Поэты Братья Карамазовы: другие произведения.

Избранное

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Авторские книги:

    Грааль
    Дыхание
    Азбука судьбы
    Быть, может
    В апогее чувств
    Високосный год
    Ладанка Руси
    Лабиринты любви
    Лепота благословенная
    Неведомые дали
    Сокровенное
    Поющая строка
    Не сказанное несказанное
    Поэзия восторженной души
    Постскриптум


    Здесь приведены избранные 200 стихов.

***

Глубокой древности знак в виде анаконды,

В охвате солнца ухватившейся за хвост,

Воспет ваятелем под куполом ротонды.

А на скале рисунок высеченный прост.

Души поэт, стих облекая в форму рондо,

Обогащает вечность, видя в полный рост

Глубокой древности знак в виде анаконды,

В охвате солнца ухватившейся за хвост.

***

А Вас кружил успех и молодые люди.

Но Вы мне, одному, тайком дарили взоры.

Моя душа ловила их сквозь сердца поры

Как обещанья, как мотив любви прелюдий.

И тяготило пышных залов многолюдье.

Вас ревновал в цветном кругу моих поклонниц,

Счастливых тем, что превзошли парижских модниц;

А Вас кружил успех и молодые люди.

***

А Вы ушли... Прошли меж нас, как дивный сон,

Как в детстве в цирке балерина по канату.

Святой влюблённостью подушную взяв плату,

Родных сердец и душ рождающую стон.

Кто в этой жизни не был первый раз влюблён...

Тогда гроза слепой вражды непримиримой

Сверкнула яро, словно молнией незримой.

А Вы ушли... Прошли меж нас, как дивный сон.

***

А я люблю саму ЛЮБОВЬ -

Души восторженное чувство,

Красы божественной искусство,

Так возбуждающее кровь.

Придёт... Уйдёт... Вернётся... Вновь

Мне одиночеством грозится,

Впечатывая в память лица...

А я люблю саму ЛЮБОВЬ!

***

Античность Ваших золотистых завитков,

Взгляд осветляя, оттеняет нежность лет.

И губ разлёт в улыбке излучает свет,

И в Вас влюбиться - просто пара пустяков.

Освобождая от неловкости оков,

Наивной нежностью души звучал Ваш смех.

И я, осмелившись, в стихах воспел при всех

Античность Ваших золотистых завитков.

***

Ах, осень - песня рыжая -

Даль с ливневыми косами,

Под звёздами раскосыми,

Эх, разгулялись ты да я.

Ну не судьба ли ты моя -

Что, крестик мой надела ли?

Что ж мы с тобой наделали...

Моя ты песня рыжая!

***

Блистая частою зарницей,

Как будто зажигая свечи,

Закат прилёг Земле на плечи,

Дыханьем озарив ресницы,

Лесов и рощ, где свищут птицы,

И груди гор, и даль в полсвета,

Ждёт от Земли любви ответа,

Блистая частою зарницей.

***

Будь счастлива моей любовью, Заинька.

Весенний цветик, первоцветик маленький.

Расти красавицей у жизни на проталинке.

Спи, доченька, родная, баю-баиньки.

Я подарю тебе цветок волшебный аленький,

Цветущий раз в лесу дремучем на прогалинке.

Спи, ненаглядная моя, на радость папеньке,

Будь счастлива моей любовью, Заинька.

***

Быть может, я душой в веках застрял навеки

Там, где-то меж Ромео-юношей и мавром.

И чувствую себя воскресшим динозавром

В пустыне чувств, что в современном человеке.

Как будто жизнь мне медью придавила веки,

Чтоб не тревожил глупым откровеньем души,

Чтоб стиснул зубы, чтоб торчали только уши;

Быть может, я душой в веках застрял навеки.

***

В заветное - туда, где было хорошо.

Где укрывается встревоженная память,

Когда и вера в совесть начинает таять,

Пути нет и последний парусник ушёл.

Жизнь - не роман, мечты стирает в порошок,

Когда сочатся дни, как раны ножевые.

И понял я - не возвращаются живые

В заветное - туда, где было хорошо!..

***

В любви божественном сияньи Ваши глаз

Шепчу, молитвенно колени преклонив,

Мотив, как "Господи спаси и сохрани",

Как гимн, Вам посвященный, прожитый лишь раз.

Единый раз без пошлой лести и прикрас

Душа дарует горной чистоты ключи,

Что, словно жаждущий, я пью из уст ночи

В любви божественном сияньи Ваших глаз.

***

В мечтаниях, склонив мне голову на грудь,

Вы взгляд направили в открытое окошко,

Где взор притягивала лунная дорожка,

Не позволяя мыслям в сторону свернуть.

И вдруг запели тихо, да не что-нибудь,

А стих последний мой на выстраданной ноте.

И словно Вы со мной дорожкою плывёте

В мечтаниях, склонив мне голову на грудь.

***

В моей душе я прячу мамонтовы бивни.

И помню древние забытые слова,

Когда спадает в осень звёздная листва,

Как будто что-то жизни вышибает клинья.

Мне холода души и зимы непосильны.

И если вновь любовью не согреть меня,

Я вымираю, образ Ваш в мечтах храня.

В моей душе я прячу мамонтовы бивни.

***

В осеннем всплеске синевы,

Лаская стройненькие ножки,

Гуляет ветер вдоль дорожки

В шуршащем золоте листвы...

О вдохновенье, это Вы

На неба облачной скамейке,

Ваш звёздный шарф на лунной шейке

В осеннем всплеске синевы.

***

В партере колокол восторженно гудит.

Концертный зал затих, прислушиваясь к звуку.

Я в нежный плен взял, как в объятья, Вашу руку,

И это колокол гудит в моей груди.

Не разрывайся, сердце, сердце, погоди -

Ещё мне нужно перед нею объясниться.

Вот словно одобреньем дрогнули ресницы.

В партере колокол восторженно гудит.

***

В перронной суете вокзала,

В прощанья чувств пересеченье,

Душа, срывая облаченье,

Вагонное окно лизала...

То излучала цвет коралла

Любви причастница нагая,

То вдруг бледнела, словно тая,

В перронной суете вокзала.

***

В полночном свете ночника

Не спит Пегас моей души.

Звёздно-калёная строка

Стучит подковами в тиши.

А сердцу хочется тепла,

Надеется и ждёт, пока

Взмахнут призывно два крыла

В полночном свете ночника.

***

В полупоклоне пряча взгляд из-под бровей,

Целую ручку, даже ласковее ласки.

Чтоб растопить холодность современной маски,

Дарю Вам пылкость непридуманных речей.

Не убивает чувства жизни суховей -

Их загоняют бури в трепетности заводь.

Я, как надежду, оставляю Вам на память

В полупоклоне страстный взгляд из-под бровей.

***

В румянце неба синевы

Рассвет подкрался к изголовью,

Зардевшись девичьей любовью,

Как будто высветились Вы

Этюдом в памяти рассвета,

Запечатлённым кистью света

В румянце неба синевы.

***

В тебе единственной горит моя звезда.

Любви ладья, скользя душой в трясине быта,

В тот первый раз биеньем сердца не забыта,

И до заката незабвенна навсегда.

Переиначивая жизни холода,

Дыханьем искренности, как собою, грела,

И сердца звон в колокола, и душу тела...

В тебе единственной горит моя звезда.

***

Вас заманил влюблённый в озеро закат.

А, может быть, Вам по душе мои стихи,

Что в восхищении смешения стихий

Я сочинял, Вас провоцируя слегка.

Пылает неба поэтичный перекат,

Воспламенивший ощущения прилив...

В ладью нечаянной романтики любви

Вас заманил влюблённый в озеро закат.

***

Вас целовать от переносья до висков

Раскосость линии взлетает синей птицей,

Полёт лишь сдерживают чёрные ресницы,

Собою пряча синь небесных лепестков.

И окунувшись в свет лукавых огоньков,

И утопая, словно в омуте мечтанья,

Я не могу молчать и сдерживать желанье,

Вас целовать от переносья до висков.

***

Ваш взгляд взрывает кровь мою, сжигая сердце,

Как на пиру бокал старинного вина.

Вы часто сердитесь, но не моя вина,

Что не могу на Вашу прелесть наглядеться.

Я Вас, как жизнь, люблю, Вам никуда не деться.

Меня полюбите и будете моей, -

Не остановит страсть и тысяча чертей.

Ваш взгляд взрывает кровь мою, сжигая сердце

.

***

Ваш голосок звучал, как лунная соната.

И Вы вошли ко мне в закрытый экипаж.

Я растерялся, словно робкий мальчик-паж,

Конечно, Ваша красота в том виновата.

Как тонок нежный запах аромата

И ощущений мир мой вылился в коллаж.

"Я, - Вы сказали, - ни виденье, ни мираж".

Ваш голосок звучал, как лунная соната.

***

Ваш смех серебряным ручьём в окно стекал,

А мне казалось, что скрипач играет в храме;

И я симфонию в стихи вливал словами,

Как льют шампанское в искрящийся бокал.

Возможно, голос Ваш - не оперный вокал,

Но для моей души милее тембра нет.

И словно пенился души полусонет...

Ваш смех серебряным ручьём в окно стекал.

***

Ведь благодати той нет даже в голубях -

Порой срперника заклёвывают насмерть.

Безгрешным голубем души вступи на паперть,

В пленуъ греха переступив через себя.

И в душах кротость сердца и добро любя,

Воздаст Бог, может быть, а может быть, и нет...

Зато поэт душе воздаст любви сонет,

Ведь благодати той нет даже в голубях.

***

Ведь я не знал, что я в гостях,

Мне было радостно с тобой,

И душу вытоптала боль,

Как в переломанных костях.

Душа во впившихся когтях

В плену разбитого пути,

Мне просто некуда идти...

Ведь я не знал, что я в гостях.

***

Вздыхали Вы и повторяли люди, сплетни.

И между нами пробирался холод дня.

И как же больно отрывались от меня

Вы, словно клёна лист увядший, лист последний.

Как будто падал снег - невиданный сон летний.

Привычный мир мгновений правила менял.

Лишь в глубине моё тепло ещё храня,

Вздыхали Вы и повторяли люди, сплетни.

***

Возьмите нашу книжку про любовь и честь

Вам подарю её - в ней и о Вас есть даже.

Когда, польстив, про гениальность юность скажет,

Я не люблю, но будет мне приятна лесть.

Хочу Вам что-нибудь по памяти прочесть.

Да?.. Все спешат и Вы, конечно же, спешите.

Вам ещё долго добираться в общежитье...

Тогда... Верните книжку про любовь и честь.

***

Войдя душой в ещё неведомую страсть,

Светясь и улыбаясь, глаз открыть не смея,

И замерев, как белоснежная камея,

В луче блаженства, словно в небо вознеслась.

Любовь наперсницей судьбы вошла во власть,

Инстинкты жизни в ощущениях лелея;

Ты улыбаешься причастницы светлее,

Войдя душой в ещё неведомую страсть.

***

Волос распущенных сандал -

Воспоминаний покрывала,

В них чайка памяти рожала,

И я от этого страдал.

Мне с Вами было горячо,

И с каждой встречей горячее,

Но две судьбы, как две качели,

Соприкоснулись лишь плечом,

И Вы ушли в туманность, вглубь,

Монетками земных желаний,

Стирая в дым воспоминаний

Мечтанья неразменный рубль.

А я, Вас полюбив, страдал!

Лишь сон - забвенья покрывала,

А явь уже в рассвет вплетала

Волос распущенных сандал.

***

Воспоминания зову, как на свиданье.

И проявляется сквозь времени туман

Восторженной любви чарующий дурман

От самой первой встречи и до раставанья.

Букетом нежных чувств любви благоуханье

Раскрыло памяти немые уголки.

Я словно от костра, целуя угольки,

Воспоминания зову, как на свиданье.

***

Восходит тела нагота

К истокам девственности жизни,

И к звёздам сок любовный брызжет,

И не умрёт минута та.

В венец любви, на смерть похожий,

Готовя новой жизни ложе,

Восходит тела нагота.

***

Впиваясь в сердце по ночам,

Осколки взорванных желаний

Тревожат кровь воспоминаний,

Подобно ярких звёзд свечам.

Не властный времени ключам,

Небес утерянный замочек

Вскрывает память-коготочек,

Впиваясь в сердце по ночам.

***

Вы - словно солнечный узор ковра души.

Мне песнь любви ещё так никогда не пелась.

Лишь через южную таинственную смелость

Я ощутил волшебность ласки для паши.

О, как же древние услады хороши!

И губы нежно ткали чувственности нити,

Ковром истомы устилали ласк обитель.

Вы - словно солнечный узор ковра души.

***

Вы были замужем, вдова, у Вас сынишка.

Мне нравитесь, я полюбил и паренька,

Хочу пожить одной семьёй у огонька.

Но жизнь есть жизнь - не познавательная книжка.

Ходили в парк зверей: сынку люба мартышка.

Меня просил купить, я думаю пока.

У Вас просить руки мне боязно слегка.

Вы были замужем, вдова, у Вас сынишка.

***

Вы в небо жизни разуверились взлетать.

Наверное, Вас люди долго обижали.

И потому мои стихи, что на скрижали,

Не прочитать, а на моих устах печать.

Быть может, людям так удобней - тишь да гладь,

Ни страсти ревности, ни робости пред Вами,

Ни чувств романтики, что не сказать словами;

Вы в небо жизни разуверились взлетать.

***

Вы взглянете - и расцветают васильки,

Небесной синью наполняя мир вокруг.

В моей груди весной гудит цветущий луг

И над душой порхают счастья мотыльки.

Я вижу в Ваших очертаниях руки

Другим невидимое лебедь оперенье.

За Вами в небо манит крыльев мановенье.

Вы взглянете - и расцветают васильки...

***

Вы мне приснились нимфой хрупкой,

Как будто Вас несли духи.

Я Вас любил и звал голубкой,

Весной, серёжкою ольхи.

Душа Вас впитывала губкой,

Чтоб напоить мои стихи;

Вы мне приснились нимфой хрупкой,

Как будто Вас несли духи.

***

Вы отдыхали на излюбленной скамье

Светло-коричневой в листвы зелёной раме,

Сиреневыми на закате вечерами.

Вы были мне виденьем в парка глубине,

От глаз назойливо-нескромных в стороне.

Вас укрывали романтические тени

В благоуханье бело-розовой сирени;

Вы отдыхали на излюбленной скамье.

***

Вы так краснеете в смущении,

Взгляд отведя и гневаясь,

Но Ваших глаз сияет ясь.

Я потрясён! Я в восхищении!

Судьба дарует в Провидении

Нам неожиданную связь.

Как цвет граната, в плод таясь,

Вы так краснеете в смущении.

***

Вы тоже помните, загадочная мисс,

Поэта-мальчика с печальными глазами.

Ему тогда об этом Вы сказали сами,

Когда в любви на яркой звёздочке клялись.

Моя любимая, пусть годы пронеслись,

Как вихрь, но помню Вас, красивую, земную.

Судьба... Ведь это я, и так же Вас ревную.

Вы тоже помните, загадочная мисс.

***

Вы, появляясь вновь, все мысли брали в плен.

Вас укрывала сень листвы, как покрывало.

Такой таинственностью аура дышала,

Являя памяти старинный гобелен.

Скамья и Вы, и книга мостиком колен,

Тревожа пальцы, нераскрытая лежала.

Как будто так событий лет ждала начала,

Вы, появляясь вновь, все мысли брали в плен.

***

Горит любви костёр и нет воспоминаний,

Лишь Ваше сердце, покорив за пядью пядь,

Мне больше некому и нечего прощать.

Я Вами жизнь воспламенил в огне желаний.

Спеклись в алмаз стихов разрозненные грани.

Сверкая, словно наконечник на копье,

Полусонетов бриллиантовым колье

Горит любви костёр и нет воспоминаний.

***

Грешно... Но всуе "Слава Богу" говорю.

И потому, что часто поминая Бога,

Мне легче кажется тернистая дорога

И словно учит жизнь по Бога словарю.

Мне верится, Он знает и любовь мою,

Воспламенённую душевными стихами,

И словно расстоянье тает между нами.

Грешно... Но всуе "Слава Богу" говорю.

***

Грустит опавшая персидская сирень

В густых объятьях Вами избранного сквера.

Скамья не слышит шорох Ваших платьев - вера,

Единственное, что мне красит грустный день.

Княжна, я Вас признал, пронзив столетий тень,

По позабытой Вами книге, по виньетке.

Вот почему так, словно приклонивши ветки,

Грустит опавшая персидская сирень.

***

До дна испив желаний власть,

И замерев, как вдруг слепая,

В цветок любви тела сплетая,

В экстазе аурой светясь,

Как Нефертити неземная,

О чём ты думаешь, родная,

До дна испив желаний власть?

***

Дрожа под каждой каплей, вздрагивает лист;

Пока листву в порыве не обнимет ветер,

Который, между прочим, даже не заметит,

Как лист зелёный под луною серебрист.

Влюблённый вечер был и нежен, и душист.

Не знал он, что измена хуже смерти.

Как от сердечной боли, корчась на конверте,

Дрожа под каждой каплей, вздрагивает лист.

Душа молчит - мы оба знаем почему.

Как непонятно, вовсе будто без причины,

В горах в ущелья сходят снежные лавины,

Так и в любви всё неизвестно никому.

Пора... В пути, и это видно по всему,

И сердце задрожит, как ложка в чашке чая.

Но уезжаю, на звонки не отвечая.

Душа молчит - мы оба знаем почему.

***

Душа с душою рядом помолчат немного,

Раздумьями прервав бесцельный разговор.

Не начиная вновь уже ненужный спор,

Останется ждать приговора у порога.

Жизнь пронесётся, дрогнет памяти дорога

Прошедших лет в надеждах выросших детей,

И словно в память о мечтах счастливых дней,

Душа с душою рядом помолчат немного.

***

Души соловушки поют любви привет,

Когда мелодиею с языка слетают

Неприхотливые плетенья баю-баю,

Но в них живёт народной силы самоцвет.

Да сгинет тьма, Да будет детям счастья свет,

Пусть расцветают, как цветы в исконном крае.

И над землёй пусть грохот грома умолкает!

Души соловушки поют любви привет.

***

Душой, отдавшейся любви во власть порыву,

Когда не властен милосердию судьбы,

Я верую - любовь не предадите Вы,

Скользя в неведомость по гластности обрыву.

Когда, вцепившись верой в огненную гриву,

Нагими скачем на презрения коне,

Я Вас молю - не возражайте мне,

Душой, отдавшейся любви во власть порыву.

***

Дыша беззвучно, словно пойманная рыбка,

Ночь, крадучись, через окно заходит в дом.

На ощупь двигаясь и думая о том,

Как ненадёжно всё, как призрачно, как зыбко.

И Вы ушли, за Вами тянется улыбка,

Как сигаретный дым на слабом сквозняке,

Когда любовь уже застыла в столбняке,

Дыша беззвучно, словно пойманная рыбка.

***

Едва вдали рассвет припал губами к морю,

А я один уже стою на берегу.

А берег крут, и край, и чудится - бегу.

Чудно душой бегу по морю, с ветром спорю.

Под плеск волны пою, прибою песней вторю,

И хорошо, и верю, знаю, быть заре,

И ночь уходит, тая в утренней поре,

Едва вдали рассвет припал губами к морю.

***

Едва любовь коснулась жаркими устами

Моих губ юных нецелованность, и хмель

Волной погнал по венам солнечный апрель

Простор души, расцветив нежности цветами;

И чувства пенились стихами и мечтами,

И сердце било, словно гулкий барабан;

И Вы явились мне, как утренний туман,

Едва любовь коснулась жаркими устами.

***

Её любимые мечтами вечера

Ласкали, нежили чувств искренних ранимость.

Переживания и чувств неповторимость

Поэт дарил на вдохновении пера;

И полюбила, как любили во вчера,

Когда на Вы ещё мечтала жизни юность;

Но чувств высоких время так и не вернулось

В её любимые мечтами вечера...

***

Ещё в виденьях сна, не открывая глаз,

Но слыша убежавших сновидений топот,

Я на себе твой взгляд ловлю, и нежный шопот

Меня разбудит сладко и на этот раз.

Такое счастье - искушенье и соблазн

Вершины покорить, как лето - пик июля.

Я ж внемлю:" Милый мой, о как тебя люблю я,"

Ещё в виденьях сна не открывая глаз.

***

Ещё звучат моей любви слова,

Набатом чувств переполняя стих,

Судьбы девятый вал и нас настиг,

И мачтой рухнул впены кружева...

Где чайкой стон стихии естества,

Сорвавшись сбелых губ, за гребнем стих,

Над океаном слов для нас двоих

Ещё звучат моей любви слова.

***

За что я руки нежным женщинам целую?

За красоту души, за свет и прелесть взгляда.

Тебе, я думаю, и объяснять не надо

За что на пьедестал возносим мы любую.

Ты сам любовь изведал к женщине такую,

Что призвала на Землю из объятий рая.

Нам райский грех прости, душою понимая,

За что я руки нежным женщинам целую.

***

Затерялось что-то где-то, затерялось.

Занемело зимней веткой на калине,

Затянуло неба лоскуточек синий.

И не видит счастья в жизни даже старость.

Отцвело, сжимая губ немых усталость.

На душе пластом лежит мороза иней,

Затерялось алой вишенкой на льдине.

Затерялось что-то где-то, затерялось.

***

Звенит звонок, дверной звонок звенит... Не Вы ли?

Летали вверх клочки разорванных надежд.

Постель, шкаф, чемодан разбросанных одежд,

Невидимой обиды волны горькой пыли.

В душе взбешённой словно злые черти выли,

Я отдыхал от слов, косясь на Ваш портрет.

Сейчас его порвать, Вам отослать иль нет?

Звенит звонок, дверной звонок звенит... Не Вы ли?

***

Здесь птицы ранние мечту поют на ветке,

И просыпаясь, улыбаешься сквозь сон

И ощущаешь, как ты в Родину влюблён,

И счастье прыгает в груди, как белка в клетке.

И память оставляет в сердце метки,

И чувства разгоняют сновидений тень.

И понимаешь - нынче славный будет день;

Здесь птицы ранние мечту поют на ветке.

***

И вновь летит жизнь по-над пропастью у края,

Летит стрелой по воле божьей тетивы.

Что ждёт, безумную её, в конце главы -

Сама не думает, последствия не зная.

Услышь меня, услышь, наездница шальная!

Лишь я один все катастрофы пережил.

Но нет, не внемлет слову, в напряженьи жил.

И вновь летит жизнь по-над пропастью у края...

***

И Вы ушли... А счастье было так возможно.

Одна ушли в зарёй разбуженный туман,

Оставив запаха чарующий дурман,

Во след за Вами уходящий осторожно.

Наверное, Вам выбор сделать было сложно:

Хрусталь, меха, манящий модный ресторан,

Цветной туман - души оптический обман...

И Вы ушли... А счастье было так возможно.

***

И кровь моя имеет тот же самый вкус,

И алый цвет моя любовь имеет тот же,

Что и уроненные капельки на ложе,

Где Ваша страсть сплелась с моей, войдя в искус.

Меня пронзила Ваша смелость, как укус,

Взметнув огонь в крови алее алой розы,

Моя любовь чиста, как ангельские слёзы,

И кровь моя имеет тот же самый вкус.

***

И можно сердцем слушать каждую струну.

Луна, подобна там гитаре семиструнной,

И звуки нотками плывут дорожкой лунной.

Я Вас зову в мою волшебную страну;

Нам нужно будет лишь найти любви волну -

И солнца семь цветов натянутся, как струны,

И запоёт душа гитары семиструнной...

И можно сердцем слушать каждую струну.

***

И мчит, как гончая за стадионным зайцем,

И ей с дорожки стадионной не свернуть,

Пока стрела не попадёт навылет в грудь.

Любовь всегда права, ещё с неандертальцев.

И даже если счастье поманило пальцем,

Ей бы слепой к нему рвануться напрямик,

Но вновь по кругу, словно высунув язык,

Всё мчит, как гончая за стадионным зайцем.

***

И на моём худом лице

Смертельной хваткою акулы,

Вцепившись желваками в скулы,

Как отпечатки на свинце,

Когтей и тифа, и холеры, -

Горят следы избитой веры -

И на моём худом лице.

***

И не прощён, и виноват, в когтях сомненья.

Невыносимо так родное ревновать.

Понять, почувствовать боль может только мать,

С дитём разлуки пережившая мгновенья.

Свет проповедует слова нравоученья,

Воспринимаемые по слогам уже.

Но не могу умом унять огонь в душе.

И не прощён, и виноват, в когтях сомненья.

***

И не пытайтесь - нас забыть уже нельзя

Ни в вере, ни в объятьях милых, ни в бреду,

Ни в суе жизни, ни в раю, и ни в аду.

Такая нашей жизни выпала стезя.

Нет, мы не принцы царской крови, не князья.

Не чернь толпы, не просто люди и не знать.

Легко, не зная нас - не знать, но не узнать

И не пытайтесь, а забыть уже нельзя.

***

И отогреет тёплое парное,

И отзвенев, забудется потом,

Но что, какая силища порою,

Мосты сжигает, плача о былом,

И помнится родимое, больное,

Молящееся истово о том,

Что отогреет тёплое парное,

И отзвенев, забудется потом.

***

И пропоёт душа нечаянный мотив.

Не все сонаты-серенады перепеты;

И заждались, и сбились с ног любви сонеты

С надеждою в мечтах мелодию найти.

Вздох откровения, в дыханье затаив,

Он, может, ждёт в очах осенней акварели;

И мы ещё не все любви шедевры спели,

И пропоёт душа нечаянный мотив.

***

И пьём мечты, наполнив вечностью бокалы,

Сквозь миг познания стремлений и удач.

И пусть порою жизнь не пряник, не калач,

А кнут, запомненный запавшими боками.

И долг на грудь, как на ущелье давят скалы.

И жизнь, отложенная бытом напотом.

И лишь любовь нас возвышает над скотом.

И пьём мечты, наполнив вечностью бокалы.

***

И словно лаву извергает закипающая кровь,

И от рождения меняет цвет и запахи любовь,

И прорываясь, исчезает целость юных нежных форм,

Но неизвестность не пугает, словно в ясном небе гром,

И упоённые надежды цвета счастья впереди,

И сердце рвётся духа прежде из восторженной груди,

И невесомость дарит телу обнимающая новь,

И словно лаву извергает закипающая кровь.

***

И цветёт алым цветом смоковница,

И мои чувства алостью пенятся.

Как стремился я к райскому деревцу,

Где меня ожидала любовница.

До сих пор через годы мне помнится,

Как ласкают нас деревца веточки,

Как целую я пальчики девочки...

И цветёт алым цветом смоковница.

***

И целовались Ваши ножки на ступеньках перехода,

И вслед за ними, словно тень, скользил мой взгляд,

Не обижайтесь, mon ami, не мной устроена природа -

В уста желания целует всех подряд.

Ваш силуэт, как без одежд, парил на фоне небосвода,

И я просил судьбу, чтоб рай не канул в ад...

И целовались Ваши ножки на ступеньках перехода,

И вслед за ними, словно тень, скользил мой взгляд.

***

И я глаза в глаза - узнал любовь былую,

И чувства счастья неожиданности рад.

И ощущая, время не вернуть назад,

Вам, как когда-то, ручку бережно целую.

В прикосновенье отдаваясь поцелую,

Благодарю судьбу за юные мечты,

За то, за то, что так меня любила ты.

И я глаза в глаза - узнал любовь былую.

***

Как будто это Ваши пальчики в снегу.

Приснился цвет черёмуховый в снежном цвете.

И просыпаясь ранним утром на рассвете,

Ещё мне снится, что прснуться не могу.

И словно юность, задыхаясь на бегу,

Опаздывая на свиданье в зимнем сквере,

Дыханием любви букетик греет,

Как будто это Ваши пальчики в снегу.

***

Как в сердце неба вбитый журавлиный клин

Летит так высоко, что и не может выше.

И неба тайны вечный занавес колышет

Земля моя с истоков до седых глубин.

Я самый первый был средь них, из всех один,

Когда народ меня забыл, приняв безбожность.

И потому рвёт душу чуда невозможность

Как в сердце неба вбитый журавлиный клин.

***

Как в спину выстрелом спружинившей двери,

Так пало ниц в упор простреленное лето,

Дарившее нам только добрые приметы

И поцелуи от зари и до зари.

День всепрощения прощеньем подари,

Что так недолго простоял наш дом хрустальный,

Когда мой рваный след прожёг твой взгляд прощальный,

Как в спину выстрелом спружинившей двери.

***

Как мимолётны три часа - одно мгновенье.

Неповторимые шальные три часа,

Явившие чудных желаний чудеса

И Ваше искреннее грусти сожаленье

Удары бешенного в такт серцебиенья

Взрывали чувства, побуждая Вашу стать

До опьянения, до смерти обожать.

Как мимолётны три часа - одно мгновенье...

***

Как молния грозы из туч в громоотвод,

Что даже в ночь во мраке попадает точно,

Быть может взгляд совсем случайно, не нарочно,

Неведая о том, что вдруг произойдёт,

Наивностью расплавил равнодушья лёд;

В душе моей вдруг воздух стал для вдоха тесен.

Мне б в сердце Вам попасть стрелою нежных песен,

Как молния грозы из туч в громоотвод.

***

Как навожденье, на столе лежат ключи

И Вы трагически застыли у порога.

Не умоляйте, не держите, ради Бога,

Проблем решение запуталось в ночи.

Переживая ссору, и душа кричит,

Не принимая, что друг друга мы не любим.

Поверьте, всё равно мне то, что скажут люди.

Как навожденье, на столе лежат ключи.

***

Как рыцарь Ваш, объятый трепетом душевным,

За Вас, не думая, пошёл бы на ножи.

Ваш мир, что был ещё вчера таким чужим,

Теперь мне кажется прибежищем волшебным,

Открывшимся мне дарованием заветным,

Остановившим на лету Ваш гордый взгляд,

Когда я песни-серенады пел подряд,

Как рыцарь Ваш, объятый трепетом душевным.

***

Какая музыка печальная,

Души струну задев нечаянно,

Заволокла её глаза -

Волнующая, как слеза,

Поэтика так хороша,

Как у элегии душа...

Какая музыка печальная...

***

Кипела наша кровь, звезда любви горела.

И мысли путались, нахлынувши гурьбой.

Вы оказались вдруг наедине со мной,

И сердце, тая от предчувствия, немело.

Мгновенье не восторженной любви хотело,

Боролись честно Вы в душе сама с собой,

Но мы не властны в чувствах над своей судьбой.

Кипела наша кровь, звезда любви горела.

***

Клянусь душой, так не полюбит Вас никто,

Ни в тайне дивной ночи, ни в сиянье дня.

Без Вас, единственная, одинокий я,

Как в гардеробе позабытое пальто.

Конечно, я не принц из сказки но, зато

Могу божественные сочинить стихи,

Вас сердцем защитить от жизненных стихий.

Клянусь душой, так не полюбит Вас никто.

***

Когда в душе поёт влюблённый соловей,

Собрав садовых роз волнующие краски

Не повторяющейся вновь любовной сказки,

Прекрасней, чем сказанья тысячи ночей.

И не нужны любви ни пламенность речей,

Ни страстность губ, ни обещанья нежной ласки.

Любовь свою судьбу вверяет без опаски,

Когда в душе поёт влюблённый соловей.

***

Когда грущу, я вспоминаю о тебе.

Я был любим и близко знал других девчонок.

Конечно, я не знаменит, как арапчонок,

Но первый стих мой посвящен твоей судьбе

Со вкусом крови на истерзанной губе,

Как между пьяным отрезвлением и буйством.

Поверь, любимая, что с самым светлым чувством,

Когда грущу, я вспоминаю о тебе.

***

Когда огонь любви струится в Ваших венах,

Лампада Божья словно светит из угла,

Ключом кипит крови янтарная смола,

В любви зачатием дитя благословенна.

Природы жизнь - в обычной суетности бренна,

За бытием не различаешь нимб венца,

А он сияет в звёздной ауре Творца,

Когда огонь любви струится в Ваших венах.

***

Когда свечой на воду светится луна,

Рябя дорожкою, лаская ощущенья,

Мне вспоминаются народные плетенья...

Как поэтична нить, как красочна она.

Я, надышавшись жизни прозою сполна,

Не удивляясь в этом мире ничему так,

В несказанную сказку верю почему-то,

Когда свечой на воду светится луна.

***

Когда страсть поцелуи пьёт,

А грудь желания рвёт вскрик,

Когда уже почти приник

К тому, о чём мысль плавит лёд,

Твоей любви жар-лёд, как йод,

Жжёт кровь, а пламя душу мне,

Да и сама ты, как в огне,

Когда страсть поцелуи пьёт.

***

Когда уносится Ваш взор в уединённость,

Плеч мраморностью красоты античных ваз

И нежностью глубин по-детски чистых глаз,

Ныряющих в задумчивости затенённость,

Мне дозволяется эстетная влюблённость,

Вершины восхищенья искренняя лесть.

И наслаждаться так лишь я имею честь,

Когда уносится Ваш взор в уединённость.

***

Концы швартовы, не отдав, а враз рубя,

И в шторм, и в ясную душевную погоду,

Из парусов надежд не отжимаю воду -

Их сушит ветер, словно душу без тебя.

Как старый год, минут последних декабря,

В стихию нового иду, назад не глядя,

Любви единственного слова-счастья ради

Концы швартовы, не отдав, а враз рубя.

***

Ласкает душу мне её любви тепло.

Она желанная, как первый бал для платья.

Моя любовь боготворит её объятья,

Надеясь на любовь, как птица на крыло.

Когда в душе цветами чувство расцвело,

Да ей бы сказочно жить в царственных палатах,

Она же счастлива в рассветах и закатах;

Ласкает душу мне её любви тепло.

***

Лаская чувства лепестки,

В объятьях нежности букета,

Прощалась синевою лета,

Нас обнимая в две руки.

Но лишь вдали глотнул тоски

И понял я, что, словно розы,

В улыбке нежной прячет слёзы,

Лаская чувства лепестки.

***

Летят года, и Вы уже, конечно, мисс.

У Вас, наверное, там подростают дети.

И Вы сейчас читаете сонеты эти

И Вам лицо ласкает океана бриз.

Быть может, мы тогда весны не дождались -

Весной, мне верится, что Вы меня любили;

Я понимаю, Вас вернуть никто не в силе -

Летят года, и Вы уже, конечно, мисс.

***

Лишь краем глаза Вас увидел налету,

В хмельных объятиях качели-карусели.

Вы над аллеей парка ласточкой летели,

Даря гуляющим свой смех и красоту.

Я не один был и, кляня минуту ту,

В искрящейся толпе Вас потерял из виду.

Теперь судьбе я не могу простить обиду -

Лишь краем глаза Вас увидел налету.

***

Любви мгновением укрою Вашу ручку,

Как зазевавшуюся маленькую птичку,

Приметив в разговоре милую привычку

Слегка задуматься, нырнув в раздумий тучку;

Чтоб Вас не уколоть о ревности колючку,

Когда, уйдя от глаз ревнивца, мы танцуем,

Приникнув к пальчикам нежнейшим поцелуем,

Любви мгновением укрою Вашу ручку.

***

Любимая, зачем чужой вины искать?

Как ни желай, не может небо быть синее.

Но я же Вас люблю ещё сильнее,

Чем бОлезных детей родная мать.

Нам оказалась не по силам жизни кладь;

И догорел закат, разлукою алея,

О неземном, о безвозвратном сожалея.

Любимая, зачем чужой вины искать?

***

Любимая, скажите мне любви слова,

Чтоб день на ночь скорей сменил свои одежды,

Чтоб у него сейчас же, как и у надежды

От полноты чувств закружилась голова.

Слова любви - они как Библии глава -

Постичь их откровенье может только сердце.

От слов любовь замрёт, а может разгореться.

Любимая, скажите мне любви слова.

***

Любить другого так, чтоб больше чем себя,

Чтоб больше жизни, чтоб до дна души, до края,

Когда твоей душе не нужно даже рая,

Грех отпуская и прощая всё, любя.

Прости любимая, ветвь памяти рубя,

Не помяни в сердцах лихим недобрым словом.

Быть может, я не мог, не смог под счастья кровом

Любить другого так, чтоб больше чем себя.

***

Любовь - хранилище и зеркало души.

Мне эта истина пронзила грудь внезапно.

Когда я весь претензионный так азартно

У милой требовал награды, как гроши.

Конечно, плотские услады хороши,

Но вдруг слеза мне рассказала, как же больно

Любви, и навсегда запомнил я невольно:

Любовь - хранилище и зеркало души.

***

Любовь души не умирает никогда -

Уходит тихо или улетает птицей.

Любовь не может, как душа, с дороги сбиться -

Ей не страшны ни смерч, ни дробь, ни провода...

В быту, бывает, пропадает без следа;

А то катается на жизни карусели.

Ищи любовь, ищи в душе, а не в постели...

Любовь души не умирает никогда.

***

Любовь не вянет - вспомни розы на окне.

Как, словно ветер, пролетали ночи тёмные

И полыхали наши страсти неуёмные,

И как портреты стыли тени на стене.

И ты любила и клялась в любви ко мне;

Была зима, плясали холода немалые.

Как наши чувства,- и букеты были алые.

Любовь не вянет - вспомни розы на окне

.

***

Любовь тела сомкнула жаркими устами.

Преобразилось всё и замерло кругом.

Луна, как скульптор, отливала серебром

Нас, словно водрузив на звёздном пьедестале.

Вы в те мгновения моим дыханьем стали

И ночь укрыла нас невидимым шатром;

Преобразилось всё и замерло кругом.

Любовь тела сомкнула жаркими устами.

***

Любовь... Любовь не позвонила -

Бог с тобой! Всё пережил, переживу и униженье.

Конечно, можно позабыть про день рожденья.

Мой юбилейный год встречаю сам с собой.

Какое небо голубое надо мной.

Мне и не очень нужно это поздравленье.

Ну что за праздник - день кого-то там рожденья.

Любовь... Любовь не позвонила - Бог с тобой!

***

Мне на душе сегодня тягостно и зябко

И мой клён под окном с утра дрожит листвою,

Как будто нас, замёрзших, в мире только двое.

Обида крепко обхватила нас в охапку,

И туча чёрная нависла мокрой тряпкой,

И стёкла окон вдруг побило пыльной оспой.

Быть может, ерунда, она забыла просто.

Мне на душе сегодня тягостно и зябко.

***

Мне, Отче, очень тесно в золочёной раме.

Молю, услышь мои стенания, Отец!

Мне б поглядеть, как утром на соседнем храме

В восходе солнца запылает Божий крест.

Горят, горя, сплывают свечи лебедями.

Вокруг светло, но не могу увидеть мест,

Где на Голгофе был калёными гвоздями

Прибит ко мне ещё ни в чём невинный крест.

Хочу увидеть лик Отца на перекрестье

Неугасимого священного огня,

Чтоб на коленях помолиться с вами вместе,

Когда о чём-нибудь вы просите меня.

***

Моей любви волос оранжевый цветок

Мелькнул в толпе, скрываясь в недрах магазина.

Её волнует продуктовая корзина,

Меня же манит ярко-рыжий огонёк.

И словно нитью обвивает чувства ток

Неиспарившейся в лучах рассвета ласки.

Не скроет капюшон и никакие краски

Моей любви волос оранжевый цветок,

***

Моей любви уже надломленная ветка

В расцвете чувств ещё пытается цвести.

Ей чудится рожденье ягод на кисти,

Но листья обнимает увяданья метка.

Моей любви ты ни невеста, ни соседка,

А лишь случайная попутчица в пути.

А я в мечту влюблён, но ты, как ни крути,

Моей любви уже надломленная ветка.

***

Моей отчаянной любви полусонеты

Никак нельзя умом холодным сочинять.

В меня вошёл клинок любви по рукоять

И строчки, как чехлом, на лезвие надеты.

Души дыханья откровенья - не куплеты,

Их сочиняю сердцем, как молитву мать,

И люди сердцем будут их воспринимать,

Моей отчаянной любви полусонеты.

***

Моя любовь с твоей переплелись ночами.

Да так, что утром не разнимутся никак.

На их телах, как мак, цветёт желаний знак

Любви, оставленный распухшими губами.

Любовь жива, пока в душе владеет нами.

А я, пресытившись, припал к души плечу.

Ну что же, что же, что же я ещё хочу!

Моя любовь с твоей переплелись ночами.

***

На Вашей шее след моей любви я глажу,

И то, что пик желаний - прошлое отныне.

То жарко вспыхнет лепотою, то остынет,

То вдруг под пальцами любви исчезнет даже.

Я, милая, не помню тех мгновений слаже,

Но время, если б мог, назад не повернул бы.

Там, где в ночной мольбе огнём пылали губы,

На Вашей шее след моей любви я глажу.

***

На взгляд ценителей, Вы были не красавица,

Не шёл за Вами первый встречный, как слепой,

Не окружали обожатели толпой.

Но было то, что в тайне женщины мне нравится, -

И я погиб, я знал, лицом мне не прославиться.

Вас добивался, восхищая все и вся,

Но оставались неприступною, хотя,

На взгляд ценителей, Вы были не красавица.

***

На зимних стёклах застывая пеленою,

Но лишь до первых солнца ласковых лучей,

Свидетельница упоительных ночей,

Любви узорами воспринятая мною.

И светотенями хрустальною игрою,

И тем, как на душе покойно и светло.

Так рисовалось нашей нежности тепло,

На зимних стёклах застывая пеленою.

***

На небе только обнажённая луна,

Что по неведомой невидимой дорожке

Неторопливо подползает к Вашей ножке,

Своей невиданною дерзостью пьяна.

Мы осушили чашу грешного вина

И мне прелестней всех на свете Ваша грешность.

Я не могу сравнить с Венерой Вашу внешность -

На небе только обнажённая луна.

***

На языке любви смычка

Звучат чарующие струны,

Танцует танго вечер лунный,

Обняв мелодию слегка.

Ведёт рука, дрожит струна,

Как нерв под пальцем... Скрипкой плачет

Душа - и не поёт иначе

На языке любви смычка.

***

Наверно, Вы её забыли накормить,

Мою любовь, что умерла ещё на взлёте.

Ну присмотритесь, как и чем же Вы живёте!

Не оборвалась ли в душе мечтанья нить?

Что ж Вы? Опомнитесь, стряхните лени сыть.

Душе найти ответ не выйдет по-другому.

Когда котёнок с криком бегает по дому,

Наверно, и его забыли накормить.

***

Насколько вырос тополёк,

Мы и заметить не успели.

Года бегут, как дни недели,

А нам всё как-то невдомёк,

Что путь не так уж и далёк,

Куда влекут весны свирели.

И мы настолько постарели,

Насколько вырос тополёк.

***

Не замечай мой цвет седой,

Я всё прошёл - и Рим, и Мекку,

Переплывал и Лету-реку,

А всё ж душою молодой.

Так предназначено судьбой:

Огонь любви от века к веку

Хранть поэту-человеку;

Не замечай мой цвет седой.

***

Не мы - тогда во всём был виноват закат,

Который нА небе любви разлукою пылал.

Вы помните, он был по кромке моря ал,

Как драгоценный камень в тысячи карат.

И то, что целый мир для счастья маловат

И непредвиденной беде нельзя помочь,

И в том, что день нежданно окунулся в ночь -

Не мы, тогда во всём был виноват закат.

***

Не о любви, мой друг, сегодня не о том.

Я Вам поведаю, как чувствуют поэты

Закатов краски, перелитые в рассветы,

Ночами, как пантера, бьющая хвостом.

Вы, знаю, с нежной грустью вспомните о том,

Когда растает кипарисовое лето,

Как я ночам дарил цвета полусонетов;

Не о любви, мой друг, сегодня не о том.

***

Не торопитесь - места много на скрижали.

И время помечтать в ночи, давайте помолчим.

Вас будут вечно почитать в пример другим.

Пусть, как Она, Вы беспорочно не рожали.

Целуйте так, чтоб Ваши губы задрожали.

Узнаю Ваше божье имя по губам,

Чтоб начертать его к утру сегодня там.

Не торопитесь - места много на скрижали...

***

Нет... Пусть мне светится иконой Ваш портрет.

Я помню Вас - всегда прекрасную, живую.

Теперь одним воспоминанием живу я.

Я каждый год Вам отмечаю юность лет.

Нет, Галатея, я не сумасшедший, нет!

И в жизни просто больше мне никто не нужен.

Я не могу себя представить чьим-то мужем,

Нет... Пусть мне светится иконой Ваш портрет.

***

Ни капли чувств! Не понимаю, хоть убей.

Я Вас люблю, - любовь, как взрыв - она, быть может,

И Ваши мысли чувством поглощает тоже.

Я Вас пойму, ну что же делать мне с моей?

Зачем ты, Господи, так мучаешь людей?

Я полюбил, любовных прихотей не зная,

И вот теперь один стою у жизни края...

Ни капли чувств! Не понимаю, хоть убей.

***

Но сути жизни не меняет жизнь... Не та!

Ещё и Бог поэтом гениальным не был,

По гамме рифмами пронизанного неба

Я разделил этапы жизни на цвета,

Стремясь начать с начала, с чистого листа,

Мечтал любовь явить божественностью сказки,

Людской душе открыть неведомые краски.

Но сути жизни не меняет жизнь... Не та!

***

Ну как теперь пойдёшь домой,

Где коротала ночь, дивчина?

Пылают губы, как калина,

Понятно, что была со мной!

Не пой соловушка, не пой,

А я не буду трогать губы.

Так поцелуям губы любы...

Ну как теперь пойдёшь домой?!

***

Ну неужели это снов счастливых небыль?

Тот дивный колокольчик голоса негромкий,

Глаза, влекущие, как полные воронки

Глубин невиданного голубого неба.

Когда бы, Господи, возможно было, мне бы

Из тайны прошлой жизни словно из окошка,

Взглянуть на тень столетий хоть немножко;

Ну неужели это снов счастливых небыль?!

***

Ну постучи тихонько в дверь,

Не позвонив по телефону,

И пальцы нежно ручку тронут;

Моей обиды добрый зверь,

Устав, бесшумно ляжет на пол,

К тебе протягивая лапы,

Ну постучи тихонько в дверь.

***

Ну что же Вы меня на сцене не узнали?!

А я так ждал, глядя глаза в глаза, и веря,

Что наши чувства, останавливая время,

Уносят наши души в памятные дали.

Я видел Вас в седьмом ряду в концертном зале.

Для Вас читал стихи, усталости не зная.

А может быть, Вы мне привиделись, родная...

Ну что же Вы меня на сцене не узнали?

***

О, как ты будешь хороша

В любви до белого каления,

В рай улетит от наслаждения

И тело, и моя душа,

И задыхаясь, не дыша,

Вновь обниму твои колени я

В моей любви до преклонения...

О, как ты будешь хороша!

***

Огонь костра души в глазах, как в зеркалах.

Отображение как счастья, так и мук.

Другим невидимый биенья сердца стук

В любимых некогда таинственных глазах.

Вы говорите: жизнь - не жизнь, а рай в цветах.

Но чувствую в словах увядшие цветы,

Исчез источник Вашей прежней красоты.

Огонь костра души в глазах, как в зеркалах.

***

Она красавица... На вид ей лет пятнадцать.

Ещё нектара нежный цвет в изломе губ.

Об угольки прикрытых глаз, что прячет чуб,

Моя душа мне запрещает обжигаться.

Подходит время с диким пляжем расставаться.

Я прячу взгляд под равнодушием, пока

Не заалел в душе бутон любви цветка.

Она красавица... На вид ей лет пятнадцать.

***

Орлам судьбы, сумевшим души не продать,

Во мгле, не ставшим ни главою зла, ни свитой,

Готовой, унижаясь ради жизни сытой

На всё, предав и Родину, и мать.

Неисчислимой оказалась подлых рать,

Захлёбывающихся пить наживы лаву.

Не им, несчастным, - я пою элите славу -

Орлам судьбы, сумевшим души не продать.

***

Плывёт над сонным царством жизни лунный свет,

Вдруг освещая тайный мир неосторожно.

Всё, что казалось в свете солнца невозможно,

Но без чего в подлунном мире счастья нет.

Я Вам шепчу в восторге мой полусонет

И в нём, сияя, как слеза любви святая,

Тот, что не меркнет, даже в свете солнца тая.

Плывёт над сонным царством жизни лунный свет.

***

Поверь, не осуждаю, не в обиде я,

Что первый стих в моей душе запёкся комом.

За то, что в жизни место отдала другому,

От всей души меня прости, любимая.

Я должен был все океаны и моря

Преодолеть под алым парусом-мечтою,

Чтоб жениха не выбирать меж ним и мною.

Поверь, не осуждаю, не в обиде я.

***

Под соблазнительной губой

Грань белоснежности сверкала.

Твой рот манил, как край бокала,

Наполненный моей судьбой.

Заворожённая тобой,

Моя восторженная нежность,

Ликуя, предвкушала свежесть

Под соблазнительной губой.

***

Под тяжестью вины прогнётся половица,

Вздымая торжество старанья сатаны,

Скрипящее оскалом тяжести вины,

Не дозволяющей судье остановиться.

И словно падает карающей десница

В каком-то для ума безумном вираже.

И тяжко ждёшь, когда неслышная уже

Под тяжестью вины прогнётся половица.

***

Полусонет - поэзии бессмертный Бог.

В устах любви - и Пушкин, и Гораций я.

Неведомая прежде слова грация

Пронизывает вдохновеньем каждый слог.

Никто до сей поры не может и не смог

Ввести любовь царицею на царствие.

Как на Олимпе, принявший причастие,

Полусонет - поэзии бессмертный Бог.

***

Попробовать семьёю жить и я хочу.

И полюбить меня душой, наверно, можно.

Хотя с характером бывает очень сложно,

Не каждому такое "счастье" по плечу.

Всегда любовь подобна острому мечу,

И любящему и любимому опасно

Идти по острию, но если ты согласна,

Попробовать семьёю жить и я хочу.

***

Постойте же! Нужна мне Ваша доброта,

Что, словно нимб над Богом, светится над Вами

И светом украшает такты меж словами

В такие необыкновенные цвета.

Как доброта души прекрасна и свята.

Молю, Психея, приласкайте нежным взглядом.

Мне право-слово - и любви от Вас не надо.

Постойте же! Нужна мне Ваша доброта.

***

Пред тем как снова уступить самой себе,

Всегда Вы молитесь, крестясь пред образами,

С наивно-чистыми безгрешными глазами

Такой святой, что даже мне не по себе.

И я конечно в жизни не кристально бел,

Но это ж как, с мольбой крестясь пред образами,

Свой взор туманите невинными слезами,

Пред тем как снова уступить самой себе.

***

Прости, красивая, хорошая, прости!

То, что в ночи свечой так рано догорело.

Ещё не чувствуется увяданье тела,

А ощущения, как пепла пыль в горсти.

Ну невозможно гладить супротив шерсти.

Любить заказанное душу не заставить.

Наш огонёк свечи оплакивает память.

Прости, красивая, хорошая, прости!..

***

Прохладой пальчиков в заботливой руке

В отцовской кофте, закрывающей колени,

Отождествляла молодое поколенье

В семейном праздничном кругу на пикнике.

И догорая, солнце плыло по реке,

Любуясь гибкостью молоденького тела.

О дорогая, как же ты мне чувства грела

Прохладой пальчиков в заботливой руке.

***

Пусть будут помнить Вас, ещё и потому,

Что я в стихах упоминаю Ваше имя,

Обожествляемое чувствами такими,

Что позабыть их невозможно никому.

Быть может, сердце отдадите Вы тому,

Другому чувству, что помехою меж нами

Я Вас, как жизнь, любля, воспел души стихами.

Пусть будут помнить Вас, ещё и потому.

***

Ресницы чуть дрожат, взор прячется в смущеньи.

Вы в первый раз со мной, вокруг толпа гудит.

Над белой мраморностью нежных волн груди

Друзей притягивает взор, изящность шеи.

Мне лестно вызванное Вами восхищенье.

Восторженности настроенье уловив

И словно искупавшись в облаке любви,

Ресницы чуть дрожат, взор прячется в смущеньи.

***

Решился и иду к Вам, как по краю крыши.

Сегодня, наконец, скажу, как в Вас влюблён.

Теперь неотразим я, как Наполеон,

И небеса мои признания услышат.

Душой взлетая до звезды и даже выше,

Я сочинял любви какие-то стихи;

Пусть жизнь пугает апокалипсис стихий,

Решился и иду к Вам, как по краю крыши.

***

Романтика - уют во тьме горящих свеч

И светлый взгляд, располагающий к общенью.

И профиль, трижды повторённый лёгкой тенью -

Такой прелестный интерьер для судеб встреч.

И я, стремясь от страсти чувства уберечь,

Судьбе нашёптывал явить желаний алость,

Чтоб в жизни памятью о встрече нам осталась

Романтика - уют во тьме горящих свеч.

***

С берегами опять шепчется река,

Греет душу мою зорька алая.

Я скучал по тебе, по твоим рукам,

Обними меня, Родина малая.

Здесь в войнушку играли мы до темна,

А здесь по полу кралась ко мне луна.

Детства чашечку памяти пью до дна.

Поцелуй меня, малая Родина.

Открывалась ты мне, душу не тая,

Беззаветная, незаменимая.

А какая ты есть, знаю только я.

Навсегда твой, я там, где и ты моя.

припев:

Что тебе закат, что тебе рассвет.

Без меня тебя вроде бы и нет.

Что мне закрома, что мне сотня лет.

Без тебя меня вроде бы и нет.

***

С кем в нашем баре я сегодня ел и пил,

Мне было всё равно, и Вам, похоже, тоже.

Но я приметил, чем мы с Вами так похожи -

Бес наши взгляды, словно шпагами, скрестил.

Рыдал за стойкою набор дискетных пил.

На фарт я загадал манеткою обычной,

Что скоро станет Вам совсем небезразлично

С кем в нашем баре я сегодня ел и пил.

***

Свят, если Родине нужна моя любовь.

Испив мгновения, светясь и улыбаясь,

Как жизни сок, поднявшийся до ветки края

В ветвях листву рождает, с каждым годом вновь.

За соком жизни чувствам отданную кровь

Созвездие моих стихов и есть награда;

Клянусь душой - мне больше ничего не надо:

Свят, если Родине нужна моя любовь.

***

Сжимаю крепко-крепко голову руками,

Когда пугает словно тень, одно желанье -

В смертельный омут с кручи кинуться, как камень -

Не смерть страшна душе, а Божье наказанье.

Проходит всё - исчезнут звёзд летучих стаи,

Небес дыру заштопав звёздными стежками,

Кто ж мне любовью сердца рану залатает,

Сжимая крепко-крепко голову руками?

***

Сказать пытались что-то мне,

Портьеры занавес раздвинув,

Задёрнув за собой гардину,

Скрыв силуэт в ночном окне.

Звезда блестела ли, слеза -

Сквозь ткань источник виден не был.

Молчаньем, словно каясь небу,

Пытались что-то мне сказать.

***

Согрело солнце небосвод до синевы,

До цвета Ваших глаз, волнуя ощущенья,

Когда я на коленях вымолил прощенье

И нежно милостиво улыбнулись Вы.

В моих стихах пел ангел и рычали львы,

Смеялся день и плакал ветер из ущелья.

Когда я наконец-то вымолил прощенье,

Согрело солнце небосвод до синевы.

***

Солёный ветер не шали,

Не доноси клик лебединый,

Ведь мне, как полынье от льдины,-

Не оторваться от семьи.

Любовь, как парус, унесли

Года и ветер опалённый.

Но я душой ещё зелёный.

Солёный ветер не шали.

***

Так на иных картинах старых мастеров

В моей душе не остывает чувство это,

Как будто из глубин пейзажа ли портрета

За мною смотрит гениальность их костров.

Нет в небе чёрных звёзд без пламени даров

И каждой ночью, состязаясь лишь с луною,

Твои глаза как будто говорят со мною,

Как на иных картинах старых мастеров.

***

Так нежно, словно Вашу родинку на теле,

Явила ночь луну цветную небольшую.

А под луной душа от ревности бушует

Так, что дыханьем даже стёкла запотели.

Сгораю в пламени на огненной постели

Я так люблю, люблю, люблю напропалую

И неустанно фотографию целую

Так нежно, словно Вашу родинку на теле.

***

Там, где поют тюльпаны с чёрными очами

Цветов улыбчивых с дождинкой на губе.

С утра до ночи нежно песни о тебе,

Вздыхая в такт душевно-нежными устами.

Их сочиняя только звёздными ночами,

Я днём среди людей вечерней зорьки жду,

Чтоб вновь любовь увидеть в сказочном саду.

Там, где поют тюльпаны с чёрными очами.

***

Там, где рыдают мастера

Молясь на таинства святого

И кровью проступает слово

В дрожащем острие пера,

И к рампе рвётся "мишура"

Так, что летят и пух и перья,

И веселятся подмастерья -

Там, где рыдают мастера.

***

Там, где-то на краю земли, цветёт лиана.

И очень-очень много диких обезьян.

Весной, особенно, когда любовью пьян,

Мне снова хочется на берег океана.

И выплывают снами грёзы из тумана

И запах экзотических далёких стран,

Где очень-очень много диких обезьян,

Там, где-то на краю земли, цветёт лиана.

***

Твой гордый горбоносый профиль

Ваяет твёрдая рука.

Не ангажированность профи,

Не меркантильности тоска.

Я не Господь, не Мефистофель,

Но зрю, как старец сквозь века.

Твой гордый горбоносый профиль

Ваяет Русь - её рука.

***

Тебя, капризная царица песнопений,

Мои стихи ждут на свиданье каждый день.

Не вдохновит их возвышающая сень,

Пока не влюбится поэт, пусть даже гений.

Ласкал невинно и губами прегрешений,

Любил до слёз и благодарен был судьбе;

И бесконечно ждать позволить мог себе,

Тебя, капризная царица песнопений.

***

Тем и безумная, но так любима мною

Уже израненная в кровь, но вновь и вновь

Не унимается. Ей так нужна любовь,

Любовь душе нужнее, чем тепло зимою.

Тогда, как ясный взор покрылся пеленою,

Пав на колени оговоренной душой,

Нательный крестик продавала - Бог с тобой,

Тем и безумная, но так любима мною.

***

Тогда в разливе чувства меж добром и злом

Судьба нас окунала в жизненой купели,

Пока мы не ослепли и не онемели.

Переплетясь судьбы невязанным узлом

Любви, слова, что согревали нас теплом,

Остыли постепенно и окаменели.

Мы примириться как-то так и не сумели

Тогда в разливе чувства меж добром и злом.

***

Того, что так моя душа в любви искала -

Не перст искала ли, как не в своём уме ли.

Ведь, может быть, и так - Вы просто не умели

Открыться чувству без конца и без начала.

А кровь у чувства не красна, а красно-ала.

Но под манящими покровами гордячки

Я не нашёл ни в неге тела ни в горячке

Того, что так моя душа в любви искала.

***

Ты в мочке ушка теребишь свою серёжку,

Мне по лицу блуждая возбуждённым взглядом,

И вижу: хочешь быть со мной всё время рядом,

А это значит, что волнуешься немножко.

Давай дружок, с тобой присядем на дорожку.

Я очень быстро - туда только и обратно.

Твоё душевное волненье мне приятно -

Ты в мочке ушка теребишь свою серёжку.

***

Ты в тела нежного сияния стоишь.

Ещё в объятьях нежно-голубой рубашки,

Как в васильковом поле стебелёк ромашки,

Как лотос в озере, хранящем глади тишь.

И чудится мне - шевельнутся тени лишь,

В ночи растаешь вместе с голубым нарядом.

Ведь, словно выплавленная влюблённым взглядом,

Ты в тела нежного сияния стоишь.

***

Ты говоришь мне о любви, о чудесах.

Любви слова как откровение приемлю.

В глазах никак нельзя вот так увидеть Землю

С тобой вдвоём, не находясь на облаках.

Какая сила обретается в словах -

Не преградить их даже горною грядою.

Я в Бога верую душой, когда порою

Ты говоришь мне о любви, о чудесах.

***

Ты рядом... Ночь... Глаза горят, как след кометы.

Как узникам, сегодня нам нельзя быть вместе.

Как жениху в деревне и младой невесте.

Но ночь... Ты рядом... И забыты все запреты,

И песни радости и счастья перепеты.

Всё, не могу продлить полёт, упал бескрылый.

Вдруг взлёт, и знаю я, откуда взялись силы.

Ты рядом... Ночь... Глаза горят, как след кометы.

***

Уже ль не рассказал, а может быть, забыли

Рассказанные вечерами при свечах

И отражённые в восторженных очах

Мои фантазии, сказания и были.

Как пили чай из чайных роз принцессы или

Скакал влюблённый гном на маленьком коне,

Ждала царевна счастья в башенном окне...

Уже ль не рассказал, а может быть, забыли.

***

Укрыт Ваш мир шипами чёрной розы.

Который раз вновь уколюсь душой

И отойду, влюблённый, в мир иной.

Где бабочки порхают и стрекозы;

И, может быть, несбывшиеся грёзы

Вложу в рукоплескание молвы.

В слова моей любви, что не узнали Вы.

Укрыт Ваш мир шипами чёрной розы.

***

Улыбкою желая жалость обмануть,

Я и стихи читаю только о хорошем.

В камин любви большой букет стихов подброшен.

Я Вашу голову кладу себе на грудь.

Любовь лишь взором обнажает жизни суть

Пугливым листиком надломленной мимозы.

Не изливаясь, где-то в сердце стынут слёзы,

Улыбкою желая жалость обмануть.

***

Уходит ночь, ёще горит огонь в камине.

Вы рядом спите, я, задумавшись, гляжу

На призрачности тени, как на паранджу,

Что этим утром мы на прошлое накинем.

Нет, не найти кальян любви в души трясине,

Да я его, признаться, вовсе не хочу.

Устал, устал искать - мне груз не по плечу.

Уходит ночь, ёще горит огонь в камине.

***

Хмельная страсть, огонь любви, порыв желанья

Вновь позвала, не позабыв ещё меня.

Как вдруг в карьер, как будто шпорами звеня,

Летит желанная на зов любви свиданья.

Наметный бег, стон вдохновенного коня,

Опережая возбуждённый вихрь мечтанья,

Торопит бешенная, грёзами маня,

Хмельная страсть, огонь любви, порыв желанья.

***

Цвет нежных глаз,Ваш образ тонкий

В земли и неба неге тел

Я так нарисовать хотел

В закате дня у самой кромки,

Что свет, как лёд весенне-ломкий,

Вздохнул и замер между тел.

И я запечатлеть сумел

Цвет нежных глаз, Ваш образ тонкий.

***

Целую робко утончённость нежных пальцев,

Мой взор сковавших бриллиантами колец.

Какой же я в её глазах ещё птенец -

Наверно, неуклюжее неандертальцев.

Рисую мысленно портрет по ней страдальцев

И получается роскошнейший букет.

Быть может, у моей любви и шанса нет...

Целую робко утончённость нежных пальцев.

***

Что в прошлом было - может было, может нет.

Как в нашей юности сегодня б вновь влюбиться.

Ну где же вы, любви возвышенные лица,

В душе рождавшие любви полусонет?

В воспоминаниях ищу любви секрет,

Который раз листая сонника страницы.

Как наяву, мне улыбаясь, часто снится,

Что в прошлом было - может было, может нет...

***

Что ж Ваше сердце не откликнется в груди?

Мне разрывает мозг переживаний стая.

Я так надеялся, на милость уповая,

Но вижу - милосердье тонет позади.

Ну не отчаивайся, сердце, погоди.

Окликну то, что не откликнуться не может,

Ведь Вы же видите - я погибаю! Что же,

Что ж Ваше сердце не откликнется в груди?

***

Что столько лет мне и в висках седая прядь,

Себя почувствовал поклонником со стажем.

А Вы - как прежде, Вы не изменились, даже

Красавица - приятно рядом постоять.

Я вижу Ваш восторг, в словах не передать,

Как эта встреча дорога мне безгранично.

А Вы сама любовь. Вам, вижу, безразлично,

Что столько лет мне и в висках седая прядь.

***

Чтоб васильковые глаза, как у меня,

И чтоб желания всю жизнь нам душу грели,

И страсть любви не выпускала из постели,

Мелодиею нашей нежности звеня.

Чтоб было солнце света и души огня.

И ощущая силу преданности тела,

Родить мне ласковую дочку захотела;

Чтоб васильковые глаза, как у меня.

***

Чья это выдумка, чья?

В небо, рванув сгоряча,

Я и, взлетая уже,

Так и застыл в вираже.

А оглянувшись, открыл -

Нет у меня больше крыл.

Вера не стоит гроша,

Если не верит душа.

И разуверившись сам,

Крест обретя, а не храм,

Ворот рванул от плеча;

Чья это выдумка, чья?

***

Эго-клинок - не для парада,

Не для утехи торгаша,

Живые ножны - суть душа,

И для души одна отрада -

Клинок - небесная награда,

На нём святые грани есть -

Души достоинство и честь,

Эго-клинок - не для парада.

***

Я в небеса кричу:" Ответьте кто-нибудь!"

Души терзания осилить не могу.

Они, как зверь, со мною в замкнутом кругу,

В когтях сомнений раздирающие грудь.

В чём жизни смысл и в чём существованья суть?

Зачем мне жизнь? И для чего родился я?!

Зачем вкруг Солнца обращается Земля?

Я в небеса кричу:" Ответьте кто-нибудь!"

***

Я Вас забыть хочу, забыть мою любовь.

Расстаться навсегда с исканием ранимым.

Я думаю, неплохо быть всегда любимым,

Но как быть тяжко нелюбимым вновь и вновь.

Ну что же делать, стонет жизнь, нахмурив бровь,

Мне даже звёзды образ Ваш рисуют сами,

А утром в травы росы падают слезами.

Я Вас забыть хочу, забыть мою любовь.

***

Я Вас люблю, и потому Ваш мир мне дорог.

Готов лелеять Ваши бархатные речи,

Как ниспадающий на мраморные плечи

Волос распущенных золототканый полог.

Я, словно сказочный герой, мой путь был долог.

Всю жизнь искал ещё несбывшуюся сказку,

Неповторимую неведомую ласку.

Я Вас люблю, и потому Ваш мир мне дорог.

***

Я Вас узнал - мы жили на приволье рая,

Тогда вода и твердь, дыша покоем,

У нас в глазах расцветили такое,

Что сердца трепет исчезал, вдруг замирая.

Теперь Вы телом и лицом совсем другая,

Но свет очей запомнился мечтою.

Клянусь моей надеждою святою:

Я Вас узнал - мы жили на приволье рая.

***

Я Вас целую, нежно слизывая капельки

На утомлённом теле, там, где Вы вспотели.

Как быстро наслажденья ночи пролетели.

Я не усну никак - не хочется ни капельки.

Любуюсь наготою длинноногой Цапельки,

Мой услаждая взор на обнажённом теле,

О Боже, как же мы вчера любви хотели.

Я Вас целую, нежно слизывая капельки.

***

Я всуе не узнал Вас, да простится мне.

А Вы тот-час меня узнали по улыбке.

Вы говорили: Вам я как смычок для скрипки.

Я помню Вас, как солнца луч, как свет в окне.

Любимая, я помню счастье, как во сне,

И чудо-девушку с огромными глазами,

Понравившуюся отцу и даже маме.

Я всуе не узнал Вас, да простится мне.

***

Я глаз своих готов всю жизнь не открывать.

И мы, любимая, судьбою с Вами слиты.

Теперь, когда моих грехов глаза закрыты,

Должны на сердце воцарится тишь да гладь.

Престол такой любви - широкая кровать,

И пух в подушках, как у ангела из крыльев.

Вы мне глаза ещё б ладошками закрыли,

И глаз своих готов всю жизнь не открывать...

***

Я ею пьян, в моей душе горит огонь.

И кровь вздымается до страсти, до кипенья.

О, как же сладостно запели ощущенья,

Когда почувствовал я на щеке её ладонь.

Нет, не броня в её пощёчине, а бронь

На счастье скорого признания в любви.

И поощрение надежд на vi-za-vi.

Я ею пьян, в моей душе горит огонь.

***

Я жадно жду, когда наступит наша ночь,

И Вы в волнении, ранимая любовь,

Как сон, приблизитесь несмело к изголовью.

Уже не в силах искушенья превозмочь.

И разомкнутся и уйдут сомненья прочь.

И будет то, что грезилось, но в самом деле.

И что б навек меня забыть Вы не сумели,

Я жадно жду, когда наступит наша ночь.

***

Я не прошу у Вас любовь, как рубль, взаймы.

Отдайте мне её как воздух, без отдачи,

Как ключ к душе любви без права передачи,

Переплавляя "я" и "Вы" в родное "мы".

И не страшны Вам будут притязанья тьмы

Непобедимого извечного уродства.

Не оскорбляя эгоизмом благородства,

Я не прошу у Вас любовь, как рубль, взаймы.

***

Я небожитель в заколдованном саду.

Совсем легко, почти как ласточки на взлёте,

Вы по лучу луны, как по земле идёте,

Мне, очевидцу, улыбаясь на ходу.

Я за улыбкой очарованный иду.

В моей душе играет праздничная скрипка,

Не покидает губ счастливая улыбка.

Я небожитель в заколдованном саду!

***

Я помню всё: как догорала щедрость лета,

Расцеловав уста кленовые взасос,

И красоту распущенных тяжёлых кос,

И солнце рыжевато-пламенного цвета.

Смешалось золото заката и рассвета

И чувство на траву росою пролилось.

И бабье лето подарило счастья горсть;

Я помню всё: как догорала щедрость лета.

***

Я попросил Вас не снимать нательный крестик.

Уже на белоснежный шёлк шкатулки чёрной

Лёг медальон красивой необычной формы -

Источник непритворной зависти и лести.

Ночь не спала, мы, наконец-то, были вместе.

Вы плавно стали крылья поднимать, как пташка.

Когда вспорхнула Ваша тонкая рубашка,

Я попросил Вас не снимать нательный крестик.

***

Я так хотел Вас взять за руки - не посмел.

И Вы поглядывали мне в лицо несмело.

И представлял себя я в образе Ромео.

А Вы смущались, ощущая близость тел.

И надвигался день обычной грудой дел;

А время сдерживало бег, всё понимая.

Надеждою повисла пауза немая.

Я так хотел Вас взять за руки - не посмел...

***

Я увлечён, меня Вы покорили взглядом.

Таким горячим, словно жаркий поцелуй.

Грустили Вы у серебра фонтанных струй

И не заметил я, как, оказавшись рядом,

Окаменел. Здесь, за невидимой оградой,

Под тенью кажущихся стражей старых туй,

Грустили Вы, но взгляд, увы, не поцелуй.

Я увлечён, меня Вы покорили взглядом.

***

Я ухожу - целуешь ты,

И на глазах блестят слезинки,

Что на моём лице морщинки? -

Тебе я - символ красоты.

Неважно для тебя совсем,

Что пуст бывает мой бумажник,

Твоей любви сердечный стражник

Меня предпочитает всем.

Душе мерилом лепоты

Твои горячие слезинки,

Что на моём лице морщинки,

Я ухожу - целуешь ты.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Чернованова "Мой (не)любимый дракон. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | М.Весенняя "Босс с придурью" (Женский роман) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | И.Максимовская "Грешница по контракту" (Женский роман) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Любовь, морковь и полный соцпакет" (Современный любовный роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Юмористическое фэнтези) | | С.Елена "Пламя моей души" (Приключенческое фэнтези) | | Anna Platunova "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"