Борыс Светлана Борыс Юлия: другие произведения.

Одна?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Её любовь безгранична, как горящее у её ног поле цветов, как дорога, по которой она идет, и её любовь слепа, как желание увидеть любимого. Только пройдя по пути, который выбрала, Лора понимает, насколько велико это желание и что она сделала ради его исполнения.

  Полдень. Солнце нещадно слепит глаза, я поправляю широкие поля шляпы и улыбаюсь тонущим в горячем мареве цветам. Сегодня я проспала. Алекс решил оживить забор у нашего дома цветами и мы высаживали черенки до позднего вечера. Сейчас, глядя на пышные гирлянды цветов кампсиса, я понимаю, почему Алекс их любит. Но вчера.... Не знаю, что за дух противоречия вселился в меня, заставив весь вечер спорить с ним. Всё равно проиграла. Алекс сказал, что кампсис притягивает взгляд, и ухаживать за ним просто - знай, обрезай вовремя, чтобы не заплёл всю округу. Я прыснула, вспомнив, как возразила ему, что для такого профессионального цветовода, каким я стала, это не аргумент, и тогда он обнял меня и закружил по аллее. Уже за полночь, мы сидели в беседке, и Алекс рассказывал мне легенду о любви молодого музыканта Кампсиса к принцессе Глицинии. Он вплетал в мои длинные волосы цветки белой глицинии, говорил, что я прекрасней всех земных принцесс, и что он хотел бы родиться поэтом, чтобы воспевать мою красоту вечно.
  Почему Алекс не разбудил меня? Теперь он, конечно, уже в оранжерее, и мне нужно поспешить к нему. Ах, Алекс, я так соскучилась, словно мы не виделись целую вечность!
  Какая красивая дорога! Вся увита цветами, но как же мне не хочется идти одной по этой дороге! Мы так часто ходили здесь вместе, что представить, будто Алекс идёт рядом, совсем не сложно. Протягиваю Алексу руку и почти чувствую тепло от его прикосновения. Будто он и правда идёт рядом. О чем мы обычно говорим? Иногда он делится со мной своими планами на день, иногда мы говорим о работе, но чаще, мы болтаем ни о чем. Он спрашивает, что мне сегодня приснилось, не устала ли я, рассказывает, на какой цветок я сегодня похожа. Я знаю, что вечером получу букет этих цветов. Ах, Алекс, он такой романтик! Мы вместе уже больше семи лет, а он до сих пор меня балует.
  Не устаю благодарить судьбу за её щедрость, подарившую мне встречу с Алексом. А ведь я не хотела идти. Помню, как девчонки чуть ли не силой затащили меня на выставку орхидей. Через неделю мне предстояла защита диплома, а я не успевала со сроками. На выставке было откровенно скучно, и я жалела о бессмысленно потраченном времени. Отстав от подруг, я думала о презентации своей работы, когда услышала приятный мужской голос. Он пояснил мне, что созерцаю я типичного представителя самого распространённого из одомашненных сортов орхидей с названием "Фаленопсис". Название меня рассмешило и голос сообщил, что все дело в сходстве с бабочкой. Длинные водорослеподобные корни под розовыми цветочками ассоциировались для меня вовсе не с бабочками, мне даже показалось, что запахло морем. Тогда я заметила, что сходство с медузой для меня очевидней. В менторском тоне, поясняющем, что в ветвях тропических деревьев медузы не водятся, угадывался сдержанный смех.
  Встретив взгляд мужчины, я почувствовала, как головокружительно быстро пропадают мои повседневные заботы, как исчезают мои стремления и мечты о будущем, уносясь в страну забытых желаний и потерянных грез.
  До встречи с Алексом цветы меня интересовали только как экзотичный элемент декора. Неизбежное украшение богатых домов в подражание восточной роскоши. А теперь... Цветы стали моей работой и я даже не знаю, нравятся ли они мне теперь. Алекс любит цветы. А для меня... Поднимаю руку и прикасаясь к цветам, оплетающим высокий забор.
  - Сегодня так жарко! А вы свежи, как после ливня. - Провожу рукой по мягким оранжевым колокольчикам.
  - В этом месте не часто живые цветы увидишь.
  Неожиданный ответ прогоняет мою мечтательность. Поворачиваюсь на голос. Ко мне подходит мальчишка, он громко бьёт мячом о землю, поднимая клубы пыли. Кажется, это ему в радость, хоть он и покрыт пылью с ног до головы. Его светлые волосы от пыли кажутся седыми, пыль осела даже на густые ресницы и губы. Нет, губы просто очень светлые. И лицо тоже. Ничего странного, ведь только начало лета, ещё успеет загореть. Что необычно, так это очень тонкие черты лица, такие редкость в наших краях. Мальчишка выглядит знакомо.
  - Почему ты разговариваешь с цветами? - он задирает ко мне свой острый нос.
  Не знаю, что сказать. Хочу спросить его имя, но он продолжает нагло пылить на меня. Кажется, к мячу добавились и его ноги. Пыль попадает в глаза, и я жмурюсь. Еще немного, и моё красивое платье превратится в тряпку. Как я покажусь в таком виде перед Алексом? Отряхиваюсь и отбираю у мальчишки мяч. Прошу больше не пылить. Непослушный ребёнок одним быстрым движением выбивает мяч из моих рук, и смеётся.
  - Вам нуж-но по-спе-шить, - чеканит он, подчеркивая каждый отдельный слог ударом мяча. Он повторяет эти слова снова и снова. - Вам нуж-но по-спе-шить, по-спе-шить, по-спе-шить.
  Он бьет с такой силой, как будто стремится вбить звук собственного голоса в землю. Я испуганно отступаю, а он продолжает яростно и методично вколачивать мяч в пыльную землю, десятки раз повторяя одно и то же слово. Почему-то он напоминает мне сломавшегося деревянного щелкунчика с остервенением разгрызающего орехи, но совершенно позабывшего, зачем он это делает. Я не выдерживаю, и кричу на него:
   - Прекрати! Зачем ты это делаешь?
  Мальчишка удивленно поднимает голову, через мгновение в пустых глазах просыпается узнавание.
  - Прогоняю вас. - Он оглядывается, и слегка ёжится, как от холода. - Хозяин разозлился, скоро, - говорит мальчишка растягивая слова и скалится, вытягивая ко мне свое острое лицо, - очень скоро он будет здесь.
  Хозяин? Хозяин чего? Может, мальчик подрабатывает у соседей? На вид ему лет восемь. В таком возрасте никто ещё не работает, да и на нуждающегося он не похож. Если отряхнуть пыль с одежды, она станет выглядеть очень даже прилично, а для такого жаркого дня, даже не к месту строго, словно мальчишка собрался на какое-то торжество. Открываю рот, чтобы спросить при чём здесь я, но мальчишка меня перебивает, не дав слова сказать.
  - Если будешь и дальше стоять здесь с разинутым ртом, вам тоже не поздоровится, особенно тебе.
  - О ком ты говоришь?
  - Ты странная. Хозяина не знаешь. Все его знают.
  Сам ты странный. Я о другом спрашивала, а он сбил меня с мысли, теперь всё из головы вылетело. Совершенно невоспитанный ребёнок.
  - А я не знаю! Кто он?
  - Хозяин. Он здесь главный. Хотя... Хозяин ещё ничего, он детей никогда не обижает, а вот его помощники - им вообще всё равно, дети или взрослые.
  Мальчишка быстро оглядывается на поле и манит меня пальцем. Я наклоняюсь, и он шепчет мне в ухо, так тихо, что я едва могу разобрать.
  - Но я всё равно сбегаю, и буду дальше сбегать. - Он так близко ко мне, что я чувствую исходящий от него сладковатый запах.
  Его глаза смотрят мимо меня, бледные губы подрагивают и он подмигивает кому-то, очевидно, заметному только ему. Неожиданно для себя, я резко отшатываюсь от него, он не понимает моего испуга и смеётся.
  - Лови! - Мяч пролетает высоко над моей головой.
  Это ж надо быть таким бестолковым! Кто бы поймал такую подачу? Мальчишка, будто сразу забыв обо мне, громко смеётся, и несётся вслед за мячом. Слышу, как стихает топот шустрых детских ног. Ну и пусть теперь догоняет. Охота ему бегать по такой жаре!
  Солнце припекает всё сильнее. Я только вышла, а от жары кажется, что иду целую вечность. Справа вдоль дороги тянется нескончаемый забор. Раньше сквозь деревянный частокол можно было разглядеть дачные домики. Помню, как выбравшиеся с утра пораньше соседи здоровались с нами, и мы с Алексом махали им в ответ. Когда лианы успели всё заплести? Даже не заметила. Огненно-яркие кампсисы смешались с бледными цветами душистой жимолости. Лианы так разрослись, что им мало места на высоком заборе. Длинные стебли, усыпанные пышными оранжевыми соцветиями, огромной вспененной волной угрожающе нависли над тропинкой, по которой я иду. Кажется, в некоторых местах ветер всё-таки разметал оранжевые брызги, и они потекли по полю с другой стороны дороги, мгновенно окрашивая всё на своем пути. По всему горящему океану цветов, качаются и извиваются, подобно огненным бесам, растрёпанные соцветия багровых амарантов. Чем больше я вглядываюсь в их безумный танец, тем сильнее он манит меня. Я уже почти схожу с тропы, когда слышу женский голос, зовущий кого-то по имени.
  Женщина в красивом белом платье стоит на дороге. Невысокая и тоненькая, в руках она держит сумку, достаточно большую для того, чтобы набив её продуктами, отправиться в поход на неделю. Удивительно, что я не заметила женщину раньше, наверное на цветы засмотрелась. Мне неловко от того, что я забыла её имя. Кажется, мы встречались не так давно. Смущенно подхожу, не зная, как завести разговор. Здороваюсь. Женщина не смотрит на меня. Она стоит с опущенной головой и теребит длинный черный шарф. Я бы с лёгким платьем такой не надела. И вообще, к чему ей шарф, в такую жару?
  - Вы не видели моего сына? - Решается она заговорить. - Никак не могу его найти.
  За весь путь мне встретился только хулиганистый мальчишка, видимо, он и есть её сын. Это было совсем недавно. На дороге точно ещё пыль столбом стоит. Почему она его не видит? А может, непослушный пацан сбежал от матери и спрятался в цветах на обочине?
  - Он только что пробежал мимо. Шустрый ребёнок.
  Она поднимает голову, и я вижу, как сильно они похожи. У женщины такие же тонкие, я бы даже сказала, заострённые черты лица, как у мальчишки.
  - Шустрый, даже Хозяину трудно за ним уследить. Всё норовит к отцу сбежать.
  Мальчишка тоже о нём говорил.
  - Кто такой Хозяин?
  - Хозяин не пускает меня к сыну. - Женщина удивлённо смотрит на свои руки, и тут же нервно отдёргивает их от шарфа, будто только осознав, что делает. - Я задержалась совсем не на долго, а он сбежал. Не мог меня дождаться!
  Её голос звучит так резко, что я вздрагиваю. Кажется, она злится, но когда она поднимает на меня глаза, в них стоят слёзы. Плачет? Меня Алекс тоже не дождался, но я же не делаю из этого трагедию!
  - Знаешь, как страшно? - шепчет она, придвинувшись ближе, совсем так же, как её сын. - Он такой маленький! Поэтому мне пришлось пойти за ним. Но здесь... - Она резко оглядывается на поле, будто испугавшись что её подслушают, и продолжает еще тише: - Здесь я ищу его снова и снова. Ничего не закончилось. Даже здесь я не могу его увидеть.
  Надо лучше следить за детьми, чтобы потом плакать не пришлось. Не знаю, что там у них случилось, но отдавать ребенка какому-то Хозяину, чтобы потом ходить искать по жаре? Не понимаю. По-моему, это глупо. Странная она, как и её невоспитанный ребёнок. Надоели. Только задерживают.
  - Мне очень жаль, - говорю я, отступая немного в сторону.
  - А что с вами?
  - Со мной? Ах, нет! - Улыбаюсь. - Я никого не ищу, я иду к мужу.
  Женщина рассеянно кивает мне и отводит взгляд. Она пристально смотрит на дорогу за моей спиной и вдруг начинает улыбаться. Наверное, замечает маленького хулигана.
  - Тогда вам нужно поторопиться.
  Кажется, это же сказал её неугомонный сын. Это у них что, семейное, торопить всех встречных?
  - Сегодня я могу опоздать. - Я снова улыбаюсь и добавляю: - У меня очень хороший муж, я могла бы совсем не работать, но дома без него скучно да и работа у меня интересная. Никогда не устаю возиться с цветами, у нас семейный бизнес. Может быть вы видели теплицы? Мы выращиваем орхидеи.
  Женщина рассеянно кивает, но кажется, она меня не слышит.
  - Просто, он ушел раньше, - добавляю я тихо.
  - Совсем, как мой сын. - Женщина наконец отвлекается от разглядывания дороги, достаёт из сумки два больших красных яблока, и предлагает их мне.
  Очень аппетитные яблоки, я протягиваю руки чтобы их взять, и тут что-то выпадает из моей правой руки. Маленький острый предмет. Не тяжелый, но зачем я несла его? Едва он ударяется о землю, я забываю, что это было.
  Мы расходимся не попрощавшись. Неприятная женщина, я ей об Алексе рассказываю, а она? Вообще не слушает, только сын на уме. За спиной стихают шаги женщины, и неприятное ощущение от разговора улетучивается, но хорошее настроение потеряно. Лучше уж одиночество, чем эти странные люди.
  В таком настроении и солнечный день покажется хуже унылого дождливого вечера. Даже цветы с их приторной красотой не радуют. Однообразный пейзаж. Справа забор, слева поле. Бесконечное поле цветов. Не думала, что эта дорога такая долгая. Скучно. Наверное, это усталость, я не заметила, что прошла так много. Даже ноги болят.
  Ещё день ещё два свою ношу нести...
  Ещё день, ещё два по дорогам брести...
  Где я это слышала? Может, это о жизни? Перешагиваешь из одного дня в другой, и тянешь за собой свои проблемы. Не знаю, плохой из меня философ. Жарко. Пить хочется. Ну почему я не взяла с собой воду? Ах, да, с Алексом путь кажется коротким, я даже не замечаю, как мы доходим до оранжереи. Без него всё не так.
  У меня же яблоки в сумочке! Одно сама съем, а второе Алексу отнесу. Яблоко слегка сморщилось, наверное, от жары, протираю его платочком, неожиданно, шкурка под платком становится мягкой и по пальцам течет липкий сок. Останавливаюсь, чтобы сок не капнул на платье. Переспело? Не может быть, только что оно было твердым! Пытаюсь удержать, но оно буквально просачивается сквозь пальцы. На землю с неприятным чавканьем подают куски, растекаясь у ног коричневой жижей, в руке остается лишь промокший насквозь платок. Что это? Наклоняюсь, чтобы рассмотреть. В луже копошатся жирные белые личинки. Они сожрали его изнутри? Какой ужас! Отбрасываю платок подальше и бросаюсь к забору, тру руки о листву, пока они не становятся сухими. Разве оно могло так быстро сгнить?
  У меня же ещё одно яблоко в сумочке! Ах, нет! Вытряхиваю всё на дорогу. Вещи, перемешанные с гнилью и личинками вываливаются на землю.
  - Аааааа... Ну и гадость!
  Продолжая орать, отбрасываю сумочку в поле. Пряжка громко ударяется обо что-то под цветами, но я даже не пытаюсь разглядеть, что там - бегу по дороге.
  От быстрого бега начинаю задыхаться. Длинное платье путается в ногах, и бежать всё тяжелее. Останавливаюсь чтобы отдышаться. Кажется, я бегу уже целую вечность.
  - Ну почему дорога так тянется?
  Я уже давным-давно должна была дойти до оранжереи. Солнце уже клонится к закату, а я, как бы ни всматривалась вдаль, ничего не вижу, всё расплывается, горизонт исчез. Как долго я ещё буду идти? От ярких красок цветов слепит глаза, их стебли всё ниже склоняются над головой, будто схватить хотят, а от их приторного запаха кружится голова. Красно-оранжевое пламя окружает меня и даже земля разогрелась настолько, что обжигает ноги. Еще немного и я упаду в обморок.
  - Нет, Лора, держись. Собирайся с силами и двигайся дальше.
  Как я могу, если духота сводит с ума, будто я иду по безумно долгой дороге в ад. Под завывание адских псов. Или пение. Удивленно останавливаюсь, прислушиваясь. Да, правда похоже на пение. Заунывное пение. Откуда? Дорога пуста. Я одна здесь. Перед глазами возникает встревоженное лицо мужа, такое родное, любимое. Он будет искать меня. А вдруг я пошла не по той дороге? Точно, впереди должны быть деревья, а за ними небольшое озеро, из которого мы берем воду для оранжереи. Как же я забыла? Но здесь нет деревьев, только невысокие кусты, обвитые кампсисом. Значит, я заблудилась, и Алекс меня не найдёт! Как же так? Я никогда не ночевала под открытым небом, а здесь и днём страшно. Что же я буду делать ночью? Ещё этот звук. Он всё громче, но никого не видно. Может это стая диких собак в поле? От пронзительного воя по коже пробегают мурашки. Стая собак может быть очень опасна, а спрятаться негде. Как можно сильнее я прижимаюсь к забору, мечтая слиться с цветами, чтобы псы меня не заметили.
  Они вылетают на тропинку, и я замираю от страха, но они проносятся мимо, как стая гончих псов за добычей. Только это... не псы. Остроконечные головы, выпирающие углы плеч, коленок, очень длинные ноги. Как сложенные из бумаги гротескные чудовища..., из кроваво-красной бумаги. Так вот, почему я не увидела их среди цветов. Бегут они сложившись вдвое так, что их головы торчат далеко впереди, как пики, от этого я не сразу осознаю, насколько они огромны. А если они выпрямятся? В голове возникает картинка поля, перекатывающего ко мне свои кровавые волны и огромная стая трехметровых монстров, медленно бредущих, покачиваясь, или того хуже, бегущих со всей скоростью, на которую способны их длинные ноги. Увидев такое, я наверняка постаралась бы продраться сквозь забор, обламывая ветви или даже собственные пальцы, сдирая кожу с тела, лишь бы не попасться в лапы жутких чудовищ. К счастью, стая пролетает мимо меня. Нам не по пути. Слава богу! За кем они погнались? Жадно вдыхаю горячий воздух, только теперь понимая, что забыла дышать. Не важно, за кем, главное - не за мной.
  С трудом заставляю себя оторваться от забора, хочется остаться здесь насовсем, только бы не поворачиваться спиной к этим жутким тварям. А если они вернулись? Кажется, я что-то слышу. Оглянуться страшно, но я чувствую его, я знаю, что один из них за моей спиной. Тихо крадётся, но я слышу, как рассыпаются комья земли под его ногами, слышу тихий шорох камней, слышу, как он задевает ветви цветов, как цветы осыпаются, падают ему под ноги и он наступает на них. Чувствую, как он нависает надо мной, его нескладное красное тело склоняется над моей головой. Слышу его угрожающий шепот. Ещё шаг, и он раздавит меня, обрушится жутким, неминуемым кошмаром, вцепится в спину, вгрызётся зубами в шею. От страха по спине проходит дрожь и холодный пот струится под тонким платьем. Чувствую свое бешенное дыхание, ноги напрягаются, готовые в любой миг сорваться на бег. Глаза мечутся в поисках спасительного убежища.
  Нет, спрятаться негде. Дорога прямая - ни одной развилки, ни одного поворота, ни одного маленького, укромного уголка, в который я могла бы забиться, сжаться в комок, опустить голову, обнять ноги. Спрятаться. И ждать, ждать, пока тёплые руки не обнимут меня, защищая от этого кошмара. Ждать, когда Алекс найдёт меня, выведет из этого жуткого места, заберёт домой.
  - Алекс, помоги мне, Алекс, - дрожащий, тоненький писк едва достигший ушей.
  Это я? Как это может быть моим голосом? От удивления останавливаюсь. Шаги тут же затихают. Никаких звуков, кроме моего быстрого дыхания. А может никого и не было? С чего я взяла, что меня преследуют? Красные меня даже не заметили и умчались в другую сторону. Я это видела. Своими глазами. Никто из них меня преследовать не может. Я одна. И это не страшно. Одной быть совсем не страшно. Лора, не волнуйся, тебе нельзя паниковать. Ты должна идти. Алекс ждёт тебя. Ты нужна ему. Закрываю глаза и медленно втягиваю воздух, представляя, как золотой свет наполняет меня, прогоняет черноту из моего тела, очищает мысли, и я становлюсь лёгкой, почти невесомой. Я свободно отталкиваюсь от земли и взлетаю в небо. Я прекрасна и совершенна и у меня нет ни одной мысли, за которую могли бы зацепиться страхи. Солнце согревает меня, успокаивает, наполняет энергией, возвращает способность нормально мыслить.
  Дорога бесконечна, как бы я ни вглядываюсь вдаль, ничего, кроме красной стрелы забора и уходящего за линию горизонта бескрайнего поля, не видно. Но ведь мальчишка и его мама должны были как-то попасть сюда? Возможно, это из-за цветов забор кажется сплошным, а на самом деле, там есть выход и я смогу сбежать отсюда. Иду вдоль забора, касаясь рукой цветов, но всё равно почти пропускаю его. Если не искать, можно и не заметить.
  Увитая лианами тропинка накрывает меня густой тенью, пряча от беспощадно палящих солнечных лучей. Здесь растут только кампсисы, но я с трудом узнаю их - крупные красные цветы собираются в пышные соцветия, за которыми лишь кое-где проглядывает зелёная листва. Нигде не видела подобного изобилия. Даже тропинка усыпана облетевшими цветами, будто они все не могут вместиться на ветвях, и новые цветки вытесняют те, которым пора уйти. Это странно, потому что тлен их не тронул. На земле они лежат такие же красивые. Может здесь какая-то особенная почва или воздух прохладней? После жары я даже чувствую лёгкий озноб. А может, дело вовсе не в прохладе, а в этом жутком, будто залитом кровью, месте, и это оно заставляет меня дрожать?
  Здесь еще тише, чем на дороге. Никаких звуков. Только шуршание цветов под ногами, больше ничего. Это ненормально. Ведь за забором живые люди? Кое-где лианы не такие густые и за ними угадываются очертания домов, я даже вижу дворы. Ухоженные, чистые, с аккуратно посыпанными песком тропинками, с деревьями. Слишком тихо. Но разве так бывает? Люди ведь шумные. Они должны быть очень шумными. Их машины, их музыка, их бесконечные разговоры. Люди всегда шумят. Все. Все шумят, потому что боятся тишины. И все бегут, только бы не отстать, выбиваются из сил, хватаются зубами за любую возможность, стирают пальцы в кровь, срывают ногти, теряют души в своём стремлении не выбиться из течения, не раствориться в одиночестве, потерянными и забытыми всеми. Никто не понимает, что страховки от одиночества не существует.
  Один бесконечный миг меняет всю жизнь. В одну секунду человек теряет всё - желания, стремления, даже мечты. Он застывает в своём горе, неподвижный, окруженный вихрем чужих жизней. Его душа кричит, но кто услышит этот беззвучный крик? Все пробегают мимо, никто не обращает внимания на его страшный, тоскливый вой. А ведь он был таким долгим, таким беспомощным, таким кровавым, как эти цветы, чей сок просачивается между моими сжатыми в кулак пальцами. Кто это был? Смятый влажный комок падает на тропинку. Не помню. Комок похож на запёкшийся сгусток крови. Да, кровь я помню. Много крови. Кровь залила всё тело, красными пятнами забрызгала кусты, траву, дорогу. Совсем, как здесь. Нет, здесь всё не так, это только цветы. Тогда почему их кровавый сок продолжает литься на тропинку? Бесконечные горсти цветов, можно выжимать их вечно. Вытираю руки о подол платья.
  - Ах, оно испачкается! - Чувствую, как губы растягиваются в усмешке: - А разве, теперь не всё равно?
  Да, так и есть. Голубые цветочки? Абсурд. В этом месте всё должно быть красным. Цветы, дорога, моё платье. Маленькие домики за забором тоже красные. О, смотрите! Под ними разливаются кровавые тропинки. Как красиво! Только пусто. Где же красные человечки и их жуткие красные собачки?
  - Люди! Где вы? - Высокий голосок начинает отсчёт: - Раз, два, три, четыре, пять я иду искать. Кто не спрятался.... Ах да! Спрятались все.
  Никого нет. Я одна! Я снова одна!
  - Одна! - закрыв глаза, кружусь, сбивая цветы, и на меня осыпается красный дождь. - Я снова одна! ААААААААААААААА!
  Одинокий голос поглощают своды цветочных арок. А вдруг это не я, вдруг это меня ищут? Пригнувшись, озираюсь по сторонам. А я ещё не спряталась. Что же делать? Где спрятаться? В цветах! Дрожащими руками раздвигаю стебли лиан, спрячусь, спрячусь, спрячусь здесь. Хорошее место. Никто меня не найдёт. Если сидеть неподвижно, то лианы укроют меня, примут в свои объятия, прорастут сквозь теплое тело, их корешки прорвут мои вены, заберут мою кровь, и в этом месте расцветут новые прекрасные цветы, а я, я замру в ожидании.... Кого же я жду? Нет! Никто не должен меня найти. Никогда.
  Но, почему всё не так? Цветы выталкивают меня! Каждой клеточкой своего уставшего тела я чувствую жесткое сопротивление. Наверное, это правильно. Цветы знают. Здесь плохо. Темно. Я никогда не увижу солнца. Надо выйти отсюда. Выйти, выйти. Видеть свет. Когда-то я видела свет, я была светом. Или я была теплом? Да, точно, я была тёплой, как вода, но почему вода стала красной? Она должна была стать сладкой, нет, солёной, как кровь. Я научилась превращать воду в кровь, но вот ходить по воде я не умею. Я хожу по цветам. По красивым красным цветам. Как по красной дорожке. Ха - Ха. Глупое сравнение. По красной дорожке босиком не ходят. А когда это я потеряла свои туфли? Может, когда пряталась от гончих? Жаль, хорошие были туфли. Наверное, мои любимые. Не помню, но без них даже лучше. Идти легко. Можно так идти бесконечно, на поверхности дни будут сменяться ночами, а я буду здесь. В этом мрачном месте.
  В этом красивом месте. Такие чудные цветы повсюду, торжественно, как в усыпальнице королей. Наша королева умерла.... Или это был король? Да умер король. Мой прекрасный, любимый король покинул меня, и теперь я должна проводить его. Как это делают? Откуда мне знать, я же не Харон. Я даже не знаю, куда идти, какую дверь выбрать. Ни одна не похожа на королевскую. Будто двери склепов со старого кладбища. Страшные двери. Кто же за ними спрятался? Любопытно. В какую постучаться - в правую или в левую? Рука тянется поочерёдно то к одной, то к другой. Что же мне делать? Повернуть нельзя, а впереди.... Что это? Прямо передо мной... это что, стена? Нет. Не похоже. Во тьме, утопленной в арке из сухих лиан, под паутиной и грязью едва угадывается контур ещё одной двери. Прячется? Хорошо. Я тебя не вижу. Постучусь в... поворачиваю голову направо и налево, направо и налево, ну ладно, ладно, победит та, что откроется первой.
  Вытягиваю руки в стороны, их размаха как раз хватает, чтобы я могла постучать одновременно в обе двери. Тук. Тук. Тук. Глухо, будто стучусь в грудь мертвеца. Тук. Тук. Тук. Тук. Теперь подожду. Через мгновение до меня доносится неуверенный шорох, но он растворяется в окружающей тишине, как вздох в прохладном воздухе. Грудь сдавливает жесткая лапа разочарования. Что за ужасное чувство! Будто выкачали весь воздух вокруг меня - дышать нечем. Неужели я останусь здесь навсегда? Нет, не может быть, просто я слишком нетерпелива. Надо подождать. Звук повторяется, и, как награда за ожидание, с другой стороны раздается такой же шорох. Мне повезло! Радостно хлопаю в ладоши - я наконец-то выберусь отсюда. Тц! Не спугни. Слегка приподняв голову, прислушиваюсь, теперь звуки четче. Да, это шаги. Немного отступаю, чтобы не столкнуться с теми, кто выйдет. Тут же в глаза бросаются два светлых пятна в верхних углах дверей. Кажется, когда я стучала, их там не было. Странно. Откуда они выбрались? Постепенно начинаю понимать, что меня тоже рассматривают. В прорези глазниц на меня уставились две грязные белые маски.
  Маска слева интересная, у неё заострённый подбородок и длинные, острые, как кинжалы рога. Вторая маска круглая, не привлекающая внимание, будто обезличенная. Под налипшей грязью угадывается белый цвет, но почему-то мне не хочется рассматривать её и я отворачиваюсь. Склоняю голову к двери под рогатой маской. Прислушиваюсь. Тихое шарканье. Наверное, дом находится далеко и мне придется подождать пока старушка дойдет. Почему-то шаги кажутся неуверенными. Может, ей очень трудно идти, у неё больные ноги и поэтому она прихрамывает? Жаль, что я её побеспокоила. Надо будет извиниться, если соседняя дверь откроется раньше. Мне кажется, или шаги становятся легче? Почему я подумала что это старушка? Старушки не могут так ходить. Вдруг перед глазами темнеет.
  Поздний вечер. В окнах многоэтажек горит свет, но он не может разогнать тьму, притаившуюся на дне большого двора, поэтому маленькая девочка устроилась играть под уличным фонарём. Она рассаживает на скамейке кукол и напевает песенку, чтобы не бояться. Родители снова задерживаются, а дома она не любит сидеть одна. Там очень страшно. Не помогают пение и включенный свет, от него еще темнее тени под кроватью, а детский голосок не заглушает шорохов и хрипов, ползущих из темных углов.
  Когда со стороны соседнего подъезда раздаётся неуверенное шарканье, девочка отряхивает песок с платьица самой непослушной куклы, и рассказывает ей, как важно прибыть на бал нарядной. Шаги совсем не похожи на соседские, поэтому девочке становится любопытно и она выныривает из защищающего её круга света. Мимо, опираясь на палку, проходит сгорбленная старушка. Удивительно, что она гуляет в такое время по чужому двору. Может старушка заблудилась? Дома и в школе девочку учат помогать пожилым людям: уступать им место, переводить через дорогу, и теперь она пытается вспомнить, в каких ещё случаях надо помогать. Девочка совсем запуталась в правилах взрослых и не знает, что делать, но старушка проходит мимо. Хорошо, что её помощь не нужна. Девочка собирается вернуться к своим куклам, когда старушка останавливается. Это немного пугает, ведь она уверена, что та её не заметила. Девочка вдруг понимает, что свет - вовсе не спасение.
  Она потихоньку отступает к детскому домику рядом с песочницей. Фонарь в той части двора недавно разбился, поэтому домик не найти, если не знать где он. Но девочка-то знает, они с друзьями часто играют там в прятки. Она ныряет в домик и, поджав ноги, садится к противоположной от входа стене. Старушке её здесь ни за что не найти.
  В пустые квадраты окон и двери сочится тьма. Девочка вся обращается в слух. Никаких шагов. Слышен только спокойный гул притихшего города, но не успевает девочка вздохнуть с облегчением, как совсем близко раздаётся старушечье шарканье. Так близко, что девочке кажется, будто она слышит как скрипит песок под клюкой старухи и даже слышит её хриплое дыхание. Старуха уже проходит песочницу и очень скоро её страшное лицо заглянет в открытую дверцу. Девочка понимает, что если она не решится сейчас, ей не сбежать. Она выскакивает из домика. Как раз вовремя! Старуха тянет к ней свои корявые руки и цепкие, как птичьи когти, пальцы хватают девочку за волосы, но крюки скользят по шелковистым прядям, не сумев зацепиться за них. Девочка несётся со всей скоростью, на которую способны её молодые ноги, но старуха не отстаёт, и шаги её звучат всё легче. Страх придаёт девочке сил, она взлетает на свой этаж, перепрыгивая через ступеньку и дрожащими руками вставляет ключ в замочную скважину. В тот миг, когда старуха поднимается на верхнюю ступеньку, девочка бросается в узкую щель едва приоткрывшейся двери и захлопывает её перед носом старухи. Закрыв все засовы, она ещё долго слышит хриплое дыхание за дверью, но боится выглянуть в глазок, только, опустившись на пол, беззвучно плачет.
  Старуха не просто испугала меня. В тот вечер я поняла, что чудовища живут не только в сказках, что мои страхи не были выдумкой истеричной девочки, а смерть может явиться в любом облике. Даже прикинуться безобидной бабушкой. Но здесь, здесь всё перевернуто! Здесь перед дверью стою я. Но я же не смерть? Я не могу нести смерть. Я не могу быть чьим-то кошмаром. Смертью была старуха. Почему я больше не слышу её шагов? Вдруг она уже здесь, и подглядывает в щель? А если она меня узнает? Вскрикиваю, и тут же закрываю рот ладонью. Неожиданный скрип рядом. Резко поворачиваюсь, но тут же начинает открываться дверь передо мной. И тут всё исчезает, страх, мутной пеленой закрывает мои глаза, страх, не давая закричать, ледяными пальцами сдавливает горло и сотнями призрачных голосов шелестит над моей головой.
  - По какому пути ты пойдёшь? По пути Бога...
  - По пути Дьявола...
  - Какую маску ты хочешь примерить?
  - Маску Бога?
  - А может, маска Дьявола манит тебя?
  Голоса то сливаются в монотонный шум, то, будто споря друг с другом, взрываются резкими выкриками. Сжимаю голову руками, закрываю уши, прошу их замолчать. Ничего. Они просят, уговаривают, орут громче и громче, требуют сделать выбор. Они сводят с ума. Кричащие черные тени, прикрываясь белыми масками выползают из своих углов. Их тонкие длинные руки медленно прорывают оплетенные лианами паучьи гнезда, слепо ощупывая длинными подвижными пальцами все, что попадается на пути - листья, сплетения цветов, шершавую поверхность дверей, цепко хватаются за них, чтобы вытащить из укрытия черные аморфные тела. Помогая рукам, их бесстрастные маски, приклеенные к толстым уродливым шеям тянутся вверх. Вытянувшись, поворачиваются ко мне. Сверху на меня осыпается грязь и белая крошка. Не хочу видеть их настоящие лица. Маска Бога, маска Дьявола? Нет. Это не правильно! Я не могу это выбирать.
  - Нет! Я не могу! Не могу! - повторяя снова и снова, отхожу назад.
  Голоса умолкают. Я слышу, как захлопываются двери, а в следующий миг, чей-то разочарованный вздох стирает все звуки.
  Ещё даже не поняв, что делаю, бросаюсь бежать, и сразу налетаю на что-то так сильно, что теряю равновесие и хватаюсь руками за забор. Ну почему это со мной происходит? Теперь ещё ободрала ладони до крови. Больно. Поэтому я плачу? Вытираю тыльной стороной рук сухие глаза. Что? Не я. Но... Кто... Замираю. Тогда... Боюсь оглянуться. Плачет? Тоненьким тихим голоском, так горько, будто оплакивает всё горе мира. Здесь никого, кроме меня нет. Я знаю. Ведь маски разговаривали со мной. Только со мной. А теперь они ушли, и я снова слышу эту звенящую, ужасающую тишину и своё дыхание. Так было всегда. Здесь всегда была только я. Всё время, я была одна. Этот горячий, сладковатый воздух всегда нужен был только мне. Я помню. Я ищу Алекса. Одна. Кто же плачет за моей спиной? Такой скорбный плачь. Не могу его слышать! Бегу не оглядываясь, со всех ног. Скорее. Скорее отсюда. Алекс, помоги мне. Пожалуйста, Алекс.
  - Алекс! Где ты?
  Неожиданно тьму разрывает алое пламя. Поле. Хорошо. Здесь не страшно. Прижимаюсь спиной к забору, меня обволакивает сладковатый запах цветов, будто возвращаюсь домой. Успокоившись, медленно опускаюсь на землю и прижимаю ноги к груди, совсем как в детстве. Снимаю шляпку чтобы стереть пот со лба, но жесткий лён царапает кожу. Шляпа выскальзывает из рук, и я оставляю её валяться на земле. Больше она мне не нужна, последние лучи закатного солнца озаряют небо, скоро они исчезнут, унося за горизонт палящую тяжесть дня.
  Опускаю глаза и замечаю плоский серый камень. На нем что-то написано, всего несколько слов. Сил совсем не осталось, приходится ползти на четвереньках чтобы прочесть. Надпись очень старая, я провожу пальцем по выбитым на камне буквам, и тут замечаю второй камень. Третий. А чуть дальше блестящий мраморный крест. Кладбище? Не может быть. Я весь день любовалась огненными кампсисами, цветущими здесь. Затаив дыхание, медленно выпрямляюсь. Вглядываюсь в темнеющее поле. Всюду, под цветами, серые, черные, новые или истёртые временем могильные плиты. Кое-где, как символы человеческой забывчивости, торчат покосившиеся деревянные кресты. Почему я не видела этого раньше? Бесконечное, засеянное смертью поле простирается до самого горизонта.
  Как страшный сон. Да, сон. Теперь я вспомнила! Здесь, на этом поле, я снова и снова ищу тебя. Каждую ночь, каждую бесконечную ночь, я брожу по комнатам нашего дома, по пустынным улицам, я вновь и вновь возвращаюсь туда, где мы встретились и всегда, неизменно, выхожу к этому полю, но и здесь тебя нет.
  Прохладный вечерний воздух приносит тошнотворный запах прогорклой бумаги. Из горла прорывается истеричный смех: "так они и правда, бумажные", но смех застревает липким комом, когда мимо проносятся красные тени. Замираю, чтобы не привлекать их внимание. Бесполезно! Один из них останавливается передо мной. В ужасе смотрю, как медленно поворачивается его голова, как меняется её форма, как разглаживается конус лица, оставляя на пустом красном листе кое-как прорезанные пустые глазницы. Вслед за головой, часть за частью, с сухим шуршанием, поворачивается все тело. Изворачиваясь, он распрямляется, вытягивается, но чтобы заговорить, вновь складывается почти вдвое.
  - Тебе здесь не место. - Голос похож на смятую бумагу. - Уходи.
  Но я не могу уйти! Алекс, как мне объяснить ему, что это место зовёт меня?
  - Я ищу Алекса.
  - Уходи.
  - Он ждёт меня.
  - Тебе здесь не место. - Огромная нескладная фигура надвигается, оттесняя к тропинке. - Уходи.
  - Нет.
  Красный останавливается и медленно наклоняет голову набок, кажется, он к чему-то прислушивается. Затем он выпрямляется во весь рост, так, что мне приходится задирать голову, чтобы уследить за ним, но он неожиданно легко, будто призрак, касается моей щеки своей шелестящей рукой, заставляя смотреть на поле.
  - Поздно. Он идёт.
  Идёт? Алекс? Как же так? Я, наверное, ужасно выгляжу. Сумочка так некстати испорчена! Зеркальце, помада..., оглядываюсь по сторонам. Новенький мраморный памятник поблёскивает как зеркало. На гладкой поверхности выбиты два имени. Я вижу их красивые лица. О! Так вот как её зовут! Это она испортила мою сумочку! Неугомонное семейство. Лежали бы себе спокойно вместе с сыном, так нет - бродить им надо, вещи людям портить. И настроение. Рассматриваю собственное отражение. Платье мятое, грязное, без шляпки волосы растрепались, ещё и босая. Где я теперь всё искать буду? Времени нет. Там, среди надгробий, я уже могу различить одинокую фигуру Алекса. Он идёт ко мне.
  - Алекс! Алекс! Я здесь!
  На бегу отряхиваюсь и приглаживаю волосы. Красная свора расступается. Я так соскучилась, Алекс, любимый. Наконец-то я смогу быть с тобой. Слёзы радости застилают глаза, я не вижу дороги, но уже не могу остановиться. Как давно я не плакала? Ни разу. Когда ты ушел, я не проронила ни слезинки. Просто не могла. Я не бросила тебя. Я не переставала тебя искать. Никогда. И ты вернулся. Это ведь был ты, Алекс? Темная фигура, сидящая ночами у моей кровати. Я знаю, что это ты навещал меня. Ну почему слёзы не останавливаются? Вытираю глаза. Уже совсем рядом. Наконец-то я тебя увижу.
  Высокий серый силуэт. Когда он подходит ближе, вижу, какое бледное у него лицо и какие синие глаза. Но он..., рыдания вырываются страшным криком, ноги подкашиваются и я падаю. Нет! Нет! Алекс! Почему? Где же Алекс? Красный сказал, что Алекс идёт за мной. А этот человек.... Кто он? С невероятным трудом поднимаю отяжелевшую голову чтобы увидеть. Почему он такой? Чувствую неожиданный покой, страшный, вечный покой, слезы уходят. Кто он? Я таких никогда не встречала. От него невозможно отвести взгляд. Серый, как пыль на этой дороге, как небо за его спиной, как мгновенно засыхающие под его ногами цветы, как пепел. Я чувствую, как земля содрогается от его шагов, нарушая покой тех, кто в ней лежит. Слышу их беззвучный ропот. Они жаждут услышать волю Хозяина, чтобы подняться и последовать за ним. Миллионы жаждущих мертвецов. И среди них... Алекс?
  Алекс! Я искала тебя повсюду, а ты был здесь. Надо же, я боялась..., а это.... Это ты бросил меня! Оставил одну, а я так скучала, я тысячи раз набирала твой номер, чтобы услышать твой голос, но слышала только гудки. Алекс, и каково это? Лежать здесь. Без мыслей. Без чувств. Без боли. Разлагаться на белой постели из кружев, отдавая свои соки скользящим по рукам, ногам, заползающим под одежду, вползающим на лицо, проникающим под веки мягким личинкам. Внутрь, под тонкую кожу, туда, где раньше билось сердце. Мое сердце. Здесь, рядом с тобой, я не буду одинока, наши нежные спутники позаботятся о моем теле, как позаботились о твоем. Они растворят меня, растянут по кусочкам, сделают удобрением, чтобы твои любимые цветы стали ещё ярче, ещё прекраснее. Я уже вижу их необыкновенную, волшебную красоту, их дурманящий запах. Алекс! Я пришла к тебе.
   Ледяной холод, пронзивший босые ступни приводит меня в чувство. Хозяин. Он идет, и всё вокруг начинает меняться, будто проявление Хозяина кладбища поднимает ветер разложения сметающий на своем пути живое буйство красок, оставляя лишь серые надгробия, торчащие из мертвой земли. Теперь он повсюду.
   Я чувствую его в холодной земле под моими ногами, в сером тумане, в красных гончих, визгливо выкрикивающих его имя, в тошнотворно-сладком аромате пьянящего воздуха. Он в крошечных частицах праха, кружащегося вокруг меня, в воздухе, наполняющем мои легкие, от него кружится голова и глаза застилает непроглядная тьма.
  Почему Хозяин? Разве это имя подходит ему? Я бы назвала его Смерть, но и смерть всего лишь слово, лишь миг обрывающий жизнь. Он что-то другое, что-то большее, что-то бесконечное, скрытое от глаз, непостижимое разумом. Он один и в нём миллионы. В его памяти собраны обрывки снов всех, кто лежит здесь. Он - то, что способно помочь мне.
  Хозяин останавливается, его лицо равнодушней бумажной маски. На сером лице яркими пятнами выделяются глаза, с пустым, как глазницы черепа, взглядом. Он слеп? Нет, он смотрит, куда-то вдаль, сквозь меня.
  - Я хочу встретиться с Алексом.
  - Ты потеряла. - Губы Хозяина двигаются, но голос звучит со стороны.
  Что-то холодное переходит в мою руку, отрываю взгляд от мертвого лица. На ладони лежит небольшой очень острый нож, из тех, которые мы используем для работы в саду, но Красный ошибается - это не мой нож, Алекс все инструменты содержит в чистоте, а этот какой-то грязный. Что это к нему прилипло? Похоже на ржавчину. Поспешно стряхиваю нож с руки.
  - Зачем ты так? - спрашивает Хозяин шелестящим голосом Красного.
  Красный сгибается пополам, как тогда, в беге, длинные руки без труда дотягиваются до земли. Взяв мою руку, он разгибает пальцы и вновь вкладывает нож. Пытаюсь отбросить его, но Красный удерживает, и сжимает мою руку в кулак, чувствую боль, сквозь пальцы проступает кровь.
  - Он твой. Скоро, очень скоро ты к нему привыкнешь.
  Ничего не могу сделать, бумажная рука оказывается твердой, как камень и продолжает давить. В ужасе смотрю на падающие словно ливень алые капли. Касаясь земли, они впитываются без остатка, не остается даже следа. Она голодная! Земля. Сухая могильная земля хочет еще крови. Словно исполинский монстр, она завывает подо мной и просит ещё, она скрежещет своими серыми гнилыми зубами, готовясь раскрыть грязную голодную пасть.
  - Нет! Нет! Нет! - кричу, что есть сил и не могу остановиться. - Нет!
  - Нет? - Лицо Красного оказывается передо мной, я вижу, как губы раздвигаются в пустом, беззубом оскале, из рваного рта вырывается страшное шипение. - Сама, ты сама этого хотела. Только великое желание могло привести тебя ко мне.
  Внезапно Красный исчезает, на его месте появляется Хозяин, он так близко, что я прислушиваюсь к его дыханию, но он не нуждается в воздухе. От этой близости мое тело цепенеет, мысли, душа, все мое существо сжимается, готовое превратиться в прах, и упасть под ноги Хозяина. А голодный монстр будто чует мой страх. Он всё воет и воет, всё ждет, и подталкивает к бездне, медленно, очень медленно протягивающей мне руку. Изо всех сил заставляю себя заглянуть в бездонные глаза, чтобы найти ответ на свою просьбу, но глаза по прежнему смотрят сквозь меня. Почему? На что он смотрит?
  - На то, что стоит позади тебя, - звучит ответ в моей голове.
  Позади меня? Вдруг накрывает невыносимое ощущение, будто что-то прижимается к моей спине, давит, не дает повернуться. Чувство тяжести впивается в спину паучьими лапами, ночными страхами, гнетущим взглядом умирающего человека, плачем, что преследует меня. Что-то сдавливает мое горло, рука поднимается, чтобы освободиться, но это мое платье, что-то сзади так сильно тянет за подол, что ворот врезается в шею, очень больно. Тянут всё сильнее, и чувствую, как ступни погружаются в мягкую землю, и она осыпается, будто под моими ногами пустота. Я падаю?
  - Аааааааааааа! - Изо всех сил отбиваюсь от того, что вцепилось в меня, руки натыкаются на что-то холодное, тонкое, чьи-то ногти царапают кожу, пытаясь ухватиться за мою руку. - Нет! Нет! - Топаю, от этого земля под ногами просыпается еще сильнее. Сейчас мертвец затянет меня в свою могилу. - Отцепись от меня!
  Со всей силы дергаю платье, кажется, дышать становится чуть легче, набираю полную грудь воздуха, рука, защищая, все ещё держится за шею. Секунду вокруг царит мертвая тишина, затем раздается скрежет, глухие удары отбрасываемых комьев земли, мелкие камни, осыпающиеся в яму - кто-то копает. Поднимаю глаза. Пустые черные глазницы Хозяина смотрят на меня. Теперь на меня. Пойманная в капкан его взгляда, чувствую, как меня заволакивает тьма, невыносимый страх, такой, что кажется я вот-вот умру, парализует сердце. В этом страшном онемении, парализованная, лишенная воздуха и сил, я с полной ясностью понимаю, что для Хозяина я только дань голодной пустой земле, я лишь очередное тело для еще одной могилы, и Алекс такой же, и миллионы других. И нам никогда не встретиться. Так же, как эта глупая женщина, я буду бродить по полю в поисках Алекса, пока не превращусь в пыль.
   - Вам никогда не встретиться, - звучит пустой голос, и я не могу понять, это голос Красного или мысли Хозяина вползли в мою голову. - Вам никогда не встретиться, вам никогда не встретиться, никогда не встретиться, - повторяет пустой голос.
  Хозяин равнодушно отворачивается и уходит, тут же свора окружает меня, и я вновь чувствую тяжесть и удушье и разочарование и злость.
  - Нет! - кричу я вдогонку монстру. - Это не то! Совсем, совсем не то. Нет! Я не этого хотела.
  Отворачиваюсь от Хозяина, стряхиваю то, что вцепилось в моё платье. Красные топчутся передо мной, стеной отгораживая от меня тропинку. Нет! Я выберусь отсюда. Это ваше поле - это всё обман! Вам меня не удержать. Разбегаюсь и выставив вперед руки врезаюсь в красную стену. Огромные монстры расходятся в стороны, пропуская меня. Убегаю под протяжный вой, такой тоскливый, будто завывания плакальщиц над моим телом. Что же я делаю? Они бегут за мной. Догоняют мгновенно. Окружают, как стая шакалов, но держатся поодаль не набрасываются. Только один бежит за мной по пятам, чувствую его дыхание и прикосновения к спине и слышу, как быстро колотится его сердце. Вылетаю на дорогу. Псы останавливаются. Я тоже замираю, пораженная. Над горизонтом, миллионами кострищ алеет закат. Совсем скоро, с последним лучом солнца исчезнет моя жизнь. Надо поторопиться. Где-то здесь, совсем рядом был выход. В какую дверь стучать? Теперь уже неважно.
  Врываюсь на затененную цветами тропинку. Дыхание смерти не коснулось этого места. Здесь все по-прежнему красиво. Опавшие цветы всё также хрустят под ногами, и этот стук. Быстрый, глухой звук, будто сердце пульсирует, отдаваясь грохотом в ушах, но Красные остановились. Что же это? Может, моё сердце? Ужасный звук. Бегу, не разбирая дороги, тут невозможно заблудиться. Вот и двери. Не дожидаясь вопроса масок, стучусь. Кажется, проходит вечность, прежде чем двери открываются. Левая на мгновение раньше. За ней темно, но я и не пытаюсь разглядеть, хочу только выбраться отсюда. Вбегаю в дверь и вдруг страшный удар в грудь отбрасывает меня обратно. Я возвращаюсь и стучу кулаками в густую, как резина, тьму, гулкие удары разносятся в тишине. Чувствую шорох выползающих из гнезд масок, они врали - нет у меня выбора.
  - Эту дверь ты открыла для меня. Мама.
  Голос такой тихий, что я не сразу прекращаю стучать, не сразу понимаю, что он звучит из-за моей спины, не сразу оглядываюсь.
  Передо мной стоит ребенок, я опускаюсь на колени, чтобы заглянуть ему в лицо.
  Мой сын, не поднимая глаз, проходит мимо, и мне кажется, что миг растягивается в вечность. Я протягиваю к нему руки, но он, не останавливаясь, входит в открытую дверь. Тьма за его спиной смыкается. Я остаюсь одна.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"