Брага Василий Михайлович: другие произведения.

Винни Пух и Проклятый Лес

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Забытый Волшебный Лес с Винни Пухом.

  
  ПУХ I
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Чай у осла.
  
  Пух приподнялся, упираясь в столешницу, и пьяным молодецким голосом заорал :
  
  -Осел, где, мать твою, торт?
  
  -Нет торта.
  
  -А где ,сука, чай?
  
  -Нет чая - огорченно сказал ИА, как бы сам удивляясь этому факту.
  
  -Бэйзил, ну как этому уроду че-нить дарить? Я щас, мля, обратно хвост отберу - промычал Винни Пух и пошатываясь, начал приближаться к ослу.
  
  -Отберет,- также печально и отрешенно согласился ИА.- Уже не в первый раз. - И разлил еще по полтишку.
  
  Медведь неуверенно посмотрел на стаканы, и шатким шагом проковылял обратно.
  
  - Знал я, что ни хрена из этой затеи с чаем не получится. Эй, сука ушастая, выпьем за дружбу...
  
  
  
  * * *
  
  
  В трех березках.
  
  Я проснулся от дикого ора.
  
  -Бэйзил!!!! - Кто-то попытался свистнуть, но вышел совсем другой физиологический звук, и потом заржали в два голоса. - Бэйзил, выходи!
  
  Включил свет- пол третьего. Бля. Завтра на работу. Набросил на себя халат,и шаркая тапками, вышел на крыльцо.
  
  - Пух, забэмбал! Нахер ты приперся синий?
  
  Пух важно приблизил указательный палец к губам, и громко прошептал :
  
  - ТССССС! Я не синий.- и подозрительным, мутным взглядом быстро обвел окрестности.- Они тут. Тшшшшсссс они хотят убить Пятачка, они просят денег 300, нет бля, 400 рублей.
  
  - Сука, не выноси мне мозг. Свинья храпит в кустах.
  
  - Да, -согласился со вздохом Пух,-храпит. Уснул скотина- и со всей силой долбанул ногой по одной розовой выпуклости, выступающей из кустов. Храп на две секунды прекратился, чтобы начаться с новой силой. Пух опять долбанул- Пятачок замолчал... После пятого круга я не выдержал:
  
  - На, держи сто рублей.
  
  Пух сделал винвато-благодарное лицо...и начал пятиться назад.
  
  - Свинью забери, идиот!!!! Уже закрывая дверь, я услышал шуршание в кустах и пьяное бормотание...
  
  - Давай вставай ,сука ушастая...
  
  - бля, Винни , не за уши...
  
  
  
  * * *
  
  
  Покер.
  
  Я сидел в кресле - качалке и раскачивался. Получал абсолютно бесплатный кайф. Пух понуро сидел на пороге, свесив коротенькие ножки. Он зло глядел на Пятачка, который с завидным рвением пытался допрыгнуть до бутылки. Бутылка вместе с авоськой была подвешена на самый высокий сук, до которого я смог достать. При каждом прыжке сопли стекали все ниже, а глаза все более закатывались. От этого его дебильная рожа теряла последние капли интеллекта.
  
  Винни Пух не выдержал первым:
  
  -Свинья, иди сюда - почти нежно сказал Пух.
  
  Эта ласковая фраза никак не повлияла на прыжки зомбированного Пятачка.
  
  -Бэйзил, это садизм! Хоть дай ему пи*дюлей, он же ведь так мучается.
  
  -Винни, ты сам виноват, нахер ты его вчера натравил на Кролика? Он чуть его не загрыз. А Кролик сказал, что простит мне покерный должок. Кролик, сука, мстительный. Так что вы попали.
  
  Винни Пух сдержанно заржал:
  
  -Ты бы видел, как он вчера на дерево с разбегу залез, - и сразу нахмурился, встречая взглядом перевязанного Кролика. - че стукачек?
  
  Кролик испугано посмотрел на меня. Я со всей дури дал подзатыльник Пуху.
  
  -Бляяя , Бэйззил, - заныл Пух, - из-за этого терпилы... - медведь был уязвлен до глубины души.
  
  - Ну все, становись! - строго сказал я.
  
  -Бэйзил, ну его в на*уй, может просто попрошу прощения и все?
  
  Я обреченно помахал головой.
  
  -Бляяяяя.
  
  -Давай наклоняйся,Пух.
  
  Кролик поправил очки, отошел на шаг, и как футболист с разбегу, пыром по копчику. Медведь завыл.
  
  -Один, - сказал Кролик....
  
  
  
  * * *
  
  
  Пух и смерть.
  
  Бэйзил налил. На обшарпанном столе - сковородка с жареной картошкой и соленые помидоры. Из картошки идет пар, и это явно на фоне холодных чугунных батарей. Винни Пух укутался сильнее в грязную фуфайку и шмыгнул носом, подняв граненный стакан.
  
  - Ну давай, Бэйзил, накатим.
  
  Накатили молча, без торжества... с какой-то безысходностью что ли. Бэйзил занюхал бородинской горбушкой. В тишине заскребли вилки по сковородке.
  
  -Еще!
  
  Водка не пошла, Бэйзил закашлял и окатил Пуха сорокоградусной слюной с ног до головы. Пух для проформы влепил ему в глаз, после чего полетел в угол. Треснула пуговица. Все проходило с каким-то тупым остервенением и бездонной скукой. Пух подошел к столу и выпил глоток с горлышка. Выплюнул зуб.
  
  -Сука,- сказал он серым, глухим голосом...
  
  ... слышны соловьи, пчелы роятся вокруг Пуха, он смотрит на них сквозь сетку, проходя от улья к улью. Пятачок подпрыгивает и пытается схватить цветок с нижней ветви. И они скоро к Кролику продавать мед. А может просто прогуляются. Слышны соловьи...
  
  -Сука,- и поднял свою разбитую пуговицу, смотря прямо в глаза Бэйзилу.
  
  В окно ударил ветер, уносясь грязным дымом в небо. Серое утрене-вечернее городское небо. Вот он АД.
  
  
  
  * * *
  
  
  Я помню.
  
  Бэйзил присел на корточки. Вот оно распутье. Там заколдованный лес, Пух, Пятачок, а тут Город и за окном тысячи слепых фонарей. Он набрал пригоршню дорожной пыли и тонкой струйкой пустил ее обратно. Прощаясь со всем что было позади. Память опустошалась одновременно с рукой. С каждой пылинкой исчезало по морщине. Когда рука опустошилась... она уже принадлежала 5-ти летнему мальчику, что скакал в пыли на деревянном коне. И через пару мгновений остался только столб пыли, удаляющийся в сторону заколдованного леса.
  
  -ПУУХХ,ПУУХХХ!!!!!
  
  И ветер уносит пыль в стремные стекла многоэтажек.
  
  
  
  * * *
  
  
  Винни Пух и Пустота.
  
  Сегодня Пух вытащил опилки,чтобы высушить. Выглядело это странно даже для тех, кто видел это не в первый раз. На этот раз голова не была заполнена ничем. Так что песенка полностью потеряла смысл.
  
  - Вот скажи, Бэйзил, кто я сейчас?- спросил у меня кусок плюша с дивана. Ну, выпотрошенный Винни сейчас реально смахивал на кусок тряпки.
  
  - Винни, иди в жопу с твоей жизненной философией. По - моему, ты просто мой глюк.
  
  - Ну, скажем я глюк. А тогда ты кто?
  
  - Выходит, я сумасшедший. Слушай, тряпка, не наглей, сам себя будешь набивать опилками.
  
  - Ну... а если вдруг ты все - таки сумасшедший?
  
  Бэйзил посмотрел наверх - вечернее небо розовело. Он вздохнул полной грудью...
  
  - Тогда хорошо. Может настоящий мир лучше.У меня внутри... как-то все успокоилось, стало легче. Камень какой-то куда-то делся. Заулыбался я. Хочется мне, чтобы я просто был сумасшедшим. О Боже, какое же это было бы облегчение!
  
  -Дурак ты! Давай набивай меня опилками, а то домой пора...
  
  
  
  * * *
  
  
  Нас окружили мертвые и живые.
  
  Сколько голосов звучат в твоей голове? Каждый день. Разве ты бываешь один?
  
  Тебя окружают фантомы знакомых, друзей и родных. Каждый из них чего-то хочет от тебя. Даже когда-то мертвая бабушка иногда руководит моими поступками. Дерьмо. Сколько мертвых поместились у меня в голове?
  
  Бляяя! Выходите на хрен оттуда! А там шепот тысяч голосов, которые пытаются определит мою жизнь. Кышшш!!! Вон!!!!
  
  Винни Пух приставил маузер к виску, и с другой стороны открылась дверь. Голоса выметались вместе с осколками костей и ошметками мозгов. Умиротворенная улыбка.
  
  Я высоко-высоко. И тут голоса. Они не ушли !!!!! Эти голоса- Я !!!!!
  
  
  
  * * *
  
  
  Олееее цирк !!!!
  
  Бешено крутится колесо моноцикла. Вокруг сальто и акробаты. Запахи навоза и грязных животных. Крики снующих клоунов. Маленькие дети ... запертые в бочках. Тут растят уродцев. Их выкупают недорого у рыночных торговок. они стараются каждый год рожать к зиме, чтобы летом можно было выгоднее продать ребенка.
  
  Плеть бьет по огромным плечам микроцефала, и он с ревом начинает крутить платформу на которой находится маленькая старая карусель. Его глаза неподвижно замерли на куске окорока, подвешенным на палке прямо перед носом. И он хрипя и разбрызгивая слюну, рвется вперед к заветной еде. Карусель раскрутилась... Через пару минут, удар плети по ногам монстра останавливает кружение. И ярко накрашенные, пьяные проститутки и позеленевшие от укачивания дети скатываются с воем с платформы.
  
  Пух курил на корточках в открытом сортире.
  
  -От травки меня на срач пробивает.
  
  -Заткнись, Пух. Давай уже пойдем один раз, а то зря билеты купили. Бэйзил посмотрел вокруг. Он чувствовал, что что-то изменилось... ОН это ощущал всем телом. Прям кожа на спине зудела. Но все было на своих местах: три луны на небе, стая косых вертолетиков весело прожужжала в сторону заводика- матки. Он мучительно пытался понять что реально, а что нет. Где-то на заднем фоне он мог видеть нереальные стены обитые мягким войлоком.
  
  -На! Бэйзил, затянись! Заебало меня это Зазеркалие. Давай махнем опять в Заколдованный Лес.
  
  Но Бэйзилу что-то мешало протянуть руку. Они был весь обмотан чем-то белым. И какие-то люди ... странно знакомые... в белом пытаются его усадить на железную кровать. Бэйзил отмахнулся от них...
  
  -Пух, пойдем отсюда... они меня догоняют...
  
  -Хех! Пошли.
  
  
  
  * * *
  
  
  Как Пух потерял желания.
  
  Пух третий день не выходит из дома. Запах перегара перемешивается с запахом свежей водки и квашенной капусты. Пуху повезло, что у него пластмассовые глаза. Они до сих пор две черные пуговки. Существование чего-то стабильного приносит облегчение.
  
  - Бэйзил, где они?
  
  - А они точно у тебя были? Хоть какие?
  
  Пух грустно вздохнул:
  
  -Были.
  
  -Какие ? Ну, пух сконцентрируйся.
  
  -Не могу, Бэйзил, отдай мне свои! -Голос пуха стал крадущийся,- Отдай мне свои желания.
  
  Бэйзилу стало страшно. Пух, выглядел как самый настоящий вампир.
  
  -НЕТ.
  
  -ну, отдай хоть самое маленькое желание. Я буду жить твоими желаниями, скрипел голос Пуха.
  
  Бэйзилу стало тяжело. Он был в трясине. Внимательные глаза Пуха преследовали его, чтобы угадать любое желание. И поэтому Бхэйзил старался не двигаться. Он стал их прятать. Он их спрятал так глубоко. Пух теперь до них не дотянется. Никто теперь до них не дотянется.
  
  - Пух, где они?
  
  -Бэйзил, а они точно у тебя были?
  
  Стало темнеть... И все становилось серым, ведь ночью нет других цветов. А по лесу бредут Пух и Бэйзил- они ищут желания. Свои. Чужие. Любые.
  
  
  
  * * *
  
  
  Трудное решение Кролика.
  
  Кролик вернулся с огорода. В его глазах было бешенство. Он со всей дури жмахнул ногой по табуретке. Она отскочила от стенки, уже развалившись. Стало чуть легче. На время. Но он знал, что это только на время...
  
  Эта история началась несколько лет назад. Кролик посадил две яблони. Справа и слева от калитки. Он их посадил в одно и то же время, точнее, с разницей в один час. Справа яблонька принялась сразу. А слева как-то болезненно. Почти все листья упали. И Кролик эту яблоньку поливал по - чаще. Особенно трудно эта левая яблоня вышла из первой зимы. Кролик уж не думал, что у нее появятся листики. Но пронесло. Кролик укутывал бережливо деревце. А когда на второй год напала гусеница... на деревце слева от калитки, он вручную его почистил.
  
  А деревце справа от калитки ни разу не заболело, и на третий год принесло 5 огромных красных яблока. А у другого в тот же год высохла одна ветвь. И теперь Кролик бережливо лечил болезненное деревце.Тогда он в первый раз посмотрел на деревце справа и выругался.
  
  А потом было еще... опять и опять что-то случалось с деревцем слева от калитки. Бывали ночи, когда Кролик спал рядом с ним, чтобы укрыть от холода, уберечь от вредителей. А деревце справа от калитки все росло... красиво росло... вольно....
  
  ... Кролик собрал ножки табуретки и кинул их в камин. Открыл дверцу от кладовки. Взял в руки топор. Тяжесть в руке отбивала пульс. Ухмылка. ОН подошел к калитке и всадил топор в мягкую древесину. Деревце покачалось на ветру и упало. На сердце стало спокойней...
  
  Теперь у калитки кролика Яблоня только с одной стороны - с левой. Она рожает морщинистые червивые яблочки, которые даже свиньи обходят стороной. А кролик поставил под яблоней скамейку. Вечерами он с ней разговаривает...
  
  А справа от калитки пень опять дал ростки. Надо будет опять их подрезать.
  
  
  
  * * *
  
  
  Я боюсь вещей.
  
  Утром он проснулся среди диких вещей... Все предметы были чужими - с них слетел налет привычности. Ведь у многих, наверное, так бывает. Как-то утром просыпаешься - и ты ничего не узнаешь вокруг. И вдруг становится жутко. Ты понимаешь, что все остальное время - вещи притворяются домашними... И тогда Бэйзил быстро оделся, нервно оглядываясь. Он пошел к яме - подождать, пока вещи опять начнут притворяться.
  
  Бэйзил сидел на краю ямы. Страх пригвоздил его там. Страх Страха. Он боялся, что сейчас начнет бояться. Крик замер комом в горле, и глаза потухли. Рядом с ним была полупустая бутылка. Он глотнул из горлышка и еле-еле сморщился. И вдруг он понял, что из ямы на него смотрит Ничто. Бэйзил заорал от жути. ОН Понял, что Ничто его сейчас проглотит. И он тоже станет чужой вещью.
  
  Бэйзил больше не просыпался. Вещи не умеют спать. Вещи просто лежат ... на своих местах.
  
  
  
  * * *
  
  
  Чего ж боится Пятачок ?
  
  На улице уже второй день чередуются то дождь со снегом, то снег с дождем. Мерзко. У маленького окна на кухне - столик. Серый утрене-вечерний свет еле выделяет контуры предметов в комнате. Все слилось в серую унылую массу. И даже движения какие-то кисельно-безвольные... как во сне.
  
  Пятачок, подобрав ноги, сидит на табуретке. Перед ним остывший чай... полная кружка. С потолка капает... Кап ...кап. На сером линолеуме получился ручеек, который тек туда, наверное, в спальню. Холодно. Снаружи и внутри. Дома и Пяточка. Только вот он не дрожит. Вообще ничто, кроме мертвых вещей не шевелится. Снаружи и внутри. Дома и Пяточка.
  
  В этом доме двигаются только неодушевленные. И Пятачок ждет, когда же он тоже умрет. Тогда он начнет двигаться. Он сольется с этим серым бессмертным миром. Нужно только подождать. День. Два. Год. Тлеющая сигарета настойчиво напоминала о том, что он еще жив, больно обжигая пальцы.
  
  -Блядь! Его скрипучий тонкий голос насмехался над ним. Он засунул обожженные пальцы в холодный чай. Другой рукой зажег еще одну сигарету. Свет меркнет с каждой минутой... значит на улице все - таки вечер.
  
  Ничего, наверное он умрет завтра. Черт, как все-таки холодно и сыро. Сейчас ляжем спать.... оставим смерть на завтра...
  
  
  
  * * *
  
  
  Выздоровлению ... быть или нет.
  
  Бэйзил дремал на кресле - качалке. Пух докуривал старый бычок. Никто никуда не торопился.
  
  -Бэйзил, проснись! Вот что я подумал, может тебе вернуться в твой мир?
  
  -Зачем?! - Какая-то смутная тревога охватила его. Сон сразу ушел, и заныло где-то глубоко в желудке. Он знал, что это чувство голода ему не побороть. Нет такой еды. - Мне и тут хорошо,- сказал он сдавленным голосом.
  
  -Харе придуриваться, Бэйзил, - Пух свесил пухлые ножки, и отвернулся, - меня нет. Этого мира нет. Но я уже начинаю появляться, и мне тут уже обрыгло. Хватит херней страдать. Дай мне исчезнуть.
  
  - Иди в жопу, Винни. Я сам решу, если что...
  
  - Бэйзил, ты понимаешь, я живу в твоей голове... и это, сука, не самое уютное место. Ну почему я не живу в голове у какой-то тупой ..... эх, мечты,мечты... Пух горестно выдохнул. А потом со всей дури ударил ногой по креслу, - отпусти меня, сука! Он скрючился и начал тихо беззвучно рыдать. Пух трясся.
  
  -Ну, Вин, угомонись... ну давай успокойся,- Бэйзил взял его на колени и начал гладить по голове. Все образумится... Все, успокойся. Полтинник?
  
  - Неаа, вытирая сопли сказал Пух, дай мне меду... в горшочке.
  
  Бэйзил встал и осторожно положил Пуха на кресло - качалку, покрыл его пледом. И пошел на кухню. Когда он вернулся с медом, Пух уже посапывал. Бэйзил засунул в горшочек палец и облизнул его...
  
  - Какая гадость ....
  
  Вечерело.
  
  
  
  * * *
  
  
  Операция.
  
  Бэйзил сидел рядом с кроватью Пуха. Курил в сторону. Пух кряхтел и как-то обиженно постанывал. Все ждали Кролика. Пятачок крутился на стуле вокруг своей оси. Нарочитые стоны Пуха сбивали его на несколько секунд. Он замирал на мгновение с виноватым выражением. Очень быстро все забывал, и начинал заново крутиться...
  
  -Водыыыыы...театрально прохрипел Пух.
  
  -Тебе не хватило? Ты-ж, придурок, под дождь попал. Поэтому сейчас и гниешь.
  
  Пятачок сдавленно хихикнул, а потом затравлено посмотрел по сторонам. Через минуту все забыл, и начал заново крутиться на стуле. Бэйзил поднял глаза к небу, но они уперлись в серую и вздувшуюся краску потолка. Он затянулся. Только дробь дождя и стоны Винни Пуха.
  
  Хмурый Кролик приперся только через пол часа. Он достал ножницы, куски плюша, сухие опилки. Кролик сегодня был хирургом. Ему определенно это не нравилось. Да, вообще ситуация была омерзительной, и вряд ли кто-то получал от нее кайф. Может только Пятачок ...но он ведь просто дурак...
  
  И тут как началось...Пух притворился что заснул. Кролик распорол его по швам. На маленькие кусочки ткани. Выкинул уже синие от плесени опилки в печку, споры заискрились...и все это на секунду стало зловещим...
  
  Потом высушили утюгом все тряпочки, предварительно срезав глаза-пуговицы. Обветшавшие кусочки отрезали и заменили новыми плюшевыми заплатками. Потом он умело все зашил на место. Забил свежими еловыми опилками. Последними пришил пуговицы - глазки.
  
  Пух лежит без движения... Бэйзилу стало чуть жутковато от этой деловитости. Он ждал. Никак не может к этому привыкнуть. Пух моргнул. Еще раз.
  
  - По пятьдесят? - он вскочил со стола...и уже крутился перед зеркалом. Кролик устало кивнул.
  
  - Дай затянуться? Бэйзил протянул сигарету Кролику.
  
  Пятачок шустро ставил все на стол. Соленья, картошка, яйца, шкварки....холодная водочка.
  
  - Тяжелый был день...
  
  А в голове, на краю сознания, крутятся картинки с белыми потолками, заплаканными глазами... мало ли что под водочкой привидится...
  
  
  
  * * *
  
  
  Больше чем смерть.
  
  Серое утро. Стол у открытого окна. Свет бьет сквозь пылинки. Мир в болотном цвете и запахе. На столе двухсотграммовый граненный стакан, наполненный мутной водой. В ней гниющий стебелек. Свет цвета хаки врубается в темную комнату. По одну сторону от окна Бэйзил, по другую - Пух. Только их лица и руки на столе освещены, все остальное отрезано туманным полумраком комнаты.
  
  -Когда началось?
  
  -Уже неделю как. - Пух потрогал серую повязку на глазах. Тряпка не была грязной, просто очень и очень старой... в дырках...в ней угадывалась майка. - Сначала правый, а потом левый. Ослепли сразу.
  
  -Зачем повязка?
  
  -Как-то спокойнее с ней. Как буд-то она не дает мне видеть. А вчера я перестал чувствовать. Я просто ничего не ощущаю...совсем. Сначала боль...потом и все остальное. Сегодня я обмочился. Теперь все время проверяю. Если будет запах - извини. Но пока я слышу.
  
  -Пух...я тебя люблю. Ком поднимался к горлу Бэйзила. Хотелось убежать и кричать, кричать.
  
  -Бэйзил, ты здесь ? Я тебя не слышу!!!! Голос был затравленный и сорвался в визг. БЭЙЗИИИИИИИЛЛЛЛЛЛЛЛ!!!!!!!!!!- голос стал тихим, и бесцветным, - Прощай...
  
  Пух встал и неуклюже побрел. Он споткнулся об стул и упал, дальше он двигался на четвереньках. Рот беззвучно повторял :"Бэйзил, Бэйзил......".
  
  Бэйзил встал, вышел на крыльцо. Он закурил сигарету. За дверью слышались стуки и разбивающаяся посуда. Иногда мычание. Душили рыдания. Задергались плечи....
  
  Долгий, безутешный вой разорвал тишину Сказочного Леса. Все на секунду замерло, а потом заново зашевелилось, зашуршало, заспешило....
  
  
  
  * * *
  
  
  Как Бэйзил полетел.
  
  Бэйзил раздвигал ветки кустарника. Внизу еле - еле проглядывала проросшая тропинка. Из-за его спины опасливо выглядывал Пух:
  
  - Бэйзил, ну его нафиг, зря я тебе про Кристофера Робина рассказал. С тех пор как занялся ворожбой, он какой-то странный. Я честно его побаиваюсь. Да не только я...
  
  - Пух, кроме него никто не сможет мне помочь.
  
  Кустарник расступился. Перед ними открылась маленькая полянка. Практически всю ее занимала ветхая лачуга. Ее стены залатаны дорожными знаками. Преобладал "кирпич" и "STOP", и все что связанно с запрещением. "Цой Жив"- говорила нам табличка над входной дверью. Дверь качалась на ветру, поэтому стучаться было трудно.
  
  Бэйзил толкнул дверь.
  
  -Эйй...привет!- То ли крикнул, то ли шепнул он. на постели зашевелилась гора разных тряпок. Винни взвизгнул, подпрыгнул на месте, и с криком вылетел в открытую дверь. Трещали кусты. Крик отдалялся.
  
  - Привет,- сказал неожиданно детский голос, - я тебя ждал.
  
  Из - под вороха грязных половиков, тряпок, и самой разной одежды начал выползать маленький старичок. У Бэйзила затряслись поджилки, а в животе он ощутил тяжелый ком страха. Перед ним стоял старый ребенок. Нет, это не тело карлика, в пропорциях - это тело могло бы принадлежать мальчику лет 8-9. А морщины были старика. Бэйзила опять передернуло.
  
  -Классную засаду я устроил? В последнее время ко мне гости приходят все реже... Эххх.
  
  -Робин, мне нужна твоя помощь.- прохрипел Бэйзил.
  
  -Не хочу уйти, не могу остаться,- мелодично пропел седой мальчик.
  
  Вдруг Робин подпрыгнул и воткнул неожиданно крепкие пальцы в грудь Бэйзила. Кровь не потекла. Боли не было. Зато он вытащил голубой переливающийся энергией хрустальный шар.
  
  - Это твоя часть, которая хочет уходить.- он убрал руку. Шар остался висеть в воздухе. Он воткнул другую руку и на это раз вытащил зеленый шар. Шар был высечен из искрящегося изумруда.- это часть, которая хочет остаться...
  
  Шары медленно кружились вокруг Бэйзила.
  
  - Они тебя разрывали изнутри - восхищенно прошептал Робин. -Они двигались в две разные стороны.- Лачуга наполнилась сине-зеленными волнами света. Шары кружились все быстрее. Стало тревожно. Счастливый детский смех Робина меня отвлек от его быстрых движений. Он закрутился как юла. Поймал по одному шару в руку и с явным усилием начал приближать их друг к другу. Они упорно сопротивлялись. Он хлопнул ладошками. И когда он разъединил ладошки, между ними спокойно светился бирюзовый шар.
  
  Робин с хитрой рожицей воткнул этот шар обратно в грудь Бэйзила. Впервые за много лет, а может тысяч лет...Бэйзил вздохнул свободно. Он чувствовал, что он принял решение... Он взлетел в небо пробив ветхую крышу. Робин подпрыгивал и радостно хлопал в ладоши. Бэйзил растворился в этом мире. Мир стал бирюзовым шариком, который поместился в кармане брюк. Бэйзил улыбнулся и закурил...
  
  
  
  * * *
  
  
  Как ходить по воде.
  
  Поплавок ушел под воду. Пока Бэйзил вытаскивал крючок изо рта карася, он умудрился воткнуть его в указательный палец. Ну где тут, блин, спокойствие?
  
  -Мля! - грустно и тихо подытожил Бэйзил. Выкинул в воду жалкого карася, а сам оперся о ствол ивы. Ее корни гигантскими черными червями извивались под ногами. День не удался.
  
  -Привет.
  
  -А, это ты, Кристофер Рробин, присаживайся.
  
  Кристофер Робин жевал что-то хрустящее. Бэйзил предпочел не спрашивать, что это такое. Ему показалась, что одна лапка этого чего-то еще шевелилась. Он не был настолько любопытен.
  
  - Ты сможешь уйти по воде. Твой дом на другом конце воды, прямо у неба. Только так ты сможешь уйти с нашего острова.
  
  -Ты хотел сказать уплыть?
  
  -С него не уплыть,- Кристофер по - озорному посмотрел на Бэйзила,-чтобы уйти, нужно ходить по воде,-с серьезной миной сказал мальчик.
  
  Он долго смотрел как у Бэйзила открывается рот, а потом залился смехом.
  
  - Да пошел ты.
  
  -Ветер и пушинки гуляют по воде. Чтобы стать пушинкой, нужно перестать быть камнем. А все чем мы занимаемся в жизни- мы стараемся стать горой. Видной горой. Огромной горой. Поэтому люди - камни. Камень - это семечко горы. Выплюнь из себя гору!
  
  - КАААК?!!!
  
  -Чтобы стать пушинкой, нужно суметь оседлать ветер. Нужно стать маленьким и невидимым, чтобы вцепиться ветру в гриву. Горы и камни - они большие и медленные. Нужно стать пушинкой, красивой белой пушинкой....
  
  И Кристофер Робин со cмехом побежал по воде, кувыркаясь, прыгая и смеясь. Он не поднял ни одной маленькой волны. Он пружинил от водной глади и взлетал на несколько метров вверх, а потом падал на спину. Сделал кувырок и присел на корточки перед Бэйзилом.
  
  Бэйзил видел, как мальчик смотрел на свое отражение и на рыбок под ногами. А Кристофер Робин в ответ подмигнул ему и весело засмеявшись, встал и побежал к горизонту. За ним полетели две стрекозы.
  
  Как во сне Бэйзил встал и пошел за седым мальчиком. Он был готов идти, но вода проглотила его. Он вынырнул и закашлял. Через пару минут мокрый Бэйзил, с треском пробираясь через кусты, шел в сторону дома....
  
  А мальчик уснул с головой на волне, укачанный мягкой водой, и ветер растрепав его седые волосы, улыбнулся....
  
  
  
  
  
  
  
  
  ПУХ II
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Эхххх!
  
  Кролик сел на кочку. Он выставил ноги так , чтобы упереться локтями в колени. Одной рукой он достал из кармана выцветшей фуфайки завернутую в газету махорку. Развернул газету и аккуратно оторвал квадратный кусок. Взял пару листьев и размельчил их, растерев между пальцами. Подумал пару минут и умелым движением завернул самокрутку. Облизнув оставленный край газеты, он заклеил свое творение. Потом удовлетворительно хмыкнул.
  
  Дерзкий дым молотком ударил по расслабившимся легким. Кролик раскашлялся. Второй затяг принес облегчение. В небо начали подниматься густые белые кольца. Уже неделя как от него ушла жена. Ушла не просто так, а к маме. Тьфу... Кролик смачно плюнул в сторону воображаемой тещи.
  
  Он встал и пошел опять в сторону грядок. В этом году хорошо уродилась картошка. Спина уже болела от стольких ходок до погреба и обратно. И с каждым разом ведра становились все тяжелее, а резиновые сапоги все глубже входили в рыхлую мокрую землю.
  
  - Эххх.- Вообще Кролик любил возиться в огороде. Растения были существами простыми и бесхитростными, как и он сам. Чего таить... Кролик их любил. Он их понимал. Знал, что им нужно, что нужно сделать в любой момент. А вот жену, хоть и любил, он не понимал... Он так и не понял почему она ушла.
  
  Он грязными пальцами почесал себе затылок. Нет, он на нее не обижался. Нет. Он просто был растерян. Ну, представьте себе: Вы посадили картошку, а она вышла сама и ушла к соседу. Есть от чего быть растерянным.
  
  -Эххх. Кролик был немногословен. И стало как-то пусто без вечно тараторившей Жены. Это как из дома вдруг убирают икону. Все осталось...но как-то пусто. Он затягивал время, чтобы не заходить в дом.
  
  Кролик был немногословен. И от этого он всегда казался либо хмурым, либо застенчивым. А кролик просто не говорил. Он не очень видел в этом необходимость. Если честно, он вообще редко об этом задумывался. Он мог опустить плечи и грустно вздохнуть....
  
  -Эххх. Или растянуться, расправить плечи и как сказать своим сильным басом :"ЭХХХХ!!!!"
  
  Он сел на лавочку и ждал. Он не думал. Он просто ожидал, что сейчас ее рука опуститься ему на плечо. А он радостно вздохнет и мечтательно скажет :"ЭХХХХххххххх!" Но вместо этого просто пришла ночь.
  
  Кролик зашел в дом. Сквозь белые занавесочки было видно как вздохнула тень Кролика. Наверняка он сказал :"Эххх"
  
  
  
  * * *
  
  
  Пустые мысли.
  
  Кристофер Робин кидал камешки в воду и следил за уходящими кругами. Он был в белой рубашке длинной до пят.
  
  -Бэйзил, а ты знаешь ... этот мир сошел с ума?
  
  -?
  
  -Ты не чувствуешь запах нафталина? Когда я в таком настроении всегда поднимается нафталиновый ветер.- Круги от камешков становились настоящими волнами.- Скоро будет шторм. Пойдем отсюда.....
  
  В том как двигался Кристофер Робин было что-то древнее. Его шаркающая походка...была походкой старика.
  
  - Ты знаешь, Бэйзил, все началось с меня... Я не захотел взрослеть. Он повернулся и заговорщически подмигнул Бэйзилу. Но в том мире - это было невозможно... Мне пришлось создать этот.
  
  -Ты сейчас мертв в том мире?
  
  -Может быть. Я уже не знаю... но мир стал бессмысленным...а я седел. Это было очень давно. Я оставил свои игрушки. Они одичали и боятся меня. Ты с ними играешь?
  
  -Я с ними живу.
  
  -Мне их жаль. Бэйзил, я не повзрослел...но будущее в тот момент умерло...и появился нафталиновый ветер. А Мир сошел с ума. МИР НЕ МОЖЕТ БЕЗ БУДУЩЕГО. Я убил целый мир...-его глаза стали темными, а белки исчезли полностью, седые волосы шевелились на голове. Голос гремел прямо у Бэйзила в голове и одновременно тихо исходил из губ Кристофера. Этот дуэт заставил Бэйзила сжаться и захныкать...
  
  -Не плачь, ты моя любимая игрушка.-Кристофер Робин гладил Бэйзила по плечу.- Он улыбнулся и лег на кровать.- А теперь уходи.
  
  Бэйзил брел по пустынному берегу...нафталиновая пыль забивала ему ноздри....Он сам не знал почему он плакал...Ему безумно было жаль Кристофера Робина, Мира, себя.
  
  
  
  * * *
  
  
  Лень - это проявление воли!
  
  Пух третий день не вылазил из постели. Уже отчаянно хотелось жрать. Лень. Если никто до обеда не зайдет ... так можно и с голоду сдохнуть.
  
  Хорошо, что рядом был блок сигарет...Пух закурил, стряхивая пепел на пол. Там собралась уже целая гора окурков. Они здорово воняли... что несказанно отравляло Медвежонку жизнь. Пух плюнул в надежде погасить тлеющий бычок. Прицелился и плюнул еще раз...на это раз успешно.
  
  В дверь поскребли.
  
  -Пух, ты дома? - пискляво прошептал Пятачок. Дверь приоткрылась и в щель просунулась ушастая рожа поросенка.
  
  -Мммммм.- многозначительно промычал Пух.
  
  -Мля...ну и вонь,- с ноткой зависти сказал Пятачок.- Окна открыть? А на полу..на полу-то... вот это бардак!
  
  - Может, ну его? Пятачок, я заколебался...ничего прикольного в этом нет. Дурацкая какая-то игра. В чем прикол?
  
  - А может, ты не правильно понял Бэйзила? Ты точно не видишь в этом кайф?
  
  -Какой на хрен кайф? Хочу жрать, все тело затекло...и я такой уставший...Неее, однозначно ... Лень - это самая хреновая игра на свете.
  
  -Давай тогда уберем всю эту фигню с пола и поиграем в че-нить другое...
  
  -Все - таки Бэйзил странный, иногда мне кажется, что он все эти сказки придумывает по - пьяни. Ну... не могу я поверить, что есть такой мир, где кому-то так по приколу жить....
  
  
  
  * * *
  
  
  Как стать творцом?
  
  Кристофер Робин взял сухой ком земли и раздавив его между пальцами, высыпал его в другую ладонь.
  
  - Вот она земля. Она беззащитная и мягкая, когда собирается рожать. Она - неумолимая и твердая, когда убивает.- Он нахмурился, подбирая слова...- Таких раньше называли демонами.
  
  - Ну и слова ты подбираешь, Крис.- Бэйзил жевал травинку, и откинувшись смотрел на облака.
  
  - Творцы всегда могли разрушать...сделать что-то из чего-то - это разрушить первое. Земля научилась нас поедать, чтобы рожать других. Она неоднозначная.- Кристофер посмотрел на Бэйзила и усмехнулся...
  
  - Не знаю...как это мне сможет помочь?
  
  - Земля нас учит:"Для того, чтобы создавать - нужно быть демоном." У нас внутри есть демоны...и если от них отвернуться, то они сожрут тебя. Мы дети земли... Мы умеем создавать. Но те, которые прогоняют демонов...встречаются с Апатией. Ибо ничего они не хотят и не могут без них делать.
  
  Кристофер Робин замолчал и задумчиво рассыпал превращенную в пыль землю. По его бесстрастной щеке побежала слеза. Бэйзил посмотрел ему в глаза и утонул в их холоде. Он вздрогнул, снова услышав голос Кристофера:
  
  -Когда ты влюблен, ты готов ради этого убить. Матушка - Земля многолика. Она сама и любит и убивает одновременно. Мы не боги...мы знаем, что такое смерть..мы знаем страсти...мы демоны - дети земли.
  
  - И что, зачем мне это знать? - прошипел Бэйзил...- стать таким же сумасшедшим как ты? Ты этого хочешь?
  
  Кристофер Робин громко засмеялся.
  
  - Быть счастливым - это не всегда быть в своем уме, подмигнул он Бэйзилу, Быть счастливым - это помириться со своими демонами. Подружиться с ними. Душевные муки - это когда ты воюешь с ними или пытаешься их запереть в подвале.
  
  Кристофер коснулся лба Бэйзила...и по его руке полетели к Бэзилу тысячи маленьких светлячков. Бэйзил улыбнулся и оторвался от земли. Он услышал стук крови в ушах...Он полюбил быть демоном...Бэйзил Безумный.
  
  
  
  * * *
  
  
  Игрушечная истерика.
  
  Пятачок бьется в истерике. Он валяется на полу и методично стучит головой об паркет. Пух сидит рядом с ним на корточках и внимательно следит. Он даже закурил.
  
  Пятачок бился аккуратно...синяков не предвиделось. Пух расслабился с одной стороны и напрягся с другой...предстоит новый раунд переговоров. Истерика была самым сильным аргументом Пятачка.
  
  -Ну ладно, Пятачок, мы зайдем по дороге к Кролику.- примирительно сказал Пух.- Все, успокойся!
  
  Но тут вместо облегчения, Пятачка захлестнула волна ярости. Он Встал и изо всех сил ударил Медвежонка по лицу. Он очень обрадовался, когда увидел свежую царапину. Начали всплывать перед глазами все те унижения, через которые он должен проходить каждый раз, когда что-то просит. Пух ведь никогда не может просто согласиться с ним..ему всегда нужно повыпендриваться.
  
  Он был в полном восторге от того, что смог стереть выражение самодовольства с лица Пуха. И тут ярость полностью ослепила Пятачка. Только фрагменты всплывали потом...перевернутое кресло. Разбитая кружка. Сломанная табуретка. Свой крик в ушах.
  
  Он пришел в себя, когда пытался вломиться в закрытую ванную...Рядом с дверью валялась ножка от табуретки. Пятачок сел рядом и заплакал...тихо. Дверь осторожно приоткрылась и из ванны вышел потрепанный Пух. Он осторожно бочком подошел к Пятачку. Он начал протягивать руку, чтобы погладить поросенка. Пятачок всхлипнул, Пух испуганно убрал руку, чтобы через пару секунд...вернуть ее на место. Он его поглаживал по голове...
  
  Пятачок прижался к его ноге. Темнеет.
  
  
  
  * * *
  
  
  Кто виноват?
  
  Пятачок пятился назад, пока не уперся спиной в стену.
  
  -Нет! Пух, не надо.- Сильный удар вышиб воздух из легких. Последние слова превратились в хрип. Пятачок упал на четвереньки. - Пух...я согрею борщ...я больше не буду...пожалуйста...
  
  Удар ноги по ребрам..что-то хрустнуло. Пятачок закричал.
  
  -Заткнись, свинья...кто-то услышит...я тебя убью!- От следующего удара Пятачок тихо завыл.- Ты меня выводишь. Ты виноват в том, что я тебя наказываю. Сколько раз я тебе говорил...согреть борщ. Я тебя должен воспитывать.- почти мягко сказал Пух. Его злость ушла...в голосе был покой, граничащий с наслаждением.
  
  После еще нескольких ударов Пух повернулся спиной к поросенку. Пятачок дополз до угла, где свернулся в калачик. Он тихо хрипел.
  
  -Ты всегда меня выводишь...Вот видишь, что ты со мной делаешь? - Пух посмотрел на свои окровавленные кроссовки. Его голос сорвался в обвиняющий визг. - Ты скотина...ты доводишь меня до этого... -Пух замахнулся...
  
  Пятачок не реагировал...к хрипу добавилось булькание в горле. Пух испуганно посмотрел на измученное лицо поросенка.
  
  -Пятачок, ты что..не надо..., прости меня...вот видишь, чего ты добился, не выводи меня больше. Обещай! - он молчал...Голос Пуха стал плаксивым...- прости меня...
  
  Поросенок кивнул...Он всегда чувствовал себя в этих ситуациях виноватым. Он так старался...но ведь Пух - такая сложная натура. Он был рад, что все это прекратилось...и почему-то все перестало болеть. Обычно болит долго... Пятачок улыбнулся...
  
  -Все хорошо, Пух-...тихо прошептал Пятачок...-Я больше не буду. Прости меня.
  
  Очень хотелось спать...Пятачок закрыл глаза...
  
  -Не умирай, скотина... из-за тебя я попаду в тюрьму...- Пятачок чувствовал себя очень виноватым...но ничего не мог с собой поделать. Не смотря ни на что, жизнь из него уходила...
  
  
  
  * * *
  
  
  Поговорим о Боге.
  
  Винни Пух прошаркал от холодильника к столу. Споткнулся, и содержимое грязной тарелки покатилось по столу: две луковицы, несколько картошек в мундире. Только достаточно большой кусок селедки остался приклеенным к ободку тарелки. Взлетела муха.
  
  Пятачок взвизгнул и быстро подхватил со стола почти полную бутылку водки. На секунду все замерли и только картофелины благополучно скатились со тола на пол. А потом, продолжая движение вдоль стены, укатились за газовую плиту. Глаза Пуха тревожно следили за их траекторией.
  
  - Бляяяяя... -голос Пуха был разочарованным и хриплым. Хриплым он был от вчерашнего пьяного песнопения. А еще это было первое слово за сегодняшний день. Медведь потянулся за бутылкой и влил в свое пылающее горло грамм сто пятьдесят холодной водки. Горло охладилось и обожгло одновременно. От неожиданности Пух хрюкнул и сел. Только через пару мгновений связанные в узел мышцы расслабились, и он заново задышал. Раз. Второй.
  
  -Свинья, достань-ка картошку...давай-давай.- Сам Винни вгрызся зубами в очищенную луковицу как в яблоко. Чуть сморщился, глаза покраснели, а слезы потекли нехилыми ручьями.
  
  Слезы лились и вдруг стало обидно. Прямо наоборот...обычно - то как- сначала обидно, а потом слезы льются. А сейчас как начало вспоминаться - и первый брак, и ссора с Кристофером Робином ...мдаа... многое начало вспоминаться. А ведь раньше чаще плакал. И всхлипнул. Медведь повернулся и увидел несмелую и небритую рожу Пяточка.
  
  -Не ссы, Свиниья ...сядь за стол. Налил бы себе что - ли...- сипло-добрый голос Пуха еще сильнее встревожил тощего и помятого хряка. Пятачок напрягся и был готов дать деру.
  
  -Стой бля...сядь... а то получишь по кумполу.- Пятачок расслабился и понял, что все в порядке.
  
  -Я уж думал, что опять началось...Ну тя в баню Пух, выслушивать опять эту херь про божественное предназначение, опять молитвы и поклоны. В прошлый раз чуть не сдох. Ты уже начал говорить, что я похож на Христа. Ты чуть меня к стенке гвоздями не прибил.
  
  Медведь, вспоминая, погладил спрятанный шерстью шрам на затылке...Хорошо, что та шлюха огрела его сковородкой по башке, а то за зря распял бы бедную свинью...
  
  - Ты какой-то не идейный, Пятачок. - Медведь криво ухмыльнулся.- Жри давай водку...Не вышел бы из тебя хороший бог. Ты даже как грешник какой-то трусливенький... Черт с тобой...про религию больше ни-ни. Сегодня поговорим про политику!
  
  Пятачок сдавленно охнул.
  
  
  
  * * *
  
  
  Опять ночь.
  
  Пришел вечер. Тени удлиняются несмотря ни на что. Пух понимал, что невозможно сделать такую плотину, которая удержит день. И какие бы препятствия он не поставил на пути света...он будет утекать в никуда. Подул свежий ветерок, и в высокой траве перед домом заскрипел сверчок.
  
  Пуху раньше нравились сверчки, от них веяло каким-то спокойствием. А теперь это означает, что все остальные уже где-то успокоились ...и ему тоже пора заходить в Дом. Дверь за спиной заскрипела и открылась, выпуская из дома луч кромешной тьмы. Пух поежился. Он боковым зрением увидел неясную тень, которая быстро отошла от двери в еще более черную мглу.
  
  Медвежонок повернулся к трещине приоткрытой двери. Застучали мелкие цокающие шажки отдаляющиеся в глубь темного Дома. Дом просыпался. Одновременно с последним уходящим лучом солнца в доме загорелась свеча. Он знал эту свечу.
  
  От нее по углам становилось еще темнее. Это такая специальная свеча, которая слепила глаза, чтобы не увидеть чудовищ спрятанных и шаркающих по темным углам. Пух стиснул зубы и открыл дверь. Дом на секунду затих...а потом скребущие неясные тени поползи в сторону углов. Он так и стоял перед открытой дверью.
  
  Свечка горела на столе в алюминиевой чашке. И еще она была в десяти метрах от него. Стол стоял в кухоньке. А для того, чтобы дойти до кухни, нужно было пройти по темному коридору между двумя рядами межкомнатных дверей. Это была долгая дорога. Медвежонок сделал первый шаг.
  
  Блестящая молния на секунду осветила весь коридор, и он увидел только грязные стены пустого коридора и свою длинную тень.На столе было пусто. Дом был мертв. На краткий миг день вернулся, но громыхнувший гром вернул темноту. Вернулись тени, еще жаднее впиваясь в его ноги. Через краткий миг на столе вновь зажглась свечка... Тени отпрянули.
  
  Еще шаг и порыв ветра с треском захлопнул дверь. Дом его проглотил. Неясный туман начал окутывать его мозг. В комнатах, мимо которых он проходил, включался свет. Неясные тени разговаривали, ему даже показалось, что он услышал голос Кристофера Робина. Он не сразу понял, что это включилось радио. И там шел какой-то аудио-спектакль.
  
  А потом медвежонок явственно услышал звуки пододвигающегося кресла. И беседа вышла из приемника и растеклась по всей комнате вместе с героями. Пух был слишком маленьким и он не доставал до высоких окон, через которые бил теплый желтый свет. Но он ясно увидел тень головы, а когда ручка двери дернулась... он моментально вышел из ступора и через пару секунд уже спиной прижался к столу со свечкой.
  
  Свет в комнатах исчез и из коридора не доносилось ни шороха. В кухоньке не было окон. И между ним и входной дверью был только черный коридор. Он все больше походил на черный нарисованный квадрат в стене. И через пару секунд он даже увидел тяжелую деревянную рамку вокруг черной картины на стене.
  
  Он покрепче сжал в руках свечку. И тут перед ним появилась идущая наверх винтовая лестница. А сверху зацокали копытца. В потолке открылся люк и оттуда из темноты раздался поросячий визг:
  
  -Винни, вот ты где! Что ты делаешь в подвале...а ну давай поднимайся быстрей наверх...тут мы все собрались и ждем тебя. Будем пить чай.
  
  
  
  * * *
  
  
  И да взрастет семя из грязи!
  
  Свежая трава
  
  каждой весной
  
  на старой могиле
  
  Седой мальчик в длинной белой рубашке сидел на плешивом камне в огороде. На ровных грядках росли лопухи, крапива и колючки. За его спиной высыхали ржавые кирпичные развалины. Крыша проросла густой изумрудной травкой и была больше похожа на холм, а зияющие дыры окон - на входы в пещеру. Кое -где пробивалась редкими проплешинами черная, трухлявая жестяная кровля.
  
  Кристофер Робин отодвинулся ближе к краю валуна, подобрав под себя худые ножки. Он указал на освободившееся место рядом с собой. Бэйзил тихо приблизился и сел рядом. Камень безмолвно грел, упорно отдавая собранное за весь день тепло. Подул легкий ветерок, и мальчик обнял ноги руками,опершись подбородком о свои острые колени.
  
  -Привет...- прошелестел ветер.
  
  -Привет...-разрушил тишину хриплый от долгого молчания голос Бэйзила.Что-то прошелестело и вспорхнуло, а из-за черного зева дверей показались блестящие без белков ...любопытные глазки на пушистых и зубастых мордочках.-Хммм...огородствуешь? Крапивку с лопухами сажаешь?-Молодой человек не сдержался...уж очень странно смотрелись длинные, прямые грядки, на которых рос бурьян.
  
  Было что-то странное в этом - неправильное. Как - будто ты попал на переполненную людьми площадь, и в какой-то момент понимаешь, что под кожей людей скрывается что-то другое. И рядом с тобой копошатся странные и гадкие чудища. Кое-где кожа трескается, и сквозь нее на свет вылазит их слизкая суть. Бэйзила пробрал холодок.
  
  - Бэйзил...это же огород и в огороде должен быть порядок:растения, грядки и все такое...-рассмеялся как - будто пробужденный ото сна мальчик. Он медленно повернулся к Бэйзилу- Разве тебе не кажется, что так лучше?-Несмотря на смех, глаза Кристофера Робина не улыбались. Ни одной смешливой морщинки.
  
  Бэйзил многозначительно хмыкнул и потом вздохнул.
  
  -Ты знаешь, Бэйзил...тут жили мои родители. В этом доме. Они и сейчас внутри. Ты можешь зайти и посмотреть. Правда, сейчас они не очень красиво выглядят.Да ничего. Мама на кухне, а папа на диване перед телевизором. Я не знаю откуда тут электричество, но он до сих пор шуршит. Иногда даже мне кажется, что он начинает что-то ловить, и какие-то голоса или песни. С непривычки тут бывает страшновато. Они умерли уже давно.
  
  - А зачем ты их тут держишь, Крис? Отпусти их...- Бэйзил уже не мог оторвать свои глаза от полуразрушенного кирпичного домика.
  
  -Видишь ли, Бэйзил...я их не держу...они сами не хотят уходить .-Горько рассмеялся мальчик.- Куда же они, мертвые-то, уйдут.Сидят тут как миленькие...Понимаешь, Бэйзил, они все, что связывают меня с этим волшебным местом. Мне с какого-то момента даже кажется, что эти кости - единственная реальность. И весь этот мир...вырос как плоть вокруг них.
  
  Мальчик сжался еще сильнее...а Бэйзил промолчал. Он промолчал о том, что эти кости и эта боль кормят этот мир. Без них и не было бы никакого Сказочного Леса. Ведь обязательно в центре любого Зачарованного Леса должна быть Избушка на Курьих Ножках, или там, озеро с русалками, бор с лешими ...или разрушенный дом с двумя скелетами. Нет, не с двумя.
  
  Он был уверен, что зайди он внутрь - нашел бы там еще один. С тоненькими косточками маленького ребенка...наверное, с папой, или с мамой на кухне...или даже обнимая маленького плюшевого медвежонка. Но Бэйзил не зашел внутрь - он просто обнял худые плечики Кристофера Робина.
  
  Вечерело.
  
  
  
  * * *
  
  
  Дом Кролика.
  
  Кролик купил этот холм, потому что с его высоты был виден весь лес. И он до сих пор каждый божий день вспоминает тот момент, когда он увидел зеленное море у своих ног, над которым порхали птицы. Ветер лениво поглаживал верхушки деревьев, а солнце придавало им нежный золотистый оттенок. Была минута счастья, та минута, в которую он увидел себя рядом со своей женой и детьми на крыльце этого дома, наблюдающими за закатом.
  
  Его отговаривали от того, чтобы строить там что-либо, ибо далеко от всех и на виду. Негоже кроликам жить прямо на виду у всех, мало ли кто может мимо пройти. Но яркая картинка в голове не тускнела, а напротив, только еще сильнее слепила глаза. И тогда братья от него отвернулись, назвав дуралеем, а будущая невеста вышла замуж за другого. Он только сказала себе: "Значит, там другая жена была". И начал строить сам, в одиночку.
  
  Первым делом он перетащил весь свой инструмент из родительского дома в маленький, покрытый еловыми ветками, шалаш. Он позвал братьев на помощь, но никто не пришел и он сам пошел рубить лес. Кролик был высоким и сухим с кулаками как молоты, привыкший к тяжелой работе с детства. Но даже так он к вечеру на ногах не держался от усталости.
  
  И на второй день тоже никто не пришел. Ему пришлось спуститься у селу и купить веревки для волокушек и самому запрягаться, чтобы таскать толстые стволы до самой верхушки холма. Все знакомые прятали глаза и отворачивались, когда он проходил мимо. И так было и на третий, и на четвертый день. А на пятый ему не захотели в магазине уже давать ничего в долг. В первый раз за свою жизнь. Ему пришлось оставить в залог дедушкины часы. Но он не заплакал, хоть и щемило от душившей обиды. А Сова, пряча лицо, поставила часы куда-то под прилавок.
  
  На четырнадцатую ночь пошел дождь. Гроза с ветром и молниями, которая смела к чертовой матери маленькую времянку вместе с крышей. А на утро Кролик заболел, и он был в бреду три дня. Сил ему ели хватало только для того, чтобы за водой пойти. И никто не пришел ни на третий, ни на четвертый день.
  
  В следующий раз он пошел за покупками в другой поселок, дальний, за семь верст. Там он и договорился с владельцем магазина, что тот будет давать все, что ему нужно в обмен на помощь по магазину. И вот с утра и до полудня он таскал, копал, мастерил и работал в магазине, а под вечер продолжал строить Дом. Он испугался, когда понял в один день, что картинка начала тускнеть, а он не видит больше никого рядом с собой на крылечке.
  
  И, может на этот раз от тоски, но он опять заболел. На этот раз заболел так, что не было сил даже сползти с кровати и выпить воды. Он уже думал,что все, конец. Когда кто-то отодвинул половик, который заменял дверь в шалаше и зашел, он улыбнулся и потерял сознание. Пришел в себя только через два дня. Его спас Лавочник. Он оставил магазин на жену, а сам выходил Кролика. Он посмотрел на третий день на закат и, вздохнув полной грудью, выплюнул былинку из уголка рта.
  
  -Хорошее место для Дома.
  
  Кролик пожал плечами, но изнутри что-то окрепло, и он начал строить дальше. Вот вскоре и был готов первый этаж, и он перебрался в дом, а по вечерам можно было даже сварить рагу. Особенно когда в гости приходил Лавочник с сыром и трехлитровой банкой горького пива собственного приготовления. И вот они не спеша уговаривали ее наполовину, а потом выходили на порог и смотрели на то, как звезды падают в молчаливый лес.
  
  А потом незаметно появилась и высокая крыша с уютненькой мансардой и с маленьким резным балкончиком, а за домом огород, где росло все под мягкими, сильными и теплыми руками кролика. А таких красивых овощей и не было нигде в округе, и лавочнику хорошо. Зачем продавать чужое, когда у друга можно взять. Летом в его доме поселился сверчок и теперь даже когда не было Лавочника- было с кем разговаривать. Может сверчок и отвечал невпопад, но живая все равно душа как-то грела.
  
  Только под сердцем что-то ныло, а старые знакомые снились все чаще. И в один день он решил пойти и вернуть дедушкины часы. А может быть он хотел показать, что вот он я... выжил, несмотря ни на что... Он сам не очень понимал зачем возвращается в родное село.
  
  Когда он зашел в магазин, Сова не узнала его сразу и начала расхваливать свои товары, но потом, сообразив кто это, попыталась выгнать его. Когда Кролик захотел вернуть часы, Сова сказала, что если он сейчас же не уберется - позовет Волка.
  
  А под конец, когда он выходил из лавки, она плюнула ему вслед. Но это было только начало. Зимой умер отец, и братья назвали его самозванцем, и чтобы он даже не думал о свой доле. А бывшая... а зачем все это... Без сил Кролик вернулся к себе Домой.
  
  Он со злостью пнул калитку так, что она, жалобно скрипнув, развалилась. И в голове его был только один вопрос :"Зачем?" Но сломанная калитка укоризненно молчала, он встал, и пошел чинить ее. В этом, наверное, не больно-то было смысла, но привычка въелась ему в мозг.
  
  Вдруг между ударами топора ему показалось, что он слышит отдаленный крик в темнеющем лесу. На секунду он остановился, и крик повторился. Полный отчаяния и ужаса голос звал на помощь, и Кролик с топором в руке со всей скоростью, на которую был способен, побежал в ту сторону. Иногда крик утихал, и тогда сердце кролика чуть ли не разрывалось от страха, что он мог опоздать. Но каждый раз он звучал заново все ближе и ближе, и это придавало больше сил и решимости.
  
  Когда он нашел кричащую - еще пару секунд, и могло бы быть слишком поздно. Она пыталась залезть на дерево и держалась за самые низкие ветви, а под низом кружилась, и пыталась ее достать рыжая лисица с горящими глазами и острыми зубами.
  
  Конечно, можно было бы рассказать, что был великий бой, и Кролик героически победил, но все было намного проще. Он просто подошел сзади, когда лисица и думать не думала смотреть по сторонам, и что было мочи ударил ее по голове. Вот и вся великая битва. А барышня, потеряв сознание, обессиленно упала на землю.
  
  Теперь он шел Домой через уже ночной лес, и нес ее на руках. Нет, в этот момент он не думал о том, что может быть дальше. Что может быть, она и будет та самая Она. Нет. Он не думал о том, что вот, они вместе будут смотреть на зеленое море леса. Он просто был счастлив, что его построил. Здесь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"