меня в ушах.
  Она мгновенно исчезала и появлялась, с нечеловеческой быстротой, принося и унося разную одежду, шампуни, какие-то баночки, крема, болтая при этом без умолку. Обо всем и ни о чем сразу.
  Сначала я изо всех сил старалась за ней уследить, но вскоре от ее мелькания у меня разболелась голова и я, быстро выбрав из всего этого бессмысленного изобилия только шампунь, мыло, футболку, свои свежевыстиранные джинсы и новый стерильный бинт для перевязки, ретировалась в примыкавшую к спальне ванную.
  Красота, непосредственность и задор Майи мне нравились, но я нутром чувствовала, что даже один день наедине с ней и ее неуемной энергией убьет меня наповал, как лошадь сигарета.
  Ванная комната оказалась настоящим произведением искусства, начиная от сделанной вручную плитки и чугунной ванной на львиных ножках до огромного старинного зеркала в пол стены, украшенного узором из волн и морских раковин. Что-то в этом зеркале было не так - обычные предметы, отражаясь в нем, приобретали таинственный неземной вид, окружаясь нежнейшим ореолом янтарного оттенка.
  Мне здесь сразу же стало неуютно... Как безделушке с блошиного рынка среди ценного антиквариата.
  Я наскоро приняла душ, стараясь при этом не намочить бинты на руке, вымыла голову, после чего переоделась и взглянула на свое отражение.
  Да, ну и видок. Всклокоченные нечесаные еще влажные волосы торчали во все стороны, бледность была заметна сильнее, чем обычно, отчего светло-зеленые глазищи под темными ресницами казались еще больше. В то же время кожа, казалось, светилась изнутри теплым золотистым светом. Впору становиться русалкой и заманивать моряков в бездонную пучину на потеху морскому дьяволу.
  - Все в порядке? - раздался обеспокоенный голос Майи из-за двери, видимо Лео велел ей глаз с меня не спускать.
  - Да, сейчас выйду.
  Я быстро сняла и выкинула старый бинт, стараясь не смотреть на обработанную йодом и зашитую рваную рану. По краям уже начала образовываться нежная розовая кожица. Вчера мне показалось, или рана была намного больше и страшнее? Наверное, показалось. Еще один шрам добавился в мою богатую коллекцию.
  Умело забинтовывая руку, сказывался опыт неравных сражений с кухонными ножами и электроприборами, я невольно снова задумалась о Леонардо и его 'предложениях'.
  Я понимала, зачем он хочет держать меня рядом с собой и следить за каждым моим словом и действием, к тому же, прикрываясь мной, как щитом, он избежит нежелательных контактов, конфликтов и предложений. Но мне-то в это время каково будет?.. Ну и ладно. Сейчас я в его руках, но потом...не знаю, что будет потом. Одно точно: осиновый кол в его сердце мои руки воткнуть не посмеют. И не потому, что я его боюсь, напротив... Этот парень мне не совсем безразличен, это я должна была признать. Наверное, потому, что он мне помог, или его загадочная персона отвлекает меня от смерти и отчаяния или потому, что невероятная красота Лео сводит меня с ума и хочется смотреть на него, не отрываясь.
  Да и не известно еще, как на него осиновые колья действуют... А кресты? Святая вода? Серебро? Солнечный свет вроде не мешает. А кровь, где они берут кровь?
  При этой мысли я внутренне содрогнулась. И почему раньше меня эти вопросы не волновали? Потому что, оказываясь в его компании, я обо всем забываю. Ну что ответить самой себе на это очевидное упущение? Шок, страх и восхищение затмили мой глупый разум.
  Мысленно пообещав себе узнать ответы при первой же возможности, я вышла из ванной.
  Майя, нетерпеливо притопывавшая ножкой, ожидала, сидя на краешке тахты. Она тут же грациозно поднялась и критически меня осмотрела:
  - Очень даже неплохо, но кое-чего не хватает.
  Она улыбнулась, вытащила из заднего кармана брюк расческу и начала укладывать мои непослушные кудри. Что ж, флаг ей в руки.
  Как я не пыталась ей сопротивляться, она все же причесала меня, убрав часть волос спереди и заколов их сзади, на затылке. Потом оглядела меня с ног до головы еще раз.
  - Прекрасно.
  Она осталась довольна результатом. Я же чувствовала себя куклой в ее руках. И куда только подевался мой задиристый характер! Может быть, она мне просто нравилась сама по себе, поэтому я не возражаю?..
  Вероятно, эти мысли отразились на моем лице, потому, что Майя вдруг заговорила не так, как до этого, немного грустно и нерешительно:
  - Извини меня, я вот все говорю и навязываюсь... Я понимаю, тебе сейчас больше хочется побыть наедине с собой и еще раз все обдумать... Но и ты пойми меня. Так редко удается побыть полезной. И ты мне нравишься. Лео - мой брат уже долгие годы, мы все переживали за него. Ты - первая настоящая девушка в его вампирской жизни, в его комнате, в его мире... Я не заставляю тебя быть с ним, просто будь собой, и не отталкивай его сразу...
  - Мне трудно даются подобные разговоры, - добавила она со смущенной улыбкой.
  - Хорошо. - Я искренне хотела ей верить. - Я постараюсь.
  Сердце обливалось кровью, но не рассказывать же любящей сестре, что на самом деле заставлял меня делать ее коварный, высокомерный братец. Отлично, я сыграю свою роль. Ради его сестры, не ради этого бесчувственного чурбана.
  Я от чистого сердца улыбнулась Майе, она тут же встрепенулась:
  - Здорово, круто! Теперь пойдем вниз, пора официально представить тебя семье. Они уже, наверное, с ума сошли от любопытства.
  Вот я и попалась. На будущее запомнить - не верить вампиру, даже очень симпатичному. Вполне вероятно, что кроме красоты в их генах прописана чертовская хитрость. Или просто сказываются века практики?
  - Нет! - вырвалось у меня.
  Только не знакомство с родителями! Он что издевается?! Я не готова! Я не умею врать! Я вообще не знакомлюсь. Ни с кем.
  - Не бойся, они не кусаются! - Майя задорно подмигнула, и, схватив меня под руку, потащила к выходу.
  Не кусаются... Смешно. Ноги с трудом слушались, так что я несколько раз запиналась на ровном месте.
  Интересно, от избытка переживаний умирают? Сейчас бы потерять сознание... Жаль по заказу это с тобой никогда не происходит.
  Сердце неслось вперед, словно мчалось по высокоскоростному шоссе. Сейчас они будут смотреть на меня, оценивать. Естественно решат, что такое жалкое существо не достойно даже ходить по следам их выдающегося сыночка и прогонят отсюда или чего доброго съедят на обед во избежание огласки семейной тайны.
  Я уже видела небольшой снежный холмик на болоте, весной он оттает, а те, кому посчастливится найти то, что от меня останется, решат, что еще одна дурочка заблудилась и замерзла в лесу...
  Полет моего воображения прервал яркий свет, и запах пищи, настоящей еды.
  Бог мой! Я только сейчас поняла, насколько голодна! За три дня я почти ничего не ела, что при обилии переживаний казалось вообще уму не постижимым. Я действительно умирала, только теперь не от страха, а от голода. В подтверждение сего факта желудок выдал длинную голодную трель.
  Майя с лукавой улыбкой посмотрела на меня.
  - Потерпи еще немного.
  Она вывела меня наверх высокой деревянной лестницы с выточенными в виде колонн перилами, и я, наконец, увидела их гостиную во всей красе.
  - Великолепно, - невольно вырвалось у меня.
  - Спасибо! Все это великолепие придумали Рокко с Дэвидом, они будут счастливы как дети, когда узнают, что ты оценила их старания.
  Гостиная была просто ослепительна, я никогда не видела ничего подобного! Высокие стены были обшиты деревом снизу, продолжавшимся золотистыми обоями сверху; две довольно широкие лестницы темного дерева - восточная и западная - огибали зал и вели в два крыла дома, где, судя по всему, находились комнаты членов семьи, витиеватая люстра парила под потолком, освещая все ровным золотисто-белым светом. Бархатные бордовые шторы с золотыми нитями, темно синие мягкие кресла, диваны, разнообразные деревянные полки и столики, лимонно-белый, больше даже кремовый, толстый ковер, укрывавший весь пол, придавали комнате царственный и одновременно уютный вид.
  Так не похоже на мрачное обиталище жестоких вампиров, каким его привыкли изображать в кино. Ни гробов, ни символики. Сплошное разочарование.
  Наверное, здорово было бы посидеть тут вечером с семьей, посмотреть какой-нибудь фильм на плазменном экране, занимавшем пол стены между лестницами. Правда, на меня это подчеркнуто богатое убранство действовало несколько угнетающе. Я больше привычна к современному стеклу и пластику. Но тут уж ничего не поделаешь.
  Как только мы спустились с лестницы, головы всех присутствующих повернулись в нашу сторону. Почти всех.
  В левом углу комнаты, рядом со старинной кованой лампой в форме фламинго, откинувшись на спинку кресла и закинув ногу на ногу, сидел Леонардо. Он даже не оторвал взгляд от страницы книги, явно притворяясь, что полностью поглощен чтением. Но, по тому, как слегка приподнялись уголки его безупречных губ, я поняла - он знает, что я вошла. Он не мог не знать, как страшно мне будет встретиться с его родственниками, и теперь с удовольствием наблюдал, как я попадаюсь в очередную ловушку.
  Ну что ж! Я принимаю вызов! Справлюсь и без его помощи. Нахальному вампиру не сломить мою гордость.
  Кинув на своего 'возлюбленного' полный презрения взгляд и изобразив на лице мягкую приветливую улыбку, я приготовилась к испытаниям.
  Майя с неизменным оптимизмом начала представлять мне членов семьи. Поразительно. Я ожидала увидеть пятерых вампиров, Леонардо, Адель, Майю и самое жуткое - статных величественно-мрачных под гнетом вековой мудрости родителей семейства. Что угодно, но только не это.
  Во-первых, в гостиной было намного больше пяти существ, если можно их так назвать, а во-вторых, их просто не возможно было бы отличить от людей. Если бы они дышали. Сейчас же они набирали в легкие воздух, только если хотели что-то сказать. С непривычки выглядело... странно.
  Широкий диван справа от меня занимали две абсолютно непохожих пары. С одной стороны - стройная белокожая златовласка в темном свитере и обтягивающих коричневых брюках, рядом с ней, держа ее за руку, сидел темноволосый невероятно красивый мужчина с выразительными карими глазами и подтянутой спортивной фигурой. Их я уже видела, когда в первый раз очнулась после падения, кажется, мужчина весьма умело оказывал мне первую медицинскую помощь.
  На другом конце дивана удобно устроилась вторая пара: у мужчины были светлые короткие волосы и светло-карие насмешливые глаза под не в тему темными бровями. На вид он был очень высоким, на мой взгляд, с чересчур развитой мускулатурой и 'бедрами наездника', как любила говорить моя лучшая подруга Кристина, с которой я познакомилась, учась в Лондоне. Одет он был спортивно, в его правом ухе я заметила серьгу с массивным золотисто-зеленым камнем. Своей левой, покрытой светлыми волосками рукой он обнимал рыжую зеленоглазую девушку с пышной фигурой, одетую в зеленую обтягивающую футболку и шорты цвета хаки длиной чуть ниже колен.
  Мужчины выглядели не старше тридцати, девушкам же никак нельзя было дать больше двадцати пяти лет. Я не знала, что и думать. На чьих-то детей или родителей они явно не походили.
  Подойдя к парам, Майя нарочито торжественно произнесла:
  - Диана познакомься, это наши родители, Рейнард и Ориана.
  Темноволосый красавец и златовласая принцесса не стали вставать, но кивнули и снисходительно улыбнулись.
  - Приятно познакомиться. - Несмотря на все старания не нервничать, голос не вполне меня слушался. - Спасибо, что подлатали.
  Не может быть, чтобы этот мужчина был отцом Лео...
  Ничего не понимаю...
  - Нам тоже очень приятно. - Произнес глубоким низким голосом Рейнард, вставая и протягивая мне руку, которую я нерешительно пожала. Она оставила на коже приятный холодок.
  Потом пришла очередь второй парочки. Рыжая девушка, Оливия, на самом деле оказалась родной сестрой Орианы, только младше ее на два года. И, правда, семейное сходство хоть и не бросалось в глаза, но было заметно в высокой линии скул, аристократичной посадке головы.
  В Лондоне я несколько лет увлеченно посещала художественный класс, поэтому отмечать детали лиц или окружающей природы вошло в привычку, так же как дышать.
  Светловолосый парень, назвать его мужчиной просто язык не повернется, был мужем Оливии, звали его Рокко. В ответ на приветствие он задорно отсалютовал.
  - Рейнард у нас в ответе за естественные науки и медицину, Рокко - архитектор, по совместительству изучает все, что можно выкопать из земли: от египетских мумий до полезных ископаемых. Мы с Орианой и Оливией в ответе за дизайн. Кстати, дома мы тоже обустраиваем сами, и, хотя некоторые и недовольны. - Тут Майя выразительно взглянула на Лео. - Но мы мастера своего дела, так что если что-нибудь понадобится - обращайся.
  Следующим на очереди был молодой парень, сидевший на небольшом диванчике по левую руку. Его длинные, до плеча, зачесанные назад черные волосы подчеркивали бледность лица, а серо-голубые глаза начинали светиться изнутри, как только его взгляд падал на Майю. Он был среднего роста, но держался прямо и уверенно, улыбался весело и открыто. В правом ухе он, также как и Рокко, носил серьгу, только, в отличие от него, с черным камнем.
  Я подумала, что если добавить к его внешности 'боевую раскраску', местные готы с радостью примут молодца в свой круг. Вампир и культ нечисти - было бы забавно.
  - Мой герой, - представила его Майя - Дэвид. Официально он сын Оливии и Рокко.
  - Официально?
  - Ну, конечно! Дети у нашего вида такая же редкость, как снег в разгаре лета. Так, вроде все. Ой, ну еще Адель. Но вы уже встречались.
  Точно, Адель... Младшая сестра Лео. Миниатюрная рыжеватая блондинка, красавица с неизменно вздернутым носиком. На ней было пышное черное платьице с бегущими по подолу розовыми пантерами, а на ногах - высокие гольфы в черно-белую полоску. Она сидела прямо на покрывающем пол толстом ковре, прислонившись спиной к креслу Лео, и с интересом листала разбросанные перед ней журналы мод, весьма успешно делая вид, что я - пустое место.
  - Не обращай внимания, - пропела Майя, посмотрев на сестру как на строптивого щенка. - Ей вообще сложно угодить. А той, на кого положил взгляд Лео, и подавно.
  Закончив с представлениями и взяв за руку, Майя провела меня прямо к небольшому диванчику, где сидел Дэвид. Я осторожно присела с краю, в то время как Майя поцеловала парня в щеку и уселась рядом с ним, а он, не теряя времени, обнял подругу за плечи и прижал к себе.
  Мне стало не по себе, как будто я вижу то, что мне не положено. Словно я оказалась на ковровой дорожке в Голливуде под прицелами десятков камер и объективов, только выгляжу как всегда - как обычная соседская девчонка: ни прически, ни макияжа, ни стильной одежды, только дикий страх оступиться и дерзкая решимость дойти до конца чего бы мне это не стоило.
  После представления все снова занялись своими делами: Рокко, вооружившись сразу несколькими линейками и карандашами, развернул на столике объемные чертежи, за ним с интересом наблюдала Оливия, Рейнард писал какую-то статью по медицине, изредка спрашивая совета у Орианы или Рокко, Майя с Дэвидом вовсе никого вокруг не замечали.
  Ища спасения, я оглянулась на Лео и вздрогнула.
  Закрыв книгу, он задумчиво смотрел прямо на меня. В приглушенном свете лампы он был божественно прекрасен. Наши взгляды встретились, и я не смогла оторваться. Пожирая друг друга глазами, мы словно оказались в другом мире, вне пространства и времени. Я тонула в зеленой глубине, на дне которой скрывалась вековая печаль. Сейчас мне хотелось только одного - поцелуя. Я хотела, чтоб он поцеловал меня, хотела обнять и прижать его непокорную голову к себе, провести по густым темным волосам, ощутить их шелковую мягкость, как будто я уже когда-то делала это... Хотела пообещать быть с ним всегда, защитить от всего мира. Все вдруг показалось так легко и просто.
  Я уже чисто машинально привстала, чтобы подойти к нему, но тут, как сквозь пелену, услышала приятный мелодичный голос, зовущий меня по имени...
  
  
  Глава 6
  
  - Диана. Диана!
  Волшебство было нарушено, разбито вдребезги, и я невольно поморщилась. А потом вздохнула с облегчением: еще пара секунд и неизвестно куда бы меня занесло. Моргнув пару раз, чтобы сбросить оцепенение, я заметила, как Лео усаживается в кресло.
  Неужели, он тоже хотел подойти? Нет, быть того не может. Чтоб этот гордец и манипулятор встал ради меня? Да ему даже лень от книги оторваться, чтоб сказать мне 'Привет'.
  Совершенно случайно я взглянула на Адель, неподвижной фигурой замершую сидя на полу. Неизвестно, сколько она сидела в этой позе, ее рука так и остановилась, переворачивая страницу журнала. Она смотрела на меня с лютой ненавистью: ее лицо было перекошено гневом, а губы сжаты так, словно она собиралась заплакать, но не могла.
  В следующее мгновенье она осторожный бросила взгляд на Лео и вновь надела на лицо бесстрастную маску.
  Она его любит, мелькнула в голове неприятная мысль, моментально превращаясь в уверенность. Что говорил Лео? 'Не хотел давать ей надежду'? Значит, он знает о ее чувствах. Но она ведь его сестра! Это ненормально...
  'А действительно ли они родственники?' - тут же спросила моя циничная, но более мудрая половинка. Я ведь ничего о них не знала. Ну, почти ничего.
  Неприятно разочарованная увиденным и собственными мыслями, я, наконец, обернулась. Передо мной стояла Ориана.
  - Да? Простите, я задумалась.
  Вблизи она была еще прекрасней, это шокировало.
  - Все в порядке.
  Голос ей идеально подходил такой же яркий и гармоничный, как она сама.
  - Но ты, наверное, голодна?
  С этим словом ощущения вернулись ко мне моментально - снова пробудилась голодная резь в желудке, странно еще, что руки не тряслись от недоедания...
  - Да, немного... - смущенно пробормотала я.
  - Отлично, - просияла девушка. - Тогда иди за мной.
  С этими словами она прошла через комнату и толкнула резную дверь, которую я раньше не заметила. Там оказался небольшой ведущий на кухню коридор.
  Если сравнивать, одна кухня в этом доме равнялась четырем-пяти в том, где я жила, а по практически дневной освещенности и безупречной чистоте была больше сродни операционной. Вдоль одной стены высилась стенка со встроенной плитой, мойкой, микроволновкой, шкафчиками и прочими кухонными атрибутами, а в центре располагался большой стол. С правой стороны было некое подобие бара с высокими стульями. Только там, где должны были находиться напитки, высились огромные холодильные камеры. Интересно, что там внутри? Вряд ли замороженные котлеты с бифштексами...
  Придержав для меня дверь, Ориана гостеприимным жестом указала на накрытый стол, буквально заваленный разнообразной едой. Я вздохнула с облегчением: хотя из кухни и доносились вполне земные запахи пищи, меня не покидало беспокойство - вдруг они решили бы угостить меня чем-нибудь более плотоядным, чем жареная курица...
  - Мы не знали, что ты любишь, так что здесь шведский стол. Все, что может прийтись по вкусу молодой девушке двадцать первого века, - извиняющимся тоном произнесла она.
  - Ну что вы, не стоило так беспокоиться.
  - Вот. - Она подала мне тарелку. - Бери все, что понравится, не стесняйся. Мы сами не готовили, заказали в городском ресторане, поэтому, скажи сразу, если что не так.
  Я положила на тарелку немного салата, жареного мяса с картошкой и налила в стакан апельсинового сока из графина, стараясь, по своему обыкновению, не пролить.
  Там было много разных блюд, но в готовности желудка принять сейчас что-нибудь вроде овсянки или желе я сомневалась. Попробовав их в Лондоне, я не испытывала никакого желания повторять этот опыт. Потому выбрала то, что было проверено временем и пришлось очень кстати, учитывая голодное урчание в животе.
  Наполнив тарелку, я замерла, не зная, что делать дальше: идти обратно в гостиную или спокойно поесть прямо на кухне.
  - Если хочешь, ешь здесь. Тут намного спокойнее, - произнесла Ориана, заметив мое замешательство.
  Мы присели на высокие стулья у бара. Еда была отлично приготовлена, несмотря на обилие специй.
  - Очень вкусно, - искренне похвалила я, испытав прилив благодарности к тем, кто столько сделал ради моей более чем скромной персоны.
  - Спасибо, хотя мы ничего и не сделали, ведь попробовать... даже если бы мы что-то приготовили, то вкус такой еды мы не почувствуем.
  Я кожей чувствовала любопытство с оттенком легкой зависти, прозвучавшее и в ее словах.
  - А что вы едите?
  Желание узнать больше все-таки пересилило чувство настороженности.
  Ориана понимающе улыбнулась, встала, легкой походкой прошла за стойку и открыла один из холодильников. Там оказалось множество винных бутылок, этикетки их были закупорены. Она закрыла его, не притронувшись к бутылкам, затем открыла другую камеру, тут я увидела...сок. Томатный сок. Ориана взяла пару пакетиков и поставила на стойку.
  - Это все упаковка, - пояснила девушка, - а содержимое всех одно - кровь. О, - вздохнула она, вероятно, заметив, как я побледнела, - она же не живая. Леонардо предпочитает избегать прямых контактов с людьми. А это все выдумки Рейнарда. Рокко ему помогает. Рейнард работает микрохирургом в областной больнице, заодно ведет занятия и читает лекции в Медицинском Университете.
  Когда Ориана заговорила о Рейнарде, это надо было видеть: от гордости она словно светилась изнутри.
  - На новом месте он всегда налаживает контакты, поставки. К счастью, в наше время достать кровь не так сложно, по крайней мере, распространенных групп. К тому же человеческие болезни нам не страшны, хотя вкус испортить могут. Незадолго до переезда мой муж позаботился о том, чтобы найти доноров. - В ответ на мой подозрительный взгляд, она лишь звонко рассмеялась, обнажив при этом чуть более длинные, чем положено, клыки. - Конечно же, их никто не заставляет - просто, в отличие от обычного добровольного донорства, их услуги щедро оплачиваются, а они сами уверены, что спасают жизнь богатым людям. Не знаю на счет законности, но ведь никто не в обиде...
  Говоря это, она через трубочку медленно потягивала напиток густого красного цвета. Я пристально наблюдала за ней: никакой красноты в глазах - обычные, золотисто-коричневые. Странно.
  - Можно тебя спросить? - вдруг проговорила Ориана и заинтересованно пододвинулась ближе ко мне, словно подруга, решившая посплетничать о чем-то тайном.
  - Конечно. О чем? - Я не представляла, что может интересовать вампиршу, поэтому невольно насторожилась, ожидая какого-нибудь подвоха.
  - Как часто вы едите? И что любите есть?
  От неожиданности я чуть не подавилась. Можно было ожидать каверзных вопросов о наших с Лео отношениях, о моем доме, семье, но уж точно не этого! Я коротко засмеялась, почти тут же смущенно извинившись.
  - Простите. Просто это последние вопросы, которые, я ожидала услышать.
  - Во-первых, давай перейдем на 'ты', а то я уже начинаю переживать о своем возрасте. - Она вроде не обиделась и говорила с легкой грустной полуулыбкой.
  - А во-вторых, когда ты живешь, то о таких мелочах просто не задумываешься, а потом оказывается, что ты их просто не помнишь. И рядом нет человека, чтобы спросить его об этом, не вызвав кривых взглядов в свою сторону...
  Действительно, задай я этот вопрос хотя бы одноклассникам, на меня бы тут же повесили клеймо сумасшедшей и закидали камнями. Хотя, я и так была близка к этому.
  Если задуматься, вампирам, должно быть, довольно сложно существовать бок о бок с человеческими существами, сдерживая жажду, стараясь не выделяться. Эта семья очень сильно рискует, открыто живя среди людей. Порой люди более жестоки, чем прирожденные хищники...
  - Как тебе сказать... Мы едим, когда нам хочется есть. Наверное, для большинства это три-пять раз в день, не говоря уже о русской народной привычке постоянно прерывать работу 'на чай'. А вкусы... Они свои у каждого, да и в каждой стране разные.
  - Да, мне говорили, что в Англии любят подавать на завтрак овсянку.
  - Хоть я и жила в Лондоне несколько лет, так к ней и не привыкла.
  - И правильно, кто захочет вливать в себя эту странную непонятного цвета жижу с комочками...
  Она забавно скривила губы.
  - Я говорила то же самое, - рассмеялась я.
  - А нож с вилкой - эти странные приспособления. И эта штука для улиток... Я хотела сквозь землю провалиться в лучшем ресторане на Манхэттене. Рейнард тогда вел переговоры о покупке нового дома и нас пригласили на ужин, чтобы там в неформальной обстановке обсудить сделку. Это была настоящая пытка.
  - А еда? Что вы с ней делали?
  - Старались сделать вид, что едим, передвигая еду по тарелке. Без практики выглядело жалко, - вздохнула она. - Официанту было стыдно подавать счет.
  - Можно задать вопрос? - теперь уже спросила я.
  Сейчас была моя очередь смущаться.
  - Давай.
  Она тоже едва заметно напряглась.
  - Твои волосы, они от природы такие?..
  Она с облегчением рассмеялась и легко тряхнула головой, отчего ее длинная золотистая шевелюра улеглась в живописном беспорядке.
  - Достались по наследству. Благодаря им, мне и имя дали.
  - А от кого, если не секрет?
  - О, это красивая история. Моя мать была светловолосой англичанкой, аристократкой, а отец - рыжий горячий ирландец, тоже из какого-то древнего рода.
  Они встретились совершенно случайно, во время визита деда в Ирландию, зачем они туда ездили, я уже не помню... Мама натолкнулась на отца в Дублине, когда переходила через дорогу, отец извинился - она его отчитала, он сделал ей комплимент - она дала ему пощечину. Закончилось все поцелуем прямо на площади под довольные возгласы ирландцев и ржание вставших на дороге лошадей.
  Потом маме пришлось уехать домой, в родное поместье. Но отец, оставив семью на братьев и навеки отказавшись от своей родины, нашел ее. Они сбежали и обвенчались в маленькой предместной часовне. После - поселились в Лондоне, и через некоторое время отец стал успешным торговцем. Они действительно любили друг друга и никогда не жалели о том, что оставили. Они говорили о времени до их первой встречи, как будто это было в другой жизни.
  Потом у них родилась я. Мои волосы с рождения отливали золотом, поэтому меня и назвали Орианой, что с итальянского переводится как 'золотая'.
  - Почему же итальянский?
  - Однажды, мама сидела в отцовской лавке, а мимо проходили итальянские путешественники. Увидев меня, они начали восхищаться и все говорили: 'Ориана, Ориана'. Когда они ушли, мама спросила отца, что это значит, он немного понимал итальянский. Маме очень понравилось, так я и стала 'золотой'.
  - А через два года у них появилась я.
  От неожиданности я вздрогнула и чуть не упала со стула. Оказывается, пока Ориана говорила, к нам подсела ее сестра Оливия.
  Мне стало не по себе. Как я умудрилась ее не заметить? Она сидела за моей спиной и перед ней уже стояла упаковка 'сока', хотя я готова была поклясться, что не видела, как она проходила.
  В ее присутствии мне стало немного неловко - Оливия казалась более своенравной и непредсказуемой, чем сестра. Рыжеволосая красавица приветливо улыбнулась мне и весело добавила:
  - Я пошла в нашего непоседливого папочку, такая же рыжая.
  - Имя они так же выбирали?
  - Даже не знаю... Это было слишком давно... Да я и не особо любила слушать папенькины байки... Они могли назвать меня так, просто потому что Ориана и Оливия красиво звучат вместе, или потому что у меня глаза зеленые, а олива - вечнозеленое дерево. Не знаю. В любом случае это имя мне нравится.
  - А как вы стали вампирами?
  Вопрос прозвучал неуверенно.
  Я действительно не знала, нормально ли спрашивать у них об этом. Но мне очень хотелось узнать, как такое происходит. Не каждый же день с немертвыми общаешься...
  - Великая эпидемия чумы в Лондоне, - с глухой грустью проговорила Оливия. - 'Язва, ходящая во мраке, зараза, опустошающая в полдень'.
  - Нас обратил Рейнард, - таким же тихим голосом произнесла Ориана, с болью возвращаясь к событиям многовековой давности. - В 1665 году в Лондон пришла 'черная смерть'. Было необычно жаркое душное лето. Тогда, в разгар жары, и поползли слухи о неизвестной болезни, от которой умирали люди в порту. День за днем в канале вылавливали все новые почерневшие трупы, от которых приходилось отгонять полчища крыс.
  Первой заболела мама. Она в беспамятстве металась по кровати, сгорая от лихорадки. Она всегда была очень хрупкой и болезненной. Отец немедленно послал слугу за доктором. Тот явился уже через час и до жути напугал нас с сестрой. Сестра даже заплакала.
  - И было от чего...
  - Тогда врачи одевались совершенно иначе: они носили длинные черные кожаные одежды и маску с птичьим клювом, закрывавшую все лицо, были только две маленькие дырочки для глаз. Как огромные кривоклювые коршуны.
  - Или как смерть, только вместо косы - палка для осмотра, - добавила Оливия, передернув плечами.
  - Мы с сестрой подслушали, как он, осмотрев мать с помощью каких-то своих палочек и задав отцу несколько вопросов, вынес приговор - чума. В те времена не было ни одного человека, который не слышал бы о ней, и не боялся как семи казней египетских. Мы сразу поняли, что борьба предстоит не на жизнь, а на смерть...
  Отец во всем винил только себя - торговые сделки заключались у нас дома, мама вполне могла заразиться от какого-нибудь приезжего моряка, зашедшего в нашу лавку.
  Он заперся с ней в комнате на втором этаже, день и ночь ухаживал за ней. Нам с сестрой было запрещено даже приближаться к комнате, только дважды в день, утром и вечером, я должна была приносить ведро воды и еду. Все, что мы могли, это молиться...
  В те дни мы часто молились и рыдали, стоя на коленях от собственной беспомощности, страха, отчаянья. Но уехать мы не могли: слуги сбежали при первом упоминании о болезни, нельзя было бросать на произвол судьбы мать с отцом, кроме того, начали выходить распоряжения олдермена. Множество запретов и предписаний, чтобы ограничить эпидемию. Может быть, они и помогли, но для больных изоляция звучала как приговор: семьям, где были выявлены больные чумой, было запрещено выходить из дома и с кем-либо общаться.
  На второй день болезни матери к нам зашел человек, их тогда называли наблюдателями, задавал вопросы. В тот же день наш дом был помечен как зараженный и к нему приставлены дозорные. Днем и ночью они следили, чтоб в дом никто не входил и не выходил.
  Мы оказались заперты в клетке и с каждым днем словно задыхались. К счастью, в кладовке оказалось достаточно пищи, так что, по крайней мере, голод нам не грозил.
  В это время в городе поднялась паника, волны мародеров бессовестно грабили дома. Множество людей покинуло город, увозя свой нехитрый скарб и оставив свои дома и большую часть имущества грабителям. Оставшиеся были либо бандитами, либо истово верующими, набившимися в храмы, церкви и часовни и днем и ночью возносившие молитвы к небу, которое их почти не слышало.
  То и дело за дверями слышался плач, то женский, то детский, крики отчаянья или боли, молитвы, пьяный бред и похабные песни.
  Они пугали нас еще больше. А еще запах гари и жареной плоти. От костров, на которых безразличные к смерти могильщики сжигали трупы умерших от болезни.
  - Меня каждый раз выворачивало наизнанку, как только ветер дул с той стороны, - мрачно прошептала Оливия.
  - На третий день воду и еду никто не забрал. Мы ждали до вечера - тишина. С большим трудом, открыв забаррикадированную отцом дверь, мы содрогнулись от тошнотворного запаха.
  Родители были мертвы уже не меньше суток. Отец так и умер, держа маму за руку и склонив голову на кровать. Наверное, мама скончалась раньше, а он просто не смог поверить в то, что остался без нее, сидел и ждал, когда она ему улыбнется. Он всегда любил ее до беспамятства и не смог пережить ее смерть.
  Мы не знали, что делать, дозорный у дома исчез еще днем... Мы закрыли комнату, пошли к себе и всю ночь со слезами на глазах молились за упокой их душ. Трудно было даже думать, что их больше нет, не говоря уже о том, что теперь делать и как продолжать жить дальше.
  На улице было так тихо, что казалось мы одни, одни живые во всем мире.
  Утром следующего дня к нам в дверь тихо постучались. Я жутко перепугалась - кругом воры и разбойники, жаждущие нажиться на смерти, но Оливия смогла заснуть только под утро, так что я не смогла заставить себя, ее разбудить. Вооружившись вилами, я приоткрыла дверь...За ней оказались два путника с головы до ног покрытые пылью - Рейнард и Леонардо.
  Наверное, это и называется любовью с первого взгляда. - Ориана грустно улыбнулась. - Так странно, кругом смерть, дым, смрад, страх, отчаяние, а ты все равно испытываешь такие сильные чувства. Как только Рейнард заговорил, я поняла - только он.
  Он рассказал, что они иностранцы, отец и сын, только что прибыли в Лондон и попросили снять комнату в нашем доме - в окружающей разрухе только он сохранил более-менее презентабельный вид.
  Я сбивчиво рассказала им о чуме, о родителях, со слезами на глазах умоляла их уехать, но они только сочувственно улыбались и упорно стояли на своем, и мне не оставалось ничего другого, как уступить их просьбе.
  В обычное время мне и в голову бы не пришло позволить двоим мужчинам остановиться в одном доме с двумя совершенно беззащитными женщинами. Но тяжелые времена резко перевернули весь наш добрый и спокойный мирок. У большинства людей остался один единственный принцип: спаси себя самого. И мне нужно было на кого-то опереться, чтобы не сломаться. Поэтому я открыла для них дверь.
  С приходом Рейнарда в наш дом вернулась надежда. Он был такой добрый, уверенный в себе, спокойный, что это передавалось и нам. Казалось, у него есть ответ на любой вопрос. Отец и сын сразу же взяли на себя большую часть работы по дому: безропотно кололи дрова в маленьком дворике за домом, топили печь, переносили тяжести, кормили животных и птицу.
  Рейнард и Лео помогли нам, несмотря на приказы олдермена, с честью похоронить мать с отцом. При этом всю работу по очистке их комнаты и подготовке к захоронению они взяли на себя. Рейнард особенно следил, чтобы мы не контактировали с зараженными предметами, проветривали комнаты, неизвестным образом доставал столь редкие свежие продукты и чистую воду.
  Мы с сестрой взяли на себя готовку, стирку и уборку дома. Это было настоящее испытание: раньше, помогая матери, мы и не догадывались, сколько всего ей приходилось делать, чтобы жизнь в большом доме шла своим чередом.
  Каждый вечер мы уставали настолько, что размышлять или вспоминать о спокойном прошлом просто не было сил. Но мы только радовались этому. Оглядываясь назад, нельзя было двигаться в будущее. Нет, это не значило, что мы забыли родителей, свою любовь и благодарность им. Просто не лили слезы, жалея себя, мы старались смотреть только вперед, чтоб мать с отцом могли с гордостью смотреть на нас с небес.
  По вечерам Рейнард развлекал нас рассказами о своих странствиях, сказками и легендами всех стран мира. Я восхищалась им. Мы с сестрой снова начали улыбаться.
  Лео же, напротив, всегда был очень замкнут, серьезен и молчалив, иногда мы с сестрой слышали, как он тихо спорил о чем-то с Рейнардом.
  Однажды я несла им выстиранные простыни и случайно подслушала их разговор. Лео говорил, что Рейнард не должен привязываться ко мне так сильно, что последствия могут быть ужасными, и, в конце концов, пострадает только он. На что он только тихо произнес: 'Но я уже люблю ее. Поздно что-то менять. Я не могу оставить Ориану или позволить ей погибнуть'. Выслушав его, Лео ответил: 'Поступай, как знаешь. Я не имею ничего против нее. Если ты так говоришь, то просто знай, что бы ты ни решил, я поддержу тебя'.
  Я убежала, а потом долго сидела на кухне, стараясь прийти в себя. Я тогда не могла понять смысла и половины сказанного, но слова 'я уже люблю ее' так и крутились в голове.
  В те времена никто даже не заикался о равноправии полов, поэтому и речи быть не могло, чтобы я первой заговорила о своих чувствах. Но время все расставило по своим местам...
  Даже Рейнард был не всесилен и не мог сутками опекать нас. Каждый день они с Лео ходили на пристань, носили воду для больных и умирающих, помогали докторам.
  Перед возвращением к нам домой они оба всякий раз мылись и полностью меняли одежду, чтобы не принести с собой заразу. Мы тем временем занимались домашним хозяйством.
  Нам, конечно, казалось странным, что Рейнард с Лео никогда не ели, по крайней мере в нашем присутствии, не казались уставшими, проработав целый день... Но мы не хотели ничего замечать, списывая странности на природную деликатность и выносливость мужчин.
  - Но почему тебе понравился именно Рейнард, а не Лео? - не удержалась я от вопроса. Как-то не укладывалось в голове, как эти ослепительные девушки не обратили внимания на молодого красавца-вампира.
  Сестры понимающе переглянулись, ответила Оливия, и по одобрительному кивку сестры я поняла, что та с ней полностью согласна.
  - Бесспорно, Лео нереально красив, умен и решителен. Но он держит всех на расстоянии вытянутой руки, если не дальше. Он никогда не показывает своих чувств, не рассказывает о своем прошлом. Он - единственный в нашей семье, чья история никому не известна. Разве что Рейнарду, но он не выдает чужие тайны. А еще... за те века, что мы живем как одна семья, можно по пальцам пересчитать те случаи, когда мы видели его улыбку. И если уж говорить о его замкнутости, то в те времена с ним было намного труднее. Он больше походил на непробиваемый призрак, отвечающий односложно, если к нему обращались, бросая при этом свирепые взгляды. Нормально общаться он мог только с Рейнардом.
  Что же случилось с Лео в прошлом? Просто так никто не замыкается в себе. Я должна узнать...
  - Не подумай, что мы не любим его, - добавила Ориана. - Лео - мне как сын и я очень надеюсь, что сумела завоевать маленький уголок его сердца. Но в то же время он среди нас единственный, кто всегда знает, что делает. У меня порой такое чувство, что по сравнению с ним я - маленькая девочка, не имеющая никакого понятия о законах жизни.
  - Но со мной он улыбался...
  Я защищаю этого вампира! Да что со мной творится?
  - Потому, что ты для него особенная, - задумчиво произнесла Ориана. - Думаю, он и сам себе не хочет в этом признаться.
  Я недоверчиво уставилась на нее. Что может быть особенного во мне? Он выбрал меня из-за моего любопытства и только, ну еще удобства в обращении. Как мобильник - надежно, компактно и пиликает когда нужно. Да уж. Надо спасаться, пока сестры не начали спрашивать о нас с Лео, хотя так хотелось узнать побольше о загадочном красавце. Но никого желания врать я все равно не испытывала.
  - Прости, что прервала в твою историю. - Я постаралась сказать это как можно убедительней. - Продолжай, пожалуйста.
  Ориана тяжело вздохнула.
  - Хорошо.
  Ее глаза снова смотрели в прошлое.
  - Я уже говорила. Что Рейнард с Лео уходили утром, а возвращались к вечеру.
  Однажды вечером в дверь постучали раньше обычного, но я была слишком счастлива и беспечна, чтобы задуматься об этом.
  С улыбкой на губах я открыла дверь, и они без лишних слов вломились в дом.
  Их было трое - три бандита, вооруженные ножами и револьвером, пьяные в стельку. Их крики услышала Оливия и тоже спустилась, чтобы узнать, в чем дело...
  Они несколько раз ударили нас, и принялись бить и крушить все кругом, прихватывая все сколько-нибудь ценные вещи. Потом уселись за обеденный стол, требуя от нас еще и еще выпивки и еды. Мы могли только надеяться на то, что они напьются до беспамятства, и мы сможем сбежать, поэтому, как могли, сдерживали рыдания и покорно вынимали из кладовки драгоценные запасы.
  Один из них был явно болен, на его обнаженной шее красовался жуткий бубон, мешавший ему дышать, но разбойники как будто не замечали больного или были слишком пьяны, чтобы хоть о чем-то подумать... Они с дикими криками затянули какую-то песню...
  Мы с сестрой жутко испугались. Оливия заплакала, для бандитов это было как красная тряпка. Они орали, один из них хотел ее ударить, я попыталась прикрыть ее собой...
  Тут вернулись Рейнард и Лео. Они мгновенно все поняли и за секунду скрутили и выволокли из дома бродяг. Я не знаю, что с ними стало, да мне было и все равно, только жуткие вопли огласили темные улицы и, все стихло.
  На следующий день и я, и Оливия заболели. Рейнард положил нас в разные комнаты, и, оставив Оливию на Лео, ни на минуту не отходил от меня.
  У меня болезнь прогрессировала быстрее - убивала лихорадка, резчайшая боль разрывала голову на куски, я не могла даже руку поднять от слабости, вскоре под мышкой начал расти огромный бубон.
  Еще хуже было видеть отчаяние в глазах Рейнарда: он видел много больных и знал - мне не выжить. Хотя и всеми силами старался меня подбодрить.
  Промучившись двое суток, я поняла, что силы на исходе. Это был последний шанс сказать Рейнарду. Я, с огромным трудом ворочая языком, едва слышно прошептала: 'Я люблю тебя, и хотела бы, прожить с тобой целую вечность. Прости'.
  - Дальше Рейнард обратил меня, а потом я уговорила его сделать то же для Оливии, - вдруг быстро закончила Ориана. На самом интересном месте.
  Я удивленно подняла на нее взгляд и поняла, почему она заторопилась: у входа, прислонившись к дверному косяку и скрестив руки на груди, стоял Лео. Я невольно в который раз восхитилась его совершенству. Его глаза настороженно блестели.
  - Наконец-то меня заметили, - с притворной грустью произнес он. - Ваши мальчики уже соскучились и затеяли кулачный бой, и, если вы сейчас их не остановите, наш дом исчезнет с лица земли.
  Оливия вскрикнула, соскочила со стула и стрелой метнулась в гостиную. Ориана мягко улыбнулась мне.
  - Мог бы и сам их остановить. Не знала, что ты такой собственник, Лео! - поддела она его.
  Леонардо поморщился как от укуса.
  - Тебе тоже стоило бы следить за своим Дон Жуаном и его проектами по спасению мира.
  - Ладно, уже бегу.
  Легкой походкой она направились к выходу.
  - Очень приятно было поговорить, надеюсь, не в последний раз. И прости за мрачную историю.
  На миг она обернулась ко мне, подмигнула и вышла, взметнув золотистыми волнами волос.
  
  
  Глава 7
  
  Леонардо с бесстрастным лицом медленно подошел к холодильнику, достал початую бутылку красной жидкости, налил в бокал.
  Я заворожено следила за его плавными движениями.
  Когда он отпил, я сглотнула слюну. Неприятно было даже думать о том, что у него там налито.
  - Вкусно? - кисло спросила я.
  - Так себе, - пробормотал он, слегка взболтав содержимое бокала, как это делают с вином. - Мелькарт, конечно, постарался, но даже его консерванты оставляют привкус, к тому же эта кровь не живая.
  - А какая живая?
  Его глаза с полыхающими в них ярко-красными искорками тут же впились в мои, они очаровывали.
  - Живая кровь у живого человека.
  Он говорил тихим глубоким голосом.
  - Она дрожит и бьется в такт его пульсу, зажигает огонь неудержимой жажды в твоих венах, она невероятно вкусна и притягательна, ее запах пленит, ее мягкая струя возрождает тебя...
  Что-то было не так, подчиняясь его взгляду и голосу, мое тело встало и придвинулось к нему. Лео с другой стороны стойки тоже нагнулся ко мне. Кровь бурлила в моих венах, все тело само хотело укуса. Когда между его губами и моим горлом оставалась только пара сантиметров, он довольно улыбнулся, показав длинные, острые, будто фарфоровые клыки.
  'Нет!' вмешался инстинкт самосохранения, с огромным трудом я стряхнула оковы наваждения, и дернулась от вампира, едва сохранив равновесие и не свалившись со стула. Я тяжело дышала как после бега.
  - Не смей применять на мне свои вампирские фокусы!
  На смену растерянности мгновенно пришел гнев.
  - Ну, надо же было попробовать.
  Он довольно ухмыльнулся и отпил из бокала.
  - Ты невыносим! Все равно твои штучки на меня не действуют.
  - Правда? А мне показалось, что у нас почти получилось.
  Он со мной игрался!
  - Разве я тебя не волную? Твое сердце колотится как сумасшедшее, кровь так и бежит по сосудам, - промурлыкал он.
  - Конечно! Только ты меня не волнуешь, а бесишь!
  Да что со мной такое! Волнение, вопреки моим словам, никак не желало проходить. Чтобы хоть как-то успокоиться, я встала, вымыла свою тарелку и стакан из-под апельсинового сока. Потом мне снова стало нечем заняться, а его взгляд преследовал меня по пятам.
  - Садись, - вдруг произнес Лео, указывая на стул напротив, и, заметив мою настороженность, добавил с кривой улыбкой - Обещаю не кусаться.
  С тяжелым вздохом я вернулась на стул, бежать все равно было некуда.
  - И о чем же таком интересном вы здесь так долго говорили?
  Его безразличие явно было наигранным. Он хотел знать. Трудно было видеть его красоту так близко и не нервничать. Я сжала руки под столом, призвав на помощь всю свою гордость.
  - Так ты все же соизволил заметить меня. Точнее, мое отсутствие.
  Непрошеная горечь прозвучала в словах.
  - Конечно. Не люблю надолго выпускать из вида любимые игрушки.
  - Ты невыносим, - повторила я, а от его слов мне стало грустно.
  - А ты не ответила на вопрос.
  - Мы говорили... о жизни.
  Так я тебе и сказала!
  Он тоже догадался, что я буду молчать, как партизан, поэтому пожал плечами и вперил задумчивый взгляд в потолок.
  Жуткие картины из истории Орианы все еще стояли перед глазами. Я поежилась.
  - Лео?
  - Да, любимая.
  - Не называй меня так! Это уже откровенная ложь.
  - Мое право выбирать.
  - Ты же не хочешь, чтобы я тебя так называла?
  - Почему нет? Это моя гордость пережить сможет, - он терпеливо вздохнул. - Ладно, остынь. Жилка на твоей шее становится слишком соблазнительной...
  Мои щеки тут же вспыхнули, но, глубоко вздохнув, я запрятала смущение и раздражение подальше. Потом вытащу и переживу.
  - Лео, сколько тебе лет на самом деле?
  Он нахмурился.
  - Тебе обязательно задавать такие вопросы?
  - Я хочу знать, - упрямо заявила я.
  - С чего бы вдруг такой интерес к моей персоне?
  Его глаза подозрительно сузились.
  - Ни с чего. Ориана и Оливия говорят, что о тебе мало что известно. Вот я и хочу узнать. Что в этом такого удивительного?
  - И что же ты узнала?
  - В 1665 году ты уже был вампиром. Вот и все. Так ты скажешь или нет?
  - Нет.
  Мне стало больно и обидно. Ориана точно заблуждалась - меня он тоже не впускает в свою жизнь.
  - Отлично, сама узнаю.
  - Интересно у кого? - Он усмехнулся. - Рейнард будет нем как рыба - я уверен, остальные не знают ничего существенного.
  - Ага, значит, есть, что знать?
  - Достаточно.
  Он заговорил холодно и высокомерно.
  - Оставь эту тему навсегда! Если узнаю, что ты расспрашиваешь кого-либо...
  - То что?
  Гнев и обида взлетели с новой силой. Весь день то игнорирует, то выводит из себя!
  - Съешь меня?! Да, пожалуйста!
  Он удивленно и с беспокойством смотрел на меня.
  - Просто забудь, - наконец серьезно произнес он. - Тебе же легче станет.
  - Это мое дело.
  - Ладно. Все равно ты ничего, кроме головной боли, не добьешься.
  Он поднялся и залпом допил содержимое бокала.
  - Уже поздно. Я отвезу тебя домой.
  Он пошел вперед через опустевшую гостиную, показывая мне путь. Моя куртка висела в прихожей. Я машинально посмотрела на рукав - крови не было. О вчерашнем происшествии напоминали только бинты на правой руке.
  Лео, накинув пальто, пошел вперед и через минуту пригнал из гаража к самому выходу из дома все ту же серую иномарку.
  На улице заметно похолодало. Я вышла на крыльцо и поежилась: пронизывающий северный ветер пробивался даже сквозь куртку. За прошедшие сутки первый снег покрыл все вокруг тонкой замерзшей коркой, похрустывающей под ногами. На улице, несмотря на белый снежный покров, было очень темно, поэтому я старалась не отходить от освещенного фонарями крыльца, затылком помня о ненадежности льда на дорожке.
  Интересно, который час? Неужели мы так долго просидели, слушая рассказ Орианы?
  Лео вышел и придержал дверцу машины, пока я садилась, затем занял место водителя. Осторожно он повел машину по темной заледеневшей дороге.
  - Это ничего, что я не попрощалась с твоей семьей? - почему-то робко спросила я.
  Я уже отчаянно жалела о нашей ссоре. Прошлое Лео... Если в нем были такие же ужасы, как и в жизни Орианы с Оливией, то вполне понятно, почему он ничего не рассказывает. Все моя глупая гордость. Я чувствовала, что сделала ему больно, но извиниться... Я еще не готова, завтра может быть. Обида пройдет, когда наступит утро.
  - Им сейчас все равно не до нас.
  - А где они?
  - Прислушайся.
  В тишине леса, сквозь глухое рычание мощного мотора, я расслышала отдаленный треск. Как будто кто-то в лесу валил замерзшие деревья.
  - Что это?
  - Обычное дело.
  Такая знакомая приятная усмешка.
  - Рейнард поспорил с Рокко, теперь выясняют кто из них сильнее. Ориана и Оливия в качестве судей и болельщиков. Раз-два в месяц они не могут от этого удержаться. Хорошо хоть их увели подальше от дома, а то пришлось бы его по кирпичику собирать. Право же, как дети.
  У меня вырвался нервный смешок. Ну да, лучшее развлечение для вампира - валить сосны посреди ночи!
  - А ты у них вроде как взрослый. - Насмешливо проговорила я и посмотрела на Лео.
  Ого, мне даже удалось смутить его.
  - Должен же хоть кто-то думать о последствиях.
  - И кто победит?
  - Когда как. Рейнард - проворней, Рокко - сильней.
  Мы замолчали. В сумраке салона было тепло и уютно.
  Как я ни старалась смотреть на освещенную фарами дорогу, взгляд то и дело сам по себе переводился на Лео. Он уверенно вел машину одной рукой, слегка откинувшись на спинку кресла. Его чеканный профиль при таком освещении казался менее величественным и более уязвимым. Он о чем-то глубоко задумался, смотря прямо перед собой и покусывая твердо сжатые губы.
  Спросив номер моего дома, он подвез меня прямиком к подъезду и повернулся ко мне.
  - Скажи, - от звука низкого приятного голоса Лео я вздрогнула и, резко отвернувшись от него, уставилась на дорогу, - твоим родителям действительно все равно, что ты не ночуешь дома и проводишь время с едва знакомыми людьми? Ты говорила о дяде, но ни словом не обмолвилась о родителях.
  От напоминания у меня заныло сердце. Оказалось, что боль от потери не утихла, не стала менее реальной. Она едва слышно маячила на грани понимания, готовая захватить меня с головой и раздавить при первой же возможности. Если б я только могла заплакать... Слезы притупляют ощущения, смывают острые режущие углы, оставляя в утешение светлые воспоминания. Но после аварии что-то пошло не так: ни одной слезы горя не упало с моих ресниц.
  - Я... - Голос сорвался. - Я не знаю...
  - То есть как? - допытывался он. - Разве ты здесь не в гостях?
  - Нет... Не знаю... Их больше нет, просто нет... Я никогда не узнаю.
  Слова давались с трудом.
  - Рассказывай, - потребовал он, сверля меня зелеными глазами.
  Только там не было притворного слезливого сочувствия или жалости, только интерес, желание понять. И я поняла, что действительно хочу все ему рассказать, потому что возможно он единственный отнесется к этому так, как надо мне...
  Я начала рассказывать, то и дело, сбиваясь, как мы с родителями собирались вместе поужинать и отпраздновать мою первую победу на выставке в художественной школе. Рассказала, как мы ехали по городу, весело смеясь и обсуждая планы на лето, как мама очень сильно хотела съездить в Россию, встретить старых друзей.
  - На большом перекрестке папа притормозил на красный свет, в то время как мама через переднее сиденье обернулась ко мне и, смеясь, рассказывала, как ее деревенский кот таскал на хозяйскую кровать дохлых мышей, а потом ходил за ними хвостом, требуя заслуженной награды. Загорелся зеленый свет, и мы поехали через перекресток. Что было дальше, я плохо запомнила. Папа вдруг не своим голосом закричал: 'Пригнитесь!', потом - сильнейший удар. Вроде что-то перевернулось. Меня очень сильно тряхнуло, и я потеряла сознание. Очнулась уже в реанимации. Врачи сказали, что мне очень повезло: при лобовом столкновении я сидела на заднем сиденье и отделалась сотрясением мозга, неполным переломом бедра и ушибами. Они назвали это чудом. Родителей же даже до больницы не довезли. Травмы несовместимые с жизнью. А сбивший нас водитель просто скрылся с места преступления. Вот и все. По завещанию до восемнадцати лет моим опекуном был назначен дядя Виктор. Теперь я живу здесь, по крайней мере, пока не смогу сама распоряжаться наследством...
  Из груди вырвался тяжелый вздох - впервые я кому-то сама рассказывала об этом и вроде как справилась. Удалось обойтись без лишних подробностей и эмоций. Сухенько, зато достойно. Только руки слегка дрожали, и сердце продолжало болеть при каждом новом ударе.
  Лео молчал. Он вообще не подавал никаких признаков жизни, и я обеспокоено обернулась к нему, встретившись с застывшим изумрудно-зеленым взглядом. Он сидел настолько неподвижно, не дыша, что я, отстегнув ремни безопасности, испуганно подалась к нему - неужели ему стало плохо?
  - Лео... Лео, что с тобой?!
  Я осторожно не без колебаний коснулась его щеки, сразу же отдернув руку, словно боясь обжечься о его совершенное каменное лицо.
  Прикосновение возымело свое действие.
  Он вздрогнул и с болью посмотрел на меня. Прохладные руки Лео осторожно обняли меня, прижав мое лицо к его груди, словно я какое-то сокровище. Они нежно гладили по волосам, а его губы над моим ухом едва слышно прошептали:
  - Прости, прости меня, если сможешь. Прости...
  - За что? - так же шепотом спросила я, совершенно не понимая, что он хотел этим сказать...
  - Я должен был быть рядом. Я должен был защитить тебя и никогда не отпускать.
  - Но ты мне ничего не должен... Вроде как...
  - Ты не понимаешь.
  Так оно и было, но шестое чувство подсказывало мне, что сейчас не лучшее время задавать вопросы.
  Как он и сказал, я совершенно не понимала смысла его извинений, но никогда раньше не чувствовала себя лучше, чем в капкане его рук, поэтому не задавала вопросов, грозящих нарушить очарование момента. У нас еще будет время.
  Его голос и тело волновали меня, но они же и успокаивали, давая чувство небывалой надежды и защищенности. Я обняла его сильные плечи руками и зарылась лицом в ворот пальто, вдыхая его приятный свежий запах. Внутреннее напряжение, накопленное за долгие месяцы кошмаров, отступало как отлив, оставляя едва заметные мокрые следы на камнях. Расслабленность и покой дарили мне его объятия, и я хотела лишь вечно находиться рядом с этим человеком... Нет, вампиром. Как бы банально это ни звучало.
  
  
  Глава 8
  
  Спокойствие и уют салона были разрушены нервным стуком в окно машины. Нехотя отодвинувшись от Лео, я увидела через тонированное стекло знакомое лицо. У меня душа ушла в пятки.
  - Дядя...
  Лео мгновенно взял себя в руки: он коротко посмотрел на меня, кивнул и вышел из машины. Я уже поспешно открывала дверцу со своей стороны.
  Мой бог! Дядя видел, как меня обнимал парень! Чертовски смущающее обстоятельство, к тому же теперь большого разговора никак не избежать. Даже Лиза при всей своей самоуверенности не рисковала показывать дяде с тетей своих ухажеров, справедливо полагая, что, о чем не знаешь, о том и не беспокоишься. Но что дядя Виктор делает здесь? На улице, в такой темени, на собачьем холоде?..
  Когда я подошла к нему, Леонардо уже протягивал дяде руку:
  - Леонардо Стюарт.
  - Иванов Виктор Сергеевич. Прихожусь дядей этой несовершеннолетней юной особе.
  Дядя руку не пожал. Он с подозрением, оценивающе смотрел на Лео, парень отвечал ему взаимностью. Но в этом сражении дядя Виктор изначально был обречен на поражение. Мало того, что Леонардо просто по жизни держался с королевским достоинством, так он еще и на голову, а то и две, превосходил ростом бедного дядю, которого не спасала даже прикрывавшая лысину большая меховая шапка. Конечно, в дядиной крови тоже водились кое-какие задиристые и непокорные гены, но я уже на своем опыте убедилась, что обаянию этого вампира трудно противостоять.
  - Мой отец звонил вам вчера, - первым нарушил затянувшееся молчание Лео.
  - Да, я помню.
  Дядя, наконец, отвел воинственный взор, и я поняла - повода придраться он пока не нашел, но это только пока. Несомненно, в ближайшее время он исправит эту оплошность. К счастью, Лео был предельно вежлив и сдержан, за что я была ему внутренне благодарна.
  - Рейнард просил передать вам свои искренние извинения за задержку и что сейчас с вашей племянницей все в порядке. На рану на руке наложены швы, поэтому повязку стоит менять хотя бы раз в сутки, а примерно через неделю показаться врачу.
  - Мм... Хорошо. Передайте своему отцу мою благодарность.
  - Обязательно.
  Дядя махнул ему рукой и медленно, вперевалочку потопал к подъезду, абсолютно уверенный, что я иду следом. Но я не могла просто так уйти не попрощавшись. С вежливой улыбкой на губах Леонардо повернулся ко мне, и сердце тут же забилось быстрее.
  - Уже поздно, мне пора идти.
  Он наклонился и, едва касаясь губами, поцеловал меня в щеку. Его прохладное дыхание обожгло мне кожу. Я мгновенно покраснела и, забыв о том, что нас может увидеть дядя, обоими руками притянула к себе голову Лео и осторожно прижалась губами к его щеке, прошептав 'Спасибо', и тут же отпустила его.
  С секунду он смотрел на меня удивленными горящими глазами. Потом медленно отвернулся и, бросив на прощание: 'Увидимся в школе', уселся в машину и умчался в ночь.
  Я с тоской смотрела ему в след. Только сейчас начиная сознавать, что наделала.
  Я его поцеловала! Сама. Хорошо, что только в щеку. От мысли о его губах, мне стало жарко. Все, хватит! Подруга, он не для тебя. Что бы он для тебя ни сделал, тебе нечего дать взамен. И вообще, здесь нет ничего особенного. Лео красивый, более чем красивый, парень. Вполне понятно, что тебя к нему так тянет. Это химия, не чувства. У всех подростков так бывает и ты не исключение.
  Убеждая саму себя таким образом, я обернулась и посмотрела на дядю, который с нетерпением притоптывая ногами, стоял, распахнув подъездную дверь и ждал меня.
  Он явно замерз - на его шарфе застыла толстая пелена инея, а нос покраснел.
  'Он так волновался, что не смог сидеть дома, в тепле у телевизора, и ждал меня здесь', -мелькнула догадка. На улице! При таком-то морозе... Чувство вины моментально заглушило все другие переживания, и я покорно смирилась с возможной взбучкой.
  В это время дядя уже занял позицию нападающего и, сурово глянув на меня, заявил:
  - Пойдем домой, уже совсем поздно. Что это за мода теперь, приходить домой, когда вздумается? Вот молодежь пошла, ничего не стесняется и никто им не указ? Нет, дорогая, в моем доме я такого не потерплю, ни от Лизы, ни от тебя, так что марш домой, пока твоя тетя не сошла с ума от беспокойства.
  Склонив голову, я послушно поднялась за ним на третий этаж и прошла в квартиру.
  Чему быть, того не миновать. Тем более что я действительно виновата - совсем не думала о других, позабыв о времени.
  Сняв верхнюю одежду и растирая отмороженные руки и заалевшие в домашнем тепле щеки, дядя произнес, избегая смотреть мне в глаза:
  - Пойдем на кухню. Нужно поговорить.
  По дороге краем глаза я заметила, как приоткрылась дверь комнаты Лизы и стих звук телевизора в комнате тети с дядей. 'Это чтобы лучше слышать тебя, деточка'. Значит назавтра, а, может быть, уже и сегодня - мобильные телефоны порой творят чудеса без всякой магии, об этом разговоре узнает вся школа, а с точной подачи тети Агаты - все сплетницы города.
  У меня внутри все сжалось от ужаса. Я, несомненно, стану новостью недели, и каждое мое движение, каждый поступок будут служить источником новых сплетен и насмешек. Они будут преследовать меня по пятам и с мстительным удовольствием указывать пальцем на каждую мою оплошность. Никогда не завидовала местным знаменитостям, а сейчас сама опять попадаю прямиком под перекрестный обстрел. Впрочем, чего я ожидала, когда связывалась с самым обсуждаемым семейством в городе?.. А еще дядя...
  Дядя Виктор и сам был не в восторге от таких бесед, но часы волнений и ожидания подстегнули его решимость. Я подозревала, что тетя Агата за те два дня, пока я была с Лео, тоже подлила немало масла в огонь, поэтому постаралась заранее морально подготовиться к худшему, хотя времени на это и не оставалось.
  Чтобы собраться с мыслями, дядя налил нам обоим чаю и уселся за стол напротив меня с чрезвычайно серьезным выражением лица.
  - Диана, я знаю, что я тебе не отец, - издалека начал он, - но я перед ним за тебя в ответе. Поэтому я должен сказать это, хотя тебе может и не понравиться.
  'Мне это точно не понравится', - подумала я, но промолчала, выжидательно глядя на Виктора.
  Я заметила, что когда-то пышная шевелюра его уже заметно поредела на макушке, а виски посеребрила седина. Он всегда очень сильно переживал за свою дочь, которая всегда умело пользовалась его добротой. У его глаз, крыльев носа, на лбу залегли мелкие морщинки - время безжалостно делало свое дело. Очень жаль, что ему в нагрузку досталась такая 'странная' племянница, которая совершенно не удивлялась вампирам, живущим бок о бок с людьми, и, что еще хуже, они ей нравились...
  - Диана, - собравшись с мыслями, продолжил Виктор, - я чувствую себя виноватым, что не нашел достаточно времени, чтобы поговорить с тобой после гибели родителей. Я помню, как вы были близки, и ты должна была очень сильно переживать. Мне действительно было больно видеть тебя такой пустой и потерянной, но я думал, что это ненадолго, и что время поможет тебе смириться с потерей. А потом решил, что так даже лучше для тебя - по крайней мере, тебя не интересовали все эти молодежные танцы и сборища.
  Он тяжело вздохнул.
  - Но сейчас, я понимаю, что ошибался. Ты могла увлечься чем-нибудь, ну хоть рисованием. А вместо этого нашла себе парня! И какого? Сына приезжего человека, пусть он и уважаемый в столице доктор. Его здесь никто не знает, неизвестно что такой человек может с тобой сделать. Тебе же только шестнадцать! Нужно быть более ответственной. И что еще хуже, ты сама напрашиваешься к нему домой!
  Что угодно, но такой несправедливости я стерпеть не смогла.
  - Все было совсем не так! Я не напрашивалась. Все... получилось случайно. - Я приложила все силы, чтобы говорить обычным голосом.
  - Как еще объяснить то, что ты оказалась у самого его дома в лесу?
  - Я же с детства там гуляла. Вот и тогда мне захотелось немного отвлечься и посмотреть на старые места.
  Он на минуту задумался и, видимо, принял мой довод, но потом снова завелся:
  - Откуда тогда рана на руке? Лиза говорила, что ты сама кинулась ему под машину.
  Не забыть съездить сестричке по физиономии - мысленно напомнила я себе. Могла бы сразу догадаться, что, не добившись от Майи ничего, кроме захлопнутой перед длинным носом двери, она пошла домой сочинять небылицы дяде.
  - Я еще не сошла с ума, чтобы бросаться под машины. Просто шла через лес, увидела дом и подошла посмотреть поближе. Ты же знаешь, как я любила его раньше - могла часами напролет о нем болтать.
  При этих словах лицо дяди немного смягчилось - он начинал мне верить. Я же ощутила укол совести: он мне верил, а я ему врала. Горько было сознавать, но правда в этой ситуации никак не должна прозвучать. И дело не в том, что мне не поверят. Я дала слово Лео и была намерена сдержать его. Поэтому и продолжала, стараясь свести ложь к минимуму.
  - Когда я уже шла домой, то поскользнулась на льду дороги и, падая, задела рукой торчавший рядом сук. Я испугалась - рана была большой, крови тоже было много. Тут из-за поворота выехала машина, она остановилась и я подбежала к ней, надеясь, что мне помогут. Из машины вышел Лео с сестрами, подходя к ним, я опять поскользнулась, упала прямо на дорогу и потеряла сознание. Лео отвез меня в свой дом, к счастью, его отец оказался врачом и смог оказать медицинскую помощь. Ночь и большую часть дня я проспала в комнате для гостей, потом меня разбудила его сестра Майя. Вот и вся история.
  - Ладно, но ты же должна была догадаться, что мы волнуемся, и вернуться домой пораньше, не дожидаясь пока на небе звезды появятся. Или хотя бы позвонить, и сказать, что задерживаешься.
  Тут он был прав. Хотя слово 'волнуемся' и относилось только к нему.
  - Прости, мне, правда, жаль. Я и не думала, что так задержусь, но они, во что бы то ни стало, решили накормить меня перед уходом, и отказаться было бы крайне невежливо. А потом мама и тетя Лео рассказывали мне разные истории из своей жизни, и я совсем не заметила, как пролетело время...
  - Похоже, они хорошие люди. - Дядя даже слегка улыбнулся и звонко прихлебнул чай. - Но этот парень - Леонардо. Или как ты говоришь, Лео... Не нравится он мне. И он тебя обнимал в машине. Этого ты не можешь отрицать - я сам видел, - обвиняющим тоном произнес он.
  Ох, ну разве не мог он просто забыть об этом? Я сидела и прикидывала, как подслушивавшая наш разговор, Лиза в этот момент вне себя мечется по комнате. Хотя, в понедельник так и так придется играть роль его девушки, так что я ничего не теряю. А играть ли? Или я действительно начинаю чувствовать себя его девушкой?
  - Насколько я знаю, обниматься у нас в стране не запрещено. - Я решила, что это тот случай, когда правда - лучшее лекарство, чем отрицание очевидного. - Да, он обнял меня, но только чтобы утешить. Я рассказала ему о родителях...
  - Хм... Ладно, но будь осторожна. Никогда не знаешь, что на уме у этих богатых деток. Где, ты говоришь, вы познакомились?
  - Я и не говорила. Мы в одном классе учимся.
  О том, что сидим за одной партой лучше вообще не заикаться.
  - Правда? Ну ладно, но все равно будь осторожна.
  Бедный дядя, ну нельзя же вечно за всех переживать. Мне все еще было не по себе оттого, что он так просто проглотил мою частичную ложь. Но так было лучше для него.
  Узнай Виктор о вампирах, он не успокоился бы, пока между нами и ими не встало пол глобуса, но и тогда мне светило бы пожизненное наблюдение. И все равно никакие доводы не мешали мне чувствовать себя виноватой.
  - Дядя, я люблю тебя. Спасибо, что заботишься обо мне.
  Он поперхнулся чаем и смущенно пробормотал.
  - Ну что ты, ведь ты мне как дочка.
  Я улыбнулась и, пожелав ему спокойной ночи и оставив на столе чашку с так и не тронутым чаем, побрела в свою комнату, стараясь не обращать внимания на вновь голосящий телевизор и подозрительную тишину в комнате сестры.
  Акулы проглотили наживку и готовили планы массированной атаки. Пусть так. У меня будет весь завтрашний день, чтобы все обдумать и хоть как-то приготовиться к последствиям 'бури в пустыне'.
  Я быстро разделась, почистила зубы и забралась под одеяло. Засыпая, я представляла, что Лео опять обнимает меня, все страхи улетучиваются, и в душе воцаряется мир и покой.
  
  
  Глава 9
  
  Воскресенье. Для одних людей - это желанный выходной, для других - день накануне понедельника.
  Сегодня я больше склонялась ко второй версии. Нет, в школу не хотелось. Не хотелось вообще никуда выходить из квартиры, подставляясь под взгляды любопытных прохожих. И так все утро пришлось пролежать в постели, притворяясь спящей - несколько раз в комнату заглядывала что-то злобно верещавшая себе под нос Лиза, правда разбудить меня она так и не решилась.
  Несмотря на мое полное безразличие к ней самой и ее придиркам, сестра должна была помнить, что в детстве я никому не давала спуска. Мы с ней и еще парой мальчишек с нашего двора немало напакостили. Не специально. Кто станет умышленно бросать снежки в окна первого этажа? Или разбирать качели? Мы все делали исключительно в целях изучения. Не наша вина была в том, что не всегда снежки попадали туда, куда нужно, и в результате бились стекла, или разобранные качели не желали собираться обратно так, как было нужно...
  Родители у меня были действительно хорошие: они не ругались и не кричали, вместо этого наливали нам всем по чашке горячего сладкого какао и спокойно объясняли, что мы сделали не правильно. Папа был ученым и объяснять умел, поэтому я своих ошибок не повторяла. Просто совершала новые. К тому же я была не способна специально сделать что-либо, что огорчило бы родителей, но и усидеть на месте больше пяти минут не могла...
  И тогда в голову приходили все новые и новые захватывающие планы, вроде создания индейской типи в лесу или постройки унты, или запуска ракеты на Луну, или устройства катка посреди двора, или украшения стен дома индейскими узорами, как раз по свежей штукатурке...
  Обычно дело так и не удавалось завершить, но сам процесс поглощал нас целиком. Время от времени, или почти всегда, это доставляло неудобства окружающим.
  В общем, все местные кумушки единогласно считали меня заводилой, сорвиголовой и занозой в мягком месте.
  До школы это меня мало волновало, но потом начались трудности. Одноклассники не хотели принимать меня в свои игры, так как наслышанные о шалостях нашей компании родители запрещали им со мной общаться.
  Лиза вдруг возомнила себя взрослой и стала смотреть на меня свысока, она действительно тогда сильно выросла, начала гулять с мальчиками и завела себе стайку вечно хихикающих подружек.
  Один из мальчишек, Эрик, уехал жить к отцу и старшему брату, куда, я не знала. Он обещал мне писать, но, наверное, просто забыл об этом.
  Четвертым в нашей компании был небезызвестный Миша Аронин. Вот он остался мне другом до самого переезда в Англию и, несмотря на запреты родителей, всегда рад был поболтать или прогуляться. Парень был до жути общительный и беспокойный, поэтому в любой группе с легкостью сходил за своего. Но он был человеком мира и, в итоге, я все равно оставалась одна...
  Именно тогда ближний лес и заброшенный 'сказочный замок' стали моим постоянным прибежищем. Местные опасались там гулять - ходили слухи, что дом построен бандитами, что они собираются там по ночам на свои безумные сходки. Одни слышали там пьяные вопли и песни, другие - леденящий душу вой, и все они вместе бредили призраками. А мне это нравилось: долгое время я мечтала подкараулить и подружиться с каким-нибудь призраком. Каких добрых дел мы бы вместе насовершали! Но ничего не вышло - то ли привидения до смерти меня боялись, то ли давно разочаровались в нашей глуши и покинули заброшенное здание, переселившись в какой-нибудь старый замок, где могли вдоволь нагреметься цепями и попугать слабонервных живых человечков.
  Но даже без призраков дом был неиссякаемым источником моих развлечений. Зимой я лепила около него ледяные фигуры и строила снежные замки, летом - читала, лежа в его прохладной тени. Это было мое свободное, справедливое и доброе царство, где не было любопытных и осуждающих.
  
  Сегодня тетя Агата с дядей Виктором ни свет, ни заря ушли на службу в храм. Это означало только то, что уже к двенадцати часам дня пол города, а к часу и оставшаяся половина, узнает, что их племянница не только подружилась с поселившимся за городом таинственным семейством, но еще и провела ночь в их загадочном особняке, плюс ко всему обнималась с красавцем - сыном того самого доктора - в его машине.
  Винить дядю Виктора было нельзя - он всего лишь заботится обо мне, пусть и доставляет мне этим немало проблем. Но тетя... Где ж взять столько терпения, чтобы дожить с ней до совершеннолетия?
  Хлопнула входная дверь, щелкнул замок. Наконец-то! Лиза ушла к подругам. Можно было вставать и заниматься делами.
  Первым делом я загрузила стиральную машину - накопилось много грязного белья, затем прибралась в комнате, наконец-то, разобрала чемоданы с одеждой, сиротливо стоявшие в углу комнаты с самого дня моего переезда, уже месяца два. Аккуратно развесила все платья на плечики. Если я хочу быть рядом с Лео, нужно хотя бы попытаться ему соответствовать.
  Хочу?.. Да. Я действительно хотела быть рядом с ним.
  Как ни старалась, я не могла найти объяснение его поведению тогда, в машине. Он был так нежен, так отличался от обычного насмешливого и снисходительного Лео... Его потрясение моей историей было искренним, если я что-нибудь понимаю в этой жизни. Как будто внезапно исчезли все барьеры, и он стал совсем близким мне.
  Как же сильно хотелось узнать, что это было. Но так же сильно я боялась услышать, что он снова насмехается надо мной, в этой своей ироничной манере. Вдруг эта нежность и внимательность были лишь частью коварного плана по моему приручению? По методу кнута и пряника. Не стоит забывать, что он древний вампир - Майя мельком упоминала что-то про последние четыреста лет, подумать только - и мыслит совершенно иначе, чем приземленные люди.
  Решено. Сделаю вид, что ничего не было. Сохраню это светлым воспоминанием. В любом случае, был ли он искренен или играл роль, я сказала 'Спасибо'. Думаю, этого вполне достаточно.
  На дне последнего чемодана я нашла старый черный чемоданчик отца. В нем были собраны самые дорогие мне вещи - ноутбук, любимая ручка и блокноты с отцовскими записями, фарфоровая музыкальная шкатулка, вышивка золотом и крестик матери, кое-какие фотографии, красный мобильный телефон, подаренный родителями на мой последний день рождения. Когда-нибудь я смогу открыть этот чемодан и с благодарностью достану и вспомню каждую вещь, каждую связанную с ними историю... Когда-нибудь. Когда боль от потери не будет такой пронзительно острой.
  Я задумчиво провела кончиками пальцев по холодным блестящим замкам и черной шероховатой коже, потом решительно подняла чемодан и направилась к шкафу с одеждой.
  Этот шкаф темного дерева с резными ручками в форме распустившихся лилий остался в комнате со времен моего детства. Он был привинчен к полу огромными шурупами, поэтому убрать или сдвинуть его было практически невозможно. Нет, просто невозможно.
  Даже это было живым напоминанием об отце. Он был не только невероятно сильным и умным человеком, но еще и необыкновенным выдумщиком.
  Однажды, мне едва минуло шесть лет, он со словами 'Каждый должен иметь свое секретное место, чтобы хранить там самые дорогие вещи' показал мне этот тайник в шкафу. Низ отделения для одежды на плечиках был выложен двумя черными панелями, одна из которых поднималась и под ней открывалась наполовину уходящая вглубь пола ниша, достаточно глубокая, чтобы спрятать тот же чемоданчик. Там я его и оставила, старательно прикрыв и завесив платьями. До лучших времен.
  Остаток дня я провела за домашними заданиями, задвинув мысли о Лео в самый дальний уголок сознания. И так увлеклась, что к вечеру большая часть работы была выполнена: решены примеры по алгебре, прочитаны статьи по литературе, решены задачки по органической химии, переведен текст по английскому. Правда, я основательно застряла на физике, но она была во вторник, поэтому я оставила все как есть в тщетной надежде, что на следующий день на меня снизойдет озарение, и все само собой решится.
  С удовольствием осмотрев результаты своего титанического труда, я пораньше улеглась спать, в который раз желая хотя бы одним глазком увидеть Леонардо и убеждая себя, что мне нет до него никакого дела.
  
  
  Глава 10
  
   На следующий день я встала очень рано и целых полчаса провозилась в ванной.
  В итоге мои хлопоты все же увенчались успехом: темные кудри лежали на плечах мягкими волнами, несколько прядей я забрала и заколола назад, как это в субботу сделала Майя, открывая лоб и подчеркивая глубину глаз. Белый пушистый свитер и черные, прошитые по швам толстой белой нитью, джинсы тоже смотрелись эффектно.
  Только правый рукав свитера пришлось закатать до локтя - объемные бинты никак не желали пролезать в узкий рукав, а стоило его натянуть - сжимались до боли.
  То, что скоро я увижусь с Лео, придавало мне сил. Вчерашняя тревога куда-то улетучилась, сменившись радостным возбуждением.
  Есть не хотелось, поэтому я наскоро заглянула на кухню, радостно пожелав тете с дядей доброго утра и приятного аппетита. В ответ они только удивленно переглянулись. Еще бы! Впервые с моего переселения к ним я вела себя как обычный подросток.
  Дядя Виктор поднялся из-за стола, чтобы проводить меня.
  - Хорошее настроение с утра? - Кажется, он был доволен.
  - Просто отличное. Доброе утро! - поздоровалась я с сестрой, которая лишь махнула мне рукой и, держась за голову, прошествовала в ванную. Вчера она явилась домой довольно поздно, и не в самом трезвом виде. Благо, она быстро ретировалась в свою комнату, и дядя этого не заметил.
  Я натянула куртку, заметив, что нижняя часть рукава ободрана - как я могла забыть! Но сейчас уже некогда было думать об этом.
  - Вот, возьми на обед на неделю. - Дядя протянул мне деньги.
  - Спасибо. - Я коротко поцеловала его в щеку. - Я пошла, до вечера!
  Выйдя на крыльцо и выдохнув в холодный воздух причудливое облачко пара, я прищурилась от яркого света. Давно не было так солнечно, ночью прошел снег, и теперь каждая снежинка искрилась и сверкала, словно сама была маленьким кусочком солнца. В двух шагах от меня, что-то ворча себе под нос, возился дворник, широкой деревянной лопатой расчищая заваленную сугробами дорогу.
  С минуту полюбовавшись на эту красоту, я пошла в сторону школы. Ноги никак не желали слушаться и то и дело ускоряли шаг.
  Вот расписание на доске - первая пара химия.
  К сожалению, в школе моя уверенность начала таять как кусок масла на раскаленной огнем сковороде. При виде меня, ученики замирали на месте, прерывались на полуслове и следили за каждым моим движением, чтобы затем как полагается, где-нибудь скучковаться и все обсудить. Те, что постарше, хотя бы делали вид, что не смотрят, но малыши просто вытягивали шеи и таращились своими большими глазенками, как будто я - фрик какой-то. Кошмар маленького городка наяву.
  Опустив глаза в пол и стараясь не обращать внимания на косые взгляды, я прошмыгнула в класс. И сразу заметила - Лео еще не пришел.
  Под перекрестным огнем взглядов я прошла к своей парте, возле которой, скрестив руки на груди, стояла группа девушек. Они демонстративно смерили меня оценивающими взглядами и прошли так, чтоб не коснуться, словно я чумная. Я стоически перенесла это, выпрямившись и глядя прямо перед собой, а затем пошла дальше, но не рассчитала - кто-то подставил подножку и, неловко запнувшись, я боком полетела на парту и со всей силы ударилась об нее правой рукой, той самой, где под повязкой были наложены швы.
  Да, школьники могут быть очень жестокими, когда кто-то ведет себя не так, как им хочется! Что ж, я ожидала чего-то подобного.
  Боль острой молнией заполнила мое сознание. Изо всех сил сжав кулаки, так что ногти до боли впились в ладони, я переборола крик. Нет, такого удовольствия я им не доставлю. Словно зомби я подняла упавший на пол рюкзак и села на свое место, стараясь медленно дышать сквозь сжатые зубы.
  Я не заметила, как в класс вбежал радостный Миша, как он поздоровался со мной, как, вдруг помрачнев, спрашивал, все ли в порядке. Не обратила внимания на невыспавшуюся Лизу, которой даже тонна тонального крема не помогла скрыть синяки под глазами. Она без сил упала на стул через ряд от меня и тут же о чем-то заспорила с сидящими неподалеку девушками.
  Прозвенел звонок на урок.
  А меня волновало только одно - он не пришел. Я так ждала, а он и не подумал явиться. Было больно: надсадно болела рука, ей с тоской вторило сердце. Спрятавшись за учебником, я рассеянно слушала, как учитель рассказывает про интегралы и функции - эту тему я уже прочитала вчера, поэтому урок показался невероятно скучным, пустым и тянулся мучительно долго, как дурной сон.
  Звонка с урока я так и не услышала, зато сразу почувствовала его присутствие. Я резко выпрямилась и подняла голову, с чувством несказанного облегчения увидев в дверях высокую одетую во все черное фигуру Лео. С грацией дикого зверя он прошествовал от двери, небрежно бросив справку на учительский стол, подошел ко мне и только тогда снял неизменные черные солнечные очки.
  Он выглядел уставшим, под глазами залегли темные круги, а в темно-зеленых озерах поблескивали красные искорки, которых не было еще два дня назад. И все же мне показалось, что он был рад меня видеть.
  - Привет... - тихо произнесла я, выдавив улыбку. - Я уже начала думать, что ты и все, что случилось у тебя дома - моя внеочередная глюка. Впрочем, все наши встречи сами по себе невероятны...
  - Что... - он не договорил.
  Его взгляд в одно мгновение переменился, теперь его наврятли можно было бы назвать приветливым и даже человеческим. Он посмотрел на меня, подозрительно сузив глаза, затем втянул воздух носом, при этом его глаза полыхнули огнем и внутренней силой, а губы твердо сжались.
  Я вдруг испугалась, что он сейчас поддастся этой необъяснимой ярости и одним махом разнесет в щепки весь класс. Его родня могла ради забавы валить деревья, страшно даже представить на что способен выведенный из себя вампир. За себя я не боялась, но здесь кругом полно ни о чем не подозревающих людей...
  - В чем дело?.. - сдавленно пискнула я. - Что-то произошло?
  Вместо ответа он протянул мне правую руку, проворным движением левой скрывая алый блеск глаз за стеклами темных очков, и требовательным железным голосом произнес:
  - Идем. Выйдем отсюда.
  - Зачем?
  Я не двигалась с места, не понимая, чем я сегодня провинилась, и чего ему вообще от меня нужно? Поэтому он наклонился и, обхватив меня руками за спину и под коленями, поднял так, будто я ничего не весила, и в полной тишине понес к выходу. От неожиданности я громко ахнула и обеими руками вцепилась в ворот его свитера, так и не решившись, обнять за шею. Я заметила, как сильно он сжал челюсти и, по напряжению его рук, поняла, что он изо всех сил сдерживается, лишь поэтому не стала вопить и протестовать. В любом случае, лучше сделать это, когда мы останемся наедине.
  - Стой! Куда ты ее тащишь? Совсем с катушек слетел? Отпусти ее, слышишь, ты! -услышала я требовательный голос Миши.
  Если б я так не боялась, что меня действительно отпустят с такой высоты, да еще и головой вниз, то с радостью приплюсовала бы к его голосу еще один, свой.
  Лео даже бровью не повел, с непроницаемым выражением лица он дошел вместе со мной на руках до двери. Только выходя из класса, он обернулся к застывшим в немом удивлении одноклассникам.
  Я боялась посмотреть на их лица, поэтому отвернулась, уткнувшись носом в черный свитер Лео. Он же оглянулся на них и голосом полным угрозы и презрения произнес:
  - Если кто-нибудь, мне не важно кто, еще раз посмеет хоть пальцем притронуться к моей девушке, хотя бы подумает о том, чтобы причинить ей вред, он пожалеет о том, что родился на этот свет. Я клянусь, смерть по сравнению с этим будет счастьем.
  Выходя из класса, он чуть не столкнулся с учительницей. Кивнув на меня, он произнес уже более вежливым тоном:
  - Несу в медпункт это существо.
  Учитель только и смогла, что удивлено произнести 'Х-хорошо' и проводила нас непонятным взглядом. Наверное, я выглядела настолько жалко, что она поверила Лео.
  К счастью, начались уроки, и в коридорах школы было пусто.
  Когда он вынес меня из класса, я попыталась высвободиться из его рук, но это было похоже на сражение с покрытым кожей стальным роботом. Даже не взглянув на меня, Лео сухо произнес:
  - Успокойся.
  Но я не могла успокоиться. Он совершил такое на глазах у стольких людей, и я готова была провалиться сквозь землю от стыда.
  - Что ты о себе возомнил?! - вспылила я, все же не в полный голос. - Ты не можешь творить здесь все, что тебе захочется! Это же школа, а не цирк на выезде. И вообще что ты хочешь со мной сделать?!
  - Не спрашивай, - прорычал он своим низким волнующим голосом. - Сейчас я, как и сказал, несу тебя в медпункт.
  В смятении я замолчала, вдыхая его запах, то ощущение, которое я испытала в его объятиях в машине, вернулось. Он снова был рядом и заботился обо мне. Только я уже давно решила не попадать под его обаяние, поэтому, глубоко вздохнув, чтобы хоть немного успокоиться, попросила:
  - Пожалуйста, опусти меня. Я и сама могу идти. - Наконец-то он посмотрел на меня, и в его глазах за темными стеклами я увидела странную смесь беспокойства, гнева и сомнения.
  - Да не убегу я! Кого-кого, а тебя я уж точно бояться не собираюсь! - ответила я на его безмолвный вопрос.
  В ответ Леонардо слегка расслабил руки и поставил меня на ноги. В первый момент я потеряла равновесие и взмахнула руками, задев при этом бок Лео все той же правой рукой, и тут же застонала от резкой боли.
  - Ты просто мазохистка! Нужно было сразу идти к врачу, - сердито проворчал он.
  Я посмотрела на бинты - на них красовалось яркое кровавое пятно, которое продолжало увеличиваться. Как же я раньше не заметила... Я с беспокойством взглянула на Лео, но он снова нацепил свою непроницаемую маску.
  - Как ты? - выдохнула я.
  - Если ты об этом, - он поднес мою окровавленную руку к губам и сверкнул на меня красными глазами поверх затемненных стекол очков, - то, да. Сегодня ты выбрала не самый лучший день для испытания моей стойкости. Сейчас больше всего на свете я хотел бы выпить тебя до дна. Твой запах одурманивает меня, сводит с ума... Разве тебе не страшно?
  - Нет...
  Я говорила чистую правду.
  - И зря.
  Он изящно опустил мою руку и поправил солнцезащитные очки, словно тем самым ограждая меня от себя, а может и себя от меня.
  - Тебе не стоит доверять вампирам, даже знакомым. Давай скорее, мы почти пришли.
  Он постучал в медицинский кабинет. Фельдшер, радушная немолодая дама в неизменном белом халате, с пышной прической в виде грибка, открыла нам дверь.
  - К вам пациент, - любезно обратился к ней Лео, большим пальцем сверху вниз указывая на меня. Благо рост позволял.
  Она мягко улыбнулась мне, провела к стерильному столику в углу кабинета и усадила на цветастый стул, обивка которого до того облезла посередине, что была похожа на чью-то изъеденную молью плешь. Там она сняла бинты и осмотрела швы - нижние из них прорезались и обильно кровоточили. Прошитая, отмирающая кожа - не самое приятное зрелище.
  - Что ж ты так неосторожно? Все было так прекрасно зашито. - С укором произнесла фельдшер. - Еще пара-тройка дней и можно было бы швы снимать, а теперь дольше заживать будет, да еще и шрам останется.
  Пока она вкалывала мне анестетик и колдовала над рукой, я отвернулась и перевела дыхание. Не то, чтобы я боялась крови, своей или чужой, но завтрак был пропущен, и теперь меня слегка мутило, как после длительной поездки в автобусе. Поэтому я предпочла смотреть на Лео. А может, и не поэтому.
  Он стоял в своей излюбленной позе - скрестив руки на груди и слегка прислонившись спиной к стене у двери, одна нога была немного согнута в колене. Его глаза были полностью прикрыты очками, которые издалека придавали ему абсолютно непробиваемый и какой-то отстраненный вид. На ум пришло глупое сравнение - так, наверное, стоял британский секретный агент Джеймс Бонд, наблюдая за объектом и вынашивая планы по выпытыванию у него сверхсекретных данных.
  Я невольно фыркнула. Лео чуть повернул голову. Готова поспорить, он с недоумением смотрел на меня, не понимая, что могло так меня развеселить.
  - Больно? - тут же среагировала фельдшер.
  - Нет-нет. - Голос мой прозвучал чересчур бодро.
  - Ну вот, теперь порядок, - произнесла фельдшер, закончив перевязку и вставая со стула. - Если ничего не будет беспокоить, покажешься мне послезавтра. Кстати, как твое имя?
  - Диана Андерсен.
  - А-а, теперь понятно, почему я раньше тебя не встречала, уж я точно запомнила бы такую милую девушку.
  Я смутилась и слегка покраснела. Что-то мне подсказывало, что она помнила всех учеников в нашей школе, и называть ей свой класс не имеет смысла.
  - А вы должно быть Леонардо Стюарт. Я слышала, ваш отец хирург?
  - Да, он работает в областной клинике, по большей части практикует микрохирургию и современные технологии.
  Ответил и глазом не моргнул.
  - Ну что ж, приятно было познакомиться. Надеюсь, еще увидимся. Желательно, по более приятному поводу.
  Поблагодарив и попрощавшись с доброй женщиной, мы вышли в коридор, прошли немного и остановились у большого окна недалеко от столовой. Идти на урок мне не хотелось, Лео, кажется, он также мало интересовал.
  - Я только сейчас заметил, что у тебя и твоего дяди разные фамилии, - вдруг заговорил он.
  - Он - старший брат моей мамы, к тому же сводный. Дедушка с бабушкой думали, что своих детей у них не будет, поэтому усыновили его, а потом, каким-то чудом у них появилась дочь. А вот папа - англичанин, он случайно оказался в этом городке и тут познакомился с мамой.
  - Понятно. Значит ты - урожденная английская леди.
  - Звучит ужасно старомодно.
  - Да уж что-что, а время никогда не стоит на месте, - грустно вздохнул Лео.
  - Поэтому ты учишься в школе?
  - Поэтому и еще потому, что влиться в жизнь людей не так просто, как кажется. С каждым годом меняется их представление об окружающем мире, дополняются знания, изменяется речь. Все эти новенькие словечки...
  - Так не проще было бы жить обособленно, где-нибудь в глуши? -задала я давно интересовавший меня вопрос. - Или, наоборот, в огромном мегаполисе, где никому не будет до тебя никакого дела? Зачем приезжать в город, где все друг друга знают и не дают покоя любому, кто хоть сколько-нибудь выделяется?
  - Зачем?.. - Он, казалось, задумался. - Раньше я пытался отгородиться от мира... Много раз.
  - Все было плохо?
  - Не то чтобы... Но люди... Так или иначе, они сами не оставляют меня в покое. К тому же я нужен Рейнарду, а он просто не может жить затворником. Он считает, что раз уж что-то забирает у людей, чтобы выжить, то, во что бы то ни стало, должен вернуть им долг. Это одна из его черт, которыми я восхищаюсь и даже немного завидую.
  - А сам ты так не считаешь?
  - Я не беру больше того, чем мне необходимо, и уже давно не убиваю ради выживания. Я не причиняю им зла...
  - Поэтому не считаешь, что должен делать для них добро? - Я искренне хотела понять его.
  - Я думаю, что не должен вмешиваться в чужие жизни, оставляя людям право выбора.
  - Но в мою-то ты вмешался!
  - На этот счет я мог бы с тобой поспорить. - Он загадочно улыбнулся, едва приподняв уголки губ. - Ты тоже делаешь мою жизнь... сложной.
  Присевший рядом со мной на широкий белый подоконник, в этот самый миг Лео выглядел совсем как обычный человек. Причем, отметила я про себя, как уставший человек - он даже не стал в своей обычной пренебрежительной манере прерывать поток моих вопросов. Нет, его красота все также заставляла мое сердце биться с перебоями, но в нем не было того подавляющего величия, которое заставляло простых смертных выглядеть на его фоне никчемными созданиями.
  Я встала и подошла к нему почти вплотную. Обычно, когда он стоял, то был больше чем на голову выше меня, и, чтобы заглянуть ему в лицо, всегда приходилось смотреть вверх. Сейчас же наши лица были примерно на одном уровне. Я осторожно протянула руки к его солнечным очкам и сняла их.
  - Что ты делаешь? - спросил Лео, в его глубоком голосе прозвучали удивленные нотки.
  Я прерывисто вздохнула: глаза под очками все еще были нечеловеческого рубиново-красного оттенка с бархатно-черными зрачками.
  Он избегал смотреть на меня. Я же с откровенным любопытством разглядывала его совершенные черты. Высокий гладкий лоб, темные, не слишком широкие брови, довольно большие глаза под веером черных ресниц, прямой нос, упрямо сжатые губы. Хотя синяки под глазами как будто усилились. Как и его фарфоровая бледность, теперь казавшаяся совершенно неестественной. Хотелось провести по его лицу рукой, чтобы убедиться, что оно настоящее. Но я не решалась, это было бы святотатством.
  - Почему у тебя краснеют глаза? Из-за крови?
  Мой вопрос явно застал его врасплох. Он усмехнулся, что придало его лицу еще большее очарование.
  - Я думал, ты уже все выпытала о вампирах у Орианы.
  - Мы даже не говорили об этом. Да и когда бы я успела? Ты же сам не даешь мне ничего узнать.
  - Ты все еще не устаешь удивлять меня.
  - И не только тебя, - вздохнула я.
  - Я только пытаюсь оградить тебя от нас, а ты еще и недовольна.
  - Как говорится, поздняк метаться. Так все-таки, почему они сейчас красные? -упрямо повторила я вопрос. Это меня беспокоило еще и потому, что до сих пор он отлично себя контролировал.
  - Ты ведь не отстанешь?
  Я отрицательно покачала головой.
  Он с секунду колебался, потом глухим голосом произнес:
  - Я голоден.
  - Почему ты голоден?
  Он, наконец, поднял на меня взгляд и с легким раздражением прошептал:
  - А почему вампир может быть голоден?
  - Это из-за меня?.. - мелькнула догадка.
  Неужели моя кровь сделала с ним такое? Но, помнится, он был уже не в себе, когда явился на второй урок.
  - Не совсем, но даже не будь я истощен до встречи с тобой, твоя кровь... Да ее запах мертвого заставит из могилы подняться. - Его слова звучали одновременно страстно и горько. Так, словно он произносил что-то запретное для него самого.
  - Так почему ты был голоден еще до встречи со мной? - допытывалась я.
  - Возникли неприятности. Адель... она сорвалась, а нам пришлось расхлебывать кашу, которую она заварила. В итоге, я примчался сюда, как только смог. Рейнард с Рокко тоже, должно быть, опоздали на работу.
  - Никто ведь не пострадал? - испугалась я, не зная за кого больше переживаю - за людей или за то, что тайна семейства может быть раскрыта... И то, и другое, было одинаково ужасно.
  - Из живых, нет, конечно, - произнес он, как будто это было само собой разумеющееся обстоятельство. - Адель молода, поэтому с недавнего времени ее ограничивает приказ. Она просто не может навредить живому человеку.
  По тому, как он говорил об этом, стало ясно, что это еще одна тема, которую он не будет со мной обсуждать. Единственное, чего можно было добиться в таком случае - грубое напоминание не лезть не в свое дело.
  Правда, минуту спустя это перестало меня интересовать. Я едва слышала его слова, райской музыкой доносящиеся откуда-то издалека, и заворожено смотрела в прекрасные алые глаза с полыхающими в них пламенными отблесками, и они затягивали меня в свою бездонную пучину. Это было похоже на временное помешательство, как будто ты, полностью расслабившись, плывешь на ласковых красных волнах, а они укачивают, убаюкивают тебя. Все мысли куда-то улетучились, они остались парить в голове, но, так и не достигая разума. По телу разливалась предательская слабость, оно казалось таким легким...
  Сквозь туман издалека раздался глубокий голос Лео:
  - А это уже пример того, что не стоит так долго смотреть в глаза голодного вампира. Они тебя зачаруют, и ты как послушная овечка сама пойдешь под нож.
  Он забрал у меня свои очки и снова одел, красные огни скрылись за темными стеклами, и я тут же очнулась.
  Бог мой, опять! Снова я поддалась его чарам! Я чувствовала себя совсем паршиво, как глупая марионетка, которой можно управлять, как хочется, лишь дернув за нужную ниточку. Отвратительное ощущение.
  Еще не до конца придя в себя, я присела на подоконник. Лео же, напротив, встал, достал из заднего кармана джинсов мобильный телефон и очень быстро набрал смс. Отправив сообщение, он подошел ко мне:
  - Пойдем, пора тебя накормить. Я слышал, людям нужно довольно часто питаться.
  Ну, как было не улыбнуться на такую тираду. Не задумываясь, мои чувства прощали его, хотя мозг и твердил, что нельзя оставлять это так просто.
  - Ты ведь это не специально? - на всякий случай спросила я.
  - О чем ты?
  - Ну... о глазах...
  Я не знала, как описать это ощущение. Приятное, но, если ты отдаешься ему не по своей воле, это... унизительно.
  - Нет. - Я почувствовала, что он говорит честно. - И да. Какая-то часть меня хочет твоей крови.
  - А другая часть?
  - Другая - никогда не сделает тебе больно. Ну что, идем?
  Не дал он мне осмыслить эти слова.
  - Майя и Адель скоро присоединятся к нам и принесут наши вещи.
  Я совсем забыла о своей сумке... Да, стоит признать, что мне все еще нужна нянька. Но тут есть и его вина, это тоже нужно учитывать. В его присутствии все мои мысли и чувства как будто обостряются, принимают совсем неожиданный характер...
  Урок еще не закончился, поэтому очереди в столовой не было. Я взяла оладьи с повидлом и стакан апельсинового сока, с удивлением отметив, что Лео берет то же самое.
  По обоюдному согласию, мы выбрали самый дальний столик. Наверное, для пробуждения моего аппетита не хватало именно кровопотери, потому что едва сев за стол я набросилась на еду как оголодавший неандерталец.
  Лео смотрел на меня со снисходительной улыбкой, крутя в руке вилку, он так и не притронулся к своей порции и вежливо предложил ее мне, как только я расправилась со своей.
  - Я возьму только одну, - не смогла я отказаться и с удовольствием подцепила вилкой оладью с его тарелки.
  - Хоть все. Тебя стоит откормить, пока ветром не сдувает.
  Он смеялся.
  - А может пора на диету? Легче будет на лед падать. Кстати, я так и не спросила, - вспомнила я происшедшее в классе. - Как ты узнал, что я не сама упала?
  - По ушибам, - ответил он, на секунду задумавшись. - К ним приливает кровь, а движение крови ощущает любой из нас.
  Так как я продолжала непонимающе сверлить его взглядом, он продолжил объяснение.
  - В классе такие парты, за которые просто невозможно запнуться, так повредив и руку, и стопу, и колено. Поэтому стало очевидно, что причиной стала подножка. К тому же эти подлецы были рады твоей боли. Не волнуйся, они больше не причинят тебе зла.
  В его словах была неприкрытая угроза.
  Он снова превратился в величественно прекрасного Марса.
  Я сглотнула. Не хотелось бы оказаться на месте несчастного, рискнувшего его разозлить. Но только я знала, как он был добр. Он был добр ко мне, и после всего это было как бальзам на душу.
  Даже сейчас он боролся со своей природой, не желая причинять мне боль, не пользовался моими слабостями. Благородство. Может быть. А может, еще один раунд в его игре.
  - Не смотри на меня так, а то клыки прорежутся, - совершенно серьезно заметил Лео, сверкнув из-за стекол очков глазами.
  - Привет!
  К нам подошла, вернее легкой походкой подлетела, Майя. За ней, отстав на пару шагов, степенно следовала Адель. Поставив на стол полные тарелки, девушки устроились за столом.
  - Неужели ты так оголодал, что начал есть человеческую пищу? - Брови Майи удивленно, но не без ехидства, приподнялись. Она смотрела на полупустую тарелку брата.
  - Мне помогли.
  Лео кивнул в мою сторону.
  - Как бы я хотела, чтобы мне так помогли! Каждый раз, когда я сдаю полную тарелку, посудомойка смотрит на меня, как на врага народа.
  - Майя! - не очень вежливо прервал ее голодный вампир.
  Она уставилась на него, потом быстро заговорила:
  - Да, конечно. Извини. Вот, держите. - Она протянула нам наши пухлые сумки с учебниками, словно они весили не больше листа бумаги. Я поспешно схватила свой рюкзак и оглянулась - к счастью, все столпились у кассы, и никто на нас не смотрел.
  - А вот это специально для тебя.
  Она вынула из своей сумки четыре пакета 'сока' и протянула два из них Лео, оставив себе с Адель по одному.
  Лео неуловимым движением вонзил трубочку в пакет и с явным удовольствием втянул в себя густую красную жидкость. Быстро опустошив первый пакет, он снял солнечные очки и неторопливо приступил ко второму.
  Я вгляделась в его горделивые черты - все снова было как прежде - ясные темно-зеленые глаза сияли внутренним светом, не было и намека на подглазники, бледность уменьшилась. От сердца отлегло - ему стало лучше.
  Зазвонил мобильный телефон, от мелодии Дарта Вейдера из Звездных войн, я чуть не свалилась со стула. Кто же ставит такие рингтоны?
  Лео ответил, затем, сказав: 'Я ненадолго', вышел из столовой. Через приоткрытые двери я видела, как он разговаривает, отвернувшись и изящно облокотившись на стену. Его высокая безупречная фигура невольно притягивала глаз, к тому же я волновалась - отвечая на звонок, он выглядел обеспокоенным. Скорее всего, разговор был связан с утренним происшествием, о котором он упоминал.
  Украдкой, из-под ресниц я взглянула на виновницу переполоха. Она была прекрасна как всегда, только вела себя очень тихо, правда и проблеска чувства вины я не заметила. Одно было знала совершенно ясно - ее неприязненное отношение ко мне ничуть не изменилось.
  Перехватив мой взгляд, Майя приветливо улыбнулась:
  - Как утро прошло?
  - Так себе. - Рассказывать обо всем не хотелось. Зато, вспомнила я, были вопросы, ответы на которые мне давно пора узнать. Лео сейчас как раз был занят, а Адель не станет тратить на меня драгоценный воздух из своих легких.
  - Можно вопрос?
  - Конечно. - Девушка насторожилась. Я поняла, что на вопросы о сестре она ни за что не ответит... Ну и ладно, было еще сколько всего, о чем мне хотелось спросить.
  - От чего вы чувствуете голод?
  Я нарочно говорила едва слышно, но Майе это совершенно не мешало.
  - Жажду, так это называется. - Уточнила она, таким же тихим голосом. - Это своего рода усталость, истощение сил организма, а еще бывает, возникает от нестерпимого желания крови. На свете есть такие люди, чья кровь как бы резонирует с нашей, вызывая неконтролируемую жажду. Таких людей один на миллиард, но они нередко служили причиной вымирания целых городов. Конечно же, в средние века. Сейчас большинство из нас более цивилизованы. Хотя, ощутив на клыках такую кровь, вампир абсолютно теряет самоконтроль и превращается в дикого зверя. Я говорю это не для того, чтобы тебя напугать, а чтобы предупредить.
  - О чем? - Об ответе я уже догадывалась.
  - У тебя такая кровь. Поэтому нам очень сложно находиться рядом с тобой, когда ты ранена, да и когда не ранена твой запах весьма ... соблазнителен. Например, сейчас я абсолютно точно знаю, что пару часов назад тебе устроили кровопускание... К тому же, - добавила она с легкой усмешкой, делавшей ее еще более очаровательной, - это здорово уязвляет гордость. Представь, ты веками борешься с жаждой и думаешь, что все под контролем. А потом - раз, и оказывается, весь твой самоконтроль держится на тоненькой ниточке сознания. Крайне неприятно.
  Мне стало не по себе - оказывается я - деликатес, который целое утро бессовестно мучил Леонардо. Его гордость вампира должно быть сильно уязвлена, но он даже ни словом не обмолвился о том, как ему трудно держать себя в руках. Невольно я почувствовала благодарность и уважение.
  - Но не переживай, пока ты под защитой Лео, ни один вампир к тебе на пушечный выстрел не подойдет. - Добавила она, забавно ковыряя оладью алюминиевой вилкой.
  Вот только я еще узнала не все, что хотела.
  - А как часто вы чувствуете жажду?
  - Зависит от обстоятельств. Силы быстрее убывают на солнечном свете, при ношении серебра - к слову, на нас оно очень быстро темнеет, при хождении в храм - хотя, как я подозреваю, религия тут ни при чем - просто большая часть церковной утвари сделана из позолоченного серебра. Еще жажда зависит от длительности бессмертной жизни - не зря же говорят, время лечит. Если новорожденному немертвому необходимо довольно большое количество крови, то многовековой вампир, вроде нас с Лео, может чувствовать себя отлично при употреблении нескольких капель крови раз в день.
  Я молча обдумывала услышанное, когда за спиной раздался звонкий крик:
  - Диана! Диана!
  Еще не оборачиваясь, я знала, что, то есть, кого, увижу за спиной. К нашему столику с восторгом юного загулявшего орангутанга бежал Миша Аронин, на ходу приглаживая растрепанные волосы, что, впрочем, было бесполезно. Его глаза сверкали от радостного возбуждения, а рот то и дело растягивался в счастливой улыбке.
  - Привет! Как дела? Хорошо? Ну, и отлично. - Он кивнул Майе с Адель и бесцеремонно рухнул на стул Лео.
  - Во-первых, прости, что не додумался помочь, я даже представить не мог, что эти придурки могут сделать что-то подобное!
  - Как ты узнал? - удивилась я.
  - Есть в нашем классе надежные источники. - Он заговорщически подмигнул мне. - Уже не болит?
  - Все хорошо. Мне вкатили дозу обезболивающего и заштопали, теперь как новенькая. - Я помахала заново перевязанной рукой. - Так, и что, во-вторых?
  Хотелось избавиться от него раньше, чем вернется Леонардо. Но парень оживился еще больше.
  - Ни за что не догадаешься, кого я только что встретил!
  - Кого же?
  Я постаралась изобразить интерес, взгляд же искал Лео - да, вот он, все еще разговаривает, ходит из угла в угол. По сторонам от выхода замерли стайки девушек, восхищенно наблюдая за молодым вампиром. Я ощутила укол ревности - он просто не мог не привлекать внимание!
  Тут я почувствовала, как Миша схватил меня за руки.
  - Так ты слушаешь?
  Еще минута и он обидится. Скрепя сердце, и изо всех сил стараясь не смотреть в сторону выхода, я ответила.
  - Да, слушаю.
  Он тут же снова загорелся как бенгальский огонь.
  - Так вот. Помнишь Эрика?
  Я отрицательно покачала головой, и он принялся пояснять:
  - Ну, Эрик... Внук библиотекарши школьной. Он еще с нами гулял все время, белобрысый такой, серьезный как историчка на контрольной. У него еще брат с отцом. Не помнишь?
  - Эрик? - В воспоминаниях мелькнул образ светловолосого голубоглазого мальчугана. - Это тот, который все время со мной спорил? Он еще уехал куда-то с отцом и братом?
  - Да-да! Он самый. Они вместе укатили в эту... как ее... Ис... нет, Ирландию! Вот. Представляешь, я его сейчас в коридоре встретил! Вымахал, будь здоров, я даже не узнал поначалу. А он такой здоровается и спрашивает: 'Узнаешь меня?'. Я прям обалдел. Сразу к тебе прибежал, хотел, чтобы ты первая узнала. Так вот, они вернулись, и со следующей недели он будет учиться в нашем классе. Как тебе? Новость - бомба!
  Я не знала, что сказать и сидела, задумчиво чертя пальцем невидимые линии и треугольники на гладкой поверхности стола. Эрик...как же давно это было, друг, покинувший меня без единого прощального слова.
  От таких длинных тирад у Миши пересохло в горле, в поиске чего-нибудь подходящего он оглянулся на стол - там стоял 'сок', оставленный Лео.
  - Я возьму? Жуть как пить хочется! - Он схватил пакет.
  У меня внутри похолодело. Как в замедленной съемке я заметила искаженные лица Майи и Адель. Решение пришло неосознанно.
  - Нет! - Вскочив с места, я выхватила пакет из рук Миши, поднесла трубочку к губам и притворилась, что пью, изо всех сил молясь, чтобы в рот не попало ни капли.
  Миша удивленно посмотрел на меня, потом протянул:
  - Ладно, пойду куплю себе что-нибудь. Бывай. - Он поднялся и пошел к кассе.
  - Вторая группа резус отрицательный, - раздался сзади насмешливый голос Лео. - Не знал, что тебе нравится.
  Шок проходил, я осторожно отодвинула пакет ото рта и поставила на стол.
  - У меня есть салфетка, вот держи, - очнулась Майя. - Лео, она тебя спасла, не время для насмешек. Ты мог бы в следующий раз не оставлять пакеты с кровью на столе?
  Я осторожно вытерла губы салфеткой - на ней осталось маленькое красное пятнышко. На несколько секунд закружилась голова. Вообще-то я не из неженок и от вида крови в обморок не падаю, но и желания узнать ее вкус никогда не испытывала.
  - Ты в порядке? - теперь уже заволновался Лео.
  - Жить буду. Наверное.
  Несколько секунд он смотрел на меня, и видимо все было не так уж плохо, потому что он отвернулся к сестрам и произнес:
  - Рейнард получил послание. Они уже здесь.
  Адель что-то спросила, едва шевеля губами.
  - Нет, они еще ничего не знают. И не узнают, если мы все, впредь, будем вести себя осторожно.
  - Тогда что они здесь забыли? Вы же скрыли все следы, не могли же убийцы сами на себя донести? А ни мы, ни кто бы то ни было из наших не устраивал здесь Варфоломеевскую ночь! - встревожено воскликнула Майя.
  - Говори тише, - предостерег ее Леонардо.
  - Что происходит? - Почему они никогда не говорят прямо? Почему я всегда единственная, кто не знает, что происходит?! - Кто такие эти 'они'?
  - Ничего и никто, - поспешно произнес Лео, но, увидев, что я приготовилась возражать, добавил. - Здесь не лучшее место и время. Пожалуйста.
  Его повелительному взгляду и голосу я не могла сопротивляться, хотя и сама понимала, что переполненная школьная столовая в час пик не подходит для подобных разговоров.
  На выходе из столовой Адель вдруг повернулась к Лео и, схватив его за руку, заставила посмотреть ей в лицо. Отчего какая-то часть меня, безмолвно возмутилась, ведь она так бесцеремонно делала то, на что я даже близко не решалась.
  - Надеюсь, ты не собираешься рассказать все ЧЕЛОВЕКУ? Этой девчонке? - серебристым голоском заговорила девушка, сделав презрительное ударение на слове 'человек'.
  Нет, все-таки она меня ненавидела, только сегодня произошел взрыв. До сих пор она скрывала свои чувства более тщательно. Интересно, она так не выносит только меня или всех людей вместе взятых?..
  - Давайте успокоимся, - вмешалась я, пытаясь разрядить обстановку. - Не хотите говорить - не надо. Как-нибудь переживу.
  Я справедливо опасалась, что на свет посреди толпы взбудораженных школьников покажутся клыки или еще чего похлеще... Но, кажется, никто из них меня не слушал.
  - Не принимай близко к сердцу, - дружески положив руку мне на плечо, прошептала Майя. - Адель еще совсем ребенок, по нашим меркам. Она думает, что знает все и может судить здраво.
  - Адель, то, что я делаю или не делаю, тебя совершенно не касается. - Лео говорил медленно, без угрозы, но с сильной усталостью в голосе, так, будто ему приходилось в десятый раз объяснять непослушному ребенку, как нужно себя вести. - К тому же не вежливо говорить о человеке, стоящем за твоей спиной, в третьем лице.
  - Это касается всех нас, как ты не понимаешь! А она чужая! Что мы будем делать, если она начнет болтать? Люди могут поверить во что угодно! А если Совет узнает? Что мы тогда будем делать?! Что будет со всеми нами? То, что она продолжает жить - уже преступление! Как бы тебе не хотелось этого, она - не одна из нас!
  - Ты ничего не знаешь. Она моя, а ты своими неосторожными словами куда скорее привлечешь внимание Совета, - грозно прошептал Лео, острым взглядом прерывая ее возражения.
  Это было настолько безоговорочное утверждение, что мне стало еще больнее. В то же время в душе поднялось и заурчало какое-то мрачное удовлетворение.
  - Отлично, но это не значит, что остальные обязаны мириться с твоей игрушкой! - Адель так резко развернулась, что ее длинные светлые волосы взметнулись мягкой пеленой, и исчезла в одном из коридоров.
  - Присмотри за ней, - не оборачиваясь, глухо произнес Леонардо.
  Майя кивнула его спине и, еще раз ободряюще похлопав меня по плечу, устремилась вслед за Адель. Миг - и ее тонкая тень скрылась за поворотом, провожаемая восторженными взглядами облепивших подоконники старшеклассников.
  Я смотрела на одинокую фигуру Лео. Мимо него, шумно переговариваясь, проходили ученики, бросая восхищенные поверхностные взгляды, на прекрасного вампира.
  Они, хоть и не могли нас слышать, все равно стали свидетелями немой ссоры, и наверняка, спрашивали себя, что же случилось? Они смотрели на него, но они не видели его, они его совершенно не понимали. Я тоже. Большую часть времени.
  Да, мне было больно, все стрелы, выпущенные Адель попали в цель. Но ему должно быть было еще больнее. Она - его сестра, хотя как я догадывалась не кровная, но разве это имеет значение в мире, где годы медленно сливаются в века? Когда забываешь о человечности, и только взаимная привязанность и теплые чувства держат тебя на грани безумия? Он переживает за семью, за сестру и совсем не обязан переживать и из-за меня. Поэтому я все вытерплю, поболит и отступит. Я задам свои вопросы позже, когда к нам не будут прислушиваться любопытные уши.
  Вот только он не защищал меня от нее, он отстаивал свое право поступать так, как ему заблагорассудится. Этим он сделал мне больнее всего.
  Когда это высокомерное существо заняло такое большое место в моем сердце? Не знаю. Одно точно, я не могу отказаться от него, сейчас не могу. Я потеряла родителей, не могу потерять и его тоже. Он дорог мне. Почему? Кто знает? Это не так важно...
  Сейчас мне нужно быть сильной, иначе я перестану быть собой. Теперь, когда я только-только начинала вылезать из своей скорлупы и заново учиться ходить, для меня важней всего было помнить о том, кто я есть. А в этот момент я ему почему-то сочувствовала, поэтому...
  Изобразив на лице спокойную улыбку, я подошла к нему и сделала то, о чем давно мечтала. Осторожно взяла его за опущенную вниз руку. Как и каждый раз, когда я его касалась, в груди стало жарко, при этом мои пальцы ощущали приятный холодок.
  От прикосновения он вздрогнул и посмотрел на меня, было в его взгляде что-то родное, беззащитное.
  Я сильнее и уверенней сжала его руку, переплетя свои пальцы с его.
  - Идем? Звонок скоро.
  Он улыбнулся одними уголками губ и пошел за мной, но руку не отнял. Эта маленькая победа сделала меня почти счастливой.
  
  
  Глава 11
  
  Следующие несколько дней прошли почти без происшествий.
  Одноклассники по-прежнему, раскрыв рот, пялились на нас с Леонардо, впрочем, как и все остальные в школе, но когда Лео был рядом - это меня совершенно не волновало. Зато больше никто не пытался мне напакостить - вампиры умеют убеждать. Некоторые даже начали здороваться при встрече. Я бы предпочла обойтись без этого.
  Кроме того, мне, наконец, сняли швы. На руке остался только длинный розовый рубец.
  Лео был внимателен ко мне, и несколько раз я даже замечала его удивительную улыбку. Он умел улыбаться как никто другой, при этом в его темно-зеленых глазах проскальзывали золотистые искорки, а лицо приобретало по-мальчишески трогательный задорный вид.
  Он не напоминал мне о том, кто я для него, я тоже старалась не думать об этом и наслаждалась каждым мгновением рядом с ним.
  Конечно, были и недовольные: дядя Виктор и Адель.
  С дядей Виктором все было понятно: 'отцовский синдром', как в шутку когда-то называла это мама. Помнится, однажды в Лондоне меня пригласил на танцы знакомый мальчик из школы искусств. Мне тогда было лет десять. Я была в восторге - мое первое приглашение, и целую неделю была сама не своя от предвкушения.
  Танцы - это просто танцы - все до неприличия прилично, ничего даже близко похожего на наши дискотеки, как будто созданные для рекламы голого тела. Когда мальчик зашел за мной, чтобы сопроводить на танцы, как и полагается воспитанному кавалеру, я еще была наверху в спальне, одетая в пышное бальное платье из снежно белого атласа с тонким синим узором и получала последние шутливые напутствия от довольной моим видом мамы. Папа бессовестно сверлил ухажера, посмевшего пригласить его золотую дочку, взглядом минут пять, а затем позвал в свой кабинет для 'мужского' разговора.
  Не знаю, о чем они говорили, но вышел мальчик явно не в себе, потом весь вечер не отходил от меня, так что и потанцевать особо не удалось, а, проводив меня до дома, кинулся наутек, даже не попрощавшись. Больше он меня не приглашал, да и другие не хотели так рисковать.
  Когда я рассказала эту историю Лео, он нахмурился:
  - Твой отец просто гений, от меня бы этот пацан живым не вышел...
  Я тогда только удивленно посмотрела на него, но ничего не ответила. А что тут скажешь? Собственник. Интересно, будет ли он относиться к этому также, когда ему надоест играть со мной в кошки мышки? Иногда очень хотелось уметь читать мысли.
  К счастью, руки у дяди были связаны. Единственное, на чем он настаивал, - хорошие оценки и быть дома в одиннадцать вечера, что было не сложно, учитывая, что сразу после школы Лео как посылку доставлял меня к дому, сухо прощался, и на этом наше с ним общение заканчивалось.
  Лиза, увидев, как Лео уносит меня на руках, тоже почти успокоилась, скрывая тихую зависть за колкими замечаниями. От Миши я узнала, что на перемене она громко поссорилась с парнем, сделавшим мне подножку. Для меня это стало полной неожиданностью - оказывается сестре все же не все равно. Это было даже... приятно что ли.
  С Аделью все было сложнее. В школе она упорно делала вид, что я - пустое место. Я же старалась лишний раз не обращать на себя ее внимание. От греха подальше.
  Поэтому на большой перемене в столовой слышался только звонкий голосок Майи. Она приводила меня в восхищение своим раскрепощенным поведением и умением говорить буквально обо всем на свете, время от времени ошарашивая меня вопросами, вроде того, что означает слово 'классно' и при чем тут 'класс'. Я терпеливо разъясняла ей слэнговые словечки, не переставая ощущать себя рядом с ее экзотическим великолепием замкнутой серой букой.
  С куда большей охотой я расспросила бы ее о вампирах. Или о том, что они пытались скрыть, и о каких убийцах они говорили, и кто же все-таки им угрожал? Но стоило мне хотя бы заикнуться об этом - Лео бросал на нас такой насквозь прожигающий взгляд, что хотелось провалиться сквозь землю. К моему несказанному сожалению, время откровений закончилось вместе с его голодом.
  К тому же я чувствовала, что между мной и их миром Леонардо почему-то специально возвел высокую стену: по эту сторону - я, по другую - они. Мне было запрещено что-либо узнавать об их вампирской жизни и сущности, а он, в свою очередь, - почти не лез в мою жизнь. Хотя, это и не мешало нам исподволь наблюдать друг за другом.
  Он быстро изучил мои кулинарные предпочтения в школьной столовой, после чего вызвался сам приносить мне еду, отправляя меня вместе со своими сестрами на поиски свободного столика подальше от оживленных мест. Он был неизменно вежлив и предупредителен, я бы даже сказала, безупречен. Стоило мне оступиться или споткнуться - он уже был тут как тут, поддерживая меня. Иногда мне казалось, что он предсказывает мои действия, на самом же деле это объяснялось его неослабевающей наблюдательностью: если мне нужен был корректор - он оказывался под рукой, нужны таблицы по химии или линейка - и вот он уже протягивает их... Со стороны мы, должно быть, смотрелись идеальной парой.
  Постепенно и я узнавала его излюбленные позы, жесты, как он постоянно движется на публике, создавая почти ощутимую иллюзию жизни. Только самый внимательный наблюдатель смог бы заметить, что он моргает и дышит строго по часам, с точностью до сотой доли секунды. Впрочем, в те редкие минуты, когда мы оставались наедине эта привычка автоматически сходила на нет, мгновенно возвращаясь, едва в поле зрения показывался непосвященный. Это лучше всего говорило мне о том, что он постоянно в напряжении и никогда не расслабляется. Я бы озверела через неделю такой жизни, а он жил... кто ж его знает сколько, но очень давно...
  Леонардо, как и я, любил таинственную тишину библиотеки и шорох пыльных книжных страниц. Любил во время уроков подолгу поверх моей головы задумчиво смотреть в окно на маленький запущенный парк, заботливо укрытый первым снегом, при этом, не теряя нить повествования учителя и лениво, но безупречно точно отвечая на его вопросы. В это время, украдкой поглядывая на него, я видела, как изменяются его глаза, то омрачаясь от грусти, то светясь надеждой. Как будто там, в его голове, за завесой изумрудных глаз непрестанно боролись друг с другом свет и тень, день и ночь... И борьба эта была такого насыщенного, притягательного оттенка зеленого...
  Кроме того, Лео раздражала фамильярность окружающих по отношению к нему и друг к другу, и, в то же время ему нравилось слышать, как я или члены его семьи произносят его сокращенное имя, словно тем самым, становясь к нему ближе. Он не любил чужих прикосновений, хотя наглядно и не демонстрировал свою неприязнь. Правда обычно сама его аура отстраненности и какой-то тайны не позволяла людям приближаться слишком близко, а если им случалось ненароком задеть его, они спешили извиниться.
  Из-за всего этого, естественно, получалось, что он едва-едва переносил Мишу Аронина, что того, впрочем, ничуть не заботило. Он, как всегда, был весел, бесцеремонен и беспечен, как истинное дитя двадцать первого века и цивилизации. Этот парень философски отнесся к своей неудаче и теперь при каждом удобном случае, с широченной лыбой на лице, подшучивал надо мной и моим отношением к Лео при нашей первой встрече в школе.
  - Я все еще не понимаю, как вы все так ловко провернули. Помнишь, - Весело болтал он, перевернув свой стул задом наперед, облокотившись на мою парту и с каким-то восторженным упоением щелкая фисташки из противно шуршащего пакетика. Причем корки он складывал обратно в пакет - ему нравилось отыскивать среди них еще не погрызенные орехи. - Когда его перевели в наш класс? - Спрашивал Миша, ничуть не волнуясь, что 'он' сидит рядом со мной и сверлит его подозрительным взглядом.
  - Я тогда думал, что ты его боишься до смерти, а оказалось, что это у тебя так любовь-морковь проявляется. Подруга, ну так же нельзя! Предупреждать надо! Если не знать заранее, то ведь и не поймешь. Эх, и почему я раньше не додумался напугать тебя посильнее?.. - С глубоким сокрушенным вздохом посетовал он, после чего оторвал обожающий взгляд от фисташки и посмотрел, сначала на Лео, потом на меня.
  - Вы чего?.. - Мне показалось, или он испугался? Я и в правду подумывала, стоит ли дать ему хорошую затрещину сейчас, или подождать с кровавой местью до окончания уроков. Но ему, кажется, хватило объединенных усилий двух взглядов. Мне сразу стало интересно, о чем в это время думал Лео? Врятли его вампирское воображение ограничивается тумаками...
  Миша тем временем шустро поднялся на ноги, заставив подвинуться своего сонного соседа Леньку, выбрался из-за парты, и только потом решился договорить:
  - Теперь я реально верю, что вы родственные души - вы даже смотрите одинаково. Боюсь я вас! - С этими словами он махнул нам рукой, глупо ухмыльнулся и побежал в коридор, нести мир еще кому-нибудь. А я не выдержала и все-таки посмотрела на Лео. А он на меня. И тут между нами пронеслась редкая искра полного взаимопонимания - и мы оба улыбнулись друг другу.
  - Он невозможен. - Хмыкнула я.
  - И невероятен. - Ухмыльнулся Лео.
  - Скажешь, о чем думал, чтобы так его напугать? - Заговорщически прошептала я.
  - Только после тебя. - В тон мне ответил Лео. От его холодного дыхания на моей щеке, у меня по коже пошли горячие мурашки.
  - Я хотела затащить его в какой-нибудь темный угол...
  - И? - В его голосе послышалось волнующее напряжение.
  - И поставить здоровый фиолетовый фингал в добрую половину щеки. Достал дразниться. - Рассмеялась я. - А ты о чем подумал?
  - А я подумал затащить туда тебя...
  - Что?.. - Мне показалось, что я ослышалась.
  - Ничего. - Он тихо улыбался, а глаза смеялись над моим удивлением. - Благодаря тебе у меня впервые возникла мысль пытать невинного человека. Ты хоть понимаешь, какой ежедневной пытке я из-за тебя подвергаюсь?
  - Сам виноват, сначала нужно было поинтересоваться моими бесплатными приложениями, а потом думать о каких - либо сделках. - Ехидно возразила я.
  - Confiteor*. В следующий раз, непременно так и сделаю. (* - каюсь, лат.)
  Он говорил с усмешкой, но его слова все равно ранили меня слишком глубоко... Так больно, что отчаянно захотелось отплатить ему тем же. Но, к сожалению, у меня не было ни единого оружия, которое могло бы задеть его каменное сердце.
  - Мне уже можно подыскивать нового парня? - Холодно осведомилась я.
  В глазах Лео мгновенно засверкал гнев, и я поняла, что совершенно случайно наступила на единственную ахиллесову пяту вампира - он законченный собственник.
  - Только через мой труп. - Отрезал он.
  - Милый, только скажи как, а уж я об этом позабочусь. - Все еще злясь, прошептала я.
  Он пристально посмотрел на меня, как будто проверяя, как далеко я могу зайти, а потом с презрительной, и почти ласковой улыбкой склонился ко мне:
  - Давай, действуй, любимая. Я действительно хотел бы это увидеть. - Едва слышно проговорил он и нежной лаской провел указательным пальцем по пульсирующей жилке на моей шее.
  Я прерывисто вздохнула, но ответить не успела - прозвенел звонок на урок. Леонардо, как ни в чем не бывало, вернулся на свое место и с непроницаемым выражением лица принялся вглядываться в исписанную маркером доску, как будто в ней скрывались ответы на все вопросы.
  Я же безумно взволнованная, смотрела, как, запыхавшись, вбегают в класс опоздавшие ученики, среди которых, конечно же, был Миша, и думала, насколько проще и спокойней была бы моя жизнь, ответь я ему тогда взаимностью. Да, проще и... скучней. О нем я знала почти все, он был как давно прочитанная открытая книга, надежный светлый теплый дом, который всегда будет рад принять тебя и все для тебя сделает. А вот Леонардо - нет: одна сплошная тайна, холодная тьма которой почему-то была мне намного ближе и родней ясного дневного света.
  Наверное, все дело было в том, что та же тьма жила и во мне, с каждым годом захватывая все новые и новые территории... Это не было злом, в том смысле слова, о котором принято говорить, но и добром не являлось. Она была неотъемлемой частью меня, отделявшей и выделявшей меня среди мира людей, не давая мне слиться, раствориться в нем. Такая же часть меня, как мои мысли и чувства. Эта тьма влияла на мое отношение к жизни и окружающим, желание приблизиться к одним и отвернуться от других, но не она управляла ими, так что только я сама могла решать, в какую сторону склонится чаша весов - в сторону привязанности или отвращения, любви или ненависти, злости или нежности... И меня тянуло к Лео, как жаждущего к чистому холодному роднику. По крайней мере, так мне тогда казалось. Это было единственное разумное объяснение обуревавшим меня чувствам...
  Я хотела бы знать о нем все, но не получала ничего. Несколько раз в столовой, пока он куда-нибудь отходил, я пыталась разговорить Майю, нутром чувствуя, как ей самой неудобно скрывать что-то от меня, но... неизменно появлялся Лео, и мы, под злорадные ухмылки Адель, поспешно переводили разговор на нейтральные темы.
  Не раз во время таких обеденных разговоров я замечала странные взгляды, которые кидала Адель на брата, 'странные' для родственников. Я готова была поспорить на что угодно, что Лео для нее куда больше, чем брат. Вот только кем была Адель для самого Лео? И это был не последний вопрос, ответ на который я боялась услышать.
  Быть может, в ней была причина, по которой Лео больше не приглашал меня к себе домой? Или был виноват мой вкусный запах, что-то вроде жареной индейки после поста. Или он считал, что видимость отношений неплохо сохранять и так, не вызывая лишних толков. Кто знает?
  Мы были вместе весь день в школе, иногда задерживаясь после уроков в библиотеке, после чего он провожал меня до дома. И все. Ни одного поцелуя на прощание. Предельно вежливо и кристально честно. Все чаще мне казалось, что те теплые и нежные объятия, ласковые слова в полумраке его машины мне приснились... Возможно, так оно и было. Я уже ничего не понимала...
  Но каждый раз, видя его удаляющуюся высокую сильную фигуру, я чувствовала, как часть меня уходит вместе с ним, каждый раз как последнее прощание. Видеть его, слышать его голос, ощущать присутствие стало для меня равнозначно жизни. Вдали от него я только существовала в ожидании новой встречи.
  Это пугало и выматывало. Вечер проходил как во сне, и я пораньше ложилась спать, в надежде, что раньше наступит завтра.
  
  
  Глава 12
  
  Незаметно снова наступили выходные. Уже в субботу я пришла в полное уныние - день без него будет невероятно пустым и длинным до безумия. На грани отчаяния, я металась по комнате как зверь в клетке.
  Чтобы хоть немного отвлечься, я достала давно забытые акварельные краски, бумагу, кисти, переносной мольберт. Раньше рисование всегда помогало мне освободиться от тяжелых мыслей, дав им выход и воплотив мои переживания на бумаге. Почему не попытаться сейчас? Положив перед собой лист бумаги для набросков, я принялась бездумно водить по нему карандашом.
  Он вампир, вампир... Чудовище. Красавец. Я не могу... Не должна ничего к нему испытывать. Но разве можно забыть его? Этот переменчивый изумрудный взгляд, казалось, проникающий до глубины души и читающий в тайнах моего сердца. Это чувство притяжения, охватывающее все мое существо, стоило лишь ненароком коснуться его кожи.
  Как же получилось, что среди миллионов людей, меня заметил не человек? Или это я его заметила? Тогда, давным-давно, в заснеженном лесу у заброшенного здания. Я же первая заговорила с ним... Да, я была решительным и смелым ребенком... Куда же все это делось? Почему мне не хватает смелости пробиваться через все препятствия, чтобы добиться своего? Но чего добиваться? Чего я сама хотела от Лео?..
  Рассеянно я взглянула на лист перед собой. Невероятно! Его величественные, слишком совершенные черты, его глаза смотрят прямо на меня! Не знаю, как, я изобразила его сидящим в удобном кресле, в его любимой позе - нога закинута на ногу, в левой руке книга, правая легко лежит на подлокотнике. Медленно я дорисовала лампу в форме фламинго, слегка оживила краской зеленые глаза, провела темно-коричневой по волосам и бровям, положила синие тени на кресло и черные на одежду, чуть добавила света. Теперь нарисованный Лео, словно живой, смотрел на меня. Это было выше моих сил. Я быстро спрятала рисунок среди тетрадей и тяжело вздохнула.
  Нет. Так больше не может продолжаться.
  Нужно выйти погулять. Ну, конечно! Свежий морозный воздух вмиг выветрит из моей головы это наваждение.
  Наскоро собравшись, я выбежала из квартиры и бегом слетела по лестнице. Выйдя из дверей подъезда на посыпанную песком дорожку, я вдохнула холодный воздух так резко, что на миг у меня перехватило дыхание.
  Да, жизнь в человеческом мире идет своим чередом. Об этом свидетельствовали легковые машины и грузовые такси, время от времени с грохотом проезжавшие через нашу улицу. На улице стало чуть теплей, и пара ребятишек, крича, как целая стая сорок, сооружала из липкого снега что-то природой пока не опознанное, высокое и с множеством беспорядочно выбитых уступов, под бдительным присмотром облепивших скамейки старушек. Какие-то люди выгуливали приветственно гавкающих собак.
  Небо было обложено серыми тучами, из которых на замороженную землю изредка падали маленькие снежинки, сливавшиеся друг с другом в белый пушистый покров.
  Я медленно повернулась спиной к двору и направилась в сторону леса, с удовольствием прислушиваясь к скрипу снега под ногами.
  Вот чего мне не доставало в Англии! В России вся природа так естественна и проста. Она как неудержимая волшебная стихия правит людьми, и даже метеорологи не в силах предсказать или подчинить себе ее капризы. Поля как поля, где трава не скошена бездушной газонокосилкой, а растет порой выше человеческого роста, наполняя воздух чудными запахами свежести и цветения, снег как снег, не убранный в кучку и посыпанный солью с химикатами, а рассыпчатый, ярко-белый, глубокий. Люди все время пытаются связать леса и реки дорогами, тротуарами, искусственными сооружениями, но они бессильны перед холодом, жарой, дождями, градом, ветром. Так приятно, что на свете остаются вещи, которые люди не научились контролировать. Поэтому я всегда стремилась за город, за тем чувством свободы и силы, которое наступает на природе.
  Я была уже далеко за пределами города, бредя по заснеженной тропинке, когда почувствовала знакомое тепло в сердце, оно, как будто без причины, само по себе радостно забилось в сладостном предвкушении. Я прижала руку к груди. И обернулась.
  За мной в нескольких шагах стоял Леонардо. Наши взгляды встретились. На нем было не застегнутое пальто и легко наброшенный на шею белый шарф, на темных волосах - белые снежинки, под мышкой - пара книг. Он замер, не шевелясь, явно не ожидая встретить меня здесь.
  - Что ты тут делаешь? - Спросили мы одновременно.
  - Ты первая. - Заявил он, сверля меня подозрительным взглядом.
  Я пожала плечами.
  - Гуляю.
  Он удивленно приподнял бровь.
  - Неужели? Я думал, что идешь ко мне.
  - С какой стати я стану ходить в гости без приглашения? - Я была раздражена допросом, несмотря на радость от встречи.
  - Извини. - Пошел он на попятную.
  - А ты что тут забыл? - Настала моя очередь подозревать.
  - Иду домой из библиотеки, пол дня там просидел.
  - Зачем такому умнику библиотеки? По-моему ты уже все книги в мире прочитал.
  - Это невозможно. Мне...нужно было подтянуть один предмет.
  - Какой? - Это была настоящая неожиданность, за неделю я уже успела убедиться, насколько глубоки и разносторонни его знания. Подтянуть предмет? Это казалось неудачной шуткой.
  - Только не смейся... - Надо же, он еще не забыл, как смущаться. Я улыбнулась.
  - Ага, только мне и смеяться, сам знаешь как у меня с физикой и алгеброй.
  - Ладно. Это русский язык.
  - Но...
  - Читаю я на нем отлично, а вот писать... Последний раз мы жили в России, то есть СССР, во время Великой Отечественной Войны. Сама понимаешь, было не до грамматики.
  Я усмехнулась.
  - Отлично, значит и ты не идеален. Просто от души отлегло.
  - Ну вот, все мои секреты раскрыты. - Он тоже улыбался, на улице как будто потеплело.
  Чтобы скрыть смущение я повернулась и медленно пошла дальше.
  - Куда ты?
  Я указала рукой в перчатке на едва заметную тропку между деревьями.
  - Туда, куда и собиралась.
  - Подожди, я тебя провожу.
  - Не обязательно заставлять себя это делать. Здесь не на кого производить впечатление.
  - Предположим, я не против.
  Недоверчиво взглянув на него, я не увидела недовольства. Его мягкая улыбка вгоняла меня в краску сильнее, чем морозный воздух.
  - Хорошо. - Вздохнула я. - Но!
  - Но? - Переспросил он с интересом.
  - Но экзамен на человечность ты завалил с треском! - Я засмеялась. - Придется исправить, а то чего доброго встретим кого, так решат, что ты снежный человек или еще что поинтересней!
  Говоря это, я подошла к нему почти вплотную, осторожно застегнула пуговицы пальто, приподняла воротник и дважды, не затягивая, обернула длинный шарф вокруг воротника. Для этого мне пришлось встать на цыпочки, вытянув руки вверх, и оказаться в опасной близости от его губ. Стараясь не замечать своего участившегося сердцебиения и горячего взгляда Лео, я отошла на шаг, чтобы оценить результат. Вышло неплохо. Теперь он больше походил на человека, гуляющего по заснеженному лесу.
  Шутливо вытянув руку, я стряхнула снежинки с его волос.
  - Теперь можешь пойти со мной. Так меня не обвинят в том, что я хочу тебя заморозить и закопать до весны. - Он усмехнулся, а я, собрав волю в кулак, отвернулась от его смеющихся зеленых глаз и пошла по тропинке, спиной ощущая его взгляд.
  Оказывается мне так мало нужно для счастья! Всего лишь его присутствие. Идти по глубокому снегу вдруг стало совсем легко.
  - Часто тут гуляешь? - Услышала я вопрос после непродолжительного молчания. Сзади едва слышно раздавались его легкие шаги.
  - Случается, когда есть о чем подумать. Или когда расстраиваюсь. Я много раз бывала тут с родителями, когда была маленькой. Тропинка ведет к роднику, он даже зимой не замерзает. Я искала шишки, ползала по деревьям, собирала чернику и клюкву. До сих пор помню этот терпкий запах сосновой смолы и можжевельника, который никак не желал смываться с рук.
  - А сейчас?
  - Сейчас эти места меня успокаивают. Есть что-то таинственное и незыблемое в деревьях. Они видят, как череда людских жизней проносится мимо, но продолжают стоять на своих местах, словно стражи этого мира. Маленький уголок постоянства.
  - Если люди не вмешаются и не оборвут их долгую жизнь. - Горько добавил Лео. - Люди портят почти все, к чему прикасаются.
  - Не стоит мерить всех людей одной меркой, это то же... что и судить о вампирах по одному дикому представителю.
  - Мы все дикие - Голос Лео прозвучал глухо.
  - Люди тоже. У нас много общего. - Спокойно ответила я.
  Мы как раз подошли к замерзшим деревянным мосткам с перилами, спускающимся вниз к небольшому углублению, где из стены гравия в наполовину прикрытый старой деревянной доской бездонный черный колодец стекала кристально чистая струйка родниковой воды.
  - Ты хочешь спуститься? - Лео недоверчиво смотрел на хлипкое деревянное сооружение, покрытое ледяной коркой.
  - Конечно. Нужно воды набрать. - Я помахала маленькой бутылочкой из-под минеральной воды, которую до сих пор прятала в висящей на боку сумке.
  - Может, лучше я?
  - Да не переживай ты так! Бабушки из города сюда почти каждый день ходят и ничего.
  Говоря это, я осторожно начала спускаться и, к своему величайшему стыду, поскользнулась уже на третьей ступеньке. Если бы Лео моментально не среагировал, схватив меня за талию, скользить бы мне до самого колодца и кануть в лету.
  - Нашла с кем сравнить! Самая древняя бабулька удачливей тебя! - Вне себя закричал он, и, подняв меня как тряпичную куклу, перекинул через плечо. - Держись крепче! - Он отобрал у меня бутылку. Один прыжок и вот он уже склоняется над колодцем, еще прыжок - и мы снова у лестницы.
  - Пусти меня! - Прошипела я, в шоке от пережитого.
  - Ну, уж нет, на сегодня лимит моего терпения ты исчерпала. - Строго сказал он и быстро пошел в обратном направлении, все так же держа меня одной рукой за талию, в другой у него была полная воды бутылка. Я попыталась приподняться, стуча кулаками по его широкой спине - все напрасно, перекинутая через плечо я не могла ничего ему сделать, только на костяшках пальцев наверняка к завтрашнему дню проступят синяки.
  - Куда ты меня тащишь? - Прокричала я ему, с трудом приподняв голову и заметив, что уже довольно давно рядом нет и следа дороги, и мы мчимся через лес в начинавшую сгущаться темноту.
  - Домой. Куда же еще? Хотя можно еще затащить тебя подальше в лес и закусить, но Майя меня убьет, а Адель не простит, что с ней не поделился. - Опять эти вампирские шуточки.
  - И все-таки, может, я сама пойду?
  - Тут снега под три метра, ты - снежный крот?
  Тяжело вздохнув, я признала свое поражение и перестала брыкаться.
  
  Пришлось смириться, что от него мне не удрать. Да и куда тут пойдешь по сугробам в твой рост, по которым Лео несется, будто ничего и не весит?
  - Эй, я не мешок с картошкой! - Вскрикнула я, когда он в очередной раз прыгнул, легко оттолкнувшись от еловой ветки, наверное, у вампиров какие-то свои, извращенные понятия о гравитации.
  Он что-то прорычал себе под нос, но все же переложил меня поудобней.
  Я попыталась расслабиться и тут же почувствовала, как краска приливает к щекам от сознания того, что его крепкая рука держит меня за талию. Смутившись, я постаралась сосредоточиться на подсчете пролетающих мимо сосен. Сбилась. Начала считать снова. Но не успела дойти до тридцати, как мы были на месте - перемахивали через ограждение его дома. Увидев прямо под собой его острые пики, я невольно зажмурилась.
  Лео решительным шагом пронес меня прямиком в гостиную и сгрузил в свое кресло.
  - Будь добра посиди тут пять минут, я быстро. Только не двигайся и не пытайся снова сломать себе шею. - С этими словами он сунул мне в руки холодную бутылочку с родниковой водой и мгновенно испарился.
  Я осталась одна. Вокруг стояла мертвая тишина, свет в гостиной был приглушен, оставляя длинные черные тени по углам. При таком освещении дом куда больше походил на таинственное обиталище вампиров.
  Я огляделась и замерла от страха. Напротив меня на диване, небрежно откинув руку на лоб, полулежала Адель. Она была невероятно, завораживающе прекрасна в темно-синем коротком платье с длинными рукавами, которые заканчивались пышным белым кружевом. Такое же кружево выглядывало из-под юбки. На ногах были длинные белые чулки и тонкие синие бархатные туфли на низком каблуке. Будь выражение ее лица более невинным и не пылай в глазах затаенная злоба, ее вполне можно было бы принять за куклу. Изящная фарфоровая статуэтка.
  До сих пор я не заметила ее потому, что она была абсолютно неподвижна, ни дыхания, ни невольного движения, только ее глаза следили за мной с мрачным вниманием. Как будто только они и были живыми. Это выглядело жутко - ожившая кукла.
  - Сидеть на месте Лео - великая честь. - Наконец произнесла она, от звуков ее холодного безжизненного голоса по моей спине пробежали мурашки. - Ты ее не достойна.
  - Честь? Что в этом такого? Обычное кресло. Хочешь, уступлю его тебе? - Насмешливо заметила я.
  Никогда не научусь держать язык за зубами.
  - Еще одно доказательство, что ты никогда нас не поймешь. Из какой дыры могла вылезти такая нахалка? Ты хоть понимаешь, с кем разговариваешь? - Злобно прошипела она в ответ.
  - Не совсем. Но вы сами не даете мне ни одного шанса понять вас. - Честно ответила я. - Так как же я узнаю, что для вас значит...
  - Заткнись! Меня не интересуют твои оправдания.
  - За что ты ненавидишь меня? - С этим вопросом я бросалась в омут с головой, но если это касалось Лео, мне нужно было знать.
  - Ненавижу? Врятли. Презираю? Безусловно.
  - Почему? Я же не сделала тебе ничего плохого... Или сделала?
  - Само твое существование отвратительно. Леонардо достоин лучшего, а не глупого ничтожного человека.
  - Ты ревнуешь? - Удивленным шепотом озвучила я мелькнувшую в голове мысль.
  - Я?! Да за кого ты меня принимаешь? - Она привстала, опасно пододвинувшись ко мне, я же напротив вжалась в кресло. - Ты никто в нашей жизни, поэтому Лео никогда не полюбит тебя. Ты никогда его не узнаешь и не поймешь. А через пару десятков лет ты исчезнешь, и он снова будет только моим. Так какая может быть ревность? Но мне тебя жаль. Поэтому советую тебе самой уйти от нас и держаться подальше. Ведь никогда не знаешь, что может случиться... Особенно при таком вкусе... Раз, и нет человечка. Весь кончился.
  Презрительно скривив полные губки, Адель встала, изящной походкой поднялась по лестнице и скрылась в глубине дома.
  Я так и осталась сидеть, прижавшись к теплому ворсу бархата. Слова юной вампирши каленым железом жгли сердце. И ведь она права. Возразить нечего.
  Раздался стук двери в прихожей. Вошел Лео, ловким движением стряхнул снежинки с волос. Он был живым воплощением красоты и грации, и я не в силах оторвать взгляд наблюдала, как он пересекает комнату и садится напротив. Его темно-зеленые глаза смотрели прямо на меня.
  - Ты откуда? - Спросила я, не выдержав затянувшегося молчания.
  - Может быть, ты не заметила, но я уронил книги, когда в очередной раз спасал твою человеческую шкуру.
  Он все еще был раздражен, в глазах то и дело мелькали яростные искорки. Его гнев сразу же передался мне. Почему я обязана выслушивать оскорбления от членов этой семьи? Почему они обращаются со мной как с пустым местом? И что с того, что я человек! Разве это плохо? Я тоже живая, и мне тоже бывает больно!
  - Я и не просила меня спасать!
  - Конечно, нужно было стоять и смотреть, как неуклюжая девчонка летит в колодец! Ты как будто специально лезешь в неприятности. Стоит только на секунду отвернуться или оставить тебя одну, как ты ввязываешься в очередную авантюру.
  - Я и говорю, оставь меня в покое! Я сама могу о себе позаботиться.
  - Так же, как сегодня?! Что бы случилось, не будь там меня?
  - А тебе-то какое дело? Для тебя я - всего лишь пешка в игре! Подумаешь, пропаду, ты запросто найдешь себе новую. Так что не стоит беспокоиться - раньше обходилась без тебя, смогу и сейчас!
  - Мне надоело с тобой спорить. Идем, я отвезу тебя домой. - Он взял меня за локоть, желая проводить к выходу, но я, как будто обжегшись, отдернула руку, отлично зная, какую слабость вызывают во мне его прикосновения. А и так чувствовала себя слабой, уставшей и измотанной своей внутренней борьбой.
  - Не трогай меня! - Вскрикнула я и начала медленно пятиться к выходу, Лео не мешал мне. Он напряженно выпрямился, стоя в полутьме как неземное великолепное видение - настоящий принц тьмы, гордый и одинокий. Последнее, что я увидела, поворачиваясь к двери, его протянутая ко мне рука и глухой шепот:
  - Диана...
  Я убегала изо всех сил, так что легкие готовы были разорваться от ледяного воздуха, а изо рта вырывалось облачко белого пара. Несколько раз я падала на льду, но снова поднималась и принималась бежать. К свету, к теплу, к людям. Лео, его дом, его семья, все это осталось позади. Он не преследовал меня, но его одинокая застывшая фигура так и стояла перед мысленным взором. Столько тоски и горечи было в ней. Обманчивая картина. Больше я на нее не куплюсь.
  Остаться с ним значило бы снова и снова раз за разом испытывать боль и разочарование. Чем дольше я с ним буду, тем больнее будет расставание. В бессмертной жизни вампира наша встреча останется небольшим незначительным эпизодом, для меня же станет невыносимым бременем.
  Я испугалась. Такая трусиха. Я до смерти боялась потерять того, кто никогда не был моим.
  В эту ночь меня мучили жуткие видения крови, смерти, чумы, отчаяния. Настолько яркие и живые, что несколько раз я просыпалась, судорожно вдыхая воздух открытым ртом, из которого в подушку вырывался хриплый крик.
  Кошмары вернулись, ведь я сама отвернулась от того, кто стал ясным светом, защищавшим меня от тьмы и серости мира. Осталось только глухое одиночество и грустный шепот Лео: ' Диана...'.
  
  
  Глава 13
  
  Весь следующий день я провела в неослабевающем напряжении. В голову пришло только одно сравнение: ломка у наркомана. Чем бы я ни занималась, все мои мысли были только о нем. Его внимательный взгляд, ласковые руки, высокий стройный силуэт, завораживающий глубокий голос были необходимы мне как глоток воды в пустыне.
  Запоздало из глубины души выползло чувство вины: Леонардо спас меня, а я вместо слов благодарности оттолкнула его. Это было стыдно и жестоко по отношению к тому, от кого я не видела ничего кроме заботы, пусть его и раздражала необходимость еще и за мной присматривать. Но пути назад нет. Если я снова буду рядом с ним, то окончательно потеряю себя. А если не буду с ним - погибну от тоски и отчаяния...
  Естественно, такие мысли прямиком привели меня к ночным кошмарам, и к понедельнику я была больше похожа на свое собственное бледное привидение, чем на человека.
  Понедельник. В тот холодный солнечный день я едва не опоздала в школу, вбежав в класс одновременно с оглушительным ревом звонка. Я с разбегу ворвалась в дверь и замерла на месте от удивления, вместе со всеми одноклассниками изумленно взирая на странную пару, напряженно замершую у доски.
  Медленно лавируя между ребятами, я подошла поближе. Все в классе, не скрывая интереса и восхищения, замерли в предвкушении чего-то значительного - ссоры, драки или еще чего похлеще. Было ясно, что никто не хотел упустить ни малейшей детали.
  На учительском месте друг напротив друга стояли два парня. Одним из них был Леонардо, второй был чуть ниже его ростом, мускулистый, подтянутый, его короткие светлые волосы и непроницаемые ярко-голубые глаза вызывали сходство с типичным, хотя и чуть утрированным, образом англичанина.
  Оба они были великолепны, как свет и тень, день и ночь. Подкрепляло впечатление еще и то, что блондин стоял в снопе прорывающегося через окно солнечного света, а Леонардо словно скрывался в плотной тени занавески.
  Вот только напряжение между ними напоминало отталкивание между полюсами мощных магнитов, а твердо сжатые губы и кулаки говорили о том, что они готовы к бою. Леонардо подавлял своим поистине королевским величием, блондин тоже крепко стоял на ногах, оценивая соперника.
  Одно я поняла точно: их нужно остановить, пока ничего плохого не произошло. На счет Лео я не особо переживала - он не из тех, кто с головой бросается в омут. Маловероятно, что вампир проявит себя, он был больше похож на большого черного кота, настороженно наблюдающего за чересчур осмелевшей мышью.
  Вот его противник внушал серьезные опасения. По тому, как были сжаты его слегка подрагивавшие от напряжения руки, можно было предположить, что он на грани, еще чуть-чуть и Леонардо придется защищаться.
  Повнимательнее присмотревшись к белобрысому парню, я отметила знакомые черты и, наконец, вспомнила, где его видела. Да и как можно было забыть! Миша же совсем недавно мне о нем говорил.
  Я отлично понимала, чем рискую, но выбора не было - с минуты на минуту войдет Евгений Петрович и неизвестно чем закончится его вмешательство в безмолвную баталию. Подойдя к блондину, я осторожно тронула его за рукав.
  - Эрик?
  Оба парня перевели на меня взгляд, но я сталась смотреть только на блондина. Голубые глаза удивленно расширились и потеплели, на лице появилась легкая улыбка.
  - Фантазерка, ты? - Его голос с ленивой хрипотцой стал ниже, но не сильно изменился с тех пор, как он надо мной подшучивал.
  - Диана, лузер. Фантазерка - твоя глупая голова! - Ответила я ему как в детстве. Его улыбка стала шире. В то время как темно-зеленые глаза Лео вглядывались в нас с подозрением.
  - О, так ты - Эрик?! Ничего себе! - К нам подошла Лиза, широко раскрытыми наивными глазами оглядывая светловолосого парня. - А я и не узнала! Ты так вырос.
  - Зато я тебя узнал сразу, ничуть не изменилась. - Недовольно буркнул парень.
  - Правда? - Кажется, она решила, что это комплимент, и затрещала - Ты откуда к нам? Надеюсь, что надолго. А мы все еще живем в этой дыре. Скукотища. И ничего не меняется. Придешь к нам вечером? Оторвемся по полной. Можно и Мишку позвать.
  - Нет, не сегодня. Нужно еще много дел уладить. - Он демонстративно окинул Лео вызывающим взглядом.
  Не знаю, что на меня нашло, но в глазах его была угроза, поэтому я неосознанно шагнула и встала между ними, загородив собой Леонардо. В ответ на это Эрик сначала очень удивился, а затем моментально посерьезнел, в его взгляде появилась с детства знакомая яростная сталь.
  Я поняла, что прокололась. Черт меня дернул так поступить! И это при том, что я ничего не знаю о сути их конфликта... Конечно, Эрик ведь тоже ничего не знал о моем знакомстве с Лео... Не стоило лезть на рожон, еще и потому, что ни один из парней не походил на того, кто станет затевать ссору без веской на то причины...
  К счастью, в класс вошел Евгений Петрович в своем неизменном сером костюме с перемазанными мелом рукавами. Не замечая напряжения вокруг, он суетливо прошел за учительский стол, бросив на него журнал, и привычным движением схватил у доски мел - без него он чувствовал себя не достаточно уверенно, после чего быстро заговорил:
  - Прошу прощения, ваш журнал потерялся. Оказалось, что его по ошибке забрал завуч. Так!? - Он окинул нас строгим взглядом. - Урок начался, почему толпимся? Все по местам! И так много времени потеряли.
  Мы расселись за парты, у доски остался стоять только Эрик. С непроницаемым лицом Леонардо пропустил меня на мое место у окна. Я старалась не смотреть на него, боясь, что то неосознанное движение сказало ему гораздо больше, чем мне хотелось.
  - Так кто у нас тут? - Евгений Петрович пошелестел своими бумажками. - Ага. Эрик Стивенс, еще один новенький. Как необычно, в этом году у нас уже третий ученик - иностранец.
  - Диана и Эрик тут еще в детстве жили. Так что их можно считать своими. - Подал голос Миша Аронин.
  До сих пор он сидел и скатывал у кого-то домашку, настолько сосредоточенно, что не замечал ничего вокруг. Если бы в это время на него обвалился потолок, он и тогда не оторвался бы от своей тайной миссии. Теперь трудная работа была позади, и он снова мог проявить себя в мире живых людей.
  - Правда? Очень интересно. Куда бы тебя посадить?
  - Ко мне! - Снова заговорил Миша.
  - Но ты не один сидишь.
  - Сейчас один. Мой сосед, Ленька, в субботу на катке ногу сломал. Открытый перелом. - Заявил Миша с жутко умным видом. - Ему теперь долго в больнице валяться.
  - Ладно. Эрик, пока что это будет твое место, потом посмотрим. Все равно свободных мест сейчас нет.
  Я чуть не застонала. Как такое может быть?! Эрик и Леонардо сидят рядом! И я тут навроде амортизатора между однополярными зарядами.
  Но почему? Из-за чего такая взаимная неприязнь? Нужно узнать, пока не случилось ничего плохого. Была, конечно, вероятность, что Леонардо не простил мне субботнюю выходку и проигнорирует мои вопросы, но ведь вампирская гордость не позволит ему злиться на глупого человека, так? Стоит попытаться.
  Учитель, в который уже раз рассказывал, как будет проходить экзаменационное изложение, поэтому я осторожно достала из рюкзака записную книжку и вырвала листок. На нем непослушными пальцами я написала: 'Что это было?' и, вытянув руку под партой, положила листок на тетрадь Лео. Он не поворачивая головы, что-то написал и вернул мне лист.
  'О чем ты?'
  Бог мой! Как будто он не знает о чем речь! Но даже эта вредная его сторона мне безумно нравилась, поэтому я упорно начала строчить.
  'Вы смотрели друг на друга как на смертельных врагов. И не говори, что мне показалось!'
  Его ответ: 'Мы и есть смертельные враги'.
  'Вы уже встречались? Что он такого сделал?'
  'Впервые его вижу'.
  'Но есть же причина? Ничего просто так не бывает'.
  Помедлив с минуту, будто сомневаясь, стоит ли мне знать, Лео написал:
  'Он - один из охотников на вампиров'.
  От удивления мои мысли закрутились бешеным колесом. Охотники на вампиров? Здрасьте, приехали... И они существуют?.. Мир сошел с ума? Или только я?
  'Не может быть! Как ты узнал?'
  'Как и он меня.'
  Я скорчила рожицу - опять темнит, зараза.
  'Ты мог ошибиться? Я его с детства знаю...'
  'Я никогда не ошибаюсь в таких вещах.'
  Он бросил на меня укоризненный взгляд, как будто само сомнение в его способностях, оскорбляло его.
  Я ему поверила. Но... Эрик - охотник на вампиров, просто в голове не укладывалось! Вредный, задиристый, самоуверенный, немного замкнутый, но чтобы так... Такое чувство, что как только я встретила Леонардо весь мой маленький упорядоченный мирок встал с ног на голову. Я даже забыла о нашей ссоре - какие уж тут распри, когда жизнь день за днем преподносит мне все новые сюрпризы.
  Интересно, что вампирская сущность Лео поразила меня не так сильно, как причастность ко всему этому Эрика. Я смотрела на его широкую спину и непокорные короткие светлые волосы и все же не могла до конца поверить. Немыслимо...
  Но тут внезапно я осознала на кого охотятся эти люди - вампиры - Лео и его семья. Ну, почему все получалось так скверно? Я не хотела, чтобы этим существам причинили вред. Несмотря на краткость нашего знакомства, они уже были у меня в сердце - такие гордые и прекрасные, опасные и чертовски притягательные.
  'Они здесь, чтобы убить вас?'
  'Возможно. Им нужен только повод'.
  'Нельзя ни за что убить людей!'
  'Вампиры - не люди. Это основа основ охотника. Для них мы опасные существа, звери, на которых нужно охотиться'.
  'Это жестоко и бесчеловечно'.
  'У них своя вера и кое в чем они, несомненно, правы. Таких как мы, живущих своим сообществом и желающих мирного сосуществования не так много'.
  'Скажи, а у них есть повод на вас напасть?'.
  'Пока нет. Но он не должен понять, что ты знаешь кто мы такие. Не переживай - мы можем за себя постоять. Я постараюсь уладить все мирным путем'.
  Его слова немного успокоили меня. Главное быть осторожными и быть может опасность пройдет стороной. Надежда есть.
  'Это об охотниках вы тогда говорили с Майей в столовой?' - Догадалась я.
  'Да, но пока поводов для волнения нет', прочитала я ответ, но усомниться не успела.
  - Вы собираетесь и дальше строчить мемуары, мисс Андерсен, или все же соизволите писать под мою диктовку? - Вопросил насмешливый голос Евгения Петровича.
  - Извините, это я ее отвлек. Путаюсь с запятыми. - С легкой улыбкой произнес Лео.
  - Ну-ну. - Евгений Петрович мигом оттаял и, вернувшись к своему столу, продолжил диктовать.
  Смутившись, я смяла и спрятала листок в карман сумки и принялась со всем усердием записывать диктант. На носу зачеты, не самое лучшее время доводить учителя.
  Началась перемена, и жизнь вокруг забурлила в бешеном водовороте. При этом одноклассники, как бы невзначай, крутились и собирались в группы как можно ближе к нашим партам. Всем хотелось знать - чем закончится ссора красавцев.
  Задорно блестя глазами и с улыбкой акулы во все его отличные тридцать два зуба, Миша повернулся ко мне. Сразу стало ясно - мне грозит одна из его 'гениальных' идей.
  - Диана, ничего не говори, ты заранее должна быть согласна! Предлагаю отметить воссоединение нашей компании походом в клуб! Отказы не принимаются.
  - Тебе бы только гулять.
  - Помнится, именно ты была среди нас главной заводилой. Хватит уже прикидываться паинькой.
  Он его слов кровь прилила к щекам, а от удивленного насмешливого взгляда Лео я покраснела еще сильнее. Только Эрику было не смешно. Он развернул в нашу сторону стул и вперил в меня инквизиторский взгляд, игнорируя радостное возбуждение Миши.
  - Не хочу никуда ходить. Клубы и дискотеки - не мое. Лизу лучше пригласи.
  - Она и так идет с нами, от такого предложения только такой инопланетянин как ты откажется. Давай, соглашайся. Ты что, не рада? В кои-то веки, мы все здесь, вместе, нельзя же быть настолько черствой! - Заканючил Аронин.
  - Ну, хорошо... Если Лео пойдет, пойду и я. - Я выжидательно посмотрела на небрежно откинувшегося на стуле Леонардо, искренне надеясь на бескомпромиссный отказ.
  - Почему бы и нет. Пойдем, сходим. - Он обворожительно улыбнулся, я же скорчила в ответ обиженную рожицу. Он знал! Знал, что я не хочу идти, потому и согласился! Я кое-как успокоила себя, мысленно заколотив в его милый готический гробик десятка два гвоздей.
  - Отлично! Значит шесть билетов, как раз вечеринка в пятницу через неделю. На выходных я занят - работаю, зато потом - оттянемся по полной!
  - Шесть? Кто шестой?
  - Попрошу Лизу позвать подругу. Она-то уж точно не откажется.
  Я вздохнула: Лиза в одном экземпляре - страшное наказание, вдвоем с подругой - наказание вдвойне. Может быть, удастся до пятницы придумать более менее уважительный предлог, чтобы никуда не идти...
  - Не-ет, в пятницу контроль по химии... и зачеты сдавать... - Последняя попытка сопротивления.
  - Я тебе помогу. - Лео говорил нарочито мягким голосом и даже нежно положил свою прохладную руку на мою ладонь. От его прикосновения меня как всегда пронзили пламенные искры.
  Стоп. Что-то не так. Он слишком... Мы действительно выглядим как влюбленные. Этого не может быть! Да он просто водит нас всех за нос, этот кровосос! Представление разыгрывалось только для одного человека. Я посмотрела на Эрика. Да, эффект на лицо: он побледнел, желваки ходили на скулах.
  - Решено, гуляем! Ты ведь еще не была в 'Вечерней звезде' после переезда? - Продолжал болтать Миша, не замечая нарастающего напряжения.
  - Нет...
  - Тебе понравится! Суперский звук, абалденная акустика, крутое освещение... Мы с друзьями по вечерам там зависаем.
  - Что у тебя с ним? - Грубо прервал его Эрик, обращаясь ко мне.
  - Н-ничего особенного... - Я даже начала заикаться: сказать правду одному из них значило бы подставить другого. Не лучший выбор.
  - Мы встречаемся. - Уверенно заявил Лео и сжал свою руку на моей, призывая подтвердить его слова.
  - Да, наверное...
  - Что ты о нем знаешь? - Задал Эрик следующий вопрос.
  - Достаточно. - На этот раз я ответила насколько возможно холодно, давая ему понять, как неприятен мне этот наглый допрос.
  - Ты выглядишь усталой.
  Эти намеки! Но лучше сразу честно во всем, то есть, кое в чем, признаться, чем подвергать беспочвенным подозрениям Лео, хотя именно он и был причиной моего теперешнего состояния. Наверняка синяки под глазами и бледность от недосыпа внушают Эрику кое-какие опасения по части вампиризма и добровольных или принудительных кровопусканий.
  - Да, я просто устала! В субботу мы с Лео поссорились из-за глупости, и я две ночи не могла заснуть! Все?! Доволен? Допрос закончен? И вообще не твое дело, как я выгляжу. Ты восемь лет назад сам укатил неизвестно куда, обещал писать и что в итоге? Ни одного письма! Предатель! Кто тут и выглядит подозрительно, так это ты!
  Говоря это, я привстала, и теперь, высказавшись и глубоко дыша, смотрела на три таких разных, но одинаково пораженных лица.
  - Извини. - Первым пришел в себя Лео.
  - Это мне нужно извиняться. - Его слова мгновенно меня остудили - Прости, я не хотела тебя обидеть.
  - Я уже забыл.
  - Прости. - Пришла очередь Эрика.
  - Вот тебя я прощать пока не намерена.
  - Извини. - Решил не выделяться Миша.
  - Ты-то что натворил?
  - Я так. На всякий случай.
  Мы с Лео и Эриком не смогли сдержать улыбку. Правда, когда парни переглянулись, она мгновенно увяла. Из моей груди вырвался тяжелый вздох - предстоящие деньки не будут простыми.
  
  После уроков я мигом покидала тетради и учебники в рюкзак и намеревалась поскорее убраться подальше от этих двоих нелюдей, как сразу за дверью кабинета в обклеенном старыми потрепанными стенгазетами коридорчике меня догнал Эрик.
  - Диан, я провожу тебя? - Он все еще был не в себе после моего выговора, наглость и напористость в его поведении сменило трогательное смущение.
  - Ее провожаю я. - Как будто из-под земли вырос Лео, положив руку мне на плечо, как будто я была его законной собственностью.
  - Хватит. - Я сняла с плеча руку Леонардо, сбросить ее я не решилась. - Сейчас я ОДНА иду в библиотеку готовить доклад по истории. И не пытайтесь идти за мной, не желаю больше участвовать в ваших спорах. На сегодня с меня хватит.
  Приподнявшись на носках, я легко коснулась губами щеки Лео, одновременно прошептав:
  - Позаботься об Адель и Майе.
  Особенно об Адель, захотелось добавить мне. Зная ее порывистый нрав, я волновалась о том, что она могла натворить, узнав об охотнике в школе. Но Лео, кажется, и сам все понял.
  Сжав губы, он сдержанно кивнул и направился к выходу. Я же повернулась к Эрику:
  - Я не знаю, чем Леонардо тебе не угодил, но он мне нравится. - Тут я покривила душой. - Поэтому, пожалуйста, не причиняй ему неудобств. И, да. С приездом. Все же я рада тебя видеть. - И, тепло улыбнувшись ему на прощанье, я быстрым шагом направилась прямиком в библиотеку - единственное место, где можно было отдохнуть от людей и нелюдей, успокоиться и привести в порядок мечущиеся в панике мысли.
  Сев за стол в углу и обложившись книгами по истории, словно отгородив себя ими от всего мира, я спокойно принялась за работу. Доклад о Куликовской битве требовал большой сосредоточенности, чтоб не запутаться во множестве пересекающихся источников и мнений, что давало пищу для деятельности логической части мозга, отодвинув чувственную часть на задний план.
  За час я управилась и, сладко потянувшись, осмотрелась вокруг.
  Кроме погруженной в составление каталогов Лидии Михайловны, в зале была еще одна девушка. Она сидела совсем рядом, странно, что до этого я даже не обратила на нее внимания, так тихо она себя вела, изредка перелистывая страницы зачитанного романа 'Унесенные ветром'.
  После переезда я чуть ли не каждый день засиживалась в библиотеке и не раз, провожая мимолетным взглядом, встречала ее здесь, но мы никогда не разговаривали.
  На ее симпатичном лице было многовато веснушек, но в целом при непослушных вьющихся дерзко-рыжих волосах и коричнево-зеленых глазах она была очень даже симпатичной, только вот одета она была совсем просто, я бы даже сказала серо, в темные брюки и мешковатую кофту, так словно хотела, чтобы ее не замечали. Этакая серая мышка с огненными волосами.
  Я знала, что означает затаенная грусть в ее глазах и это отчаянное желание спрятаться в выдуманном книжном мире, слиться со стенами и мебелью, так, чтобы никто тебя не замечал. Совсем недавно я и сама была такой. Внезапно мне захотелось с ней поговорить, узнать о ее горе, попытаться помочь...
  Заметив, что ее разглядывают, девушка подняла ангельски спокойный взгляд на меня.
  - Привет. Я - Диана. - Не нашла я ничего лучшего, чем представиться.
  - Привет, я - Аня. - В тон мне проговорила она приятным тихим голосом.
  - Приятно познакомиться.
  - Взаимно.
  Стандартные слова звучали глупо.
  - Любишь читать?
  - Очень. Мне нравятся романы. А тебе?
  - Детективы и фантастика. - Я замолчала, остро ощущая неловкость всех этих фраз, и уже готова была объявить свою миссию проваленной и уткнуться обратно в учебники, как девушка снова заговорила.
  - Можно тебя спросить?
  После моего утвердительного кивка она продолжила.
  - Это о тебе и твоем друге говорит вся школа? Просто... у нас не так много Диан.
  - Наверное. А что говорят, если не секрет?
  Аня смущенно потупилась.
  - Тебе не понравится.
  - Никому не нравятся сплетни о них самих, но всем хочется их знать. - Констатировала я. - К тому же врятли они будут хуже, чем то, что я уже слышала. Поэтому не стесняйся.
  Собираясь с духом, она вздохнула, а потом почти без остановки выпалила:
  - Ну, в общем, все вертится вокруг того, что вы оба иностранцы, смотрите на всех здесь свысока, что ты ему не подходишь и как привлечь внимание твоего парня. Мне это все ужасно не нравится, но я тут сторонний наблюдатель. - Быстро, будто оправдываясь, проговорила девушка. - С тех пор как моя сестра-близнец уехала учиться в Петербург, я не интересуюсь этими глупостями. И в школу хожу только за тем, чтобы посидеть здесь и почитать. Прости. - Вдруг спохватилась она. - Не знаю, почему говорю все это...
  - Все нормально. - Я даже выдавила улыбку, чтобы ее успокоить. - Но почему в Питер уехала только твоя сестра? Разве обычно близняшки не держатся вместе?
  - Так и было, раньше. Я всегда могла положиться на сестру. Она невероятно талантлива - я могла часами слушать ее игру на фортепиано, у нее сходу получалась любая даже самая сложная мелодия. Это было удивительно! Поэтому когда у нее появился шанс поехать учиться в музыкальное училище, я должна была отпустить.
  - Вы могли бы уехать вместе...
  - Ей дали стипендию, а на меня у родителей не хватило бы денег. Да это и не важно, главное, чтоб она училась. У меня никаких талантов нет. Только и умею, что книжки читать.
  - Понятно... Но, ты сильная и неплохо держишься. Может быть, в этом и есть твой талант?
  - Спасибо. - Она тепло улыбнулась. - Так странно... Ты первая, с кем я смогла об этом поговорить, хотя мы и почти не знакомы...
  - Я тоже кое-кого потеряла, поэтому могу понять каково тебе... Трудно, наверное, отпустить куда-то на край света свою половинку, но, по крайней мере, твоя сестра жива, здорова и ей всегда можно позвонить, когда соскучишься.
  По ее быстрому виноватому взгляду, я поняла, что сплетники донесли до нее и эти подробности моей биографии. Мы помолчали.
  - Знаешь, я не понимаю, почему тебя называют высокомерной? - Анино замечание прозвучало как вопрос.
  Это было неожиданно. Ее откровенность немного выбивала меня из колеи - не каждый день тебе прямо в лицо высказывают то, о чем шепчутся за спиной. Мне это даже нравилось. Приятно, наконец, встретить того, кто прямо говорит, что думает, а не оставляет за собой череду вопросительных знаков...
  - Я сама виновата. - Спокойно ответила я. - Когда пришлось сюда переехать, мне сложно было общаться с людьми, я просто закрылась в себе как в панцире и никого не подпускала. Пока не появился Лео. - Я не понимала, почему так потянуло на откровенность, но так приятно было выговориться. Хотелось бы верить, что Ане тоже.
  - Лео - это тот высокий парень, что живет в том огромном доме в лесу?
  - Да, Леонардо. Чтоб называть его Лео нужно личное разрешение. - Усмехнулась я. - Он вообще странная личность.
  - Вы встречаетесь?
  - Что-то вроде того. Если честно, я часто даже близко не понимаю его поступков, даже не представляю, о чем он думает и чего хочет. Но Лео всегда так умен, добр, по крайней мере, ко мне, уверен в себе. Я действительно думаю, что ему можно доверять. А его глаза и лицо - самые совершенные, из всех, что я когда-либо видела. Когда он рядом, кажется, что весь мир не так важен как один его взгляд или слово... И я не понимаю, почему так происходит...
  - Ты любишь его. - Прервала Аня мои излияния.
  - Что? - Мне показалось, что я ослышалась, так ошеломило одно единственное слово.
  - Ты его любишь. - Уверенно повторила Аня. - По глазам видно.
  - Не может быть. - Я приложила ладони к вспыхнувшим щекам. - Люблю?
  Произнеся это вслух, я поняла, что и сама думаю так же. И как давно? Невероятно. Вроде бы и до этого было ясно, что Лео мне отнюдь небезразличен, но слово 'люблю' придало, наконец, смысл всем тем переживаниям, что не укладывались у меня в голове и выходили далеко за рамки понятия 'знакомство' или 'дружба'.
  Любить кого-то... Но я никогда не была романтичной дурочкой, ищущей парней и приключений на свою голову... Ведь не просто так я отрицала свое чувство. Когда погибли родители, я твердо решила никого больше не любить, ведь только любимый человек может сделать тебе по настоящему больно. Физические раны - ничто по сравнению с душевными муками. И что теперь? Когда и без того очевидное было произнесено вслух? Что со мной будет? Что будет с нами?.. Я не знала радоваться или пугаться.
  - А ты любишь кого-нибудь? - Спросила я невпопад, чтобы выйграть время и прийти в себя.
  - Я... мне... мне нравится один парень. - Смутилась Аня. - Он учится в одиннадцатом классе. Высокий, волосы на концах светлые, всегда улыбается. Вокруг него постоянно друзья и толпа девушек.
  - Случайно, не Миша Аронин? - Узнала я черты своего друга.
  - Да, он! Ты его знаешь? - Оживилась Аня.
  С воодушевленной улыбкой на лице она была почти красавицей.
  - Конечно, мы еще в детстве дрались по одну сторону снежной крепости. Поверь, тогда он не был таким решительным, вечно приходилось его утешать, стирая с лица слезы и очередной снежок, залепленный ему Эриком. Потому-то я и не понимаю, почему Миша так рад его приезду...
  - Эрик - тоже новенький? Это о нем сегодня все говорят? Значит вы все друзья. Повезло же тебе. - Мечтательно протянула девушка.
  - Не знаю. Все так запуталось...
  - Почему? Разве не здорово увидеться со старыми друзьями?
  - Все не так просто. Боюсь, что время оставило свой след на каждом из нас ... Эрику не нравится, нет, куда больше, чем не нравится Лео, они с самого утра чуть не сцепились. На счет Леонардо я уверена - он никогда не опустится до публичных скандалов, скорее презрительно усмехнется и холодно поставит выскочку на место. Вот только Эрик с детства не сильно изменился, все также нетерпим, горяч и говорит, что думает. Лучше б он думал, что говорит. - Вздохнула я.
  - Может он просто ревнует?
  - Быть того не может. Я уверена, что до сегодняшнего дня этот вредина обо мне и не вспомнил. Просто у них... личная неприязнь.
  Не могла же я рассказать, что один из них вампир, а другой охотник на вампиров. Жертва и преследователь. Хотя, скорее всего, с расстановкой сил я ошибалась. Леонардо слишком умен, чтобы попасться на удочку молодого неопытного охотника. Но это ничуть не умаляло моего беспокойства за них, обоих.
  - Возможно. У парней же вечно конкуренция. А если Эрик и Леонардо так хороши, как о них говорят, то и причин для ссоры у них куда больше. Главное, чтобы Миша при этом не пострадал...
  Всякий раз при упоминании имени моего друга, ее лицо освещала улыбка. Мне стало интересно: неужели я тоже так глупо и солнечно улыбаюсь, говоря о Лео?.. Любовь... О, мой Бог! Теперь я действительно влипла по уши...
  - Чем он тебе нравится? Я понимаю, харизма и все такое. Но все же? С чего все началось? - Поинтересовалась я.
  - Он помог мне однажды. - Задумчиво проговорила она. - После отъезда сестры, в сентябре, я часто плакала. Девчонки из класса надо мной издевались. Однажды они застали меня одну в туалете, начались оскорбления, потом стали толкать меня друг к другу как мячик. Я просто закрыла лицо руками, слезы катились из глаз, и я ничего не видела. Затем они отобрали мою сумку и начали раскидывать учебники и тетради, у меня не хватало сил отобрать их...
  Аня говорила без всякого смущения и ненависти, равнодушно, словно происшедшее ее совсем не задело. Она точно была не от мира сего.
  - А потом появился Миша. Парни хотели подшутить над ним и на руках отнесли к женскому туалету, а сами убежали, хохоча, как сумасшедшие. А Миша услышал, крики этих девушек, и вошел внутрь. Он заорал и прогнал всех, кто надо мной издевался. После помог собрать все, что они раскидали, дал мне платок и велел умыться. Он даже отвернулся и не смотрел на меня, пока я вытирала слезы, он открыл окно, чтобы холодный воздух меня успокоил... Потом он проводил меня до раздевалки и сказал: 'Не плачь больше, Веснушка, ты очень красивая, когда не плачешь. Если эти воображалы снова пристанут, зови меня - покажу им, где раки зимуют. Бывай!' Вот, в общем-то, и все...
  - В этом весь он. - Улыбнулась я. - Знаешь, когда он был маленьким, то сам был плаксой, мне вечно приходилось его защищать и гнать от него соседских мальчишек.
  - С тех пор я часто наблюдала за ним, не решаясь подойти и заговорить. Он такой яркий и добрый, с ним всегда кто-нибудь рядом, я же - серая личность, никто меня и не замечает.
  - Я же тебя заметила.
  - Мы столько раз сидели за одним столом в этой библиотеке...
  - Я знала, что ты рядом, но тогда я и сама была как раненый зверек, забившийся в свою нору. Извини.
  - Спасибо, что выслушала. - Она снова лучезарно улыбнулась.
  - Тебе тоже. Так приятно поговорить по душам с человеком. - Благодарно отозвалась я.
  - С человеком?..
  - Я имею в виду... с нормальным человеком... ну не с одним из задавак, у которых за душой нормальных чувств не осталось. - Принялась я оправдываться.
  Она мило улыбнулась в ответ, я же вздохнула с облегчением - чуть не спалилась!
  - Знаешь, у меня идея! У тебя ведь есть, что надеть в клуб?
  - Да, конечно, раньше мы часто ходили туда с сестрой.
  - Отлично, а планы на пятницу есть?
  - Нет...
  - Тогда ничего не планируй, договорились?
  - Хорошо, но в чем дело?
  - Миша пригласил нас всех: Эрика, Лизу, Лео и меня на вечер в клуб. Отпраздновать воссоединение друзей так сказать. Он берет шесть билетов, но пару для себя еще не нашел. Думаю, ты ему подойдешь идеально.
  - Но...это слишком...
  - Неожиданно? Внезапно?
  - Да.
  - Все равно, нельзя же только сидеть и наблюдать, как жизнь проходит мимо. Дай себе шанс. Может быть, узнав его получше, ты разочаруешься. Зато тебе не придется сожалеть, о том, что тебе нравился парень, а ты не сделала и шага ему навстречу. Соглашайся и я завтра же поговорю с ним, скажу, что моя подруга хочет с ним познакомиться.
  - Ох, ну хорошо, я пойду. - Вздохнула она, в волнении захлопнув книгу и сжав руки на коленях.
  - Значит, договорились, завтра я зайду сюда после уроков и расскажу, как все прошло. Только не теряйся.
  Из библиотеки я вышла в приподнятом настроении. Надо же! Вот только что, я вела себя совсем как тот же Миша! Я не выдержала и коварно улыбнулась - карьера сводницы мне обеспечена, зато о такой девушке только мечтать можно: красивая, начитанная, насколько я могла судить, с мягким, добрым характером, ей бы добавить чуток решительности, но она и без того невероятно милая. Если Мише не понравится Аня - он не парень!
  Тут я вспомнила начало нашего разговора - да и как такое забудешь. Я влюблена... Невероятно, но факт. Что теперь делать? На самом деле я думала об этом и раньше, только мысль, облеченная в слова, теперь приобрела реальное значение. И угрозу.
  Если я признаюсь Лео, то он может навсегда разорвать наши и без того сложные отношения. Если промолчу, не выдадут ли меня глаза, как это случилось в библиотеке? Я всегда поступала согласно своим эмоциям, и такой обман мог оказаться просто невозможным. Лео чувствует кровь. Он почувствует, как безумно бьется мое сердце в его присутствии. И увидит, как я покраснею от его прикосновения или взгляда. Хотя я с самого начала так на него реагировала... Или он уже давно обо всем догадался, но продолжает водить меня за нос? Мой бог, что же делать?..
  Полностью погрузившись в себя, я прошла по едва освещенному обитому темными деревянными панелями школьному коридору, где компанию мне составила лишь моя выросшая до невероятных размеров черная тень и отдающиеся эхом одинокие шаги.
  Вечером пустая школа вполне могла служить местом для съемок какого-нибудь экшн фильма по мотивам детских страшилок, вроде 'Черного завуча', подстерегающего за поворотом припозднившихся школьников и отводившего их в директорский кабинет, откуда еще никто не возвращался. Так много подобных ужастиков рассказывается сидя у костра в школьных походах, в свете угасающего дня и медленно, но неуклонно наползающих на лагерь таинственных сумерек. Когда их слышишь в компании, то смеешься и подшучиваешь со всеми над каким-нибудь особенно впечатлительным учеником, с открытым ртом и трясущимися поджилками слушающим эти сказки. И только когда оказываешься один на один с собой в почти пустой, наполненной густой тягучей тишиной и таинственными бликами школе, против воли начинаешь бояться сама.
  Вот и сейчас, мне показалось, что за мной кто-то то ли идет, то ли наблюдает. От страха внутренности сжались в ком, а по спине пробежал холодок. Я на секунду замерла в тревожном ожидании и услышала их - шаги. Медленные, уверенные шаги за спиной. Я оглянулась - никого. Тут же вспомнились все те ужасные сны, что я видела за последние два дня, после ссоры с Леонардо: изломанные, корявые руки со страшными длинными когтями, тянувшиеся ко мне со всех сторон с единственной целью - затащить в кромешную тьму, из которой они вышли и где мерцали алыми светлячками голодные красные глаза... А я бежала от них, но все никак не могла убежать...
  Я пошла быстрее и шаги за спиной ускорились в такт с моими. Волна ужаса накатила и отхлынула, побуждая к действию.
  Со всех ног я припустила по коридору к лестнице. Сбежав по ней вниз, пробежала через раздевалку, на ходу сорвав с вешалки куртку и судорожно засовывая трясущиеся руки в рукава, стараясь не уронить при этом рюкзак, спиной ощущая, что неведомая опасность все ближе. Уже застегивая молнию куртки, я выбежала за двери школы.
  И тут меня настигли. Чья-то рука в черной кожаной перчатке крепко обхватила мое запястье, да так, что все попытки вырваться были обречены на неудачу. Собрав волю в кулак, я обернулась к преследователю с намерением ударить его в лицо, каким бы оно ни было, но, удивленно уставившись в глаза нападавшему, в последний момент остановила занесенную руку.
  В тускло-желтом свете уличных фонарей его светлые волосы казались выбеленными, а голубые глаза - светло-зелеными. И все же ошибиться я не могла.
  
  
  Глава 14
  
  - Эрик?..
  - За эти годы ты стала бегать намного быстрее и намного реже запинаться. - Произнес парень, насмешливо скривив губы. Он даже не запыхался, в то время как я судорожно вдыхала холодный воздух.
  - Черт тебя побери, Эрик Стивенс! Ненавижу тебя! Ты меня жутко напугал! - Пережитый стресс вылился в неудержимый поток слов, хотя на самом деле мне хотелось только одного - покрепче съездить по этой нагло улыбавшейся физиономии. - Отпусти меня, наконец!
  Он разжал затянутую в толстую кожу руку.
  - Не знал, что нашу Ди так легко напугать. - Он явно был доволен.
  - Заткнись! Какого черта ты вообще шел за мной? - Я потерла руку, наверняка завтра появятся синяки, ну и силища!
  - Ты не разрешила мне проводить тебя. Поэтому я ждал в раздевалке, когда ты закончишь писать свой доклад. Между прочим, ждал больше четырех часов.
  - Тебя никто не просил этого делать!
  - Потом решил проверить, не улетучилась ли ты за это время, и поднялся в библиотеку, немного заблудившись по дороге. Прихожу в этот кладезь премудрости, а бабушка говорит, что ты ушла за пару секунд до меня. Я и пошел следом, только ты рванула от меня, как от черта.
  Бабушка? Ну, конечно, Лидия Михайловна приходится бабушкой этому белобрысому наказанию! Как я могла забыть? В последнее время у меня в голове смешалась такая каша...
  - Так, и что тебе от меня нужно? - Спросила я более спокойным тоном, до конца застегивая молнию на куртке и надевая на голову капюшон - доставать со дна рюкзака шапку и шарф ради пятиминутной прогулки до дома не хотелось. - Не просто же так ты четыре часа проторчал в раздевалке?
  - Хотел поговорить. Мы давно не виделись.
  - О чем нам говорить? Когда-то мы дружили, но, вспомним, разве не ты уехал к черту на кулички, и именно ты, несмотря на обещание, мне не писал. Чего же ты сейчас хочешь?
  Говоря это, я медленным шагом пошла по протоптанной за день дороге. Если б я была сейчас одна, то с удовольствием бы смотрела на широко расходящиеся бронзовые круги света от ночных фонарей, матовые блестки снега в их свете, кофейную темноту неба с редкими белыми искорками звезд и сливочно-светлыми ночными облаками.
  Зимой здесь темнело рано, что создавало ощущение приближенности и сплоченности окружающих предметов, домов, обманчивой теплоты света фонарей, приглушающих острые углы зданий, рытвины и выбоины старых дорог. В неровном свете сумерек волшебство города побеждало - его яркие кричащие огни и витрины притягивали взгляд, так же как в медово-желтом дневном свете зимнего солнца царило колдовство природы: покрытых инеем деревьев и великолепных нетронутых снежных просторов.
  Но сейчас мне было не до простых человеческих удовольствий. Рядом со мной шел человек, или что-то вроде того.
  Раньше он был моим другом, сейчас - представлял собой угрозу тому, кого, как только что призналась самой себе, я любила. Так друг или враг? Как мне теперь к нему относиться?
  Когда-то споры и пререкания были основным способом нашего общения, но это не помешало мне почувствовать огромную утрату от его отъезда. Я ждала хотя бы открытку или письмо, одну строчку. Напрасно. Потом я переболела этим и перестала ждать.
  Эрик вернулся, а с ним воскресла и былая обида оставленной маленькой девочки.
  После неловкого молчания, Эрик заговорил серьезным проникновенным голосом.
  - Просить прощения я не буду. Когда отец забрал меня к себе... поначалу мы часто переезжали с места на место, брат многому учил меня. Каждый вечер я вспоминал о своем обещании, но уставал настолько, что засыпал с этой мыслью, каждое утро проклиная себя за слабость. Потом, когда я все же решился, пришло письмо от бабушки, она написала, что ваша семья тоже уехала, не оставив никому нового адреса, как утверждали слухи за границу. Писать в никуда не имело смысла... Мне действительно жаль, что все так вышло... Ты все еще злишься? - Вопрос прозвучал по-детски обеспокоено.
  - Злюсь? Да нет.
  На что было обижаться? На собственную глупость? Вышло, что это я не подумала оставить Лондонский адрес Лидии Михайловне. Мне стало грустно, как бывает в тоскливые дни, заполненные звуками бесконечного дождя. Никто не виноват, просто судьба сыграла с нами злую шутку.
  Пока я размышляла о превратностях жизни, мы уже подошли к моему подьезду.
  - Ты приехал один?
  - Нет. С отцом и братом. Нам очень повезло - сдавалась квартира как раз напротив бабушкиной. Отец нашел владельца, и теперь мы живем почти вместе. Вон там наш подъезд. - Эрик указал на противоположный конец моего дома.
  Дом представлял собой обычную серенькую панельную пятиэтажку с пятью подъездами, между которыми, окруженные выкрашенными в голубой цвет невысокими деревянными заборами, росли молодые березы и рябины. Сейчас за заборчиками красовались огромные сугробы, с торчащими из под снега ветками. С некоторых из них до сих пор свисали замерзшие кисти кроваво-красных ягод, еще не покоцанных прожорливыми воробьями и синицами.
  - Я помню.
  Я помнила, как после шумных игр на детской площадке во дворе мы вчетвером бежали к Лидии Михайловне. Она пекла самые лучшие в мире пирожки с мясом и ягодами. У меня не было родной бабушки, и долгое время я думала, что это она и есть.
  Пока мама деликатно не объяснила непоседливому ребенку, что родные и большая семья есть не у всех и что мои дедушки и бабушки уже стали далекими светлыми звездами в ночном небе и, хотя я этого и не замечаю, они любят меня. Сначала мне стало очень обидно, и я, как истинная упрямица, весь день провела насупившись, но вечером, когда мама укладывала меня спать, она поцеловала мой лоб и, как всегда сердцем определив то, что меня терзает, прошептала:
  - Зато у Эрика нет мамы, а у тебя есть.
  И это меня поразило, наполнив душу сочувствием, от детской зависти не осталось и следа.
  Бедный Эрик, его никто не поцелует на ночь, не обнимет. Поэтому он всегда такой угрюмый, поняла я. Не знаю, почему вдруг вспомнила об этом.
  Посмотрев на Эрика, я заметила озабоченные морщинки, залегшие между бровей, глаза в полумраке улицы приобрели более глубокий и насыщенный оттенок морской волны, они невидящим взглядом смотрели вперед. Наверное, ему тоже было что вспомнить.
  Толстая черная дубленка с меховым воротником сидела на парне как влитая и подчеркивала мужественность торса. Когда-то низенький и коренастый, сегодняшний Эрик был, по меньшей мере, на пол головы выше меня.
  Он был невинным ребенком, а стал охотником на вампиров. Случайно такие вещи не происходят. Брат учил его. Значит охотников в городе как минимум трое - не может быть, чтобы отец Эрика не был причастен к ремеслу сыновей.
  Ладно, будь что будет, а от Эрика я не могу отвернуться. Даже ради Лео. Он мне как брат, которого всегда хотелось защитить, да и он сам всегда опекал меня, иногда даже чересчур, из-за чего чаще всего и происходили наши ссоры. Сейчас я чувствовала, что в душе он все тот же раненый в самое сердце мальчик, который за напускной грубостью скрывал искреннюю заботу.
  - Знаешь, все-таки так хорошо, что ты вернулся. Значит, друзья? - Спросила я, улыбнувшись ему от всего сердца, за что заслужила его кривую усмешку и потеплевший взгляд. Но для такого серьезного парня, как Эрик, даже это было много.
  - Конечно. Буду рад.
  - Тогда, до завтра, братишка! Увидимся в школе.
  Он по настоящему приветливо улыбнулся, впервые за долгое время. На сердце сразу стало легче. Все же Эрик - это Эрик. Друг.
  - Пока, Фантазерка.
  Махнув на прощанье уже начавшей замерзать рукой, я хлопнула подъездной дверью и стрелой полетела вверх по лестнице, перескакивая через ступеньку, стремясь как можно скорее оказаться за закрытыми дверями своей комнаты.
  
  У всех бывают дни, когда что бы ты ни делала, все происходит не так, иначе, чем обычно. На фоне будней происходит взрыв событий, одно влечет за собой другое, дальше и дальше, захватывая все новые и новые стороны твоей жизни и тем самым в корне изменяя твой привычный мир.
  Этот день, безусловно, подпадал под эту категорию.
  Не успела я подняться на второй этаж, как сверху послышался мягкий шорох и на три ступеньки выше меня спрыгнул Лео, развевающиеся полы его пальто медленно опустились следом за ним, а темные волосы застыли в живописном беспорядке.
  От удивления я замерла с приподнятой над ступенькой ногой, и очнулась от оцепенения, только когда раздался его приятный низкий голос:
  - Напугал?
  - Не то, чтобы. - Я изо всех сил постаралась скрыть смущение, к счастью на лестнице царил полумрак. После сегодняшних откровений я так надеялась на тихий вечер в обнимку с подушкой, чтобы дать время успокоиться бушующим чувствам. - Не знала, что ты умеешь...летать.
  - Это редкая способность, и Эрику о ней знать не обязательно. - Холодно отозвался Лео.
  Нет, он специально выводит меня из себя. Колючка.
  - Ты сам знаешь, что я не из болтливых!
  - Знаю. - Уже примирительным тоном проговорил он.
  Я отошла к окну, ярко освещенному фонарем снаружи, но к подоконнику не прикоснулась - подъезды никогда не были чистым местом. Вот и сейчас на нем валялась смятая жестянка из-под пива и несколько сигаретных бычков. На улице, за заледеневшим по краям тонкими узорами стеклом было на удивление тихо. Размеренно покачивались заиндевевшие ветви деревьев, и крупными хлопьями падал снег, кружась в причудливых завихрениях, подчиняясь малейшему дуновению ветра.
  Спиной я ощущала успокаивающее присутствие Леонардо, который, возвышаясь, словно страж самой ночи, стоял за мной. Мне было так приятно, спокойно и надежно, как за каменной стеной. Я могла бы простоять так целую вечность, но нужно было о чем-нибудь заговорить, молчание становилось неловким.
  - Давно ты здесь? - Не оборачиваясь, спросила я.
  - С тех пор как отвез сестер домой после школы и рассказал обо всем Рейнарду.
  - Как они?
  - Ты, что ж это, волнуешься за нас? - Мне не нужно было оборачиваться, чтобы представить удивление и недоверие в его взгляде.
  - Нельзя?
  - Нет... Просто это необычно. А как же этот парень, Эрик? За него ты не переживаешь? Вы вроде как неплохо поладили. - Что-то в его голосе подсказало мне, что он все знает.
  - Ты слышал наш с ним разговор?
  - Да. Случайно.
  - Мы столкнулись, когда я выходила из библиотеки, и Эрик предложил проводить меня до дома... - Я поймала себя на мысли, что оправдываюсь. - В общем, мы с Эриком когда-то дружили в детстве.
  - Я уже понял. - Он помолчал, потом, как будто пересилив себя, спросил: - И что же сейчас? Он тебе нравится?
  - Что? - Я обернулась и подняла взгляд к его лицу. В его глубоких зеленых глазах был целый мир, ожидающий моего ответа.
  - Ты испытываешь к нему чувства? - Пояснил он, медленно подбирая слова.
  - Эрик мне как брат, на него всегда можно было положиться. Мы раньше часто спорили, но он был... Он все еще мой друг.
  - Ясно. - В голосе Лео прозвучала стальная нотка. - И ты не откажешься от этой дружбы.
  - Я не могу.
  - Что ж, тогда нам всем придется быть осторожнее.
  - Лео, - вспомнила я, - я думаю, в городе не один охотник. Эрик приехал со старшим братом и отцом, он говорил, что они чему-то обучали его.
  - Я предполагал это. - В ответ на мой вопросительный взгляд он уточнил. - Стивенсы - довольно известны в среде охотников на вампиров. Это семейное дело и в одиночку они никогда на задания не выходят. Таковы правила.
  - Вы же не станете его провоцировать?
  Мне было страшно даже думать, что рано или поздно может получиться так, что мне придется выбирать между Леонардо и Эриком. Потому, что я знала, что кому бы не отдала предпочтение, все равно буду сожалеть, что не осталась рядом с другим...
  Но Лео только презрительно изогнул бровь и ответил, не скрывая пренебрежения:
  - Нас не волнуют эти люди, слепо уверенные в своей правоте. Если наши интересы не пересекутся, мы даже не встретимся...
  
  - Так они приехали не за вами?
  - Не думаю. Их привлекло что-то другое.
  - Откуда ты знаешь?
  - Ты всегда задаешь столько вопросов? - Он приподнял бровь, затем глубоко вздохнул и объяснил. - Ты, наверное, считаешь нас дикими, живущими по своей прихоти созданиями.
  Я покачала головой.
  - Наше общество в последние тысячелетия развивалось наравне с человеческим, а в чем-то далеко их опередило. У нас свои законы и традиции. С тех пор, как в 1861 году были заключены новые договоры с Кланом охотников, они тоже обязались их соблюдать. Не буду надоедать тебе подробностями. Скажу только, что в итоге, охотники, приезжающие по наши головы, первым делом обязаны представиться будущей жертве и предоставить обвинение, обычно в форме письма, хотя для вампиров низшего класса это не обязательно, а потом уже либо пан, либо пропал - начинается охота. Стивенсы к нам не приходили, писем от них мы не получали, значит, они в этом городке по иной причине.
  С его логикой нельзя было поспорить. Ночное общество...Его законы, хотелось бы мне их знать. Только вот посвящать меня в них до сих пор никто не собирался.
  - Разве это справедливо? Нельзя же обвинить кого-то, не дав ему возможности защищаться!
  - Скажи это охотникам. Они считают, что пошли на огромные уступки, соглашаясь даже на такую малость. И их можно понять - они из года в год теряли на этой кровавой войне своих людей.
  - Погоди... Но ты как-то упоминал, что Рейнард получил какое-то послание...
  - Наш народ следит за охотниками так же пристально, как и они за нами. Поэтому, как только охотники появились поблизости, нам об этом сообщили. Это удобно еще и потому, что так мы могли бы вовремя сняться с места и избежать конфликта.
  - Но вы остались...
  - Для этого есть причины.
  Как же мне хотелось, чтобы он сказал, что остался ради меня. Но это было бы слишком смело, даже для мечты. Чем меньше ожиданий, тем меньше разочарование...
  - Думаешь, Эрик опасен?
  - Я чувствую у него дар, но что-то не дает его таланту развиться. Скорее всего, отец с братом не воспринимают его серьезно и не посвящают в миссии, считая, что он еще слишком молод, чтобы понять их ремесло... Или они ему не доверяют.
  - И все это ты понял, едва встретившись с Эриком? - Удивилась я.
  - Время обостряет восприятие.
  - И все-таки, как ты узнал, что он охотник? У него на лбу не написано. Я бы так точно никогда не догадалась.
  - Во время церемонии посвящения в охотники... - Он засомневался. - Не думаю, что тебе стоит знать такие вещи.
  - Почему?
  - Большинство охотников даже не подозревают об этом. Они думают, что тут все дело в их собственной выдающейся крови.
  - Я даю слово, что никому не скажу. - Быстро пообещала я, торжественно подняв правую ладонь.
  - Не в этом дело... - Я продолжала вопросительно смотреть ему в глаза, и Лео с сокрушенным вздохом сдался.
  - Если я тебе не скажу, ты ведь попытаешься все выяснить сама?
  - Именно. - Ничуть не смутившись, подтвердила я.
  - Ладно... На церемонии посвящения молодой охотник должен испить кровь вампира.
  В животе что-то предательски перевернулось, вызывая легкую тошноту.
  - Нет... Не может быть, чтобы Эрик...
  - Конечно, он не знал. В курсе только высшее руководство и несколько главных охотников. Они добавляют кровь в вино посвящения, всего несколько капель. Вампира, чью кровь используют, уничтожают сразу же, чтобы не возникла связь. Это делает охотников сильнее, быстрее, выносливей обычных людей. Кроме того, они начинают кожей чувствовать вампиров. Это как мурашки, мороз по коже, пронизывающий и раздражающий.
  Оказывается, охотники тоже кровопийцы, получался какой-то замкнутый порочный круг, где не понятно кто был на правой стороне. Мне вдруг захотелось отвлечься на что-нибудь другое и больше не думать обо всей этой мерзости...
  Пока Лео говорил, его лицо приобрело отстраненное выражение. Я не смогла подавить нервный смешок.
  - В чем дело?
  - Нет, ничего. - Предательская улыбка не желала прятаться. - Ладно. Просто ты часто говоришь так правильно и официально.
  Напряжение в его взгляде смягчилось - в изумрудном зеленом отразились веселые золотистые огоньки.
  - Никак не привыкну к неформальному школьному общению. - Подхватил вампир, тоже видимо не желавший дальше развивать тему охотников-вампиров.
  Он был так близко. Теперь, вновь поддавшись его обаянию, на этот раз по своему собственному желанию, я могла думать только о том, как люблю ее, эту загадочную полуулыбку Лео.
  - И не нужно. Ты - цельная личность, так что лучше будь собой. Слова типа 'круто' и 'отпад' - не твое.
  - Круто, отпад. - Он произнес это очень серьезным тоном и недовольно поморщился. - Пожалуй, ты права.
  Я тихо рассмеялась.
  Несколько бесконечных секунд Леонардо волнующе пристально смотрел мне в глаза, потом резко отстранился.
  - Тебе пора домой.
  Его голос прозвучал абсолютно ровно, без малейшей интонации.
  - Угу.
  - До завтра.
  - Пока...
  Он сделал пару беззвучных шагов по лестнице, оглянулся и еще раз окинул меня непроницаемым взглядом, после чего бегом сбежал вниз. Хлопнула дверь подъезда, тусклая лампочка под потолком замигала. Как будто вместе с Лео ушел и весь свет.
  Он испарился так быстро, подумать только, всего минуту назад мы спокойно разговаривали и улыбались друг другу. Так похоже на бегство. Только от чего? Или от кого? Неужели это я его так пугаю?
  С тяжелым вздохом я подошла к своей двери и нажала на кнопку звонка.
  
  
  Глава 15
  
  Следующие несколько дней стали воплощением сумбура - середина четверти. Школьные круги ада: промежуточные тесты, контрольные, пробное изложение, рефераты.
  Так всегда бывает, сначала учителя не задают слишком много, ты расслабляешься, иногда сачкуешь. А потом все разом устраивают тебе 'счастливую жизнь'. При этом каждый считает, что важнее его предмета нет ничего на свете. И подумаешь, что в один прекрасный солнечный день, когда гулять и наслаждаться жизнью сам Бог тебе велел, следом за контрольной по химии идет проверочная по геометрии, а через два часа ты уже со скоростью света строчишь изложение или сочинение по литературе, а потом едва живой, закинув язык на плечо, сдаешь нормативы по физкультуре.
  Напоминает марафон, где сойти с дистанции - значит получить отработку или снижение оценки за полугодие.
  Хорошо себя чувствовали только те, кому было абсолютно параллельно до оценок - они либо уже присмотрели себе техникум и использовали десятый-одиннадцатый классы, чтобы оторваться по полной, либо их родители уже отложили деньги на университет, лишь бы их ненаглядные детки получили 'корочки' и не пошли этапом в армию. Счастливые.
  У меня же был самый тяжелый случай. Принципы.
  С самой начальной школы я привыкла хорошо учиться. Первая и единственная двойка за таблицу умножения стала таким шоком, что я не успокоилась, пока не выучила ее наизусть.
  Мне всегда нравилось, как улыбается мама, просматривая дневник, как папа, хоть и не говорит, но гордо ставит подпись под неделей, заполненной четыре и пять. Но я училась и ради себя тоже. Что, впрочем, не мешало мне, при случае, прогулять пару уроков.
  Оценка - это как моральное удовлетворение, признание твоих знаний.
  Признавать себя глупой очень не хотелось. Особенно теперь. Когда рядом сидел некий прекрасный гений Леонардо и как орешки щелкал все их тесты росчерком пера, или ручки за неимением оного. Но я упорно отказывалась просить у него подсказки. Хотелось своими силами стать хоть чуть-чуть ближе к его уровню. Наверное, он ощущал мой боевой дух соперничества, потому что я то и дело ловила на себе его испытующий насмешливый взгляд. От его настойчивых взглядов меня бросало то в жар, то в холод, я утыкалась носом в задание и старательно делала вид, что мне все равно. Впрочем, безуспешно.
  К моему великому удивлению, Эрик тоже неплохо справлялся с заданиями.
  А Миша... ну, Миша - это отдельный разговор. У него большую часть времени отнимала организация вечеринок в клубах, при этом парень он был умный, хоть и беспокойный как юла. Поэтому из всех предметов он выбирал самые сложные, вроде химии, физики, геометрии, которые нельзя было переписать, и готовился к ним идеально, остальное - заваливал, бессовестно спя на парте, и пересдавал позже.
  Лиза ныла. Часами ныла сидя на кухне. Казалось, от ее нытья передохли все мухи, они и передохли бы, если б зимой не впадали в спячку. Везунчики. Если бы она столько времени училась, давно стала бы отличницей. Я забегала на кухню только за бутербродами, передвигаясь на носочках, чтоб не скрипеть старинным паркетом, каждый раз, с вздохом облегчения, скрываясь за дверью своей комнаты и оставляя потоки излияний сестрички на бедную тетю Агату.
  В этом водовороте, я как-то нашла время спросить у Миши, могу ли пригласить на вечеринку свою подругу. К счастью, он с радостью согласился. Забежав на минуту в библиотеку, я уладила это дело - Аня будет с Мишей. Теперь я была уверена, что вечер хоть для кого-то сложится удачно.
  Из-за всего этого моя голова была настолько перегружена, что даже подумать времени не оставалось. А мне было о чем задуматься. В самом воздухе вокруг меня, окутывая раздражающей аурой неопределенности, витало множество вопросов, ответы на которые непременно хотелось получить. Откуда Лео столько знает об охотниках? Ему известны такие вещи, которые открыты только самым посвященным среди них, он сам так сказал. Что он намерен делать? Зачем в наш неприметный городок явились охотники? В чем их цель? Что знает Эрик? И чего не знает? Как я, обычная девушка, оказалась меж двух полюсов? Что чувствует ко мне Лео? Испытывают ли вампиры чувство привязанности, любви, ненависти? Может ли быть что-нибудь между вампиром и человеком?..
  Так много вопросительных знаков. Почему нельзя просто составить анкеты и выдать их Лео с Эриком, а потом получить ответы в письменном виде в двух экземплярах?
  
  
  - Как иногда все сложно в жизни. - Вырвалось у меня.
  - А-а? Что? Что ты говоришь? - Раздался за спиной радостно возбужденный голос Лизы.
  - Нет, ничего. - Поспешила я, ее успокоить.
  Сестра бабочкой впорхнула в мою комнату и встала рядом со мной, крутясь и удовлетворенно оглядывая себя в зеркало, встроенное в дверцу моего старого дубового шкафа.
  - Как я выгляжу? Мне идет? Не длинное?
  - Идеально. - В который уже раз заверила я ее.
  Так и было. Для вечеринки я одолжила ей свое коротенькое бирюзового оттенка платье, открывающее плечи и создающее впечатление воздушной легкости. Оно выгодно подчеркивало достоинства Лизиной фигуры, которые, к слову сказать, и сами по себе были весьма выдающимися, и придавало особый приятный блеск ее золотистым волосам. Она выглядела как Золушка на своем первом балу, счастливо снуя по квартире и добавляя последние штрихи к вечернему макияжу.
  А вот я себя Золушкой чувствовала. Это был мой первый добровольный, ну почти добровольный, выход на люди после трагичной аварии. Что такого необыкновенного? Обычный вечер, безуспешно успокаивала я себя. Никто не заставит меня быть там до самого закрытия. Всего-то и нужно, что появиться, успокоить Мишу, убедиться, что с Аней все будет в порядке, а потом тихо слинять домой.
  Для вечеринки я выбрала черный цвет, он как нельзя лучше подошел мне, чтобы скрыть не отпускающее меня смятение. Короткое обтягивающее черное платье на перекрещенных на спине тонких бретельках. Вечная классика. Декольте немного более открыто, чем мне хотелось бы, но в целом... приемлемо.
  Подумав минуту, я положила сумочку с драгоценностями обратно на полку шкафа. Врятли будет хорошей идеей одеть их в таком маленьком городке, либо не оценят, либо решат, что я рисуюсь. Нет, лучше так, простенько и со вкусом. В конце концов, я иду туда только из-за друзей и... Леонардо.
  Я покраснела, в очередной раз вспомнив о вырезе. Порывшись в шкафу, я достала оттуда мамину ажурную черную шаль и повесила на спинку стула - возьму с собой. Пусть Лиза и говорит, что сейчас все так ходят, я - не могу.
  Расчесанные волосы гладкими темно-коричневыми волнами спускались до середины спины, теплой пеленой прикрывая плечи. Темные тени на веках, справиться с которыми мне в качестве благодарности помогла сестрица, подчеркивали глубокий и в то же время насыщенный светло-зеленый оттенок моих глаз, придавая им таинственное мерцание.
  Под окнами дважды раздался пронзительный гудок машины. Лео приехал за нами.
  Быстро проведя по губам светло-розовым блеском, я бросила последний взгляд в зеркало и, отчаянно тряхнув головой, схватила сумочку и бросилась в коридор, где уже полностью одетая, с нетерпением топчась на коврике, ждала меня Лиза.
  Трясущимися непослушными пальцами я с трудом застегнула молнии на сапожках и накинула шубу.
  - Готова.
  Почти бегом мы спустились по ступенькам и, слегка запыхавшись, вышли из дверей подъезда в морозные сумерки.
  Как только за нами захлопнулась дверь подъезда, Лео, до того замерший в абсолютной неподвижности античной статуи, прислонившись к дверце машины, легко оттолкнулся от нее и изящным жестом, бывшим более уместным на каком-нибудь средневековом балу, пригласил нас с Лизой садиться.
  Сестру не нужно было приглашать дважды, с восхищенным вздохом она оглядела парня и машину и с видом некоронованной королевы уселась на заднее сиденье.
  Я же, как громом пораженная, замерла, не решаясь даже дышать. Леонардо был великолепен. Я и раньше не могла не замечать его сногсшибательной красоты, но сегодня он превзошел сам себя. Длинное пальто заменила кожаная куртка, подбитая мехом. Безупречные длинные ноги обтягивали черные джинсы. В зеленых глазах, отражая желтый свет фонарей, светились медовые искорки. В темных, откинутых назад, волосах запутались уже такие привычные снежинки. Я внутренне усмехнулась, заметив, что он, как обычно, не застегнул куртку, открывавшую на его груди черную футболку, с изображенным на нем ухмыляющимся красно-серебристым черепом. Некоторые привычки не так легко изменить.
  - Вы ждете официального приглашения, леди? - Дошел до моего сознания низкий голос Леонардо, совершенно не скрывавший такой привычной насмешки.
  Я еще с секунду ошеломленно смотрела на него. Оказывается, Лео уже некоторое время стоял, приоткрыв для меня дверцу переднего сиденья.
  В неверном свете фонаря мне показалось, что он пристально меня рассматривает, как будто понял причину моего замешательства и теперь про себя посмеивается над бедной дурочкой.
  Вскинув голову, я одарила его презрительным взглядом, и, наконец, села в успевший заполниться морозным воздухом салон, выдавив из себя скупое: 'Спасибо'. Он только пожал плечами.
  Всю дорогу до клуба Леонардо с непроницаемым лицом смотрел исключительно на дорогу и не произнес ни слова. По резковатым движениям рук я поняла, что он чем-то раздражен.
  Я же уже жалела, что решила пойти с ним. Можно ведь было просто сослаться на головную боль и остаться вечером дома, в тишине. Особенно с учетом того, что тетя Агата с дядей Виктором еще рано утром уехали в областной центр, оставив нас вдвоем с Лизой. Знали бы они о наших планах...
  Дядя поехал туда по работе, тетя Агата - ради нового ресторанчика и похода в кино. Они всегда ездили вдвоем. Мне казалось замечательным, что и после двадцати одного года в браке, тетя с дядей не устали друг от друга и стремятся проводить свободное время вместе, как и когда-то мои родители...
  Мне о многом надо было подумать в темноте комнаты, успокоиться, осознать до конца всю обреченность моего чувства... Но оставить Леонардо на весь вечер с Лизой или еще какой-нибудь девушкой, было выше моих сил.
  Как же я могла? Замереть, уставившись на него, как баран на новые ворота. Только бы он ни о чем не догадался, только бы он не догадался - билось сердце.
  Лео свернул налево от главного входа и припарковался через дорогу от огромного освещенного неоном здания, к счастью, машин пока было не много.
  Пройдя по очищенной от снега тропинке, освещенной низкими фонариками, похожими на купающихся с сугробах светлячков, и свернув за угол, мы подошли к нужному входу. На ступеньках высокого крыльца в двух шагах от возмущенной очереди, дружески болтая с вышибалой, нас ждали Миша с Аней. Эрик с задумчивым видом стоял неподалеку, засунув руки в карманы синих джинсов. Было у нас с ним кое-что общее: он тоже не горел желанием быть здесь, но, так же как и я, не мог оставить Леонардо в одиночестве.
  Я с облегчением отметила, что Аня с Мишей отлично поладили. Глядя на нее сейчас, нельзя было даже представить серую мышку из библиотеки. Она преобразилась в яркую огненноволосую смеющуюся красавицу, от которой Миша никак не мог отвести восхищенного взгляда.
  При виде машины Лео, и как он только смог разглядеть ее через дорогу при таком-то освещении, Миша громко присвистнул.
  - Я видел, как вы проезжали! Мазда. Это точно была она! Реально, мазда! Твоя? - Накинулся он на Леонардо, в своем восхищении очень сильно напомнив дворняжку, радостно скачущую вокруг хозяина.
  - Да. Только сегодня пригнали, теперь не придется ездить на отцовской.
  - И совсем новая! Невероятно! Такая тачка в нашем захолустье! Дашь прокатиться?
  - Конечно, в любое время. - Безразлично ответил парень.
  Так, с горячим интересом сам с собой обсуждая такие достоинства машины, как привод, двигатель, мощность мотора, которые звучали для меня китайской грамотой, Миша кивнул охраннику и, мы всей компанией прошли в раздевалку. Я поймала на себе сокрушенный взгляд Эрика, которому была уготована нелегкая судьба - провести незабываемый вечер с Лизой, и, не удержавшись, подмигнула ему, в ответ на что, тот скорчил несчастную рожицу.
  Лео помог мне снять шубу и повесил на высокую настенную вешалку.
  - Не стоило помогать. - Смущенно прошептала я, неловко поправляя растрепавшиеся волосы.
  - На сегодня я - твой кавалер, и отвечаю за тебя. - Ответил он мне, также шепотом, наклонившись к самому моему уху. - Тем более что в таком наряде тебе не помешает телохранитель. - При этом он окинул выразительным чувственным взглядом вырез моего платья, не скрывавший изгиб груди.
  Мне мгновенно стало жарко. Только теперь я вспомнила, что мамина шаль так и осталась дома одиноко висеть на спинке стула.
  - Не смотри так. - Смущенно прошептала я.
  - Зачем тогда было так одеваться? Или ты думаешь, что другие парни будут смотреть на тебя иначе? - Его брови насмешливо изогнулись, но в глазах была враждебность.
   Его слова ранили. Надежда на приятный вечер с вампиром лопнула как разноцветный мыльный пузырь, брызги от которого разлетелись во все стороны и защипали глаза. Я совершенно не понимала, почему он так себя ведет.
  - Вот уж не думала, что подобная мертвая дубина способна на чувства. - Слова сорвались с губ быстрее, чем разум поспевал за ними.
  - Чувства? Ерунда. Единственное, что может пробудить в нас человек - это самые низменные инстинкты. - Прорычал он. - Неприятности - твое хобби, поэтому будь добра не отходить от меня далеко. Я не собираюсь бегать через весь зал ради твоего спасения.
  - А мне все равно. Раз уж ты сам меня сюда вытащил, то я не собираюсь стоять в тени, подпирая стену. Не хочешь быть рядом - не надо. Я - не твоя кукла и могу делать, что захочу! Впрочем, как и ты. - Резко возразила я и, повернувшись к нему спиной, пошла в зал вместе с весело болтавшими друзьями.
  Несмотря на это смелое заявление, единственное, что мне хотелось сделать после его слов, это броситься прочь отсюда, скрыться от любых взглядов. Но я упрямо сжала кулаки, так что ногти до боли впились в ладони, и пошла вперед. Я не сдамся, не проиграю никому.
  
  'Вечерняя звезда' была поистине невероятным заведением. В одном двухэтажном здании с высокими белыми колоннами, построенном на месте двух покосившихся деревянных 'хрущевок', почти у самой центральной площади с неизменными елками и памятником Ленину - непременным пережитком коммунизма, располагались по кругу, как кусочки сыра, ресторан, дискотека, бар, игровые автоматы и интернет-кафе. У каждого из них был свой вход, свои раздевалки, своя охранная система. Друг с другом они соединялись короткими переходами. В центре этого круга находились рабочие помещения и кухни. Отличная звукоизоляция позволяла им всем работать одновременно.
  Для маленького городка подобное было почти немыслимым, тем более что неоновые вывески рекламы 'Звезды' горели по всему городу и далеко за его пределами. Не было ни одного уважающего себя горожанина, не побывавшего там хотя бы раз. Не говоря уже о том, что в город начали приезжать туристы, чтобы увидеть и попробовать знаменитые торты и пирожные в кафе, отведать великолепной французской и итальянской кухни в ресторане, посмотреть футбольный матч в дружной компании в баре, оторваться на дискотеке под зажигательные ритмы лучших ди-джеев или просто испытать удачу в игре на новеньких автоматах.
  Это чудо построил в рекордные сроки около полугода назад какой-то богач. Никто точно не знал, откуда он приехал, какой национальности, есть ли у него семья или друзья и, даже, сколько ему лет.
  Зато все с уверенностью говорили, что его годовой доход превышает сотню миллионов долларов, и что он сколотил свое состояние с нуля невероятно успешной игрой на бирже и различными ставками.
  Ходили слухи, будто сам хозяин затворником живет на втором этаже 'Звезды', при помощи многочисленных камер наблюдая за жизнью своего каменного детища. Еще поговаривали, что он слегка не в себе, что он не молод, довольно-таки вреден по натуре и тем немногим, кого он к себе допускает, постоянно приходится мириться с капризами эксцентричного миллионера, правда им за это и платят соответственно.
  Все эти сведения я почерпнула за чашкой кофе от вездесущей и всезнающей тети Агаты. Она даже похвасталась, что ей удалось трижды вытащить дядю Виктора на ужин в ресторан. Тетя была в полном восторге, особенно ее обрадовали цены - не выше, чем в любой забегаловке.
  Вооруженная этими разведданными, я была готова ко всему. Так я думала.
  
  Зал дискотеки пульсировал в такт музыке, словно внутренности громадного огнедышащего дракона. Казалось, что сердце само подхватывает этот ритм и бьется в такт по велению басов.
  Решительно, без оглядки я вошла в толпу танцующих, и присоединилась к ним. Партнер нашелся сам собой, и вот я уже двигалась под зажигательные ритмы рядом с каким-то высоким светловолосым незнакомцем. Полностью отдавшись танцу, я не замечала ничего вокруг, пытаясь освободиться от скопившегося чувства горькой безысходности и не думать ни о пропавшем куда-то Лео, ни об Эрике, полностью оккупированном Лизой. Одна морока с этими парнями.
  Примерно через час парень, танцевавший со мной, предложил пойти в бар и чего-нибудь выпить. Я сама не ожидала, что смогу продержаться так долго, лишь немного устав, и машинально согласилась.
  После дискотеки, бар казался тихой гаванью в бушующем море. Спокойные разговоры, тихая музыка, приглушенный смех. Только за столиком в углу бара за кружками пенистого пива уютно устроилась мужская компания, увлеченно обсуждавшая вчерашний футбольный матч.
  Мою спину пронзил холодок - у стойки бара в окружении трех пышных девиц со скучающим видом сидел Леонардо. Как только я с партнером по танцам вошла в дверь, все взгляды обратились к нам, доброжелательные и восхищенные барменов и мужчин, завистливые - девиц, ледяной - Лео.
  На миг я напряглась, а потом, глубоко вдохнув для смелости, улыбнулась спутнику и прошла к высокому стулу у стойки, специально усевшись так, чтобы оказаться спиной к вампиру.
  Парень присел на соседний стул и вернул мне улыбку.
  - Что закажет прекрасная незнакомка? - Спросил он.
  Я впервые прямо посмотрела ему в лицо. Обычный человек. Довольно симпатичный. На вид ему было чуть больше двадцати лет. Короткие пепельного оттенка волосы обрамляли высокий лоб, слегка выцветшие ресницы прикрывали светлые глаза, а рот, таил мягкую улыбку, заставлявшую улыбаться в ответ.
  - Без разницы.
  - Тогда шампанское? За встречу.
  - Хорошо. - Он обезоруживал меня своей улыбкой. - Только немного.
   Он сделал заказ и через минуту бармен поставил перед нами бокалы.
  - Андрей - Представился парень, приподняв свой бокал с искрящейся золотистой жидкостью.
  - Диана.
  Смеясь, мы с легким звоном чокнулись бокалами, и я осторожно отпила из своего. Шампанское приятно остудило пересохшее горло и ослабило внутреннее напряжение, возникшее в немалой степени от того, что некто в ужасающем настроении сверлил мою спину тяжелым взглядом. Золотистые пузырьки смыли усталость и придали смелости.
  - У тебя редкое имя. И красивое. - Продолжал он. Подобный разговор слишком смущал, поэтому я поспешила перевести его в менее опасное русло.
  - А ты работаешь или учишься?
  - Учусь на юридическом.
  - Юрист. Интересно.
  - Иногда интересно, иногда надоедает. А ты?
  - Я еще школу заканчиваю.
  - А какие планы потом?
  - Может быть, подамся в медицину, или вот юристом стану... Не знаю.
  - Живешь здесь?
  - Да, но я недавно переехала.
  - Конечно, такую красивую девушку трудно не заметить. А где ты раньше жила?
  Парень был довольно-таки приятен, но его расспросы меня утомили, захотелось как-нибудь от него отделаться. Но так, чтобы не обидеть. В ожидании спасительного предлога, я продолжала потягивать шипучий напиток и отвечать на вопросы.
  - В Лондоне.
  - Невероятно! И как только такая красавица согласилась переехать из английской столицы в такую дыру?
  Теперь это уже нельзя было выносить. Он, хоть и не зная, наступил на мою ахиллесову пяту, воскресив в памяти события, приведшие меня в этот маленький заснеженный край. Да еще и назвал дырой город моего детства.
  В негодовании, подогретом шампанским, я неловко поднялась, при этом с силой ударившись лодыжкой о перекладину стула. И тут внезапно земля ушла у меня из-под ног. Я беспомощно покачнулась на нетвердо стоящих ногах.
  Парень тоже поднялся и, обхватив за талию, поддержал меня. На секунду меня обняла твердая теплая рука, но уже через мгновение она исчезла, отстраненная холодной рукой, железным обручем сдавившей мою талию.
  - Не трогай ее. - Угрожающе прорычал Лео. - Она - МОЯ девушка.
  - Что-то я тебя раньше с ней не видел. Диана, это так? Он говорит правду? Если нет, то я мигом его остужу.
  Я подняла голову и медленно кивнула. Парень смотрел на меня с недоверием и немым укором. Переведя взгляд на Леонардо, он испуганно вздрогнул, как-то сразу съежился и, прошептав:
  - Я н-не знал, что вы вместе. П-простите. - Ретировался он под удивленным взглядом бармена, двигаясь задом наперед, сначала медленно, запинаясь за стулья, и, лишь отойдя от нас на пару метров, повернулся к нам спиной и бросился наутек.
  На мгновение, я ощутила чувство вины: бедный парень только пытался развлечь меня разговором, а вместо благодарности чуть от страха не лишился сознания. Но я быстро отогнала эти мысли, осознав, кто избавил меня от необходимости грубо остановить его любопытство. Лео - какое бы внушение он на нем не использовал, оно оказалось очень действенным и своевременным.
  Я медленно, почти робко, подняла взгляд к его лицу, на которое всего минуту назад с таким щенячьим восторгом пялились девицы у стойки. С непроницаемым выражением вампир смотрел прямиком на дверь, за которой скрылся Андрей, потом перевел взгляд на меня. В одном я была уверена - сейчас он меня не съест, но потом...
  - Вот пример нормального поведения человека при виде нас. Тебе стоило бы у него поучиться. - Жестко в полголоса произнес Лео.
  Но мне было все равно - пусть хоть орет, только не отпускает от себя и не отводит от меня своих изумительных глаз...
  - Спасибо. Он задавал слишком много вопросов.
  - Что-то ты сегодня слишком часто благодаришь.
  - Мне тоже так кажется. Может все-таки не стоит давить мне на талию так, словно пытаешься сломать позвоночник? - Заметила я.
  Он моментально убрал руку, с чувством проговорив:
  - Иногда мне этого очень хочется. Из-за тебя я совершаю вещи, которые не позволял себе даже будучи подростком. И это я-то, который всегда считал, что воздействовать на людей взглядом - бесчестно... Тебе не кажется, что на сегодня веселья более чем достаточно?
  Я согласно кивнула.
  - Пойдем отсюда, сможешь сама идти?
  - Конечно.
  Я браво сделала пару шагов, потом голова снова закружилась. Пришлось признать:
  - Надо проветриться, шампанское в голову ударило...
  Мое замешательство от собственной слабости его позабавило, как ничто другое, и, задорно улыбнувшись, Лео снова, на этот раз нежно, обхватил рукой мою талию и прошептал:
  - Ты похожа на взъерошенного беспомощного котенка. Скажи, если будет больно. Я давно не приближался к людям, поэтому не могу правильно ограничить свою силу.
  - Потому и не танцуешь? - Спросила я ему в тон, почему-то развеселившись от того, что он не сравнил меня с дикой, но невероятно довольной кошкой. И на том спасибо. Но все равно, именно так я себя и ощущала.
  - Да, не хочу превращать танцпол в поле битвы. Вот уж не знал, что ты мгновенно пьянеешь с одного бокала шампанского.
  Подшучивает. Мои щеки немедленно залила краска. В который раз я дала себе слово, что больше в жизни не выпью ни капли алкоголя.
  - Не честно. Вдруг ты сам алкоголь не переносишь. Только вот не проверишь...
  - Поверь мне, из всей семьи у меня была самая ясная голова, даже после нескольких десятков пинт отличного виски.
  - Ты - сама скромность.
  - Положение обязывает.
  За разговором мы незаметно подошли к раздевалке. Лео накинул себе на плечи куртку и помог мне одеть шубу. Это оказалось нелегким делом. Пальцы никак не желали меня слушаться и застегнуть пуговицы. Лео, посмеиваясь, смотрел на мои жалкие попытки, потом наклонился и сам начал ловко застегивать маленькие пуговички. Я снова покачнулась, и он в последний момент удержал меня от падения.
  - Ой, щекотно! - Смеясь, вскрикнула я и дернулась так, что лицо Лео оказалось совсем рядом с моим.
  То был непреодолимый импульс, сильнее всего, что я до тех пор испытывала. На долю секунды я утонула с темно-зеленых смеющихся глазах, потом абсолютно не осознавая, что делаю, обвила руками шею Леонардо, и прижалась губами с его губам.
  Несмотря на то, что Лео не ответил на поцелуй, превратившись в каменное изваяние, это было невероятно. Как будто в мире все на миг встало на свои места, стало правильно. Не было больше разделения на людей и вампиров, мужчин и женщин, рай и ад. Мы были одним целым, больше, сильнее всего мира. Неземное сочетание льда и пламени.
  Ощущение от почти невинного прикосновения к его губам было настолько полным и сильным, что я испугалась, отпрянув от Леонардо часто и глубоко дыша. По его потрясенному взгляду я поняла, что Лео тоже испытал что-то подобное.
  - Ч-что эт-то? Я... Я не хотела... - Голос не слушался.
  Пары алкоголя в голове испарились как туман в ярком свете теплого солнца. Чтобы хоть немного прийти в себя, я ущипнула себя за руку, затем слегка похлопала ладонями по покрасневшим от смущения щекам.
  - Ничего. Но больше так не делай. - Глухо произнес Леонардо.
  По мере того, как я приходила в себя, испуг проходил, на смену ему пришло желание попробовать поцеловать Лео еще раз, по настоящему, но я бы ни за что не решилась. 'Что вообще на меня нашло? Ни ему, ни мне это не нужно', - убеждала я себя.
  Он был для меня сродни чуду света - недосягаемый, неприкасаемый и прекрасный. Навеянная пузырьками шампанского легкость и решительность исчезли, оставив ясным разум.
  Выйдя из ступора и беспокойно проведя рукой по темным блестящим волосам, Лео предложил:
  - Пойдем, я отвезу тебя домой.
  - Идем. - Согласилась я, накинула на голову капюшон, натянула перчатки и вышла из теплого убежища в ветреную прохладу ночи.
  
  
  Глава 16
  
  Мы медленно и почти бесшумно пошли рядом, ступая по кругам расходящегося кольцами света от фонариков-светлячков. Мне хотелось, чтобы Лео взял меня за руку, но он снова отдалился. Я отдала бы все, чтобы узнать, о чем он сейчас задумался, упрямо сжав губы, которых я так неосторожно коснулась, и, вглядываясь в иссиня-черное бездонное небо.
  Чтобы не смотреть на своего спутника, каждое движение которого было исполнено грации дикого свободного зверя, я принялась усиленно искать, за что мог бы зацепиться взгляд.
  Холодный ветер безжалостно несся с севера. Свет от фонариков был то ярко-белый, то - голубой. Разлапистая елка свесила отяжелевшие от снега ветви над тропинкой, угрожая обрушить снежную лавину на голову неловкого путника. При каждом выдохе изо рта вырывается белое облачко пара. У меня. У Леонардо - нет. Ветер упорно дул мне прямо в лицо, холодными пронизывающими струйками проникая под одежду и пощипывая щеки.
  Подойдя к месту, где тропинка, огибая угол здания клуба, поворачивала к стоянке, Лео внезапно замер, потом резким движением повернулся по мне и приложил указательный палец к губам, призывая к молчанию.
  Я кивнула и, беззвучно шагнув, встала рядом с ним и прислушалась.
  - Отец, брат?.. Я получил ваше сообщение. Что случилось? Что вы тут делаете? - Донесся голос из-за угла, чуть хрипловатый, низкий, знакомый.
  - Ты справился. Пойдем, здесь нам уже нечего делать. - Раздался в ответ хриплый, слегка картавящий мужской голос.
  - Отец, о чем ты? - Я узнала голос друга детства, Эрика. - Ты не говорил, что я здесь на задании.
  - Тем не менее, ты хорошо поработал. Сестры пробыли с тобой достаточно, чтобы мы успели обыскать их квартиру.
  - Обыскать?! О чем ты говоришь?
  - Здесь не место и не время говорить об этом.
  - А где место?! Вы вдвоем шепчетесь по углам, строите какие-то планы... Я торчу в этом городишке с вами уже неделю, не имея ни малейшего понятия, в чем состоит задание. Мне надоело быть крайним. Вы мне совсем не доверяете? Я тоже охотник!
  - Успокойся, брат. - Раздался третий голос, чуть более грубый, чем у Эрика.
  - Мне надоело быть спокойным, ходить в школу и бегать по вечеринкам, пока вы занимаетесь делом!
  - Даже если дело касается твоей любимой подружки? - Медленно, взвешивая слова, произнес отец Эрика.
  - Подружки?.. О ком ты?..
  - Диана Андерсен.
  - Не может быть... Почему? Она даже не подозревает, что он за чудовище. Она - жертва. С какой стати нам ее преследовать? Мы должны защищать ее от этого монстра в овечьей шкуре.
  - Ты не понимаешь. - Вздохнул его брат.
  - Так объясни мне. Хватит относиться ко мне как к идиоту, не понимающему элементарных вещей.
  - Эти вампиры нас не интересуют. То есть, они могут быть опасны, но задание состоит не в этом. Мы должны найти один документ, письма, которые по ошибке оказалось у Дина Андерсена, отца Дианы. После аварии мы перерыли весь Лондон в поисках этой бумаги. Безнадежно. Поэтому пришлось тащиться сюда за его дочерью. Она - наша единственная зацепка в этом деле.
  - Дядя Дин давным-давно мог их уничтожить...
  - Не мог. Они - его гарантия, что орден оставит его в покое. В письмах содержатся важные данные о самом Старейшине ордена, и если они попадут в руки вампиров, перемирию конец. Эти твари выйдут на тропу войны и перебьют массу невинных людей.
  - Тем более, он сразу должен был сжечь письмо и развеять пепел.
  - Я, правда, не хотел говорить тебе, но твой дорогой дядя Дин - жалкий предатель. - Презрительно процедил отец Эрика. - Он давно отрекся от нас, ему даже хватило ума подружиться с некоторыми из этой нечисти.
  - Как?.. Почему я узнаю об этом только сейчас?..
  - Ты всегда им восхищался, особенно с тех пор, как узнал о том, что он - один из нас. Мы не хотели подрывать твою веру в Орден, к тому же ты еще слишком молод и неопытен, чтобы знать все.
  - Но почему Диана... - Впервые в голосе Эрика звучала такая растерянность и отчаяние.
  Я понимала его - привычный мир переворачивался в его представлении так же, как сейчас, да и до этого, рушился карточный домик моего. Лео твердой рукой сжал мой локоть, не давая мне сорваться с места и наделать глупостей.
  - Она - его наследница. Либо письма у нее, либо она знает, где они находятся. Сегодня мы обыскали все щели в доме ее дяди, но не нашли и следа документов. Впрочем, там не было и личных вещей, фотографий. Это необычно. Простые люди привязаны к таким мелочам. Думаю, она где-то их прячет.
  - И тут нам понадобится твоя помощь.
  - Девчонка доверяет тебе, поэтому только ты сможешь, не вызвав ничьих подозрений, выведать у нее сведения. Мы должны добраться до писем раньше вампиров. Если тебе не удастся убедить ее, нам придется использовать более жестокие методы.
  - Но если эта бумажка так важна, почему на ее поиски не бросили силы всего Ордена?
  - Дурак, - тоном превосходства протянул его старший брат, - тебе же говорят сведения секретные, а отец и я - доверенные лица Старейшины. Конечно, он не хочет, чтобы письмо по глупости прочитали какие-нибудь дохляки вроде Криса или Эндрю и выдали все на блюдечке первому вампиру, пригрозившему им пальцем.
  - Да...Конечно...- Эрик был полностью выбит из колеи.
  - Что, поможешь нам со своей подружкой?
  - Она мне не подружка. - Огрызнулся Эрик.
  - Эрик... - Начал было его отец.
  - Хорошо, мне надо подумать. - Прервал его молодой охотник. Раздались его тяжелые шаги, уходящие в сторону парковки.
  Оставшись вдвоем, отец и старший сын с минуту стояли неподвижно, отбрасывая длинные фиолетовые тени на сугробы.
  - Думаешь, мы правильно поступили, рассказав ему все? - Нарушил молчание сын.
  - Не знаю...- Задумчиво прорычал отец охотника. - Эрик слишком похож на Дина и чересчур к нему привязан, и мне это не нравится. Но у нас нет выбора, мне тоже не хотелось бы вмешивать в наши дела племянницу. Она и так путается с вампирским отродьем. Но если мы не справимся с заданием в ближайшее время, все может стать еще хуже. Идем домой. Эрик вернется, ему больше некуда идти.
  Вскоре звук их шагов затих вдали.
  
  - Диана? Ты как? - Обеспокоенный голос Лео заставил меня стряхнуть оцепенение.
  - Не знаю...
  Я подняла дрожащие руки и медленно потерла виски.
  Только одно я сейчас знала точно - сейчас не время для истерик и воплей: 'Почему ты мне ничего не сказал?!!'. Нужно собраться.
  - Ты знал? Про отца? - Бросив на вампира быстрый взгляд, я увидела, как он коротко кивнул, сосредоточенно вглядываясь в мое лицо. Конечно, он все знал. Еще при нашей первой встрече. Теперь все встало на свои места - его забота о моей жизни, нелепое предложение притвориться его девушкой, та реакция на новость о гибели моих родителей...
  - Но все не так страшно, как выглядит.
  - Ясно.
  Я снова задумалась. Он не выдержал.
  - 'Ясно'? И это все?
  - А что еще? - Удивилась я.
  - Я не знаю, то ли мне нужно восхищаться твоими выдержкой и хладнокровием, то ли опасаться за твой рассудок. Когда я тебе говорю, что в мире есть настоящие создания ночи и они здесь, рядом с тобой, ты говоришь 'Понятно', когда друг детства оказывается охотником, ты принимаешь это как должное, когда выясняется, что твой отец - бывший охотник, все, что ты можешь придумать - это 'Ясно'. Ты как будто поставила своей целью постоянно поражать создания, которых через столько веков уже ничем не удивишь. - Он вздохнул, как будто сам удивившись тому, насколько отошел от своей обычной невозмутимости, и нервным жестом взъерошил свои прекрасные волосы. - Я думал, что ты с меня шкуру спустишь.
  Я представила себе эту и картину и нервно фыркнула, настолько она показалась мне забавной.
  - У тебя слишком твердая шкура. - Пробормотала я себе под нос, затем уже более уверенным голосом продолжила. - Хочу знать все.
  - Только не здесь. Сама видишь, как много лишних ушей подслушивает из-за угла. Для начала, сядем в машину, а там уже решим куда дальше.
  Осторожно сжав мою руку своей ладонью, он повел меня к машине. По пути я не удержалась от вопроса:
  - Как ты узнал, что они там? Пока мы шли, ветер дул так сильно, что я вообще ничего не слышала.
  - Так же, как и узнал, кто такой Эрик. Нам повезло: мы шли с подветренной стороны, поэтому я их заметил, а они нас - нет. К тому же мой слух намного тоньше человеческого.
  Раздался пронзительный звук отключаемой сигнализации, и мы оказались в успевшем остыть мягком салоне.
  Лео повернул ключ в замке зажигания, и мотор мягко заурчал. Через несколько минут воздух салона нагрелся настолько, что я скинула с головы капюшон и сняла перчатки, отогревая замерзшие на пронизывающем ветру пальцы.
  На несколько долгих минут воцарилось молчание, во время которого я словно бусины на нитке перебирала в памяти все подробности подслушанного разговора. Мне потребовалось титаническое усилие, чтобы обуздать накатывающее бурными волнами смятение.
  Внутренне я была благодарна Лео за то, что он меня не торопил. Наконец, стряхнув с себя оцепенение, я решительно заявила:
  - Едем ко мне домой.
  - Ты уверена? Охотник сказал, что они там все обыскали.
  - Еще они сказали, что ничего не нашли.
  - Ты что-то знаешь об этом?
  - Пока нет, но я надеюсь...В любом случае, сейчас я не могу поверить чьим-либо словам. Нужно что-то более веское.
  Да, именно это, хоть что-нибудь, доказывающее, что я могу доверять Леонардо.
  Лео понимающе посмотрел на меня и молча повел машину по темным улицам города. Сейчас я чувствовала, что его враждебность по отношению ко мне испарилась как дурной сон. Как и всякий раз, когда я нуждалась в его помощи и поддержке.
  Заснеженный мир как будто вместе со мной замер в напряженном ожидании, покрылся вязкой тьмой недоверия. Только буйный ветер без отдыха носился над городом, взметая снежные вихри, укладывая причудливые сугробы и в следующий же миг разрушая их, чтобы возобновить свой безумный водоворот.
  Весь путь занял не больше пяти минут. Вместе мы вышли из машины и по мрачным каменным ступенькам поднялись на третий этаж. По пути я дважды спотыкалась на тускло освещенной лестнице, и Лео пришлось держать меня за руку, что, надо признать, поддерживало не только мое тело, но и дух.
  - Работали отмычкой. Грубовато. - Заметил Лео, указывая на свежие блестящие царапины вокруг замочной скважины, пока я открывала дверь своим ключом.
  Войдя в темный проход прихожей, я впустила Леонардо, включила свет и огляделась - вроде все на месте.
  Не раздеваясь, я прошла к входу в свою комнату и на миг остановилась.
  'А что если они все-таки раскрыли тайник? Что если столь важные для меня напоминания о прошлом исчезли, и я их больше никогда не увижу? - Пронеслись в голове ужасные мысли. По спине прошел холодок. - Нет, только не это! Эти вещи доказывали, что мои родители жили в этом мире, что мы были счастливы. Никто не имеет права отнять их у меня!'
  В поиске поддержки я обернулась к вампиру, так и оставшемуся стоять на пороге. В его взгляде как в зеркале отразились мои переживания. Это ощущение доверия, я уже не в первый раз ощущала рядом с ним. Я так хотела ему верить!
  - Помоги. Я боюсь...
  - Что я должен сделать? - С готовностью отозвался он.
  - Просто будь рядом, никуда не уходи. Если ты исчезнешь, то я не знаю, что сделаю...- Слова вырывались из глубины подсознания.
  - Наконец, ты начинаешь вести себя нормально. Я уже беспокоился, что ты опять уйдешь в себя. - Он подошел ко мне и мягко улыбнулся. - Я буду рядом, ничего не бойся. Но ты и без этого - самая сильная девушка из всех, что я встречал.
  Я ему поверила. В который раз. На свой страх и риск. Я медленно открыла дверь в комнату, включила свет и осмотрелась.
  В моей комнате постоянно был небольшой 'художественный' беспорядок, но я всегда знала что, где и как лежит. Сейчас я с неприятным чувством отметила, что ручки на письменном столе отодвинуты ближе к краю, а тетради собраны в чересчур аккуратные стопки, черная кружевная шаль мягкими складками упала со спинки стула на пол, покрывало на кровати слишком ровное, хотя я отлично помнила, как смяла его незадолго до приезда Лео. Множество незначительных деталей, внезапно сделавших мое прибежище чуждым, незнакомым, не моим.
  Леонардо с нескрываемым интересом разглядывал каждый предмет в комнате, как будто оказался в самом интересном месте Лувра, где каждая, даже самая обыденная, вещь - бесценный экспонат. Я смутилась.
  - Здесь, конечно, не дворец, как у тебя дома...
  - У тебя намного лучше. Я не привык к роскоши. А вот это интересно...
  Тут он нагнулся и достал из-под стола слегка помятый листок бумаги.
  - Очень интересно.
  Узнав рисунок на нем я вскрикнула и выхватила его из изящных бледных пальцев, но недостаточно быстро, чтобы Лео не успел рассмотреть изображение - самого себя, царственно откинувшегося в синем кресле.
  Как эта вещь оказалась на полу? Чьи глаза с подозрением осматривали рисунок, так живо отразивший того, кто так надежно поселился в моих мыслях? Чьи жадные пальцы вытащили его на свет, а затем с пренебрежением отбросили?
  - Всегда интересовало, каким ты меня видишь. - С усмешкой прокомментировал он. - Кажется, самую суть ты подметила верно.
  - Трудно не разглядеть самое высокомерное и гордое создание, которое попадалось мне на глаза. - Я свернула листок и засунула в одну из тетрадей.
  - С этим сложно поспорить.
  Он говорил, как ни в чем не бывало. И я поймала себя на мысли, что он специально отвлекает меня, заставляя расслабиться. И весьма успешно.
  - Сядь, пожалуйста.
  Я указала на стул у письменного стола. Лео послушно сел и вопросительно посмотрел на меня.
  - Одна вещь в этой комнате сохранилась со времен моего детства. Отец Эрика не мог этого знать, поэтому ничего не нашел.
  С этими словами, я открыла тяжелые резные дверцы старинного шкафа и, одним движением сдвинув в сторону вешалки с одеждой, обнажила его дно. Затем, взяв со стола тонкую линейку, подцепила ей дальнюю панель днища из черного дерева и, приподняв ее одной рукой, другой вытащила на свет потертый чемоданчик отца. Опустив на место панель, я бережно положила его на кровать. После чего вернула тайник в первоначальный вид.
  Леонардо наблюдал за моими манипуляциями с нескрываемым интересом.
  - Старый охотник совершенно недооценил тебя. - Усмехнулся он. - Хотел бы я увидеть лицо этого самоуверенного наглеца после того, как он узнает, что клад был прямо у него перед носом, а он ничего не заметил.
  - А ты бы заметил?
  - Мне не нужно прибегать к таким низким методам как обыск. У меня врожденный дар убеждения.
  - Ну да, конечно...
  Глубоко вздохнув, я присела на кровать и открыла чемоданчик. Внутри все было так же, как и четыре месяца назад, когда, вернувшись в свой лондонский дом сразу после похорон родителей, я в спешке собирала в случайно попавшийся на глаза старый отцовский чемодан с документами самые дорогие вещи, в которых хранились частички душ самых близких мне людей.
  Отодвинув на задний план сентиментальные чувства, я решительно вытащила на свет матово-серый отцовский ноутбук, его старые записные книжки и пачку фотографий. Последние вещи хранились в чемоданчике, сколько я себя помню. Когда-то я пыталась их по-тихому стащить и прочитать, но отец строго-настрого запретил мне даже смотреть в их сторону. Естественно, я не послушалась. Но на то отец и гениальный ученый, чтобы предугадать все мои детские попытки удовлетворить свое любопытство. Это было своего рода изнуряющее соревнование, в котором проигравшей была только я.
  Собирая вещи, я, не задумываясь, взяла их с собой. И теперь была несказанно этому рада: если где-то и существовали доказательства связи моей семьи с созданиями ночи, то только здесь, среди этих заметок. Хотя, я и сама не знала, что ищу...
  Я быстро пролистала записные книжки, но не нашла в них ничего, хоть отдаленно напоминавшего письма или конверты. Только массу непонятных стенографических записей и символов, которым явно требовался опытный дешифровщик. Поэтому я отложила их в сторону, решив заняться этим после.
  Стянув тонкую резинку с пачки фотографий, я принялась бережно раскладывать их на полу.
  На первой карточке была заснята вся моя семья: вместе, дома, мы счастливо улыбаемся установленной на таймер камере. Слева - мама - пышущая здоровьем жизнерадостная женщина с копной волос цвета воронова крыла и необычными яблочно-зеленого оттенка глазами под пышными ресницами. Справа - отец - темноволосый, подтянутый атлет с проницательными умными глазами и улыбчивыми морщинками в уголках глаз, на его носу красовались неизменные очки в тонкой оправе, придававшие ему заумный профессорский вид (всегда подозревала, что он в них не нуждался). А в центре идиллии - я - брюнетка с блестящими локонами чуть ниже плеча, с мамиными глазами и счастливыми ямочками на щеках. Картина из прошлой эпохи.
  Сглотнув вставший в горле ком, я продолжила перебирать снимки.
  Вот папа с сосредоточенным видом сидит за столом, планируя очередную лекцию. Мама, поливающая цветы на балконе - среди живой цветущей зелени она выглядит молодой девушкой. Мы вместе обедаем в любимом ресторане. Я с лучшей подругой Кристиной иду домой из школы. Десятка два моих школьных снимков.
  На следующую картинку я смотрела немного дольше, на ней на фоне сугробов зимнего парка замерли четыре маленькие розовощекие фигурки в теплых шубках, огромных меховых шапках и шарфах, плотно намотанных по самые носы: я, Миша, Эрик, Лиза. Я вспомнила, как отец попросил нас постоять спокойно и яркую вспышку его фотоаппарата. Снимок был сделан как раз вовремя - буквально через минуту Миша умудрился свалиться с качелей и довольно сильно ушибить колено, пришлось срочно идти к бабушке Эрика зализывать раны и пить чай с вкусным брусничным пирогом.
  Дальше шли самые старые снимки, потрепанные, на пожелтевшей от времени бумаге. Вот это мама, совсем молодая, ее черные волосы свободно спадают по плечам, она наклонилась и нежно вытирает перемазанное смеющееся личико дочки, обрамленное непослушными растрепанными кудрями. Я, демонстрируя выпавший передний молочный зуб, показываю папе новую игрушку - коричневую плюшевую лошадку...
  Последняя фотография заставила меня на секунду замереть в замешательстве, сердце забилось чаще - нашла. На мягком стуле в кухне нашей старой квартиры сидел...Леонардо, совершенно такой же, как сейчас, а у него на коленях - я, совсем ребенок, едва научившийся ходить, большеглазое чудо с хвостиком темных завитушек в голубом платьице и длинных белых чулках. Нет, на черно-белой фотографии я бы никогда не увидела его цвет, но почему-то я точно знала - платье было голубое, так же как глаза вампира, от которых я не могла оторваться - зеленые. И это было невероятно и пугающе, как призрак из прошлого.
  Леонардо выглядел так, будто не знал, что ему делать: бежать от меня сломя голову или сидеть тихо и позволить ребенку делать то, что ему заблагорассудится. Никогда еще я не видела на прекрасном светящемся уверенностью в себе лице такой смеси замешательства, удивления и нежности. Его сильные руки неуверенно приподнялись, готовые в любой момент предотвратить мое падение, но притронуться ко мне он не решался. Я же напротив смотрела на него с немым обожанием и улыбалась, прижав маленькую розовую ладошку к его приятно прохладной щеке, словно предъявляя на него право собственницы.
  Леонардо, наблюдавший за мной через плечо, мягко заметил:
  - Я совсем забыл о нем. - Он вытянул руку, забрал снимок и начал пристально разглядывать, как будто не верил своим глазам. Как бы мне хотелось узнать, какие воспоминания связаны у неприступного вампира с этой старой пожелтевшей карточкой с погнутыми, притупившимися уголками? Отчего он так тепло улыбается, глядя на худенькую девчушку с вздернутым носиком и ободранными коленками.
  - Я думала вампиров не видно на фотографиях.
  - Зависит от растворов при проявке. Твой отец всегда знал, что делал.
  - А ты совсем не изменился...
  - Только внешне. Зато ты подросла.
  - Много каши ела. - Проворчала я. - Как получилось, что я совсем ничего об этом не помнила до сегодняшнего дня? Не может быть, чтобы я ни с того ни с сего, просто взяла и забыла тебя...
  Лео напрягся.
  - Ты была ребенком...
  Я с горечью почувствовала, как он снова возводит между нами Великую Китайскую стену.
  - Леонардо Стюарт, не лги мне.
  - Я вообще не обязан что-либо тебе рассказывать, и если б не обещание...
  - Что за обещание?
  - Забудь.
  - Лео, - я непроизвольно схватила его за прохладную белую руку, отчего вампир едва заметно вздрогнул, - я имею право знать. Ты не представляешь, каково это, жить в мире обычных людей, считать себя одной из них, а потом оказывается, что все совсем не так, как казалось! Твоя реальность - не более чем дым, завеса, скрывающая от тебя правду...
  - Эта же завеса защищает тебя. - Прошептал он.
  - Но я не тот человек, который, однажды узнав истину, испугается и захочет забыть о ней. Ты сам сказал, что я дочь своего отца. Так что если ты мне ничего не расскажешь, я пойду прямиком к папочке Эрика и спрошу у него. Уверена, уж он-то мне не откажет.
  Конечно, я блефовала, но, кажется, мои уговоры возымели действие. Взгляд Лео стал задумчивым, потеплел, и каким-то шестым чувством я поняла, что он согласится. У него просто не было выбора. Либо он расскажет мне обо всем добровольно, либо я найду куда более необычный и опасный способ во всем разобраться. Через секунду Лео твердо произнес:
  - Хорошо. Хотя я и правда считаю, что тебе рано знать об этом.
  Решительным движением вампир поднялся во весь рост, заставив меня отпустить его изящную кисть, что я сделала не без сожаления.
  - Собирайся, мы едем ко мне.
  - Почему это?
  - Здесь тоже не лучшее место для подобного разговора. К тому же мне понадобится Рейнард, без него я тебе и слова не скажу. Да и тебе же лучше не оставаться тут одной - не думаю, что после всего ты сможешь спокойно заснуть в этой комнате.
  - То есть, ты предлагаешь мне переночевать у тебя? - Смутившись, спросила я.
  - А теперь тебя это пугает? Раньше, помнится, ты не особо переживала. - Усмехнулся он, сверкнув глазами. - Или тебя так волнует мое общество?
  - Нет! - Воскликнула я чересчур громко. - Ничуть. Уже собираюсь.
  Он был абсолютно прав. После обыска эта комната стала чужой, ненадежной, поэтому я не стала спорить, хотя с него и стоило бы сбить спесь за такой командирский тон. Но не сейчас. Тем более что вскоре я узнаю хотя бы часть правды о себе и о нем, и об отце... К тому же, как мне не хотелось признавать это, я была несказанно рада быть рядом с ним.
  В приподнятом настроении я забегала по комнате, собирая в рюкзак самые необходимые вещи: зубную щетку, домашние шорты, футболку, тетради... Учебники можно будет попросить у Лео...
  - Знаешь, это даже забавно. - Заметила я, собирая разложенные фотографии, с щелчком закрывая их обратно в чемоданчик и укладывая его на прежнее место. - Идти в логово ужасных вампиров, потому что дома чувствуешь себя в меньшей безопасности, чем там.
  - В этом есть доля иронии. - Горько ответил мне Леонардо. - Ты все так же беззаботно доверчива, как и в детстве. Радостно бежишь навстречу вампирам, даже не осознавая какой опасности себя подвергаешь.
  - Не думаю. Я мало к кому тянусь, и еще меньшему числу людей доверяю. Мне всегда говорили, что я сторонюсь людей, не завожу много подруг, не бегаю за парнями.
  - А монстров ты не сторонишься. - Это был не вопрос, а утверждение.
  - Нет, я не сторонюсь только тебя. Почему-то, кажется, я тебе доверяю, хотя никакой логике это не поддается...Теперь я думаю, что это связано с тем, что я знала тебя в детстве. Правда, я ничего не помню, но подсознание же должно срабатывать, так? - Я говорила это будничным тоном, укладывая в рюкзак полотенце и футболку.
  - А ведь я не исключение, я - тоже монстр, и возможно худший из них. Я могу предать тебя, даже если и не захочу этого делать. Ты можешь стать моей марионеткой и даже не понять, что это произошло.
  По спине прошел холодок, я беспомощно оглянулась на высокую темную фигуру с горящими таинственной зеленью глазами, будто заполнившую половину комнаты.
  - Ты шутишь. - Услышала я свой нервный смешок и, отвернувшись, с громким звуком застегнула молнию сумки. - В любом случае, если решишь слопать меня за ужином, предупреди заранее, чтобы я успела чиркнуть завещание. Не хочу, чтобы Лиза заграбастала мамины драгоценности, я их лучше Майе оставлю.
  Я спиной почувствовала его улыбку.
  - Едва знакомой вампирше? А больше некому?
  - Некому. Тебе же они не нужны.
  - У тебя все не как у людей.
  - Рада, что ты, наконец, заметил. Все, я почти готова.
  Пришлось отослать Лео вперед вместе с моими нехитрыми пожитками, чтобы переодеться в более подходящую одежду - простые джинсы и голубой вязаный свитер. Оставив на столе в кухне записку для Лизы (раньше утра она не появится, а телефон у нее оказался отключен) и, заперев за собой двери, я натянула куртку и вышла на улицу. Лео уже сидел в машине, а мой рюкзак вольготно расположился на заднем сиденье.
  Метель прекратилась, и взбитый ее стараниями снег приятно поскрипывал под ногами. Небо стало чистейшего сине-фиолетового цвета, в его глубине мягко сверкали далекие ясные огоньки звезд. Спокойствие в природе, хаос в душе...
  Мороз пробирал до костей, и я поспешила укрыться в теплом салоне машины.
  
  
  Глава 17
  
  Путь до 'замка' занял немного больше времени, чем обычно: метель немало потрудилась, и приходилось снижать скорость, чтобы машину не занесло на очередном сугробе. Это раздражало Лео, который просто выходил из себя от такого 'черепашьего' передвижения.
  В дом я вошла одна, пока Леонардо отгонял машину в гараж.
  С вздохом облегчения, я обнаружила, что в тускло освещенной уличными фонарями прихожей никого нет.
  Будь это дом обычных людей, я бы не сомневалась, что в три часа утра все давным-давно разошлись и смотрят сны. Но распорядок дня вампиров сложно себе представить. Мне было бы трудно попытаться объяснить причину столь позднего визита, пусть лучше Лео сам скажет то, что сочтет нужным. Я не хотела причинить лишнее беспокойство обитателям дома неосторожными словами.
  Стараясь производить как можно меньше шума, я сняла сапоги и куртку и, встав на носочки, повесила ее на крючок высокой кованой вешалки у стены. За спиной хлопнула дверь. С волной морозного, пахнущего сосной воздуха, вошел Лео, без труда неся в руке мой тяжелый рюкзак.
  Я хотела отойти и освободить ему место, но вместо этого со всей силы ударилась ногой о витую железную подставку вешалки, которую не заметила в полутьме, и со стоном опустилась на пол.
  - Черт, давно говорил, что такой махине не место в прихожей! - Яростно прорычал Лео, нагнулся к ноге, быстро осмотрел ее и вздохнул с облегчением. - Просто ушиб. Очень больно?
  Стиснув зубы, я покачала головой.
  - Терпимо.
  - Хватайся за меня.
  - Но... - Хотела было возразить я, но, повинуясь взгляду Лео, руки сами потянулись и обвили его крепкую шею. Захотелось коснуться его пышных темных волос, но я не посмела, запрятав лицо у него на груди, чтобы его повелевающий изумрудный взор не мог меня контролировать.
  - Держись крепче. - Предупредил он и, обхватив меня одной рукой, в другой по-прежнему были мои вещи, вампир с пугающей легкостью поднялся на ноги, толчком открыл дверь гостиной, и в два прыжка пересек ее. У меня дух захватило. Понадобился еще один невероятный прыжок, чтобы подняться по лестнице. Несколько беззвучных шагов по восточному коридору и вот меня уже бережно опустили на знакомую тахту.
  Сумку с моими вещами Лео закинул на стол, включил лампу в форме свечи, скорее для меня, чем для себя, после чего так же бесшумно вышел из комнаты.
  Усевшись поудобнее, я осмотрелась. До боли знакомая обстановка: все то же массивное стерео, те же книги и диски. Только на этот раз они были разбросаны в беспорядке, как будто хозяин в нетерпении рассматривал их, пытаясь от чего-то отвлечься, а потом разочарованно отбросил.
  На столике, где когда-то стоял хрупкий бокал с кроваво-красным содержимым, сейчас лежал смятый листок бумаги. Со своего места я не могла хорошо его разглядеть. Но готова была поспорить, что это та самая записка, в которой Лео впервые поведал мне об охотниках. Должно быть, она выпала из кармана моей сумки, а он подобрал.
  В который раз проснулись угрызения совести: из-за меня у Лео одни неприятности. Наверное, он был зол и разочарован, что жалкий человечек портит ему жизнь и постоянно подвергает опасности разоблачения, не заботясь о последствиях своих поступков.
  И, тем не менее, он продолжал заботиться обо мне. И я не понимала почему. Что могло быть общего между дочерью охотника на вампиров и его добычей? Как отец мог допустить, чтобы его трехлетняя дочка обращалась с врагом как с лучшим другом?
  Я могла предположить только один ответ: отец доверял этому вампиру настолько, что мог доверить ему самое дорогое существо. Но что породило это доверие?
  От размышлений меня отвлекло появление Лео с подносом в руках. Он уже успел снять куртку и облачиться в свободные брюки цвета хаки и черную футболку, не стеснявшие движений, но подчеркивающие его идеальную сильную фигуру и врожденную грацию. Его волосы были в страшном беспорядке, как будто, переодевшись, он несколько раз в задумчивости взъерошил их.
  Поставив поднос на столик, прямо на смятую записку, первым делом парень взял с него пузырь со льдом и приложил к моей больной лодыжке.
  - Уже не болит. - Попыталась я слабо сопротивляться.
  - Это уменьшит припухлость, хотя синяка избежать не удастся.
  - Ладно. - Смирилась я с его правом хозяина дома. - А где твоя семья?
  - Рейнард уехал на медицинскую конференцию в Москву, Ориана, естественно, от него ни на шаг не отходит...
  - Почему?
  - Они и дня не могут провести друг без друга. - Внезапно он тепло улыбнулся.
  Я покраснела. Нельзя так шокировать людей одной улыбкой. Тем более, его рука, хоть и была ненамного теплее льда, жгла мою лодыжку так, что перехватывало дыхание. Я изо всех сил старалась не смотреть ему в глаза, чтобы он не мог прочесть по выражению моего лица, какое волнение вызывает одно его прикосновение.
  - Кстати, я ему позвонил и первым же рейсом они отправятся сюда, но раньше утра ждать их все равно бессмысленно.
  - А остальные?
  Попыталась я поддержать разговор.
  - Майя, Дэвид и Адель поехали на рок-концерт, до понедельника они точно не вернутся. - Произнес Лео, очевидно, довольный этим обстоятельством. - А Рокко с Оливией воспользовались всеобщим отсутствием, чтобы сбежать и устроить себе тысячный медовый месяц, но в понедельник тоже обещали мне быть здесь, Рокко еще проекты сдавать. Иногда они ведут себя как подростки, особенно Оливия - она даже меня порой пугает своими затеями. - Он покачал головой.
  Так...значит я в пустом доме наедине с любимым, сердце забилось чаще. Но тут же я отвлеклась, осознав одну вещь.
  - Так в 'семье' главный - ты? - Я и раньше подозревала это, но впервые спрашивала прямо.
  - Тебе не кажется, что так не честно? Почему только ты задаешь вопросы? - С лукавой усмешкой уклонился он от ответа и осторожно убрал лед с моей ноги.
  - Задавать-то я задаю, а вот ответы получаю крайне редко. - Пробурчала я.
  - Это же хорошо, чем больше знаешь, тем выше риск...
  - Говори за себя...
  - Заказывать ужин сейчас слишком поздно, то есть рано, но могу предложить стакан свежевыжатого апельсинового сока и шоколад. - Он указал на поднос.
  - Спасибо, я не голодна.
  - Тогда я оставлю все на столе, вдруг захочется. - С этими словами Лео уселся в свое любимое кресло, взял со стола толстую книгу в выцветшем переплете и вынул закладку. - Ложись спать, завтра еще будет время для разговоров.
  - Думаешь, я смогу просто взять и заснуть? После того, что я сегодня узнала... Точнее, так и не узнала... К тому же, с какой стати, ты ведешь себя со мной, как с маленьким ребенком? На горшок и в люльку, так что ли? - Недовольно бормотала я себе под нос, расправляя сложенное у изголовья одеяло и поправляя подушки.
  - А как ты хочешь, чтобы я себя вел? Ты и есть ребенок, по сравнению со мной. - Заметил он своим необычайно красивым глубоким голосом.
  Услышал-таки.
  - Я даже не знаю, сколько тебе лет...
  - Много.
  - Ты любишь животных?
  - Они не любят меня.
  - Тебе нравятся темные очки или это необходимость?
  - А ты как думаешь?
  Он отвечал, не отрывая взгляда от страницы, и я поняла, что, сколько бы я ни пыталась из него вытянуть, ничего у меня не выйдет. А жаль.
  - Я хочу переодеться... - Невольная краска залила мои щеки при подобном заявлении. - Не могу спать в джинсах...
  - Конечно. - Лео с готовностью поднялся на ноги. - Отнесу лед в холодильник, заявил он и поспешно скрылся. 'Джентльмен до мозга костей', пришли на память слова Майи.
  Я поспешно вытащила из рюкзака старые черные спортивного покроя шорты и свободную белую футболку со здоровым желтым, показывающим большой палец смайлом на груди. Переодевшись, и сложив свою одежду на рюкзаке, я моментально юркнула под теплое мягкое одеяло, прикрывшись им до самого подбородка.
  Через несколько минут вернулся Лео и, как ни в чем не бывало, занял свой наблюдательный пост в кресле.
  Я глубоко вздохнула, закрыла глаза и попыталась уснуть. Но не тут то было. Сердце никак не желало успокаиваться, и с каждой минутой ускоряло свой бег. Леонардо как будто заполнял всю комнату своим неслышным присутствием. Даже с закрытыми глазами я словно видела непослушный вихор темных волос, спадающий ему на лоб, глубокие зеленые глаза, скользящие по строкам книги, название которой мне так и не удалось рассмотреть, тонкие и в то же время сильные руки, перелистывающие страницу...
  Нет, хватит! Я резко открыла глаза и порывисто села.
  - Ты так и собираешься тут сидеть?! Всю ночь?!
  - А что ты мне предлагаешь? - Он даже не взглянул на меня и небрежно перевернул еще одну страницу. Само спокойствие! А у меня сердце из-за него не на месте.
  - Не знаю... Может быть тоже пойти поспать куда-нибудь? - С надеждой в голосе предложила я.
  Наконец, его высочество соизволило взглянуть на меня, его белые зубы блеснули в улыбке, от которой сердце застучало еще сильнее.
  - Это моя комната. И что такое сон я знаю только чисто теоретически.
  - Вы что же, совсем никогда не спите?.. А как же гробы, земля с кладбища?..
  Леонардо только тихо рассмеялся, отчего мне стало трудно дышать.
  - В средневековые времена. - Проговорил вампир серьезным проникновенным тоном, откидываясь на спинку кресла. - Именно тогда родилась эта сказка. Тогда наша зараза расползалась по земле подобно чуме. До тех пор только самые благородные и выдающиеся могли быть обращены. Не известно точно, кто первый нарушил правило, но, говорят, всему виной был некий Тор, который лишился своей возлюбленной.
  Сам Тор был очень осторожен в выборе жертв и никогда не брал большего, чем было необходимо. Вот его подруга была иной - ее неудержимо влекла к себе кровь детей. Сладкими обещаниями и подарками заманивала эта ведьма к себе в замок невинных малюток, баюкала и смешила их, после чего показывала свою вампирскую сущность. Она пила их медленно, наслаждаясь криками и мольбами. После кровавого пиршества маленькие трупики выбрасывались за стены замка на корм черным воронам.
  Люди не вынесли такого надругательства и, собрав самых сильных и смелых воинов, среди которых были и мужчины, и женщины, и подростки, глубокой ночью напали на злобную вампиршу, когда она пришла за последним ребенком в деревне. Ведьма была истощена, поэтому не составило труда убить ее с помощью серебряного креста, вбитого в грудь. После этого ей отрубили голову и каждый, участвовавший в травле выпил по капле вампирской крови в память об убитых ею младенцах. После чего, они сожгли ее тело и выбросили прах в реку, молясь, чтобы она не смогла возродиться и отомстить им.
  Эти люди и стали прародителями клана охотников.
  Вознегодовал Тор на людей, хоть и понимал, что кара была заслуженной, но беззаветная любовь помутила его разум. Жажда мести не давала ему жить, и, подчинившись ей, Тор созвал всех слуг из замка и превратил их всех в себе подобных, после чего удалился в самую высокую башню темного проклятого замка, где впал в глубокую дрему, в которой, вероятно, пребывает по сей день. Он знал, что его любимая будет отмщена.
  Очнувшись в новой жизни, эти новорожденные вампиры не знали ничего. Корчась в муках жажды, они толпами выползали из замка и растекались по всем дорогам и окрестностям. Бесчисленное множество жизней было загублено их безумством, множество поселков уничтожено под корень. Они шли как саранча, либо уничтожая все живое, что встречалось на пути, либо превращая их в себе подобных.
  Только люди, выпившие крови вампирши могли наравне противостоять им. Они объединялись в группы и искали этих безудержных тварей, уничтожая их серебром и огнем. Приверженцы религий не могли пройти мимо, и тоже использовали этот случай для пропаганды своих учений, породив множество безумных суеверий.
  Со временем, большинство слуг-вампиров было истреблено. Выжили только наиболее умные и приспособленные. Они заметили, что свет солнца ухудшает их зрение, истощает силы, преумножает муки жажды, поэтому отказались выходить в дневное время. Днем они зарывались глубоко под землю и проводили там все то время, пока яркие солнечные лучи освещали землю. Им не нужны были воздух и вода, а мощь мускулов способна была крошить гранит как масло.
  А где лучшее место, чтобы залечь на дно? Конечно, на кладбище. Разве нормальному человеку придет в голову разрыть чью-нибудь могилу?
  А поверья распространили именно грабители могил. Раньше людей часто хоронили вместе с различными ценностями. Эти чудовища из рода людей раскапывали могилы, открывали крышки гробов и видели бледное, грязное, заросшее волосами тело в лохмотьях. В следующее мгновенье слышался только постепенно срывающийся вой жертвы, хруст костей, да жадные глотки и сопенье вампира. Те, кто смог унести ноги и распустили слухи о гробах и кладбищенской земле. Да и внешнее описание вампира с тех пор напоминает больше лешего или оборотня. К сожалению, на кладбищах не было душа, кондиционера и сменной одежды. - Закончил Лео и внимательно посмотрел мне в глаза.
  Наверное, он хотел оценить, насколько шокировал меня своим рассказом.
  Но я напротив ощущала неутихающий интерес, как будто передо мной слегка приподнялась завеса, отделяющая его зачарованный мир от моей обыденности.
  Только сейчас я заметила, что сижу в кровати, подогнув колени, обхватив их руками и всем телом подавшись в сторону Лео, безмолвно внимая его рассказу. Во все время повествования он смотрел в какую-то видимую только ему одному точку над моей головой, в его глазах отражалась вековая мудрость вселенной и плясало загадочное изумрудное пламя.
  Он не осуждал ни вампиров, ни людей. Он был выше этого. Я вздохнула и провела рукой по волосам, стряхивая наваждение.
  - Это и правда было? В самом деле? - Скорее выдохнула, чем произнесла я.
  - Может быть да, а может, и нет. - Лаконично ответил Лео. - Но в нашем мире такая легенда существует. И это лишь одна сторона медали, а ведь есть и другие...
  - Почему Тор не остановил эту женщину? Разве он не знал, что она поступает неправильно?
  - Думаю, он знал. - Голос вампира прозвучал необычайно грустно и задумчиво. - Но любовь, не то чувство, где есть право выбора. Любимых не выбирают. Мы только можем оберегать их, любить их до конца и отомстить за них.
  Да, любимых не выбирают. Я бросила короткий взгляд на лицо своего любимого, который снова смотрел в книгу. Как же тяжело находиться с ним вот так и не иметь права даже намекнуть на то, что гложет тебя, горит в сердце, не дает уснуть...
  - Значит, вы не спите? - Решила я подвести итог.
  - Нет, но мы можем впадать в дрему. Состояние, когда все процессы в организме замедляются, расход энергии снижается до минимума. Так мы можем существовать веками. Но проснуться сами после такого 'сна' чаще всего не можем. Только запах, вкус крови может пробудить нас. И тогда все живое на большом расстоянии будет истреблено, потому что первым делом просыпается инстинкт самосохранения, то есть жажда, а потом уже с тобой поздоровается разум, и будет сокрушаться о том, что натворил или, что более вероятно, просто постарается скрыть следы оргии чем-то вроде стихийного бедствия и скроется под шумок.
  - Почти как медведи.
  - Что? - Веселые огоньки полыхнули в изумрудах.
  - Ну, медведи... - Я неуклюже попыталась объяснить. - Они ведь не едят людей, но после спячки такие голодные, что и на человека напасть могут...Так Тор все еще жив?
  - Возможно. - Лицо Лео снова приняло серьезное выражение.
  - Одинокий, не способный проснуться, беспомощный, покалечивший столько жизней...
  - Тебе жаль его?
  - А тебе нет? По-моему он в легенде - первая жертва, только он потерял все. Смысл жизни, самоуважение, честь. Если б у него был хоть кто-то, кто подсказал, что месть не выход, что подругу можно остановить, что жизнь не окончена...
  - Все, кому раньше приходилось слышать эту легенду, сочувствовали людям. У тебя необычное мышление.
  Он смеялся. Очевидно, все, что выводило меня за рамки 'обычного', вызывало у него довольную улыбку.
  - С какой стати им сочувствовать?
  - Они потеряли своих детей.
  - Люди. Они стояли как стадо баранов в стороне, пока ведьма одного за другим похищала и мучила их малышей.
  - Они боялись.
  - Если б самый-самый сильный вампир украл у тебя самое дорогое существо на свете, ты бы остался сидеть на месте? Ничего бы не сделал?
  Лицо Лео потемнело, тело невольно напряглось, черты лица заострились, а в изумрудной зелени полыхнули красные искры.
  - Я бы порвал его на миллион кусочков и развеял их по ветру. - Скорее прорычал, чем сказал он. В негодовании его лицо было еще прекрасней. Я представила, как он мчится сквозь пространство, с легкостью сокрушая все преграды, к той, кого любит. Не ко мне. На душе стало горько, хоть разум и твердил, что от союза человека и вампира добра ждать не приходится... Взяв себя в руки, я отрешилась от этого видения.
  - Вот и посуди сам, как сильно любили они своих детей. Радует, что, в конце концов, люди додумались-таки объединиться и справились с вампиршей. Но что дальше? Они выпили ее кровь. Они сами стали подобны вампирам. Это отвратительно!
  - По-твоему пить кровь отвратительно? - Усмехнулся он.
  - Нет. Если такова твоя природа. Нельзя судить льва за то, что он съел зайца, чтобы выжить. Те люди ненавидели вампиров за то, что они пьют кровь, а потом, когда подвернулась возможность, сделали то же самое. У них вообще стыд есть?
  - Ладно. Но чем все-таки Тор заслужил такую защитницу?
  - У него были принципы, ты сам говорил - не брать больше, чем необходимо. Но он отступил от них ради любимой, а ты способен на это?
  Почему-то ответ на этот вопрос стал так важен. Леонардо задумался, неосознанно постукивая указательным пальцем по столу и нахмурившись.
  - Боюсь, что да. Выходит я такой же безумец как тот Тор.
  В его словах прозвучала неприкрытая горечь.
  - Это обнадеживает.
  Он поднял голову и взглянул на меня как смертельно больной, которому дают надежду на спасение. Так трогательно. Я улыбнулась уголками губ, чтобы не смутить его. И ответила на безмолвный вопрос.
  - Это значит, что ты жив.
  - Жив?..
  - Будь то любовь или ненависть, радость или отчаяние, любое сильное чувство делает тебя живым, настоящим. Убивает только равнодушие.
  - Интересная точка зрения. А что ты думаешь, на счет души?
  - Она бессмертна и есть у каждого. - Выдала я скороговоркой, точно по заученному.
  - Уточню, что ты думаешь о душе и вампирах?
  - Разве не душа отвечает за чувства?
  - Так считается.
  - Что ты сейчас чувствуешь?
  - Смятение, облегчение, надежду, сомнение, благодарность и еще множество пограничных оттенков.
  - Ничего себе диапазон. И ты считаешь, что у тебя нет души? - Усмешка одновременно тронула наши губы.
  - Не знаю, что и думать. Я привык быть уверенным в своих убеждениях. А ты просто переворачиваешь все с ног на голову.
  - Мне кажется, - произнесла я, с наигранно глубокомысленным видом подняв вверх указательный палец, нарочито сильно картавя и растягивая гласные, - вам, сэр, просто не хватает человека, который бы оспаривал ваши убеждения. Они в корне устарели. Простите, сэр. Поэтому, уважаемый сэр, не ешьте меня, я вам еще пригожусь.
  Лео смеялся чуть не до слез как мальчишка до того заразительно, что вскоре я не выдержала и присоединилась к нему.
  - Что это было? - Он все еще не успокоился и то и дело посмеивался.
  В этот момент я почувствовала, как железный пояс, стягивающий его сердце, дал слабину и на волю вырвался настоящий Лео, жизнерадостный уверенный в себе юноша. Движения его стали более свободными, естественными, хотя и не потеряли при этом ни малейшей толики грации, иногда они были настолько быстрыми, что глаз с трудом улавливал очертания движущейся руки. Его лицо разгладилось, освободившись от гнета забот, а ясная мальчишеская улыбка с едва заметными ямочками на щеках и теплый оттенок глаз словно магнитом притягивали к себе взгляд.
  - Ничего... - Смущенно потупилась я под его взглядом, покраснев от того, что слишком откровенно разглядывала любимое лицо. - Тебе так намного лучше.
  Не знаю, что на меня нашло, когда я решилась на столь смелое высказывание. Наверное вид смеющегося Лео окончательно вскружил мою неразумную голову и я не нашла ничего лучше, чем броситься из огня в полымя.
  - Как так? - Блеснув глазами, переспросил вампир.
  - Не знаю как сказать...Так по домашнему. Естественно и слегка небрежно. По-человечески.
  Слишком поздно. Мои слова чем-то задели его, и улыбка сменилась привычной серьезностью.
  - Я что-то не так сказала?
  Ко мне разом вернулась вся нерешительность, я уже проклинала свой язык, вернувший нас с небес на землю. Но сказанного не воротишь...
  - Ничего. Но я не могу позволить себе быть небрежным. - Ответил мне ледяной безразличный голос, от которого мороз прошел по коже. Как же быстро может меняться его настроение! - Ложись спать. Уже почти утро, а завтра тебя ждет не самый легкий день. Не выспишься - пеняй на себя.
  Строгость учителя, говорящего с глупым учеником окончательно меня расстроила. Я резко повернулась к нему спиной и закуталась одеялом.
  Не понимаю, как можно быть таким замечательным, веселым и открытым в один момент и замкнутым, отстраненным и раздраженным в другой! Хотя, тут я не права, открытым он не бывает никогда. Такое чувство, что я знаю его всю жизнь и при этом не знаю о нем совершенно ничего.
  Осознание такого простого факта болезненно сжало мое горло. Я хотела обнять его, держать за руку, целовать, хотя бы по-дружески, в щеку, но даже этой малости мне было не дано. Каждый раз, как я до него дотрагиваюсь, у меня появляется ощущение, что ему это совершенно не нравится, и он только из вежливости не шарахается от меня как от проклятого духа.
  Нет, напомнила я себе. Разве не достаточно того, что он позволяет мне быть рядом с собой, видеть свою улыбку. За все время нашего знакомства он не сделал мне ничего плохого, разве этого мало? Мало. Прозвенел колокольчиком внутренний голос. Но это лучше, чем ничего.
  А отец... Добрый, заботливый, умный, иногда строгий. Таким я его видела каждый день. Я была слепо уверена, что знаю о нем все, а сейчас невольно чувствовала себя преданной. И мне было стыдно за это чувство. Отец ведь не лгал мне, он просто избегал разговоров о своем прошлом до встречи с мамой. Он всегда говорил 'мы', или 'мы с твоей мамой', но никогда 'я'. Словно давая понять, что его жизнь началась именно с того момента, когда он мельком заметил в толпе на площади захолустного городка необычные светло-зеленые глаза и был так зачарован их сиянием, что последовал за их обладательницей до конца своей жизни. Почему я раньше этого не замечала?
  Вот такие они, мужчины в моей жизни. Все что-то от меня скрывают.
  Не важно. Завтра. Уже завтра, нет сегодня, я все узнаю.
  Пригревшись под мягким одеялом, я почувствовала уютное спокойствие, усталость от длинного вечера взяла, наконец, свое, и я забылась глубоким исцеляющим сном.
  
  
  Глава 18
  
  Проснулась я с первыми лучами солнца, которые, прорвавшись сквозь тяжелые занавеси цвета бордо, тусклыми красноватыми бликами упали на одеяло.
  Я рывком села в кровати.
  - Лео?
  Но, нет. Кроме меня в комнате никого не оказалось. Чувство облегчения от этого обстоятельства смешалось с разочарованием. Зато у меня появилась возможность осмотреть его комнату без посторонних глаз. Возможно, вещи расскажут мне больше, чем их скрытный владелец.
  Я откинула край одеяла и, пройдя босиком по высокому необыкновенно мягкому ворсу ковра, подошла к вытянутому стрельчатому окну и раздвинула тяжелые портьеры. Солнечный свет радостно ворвался в комнату, а от наполовину разрисованного сказочными морозными узорами окна повеяло зимней прохладой, которую не в силах были сдержать даже толстые пластиковые стекла.
  Солнце всегда поднимало мне настроение. Вот и сейчас я ощутила прилив сил и вдохновения. Сладко потянувшись в его ласковых лучах, я принялась за выполнение задуманного.
  На столе все еще лежала массивная книга в потертой красно-коричневой обложке.
  - 'Уильям Шекспир. Пьесы' - Прочитала я ее заглавие.
  Закладкой служил листок нашей с Лео переписки, еще вчера лежавший на прикроватном столике, она была примерно посередине тома. Я раскрыла книгу по закладке: 'Отелло'.
  Грустная трагедия. Несмотря на превосходный слог и интересное повествование, я не стала бы перечитывать это произведение дважды. Оно оставляло после себя на душе неприятный осадок. Вот что случается, когда человек решает быть мерилом и судьей, не ведая о тайнах человеческого сердца. Разве можно с такой легкостью приговорить кого-то, тем более любимого, к смерти? Ведь случись что-то, ты уже не сможешь вернуть умершего к жизни. Из этой книги я вынесла только один урок: никому нельзя слепо верить.
  А что искал в этих пьесах Лео? Что он о них думает? Хотела бы я знать. А быть может, эта книга просто бросилась ему в глаза, и он выбрал ее только для того, чтобы занять себя в долгие ночные часы. Теряясь в догадках, я положила книгу на место, подошла к высокому деревянному шкафу с открытыми полками и принялась с интересом просматривать коллекцию дисков.
  Внезапно дверь с тихим щелчком отворилась, вошел Леонардо, нетерпеливо и очень быстро разговаривая по сотовому. Он появился в комнате настолько стремительно, что я испуганно вздрогнула и застыла у полок с коллекционным диском 'Биттлз' в руках, беспомощно глядя ему в глаза.
  От неожиданности парень так и замер на пороге с телефоном у уха. Я же, попав в капкан его взгляда, была словно парализована, лишившись всякой воли и способности двигаться. Медленно, очень медленно Лео опустил вниз руку с сотовым и сбросил вызов, не обращая внимания на то, что голос в трубке продолжал говорить. Его тело напряглось как перед прыжком, я видела, как заиграли мускулы под тонкой тканью черной футболки, в глазах заплясали опасные алые блики, постепенно вытесняя темную зелень, а усиливающаяся с каждой секундой бледность его кожи лишь подчеркивала их кровавый оттенок.
  Я всем телом ощутила как его жадный ласкающий взгляд охватил мои стройные ноги, тонкую талию, грудь и остановился на шее. Я задыхалась от незнакомого прежде волнения, а сердце отбивало барабанную дробь. Но страха не было, только восхищение. Леонардо напоминал огромную гибкую пантеру, готовую к прыжку, он был великолепен. Мертвенная бледность лишь подчеркнула врожденное изящество черт.
  Как завороженный он смотрел на меня. Он хотел меня коснуться, выпить мою кровь, все его существо требовало это. И я тоже хотела этого.
  Первый шаг к нему сделала я. И остановилась, так как красивое лицо Лео исказилось судорогой.
  - Нет! Не подходи! - Даже его голос изменился, как будто со мной сейчас говорил не Леонардо, а некто незнакомый, повелитель тьмы, с голосом, проникающим прямо в душу и гулким эхом отдающимся там.
  Лео зажмурился, прикрыв сияющую красноту необычно темными ресницами. В его руке жалобно хрустнули останки раздавленного телефона.
  Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя.
  Наконец, проведя пальцами по пышной шевелюре, он взглянул на меня глазами, которые теперь были бы больше похожи на человеческие, если б не слишком яркий, неестественный блеск темно-зеленого, сменившего пурпур.
  - На минуту ... я потерял контроль. Какого черта тебе надо было слоняться с утра пораньше по комнате почти голышом?! - В его голосе послышалось неприкрытое раздражение. - Оденься, и спускайся в гостиную - доставили завтрак. Я буду ждать тебя внизу.
  С этими словами он повернулся на месте и вышел, захлопнув за собой жалобно задрожавшую на петлях дверь.
  Пораженная до глубины души, я не нашлась, что ответить и принялась поспешно натягивать свои джинсы, а вместо пушистого свитера надела белую приталенную рубашку, которую по счастливой случайности запихнула вчера в рюкзак вместе с футболкой. Отопление отлично работало, и не было смысла париться целый день в теплой вязаной кофте.
  По мере того, как я одевалась и зачесывала непослушные кудри в хвост на затылке, ко мне начало приходить осознание.
  Происшествие заняло минуты две-три, не больше, а мне показалось, что прошла целая вечность. Если б не самообладание Лео, неизвестно чем бы все закончилось... Эта мысль крепко засела в моей голове.
  Ведь я сама, сама хотела подойти к нему! Эта тяга была похожа на затянувшуюся сладостную пытку. Как будто жажда вампира передалась мне, текла в моих жилах и притягивала к нему, только к нему, непреодолимым магнетизмом.
  Забыть, иначе... Это сведет меня с ума. Даже сейчас на коже я чувствовала его прожигающий взгляд. Искушение было слишком велико. Нет, хватит думать об этом. Я уже решила, что сегодня буду сильной и выдержу все. Потому что я дочь своего отца. Я его не разочарую.
  Решив для себя так, я одернула смявшуюся на груди рубашку и, прилепив к лицу свою самую спокойную улыбку, вышла из комнаты.
  Коридор восточного крыла. В последний раз я проходила здесь, точнее меня вели, так как ноги отказывались слушаться и были способны только спотыкаться на ровном месте, когда мы с Майей спускались в гостиную, чтобы познакомиться с большой семьей Лео. В тот раз я была настолько напугана и сбита с толку, что не воспринимала ничего вокруг, даже огромный розовый слон показался бы мне естественной деталью интерьера.
  Сегодня я с восторгом оглядела широкие дубовые панели на стенах, светильники в форме свечей, словно маленькие лампады, освещающие картины известных мастеров, в основном пейзажи. Среди них я с изумлением увидела две картины Айвазовского - эти пропитанные солнцем морские просторы ни с чем не спутаешь. Удивительно обнаружить такое сокровище в нашем захолустье...
  Неслышно ступая по высокому ворсу роскошного ковра, я вышла в гостиную и медленно спустилась по лестнице.
  Леонардо ждал меня там, сидя на большом диване и читая свежую газету. Нью-Йорк пост, кто бы мог подумать, что им доставляют газеты с другого конца света. Спрашивается, зачем?
  - Привет. - В тишине мой голос прозвучал неуверенно.
  Вместо ответа Лео, не отрывая глаз от газеты, кивнул на стол.
  - Угощайся.
  Такое чувство, что ресторан доставил к нему на дом все меню, таким количеством тарелок был заставлен стол.
  - А ты? - Спросила я прежде, чем успела подумать.
  - Я уже...поел. - Он окинул меня странным взглядом, отчего по коже пробежали мурашки, и тут же уткнулся обратно в газету. - Не хотелось портить тебе аппетит. Рейнард прибудет в течение часа, поэтому тебе лучше поторопиться.
  Я промолчала и осторожно приподняла крышку с ближайшего блюда. Сочный бивштекс. Немного тяжеловато для завтрака, но силы мне понадобятся. Вооружившись вилкой, я огляделась и удобно устроилась, подогнув под себя ноги, в синем кресле под лампой-фламинго. Оно находилось в тени, и отсюда было удобнее всего наблюдать за Леонардо.
  Его точеные черты неизменно притягивали взгляд, и я могла, не привлекая его внимания, наслаждаться созерцанием совершенства. Я хотела запомнить, вытесать в граните памяти любую деталь этого мирного утра наедине с дорогим существом.
  Черные ресницы оттеняли глубокий изумрудный блеск его умных глаз, темные брови слегка хмурились, создавая маленькую морщинку беспокойства на лбу. Твердо сжатые безупречные губы.
  Наконец, Лео закончил чтение, сложил газету и кинул на край стола. Элегантное привычное движение. Когда его взгляд обратился ко мне, я мигом уставилась на содержимое тарелки и с удвоенным аппетитом принялась поглощать еду.
  Услышав его теплый смех, я вздрогнула от неожиданности и робко взглянула на парня. В его улыбке застыла горечь. Сердце пропустило удар.
  - Ты полна жизни.
  - Что?.. - Не поняла я.
  - Даже явление жуткого вампира с самого утра не портит твой аппетит.
  - Не обольщайся, ты совсем не жуткий. - Ответила я ему в тон.
  - Многие могли бы с тобой поспорить. - Заметил он и, не давая мне времени на возражения, продолжил. - Я хотел бы извиниться за то, что случилось. Я должен был постучать в дверь, прежде чем войти. Но, когда я уходил, ты спала, и я побоялся тебя разбудить. А потом ... потерял контроль.
  Лео напряженно с волнением и беспокойством вглядывался в мое лицо, словно ожидая, что я наброшусь на него, обвиняя во всех смертных грехах. Странно и больно было слышать его извинения. Говоря как можно более искренне, я постаралась его успокоить:
  - Все в порядке. Ничего страшного не произошло.
  - Как все может быть в порядке?! - Леонардо порывисто поднялся и неслышно начал мерить ногами пол, мечась, как зверь в клетке, иногда его движения были настолько быстры, что мой взгляд мог видеть только размытое пятно на его месте. - Это невозможно! Я отвечаю за тебя перед твоим отцом, перед Рейнардом, перед тобой, в конце концов! Ты должна ненавидеть меня.
  - Н-но я не могу... за что? Ты ничего не сделал... Подумаешь, смутился на пару минут...Я сама не должна была шастать по чужому дому едва одетой.
  Я действительно не могла понять причину его гнева.
  - Твоя жизнь была на волоске. Я не ощущал подобной жажды с момента изменения. Тебе просто повезло, что в последние доли секунды я смог остановиться. Ты хоть понимаешь, что одно прикосновение моих клыков изменит твою жизнь навсегда! А у меня нет никакого права на это! И ты говоришь, что все в порядке!?
  Это было что-то новое, немыслимое. Вампир напряженно замер у самой двери, сжав косяк с такой силой, что по нему пошли длинные глубокие трещины, словно не решаясь обернуться и посмотреть на меня.
  Ему было плохо, а мне было плохо из-за того, что плохо ему. Его эмоции, наконец, вырвались из-под плотного покрывала самообладания, раскрыв истинное лицо Лео. Человеческое лицо. Уязвимое.
  Я больше не могла сидеть и смотреть на его терзания.
  С легким стуком, поставив на столик пустую тарелку, я поднялась, подошла к нему и, повинуясь внутреннему импульсу, обняла сзади, прижавшись горячим лбом к ощущавшейся через футболку каменной прохладе его спины. Лео вздрогнул от прикосновения, но не оттолкнул меня.
  - Все хорошо, все будет хорошо... Ты поборол свои инстинкты один раз и не поддашься им никогда. Потому что ты сильный. Потому, что я верю тебе.
  Очень медленно и осторожно Леонардо выпустил из руки треснувшее дерево, при этом на пол осыпалось несколько мелких щепок, бережно отвел мои руки и развернулся ко мне лицом.
  - Ты никогда не изменишься. - От его нежной улыбки у меня в душе что-то перевернулось, по телу разлилось сладкое пламя. - Когда же ты поймешь, что даже быть рядом со мной опасно?
  - Я не хочу меняться. - Мой шепот прерывался.
  - Это не повод забывать об осторожности. - В голосе Лео звучали очаровывающие бархатистые нотки. Его правая рука поднялась и поправила непослушный локон, выбившийся из моего хвоста.
  - И доверии.
  - Я его не заслуживаю.
  - Мне все равно.
  Его взгляд обжигал мое лицо и губы, вызывая ответный огонь в крови. В этот миг весь мой мир сосредоточился на Леонардо. Его страстный взгляд, лаская, заставляя глубже дышать, прошелся по моему лицу и замер на губах. Это было чудесно, похоже на поцелуй, нематериальный, легкий, словно прикосновение крыльев бабочки. Мы не касались друг друга, хотя и стояли очень близко друг к другу близко, я боялась вздохнуть, пошевелиться и разбить очарование.
  Руки Лео очень осторожно обвились вокруг моей талии и притянули меня к нему, от его пальцев словно протянулись огненные струны, в то время как взгляд его, не отрываясь, следил за мной, пытаясь разглядеть, угадать малейший намек на отказ, отрицание или неприязнь. Он будто проверял насколько далеко может зайти, не вызвав моего отвращения или гнева.
  'Как ребенок, тянущийся к конфете', пришло на ум неожиданное сравнение. Я подавила смешок. К моему удивлению, Леонардо тоже тихо засмеялся.
  - Что такое?
  - Ничего.
  Ничего? Обнимает девушку и смеется, а на вопрос почему, ответ только один - ничего! Нормально. Захотелось оторвать ему уши.
  - Прости, прости. Просто в твоей голове всегда такие неожиданные и забавные образы. Оторванные уши вампира, действительно жестоко. - Вновь рассмеялся он.
  - Погоди, как ты узнал? Ну, в смысле, если бы ты умел читать мысли, я б давно заметила... Ты ведь не?..
  По моей спине пробежал холодок страха. Только не это! Тогда получается, что он знает все, что я к нему испытываю! Это просто непостижимо! И коварно.
  - Не думаю, что кто-то в мире в состоянии читать весь тот бардак, что зовется нашими мыслями. Да он за пять минут с ума сойдет. - Сострил Леонардо, с напускной серьезностью глядя на меня сверху вниз.
  - Вот видишь, ты даже знаешь, что искать его нужно в психушке. - Прошептала я, нервно покусывая нижнюю губу. - И все же, как?..
  - Природное чутье?
  - Ну, все. - Я попыталась вырваться из его объятий, но он не отпустил.
  - Постой. Я расскажу, только постой так еще немного.
  - Зачем? Ты все равно играешься со мной как кошка с мышью.
  Он тяжело вздохнул:
  - Потому, что ты единственный человек, к которому я могу нормально прикасаться. - Столкнувшись с еще одной волной моего удивления и недоумения, Лео пояснил:
  - Я могу чувствовать, ну или видеть, так, наверное, точнее, образы мыслей человека, которого касаюсь. Не все, лишь самые оформленные и яркие. И всегда могу сказать, лжет человек или говорит правду.
  - И все? То есть ты видишь не все? Только самую малость?
  - Конечно. И я не виноват, это происходит против моей воли.
  Внутренне я вздохнула с облегчением - он не знает, ведь даже в воображении я не смела представить его рядом с собой. На смену страху пришло неизменное любопытство.
  - Поэтому ты избегаешь толпы? И не любишь, когда касаются твоей руки?
  - На счет толпы ты права. Обычно сама моя аура не позволяет людям приближаться ко мне слишком близко. Инстинкт самосохранения говорит им, что в пищевой цепочке мы стоим выше их. Но толпа... Она безумна, как стадо овец, бегущее от волка в пропасть.
  - Почему тогда ко мне ты можешь прикасаться?
  - Сам не знаю. Может все дело в твоем образе мыслей или что-то в твоей голове тикает именно так, как мне нужно...
  - Не понимаю...
  Приятно было услышать, что для Леонардо я не такая как все остальные люди, только вот причина этого была весьма туманна. Хотелось бы услышать что-нибудь более определенное, но я решила, что не стоит дальше развивать щекотливую тему, тем более что в голове рождались все новые и новые вопросы.
  - А перчатки? Ты не пробовал их носить?
  - Конечно, пробовал. Только какой толк в тоненькой полоске кожи, рвущейся при малейшем твоем движении? - Усмехнулся он и с явным удовольствием провел рукой по моей щеке, точнее обвел ее контур, так и не коснувшись кожи. Как дуновение ветерка.
  - Ты прекрасный цветок. - Его лицо вдруг помрачнело. - Но если сорвать цветок, то, как бы я его не берег, он завянет.
  С этими словами рука Лео безжизненно опустилась и он, освободив меня из своих объятий, прошел через прихожую к входной двери. Оставшись без его поддержки, я ощутила неприятный холодок одиночества.
  - Для нас обоих будет лучше как можно меньше времени проводить вместе. Не стоит расслабляться. - Он произнес это своим обычным холодно-безразличным тоном, ясно давая мне понять, что все произошедшее до сей минуты мне стоит выкинуть из головы.
  Боль. Острая боль пронзила меня, но я подавила все ее внешние проявления и с мрачным спокойствием ответила:
  - Ты прав.
  Я не понимала тогда, что он имел в виду. Но гордость заставила с ним согласиться. Он имел надо мной слишком большую власть, и это пугало. Безответное чувство захватывало самые глубокие струны моей души, и, если дать ему волю, то оно с головой затянет меня в омут, из которого нет возврата. А я не хотела зависеть от кого бы то ни было.
  Хотя, наверное, мне было уже поздно думать об этом. Даже после всех его откровений, Лео заставлял меня понять, что я не нужна ему, отчего каменело сердце, и тоска превращала душу в глыбу льда.
  Водоворот событий бурным потоком нес меня вперед и, зачастую, у меня просто не было времени осмыслить все происходящее. Принимать мир таким, какой он есть. Этому меня учил отец. Но чем больше приподнималась завеса над обратной стороной обыденности, тем труднее мне было продолжать жить обычной жизнью. Как будто нить, связующая меня с реальностью, какой ее видят нормальные люди, медленно, но верно обрывалась, унося мой любопытный разум в мир тайн, загадок и призраков прошлого.
  И все же, это был мой сознательный выбор, поэтому я ни о чем не сожалею.
  
  
  Глава 19
  
  Снаружи послышался приглушенный звук мощного мотора, и на подъездной дорожке раздался скрип заледеневшего снега.
  Через пару секунд Леонардо распахнул дверь, и туда как снежный вихрь с радостным криком ворвалась экзотическая птичка:
  - Диана! Сладкая наша, я тебя за версту почуяла! - Ко мне, стремительно раскрывая объятия, подлетела Майя. Я уже было попрощалась с жизнью, но, когда нас разделяли всего несколько дюймов, она резко остановилась, обдав меня вихрем морозной свежести.
  - Ой, прости! - Улыбнулась она и, едва коснувшись, чмокнула меня в щеку. Ее волнистые волосы были стильно зачесаны назад, поверх черных облегающих брюк и топика была накинута короткая кожаная куртка. Шпионка отдыхает. - Я так рада тебя здесь видеть! Не представляешь, сколько раз я просила этого упрямца пригласить тебя на уикенд, а он только пожимал плечами... Зато едва стоило нам уехать, как он тут как тут. Бессердечный единоличник!
  Вслед за ней, скрестив руки на груди и насупившись, прошествовала Адель, выглядевшая как прекрасная миниатюрная фарфоровая куколка в короткой белой с капюшоном шубке и распущенными по плечам блестящими светлыми кудрями. Увидев меня, она еще больше помрачнела и злобно сверкнула глазами.
  Последним, подмигнув Лео, вошел Дэвид.
  - Прости, брат. Она сегодня как с цепи сорвалась. - Неуловимым движением бросив на столик в прихожей ключи от машины, он широким шагом прошел в дом. Его длинные волосы были заплетены в сотню тонких косичек, собранных на затылке в хвост. Одет он был как рокер на выезде.
  - Мы вас не ждали. - Без единой эмоции произнес Лео, закрывая за ними дверь, но, так и не отходя от нее.
  - О, так мы снова вам помешали? - Улыбнулась Майя, сосредоточенно поправляя прическу перед маленьким золотистым зеркалом в прихожей.
  - Нет, что ты...
  - Конечно, нет. - Безапелляционным тоном заявил Леонардо, не давая мне и рта открыть. Стало обидно, как будто он прямым текстом давал всем понять, что сама мысль о том, что мы можем быть вместе абсурдна. Одно дело думать так, но совсем другое слышать, как это произносит любимое существо.
  - Ты безнадежен. - Майя сокрушенно вздохнула. И тут же переключилась на другое. - Ох, сколько тут человеческой пищи. Кстати, нам тоже не помешает перекусить. Несколько придурков затеяли драку, и нам пришлось выжать все запасы, чтобы не объяснять им, что кровь из носа и разбитые кулаки - отнюдь не невинное развлечение. - Поспешно прощебетала она, заметив с каким, одновременно жадным и неприязненным, взглядом следит за мной Адель. Она мгновенно взяла девушку под руку и увлекла за собой на кухню.
  В гостиной сразу стало намного тише и спокойней.
  - Как концерт? - Ради приличия поинтересовался Лео, хотя любому было бы понятно, что ему это не интересно.
  - Ничего особенного. Честно говоря, я ожидал большего. Бас-гитарист по пути попал в аварию, а его замена ни на что не годилась. Мы и одного дня там не продержались, да и, как уже сказала Майя, их фанаты были чересчур агрессивными. - Дэвид уже расположился на диване с газетой, которую чуть раньше прочитал Лео. - М-м, грядет очередной кризис на рынке ценных бумаг. Надо будет покопаться на бирже.
  Я почувствовала себя не в своей тарелке: эти существа, едва узнав меня, приняли в свой круг без лишних вопросов и уже вели себя так, будто мы сто лет знакомы. Мне стало не по себе от такого доверия - я уж точно не из тех, кто доверяется первому встречному.
  Я тихо прошла через гостиную и присела на подлокотник кресла, изредка поглядывая на Лео, который словно страж опустив голову и скрестив на груди руки, неподвижно замер у входной двери.
  В комнате воцарилась тишина, нарушаемая только шелестом перелистываемых страниц газеты. С каждой секундой мое внутреннее напряжение возрастало.
  Где же Рейнард и Ориана? Лео сказал, что они скоро приедут, а время все идет.
  Как на зло, в комнате, да и, наверное, во всем этом доме я не заметила ни единых часов. Ну что это такое? Ведь в каждом доме просто обязаны быть часы! Их тиканье всегда разбавляет безмолвие. Сколько же времени прошло? Час? Два? Я уже готова была встать и сделать или сказать хоть что-нибудь, лишь бы прервать затянувшееся молчание, как вдруг Лео резко вздернул подбородок, прислушался к чему-то слышному лишь ему, и, развернувшись, рывком распахнул дверь.
  На пороге, протягивая руку к дверной ручке, стоял Рейнард, я сразу узнала его фигуру. Другой рукой он поддерживал за талию Ориану - даже со снегом в слегка растрепанных длинных золотых волосах она была похожа на сказочную богиню весны.
  - О, и вы вернулись? Почему так рано? - Прибежала на звук открывшейся двери Майя, за ее спиной, попивая из высокого бокала красную жидкость, замерла Адель.
  - И тебе здравствуй. - Улыбнулась ей Ориана, проходя в дом, который с ее появлением как будто оживился и потеплел.
  Я заметила как Лео, серьезно глядя на Рейнарда, сдержанно кивнул в ответ на безмолвный вопрос в его взгляде.
  - Что вас так задержало? - Спросил он.
  - На обратном пути машина попала в пробку, дорогу замело. Пришлось бросить мустанга и устроить пробежку. - Губы Рейнарда спокойно улыбались, в то время как его внимательные карие глаза пристально рассматривали меня.
  - А мне даже понравилось. Здешние леса под снегом просто замечательны. Дикие места, нам нужно почаще выбираться на природу. - Поддержала его Ориана.
  - Надо будет как-нибудь устроить там свидание. - Заметил Рейнард полушутя-полусерьезно, и, обращаясь к Леонардо, добавил: - Не волнуйся, нас точно никто не видел.
  - Не сомневался, ты всегда осторожен.
  При стремительном появлении Рейнарда и Орианы я невольно поднялась со своего места. Сердце забилось быстрее. Скоро, очень скоро я получу ответы на все вопросы. Но что же такого я могу узнать, что не может мне рассказать Леонардо без Рейнарда? Неужели это также важно для них, как и для меня? Не может быть. Ведь это мне ничего не известно о своей собственной семье.
  Испытующий взгляд Рейнарда смутил меня, он как будто сомневался в чем-то. Я хотела сказать, что не подведу его, что достойна его доверия. Но слова не желали срываться с языка.
  - Вы так и не сказали, зачем вернулись. - С нажимом протянула Адель, до сих пор с сосредоточенным вниманием следившая за происходящим.
  Ориана, Рейнард, да и все остальные вампиры уставились на Леонардо.
  - Вам не нужно знать об этом. - Холодно заявил он. - Диана, Рейнард, пойдемте в библиотеку. Там мы сможем нормально поговорить.
  Лео уже собирался подняться по лестнице, когда его руку обхватила Адель, почти повиснув на нем.
  - Нет! Ты не можешь! Ты не должен ей ничего рассказывать! Ей не место среди нас! Ты же говорил, что не хочешь...
  - Я уже сказал, что тебе не нужно думать об этом. И какое бы решение я ни принял, тебя оно не касается. - В его голосе я услышала глухие раскаты грома. - Отпусти меня.
  - Адель, дорогая, не трогай Леонардо. - Мягко попросила Ориана, тоже почуявшая, что запахло жареным. Но девушка, как будто не слышала ее, с каким-то горьким отчаянием глядя на Лео снизу вверх.
  - Тогда подумай обо всех нас! Подумай о себе. - Умоляла она. - Ты же знаешь наши законы. Если они узнают...
  - Адель, сколько лет мы живем как семья? И ты еще не поняла? - Не оборачиваясь, серьезно проговорил молодой вампир. - Мои решения не обсуждаются. И не тебе ставить их под сомнение. Хоть ты мне и как сестра, но даже от тебя я этого не потерплю.
  Кажется из всех его слов, больнее всего девушку задело слово 'сестра'. Ее руки беспомощно опустились, и Ориана немедленно притянула к себе ее светловолосую головку, как мать, защищающая своего ребенка.
  Мне стало жаль ее. Вся самоуверенность за один миг слетела с красавицы, и теперь она больше напоминала кудрявого спаниеля, выброшенного хозяином.
  Но, взглянув на Леонардо, я решила промолчать: он стоял с неподвижной маской решимости и безразличия на лице, и только сжатая в твердый кулак правая рука выдавала его напряжение.
  - Есть еще возражения?
  Майя, вместе с обнявшим ее за плечи Дэвидом покачала головой.
  - Мы верим тебе. Что бы ни случилось, мы будем на твоей стороне.
  Леонардо в который раз поразил меня. С этой его стороной мне еще не приходилось сталкиваться настолько близко. Вот только сейчас он говорил как некто, облеченный властью. А остальные вампиры...они признавали его. Слова Майи скорее походили на присягу в верности, чем выражение дружеского расположения. Так кто же он такой?
  Все эти мысли не давали мне покоя, но и не мешали с потаенным восторгом разглядывать его высокую стройную фигуру, напрягшиеся в ожидании вызова мышцы, которые только подчеркивал свободный покрой его футболки.
  Кивнув в знак признательности Майе, Лео начал подниматься на второй этаж.
  Он не включил свет, но тот ему и не был нужен. Я ступала след в след его темному на фоне далекого окна силуэту, пытаясь понять, что же имела в виду и что хотела предотвратить Адель? От чего она нас отговаривала? Чем может быть опасно для них мое прошлое? Мне казалась глупым, переживать так из-за обычного разговора.
  Не спеша, как подозреваю только из-за меня, мы прошли в западное крыло, за второй справа дверью оказалась библиотека. Леонардо открыл дверь и жестом пригласил нас с Рейнардом пройти внутрь. Я молча вошла в комнату.
  Изнутри она была на удивление точной копией библиотеки во дворце Екатерины Великой в Санкт-Петербурге. В любое другое время она привела бы меня в восторг. Деревянные витые лесенки, паркетный пол, два этажа застекленных шкафов и полок, доверху набитых разной степени древности книгами. В центре комнаты - такой же деревянный стол, покрытый белой кружевной скатертью и два высоких удобных стула с вырезанными узорами в виде цветов на спинке и ножках. На подоконнике стояли две драгоценные китайские вазы с завядшими цветами.
  Один из стульев Лео отодвинул для меня, на втором устроился Рейнард, сам мистер совершенство присел слева от меня на первую ступеньку лестницы, ведущей на второй ярус галереи.
  - Простите, я не хотела причинить вам неприятности. Могу я узнать...почему?
  Я чувствовала себя виноватой в срыве Адель, хотя и не понимала с чего бы это.
  - Почему мы ведем себя так странно? Ты ведь говоришь об Адель? - Догадался Рейнард с понимающей отеческой улыбкой на губах. - Эта девочка вошла в нашу семью не так давно, поэтому очень многое за гранью ее понимания. - Хотя в словах Рейнарда и прозвучала снисходительность, несомненно, он был очень привязан к девушке, которую звал своей дочерью. - Леонардо мог бы быть и помягче с ней.
  - Не говори обо мне так, будто меня здесь нет. - Твердым голосом отозвался Лео. Он нарочно сел в тени, где сложно было разглядеть выражение его лица. - Она капризна, избалована и не знает своего места. Это для ее же блага. Если она не будет мне доверять, как ты предлагаешь мне защищать ее? К тому же лучше это ей скажу я, тебе подобные беседы не под силу.
  Значит, если бы Леонардо не остановил истерику Адель, то ей пришлось бы заниматься Рейнарду. С трудом я представила этого спокойного вампира выговаривающим дочери. Да, такие испытания явно не для него.
  - С тобой не поспоришь. - С мягкой улыбкой признал Рейнард.
  - Начнем, пожалуй. - Проговорил Лео.
  - Погодите, вы ведь так и не сказали, почему все это было? Разве нет?
  Рейнард молча взглянул на Леонардо.
  - Тебя не проведешь. - Заметил он уже с долей уважения.
  - А я говорил, чтобы ты не пытался заговаривать ей зубы. - С усмешкой поддразнил его парень.
  - Ладно, ладно. Игры в сторону.
  Лицо Рейнарда омрачилось, когда он обернулся ко мне.
  - Все дело в том, что Адель решила, будто мы хотим произвести обряд посвящения и сделать тебя одной из нас.
  По спине прошел холодок. Не то, чтобы я никогда не думала о подобном, но произнесенные вслух эти слова заставляли сердце сжиматься от страха.
  - Из вас?..
  - Обратить тебя. - Пояснил Лео. - В нашем обществе существует правило, по которому любого предполагаемого кандидата перед обращением должны ввести в курс дела. Традиции, законы, история нашего общества. Они уходят вглубь веков и предназначены лишь для ушей избранных. Это своего рода часть официальной церемонии. На самом же деле, ничего особенного при этом не узнаешь. Своего рода проверка на болтливость.
  - И в чем все-таки опасность для вас?
  - Перед посвящением каждый новичок должен быть одобрен Советом вампиров, и получить официальное разрешение от Клана охотников. Без этих маленьких формальностей обращение становится преступлением.
  - А наказание?..
  - Небытие.
  Да, это слово как нельзя лучше отражало суть дела. Ведь смерть не подходящее слово для бессмертных.
  - Не бери в голову. Мы не собираемся делать ничего противозаконного. - Поспешил успокоить меня Лео. - Я уверен, Ориана тоже уже успокоила Адель на этот счет. Поэтому давайте ближе к делу.
  Я вопросительно посмотрела на Рейнарда, мастерски вращавшего большим и указательным пальцами старинную золотую ручку-перо, до сих пор лежавшую на столе около стопки чистых листов. Он проделывал это настолько быстро, что я могла видеть лишь несколько сверкающих бликов, сливающихся между собой в яркий золотой круг. Оставалось лишь надеяться, что ручка не вырвется из его рук и не прострелит кому-нибудь голову.
  - Прежде чем я расскажу тебе эту историю, - начал он после паузы, - ты должна твердо решить для себя, хочешь ли ты ее услышать. До сих пор ты могла уйти, забыть и выбросить из головы все, что связывало тебя с миром вампиров. Правда может оказаться не такой уж радужной, как ты ожидаешь. Семнадцать лет все-таки слишком рано...
  Я только грустно улыбнулась.
  - Шестнадцать. Но если б я не решила все для себя, то не была бы сейчас здесь. А после того, как моего отца обвинили и назвали предателем, разве можно продолжать плыть по течению? Вы все очень хорошо ко мне относитесь, но я даже не понимаю, чем это заслужила. И почему я не помню Лео? Что нужно от меня охотникам? Вы ведь не заставите меня и дальше, днем и ночью задаваться этими вопросами?
  Я беспокойно ерзала на стуле, ожидая приговора Рейнарда, который, нахмурившись, откинулся на спинку стула. Его точеный профиль застыл в напряжении, словно борясь с внутренними противоречиями. Затем он коротко, пронзительно посмотрел на Леонардо и лишь когда тот утвердительно кивнул в ответ, заговорил:
  - 'Каждый должен знать кто он такой, чтобы уверенно идти по жизни' - так я когда-то сказал Лео. Хоть мне это и не нравится, но я надеюсь, что смогу помочь тебе найти свой путь.
  Он отвернулся и задумчиво посмотрел куда-то вдаль, в одному ему ведомое далекое прошлое.
  - Большую часть этой истории я узнал от твоего отца. Никогда не встречал никого подобного ему. Он был уникален сам по себе: сильный и мудрый, как и твоя мать. Это был первый раз, когда я пожалел, что кто-то является человеком, а не бессмертным, тогда нашу дружбу не смог бы оборвать такой нелепый случай.
  Твой отец, Дин, или Динар, как назвали его родители по одним им ведомой прихоти, родился в семье потомственных охотников. Даже больше - самых прославленных среди них - Стивенсов.
  - Но как? - От удивления, я резко выпрямилась. - Это фамилия Эрика...
  - Я не успел сказать, у твоего отца был старший брат. Эрик - его младший сын.
  - То есть, он - мой двоюродный брат?
  - У твоего отца, вероятно, были причины не говорить тебе об этом.
  - У меня есть брат...родной... - Слово прозвучало так, как будто я примеривала на себя этот факт, как одежду, и не была уверена, что такой фасон мне подойдет. Было трудно сразу принять это как данность. Друг - охотник - брат. С каждым днем Эрик представал передо мной в новом качестве.
  - Ты в порядке? Может, на время прервемся? - Обеспокоено спросил Лео.
  - Нет. Все хорошо. - Выдохнула я и выдавила вежливую улыбку. - Кажется, я уже начинаю привыкать к неожиданностям.
  - Так вот, - продолжал Рейнард, - едва Дину исполнилось три года, их родители погибли, выполняя задание. Мальчикам рассказали только, что убийца был вампиром, а тела были покалечены настолько, что хоронить их пришлось в закрытых гробах.
  Заботу о братьях взял на себя один из Старейшин, опытный охотник, фанатично преданный клану. Естественно, мальчики всей душой возненавидели вампиров и сделали все возможное, чтобы стать для них достойными соперниками.
  Под руководством Старейшины Дин и его брат получили прекрасное образование и подготовку. Но Дин всегда был лучшим, об этом я догадался сам, твой отец никогда не позволил бы себе такого замечания, потому что в итоге именно он первым прошел ритуал посвящения и сразу был назначен лидером группы из трех человек.
  Так началась его личная охота. В нашем мире его прозвали 'Тень', за все время их отряд не провалил ни единой охоты, окружая врага исподволь, заманивая в невидимую ловушку. В итоге вампир сам не замечал, как оказывался побежден и беспомощен.
  Этот человек не рассматривал вампиров как кучку безмозглых тварей, и к каждому заданию подходил очень серьезно. Он изучал о цели все: вкусы, привычки, пристрастия, убеждения, навыки, умственные и физические данные. В конце концов, Дин начинал даже понимать ход его мысли, просчитывать наперед каждое действие. Многим это казалось просто невозможным, одни считали его героем, другие завидовали и говорили, что ему просто невероятно везет. Так или иначе, именно такое его отношение и положило основу пониманию истины: что в мире вампиров и охотников что-то не так.
  Поначалу Дин даже и не думал сомневаться в привитых с детства истинах. 'Клан всегда прав', так он думал. Но по мере увеличения числа успешных миссий, ему становилось все труднее цепляться за свои убеждения. Нередко их команду отправляли для поимки или уничтожения заигравшегося незаконного новообращенного, который сам не понимал, что делал, а, придя в себя и вспомнив совершенное, со слезами на глазах умолял охотников убить его. Попадались и хладнокровные расчетливые вековые убийцы, и спокойные сдержанные вампиры, утверждавшие, что их подставили. При этом Дин чутьем чувствовал, что в их словах есть доля истины: не вязались с характером и ходом мысли приписываемые им зверства. Но долг есть долг, а правила непреложны. Охотникам было запрещено общение с вампирами, ведь, по словам Старейшин, если кровосос не законченный идиот, он использует этот шанс, чтобы зачаровать тебя и, лишив собственной воли, заставит убивать своих же друзей. Поэтому Дин продолжал выжидать.
  Всех вампиров со стажем пугало только одно - плен. Они готовы были драться, как одержимые, лишь бы не оказаться в подземельях оплота клана охотников - крепости Застывшего времени. Дин и сам не раз задавался вопросом, что бывает с плененными вампирами. Друзья-охотники лишь посмеивались над его вопросами за кружкой эля и говорили что-нибудь вроде: 'Какое нам дело? Надеюсь, с них там каждый день шкуру сдирают. Сколько из-за этих тварей наших погибло'. Старейшина же криво усмехался в свою густую бороду, повторяя: 'Всему свое время'. А время шло, и терпение молодого человека с каждым днем истощалось.
  Тогда мы и встретились. В тот теплый осенний вечер мы всей семьей возвращались из оперы. В Ковент-Гарден снова давали 'Кармен' Бизе. Хотелось немного развеяться после трудного переезда, заодно оценить успехи Лондонской королевской оперы. Мы всего пару месяцев назад вернулись в Лондон из Нью-Йорка и по пути от театра, весело смеясь, с интересом обсуждали достоинства мюзикла и оперы, когда заметили, что за нами наблюдают.
  Леонардо, как всегда, первым заметил угрозу:
  - Охотник. Один. - Шепнул он, взглядом указав на маленький сквер, где в свете единственного тусклого фонаря стоял мужчина лет двадцати пяти, не больше, несомненно, один из охотников. Для человека он был отлично сложен, на нем был длинный кожаный плащ, с легкостью маскирующий оружие, хотя черная широкополая шляпа прикрывала его глаза, никто из нас не сомневался: они следили за нами.
  - Смелый парень. - Продолжал Лео. - Он знает, что мы его заметили, но не уходит.
  - Неужели мы в ловушке? - Испугалась Оливия. - Помните, что Энн рассказывала про Тень? Смотрите, у него как раз такое серебряное кольцо на мизинце!
  - Думаю, ты права. Но он пришел с миром. Рокко, Дэвид берите девушек и идите домой. - Скомандовал Лео. - И не волнуйтесь, здесь нет опасности, мы с Рейнардом со всем разберемся.
  
  - Почему ты решил, что охотник, - назвать того незнакомого человека с родными чертами отцом у меня просто язык не поворачивался, - не опасен? - Не выдержала я, бесцеремонно прервав рассказ.
  - Рядом я не чувствовал других охотников, - Спокойно проговорил виновник моего беспокойства. - А этот человек открыто пришел к нам. Еще его руки: он не держал в них оружие, как это положено при захвате. Плюс шестое чувство вампира: он меня заинтересовал.
  - Но ты мог ошибиться! Это было опасно. - Не унималась я.
  - Со мной была моя семья, думаешь, я стал бы рисковать, если б не был уверен в своем решении?
  Его вопрос застал меня врасплох. В чем в чем, а в безответственности я никак не могла его обвинить, краска стыда немедленно залила мои щеки.
  - Извини, я не хотела...
  - Я знаю. Продолжай. - Кивнул он отцу.
  
  - Подождав пока семья скроется из виду, мы направились к темной неподвижной фигуре и становились на расстоянии двух метров от нее.
  Я предложил, было окружить человека, но Лео отмел эту идею: - Мы окажем ему то же доверие, что и он нам, - заявил сын.
  Так мы и стояли друг напротив друга, охотник и два вампира. Думаю, не один я в тот момент чувствовал себя странно. В его темно-карих глазах я не увидел и намека на страх, лишь интерес, вежливый, хоть и настороженный. Внезапно он сделал то, чего я меньше всего мог от него ожидать: он протянул руку Леонардо. Сын удивил меня не меньше, подойдя и пожав ее. Затем настала моя очередь здороваться. Его рука была теплой и крепкой, рука живого уверенного в себе человека.
  - Надеюсь, я вас ничем не оскорбил? - Ровным спокойным голосом спросил охотник. - Я слышал, в вашем обществе положено сначала здороваться с высшими по рангу.
  - Это так, но в вашем обществе принято сначала подавать руку отцу, а лишь затем сыну. Мы соблюдаем эти законы.
  Охотник вдруг улыбнулся, показав ямочки на щеках:
  - Впредь я об этом не забуду.
  - Вы хотели о чем-то поговорить? - Вежливо спросил Леонардо.
  - Да. У меня есть вопросы, которые требуют ответа.
  - И вы хотите получить ответы именно от нас?
  - Да.
  - Вы нам доверяете?
  - А кому вообще можно доверять? - Ответил охотник вопросом на вопрос.
  Теперь пришла очередь Лео улыбаться, что с ним случалось крайне редко.
  - Тогда давайте пройдем в сквер, подальше от неосторожных глаз и ушей. - Пригласил он, на что человек ответил утвердительным кивком.
  
  - Напомни мне, чтоб я никогда не доверял тебе писать свое резюме. - С иронией отозвался сам парень.
  Рейнард в ответ только ухмыльнулся и пожал плечами.
  
  - Признаться честно, - продолжал он, - я с недоумением следил за этим обменом любезностями, и чувствовал себя скорее сторонним наблюдателем, чем участником событий. Лишь позже, уже дома, Леонардо рассказал мне, что этот охотник в одиночку следил за нами около трех суток, с самого дня приезда. Я был шокирован, ведь кроме Лео никто из нас об этом даже понятия не имел. Невольно я был поражен мастерством этого человека, как до этого был зачарован его необычной личностью.
  Итак, мы прошли по дорожкам в глубину наполненного ночной сыростью парка.
  - Теперь мы можем спокойно поговорить. - Произнес сын, повернувшись к охотнику лицом, в то время как я встал сбоку, прислушиваясь к малейшему шороху. - Что привело к нам Дина Андерсен, урожденного охотника, более известного в наших кругах как 'Тень'?
  - Я польщен. - Усмехнулся охотник. - Не думал, что Леонардо Стюарту, урожденному вампиру, предпочитающему жить в тени, известно о моей скромной персоне. Не волнуйтесь об этом, - добавил он, заметив мой острый взгляд, - мои догадки умрут со мной.
  Леонардо и бровью не повел.
  - Вы понимаете, что подписали себе смертный приговор? - Серьезно спросил он.
  - Я - честный человек, а вы - честный вампир, поэтому я выбрал именно вас.
  - Задавайте свои вопросы, но знайте, что от них будет зависеть исход нашей встречи.
  Так началась долгая ночь, по окончании которой вампиры и охотник назвали друг друга друзьями. После этого мы еще несколько раз встречались, даже ходили вместе в театр. Адели тогда с нами еще не было, но все остальные члены семьи сначала с опаской, а затем с радостью приняли Дина в свой круг. Тем более что по части веселых шуток ему не было равных.
  Но то, что мы ему поведали той туманной ночью, не прошло бесследно. Дин стал замечать в клане гораздо больше интриг и странностей, чем раньше. Ему стало намного труднее сдерживать свое негодование и молча выполнять задания, которые теперь превратились в пытку. Одно дело догадываться о чем-то, а другое дело знать, что большая часть твоих заданий нужна вовсе не охотникам, что тебя и твоих друзей просто-напросто используют.
  
  Уже не в первый раз у меня на языке вертелись вопросы, но все слова застревали в горле, словно там стоял огромный ком. Я не могла говорить, думать, только слушать этот спокойный голос, рассказывающий невероятные вещи о моих близких. Несмотря на то, что в комнате было жарко, меня пробирал озноб, и чтобы хоть как-то согреться я сжалась на стуле и скрестила руки на груди, но это мало помогало. Холод рождался и шел от сердца.
  
  - Через некоторое время Дина повысили: он стал Старейшиной. Отказаться означало бы подписать себе смертный приговор, поэтому молодой человек не стал возражать.
  После посвящения, на котором ему с восторгом рукоплескал весь клан, Дина провели по всем подземельям крепости. То, чему он там стал свидетелем, оставило на охотнике неизгладимый отпечаток.
  По сравнению с этим местом человеческая тюрьма покажется райским уголком. В старинных грязных подземельях, в основе стен которых располагались серебряные решетки, были заключены едва живые узники. Они даже не могли стонать, от чего становилось еще более жутко. Вампиров пытали, истощали, ставили над ними самые разные эксперименты, это было самое ужасное и жестокое зрелище из средневековья. Одна капля крови в день поддерживала в них силы и не давала заснуть навеки. Стеречь и хранить тайну всего этого безумия, как раз и входило в обязанности 'младших' Старейшин, одним из которых теперь стал и он.
  Все это Дин рассказал нам по дороге на личное задание. На него жалко было смотреть: за короткое время, что мы не виделись, молодой человек осунулся и похудел, под глазами залегли темные круги. Он не мог спокойно спать ночами.
  По заданию охотник должен был направиться в Советский Союз. До клана дошли слухи о спрятанной там несколько десятков лет назад девочке-вампирше. Дин должен был нащупать едва различимый след, разыскать ее и привезти в крепость, что по прошествии такого большого времени, было, как искать иголку в стоге сена. Но на то он и был лучшим.
  Единственное, что молодой человек знал точно, это то, что он сделает все, чтобы найти девочку. А дальше... Дальше время покажет.
  После этого, он ушел в ночь, закутавшись в плащ и согнувшись под дождем и порывами ветра. Мы с Лео долго смотрели Дину в след, понимая, что, может быть, уже никогда не встретим его в этом мире.
  С того вечера прошло семь лет. За это время мы успели переехать и устроиться в Бостоне. Но, после того как мы приютили Адель, нам пришлось вернуться на старое место, чтобы уладить связанные с этим формальности. Заодно мы украдкой проверили свой Лондонский дом и забрали накопившуюся почту. Среди прочих писем там оказался скромный конверт без обратного адреса, в нем был только свернутый вчетверо листок с Российским адресом и подпись: 'Дин'.
  В ту же секунду Лео кинулся к телефону заказывать рейс, и, препоручив заботу об Адель друзьям, мы в страшной спешке отправились в путь: письмо было полугодовой давности и неизвестно было, застанем ли мы друга в указанном месте или он давно уже исчез, растворился среди безликой человеческой массы. Для людей шесть месяцев - немалый срок.
  Нас забросило в самый, что ни на есть, маленький городок почти на берегу Белого моря.
  И вот мы стоим у обитой черной кожей с белыми кнопками-цветами двери, неловко переминаясь с ноги на ногу и прислушиваясь к малейшим шорохам за ней. И это мы! Два вековых вампира!
  Не знаю, сколько бы мы простояли в нерешительности, но вдруг дверь открывается и из-за нее выглядывает маленькая темнокудрая головка. Ее глаза были самого необычного цвета, что я встречал: большие, глубокие светло-светло зеленые, чуть темнее по краям. Не говоря уже о восхитительном аромате. Если бы я был голоден, то сдержать жажду было бы почти невозможно. Девочка уверенно смерила нас обоих инквизиторским взглядом, после чего приветливо улыбнулась и звонко прокричала:
  - Ма-ам, пап, к нам гости! - И распахнула перед нами дверь. Для нас обоих подобный прием стал полной неожиданностью: обычно при виде нас дети пугались и принимались плакать навзрыд.
  Тут же с кухни с маленькой синей лейкой в руках выбежала красивая молодая женщина, темноволосая, с тонкими правильными чертами лица, прямыми ниспадающими на плечи черными цвета воронова крыла волосами и стройной точеной фигурой, судя по цвету глаз, мама девочки, а откуда-то слева раздался приглушенный, но такой знакомый голос Дина:
  - Это мои гости: Рейнард и Лео! Проводите их на кухню! Я почти закончил! - Тут же раздался грохот, как будто что-то металлическое упало на кафельный пол, - Черт бы побрал, эту технику! - Разобрал я, хотя, думаю, девочка с мамой этого не услышали.
  - О, проходите, пожалуйста, мы вас ждали. - Приветливо улыбнулась женщина. Она закрыла за нами дверь и проводила на маленькую кухню. - Присаживайтесь. Простите, что так тесно.
  - Все в порядке. - Сказал Лео, садясь на стул.
  Едва мы успели присесть, как девчушка, до того сверкающими от любопытства глазами следившая за нами из-за угла, выпорхнула, бабочкой взлетела Леонардо на колени и, прижав ладошку к его щеке, уверенно заявила:
  - Ты мой принц.
  Этот момент и запечатлел на пленку Дин. Честно говоря, я сотни лет так не смеялся, как тогда, глядя на беспомощного сына, побежденного трехлетней малюткой. В тот вечер мы долго просидели за столом маленькой уютной кухни, вспоминали былые приключения. Ты весь вечер просидела с Лео и заснула у него на руках, даже мама не смогла тебя от него оторвать, да и сыну, вроде как, это нравилось.
  - Рейнард. - С укором покачал головой Лео.
  - Ладно, ладно. - Поспешил успокоить его отец. - Дин рассказал, как целых три года шел по следу девочки-вампирши, те, кто привез ее в эту страну, знали, что делали. Каким-то чудом Дину удалось выяснить, что девочка давно выросла, вышла замуж, состарилась и умерла, оставив после себя уже девятнадцатилетнюю дочь Веронику. Он был поражен - Чистокровная всеми силами старалась избежать изменения, она научилась полному контролю над эмоциями и смогла прожить достойную жизнь, как обычный человек, и даже родить ребенка. Такое казалось почти невероятным. Чтобы убедиться в правдивости сведений Дин приехал в этот самый городок, чтобы встретиться с ее дочерью, в письме представившись сыном давней подруги ее матери.
  Они встретились на главной площади городка рядом с неизменными елями и статуей Ленина под огнями фейерверков в честь дня города. И эта встреча навсегда переплела их судьбы.
  Намного позже, уже после свадьбы, Вероника рассказала Дину о своем даре предвидения и о том, что, идя на встречу с ним, уже знала, и то, что он - охотник, идущий по ее следу, и то, если она убежит от него, то будет сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
  - Хочу вас кое о чем попросить. - Произнес бывший охотник в завершение рассказа. - Это наша дочь Диана. - Он ласково погладил кудряшки ребенка. - Она единственная в своем роде: в малышке течет кровь вампиров и охотников, поэтому глава клана охотников, как и совет вампиров, непременно захотят привлечь ее на свою сторону.
  - Вы уверены? Какой толк им от ребенка? - Недоумевая, спросил я.
  - Я видела это. - Грустно произнесла молодая женщина. - Она вырастет очень сильной и станет залогом перемен в нашем мире.
  - Поэтому я прошу вас двоих дать мне слово позаботиться о ней и рассказать ей все о нас с мамой, когда придет время.
  - Вы и сами сможете сделать это когда захотите, зачем вам мы? - Не понимал я.
  - Наши человеческие жизни не вечны. Сейчас я еще могу надавить на старейшин, но долго это затишье не продлится. Когда грянет буря, я хочу быть уверен, что Диана не останется одна и сможет осознанно сделать свой выбор.
  - Я даю слово защищать твою дочь. - Торжественно произнес Леонардо, чем немало удивил меня. Вампиры живут долго и не разбрасываются подобными обещаниями, а мой сын - тем более.
  - Спасибо, я твой вечный должник. - С облегчением в голосе отозвался Дин. Думаю, он и сам не верил, что ему удастся нас уговорить. - Это надо отпраздновать! Я заготовил кое-что специально к вашему приезду.
  Мы прогостили у вас неделю, после чего вернулись к родным. С Дином мы все эти годы вели активную переписку, как вдруг письма перестали приходить. Решено было отправиться на поиски вашей семьи сразу после переезда в этот особняк, но получилось так, что ты сама нас нашла. Теперь ты знаешь все.
  
  
  Глава 20
  
  Я в одиночестве сидела в кресле в комнате Лео, целиком и полностью погрузившись в переживания, обхватив подтянутые к животу колени и сжавшись в маленький комочек, чтобы не прогнуться под чудовищным весом этого мира. Картина Вселенского горя с табличкой 'Ушла в себя, вернусь не скоро'.
  Голова была настолько заполнена мыслями, что казалось еще чуть-чуть и грянет взрыв. Я не могла больше думать, не могла дышать.
  Какой же я была глупой! Прожить всю жизнь с родителями и не знать о них почти ничего. Невнимательная, наивная, неблагодарная дочь. Мама столько раз предугадывала события, но я была настолько поглощена собственными мелочными заботами, настолько привыкла к тому, что родители знают все, что не замечала очевидного.
  Поздно. Поздно сожалеть. Ничего уже не исправить, и теперешнее мое одиночество лишь наказание за мой собственный эгоизм. Никогда я не услышу забавные рассказы о приключениях отца в роли охотника, не узнаю о жизни мамы.
  Леонардо. Теперь многое стало понятно. Отсутствие удивления и страха, когда я узнала о его кровожадной сущности, его покровительственное отношение ко мне - всего лишь дань старому обещанию. Я - только навязанная ему обуза. Уж лучше быть его игрушкой, тогда бы я наверняка знала, что хоть чем-то его интересую. Но тщетно я тешила себя призрачной надеждой, его волнует только выполнение данного отцу слова и уж совершенно точно не моя скромная персона.
  Да и кто я такая?! Человек? Вампир? Охотник? Нечто среднее? Где мое место в этом мире? Я не знала, и эта неопределенность доводила до исступления.
  Нет, я не злилась, но и от душевного равновесия была далека как никогда.
  Одиночество и сожаление железным обручем сковало тело и разум, отрешая меня от непонятной реальности.
  Холодное зимнее солнце, сделав ежедневный круг, осветило последним красным лучом небосклон и скрылось за горизонтом, оставив после себя легкую розовую дымку, растворившуюся в темноте наступающей ночи. Тени в комнате увеличивались, становились все глубже, будто растущее черное чудовище, один за другим поглощающее окружающие предметы.
  На столике напротив стоял остывший нетронутый ужин, накрытый белой кружевной салфеткой. Тишина казалась почти осязаемой, не было слышно даже неизменного в обычном доме тиканья часов. Где-то за стенами бесшумно перемещались дети ночи.
  И тут вдруг я поняла, проснулась. Что я делаю?! Что это за нытье неуверенной в себе малолетки? Когда я стала такой плаксой?! Перестала верить в себя?
  Давно - ответило подсознание - еще девять лет назад, когда заставила себя поверить в то, что Леонардо - иллюзия, галлюцинация, навеянная лихорадкой.
  Родители создали для меня прекрасный светлый мирок, потому, что считали, что так будет лучше для меня. А по части секретов они куда опытней, чем их недостойная дочь. Куда там просмотру втихаря пиратских дисков с ужастиками и прогулам занятий в школе. Но теперь-то все иначе. Я вольна сама решать свою судьбу! Пора уже взять себя в руки.
  Перед мысленным взором мгновенно предстали картины - путешествия, приключения, жизни вампиров и охотников. Я хотела знать о них все! И самое главное я хотела быть с Лео.
  Впервые я задумалась: а почему бы и нет? Кто сказал, что я ему не подхожу? Да, он сказал это... Но ему со мной так же хорошо и легко, как и мне с ним. Если б не его постоянный самоконтроль и неизменное чувство ответственности за всех. Он - вампир. И что с того? Я - вообще неопознанное чудо в перьях, сомнительно претендующее на звание человека. К тому же деликатес, как говорят. Что ж, решено: я не сдамся без боя.
  И решу все с Эриком. В конце-концов, он - самый родной мне человек на этой планете, мы с ним одной крови. Дядя Виктор - хоть и хороший, добрый и заботливый человек, но он - лишь сводный брат мамы, поэтому родственниками в полном смысле слова мы не являемся. Он опекун, а мне это слово всегда казалось чем-то вроде отчима - должен заботиться, но не обязан любить.
  А другие Стивенсы? О них я вспоминала с содроганием, моя природа говорила, что они опасны, и лучше не иметь их как в числе врагов, так и среди друзей.
   От возбуждения и решимости у меня закружилась голова.
  Раздался едва слышный стук в дверь. Двигаясь легко и беззвучно, Леонардо вошел в комнату и, присев возле кресла на корточки, взял меня за руки.
  Это было настолько необычно и неожиданно, что я вздрогнула и очнулась, словно пробудилась от зачарованного сна, потрясенно уставившись на прекрасное лицо вампира.
  Нельзя быть настолько совершенным! Шокирующе. Бледная матовая кожа, точеный нос. Между бровей застыла озабоченная морщинка. Мне захотелось протянуть руку и разгладить ее пальцами, но я не двигалась, не имела права. Пока что. Его необычайно глубокие потемневшие от беспокойства глаза с минуту испытующе всматривались в мое лицо, отчего мои щеки медленно покрылись красным румянцем. Я изо всех сил постаралась выкинуть из головы только что обуревавшие меня переживания, чтобы он их не почувствовал. Но изгнать из души яркий свет надежды никак не получалось.
  - Ч-что? - Заикаясь, выдавила я.
  - Ты в порядке. - С облегчением в голосе произнес Лео, напряжение в его взгляде оттаяло, он, не выпуская моей руки, поднялся на ноги. - Пойдем со мной, хочу кое-что тебе показать.
  Не говоря ни слова, я послушно вышла за ним из комнаты и неверными шагами двинулась по скрытому мраком коридору. Честно говоря, ночные прогулки не являлись моим излюбленным развлечением. Я изо всех сил сжала прохладную крепкую ладонь вампира. В окружающей темноте ночи она была единственной путеводной ниточкой, связующей меня с реальностью. Был еще пол под ногами, но, утопая в высоком мягком ворсе покрывающего его ковра, я то и дело спотыкалась и давно бы встретилась носом или лбом со стенкой, если бы не надежная рука Лео.
  Не знаю, сколько мы шли по черному туннелю, он показался мне бесконечным и затягивающим, как бездонная кроличья нора.
  Вдруг Лео остановился, а я едва не столкнулась с ним. С легким скрипом он отворил какую-то дверь, и мне пришлось зажмуриться, настолько ярким показался свет, исходящий из-за нее.
  Когда глаза немного привыкли к свету, я поняла, что мы находимся в пустой застекленной оранжерее. Видно было, что ремонт в ней еще далеко не закончен: выложенный скользкой мраморной плиткой пол был пуст, не считая огромных встроенных шкафов по обе стороны от двери, в беспорядке забитых различными горшками, мешками с удобрениями, лопатками и семенами.
  Лео пошарил в шкафу и вытащил оттуда толстый плед. Расстелив его на полу, он приглашающим жестом указал на него и произнес:
  - Ложись сюда.
  - Что? - Мне показалось, что я ослышалась, настолько неожиданно было подобное предложение. Лечь? Зачем?! От кого угодно я могла ожидать подобного, но только не от него.
  - Не бойся. - Усмехнулся Лео, наверное, определив причину моего смущения и посмеиваясь над воображением глупой девочки. - Просто ляг на плед и смотри.
  Его насмешка подействовала на меня как холодный душ, сразу стало ясно насколько нелепы мои подозрения.
  Поэтому, отбросив сомнения, я сделала, как он просил, и ахнула от изумления. Сквозь толстые стекла, напоминающие линзы огромного телескопа, или крылья стрекозы, покрывавшие выступающий полукругом потолок оранжереи, матовой золотистой пеленой струился лунный свет. На поражающем своей иссиня-черной, влекущей глубиной небе сияли холодные угольки звезд. Изредка причудливая дымка проплывающих облаков скрывала их далекие огни, изменяла, клубилась, завораживала как колдовское зелье. Снизу стекла толстым слоем в полтора метра высотой покрывали морозные узоры, напоминающие своими очертаниями причудливые морские водоросли или роскошные серебристые цветы, прихотливо разбросанные по полотну неведомым художником.
  Я не заметила, как Лео улегся на пол рядом со мной, все еще не отпуская свою пленницу - мою ладонь.
  - Нравится? - Тихо спросил он.
  - Это... - Я не могла подобрать нужное слово. - Божественно.
  Я действительно чувствовала, что готова провести так всю жизнь, купаясь в лунном свете, рука об руку с Лео. На душе становилось мирно, уютно и тепло. Он был моим самым дорогим неприступным и от того еще более любимым существом.
  - Я всегда смотрю на небо, когда наваливается слишком много всего. - По голосу я поняла, что он улыбается. - Что такое неприятности одного существа по сравнению с бесконечностью Вселенной?
  Он был прав. Ночное небо притягивало взгляд своей глубиной и бесконечностью.
  Сколько людей в мире сейчас смотрит на него, в надежде найти ответы? Наверное, сотни и тысячи. Кто-то ищет успокоения, другие доверяют ему свое счастье, третьи высматривают падающую звезду, чтобы поведать ей о своей мечте, четвертые - пытаются разгадать загадку его притягательности. Одно небо, один воздух на всех.
  - Смотри, Большая медведица. - Лео указал свободной рукой на скопление ярких звездочек. - А вот Малая. - Рука переместилась чуть выше и вправо. - Вот Млечный путь. Вот Возничий, Цефей, Персей...
  Я честно старалась разглядеть созвездия, но перед глазами лишь кружил калейдоскоп далеких светящихся точек. Со вздохом я призналась:
  - Не вижу. То есть звезды-то вот они, но я правда не понимаю, что это за созвездия.
  Он улыбнулся, но промолчал.
  - Лео? - Робко позвала я, не зная как задать волновавший меня вопрос, и пристально глядя на его точеный профиль.
  - Да? - Отозвался он, по-прежнему глядя в небо.
  - Как ты думаешь, кто я? Человек, вампир или охотник? - Затаив дыхание, я ждала приговора.
  Помолчав с минуту, он ответил:
  - Я думаю, в этом-то вся прелесть: только ты сама можешь решить эту задачку.
  - То есть мне надо только выбрать?
  - В упрощенном варианте. Ты можешь остаться обычным человеком, выйти замуж, завести детей, мирно состариться с любимым человеком, как это сделали твои родители. Можешь присоединиться к охотникам. Думаю, они будут прыгать от радости. - Язвительно заметил он. - Они обучат тебя своему ремеслу, Эрик будет просто счастлив, а бедные согрешившие вампирята станут визжать от ужаса, едва тебя увидев. И ты можешь стать одной из детей ночи, наше общество никогда не отвернется от потомка Чистокровной.
  - Тем более такой аппетитной? - Рассмеялась я.
  - А то. - Соблазнительно улыбнулся он.
  Все же, мне показалось, что Лео не нравился ни один вариант. У меня же сердце забилось быстрее - значит, я могу быть рядом с Лео, войти в его семью?
  - Неужели, так просто? Раз-два и я - вампир?
  - Нет, конечно, но это мелочи, ведь самое главное - это сделать свой выбор. И, - строго добавил он, - лучше не думай об этом. Вспомни, что родители хотели тебе нормальной жизни.
  - Нормальная жизнь? Я уже не помню что это.
  - Оставайся человеком, проживи счастливую жизнь. - Грустно добавил он так тихо, что я едва расслышала.
  - А ты? Ты хотел бы быть человеком? - Вдруг догадалась я.
  - Для меня это не имеет значения. - Он говорил бесстрастным ровным голосом, как всегда, когда не хотел показать свои эмоции. - Все уже решено. И я не настолько глуп, чтобы биться головой об стену, и сожалеть о том, что не сбылось.
  - Но ведь у тебя тоже есть выбор.
  - Какой, интересно? - Посылая ночному небу мягкую улыбку, спросил он.
  - Как и у всех: как жить. Стать врачом или космонавтом, спасти или убить. Ну, что-то вроде того. - Неловко закончила я, снова устремив взгляд в высь.
  - Как у тебя получается, во всем находить положительную сторону? - Мечтательно спросил он.
  - Не знаю. - Сказала я вслух, в то время, как внутренний, не лучший, но всегда правдивый голос ответил мне самой: 'Потому, что ОН рядом'.
  - А слова Рейнарда о том, что я изменю мир? Тебе не кажется, что это слишком? Разве может кто-то вроде меня что-то менять?
  - А ты пыталась?
  - Нет, но...
  - Тогда как ты можешь знать это? Тебе нужно больше верить в себя.
  - Ты прав, наверное. - Не могла я не согласиться с резонностью его замечания.
  Незаметно мое внутреннее напряжение и неуверенность сменились спокойствием.
  По краям толстых стекол оранжереи я заметила остатки огромного снежного сугроба, который, как я помнила, еще вчера венчал купол стеклянного сооружения. Я представила, как Леонардо сильными движениями рук смахивает снег, и волна благодарности затопила мое сердце.
  - Спасибо. - Повернув голову, я с нежностью посмотрела на его прекрасный гордый профиль. Из-за глубоких ночных теней правильные черты его лица заострились, придавая его совершенству несколько дикое, необузданное выражение. Он повернулся ко мне, изумруды засияли зачарованным огнем. Под моим взглядом он несколько секунд, завороженно, с откровенной нежностью смотрел на меня, затем вдруг нахмурился, губы сжались. Резким движением он поднялся на ноги, заставив встать и меня.
  - Тебе пора спать. - Решительно заявил он и, не обращая внимания на мои возражения, тем же путем отвел обратно в свою комнату и, пожелав спокойной ночи, закрыл дверь с другой стороны.
  Это стремительное бегство разозлило меня. Как только кажется, что мы становимся чуть ближе, едва приоткрывается дверца его сердца, Лео пинком под зад гонит меня к точке старта. Шаг вперед, два назад! И подумать только, он обращается со мной как с домашним животным, которого можно чуть что вышвырнуть за шкирку!
  Я хотела было пойти за ним и высказать все, что наболело, но, поднявшись с кровати, со всей силы ударилась ногой о столик, отчего тарелки с нетронутым ужином жалобно звякнули.
  Решительно все сегодня было против меня! Со стоном боли я села обратно. Да даже если б мне удалось сейчас обойти все опасные для жизни препятствия в этой комнате, за ней меня бы ждал непроглядный мрак коридора - а это прямой билет в травмпункт или белые тапочки, если очень не повезет.
  Ощупав ногу и убедившись, что кости целы, я забралась под одеяло.
  'Я не смогу больше жить без него и его улыбки, от которой горячая волна нежности и счастья окатывает меня с головы до ног. Но как же сложно пробиться за его проверенную столетиями маску безразличия! Она выводила меня из себя, но даже это мне в нем нравилось. Потому, что Лео - это Лео.
  И я не верю, что безразлична ему. Поэтому я не сдамся! Впервые в жизни я хочу добиться этого. Не для родителей, не для друзей. Для себя, как бы эгоистично это не выглядело. Хочу снова увидеть, как он весело улыбается, как при этом светлеют его необыкновенные глаза, расправляется морщинка беспокойства между бровей, на щеках появляются очаровательные ямочки...'
  Невольно я глубоко вздохнула, поежившись под одеялом.
  'Будет ой как не просто...Что ж, укрощение строптивого тоже заняло не один день. Завтра будет новое утро, в нем найду свое место новая я. Папа, мама, спасибо вам за все, за то, что оберегали мое спокойствие, за то, что оставили мне право выбора. Дальше я справлюсь сама, надеюсь, что ваши души сейчас спокойны'.
  
  К сожалению, не все идет так, как нам хотелось бы.
  На следующее утро я проснулась совсем поздно, диск ослепительного холодного солнца уже стоял высоко над горизонтом, с высокомерием дневного светила наблюдая за нашим громадным копошащимся муравейником.
  Посуда с вчерашним ужином уже куда-то испарилась, и в комнате царил абсолютный порядок. Торопливо, с чувством неясного беспокойства, я привела себя в божеский вид, свернула одеяло, и, плотно прикрыв за собой дверь, вышла в коридор. За время, проведенное в этом доме, я уже привыкла к его показной и слегка навязчивой роскоши, но сегодня она показалась мне какой-то пустой и серой. Что-то было не на месте...чего-то не хватало...
  Не чего-то, а кого-то! Вдруг осознала я. Лео!..
  Сорвавшись с места, я вихрем пронеслась по коридору и, чуть не свернув шею, прыгая через две ступеньки, вбежала в гостиную.
  - Диана! - Радостно улыбнувшись, приветствовала меня Майя, грациозно закинув ногу на ногу и связав темные волнистые волосы в деловой хвостик, сидевшая за новеньким компьютером, один монитор которого занимал половину стола. Другая половина была завалена разноцветными макетами и каталогами магазинов мебели, набросками, а на них в беспорядке были раскиданы ручки с маркерами. Одета она была как бизнес вумен с обложки журнала в черный короткий пиджак и узкую черную юбку дюйма на два выше колена, отрывавшую безупречные длинные ноги, затянутые в соблазнительные черные сетчатые колготки.
  - С добрым утром! Точнее, доброго дня. - Поправилась она.
  - Лео! Где Лео?! - Я была не в состоянии отвечать на приветствия, одна мысль о нем лихорадочно билась в мозгу.
  Брови Майи слегка приподнялись, но ответила она так же спокойно.
  - Мой дорогой братец посреди ночи вломился к нам с Дэвидом ... скажем, не в самый подходящий момент, и заявил, что должен срочно уехать на несколько дней. И взял с нас слово позаботиться о тебе и в целости и сохранности доставить домой. А что, собственно случилось?
  - Ничего... Извини... - Напряжение медленно спадало, оставляя горечь разочарования. И чувство вины по отношению к Майе.
  Но она, казалось, ничуть не обиделась на мою бестактность. Наоборот, выглядела крайне заинтересованной.
  - Так, значит, наш Ромео поджав хвост сбежал с поля боя. - Украдкой стрельнув в меня взглядом, она продолжала свои догадки. - Кажется, Джульетта настолько смутила его ледяное сердце, что ему пришлось взять тайм аут.
  - Что? - Ее слова не желали достигать моего сознания. Я могла думать только о том, что этот день для меня потерян - сегодня Лео я уже не увижу.
  Внимательно посмотрев на меня, Майя ностальгически, словно по секрету, проговорила, сопровождая свои слова понимающей улыбкой:
  - Знаешь, я и сама иногда возвращаюсь в памяти к тем временам, когда не знала Дэвида. Это было жутковатое существование. В такие минуты я прямо как ты сегодня с криком ищу его и не успокаиваюсь, пока он не будет рядом, к счастью, мы почти всегда вместе.
  - И давно вы познакомились? - Ей удалось заинтересовать меня, я медленно опустилась на край дивана.
  - О, всего лет двести-триста! - Смеясь, воскликнула она.
  Надо же, 'всего'. Мое же с Лео знакомство по сравнению с этим сойдет за секундное помешательство...
  - Не волнуйся об этом, вы с Леонардо как две половинки целого, это очевидно даже для такого поверхностного вампира как я. - Заметила она мое уныние.
  - Разве может кто-нибудь знать такие вещи?
  - А то! В нашей семье такие вещи не скроешь. - В ответ на мой недоуменный взгляд, она пояснила. - Дэвид может читать в глубине сердца. Это его способность. Ему даже не нужен физический контакт с 'жертвой'. Перед ним все мы как на ладони, что в последнее время порядком бесит Лео.
  - Почему?
  - Дэвид с Рокко заключили пари на то, когда же Леонардо поднимет белый флаг и признает, что жить без тебя не может. Дэвид думает, что его брони едва ли хватит на месяц, Рокко считает, что братец раньше весны не капитулирует.
  - То есть вариант, что мы перегрыземся и разбежимся по разным углам, даже не обсуждается? - Усмехнулась я с какой-то горечью.
  - Все может быть, но я доверяю Дэвиду, а он редко ошибается. Вчера, когда Лео ушел, он сказал, что вам суждено быть вместе. Значит, так и будет.
  Я лишь в очередной раз усмехнулась - мне бы ее уверенность.
  - Я не знаю даже, что будет завтра, не то, что через месяц... Сегодня я узнаю, что мой отец - охотник на вампиров. Завтра - что, моя мама - потомок вампиров. Послезавтра - что у меня есть кровные родственники и друг детства не только охотник, но еще и мой настоящий двоюродный брат...
  - Ого, так ты с нами в родстве! Ничего себе, новость! - Воскликнула девушка, заставив меня пожалеть о собственной откровенности. - Брат? Неужели тот блондинчик? Эрик, если не ошибаюсь?
  - Ага, как ты догадалась?
  - Не знаю, просто ткнула пальцем в небо. - Она состроила невинные глазки, но меня они не обманули.
  - А если честно?
  - Если честно, - ответила она после секундной паузы, - мы с твоим отцом были знакомы еще в те времена, когда он носил фамилию Стивенс, был сорвиголовой и носил по четыре заряженные серебром пушки в карманах, и пятую - за голенищем ботинка.
  - Каким он был? - Мне захотелось узнать как можно больше о той стороне отца, с которой так и не довелось познакомиться.
  - О-о, - протянула она, задумчиво взяв в руку ручку и постучав ее кончиком по нижней губе. - Одно могу сказать точно: если бы я тогда не знала Дэвида, то по уши влюбилась бы в Дина Стивенса. Красивый, мужественный, решительный - настоящий мужчина. Никого подобного я больше никогда не встречала, за исключением разве что Лео. (Дэвид, конечно же, вне конкуренции). Есть в них что-то общее. Наверное, поэтому они так легко находили общий язык.
  Странно было слышать, что об отце говорят, как о мужчине. Это меня немного смутило, но предположение, что Лео похож на него, заставило просто подпрыгнуть на месте. Неужели мои чувства к нему порождает сходство с отцом? Нет, не возможно.
  - Н-не может быть. Не вижу между ними ничего общего.
  От волнения я чуть не начала заикаться.
  - Возможно, дело в реальном взгляде на вещи или в перенесенных ими трудностях. Не знаю. - Заключила она несколько раздраженно, сделала ручкой пометку на одном из листов и принялась барабанить по клавиатуре.
  - Ты ведь не торопишься? Мне нужно минут пять, чтобы закончить сводку. Потом я могу тебя отвезти.
  - Конечно.
  Ее руки порхали по кнопкам настолько быстро, что от наблюдения за их движением у меня закружилась голова. Поэтому я отвернулась и принялась разглядывать замысловатый тисненый цветочный узор на золотистых обоях.
  - А почему у вас нет часов? Во всем доме ни одних не видела. - Вдруг вспомнилось мне.
  - 'Счастливые часов не наблюдают' - так, кажется, говорят в России. - Проговорила Майя, не отрываясь от работы. - На самом деле, у нас внутри как будто свой собственный секундомер. Это сложно объяснить, его надо почувствовать. Мы вне времени, но чувствуем его ход относительно нас.
  - И никогда не опаздываете?
  - Если вампир опоздал, то либо его задержали серьезные обстоятельства, либо он хочет этим сказать, что в грош не ставит того, кто его ждет. Все.
  Она улыбнулась мне и, нажав мышкой кнопку 'Отправить' на мониторе, выключила компьютер.
  
  Через пару минут я уже пристегивала ремень безопасности, сидя на переднем сиденье блестящего бордового 'форда фиеста', или как назвала машину Майя 'маленького мула'. Мне она маленькой не показалась, но не мне судить.
  Еще час назад солнце сияло в небе, и вот уже от него осталась только ярко-алая полоса на горизонте и на землю начинают опускаться тяжелые сумерки. Зимой на севере быстро темнеет.
  Под мерное урчание мотора, мы выехали с подъездной дорожки на заледеневший тротуар. Забавно было наблюдать, как Майя боролась с желанием вогнать в пол педаль газа:
  - Мне кажется, на дорогах вашей страны, я превращаюсь в насекомое. - Бурчала она себе под нос. - Самая большая скорость на магистрали сто десять километров в час! Новорожденный вампир бегает быстрее! Скоростное шоссе - вот это кайф. Ради этого я бы даже через океан слетала. - Майя могла говорить даже сама с собой, что ничуть не лишало ее речь очарования. - Зачем нужен мощный мотор, если не собираешься его использовать? Хотя при качестве местных дорог, важны не лошадиные силы, а шины и колеса...
  Я же чувствовала себя посылкой, которую должны были доставлять по адресу. Если подумать, за последнее время меня только и делали, что перевозили с места на место и передавали из рук в руки. Лео, дядя, Эрик, вот теперь и Майя. Но, если с Лео я не чувствовала себя обузой, то сейчас на душе кошки скребли от того, что я отвлекаю его сестру от работы. Правда, Майе, как мне показалось, это даже нравилось.
  Кроме того, проснувшееся после известия об отъезде Леонардо, чувство неясной тревоги продолжало черной тенью маячить на краю сознания, не давая мне ни на секунду расслабиться.
  Я указала Майе на свой дом, и мы остановились неподалеку от подъезда.
  Небо уже почернело, и неизменные фонари заливали янтарным светом пустую улицу. Майя тоже вышла из машины и, достав с заднего сиденья рюкзак, протянула его мне.
  - Спасибо. - Поблагодарила ее я. - Я пойду.
  - Давай. До завтра.
  Но не успела я пройти и пару шагов, как услышала грубый неприятный голос:
  - О-о, какие девочки. Парни, нам реально повезло.
  Резко обернувшись, я увидела, как из темноты к нам развязной самоуверенной походкой, засунув руки в карманы, приближаются три здоровенные фигуры, одетые во все черное. Бровь парня, идущего впереди, вероятно главного среди честной компании, украшал пирсинг, через левую щеку шел старый белесый шрам, теряясь на виске в длинных растрепанных волосах, черные глазки под густыми бровями, воровато осматривались по сторонам. Врятли он хотел пожелать нам доброй ночи.
  Остановившись почти вплотную к Майе, отгородив тем самым нас от машины, главный медленно закурил сигарету, затем, сверкнув на нас глазами, протянул:
  - Пошалим, детка?
  Я почувствовала, как напряглась девушка, ее кулаки сжались.
  - Диана, беги домой. - Ровным голосом произнесла она.
  - Но...
  - Просто иди, я справлюсь.
  - Как благородно. - Недобро усмехнулся парень и выдохнул дымом ей прямо в лицо.
  Я обернулась и тут же увидела, как от двери подъезда отделились еще две черные фигуры, справа и слева также приближалось по два громилы. Выходит - всего девять огромных, затянутых в кожу тел.
  Страх сжал мое сердце стальным обручем. Что делать? Что делать?!! Бежать некуда. Кричать? Звать на помощь? Но никто не посмеет выйти на улицу, а полиция приедет только через десять минут. Слишком долго.
  Пока мой мозг лихорадочно решал задачку, оказавшийся ближе всех парень протянул ко мне свою ручищу, намереваясь схватить за плечо. Но не тут-то было. Мое тело среагировало мгновенно, бессознательно, на уровне рефлексов. Ловко увернувшись от грабли бандита, я лихо отпрыгнула назад, встав спина к спине с Майей.
  - Нас окружили. - Прошептал мой голос, удивив меня полным отсутствием, как страха, так и интонации.
  - Ясно. Как только появится шанс - убегай и не оглядывайся. Ты поняла? И не смей возвращаться. Эти тупые верзилы ничто по сравнению с тем, что сделает со мной Лео, если хоть волос упадет с твоей головы. - Шепотом ответила мне она, после чего громко обратилась к парню:
  - Что тебе от нас нужно?
  Он лишь гадко рассмеялся, после чего закашлялся и звонко сплюнул на землю.
  - Мне? Ничего, но мои друзья не прочь поразвлечься с такими девочками. Правда, пацаны?
  Те согласно замычали.
  - Так как насчет того, чтобы пойти с нами по доброй воле?
  - Никогда. - С презрением ответила моя подруга, и я была с ней более чем согласна.
  Спиной я почувствовала, как она напряглась.
  В тот же миг со стороны Майи снова раздался гнусавый голос главаря, в котором появились угрожающие нотки:
  - Что ж, не хотите по-хорошему, будем по-плохому. Не калечьте их слишком сильно.
  С ногами усевшись на капот машины, парень лениво взмахнул рукой, подав своим подельникам знак нападать, и они все разом набросились на нас.
  Сразу трое схватили меня за руки, и снова моя реакция шокировала меня куда больше, чем самих бандитов.
  Ударив самого правого из нападающих ногой в солнечное сплетение, я одновременно, исхитрившись, вывернула руку левому, и, выставила его перед собой словно щит, подставив его живот под кулак третьего парня. Откуда у меня только силы взялись!? Со стоном боли он сложился вдвое.
  Отогнав от себя ужасающую мысль, что было бы со мной, придись этот удар в мой живот, я ногой отпихнула в сторону скорчившееся тело.
  В это время я не заметила, как сбоку подкрался четвертый и, рывком схватив меня за руку, до предела выкрутил ее за спину. От боли у меня потемнело в глазах, но в следующую секунду я уже изворачивалась, со всей силы нанося мучителю удар ногой в пах, от которого тот взвыл как собака, я же почувствовала лишь кровожадно-мрачное удовлетворение. Он резко отпустил меня и я, потеряв равновесие, упала в снег. И тут же увидела как со спины к Майе, которая с яростью пантеры дралась сразу с тремя верзилами, еще один без сознания тушкой валялся у ее ног, подкрадывается третий из моих противников, видимо решивший, что меня уже надежно скрутили.
  - Майя, сзади! - Крикнула я.
  Ее реакция была мгновенной, увернувшись от удара правой в висок, она схватила одного из парней за шиворот и словно мешок с соломой перекинула через плечо, сбив нападавшего с ног.
  - Дебилы! - Голос главаря то и дело срывался на визжащий фальцет, от напускной наглости и следа не осталось. С каким-то суеверным страхом он смотрел на нас, но в драку вступать не торопился. - Двух баб уломать не можете!
  Тяжело дыша, я поднялась на ноги и заняла свое место за спиной Майи.
  Нападающие отступили, побитые нами парни отползли и поднялись на ноги, после чего, нежно потирая ушибленные места, дополнили неровный круг, в самом центре которого находились наши хрупкие фигуры.
  Остались лежать только двое - один - вырубленный Майей и второй - благодаря мне получивший от собрата кулаком в живот. Его вырвало на снег, и теперь он в полубессознательном состоянии валялся в грязи и брызгах крови (пара носов тоже немало пострадала в бою), пожелтев и дрожа то ли от холода, то ли от боли.
  От одного взгляда не него у меня закружилась голова и к горлу подкатила тошнота. Я постаралась подавить внутреннюю дрожь и отвращение, глубоко ртом вдохнув морозный воздух, и внутренне приготовилась ко второму раунду.
  Но тут у меня душа ушла в пятки: в руках у бандитов засверкала сталь - они достали складные ножи, до сих пор спрятанные в карманах и теперь мерзко улыбались, предвкушая скорую победу. У одного вместо ножа на пальцах красовался отполированный до блеска кастет, просто предназначенный для дробления костей.
  - Ох не хотела я этого, но они не оставляют мне выбора, силы слишком неравны. - Услышала я тихий, но до дрожи холодный голос Майи. Она словно решилась на что-то, что ей совсем не нравилось.
  - О чем ты? - Не поняла я.
  Но тут сама атмосфера места изменилась. Будто свет повсюду померк, навсегда. Смертельная тоска затопила сердце, а по спине прошел холодок, отчего все волосы на голове встали дыбом. Этот неземной холод и ужас... его источником была Майя.
  Один за другим наши противники беспомощно роняли на землю свое оружие и, обхватив трясущимися руками головы, с безумными глазами и пеной у рта без сил опускались на колени, двое уже катались по земле, извиваясь ужами, в непереносимых муках.
  - Да кто же вы такие? - Прохрипел главарь банды и через секунду с исказившимся от боли лицом судорожно бился головой об фонарный столб.
  Сказать, что картина получилась жуткой, значит не сказать ничего. Это было ужасающе, далеко за пределами моего понимания. Словно на землю опустилось вечное проклятие.
  Усиливало впечатление также и то, что все происходило в абсолютной тишине зимнего вечера. Несмотря на приоткрытые для крика рты, жертвы проклятия не издавали ни звука, хрипло дыша и корчась в безмерных страданиях и муках.
  Желая удостовериться в источнике их мучений, я осторожно обошла два тела, и оказалась лицом к лицу с Майей.
  Такой я ее еще не видела. Так вот какие они, дети ночи. Ее красивые глаза были предельно раскрыты и подернуты дымкой, а огненно красные зрачки застыли в невидящем напряжении, удлинившиеся клыки закусили алую нижнюю губку, а все выражение бескровного лица выражало алчную сосредоточенность. Она определенно была нечеловеком, чья роковая красота притягивала взгляд и пугала.
  Я стояла, замерев на месте и не зная, что делать дальше.
  Издалека, словно сквозь пелену густого тумана, послышался приближающийся рев мотоцикла, через пару секунд рядом с нами затормозил взъерошенный Дэвид. Он даже не потрудился накинуть куртку, и был в одном спортивном костюме без шлема.
  С одного взгляда он оценил ситуацию.
  - Диана, ты как? - Его слова до меня не доходили.
  Он бесцеремонно потряс меня за плечо, на что мои многочисленные ссадины и синяки отозвались тупой, но вполне реальной болью.
  - Иди в дом. Я позабочусь обо всем.
  - А?.. Да, я в порядке... Майя... - Затуманенным взглядом я посмотрела ему в лицо, с трудом начиная осознавать происходящее.
  Вот черт! Лео же говорил мне никогда не смотреть проявившемуся вампиру в глаза! Я забыла об этом и опять выпала из реальности.
  - Не волнуйся о нас и иди домой. Я сам займусь этим. - Нетерпеливо повторил Дэвид, указывая на поле недавнего сражения.
  Неверным шагом я пошла к подъезду, по дороге подняв и закинув на плечо свой рюкзак. Бросив последний рассеянный взгляд на улицу, я скрылась за дверью, поднялась по лестнице, трясущимися руками нашарила в кармане ключи.
  Заперев двери на все замки, я все так же как в трансе занесла рюкзак в свою комнату и, кинув его на застеленную кровать, прошла на кухню к единственному окну, выходящему на подъезды.
  Спрятавшись за занавеской, я увидела, как Дэвид бережно усаживает слабо сопротивлявшуюся Майю в ее машину и быстро уезжает по направлению к своему дому. Мотоцикла на дороге уже не было. Через минуту на улице раздался оглушительный вой машин скорой помощи и полиции.
  Судя по всему, всем нападавшим здорово досталось, потому, что санитарам понадобилось целых два рейда, чтобы доставить всех пострадавших в больницу. Они так и не пришли в себя. Полицейские помялись на месте минут десять, сделали пару снимков и, решив, видимо, что столкнулись с обычной разборкой банд, поехали следом за скорой.
  Несмотря на заверения Дэвида, я не могла не беспокоиться: врятли кто-то из соседей смог разглядеть нас - на улице было слишком темно, но что, если парни, когда очнутся придут в ярость и сдадут нас полиции?
  Через секунду я посмеялась над своей же мыслью. Ну, какой парень, если только он не полный идиот, признается, что его отмутузила парочка девушек. Не говоря уже о том, что ему в жизнь никто не поверит. Только вот теперь они знают нас в лицо, и ходить вечером по темным улицам станет вдвойне опасно.
  Двор снова опустел. Пошел густой снег, за несколько минут укрывший чистым покрывалом следы драки и брызги крови.
  Медленно я отпустила занавеску, и устало опустилась на табурет.
  
  Из оцепенения меня вывел звук поворачиваемого в замочной скважине ключа.
  Кто это?! Неужели этот ужасный день никогда не закончится?
  Я испуганно вскочила, схватила первое оружие, которое попалось на глаза - огромную поварешку и, держа ее обеими руками как биту, прокралась в коридор, занимая позицию для нападения.
  Вдруг я услышала смех. Веселый, задорный, живой. В квартиру, раскрасневшиеся от мороза и счастливые, ввалились с чемоданами тетя Агата и дядя Виктор. Следом за ними, закрывая дверь, прошмыгнула улыбающаяся Лиза.
  Я чуть было не зашлась истерическим смехом. Ну, надо же! Окончательно спятила! В голову даже мысли не пришло, что это могут быть они.
  С криком я бросилась на шею дяде. Не передать, какую радость во мне вызвало их появление!
  - Ну-ну, Диана, не так долго мы и отсутствовали. - Смущенно проговорил Виктор, потирая лысину. Но я уже обнимала тетю Агату, сначала что-то ворчливо верещавшую, но затем выдавшую свою самую добрую улыбку.
  - Стоило уехать, чтобы нас так встречали. - На удивление тепло заметила она.
  Я хотела было обнять и Лизу, но, когда повернулась к ней, та, скрестив на груди руки, скептически заявила:
  - Не смей.
  - Я тебя тоже очень люблю. - Иронично выдала я, но обнимать ее не стала.
  После этого все занялись своими делами: тетя разбирала чемоданы, дядя, как мог, старался ей помочь, на самом же деле он с нетерпением ждал, когда со дна последнего чемодана появится его новенькая шахматная доска с резными костяными фигурками. Как только она оказалась у него в руках, дядя индейцем пробрался в гостиную, где устроил сам себе наисложнейшую партию и сам себя обыграл.
  Лиза устроилась там же с плеером в ушах, словно мартовская кошка, улыбаясь каким-то своим мыслям.
  Понаблюдав за их суетой минут десять, я обнаружила, что так и стою в коридоре с поварешкой в руках, в забрызганной чужой кровью куртке.
  Оставив инструмент для готовки на его законном месте на кухне, я прошмыгнула в свою комнату, где сняла куртку и, обнаружив, что повреждения минимальны, запихнула ее в шкаф - завтра постираю, пришью на место отпоротую молнию на кармане и будет как новая.
  Вот только о себе сказать, что все в порядке, я не могла: левое плечо превратилось в сплошной синяк, даже притрагиваться было больно, правда, помня о том, что мне вполне могли вывихнуть или сломать руку, можно было уверенно сказать, что я еще легко отделалась. Костяшки пальцев также были все в синяках, к тому же до крови исцарапаны о металлические вставки на кожаных куртках противников. Каждое движение ими отдавалось острой болью.
  Достав аптечку, я как могла промыла ранки и обработала их йодом.
  Остальное - три синяка на колене и голенях, пара кровоподтеков и невесть откуда взявшаяся царапина на щеке, больших неприятностей не доставляли.
  Убрав на место аптечку, я легла на кровать, стараясь расслабиться и успокоить воспаленный мозг, требующий ответов.
  Как может девушка, за всю свою жизнь и мухи не обидевшая, драться с толпой парней, словно все свои шестнадцать лет только тем и занималась? Подсознательно, я чувствовала их уязвимые места, и, еще до того как разум отдавал мышцам приказ действовать, тело бросалось вперед, нанося точные удары, вкладывая в них всю силу. Адреналин закипел в крови, сделав меня не чувствительной к боли, как к своей, так и противников.
  'А если б я их убила?..' - эта мысль вызвала внутреннее содрогание. 'Во мне живет зверь пострашнее вампиров, и я не знаю, как с ним обращаться!'
  В тот момент я получала удовольствие от драки, страх, возбуждение, запал приятно щекотали нервы. Я хотела сделать им больно! Я - чудовище! Что делать?! Одно я знала точно - подобное не должно повториться.
  Перед моими глазами возник образ Лео - спокойного, уверенного в себе. Уж он-то не растерялся бы ни при каких обстоятельствах, он бы знал, что со мной происходит, и мог бы подсказать, как с этим справиться. Как же мне хотелось увидеть его, обрести покой в его объятиях. Но он был далеко...
  Раздался тихий стук и в дверях возник дядя Виктор, невысокий, лысый и немного нелепый в своей фиолетовой пижаме с пингвинами.
  - Не спишь?
  - Нет.
  - Не хочешь поболтать и выпить на ночь чаю со своим старым дядюшкой? - Лукаво подмигнув, спросил он.
  - Тебе же вредно есть на ночь. - Ответила я, но с кровати поднялась и, накинув на плечи спортивную кофту, послушно проследовала за ним на кухню. У дяди в последнее время часто было высокое давление, и врачи прописали ему строгую диету и кучу таблеток.
  Тетя Агата уже легла спать, а из комнаты Лизы доносились самые мелодичные звуки, какие когда-либо были слышны оттуда.
  - Горбатого могила исправит, к тому же мы только чаю выпьем, какая же это еда? - Он разлил чай в две большие чашки с играющими в голубых волнах дельфинами и, поставив одну передо мной, уселся напротив, потягивая горячий напиток.
  - Ты хотел о чем-то поговорить? - Прямо спросила я. Не просто же так он устроил ночное чаепитие. С тем же успехом дядя мог смаковать чай в одиночестве.
  - В общем-то, да. - Ответил он, слегка разочарованный тем, как быстро я разгадала его хитрый план. - Мне показалось, или ты была чем-то расстроена, когда мы приехали? И что означала поварешка у тебя в руках? Это не допрос, я просто беспокоюсь за тебя. - Добавил он быстро.
  Чтобы собраться с мыслями я сделала большой глоток из чашки и... зря. Дядя любил слишком горячий чай! Огненный ком прокатился по моему горлу, заставив судорожно закашляться.
  - Ох, прости-прости, я забыл, что ты любишь похолоднее. - Засуетился он, вылил половину моего чая в раковину и разбавил оставшийся холодной водой из кувшина, всегда стоявшего на окне для подобных случаев. - Вот.
  Он сунул чашку мне в руку и сел на свое место, но пить мне уже расхотелось. К тому же пораненные пальцы лучше было держать вне дядиного поля зрения, и я, поставив чашку на стол, спрятала руки на коленях и решила для разнообразия ответить на один из его вопросов, конечно, после того, как он ответит на мой...
  - Дядя, скажи мне, - начала я, пристально глядя ему в глаза. - Эрик, действительно мой двоюродный брат?
  Виктор удивленно глянул на меня, потом тяжело вздохнул и покачал головой.
  - Как ты узнала?
  - Случайно услышала.
  - Сперва, ты должна понять, что мы скрывали это не по злому умыслу. Я и сам был поражен, когда узнал.
  - Когда это случилось?
  - Тебе было лет шесть, я спускался от вас по лестнице и услышал, как ссорятся твой отец и дядя. Брат Дина настаивал на том, что ты должна воспитываться в традициях семьи, на что твой отец ответил, что не станет отнимать у тебя детство, а дядя может идти со своей семьей на все четыре стороны, он своего решения не изменит. Вскоре после ссоры тот человек уехал. Вот и все. Потом Дин рассказал мне, что его брат - непримиримый фанатик, пусть и неплохой человек, и, чтобы оградить тебя от него в твоем свидетельстве о рождении стоит фамилия Андерсен, как у его матери, а не Стивенс. Также по завещанию Дина - я являюсь твоим опекуном. Очень надеюсь, что ты на нас не в обиде. - Дружелюбным тоном произнес он.
  - Конечно, нет. - Я улыбнулась. - Но ты мог бы рассказать мне теперь...
  - Эмм, я забыл. - Он смутился. - Твой второй дядя с тех пор не появлялся...
  Это объяснение меня вполне удовлетворило.
  - Только сейчас он вернулся. - Поставила я Виктора в известность.
  - Дела... Это его ты вышла встречать с поварешкой наперевес?
  Я тихо рассмеялась.
  - Нет. Под окнами банды устроили разборку, и я жутко перепугалась. - Так или иначе, завтра дядя об этом узнает, так что лучше вовремя состряпать себе алиби.
  - Правда? Я ничего не заметил.
  - Минут за десять до вашего приезда их всех увезли на скорой.
  - Понятно. Не может наша молодежь жить спокойно. - Он допил чай, и, опустив чашку в мойку, заметил. - Ладно, поговорили и хватит. Уже поздно, тебе в школу завтра рано вставать.
  Я поднялась, пожелала дяде спокойной ночи и поплелась в свою комнату.
  Переодевшись ко сну, я оттянула футболку и бросила озабоченный взгляд в зеркало: за это время синяки приобрели сочный красновато-синий оттенок. Молясь, о том, чтобы назавтра быть в состоянии хотя бы шевелиться, я заснула, едва коснувшись головой подушки.
  
  Во сне мне явился Лео. На вампирской скорости он летел в противоположную от меня сторону, но, как ни пытался убежать, по какой-то прихоти пространства всегда возвращался ко мне. Я, сложа руки на коленях, сидела, окруженная клубами тумана, в беседке обвитой черным плющом с огромными белыми цветами и, с нежностью издалека наблюдая за тщетными попытками Лео, молча восхищалась его силой и звериной грацией. Я была словно скована невидимой цепью, не в состоянии ни пошевелиться, ни оторвать взгляд от фигуры любимого. Не знаю, сколько времени это продолжалось, но туман, осев на землю, вдруг обернулся росой цвета крови, а Леонардо, прекратив свой безумный бег, остановился около меня, глядя мне прямо в глаза.
  Чем ближе он подходил ко мне, тем быстрее билось мое сердце. Взяв мою руку, он нежно и страстно поцеловал ладонь. При этом я не чувствовала ни страха, ни отчаяния. Только неземное блаженство. И тут мой пульс затрепетал в ожидании чего-то издавна предопределенного, затем резко оборвался и умолк. Я почувствовала, как губы Лео перемещаются вверх к запястью, а клыки осторожно прокусывают тонкую кожу...
  От боли я коротко вскрикнула и проснулась.
  Мда, а я-то всегда считала, что романтическая бредятина не для меня.
  - Чистое безумие. Приснится же такое. - Прошептала я и попыталась подняться. Но не тут-то было: все мышцы отдались адской болью - я и не представляла, до какой степени перенапрягла их вчера. Хилое тело попало в дело.
  Передвигаясь кое-как, словно маленький деревянный солдатик, я доползла до ванной и оторопевшим взглядом уставилась в зеркало. Синяки, еще вчера разукрашивавшие тело наподобие новогодней елки, сегодня были едва видны в виде желтоватых пятнышек под бледной кожей.
  Как такое возможно?! Они должны были бы выглядеть так только через неделю, никак не меньше! Неужели кто-то из вампиров меня укусил? Да нет же, быть такого не может - я бы точно знала. Тогда что со мной не так?!
  В этом мире нет вещей страшнее незнания, неопределенности и ожидания. Незнание ведет неопределенности, которая вносит смуту в разум, лишая сна и покоя. Неопределенность не дает действовать. Это состояние можно сравнить с растерянным человеком, замершим посередине реки на тонком, потрескавшемся льду и не знающим, что делать дальше. Ему остается либо осторожно делать шаг за шагом, рискуя в любое мгновение провалиться под лед, либо стоять и ждать, когда придет помощь, молясь, чтобы не было слишком поздно. Знай он, где брод, у него были бы шансы. Так, бесконечной спиралью эти чувства затягивают прямиком в омут отчаяния. И я была на грани.
  Прилагая нечеловеческие усилия, чтобы не поддаться панике, я быстро собралась в школу, на ходу игнорируя боль и разминая дубовые мышцы.
  Дядя с тетей еще спали, устав после поездки. Прокравшись на носочках в коридор, я столкнулась нос к носу с Лизой. Странно было видеть ее так рано, обычно раньше третьего звонка будильника и ласкового 'пинка' от тети она не вставала.
  - Приветик. - Прошептала Лизка, показав все свои тридцать два идеально отбеленных зуба. Такая счастливая и с утра пораньше. Что это? Гуманоиды атакуют? Хорошо, что хоть у кого-то есть поводы для радости.
  - Доброе утро. - У меня вышла вполне сносная, хоть и натянутая улыбка.
  - Что-то ты кряхтишь как старушенция. - Заметила она судорожный вздох, вырвавшийся у меня, когда я наклонилась, чтобы надеть сапоги.
  - Зато ты цветешь и пахнешь.
  - О, благодарю. - Она уже оделась и открывала дверь. - Я бы все тебе рассказала, но, прости, спешу. Увидимся в классе.
  С этими словами она выпорхнула за дверь.
  'Да она влюблена по уши!' - Вдруг поняла я. - 'Вот откуда эта беспричинная радость, мелодичные звуки, бессонница. Интересно, кто же счастливчик?'
  'Вот как должна выглядеть влюбленная девушка', - с грустью подумала я, просовывая негнущиеся руки в рукава тяжелой шубы. Куртка была бы сегодня как раз кстати, но...
  Отражение в маленьком зеркальце на стене показало мне существо с почти прозрачной кожей, длинными черными ресницами, легкими кругами под глазами, и выражением муки в яблочно-зеленых глазищах. Призрак, да и только. Подует ветер, и растворюсь как туман с рассветом. Кровавый туман... Бррр.
  С сороковым тяжелым вздохом за утро я заперла двери и выдвинулась к школе, поддерживаемая на ногах одной лишь надеждой, что Лео уже там.
  
  
  Глава 21
  
  Первое, что я увидела, войдя в музыкальный класс, где, неизвестно почему, должно было проходить черчение, был Леонардо, присевший на вторую спереди в центральном ряду парту и мило улыбавшийся Кате Лещуковой. Она очень мило раскраснелась от такого внимания и что-то увлеченно ему рассказывала. Ни он, ни она не обратили никакого внимания на мое приветствие. Великолепно.
  Мое сердце пропустило удар и покрылось скрипучей корочкой льда. Еще раз мне представился подходящий случай убедиться, что боль телесная не идет ни в какое сравнение с душевной.
  Захотелось забиться в какой-нибудь темный угол и от души расплакаться. Но, нет. Отступать некуда. Хотя бы потому, что от одного моего желания умение лить слезы по поводу и без не вернется.
  Тем более что одноклассники как сговорились и, шушукаясь между собой, кидали на меня любопытные взгляды. Я видела написанные на их лбах вопросы: 'Они расстались? Поссорились? Как она отреагирует? Может, нам тоже приударить за красавчиком?' - последняя мысль в основном относилась к женскому полу.
  Только Миша молча с нескрываемым осуждением сверлил глазами спину Леонардо и если б его взгляд мог убивать, вампир был бы уже четвертован. Лиза тоже, как ни странно явно была на моей стороне, она сочувственно махнула мне рукой и покачала головой. К счастью, в классе не оказалось Эрика, его злорадного 'Я же говорил', я бы не вынесла.
  Взяв себя в руки, которые пришлось до боли стиснуть в кулаки, я нарисовала на своем лице непроницаемое выражение полного пофигизма, и села на свое место. Двигаясь как робот, достала тетради, учебник и изваянием застыла за партой, молясь, чтобы звонок прозвенел как можно скорей. Миша что-то говорил, я время от времени улавливала отдельные фразы, но смысла их не понимала.
  Как же больно! Так именно эту ноющую пустоту называют ревностью? Кто сказал, что от избытка чувств не умирают?
  Как я ни старалась, не могла отвести взгляда от картины смеющихся Лео с Катей. Катя - красивая брюнетка со слегка вытянутыми к вискам, опушенными необычно темными густыми ресницами глазами. Длинноногая, стильная, умная, староста класса, при этом не гордячка, а добрая, простая, немного застенчивая девушка, не осознающая собственной привлекательности. Занимается бальными танцами, богатые родители. А кто я? Сама не знаю. Некто. А может, никто.
  Улыбающийся Лео был слишком красив. Его элегантность только подчеркивали черные джинсы с многочисленными карманами и цепочками, на ком-нибудь другом, менее совершенном, висевшие бы мешком, и такой же черный свитер, крупной ручной вязки. От одного взгляда на него сердце наполнялось восхищением.
  Они так увлеклись разговором, что даже не заметили моего появления. Лео положил свою руку на плечо девушке и, я вздрогнула. Как от пощечины.
  Что со мной такое?! Если сейчас же не успокоюсь, то сгорю от напряжения, как старая лампочка. Нет, что такое с ним?..
  Прозвенел звонок на урок и Лео мгновенно переместился на соседний стул. Со мной он так и не поздоровался. Стало больнее.
  Учительница, Наталья Ивановна - маленькая суетливая женщина лет тридцати, коротко рассказала, в чем состоит суть сегодняшнего задания, и раздала каждому картонные карточки с чертежами.
  Начертив основу детали, я рассеянно взяла из пенала старый циркуль, отозвавшийся холодной тяжестью в руке, и вместо того, чтобы поместить его в точку на листе, нечаянно со всей силы ткнула свой палец. Я до того была не в себе, что даже не почувствовала боли. Отдернув руку, я с удивлением увидела, как на поверхности подушечки тонкого бледного пальца выступает блестящая капелька алой крови.
  Боже! Что сейчас будет?!
  Резко повернувшись к Лео, я встретила его горящий ненавистью взгляд, в котором то и дело вспыхивали языки пламени.
  Как ни странно, его злость пошла мне на пользу, внезапно вернув мне уверенность в себе: любое чувство в сотню раз лучше холодного безразличия. Дерзко прищурив глаза и соблазнительно улыбнувшись, я поднесла палец к губам и слизнула капельку. Прорычав что-то нечленораздельное, наверняка какое-то ругательство, Лео встал, чуть не уронив на пол стул, и широким шагом покинул помещение.
  - Леонардо Стюарт! Вернитесь на место! - Прокричала Наталья Ивановна, но тщетно. Дверь уже закрылась.
  Мрачное удовлетворение, сопровождавшее действо, почти сразу сменилось чувством потери. За что он меня ненавидит? Что я ему сделала? Или чего не сделала? Всего за пол часа и вчерашняя драка, и боль в мышцах отошли на второй план. И вот я опять не знала, что же мне со всем этим делать?..
  Ко второму уроку черчения Лео вернулся и, предельно вежливо извинившись перед учительницей, занял свое место.
  Я попыталась начать разговор, но это было похоже на общение с каменной стенкой. Полный игнор, как будто меня и вовсе не существует. В конце урока, сдав идеальный чертеж, Леонардо с улыбкой подошел к Кате и они плечом к плечу вышли из класса.
  Собрав свои вещи и закинув рюкзак на плечо, я в одиночестве поплелась в столовую.
  - Эй, Ди, что это с твоим Кеном? - Догнав меня, протянул Миша. - Мне стоит им заняться?
  - Вы поцапались? Или это он тебе изменяет? - С другой стороны, взяв меня под руку, пошла Лиза. - А я-то думала, почему ты никакая ходишь.
  Пожав плечами, я пошла быстрее.
  Войдя в столовую и положив на поднос мясную запеканку с соком, я машинально пошла к столику, за которым сидели Майя и Адель.
  Лео уже устроился напротив Кати на противоположной стороне столовой. К счастью, Миша с Лизой поняли, что мне сейчас не до них и тоже заняли места в центре, в кругу жужжащих как улей учеников.
  Нервно сев и кинув под стол рюкзак, я принялась ковырять вилкой запеканку. Есть не хотелось.
  Лео улыбался. Катя смеялась. Да, сейчас она подпадет под гнет его очарования, будет восхищаться его умом и сногсшибательной внешностью, а потом сама не заметит, как влюбится по уши и будет готова на все ради него.
  - Диана, ты в порядке? - Сочувственный голос Майи.
  - Не знаю. - Я и правда уже ничего не знала. - Что-то произошло? Ты ему рассказала?
  - Не успела. Он с утра приехал сам не свой, обидел Ориану, сломал новый телефон, собрался в школу и сразу ушел. Я его таким еще не видела. Кажется, что он сам не знает, чего хочет и от этого бросается на всех, кто под руку подвернется.
  - А как ты сама? Мне показалось, тебе тогда стало плохо.
  - Я в порядке. Дэвид обо всем позаботился. - По тому, как она потупилась, я поняла, что пока не стоит расспрашивать ее о том, как ей удалось нас спасти...
  - Он теперь с этой? - Я так давно не слышала, чтобы Адель говорила в моем присутствии, что не сразу поняла, чей кристально чистый голосок разбавил неясный гомон. При мне она обычно обходилась исключительно презрительными взглядами.
  - С Катей. - Уточнила я.
  - Двуличная гиена. - Поджав губы, вынесла вердикт светловолосая красавица.
  - Что? - Я решила, что мне послышалось.
  - Лживая девка.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Адель может видеть чувства людей. - Прошептала Майя.
  - Как Дэвид? Удивительно.
  - Не совсем, она пока только делает первые шаги.
  - Даже этого достаточно, чтобы понять, что творится в голове раздувшейся от гордости индюшки, притворяющейся невинной овечкой. - Адель говорила как всегда свысока, но, на секунду мне показалось, что в ее взгляде промелькнуло сочувствие. Неужели я настолько жалко выгляжу?
  - Она умная и красивая. - Почему я-то ее защищаю??!
  - Змеи тоже умные и красивые, только кусаются.
  Впервые я почувствовала тепло по отношению к этой девушке, такой хрупкой и одинокой. Несмотря на большую семью, она всегда держалась особняком, а ее любимый не отвечал ей взаимностью. Теперь я отчасти могла понять каково это - остаться одной, когда кругом сплошь влюбленные парочки.
  - Я тоже змея? - Решила я на всякий случай уточнить.
  - Нет. Ты - настоящая. - Машинально ответила Адель, но, увидев, как удивленно поползли вверх наши с Майей брови, насупившись, добавила. - Это не значит, что ты мне нравишься! Просто, если выбирать между тобой и этой гиеной, то уж лучше ты.
  От удивления я на секунду лишилась дара речи, а потом тихо произнесла:
  - Спасибо.
  - Да, говорю же, не нравишься ты мне! - Почти прокричала девушка. Готова поспорить, если б она могла, то покраснела бы сейчас до корней волос. Вместо этого она надула пухлые губки и сжала маленькие кулачки, став похожей на маленького взъерошенного котенка.
  - О, Адель, ты такая милая! - Не выдержала Майя, стремительно обнимая ее, и целуя в обе щеки.
  - Фу, Майя! Не трогай меня! - Пыталась отбиться Адель, смущенно закрывая руками свое личико.
  Действительно милая, не могла не согласиться я.
  Но тут взгляд сам по себе снова притянулся к Леонардо и, горькая правда пронзила сердце. Как ни пытайся заглушить боль, ничего не выйдет.
  Пожелав девушкам удачного дня, я, вновь повесив рюкзак на плечо, отнесла поднос с нетронутым обедом к горе грязной посуды и ушла из столовой.
  
  Еще четыре урока мне не пережить. Решила я и отправилась прямиком в библиотеку.
  Как всегда, за библиотекарским столом, перебирая потрепанные бумажки, восседала полная фигура Лидии Михайловны. При виде меня она убавила громкость настенного радио, реликвии советских времен, передававшей новости, и приветливо улыбнулась.
  - Здравствуйте.
  - Здравствуй, милая. Как поживаешь? Давно тебя не видела.
  - Все нормально. - Я постаралась быть как можно более убедительной.
  Лидия Михайловна тяжело вздохнула.
  - От меня-то можешь не прятаться. Сорока на хвосте уже принесла, что хахаль твой за другой юбкой бегает.
  - Все нормально. - Повторила я, больше для себя, чем для нее. - Между нами ничего особенного и не было.
  - Ну конечно, весь город болтает о том, как вы с ним на машине катаетесь, и выходные вместе проводите. Люди такое говорят...
  - Вы же им не верите? - Спросила я с надеждой.
  - А то. И трещоткам этим рты закрываю. Всем говорю: 'Наша Диана не такая, как все эти бездельницы и не станет делать ничего плохого'. Только ты на себя посмотри. Извелась поди вся? Совсем ручки, ножки тоненькие, личико бледненькое. Не заболела?
  Я хотела было прервать эти сетования. Не то, чтобы она мне не нравилась, но от такой заботы всегда чувствуешь себя не в своей тарелке. Но тут же одернула себя. Пусть лучше думает, что мне не хорошо. Тем более что все тело до сих пор страшно ломило.
  - Нет, не заболела, но что-то мне нехорошо... А можно я тут посижу, на урок идти, сил нет?
  - Конечно. Но может лучше к доктору и домой? - Заволновалась она.
  - Нет-нет. Я только отдохну немного.
  - Ну, как знаешь. Я тогда пойду на обед и тебя тут закрою, хорошо?
  - Конечно.
  Пока Лидия Михайловна поднимала себя со стула, выбиралась из-за стола и закрывала дверь с другой стороны, я прошла к любимому потертому матерчатому креслу между дальними стеллажами, заполненными зарубежной литературой. Удобно устроившись в нем, я наугад взяла с полки книгу. На черной кожаной обложке выцветшими золотыми буквами шла надпись: Жюль Верн 'Таинственный остров'.
  Я уже давно прочитала все книги этого автора, но была не прочь перечитать еще раз, тем более что он всегда уделял внимание таким бесчисленным деталям, как названия и описания растений, животных, минералов, погоды, ветров, людей, населявших тот или иной уголок земного шара. Вот бы учебники по географии писали так же интересно! Каждая его книга как подробное описание путешествия - подводный мир, южные страны, северные края, моря, реки, заливы, континенты...
  Погрузившись в мир приключений, я постепенно расслабилась, на меня навалилась слабость, сонливость и под нарисованные воображением поиски Сайруса Смита, отлив, шквальный ветер и лай собаки Гедеона Спилета, я провалилась в туманную дымку сна.
  Разбудил меня громкий звук упавшей книги, прозвучавший как взрыв бомбы в мирной тишине библиотеки.
  - Диана? - Раздался от двери голос Лидии Михайловны.
  - Да? - В горле пересохло, отчего голос прозвучал как-то надломлено.
  - Проснулась? Давай я тебе чайку заварю, и пойдем домой. На улице уже стемнело, пора закрываться.
  Поежившись, я медленно поднялась с кресла, подняла с пола книгу и, закрыв, поставила ее на место. Спина затекла от сна в скрючившемся положении, зато мышцы почти перестали болеть, и я почувствовала себя хоть и помятой, но отдохнувшей.
  Выбравшись из закутка, я увидела, что на столе на бумажных салфетках уже стоят две чашки крепкого ароматного чая с бодрящим запахом ежевики и голубая эмалированная вазочка с домашним печеньем. Выпив чая, я ощутила прилив сил, как будто возвращалась к жизни после тяжелой болезни.
  К счастью, Лидия Михайловна не пыталась меня разговорить и задавать вопросы, которые были бы мне не приятны.
  Лео... Тяжелая волна грусти накатила и отхлынула, опустошая сердце, чтобы тут же вернуться и снова ударить по больному месту. Я все еще не знала, что делать, но, по крайней мере, у меня появились силы, чтобы справиться с этим.
  Помыв за собой посуду, мы закрыли библиотеку, спустились в раздевалку, оделись и пошли к дому. На улице очень быстро темнело, туда-сюда сновали возвращающиеся с работы люди, уставшие после тяжелого трудового дня, но счастливые от того, что кто-то ждал их дома, кричали родители, зовущие домой своих загулявшихся отпрысков, проезжали последние автобусы. Жизнь шла своим чередом.
  Попрощавшись с Лидией Михайловной у ее подъезда, я нехотя поплелась к себе.
  Лео, как он мог так поступить? И даже ничего не объяснить мне? Да, я не должна была влюбляться, да, временами я вела себя как романтичная дурочка и вопреки всяким доводам разума продолжала на что-то надеяться. Но это же не повод отталкивать меня как прокаженную?! Неужели есть что-то, чего я не знаю? Почему так? Почему?! За что!?
  Чем ближе я подходила к дому дяди, тем сильнее терзали меня эти вопросы, тем медленнее я шла, пока совсем не остановилась. Мимо, спеша, проходили какие-то люди, но я их не видела.
  Он даже не смотрел на меня, а единственный доставшийся мне взгляд отразил лютую ненависть. Я не могла ошибиться. Да что же это такое?! Я должна знать. И будь что будет! Если он просто устал опекать маленькую девочку, чей отец вынудил его поклясться заботиться о ней, то пусть хотя бы скажет мне это в лицо!
  Развернувшись на месте, я, что было сил, припустила в сторону леса. Я задыхалась морозным воздухом, когда через двадцать минут, пробежав через распахнутые ворота ограды, остановилась у дверей дома-замка.
  Сегодня он выглядел еще более сказочным - закованное во льды белокаменное видение с парящими башенками, окруженное присыпанными блестящим снегом елями. На глубоком темно-синем небе уже высыпали звезды, предвещая скорые заморозки.
  Несколько минут я постояла в ярком свете дверного фонаря, прижав руку к безумно бьющемуся сердцу, и переводя дыхание. Наконец, собравшись с духом, я позвонила.
  Раздался громкий мелодичный звук, буквально через секунду дверь распахнулась, и я увидела Оливию в запахнутом розовом махровом халатике. Судя по всему, она только-только вышла из душа и ее длинные темно-рыжие волосы лежали на плечах большими мокрыми прядями. Обдавая все вокруг густым ароматом сирени, она с улыбкой пригласила меня в дом.
  - Привет, ты к Лео?
  - Да, если можно.
  - Конечно, проходи, и будь как дома. - Ее улыбка, как всегда, была сногсшибательна. - Он поехал на почту и до ближайшего магазина, вот-вот должен вернуться.
  - Я подожду?
  - Конечно, поднимайся в его комнату. Извини, что оставляю одну, но мы с Рокко собирались съездить в ресторан... Он уже ждет, а я такая копуша.
  - Все в порядке.
  - Ты - солнце. Третья дверь слева. - С этими словами она упорхнула куда-то в сторону кухни в неизвестные мне уголки дома.
  Задумчиво я поднялась наверх по лестнице и вошла в комнату Леонардо.
  Раздался испуганный вскрик и, я увидела Адель, в панике закрывавшую потайную раздвижную панель справа от тахты. Увидев меня, она с облегчением выдохнула.
  - Уф. Ты меня до смерти напугала. Что ты тут делаешь? - Накинулась она на меня.
  - Извини, я пришла поговорить с Лео.
  - Его сейчас нет.
  - Знаю, Ориана сказала, что я могу подождать его здесь. А ты что тут забыла?
  - Не твое дело. - Высокомерно протянула она, но вдруг потупилась и почти вежливо попросила. - Ты можешь не говорить ему, что я была в его комнате?
  - Почему?
  - Все-то тебе знать нужно. По кочану. Просто не говори.
  - Хорошо. - Пообещала я, хотя и не совсем понимала, зачем это делаю.
  - Ок, тогда договорились. Счастливо оставаться. - С этими словами ее высочество меня покинуло.
  Оставшись одна, я присела на край кресла, стараясь не думать о том, что здесь искала Адель. Хватило меня ненадолго.
  Поддавшись любопытству, я подошла к стене и осторожно ощупала щель. Если б не Адель, мне бы точно никогда не удалось обнаружить тайник - он располагался точь-в-точь между двумя листами дерева, плитами которого по низу были обиты все стены в этом доме, сверху переходя в обои. Размером он был с маленькую дверцу, только намного уже, зато более метра высотой. Интересно, сколько подобных секретов таит этот дом?
  Я присела на корточки и попыталась отвести панель в сторону, но не тут-то было. Она прочно стояла на месте, не уступая ни на миллиметр.
  С вздохом разочарования, я оперлась на нее, чтобы подняться на ноги. И вскрикнула: с тихим щелчком панель вошла в глубь стены.
  С новой надеждой я попробовала отодвинуть деревянную доску, на этот раз она с легкостью подалась и отошла вправо. Осторожно просунув голову в открывшееся отверстие, я чуть не задохнулась от пыли и громко чихнула. Когда глаза привыкли к мраку внутри, я смогла разглядеть крохотную пустую комнату, расположенную ниже уровня пола. Голые кирпичные стены покрывал толстый слой пыли и паутины. Единственным предметом внутри нее оказался большой портрет в старинной позолоченной раме, висевший на противоположной от входа стене.
  Он выглядел очень древним, краска местами потрескалась, облупилась и выцвела, по верху изображения виднелись следы копоти, как будто в месте, где когда-то висела картина, над ней горел потолок. На раме время тоже успело расписаться: на левой стороне красовалась выбоина от какого-то большого тупого предмета, царапинам на позолоте не было числа, по низу в ряд шли вмятины - как будто следы от пальцев.
  Но самым замечательным было изображение молодой женщины с младенцем на руках. Ее длинные вьющиеся волосы были зачесаны в высокую прическу и забраны сеточкой на макушке, от которой на спокойный высокий лоб шла цепочка с подвешенным на ней драгоценным камнем. Такие образы можно увидеть на средневековых гравюрах или иконах. Темно-зеленое бархатное платье, отделанное по линии декольте и краям рукавов пушистым коричневым мехом, подчеркивало глубокий изумрудный цвет глаз матери. На груди девушки красовался прекрасный золотой медальон, усыпанный рубинами. Но самым примечательным было ее лицо: фарфорово-бледное, благородное, одухотворенное, невероятно красивое. Глаза матери с трогательной нежностью вглядывались в личико спящего младенца, ручка которого, выбралась из золотистой пеленки и сжимала ее указательный палец. Невероятно длинные ресницы ребенка отбрасывали голубые тени на пухлые розовые щечки, губки сложились в довольную улыбку, непослушный завиток темных волос упрямо падал на лоб, как...
  У Лео.
  Невероятно. Неужели это мама Лео?.. Действительно, теперь я заметила явное сходство в цвете глаз, волос, линии скул, носа... Само совершенство. Да, его мама могла быть только такой. Лео...
  Внутри что-то екнуло - а ведь он должен вот-вот вернуться! Что он скажет, увидев, как я, стоя на коленях, разглядываю содержимое его тайника. Не хотелось даже представлять такое.
  Чихнув напоследок еще раз, я вытащила голову из дыры в стене и поспешно вернула панель на место. Но было слишком поздно...
  Каким-то шестым чувством я ощутила его. Вскочив на ноги, я обернулась и увидела Леонардо. В ярости. Его прекрасное лицо побледнело, насколько это возможно, сузившиеся в бешенстве глаза метали молнии, губы сжались.
  - Какого черта ты тут забыла?! - Процедил он сквозь зубы, но мне показалось, что он кричит. От страха у меня пересохло в горле, а волосы на голове зашевелились.
  - Я... Я хотела поговорить. - Мысли метались в беспорядке. Я внезапно забыла обо всем, что хотела ему сказать и чувствовала себя словно преступник, взятый с поличным. Вместо слов с губ срывался какой-то бессвязный лепет. - Ты... Я... Я не хотела...
  - Чего ты не хотела?! Почему ты всегда оказываешься там, где тебя не желают видеть? Я вроде бы уже дал тебе понять, чтобы ты не лезла в мою жизнь! Не понимаешь намеков? Вместо этого приходишь ко мне, роешься в моих вещах! - Чем дольше он говорил, тем громче звучал его голос и, в конце концов, стал подобен громовым раскатам. Каждое слово ударяло по мне как наковальней. - Тогда я скажу тебе прямо: хватит мучить меня! Уйди из моей жизни! Больше не смотри в мою сторону, не подходи ко мне, не заговаривай! Я не желаю тебя видеть! Уходи! Убирайся! - Он распахнул дверь.
  Поначалу я готова была молить его о прощении. Я уже не боялась его. Но по мере того, как его безжалостные слова добирались до моего сознания, что-то внутри застывало, ломалось. Когда он открыл дверь, чтобы вышвырнуть меня как нашкодившего котенка, я поняла: что бы я сейчас ни сказала, это не будет иметь никакого значения. Все кончено.
  Гордо подняв голову, с пустым взглядом, умение плакать до сих пор не вернулось, за него кровавыми слезами рыдало сердце, я вышла из комнаты. И испуганно вздрогнула, услышав, как громко захлопнулась за спиной дверь.
  Какое-то время я в шоке стояла посреди пустого коридора, не зная, что делать, и кожей чувствуя напряженную тишину этого огромного дома, стены которого вдруг показались такими угрожающе тяжелыми, словно готовыми упасть и раздавить меня. Потом я машинально пошла прямо по коридору, по лестнице вниз... Через темную гостиную, окрашенную поздними сумерками в алые цвета...
  По пути я заметила, как за углом взметнулись рыжеватые кудряшки Адель. Она не могла не слышать... Ну и пусть. Какая теперь разница?
  Я на автомате оделась, вышла на улицу и пошла...
  Окончательно стемнело, но белый снег отражал далекий бледный свет звезд и раннего месяца, освещая мне путь. Куда-то.
  Сейчас мне нужно было хоть что-то делать, чтобы чувствовать себя живой. Так почему бы не идти? Особого напряжения это не требует. Шаг-другой. А куда? Какая разница? От Лео. Теперь, когда его миссия по отношению ко мне была полностью выполнена, я оказалась ему не нужна... Впрочем, этого следовало ожидать.
  События последних дней несколько притупили мою способность к восприятию. Внутри меня образовалась пустота, пропасть, но не такая, как после гибели родителей, более острая, более глубокая.
  У вас бывало такое чувство рядом с кем-то, будто он ваша половинка? Родная, незаменимая, неотделимая, единственная, в которой сосредоточено все счастье этого мира. А теперь представьте, что вас ее лишили. Отрезали, ампутировали. Но даже и тогда это будет лишь часть той безысходной опустошенности и тоски.
  Я не видела дороги, не знала, что будет дальше. Да и не хотела знать. Вот она ночь, настало ее время.
  А судьба тем временем не спала, продолжая плести свои хитрые сети, перекрещивая пути и устраивая, казалось бы, невозможные случайности.
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.41*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Решетов "Ноэлит-2. В поисках Ноя."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"