Брага Василий Михайлович: другие произведения.

Рассказы из Мира Матери

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир Матери - матриархальный мир биопанка.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  I
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Запах умирающих богов.
  
  Кертту плелась между приземистыми хижинами. Темно - рыжее тряпье мокрым шлейфом тянулось за ней. Ноги месили то болото, которым стала дорога. Капало. Уже не первый день.
  
  Косматые женщины и диковатые грязные дети вперемешку с собаками и козами с опаской выглядывали из хижин. Вслед Кертту полетел комок грязи. Она остановилось... Все шорохи затихли. Ее спина непроизвольно напряглась, но через минуту она сгорбилась еще сильнее. И потащилась дальше в серую ткань утра... в туман.
  
  Ее морщины были глубже чем шрамы. Сильно опущенные вниз уголки губ и дрожащий подбородок выдавали душащий плач . Она перестала себя сдерживать, и по знакомой борозде на щеке потекла первая слеза. Кертту начала всхлипывать. Сзади послышался вопль ужаса, только сейчас жители деревни начали понимать кто она.
  
  Женщина упала на колени и начала целовать ее грязные ноги, но Кертту уже всего этого не видела. Черная тоска заполнила ее душу, и она заплакала в голос. Обида и скорбь скривили ее рот и ее горло начало истощать вой. Отчаяние лилось по ее венам. И темная пелена закрыла ей глаза. Где-то за рамками понимания слышались крики агонии и хрипы умирающих... людей и животных...
  
  Когда Кертту вышла из боевого безумия - грязь в деревне приняла бордовый оттенок. Она шла и переступала через то, что осталось от жителей деревни. Ей нужно было все запомнить. Плакальщицы помнят всех.
  
  Кертту зашла в первый же дом и выпила кувшин с козьим молоком. В хижине было сухо. Наверное, она поживет тут некоторое время, пока тут еще будет что кушать. Вечерело. Она зажгла огонь в очаге. И живые языки пламени начали сливаться в давно забытые картинки -те времена, когда Кертту была Воином Скорби, когда таких, как она были сотни. Две Женщины Черной Тоски могли решить исход любой битвы.
  
  Только одна девочка из сотни могла по - настоящему войти в безумие отчаяния, но каждая женщина могла защитить себя скорбью. А потом пришли мужские боги. Боги с железными мечами и молотами. Они затоптали Мать и объявили сестер Кертту нечистью, а Матерь демоном.
  
  Но придет Зима, и Мать проснется. А женщины не забудут что такое плачь, и что у него за сила. Банши вернутся.
  
  
  
  * * *
  
  
  Паучиха.
  
  Рауха подобрала седые пряди, которые падали ей на глаза. Она аккуратно нанизывала пятнистые грибы на сухую веточку. Каждую веточку она клала на свое место под самым потолком из камыша рядом с корнем мандрагоры и связками горькой травы. Чистый огонь держал еле выносимый жар в глиняной комнатушке.
  
  Рауха была вся красная и потная, но в сушилку не впускала никого. Только правильно засушенные грибы при нужном жаре повышают боевое безумие. Иначе это просто рвотное и слабительное. И только она знает как мало шалфея из пустыни нужно, чтобы ее порошок был исключительным. Ни одна другая Мудрая за много дней пути отсюда не делала его таким хорошим.
  
  И поэтому все девочки, которые прислуживали Раухе, были слепыми и немыми. Ведунья поила их каждое утро особым зельем и следила, чтобы все было выпито до дна. Она бы им языки вырезала, и глаза бы выколола, да только кому их потом продашь... Рауха никогда не портила хороший товар просто так.
  
  Самые знатные воительницы приезжали к ней за порошком. И Рауха знала - они вернутся...Они вернутся не только из-за порошочка, а еще потому, что она прицепила к ним тоненькую ниточку. То кому-то что-то пообещала, то с другой сама сняла обещание, для кого-то приворот ... а кому-то порошок сладкого забвения. Много недель пути вокруг все были окутаны паутиной Раухи.
  
  Так, по чуть-чуть исчезли все ведуньи из округи. Кто в лесу потерялся, кто в озере или в речке утонул... Когда их не стало...Рауха подумала:"Вот сейчас придет счастье..." Но счастье как-то не спешило. И Раухе приходилось развлекать себя самой. То натравит одну воительницу на другую...то потребует за первую порцию порошка старшую дочь на год в работницы...а то и саму воительницу.
  
  Только все это стало скучным, и Раухе каждый раз нужно было все больше и больше чужих мук ...чтобы застучало сердечко и задрожали мышцы сладкой истомой. Чтобы почувствовать , что она жива. А она жива...и все это будут помнить и бояться ее потерять. Они все от нее зависели...Она их всех запутала....и теперь только дергает за ниточки....скучно...
  
  Рауха насыпала порошка забвения в ладонь и слизала его языком... И вот она снова молодая в объятиях Архи, а на небе сверкают тысячи звезд. И пахнет только свежим сеном, на котором они только что занимались любовью...
  
  
  
  * * *
  
  
  Чистые.
  
  Гасан вел Чистых на север. Полосатые кода-то халаты стали грязно - серыми, и сквозь нередкие прорехи можно было увидеть железные кольца кольчуги. Рукояти кривых мечей были тоже странно изогнуты. Могло показаться, что в этих всадниках нет ни одной прямой черты. Даже их лица были мягкими и чувственными. Любой человек, который в первый раз видел Чистого, что-то испытывал: восхищение, отвращение, страх ... Это странное ощущение неуверенности ....кто-же перед тобой.
  
  Они были охотниками за нечистью. А в этих деревнях завелась Русалка или Чаровница. Стали исчезать мальчики и мужчины... А это точный знак. Гасан поднял руку, и все остановились.Еле слышный манящий запах дразнил ноздри. Они пришли...логово должно быть поблизости.
  
  Сладковатый запах-привкус воздуха раздражал Чистых. Вызывал в них ярость. Этот запах должен был вызывать в мужчине похоть. И он бы шел сам в руки Русалки, точнее сказать, в ее желудок. Разные твари вышли из Черной Матери. Русалки были когда-то оружием. Воительницы изменяли свое тело, чтобы стать идеальными воинами. Часто они передавали свои возможности дочерям. Иногда их захватывали и из них делали боевых животных. Их скрещивали и отбирали...Но некоторые из них сбегали и дичали...
  
  Полуразумная тварь чувствовала приближение мужчин. Ее насторожило, что от них не пахнет желанием, но голод был сильнее...Убить ее было все же сложно. Гасан еле - еле успевал отбивать удары хвоста с ядовитым шипом. Стрелы отскакивали от чешуи. Ее длинные когти уже отправили двух Чистых к Отцу. Но тут ядовитая стрела вошла в глаз, и через пару мгновений все закончилось.
  
  Гасан поднял нож и вонзил его в живот Русалки. Открыв ее чрево он вырезал то, что делало ее дочерью. Гасан знал, что в этих двух маленьких мешочках хранятся тысячи будущих жизней. Это то, что роднит дочерей и Матерь. И он привычным жестом положил их в рот и прожевав, проглотил...
  
  Гасан уже давно не был мужчиной. За многие годы, которые он поедал Материнское начало, он и сам понемножку начал превращаться в ее дочь. У него округлились бедра, и даже начала появляться грудь...а мужское естество практически высохло. Но только так можно было стать Чистым. Чистым в помыслах и с не затуманенными чувствами.
  
  Сейчас Гасан и сам не смог бы сказать, ЧТО он.... и чем он отличается от тех тварей, на которых он охотится...И сколько времени пройдет, пока такие как он тоже окажутся вне общества и закона?
  
  
  
  * * *
  
  
  Сила пустого сосуда.
  
  Безликая Хесса питалась в келье. Назвать то, что она делала как-то по - другому - весьма сложная задача. Еда медленно поднималась ко рту, который методично перемалывал пищу. Больше ни одна мышца не участвовала. Хесса сейчас очищалась. Она вылила уже все из себя...все, что связывало ее с этим миром. В ней не осталось желаний и мыслей.
  
  Ее глаза ничего не видели вокруг, а все звуки были заглушены толстыми коврами. Еда и вода появлялись пока она спала, и никто не был в ее жизни уже давно. Кажется, тысячи лет. Все, кем она была, исчезло. Хесса помнила как она много дней подряд не могла уснуть...Ее били, обливали водой, щекотали и потом наконец сжалились...и когда она проснулась, единственное, что она помнила, это свое имя.
  
  Всякие картинки появлялись иногда в ее мозгу, но так же быстро исчезали, а потом и сама память о том, что они когда-то были. В ее душе царило безвременье. Если может что-то царить там, где ничего больше нет.
  
  И вдруг что-то в ней зашевелилось...новое желание...и горло прочистилось через хрип. Она встала и начала что-то искать...кружа по маленькой келье.
  
  - Эта готова!- Анбар отошла от глазка. Еще пару дней и можно будет уже продавать.- Кто у нас на очереди?
  
  - Таак.... есть дряхлая Зейнаб, которая скоро может и умереть...ей новое тело нужнее всего.
  
  - Мда ...это прослужило ей весьма мало...всего лишь лет двадцать. А еще?
  
  - Проповедница Любаба хочет купить пару тел и отправиться одновременно с проповедью во все стороны света...
  
  - Ладно...пускай будет Зейнаб. Пусть придет завтра увидеть свое новое тело.
  
  ***
  
  Дверь открылась и Хесса увидела невообразимое прекрасное существо...Ей так хотелось подойти и прикоснуться к нему. Ее охватило дикое желание наполнить себя им. Стать этим добрым и красивым существом. Эти появившиеся желания заставили ее заплакать от облегчения.
  
  Она была готова впитывать и учиться...
  
  ***
  
  -Зейнаб, как тебе твое новое тело?- Анбар с гордостью улыбнулась...- Этот пустой сосуд ты наполнишь собой меньше чем за два года... и оно прослужит тебе еще лет тридцать-сорок.
  
  -Мда...а я уж как хочу выбраться из этого старого тела...а потом, наверное, заведу опять себе гарем... Поскорей бы....
  
  
  
  * * *
  
  
  Мужчины.
  
  Табор двигался медленно. Во главе гарцевал на холенном мерине Эркки. Его длинные волосы были заплетены в тонкие косы. Разрисованное красками лицо больше походило на разноцветную маску. Самые маленькие мальчики со смехом и визгом выглядывали из фургонов и крытых телег для того, чтобы посмотреть на Эркки. Легкими тумаками старики возницы отправляли их на место. Это была всем хорошо известная игра...
  
  Из некоторых повозок доносились звуки настраиваемых скрипок и свирелей. Другие повозки были тяжело нагружены оружием, доспехами и кухонной утварью на продажу. Рядом с ними ехали по два - три легко вооруженных всадника. Они жевали травинки и посвистывали. Вся показная ленца в их движениях ясно говорила о том, что табор приближался к деревне.
  
  Этот гам и шум, слышимый за несколько часов пути, тоже имел свою цель. За это время ставни открывались, и все охоницы, воительницы и купчихи могли вернуться в деревню и принять званных гостей. Рауха тоже открыла ставни. Весна вошла неожиданно в дом...Крики и ругань вперемешку с звонким смехом и везде снующими девочками превратили сонную деревню в муравейник. Расчищалась площадь под установку кибиток и палаток.
  
  Рауха тоже улыбнулась. Это должен был быть табор Архи. Нежданным для себя жестом она поправила волосы, посмотрела в зеркало и засмеялась....Все - таки какой же она дурой осталась... С прошлого прихода табора в деревне родились три мальчика. Теперь им по четыре годика ... и они уже такие миленькие. Но придется их отдать... Архи - хитрый жук. Рауха была уверена ...Архи все заранее проверил, и ему точно донесли...кто осталась брюхатой и сколько мальчиков родилось.
  
  А уж как он на скрипке играет, она прямо плачет в его руках. Пускай забирает своих мальчиков. Есть много деревень, в которые табор больше не заезжает...точнее можно сказать, что не стало многих деревень, в которые табор больше не заезжает... Так что, не стоит их сердить.
  
  И наконец ...мужской табор заехал в деревню. Эркки понял, для чего нужна маска из красок ...он сейчас был бы наверное пунцовый от откровенных взглядов. Малыши через секунду разбежались во все стороны в поисках сладостей. Они выпрыгивали прямо на ходу из повозок и телег. Мальчики постарше уже принимали ленивый скучающий вид, но было видно...насколько им самим хочется сейчас носиться по чужим кухням и заглядывать в кастрюли. А из близстоящих домов уже послышались визгливые крики старушек, которые защищали свой ужин.
  
  Архи знал...Рауха придет последней...вот он и ждал. Весна...
  
  
  
  * * *
  
  
  Проклятый рай.
  
  Раз в год Рауха возвращалась в дом своей матери. Старуха даже после смерти ее не отпускала. Тут всегда было чисто...дочери Раухи следили за этим. А уж она умела наказывать. А вот мама не могла...
  
  Рауха с нежностью прикоснулась к ее костям, которые лежали на постели. Они были маленькими и скрюченными...Как - будто она еще сильнее усохла после смерти. Если прикрыть глаза...то можно даже ее вспомнить ...вечно бегающую и исполняющую прихоти своих дочерей. Любые одежды и еду.
  
  Мама перестаралась. Когда все есть...перестает хотеться. Рауха это хорошо поняла, и поэтому ее дочки знают, что это такое - желать. На изрешеченном морщинами лице...появилась легкая улыбка. Но скоро она потухла. И губы привычно опустились вниз. Да... улыбка не для ее лица. Какими же они дурами были...она с сестрами.
  
  Их дом напоминал базар, когда купец...чуть ли не ноги тебе целует - лишь бы ты купил товар. Но им даже покупать ничего не надо было. Они были царевнами. Царевнами над одной рабыней.
  
  Их мама была купчихой. Богатой купчихой... И дурой точно не являлась....только не тогда, когда это касалось ее дочерей, видимо.
  
  Потом мама все потеряла ... И ее забрали как живой товар. Две женщины держали маму, чтобы она не вырывалась. А трех дочерей отвели как коров к местной ведьме. Они только орали как дуры и вырывали волосы, да звали мать на помощь....
  
  Пусть кто-то попробует сейчас отобрать дочерей у Раухи...ее дочери сами кого угодно отберут...
  
  Ведьма держала их для того, чтобы разводить измененных. Когда у Раухи отобрали первую дочь... она подбросила бледную поганку в котел с едой. Ведьма умирала шесть дней. Она умерла последней. Рауха все почистила от рвоты и кровавого поноса. Воняющие трупы привязала к столбам.
  
  Она не отпустила никого из загонов...а продала всех женщин и своих двух сестер тоже...и нанялась за эти деньги в ученицы к соседней ведьме. Соседки оценили это по заслугам... Других претенденток на этот дом не появилось... А может это трупы на столбах у ворот ... тоже сделали свое дело.
  
  Дочку она не смогла вернуть...Но к матери она вернулась. Она не сразу узнала эту старуху. Когда она упала Раухе в ноги и начала их целовать...Рауха ее подняла...обняла и заплакала. Она все еще плакала, когда вонзила старухе нож под ребро...
  
  Так закончился рай. Своих сестер... и их дочерей она закрыла в свои загоны. А мама так и осталась лежать на кровати...Она научила ее очень важной вещи. И Рауха никогда не жертвует собой ради детей... У нее сильные дочки и каждая строит сама себе свой рай.
  
  
  
  * * *
  
  
  Про будущее.
  
  Гасан сидел на перине. Единственную дверь в комнату закрыли. Толстые ковры полностью заглушили все шумы. Он взял пару листьев шалфея пустынного и начал их жевать. Этот сок надо было держать во рту и никоим образом не глотать. И тогда шалфей найдет ответы.
  
  Гасан ждал...скоро появятся шесть дверей. Две справа, три слева и одна перед собой. Двери к другим "Я". Гасан знал, что справа были двери детства и юношества. А слева еще три двери с тремя Гасанами разного возраста. В крайней правой двери как всегда - точная копия Гасана сейчас.
  
  Это были двери в разные части жизни Гасана. И за каждой из них - комната. В каждой комнате...по Гасану...того возраста, которому соответствует период. Мальчик, Подросток, Юноша, Молодой человек, Мужчина. С каждым из них у Гасана свои отношения. Где лучше...где хуже.С собой сейчас он вообще не спешит поговорить....
  
  Но на этот раз он пришел поговорить со Стариком. Старик был за шестой дверью...Старик мог бы сказать, что делать ему дальше...и будет ли у него "дальше" вообще. Но старик скрытен. И его не любит особенно....с малышами еще может повозиться, а себя в комнату не пускает.
  
  На этот раз Гасан взял больше шалфея чем обычно. Он очень хотел увидеть старика. Он даже не заметил, как начали открываться двери. И в коридор зашли Мальчик и Подросток. Мальчик быстро сел рядом с Гасаом и положил ему голову на колено. Мол, погладь меня....Гасан помнил...его в детстве мало гладили... Мальчика нужно погладить..он точно уговорит Старика открыть.
  
  Наконец, их собралось шесть...их никогда еще не было так много в коридоре. И все одновременно позвали старика. Гасан толкнул дверь ...она оказалась не запертой. За дверью сразу начинался песчаный пляж, и дул легкий бриз. Под пальмой сидел Старик. И тут Гасан увидел ответ...Старика обнимала Хесса, и вокруг них бегали нагие мальчики...его мальчики...
  
  Вдруг Старик поднялся и толкнул дверь. Гасан упал на колени и заплакал... Мальчик гладил его по голове...а Мужчина его обнял...
  
  Гасан проснулся утром в комнате с коврами...у него ужасно болела голова и он был счастлив....Он найдет Хессу и у него будут дети...он засунул руку в карманы халата и там нашел песок...он успел его украсть у Старика...Он сам его отнесет обратно в будущее...в мешочке на груди. В свое собственное будущее...
  
  Глосарий:
  
  шалфей пустынный-шалфей предсказателей(сирийский),галлюциногенное растение, используемое предсказателями для достижения трансовых состояний.
  
  техника шести комнат- медитативная техника саморазвития, которая позволяет вводить ресурс в разные временные пласты психики.
  
  
  
  * * *
  
  
  Путь бродяги.
  
  Бродяга Ганеш возвращался в Храм. За два года он стер в пыль не одну пару сандалий. Ткань, в которую он завернут, была желтого цвета. Цвета смерти. Мертвый бродяга возвращался в Храм. За два года Ганеш должен был научиться удовлетворяться необходимым.
  
  Мертвый Бродяга должен был выжить как птица дарами божьими и подаяниями. Он не мог работать...обмениваться и брать что-то без спроса. Ганеш сначала страдал от голода. Но со временем пища для него начала означать все меньше и меньше...лишь возможность удержать дух в теле. А дух становился все сильнее и сильнее.
  
  Он научился получать радость от простых вещей... и он понял, что эта радость ничем не отличается от той, которую он получал раньше. Он осознал, что платил слишком много...ради той же радости. Слишком много в его жизни было обманом, если радость одинаковая и за нее ничего не надо отдавать.
  
  Он увидел, что и горе было одинаковым...и не было глубже, чем раньше и так же быстро проходило. И он увидел, что многое из того, без чего Ганеш не видел своей жизни...исчезло...а жизнь продолжала его радовать.Она огорчала и радовала его вне зависимости от того,- было или не было у него больше или меньше вещей и людей вокруг.
  
  Он презрел бывшего себя за свои привязанности. И обрывал их нещадно...оставляя только необходимые для жизни. И каждая новая победа окрыляла его. Он мог днями не кушать...и больше не зависел даже от подаяний. Он перестал вымаливать пищу...так как голод стал ему верным союзником и он к нему тоже привык... Всегда можно было найти что - нибудь под ногами.
  
  Одежду он носил бережно и только в людных местах. Пока не становилось холодно, он и в ней не очень - то и нуждался. Ганеш посмотрел в лужицу и улыбнулся победно себе. Он выстоял...Он обрел мудрость и свободу от вещей. Отныне его жизнь зависит только о него самого...
  
  Желтый Бродяга помыл ступни и зашел в монастырь....Все занимались своими делами и на его шаги никто не оборачивался. Он зашел к настоятельнице. Ганеш сел на пол в ожидании того, когда она закончит молитву. Он смотрел на нее во все глаза и увидел, когда она встала и подошла к нему. Старая полуслепая Чанда приблизила свое лицо вплотную к нему. Она наблюдала очень внимательно за его новыми морщинами на лице.
  
  Через минуту она отодвинулась, и голова Ганеша аж запрокинулась от неожиданной оплеухи.
  
  -Вон из Храма ... Как ты посмел осквернить его своей гордынею. То, чему ты научился...могут все твари земные...Ты поглупел только за два года. Иди и два года будь глупцом.
  
  Глупец Ганеш вышел из Храма. Он сел на землю и рассмеялся...Мудрая его освободила от тяжкого груза особенности. Глупый Ганеш, насвистывая, отправился во все четыре стороны.
  
  
  
  * * *
  
  
  Возвращение.
  
  Рауха не любила измененных. Но именно они показывали насколько грозной может быть Мать. И пока Мать их всех кормит...они все Сестры...
  
  Вид всадниц и скакунов наводил тремор. Из скакунов мало что осталось человеческого...длинные толстые руки могли выполнять и роль передних ног и хватать дополнительное оружие во время сражения. В галопе они были медленнее лошадей, но зато были разумными и могли залезать на почти отвесные скалы. Всадницы сидели на удобных горбах, упираясь на длинную шею. Плакальщицы внешне почти не отличались от людей...Но вот ламии со своими длинными кинжалами ногтей и с острыми рысьими зубами вряд ли сохранили даже умение говорить.
  
  Кертту слезла с скакуна и открыла калитку. Рауха встретила ее во дворе. Кертту сняла капюшон, и Рауха протянула руку и погладила ее щеку. Тонкое белое лицо плакальщицы превратилось в маску. Керрту не знает эту женщину...но раз ей говорят, что она ее мама...можно и потерпеть чуть-чуть. Не заметить сходство с Раухой было невозможно...Наверное, именно так она будет выглядеть лет через двадцать.
  
  -Где они? - жалобным и надтреснутым голосом спросила Кертту. Рауха себя не обманывала...так говорят все плакальщицы.... они всегда готовы заплакать...
  
  -В загоне - почти прошептала Ведьма...она не могла отвести взгляд от Кертту. Как бы она хотела, чтобы она ее обняла и сказала :"Мама..."...- Сейчас тебе их подгонят...- из загона вытащили вереницу маленьких девочек.
  
  -Загружай...- крикнула Кертту. И ламии быстро забрали девочек...передав их свободным скакунам...те взяли в каждую руку по ребенку и поднялись на задние ноги. Ламии и сами могут побежать рядом...у них приличная скорость. Ее скакун нервно облизнулся и хотел махнуть к ней через забор...но его вовремя остановили. - Мне пора,...мама.
  
  Она вышла из калитки и через секунду... бесшумные скакуны исчезли в чаще леса. Обессиленная Рауха сползла на землю. Это ее маленькая Кертту ...которую продали измененным. Она - Мать...а мать терпит и любит своих детей....какими бы они не стали...так... как земля носит всех тварей, которых уродила... Носит, терпит и любит...
  
  Кертту неслась галопом. Ей было жалко этой женщины...она не знала точно....дочь она ей или нет...а может ее лицо просто изменили Мудрые Изменения ...Это того стоило...каждое лето столько девочек практически бесплатно...
  
  Ее скакун полез шустро на дерево... Оттуда она увидела вершину горы...совсем скоро они вернутся в Утробу.
  
  
  
  * * *
  
  
  Старая Мать.
  
  Кертту верхом на скакуне* поднялась на отвесную стену Утробы. Ее ноги мертвым кольцом обхватили шею скакуна, а руки вцепились в гриву. Подъем делался резкими скачками, и поэтому держаться нужно было крепко. Со стороны могло показаться, что на стену лезут странные паукообразные насекомые.
  
  Девочек сгрузили на первом подземном уровне. Их дальнейшая судьба совсем не интересовала Кертту. На пятом уровне она оставила скакуна. Тот растворился в сумерках подземных коридоров. Встреча с Дикой Женщиной все же смутила плакальщицу. Какие-то неясные ощущения рождались в ней... Какая-то странная горечь от того, что она могла бы быть ее матерью... и от того, что она использовала Дикую.
  
  Плакальщицы должны уметь подавлять свои ощущения, иначе такой эмоциональный взрыв в Утробе, мог бы привести к трагедии. И поэтому Кертту шла в Дом Старой Матери. Она откинула полог и вошла в келью. У очага сидела маленькая сморщенная девочка. Старая Мать подбирает любое тело, и мудрость ее не зависит от тела, в котором она находится. Она живет в них недолго...ведь именно по неизлечимой болезни она их и находит.
  
  Мудрость Старой Матери входит только в тела, которые умрут...неотвратимо умрут. Жить с такой мудростью трудно...а помогать другим - в самый раз. И вот, когда исчезает любая надежда...и пропадает горе...в тело вселяется Старая Мать. И все ей - внуки...и на всех ей хватает заботы. И самое важное ее желание - сделать своих внуков счастливыми...
  
  -Садись, милая - девочка погладила Кертту по голове. - Покушай и поспи...поговорить успеется. - Она укрыла Кертту пледом, и та уснула прямо на толстом слое тряпичных половиках. Девочка ее гладила по голове и заплетала ей косы. Прямо на глазах лицо банши преображалось, и спокойная маска...вернулась.
  
  -Спасибо, Мать -Кертту вздохнула полной грудью и съела вторую порцию похлебки.
  
  -Девочка, те кто любят, не требую жертв. Если чужая любовь рождает в тебе вину...забудь этого человека... - маленькая умирающая девочка обняла Кертту.- Поспи еще, родная...дела подождут.
  
  И спокойно...банши уснула ... .
  
  Глосарий:
  
  * Утроба - крепость-лаборатория и просто "Дом" измененных.
  
  * Скакун(измененный скакун)- человеческий мутант в два -три обычных человеческих роста с утолщенными и удлиненными руками,которые могут служить еще и передними ногами. За длинной шеей имеется горб, на котором усаживается всадник. Скакун передвигается медленнее чем лошадь, но обладает рядом других преимуществ: может бежать на двух ногах и сражаться или держать что-то в руках, взбираться на деревья- отвесные скалы, разумен.
  
  * Кертту - плакальщица-банши, измененная, возможная дочь Раухи.
  
  * Банши - плакальщица(измененная) впадает в боевой транс под воздействием таких эмоций как горе, скорбь. В боевом трансе неуправляема и практически неуязвима. Из-за неуправляемости баншами пользовались больше в карательных целях.
  
  *Старая Мать- Зимнее Лицо Великой Матери, Богиня Смерти, традиций, рода.
  
  
  
  * * *
  
  
  Дорога в Пустоту.
  
  Косой дождь
  
  достает под навесом
  
  обнявшихся влюбленных
  
  Глупый Ганеш бежал на запад. Он открыл глаза, чтобы внять всей глупости мира. Ум чуть было не разрушил его. И поэтому Ганеш стал от него избавляться. Он дарил его всем вокруг... а разве есть что-то ненавистнее бесплатных уроков? Удары палками и камни, брошенные вслед, быстро показали ему почем у нас фунт ума.
  
  Ганеш честно пытался научить людей всему, что он умел...Как результат - он убегал из одной деревни в другую, все дальше на запад. По вечерам Голодный Ганеш мечтал только о еде. Его уже не насыщала та мудрость, которую он собрал за всю свою предыдущую жизнь. И не согревала, поэтому он мерз без огня.
  
  Иногда Глупый Ганеш вспоминал Гордеца Ганеша. И часто он ему завидовал, тому, которому казалось, что у него что - то есть. Что-то такое особенное, что отличает его от всех людей. Он трясся над своей мудростью как скряга над своим богатством...И когда он возомнил себя бедняком - он ошибался. Он окружил себя фантазиями о себе, мыслями о себе, своей гордынею и шагал как павлин по вольеру. Вот его богатства.
  
  Лишившись гордости и гордыни...он лишился опоры и смысла. Зачем ему быть голодным? Для чего ему бродить по миру? Свобода обрушилась на него бременем бессмысленности.
  
  Дождь и крестьяне с палками загнали его под поваленное дерево. Постепенно темнело и вокруг начал шуршать ночной лес. И тогда Продрогший Ганеш...понял, что у него не осталось ничего...и заплакал. Горько заплакал. Он жалел себя и этот мокрый лес, который его окружал и свою бесполезную мудрость, которую он потерял.
  
  Гром заглушил рыдания. Ганеш кусал и рвал от безысходности одежду на себе. Он бил кулаками о трухлявую и влажную древесину. Отчаяние захлестнуло его. А понимание того, что время течет только в одну сторону, свело его с ума. Рассвет нашел бродягу грязным, мокрым и спящим. Когда он открыл глаза - в них отразилась пустота.
  
  Пустой Ганеш встал и, волоча ноги, побрел на запад.
  
  
  
  * * *
  
  
  Другой Мир
  
  Путник порвал сеть -
  
  Паук в работе
  
  Гасан вышел из шатра. Он разделся по пояс и начал умываться в бочке. Его дородное тело из-за частого поедания женских утроб обзавелось грудью, животом и округлыми бедрами. Но под слоем жира ясно перекатывались бугры мыщц. Этот жир не раз спасал ему жизнь, делая незначительные порезы неопасными. Его кожа была вся покрыта шрамами. Гасан легко становился безумным во время битвы...вот шрамы и множились.
  
  Последним движением Гасан поднял над головой бочку и вылил остатки воды на себя. Холодная вода обожгла его и от его крика, недовольно ворча, стали просыпаться все остальные в лагере. Гасан расхохотался. Скоро начал трещать огонь, и подниматься пар из чугуна с завтраком. Зазвучали молоты и ржание голодных лошадей. Лагерь зажил своей обычной жизнью. Люди зализывали раны, а вчерашняя охота на русалку стала по чуть-чуть забываться.
  
  Русалку разделали. Мясо пошло на завтрак. Кожа с хитиновыми пластинами пойдет на легкие доспехи. Зубы, когти - на украшения. Чистые ели мясо тварей. Многие гнушались...ведь твари почти люди...Гасан считал, что все дело в этом "почти". "Почти" - это как граница с другим миром...некоторые переступают, другие - нет.
  
  И так получается, что эта земля - место встречи многих миров. Вот встретишься с человеком и ты не знаешь, в котором мире он живет...в том, где твари - это измененные люди или в том, где они животные. В том, где Мать создала и опекает Землю или в том, где она усыпила Отца сонным зельем. И дело даже не в том, во что верит человек... Просто он сидит с тобой рядом, а на самом деле вы в разных двух мирах.
  
  Гасан это чувствовал - он не находил слов, чтобы это высказать...да и не находил кому. Он просто принимал этот мир...понимая, что он не единственный...Ведь для этой русалки...в ее мире, он тоже пища. Мир Отца соприкасался через него и его чистых с миром Матери. Он физически ощущал себя рукой Отца, который иногда гладит, иногда наказывает Мать. Даже не рукой - а так, острием ногтя, который впивается в кожу во время пощечины.
  
  А Мать с Отцом сейчас ссорились. Хуже - у них там целый домашний скандал... с расцарапанными лицами и кипятком на голову. Гасан это остро ощущал...
  
  С дерева верхом на скакуне Кертту с любопытством наблюдала за приготовлениями в лагере. Ее бесшумная маленькая армия ждала приказа.Она ждала, когда подействует сонный порошок, подброшенный в еду. Измененные просто так не убивали. Много здоровых тел еще никогда не были лишними...
  
  
  
  * * *
  
  
  Рождение.
  
  Розовые лепестки
  
  готовы сорваться -
  
  ветра нет.
  
  Архи затянулся. Порошок влетел через ноздри. Глухой барабанный бой в ушах эхом отдавался внутри черепа. Архи опустил голову на мягкие подушки. Он полностью расслабил тело. Ледяные мурашки прошлись по лицу, затылку к рукам и ногам. Барабанный бой превратился в бубнящий голос.
  
  Архи потянулся к этому голосу. Старый, сварливый голос Старой Матери. Вести будут недобрые.Но Архи отогнал его... Он хотел услышать Первую Мать. Изначальную. Она может только рождать и поглощать. Он знал, что все выходит из нее и в нее уходит. А все остальное лишь ее лики. Как тени, отбрасываемые в полночь и полдень, разные - лики матери разные. Дева, Старуха, Мать, Сестра, Дочь - все это тени Изначальной.
  
  Она дышала. Ее огромное тело пульсировало, выпуская из пор жизнь и поглощая ее теми же ртами. Она была велика, щедра и безобразна. А жизнь копошилась, паразитируя на ее теле. Вот она - Изначальная. Пролетая над ее телом, Архи услышал низкий стон, выпускаемый тысячами пор. Изначальная - больна.
  
  С востока луч света рождал недвижимые язвы на теле Изначальной Матери. Мертвые куски ее плоти стали безвольной и бездушной землей. Мать стонала и рычала, вздымая свое безмерное тело. Кто-то пытался ее укротить. Архи увидел безжалостный свет Отца. Ослепляющий и убивающий. Отец опять взялся за свое. Он проливал свое семя. Мир корчился в судорогах экстаза. Скоро родится новый Мир.
  
  Из ноздри Архи потекла струйка крови. Его сердце вновь застучало и он раскашлялся, подавившись воздухом. Мать не щадила своих сыновей. А Отец еще меньше. Видение выпило все силы из Оракула. Великие дела богов - для народа это великие беды. Война. Война, которая решит пол будущего Мира. Кто родится - Сын или Дочь? Выживет ли Мать - рождение нового Мира? Оракул не знал, что сделать со своим видением..оно страшное и бессмысленное. Что может он сделать?
  
  Зачатие нового Мира уже произошло, и он должен выбрать, что важнее. Новый Мир или Изначальная, или люди, которые сейчас живут в этом мире. Он должен выбрать чью-то сторону.
  
  
  
  * * *
  
  
  Новая жизнь
  
  Двойная тень -
  
  луна и фонарь
  
  спорят
  
  Кертту подошла и приблизила свое лицо практически вплотную к лицу Гасана. Девушка повернула чуть на бок голову. Было что-то птичье в ее поведении. Потом резким движением воткнула свой жесткий ноготь в щеку мужчины. Гасан простонал, но не открыл глаза. Ручеек крови потек до подбородка и потом по шее вниз. Кертту нагнулась ниже и лизнула его щеку.
  
  Она закрыла глаза и прилегла, пока ее тело разбиралось с кровью. Состав крови решает, что с людьми дальше будет. Станут ли они самцами производителями, останутся жить как часть Утробы... либо пойдут на корм. У Кертту были очень конкретные инструкции как поступать в зависимости от того, что расскажет кровь. А кровь не молчит...она показывает, насколько человек может быть агрессивен, миролюбив, насколько сильно его тело, как быстро оно выздоравливает после болезней и как часто и чем человек болел.
  
  Кертту поднялась и опять с интересом приблизилась к мужчине перед ней. У него кровь измененных. И кровь измененных солдат. Нужный ...но опасный. Ее колебания длились недолго...Длинные, крепкие, заточенные ногти с легкостью пробили веки. Мужчина проснулся и закричал. Он бился в истерике, и его мощное, дородное тело извивалось, поднимая клубы пыли.
  
  Банши отошла на пару шагов. А потом с разбегу ударила ногой по ребрам извивающегося человека. Удар вышиб из него воздух и он на пару секунд замолчал. А потом тихо и отчаянно зарыдал. Кертту подняла руку и ее ламии быстро положили связанного Гасана на лошадь.
  
  Кертту была довольна собой - теперь точно не убежит...и тело не пострадало...и безопасно. Он съел так много измененных, что никакая болезнь от ран ему точно не грозит...В Утробе разберутся, что с ним делать.
  
  Конвой двинулся дальше. Ближе к Утробе они начали встречаться и с другими отрядами. Да..Кертту могла собой гордиться, такого богатого улова как у нее ни у кого не было: мужчины, лошади, железо...
  
  Стоны слепого ей надоели, и она пнула его ногой...
  
  - Ну что, дорогой, вот ты и дома. У тебя начинается новая жизнь..быстро, неожиданно и бесповоротно...вот как оно оказывается бывает - Кертту грустно улыбнулась...
  
  
  
  * * *
  
  
  Горький вкус победы или "Всем Доброй Еды!".
  
  1.Голод
  
  Старик Дзудос вяло месил жидкую грязь тонкими как сухие ветки руками и ногами. Он был похож на безобразного голого птенца, выпавшего из гнезда. Охотник Севт вырвал из - под старика облезлую волчью шкуру. Мокрая кожа выскользнула из скрюченных пальцев Дзудоса. А пинок грязной ноги отбросил старика и перевернул на спину. Мужчина поднял уже стопу над хрупкой старческой шеей, когда круглый камень размером с яйцо со свистом врезался ему в плечо.
  
  Севта развернуло, и он заорал от боли. Кусты раздвинулись, и из зарослей вышел долговязый рыжий мальчуган, который крутил пращу с еще одним снарядом над головой. Прищуренные глаза из - под грязных косм следили за каждым движением убийцы. Глухой рык из кустов опередил появление огромного лохматого пса.
  
  - Ну и пусть вас заберут злые духи, Терес. Тогда подыхайте оба тут со стариком в лесу. - мужик устало вздохнул и тут же поник, превратившись в худое, голодное и вымотанное существо.- Не забывай, что в пещере дети умирают с голоду. Еще пару дней и женщины просто пустили бы старика на мясо.
  
  Услышав проклятие, мальчик дернулся, но праща только быстрее закрутилась. А пес пригнулся и приготовился к прыжку. По грязным щекам потекли два ручья, обнажая белую, веснушчатую и прыщавую кожу. Севт повернулся и побрел в сторону пещер. Парень выждал несколько минут, чтобы шорох листвы и звуки шагов затихли вдали. И только после этого он оттащил голого хнычущего старика под дерево и укутал его в свой плащ из шкур. Пес заскулил.
  
  Терес сел отдохнуть, и вскоре скользкий холод начал улиткой подбираться к нему. Ночь на морозе убила бы их так же верно как это мог бы сделать Севт. Тусклые глаза старика ни на что уже нет реагировали, а из его горла начали выходить булькающие хрипы. Собака испугалась и отбежала на пару шагов. Старик закашлял и через нос потекла желтоватая слизь. Больной мелко затрясся и тягучая жидкость потекла в отрытый рот. Дзудос ловил ртом воздух в безуспешной попытке вздохнуть. Мальчик устало закрыл глаза, и через некоторое время стоны стихли.
  
  ( Свернуть )
  
  Терес почувствовал едкую смесь горя с облегчением и виной за это облегчение. Дедушку Дзудоса убил не Севт и не холод, его убила дерьмовая жизнь, в которой каждый лишний рот - это обуза. Жизнь, в которой кормить старика - это значит отбирать еду у детей. Жизнь, в которой ночью матери старались не спать, чтобы другие женщины не удавили или разбили голову их детям. И все ради мизерного шанса выжить. А до первой травы еще далеко. В свои четырнадцать лет Терес это отлично понимал. Он сам еле спасся пять лет назад после смерти матери. Все это время он щенком бегал за стариком и поедал объедки. А потом, когда Дзудос стал совсем плох - они поменялись ролями. Но сколько мог добывать маленький худющий и голодный подросток? А ведь Дзудос - это только первая смерть. Будет все. Сначала съедят тех тупых собак, которые не успеют убежать, потом тех, кто не сможет отбиваться. И в пещерах вскоре будет царить тошнотворно- сладкий запах супа из человечины.
  
  Еще недавно, говорят, все было по - другому. Старики помнят, что мамонтов забивали целыми стадами. Мяса хватало на всю зиму, и оставалось до весны. Тухлые горы прогнившего мяса так воняли, что весной нужно было переезжать на другую стоянку. Охотники убили всех мамонтов. Может и не всех.Может часть больших зверей сбежали на север, а потом и полностью исчезли. Но Терес уже и не помнил, когда в последний раз видел живого мамонта. И только огромные скелеты на брошенных стойбищах и старые полусгнившие ошметки шкур напоминали время изобилия.
  
  Боль в обмороженных руках и тихое поскуливание разбудили паренька из полудремы. Он встал и укутался обратно в свою шкуру, пока полностью не замерз. Уже второй раз за день голое сморщенное тело старика валялось в грязи. Пес зарычал, но не посмел тронуть Тереса. Пошел дождь со снегом. Ветер высасывал последние капли тепла из окоченевших пальцев мальчика. Он отвернулся и пошел. Собака завыла в безуспешной попытке разбудить старика, но вскоре Терес услышал как она поспешила за ним. Ну и хорошо. Перед его взором духи вырисовывали мутные видения будущего.
  
  Он выжил. Той же весной Терес отбил у рыси полумертвую дикую козу с тремя козлятами. Козу он выходил и кормил молодыми побегами весь ее выводок. Терес заградил выход из пещеры, чтобы коза никуда ночью не делась. А днем за ней следил Пес. Коза за время лечения свыклась с Тересом и подпускала близко. И вскоре козлята лишились молока, так как Терес вспомнил какое оно вкусное. Когда коз или буйволиц убивали, молоко всегда выцеживали в бурдюк. Иногда перепадало и ему. И он подумал: раз можно доить мертвых коз, чего бы не подоить живую.
  
  Так он менял бесполезные зеленые ветки на вкуснющее молоко. Летом один камень упал и раздавил козленка. Мясо он разделил и засушил. Кости достались Псу. Прошел год. Зимой он заготовил сухой травы для своих коз. Этой чертовой травы было полно везде. И всю зиму они получали молоко, а к весне у них уже было четверо козлят и две дойные козы.
  
  2.Тревога
  
  Тяжкий труд и хорошая еда превратил Тереса из долговязого подростка в сильного юношу. Под обветренной и сгоревшей от солнца кожей перекатывались тугие узлы сухих мышщ. Боль и злость давно прошли. Изматывающая каждодневная работа не оставляла времени на пустые мысли. Пришлось выдумывать длинный кремневый нож для срезания травы и добывать больше шкур, чтобы делать бурдюки для молока и вяленого на солнце мяса.
  
  Терес охотился иногда, но страх за то, что в его отсутствие кто-нибудь разорит его уютную пещеру становился все больше. И Терес все реже отлучался от своего хозяйства. Он еще не знал такого слова как "хозяйство", его придумают намного позже. Но то новое ощущение тревоги, что все нажитое долгим трудом можно потерять за миг терзало его все чаще.
  
  До этого у него ничего не было кроме голода и тех вещей, которые можно было сделать или добыть в течении двух- трех дней. Кремень для ножей валяется везде под ногами, древко для копья можно просто сорвать с дерева. Но у Тереса еще никогда не было чего-то, что при потере нужно восстанавливать годами.
  
  Голод исчез, но липкий страх, что он вернется если он потеряет своих коз крепко въелся в его душу. Он усилился, когда один козленок внезапно умер от какой-то болезни. Терес не мог уснуть всю ночь. Как только он закрывал глаза, ему начинали мерещиться стая волков, которые раздирали его коз. Груз этой новой тревоги настолько его давил, что в одно утро он решил увеличить поголовье коз. Как только он это задумал, Пес исчез.
  
  Собаки не было пару недель. За это время наш парень успел исхудать от недосыпа и заботы. Он взял толстые ветки и перевязал их между собой лозой дикого винограда, а с внутренней стороны он натянул шкуры. Таким образом он получил что-то вроде плоской маскировочной плиты, которой он на ночь заслонял вход пещеры. Сквозь шкуры свет тлеющего костра не пробивался наружу. Его страх быть найденным, поутих, и впервые за несколько дней он смог выспаться.
  
  Его разбудил лай Пса. Терес отбросил в сторону "дверь", и внутрь забежала собака, сбила его с ног и начала радостно облизывать парню лицо. Сегодня был хороший день и юноша вздохнул с облегчением. Пес был худой как ночной дух, но абсолютно здоровый. Вдруг еще одна тень загородила вход - в одно мгновение Терес был на ногах и с копьем в руках. Пес прыгнул, что было сил и загородил собой вход, и тут Терес понял, что там стояла еще одна собака. Поменьше Пса, которая в испуге спряталась за ним. Хммм, вот значит где он пропадал столько времени. С этого момента с ними поселилась Подруга.
  
  Очень быстро они поладили. Втроем они таки загнали в пещеру еще пару коз с козлятами. Коз пришлось забить, так как они слишком бесновались и все время кидалась на Тереса и собак в попытке сбежать. А вот козлята прижились. А вскоре к ним и щенки прибавились - жили все одной большой кучей.
  
  Прошел еще год. Коз было так много, что он не успевал их доить, и потому часть из них потеряла молоко. И если честно, со всем этим большим семейством он перестал справляться. Все чаще ему стали сниться люди. Он был бы рад поговорить даже с Севтом сейчас. Да и ему не помешала бы подруга. Но страх за свое богатство не давал ему покоя. Пока в один день когда он ходил за ветками. Подруга с годовалыми щенками самостоятельно не отбилИ стадо от стаи волков. Когда он вернулся, на месте Терес увидел разорванного волка и своих собак, которые зализывали раны. Лишь Подруга прихрамывала, у остальных ничего серьезного не было.
  
  На второй день Терес решился. Он взял с собой Пса, топор и копье. На плече была сума с сушенным мясом и бурдюк с молоком.
  
  3.Возвращение (Что посеешь)
  
  Путь назад Терес нашел без больших проблем. Когда он подошел к своей старой пещере, он услышал истошные женские крики и едкую трупную вонь. Внутри свора полуголых и грязных женщин окружила чумазую девчонку с ребенком на руках. Одна седая карга подошла сзади и через плечо попыталась вырвать ребенка из рук молодой женщины. Два молодых паренька пытались отгородить своими хрупкими телами молодую мать. Старуха все же вырвала ребенка из рук девушки и со всего размаху размозжила его хрупкую головку об каменные стенки пещеры.
  
  - Неееттт!- закричал Терес и вонзил копье прямо в грудь старухи, которая уже успела впиться своими гнилыми зубами в руку мертвого младенца. Молодая мать потеряла сознание и упала на пол, остальные женщины после краткого замешательства прыгнули на мертвую старуху и ребенка, пытаясь вырвать друг у друга наиболее лакомые куски. Терес не смог остановиться пока каждая из них не перестала давать какие-либо признаки жизни.
  
  В это время подростки успели вытащить молодую женщину на улицу. Было тихо, и только сейчас началась возня в шкурах у стенки пещеры. Из- под них начали вылазить грязные и худые хнычущие дети со вздутыми от голода животами. Пареньки вернулись и всех быстро вытащили на свет. Обессиленный Терес понял, что он опоздал. Позже он узнал, что несколько недель назад их охотничий отряд столкнулся с пещерным медведем. В живых остался только раненный Севт, но и тот протянул недолго. Раны загноились, почернели - и пару дней назад он умер.
  
  Оставшиеся без кормильцев женщины начали сходить с ума от голода. Сначала они убили старика, а когда труп начал вонять, они захотели съесть ребенка Коттис. Терес при помощи Ситалка и Одриса собрали всех детей и повели их к новой пещере. Со временем все успокоилось. Дети и козлята быстро нашли общий язык и все чаще они выходили вместе на улицу. Козы паслись, а дети с собаками их сторожили. Особенно дикие козы уходили на мясо, и со временем остались только послушные и не злые.
  
  В этом Терес не мудрил сильно - поступал просто так, как поступают с собаками. Если собака укусить ребенка или, не дай бог, будет грызть человечину-тогда ее просто убивали, чтобы не давала потомства. А если пес был, к примеру, больше и мощней, то его сводили с наибольшим количество сук, чтобы у него было больше потомства. И за его потомством особенно ухаживали. Точно так же Терес поступал с козами.
  
  За несколько лет он вывел породу коз, в которых не было больше страха перед людьми. Мальчики скоро стали тоже мужчинами. А за это время к ним присоединились еще около десяти бродяг всех возрастов и полов. Кто убежал со страха быть съеденным, а кто просто был единственно выжившим из своей семьи. И это было весьма кстати - о них разузнали семьи в округе и уже не первый раз пытались на них напасть, особенно зимой и весной. Пока они успешно отбивались. Но Терес понимал, что это не может длиться вечно и один раз их могут просто убить .
  
  Это была вторая большая тревога. Страх, что у тебя могут отобрать нажитое. Иногда он думал, что может просто пройтись ночью по стойбищам и перерезать всем глотки или разбить камнями головы. Он опять перестал спать по ночам и в одну из этих ночей к нему подошла Коттис.
  
  4.Мать Капра
  
  -Почему ты не спишь, Муж?
  
  -Мне страшно. - Терес закрыл ладонями лицо.
  
  -Чего ты боишься, Муж?
  
  -Я боюсь, что голодные отберут все, что мы нажили и все разрушат.
  
  -Так научи их тому, что ты умеешь.
  
  -Да разве они станут меня слушать? В их голодном бреду они просто разорвут меня. Мне придется с ними драться, а драться и убеждать их одновременно, разве это возможно?
  
  -Иди ко мне, Муж, и я тебя успокою.
  
  Они слились в яростной попытке убежать от страхов, которые наступали и душили. Они ласкали друг друга, урывая у черствой судьбы минуты острого счастья. Он зажмурился и вдруг почувствовал, что руки девушки его сжимают каменными клешнями, дробя мясо и кости. Терес вскрикнул от боли и открыл глаза. На нем, оплетая ногами, сидела женщина с головой козы. Мужчина попытался вырваться, но женщина обладала силой пещерного медведя, и все его усилия только вызвали у нее блеющий смех.
  
  -Не бойся, Муж. Я пришла к тебе на помощь. Я Мать! Я знаю как унять твои страхи. Знаю как сделать так, чтобы весь твой род учился у тебя и почитал. Я могу подарить вам будущее, в котором у вас будет достаточно еды и одежды что-бы накормить и одеть каждого голодного и несчастного. Хочешь ли ты этого?
  
  -Да, Мать!- Терес чувствовал всем своим нутром, что это существо древнее мира, что перед ним дух всех Матерей, что это Мать всех сыновей, Жена всех мужей и Дочь всех отцов. - Да, Мать, я хочу. Научи!
  
  -Смотри, Сын!- Сказала Мать и прикрыла его глаза своей рукой, покрытой коротким и мягким пухом.
  
  Он увидел целые долины, покрытые навесами из шкур и тысячи, и тысячи людей, которые там жгли костры или ездили верхом на странных безрогих антилопах с длинными шеями. Маленький мальчик тростинкой подгонял стадо огромных буйволов на водопой. - Ты хочешь этого?
  
  -Да! Я хочу этого!
  
  -Ты готов ради этого стать моим мужем и только моим?
  
  -Да, Жена, я готов!
  
  -Тогда - так тому и быть.
  
  И тут он почувствовал, что ее чрево сжимается, кромсая и перемалывая его чресла. Терес закричал, а Капра склонилась к его уху и все шептала, пока он кричал. Каждое слово врезалось в память огненным рисунком. А в конце Капра резко встала полностью оскопив его. Когда он увидел окровавленное месиво на месте своих чресл, он исторг из своего такие звуки, на которые и сам не знал, что способен. Скопец потерял сознание под ее блеющий смех.
  
  Коттис испуганно пыталась привести мужчину в себя, она даже дала ему пару пощечин. И когда Терес пришел в себя, он истошно закричал, разбудив всех в пещере. Дети захныкали, козы заблеяли, а собаки завыли. Он осмотрел себя и понял, что это было лишь видение, вызванное духом.
  
  -Я понял, Мать. - Это был последний раз, когда Терес был с женщиной. И дальше он называл себя "Жрец".
  
  На второй день Жрец сделал первый Алтарь. На двух камнях он положил каменную плиту. Над плитой в нише в стене Терес положил череп козы. И с этого дня на Алтаре всегда были свежая трава и побеги. И он собрал всех и сказал:
  
  -Каждый из вас должен знать, что наша покровительница - это Капра. Дух Матери. И Коза сказала, что если нам нравится ее милость в виде Хорошей Еды, то мы можем ее заслужить. И в каждом племени, где будет алтарь Капры - будут плодиться животные и будет что кушать людям. А если кто разорит Алтарь, то и сам должен быть убитым на этом камне. А если кто выкажет Матери неуважение и пренебрежение, должен быть изгнан и побит камнями.
  
  -Нам не нужны теперь охотники. Мать Капра даст сама еду. Нам нужны защитники. Я назову их Воинами. Они нас будут охранять от тех, кто по незнанию или злому умыслу попытаются посягнуть на наше имущество. Отныне все мальчики должны учиться сражаться с людьми, а не охотиться на животных. Пусть первыми воинами будут Ситалк и Одрис.
  
  -Если вам нужно что-то попросить - вы приходите к Алтарю. Я Жрец-Муж-Сын поставлю ваши дары на камень. И на второй день скажу, что передала Мать.
  
  5.Золотой Век
  
  С этого дня Люди Капры перестали скрываться. Их становилось все больше и больше, они занимали все пещеры, до которых могли дойти, распространяясь со своими алтарями во все стороны света. Поначалу алтари, бывало, часто покрывались бурыми пятнами крови. Иногда кто-то разорял пещеру - и тогда соседние семьи ловили всех неверующих и разбивали им головы на алтарях. Но со временем все чаще на каменных плитах были коренья да орехи. Племя Капры росло и множилось.
  
  Раз в год каждая семья Людей Козы должна была возложить свои дары на Первом Алтаре. И принести по одному животному, которое они одомашнили. К первой горе потянулись ручейки людей, которые превратились в реки. Леса расступились, раздираемые тропами, тропинками и дорогами.
  
  Люди приносили домашних птиц, которые несли яйца. Волов, которые могли на горбу таскать весь нехитрый скраб семьи. Длинноухих грызунов, которые плодились круглый год, принося мясо. Мир, казалось, открыл перед людьми возможности быть сытыми.
  
  Все чаще и чаще Люди Капры после возношений на Алтарь видели Сны Матери. Воин Одрис увидел двух мужчин, каждый с двумя кастетами из рогов горного козла. Каждый кастет был слегка изогнут длинною с локоть. Он увидел их в Танце-Бое друг с другом. Он увидел искры от ударов кости об кость. Он узнал в них мощные движения горных козлов в драке за самку. Одрис даже услышал острый мускусный запах, который вызывал волны неудержимой ярости.
  
  Скоро лучшие воины имели по два таких кастета и они упражнялись в Танце-Бое. Одрис научился высматривать боевые движения других животных и он пытался их повторять на людской лад. Все племена вокруг вскоре познали про Воинов Одриса, который наказывал за неуважение к Матери.
  
  Первая большая стычка была с рыбаками с побережья. Они поклонялись большой горбатой рыбе, и их костяные копья долго удерживали для себя лучшие гавани. Рыбаки решили, что Люди Козы слишком близко подошли к их владениям. Они разорили два стойбища. Убили всех и испражнялись на Алтарях.
  
  Одрис возглавил поход против Людей Рыбы. Рыбаки кидали камни и копья с отвесных скал, осмеивая и мочась на воинов сверху. Доносились издевательства над вонью козлолюдей, и их еще называли грязными козоложцами. На миг ярость накрыла красной пеленой, и шейные вены Одриса вздулись, но Одрис поднял руку и остановил всех. Он понимал, что с ними пытаются поступить как с мамонтами - загнать под скалы, а потом раздавить камнями.
  
  В ответ просто полетели камни из пращей и рыбаки в ярости закричали, пытаясь спрятаться на голых уступах. Многих Людей Рыбы скосили каменные снаряды. Пока они искали себе укрытие -ловкие Воины под защитой града камней поднимались по отвесным скалам, цепляясь за редкие выступы. А потом в близком бою в ход пошли костяные кастеты. К вечеру от мужчин Людей - Рыб не осталось и следа. И вся скала стала одним большим алтарем Матери. Никто не убрал костей и скелеты еще долгое время напоминали всем, что любое унижение Капры оборачивается кровью.
  
  Но детей и женщин оставили в живых, и после разрешения Тереса Одрис сам основал там новую колонию со Вторым Алтарем. Людей Козы было не остановить. Они превратили земли в муравейник. И все чаще на открытые селения начали нападать большие кошки, медведи и стаи волков.
  
  Тогда у Одриса был еще один Сон Матери. Капра ему сказала, что воин может считать себя воином только если он в одиночку сможет убить зверя - людоеда. Его шкура должна стать плащем или набедренной повязкой. Из клыков сделать ожерелье, а из когтей - браслет. Все эти знаки должны носиться на людях, и только по ним можно будет судить об отважности и доблести Воина. И вскоре люди начали сами охотиться на полосатых кошках и пещерных медведях. И звери начали уходить все дальше в лес, избегая опасной близости. И Человеку Козы вскоре не мог никто больше угрожать.
  
  Маленькие мальчики тростиночками подгоняли стада черных быков на водопой. А быки слушались их. Люди жили в кожаных шатрах под открытым небом и ночью жгли костры и били в барабаны. Страх ушел из их жизни. Его заменила Хорошая Еда и поклонение Матери Капры.
  
  6.Новая гроза
  
  В один день Терес решил увидеть Второй Алтарь. Седого Жреца посадили верхом на огромного черного быка в большую корзину. Его окружал отряд из суровых воинов в шкурах пещерных медведей. В долгой поездке он проходил через стойбища и видел людей, которые выходили, чтобы почтить древнего Отца-Сына-Мужа Капры. Круги из свежих листьев и молодых побегов усыпали ему дорогу. Но бывали и другие знаки - камни, окрашенные в коричневый цвет или пробитые черепа.
  
  Да, Мать просила разные дары. И иногда, а в последнее время все чаще, Капра снилась ему с полным ртом волчьих клыков. Коза научилась кушать мясо и дробить кости, для этого она отрастила себе клыки и заточила копыта и рога. Странный такой зверь получился, вроде травоядный, но с клыками. Вроде дает Добрую Еду, но при этом пьет на алтарях кровь.
  
  Терес не зря решил отправиться к Одрису, ибо странные слухи плодились о Втором Алтаре. Странные и тревожные. Многие шептались, что на той каменной плите в основном лилась кровь и мужское семя. Шептались и отводили глаза, чтобы не встречаться взглядом с Тересом. А последние несколько десятков дней Капра не приходила вообще к нему в видениях. И только издевательский блеющий смех или томные стенания иногда доходил до него сквозь густую пелену.
  
  Терес шел туда и боялся того, что же там увидит. Его тревога становилась все сильнее. так как чем ближе он был ко Второму Алтарю, тем более странными становились дары. Иногда выкидывали убитых птиц, а один раз кто-то из толпы выкинул под копыта быков младенца. Терес крикнул - все остановились, но было поздно. Бык пробил копытом грудь младенца. Терес прыгнул вниз и хотел найти, но далекий издевательский блеющий смех сделал так, что его плечи поникли. И он напомнил себе Севта, который так и не убил старика Дзудоса. Он заново поднялся в корзину и ушел в себя.
  
  Покачиваясь в корзине в такт своим черным мыслям, Терес задремал. Он увидел себя на горе с первыми козлятами, которых он спас от рыси. Прямо перед ним стояла Капра, которая вцепилась гнилыми осколками клыков в труп козы. Кровь стекала из ее пасти.
  
  -Что, не узнаешь меня, Скопец?-Чудовище мерзко захихикало. Ее плоские длинные груди свисали до пола, и были измазаны в крови пожираемой козы.-То ли еще будет, то ли еще будет -сказала она, заржав, а потом исчезла вместе с останками козы.
  
  Терес метался в бреду, пока они не доехали до Прибережного Стойбища. Его вышел встречать Ордис. За это время у него вырос огромный надутый живот, который нависал над набедренной повязкой. Он был похож на живот беременной перед родами. Его грудь была больше чем у кормящей матери. А жир свисал с боков дряблыми мешками. Тереса чуть не стошнило.
  
  -Много Доброй Еды тебе, Жрец! - Сказал пошатываясь Одрис.
  
  -Я вижу, что Доброй Еды и впрямь достаточно.-сдержанно ответил Терес.
  
  -У нас тут много чего интересного, Мать-Жена нам принесла в дар веселящий напиток из бродившего молока. Попробуй,- сказал Одрис, протягивая полый рог полный какой-то мутной жидкостью.
  
  -Потом, я устал с дороги.
  
  Одрис хлопнул в ладони два раза и появились двое худых юношей, которые быстро сняли Тереса со спины быка. Терес заметил, что их спины были все в рубцах и кровоподтеках.
  
  -Что это с ними?
  
  -Ааааа, - небрежно взмахнул рукой Одрис. - Это Дети Рыб.
  
  -А что это с их спинами случилось?
  
  -Наверное опять пытались сбежать.- Одрис явно был озадачен этими расспросами.
  
  -И что им не понравилось в Доброй Еде, что они попытались сбежать от нее в голод?- грустно ухмыльнулся Терес.
  
  -Работать не хотят. Не хотят отмывать Грехи своих Отцов работой на благо Племени Капры.- Торжественно выдал одурманенный толстяк.
  
  -Вот как,- угрюмо прошептал Бывший Жрец,-это Капра тебя надоумила? Наверное, она и научила тебя бить людей для того, чтобы ты жирел. Ты похож на толстую, тонкопалую, морщинистую жабу сейчас. Этому тебя Капра научила? Для этого я вас тогда вытащил и спас от голода, чтобы вы издевались над чужими детьми? Чтобы кто-то выбрасывал младенцев под ноги волам в угоду сранной Козе?
  
  Одрис побагровел.
  
  - Меня Мать предупреждала, что ты начал хулить ее в своих мыслях. Но я был готов к этому.- Несмотря на огромные телеса, двигался Одрис как молния. Тренированным движением он схватил за голову Тереса двумя руками и приготовился одним движением сломать ему шею. Но тут древний и хромой Пес вцепился в икру толстого воина. Одрис отвлекся на мгновение и другой огромной своей ногой сломал хребет Псу. И когда уже был готов покончить с Тересом, удар костяных кастетов сбил его с ног. Брат Одриса - Ситалк с брезгливостью воткнул свою ногу в мягкий дряблый живот. Толстяка стошнило и вырвало на каменную плиту Алтаря.
  
  Ситалк поднял на руки Тереса, и они сели на своих волов и побрели дальше на восток. Терес открыл глаза на тот мир, который он сам принес через Капру. Много Доброй Еды принесли еще больше страданий. Если раньше от голода люди убивали друг друга, теперь когда один человек мог делать достаточно еды, чтобы кормить своих детей и стариков - люди опять страдали. Вместо этого часть людей перестала что-либо делать кроме того, чтобы заставлять другую работать на себя. Стариков так и выбрасывали на улицу за ненужностью, а дети бегали худые и попрошайничали.
  
  Коза его обманула, сказав правду. Да, еды хватало теперь на всех, только она всем никогда не достанется. У себя в голове он никак не мог заглушить издевательский хохот Капры. И на что же тратили время люди, которые получили все, о чем можно было мечтать? Они впихивали в себя все, до чего можно было дотянуться. Еду, женщин и дурманящие выпивки. В итоге они превратились в монстров похуже, чем голод и дикие звери. Они питались и жирели за счет страха людей. А для большинства ничего не изменилось. Голод, страх и смерть так и остались их вечными попутчиками.
  
  Об этом думал грустный Терес по дороге на восток, куда чума Козы еще не дотянулась. И в одну ночь к нему пришел лысый старик с детскими глазами. Старик упирался на длинный посох и попросился к костру. Воины раздвинулись, а Терес протянул Старику бурдюк с кислым молоком.
  
  -Будь Гостем, странник.
  
  -Меня зовут Рама.
  
  Ему на секунду показалось, что вместо старика перед ним стоит черная обезьяна.
  
  -Я Отец! Ты хочешь отомстить Козе? Я знаю как. Я знаю как сделать воинов чистыми душой.И как вернуть тебе мужскую силу. Я могу дать тебе очищающий огонь. Я могу дать тебе порядок. Ты хочешь этого?
  
  -Да, Отец!
  
  -Но для этого...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"